Звёздный мост

Гуляковский Евгений

ЧАСТЬ II

 

 

Глава 15

Радиограмма с зашифрованным приказом об отправке экспедиции на Зидру застала капитана Северцева врасплох. Вот уже десять лет его корабль находился в доке, в глубокой консервации. За это время оборудование и вооружение корабля морально устарело. «Орешек» был изрядно изношен и потрепан. Перед принятием решения о консервации начальство долго думало, не списать ли его вообще.

Но случилось так, что в этом районе у Федерации не оказалось подходящих боевых кораблей, и решено было на всякий случай «Орешек» законсервировать. Возможно, по прошествии какого-то времени о его капитане Северцеве Олеге Дмитриевиче в федеральном управлении космофлота попросту забыли. Северцева следовало давно демобилизовать по возрасту, однако зарплата из центра приходила регулярно, и Северцев благоразумно решил не напоминать о себе, не желая расставаться с космофлотом, хотя бы и формально. Летать ему не приходилось вот уже десять лет, с тех пор как законсервировали «Орешек».

Приказ, адресованный ему лично, предписывал расконсервировать корабль, набрать команду из двенадцати хорошо обученных дезов и немедленно отправляться на Зидру под видом вольного торгового судна, заключив для этого подходящий фрахт с одной из местных компаний.

Единственное, что не вызывало у Северцева вопросов в этом приказе, так это пункт о торговом судне. «Орешек» был сконструирован специально для разведывательных операций на враждебных планетах. Его вооружение было замаскировано в двойных секциях обшивки. А мощные спаренные двигатели десять лет назад способны были развить скорость, сравнимую с лучшими военными кораблями того времени.

Однако что касается команды, топлива, расконсервации и всего остального… Северцев не был уверен, что сумеет разогнать корабль для оверсайда, если даже удастся, преодолев многочисленные трудности, вывести его на орбиту.

Но приказ есть приказ, а Северцев был военным — от сверкающей кокарды на своей фуражке до всегда надраенных ботинок форменного образца. С тех пор как его возраст перевалил за роковую черту демобилизации, он стал следить за своим обмундированием с особой тщательностью и никогда не появлялся в общественных местах в гражданской одежде.

Первое, что следовало выяснить, так это вопрос финансирования экспедиции. В приказе об этом не говорилось ни слова, но в банке местного колониального управления существовал счет, на который с Земли ежегодно пересылались небольшие суммы для оплаты расходов по содержанию корабля в доке галедского космопорта.

Северцев давно уже не проверял, в каком состоянии находится этот счет, поскольку все необходимые суммы списывались с него автоматически. Это касалось и его собственной зарплаты, поступавшей затем в другое отделение банка на его личный счет.

Каково же было его удивление, когда он обнаружил на счету «Орешка» два миллиона кредосов, суммы достаточной, чтобы перебрать весь корабль, заправить его топливом, набрать полноценную команду и отправиться в любую точку Галактики.

Его приятно удивило специальное указание, полученное из центра банком, дающее ему право самостоятельно распоряжаться этой огромной суммой.

Должно было произойти что-то совершенно из ряда вон выходящее, чтобы обычно скупое военное ведомство расщедрилось до такой степени. Но в полученном им приказе о сложностях похода или о его подлинной цели не было сказано ни слова.

Ему просто предписывалось прибыть на Зидру и стоять в барнудском космопорту до тех пор, пока на корабль не прибудет специальный сотрудник федерального ведомства безопасности, в полное распоряжение которого и должен был после этого поступить «Орешек».

Это Северцеву не понравилось. Хотя сама возможность полета, возможность вновь оказаться в глубоком космосе будоражила его застоявшуюся кровь, неопределенность задания, а главное — необходимость поступить под начало какого-то разведспеца, наверняка ничего не смыслившего ни в космосе, ни в кораблях, не давала ему покоя.

Прецеденты, когда капитан военного корабля вместе с командой поступал в полное распоряжение постороннего человека, будь он даже самим адмиралом флота, можно было пересчитать по пальцам. И тем не менее это задание давало Северцеву возможность вновь почувствовать себя капитаном. В своем теперешнем положении он не мог себе позволить спорить с начальством. Еще одно обстоятельство омрачало вновь обретенное Северцевым положение капитана корабля. Команды у него пока не было, и если он будет строго следовать букве полученного приказа, то настоящей команды на «Орешке» так и не появится.

В приказе предписывалось завербовать две дюжины дезов. Дезами называли вольных наемников, опытных Солдат, настоящих космических рейнджеров. Их вербовка стоила немалых денег, но зато, после того как контракт подписывался, тот, кто нанимал этих людей, мог полностью на них положиться. У них был свой собственный, не подчинявшийся ни одному правительству полк, какой-то штаб, о дислокации которого никто ничего не знал. И у них был свой кодекс чести и свой устав, которому они строго подчинялись.

Все это было прекрасно, за исключением одного обстоятельства. Дезы не разбирались в устройстве космических кораблей, они были планетарными солдатами, воспринимавшими космический флот всего лишь как транспортное средство.

Но в таком сложном и длительном походе Северцеву был необходим хотя бы один помощник, которому он сможет передать вахту. И хотя в приказе о его вербовке не говорилось об этом ни слова, он знал, что ему придется нанять штурмана за счет уменьшения десантного подразделения. Жизнеобеспечение «Орешка» было рассчитано строго на тринадцать человек, и Северцев не мог увеличивать число команды сверх этой цифры.

За годы вынужденного безделья он имел возможность познакомиться и даже подружиться с несколькими опытными космовиками, оказавшимися не у дел и застрявшими на Галеде вопреки своему желанию. Любой из них будет счастлив войти в команду «Орешка».

Северцев уже решил, что остановит свой выбор на капитане погибшего два года назад космического эсминца, Зарегоне Рамсе. Зарегона уволили из военного флота по его собственной просьбе, хотя с гибелью «Стремительного», которым он командовал, была связана таинственная история, о которой до сих пор перешептывались во всех портовых бистро.

Что бы там ни произошло на «Стремительном», Северцев знал, что в лице этого человека он обретет настоящего помощника, а не просто опытного штурмана. К Зарегону он испытывал необъяснимую симпатию. Рамс никогда не упоминал об обстоятельствах гибели своего корабля, и Северцев не расспрашивал его об этом, соблюдая неписаные традиции космовиков.

Но теперь, если он остановит свой выбор на этом человеке, ему придется задать несколько неприятных для Зарегона вопросов. Северцев считал, что о собственных членах экипажа капитан обязан знать все, в особенности если весь экипаж фактически сведен к одному-единственному человеку, не считая дезов.

Вербовку Северцев решил начать именно с Зарегона, поскольку тот мог ему помочь в наборе остальной команды. Его эсминец до своей гибели постоянно нес на борту десантное подразделение, а все десантники вот уже добрый десяток лет набирались исключительно из дезов.

Разговор с Зарегоном состоялся на следующий день. Северцев нашел отставного капитана в кафе «Лима», где чаще всего собирались отошедшие от дел космовики.

В этот день Зарегон выглядел мрачнее обычного, и Северцев долго не решался начать трудный и в то же время совершенно необходимый разговор.

В конце концов он спросил как бы между прочим, разглядывая пышную, аккуратно подстриженную шевелюру Зарегона сквозь прозрачный бокал с пьянящим соком вореллы:

— Говорят, ты интересовался рейсом на Ренду, скопил достаточно денег?

— Еще нет, но осталось немного. Всегда лучше поинтересоваться заранее, свободные места на этой линии бывают не всегда.

— Хочешь вернуться во флот? — неожиданно для себя самого, отбросив всякую дипломатию, спросил Северцев о самом главном.

— На военные корабли мне дорога заказана, но и прокисать здесь весь остаток жизни не хочется. На Ренде гораздо больше шансов устроиться на приличный корабль торгового флота.

— Я мог бы предложить тебе кое-что… Мой «Орешек» готовится к выходу в космос.

— Частный торговец. — Зарегон презрительно скривил губы. — Романтика скитаний в погоне за выгодным фрахтом не по мне. Я привык к кораблям, на которых соблюдается дисциплина… Хотя это понятие весьма относительно…

Какое-то мрачное воспоминание полностью овладело им, и несколько секунд он молчал, лишь изредка прихлебывая из своего бокала.

— Ты не совсем прав относительно «Орешка». Пока ты не дал своего согласия, я не могу раскрыть тебе всех деталей. Скажу лишь одно: «Орешек» военный корабль. И дисциплина на нем соответствующая.

— Вот как? — Зарегон отставил бокал, весь превратившись в слух, хотя выражение скепсиса еще не исчезло с его лица. — Я ничего не слышал об этом, хотя столь долгая консервация для свободного торговца состояние весьма странное. Оно давно должно было разорить компанию, которая тебя наняла. Теперь многое становится понятным.

Зарегон помолчал, осваиваясь с неожиданной новостью и решая для себя, стоит ли следовать за мелькнувшей удачей. На самом деле денег у него было совсем немного, и впереди вырисовывалась лишь мрачная перспектива работы на местных континентальных линиях, где платили гроши, заставляя работать по десять часов в сутки…

— Какую же должность ты собираешься мне предложить?

— Единственную. Моего помощника, штурмана, выбирай любое название. Вся команда будет состоять фактически из нас двоих, не считая небольшого десанта…

— Дезы?

Северцев кивнул.

— Тогда это серьезно. Куда мы полетим?

— Если это означает согласие, то позволь и мне задать вопрос… Мне не хочется ворошить болезненную для тебя тему. Но я обязан знать, что произошло на «Стремительном»?

— Раньше ты никогда не спрашивал меня об этом.

— Раньше у меня не было права задавать подобные вопросы.

— Теперь оно у тебя появилось.

Северцев отметил ноту неподдельной горечи в голосе Зарегона, словно тот только что узнал о человеке, которого считал своим другом, не слишком приятную новость.

— Нам предстоит военная миссия. И я обязан спросить… — Северцев словно оправдывался перед Зарегоном, хотя и считал себя абсолютно правым.

— Военная? Разве мы ведем с кем-нибудь войну?

— Каждый год федеральное правительство проводит несколько военных акций в своих колониях, требующих слишком большой независимости. Ты не знал об этом?

— Что-то я слышал, конечно, но военный флот в этих акциях не участвовал.

Северцев уловил в его фразе нотку превосходства и пожал плечами, не скрывая своего неудовольствия.

— Для таких дел всегда находились люди второго сорта вроде меня. Офицеры службы безопасности не входят в привилегированную касту космовиков. Ты уж прости, но я могу предложить тебе только это. И если со мной что-нибудь случится, тебе придется взять на себя командование кораблем и довести до конца нашу миссию.

— Понимаю. Прежде чем доверить мне это, ты должен выслушать мою исповедь.

— Что-то вроде того.

Секунду казалось, что Зарегон сейчас встанет и уйдет, оставив Северцева наедине со всеми его проблемами. Но, пересилив себя, он неожиданно заговорил и уже не останавливался до самого конца своего рассказа:

— Перед последним рейсом «Стремительного» я нарушил устав. Я взял на борт женщину, хотя это строжайше запрещено на военных кораблях. Так получилось. Ее звали Эллой, она осталась без родителей. Они были переселенцами, не выдержали вредного климата Элгоя и умерли месяц спустя после прибытия на свое новое поселения. Дочь осталась одна, без средств к существованию, и нетрудно было предположить, что ее ждало в тяжелейших условиях Элгоя, с его городами-куполами, где даже воздух отпускался за деньги. Одним словом, я решил ей помочь.

Он замолчал, ожидая от Северцева возражений или хотя бы вопросов, но, не дождавшись, продолжил:

— Конечно, она мне нравилась. Слишком подолгу в космосе мы не видим женщин. Может, причина в этом. Как бы там ни было, когда «Стремительный» отправился в свой последний рейс, она оказалась в моей каюте.

Такое на корабле не скроешь. Однажды стюард застал ее, когда она не успела спрятаться. И известие о женщине на борту мгновенно распространилось среди экипажа. Капитан, нарушивший устав, подает не лучший пример своей команде…

Рейс был долгим — почти четыре месяца, и первые два мне еще как-то удавалось поддерживать дисциплину на должном уровне. Но через два месяца команда взбунтовалась по самому пустячному поводу. Я отказался зайти на Лиглос за свежими овощами. У нас на борту был пятимесячный запас концентратов, и я считал, что не стоит тратить время на лишнюю посадку из-за каких-то овощей. Но, видимо, команда считала по-другому. Конечно, причина была не в этом…

В первый раз за время рассказа Зарегон надолго замолчал, уйдя в своих воспоминаниях туда, куда никто не мог проникнуть, кроме него самого. И когда Северцев решил было, что продолжения не будет, Зарегон заговорил вновь:

— Это был самый настоящий бунт с применением оружия. Они застрелили почти всех офицеров во время схватки за рубку. Меня там не было. Может, поэтому я остался жив, но скорее всего лишь потому, что они не хотели стрелять в каюте, где находилась женщина — она была нужна им живой…

Меня посадили в спасательную шлюпку и выбросили за борт, как ненужный балласт. Больше я ничего не слышал ни о ней, ни о своем корабле. Возможно, без штурмана, не слишком разбираясь в навигации, они сбились с курса и затерялись в космосе. Скорее всего они давно погибли.

Дисциплинарный трибунал не нашел в моих действиях ничего предосудительного, поскольку про Эллу я предпочел умолчать. Мне даже предложили остаться на флоте, но я подал рапорт…

Не знаю, что именно послужило причиной, чувство вины или воспоминания… Понадобилось почти два года, прежде чем мне вновь захотелось уйти в открытый космос. Только не в роли капитана. Так что твое предложение оказалось как нельзя кстати. Теперь я сказал тебе все.

— И даже больше, чем требовалось. Я ценю твое доверие, Рамс. Если мое предложение тебя все еще интересует, давай покончим с формальностями.

Северцев достал бланк контракта, и Зарегон долго разглядывал бумагу с федеральными печатями, словно опасался подделки. Но Северцев понимал, что дело совсем не в этом. Их разговор разбудил в Зарегоне те темные воспоминания, с которыми человек не желает встречаться. Наконец, уже поставив свою подпись, но все еще не выпуская из рук электронного карандаша, он сказал:

— Больше всего я боюсь того, что «Стремительный» не погиб и она до сих пор жива. Есть вещи пострашнее смерти…

— В случившемся нет твоей вины.

— Я не должен был брать ее на корабль.

— Ты хотел ей помочь, если бы ты оставил ее на Элгое, судьба могла обернуться к ней еще более темной стороной.

— Но это была бы ее собственная судьба… Хуже всего, когда мы пытаемся взять на себя роль провидения для того, чтобы изменить чью-то судьбу. Чаще всего такие попытки заканчиваются несчастьем.

 

Глава 16

Лишь минут через двадцать Зарегон прервал свое мрачное молчание, отодвинул чашку с недопитым кофе и посмотрел на Северцева. Северцев с невольной завистью отметил, как красив и еще молод этот человек. Светлые серые глаза выделялись на покрытом космическим загаром лице, и лишь седина, посеребрившая почти всю его голову, свидетельствовала о том, как много пережил бывший капитан пропавшего эсминца.

— Ты говорил, что собираешься нанимать дезов? Ты когда-нибудь имел с ними дело?

— Нет.

— Что ты о них знаешь?

— Да то же, что и все. Дезы — искусственные существа, созданные в генетических лабораториях Федерации и максимально приспособленные для ведения боевых операций.

— Если бы все было так просто… Их создавали из человеческих генов, конструировали наподобие биологических роботов, но роботы из них не получились, роботы не обладают разумом.

— Ты хочешь сказать, что дезы разумны?

— А как они могли бы самостоятельно выполнять боевые операции? Дезы разумны и при неумелом обращении очень опасны… В процессе подгонки к образцу идеального солдата их лишили основных моральных, сдерживающих факторов. Их воспитывают в специальных лагерях, в жестких условиях, на грани выживания. У них никогда не было родителей, в их головы вдолбили всего две основные истины: задание должно быть выполнено, а враг уничтожен.

— Как они определяют, кто именно является для них врагом?

— А вот это один из главных вопросов. Вообще-то они обязаны беспрекословно повиноваться своему сержанту — главному в шестерке. А тот, в свою очередь, обязан подчиняться нанимателю. Но это в теории. На практике довольно часто дезы выходили из повиновения и выбирали врага по собственному усмотрению. Иногда им оказывался и сам наниматель.

— Я ничего об этом не слышал!

— Эти данные скрывают. Видишь ли, дезы действительно идеальные солдаты, и они добиваются успеха там, где обычные подразделения десантников обречены на гибель. Поэтому правительство предпочитает держать в секрете все огрехи, связанные с их применением. Цель оправдывает средства. За победу приходится платить определенную цену. Лучше бы нам обойтись без дезов.

— Я не могу этого сделать. У меня маленький корабль, каждое место на вес золота, и я уже получил приказ…

— В таком случае тебе необходим человек, способный отобрать среди них управляемую команду.

— Я был уверен, что ты сможешь мне в этом помочь.

— Здесь нужен настоящий специалист, лучше всего инженер из генетиков, занимающийся их разведением.

— Где же мы найдем такого специалиста? Галед — глухая провинция.

— В каждом федеральном Дез-центре есть такой специалист. Им запрещено заниматься частными сделками, но где ты видел инженера, довольного своей зарплатой? Так ты говорил, нам понадобится целая дюжина?

— Да. Именно это число указано в разработке.

— Это очень плохо. Дезы работают только в группе, которую называют «секстета». Их всегда шестеро. Их группы плохо уживаются друг с другом. Тебе понадобятся два совершенно изолированных помещения, отдельная кормежка и все остальное. Даже ориентировку на боевом задании для каждой группы придется разрабатывать по отдельности. Практически они не способны вести координированных боевых действий. Именно поэтому федеральная мечта об армии, состоящей из непобедимых солдат, потерпела фиаско. Им пришлось использовать дезов только в небольших десантных операциях. Зато здесь они действительно непревзойденны.

— Как появился их отдельный, независимый от правительства полк?

— Это долгая история… Информация о ней проходит под грифом «совершенно секретно». В одном из колониальных центров появились ненормальные дезы, сумевшие объединиться в большой отряд. Они подняли восстание, очень скоро захватили планету вместе с федеральными чиновниками и гостившими у них высокими лицами из метрополии, а потом выступили с требованием собственной независимости.

Поскольку они захватили очень важных заложников, правительство сделало вид, что согласно выполнить их требования. Конечно, их собирались уничтожить. Но вскоре выяснилось, что дезы скрупулезно выполняют все пункты соглашения. Они покинули захваченный мир и обосновались вдали от федеральных трасс на неосвоенной дикой планете. Оказалось, что экспедиция для их уничтожения стоит слишком дорого, а сами дезы в новом качестве оказались даже полезны.

Они охотно позволяли использовать себя в качестве наемников в различных, не слишком чистых операциях, где использовать федеральные войска правительству было неудобно. В общем, в конце концов их оставили в покое.

Но к нам все это не имеет отношения. Вряд ли тебе когда-нибудь придется иметь дело с вольнонаемными дезами. Мы обратимся в обычный федеральный центр. Правда, и там после успешного восстания дезов правила найма сильно изменились. Ну, да ты все увидишь сам.

После этого разговора Северцев решил повременить с немедленным наймом десантников, чтобы не создавать себе лишних хлопот до старта и погрузить на борт десантное подразделение в самый последний момент.

Вместе с Зарегоном они направились к центральным космическим верфям, решив закупить топливо для «Орешка». В послеполуденное время там обычно начинались торги на блефутовые стержни.

Блефут, этот новый, недавно открытый элемент менделеевской таблицы, обладал месячным периодом полураспада и в течение этого срока был способен разогнать любой космической корабль до скорости, необходимой для оверсайда.

В роли покупателя на бирже Северцев чувствовал себя несколько странно. Федеральные корабли, тем более военные, получали топливо в любой колонии по специальной правительственной лицензии. Но Северцев понимал, как важно соблюдать конспирацию, особенно в начале операции. Он обязан был вести себя так, словно и в самом деле являлся капитаном частного торгового корабля.

Внутри помещения биржи на стенах горело несколько больших терминалов, и около десятка человек, в основном местные клерки, с сонным видом слонялись между ними.

Оживленной торговлей здесь явно не пахло, да оно и неудивительно: в настоящий момент в космопорту не было ни одного корабля, если не считать самого «Орешка», все еще стоявшего в ремонтном доке.

Набрав на пульте одного из терминалов необходимое количество килограммов блефута и самую низкую изначальную цену, Северцев стал ждать подтверждения сделки. Рутинная процедура закупки топлива в порту всегда заканчивалась выдачей накладной для получения контейнеров с топливом.

