Зона Захвата

Гуляковский Евгений

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. КОНЕЦ ПЕРВОЙ ФАЗЫ

 

 

ГЛАВА 21

Костер из местных растений горел почти невидимым голубоватым пламенем и не давал дыма, Впрочем, и света тоже, в его синеватых отблесках лица людей напоминали лики мертвецов. В сторону Перлис Логинов предпочитал не смотреть.

За их спиной возвышалась безжизненная стальная громада космической шлюпки. Ни один огонек не вспыхивал в глубинах ее ослепших иллюминаторов. Небо планеты, к которой выбросил ее неуправляемый оверсайд, напоминало Логинову огромный бумажный мешок с редкими дырочками звезд над головой,

Возможно, причина этого мрачного ощущения заключалась в необъяснимом, едва слышном шелесте, ползущем к людям со всех сторон, или в ужасной духоте, от которой не спасали даже кислородные маски.

Ночь придавила, прижала их к земле, навалилась сверху, как огромное пыльное покрывало, закрывшее весь горизонт. Логинову казалось, что он физически ощущает тяжесть ночного неба на своих плечах.

Перлис добровольно взяла на себя обязанности повара с того самого момента, когда, вздохнув в последний раз, замер корабельный генератор. Сейчас она раздавала коробки неприкосновенного запаса, слегка разогретые над костром.

Есть совершенно не хотелось, и, превозмогая себя, Логинов с усилием разорвал вакуумную Упаковку пакета. Молчание становилось слишком тягостным, но он все еще не нашел подходящих слов, чтобы как-то снять напряжение, ободрить доверившихся ему людей.

Слишком многое оставалось непонятным. Последний бросок сквозь разорванное, смятое пространство вышвырнул их на эту планету, так не похожую на место, к которому они стремились. Оставалось по-прежнему неясным одно обстоятельство, факт, который он так и не сумел объяснить даже самому себе: картограф успел сделать перед посадкой серию снимков, и очертания побережья, на котором они приземлились, в точности, до мельчайших подробностей, совпали с картами Таиры. Но только это была не Таира… Вернее, не та Таира, куда они хотели попасть. Страшная догадка уже начала рождаться в голове Логинова, и напрасно он гнал ее прочь…

Не один он догадался о провале во временную щель.

— Так куда же мы все-таки попали, командир? Лет на четыреста вперед или, может быть, на тысячу назад? Здесь нет человеческих поселений. Мы успели сфотографировать все восточное побережье. До мыса, где должен находиться институт Мартисона, около тысячи километров, но там сейчас девственный лес.

Лицо Абасова оставалось бесстрастным, и лишь блеск глаз выдавал волнение. Логинов не успел ответить. В разговор вмешался Бекетов, сильнее всех переживавший фактическую потерю корабля.

— Помнится, кто-то говорил, что на Таире два космодрома, сорок городов, двенадцать производственных комплексов. Их нет на снимках. На снимках нет ничего, кроме океана, пустыни и леса. Где мы найдем топливо на обратную дорогу? Баки энергана пусты. Что дальше? Что мы будем делать теперь? — Бекетов смотрел на Логинова почти без упрека, скорей с горечью.

— По крайней мере, мы остались живы. У нас был один шанс на тысячу оказаться после неуправляемого броска вблизи хоть какой-то планеты. Тем не менее нам удалось приземлиться. Это не так уж мало — остаться живыми в такой передряге… Давайте дождемся утра, осмотримся, возможно, все не так плохо, как кажется сейчас. Институт Мартисона могли уничтожить, если здесь начался захват. На снимках много неясного. В районе института есть какие-то строения или развалины, там могли остаться подземные склады. У нас слишком мало данных для окончательных выводов.

Никто не стал возражать, во всяком случае, вслух, но у костра висело такое же тяжелое, как эта ночь, непробиваемое отчуждение. Если это так — они очень скоро перестанут быть командой. Каждый начнет бороться за собственное выживание. Каждый в отдельности — надолго ли их хватит?

— Мы слишком неосторожны, — сказал Маквис, оглянувшись на шлюпку, — над нами нет защитного поля, а в лесах Таиры много хищников. — Похоже, шелестящая тишина, обступавшая их все плотнее, сильнее всего действовала на его нервы. Наверное, он был прав, но никому не пришло в голову вернуться обратно в стальную камеру шлюпки. Слишком свежи еще были воспоминания о беспомощных букашках, которыми они себя ощутили, когда трещавший по всем швам корабль падал сквозь бездну развороченного пространства.

— Это не Таира, — убежденно возразил Абасов, — и здесь нет жизни. Мы попали в абсолютно мертвый, стерильный мир. Анализаторам не удалось обнаружить ни одной местной бактерии.

Словно желая возразить Абасову, Логинов отломил ветку кустарника за своей спиной. В свете костра она казалась полупрозрачной и абсолютно бесцветной. Абасов фыркнул:

— Картонный макет. В ней нет соков. Нет жизни — вот откуда этот непрекращающийся шелест! Мы попали в бумажный лес.

— Должны же были как-то вырасти все эти растения. Если они мертвые, как они вообще здесь появились? Не хочешь же ты сказать, что кто-то специально утыкал всю планету искусственными макетами деревьев?! — Бекетов почти кричал.

— Это не картон. Что-то совсем другое. Когда мы поймем…

Абасов вдруг весь подобрался и одним неуловимым движением перебросил лазерный скотчер в боевую позицию. Теперь и остальные услышали шаркающие шаги, сопровождаемые усилившимся хрустом и шелестом.

Прежде чем Логинов успел что-то сказать, на поляне появился серый карлик, одетый в дурацкий рваный камзол неопределенного цвета. Любому из них это существо едва ли доставало до пояса.

Не обращая никакого внимания на грозно смотрящий ему в лицо ствол скотчера, карлик степенно прошествовал к костру, присел на корточки и стал греть над огнем руки, словно не замечая потрясенных людей. Лицо карлика каким-то неуловимым образом все время менялось, словно по нему проходили невидимые волны. На широком поясе у гостя висел нож с широким лезвием, помятая грязная кружка и такая же грязная ложка.

— Пожрать у вас не найдется, ребята? — спросил карлик на чистом интерлекте, так и не взглянув в их сторону. Похоже, ни они сами, ни темная туша космического корабля интереса у него совершенно не вызывали, словно земные космонавты каждый день разгуливали по этому лесу целыми табунами.

Казалось, одна Перлис сохранила самообладание в этой невероятной ситуации и молча протянула карлику надорванный пакет с разогретым ужином. Карлик немедленно отправил все его содержимое в свою огромную кружку, тщательно размешал, и, не торопясь, принялся есть, понемногу выковыривая кусочки перемолотых с гарниром тефтелей.

— Невкусная у вас еда.

— А ты, однако, нахал, — сказала Перлис. — Ничего, сойдет, мы тебя к столу не звали.

— Так ведь и вас сюда никто не звал, — проворчал карлик, с чавканьем пережевывая ужин.

— Что верно, то верно, — примирительно согласился Логинов, стараясь взять ситуацию в свои руки. — Мы к вам попали не по своей воле.

— Ну, так и валите обратно, пока не поздно.

— Мы бы и рады, да не можем. Топлива нет.

— Дело поправимое. Трех контейнеров энергана для старта вам хватит? Ну, значит, договорились. И поспешите. Хозяин велел ждать только до утра. А ты девочка хорошая. Ласковая девочка, — неожиданно закончил карлик свою потрясающую тираду, обращаясь к Перлис.

Его тоненькая цыплячья рука, потянувшись к молодой женщине, вдруг удлинилась и коснулась ее щеки. Вздрогнув от отвращения, она, не успев еще осознать, что произошло, с размаху рубанула ладонью по этой тоненькой паучьей лапке. Логинов хорошо знал, каким может быть удар у Перлис, но карлик его словно бы и не заметил. Он покровительственно похлопал ее по щеке, повернулся и, шагнув в сторону зарослей, мгновенно исчез.

— Что это было? — хриплым свистящим шепотом спросил Бекетов. Его рука, сжимавшая бластер, слегка дрожала, и лишь в глазах у Абасова прыгали неуместные в данной ситуации веселые чертики.

— Такие вот здесь аборигены, очень голодные и грамотные, прекрасно разбираются в интерлекте и энергане…

— Но этого просто не может быть! — воскликнул Бекетов.

— Конечно, не может. Тем не менее пойди и проверь энерган, — решительно потребовал Логинов.

— Ты что, издеваешься надо мной?

— Ты проверь, проверь, потом поговорим.

Тягостное молчание висело над костром несколько минут, понадобившихся Бекетову, чтобы подняться в кабину шлюпки. Вскоре он вновь присоединился к ним и долго хранил молчание. Казалось, его лицо за эти несколько минут заострилось еще больше, резче легли тени под глазами, горящими нездоровым, лихорадочным блеском.

— Как ты мог догадаться? Ты что-нибудь знаешь о них? — Он кивнул в сторону опушки, туда, где скрылся карлик.

— Не больше, чем ты. Сколько там энергана?

— Баки полны.

— Мы можем стартовать?

— Конечно, нет. Нужны верфи, нужен капитальный ремонт всей системы двигателей.

— Жаль, что ты не сказал об этом нашему визитеру… Времени у нас, похоже, только до утра.

— Да что же такое здесь, наконец, происходит?! — впервые за все время экспедиции сорвался и повысил голос Маквис.

Логинов ответил очень обстоятельно и спокойно:

— Аборигены, кто бы они ни были, вежливо попросили нас убраться с планеты. Похоже, они не желают вступать ни в какие переговоры. Нас не хотят здесь видеть, и, судя по тому, с какой легкостью были переброшены в топливные баки двенадцать тонн энергана, могущество, которым они располагают, нам даже не снилось.

— Но на Таире не было обнаружено никаких аборигенов!

— Это не Таира. Вернее, это не та Таира, которую ты знаешь, — еще раз уточнил Абасов. — А если Бекетов сумеет запустить двигатели, ты дашь команду на старт? — В глазах Абасова все отчетливее плясали насмешливые огоньки. Впервые при посторонних он позволил себе это дружеское «ты» в обращении к Логинову, словно давая понять, что обстоятельства, в которые они попали, уничтожают любые условности. — Сдается мне, что вся эта история с карликом как-то связана с захватом, не зря мы сюда ломились…

— Возможно, ты прав… — задумчиво согласился Логинов. — Будем считать, что экспедиция продолжается. И до тех пор, пока мы не узнаем, что произошло на Таире, мы все находимся на задании. Прошу не забывать об этом. Сейчас три часа. К предупреждению, которое мы получили, следует отнестись вполне серьезно. И именно поэтому все должны выспаться. Если нужно — используйте аппараты гипносна.

— Кто-то должен остаться дежурить, — заметил Абасов.

— Только не ты. Завтра от тебя будет зависеть слишком многое. Дежурить будут Маквис, Бекетов и я, каждый по часу.

Настал предрассветный час, когда Логинов заступил на дежурство. Его товарищи забылись коротким сном. Вокруг остались лишь безмерная пустота, одиночество и шелест.

Логинов перебросил скотчер на другое плечо, думая о том, что мощь земного оружия совершенно бесполезна в этом мире фантомов, шелестов и вздохов.

Усталость кружила вокруг его глаз белыми хлопьями снега. Он задыхался от жары, а видел снег своей юности на далекой отсюда планете.

Артем оперся рукой о ствол дерева — так было удобнее стоять, вслушиваясь в тишину, утонувшую в шорохе миллионов бумажных листьев, и неожиданно услышал шаги за своей спиной…

Кто-то шел к нему от ночного лагеря. Кто-то не сумел заснуть, несмотря на приказ. Кто-то чувствовал себя в этом враждебном, полном неведомых опасностей мире так же одиноко, как он.

Логинов замер, боясь поверить, боясь шевельнуться. Он не двинулся и тогда, когда узкая женская рука легла на его запястье.

— Ты думаешь, мы сможем вернуться? Когда-нибудь кончится весь этот кошмар, и мы снова сможем спокойно спать в своих домах? Мне ведь нужно так немного! Разве мы заслужили такую судьбу?

— Возможно, заслужили, — тихо, как эхо, отозвался Логинов. — Мы шли к ней долгие годы, калеча природу, заботясь лишь о собственных удобствах, наше честолюбие не знало границ. Нам всего было мало. Мало денег. Мало жилищ. Мало пищи. И вот, наконец, мы получили все это в достатке, так и не сумев обуздать свою жадность, подмяв под себя живую душу собственной планеты. А потом начался захват…

— Чем же виноваты мы, простые люди? Мы не хотели слишком многого…

— Но неудовлетворенных и ненасытных — миллионы. Желания их, сложившись, перетянули чашу весов, и вот мы здесь, мы вынуждены противостоять захвату. И если те, кто им управляет, окажутся разумнее и дальновиднее нас…

— Ты думаешь, мы не сможем вернуться?

— Я не знаю, Пер. В этом мире не ощущается жизни. Мы здесь слишком чужие. Возможно, мы останемся в нем навсегда. И на Земле даже не узнают… Даже не вспомнят о нас. Но пока мы команда — мы будем идти вперед, мы будем выполнять то, за чем нас послали. И до тех пор, пока это так, у нас еще остается надежда…

А потом он повернулся и никого не обнаружил рядом с собой. Лишь затихающий издевательский смех прозвучал высоко в кронах деревьев и растворился в шелесте бумажной листвы.

 

ГЛАВА 22

После подъема Логинов чувствовал себя совершенно разбитым. Торопливо позавтракав специальными тонизирующими галетами и запив их чашкой крепкого кофе, команда начала работы по расконсервации вездехода высшей защиты, представлявшего собой довольно мощное средство обороны и единственный теперь транспорт.

Вскоре им удалось опустить грузовой пандус яхты, раскантовать крепления вездехода и загрузить его необходимым оборудованием, водой и продовольствием.

Было решено подождать несколько часов, пока солнце поднимется достаточно высоко, и, если никто из ночных «доброжелателей» не появится, начать прорыв к полуострову, на котором раньше был расположен мартисоновский институт. В конце концов, тысяча километров для вездехода класса космического танка — расстояние небольшое.

Когда решили, наконец, трогаться, оказалось, что двигатель вездехода не запускается, хотя автоматика подтверждала его полную исправность. Вскоре выяснилось, что энерган, доставленный на корабль столь таинственным путем, с рассветом улетучился, испарился, исчез… Баки вновь оказались пустыми. Легко можно было представить, что случилось бы с кораблем, если бы они стартовали на этом горючем. К счастью, на «Глэдис» оказалось достаточно собственного горючего для заправки одного из баков вездехода.

