Войдя в узкую клетушки «предварилки», как между собой называли эвакуаторы камеру предварительного заключения, Олег захлопнул дверь, положил на прикроватную тумбочку парализатор и посадил рядом с ним изрядно помятую после всех перипетий Чебурашку. Вид у нее был довольно унылый, и, чтобы подбодрить свою таинственную подругу, Олег выдал их любимую фразу, давно ставшую для него своеобразным жизненным лозунгом:

— Ничего, прорвемся! — Однако на этот раз Чебурашка никак не отреагировала на столь жизнеутверждающее заявление.

В дверь осторожно постучали.

— Господин лейтенант! Ужинать будете?

— Давайте! — согласился Северцев, неожиданно вспомнивший, что поесть ему так и не удалось с самого утра. Он присел на койке, на которой до этого блаженно развалился, и спрятал парализатор под подушку. Нижним чинам не следовало знать, какие нарушения устава могут себе позволить старшие офицеры.

Появился молодой, незнакомый Северцеву рядовой с большим подносом. Он был веснушчат, коротко острижен и явно стеснялся роли надсмотрщика над единственным здесь заключенным, хорошо известным своими подвигами офицером.

Всю комнатку сразу же наполнил запах ароматного борща и свежеиспеченного хлеба. Кормили на базе хорошо главным образом потому, что полковник Горзин, придававший большое значение быту подчиненных, добился перевода из штабного корпуса отличного повара.

Отпустив «охранника» небрежным взмахом руки, Северцев приступил к обеду. Особое впечатление произвели на него запеченные индюшачьи ножки под специальным фирменным соусом. «Интересно, где Люсин достает свежее индюшачье мясо? — подумал Олег. — Может быть, эти ножки и были когда-то заморожены, но по их нынешнему вкусу этого ни за что не скажешь».

Запив второе апельсиновым соком, Северцев вновь развалился на койке и приступил к анализу событий этого странного дня.

В конце концов, ведь именно ради этого он и позволил упрятать себя в «предварилку». После того как Касьянов покинул поле боя, проиграв вчистую состоявшийся между ними психологический поединок, Олег мог бы взять на себя командование базой до возвращения Горзина, но не сделал этого, чтобы не увеличивать список многочисленных нарушений уставов и инструкций, который появится в его личном деле, после того как его отчет проанализируют спецы из главного управления.

Но самым интересным было событие, о котором он так и не рискнул упомянуть в своем отчете, решив сначала рассказать обо всем Горзину, что называется, с глазу на глаз. Это относилось к изменениям в состоянии доставшегося от деда артефакта.

Даже сейчас, внимательно посмотрев в сторону Чебурашки, Олег подумал, что положение глаз игрушки изменилось. Чебурашка теперь с самым невинным видом рассматривала потолок его камеры, но он мог бы поклясться, что за мгновение до того. как он взглянул на нее, Чебурашка смотрела вниз, словно что-то искала на полу.

В самый ответственный момент кто-то подсказал ему, как следует изменить положение корабля, чтобы вырваться из пространственной ловушки! И голосок, прозвучавший у него в голове в единственное нужное мгновение, был очень похож на тот, что так часто произносил записанную на магнитную память игрушки его любимую фразу: «Ничего, прорвемся».

— Ну как, может, все-таки прорвемся? — спросил Олег Чебурашку, и та отчетливо кивнула в ответ.

Олег подумал, что ему стоит пройти обследование у психиатра, слишком много невероятных событий произошло с ним за последнее время. И если объективно оценить их, то большая часть вполне могла сойти за начальные симптомы шизофрении. Чего, например, стоят бесследные исчезновения «объектов», за которыми он гонялся в объятом огнем городе.

О самом главном, о встрече с Лэйлой, он старался не думать, оставляя это приятное для него воспоминание на последний момент. Так нумизмат иногда прячет самую драгоценную монету на дно шкатулки, чтобы затем долго добираться до нее, предвкушая предстоящее наслаждение от ее созерцания.

Неожиданная мысль, мелькнувшая в его голове, заставила Олега рывком сесть на койке.

А что, если странное поведение Чебурашки как- то связано со всеми остальными невероятными событиями? Что, если игрушку использовали как своеобразный приемник для передачи ему необходимой информации?

Но если это так, в ней должен остаться какой-то след от такого воздействия… Возможно, таинственный канал связи все еще функционирует, и он обязан это проверить.

— Ты можешь с ними связаться прямо сейчас?! — спросил Олег самым командирским тоном, на который был способен в этот момент, продолжая неотрывно следить за положением глаз плюшевой игрушки.

— С кем я должна связаться? — Вопрос в его голове прозвучал очень тихо, его можно было принять за шорох, но голос он узнал мгновенно.

— С теми, кто говорит со мной через тебя! — Олег даже не успел удивиться тому, что получил ответ, которого почти не ожидал.

— Могу, если они захотят.

— Кто они? Кто они такие?!

— Люди.

— Ты мне голову не морочь, я и сам знаю, что они не демоны!

— Ты думал, что они призраки, созданные специальной аппаратурой!

— Неважно, что я думал! Скажи, кто они такие?

— Вы называете их фронтерами.