Но на этот раз дисплей терминала неожиданно взорвался водопадом трехзначных цифр.

— Не понимаю, что происходит… — пробормотал Северцев, стараясь уследить за потоком цифр. — Похоже, кто-то пытается перебить наши закупки и специально поднимает цену!

— Но кому это может понабиться? Какой сумасшедший согласится платить за топливо лишние деньги? А ведь именно это ему придется сделать, если мы сейчас откажемся поднимать цену.

— Конечно. Но, видимо, кому-то хочется лишить нас возможности закупить топливо по нормальной цене.

Северцев внимательно оглядел торговый зал. Здесь ничто не вызывало подозрений. Места у трех других терминалов пустовали. Правда, заказ на топливо мог поступить и по радиофону.

— Что ж, предоставим возможность нашему неведомому недругу выложить свои денежки. У меня есть несколько резервных дней. Возможно, сегодня не самое лучшее время для закупок.

Северцев решительно направился к выходу из зала, Зарегон едва поспевал за ним.

Старый капитан мрачнел и замыкался в себе, когда сталкивался с подлостью. Он не сомневался, что ситуация на бирже специально подстроена. Кто-то узнал о том, что «Орешек» получил новое задание, и собирался ему помешать любым способом. А если это так, следовало ожидать дальнейших пакостей. И он не ошибся.

Едва они добрались до небольшой космопортовской гостиницы, где Северцев устроил свое временное обиталище, затянувшееся на долгие годы, как портье протянул ему официальный конверт, на котором красовался герб местного управления.

Северцев взял его двумя пальцами, словно это была какая-то ядовитая гадина, и, не распечатывая, спрятал в карман.

— Плохие новости?

— Скорее всего. Я сделал заявку на вылет заранее, но ответ пришел слишком быстро. Причин для отказа у них не было.

— Почему ты думаешь, что это отказ? Ты даже не распечатал конверта.

— Только очень серьезная причина способна заставить местных чиновников так торопиться.

Они поднялись на пятый этаж в электромагнитном лифте и через минуту очутились в небольшом номере, состоявшем из двух комнат, одинаково безликих, как и все гостиничные номера.

Пока Северцев распечатывал полученный у портье конверт, Зарегон с интересом осмотрелся. Хотя они дружили уже несколько лет, Северцев ни разу не приглашал его к себе, и лишь теперь он понял причину.

Старый капитан жил здесь, как на вокзале, ежедневно ожидая приказа. Он не считал это помещение своим домом. Тут не было ничего личного, если не считать лежавшую на туалетном столике раковину аниранского Мейнуса. Этот вид считался давно вымершим, и раковина представляла собой огромную ценность. Слабый световой ореол, окружавший ее, говорил о том, что раковина жива. Этот удивительный вид моллюсков вел исключительно сухопутный образ жизни и в неблагоприятных условиях мог, не раскрывая створок, провести внутри своей раковины не один десяток лет.

— Откуда она у тебя? Считается, что живых экземпляров не существует.

— Я спас ее от биологов, собиравшихся прославиться описанием внутреннего строения этого давно исчезнувшего вида. С тех пор она живет у меня.

Зарегон протянул руку, собираясь прикоснуться к завиткам тридцатисантиметровой раковины.

— Осторожней! Она не любит посторонних и может очень сильно ударить током.

— Ты хочешь сказать, она способна отличить того, кто к ней прикасается?

— Она способна на многое. Мы даже научились в какой-то степени понимать друг друга. Синий цвет ее мантии означает, что в мое отсутствие здесь побывал посторонний. Это могла быть горничная, но, судя по этой бумаге, мне теперь отовсюду придется ждать неприятностей.

— Что там?

— Они требуют таможенного досмотра корабля, прежде чем дадут мне разрешение на старт.

— Что же тут особенного? Это обычная процедура.

— Только не для «Орешка». У меня открытая лицензия.

Зарегон присвистнул.

— Ничего себе… Это должно стоить кучу денег. Зачем тебе это понадобилось? Ты что, занимаешься контрабандой?

— Если они узнают, что «Орешек» — военный корабль, нас не выпустят с планеты.

— В таком случае нам надо убираться отсюда как можно быстрее. Когда назначен досмотр?

— Он назначен на завтра.

— Нам понадобится охрана и защита корабля. Дезов придется нанять уже сегодня.

— Надеюсь, что хоть в этом нам повезет.

Северцев достал из шкафа небольшой саквояж, и через пять минут все его личные вещи были уже уложены. В специальном боковом отделении нашлось место и для раковины Мейнуса.

— До самого отлета нам нельзя будет покидать корабль, по крайней мере там нам не придется опасаться нежелательных визитеров.

— Ты уверен, что здесь кто-то был?

— Мои вещи осматривались. Работали профессионалы, они почти не оставили следов, но провести подробный осмотр, совершенно не наследив, невозможно.

— Что именно они искали?

— Если бы я это знал. Неприятности начались с момента получения мною радиограммы. С приказа об экспедиции на Зидру. Считается, что этот канал закрыт, а шифр надежен. Но утечка все-таки произошла. И кто-то очень заинтересован в том, чтобы наша экспедиция не состоялась.

— А как же Мейнус? Если бы они его заметили…

— Они его не заметили. У него необычайно сильно развита способность к мимикрии, он может быть похож на что угодно. На вазу с цветами или на зеркало. Только в моем присутствии он принимает свой настоящий облик. Необходимо срочно принять все возможные меры безопасности, хотя корабль стоит в доке и добраться туда непросто, я хочу предусмотреть все.

— Значит, отправляемся в Дез-центр?

— Да, сейчас мы наймем только одну секстету, чтобы проще было с ними управляться, и лишь перед самым отлетом — вторую.

— Что же, это вполне разумно.

— По дороге ты захватишь свои вещи. Я хочу, чтобы после того, как дезы начнут охранять корабль, никто не покидал его без крайней необходимости. Чем меньше у нас будет контактов с местными чиновниками — тем меньше поводов для придирок.

— Нет возражений, капитан. Мои сборы окажутся не сложнее ваших.

Он впервые, полушутливо, назвал Северцева на «вы» и с удивлением заметил, что это официальное обращение нравится старому капитану.

 

Глава 17

Огромное серое здание из пластобетона с амбразурами и батареями бластеров больше походило на крепость. У них дважды проверили документы, и Северцеву пришлось предъявить свой сертификат и правительственную лицензию на право найма отряда дезов, прежде чем их проводили в зал приемов.

Очутившись в огромном помещении, увешанном образцами батальной живописи и музейными экспонатами боевой техники, Северцев несколько растерялся, не ожидая подобной помпезности. Только Зарегон, похоже, чувствовал себя здесь как рыба в воде.

— Нужно придумать, как связаться с их главным специалистом, прошептал Северцев, опасаясь подслушивающих микрофонов.

— Не беспокойся, он сам нас найдет. Заказчики здесь появляются не так уж часто, а оказывать помощь при найме и получать за это определенную надбавку к зарплате его почти что легальная привилегия.

Зарегон оказался прав. Администратор, проводивший их в зал приемов, вскоре вернулся с невзрачным худощавым человеком, одетым в замызганный халат со следами ожогов от кислоты.

— Главный инженер Дез-центра Власов Петр Сергеевич, — представился вновь прибывший. — Чем могу быть вам полезен?

— Нам нужна одна секстета дезов, легко управляемых и надежных. У нас нет опыта в обращении с этими существами…

— Понимаю. Все будет зависеть от того, сколько вы готовы заплатить.

— Назовите вашу цену.

— Четыреста тысяч сейчас и столько же в случае успешного выполнения задания. И это, разумеется, сверх стандартной оплаты найма.

— Если мы примем ваши условия, вы гарантируете, что у нас не будет никаких проблем?

— Гарантировать это на сто процентов не сможет ни один специалист. Наем дезов всегда связан с риском. Единственное, что я могу сделать, так это подобрать из имеющегося в наличии материала наиболее устойчивую, надежную секстету. Вас это устроит?

— Похоже, у меня нет выбора. Если я сейчас откажусь от вашего предложения, то наверняка получу наихудший из возможных вариантов.

— Вы умны и вполне сможете поладить с моими воспитанниками. К умным людям они относятся с уважением. Так мы договорились?

— Да.

— Будете осматривать подразделение?

Северцев собрался было отказаться, стараясь избежать неприятной процедуры, но Зарегон его опередил и потребовал показать отряд со всей экипировкой.

— Приведите двенадцатую секстету, — коротко бросил Власов своему администратору. Тот сразу же удалился, и вновь потянулись томительные минуты ожидания. Почему-то Северцев не испытывал ни малейшего желания задавать вопросы о новых членах своей команды. Он чувствовал себя так, словно прыгнул с обрыва и теперь вернуться обратно, на надежную кромку не было уже никакой возможности. Сейчас он даже представить себе не мог, как будет чувствовать себя в обществе этих полулюдей после старта, оставшись с ними один на один в замкнутом пространстве корабля.

За широкими дверями зала приемов раздался грохот шагов идущего строем подразделения. Впечатление было такое, будто шла шеренга одетых в стальные доспехи великанов. И это оказалось почти правдой. Шестеро вошедших дезов и в самом деле были очень высокими. Это впечатление еще больше усиливалось громоздкими космическими скафандрами. Шлемы, правда, были сняты и находились у каждого под мышкой, что создавало еще более странное впечатление. Казалось, каждый из десантников несет с собой запасную голову.

— Почему они в скафандрах?

— Во время осмотра потенциальным нанимателем они обязаны предъявить все свое снаряжение, — пояснил Власов.

— Кто из них старший?

— Первый справа, сержант Влаш.

Лицо каждого деза казалось высеченным из дерева. Они стояли совершенно неподвижно, широко расставив ноги и опираясь на стволы своего тяжелого вооружения. На первый взгляд все шестеро были похожи друг на друга как две капли воды. Но вскоре Северцев понял, что это впечатление обманчиво. Каждый из этих существ, несомненно, обладал собственной индивидуальностью и собственным, неповторимым выражением лица.

— Могу я задать вопрос сержанту Влашу?

Северцев сразу же понял, что его просьба вызвала неожиданную отрицательную реакцию главного инженера.

— Боюсь, из этого ничего не выйдет. Вы еще не подписали контракт и, следовательно, не являетесь нанимателем. Сержант Влаш не обязан вам отвечать.

— И все же я хотел бы попробовать.

— Ну что же… Вообще-то это не положено, но в конце концов вы ничем не рискуете, кроме не слишком вежливого молчания.

Сделав вид, что не заметил явного недовольства Власова, Северцев воспользовался полученным разрешением и обратился непосредственно к сержанту:

— Я хочу предложить вам участие в моей экспедиции на Зидру. Корабль маленький и без особых удобств, но все пункты обеспечения, указанные в вашем контракте, будут выполнены. Экспедиция непростая. Возможны стычки и потери личного состава. Вы согласны лететь со мной?

Тишина в зале казалась почти ощутимой. Когда Северцев решил, что ответа он не дождется, под сводами зала загремел голос, усиленный динамиками скафандра, очевидно спрятанными в наплечных подушках:

— Мы согласны участвовать в вашей экспедиции, капитан Северцев.

— Откуда вы знаете мое имя?

— Нам предоставляют данные обо всех потенциальных нанимателях.

— Но почему вы согласны? Почему вы сразу согласились, не выяснив ничего о характере самой экспедиции?

— Мы знаем все, что нам положено знать. Согласились мы потому, что вы нас об этом спросили.

Заметив недоумение на лице у Северцева, сержант пояснил:

— Вы первый, кто задал нам подобный вопрос. Обычно наниматели воспринимают нас как электронные машины и не задают никаких вопросов.

— Но ведь это не так. Что вообще заставляет вас выполнять чужие приказы? Что заставляет вас скитаться с планеты на планету в поисках новых сражений?

Северцев готов был поклясться, что на лице сержанта появилось нечто, весьма похожее на улыбку, хотя он слышал, что этим существам юмор не свойствен вообще. Тем не менее сержант улыбался.

— Ваши вопросы выходят за все уставные рамки. Я вынужден прервать беседу! — наконец не выдержал Власов. — Вы будете подписывать контракт?

— Разумеется, я подпишу контракт. Мне кажется, мы с сержантом сумеем обо всем договориться.

Вечером тяжелый транспортный кар Дез-центра доставил десантное подразделение Влаша прямо к ангару «Орешка».

Охрана космодрома попыталась остановить и досмотреть кар, но была нейтрализована. Когда Северцев хотел уточнить у Власова, что именно означает этот термин, тот лишь пожал плечами.

— Это означает, что в течение двадцати четырех часов она будет неспособна к каким-либо действиям.

Власов вежливо попрощался. Кар уехал, и Северцев с Зарегоном остались один на один с новыми членами своей команды.

Разместив дезов в специально подготовленном для этого отсеке, оба, не сговариваясь, направились в кают-компанию. Времени до рассвета оставалось не так уж много, и Северцев прекрасно понимал, что, если они не стартуют до шести часов утра, на борту появятся портовые чиновники, и скандал из-за «нейтрализованной» охраны поднимется такой, что о старте придется забыть даже в том случае, если им каким-то чудом удастся избежать досмотра.

— По-моему, тебе пора познакомить меня с тем, что ты тут так тщательно скрываешь от местных инспекторов, — попросил Зарегон, и Северцев, не скрывая гордости, повел своего помощника по всему кораблю.

Конструкция «Орешка» вмещала в небольшом пространстве столько различных устройств и систем, что даже бывшему командиру военного звездолета многое тут было в новинку. Когда же Северцев открыл сейф и показал Зарегону схемы ведения огня боевыми системами корабля, тот лишь тихо присвистнул.

— Тебе необходимо изучить все это еще до рассвета. У тебя больше опыта в управлении подобными системами. Не исключено, что нам придется прорываться с боем.

— А как ты решишь проблему топлива?

— Мы его захватим прямо сейчас, пока «нейтрализованная» охрана космодрома не успела опомниться.

— Так вот почему ты настоял, чтобы дезов доставили на корабль немедленно…

— До рассвета у нас остается всего восемь часов.

— Знаешь, старина, когда мы с тобой познакомились, я не ожидал, что ты способен на подобные решения.

— Капитан, Зарегон! Теперь я для вас капитан. И у вас есть еще время аннулировать контракт. Если же вы этого не сделаете, то с этой минуты вы будете соблюдать все его пункты, включая уставной порядок отношений между офицерами корабля.

Он знал, что этой ледяной фразой разрывает нечто важное в их отношениях, но считал субординацию на борту корабля важнее дружеских отношений.

— Слушаюсь, капитан.

— Надеюсь, ты поймешь меня правильно.

Включив интерком, Северцев попросил подняться в кают-компанию сержанта Влаша. Когда тот появился, громыхая своими космическими доспехами, Северцев, недовольно поморщившись, спросил:

— Вы всегда носите этот скафандр?

— Никак нет, сэр. Это не скафандр. Это боевой костюм, модель «Промет-2».

— Разве сейчас мы находимся в боевой обстановке?

— Десантник обязан быть готовым к возникновению боевой обстановки в любую минуту. Сейчас, согласно полученному приказу, мое подразделение занято охраной этого корабля.

После этого ответа Северцев повел себя так, словно ежедневно беседовал в кают-компании с членами экипажа, одетыми в космические скафандры.

— Сержант Влаш! С сегодняшнего дня вы будете принимать участие в офицерском совете корабля и вместе с нами принимать все важные решения.

— Это не соответствует уставу, сэр!

— В таком случае я отменяю этот пункт устава. Считайте его временно аннулированным в связи с особыми боевыми обстоятельствами.

— Слушаюсь, сэр!

— И этот человек еще говорил мне, что он не умеет обращаться с дезами… — тихо пробормотал Зарегон.

— Нам необходимо заправить корабль топливом. Закупить его обычным путем не удалось. Какие будут предложения?

Зарегон лишь усмехнулся в ответ на сакраментальный вопрос, адресованный Влашу.

— Захватить его, сэр!

— Я могу доверить вам разработку тактического плана этой операции?

Атака на энергосклад галедского космодрома началась ровно через час. Шестерка дезов, каждый из которых получил от Влаша подробные инструкции дальнейших действий, поднялась в воздух на ракетных ранцах своих костюмов и, построившись клином, двинулась к энергоскладу.

Уже через несколько минут стало ясно, что подходы к энергоскладу перекрыты частями особого назначения, не имеющими отношения ни к администрации планеты, ни к космическому флоту Федерации. Это оказалось полнейшей неожиданностью для Северцева, считавшего, что у них не будет проблем с захватом топлива, после того как дезы нейтрализовали охрану космодрома. Теперь же, не вмешиваясь в происходящее, они с Зарегоном наблюдали за разворачивающимся сражением на экранах своих локаторов и слушали переговоры дезов по закрытому от постороннего прослушивания каналу.

Наблюдатель, замыкавший клин дезов, коротко доложил по рации:

— По нас ведется огонь из тяжелых бластеров. Две огневые точки. Координаты три пять и семь два. Наша защита не выдержит такой мощности.

— Ликвидировать обе установки, — коротко распорядился Влаш.

Приказ предназначался ракетчику, отвечавшему за тяжелое вооружение секстеты.

Но еще до того, как протонные ракеты направились к цели, защитник, собрав в единый кулак мощности всех портативных генераторов боевых костюмов, отразил первый, самый опасный удар охранявшей склад батареи.

А через несколько секунд в том месте, где только что располагались ракетные установки, уже бушевало пламя всепожирающего атомного огня.

— Уменьшить мощность! При такой интенсивности огня вы можете повредить энергосклад.

Ракетчик тут же исправил свою ошибку, и второй удар не сопровождался огненным фейерверком, хотя оказался не менее эффективным.

На всем пути следования секстеты на космодроме полыхали пожары, выли сирены, какие-то машины неслись от города к космодрому, у главного входа бестолково суетилась охрана. Но дезы действовали слишком слаженно, слишком неожиданно и дерзко, а главное — слишком стремительно.

— Откуда взялись здесь хорошо подготовленные профессионалы и заранее оборудованные огневые точки? — спросил Северцев, не отводивший взгляда от мониторов «Орешка».

— Вам лучше знать, капитан, каких демонов вы разбудили. Одно совершенно ясно — это не местные войска. И хотел бы я знать, как вы собираетесь стартовать, устроив подобный фейерверк на космодроме?

— Здесь слабое прикрытие. Четыре батареи не пробьют нашей защиты. На планете нет боевых кораблей, а охранных спутников мало. Я уже рассчитал траекторию, проходящую вне зоны их действия.

— Судя по тому, какие силы прикрывают подходы к складу с горючим, у нас могут возникнуть любые неожиданности.

— Может, там тоже есть дезы? Кто-то еще нанял их, и теперь…

— Это исключено, капитан, — с тех пор как Северцев сделал ему замечание, Зарегон обращался к нему только в уставной форме. — Дезы не станут воевать против дезов.

— Но ведь были случаи, когда противоположные стороны во время конфликтов использовали их в своих войсках!

— Конечно, только это ни к чему хорошему не привело. Дезы каждой стороны безукоризненно выполняли задание до тех пор, пока не сталкивались друг с другом на поле боя. В момент контакта они прекращали бой и становились беспомощными мишенями.

Секстета между тем заканчивала боевой разворот над складом, подавляя последние огневые точки, еще противостоявшие ей.

— Двое на крыше склада в боевых костюмах неизвестной модели, необходимо немедленно подавить…

— Отставить! — крикнул Влаш. — Прекратить огонь. Этими двумя я займусь сам. Остальным в склад, транспортировать горючее к кораблю. Защитник, прикроешь мою посадку.

Никто не возразил — не положено по уставу, но Влаш знал, они недовольны его решением и тем неоправданным риском, который он взял на себя. Что делать. Ему понравился заказчик, и Влаш понимал, что, если продолжать огонь в непосредственной близости от склада, склад может взлететь на воздух, и они останутся без горючего.

Развернув ракетные движители и корректируя полет ножными рулями, он плавно опустился на крышу метрах в трех от находившихся там солдат. Одновременно сверкнули вспышки их бластеров. Эти двое были профессионалами и выстрелили в тот момент, когда Влаш был наиболее уязвим. Но и Защитник неплохо знал свое дело. В момент выстрела боевой костюм Влаша прикрыла объединенная мощь всех защитных генераторов дезов.

На секунду фигура Влаша исчезла в огненном коконе разрыва, но, даже потеряв ориентиры, он продолжал двигаться к цели, а когда видимость восстановилась, стрелять уже было поздно. Всего полшага отделяло его от противников, и любой энергетический разряд был одинаково опасен для обеих сторон.