— Энергана осталось ровно столько, чтобы нам успеть набрать приличную высоту и затем…

— Ты думаешь, они об этом знали?

Логинов лишь пожал плечами в ответ.

Наконец все было готово. Неуклюжая с виду черепаха вездехода стояла на гравитационной подушке, мелко сотрясаясь от работающих двигателей. Его лазерная и антипротонная пушки грозно смотрели в побелевшее небо Таиры.

Все заняли свои места в тесной кабине. Абасов расположился в стрелковой башне, Бекетов сел за рычаги управления, а Маквис, Логинов и Перлис оказались плотно стиснутыми на заднем сиденье. Духота, преследовавшая их всю ночь, стала почти невыносимой, несмотря на вентиляцию. Все, включая Перлис, постепенно расставались со всеми возможными частями одежды. Логинов изо всех сил старался не думать о том, что обнаженное плечо Перлис плотно прижато к нему, но это плохо удавалось. Судя по участившемуся дыханию Маквиса, он испытывал те же чувства.

Солнце наконец поднялось над лесом, и сквозь узкие щели, защищенные прозрачной броней, все увидели окружавшие их огромные пилоны полупрозрачных белесых призраков, весьма смутно напоминавшие деревья. Ни единый луч солнца не отражался от их шероховатой поверхности. Не было ни красок, ни движения в этом мертвом лесу. Напряжение ожидания выматывало нервы, и, когда в течение часа так ничего и не произошло, Логинов отдал наконец приказ к отправлению.

— Я думаю, нам лучше всего двигаться вдоль побережья. Полоса свободного от леса пространства идет до самой реки, — предложил Бекетов.

— А как мы переправимся через реку? — спросил Маквис.

— Для вездехода это не препятствие. Он рассчитан на преодоление водных преград. Гравитационная подушка удержит его на поверхности.

С хрустом подминая под себя странно упругие стволы деревьев, вездеход двинулся к побережью. Он шел удивительно плавно. Чуткие приборы, мгновенно регулировавшие мощность антигравов, своевременно компенсировали любые неровности местности. Через какую-то сотню метров лес кончился, и они оказались среди песчаных дюн на берегу океана.

— Внимание! — крикнул сверху Абасов. — Похоже, нас атакуют.

Теперь они все увидели среди ближайших песчаных холмов мелькающие серые спины каких-то огромных животных. Их трудно было рассмотреть из-за дюн, но скорость передвижения этих существ казалась почти фантастической. Буквально через несколько секунд первая тварь распахнув трехметровую пасть, попыталась ухватить вездеход за левую стойку. Защитное поле из-за экономии энергии не было включено, да и кому могло прийти в голову, что для защиты от хищников оно может понадобиться? Вот только это были не совсем обычные хищники… Завизжала сталь, вездеход содрогнулся, и затем леденящий душу хруст сообщил им, что левая стойка антиграва прекратила свое существование.

— По-моему, она ее перекусила! — сообщил потрясенный Бекетов. Вездеход, сразу же осел на левый бок. Антиграв все еще держался на одной стойке, но центровка и синхронизация полей были теперь нарушены.

— Чего ты медлишь? Почему не открываешь огонь? — не выдержал Логинов.

— Трое из них уже в мертвой зоне!

— Так отсекай остальных!

Бластерная пушка протяжно ухнула, и фиолетовый луч вонзился в ближайший холм. Река расплавленного песка преградила дорогу целому десятку взъерошенных остервенелых тварей.

— Включай защитное поле! — выкрикнул Логинов, услышав, как вновь захрустела обшивка.

— Если мы это сделаем, хода останется всего на пять минут.

— Тогда к черту поля! Разворачивай машину и уходи от них на полной скорости!

Пушка снова рявкнула, и на этот раз луч задел одно из чудовищ. Остальные, занявшись своим собратом, задержались, но те трое, что уже были рядом с машиной, не отставали от нее ни на шаг. Снова завизжала сталь.

— Если им удастся перекусить вторую стойку, мы потеряем ход! — выкрикнул Бекетов, пытаясь удержать на прямой рыскавшую из стороны в сторону машину.

Логинов, срывая со стены бластер, молча поднялся.

— Я с вами, командир! — крикнула Перлис, рванувшись следом. — Два ствола надежней.

Он не нашелся что возразить, да и не время сейчас было спорить. Поднявшись по узкой лесенке мимо согнувшегося у прицелов лазерной пушки Абасова, он отодвинул в сторону крышку щелевого люка и выглянул наружу. Сухой горячий воздух ударил в лицо. Почти рядом с собой он увидел подернутые бешеной синевой глаза чудовища, намертво вцепившегося во вторую стойку. Вездеход волочил его следом за собой, и двигателю не хватало мощности, чтобы набрать приличную скорость с таким дополнительным грузом. В любую секунду они могли лишиться левого двигателя… Одна из тварей, видимо задетая лучом лазерной пушки, отстала. Зато вторая неслась рядом, слегка опережая вездеход.

Логинов дважды выстрелил в морду монстра, висящего на стойке. С такого расстояния энергетические заряды должны были разнести череп животного на мелкие куски, но этого почему-то не произошло. Лишь два аккуратных черных отверстия образовались в голове в местах попаданий. К счастью, этого оказалось достаточно, чтобы монстр на мгновение разжал свою мертвую хватку.

Машина дернулась, выпрямилась и рванулась вперед. Туча песка, поднятая двигателями, скрыла от Логинова преследователей. Однако последний из прорвавшихся к машине монстров все еще Представлял собой серьезную угрозу.

Вездеход дергался, мешая Логинову прицелиться. Энергетические заряды вспарывали песок сбоку и позади монстра, и в этот момент зверь прыгнул; Логинов видел, как его передние лапы, заканчивавшиеся кривыми когтями, вытянулись в воздухе в его сторону. Лохматое шарообразное тело развернулось и стремительно приблизилось. В этот самый миг дважды щелкнул лазерный пистолет, и женская рука с неожиданной силой рванула Артема вниз. Прежде чем корпус машины содрогнулся от удара тяжелого тела, люк над их головами захлопнулся. Внизу под ними еще раз ухнула лазерная пушка, и все смолкло. Бой, похоже, закончился. Толчки прекратились, и до них донесся голос Бекетова:

— Они отстают, командир, кажется, мы оторвались!

Артем стоял совсем рядом с Перлис в узкой трубе металлической башенки, разгоряченный этим первым боем и первой одержанной победой. Неожиданно его руки сами собой легли на плечи Перлис. Лицо девушки вдруг оказалось рядом, так близко, как никогда не было раньше, и он поцеловал ее в эти горячие, такие желанные и недоступные для него все это время губы. А затем услышал спокойный, отрезвляющий голос:

— По-моему, вы сошли с ума, командир. Что подумает о нас остальная команда?

— Я не знаю. Мне все равно, что она подумает! Я сделал то, что давно хотел сделать, я все время думал о вас…

— С вами ничего не случилось? — спросил внизу под ними Абасов.

Вскоре после того, как за дюнами скрылся последний преследователь, им пришлось остановиться и заняться машиной.

Повреждения оказались не слишком серьезными. Больше всего Логинова беспокоило то обстоятельство, что повреждения вообще оказались возможны. Во всей известной людям Вселенной не было зубов, способных оставить на титанитовой стали такие шрамы. Тем не менее с фактами приходилось считаться, и если нападение повторится…

Самый печальный вывод касался их ультрасовременного лазерного оружия. Оно оказалось малоэффективным в местных условиях, а ведь это только первая атака, и неизвестно, что ждет дальше. Пока Бекетов с Маквисом занимались укреплением поврежденной стойки двигателя, Абасов не покидал пушечной турели, но едва ремонт закончили, как он спустился вниз и подошел к Логинову.

— Ты уверен, что в сложившихся обстоятельствах мы сможем добраться до института?

— Честно говоря, не очень.

— Тогда, быть может, лучше вернуться?

— Чтобы медленно сгнить внутри неподвижной яхты?

— Чего-то я все же не понимаю… Животных, способных перегрызть титанитовую сталь, не существует. У тебя есть какие-нибудь соображения относительно места, в которое мы попали? Даже если сейчас здесь другое время, это не объясняет существования карликов, знающих интерлект, и тварей, питающихся титанитом.

Подошел Маквис; очевидно, он слышал последнюю фразу Абасова, потому что ответил именно ему:

— У меня есть кое-какие соображения на этот счет. Я давно хотел вам сказать, но, знаете, служебные инструкции…

Логинов упорно молчал, не желая облегчать ему признания.

— Дело в том, что перед нашим отлетом поступила информация с Таиры от нашего засекреченного агента в штате местного УВИВБа. В сообщении говорилось, что их ведущему ученому Мартисону удалось запустить ТМ-генератор и перейти временной барьер. Я не совсем понимаю, что это означает, но в сообщении говорится, что он вернулся из мира карменов живым. Не в этом ли мире мы теперь находимся?

— Возможно, вы правы… во время оверсайда вся наша ракета могла превратиться в гигантский генератор, забросивший нас в зону сжатого времени — это даже не будущее, иная вселенная со своими физическими законами, о которых мы почти ничего не знаем. Мир карменов? Странное название…

— Ничуть не хуже любого другого, — холодно заключил Абасов.

— Аналитический отдел подтвердил весьма высокую вероятность успеха эксперимента Мартисона, но после испытания он бесследно исчез. Собственно, именно из-за чрезвычайной важности этих событий меня и включили в вашу группу.

— Косвенные сведения об этом дошли и до моего отдела. Похоже, мы действительно попали в какую-то иную Вселенную, с отличными от наших физическими законами. Лишь очертания материков напоминают здесь известную нам Таиру.

— Во что бы то ни стало мы должны добраться до института Мартисона. Только там мы сможем хоть как-то разобраться в случившемся. Вся история Таиры напрямую связана с захватом. Разгадка где-то здесь, совсем близко…

— Кто-нибудь из вас помнит, как они выглядят? — Абасов возвращал их к текущим делам, что-то напряженно обдумывая.

— Кого ты имеешь в виду? — повернулся к нему Логинов.

— Тварей, которые на нас напали.

— Ну, что-то очень зубастое… Помню морду с метровыми клыками.

— Странная получается история. Мы почти час сражаемся с какими-то монстрами, а когда бой окончен, никто не может их толком описать. Одному запомнилась пасть, другому когти, но в целом ни у кого нет представления, на что они похожи.

— Действительно… — Маквис выглядел искренне удивленным. — Возможно, причина в том, что они постоянно, едва уловимо, менялись. То они походили на колючий шар, то на гигантских волков.

— А что, если их структура пластична и беспрерывно обновляется с высокой частотой?

— Это могло бы объяснить их неуязвимость или, во всяком случае, огромную стойкость при поражении. Нужно ухитриться попасть в него в момент смены фаз. Лишь тогда действие заряда окажется эффективным, в противном случае пораженная часть мгновенно регенерирует… Но мне никогда не приходилось слышать о существовании подобных организмов.

— Это не организмы. Это искусственно созданные боевые машины, и весьма эффективные к тому же.

— Даже если это так, у нас нет иного выхода, кроме прорыва к институту Мартисона. Что бы собой ни представляли напавшие на нас твари — первый бой мы выиграли. Возможно, это заставит их призадуматься, прежде чем решиться на новое нападение.

— Если бы не дефицит горючего, мы могли бы им вполне успешно противостоять, а так… — Маквис удрученно покачал головой.

— Даже если мы проиграем — это лучше, чем сидеть внутри неподвижной ракеты, ожидая медленной смерти. Вперед, друзья, и да здравствует наша команда! — закончил Абасов.

Эта старая ритуальная фраза космодесантников означала, что отныне интересы команды ставятся превыше всего. Превыше служебных инструкций, превыше личных привязанностей и возможных обид. Молча они пожали друг другу руки. И Логинов знал, чувствовал, что часть этой фразы специально адресована ему. Его последний разговор с Перлис, увы, не остался незамеченным, как он надеялся…

 

ГЛАВА 23

Нападение, которому подвергся вездеход, не прошло бесследно. Центровка левого двигателя нарушилась, и «танк» теперь дергался и подпрыгивал, словно старая телега. В сочетании с усилившейся к вечеру жарой езда стала почти невыносимой.

Чтобы хоть немного встряхнуться, Логинов взял телескопический бинокль и поднялся на площадку батарейной башни. Впереди, в нескольких километрах, виднелся обрывистый берег реки, через которую им предстояло переправиться. По обе стороны узкой и относительно ровной полосы побережья тянулись однообразные цепи песчаных холмов, справа переходящие в низкий берег океана, на который с грохотом одна за другой накатывались волны.

Высоко вверху, в бесцветном белесом небе, появился едва заметный след. Странная белая полоса, сквозь которую, разрывая ее длинную ленту, неслась стая каких-то птиц. В бинокль они показались Логинову огромными и странно округлыми. В этом мертвом мире не должно было быть птиц…

К вечеру вездеход вышел к берегу реки.

Опасаясь за машину, они не рискнули переправляться в сумерках. Решено было сделать привал, а утром соорудить что-то вроде понтона, чтобы хоть немного облегчить нагрузку на антигравы, которые должны были тащить над водой многотонную машину.

Никому не улыбалась перспектива еще одной ночевки вблизи леса, стеной стоящего на противоположной стороне узкого песчаного побережья, но иного выхода не было. Отдыхать решили в машине.

В тесной кабине они натянули на себя спальные мешки, чтобы уберечься от ночной прохлады, моментально пробравшейся сквозь броню, как только выключили двигатель. Несмотря на то что спать пришлось сидя, вскоре всех, кроме часового в стрелковой башке, сморил глубокий сон.

На этот раз Логинов уступил настояниям Абасова. Ему выделили первое, самое легкое дежурство.

Река сверкала в смотровом иллюминаторе, как ртуть. Ее вода казалась неподвижной, густой и ядовитой, словно этот жидкий металл. Небо над ней не окрашивалось вечерней зарей, но постепенно наливалось изнутри нездоровым ярким туманом.

Ни движения, ни шороха вокруг, даже шелест леса сюда не долетал. Стояла глухая, как вакуум, тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием спящих внизу людей.

В этом походе редко выдавались минуты, когда Логинову удавалось побыть наедине с собой. Его мысли невольно, раз за разом, возвращались к тому случаю в башне, когда он, совершенно неожиданно для самого себя, решился поцеловать Перлис. С тех пор она не сказала ему ни слова, и старалась как будто даже не смотреть в его сторону. Он так и не смог понять, какое ответное чувство вызвал в ней этот случайный поцелуй…

Неужели вечно будет давить на них служебное положение командира и подчиненного, с которого началось их знакомство? Казалось, больше всего ее волновало, что о ней подумают остальные. Но, возможно, для нее это действительно важно…

Неожиданно Логинов почувствовал за своей спиной осторожное движение.