Первое известие о фронтерах появилось в информационной сети два столетия назад. Тогда рейсовый корабль, идущий от Альфы Рака, неожиданно наткнулся на установленный в пространстве непробиваемый для двигателей земных кораблей пространственный барьер.

Вскоре после этого специальная исследовательская экспедиция выяснила, что большой район космоса, включающий в себя целое созвездие с планетой, названный астрономами почему-то «Фронтой», отделен от остального пространства непроходимым барьером.

Получив тогда сообщение от научной экспедиции, правительство Федерации отправило к барьеру Эскадру из двух десятков самых мощных кораблей, способных взламывать искривленные зоны пространства даже в районе черных дыр. После целой серии безуспешных попыток справиться с преградой земляне получили первую и последнюю радиограмму фронтеров:

«Не пытайтесь проникнуть в изолированное пространство. Вы не готовы для контакта с нашей цивилизацией».

С этого момента все земные корабли, осмелившиеся приблизиться к невидимой границе, протянувшейся на десятки световых лет, попросту отбрасывались назад, к исходной точке их маршрута.

До начала странной войны большинство землян воспринимало существование закрытой зоны пространства как некий вселенский курьез, одну из многочисленных теоретических загадок космоса, справиться с которыми земная наука на ее нынешнем этапе развития была просто не в состоянии.

Но после того как у землян появился могущественный и таинственный враг, приходивший из неведомых космических глубин, возникло вполне ожидаемое предположение, что ширанцы могли скрываться внутри закрытой зоны космоса, и проникновение в нее стало насущной задачей земной науки и техники.

Однако годы складывались в десятилетия, но ни одному кораблю землян так и не удалось справиться с непреодолимым барьером. А затем произошло событие, в корне изменившее отношение правительства Федерации к этой таинственной преграде. Космонавты эскадры адмирала Саринена, безуспешно пытавшейся преследовать ширанские корабли, только что разрушившие очередное земное поселение, стали свидетелями невиданного по мощности энергетического удара, который нанес по приблизившимся к нему ширанским кораблям пространственный барьер фронтеров, мгновенно испепеливший два десятка их звездолетов. к кораблям землян фронтеры относились совершенно по-другому, не причиняя им никакого вреда, а лишь удаляя из запретного пространства.

После этого инцидента стало ясно, что за барьером скрывается какая-то иная цивилизация, не желающая иметь с остальным космосом ничего общего. И относящаяся к человеческой Федерации по меньшей мере нейтрально.

Конечно, земное правительство мечтало заполучить в союзники такого могущественного соседа, но все последующие попытки связаться с фронтерами оставались без ответа. И в конце концов Федерации пришлось смириться с фактом существования в освоенном земными кораблями космосе недоступной для человечества зоны. Освежив в памяти все эти хорошо известные каждому курсанту события, Олег задал Чебурашке новый вопрос, сам удивляясь своему поведению. Ведь он продолжал беседовать с плюшевой игрушкой, вместо того чтобы немедленно бежать к психиатру.

— Фронтеры не желали общаться с нами на протяжении нескольких столетий! Так почему же сейчас?..

— Ситуация изменилась. У вас появился общий враг. Он с каждым днем становится сильнее. Фронтеры решили проверить, не повзрослели ли люди за эти века, не смогут ли они стать союзниками в борьбе с теми, кто ненавидит и уничтожает все живое во вселенной.

— Так, значит, она существует на самом деле… — Прошептал Олег пересохшими от волнения губами, впервые осмелившись поверить в то, что Лэйла не фантом, не компьютерная голограмма и не плод его больного воображения. Лицо Лэйлы, ее огромные глаза встали перед ним, как живые. — Ты не могла бы… - обратился он вновь к Чебурашке, но та прервала его, прежде чем он успел закончить свою мысль:

— Нет. Я не могу связываться с отдельными личностями. Я повторяю лишь то, что приходит ко мне на эфирных волнах. Я всего лишь игрушка!

Кроме того, вскоре тебе придется заняться более насущными проблемами. Своим вмешательством ты изменил ход войны. Теперь ширанцы во что бы то ни стало хотят выяснить, кто напал на них над Глорией и каким образом твой корабль сумел войти в их слой подпространства, до этого момента совершенно недоступный для чужаков. Это стало для них настолько важным, что они прекратили атаку на Зарницу и были вынуждены изменить все свои дальнейшие планы.

Очень скоро тебе вновь придется сразиться с ними, причем исход этой схватки во многом определит весь дальнейший ход войны.

Так иногда случается. Человек попадает на гребень несущейся с огромной скоростью волны, и от него одного будет зависеть, куда именно ударит эта волна в конце своего пути.

Голос, звучавший в его мозгу, умолк, задавленный нарастающим грохотом посадочных двигателей космического корабля.

Выглянув в окно, Олег сразу же узнал тормозившую на полосе машину Горзина и невольно удивился. Времени, прошедшего с момента отправки им отчета, едва хватало на то, чтобы его осмыслить. Но полковник уже здесь — и ему для этого пришлось прервать руководство операцией по эвакуации населения Зарницы. Неужели сообщение Чебурашки подтвердилось и атака на Зарницу действительно прекращена? Но даже и в этом случае должно было случиться нечто из ряда вон выходящее, чтобы заставить полковника так стремительно вернуться на базу.