Они мгновенно сориентировались и бросились в рукопашную. На это он и рассчитывал. В мире не было солдат, способных противостоять дезу в рукопашном бою. Но любые истины имеют исключения… Эти двое действовали как единый, хорошо управляемый механизм — и в этом была главная опасность для него, потому что противостоять в рукопашном бою двум противникам одновременно сложно даже для деза. А если они к тому же действуют синхронно…

Он успел выбить проникающий энергетический нож, способный прошить броню любого скафандра, он успел подсечкой отправить второго противника с крыши вниз, на раскаленные камни. Но первый, тот, у которого он выбил нож, выхватил тринатровую гранату и рванул чеку.

— Камикадзе проклятый, — пробормотал Влаш, проводя удар, подбросивший его противника в воздух слишком поздно…

Взрыв полыхнул совсем рядом, и защиты скафандра не хватило, чтобы полностью нейтрализовать ударную волну.

Остальные члены секстеты к этому моменту, выполняя приказ Влаша, уже находились внутри склада. Влаш успел подумать о том, что горючее все-таки будет доставлено на корабль, прежде чем мир вокруг него потемнел.

 

Глава 18

Не в правилах Северцева было бросать своих раненых солдат. И поскольку он считал Влаша равноправным членом команды, он сделал то, чего до него никогда еще не делал ни один офицер космофлота. Он бросился через огненный ад, полыхавший по всему космодрому, спасать своего деза.

Остальные члены секстеты, выполняя приказ Влаша, продолжали тащить к кораблю ящики с топливом. Поравнявшись с ними, Северцев властно скомандовал: «За мной!»

И тогда произошло еще более удивительное событие. Секстета подчинилась приказу, исходившему не от их непосредственного командира. Все пятеро оставили ящики в десятке метров от корабля и бросились вслед за Северцевым, прикрывая его огнем и своими защитными полями.

Через двадцать минут Северцев и сержант Влаш, все еще находившийся без сознания, оказались под надежной защитой брони «Орешка», а пятерка дезов продолжила погрузку топлива. Возможно, никогда раньше эта пятерка искусственных людей не работала с такой скоростью.

Зарегон, управлявший огнем бортовых батарей, подавлял космодромные огневые точки и не давал войскам, стянутым к воротам, продвинуться в глубь летного поля. На своих дисплеях управления он в мельчайших деталях видел всю эскападу Северцева. Он не высказал своего отношения к этому инциденту, но в его официальном обращении к Северцеву впервые перестала звучать ирония:

— Взлетаем, капитан? Погрузка закончена!

— Взлетаем. Пятьдесят процентов мощности на стартовые — остальное защита.

— Хватит и двадцати. Мы подавили почти все батареи.

— У них могут быть резервные. Не открывавшие огонь до нашего старта.

— Есть, пятьдесят на стартовые!

Корабль вздрогнул. Огненный вихрь под его кормой вытянулся в столб и подбросил «Орешек» вверх над поверхностью космодрома. Входные люки были задраены, а все члены команды находились на борту.

Скорость возрастала медленно. Зато серия выстрелов лазерных батарей, неожиданно обрушившихся на корабль из района выпотрошенного склада с топливом, натолкнувшись на броню защитных полей корабля, рассыпалась безобидным фейерверком.

— Они ждали слишком долго! — мстительно проговорил Зарегон, направляя на батареи противника огонь кормовых бластерных установок. Секунду спустя в том месте, откуда сверкнули выстрелы, уже бушевала волна огня.

Северцев перебросил часть освободившейся мощности генераторов на стартовые двигатели, и поверхность планеты под ними стремительно улетела вниз. Космодром превратился в небольшой макет. Там все еще горели пожары и суетились крохотные фигурки людей.

— Думаю, они надолго запомнят наш старт.

— Не сомневайтесь. Мы еще хлебнем неприятностей с этим. Знаете, сколько нот протеста получит сегодня федеральное правительство?

— Но у нас же нет канала космической связи, — усмехнулся Зарегон. — Мы узнаем об этом не скоро. Как состояние вашего подопечного?

— Сержант в медицинском отсеке. С ним все будет в порядке. Он сказал, что у солдат, оборонявших склад, на рукавах форменной одежды была эмблема какой-то птицы, выходившей из огня.

— Это «Феникс». Молодая компания, располагающая огромными финансовыми резервами. Кажется, мы нашли себе опасных противников.

— У Влаша удивительная живучесть. После такого ранения и шока он сумел вспомнить даже эмблему…

— Вы забываете, что они лишь наполовину люди.

— Людей «наполовину» не бывает.

Расчет траектории взлета, сделанный Зарегоном, оказался настолько точен, что они не увидели охранных спутников даже на экранах локаторов дальнего обнаружения — их скрыла кривизна планеты. С каждой секундой скорость корабля возрастала, а вместе с ней возрастала высота.

— Кажется, пронесло… — облегченно сказал Северцев, но Зарегон не согласился с ним.

— Подождите радоваться. Если «Феникс» за кого-нибудь берется — он делает это всерьез, и планетой дело вряд ли ограничится…

Его слова подтвердились через несколько минут. Из-за диска низко висящей над горизонтом четвертой луны Галеда вынырнула и понеслась им наперерез гигантская чечевица космического крейсера.

— Накаркал… Откуда он здесь взялся?!

— «Феникс» не считается с расходами и всегда просчитывает несколько вариантов. Если срывается один, в действие вступает следующий. Похоже, для руководства корпорации очень важно, чтобы «Орешек» не долетел до цели. У крейсера тройная защита, антилазерное покрытие на броне и такие мощности, что нам не продержаться и минуты, — устало констатировал Зарегон.

— И все-таки один шанс у нас есть… Видишь, как он идет? Они не принимают нас всерьез. Они считают «Орешек» транспортным кораблем. Даже защитных полей не включили, полагаясь на свою броню и на отсутствие у нас ракетных батарей.

— Почему они до сих пор не открывают огонь? Мы давно уже в зоне обстрела…

— Зачем им торопиться, они играют с нами, как кот с пойманной мышью. Корабль на взлете, скорость для оверсайда недостаточна… Куда мы денемся?

— Крейсер передает требование немедленно погасить реакторы…

— Сейчас каждая секунда для нас на вес золота. Гаси двигатели, передавай, что мы согласны на безоговорочную капитуляцию. Только сначала доверни корабль на три градуса к оси «Н», чтобы наши траектории сближались и после остановки двигателей.

— Это не по-джентльменски, капитулировать, чтобы нанести удар…

— А атаковать федеральный транспортный корабль в открытом космосе, это по-джентльменски? Крейсер против транспортника, это по-джентльменски? Передавай! Это приказ. Я покажу этим наглецам из частной корпорации, что с федеральным флотом лучше не связываться, — решительно заявил Северцев.

— Ты не говорил, что у нашего корабля есть такой статус.

— Ну так теперь сказал. Статус неофициальный, но «Феникса» это не касается. Что они передают?

— Высылают десантную шлюпку для ареста судна, — ответил Зарегон.

— Прекрасно. Это то, что нужно. У нас будет всего один выстрел.

— После чего они превратят наш корабль в облако плазмы.

— Возможно. Я предупреждал тебя, что операция будет не из легких. По крайней мере мы погибнем в космосе, как положено настоящим космовикам. А смерть от атомного удара… Мы ее даже не заметим.

Северцев сорвал пломбу с небольшого, тщательно запечатанного терминала, набрал кодовый пароль, и сразу же на главном дисплее корабля высветилось перекрестие ракетного прицела. Запрыгали столбцы цифр с поправками и меняющимся расстоянием до цели.

Щелкнул глубоко утопленный красный тумблер. В носовой части «Орешка» раздвинулась стальная диафрагма, открывая жерло ракетной шахты, идущей вдоль центральной оси корабля до самой кормы.

— Толчок будет резким. Приготовься выровнять корабль и сразу же уходи в сторону на полной мощности.

Северцев повернул последний тумблер в тот момент, когда плоское брюхо крейсера оказалось в середине прицела. Мгновенно все цифры на дисплее сменились нулями, а глубоко в чреве корабля взревело, просыпаясь, стальное атомное чудовище.

Корабль содрогнулся. Рев и вибрации исчезли сразу после того, как силой отдачи их швырнуло назад и в сторону.

На дисплее два хищных силуэта неслись навстречу крейсеру. Их отделяла всего сотня километров.

— Почему их две?

— Сейчас узнаешь…

Расчет Северцева на полную потерю бдительности у противника не оправдался, защитные автоматы крейсера сработали вовремя, и навстречу выпущенным ракетам понеслась целая стая антиракет.

— Им не прорваться… Следующий залп будет по нас.

— Не торопись. Спектакль еще не окончен.

Одна из их ракет вдруг исчезла, рассыпавшись на тысячи осколков. Их сверкающее облако закрыло вторую ракету плотной завесой.

Часть наиболее крупных осколков, подчиняясь непонятному для Зарегона механизму, понеслась в разные стороны, уводя за собой антиракеты.

— Что это? Они как будто имеют собственную скорость… Это не осколки!

— Конечно, нет. Там около тысячи автономных небольших ракет, они созданы специально для нейтрализации антиракетного залпа. Даже ракеты, управляемые операторами, не смогут прорваться сквозь их заслон.

— Дубль два… Я слышал о таких ракетах, но даже на моем эсминце их не было. Они стоят слишком дорого.

— На «Орешке» они есть, — не без гордости сказал Северцев.

— Они не смогут защитить нас, если крейсер успеет повторить залп.

Сейчас, когда их жизнь измерялась секундами, оба испытывали чувство, похожее на сожаление. В данный момент они могли бы сидеть в уютном и безопасном кафе на Галеде и в сотый раз выслушивать от его завсегдатаев осточертевшие местные новости. Они выбрали иной путь, и раскаиваться в этом было уже поздно.

Пять или шесть антиракет крейсера, столкнувшись с заградителями, взорвались, не долетев до цели, но от этих взрывов прикрытие, состоявшее из сотен небольших ракеток, превратилось в пар.

На экранах радаров осталась одна-единственная ракета. Теперь она выглядела совершенно беззащитной.

— Весь расчет строился на том, что у них не хватит времени повторить залп. Если я ошибся…

Однако Северцев не ошибся. Взрыв ракетной торпеды, столкнувшейся с обшивкой крейсера в самой середине его корпуса, был настолько силен, что облако раскаленных газов докатилось до «Орешка», сбивая корабль с курса.

И все-таки даже чудовищного атомного удара оказалось недостаточно, чтобы полностью покончить с крейсером.

Хотя из развороченной обшивки хлестало пламя, а двигатели крейсера прекратили работу, он все еще был опасен. Расстояние между кораблями увеличивалось слишком медленно.

Северцев, отключив защиту, перебросил все мощности генераторов на форсаж двигателей.

— Почему они, черт возьми, не стреляют? — недовольно спросил он.

— Потому что твоя ракета повредила их генераторный отсек. Им нужно время, чтобы перейти на аварийные системы питания. Но не волнуйся. Просто так они нас не выпустят.

К сожалению, Зарегон опять оказался прав. От потерявшего ход крейсера отделились три сверкающие стальные капли и понеслись вдогонку за стремительно уходившим «Орешком».

— Истребители… Целая эскадрилья. Эти от нас не отстанут… пробормотал Зарегон.

— С ними мы сможем поговорить на равных! — Лицо Северцева стало жестким. Таким Зарегону еще не приходилось видеть своего друга.

— Сначала история с топливом и досмотром корабля, потом на космодроме оказались десантники со спецподготовкой, и в довершение всего на внешней орбите нас поджидал крейсер… Кажется, мы участвуем в очень крупной игре, знать бы еще какой!

Истребители быстро наращивали скорость. Эти небольшие машины не были рассчитаны на дальний полет и использовались лишь в ближнем бою. Сейчас они шли на форсаже, сжигая свое драгоценное горючее, и уже оказались за чертой, после которой возврат к своему кораблю невозможен. Скорее всего истребителями управляли автоматы. То, что капитан крейсера решил пожертвовать эскадрильей боевых машин, говорило о его страстном желании отомстить за позорное поражение.

«Орешек», хотя и способный развить огромную скорость, необходимую для оверсайда, был намного массивнее истребителей, а потому проигрывал им в скорости разгона.

Через несколько минут боевые машины неприятеля вышли на дистанцию огня. Засверкали очереди коротких лазерных разрядов. Защитные поля «Орешка» вспыхнули голубым огнем, а шкалы индикаторов на пульте мощностей полыхнули красным. Обезвредить лазерные лучи труднее всего. Их невозможно нейтрализовать, а можно только отразить, создав в пустоте временную плотную среду с высоким коэффициентом отражения. Северцев знал, что при такой интенсивности огня, ведущегося одновременно с трех разных точек, защита корабля не выдержит и минуты.

Не обращая внимания на перегрузки, грозившие потерей сознания, он круто уводил корабль в сторону, меняя траекторию и прикрывая правый борт плотным огнем всех имеющихся на борту огневых средств. Тем не менее постепенно они проигрывали свою последнюю схватку. Космический корабль из-за своей массы слишком неповоротлив, а чем выше скорость, тем меньше возможностей для маневра.

Оба прекрасно понимали, что корабль уже не спасти, еще несколько секунд, и защита захлебнется, после этого лазерные лучи истребителей мгновенно превратят корпус «Орешка» в решето. И в этот последний критический момент неожиданно ожил динамик внутренней связи, донеся до них голос спасенного Северцевым командира секстеты дезов.

— Капитан, времени на доклад нет. Выходим в атаку.

И, прежде чем он успел ответить, завыли сирены, предупреждая о том, что наружный люк второго отсека открыт.

Те, кто решился на эту отчаянную атаку, должны были полностью доверять своему капитану. Космический бой скоротечен. Скоротечен настолько, что нет времени на обсуждение обстановки или отдачу команд.

В момент открытия люка «Орешек» шел с ускорением в 4 g. И Северцев в оставшиеся у него доли мгновения успел вырубить ходовые двигатели. Если бы он этого не сделал, покидавшие корабль десантники попали бы в огненную мясорубку собственных кормовых двигателей. Сейчас их скорости были равны скорости корабля. Истребители противника, среагировавшие на маневр «Орешка» с некоторым запозданием, пронеслись вперед и сейчас разворачивались для нового захода на цель.

Пятерка дезов, активировав свои боевые скафандры, одинаково пригодные для боя на земле и в космосе, развернулась в боевой порядок и, закладывая немыслимые виражи, уводившие их от заградительного огня истребителей, понеслась им навстречу.

В космосе имеют значение лишь относительные скорости. Для дезов, покинувших корабль, «Орешек», несущийся в космосе со скоростью сотен тысяч километров в секунду, оставался неподвижен, а корабли противника, обогнавшие «Орешек», медленно приближались со стороны носовой части.

Роли полностью поменялись. Ранцевые движители скафандров позволяли десантникам менять направление движения под углами, невозможными для истребителей. К тому же системы наведения у их противников не были рассчитаны на столь малые цели.

Ручные бластеры дезов ударили одновременно с разных сторон, и один из истребителей, не сумевший вырваться из огненной петли, взорвался. Та же участь через пару секунд постигла вторую машину. Третий истребитель, резко вильнувший в сторону, попал под огонь бортовых батарей «Орешка».

Все кончилось через несколько секунд. Кормовой люк захлопнулся за вернувшимися на борт десантниками, двигатели корабля вновь взревели, и лишь теперь капитан и его помощник сумели оценить результат этой молниеносной атаки.

— Я всегда считал, что дезы не способны к самостоятельным действиям. Они не ходят в атаку без специального приказа!

— С какой стати им идти в атаку ради тех, кто не считает их людьми? Что там с крейсером?

— Дрейфует. Ждет спасателей. Для нас он уже не представляет опасности. Мы ушли из зоны действия его истребителей.

— Придется объявить Влашу выговор за самоуправство. Это был его приказ. По интеркому из медицинского отсека он приказал дезам уничтожить истребители.

— Ну, знаешь, не забудь заодно объявить ему и благодарность за спасение корабля и наших жизней!

— Именно это я и собирался сделать. Сначала — благодарность. Затем выговор. И можете начинать разгон для оверсайда. Мы и так потеряли уйму времени.

Набирая на пульте серию стандартных команд, Зарегон думал о том, как, в сущности, мало он знал своего друга, а также о том, что его характер будет нелегко выносить в течение долгих рабочих будней.

 

Глава 19

Я ждал Ланию весь день и всю следующую ночь. Но пустыня загадочно молчала, усмехаясь мне в лицо вспышками метеоритов. Лания не появилась в этом мире. Даже сейчас, спустя сутки, моя рука хранила ощущение ее руки. Но переход разъединил нас. Где она сейчас? В какой из тысяч фантасмагорических миров перенес ее огненный вихрь?

Я готов был броситься вслед за ней в бесконечный, смертельный лабиринт переходов, но проход исчез. Я больше не чувствовал его. Я больше ничего не чувствовал, кроме горечи утраты и одиночества.

Она сказала, что всегда будет рядом, пока я сам этого хочу…

Но ее нет. Я понимал, что она не нарушала обещания, ее вины не было в том, что произошло с нами… Но она исчезла. И лишь сейчас, потеряв ее, я понял, как она мне дорога.

На третий день, когда кристаллическая вода из неприкосновенного запаса в капсуле кончилась, я забрал свое снаряжение и медленно побрел в сторону Барнуда, совершенно не думая о том, что меня там ждет. Жизнь потеряла вкус.

Если даже то, что произошло, было всего лишь наркотическим сном, сейчас он казался мне реальнее и желаннее действительности, окружавшей меня. Я с горечью, усмехнулся собственным мыслям. Я сомневался во всем, даже в себе самом… И в этот самый момент моя рука случайно задела небольшой посторонний предмет, прикрепленный к поясу. Я остановился, потрясенный, еще не веря…

Если мне нужно доказательство того, что происшедшее со мной не было наркотическим сном, то вот оно было здесь, на моем собственном поясе.

Камень на рукоятке древнего кинжала вспыхнул в лучах восходящего солнца ослепительной россыпью цветных огней. А на поверхности светлого стального лезвия возникали древние письмена, возникали из ничего и уходили в никуда. Каждый раз я замечал что-то новое в этом таинственном кинжале, словно он был живым существом. Раньше надпись на лезвии была просто надписью, теперь один текст исчезал, а вместо него появлялся другой, будто некто неведомый передавал мне непонятное послание, смысл которого, возможно, останется скрытым от людей навсегда.

Но главное в том, что оружие против тех, кто разлучил меня с Ланией, по-прежнему было со мной… Я почувствовал, как в глубине моего равнодушия поднимается волна гнева. Еще до перехода я собирался уничтожить всех, кто манипулировал людьми и мирами, кто высасывал человеческие мысли, фантазии и желания для того, чтобы воплотить их в реальность, а затем разрушить…

В минуту горечи, в минуту собственного поражения мы всегда ищем ответственных за наше унижение, за нашу собственную слабость…

Я словно забыл о том, что решение вернуться в реальный мир было моим собственным решением. Что меня предупреждали о последствиях…

Лании больше не было со мной, и кто-то должен за это ответить. Только это одно имело сейчас значение.

Когда «Орешек» вышел из оверсайда в районе Зидры и Северцев ввел все необходимые для посадки данные, Зарегон мрачно спросил:

— Ты хотя бы представляешь, что нас там ждет? Мы спускаемся в логово льва…

За все время перелета он упорно называл Северцева на «ты», не желая переходить на официальный тон и не обращая никакого внимания на замечания и явное недовольство капитана нарушением уставной субординации. Сейчас, впервые за весь полет, Северцев не напомнил ему о соответствующем параграфе устава.

— Ты прав. На Зидре давно знают, какой старт мы устроили на Галеде. Я не сомневаюсь, что они подготовились к нашему прилету.

— Что ты собираешься делать?

— Просто садиться. А что нам еще остается? Посадка на Зидре один из основных пунктов федерального приказа.

— Но мы же не камикадзе…

— Знаю. Будем действовать по обстоятельствам. Может, дезы снова выручат нас.

— Их возможности небезграничны, а наше единственное преимущество внезапность — давно утрачено. Они знают и о наших дезах, и обо всем, на что способен твой корабль. Во время прорыва мы выложились до конца, раскрыли все свои козыри. Или я чего-то еще не знаю?

— Ты знаешь все. Но приказ все равно должен быть выполнен…

— В таком случае нам остается составить завещание.

Вопреки всем ожиданиям, на поверхности планеты их встретило сонное спокойствие пустого провинциального космодрома. Они сели так, словно это была рядовая посадка обычного торгового транспортника. Не последовало даже требования стандартного досмотра.

Сразу после посадки Северцев связался с дежурным космопорта и попытался прояснить хотя бы этот вопрос.