Перлис, прижав палец к губам, очень медленно и почти бесшумно поднималась по лесенке за его спиной.

— Ты куда? — шепотом спросил Логинов, чувствуя, как волнение сдавило горло. Теперь уже одного ее появления оказалось достаточно, чтобы вывести его из равновесия!

— Мне нужно выйти.

— Это невозможно. Одна ты не можешь покинуть вездеход.

— Жаль, что ты не женщина, Артем, и не можешь оценить всех достоинств туалета на этой железной колымаге. Я специально дождалась, пока все уснут. Мне надо хотя бы умыться.

— Это очень опасно, Пер. Я не могу позволить тебе выйти одной.

— Ну, так проводи меня. В конце концов, ты просто отвернешься.

— Не обещаю даже этого… — прошептал он внезапно пересохшими губами — впервые она назвала его по имени, впервые сказала «ты», и он никак не мог справиться с волнением, вызванным ее словами, и с тем оглушающим впечатлением, которое они произвели на него после всех его ночных терзаний.

Она молча поднималась, и ему ничего не осталось, как, переведя бластер на боевой взвод, последовать за ней.

Небо этой планеты, которую они так и не решились называть Таирой, напоминало огромный ком грязной ваты. Ни разу не удалось им увидеть здесь ни солнце, ни луну. Сквозь плотный перламутрово-белесый слой, заполнявший небосвод планеты от горизонта до горизонта, с трудом пробивался рассеянный свет. Сейчас небо потемнело, но света все же оставалось вполне достаточно, чтобы различать под ногами даже мелкую гальку.

Они подошли к самому берегу, и от реки потянуло холодным, тревожным туманом. Вода выглядела совершенно черной и кое-где слегка красноватой, словно застывшая кровь. Сейчас река уже не блестела, как час назад, и казалась холодной и смертельно опасной.

— Подожди! — попросил Логинов. Молодая женщина даже не оглянулась, лишь слегка замедлила шаг. Отвернув рукав, он направил на воду невидимый луч универсального анализатора и уже через секунду знал, что в реке нет ничего, кроме самой воды. Возможно, ученого такой состав воды, начисто лишенной солей, минералов и всякой органики, заставил бы насторожиться, но для Логинова оказалось вполне достаточно того, что эта жидкость не представляла собой опасности для человека.

Они прошли еще с десяток метров, пока прибрежный кусок скалы, закрывший от вездехода небольшую бухточку, не заставил Логинова остановиться. Отсюда он мог подстраховать Перлис, одновременно не выпуская из поля зрения и вездеход, стоявший на открытом песчаном холме.

Не возражая против его выбора и ничуть не смущаясь его присутствием, Перлис начала раздеваться. Она сбросила на песок всю свою одежду и, совершенно нагая, повернулась к Логинову, задорно и чуть вызывающе улыбаясь.

Их разделяло не больше метра… Он видел ее высокую, смутно белеющую в полумраке грудь с приподнятыми сосками, скрытую под бронзовой кожей нежную мускулатуру живота. Узкая талия подчеркивала бедра, и они казались ему широкими, словно он смотрел на статую древней богини, хотя на самом деле фигура Перлис не имела ничего общего с мертвой статуей. Она вся дышала живым трепетным огнем, и снова, в который уж раз, он затаенно повторил про себя: «Боже… Как она прекрасна…»

— Может быть, ты все-таки отвернешься?

«Даже если бы захотел, я не смогу этого сделать; и что бы с нами ни случилось в дальнейшем, я сохраню память об этой минуте, как о чем-то самом прекрасном в моей жизни». Впрочем, ничего этого он так и не сказал вслух, а лишь отрицательно и очень серьезно покачал головой. Тогда она засмеялась, вдруг шагнула к нему, чмокнула в щеку и сразу же с размаху бросилась в воду. Он даже не успел опомниться. Этот ее мимолетный поцелуй совершенно ошеломил его, лишив способности в эти такие драгоценные мгновения трезво оценивать ситуацию. А вода между тем раздалась в обе стороны, словно две огромные холодные ладони приняли тело женщины и сразу же сомкнулись над ней, завязываясь в тугой узел, в широкий водяной смерч.

Мгновение спустя Логинов услышал, как Перлис закричала, и, отбросив бесполезный бластер, бросился за ней в воду.

Но мягкий упругий удар холодной поверхности того, что на самом деле вовсе не было водой, швырнул его обратно на берег. Логинов яростно закричал, вновь хватаясь за оружие и всаживая в эту ледяную равнодушную воду заряд за зарядом…

Смерч давно ушел к середине реки и постепенно исчезал из глаз. Логинов видел, как от вездехода к нему бежит Абасов, сжимая в руках ненужный скотчер; бессилие, ярость и отчаяние черной пеленой постепенно заволакивали его мозг.

С рассветом они обшарили все побережье на несколько километров вокруг. Ни движения, ни жизни. Мертвый лес. Мертвая вода. Равнодушно, лениво и почти величественно река катила свои воды.

Не сразу осознали они утрату, которую понесли. Перлис, словно живой огонек, самим своим присутствием одухотворяла их мрачную, чересчур запрограммированную на одну цель компанию. Одна среди этих четверых оторванных от дома мужчин, она, с удивительным тактом выдерживая между собой и каждым из них определенную дистанцию, сумела добиться того редкого уважения, которое далеко не всегда возникает в подобных ситуациях.

Абасов, снарядив портативный акваланг и, невзирая на протесты Бекетова, опустился на Дно. Один Логинов, не принимая ни в чем участия, сгорбившись, сидел на крыле вездехода. Он не сдвинулся с места даже тогда, когда Абасов вылез из реки и обреченно отрицательно покачал головой.

Все это уже не имело значения, как не имела значения и вся его дальнейшая жизнь.

Ему что-то говорили, он слушал, соглашался, помогал перетаскивать какие-то бревна, вязать плот. Он двигался как живой автомат, как лишенная жизни, заведенная кукла.

К обеду в мрачном молчании они начали переправу. Еще теплилась какая-то надежда на той стороне реки обнаружить следы существа, унесшего Перлис. Но и там они не нашли ничего. Песок был первозданно чист, словно лежал здесь неподвижно целые века.

Очевидно, желая исправить впечатление от благополучной переправы, река выплюнула им вслед дюжину липких тварей, похожих не то на мокриц, не то на огромных рогатых пиявок, и Логинов, не пожалев заряда, выстрелил по этой нечисти из второго ствола башенного орудия, того самого, что выбрасывало в цель сконцентрированное облачко антипротонов.

Взрыв был ужасен. Ослепительное голубое пламя прошлось вдоль берега реки, всё сжигая на своем пути и оплавляя даже камни. Фиолетовый шар термоядерного взрыва, мазнув по берегу, погрузился в воду и, разорвав смертоносное чрево реки, вышвырнул к небу столб черного пара.

Никто не упрекнул Логинова, не возразил ни словом. Лишь Абасов сокрушенно и сочувственно покачал головой, однако антипротонную пушку заблокировал своим личным ключом. Впрочем, этот единственный выстрел возымел какое-то положительное действие. Словно устрашившись чудовищной мощи земного оружия, их наконец оставили в покое, и весь остаток дня вездеход беспрепятственно двигался вперед, к цели, которая все дальше и дальше уводила их от того места, где они потеряли Перлис.

 

ГЛАВА 24

Дно ущелья, по которому двигался вездеход, постепенно повышалось, и в конце концов земляне вышли к перевалу через невысокий горный хребет.

Два утеса впереди напоминали остатки гигантской арки ворот. Вначале Логинов решил, что это причудливая работа ветра, но вскоре под подушками вездехода появились следы старой дороги, ведущей к арке. Полуразрушенные многометровые плиты кое-где выглядывали из-под осыпей, и их ровные стыки свидетельствовали об искусственном происхождении этих гигантских образований.

В момент, когда вездеход оказался под аркой, пискнул зуммер наружных датчиков, измерявших энергетическое воздействие на машину. Бекетов недовольно поморщился.

— Это не похоже на естественный фон. Скорее неизвестный нам вид энергии.

— Какая мощность?

— Тридцать микрорентген. Почти на уровне нормы, и все же мне это не нравится.

— Но ведь теперь его нет?

— В том-то и дело… Воздействие ощущалось лишь в момент прохода под аркой.

Внизу гремел бурный поток, наверное, один из притоков той самой реки, через которую они недавно переправлялись. Наклон ложа в этом месте был так крут, что вода разбивалась о камни миллиардами капель. Радужный сверкающий туман почти полностью скрывал противоположный берег. Дорога заканчивалась крутым обрывом, совершенно непроходимым для вездехода.

— Не могли же эту дорогу прокладывать к пропасти!

— Конечно, нет. Ей не одна тысяча лет, когда-то здесь, возможно, был мост.

— Он и сейчас здесь есть, — впервые вступил в разговор Логинов, и головы всех троих сразу же повернулись к нему. — Посмотрите внимательней, и не на берег, дальше.

Теперь все увидели этот странный мираж. Высоко над пропастью сверкала лента моста, словно сотканная из радужного тумана. В те редкие моменты, когда картина становилась четче, можно было рассмотреть даже перила и поддерживающие арки, круто уходящие в пропасть. Вездеход раскачивался, и мост то появлялся, то исчезал — в зависимости от угла зрения.

— Радужный мост… — задумчиво проговорил Маквис, — я что-то слышал об этом… Есть древняя таирская легенда о мосте через реку времени. Души мертвых проходят по такому мосту в иной мир.

«Если легенда не лжет, — подумал Логинов, — то, возможно, именно по этой дороге ушла от нас Пер…» Он вдруг решительно приподнялся на сиденье.

— Остановите машину. Я хочу посмотреть на мост вблизи.

Когда он подошел к краю обрыва, мост как будто уплотнился, стал четче.

Прямо перед собой, в нескольких метрах, Артем видел шероховатые полупрозрачные плиты, отлитые будто из цветного стекла. В десятке метров впереди, растворяясь в тумане, они исчезали. Мост содержал в себе некую тайну. Он притягивал путника, с неодолимой силой вызывая желание поставить ногу на его призрачную ленту и сделать шаг в небытие.

Человеческая логика с трудом справлялась с этим иррациональным желанием. Быть может, напрасно? Никто не знает, куда на самом деле ведут такие мосты… Логинов почти решился. Подошва правой ноги оторвалась от каменной ступени берега… За его спиной оставалась скучная повседневность, обязанности, суета, борьба — все то, что люди называют жизнью. То, что теперь, без Пер, утратило для него всякий смысл.

— Не делай этого. Обратного пути не будет. — Голос, глухой и незнакомый, шел словно бы из глубины пропасти, из сверкающего радужного миража водяных брызг. Он рождался из грохота водопада, из шелеста водяных струй. Логинов, вздрогнув, задержал движение и поднял глаза.

Прямо перед ним, в нескольких метрах, на призрачных плитах моста стоял старик. Седая борода развевалась на ветру. Могучая грива выбеленных временем волос опускалась на плечи. Простой широкий балахон домотканого грубого сукна укрывал его фигуру. В руках старец держал деревянный посох, искусно вырезанный из корня ямшита.

— По какому праву ты пытаешься остановить меня?

— Я уже прошел по этому пути, юноша. Я тоже оставил позади дорогое мне существо и так и не сумел избавиться от горечи утраты. Не стоит ступать на дорогу, с которой нет возврата, пока не испробованы все другие пути. Потому что твоя Перлис жива…

— Откуда ты знаешь?! Откуда ты можешь это знать? Кто ты такой?

Старец усмехнулся.

— Включи свой универсальный идентификатор. Данные моей личности наверняка есть в его блоке памяти.

Дрожащей рукой Логинов отвернул рукав и нащупал нужную кнопку. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем на крошечном дисплее зажглись слова: «Эдмунд Юрг Мартисон».

— Но этого не может быть! Мартисону сорок лет!

— Мое биологическое время текло по иным законам… И если ты раздумал ступать на мост — давай поговорим. Возможно, ты почерпнешь немало полезного из нашей встречи, которую я ждал так долго.

— Где Перлис?! Ты знаешь, где она?! — Логинов почти кричал. Он протянул руку, словно желая удостовериться в реальности того, кто только что подарил ему надежду, — но рука не ощутила ничего, кроме пустоты.

— Она пленница Амутала, предводителя шайки ракшасов. Но не спеши. Прежде чем ты сможешь ей помочь, тебе многое следует узнать, многому научиться. Могущество Амутала велико, но оно не беспредельно.

Мартисон легко, почти не передвигая ног, двинулся вперед. Со стороны казалось, что фигура старца плывет в воздухе над самой землей, не касаясь ее поверхности.

Он приблизился к Логинову, прошел сквозь него и поплыл дальше. Как шорох водяных струй, в сознании Логинова прошелестели слова:

— Пойдем, мой друг, я расскажу тебе все, что знаю сам. Здесь, невдалеке, есть пещера, в которой я обитаю. Возможно, она покажется тебе странной, но так уж получилось, что я оказался в иной временной фазе и почти полностью выпал из вселенной, в которой ты существуешь. Наши общие враги сделали все, чтобы избавиться от меня. Они предвидели эту встречу и боялись ее. К счастью, им не удалось достичь цели.

Потрясенный экипаж держался от призрачного старца на почтительном расстоянии, и беседу вел один Логинов. Они спускались вниз по узкой тропинке. И Мартисон двигался медленно, давая возможность Логинову не отстать на крутом спуске. Казалось, для него вообще не имеет значения дорога, по которой они шли.

— С тех самых пор, как нашим врагам удалось вмонтировать в ТМ-генератор фальшивый блок, со дня этого ужасного эксперимента, я влачу жалкое полуреальное существование в дальних мирах Меня забросило в такие бездны, о которых я ничего не могу рассказать вам. В человеческом языке нет нужных понятий, чтобы описать эти ужасные разреженные миры. Но годы шли, и вместе со всей своей вселенной я постепенно приближался к рубежам более плотных времен. Наконец, настал долгожданный момент нашей встречи, предсказанный мне ведантами задолго до вашего прихода.

— Кто такие веданты?

— Смотрители, они следят за равновесием в мире. Когда ракшасы организовали захват наших планет, равновесие нарушилось, и веданты начали принимать меры для его восстановления. Одной из таких мер и было мое пребывание в их мире. Сами они, к сожалению, не могут впрямую воздействовать на нашу более плотную вселенную и вынуждены прибегать к услугам посланников.

— Ракшасы похожи на светящиеся призраки?

— Ракшасы вполне реальны. Это племя демонов, обитающих в одной из временных фаз Таиры. Светящиеся призраки — всего лишь отражение в вашем мире тех, кому они поручают непосредственные действия.

— Кто же это?

— Иногда сами люди, иногда арктуриане. Важно, что участники акции не осознают того, что делают. Ими управляют ракшасы. Они научились завладевать телами людей и использовать их в своих целях. Их подставные фигуры глубоко проникли в жизненно важные структуры человеческих поселений на всех мирах.

— Наше оружие обладает достаточной мощью. Сможем ли мы его использовать против ракшасов?

— В очень ограниченной степени и только пока вы здесь, а это продлится недолго. Вам нужно беречь каждую минуту, если вы хотите справиться с захватом. Энергетическое воздействие, способное разрушить структуру ракшаса, должно быть чрезвычайно мощным. Вообще-то ракшасы бессмертны и благодаря очень быстрой смене структурных фаз даже в эпицентре ядерного взрыва способны сохранить свои основные жизненно важные центры. Так что вам следует избрать иной путь борьбы.

— Что же это за путь?

— Древний путь магии.

— Мне помнится, вы были ученым…

— Я им и остался. Но за эти годы понял, что магия тоже может стать предметом изучения. Предвзятость слишком часто мешает нам понять подлинные законы мира.

— Даже если вы правы, у нас не хватит времени, чтобы освоить новый вид борьбы. Захват почти завершен. А магия, как я понимаю, требует длительного изучения и практики…

— Это не совсем так. Часто те, кто овладевает предметами или талисманами, заключающими в себе большую силу, становятся могущественными без всякой специальной подготовки; все, что им нужно, это знать правила управления силой, которой они владеют.

— У нас нет таких талисманов.

— Но один из них находится здесь, на этой планете. Он принадлежит ракшасам. Они не могут воспользоваться его могуществом, поскольку сами полностью подчинены силе Бладовара. С тех пор как им удалось завладеть талисманом, они вышли из-под контроля и теперь пытаются навязать свое господство всем обитаемым мирам. Теперешний герцог ракшасов, Амутал, не расстается с Бладоваром ни на минуту. Это именно он похитил вашу невесту. Единственный шанс остановить ракшасов — завладеть Бладоваром. Мне это не удалось… Но, возможно, вам повезет больше.

— Вы сказали — невесту?..

— Полно, Логинов, перестаньте скрывать от себя очевидные для всех вещи. Вы любите эту женщину, и вы на ней женитесь, если, конечно, сумеете вырвать ее из лап Амутала и останетесь после этого живы.

 

ГЛАВА 25

Когда холодные, липкие руки сдавили тело Перлис, она закричала скорее от неожиданности и ужаса, чем от боли. Руки были достаточно мягкими, достаточно осторожными, хотя и обладали нечеловеческой силой.

Они приподняли ее над водой, и мир сразу же завертелся. Стиснув зубы, она пару раз дернулась в этих отвратительных, огромных ладонях, но те лишь сомкнулись плотнее вокруг ее обнаженного тела. Перлис слышала свист, какой-то залихватский вой и ничего уже не видела, кроме серых полос бешено вращавшегося мира. Скорость была так велика, что у нее не успела закружиться голова. Она чувствовала, что ее поднимают все выше и куда-то несут.

Когда бешеный волчок прекратил наконец свое вращение, Перлис увидела себя стоящей на пороге огромной хижины. Настолько огромной, что ее потолок, сложенный из гигантских стволов лесных великанов, терялся в полумраке у нее над головой, хотя в очаге горело яркое пламя, а в окна лился тусклый, равнодушный свет.

Рядом с Пер находится невысокий старичок с сухонькими длинными руками, одна из которых обнимала ее за обнаженные плечи с неожиданной силой. Она тотчас же узнала его лошадиную вытянутую физиономию с шалыми раскосыми глазами, слишком большими для такого маленького сморщенного лица. Это был тот самый старик, что навестил их в первую ночь после посадки.

Инстинктивным движением она отстранилась, заметив, как откровенно забегали его похотливые глаза по ее обнаженному телу. Рука послушно убралась, а старик масляно ухмыльнулся.

— Вот мы и дома, женщина. В этой хижине не хватает хозяйки. Некому проследить за тем, чтобы котлы были как следует вычищены, а каша вовремя сварена. У меня много слуг, но все они давно распустились, отбились от рук. Я надеюсь, ты справишься с ними. И со всем остальным тоже… — Он опять ухмыльнулся.

— Дай мне одеться!

— Ну, разве что для первого раза. Вообще-то я предпочитаю, чтобы красивые женщины прислуживали мне обнаженными.

Он свистнул, и с потолка слетело облачко тумана, мгновенно обтекло тело Перлис и превратилось в свободную домотканую тунику.

— Во дворе и в подвалах живут рабы — с ними ты не должна общаться. Убежать от меня невозможно — в этом ты вскоре убедишься. Ходить можешь где хочешь, но не выходи со двора хижины. За той стеной мой дом продолжается, — он указал на противоположную стену, в которой виднелась точная копия двери, через которую они вошли, — я не знаю, как далеко. Мне никогда не удавалось дойти до его конца. Не советую и тебе бродить по этим местам. Там легко заблудиться. Ужин приготовишь к восьми ухам. Если я останусь недоволен тобой — отдам рабам. Это все, женщина. Увидимся вечером.

Раздался звук, словно рядом запел гигантский волчок, и старик исчез. Потрясенная Перлис стояла за гигантской дверью шестиметровой высоты. Стол возвышался перед очагом, как Домский собор. В огромное, в три человеческих роста, окно со двора заглядывала какая-то отвратительная морда. С потолочной балки вниз головой свесилось нечто, смутно похожее на земного филина, и ухнуло подряд три раза.

И самым странным во всей этой истории оказалось то, что Перлис не чувствовала ни страха, ни отчаяния; только гнев, оскорбленную гордость и желание отомстить. Однако же она прекрасно понимала, что, если с первого раза не угодит Хозяину, она лишится той небольшой степени свободы, которой еще обладала. И поэтому, отложив планы побега, она занялась приготовлением ужина.

Время неумолимо приближалось к восьмому «уху», а заказанная «каша» все еще не была готова. Перлис с трудом удавалось управлять двумя демонами, приставленными к титаническому очагу. На ее счастье, оба они были невидимы и молча выполняли любые ее приказания в тех немногих случаях, когда ей удавалось объяснить, что от них требуется. Ложка, которой мешали похлебку, напоминала бочку, привязанную к телеграфному столбу.

Она никак не могла понять — почему размеры утвари, очага, самой хижины не соответствовали маленькому, тщедушному тельцу Хозяина. Здесь что-то было не так, чего-то она не понимала…

Если бы не помощь маленького домового Яруты, проникшегося к ней неожиданной симпатией, Пер никогда бы не удалось справиться с непосильной задачей приготовления ужина, рассчитанного на десяток великанов.

Ярута выполнял в доме обязанности потолочных часов. Это именно он каждый час, высунувшись из своей меховой шубы, отвратительно ухал, подражая то ли филинам, то ли совам, которых здесь не водилось. Он знал немало секретов этого места и дал Перлис массу дельных советов по управлению демонами очага.

Началась их дружба с того, что она услышала слабенький голосок, просящий еды, и, увидев тоненькую худую ручку, не испугалась, не почувствовала отвращения, а прониклась сочувствием к этому несчастному голодному бедолаге. Накормила и напоила Яруту. В ответ на ее заботу он объяснил, что демонами очага управляют с помощью специальной плети, которая висела тут же на крюке, Хозяин использовал ее каждый вечер, наказывая своих нерадивых слуг. Но Перлис решила иначе…

Она долго выспрашивала невидимых демонов о той жизни, которую они ведут, о тех неудобствах и горестях, которые испытывают несчастные пленники, намертво прикованные к очагу страшными заклинаниями Хозяина. Она постаралась, насколько это было в ее силах, облегчить положение демонов, позволила передвинуть котел в более удобное для них место, вымела сор с лежанки, на которой они отдыхали, и, к полному изумлению Яруты, вскоре оба демона без всяких ссор и препирательств включились в общую работу.

Перлис прекрасно понимала, что обещание Хозяина отдать ее рабам на нижний двор — вовсе не пустая угроза. И потому решила поближе познакомиться с перспективой, которая ожидала ее в том случае, если в опасной игре, план которой постепенно складывался в ее голове, она все же проиграет… Улучив свободную минуту, пока нагревался котел, уже заправленный всем необходимым, она выскользнула во двор и заглянула в длинный сарай, где содержались рабы. Странная и унылая картина предстала ее глазам.

Толпа людей с баулами, колясками и титаническими ящиками, с глазами, горящими неугасимой страстью к наживе, бесконечной вереницей двигалась вдоль сарая. Кто-то тащил на плечах огромный сникерс, кто-то портфель с банковскими бумагами, сквозь которые просвечивали миллионы, украденные у голодных старух…

Очевидно, с Земли только что прибыла новая партия завербованных. У ворот стоял гусеничный транспорт, из которого невидимые надсмотрщики, щелкая бичами, гнали толпу вдоль бесконечного сарая к пещерам, где их ждала незавидная судьба хозяйских рабов, а возможно, и нечто другое, гораздо более страшное…

Несколько свободных минут, которыми Перлис располагала, кончились слишком быстро, и ничего больше она не успела узнать.

Когда Ярута, взобравшись на потолок, ухнул в седьмой раз, каша все еще варилась, а на дворе Уже раздались шаги, от которых затряслись стены хижины. Дверь распахнулась, и в дверях появилось чудовище четырехметрового роста, поросшее рыжей шерстью, с огромной лысой головой, остроконечными ушами и удлиненными красноватыми глазами. Из оскаленной пасти с длинных клыков капала слюна. Замершая от ужаса Перлис не сразу поняла, что это и есть похитивший ее Хозяин в своем подлинном обличье. Лишь через минуту, словно вспомнив о чем-то, он стал уменьшаться в размерах, постепенно превращаясь в того самого старика, которого она видела раньше.

Вместе с Хозяином поразительным образом уменьшились размеры хижины и всех предметов вокруг.

— Ужин готов? — сиплым голосом осведомился старик.

— Рано прибыли. До ужина еще целый час! — ответила она, сумев с немалым трудом спрятать свой страх, не показать его хотя бы в голосе.

— Ярута! — позвал чародей, и с потолочной балки еще раз донеслось семь ухов с каким-то немыслимым скрипом, означавшим, очевидно, минуты.

Сердито хлопнув дверью, старец вышел во двор, и у Перлис появилась возможность наверстать упущенное. Сейчас, когда кухонная утварь стала, наконец, доступной для ее собственных рук и у нее не было больше необходимости по каждому пустяку прибегать к услугам трудноуправляемых демонов, работа закипела, и еще до возвращения хозяина дымящаяся «каша» стояла на столе. Что это была за «каша», Перлис старалась не думать. Крупа напоминала пропущенное через мясорубку, плохо просушенное мясо. А сама «каша» отвратительно пахла какой-то дохлятиной.

Когда в дверях вновь появился ракшас, Перлис, набросав во вторую миску подвернувшихся под руку салатных листьев и плеснув туда немного масла, уже сидела за столом, положив перед собой чистую ложку, и всем своим видом изображая терпеливое ожидание. Ярута под потолком ухнул восемь раз и затаился в ожидании неминуемой расплаты за такую неслыханную дерзость.

— Что это ты делаешь за моим столом? — рявкнул ракшас.

— Жду, когда соизволишь явиться. Ужин давно готов.

— А ну брысь отсюда, женщина!

— Может, у вас, у ракшасов, так принято, а у людей женщина обедает вместе с тем, кому накрывает на стол!

— Не собираешься ли ты мне перечить в моем собственном доме?! — В голосе ракшаса послышалось рычание, он как будто слегка увеличился в размерах, но Перлис не дрогнула, не уступила. Не отрывая взгляда, внутренне вся заледенев, она смотрела, как приближается к ней это ужасное чудовище, прикрывшееся личиной безобидного старца.

Неизвестно, чем бы закончился их поединок, но входная дверь распахнулась, и голос невидимого существа с порога произнес:

— Капитан Линк, к вашему нисходительству!

Ракшас не успел ответить, как дверь распахнулась, и вошел человек в форме капитана арктурианского крейсера в сопровождении двух офицеров, сжимавших в руках темные раструбы бластеров. Офицеры встали по бокам двери, капитан небрежно отдал честь и, сделав несколько шагов по направлению к столу, проговорил:

— Мы прибыли с новым грузом. Две тысячи тел землян и еще три тысячи завербованных добровольцев. Я думаю, этого хватит для последней стадии захвата. — Только сейчас он увидел Перлис, и его глаза слегка сузились.

— Что, нравится? — спросил ракшас, переводя взгляд с девушки на опешившего капитана.

— Не то слово… Она прекрасна!

— Других здесь не бывает. — Ракшас сел наконец на свое место рядом с Перлис. — Тела сдашь, как обычно, в нижний склад. Завербованных уже принимают. Наш отряд будет готов к утру.

— Мне нужны продовольствие и горючее.

— Оставь список. Все доставят. Капитан почему-то мялся и не уходил.

— Ну, что еще?

— Эта женщина… Если она рабыня, нельзя ли ее обменять за обычную цену?

— Рабыни не сидят за моим столом! — рявкнул ракшас, и арктуриан сдуло ветром. Его мощный порыв с такой яростью хлопнул за ними дверью, что с потолка, с того места, где сидел Ярута, посыпался какой-то мусор.

Перлис понимала, что игра, которую она затеяла, смертельно опасна, почти безнадежна, и у нее не было никакого иного оружия, кроме гордости, чувства собственного достоинства и еще, пожалуй, красоты. Но раз уж судьбе было угодно забросить ее в самый центр той кровавой каши, которую называли коротким и страшным словом «захват», она решила разузнать об этом все, что удастся.

Перлис вспомнила город, объятый пожарищами, над которым они летели с Артемом. Как давно это было и как невозвратимо…

Неожиданно ракшас встал и подошел к стене. Одним движением отодвинул часть ее в сторону, и в том месте открылось старое, потемневшее от времени зеркало.

— Вот он, твой город, смотри!

И вновь Перлис летела над почерневшими улицами… Уже не было пламени и не было самих улиц — Остались одни обгоревшие скелеты, одни развалины… Что она может с этим сделать? Она, слабая земная женщина? На что она посмела замахнуться? Мысль, отраженная в зеркальном стекле, усиленная, возвращалась к ней бумерангом — чужая мысль…

— Это теперь твой город! Мы построим другие…

— Что ты можешь, несчастная? Ты даже не в состоянии прикрыть собственную наготу!