— У вас лицензия по категории А-2, досмотра не требуется.

— Ты что-нибудь понимаешь? — спросил Зарегон, сидящий по боевому расписанию за пультом управления огнем. — Они знают даже номер нашей лицензии, что происходит?

— Я думаю, нас решили использовать в качестве подсадной утки. Они полагают, что успеют свести с нами счеты позже, когда мы выполним свою роль. Им нужен федеральный агент, ради которого мы сюда прилетели.

— Ты знаешь, кто он?

— Нет. Мне о нем ничего не известно, кроме того, что он здесь уже несколько месяцев и «Феникс» до сих пор не сумел наложить на него лапы.

— Почему ты в этом так уверен?

— Потому что иначе нас ждала бы здесь совсем другая встреча.

— Что ты собираешься делать дальше?

— Мне приказано ждать на космодроме. Вот и будем ждать. Корабль не покидать. Задействовать все системы защиты и ждать.

— Как ты его узнаешь?

— Он сам нас найдет.

— Но для этого ему придется сунуть голову в подготовленную петлю. Как он сможет миновать расставленную на космодроме ловушку?

— А вот это уже не мои проблемы.

Я знал, что поступаю непрофессионально. Я знал, что рискую заданием и своей собственной жизнью. Я прекрасно понимал, что мне нельзя показываться в районе барнудской мэрии, где меня почти наверняка ждали, и все-таки я находился на расстоянии ширины улицы от нее. И самое главное, я не мог толком объяснить, что именно я здесь делаю. Аниранский кинжал с предельной ясностью доказывал, что все происшедшее со мной не было галлюцинацией, что миры четвертого измерения такая же реальность, как этот. Лания осталась в одном из этих миров, ее не могло быть в старом Барнуде.

И все же вопреки логике и здравому рассудку я торчал напротив мэрии.

Я больше не был инспектором внешней безопасности с особыми полномочиями и безупречным послужным списком. Я был просто человеком, который потерял самого близкого ему друга и который использует малейшую возможность, малейший шанс — нет, не вернуть его, а хотя бы увидеть. Пусть даже не его самого, а лишь образ, лишь модель той женщины, что была со мной в фантасмагорическом мире Барнуда-2…

Я надеялся, что если правило о невозможности переноса биологического объекта из реального мира в мир четвертого измерения абсолютно, тогда Лания, которую я узнал и полюбил там, — всего лишь копия, созданная не без помощи моего воображения, а ее прообраз, Л. Брове, возможно, по-прежнему существует в мире старого Барнуда.

Я чувствовал, что мой рассудок постепенно увязает в паутине реальности двух переплетенных миров. Я знал, что те, кому удалось вернуться из четвертого измерения, как правило, сходят с ума. Я чувствовал, как близко подобралось ко мне безумие. В расплывающемся по всем швам мире твердых островков реальности оставалось совсем немного.

Я ждал на углу Байкальской и Манхэттенской улиц, в маленьком бистро, где подавали холодное пльзенское — напиток, о котором на Земле давно забыли. Отсюда хорошо было видно стеклянное здание мэрии. Я видел всех, кто выходил оттуда, а затем поднимался к станции воздушной дороги. Я рассчитал расстояние и время таким образом, чтобы успеть перехватить любого, кто пересечет Манхэттенскую, чтобы воспользоваться стоянкой каров или станцией воздушки.

Рабочий день кончился полчаса назад. Схлынула толпа служащих, а Лании все не было… Она говорила мне, что после окончания рабочего дня гораздо удобнее заниматься делами подполья, и поэтому она часто задерживается на работе, но я не знал, насколько и как долго мне еще придется ждать… Мое отчаяние постепенно нарастало, потому что в глубине души я был уверен, что Лании не может быть в этом мире и все мои надежды — игра больного воображения, отравленного пространственным переходом.

Мое долгое сидение в бистро уже вызвало подозрение. Толстый бармен в засаленном переднике, отправив на мой столик очередную кружку пива, выразительно посмотрел на часы, а затем на вифон. Я не сомневался, что в этот момент он решал немаловажную проблему: не позвонить ли ему в полицию и не доложить ли о подозрительном клиенте, который не спешит домой после окончания смены.

Видимо, он решил отложить звонок до следующей кружки. И я, наконец, понял, что дальнейшее ожидание становится не просто бессмысленным, но и опасным. У меня мелькнула безумная мысль подойти к вифону и набрать ее номер. Но я уже наделал сегодня достаточно глупостей. После такого звонка через пару минут здесь окажутся люди «Феникса», странно, что их нет до сих пор.

И когда я собрался встать и покинуть свой наблюдательный пост, так и не решив, что мне делать дальше, — она появилась…

Лания шла в легком голубом плаще, защищающем от постоянной барнудской пыли. Своей стремительной и такой до боли знакомой походкой она направилась к станции воздушки.

Я почувствовал, как мое сердце громко ударило два раза и остановилось на секунду… Кажется, я произнес вслух достаточно громко, чтобы бармен обернулся в мою сторону: «Этого не может быть. Это невозможно». Я отставил кружку и медленно, слишком медленно поднялся из-за столика. К счастью, в капсуле, поджидавшей меня в пустыне, было достаточно местных денег. Я бросил на стол монету, не слишком крупную, чтобы не вызвать новых подозрений бармена, и не торопясь направился к выходу.

Я буквально чувствовал на своей спине его сверлящий взгляд. Я так и не узнал, бросился ли он к вифону, как только за мной захлопнулась входная дверь заведения. Все это уже не имело никакого значения.

Сначала меня отделяло от нее пятьдесят метров, потом двадцать, потом я удачно затесался среди небольшой группы приезжих, ожидавших вагон воздушки. Затем мне удалось сесть с ней в один вагон и остаться незамеченным.

Через пять остановок она сошла. Улицы уже опустели, и любого прохожего видно было за полквартала. К счастью для меня, барнудский смог позволял надеть воздушную маску и защитные очки, не вызывая при этом подозрений прохожих. Лучшую маскировку трудно было придумать. Я не знал, что бы сделала эта Лания, если бы узнала меня… Остатки здравомыслия не позволили мне приблизиться к ней на людях, зато теперь…

Мы вместе пересекли улицу возле ее дома. Она ускорила шаги, очевидно заметив странного преследователя. Вокруг по-прежнему никого не было, и, нагнав ее у самого подъезда, я снял маску.

— Здравствуйте, мисс Брове…

Я не смог назвать ее по имени. Я чувствовал, как сердце отчаянно колотилось, а легким не хватало воздуха, вероятно, из-за барнудского смога.

— У вас очень странные манеры, мистер Егоров, и прогрессирующая мания преследования. Почему вы не позвонили в мою контору? Я ведь дала вам номер вифона, который не прослушивается.

— Здесь нет таких вифонов. Да это, в общем, и не важно…

Я чувствовал солоноватый привкус во рту от прикушенной губы. Мне хотелось закричать. Но даже это ничего бы не изменило в том простом факте, что Лания, которую я здесь встретил, ничего не знала о Барнуде-2…

— Вы исчезли на целый месяц. Я не знала, что и подумать. Администрация рудника на мой официальный запрос…

— Послушайте, мисс Брове, не могли бы мы поговорить где-нибудь в другом месте? Например, у вас дома. Поверьте, я не набрасываюсь на малознакомых женщин. Есть обстоятельства, важные для нас обоих, которые необходимо прояснить.

Секунду она смотрела на меня внимательно, слегка расширившимися глазами. За эту секунду мне показалось, что в ее глазах мелькнуло что-то от той Лании, которую я знал.

— Что с вами случилось, мистер Егоров?

Я чуть было не сказал, что это случилось с нами обоими.

— Больше месяца о вас не было ни слуху не духу.

Лишь сейчас до меня дошел смысл сказанного ею.

— Месяц? Этого не может быть! Я был там всего неделю!

— Где вы были, мистер Егоров?

— В Барнуде-2. И мы были там вместе, мисс Брове. Поверьте, мы были там вместе…

Я чувствовал, как меня охватывает отчаяние. Месяц — слишком большой срок при скоротечности местных событий… Мое задание, ситуация в Барнуде… Я вышел из игры, я остался в стороне от происходившего в реальном мире. И самое главное — я потерял ту Ланию, которую нашел там.

— Это невозможно. Биологические объекты не переносятся в парамиры. Все, кого вы там видели, это плод вашей фантазии. Ваши собственные создания.

— Я готов согласиться с тем, что «парамир», как вы его называете, плод моей фантазии. Однако он существовал реально. И я могу это доказать. Вы так и будете разговаривать со мной перед закрытой дверью?

— Вы сильно изменились за этот месяц, мистер Егоров. Раньше вы бы не решились зайти ко мне. Вы потеряли былую подозрительность и осторожность. Вы больше не боитесь подслушивающих устройств и скрытых видеоглазков, которыми может быть нашпигована моя квартира?

— Барнуд-2 вылечил меня от подобных мелочных страхов. Я утратил ощущение реальности. Сейчас я даже не знаю, какой из этих миров существует на самом деле. Я не знаю, события какого из них имеют ко мне отношение.

— Оба этих мира вполне реальны. Вам потребуется некоторое время для адаптации. Все, кому удалось вернуться, нуждаются в помощи психиатра.

— Спасибо.

— В этом нет ничего обидного. Психика любого человека имеет свой порог сопротивляемости.

— Так вот почему вы не хотите пригласить меня к себе! Вы считаете, что я не способен контролировать собственное поведение?

— Я не приглашаю к себе посторонних малознакомых мужчин. Я вижу вас всего второй раз, и между нашими встречами прошел почти месяц. Чего вы, собственно, от меня ждете, мистер Егоров? Любые вопросы мы могли бы разрешить у меня на работе.

Ушат ледяной воды, который она вылила на меня, почему-то не произвел должного впечатления. Я не знал, в чем причина. В интонации голоса? Во взгляде?

Что-то было не так в ее поведении, в манере держаться, в ее слишком явном стремлении поскорее прекратить наш разговор и избавиться от моего присутствия.

Я не знал, что мне делать, но в любом случае не собирался отпускать ее. Слишком многое оставалось недосказанным, слишком многое в моих мыслях о ней, об этом городе, обо всем, что здесь происходило, начинало складываться в странную, почти понятную картину. Словно калейдоскоп перевернули, и из тех же стеклышек проявилась другая картина, еще туманная, еще неясная, но совершенно непохожая на предыдущую.

— Лания, мне необходимо поговорить с тобой. Это будет очень серьезный разговор, и я не собираюсь вести его на лестнице. Если ты не можешь пригласить меня к себе, давай уйдем отсюда. Найдем какой-нибудь отель. Остались же в этом городе отели, не принадлежащие «Фениксу». У меня достаточно денег, чтобы снять номер в самом шикарном из них.

— У вас ужасные манеры, мистер Егоров. Мы, по-моему, не переходили на «ты», и с какой это стати…

Я прервал ее сложные рассуждения поцелуем. Это был грубый поцелуй. И вначале она отчаянно вырывалась, пытаясь меня ударить. Но поцелуй все длился, и постепенно ее сопротивление слабело. Когда, наконец, я отпустил ее, она не сказала ни слова.

— Ну, так ты пойдешь со мной?

— Лучше, если вы подниметесь. Здесь не бывает отелей без подслушивающих устройств, у меня же в квартире их нет. Но вы должны обещать не вести себя подобным образом…

— Обещаю все, что ты захочешь.

Ее квартира, слишком большая и слишком шикарная для помощника мэра, произвела на меня именно то впечатление, которое я ожидал.

Она подошла к зеркалу и до боли знакомым жестом поправила прическу, раскрыла сумочку, достала пудреницу и провела подушечкой по своему лицу торопливым, небрежным движением, словно совершала какой-то давно надоевший ритуал. Широкие рукава ее кофты опустились вниз, и на правой руке, чуть пониже локтя, открылся шрам. В том самом месте, где ему и положено было быть. В том самом месте…

Неделю назад или, может, вечность назад? С моим представлением о времени происходило что-то странное, но, как бы то ни было, я прекрасно помнил, как перетягивал ее руку жгутом, останавливая кровотечение, после того как ей в локоть вонзилась стрела пустынной колючки того мира, из которого я только что вернулся.

— Мисс Лания, откуда у вас этот шрам?

Я ожидал, что она смутится, торопливо спрячет руку, но она лишь пожала плечами.

— След от пустынной колючки. Здесь это часто случается. Почему вы спросили?

Я не знал, что ответить, я вообще не знал, как мне теперь с ней держаться.

 

Глава 20

Северцев увидел этих двух недомерков, когда они неуклюже пытались спрятаться за рекламным щитом. От корабля их отделяло не более пятидесяти метров, и он мог в подробностях рассмотреть лицо каждого из них в перекрестие лазерного прицела.

Стрелять он не собирался, а вот взять хотя бы одного из них для допроса и выяснения обстановки не помешает. Он щелкнул переключателем интеркома и сразу же услышал знакомый, лишенный интонаций голос сержанта:

— Влаш слушает.

— Противник выставил наблюдателей.

— Я слежу за ними второй час. Уничтожить?

— Нет. Одного возьмите живым, второго отпустите.

Дезам понадобилось не больше пятнадцати минут, чтобы выполнить приказ. В кают-компании «Орешка», где только что появился еще не выспавшийся после своего дежурства Зарегон, стало по-настоящему тесно.

Пленник, не успевший толком понять, что произошло и каким образом он очутился внутри корабля, растерянно хлопал глазами. На парне была добротная куртка с эмблемой «Феникса» на рукаве.

— Они даже не считают нужным скрывать своей принадлежности! — с глухой неприязнью разглядывая парня, произнес Зарегон.

— Что вы делали у моего корабля? — спросил Северцев, незаметно для окружающих всматриваясь в вазу с цветами, в которую сегодня превратился Мейнус. Он всегда принимал форму подходящего к обстановке предмета, едва в кают-компании появлялся кто-нибудь посторонний.

— Ничего. Мы просто прогуливались.

— Прогуливались. По космодрому. В шесть часов утра.

— Мы здесь работаем, а к вашему кораблю подошли случайно.

Цвет роз в вазе неожиданно изменился. Их лепестки приобрели ядовито-фиолетовый оттенок.

— Врет он все. И, по-моему, вообще не собирается говорить правду, мрачно констатировал Зарегон.

— Конечно, врет, но правду ему все равно придется сказать.

— Для чего выставлена вооруженная охрана вокруг нашего корабля? Почему этим занимаются люди «Феникса», а не космодромные службы? Отвечайте, и я не советую вам врать, иначе… Посмотрите внимательно на эту вазу с цветами. Что вы там видите?

Пленный побледнел и рывком попытался отодвинуться от стола вместе со стулом, к которому был привязан.

— Что тебе от него нужно? Мы же и так знаем, что в этом замешан «Феникс», — сказал Зарегон.

— Да, но мы не знаем, зачем «Фениксу» понадобился наш корабль. Мы не знаем, какие силы нас окружают, сколько у них огневых точек, где они расположены, есть ли космическое прикрытие, и если есть, то какое именно.

— Я всего лишь охранник, — сдавленно проговорил пленный, не отрывая взгляда от вазы с цветами.

— Что он там видит?

— Если я тебе скажу, ты не поверишь. Не мешай мне вести допрос. Сколько людей у «Феникса» в Барнуде?

— Столько, сколько понадобится. Вся планета принадлежит нам!

Он неплохо держался, этот парень, хотя и с явно показной наглостью. Северцев знал людей, которых голова горгоны с шевелящимися змеями вместо волос, стоявшая на столе кают-компании, заставляла терять сознание уже через пару минут.

— Если я ее попрошу, она позавтракает твоими внутренностями.

Змеи на голове горгоны зашевелились и вытянулись в сторону пленного. Мейнус мог по просьбе Северцева принять любую форму, и за несколько лет капитан хорошо освоил неслышимый посторонним язык, на котором общался со своим любимцем.

— Сколько огневых точек на космодроме?

— Двенадцать лазерных батарей по периметру и столько же тяжелых бластеров.

— Это уже лучше. Почему так много?

— Вы не взлетите. Вас уничтожат в любом случае.

— Так чего ждут ваши стрелки?

— Только приказа!

— Значит, приказа…

Северцев догадывался о том, когда последует этот приказ. Сразу после визита таинственного гостя, ради которого они прилетели, или несколько раньше, если непокорный «Орешек» попытается взлететь до его визита. Судя по плотному кольцу огневых точек, старт на Галеде «Феникс» запомнил надолго.

— Что ты с ним собираешься делать дальше? — спросил Зарегон, когда Северцев закончил допрос.

— Отпущу. О нашем корабле они уже давно знают все. Пусть с этим молодчиком разбирается его собственный командир.

— У тебя есть какой-нибудь план? — спросил Зарегон, после того как они остались в рубке одни, если не считать Мейнуса, вновь превратившегося в вазу с цветами.

— Будем ждать. Пока мы сидим на космодроме, они нас не тронут. Дальше будем действовать по обстоятельствам. Я не представляю, как федеральный агент сможет проникнуть на корабль при таком плотном прикрытии, — но это уже не наша забота.

Я смотрел на Ланию и мучительно думал, что мне делать дальше. Ну вот, я ее увидел, добился этого ненужного свидания, теперь все запуталось еще больше. Я задавал ей пустяковые вопросы, не имеющие не малейшего отношения к тому, что меня действительно интересовало. Я говорил с ней о сопротивлении «Фениксу», о научных исследованиях, черт знает о чем еще, а в голове рефреном стучала одна и та же фраза: «Да узнай же ты меня, наконец! Узнай!» Как будто это было возможно.

— Сколько у вас в сопротивлении людей, которым можно доверять? По-настоящему доверять?

— Таких человек двадцать, не больше.

Она ответила почти сразу, не задумываясь, и индикатор на моем часовом браслете показывал, что она говорит правду. Еще совсем недавно я мог бы определить это без всякого прибора… Многое изменилось с тех пор. Например, ее волосы… Они были светлее, чем в Барнуде-2. Другой оттенок шампуня или все-таки время? Месяц достаточный срок, чтобы от барнудского смога слегка изменился цвет волос…

— Среди людей, в которых ты не сомневаешься, есть ученые?

— Большинство из них ученые. Я вам говорила, мы проводим самостоятельные исследования по изучению Гифрона вот уже несколько лет.

Она не желала замечать моего «ты», но и я ничего не мог с этим поделать. Называть на «вы» эту женщину было выше моих сил.

— Они работают под патронажем «Феникса»?

— Конечно нет. Их исследования не зависят от «Феникса».

— Тогда откуда берутся деньги на работу? Насколько я понимаю, лабораторное оборудование стоит недешево.

— В Барнуде осталось несколько фирм, которые до сих пор сопротивляются засилью «Феникса». Они готовы платить любому, кто пытается ему противостоять.

— Мне необходимо встретиться с вашими исследователями.

— Это возможно. Но они работают не в Барнуде. От первых поселенцев здесь осталась заброшенная база. «Феникс» пока не проявляет к ней интереса.

— Как тебе удалось попасть в мой город?

Я перескакивал с темы на тему и старался задавать ей неожиданные вопросы, надеясь, что она скажет правду. Но она отлично держалась. Может, как раз потому, что скрывать ей было нечего.

— Меня там не было. Это был фантом. Иллюзия. Я тебе уже говорила.

Она даже не заметила, что тоже перешла на «ты». Можно обмануть детектор лжи, но нельзя обмануть губы мужчины, когда он целует женщину не в первый раз.

— И какой же предел у этой «иллюзорности»?

— У него нет пределов. Все зависит только от твоей фантазии…

— Помнишь, как мы в первый раз были вместе, в «пентхаузе» твоего шефа? Родинка на твоем правом бедре тоже плод моей фантазии?

— У меня нет родинки.

— Может, проверим?

— Не забывайтесь, мистер Егоров!

— Ну что вам стоит на секунду показать свои очаровательные ножки. Ведь это же чисто научный эксперимент. И у меня не останется сомнений в том, что я ошибся. Я даже буду готов извиниться.

В это мгновение я ее почти ненавидел за то, что она так похожа на ту, другую, за то, что она и в самом деле может оказаться той Ланией, которую я узнал в Барнуде-2 и которая теперь лжет мне…

— Мистер Егоров, когда я приглашала вас к себе, вы, кажется, обещали, что будете вести себя прилично, или я ослышалась?

— А вот это уже запрещенный прием!

— А разве вы сами не пользуетесь недозволенными приемами?

— Я лишь пытаюсь установить истину.

— Вы ее никогда не узнаете! Вы даже не можете отделить реальность от иллюзий! Что вы считаете истиной?

— Например, то, что ты была вместе со мной в параллельном Барнуде.