Одежда, дарованная Перлис ракшасом, исчезла. Он знал, как проще всего ее обезоружить, как унизить. Он читал любое мимолетное движение ее мысли…

— Верни мне одежду! — приказала она демону очага, и тот немедленно повиновался.

Гнев ракшаса был страшен. Он мгновенно раздулся, как огненный шар, превращаясь в то самое чудовище, которое недавно стояло на пороге хижины, и, разбрызгивая пену, бросился к очагу.

Стол тотчас превратился в гору, стены хижины унеслись в сторону, и крошечная человеческая мышка стояла на бесконечном полу… Но и у мыши есть свои преимущества — мышь трудно поймать… Ее почти невозможно обнаружить, стоит лишь шмыгнуть в нужном направлении. Например, вот туда, за дверь, в которую ей запретили входить…

 

ГЛАВА 26

Пещера Мартисона показалась Логинову вполне материальной. Профессор растопил очаг, набрал воды из ручья и поставил котелок на огонь.

Беседа продолжалась. Больше всего Логинова интересовало место, где сейчас находилась Перлис, но в ответ на его настойчивые расспросы Мартисон лишь осуждающе покачал головой.

— Ты слишком торопишься. Перлис в доме ракшаса на Черном плато. Это плато есть на вашей карте, но вы все погибнете, если проникнете во владения Амутала, не овладев Бладоваром. Амутал обладает огромной силой, и бороться с ним простым смертным бессмысленно. К тому же у него на плато есть специальные стражи, не позволяющие никому вторгаться в его владения. С другой стороны, овладеть Бладоваром невозможно, не встретившись с Амуталом лицом к лицу… В свое время мне так и не удалось разрешить эту задачу. Но, даже овладев амулетом, вы не сможете им воспользоваться, если не будете знать, какое из двух заклинаний, написанных на нем, истинно. Ошибка приведет к ужасным последствиям.

Именно поэтому веданты поручили мне научить вас использовать силу Бладовара. К нему можно обратиться всего один раз. Правильно прочитанное заклинание на тысячу лет остановит время в мире ракшасов, но тот, кто возьмет амулет в руки, все время должен помнить о страшной опасности, исходящей от него…

Мартисон вдруг прервался, его глаза расширились от ужаса. Он смотрел в пустую стену пещеры, где земляне не видели ничего, кроме мертвого камня.

Он, видимо, хотел еще что-то сказать, но лишь беззвучно шевелил губами. Затем старца накрыла тень, а спустя мгновение землян ослепила вспышка голубого холодного пламени. Мартисон исчез. От того места, где он только что стоял, по пещере пополз клуб тумана. И это было все. Им никогда не дано было узнать, что произошло за гранью времен. Да и не до того им стало в этот миг потому что на них самих навалилась черная свора вполне реальных подручных ракшасов.

Люди не ожидали нападения и подпустили врагов слишком близко. Стрелять теперь было поздно. Вокруг мелькали оскаленные пасти, каменные челюсти, горящие злобой красные глаза… Они отчаянно боролись за свою жизнь и вдруг поняли, что чудовищные твари боятся стали гораздо больше, чем выстрелов самого совершенного энергетического оружия. Малейшая рана, царапина, нанесенная обыкновенным ножом или даже просто прикосновением металлического предмета, заставляли их с воем кататься по земле, постепенно обугливаясь и распадаясь, превращаясь в тот самый черный туман, из которого они только что явились.

Абасов, прекрасно владеющий всеми видами холодного оружия, первым понял это и, орудуя бластером как дубинкой, оттеснил волкодавов — так окрестили люди эту новую разновидность своих врагов — к выходу из пещеры, освободив проход для остальных.

Земляне бежали к вездеходу, время от времени останавливаясь и отбиваясь на ходу от преследователей, которые после гибели многих своих сородичей действовали гораздо осторожнее.

И вдруг Логинов, стараясь задержать нападавших, чтобы выиграть время и дать возможность команде занять свои места в вездеходе, допустил совершенно неожиданную ошибку. Упав за ближайший камень и тщательно прицелившись в передних волкодавов, он трижды нажал на спуск. Три энергетических заряда врезались прямо в клыкастые морды… До сих пор трудно было определить, что собой представляли противники. Их тела, как и тела врагов, нападавших раньше, все время менялись с частотой, недоступной человеческому глазу, и оттого казались нерезкими, размазанными в пространстве. Из темного, стремительно несущегося облака на мгновение выглядывала оскаленная пасть, огромная когтистая лапа или горящие злобой глаза.

Но теперь все изменилось. От облака отделились три отдельных клуба, те самые, в которые попали заряды Логинова. Они на глазах раздувались, наливались огнем, как бы вбирая в себя всех остальных чудовищ. Теперь всего три монстра неслись к машине — но зато их холки достигали гребня ближайшей скалы. От их рева сыпались камни. От шагов содрогалась земля…

— Прекратите огонь, скорее в машину! — крикнул Логинов. Они едва успели развернуться. В нескольких сантиметрах от кормы с грохотом лязгнула чудовищными клыками десятиметровая пасть, вполне способная проглотить вездеход целиком.

Но тут взвыли турбины двигателей, и удар гравитационной волны отбросил монстра назад. Остальные два старались обойти вездеход с боков. Несколько секунд оставалось неясным, кто преуспеет в этой бешеной гонке. Но вот мимо них мелькнула арка, скрипнули плиты старой дороги, принимая на себя вес машины.

Едва волкодавы, несущиеся вслед за ними, соприкоснулись с завесой неизвестного излучения, закрывавшего проход под аркой, как послышался громовой удар. Молния сверкнула позади вездехода, и лишь клубы черного тумана, уносимого ветром, напоминали о том, что здесь только что произошло.

Через пару часов вездеход остановился у двухсотметровой скальной стены центрального плато. На картографических снимках его поверхность почти не просматривалась. Лишь в одном месте сквозь заросли виднелись какие-то странные пятна правильной формы.

— Думаешь, это и есть место, о котором говорил Мартисон? — спросил Логинова Абасов, внимательно рассматривая карту и делая пометки в своем блокноте.

— Другого плато здесь нет. И потом, посмотри на локатор…

— Отчетливый след в стратосфере… Похож на ракетный.

— Можешь не сомневаться, — произнес Бекетов, подкручивая визиры. — Я засек ее минуту назад. Это была грузовая посадочная шлюпка с арктурианского крейсера.

— Значит, арктуриане летели на Таиру…

— Не просто на Таиру. Им нужен был тот же нестандартный оверсайд, та же пространственно-временная фаза, вот почему они нас так настойчиво преследовали.

— Спешили к своему Хозяину… Похоже, мы попали в самую точку, к истокам захвата…

— Что из того? — возразил Маквис. — Мартисон не успел сообщить нам самого важного. Если на плато действительно находится логово ракшаса, как ты собираешься с ним сражаться, уж не бластером ли? Вспомни, что произошло с волкодавами…

— На месте виднее. Все равно кому-то придется начинать. И не забывай — там Пайзе.

Начало смеркаться, когда тщательные сборы, проверка снаряжения и оружия были закончены. Абасов, к которому перешло командование на все время этой боевой вылазки, дал приказ выступать. Поиски пологого подъема окончились неудачей. Плато окружала сплошная скальная стена, непроходимая для вездехода. Машину загнали в расщелину и, замаскировав ветками, оставили внизу.

Первые десятки метров восхождения показали, насколько сложен подъем на плато даже для опытных альпинистов.

Расщелина, с которой они начали движение становилась все круче и в конце концов кончилась. Они оказались перед отвесной каменной стеной. К счастью, не сплошной, а сложенной незнакомой Логинову породой, обладавшей «лестничной» структурой. Отдельные ее слои, тут и там выдаваясь из общего монолита, давали возможность поставить ногу или закрепить альпеншток. Но порода выглядела скользкой и гладкой, как зеркало. То и дело приходилось навешивать веревки и слишком много времени тратить на забивку страховочных крюков. Вскоре стало ясно, что надеждам Абасова засветло закончить подъем не суждено оправдаться.

Закатные лучи солнца, отражаясь от бесчисленных зеркальных плоскостей камня, создавали странный эффект глубинного цвета. Скала словно наполнялась изнутри ослепительной радугой всевозможных оттенков. Зрелище было фантастически красиво, но слишком утомительно для глаз. Не помогали даже защитные фильтры. От пестрой фантасмагории красок люди с трудом видели идущего впереди.

Группу возглавлял Абасов. За ним поднимались Маквис и Бекетов. Логинов шел последним. Равномерный однообразный ритм подъема не мешал ему вспоминать, и мысли раз за разом возвращались к последним мгновениям, когда Перлис еще была рядом с ним. Он вспоминал ее смех и мимолетный, невзначай подаренный ему поцелуй. Лишь теперь, когда возродилась надежда, Артем позволил себе думать о Пер вновь.

Словно для того чтобы показать, как ничтожны все их надежды у преддверия этого плато, какие-то огромные летающие рептилии обрушились на них сверху. Вот они, стражи, о которых упомянул Мартисон!

Это произошло у самой кромки обрыва. По крайней мере, эта новая разновидность врагов оказалась более вещественной, хотя перепончатые трехметровые крылья с острыми когтями на сгибах и длинные, усыпанные зубами клювы делали их не менее опасными, чем волкодавов. Двигались рептилии в воздухе удивительно легко, используя крылья в основном для атаки, словно их трехметровые тела не весили ничего… В этой вывернутой наизнанку вселенной то и дело нарушались все известные Логинову законы физики.

Стражей было штук пять, и, видимо, они давно уже выжидали подходящий момент для нападения. Во всяком случае, появились они именно тогда, когда группа оказалась наиболее уязвимой. Голова Абасова появилась над кромкой, но закрепиться он еще не успел, и остальные трое едва держались на совершенно сгладившейся в верхней части стене.

Передний страж вцепился в Абасова, не давая ему возможности приподнять бластер. А двое других спикировали ниже и, развернувшись, пошли в атаку на Логинова. Его позиция оказалась более удобной. Во всяком случае, он сумел освободить одну руку и, прежде чем первый нападающий приблизился вплотную, открыл огонь. Веерное излучение бластера рассекло рептилию пополам, и вниз по скалам покатился бесформенный комок слизи и костей. Теперь, когда Логинов убедился, что энергетическое оружие действует на стражей самым сокрушительным образом, он почувствовал себя уверенней. Но и стражи на ходу усваивали полученные уроки. Вторая рептилия, вблизи карикатурно похожая на небольшого дракона, изменяла направление полета так резко, словно ничего не знала об инерции. Дважды луч бластера унесся в пустоту. В конце концов дракон зигзагом обошел Логинова и напал на Маквиса сзади. Хлопнули метровые стальные челюсти, мертвой хваткой вцепившиеся в ногу человека. Вскрикнув от боли, не ожидавший нападения снизу, Маквис выпустил веревку.

К счастью, страховочный пояс не позволил ему сорваться, но теперь он раскачивался над бездной и стал практически беспомощен перед своим противником. Стрелять Логинов не мог — сектор поражения у бластера слишком широк — Артем наверняка задел бы Маквиса.

Положение ухудшалось с каждой секундой, раздумывать было некогда, и Логинов рванулся вверх, к месту схватки, подтягиваясь за веревку одними руками. Добравшись до стража сзади, он отпустил веревку и вцепился в толстый шершавый хвост, покрытый колючей чешуей. Видимо, от неожиданности рептилия разжала челюсти, и Логинов вместе с ней обрушился вниз.

Петля страховочной веревки, конец которой остался прикрепленным к его поясу, натянулась и через несколько метров рывком остановила падение.

Логинов успел сгруппироваться и развернуть своего противника так, что удар о скальную стену в основном пришелся по стражу, но и сам безвольно обвис на веревке. Трос не выдержал нагрузки, Логинов видел, как медленно, одна за другой, лопались сплетавшие его нити. Последнее, что он запомнил, — безостановочное скольжение вниз.

 

ГЛАВА 27

Огромная дверь осталась за спиной Перлис. Комната, в которой она очутилась, казалась точной копией той, где обитал ракшас. Разве что пыли стало побольше.

На своем обычном месте стоял котел, висела посуда. Но огонь не горел, и в котле ничего не варилось. Это была другая комната…

Стараясь уйти как можно дальше от ракшаса, Перлис пересекла комнату и миновала еще одну дверь. За ней открылась такая же комната. Так же стоял стол, висела посуда… Пыли стало еще больше, и утих рев ракшаса. Едва отдышавшись, девушка вновь бросилась к спасительной двери. Новая комната. Тишина. Размеры предметов постепенно приближались к нормальным. Ей было некогда задумываться над тем, например, почему в окнах меркнет свет. Она спешила, она хотела оставить между собой и жутким чудовищем как можно больше дверей, как можно больше пространства.

Но вот, наконец, девушка остановилась. Прислушалась. Ни шороха, ни тени. Мертвая тишина… Все так же стоял стол. На своих местах висела посуда, но на дворе почему-то сгустились плотные сумерки, хотя в восемь часов на Таире еще только начинается закат… Она подошла к окну — знакомый двор. Ни одного живого существа. Нет Даже привычной фигуры стража у барака с рабами. Перлис не помнила точно, сколько комнат, похожих друг на друга как две капли воды, она миновала. Десять, пятнадцать?

Она поставила на пыльной полке возле очага небольшой крест, вышла в следующую комнату и сразу же, не отходя от двери, вернулась. Креста не оказалось на месте. Она попала в другую комнату. Обратная дорога не вела назад. Ее охватили страх и чувство такого одиночества, какого она не испытывала ни разу. Она поняла, что безнадежно заблудилась.

Очнулся Логинов наверху. Бой закончился без него. Им все же удалось подняться на плато… Маквис заканчивал обработку его многочисленных ссадин и ушибов.

— Здорово тебе досталось, командир, — проворчал Абасов, не спускавший глаз с кромки обрыва. — Если бы не Маквис…

— Как твоя нога, можешь двигаться? — спросил Логинов Маквиса, приподнимаясь. Тонизирующие средства из аптечки приглушили боль, и он чувствовал себя вполне сносно.

— Этому летающему крокодилу не удалось прокусить защитную ткань комбинезона. Несколько синяков и небольшое растяжение.

— Задерживаться нам нельзя. Стражи начали слишком своевременно. Похоже, наши противники знают, где мы находимся. С минуты на минуту здесь могут появиться арктуриане.