— Не было меня ни в каком Барнуде, кроме этого. Я много раз повторяла — вы могли вообразить себе там все что угодно!

Она почти кричала, и я не понимал, что послужило причиной столь бурного взрыва эмоций. Возможно, как раз то, что я слишком приблизился к истине…

— А это тоже плод моего воображения?

Я вынул из ножен кинжал и протянул ей его на ладони. Камень на рукоятке, обращенной в ее сторону, сверкал как голубой бриллиант.

— Что это?

— Нож, который я нашел в параллельном мире, тот самый нож, что помог мне спасти тебя от солдафонов «Феникса». Помнишь его?

Она молчала, наверно, с минуту, не в силах оторвать взгляда от сверкающего кинжала. Я видел, как целая гамма чувств сменилась на ее лице растерянность, смятение… Но почему? Почему она не хочет признать очевидную истину? И почему у меня самого теперь исчезли все сомнения, что именно она, именно эта женщина рискнула всем, чтобы вызволить меня из параллельного Барнуда.

— Ты что-то говорила об аппаратуре, способной перебросить человека в параллельный мир и вернуть его обратно. Не хочешь рассказать мне об этом подробнее?

— Нет. Я хочу, чтобы вы ушли, мистер Егоров.

— И не подумаю.

Не торопясь, я стал доставать из своей поясной сумки различные приборы, взятые мною из капсулы в пустыне. Я раскладывал их перед собой ровными рядами. Молча разглядывал каждый из них и иногда менял местами.

— Что это вы собираетесь делать?

Впервые ее голос дрогнул.

— Собираюсь приступить к допросу третьей степени.

— Кажется, ты и в самом деле рехнулся в этом своем Барнуде! А ну убирайся отсюда!

Все-таки я ее достал, и сейчас с горящими глазами, готовая броситься на меня, она была той самой Ланией, которая стреляла из ультразвукового пистолета и стремительной ящерицей скользила между камней под огнем врага.

Конечно, это невозможно. Но тем не менее это была она. Я стиснул ее в своих объятиях, и на какое-то время наш словесный поединок перешел в физический.

Борьба в конце концов закончилась капитуляцией с ее стороны, и я сумел убедиться в том, что родинка на бедре все-таки имела место, хотя, честно говоря, ее форма вызывала у меня некоторое сомнение, как и все остальное.

Прежде всего ее сопротивление. Оно было слишком яростным и совсем не походило на игру. Мне пришлось взять ее почти силой. Это возбудило меня настолько, что я перестал владеть собой… Ей нравится грубый секс? Что-то я этого не замечал в параллельном Барнуде…

Когда через какое-то время мы вновь обрели способность рассуждать трезво, я спросил ее, не скрывая своего неудовольствия:

— Зачем ты лгала мне? Для чего ты придумала эту дурацкую историю?

— Мне казалось, так будет проще всего… Я хотела покончить со всем этим. Наши отношения не могут продолжаться слишком долго. Ты все равно уедешь, как только выполнишь свое задание. А я… Я не хочу привыкать к тебе. И потом, здесь идет настоящая война. Люди каждый день гибнут, наши отношения могут помешать той очень важной работе, которую мы с тобой обязаны выполнять. Одна случайная встреча, ну пусть даже две… Это мало что значит…

— И кто же это вложил в твою голову такие мудрые мысли?

Она молчала, и по ее замкнутому, отрешенному выражению я понял, насколько это для нее серьезно. Намного серьезней, чем я мог предположить.

— Ты хочешь, чтобы мы расстались?

Она опять промолчала, и ее молчание мне совсем не нравилось.

— Ну, хорошо, оставим это. Зачем тебе понадобилось скрывать существование машины, способной перебросить человека в четвертое измерение? Неужели ты не понимаешь, насколько это важное открытие? С ее помощью можно вернуть обратно сотни несчастных, заблудившихся в наркотических дебрях.

— Машина слишком ненадежна. Был лишь один пробный эксперимент, да и то по моему настоянию… Коленский почему-то считает, что он не удался или, во всяком случае, удался не полностью. Он хочет, чтобы в этот его проект не вмешивались федеральные власти, по крайней мере сейчас, когда он находится на стадии разработки.

На этот раз она ответила спокойно, хотя мне и послышалась в ее тоне нотка необъяснимой грусти, словно она сожалела о том, что решила мне помочь.

— Кто такой Коленский? Разве не ты руководишь сопротивлением?

— Номинально я. Но Коленский заведует всей научной частью и нашей единственной надежной базой, где располагается его исследовательский подпольный центр. Он достаточно властолюбив и постепенно перетягивает на себя все рычаги управления. Волей-неволей я должна с ним считаться. Кстати, он дал указание, как только ты появишься, переправить тебя на базу. Так что твое желание встретиться с ним будет нетрудно осуществить. Но я не уверена, что из вашей встречи получится что-нибудь дельное. Слишком уж вы разные люди.

 

Глава 21

Длинный зеленоватый кар с облупившейся краской на бортах и старыми ободранными сиденьями, кряхтя, переваливался через барханы, и казалось, на следующем холме он непременно рассыплется.

Однако машина успешно преодолела километров сорок, и вскоре в мареве раскаленного воздуха показались вышки бывшего космодрома.

Собственно, это был не космодром. Сорок лет назад тут сел «Титанус», огромное транспортное судно, привезшее на Зидру первых колонистов. Лагерь вскоре перенесли в другое место, а здесь остались несколько полуразвалившихся бараков и терриконы старых шахт.

Ничто не говорило о том, что здесь размещен научно-исследовательский центр местного сопротивления.

Я сидел в самом конце транспортного кара в синем рабочем комбинезоне и внешне ничем не отличался от двух десятков других рабочих рудника.

Впрочем, после того как мы покинули пределы Барнуда, необходимость в маскировке отпала. Люди в автобусе свободно заговорили о делах сопротивления, хотя все они официально состояли на службе у «Феникса».

Километрах в десяти от старой базы недавно обнаружили ниобиевую руду, и «Феникс», подгребавший под себя все, что приносило доход, начал здесь промышленные разработки. Очевидно, сопротивление сумело использовать вновь открытый рудник в своих целях.

Лания не могла поехать со мной, чтобы лично представить меня Коленскому, — это было невозможно из-за конспирации, а кроме того, ей пришлось, как она выразилась, «замаливать грехи» за свое долгое отсутствие на работе. В последнее я не слишком поверил, но спорить не стал. Моя командировка на ниобиевый рудник не должна была продлиться больше двух недель, и мне самому хотелось разобраться во всем, что произошло между нами.

В исследовательский центр я попал лишь на следующее утро, когда покончил со всеми делами по своему устройству у администрации рудника. Чиновник, официально занимавшийся моим оформлением, предложил проводить меня в научный центр. Это вызвало у меня удивление, но позже я понял, что рудник полностью принадлежит сопротивлению и выполняет роль своеобразного прикрытия исследовательского центра.

Естественно, я не стал возражать, мы надели каски и спустились в шахту на самый нижний горизонт. Минут двадцать мы шли по длинному извилистому штреку, где не велось никаких работ.

Вскоре штрек закончился глухой стеной. Мой проводник, просунув руку в трещину, привел в действие невидимый механизм. Часть стены перед нами со скрипом уехала в сторону, обнажив бетонные стены туннеля метровой толщины. Лишь сейчас я вспомнил, что здесь решено было построить временную базу для флота. Но лет двадцать назад, когда угроза конфликта с корунцами миновала, строительство законсервировали.

Странно, что «Феникс» об этом до сих пор не пронюхал.

Вскоре извилистый узкий туннель привел нас в подземный зал. Когда-то здесь была пультовая, управляющая энергетическими подстанциями, а теперь весь зал был плотно заставлен неизвестным мне научным оборудованием. Большинство этих установок находилось в рабочем состоянии, и я невольно проникся уважением к людям, сумевшим создать такую махину, не привлекая при этом внимания вездесущих агентов «Феникса».

Наконец, миновав двух секретарей, мы оказались внутри уютно обставленного кабинета с лаконичной табличкой на дверях: «Профессор Коленский».

Человек, сидевший в глубоком кожаном кресле, оказался на удивление молод для такого престижного звания. Суховатый, подтянутый и внешне приветливый, он произвел на меня неприятное впечатление своей излишней показной любезностью. Я бы предпочел более холодный прием.

Мой статус агента внешней безопасности не был для него секретом, а многолетняя служба в управлении давно приучила меня к тому, что наших сотрудников местная администрация встречает без особого восторга.

Стараясь не показать, что я заметил неискренность в его восторгах по поводу моего прибытия, я начал разговор с безобидного на первый взгляд вопроса:

— Как вам удалось создать надежную конспирацию для такого числа людей? Ведь у вас здесь не меньше ста человек.

— Ну, всех вам вряд ли удалось сосчитать — но вообще-то это было для нас самой серьезной проблемой. Прежде чем создавать центр, мы продумали до последней мелочи систему безопасности. Люди, которые согласились здесь работать, никогда не покидают территории центра. Это нелегко, хотя помещений у нас много. Месяца через два люди начинают тосковать по наружному миру. Прогулки по пустыне мало помогают. В общем, приходится с этим мириться. Нам повезло в том отношении, что центр расположен глубоко под землей и защищен толстыми железобетонными стенами, сквозь которые не может пробиться никакое радиоизлучение. Так что локаторами нас не обнаружить.

Пустыня, окружающая нас, позволяет следить за тем, чтобы никто не мог незамеченным покинуть центр или приблизиться к нему. Здесь еще до нас были созданы неплохие системы внешнего наблюдения.

Я заметил, что мой вопрос был приятен Коленскому. Центр был его детищем, и он не мог отказать себе в удовольствии представить его новому человеку в лучшем виде.

Все же одно серьезное сомнение у меня осталось, и я решил не скрывать его от Коленского. Я не понимал, как такое большое и сложное предприятие, нуждающееся в постоянных поставках оборудования и материалов, могло оставаться не замеченным «Фениксом» на протяжении многих лет.

— Это удалось благодаря действующему руднику, — пояснил Коленский. Все наши поставки идут через него. Формально рудник принадлежит «Фениксу», но там везде работают наши люди. А главное, конечно, в том, что у «Феникса» хватает проблем в Барнуде. До пустыни у них руки не доходят. Какую-то роль сыграло и везение, конечно. Если бы «Феникс» узнал, чем мы тут занимаемся…

Лания много рассказывала мне об этом человеке, и, на мой взгляд, излишне восторженно. Не то чтобы я был с ней не согласен, общее впечатление от встречи определенно было положительным, но всегда обидно, если женщина, к которой ты неравнодушен, считает более интересным другого мужчину. Она не говорила об этом прямо, но именно это следовало из приведенного ею сравнения.

Коленский практически отказался от личной жизни, жена от него ушла, детей воспитывали родственники. Должна была существовать очень серьезная причина, из-за которой он подверг себя добровольному заточению в подземелье на многие годы.

Он не захотел начинать серьезного разговора до тех пор, пока не закончил всех текущих дел с сопровождавшим меня чиновником. Лишь после того, как мы остались одни, он начал разговор сам, не дожидаясь вопросов с моей стороны, и начал как раз с того, что интересовало меня больше всего.

— Как вы думаете, мистер Егоров, почему мы тут сидим столько лет? Почему люди, которые работают со мной, забыли о личной жизни, о своих домах и родных, почему, среди нас не бывает предательства и за все это время «Фениксу» не удалось купить никого из моих сотрудников?

— Откровенно говоря, это один из главных вопросов. Он давно не дает мне покоя.

— Причина в том, что мы здесь изучаем.

— И что же это?

— Вы верите в бога?

— Вряд ли я однозначно смогу ответить на ваш вопрос.

— Дело не в вашей вере. Мне хотелось бы услышать от вас ваше собственное определение бога. Что, по-вашему, есть бог?

Вообще-то я ожидал ответов от него самого, но вопрос был непростой, тем более что он подводил нас к теме, которая меня интересовала. Поэтому я ответил максимально серьезно, без той доли игривости, которой обычно грешат в разговоре о боге люди, считающие себя атеистами:

— Прежде всего, как мне кажется, бог должен обладать двумя качествами: всемогуществом и всеведением.

— Оставим пока в стороне всеведение. Что предполагает всемогущество?

— Возможность воплотить в жизнь любую собственную мысль, любую идею… — Я похолодел, почувствовав, что мы слишком близко и совершенно с неожиданной стороны подошли к проблеме Гифрона. — Вы хотите сказать, что они способны…

— Не они. Он. Гифрон — это единое разумное существо, состоящее из двух основных частей: мысли и энергии. Его гигантское тело простирается во многие вселенные и проходит через бесчисленное множество параллельных миров. Благодаря счастливой случайности его вселенная пересеклась с нашей на этой планете.

— Счастливой? Я полагал, вы работаете над проблемой его уничтожения.

— Уничтожить Гифрона? — Коленский искренне рассмеялся. — Прежде всего это попросту невозможно.

— Но Лания говорила даже о нейтронной бомбардировке планеты.

— Она имела в виду совсем другое. Эту планету действительно не мешало бы простерилизовать, слишком много мы здесь напакостили. Гифрону такая бомбардировка нисколько бы не повредила. Его основное тело располагается почти на километровой глубине. К тому же он способен регенерировать с невероятной скоростью, если в этом появляется необходимость. И в его теле нет жизненно важных органов. В нем вообще нет никаких органов. Оно все состоит из нервных волокон, находящихся в симбиозе с клетками, отдаленно напоминающими гифы земных грибов — отсюда и название. По сути дела, Гифрон — это гигантский мозг. Мозг, способный материализовать практически любую свою мысль, любую идею.

— Что-то я этого не заметил. Убогое получается всемогущество. Кроме Барнуда, повторенного в сотнях экземпляров и лишенного живых объектов…

— Не спешите, мистер Егоров, мы еще только подходим ко второй части проблемы. Идей у Гифрона действительно немного. Практически их нет совсем. До знакомства с нами он был полностью замкнут в своем подземном мире и скорее всего не подозревал о существовании внешней вселенной. Но, когда на Зидре появились люди, его представление о вселенной начало меняться. К сожалению, этот контакт получился совсем не таким, каким он должен быть. Наша тяга к стяжательству, неукротимое желание из всего извлекать доход превратило результат контакта с могущественным разумом всего лишь в гигантскую машину по производству наркотика.

— Почему же он согласился на это?

— Потому что он не понимает нас. Так же как и мы его не понимаем и никогда не поймем. Мы для него оказались интересны. В этом и наша удача, и наша беда одновременно. Люди обладают недоступным для него миром эмоций. Я предполагаю, что Гифрон вообще лишен всякого воображения и эмоций. Он весь — чистая логика. Причем логика, недоступная нашему пониманию. Столкнувшись с человеческим миром эмоций, воспоминаний, грез и мечтаний, он открыл для себя новую вселенную и стал воплощать ее в реальность.

Вам нужен наркотик для того, чтобы ваши мечты становились ярче и реальнее? Прекрасно — вы будете производить его в своих собственных организмах, в любых количествах… Так появился на свет «голубой гром». В состоянии наркотического опьянения человеческий мозг теряет все свои защитные барьеры, и тогда наши мечты становятся предметом охоты монстра, пришедшего в наш мир из иной вселенной.

— Так монстра или бога?

— А это смотря с какой стороны взглянуть, здесь очень многое зависит от нашей собственной точки зрения, от того, с какими мерками мы подходим к проблеме и чего сами хотим от такого контакта. А мы хотели так немного всего лишь денег и наркотика. И отдавали за это в качестве платы души наших соотечественников.

— Мне трудно уследить за вашими рассуждениями. Вы все время переходите из одной крайности в другую.

— Это происходит потому, что сама проблема Гифрона крайне противоречива. Чтобы получить о нем хотя бы приблизительное представление, необходимо знание сразу нескольких дисциплин: физики, биологии, психологии, контактологии и многих других. Но проблема того стоит. Представьте только, что могло бы получить человечество, если бы мы сумели понять, каким образом Гифрону удается превращать чистую энергию в материальные объекты, минуя посредников в виде машин и собственных рук…

Он надолго замолчал, следя за тем, как неоновые рыбки совершают свою бесконечную и бессмысленную погоню за пузырьками воздуха, поднимавшимися со дна аквариума. Автоматическая кофеварка на его столе свистнула, извещая нас о том, что кофе давно уже остыл, но Коленский даже не шевельнулся. Я молчал, не решаясь нарушить его раздумий. Многие мои мысли, возникшие после визита в Барнуд-2, нашли подтверждение в его рассуждениях. Многие факты получили совершенно иное освещение. А из лабиринта противоречий и проблем, обрушившихся на человечество вместе с Гифроном, по-прежнему не было видно никакого выхода.

— Мне трудно забыть о том, что ваш монстроподобный бог пытался меня уничтожить.

— Вы ошибаетесь, мистер Егоров. Если бы он этого действительно хотел вы бы здесь не сидели. Ему ничего не стоит создать или уничтожить целую планету — мы для него просто козявки, забавные козявки, не более.

— Для чего же он посылал ко мне своих монстров?

— Монстров? Откуда ему знать, кого мы считаем монстрами. Прообразы биологических роботов, которых он создает, берутся из человеческого сознания, к тому же опьяненного наркотиком. Неудивительно, что мы воспринимаем их в виде монстров. Возможно, с его стороны это была всего лишь попытка контакта. Иного контакта, чем тот, который был у него с людьми до сих пор. Контакта, лишенного посредничества «голубого грома». Насколько мне известно, вы единственный человек, которому удалось сохранить жизнь и не утратить собственной личности, после того как у вас в крови оказались чистые энзимы «грома». Вот потому мы тут и сидим, — неожиданно закончил Коленский. — Но я хотел встретиться с вами, конечно, не потому, что вы интересный биологический объект. — Он поправился слишком торопливо, и это прозвучало неубедительно. — У нас с вами общий, достаточно могущественный враг. И это совсем не Гифрон.

Я не слишком поверил в отсутствие научного интереса к моей персоне с его стороны. Однако причина нашей встречи не имела никакого значения. Важным был лишь поток информации, который он на меня обрушил с первой минуты.

— Враг — это «Феникс»?

Он кивнул.

— «Феникс». Я думаю, вы не до конца представляете его возможности. Федеральный парламент, законодательная и верхняя палата — все давно куплено. Ни один закон не пройдет, ни один корабль не покинет своей базы без его ведома и согласия. И это неудивительно. Ведь за спиной «Феникса» сегодня, по сути дела, стоит Гифрон, и отделить их друг от друга чрезвычайно трудно.

Так что, мой дорогой инспектор внешней безопасности, ничего вы не сможете сделать. Ничего не сможете здесь изменить. Вас и послали-то сюда в надежде окончательно запутать проблему и выиграть время. Но вы повели себя нестандартно, слишком активно и неожиданно глубоко влезли в суть дела. Тогда вас решили ликвидировать — но это почему-то не удалось. Честно говоря, я до сих пор не понимаю, почему вы еще живы. «Феникс» никогда не откладывает надолго подобных решений. Разве что вам помогли…

— Кто же он, мой могущественный благодетель?

— Вполне возможно, что вы о нем не подозреваете, возможно, вы считаете его своим главным врагом.

— Уж не Гифрона ли вы имеете в виду?

— По крайней мере это предположение может объяснить, почему вы до сих пор живы. Так что проблема, связанная с вами, представляет для меня определенный интерес, с какой стороны на нее ни посмотри.

— Спасибо, профессор Коленский. Ваш кофе совсем остыл.

Он разлил кофе в две чашки, и аромат земного напитка заполнил все помещение. В этом кабинете я го и дело забывал, что нахожусь глубоко под землей. Даже визоры, вместо фальшивых оконных проемов, были отрегулированы так тщательно, что только специалист мог отличить пейзаж на их экранах от настоящего.

— С вами, мистер Егоров, связано несколько любопытных проблем, сказал Коленский, разглядывая меня так, словно я был некой козявкой под его микроскопом. — Вам, к примеру, удалось вернуться из пара-мира. Обычно попавшие туда люди не возвращаются.

— Вы думаете, они остаются там добровольно?

— Вряд ли Гифрону известно само это понятие, «добровольно». Кстати, хотите его увидеть?

— Увидеть кого?

— Гифрона, разумеется. Я могу вам его показать.

 

Глава 22

Коленский поднялся из-за стола, но я продолжал сидеть, потому что его предложение увидеть Гифрона застало меня врасплох. Я не совсем понимал, что он имеет в виду.

— Мне кажется, я уже видел Гифрона. Во всяком случае, видел те биологические объекты, которые он производит в большом количестве. И еще глаз.

— Глаз?