Неожиданно вершина утеса за спиной Маквиса, метрах в десяти от них, начала деформироваться. Она вытягивалась, удлинялась и вдруг лопнула, как скорлупа огромного яйца, выбросив наружу голову с человеческим лицом. Голова по форме напоминала боб и была никак не меньше метра от подбородка до бровей, под которыми сверкали два огромных круглых глаза. Внизу голова заканчивалась относительно тонкой и длинной шеей, похожей на тело питона. Логинов мгновенно выхватил бластер и, направив перекрестье прицела в середину этой отвратительной голой морды, выстрелил.

На вершине утеса взлетело облако дыма. Но сама голова за какое-то мгновение до попадания заряда успела издевательски ухмыльнуться и исчезнуть…

— Куда ты стрелял? — спросил Абасов.

— Кажется, показалось…

— После такого удара — неудивительно. Старайся без крайней необходимости не нажимать на курок. Мы слишком близко от места посадки арктурианской шлюпки… Часовые могут услышать звуки выстрелов.

— По-моему, они о нас уже знают. Куда девались твари, которые на нас напали?

— После того как мы перевалили через край обрыва, они исчезли.

— Ты хочешь сказать, они улетели?

— Да нет, пожалуй, — неохотно ответил Абасов, явно не желающий обсуждать то, что не укладывалось в обычную схему земной логики. — Они растворились, исчезли. Мгновение назад я их видел, а потом их не стало.

— А трупы?

— До них было довольно далеко, но, по-моему, там тоже ничего не осталось…

— Внешние формы существ, с которыми мы здесь сталкиваемся, скорее всего, фантомы. Что-то вроде материализованной голограммы. К сожалению, обладающей вполне реальными возможностями для нападения. Внешне они могут быть как угодно разнообразны. Чтобы с ними эффективно бороться, нужно найти центр, из которого они направляются.

— Я думаю, этот центр сам скоро нас найдет! — проворчал Абасов.

— Весь этот мир похож на фантом, — задумчиво проговорил Маквис. — Здесь нет ничего незыблемого, ничего настоящего. Даже краски в скалах — всего лишь отражение чужого солнца. Солнце зашло, и все вокруг вновь стало безжизненно-серым…

— Боль здесь вполне настоящая, — возразил Логинов, — и смерть, я думаю, тоже.

Только когда совсем стемнело, Абасов рискнул вывести группу к передовым постам охраны посадочной площадки. Арктуриан они обнаружили в том самом месте, на которое указал компьютер вездехода.

Среди высоких скелетов мертвых деревьев их взорам предстала стометровая стальная сигара.

Они довольно долго неподвижно лежали в засаде, оценивая обстановку. Караул сменялся через каждый час, широкое кольцо расчищенного пространства вокруг шлюпки исключало возможность скрытого подхода. На сотню метров все просматривалось и простреливалось с верхних галерей шлюпки, где тоже время от времени, сменяя друг друга, прохаживались часовые.

Поисковый «РЕМ» — прибор, способный уловить на расстоянии нескольких километров слабое излучение наручного идентификатора Перлис, — фиксировал одни помехи.

— Может, она его выключила?

— Это невозможно. Полностью прибор не отключается никогда.

— Но его могли у нее отобрать и вскрыть.

— Или она находится от нас дальше трех километров… или ее вообще здесь нет, а возможно, и никогда не было…

— До сих пор все, что говорил Мартисон, оказывалось верным: мы нашли Черное плато, обнаружили арктурианскую посадочную площадку. Терпение, командир! Мы еще не видели их основной базы. Здесь только площадка для посадки ракет.

Они должны хранить где-то хотя бы запас топлива на обратный путь.

И тут от грузового пандуса ракеты отвалил небольшой кар и под охраной четырех солдат направился в глубь плато.

— Скорее за ним! — скомандовал Абасов. — Нам нельзя потерять его след. Он наверняка выведет нас к базе!

Преследование продолжалось в полной темноте. Постепенно отрыв увеличивался — пешеход не может сравниться в скорости с транспортом на воздушной подушке, но судьба наконец-то улыбнулась землянам. Через несколько сот метров кар остановился, и солдаты, громко переругиваясь, принялись копаться в двигателе.

По знаку Абасова люди напали на арктуриан из темноты с разных сторон. Бой был коротким и почти беззвучным. Оружие не применялось, да оно и не понадобилось. Одного из охранников оставили в живых, чтобы выяснить путь следования машины, но это оказалось излишним. В автопилоте была заложена карта с маршрутом, и едва Бекетов запустил двигатель, как платформа кара бодро двинулась вперед, огибая препятствия и безошибочно выбирая путь в полной темноте.

Под брезентом на грузовой площадке они обнаружили штабель массивных длинных ящиков, и, когда сбили крышку одного из них, Логинов заметил, как изменилось лицо пленного. И немудрено. В ящике, оплетенное сложной системой охлаждающих трубок, лежало человеческое тело…

— Ну, рассказывай! Куда вы их везли?! — прорычал Абасов. Этот человек, впадая в ярость, способен был внушить ужас кому угодно.

Пленный сразу же начал оправдываться:

— Я тут ни при чем! Я не знал, что находится в контейнере, я обыкновенный солдат…

— Перестань молоть чепуху! — Абасов выразительно щелкнул предохранителем бластера и направил оружие в живот арктурианского солдата. Всем своим видом десантник показывал, что шутки кончились.

— Нам приказано доставить груз Хозяину… Я его никогда не видел! Мы просто оставляем ящики на складе, что происходит дальше — я не знаю!

— Похоже, это правда. Он ведь только солдат… — вступился Логинов за дрожащего от страха пленника.

— Ладно, убирайся! — Мощным толчком Абасов сбросил арктурианина с платформы.

— Ты уверен, что он не поднимет тревоги? — спросил Бекетов, недовольный тем, что пленный отделался слишком легко.

— Вряд ли в одиночку он выберется из этого леса. Но даже если ему удастся, мы уже будем далеко отсюда.

Кар снова двинулся вперед. Километра через два заросли поредели. Едва заметная просека вывела на опушку. Впереди виднелось низкое огороженное здание, примыкающее к хижине, сложенной из огромных глыб.

— Наверное, это и есть склад.

— Или их база. Или что-нибудь гораздо похуже… Дальше двигаться на машине опасно. Здесь ее придется оставить.

— «РЕМ» что-то фиксирует на пределе чувствительности — скорее всего, это помеха, но какая-то странная, непрерывного действия!

— Придется ждать, пока немного рассветет В полной темноте трудно действовать в незнакомом месте. Наши приборы ночного видения сильно искажают обстановку. Попробуй включить непрерывный радиовызов. Может, Перлис нас услышит.

— Это уже сделано, — произнес Бекетов, управляющий «РЕМом». — К сожалению, нет никакого ответа. Если бы она догадалась включить маяк!

И тут Логинов вспомнил о приемнике прямой связи, который зажигал внутри глазной линзы Перлис крохотный зеленый огонек… Перед отлетом он обучил девушку старинному, давно забытому коду, состоящему из двух вспышек — короткой и длинной. Обучил просто так, на всякий случай, не думая, что это может пригодиться. И вот сейчас от того, увидит ли Перлис сигнал, поймет ли, сможет ли на него ответить, зависела ее жизнь, а возможно, и судьба всей экспедиции на Таиру…

 

ГЛАВА 28

Больше она не спешила. К чему? Сотни, тысячи одинаковых комнат. Может быть, миллионы. Ее судьба предрешена. Сколько она тут бродит? Сутки, двое? Без Яруты, почти без света, утратив представление о времени. Сильнее всего хотелось пить. Голод Перлис загнала глубоко внутрь, но он все равно слишком часто напоминал о себе.

Девушка боялась идти дальше, чтобы не потерять остатки того жалкого света, который все еще пробивался в окна. Войдя однажды в дверь, ей ни разу не удавалось вернуться на то же место. Она лишь запутывалась все больше в бесконечном лабиринте одинаковых комнат. Словно блуждала среди бесчисленных отражений поставленных напротив друг друга огромных зеркал…

Не было еды на полках, не было воды в жбанах. Она проверяла много раз. Вокруг только мертвые комнаты, не предназначенные для живых существ. Почувствовав, что ее шатает от усталости, Перлис тихо прилегла на покрытую шкурой лежанку подле очага. Возможно, в той первой, настоящей комнате здесь спал Ярута. Мысль о маленьком безобидном существе немного согрела ее. Пер свернулась калачиком и стала вспоминать Артема. Каким он был смешным, когда изо всех сил старался не показать своего восхищения ею, и потом, когда примчался, рискуя жизнью, в парк, чтобы забрать ее на корабль. Тогда она еще не знала, что полюбит его. Больше она его не увидит… От этой мысли Перлис стало горько. Она облизнула пересохшие губы, на них уже образовалась тонкая запекшаяся корочка, организм начал обезвоживаться — вот откуда сонливость и слабость.

Если бы у нее была вода… Во дворе, перед тем как начать готовить «кашу» для Хозяина, она пользовалась колодцем, но ни одна из двух дверей, находившихся в каждой комнате, не вела больше во Двор.

Обе они открывались только в такие же помещения, похожие друг на друга как две капли воды. От этого можно сойти с ума. Было бы легче, если бы дверь была одна, и ей не приходилось каждый раз решать, какую из них открыть, и каждый раз испытывать новое разочарование.

В окна по-прежнему сочился сероватый свет. Все еще вечер? Или уже утро? Неважно. Нет! Важно! Свет сочился в окна !

Перлис вскочила и бросилась к окну. Старая деревянная рама, на которую натянута довольно жесткая прозрачная пленка. Скорее всего, это воздушный пузырь какой-то огромной рыбы или что-то подобное. Пленка прогибалась под пальцами, но казалась достаточно прочной. На счастье, в каждой из комнат комплект посуды и утвари полностью повторялся, и нож висел на своем месте. Одного удара хватило, чтобы проткнуть прозрачную пленку.

Девушка вырезала в ней квадрат, достаточный, чтобы протиснуться во двор. Оттуда сразу же потянуло холодом. Пер была одета слишком легко, и скитания по лабиринту кое-чему научили ее. Прежде чем уйти, она взяла с собой нож и длинный моток веревки, концом которой, как поясом повязала обмотанную вокруг себя шкуру. Получилось не слишком удобно, и наверняка со стороны она сейчас выглядела как неандерталка — зато теперь ей стало тепло.

Без особого труда Перлис вылезла в окно и, очутившись внизу, осмотрелась.

Двор как двор… Ничего в нем не было необычного, кроме тишины и отсутствия всякого движения. Вздрагивая от нетерпения, она направилась к колодцу. Скрипучий ворот разматывался слишком долго. Стук пустого ведра о сухое дно прозвучал как удар погребального колокола.

Несколько минут Перлис неподвижно сидела на срубе колодца, не в силах справиться с новым разочарованием. Слезы сами собой выступали на глазах и тут же высыхали.

Наконец Перлис нагнулась над срубом, пытаясь рассмотреть дно. Возможно, там осталась хотя бы небольшая лужица? Но в сумеречном свете не было видно ничего, кроме замшелых бревен самого сруба. Придется спускаться…

Наверное, потом у нее не хватит сил, чтобы подняться наверх, — колодец довольно глубокий, — но если воды не окажется — это не так уж и важно…

Пер начала спуск, держась за веревку и упираясь ногами в противоположные стены сруба. Колодец был узким, и лезть оказалось легко. К ее Удивлению, по мере спуска света не становилось меньше, скорее наоборот. И что самое удивительное: рассеянный, неяркий свет шел снизу.

Наконец ее ступни коснулись сухого дна. В самом конце сруб перешел в каменную кладку, и теперь прямо перед ней, сквозь неровные щели этой кладки, пробивался непонятный свет.

Вначале Пер даже не обратила на него внимания, безуспешно пытаясь отыскать в засохшей грязи хотя бы несколько капель воды. И лишь когда стала очевидна бессмысленность ее поисков, девушка с каким-то тупым равнодушием уставилась на свет, струившийся сквозь щели между камнями. Очевидно, раньше колодец соединялся с подземным туннелем. Много лет назад этот ход заделали, но недостаточно прочно. Со временем кладка расшаталась.

Ломая ногти, Перлис начала раскачивать массивный камень, и вскоре он неохотно поддался ее усилиям. Едва образовалось первое отверстие в стене, как камни, державшиеся лишь под давлением собственного веса, начали легко выниматься из своих гнезд, уступая незначительным усилиям ослабевшей девушки. Ей все сильнее хотелось пить. Чтобы хоть немного охладить свой иссушенный жаждой рот, она приникла губами к ледяным камням и вдруг ощутила влагу. Хоть отдельные капли конденсата и не могли утолить ее жажду, они, по крайней мере, несколько облегчили нестерпимое жжение во рту.

Вскоре Перлис уже стояла посреди широкого туннеля, по другую сторону колодезной стены. Небольшая груда разобранных камней, пересыпанных землей, осталась позади. Буквально через несколько метров туннель резко изменил направление.

Под ногами шелестел сухой плотный песок, и на нем отчетливо отпечатывались ее подошвы. Две цепочки маленьких следов на девственно чистой поверхности.

Возможно, Перлис была первой, кто за бесконечные тысячелетия осмелился потревожить покой этого места.

Своды постепенно понижались, и через некоторое время туннель сделался настолько низким, что ей пришлось пригнуться.

Вскоре ее путь пересек еще один туннель. Внешне все четыре направления, включая то, по которому девушка пришла, казались совершенно одинаковыми. Никаких знаков на стенах, никаких следов. Ей уже было все равно, куда идти, и она пошла прямо.

Что-то все время отвлекало Перлис. Какая-то зеленоватая едва заметная мушка то и дело вспыхивала перед самыми глазами. Вдруг Пер вся похолодела от неожиданной догадки. Глазные линзы! Код, которому учил ее Артем! Длинная вспышка — тире, короткая — точка…

Вспышки едва различимы, очевидно, толстый слой породы экранировал радиоизлучение. Но они повторялись, раз, за разом складываясь в одну и ту же фразу: «Включи маяк… Включи маяк… Включи маяк…» Зеленый, едва различимый огонек расплылся — на глаза навернулись слезы… Артем рвался к ней. Теперь он где-то совсем рядом, и нужно всего лишь включить маяк, чтобы ее нашли, чтобы бесконечные мучения кончились.

Перлис нащупала браслет на руке и нажала нужную кнопку. Ничего не изменилось, зеленая муха несла на своих крылышках одни и те же слова: «Включи маяк… Включи маяк… Включи маяк…» Ее не слышали.

Надо было искать место, из которого ответный радиолуч сможет пробиться наверх. Эта мысль немного приободрила Перлис, и она снова пошла вперед.

Неожиданно туннель закончился низкой дверцей с медным кольцом посередине. Кольцо повернулось, уступая ее усилиям, но Пер все медлила потянуть за него, словно предчувствие беды ледяным ветром дохнуло на нее из-за этой двери. Она знала, что двери здесь открываются только в одну сторону… Стоит нажать на кольцо, и обратного пути не будет — она попадет в новую клетку лабиринта. Перлис вдруг показалась себе маленькой фигуркой в странной и жестокой игре. Фигурка вынуждена была сделать следующий ход или погибнуть… Только беспрестанное мигание зеленой мухи придало ей силы дернуть, в конце концов, за кольцо.

Она очутилась в современной комнате. Нечто среднее между врачебным кабинетом и канцелярией. Большое кресло с множеством зажимов и приспособлений, укомплектованное столиком с хирургическими инструментами, стояло в стороне. Посередине комнаты возвышался огромный письменный стол, заваленный папками и заставленный компьютерными терминалами.

За ними она не сразу разглядела молодого человека с холодным строгим лицом. Что-то в его взгляде будто ударило ее и удержало от преждевременного проявления радости по поводу встречи с соотечественником.

— Присаживайтесь, — строго, почти равнодушно сказал человек, словно в дверях его приемной толпилась очередь посетителей и Перлис была одной из них.

Больше всего ее поразили глаза этого типа. Огромные черные зрачки заполняли все пространство радужной оболочки. Даже белков не было видно. И эти страшные черные пуговицы смотрели в папки, на дисплеи, на входную дверь. Они смотрели куда угодно и ни разу не остановились на Перлис.

— Слушаю вас! — нетерпеливо сказал молодой человек, и Перлис впервые в жизни растерялась, не зная, что отвечать. Ее совершенно подавляло полное отсутствие всякого интереса в этом человеке.

— Я, собственно… Где я нахожусь?!

— В приемной, разумеется. Так вы будете подавать прошение?

— Прошение о чем?

— Да о чем хотите! Какая мне разница? Не могли заранее составить заявление? Вот вам форма, возьмите ручку и пишите!

Она молча повиновалась.

— Ну? Так чего же вы ждете?

— Я не знаю, о чем писать…

— Справа перед вами в рамочке образец. Смотрите не ошибитесь. Бланки у нас в большом дефиците.

В рамочке лежало заполненное по графам заявление, и Перлис, все еще не пришедшая в себя от изумления и внезапно нахлынувшего страха, прочла его буквально по слогам: «Я, Перлис Пай-зе, настоящим прошу высочайшего соизволения в произведении посещения вышеупомянутого места, согласно чему удостоверяется».

Печать. Подпись неразборчиво. В образце стояли ее собственные фамилия и имя.

— Какое именно место я должна посетить?

— Это меня не касается.

Вспыхнув от внезапного гнева, Пер резко поднялась и решительно направилась к двери. Ни слова возражения или протеста со стороны чиновника не последовало. Дверь открылась, и она очутилась в точно такой же комнате, с таким же столом, с таким же чиновником.

— Присаживайтесь, — сказал чиновник.

После сорок второй комнаты девушка сдалась, вновь села к столу и написала это идиотское заявление.

Приняв от нее заявление, чиновник подержал его в руках, словно проверяя, сколько оно весит, и выжидающе уставился на Перлис.

— Еще что-нибудь нужно?

— Разумеется. Полагаются комиссионные. Процент от сделки указан прямо на дверях кабинета. Это, знаете ли, очень удобно для посетителей. Не приходится ломать голову над суммой, новшество нашего мира.

— Но у меня нет денег…

— Деньги? При чем тут деньги?!

— Но тогда что же?

Поманив Перлис пальцем и для чего-то оглянувшись, хотя в комнате, да и, пожалуй, во всей этой пространственно-временной фазе, кроме них, никого не было, чиновник нагнулся и прошептал ей в самое ухо:

— Вы хотите выбраться из лабиринта?

— Разумеется, хочу!

— Тогда придется заплатить гаввах…

— Гав… что?

— Это так называется. Совершенно безобидная процедура. Не остается даже следов. Вы не успеете оглянуться, как очутитесь на свободе. Пройдите сюда, в это кресло.

Перлис и оглянуться не успела, как, не сделав ни одного движения, очутилась в хирургическом кресле. Металлические захваты с коротким пружинным лязгом мгновенно защелкнулись на ее руках и лодыжках.

— Выпустите меня!

— Вы подписали заявление? Тогда доверьтесь мне. Процедура займет всего несколько минут.

Чиновник неторопливо стал раскладывать на столике свой универсальный набор инструментов. Теряя последнюю надежду, Перлис вдруг поняла, что зеленая мушка в ее глазу погасла, едва она переступила порог этой последней преисподней.

 

ГЛАВА 29

Впервые со времени посадки на Таиру ее серое небо окрасилось в зловещий темно-багровый свет. Возможно, так здесь выглядели ранние проблески солнечных лучей, искаженные толстым слоем облаков. Но Логинову казалось, что по небу разлита чья-то кровь.

Постепенно заря набирала силу. В полумраке они уже легко различали лица друг друга, но багровый отсвет все еще ложился на окрестные скалы. Наконец Абасов опустил бинокль и, указав каждому из них намеченные цели, проговорил:

— На башнях у ворот и на самой стене только арктуриане. Если это вся их охрана — они нас не удержат.

Он отдал команду, и четверка короткими перебежками, то и дело останавливаясь и затаиваясь в высоких безжизненных кустах, двинулась к огромным воротам.

Им оставалось метров сто до этих ворот, когда Бекетов приглушенно вскрикнул. И они все на несколько секунд замерли, как завороженные, всматриваясь в крохотный экран портативного приборчика. Мигающая красная стрелка, указывающая прямо на эти ворота, означала, что заработал маяк наручного идентификатора Перлис!

Логинов от волнения на какое-то время потерял контроль над собой. Но сейчас как никогда ему нужны были холодная голова и точные безошибочные действия. С трудом ему удалось взять себя в руки.

Вскоре они подобрались вплотную к изгороди. Толстенные дубовые доски ворот, окованные медью, вряд ли годились для обыкновенного склада… Логинов думал о предупреждении Мартисона о том, что глупо врываться в логово ракшаса с оружием, не способным причинить ему серьезного вреда. Мысли мелькали и исчезали, не оставив после себя ни малейшего следа, разве что незаметные для его спутников дрожь и холод в руках… Артем знал, что все это пройдет, едва начнется атака.

Послышалась очередная команда Абасова, и почти сразу же удар взрывной волны принес летящие в воздухе обломки досок. Ворот уже не было. На их месте в изгороди зиял широкий пролом. Вправо и влево одновременно ахнули бластеры, веерами огня снимая часовых на башнях.

Четверо нападавших бежали через пустой двор, каждую секунду ожидая ответного удара — вот из-за этого угла, из этой двери; но двор молчал, и они, наконец, остановились, осмотрелись. Сопротивление охраны, казалось, полностью сломила их неожиданная атака. Они сумели на ходу поразить все намеченные цели. Но у ворот стояли гуманоиды — существа близкие и понятные им. Здесь, внутри двора, притаилась опасность гораздо более страшная.

Помещения, напоминавшие заводские корпуса, остались позади. Логинов и его команда миновали еще одну изгородь и находились теперь во внутреннем дворе, где стояла хижина, сложенная из плохо обработанных глыб. Вблизи она оказалась неожиданно огромной…

Стрелка «РЕМа» закачалась, направление луча от маяка Перлис здесь изменилось. Теперь луч шел откуда-то снизу. В той стороне виднелся только замшелый сруб колодца, но Абасов, не раздумывая ни секунды, повел всю группу вниз. Его наметанный глаз сразу же приметил свежие царапины на бревнах.

Логинов, замыкавший четверку, немного замешкался, рассматривая эти царапины. Он представил себе Перлис, спускавшуюся в этот бездонный, темный колодец. Должно было произойти что-то по-настоящему страшное, если такой человек, как Перлис, вынужден был укрываться в колодце…

Пока Логинов раздумывал над этим, неожиданно налетел порыв ветра и завернул вокруг него тугую, плотную пелену смерча… Никто из спускавшихся не увидел того, что произошло. Когда смерч рассеялся, никого уже не было во дворе. Логинов бесследно исчез…

Перлис очнулась в сырой маленькой камере. Она лежала на охапке гнилой соломы. Тусклый свет лился в зарешеченное окно высоко над ее головой. Пить хотелось еще сильнее. Теперь она знала, что жажда — лишь малая часть тех мук, которые определили ей ее палачи. Психологический прессинг — так это называлось в той далекой жизни, которая когда-то имела к Пер отношение. Они могут сконструировать специально ДЛя нее любую реальность по своему выбору. Их возможности неисчерпаемы. Она вспомнила свой побег и его окончание… С каким злорадством, должно быть, Амутал наблюдал за ее беспомощным блужданием внутри лабиринта. Дать надежду, чтобы потом отнять и снова поманить жертву…

Стальная цепь, обхватившая металлическим кольцом талию Перлис, толстой змеей уходила в стену. Малейшее движение причиняло невыносимую боль. Недалеко от ее лица, может быть, всего в нескольких десятках сантиметров, стоял жбан с прохладной и чистой водой… Она видела эту воду сквозь закрытые веки, ощущала ее вкус на засохших губах. Длина цепи не позволяла дотянуться до жбана… Чтобы не видеть воды, девушка с трудом повернулась к стене и сдавленно вскрикнула. В метре над ней, распятый на стене, висел человеческий скелет.

Амутал предусмотрел все. Каждое ее движение. Каждую мысль. Перлис словно увидела потемневшее от времени зеркало в стене и гнусную ухмылку своего главного мучителя, так и не показавшегося с момента ее бегства. Зачем? Он наблюдает за ней, оставаясь невидимым, впитывает каждый гран ее мук. Чего он добивается? К сожалению, она знала ответ слишком хорошо… У нее не осталось ничего, кроме гордости, и за это последнее свое достояние она решила бороться до самого конца.

А ведь стоит произнести вслух всего несколько слов: «Прости меня, великий господин, прими лоно мое и душу мою…» Так звучала ритуальная фраза рабыни, которой научили Пер в камере пыток. Им не удалось сломить ее волю. Пока не удалось… Но она знала, что передышка будет недолгой, а сил оставалось совсем немного…

Шорох за спиной заставил ее содрогнуться и сжаться в комок, подтянув ноги под самый подбородок. Крысы… Наверное, это именно крысы… Амутал знает, чего она боится больше всего. Пер представила его наглую ухмылку, его скользкие, нечеловеческие руки, все, что будет потом… И лишь сильнее стиснула зубы.

Шорох за ее спиной повторился… Отчетливые маленькие шажки и шепот, едва различимый шепот, с трудом складывающийся в слова:

— Ты еще живая? Скажи! Не мог оставаться один, я принес, но это не то. Я думал, он носит ключи… Раньше не мог прийти. Ответь! Не надо молчать!

Рывком, не обращая внимания на боль, Перлис села. Напротив нее — серенький комочек меха, большие, круглые, зеленые, вечно голодные глаза, голые длинные уши…

— Ярута! Как ты попал сюда?!

— Я долго шел! Хозяин велел пригнать крыс, но мы с Прикованным к очагу подмешали сонной травы, и Хозяин заснул. Мы хотим, чтобы ты жила… Я думал, Хозяин носит на шее ключ от цепи, но нашел только это…

Домовой протянул Перлис круглый золотой амулет, тяжелую странную вещь, испещренную неведомыми письменами. Цепь легла ей на руки неожиданным грузом, и странное мертвое тепло потекло от пальцев по всему телу. От этого тепла исчезли боль, воспоминания и желания. Все то, за что Пер боролась с таким отчаянием, вдруг стало незначительней, второстепенней. Гораздо важнее показалось мертвое золото амулета; его цепь змеей, словно сама собой, скользнула с рук на шею.

Амулет точно ждал этого жеста тысячи лет… Ахнул дьявольский хохот, завертелись стены темницы и исчезли, растворяясь в хороводе новых видений.

Логинов с удивлением осмотрелся. Колодец исчез. Он сидел внутри хижины за большим деревянным столом. Напротив него, чавкая и разбрызгивая по столу недоеденные остатки пищи, заканчивал свой ужин ракшас.

— Значит, есть к тебе разговор, козявка. Предложение, значит. Концессус. Понимаешь? — Амутал отправил в рот новую гигантскую порцию каши, и от вони Логинова замутило. — У меня украли одну вещь. Нужную вещь, дорогую. Теперь она у твоей женщины. Ты ее забирает, приносит мне. Я отпускаю обоих. Совсем отпускат. — Он чавкал, коверкая и без того невнятную речь. Вот он сглотнул, рыгнул, и два гигантских красных глаза, словно два раскаленных угля, уперлись в лицо Логинова, ожидая ответа.

— Какую вещь?

— Она тебе будет показать. Круглая, золото. Дорогая. Тебе не нужная. Отдаешь мне — получаешь награда — свобода. И золото — сколько весит, в десять раз больше. Есть концессус?

Несмотря на исковерканный интерлект ракшаса, Логинову совсем не хотелось смеяться. Он вдруг понял, что произошло нечто непредвиденное, нечто такое, что может изменить всю его дальнейшую судьбу.

— Почему бы тебе не забрать эту вещь самому, если ее у тебя украли?

— Забирать не можно. Невозможно забирать силой. Только отдавать добровольно и получать свободу. Тебе женщина будет отдавать добровольно, мне — нет. — Мысли проносились в голове Логинова стремительным хороводом. Что же тут произошло? Что с Перлис? Где она сейчас? И если этот предмет, о котором говорит ракшас, имеет для него такое большое значение, каким образом он мог оказаться у Пер? Вдруг Артем похолодел от поразившей его мысли. Что, если это Бладовар? Что, если он у Перлис?!

— Сначала я должен ее увидеть.

— Сначала концессус. Подписать соглашение — потом видеть.

— Сначала видеть — потом соглашение!

Ракшас зарычал. Похоже, ему еще не приходилось сталкиваться с подобным противодействием. И сейчас в нем откровенно боролись два противоположных желания: раздавить непокорную козявку, посмевшую ему противоречить, или попытаться ее уговорить, чтобы добиться чего-то гораздо более важного.

Неожиданно волосатое чудовище за столом стало уменьшаться, превращаясь в уже знакомого Логинову старика. Переговоры явно вступали в новую стадию.

Логинов и карлик шли по бесконечным коридорам лабиринта времени, и ракшас продолжал постепенно меняться. На нем появился желтый плащ, затем ботфорты. На боку образовалась старинная шпага. Лицо вытянулось, неузнаваемо изменилось. В нем пропали те самые характерные черты, которые делали его похожим на помесь демона с орангутангом. Сейчас это был всего лишь человек, лицо которого выглядело непривычно печальным, почти благородным, хотя сквозь новый облик время от времени как бы просвечивали недавние знакомые черты.