— Да. Сразу после того, как я оказался в парамире, появился огромный глаз на белом стебле, растущий из земли, как цветок. Он открылся и уставился на меня.

— Это что-то новое. До сих пор мы считали, что Гифрон лишен зрения. Позже вы мне расскажете об этом подробнее, а сейчас я хотел показать вам совершенно другое. Глубинную нервную ткань, пронизавшую всю планету. Один из таких тяжей проходит вблизи нашей выработки, и нам позволили, осторожно сняв породу, обнажить ткань… Хоть это было непросто и стоило жизни нескольким нашим проходчикам. Только после того, как Гифрон убедился, что мы не собираемся причинять ему вред, он позволил закончить выработку. Хотите на него посмотреть?

— Конечно, хочу. Насколько это безопасно?

— Мои люди находятся там постоянно. После того как проходку закончили, он никому не причинил зла.

— У меня с собой есть вещь, которая Гифрону или, по крайней мере, его биологическим объектам определенно не нравится. Хотите посмотреть?

Я снял с пояса кинжал и протянул ему нож не так, как это обычно делается, а наоборот, лезвием вперед.

— Осторожно возьмите за лезвие. К рукоятке не прикасайтесь. Эта штука не любит новых хозяев. Я нашел ее в старых развалинах, в парамире. С тех пор она со мной неразлучно. Я не могу оставить ее в вашем кабинете. Через несколько минут она снова окажется у меня на поясе.

Когда Коленский увидел кинжал, на его лице появилось какое-то потустороннее выражение, которое бывает только у лунатиков, идущих по крыше чужого дома.

— Вы хотя бы отдаленно представляете ценность этой вещи? Это же гиссанский кинжал!

— Гиссанский? Вы уверены? Но ведь гиссанцы и Гифрон, по вашим данным, составляли в древности одну единую цивилизацию.

— Это всего лишь предположение, основанное на том, что следы деятельности тех и других находят чаще всего в одних и тех же местах. Гиссанская цивилизация настолько старая, что от нее почти ничего не осталось, и установить сейчас, в каких отношениях находились эти существа с Гифроном, не представляется возможным. Книгу, которую нашел мой друг археолог Тай, посчитали подделкой, тем не менее ему удалось прочитать часть гиссанских текстов.

— Каким образом могла сохраниться книга?

— Это необычная книга. У нее была единственная металлическая страница, и время от времени на ней появлялись письмена, как на этом лезвии. Но как только Тай подверг книгу микроструктурному анализу — письмена исчезли, так что доказать подлинность находки ему не удалось. Самое странное, что в расшифрованной Таем части текста упоминается о кинжале с рукояткой, увенчанной сапфиром в тысячу карат… Цена одного этого камня составит несколько миллионов федеральных кредитов. Теперь вы очень богатый человек.

— Я не собираюсь его продавать.

— И совершенно напрасно. В тексте сказано, что владелец кинжала в конце концов погибает именно от него. Будьте осторожны.

Он нехотя протянул мне кинжал и несколько секунд с таким вожделением смотрел на ножны, в которых исчезло лезвие, что угроза моей жизни показалась мне вполне реальной.

Я поспешил сгладить возникшую между нами неловкость.

— Я хотел бы помочь вашему другу. Я даже готов во имя археологии пожертвовать своей находкой. Но, к сожалению, этот кинжал, как я уже говорил, не желает менять хозяина.

— Не могу в это поверить.

— У вас есть надежный сейф?

— Ну, разумеется.

Он повернулся и открыл у себя за спиной замаскированный в стене ящичек. Я заметил, что его стенки сделаны из бериллиевого сплава наивысшей прочности.

— Если этот нож останется в вашем сейфе более часа, считайте, что я его вам подарил.

Он посмотрел на меня как на сумасшедшего, ничего не сказал, торопливо сунул кинжал глубоко внутрь сейфа и запер его. Ключ он куда-то спрятал, пока мы шли к двери его кабинета, настолько ловко, что даже я, с моей профессиональной наблюдательностью, не заметил, каким образом он ухитрился это сделать.

Как только мы покинули кабинет Коленского, я вновь очутился в странном мире подземного института. Мы шли по висячему мосту, соединявшему противоположные концы рабочего зала. Сверху зал напоминал пчелиные соты. Не доходившие до потолка перегородки разделяли его на небольшие клетушки, заполненные аппаратурой и людьми.

Коленский с видимым удовольствием посвящал меня в детали работы своего огромного предприятия, ставшего его домом, заменившего ему семью и весь остальной мир.

— Здесь одновременно ведутся исследования сразу по нескольким направлениям. Вот тот восточный сектор занимается биологией Гифрона. Им приходится труднее всего, потому что настоящую, живую ткань Гифрона нам так и не удалось получить. Приходится довольствоваться отпочковавшимися от него биологическими объектами. Но это совершенно особые организмы. Они похожи на своего прародителя только общей структурой тканей. У них небольшой запас энергии, и, как только она полностью расходуется, объекты погибают, а ткань очень быстро разлагается. Но пока они активны, к ним не подступишься.

Я слушал его пояснения не слишком внимательно, думая о том, что, если Коленский прав в своих основных выводах, а по всему получалось, что он знает предмет хорошо, нам придется пересмотреть тактику всей работы на Зидре.

Неожиданно меня словно обожгло это слово «нам». Всю свою сознательную жизнь я отождествлял себя с отделом внешней безопасности — маленьким государством в безбрежном бюрократическом море Федерации. Но последнее время я все чаще и чаще сталкивался с тем, что моему руководству приходится считаться с интересами вышестоящих чиновников, иногда нанося прямой ущерб безопасности Федерации.

Если Коленский прав, если федеральное правительство не захочет прекратить деятельность «Феникса», то, вполне возможно, я останусь без всякой поддержки центра. И тогда единственной серьезной силой, на которую я смогу опереться, станут люди сопротивления. Прежде всего те из них, что сидели сейчас внизу, в своих маленьких декоративных кабинетиках и изучали проблему контакта с инопланетным разумом…

Мне придется постараться перенаправить всю их деятельность на более земные проблемы, потому что без серьезной поддержки ученых с «Фениксом» не справиться. Его не возьмешь грубой силой. У него есть флот и собственная армия, а у меня нет ничего, кроме этих людей, и только они могут найти способ остановить поток человеческой крови, превращавшийся в «голубой гром» на фабриках «Феникса».

Словно подслушав мои мысли, Коленский продолжил свои пояснения:

— Восточный сектор изучает проблему «голубого грома». Они стараются найти противоядие, биохимическое средство, способное разложить уже введенный в кровь человека наркотик. Мы хотим использовать тот факт, что по-настоящему «голубой гром» проявляет свое разрушительное для человеческой психики действие только после третьей дозы. В промежутке между ними возможно врачебное вмешательство.

— Мне кажется, этого недостаточно. Необходимо найти средство, способное уничтожить наркотик в начальной стадии его производства.

— Такого вмешательства в свою деятельность «Феникс» не допустит. Не забывайте, у него есть не только армия, но и научные институты, способные быстро и эффективно справляться с любыми проблемами, возникающими в процессе производства наркотика. Ведь именно «голубой гром» является основой финансового могущества всей корпорации.

— Нужно найти средство с необратимым воздействием, разрушающее не только наркотик, но и саму возможность его производства.

— Задачи всегда легче ставить, чем воплощать в жизнь. Если бы такое средство существовало, мои сотрудники давно бы его использовали.

Мост кончился, и теперь мы оказались у дверей подъемника.

Почему-то здесь был установлен старый электромеханический лифт без электронного управления. Заметив мое удивление, Коленский сказал.

— Электроника слишком часто выходит из строя. Пришлось все заменить.

Он не стал пояснять причину постоянных поломок, но я сам все понял, как только лифт остановился на нижнем горизонте.

Едва массивные стальные двери шахты раздвинулись, как на меня обрушился мощнейший удар излучения. Ощущение было таким, словно в голове включили трансформатор. Очертания предметов расплылись, и лишь несколько минут спустя обрели прежнюю четкость. Я взглянул на свой универсальный браслет-индикатор. Однако все датчики светились зеленым светом, свидетельствуя о том, что никакого известного земной науке излучения нет.

Или их показаниям здесь нельзя было верить, или характер излучения действительно находился в диапазоне, недоступном земным приборам.

— Вы знаете, что здесь сильное излучение? — спросил я Коленского, который, как ни в чем не бывало, продолжал идти впереди меня в глубь расширявшегося туннеля.

— Конечно, мы о нем знаем. Вот только характер этого излучения не может определить ни один прибор. Не обращайте внимания. Через несколько минут ваш организм адаптируется, и вы перестанете его замечать. Скорее всего, само по себе это излучение безвредно для биологических объектов.

— Довольно странное определение. Что значит ваше «скорее всего»?

— Это значит, что здесь проходит граница наших знаний и начинается зона, неизвестная земной науке.

Ярко освещенный потолочными светильниками туннель, с усиленными пластобетоном стенами, продолжал расширяться и вскоре превратился в подземный зал, потолок которого располагался на двадцатиметровой высоте. Возможно, раньше здесь находился ангар для космических кораблей или ракетные стартовые установки.

Сейчас зал был пуст, и меня поразило отсутствие каких бы то ни было приборов и индикаторов. Угадывая мой очередной вопрос, Коленский сказал:

— Ни один прибор здесь не выдерживает больше десяти минут. Исследования приходится вести только с переносными установками.

— Как получилось, что до вас никто не заметил излучения? Или весь этот зал построили вы сами?

— Нет конечно. Я полагаю, что Гифрон появился здесь уже после того, как база была покинута.

В конце зала, в его боковой стене, я заметил отверстие с неровными краями около полутора метров в диаметре. Это и было началом той выработки, которую проложили люди Коленского, обнаружившие Гифрона.

В конце десятиметрового туннеля виднелся квадрат светящегося окна, заполнявшего почти всю ширину выработки, до самого потолка. Сорок сантиметров — такова была толщина бронированного, преобразованного стекла, отделявшего нас от бушующего моря энергии.

То, что находилось за стеклом, больше всего напоминало корень какого-то гигантского, неправдоподобного растения. Диаметр этого образования был настолько велик, что в окне умещался лишь его небольшой фрагмент. Цвет массы казался белым. Ее трудно было рассмотреть, поскольку она все время находилась в движении, меняла форму и оттенки своей окраски. По ней проходили какие-то волны и сполохи. Вспухали и исчезали волокнистые образования, оплетавшие массу сплошным коконом.

— Вот это и есть Гифрон. Вернее, его ничтожно малая часть. Представьте себе эти гигантские образования, на многие километры уходящие в кору планеты, пронизавшие ее во всех направлениях, и вы получите некоторое представление о его истинных размерах. К тому же волокна не кончаются в нашем мире, а уходят в иные паравселенные. Никто не сможет определить подлинные размеры этого гиганта.

Он говорил о Гифроне восторженно, так, словно сам был его создателем. Мы стояли метрах в десяти от бронированного стекла, и мне все время казалось, что я физически ощущаю то чудовищное давление, которое испытывало стекло.

— Как вам удалось установить это окно?

— У него бывают короткие периоды спячки — именно этим мы и воспользовались, по-видимому, это стекло не слишком его раздражает, иначе он бы его давно уничтожил. Здесь, — он кивнул в сторону окна, — ежесекундно перемещаются гигаватты энергии. Нам никогда не удавалось даже приблизительно определить ее мощность.

Я подумал о том, что люди в своих исследованиях слишком часто забывают о границах дозволенного и уходят в запретные области. Грань, отделяющая нас от лежащего за стеклом энергетического монстра, казалась такой хрупкой, такой ненадежной… Что, если его настроение изменится, что, если ему вздумается хотя бы часть той гигантской энергии, которой он управляет, использовать против нас? Невольный холодок от этой мысли заставил меня вздрогнуть.

— У вас случались здесь аварии со смертельными исходами?

Было заметно, что мой вопрос смутил Коленского.

— Только вначале. Сейчас мы достигли некоего консенсуса, и Гифрон ведет себя тихо. Скорее всего его самого заинтересовали наши исследования. Возможно, он, в свою очередь, наблюдает за нами через это окно…

Словно подтверждая его слова, фиолетовая молния, отделившись от массы Гифрона, коснулась стекла и медленно, как во сне, просочилась сквозь его поверхность внутрь туннеля. Она сверкала и изгибалась, словно огромная фиолетовая змея, не знающая, что ей делать дальше.

Трансформатор в моей голове перешел на другую тональность, его звук разрастался, пронизывая все мое существо.

— Это тороид… — почему-то шепотом произнес Коленский. — Такого не было уже несколько лет. Ваше присутствие его раздражает. Попробуем уйти, но двигайтесь медленно, без резких движений.

Вряд ли стоило предупреждать меня об этом. В воздухе сильно запахло озоном. Фиолетовая змея свернулась в огромный бублик, и теперь это огненное образование, шипя и разбрасывая искры, начало медленно приближаться к нам. Вот когда я пожалел об оставленном в сейфе Коленского ноже, единственном оружии, способном устрашить эту тварь.

Казалось, Гифрон знает об этом, знает, что мы безоружны и совершенно беспомощны перед его мощью, крохотные человеческие козявки, возомнившие себя хозяевами чужого мира…

Огненное кольцо постепенно приближалось, теперь его отделяло от нас не более метра, и я ощущал, как световые волны, проходившие по его поверхности, отдаются внутри моего сознания болезненными импульсами.

Воздух, до предела насыщенный энергией, оставался холодным…

Что-то я должен был сделать, что-то предпринять… В глубине сознания копошились какие-то забытые образы. Я знал, что, если немедленно не пойму этих тайных, никому неведомых знаков, мы оба погибнем. Над нами поставили эксперимент. Эксперимент на сообразительность, на быстроту реакции… Но только в случае неправильной реакции нас ждет не болезненный укол электрического тока, которым мы так любим потчевать своих лабораторных животных, а смертельный разряд энергии…

Мне казалось, что сверкающее окно перед нами потемнело. Оно притягивало меня, глубоко в подсознании сформировалась мысль о проходе, о двери в иные миры… Стоило сделать шаг навстречу, перестать сопротивляться, и энергетический вихрь подхватит меня, унесет с собой…

Но я продолжал упорно бороться — слишком много незавершенных дел и неразрешенных загадок удерживало меня на месте. Может, потом, позже… Эта мысль помогла мне вновь обрести контроль над собственным телом. Окружающие предметы вновь обрели четкость.

Больше всего приблизившееся к нам огненное кольцо походило на гигантскую шаровую молнию необычной формы. Я знал, что шаровые молнии, коснувшись какого-нибудь предмета, имели неприятную привычку взрываться…

Кажется, Коленский кричал мне что-то неразборчивое, я почти не слышал его. В такие минуты человек остается один на один с самим собой, со своим страхом и своим мужеством… Совершенно определенно я знал, что только от меня зависит, останемся ли мы оба живы, от того, успею ли я вспомнить…

Лицо, несущееся в вихре огня… Сеть, протянувшаяся через миры… Все не то… Мысли Лании… Сжатая в комок воля, предотвратившая смертельный удар ночного монстра… Это уже ближе, но сейчас мне не нужен щит, нужно что-то другое… Управление силой мысли… Именно так управляются все создания Гифрона.

Накинуть сеть… Сеть воли… Заставить подчиниться огненное кольцо… Заставить его отступить. Я закрыл глаза, чтобы ничто не мешало мне сосредоточиться, но даже сквозь закрытые веки я видел огненную смерть, медленно приближающуюся к нам… Медленно… Еще медленней. Теперь кольцо останавливается и так же медленно начинает обратное движение.

У самого стекла огненное кольцо замерло — почти физически я ощущал его сопротивление. И вот на грани противоборства двух сил что-то треснуло, блеснула яркая вспышка…

Я открыл глаза и увидел, что кольца больше нет, оно превратилось в длинную фиолетовую молнию, ударившую в стену между мной и Коленским.

В момент удара, в момент ослепительного ментального взрыва я увидел картину настолько яркую, что она воспринималась как негатив на фотопленке. Все светлые предметы стали черными, а глубокие тени наполнились светом.

Космодром Зидры и стоящий на нем неуклюжий корабль. Транспортник, окруженный кольцом бластерных установок и бесчисленными отрядами боевиков «Феникса», Прежде чем я успел подумать о том, что должна означать эта картина, она погасла.

А вместо нее появилась другая — улыбающееся огненное лицо Лании, вихрь перехода и ощущение безмерной утраты…

Отголоски взрыва еще гремели в глубине туннеля. Со стены за нашей спиной медленно стекал оплавленный бетон.

Коленский, задохнувшийся от крика, медленно приходил в себя. Я подумал о нем с сожалением. Со своим непомерным научным аппетитом он хотел проглотить слишком большой кусок. Слишком опасный кусок. Сколько уже было таких, открывших водородную бомбу, и реакцию атомного распада, и динамит, и генетику…

Сколько несчастий обрушилось на человечество от этих лжепророков, вещавших, что прогресс невозможно остановить, что если они не сделают этого, то сделают другие… Они думали лишь о себе, о собственной славе, о деньгах, которые приносят успех, а прикрывались красивыми словами о прогрессе и благе всего человечества.

Я подал ему руку и повел к выходу, словно заблудившегося ребенка.

Лишь в подъемнике, когда он окончательно пришел в себя, я спросил его, есть ли сейчас на космодроме Зидры федеральные корабли. Он ответил, что не знает. Я попросил выяснить это как можно скорее. И тут ощутил знакомый толчок в ладонь правой руки. Нож вернулся ко мне. Незаметным для Коленского движением я отправил его в ножны и подумал, что его ждет большое разочарование, когда он откроет свой непробиваемый сейф.

Но еще большее разочарование ожидало его в будущем, если он не прекратит своих опасных экспериментов с Гифроном. Я не мог сказать ему об этом. К подобным выводам человек должен приходить самостоятельно, сейчас он бы не услышал меня. А услышав, не поверил.

Поэтому, едва мы вновь очутились в его роскошном кабинете, я заговорил совсем о другом:

— У вас есть установка, позволяющая проникать в созданные Гифроном парамиры? — Было видно, что он крайне недоволен моей осведомленностью.

— Вам Лания о ней рассказала? Я же ее просил…

— А как иначе она могла объяснить свое появление в моем Барнуде? Послушайте, Павел Сергеевич, я ведь только что спас вам жизнь… Не стоит играть со мной в шпионские игры, к тому же я не буду сообщать об этом федеральному центру. Никто не собирается покушаться на ваше открытие.

— Считайте, что вы дали мне слово. Да, у нас есть такая установка. Она находится в стадии разработки и проходит первые испытания. Наводка не отличается стабильностью, и риск попадания не в тот мир, на который она нацелена, чрезмерно велик. Поэтому возвращение не гарантируется. Для меняло сих пор непонятно, почему Лания решила рискнуть ради вас.

Я подумал, что ему бы следовало это понимать. По крайней мере теперь я гораздо спокойней буду воспринимать восторги Лании по поводу этого человека.

— Зачем же вы согласились на такой рискованный эксперимент?

— Она руководит всем нашим сопротивлением, ее приказы здесь обязательны для всех.

Она говорила лишь о номинальном управлении и о том, что именно Коленский решал здесь все…

Каждый раз я узнавал об этой женщине что-то новое. Что-то такое, что переворачивало с ног на голову все мои прежние представления о ней. Одно оставалось неизменным, и сейчас я произнес про себя ее собственные слова, лишь немного изменив смысл:

«Мы будем вместе всегда. Во всяком случае, до тех пор, пока ты этого хочешь…»

— Когда она вернулась?

Вопрос возник сам собой, вопреки моей воле, лишь подтвердив тот очевидный факт, что сомнения продолжали жить в глубине моего сознания.

— Двадцать пятого февраля.

Это было ровно на десять дней раньше того момента, когда я сам очутился в реальном мире. Время в обоих мирах шло с разной интенсивностью. Но если Лания вернулась раньше меня, она не могла одновременно находиться в обоих мирах те десять последних дней, которые отделяли меня от перехода. Те десять дней, которые мы провели вместе, в Барнуде-2…

— Как именно это произошло? Как она вернулась?

— Этого я не знаю. Двадцать пятого февраля я застал ее в ее рабочем кабинете, здесь, на базе. И мне показалось…

— Что, что вам показалось?

— Мне показалось, что она понятия не имеет ни о том, что отсутствовала целый месяц, ни о нашем эксперименте с ее отправкой в параллельный мир. Она вела себя так, словно мы расстались несколько часов назад, и отказалась отвечать на мои вопросы. Она сказала, что мои мозги окончательно расплавились от общения с Гифроном. Я решил, что переход повлиял на ее психику, и не стал настаивать на немедленных ответах, надеясь, что со временем она придет в себя и все вспомнит.