После очередной двери Амутал подвел Логинова к замаскированному в стенной панели зеркалу, и тот увидел, что его одежда десантника исчезла. Ее сменил длинный желтый плащ, в точности такой же, как у Амутала. Вместо бластера на поясе теперь болталась длинная шпага.

— К даме следует являться в подобающем виде, — проговорил Амутал в слегка напыщенном и торжественном тоне. От былого косноязычия не осталось даже следа.

Что-то неуловимо, едва заметно изменилось и в чертах лица Логинова, но что именно, он не успел понять. Его внимание отвлекла новая картина в зеркале. Там появился длинный туннель, освещенный призрачным светом. По нему, то и дело останавливаясь и настороженно осматриваясь, шли его трое товарищей.

— Как видишь, с ними ничего не случилось. Они ищут тебя и будут бродить по этим коридорам до тех пор, пока мы не закончим все наши дела.

Панель, закрывавшая зеркало, опустилась на место. За следующей дверью открылся дворцовый зал с роскошным столом, на нем сверкала старинная драгоценная посуда. Стояли всевозможные блюда, фрукты, кувшины с вином. Стол был накрыт на шесть персон, но в зале, кроме Логинова и ракшаса, никого не оказалось.

— Садитесь, ешьте. Пока мы одни, можно продолжить наш спор.

— Но вы обещали мне совсем другое!

— Не беспокойтесь. Она скоро будет.

 

ГЛАВА 30

Стены камеры растворились в туманном вихре, едва амулет коснулся кожи Перлис. Она оказалась в старинном дворцовом зале. Гобелены, картины, предметы редкостной красоты окружали ее со всех сторон.

Она одна сидела за длинным столом, уставленным яствами и напитками. Исчезла стальная цепь, исчезло рваное грязное рубище, исчезли даже следы пыток на ее коже. Лишь медальон ледяной глыбой давил на грудь, замораживая дыхание. Сердце билось редко и медленно. Из всех прежних ощущений осталась разве что жажда.

Она протянула руку к золотому кувшину, и тотчас, сами собой, зажглись свечи в серебряных подсвечниках, едва слышно заиграла музыка.

Презрительно усмехнувшись на все это театральное великолепие, она залпом осушила бокал неведомого заморского вина, затем еще один и еще. Это была, конечно, не вода, но мучительную жажду вино все же утолило.

Голова слегка закружилась, и ей впервые за этот долгий день стало тепло.

Капли вина упали на роскошное древнее платье из голубого шелка и оставили на нем следы, похожие на кровь…

— Ярута! — требовательно позвала она.

И тоненький голосок ответил:

— Я слушаю тебя, моя госпожа! Госпожа? Странное обращение…

— Сядь со мной. Поешь.

— Мне запрещено, госпожа.

— Раньше ты звал меня Пер! Сядь, я сказала!

— Слушаю и повинуюсь.

Маленький домовой образовался наконец на стуле. Он выглядел испуганным, дрожащим и жалким.

— Ешь, дурачок!

— Мне страшно, Пер… Здесь плохое место…

— Я знаю. Другого у нас нет. Поэтому давай поедим хотя бы.

Дверь отворилась без скрипа и стука. В зал вошли два человека в длинных желтых плащах. Старинные ботфорты и шпаги обозначали их принадлежность к персонажам той театральной постановки, в которой она теперь вынуждена была участвовать. Лицо одного из визитеров показалось ей странно знакомым, даже сердце вздрогнуло и ударило чаще, но тут же успокоилось, перешло на прежний замедленный ритм, придавленное непомерной тяжестью медальона.

Оба сели в стороне от нее. Не обращая на Перлис ни малейшего внимания, гости говорили только друг с другом.

— Садитесь, ешьте. Пока мы одни, можно продолжить наш спор.

— Но вы обещали мне совсем другое!

— Не беспокойтесь. Она скоро будет. Итак, вы уверены в справедливости собственной мысли. В том, что человечество непременно должно победить в начавшейся космической войне. Почему?

— Потому что, появившись из небытия в этой вселенной, мы получили такие же права на существование, как и все прочие существа!

— Это верно. Но давайте вспомним, как вы распорядились этими правами. Вы затопили собственную планету океанами грязи, стараясь выжать из нее максимум для удовлетворения непомерных амбиций малой части вашего общества. Вы превратили собственный дом в огромный военный завод, хотя десятки лет у вас практически не было внешних врагов. Вы производили оружие смерти лишь для того, чтобы торговать им, обеспечивая роскошную жизнь кучке генералов, руководящих вашим так называемым «советом». И, наконец, вам показалось этого мало, и вы начали экспансию, постепенно захватывая все новые планеты, навязывая им свой образ жизни и совершенно не считаясь с массовым уничтожением местной биосферы. Для того чтобы остановить вас с минимальными потерями, пришлось разработать специальную стратегию захвата.

— Вот вы и признали, что захват — всего лишь замаскированная форма инопланетной агрессии.

— Разве я это отрицал? Посмотрите на себя. Посмотрите, во что вы превратили собственный народ. Вы стали слишком легкой добычей. Было бы просто глупо не воспользоваться сложившейся ситуацией. Для начала захвата оказалось достаточно всего лишь одного опломбированного вагона, затем нам оставалось лишь подбирать тела тех, чьи души уже принадлежали нам. Ну, а потом небольшая замена… Маленькая психологическая операция, и вот уже готова шестая колонна. Ряды наших адептов множатся, постепенно захватывая все жизненно важные центры вашего общества: СМИ, банки, властные структуры, армию.

Если бы не такие, как вы, единичные экземпляры, нам не о чем было бы разговаривать. Но, к сожалению, среди вас есть упрямые дураки. Они лезут в мой мир со своим нахальством, со своими претензиями и ничтожными надеждами. В конце концов, случайно вам повезло, и теперь я вынужден договариваться с вами, вместо того чтобы отправить вас всех в подземелье…

Дверь открылась, и вошла Перлис. Вначале Логинов не узнал ее. На ней было сверкающее золотой парчой платье. Бладовар на массивной золотой цепи свешивался до самой талии. Талисман нельзя было спутать ни с чем. От него исходило мягкое голубоватое сияние, и странная ледяная сила перехватывала дыхание, стоило лишь на секунду задержать на нем взгляд. Но не Бладовар поразил Логинова и даже не старинное платье, открывавшее взору отливающие темным золотом, точеные плечи Перлис.

Больше всего ранила его заторможенность ее движений. Она словно несла на своих плечах невидимую глыбу льда… И она его не узнала! Ни на секунду ее взгляд даже не задержался на его лице!

— Перлис! — крикнул Логинов, вскакивая.

— Сядь и успокойся. Она тебя не видит и не слышит. Она находится в другой временной фазе. В этой фазе мы с тобой еще не вошли в комнату. Это произойдет лишь через несколько минут.

Перлис жадно потянулась к кувшину с вином, залпом опорожнила подряд три бокала. И вдруг, повернувшись к закрытой двери, проводила глазами невидимое для Логинова движение теней. Наконец ее глаза на какое-то мгновение задержались на его лице. Секунду казалось, она его узнает, но женщина тут же отвела взгляд.

— Перлис! — повторил Логинов, вкладывая в звучание ее имени всю свою тревогу, всю радость от встречи, всю надежду.

— Да, так меня зовут, — равнодушно ответила женщина. — Чего вы хотите?

— Подойди к ней, постарайся снять с нее медальон, это он мешает ей тебя узнать, — прошептал Амутал.

— Что ты с ней сделал?! — Рука Логинова сама собой нащупала рукоять шпаги и сжала ее. Гнев и отчаяние переполняли и ослепляли его.

— Да. Теперь я вижу, что ты не лучше прочих ослов из своей породы. Самовлюбленный, ничтожный дурак!

Ракшас бросал ему в лицо отборные оскорбления, те самые слова, которые в присутствии Перлис должны были как можно сильнее задеть его самолюбие. И клинок Логинова выскользнул из ножен.

Голос звучал в его голове как комариный писк, стараясь пробиться из неведомого далека, сквозь завесу ярости, непонимания и гнева. Логинов отмахивался от него, как от надоедливой мухи, загонял в подсознание, но голос возвращался снова и снова, пока не сложился в слова:

— Амутал нарочно провоцирует тебя. Если ты обнажишь оружие, он тебя убьет и вновь завладеет амулетом. Тогда его никто не остановит. Прекрати, Артем, пока не поздно!

Но было уже поздно. Отбросив плащ и ножны, Логинов вскочил на ноги с обнаженной шпагой в руках. Раскатистый довольный хохот Амутала наполнил зал. За немыслимую долю мгновения ракшас оказался рядом с ним, в боевой стойке, со своим готовым убивать оружием.

Где-то это уже было… Что-то подобное… Воспоминание, как молния, сверкнуло в мозгу Логинова. Зал гаместон-центра, компьютерная реальность, похожее на вареное мясо небо и убийца со шпагой в руке, стоявший напротив него. Возможно, это было предостережение, которого он не понял…

Шпага Амутала, описав полукруг, рванулась к его груди. Логинов едва успел уклониться.

Что-то надо было сделать. Что-то очень важное. Единственно возможное в той безнадежной ситуации, в которую он сам себя загнал своей непростительной гордостью, которую так легко спутать с глупостью, если смотреть на происходящее с несколько иной точки зрения.

И тут он вспомнил все до конца! И, переломив о колено сверкающее лезвие, отбросил эфес. С крутящимся колесом «лао» в правой руке Логинов сам пошел навстречу ракшасу.

Трижды стальная сверкающая мельница в руке Логинова отбрасывала шпагу Амутала, несмотря на его нечеловеческую реакцию, несмотря на то, что Логинову казалось, будто он одновременно сражается с десятком противников. Амутал, теряя терпение и разъяряясь все больше, бросился в прямую флеш-атаку. Его голова на долю мгновения осталась без защиты. Вращающийся круг «лао» тотчас слегка наклонился, отбросил смертельное лезвие и задел скулу Амутала. Крови не было. Есть ли она у демонов? Этого Логинов не знал, отчаянно защищаясь и понимая, что с каждой секундой приближается неизбежный конец. В том месте, где лезвие коснулось кожи Амутала, появилась огненная полоса. Но боли ракшас, похоже, не испытывал. Непрекращающаяся череда чудовищной силы ударов обрушилась на Логинова, как шквал…

Малейшая ошибка, малейшая неточность — и он лишится своего «лао». Однако пока ему удавалось успешно отражать удары. Но Логинов все время отступал и в конце концов уперся спиной в стол, рядом с тем местом, где сидела Перлис.

— Прекратите! — сказала она. — Вы мешаете мне.

Ледяная сила ее голоса, нечто гораздо большее, чем сам этот голос, заставило Логинова повиноваться. Исчез сверкающий охранный круг. Оружие в его руке опустилось вниз.

Та же самая сила обрушилась на Амутала. Но, собрав всю свою демоническую волю, он не опустил шпаги и продолжал начатый выпад.

Казалось, время остановилось. Логинов видел, как тонко отточенное жало лезвия медленно приближается к его груди, пробивает складки одежды, кожу, мышцы… Боли он не почувствовал, лишь леденящий, парализующий холод.

Живая, человеческая кровь брызнула во все стороны. Несколько капель упали на платье Перлис, в то самое место, где темнели пятна вина. Но одна из капель, словно заблудившись, свернула с заранее предначертанной дороги и коснулась кожи женщины раскаленной алой жемчужиной.

В ту же секунду Перлис вскочила, сорвала с себя медальон и бросила его на стол.

Выпустив эфес шпаги, торчавший из груди Логинова, ракшас продолжил бросок, вытягивая руку к своему сокровищу. Лишь доли мгновения отделяли его от заветной цели, но Перлис с непостижимой быстротой вдруг схватила цепь и изо всех сил хлестнула амулетом по этой жадной, ищущей руке.

Ракшас, взвыв от нестерпимой боли, отпрянул назад. Бладовар, оторвавшись от цепи, покатился по столу и, словно невзначай, лег плашмя на краю стола, напротив оседающего на пол Логинова. Тот, ища точку опоры, повернулся и, опустившись перед столом на одно колено, схватился руками за скатерть.

Прямо перед его тускнеющими глазами плясали древние, непонятные буквы…

«Прочти их, прочти вслух!» — молил комариный голос в его остывающем сознании; но последним усилием воли, плохо повинующимися губами он вместо этого прошептал женское имя.

— Пер… — прошептали его умирающие губы. — Перлис, я люблю тебя… — С бесконечным сожалением посмотрел он на женщину, которую оставлял навсегда, с чувством бессильной горечи и утраты.

— Латума! — прогремел голос над залом, вдруг превращаясь от слов Логинова из комариного писка в рык разъяренного льва. И ракшас покачнулся. Раскаленное лезвие летящего из глубины веков древнего заклятия лишь теперь поразило его гнилое сердце. Амулет треснул, распадаясь на две половины.

И умер зал. Умерло пламя свечей. Остановилось время. На тысячелетие застыл в неестественной позе, падая навзничь, поверженный ракшас. Застыла в воздухе шпага, так и не дотянув до намеченной цели, и затянулась рана на груди Логинова. Ибо не мог нанести раны тот, кого не стало ни в этом, ни в предыдущем времени.

Команда стояла на берегу горного потока, в том месте, где кончался сверкающий мост.

Вдалеке прозвучал удар гонга, и сверкающий барьер, отделявший людей от их собственного времени, рванулся им навстречу.

Последнее, что увидел Логинов в этом чужом, навсегда покидаемом мире, была фигура старца на сверкающем мосту. На секунду Артему почудилось, что Мартисон стоял там не один. Образ незнакомой прекрасной женщины возник на мгновение перед их глазами, заслоненный цветным туманом.

Туман раздвинулся. В какое-то мгновение Логинову показалось, что он может прочесть в глазах этой женщины свою собственную судьбу… Судьбу всех тех, кто идет впереди и никогда не возвращается обратно, потому что время течет как река, и никому еще не удавалось дважды вступить в одну и ту же воду… Никому? Но ведь причина захвата как раз и состояла в том…

Следующий удар гонга оборвал его мысль. Вроде бы ничего не изменилось. Они по-прежнему стояли на вершине той же самой скалы. Но внизу, под ними, раскинулись институтские корпуса, которых здесь не было раньше.

Группа туристов поднималась к ним снизу по горной тропе. Они были уже почти радом, но еще не видели десантников. Голос маленькой девочки, донесенный порывом ветра, спросил отчетливо и звонко:

— Мама, что такое захват?