 

Глава 23

Невысокие холмы длинной дугой опоясывали космодром с востока и находились от передовых постов охраны «Феликса» на расстоянии двух километров. Я лежал в небольшой лощине между двух холмов. От стоявшего рядом с диспетчерской башней космического транспортника меня отделяло три километра, и с таким расстоянием легко справлялись мои портативные оптические приборы. Я мог рассмотреть даже заклепки на обшивке корабля. Больше, правда, рассматривать было нечего. Корабль стоял с наглухо задраенными люками, а по небольшой дрожи амортизаторов я определил, что его реактор до сих пор не заглушен.

Похоже, капитан знал, что корабль находится под прицелом тройного кольца огневых точек, и был готов к любым неожиданностям.

Вот только кто он, этот капитан, и почему сюда прислали торговый транспортник? Я ждал совсем другого корабля. В случае моего недельного молчания шеф обещал выслать серьезную поддержку для наведения порядка на планете.

Транспортник был слишком мал для того, чтобы нести серьезный десант, и у него отсутствовало видимое снаружи вооружение. Правда, последнее еще ни о чем не говорило. Некоторые корабли, принадлежавшие отделу внешней безопасности, специально маскировали под безобидные транспортники. Но в моем компьютере не было данных об этом корабле. Даже его оплавленное при проходе сквозь атмосферу название «Орешек», наискось написанное на боку корпуса, ничего мне не говорило.

Казалось, проще всего было бы связаться с капитаном и все выяснить… Но я не мог воспользоваться рацией. Это было слишком опасно при том пристальном внимании, которое вызывал к себе корабль у космодромных служб. Ведь специальные каналы узконаправленной связи тоже можно засечь при наличии соответствующей аппаратуры.

Кто же он, это торговец? Эмблема на борту свидетельствовала, что корабль принадлежит так называемым свободным торговцам, скитавшимся между колониями в поисках выгодного фрахта. В конце концов, и на Зидру могло занести такого случайного гостя. Я тут же отбросил эту мысль, вспомнив о бластерных установках, нацеленных на корабль, и о картинке, переданной мне в момент кратковременного контакта телепатической связи, установившегося между мной и Гифроном. Он имел какое-то особое, чрезвычайно важное значение; этот корабль.

Знать бы еще, какое… Я в сотый раз осмотрел корпус корабля. Необычная форма сразу же бросалась в глаза. Два усеченных цилиндра без обтекателей, соединенных между собой решетчатыми фермами и тонкой трубой в центральной части. В трубе, кроме реактора, вполне могла бы разместиться ракетная шахта… Нет наружных обтекателей… Почему у него нет обтекателей? Он же должен постоянно совершать наземные посадки, если это торговец. Бедный торговец, не имеющий средств на то, чтобы оборудовать корабль соответствующим образом? Но это вряд ли… Слишком дорого обходится ремонт после каждого прохода сквозь атмосферу. Тогда почему? Возможно, экономили полетную массу… Для чего? Для груза? Но корабль недогружен. Это видно по стартовым амортизаторам, утопленным едва ли наполовину. И что означают оплавленные вмятины на его корпусе? Метеоритную атаку или осколки слишком близко разорвавшихся ракет?

Если бы у него было включено защитное поле, я бы мог попробовать связаться с капитаном при помощи лазерного фонаря. Его тонкий луч совершенно незаметен при дневном свете, а индикаторы поля отреагировали бы даже при ничтожной мощности луча.

Но поле отсутствовало. При постоянно включенной защите происходит слишком большой расход энергии. Капитан берег энергию для чего-то более важного, хотя, несомненно, знал, что находится под прицелом.

— Долго мы будем сидеть с задраенными люками? — спросил Северцев, ни к кому персонально не обращаясь, хотя с момента посадки в рубке постоянно находилось еще два человека — его помощник Зарегон и сержант дезов Влаш.

То, что Влаш находился в управляющей рубке, само по себе уже являлось прямым нарушением устава. Однако за долгие полетные вахты Северцев сумел подружиться с этим странным человеком, которого большинство космовиков никогда бы не отнесло к разряду людей. Собственно, подружились они гораздо раньше, после того как Северцев спас Влаша на старте, а за время полета эта дружба окрепла еще больше.

— В конце концов, — продолжил Северцев свой монолог, — мы провели в космосе больше месяца. Команда устала и имеет все основания требовать от своего капитана увольнение на планету. Я прав?

Зарегону явно не понравилась эта сентенция, и, нахмурившись, он кивнул на центральный обзорный экран.

— При таком оцеплении не больно-то погуляешь!

— Официально они не предъявили нам никаких претензий. Отказались даже от таможенного досмотра. Если бы они собирались начинать военные действия, они бы их уже начали. Я хочу посмотреть, что они станут делать, если я сойду с корабля.

— А что делать нам, если они откроют огонь?

— Ответьте им. Меня будет сопровождать Влаш. Ты сумеешь меня прикрыть в случае необходимости?

— Только если они не задействуют свое тяжелое вооружение. Если это случится, мощности моего персонального генератора не хватит.

— Готовьтесь к выходу. Мы ничего не выясним, если и дальше будем сидеть с задраенными люками. Им будет над чем подумать, прежде чем решиться открыть огонь. Мы не нарушили ни одного параграфа космического устава. Во всяком случае, на этой планете, — уточнил он, вспомнив о старте на Галеде. — Если они откроют огонь, им придется отвечать перед федеральной комиссией.

— Хотел бы я знать, кто будет подавать иск… — пробормотал Зарегон, впрочем, достаточно тихо, чтобы капитан мог сделать вид, что не расслышал.

— Лярун, собирайся. Пойдем гулять.

Стоявшая на полке ваза с цветами моментально превратилась в удобную дорожную сумку, и, перекинув ее ремень через плечо, Северцев направился к выходу, сопровождаемый Влашем.

Когда люк корабля неожиданно открылся и по лестничному трапу неторопливо спустились две человеческие фигуры, я весь подобрался, ожидая немедленной реакции со стороны охраны. Один из этих людей был капитаном корабля. В этом меня убедила форменная фуражка и китель.

Можно было спорить о целесообразности поступка капитана «Орешка», но в мужестве ему отказать было нельзя. В конце концов, он рисковал своей собственной жизнью…

Над стартовой площадкой повисла напряженная тишина. Я не сомневался, что в это мгновение десятки прицелов впились в беззащитные человеческие фигуры.

Правда, второй был в типовом десантном скафандре дезов, и это сразу же вызвало у меня множество вопросов. Откуда взялся на торговце дезовский десант и почему они так открыто его демонстрируют? И где остальные пятеро? Я знал, что дезы имели привычку покидать корабль лишь полной секстетой.

Если капитан «Орешка» собирался вступить в схватку с охраной, он должен был вести себя совершенно иначе. Но капитан остановился у трапа и неторопливо раскурил трубку, словно не знал о том, что за его спиной маячит двухметровая фигура десантника в полном боевом облачении. Лишь через пару минут он неторопливой походкой направился к зданию космопорта. Дез не отставал от него ни на шаг, и я буквально чувствовал, с каким напряжением в эти минуты работали все линии связи, соединявшие охрану с начальством.

— Сэр! — раздался за спиной Северцева голос Влаша, усиленный внешним мегафоном его скафандра. — Могу я вам задать вопрос?

— Конечно!

— Зачем вам понадобилась эта прогулка?

Северцев усмехнулся — впервые за их долгие совместное путешествие Влаш обратился к нему с прямым вопросом. К нему, своему нанимателю, по сути, ставшему после подписания контракта его полновластным хозяином.

Северцеву понравилось это нарушение устава. Что-то постепенно менялось в сержанте. Возможно, старательно выращиваемые Северцевым ростки дружбы с этим человеком, которого он упорно не соглашался считать биологическим роботом, наконец дали свои первые всходы.

— Мы должны встретить здесь какого-то человека. У него очень важная миссия. Я не знаю, как он выглядит. Он сам должен прийти на корабль — но при такой охране это невозможно. Если мы и дальше будем отсиживаться внутри корабля, мы не сможем выполнить задание.

Северцев коротко и правдиво обрисовал сержанту суть происходящего, и Влаш кивнул, соглашаясь.

Охрана явно растерялась. Я заметил какие-то перемещения в кольце боевиков «Феникса», отблески многочисленных вращавшихся антенн, но прямого противодействия отчаянному поступку капитана «Орешка» так и не последовало. Никто не помешал ему и его спутнику войти в здание космопорта.

По международным правилам на территории космопорта могла находиться любая охрана — но только не внутри вокзала, его здание обладало статусом экстерриториальности.

Космопортовский бар «Клешня скорпиона» выглядел полупустым. В его большом подвальном помещении, занимавшем добрую сотню квадратных метров, могла бы разместиться команда космического крейсера. Корабли редко заглядывали на Зидру, но все же в баре были свои постоянные посетители. «Клешня» славилась прекрасным земным напитком, почти забытым в остальном мире. Поговаривали, что его завозили из столицы Федерации. Это, конечно, был миф, распространяемый хозяином бара из рекламных соображений. Напиток, доставленный с Земли, стоил бы здесь колоссальную сумму. Однако цены оказались вполне доступными, и в баре толпился народ, несмотря на явно неурочное для выпивки время.

Влаш мгновенно определил, что половина посетителей — переодетые в гражданское охранники, и сообщил об этом Северцеву.

— Сколько их?

— Двенадцать человек.

— Ты справишься с ними в случае необходимости?

Он знал, что двенадцать человек не представляют для деза никакой проблемы, и спросил лишь, чтобы доставить удовольствие сержанту, но ответ оказался не совсем таким, какого он ожидал.

— С ними да, однако в зале есть еще и два боевых робота-убийцы.

Войдя в помещение, Влаш переключился на селекторную связь. Крохотный наушник и микрофон, прикрепленные к воротнику куртки Северцева, можно было заметить далеко не сразу, а сидящие в баре люди не могли их услышать.

— Я их не вижу. Где они?

— Справа от стойки две пустые бочки. Они внутри.

— Продолжаем действовать, как договорились. Мы мирные посетители, и нас обязаны обслужить. Старайся избегать любых конфликтов. Мы должны просидеть в баре как можно дольше. Если понадобится — мы будем приходить сюда каждый день. До тех пор, пока федерат, ради которого мы прилетели, не найдет способа с нами связаться.

Деревянные бочки, использовавшиеся вместо сидений, дополняли колоритную обстановку бара. Та, которую облюбовал себе Влаш, затрещала под его массивным, облаченным в скафандр телом.

— Вы что, не знаете, что в здание аэропорта нельзя входить в скафандрах? — прорычал бармен, сверля гневным взглядом непрозрачное стекло сержантского шлема.

— Ему можно. Он — дез.

По мгновенно установившейся в зале тишине Северцев понял, что его слова произвели надлежащее впечатление. Возможно, это предупреждение на какое-то время удержит охранников «Феникса» от враждебных действий.

— Три большие кружки! — рявкнул Северцев не допускающим возражений тоном. В случае необходимости он умел придать своему голосу капитанский оттенок.

— И как же он будет пить? — поинтересовался бармен и, не получив ответа, спросил: — Третья-то кому?

— Тебе что за дело? Может, мы гостя ждем! Выполняй заказ! — Северцев швырнул на стойку серебряную монету, на стоимость которой в ином месте мог бы купить целую бочку любого местного напитка. Бармен мгновенно смолк, и перед капитаном с непостижимой, почти космической скоростью появились три кружки пенящегося напитка.

Когда странная пара, покинувшая корабль, исчезла за дверьми космовокзала, меня охватило мучительное раздумье. Само появление здесь этого корабля могло быть хорошо рассчитанной ловушкой, капканом, поставленным специально на меня. Но, с другой стороны, приманка была слишком соблазнительной, и моим противникам это было отлично известно. Корабль — это не только реальная сила, но и возможность связи с Землей… А кроме того, это мой обратный билет. Билет на возвращение. Если здесь моя миссия провалится, если я проиграю «Фениксу» по всем статьям, я смогу хотя бы вернуться. Правда, в этом случае на Земле меня не ждет ничего хорошего, но я всегда предпочитаю иметь возможность выбора.

И, наконец, в-третьих, — если Коленский прав, если моим главным противником является «Феникс», а не Гифрон, то этот корабль моя единственная возможность хоть немного уравнять шансы.

Как бы там ни было, я не мог дольше неподвижно лежать в укрытии и обозревать теперь уже пустое поле космодрома. Нужно попробовать проникнуть внутрь вокзала. Это не так уж опасно, вокзал всегда оставался местом притяжения людей, своеобразной Меккой, дверью к родному дому, и даже если эта дверь была закрыта, люди предпочитали толпиться у ее порога.

Здесь всегда было полно народу, люди сидели в баре и ресторане, а вечером собирались в клубе космовиков или на дискотеке. Здесь были самые красивые девочки. Здесь можно было по дешевке купить контрабандные товары, раздобыть наркотик или заказать выпивку. Даже в этот ранний час на вокзале шаталось достаточно много людей. Я видел, как один за другим садились на стоянке пассажирские кары, а двери вокзала, обращенные в сторону города, оставались постоянно открытыми.

Риск не будет чрезмерным, если я, смешавшись с толпой прибывающих из города, проникну внутрь здания. На меня не обратят внимания до тех пор, пока я не войду в непосредственный контакт с экипажем корабля. Я еще не знал, стану ли это делать, но решил находиться в центре событий.

Обойти территорию космодрома, оставаясь незамеченным, оказалось не так уж трудно.

На площадке перед входом в здание вокзала я дождался, когда у дверей образовалась небольшая пробка, и легко смешался с толпой. Никаких документов при входе не требовали. Оно и понятно: местные торговцы не заинтересованы в том, чтобы чинить препятствия своим посетителям.

Большинство прибывших направлялись в бар, как раз туда, где, по моим расчетам, и должна находиться колоритная пара с «Орешка». Они, конечно, были там. Посещение бара экипажами прибывающих кораблей давно стало почти священным ритуалом во всех космопортах.

Я сел за отдаленный столик и, проявляя ангельское терпение, стал ждать официанта, одновременно наблюдая за развитием событий.

Двое интересовавших меня людей стояли у самой стойки и вели себя слишком вызывающе. Рано или поздно должны начаться неприятности, на которые они, похоже, специально напрашивались. Их не пришлось ждать слишком долго.

Бармен после очередной фразы капитана отправил в его сторону кружку с такой скоростью, что напиток расплескался по дороге почти наполовину и шапка пены оказалась у капитана на кителе.

В ту же секунду человек, сидевший от меня справа за пустым столиком, едва заметно кивнул. Прежде чем я сообразил, что означает этот кивок, в баре словно взорвалась бомба.

Шесть человек, находившихся в разных углах помещения, мгновенно оказались на ногах и бросились на капитана. Две огромные дубовые бочки, стоявшие у самой стойки, разлетелись на мелкие куски, и пара боевых роботов, целиком оснащенных и активированных на полную мощность, двинулись к моему столику. Я не стал выяснять, почему они заинтересовались моей персоной. Когда тебя атакуют боевые роботы, времени на раздумья не остается.

Правая рука сама собой метнулась к поясу, и нож мелькнул в воздухе. Через долю секунды его рукоять уже торчала в металлическом теле робота, в том самом месте, где находились сенсорные контакты. Броневая пластина, предохранявшая жизненно важные механизмы и способная противостоять лазерному лучу, была пробита гиссанским кинжалом, словно кусок картона.

Робот, потеряв ориентацию, развернулся и, разнеся в щепы часть стойки, рухнул на пол.

Лишь теперь я смог переключить внимание на второго робота, хотя и предполагал, что уже ничего не успею сделать. Эти механизмы двигались слишком быстро… Но дез, стоявший у стойки рядом с капитаном, не терял времени даром. Оба его бластера, вынырнув из рукавов скафандра, работали в автоматическом режиме, поливая второго робота непрерывной струей огня. Несмотря на свою солидную защиту, робот не выдержал огневого напора, он покачнулся и, видимо, в последний момент решил сменить объект атаки. Однако было уже слишком поздно. Его корпус раскалился до вишнево-красного свечения, а в следующее мгновение, после очередного энергетического удара, раскололся, выбросив наружу всю свою электронную начинку.

Все произошло в считанные секунды, боевики «Феникса» не слишком спешили, положившись на своих роботов. От стойки, за которой стоял дез, их отделяло несколько метров, но теперь они замерли на месте, хорошо понимая, с каким противником остались один на один.

— Всем выйти из бара, — произнес дез бесцветным, лишенным интонаций голосом.

Люди, секунду назад собиравшиеся его атаковать, немедленно подчинились. Слишком уж впечатляющую картину представляли собой дымящиеся на полу останки робота. Я почувствовал в правой ладони знакомый холодок рукоятки, нож вернулся ко мне, но для него уже не было целей — мы остались втроем. Даже бармен после команды деза немедленно исчез во внутренних помещениях бара.

 

Глава 24

Капитан, нахмурившись, разглядывал меня, не двигаясь с места, и на его лице читалось сомнение. На планетах, попавших под власть «Феникса», осторожность стала основой выживания. И он, похоже, об этом хорошо знал.

Не обращая внимания на наведенный на меня бластер деза, я направился к стойке, всем своим видом демонстрируя полную невозмутимость, словно мне раз по десять в день приходилось превращать в утиль боевых роботов.

— Кто вы такой, черт возьми, и почему вы не выполняете приказа? Все посетители должны были покинуть бар! — В голосе капитана все еще проскальзывали командирские рокочущие нотки, однако было заметно, что способ, которым я расправился с роботом, произвел на него сильное впечатление.

— Мне кажется, нам стоит познакомиться поближе. Вы ведь понимаете, что даже с помощью деза без моей помощи с двумя боевыми роботами вы бы не справились.

Когда я приблизился к стойке, неизвестно откуда появившийся на ней кувшин превратился у меня на глазах в вазу с цветами.

Я готов был поклясться, что за минуту до этого там не было ни кувшина, ни вазы. Это было так странно, что на какое-то время я потерял дар речи. В конце концов капитан сжалился надо мной:

— Это Мейнус, животное с планеты Аниран. Не обращайте на него внимания.

— Разве они еще существуют? Я слышал, что последний раз их видели сорок лет назад.

— Возможно, этот и есть последний.

— В таком случае, капитан, вы очень богатый человек.

— Вряд ли, я не торгую друзьями. Как вам удалось справиться с роботом? Готов признать, что без вашей помощи нас бы уже не было в живых.

— Эти машины двигаются слишком быстро. Даже мы, дезы, уступаем им в скорости реакции. Два робота для меня было слишком много, я не успел бы остановить второго. — Вступивший в разговор сержант избавил меня от необходимости объяснять капитану, что собой представляет мое оружие. Однако непринужденное заявление деза удивило меня ничуть не меньше вазы с цветами. Я считал, что эти искусственно выведенные генетиками солдаты лишены индивидуальности и интеллекта. Очевидно, с этим дезом не все обстояло так просто.

— Так что же заставило вас вмешаться в схватку? — спросил капитан, не отрывая от моего лица пристального, изучающего взгляда. — Для этого нужны очень серьезные причины. Надеюсь, вы понимаете, что теперь вам не позволят выйти из бара. «Феникс» никогда не забывает своих врагов. Если, конечно, вы не являетесь его агентом.

У меня не было особых причин скрывать от этих людей свои полномочия. Мы находились по одну сторону баррикад, и чем скорее между нами установится доверие, тем лучше. Больше того, я обязан был выяснить, не связано ли прибытие этого корабля с моим заданием.

— Вы ведь знаете, сколько стоит боевой робот. Не слишком ли большая цена за визитную карточку для своего агента?

— Когда возникает необходимость, «Феникс» не считается с расходами.

— Скоро вам представится возможность убедиться, что «Феникс» относится к нам совершенно одинаково. Для этого достаточно будет попытаться покинуть здание космовокзала. Вряд ли мы сумеем пробиться к вашему кораблю. Я инспектор федеральной службы безопасности. Мне было поручено разобраться в том, что происходит на Зидре и что собой представляет «Феникс».

— Ну и как, разобрались? — спросил дез, уставившись на меня. Манеры этого деза оставляли желать лучшего, но мне больше нравилось разговаривать с живыми людьми, а не с бездушными биологическими машинами.

— Здесь все оказалось намного сложнее, чем предполагали на Земле. На всякий случай, предвидя возможные осложнения, мое начальство решило послать сюда корабль, если в определенное время я не выйду на связь. Земные базы далеко, так что самым подходящим вариантом был бы Галед. Насколько мне известно, ваш «Орешек» приписан именно к этой базе?

— Мы никуда не приписаны. Мы вольные торговцы и можем останавливаться где угодно. В одном вы правы — мы действительно прилетели с Галеда.

— И вас сразу же взяли под прицел люди «Феникса». Послушайте, капитан, у нас нет времени играть в шпионские игры. Сюда каждую минуту могут ворваться боевики.

— А откуда мне знать, что вы говорите правду и сами не являетесь агентом «Феникса»? Слишком уж просто удалось вам справиться с боевым роботом. Такой фокус могли подстроить только заранее.

— Вы хотите, чтобы я вам предъявил документы? У меня их нет. Во всяком случае, нет тех, которые могут вас заинтересовать.

— Меня не интересуют бумаги. «Феникс» может подделать любой документ так, что их не отличит от настоящих ни один эксперт. Объясните лучше, что произошло с роботом?

Я вздохнул, понимая уже, что длинных объяснений не избежать и на это уйдут оставшиеся у нас драгоценные минуты. Нужно было что-то придумать, что-то такое, что могло бы быстро убедить этих людей, что я говорю правду…

— Я уничтожил робота вот этим предметом.

Я достал нож и раскрыл ладонь, демонстрируя рукоятку с огромным самоцветом. Камень наполнился изнутри кровавым пламенем, хотя в помещении было темно. По лезвию продолжали свой безостановочный бег никому неведомые письмена. Как только я достал кинжал, ваза на столе превратилась в кобру, изогнувшуюся в мою сторону вопросительным знаком. Змея издала странный переливчатый свист, ни на секунду не отрывая своих агатовых глаз от лезвия. Дез сделал едва уловимое движение в мою сторону, и я сразу же почувствовал знакомый холодок между лопаток. Я всегда его чувствую, когда мне в лицо направляют оружие.

— Откуда у вас этот нож?

— С ним связана долгая история. Долгая и запутанная. Позже, если нам удастся выбраться отсюда, я вам ее расскажу. Это оружие не принадлежит ни к одному из известных нам миров. Оно из другой вселенной, из другого времени.

Змея снова свистнула, и капитан утвердительно кивнул головой.

— Он говорит правду. Это тот человек, ради которого мы сюда прилетели.

После этих слов капитана дез опустил бластер и, казалось, потерял ко мне всякий интерес.

— Если вы собираетесь отсюда выбираться, то это надо делать немедленно, пока они не опомнились.

События развивались слишком стремительно и непредсказуемо. Шансов добраться до корабля живыми у нас было совсем немного. Все еще с сомнением разглядывая меня, капитан спросил:

— Вы знаете, какое плотное кольцо огневых точек окружает корабль?

— Знаю. Я достаточно долго наблюдал за территорией космодрома. Есть только один способ вырваться из подготовленной здесь ловушки. Если мы успеем вывести из строя их энергетические установки до того, как они проломят защитные поля корабля…

— Установки? Разве их несколько?

— Две. Кроме основной, есть еще одна, передвижная, у заправочной станции, на самом краю поля, замаскирована под транспортный кар.

— Тогда у нас не остается ни единого шанса. Прежде чем мы доберемся до края поля, нас накроют несколько раз.

— Мы можем разделиться, — предложил дез. — Я постараюсь уничтожить ту дальнюю установку, пока вы будете прорываться к кораблю.

— В этом случае тебе не удастся вернуться.

Дез кивнул, соглашаясь:

— Это верно. Но это единственная возможность. Иначе нас всех поджарят здесь, как кроликов. Боевые роботы уже близко. Я чувствую пульсацию их энергетических полей.

Змея на стойке превратилась во что-то, отдаленно напоминавшее земного дикобраза с закрученными спиралями иглами. Дикобраз неожиданно для меня разразился целой серией свистящих звуков, которые капитан выслушал с напряженным вниманием.

— Я не всегда понимаю Мейнуса, когда речь идет о чем-то достаточно сложном, но сейчас он сказал, что здесь есть второй выход, ведущий во внутренний двор. Если это так, нам удастся избежать самого опасного места у дверей вокзала, где нас уже ждут. Стоит поискать этот выход.

Капитан, не опасаясь острых игл, подхватил дикобраза, мгновенно превратившегося в сумку на длинном ремне. Перебросив ее через плечо, Северцев достал бластер и, перемахнув через стойку бара, нажал на полке с бутылками незаметную завитушку. Полка повернулась, и перед нами открылся замаскированный дверной проем. Повернувшись ко мне, капитан спросил:

— Как ваше имя? Ваше настоящее имя?

— Зачем оно вам?

— Затем, что до корабля мы можем и не добраться. Но если хотя бы одному это удастся… Одним словом, нам не мешает познакомиться, прежде чем мы выйдем отсюда. Меня зовут Олег Дмитриевич Северцев, а это сержант Влаш.

— Ну что же, в случае чего, можете сообщить федеральным властям, что инспектор Егоров храбро погиб, выполняя свой долг.

— Не нужно было вам этого говорить, — мрачно произнес капитан, открывая вторую потайную дверь, ведущую в темный коридор. — Подобные предсказания имеют неприятное обыкновение сбываться.

Коридор закончился еще одной металлической дверью. Судя по толщине стены, она выходила наружу. Северцев проверил свое оружие. Затем, повернувшись к стоявшему за ним Влашу, отдал последние распоряжения:

— Если удастся уничтожить установку, немедленно возвращайся на корабль и жди нас там. Это приказ, не вздумай прорываться к нам навстречу. Если мы выполним свою часть работы, ваша помощь не потребуется, мы и так прорвемся.

— А если нет? — спросил Влаш, видимо, не слишком обрадованный полученным приказом.

— Тогда тем более держите оборону внутри корабля. Если вы высунетесь наружу, при такой интенсивности огня они вас всех перестреляют.

— А что делать, если вы не вернетесь? — снова спросил Влаш.

— Вот тогда можете поступать по собственному усмотрению. Но не раньше чем через сутки. Ты все понял?

К моему удивлению, дез даже не соизволил ответить. Бластер в руках этого великана выглядел детской игрушкой, хотя я заметил, что мощность этого оружия не стандартная. Его батарейный магазин был в два раза больше обычного.

Так и не ответив Северцеву, дез бесшумно исчез в дверном проеме. На несколько секунд мы остались одни, и, воспользовавшись этим, я спросил капитана о том, что в этот момент казалось мне наиболее важным:

— У вас есть связь с Землей? На «Орешке» установлена станция космической связи?

— Она слишком громоздка для такого корабля, а новейшее оборудование доходит до Галеда с большим опозданием.

— Какого черта вы здесь тогда делаете? — Я не сумел скрыть своего разочарования и тут же пожалел об этом, потому что Северцев преподал мне урок хороших манер.

— Видимо, для того, чтобы помочь вам продержаться до прибытия кораблей с Земли. Судя по облаве, которую тут на вас устроили, мы прибыли как раз вовремя.

Снаружи донесся рев реактивных ранцевых двигателей, установленных на скафандре Влаша, и Северцев, не сказав больше ни слова, распахнул наружную дверь и ринулся вперед.

Мы бежали между низкими строениями хозяйственных космодромных служб. Наше появление не заметили или просто не обращали на нас внимания. В этот момент наших противников интересовал только низко летевший дез, представлявший для них наибольшую опасность. По нему велся такой интенсивный огонь, что низкие тучи, висевшие над космодромом, окрасились в кроваво-красный свет. Казалось, в полыхавшем над нашими головами море огня не может остаться ничего живого. Однако сержант Влаш, закладывая немыслимые виражи и ведя непрерывный ответный огонь по противнику, упрямо двигался к цели.

Неожиданно обстановка на космодроме резко изменялась. Теперь впереди, там, где на открытом стартовом поле располагались стационарные бластерные батареи противника, представлявшие для Влаша наибольшую опасность, засверкали разрывы, превратившиеся через несколько секунд в сплошное огненное кольцо.

Влаш, летевший над северным краем космодрома, не мог достать до этих батарей из своего оружия. Он находился слишком далеко, и только сейчас я понял, что огонь ведет пятерка дезов, вышедших из корабля на помощь своему товарищу.

— Я слишком их распустил! — проворчал Северцев. — Они стали чересчур самостоятельны, теперь они уже и атакуют без приказа!

— Может, это и к лучшему. Они отвлекают от нас внимание. Возможно, теперь нам удастся добраться до второй энергетической установки.

— Часовые давно должны были нас заметить. Что-то здесь не так. Не понимаю, почему они до сих пор не открывают огонь в нашу сторону.

— Возможно, кто-то из нас нужен им живым.

— Ну, это уж точно ко мне не относится!

Вскинув бластер, Северцев прицелился в стоявшую на крыше спаренную бластерную установку. Через секунду на том месте, где она стояла, вспыхнул малиновый шар, и ударная волна хлестнула по нашим лицам.

Этот сарай оказался последним препятствием, теперь нам предстояло пересечь кусок открытого со всех сторон стартового поля. Всего метров двести отделяло нас от овального бетонного бункера, внутри которого располагалась основная энергетическая установка, но эти двести метров стоили всего остального.

Мы были как на ладони — две крошечные букашки, бежавшие по огромному полю космодрома, изуродованному оспинами стартовых двигателей. Мне казалось, что это само поле несется у нас под ногами, угрожая каждую секунду швырнуть нас на свою неровную поверхность. Справа и слева громыхнули первые разрывы, обдав нас волной жара.

Противник занервничал и, наконец, открыл огонь в нашу сторону, хотя и не слишком прицельный. Скорее всего они просто пытались замедлить наше продвижение. Но плохо им это удавалось. Бетонный капонир энергостанции уже надвинулся на нас всей своей шестиметровой громадой. Я понимал, что внутри должна быть охрана, но прежде чем я успел разработать план атаки, Северцев на бегу, ни на секунду не сбавляя темпа, выхватил из поясной сумки нитритовую гранату и швырнул ее в узкое окно капонира.

Я не успел удивиться точности его броска с такого расстояния, потому что капитан сбил меня с ног и всей своей массой обрушился сверху. Почти сразу же грохнул взрыв, но не было ни осколков, ни взрывной волны. Весь удар приняли на себя бетонные стены капонира. Внутри после такого взрыва все должно было превратиться в сплошное месиво.

— Вам следовало служить в пехоте, — проворчал я, поднимаясь с земли и стараясь не показать, как глубоко тронул меня его поступок. В самый опасный момент он прикрыл меня своим телом. А в том, что наши жизни висели на волоске, не оставалось ни малейших сомнений — стоило лишь взглянуть на стены капонира, расколотые изнутри страшным ударом. Пластобетон все-таки выдержал, не выпустил наружу ураганную силу взрыва. Вообще-то нитритовые гранаты запрещено использовать в рукопашном бою, ими пользуются лишь дезы, когда находятся в воздухе, высоко над целью.

После взрыва звуки боя на космодроме резко изменились. Стихли басовитые голоса дальнобойных стационарных бластеров, и среди низко летевших туч перестали сверкать лучи лазеров. Это означало, что второй энергетической установки у противника уже не было — Влаш выполнил свою часть работы.

— Теперь моим мальчикам станет полегче, — сказал Северцев, так же как и я, изучавший картину боя над космодромом.

Секстета дезов, рассредоточившись, летела над космодромом на бреющем полете, заливая все внизу не прекращавшимся ни на секунду огненным валом. Ответные выстрелы ручных бластеров наших противников не могли пробить защиту их скафандров. У дезов исчезла необходимость в сложнейшем маневрировании, с помощью которого до сих пор они избегали огня тяжелых наземных установок. Теперь они полностью могли сосредоточиться на подавлении оставшихся огневых точек, не обращая внимания на комариные укусы ручных бластеров. Однако нам это мало помогало, потому что от того места, где мы теперь находились, до корабля и атакующих дезов было не меньше двух километров.

Противник, сообразивший наконец, что его главная цель может стать недосягаемой, всерьез взялся за нас.

У нас не было защитных скафандров дезов. Стало ясно, что шутки кончились и противник решил покончить с нами. Огонь из ручных бластеров велся в сторону бывшей энергостанции по всему периметру, и нас пока что спасало лишь расстояние. Для прицельного огня оно было слишком велико, но дистанция стремительно сокращалась. Фигурки бегущих к нам со всех сторон охранников были хорошо заметны на открытом поле космодрома. Постепенно и неумолимо вокруг нас сжималось кольцо огня.

— Нам нужно выиграть время, и есть лишь один способ это сделать. Высказав вслух давно уже назревшее решение, я не мог не заметить на лице капитана выражение брезгливости. Он мгновенно понял, что я имею в виду. Нам обоим не хотелось забираться внутрь капонира. После взрыва нитритовой гранаты в стенах должна была остаться наведенная радиация. Об этом свидетельствовал и мой наручный анализатор — радиация просачивалась наружу даже сквозь пластобетон.

— Сколько времени мы сможем там выдержать?

— Минут двадцать, до той поры пока облучение не доберется до центральной нервной системы. После этого разрушения станут необратимы. Впрочем, я могу ошибаться. Точно интенсивность излучения можно определить только внутри.

— У нас нет другого выхода. Снаружи мы не продержимся и пяти минут.

К счастью, нам не пришлось вскрывать стальную дверь. Одна из трещин в стене бетонного колпака оказалась достаточной, чтобы мы смогли протиснуться внутрь. В капонире было темно и отвратительно воняло сгоревшей изоляцией и человеческой плотью. Но это было не самым худшим. Развороченный кожух генератора все еще светился в полумраке багровым светом, и радиоактивное излучение его внутренностей я почувствовал безо всяких приборов, сразу же, как только оказался внутри. Казалось, у меня включился безжалостный метроном, отсчитывающий последние минуты нашей жизни.

— Сколько у нас времени? — спросил Северцев. Похоже, он испытывал те же самые ощущения. Я взглянул на анализатор, сделал поправку на постепенное ослабление излучения. Сам генератор уже не излучал. После взрыва он выбросил в пространство вокруг себя смертельный для всего живого всплеск альфа-излучения и умолк навсегда.

Но этот его последний ядовитый вздох оставил в стенах и во всех окружающих нас предметах остаточное радиоизлучение, придавившее нас, словно плита бетона.

— Не больше пятнадцати минут.

— Думаю, им этого хватит.

— Что вы имеете в виду?

— Дезов.

— Но вы же приказали им ждать нас на корабле!

— Мало ли что я им приказал! Я приучил Влаша принимать самостоятельные решения и уверен, он не оставит нас в беде.

Здание содрогнулось от прямого попадания энергетического заряда. Огненное кольцо вокруг нас продолжало сжиматься. Я выглянул в ближайшую амбразуру и увидел, что нападавших от нас отделяло теперь не больше сорока метров…

— Боевики «Феникса» будут здесь гораздо раньше ваших дезов.

Словно подтверждая мои слова, дверь завибрировала от тяжелых ударов снаружи. Одновременно с этим кто-то попытался протиснуться в ту самую трещину, которой воспользовались и мы. Я выстрелил одновременно с Северцевым, и единственный выход из смертельной ловушки, в которой мы находились, оказался наглухо закупоренным обгоревшим человеческим трупом.

— Что будем делать? — спросил Северцев, как будто я мог ответить на этот вопрос.

Нам не оставалось ничего иного, как только ждать. Радиация въедалась в наши кости, высасывала из нас жизнь, по каплям разрушала нашу кровь. Но вместе с тем она принесла и какое-то новое, смутно знакомое ощущение…

Словно стены капонира стали прозрачными, и я смог увидеть все, что творилось вокруг…

Пятнадцать боевиков «Феникса» окружили наше укрытие со всех сторон и вели непрерывный огонь из своих бластеров по его стенам. Вряд ли они надеялись расплавить пластобетон, скорее просто давали выход своей бессильной злости. Приказа на наше уничтожение они, похоже, так и не получили, иначе давно бы забросали нас гранатами. Шансы добраться до нас были лишь у тех, кто пытался расплавить засов на стальной двери, ведущей в наше убежище. Они не знали, что все их усилия напрасны. Нас уже не будет в живых к тому моменту, когда они справятся с этой дверью…

Потом я увидел в небе шесть темных точек, полукругом приближавшихся к оплавленному куполу энергостанции.

— Похоже, твои дезы все-таки сумеют доставить на корабль то, что от нас останется, — пробормотал я, прежде чем позволил себе потерять сознание.

 

Глава 25

Я очнулся внутри корабля, в медицинском отсеке. Стены вибрировали от рвущегося снаружи боя. Напротив меня, на соседней койке, лежал капитан, он все еще был без сознания. Рядом со мной в белом халате стоял незнакомый человек и что-то переключал на пульте медицинского робота.

— Вы врач? — спросил я его. Он отрицательно мотнул головой.

— Врачей у нас нет. Слишком маленькая команда. Я помощник капитана, моя фамилия Зарегон. А вы, наверно, тот, ради кого мы сюда прилетели?

— Да, я инспектор внешней безопасности Егоров.

— Ну, вот мы и познакомились. Хорошо, что вы очнулись. Мне одному трудно принять решение. Я слишком плохо знаю планету, а капитан еще часа два не придет в себя, он получил большую дозу.

— Не понимаю почему. Он находился дальше от генератора.

— Влаш сказал, что вы взорвали генератор. Обломки могли разлететься в разные стороны — наверно, вблизи от капитана оказался один из таких обломков.

— Возможно, на меня радиация действует в меньшей степени. Сколько рентген получил капитан? Это серьезно?

— Я не врач, мне трудно определить. Даже медицинский диагност затрудняется ответить, но если верить его прогнозу, через неделю капитан будет на ногах. У нас хороший набор антирадиационных препаратов, я надеюсь, что остаточных явлений не будет. Хотя, когда дело касается радиации, этого не знает никто.

Стены переборок вновь завибрировали. Броня корабля приняла на себя остатки энергетического удара, с которым не смогли до конца справиться защитные поля.

— Что там, снаружи? Почему мы не взлетаем?

— Влаш со своей секстетой заняли круговую оборону и стараются не подпустить противника вплотную к кораблю. А что касается старта, то вверху, на орбите, нас поджидает парочка федеральных крейсеров. Мы их хорошо рассмотрели, когда шли на посадку.

— Федеральных?

— По крайней мере это явствует из их опознавательного кода. Но, разумеется, они подчиняются «Фениксу». Официально у этой компании нет своих кораблей. Как только мы выйдем из планетной атмосферы и начнем набирать скорость, они нас уничтожат. Мы не успеем даже вступить в бой.

— Нам не надо вступать в бой и не надо выходить из атмосферы. Распорядитесь, чтобы дезы немедленно вернулись на борт. Мы стартуем. Как только люди «Феникса» доставят сюда новую энергетическую установку, от нас ничего не останется.

Я попытался встать, но удалось это далеко не сразу. Перед глазами все поплыло от навалившейся слабости, голова закружилась, мне пришлось прилагать героические усилия, чтобы Зарегон не заметил моего состояния.

— Вам нельзя вставать. Медицинский диагност требует постельного режима. Он еще даже не закончил очистку вашей крови!

— Боюсь, сейчас я не могу себе позволить такой роскоши. Помогите мне добраться до рубки, а потом займитесь дезами.

— Поймите меня правильно… На этом корабле есть живой капитан, и я не уверен, что должен выполнять ваши распоряжения. Я вижу вас в первый раз.

— Вы же сами сказали, что прилетели сюда ради меня.

— Конечно, капитан говорил об этом, но распоряжения о том, чтобы передать вам командование кораблем, я не получал.

— Послушайте, мистер Зарегон. У нас нет времени соблюдать формальности. С минуты на минуту сюда могут пригнать передвижную энергетическую станцию. Как только они подадут энергию на свои лазерные батареи, нам уже не придется взлетать.

— Но ведь и наверху нас ждут. Объясните по крайней мере, что вы собираетесь делать. У меня есть некоторый военный опыт.

— Я постараюсь провести корабль над самой поверхностью планеты, не выходя из атмосферы. Крейсеры над нами не успеют ничего сделать. Они не приспособлены для полетов в атмосфере. В сотне километров отсюда, в пустыне, есть место, где мы сможем совершить посадку. Главное, вырваться из ловушки, в которую корабль попал на космодроме.

В моем тоне не было упрека, и все же Зарегон почему-то принял мое замечание насчет ловушки на свой счет. Больше он не возражал, однако этого было мало, мне была нужна его помощь. Задача и так казалась почти неразрешимой.

Я не профессиональный пилот, и этот старт давался мне с трудом. С грехом пополам я запустил двигатели и оторвал от земли многотонную громаду корабля. Но на этом успехи закончились, мне не удалось синхронизировать работу всех четырех двигателей, и корабль, вместо того чтобы стоять на столбе, начал рыскать из стороны в сторону, закручивая над космодромом какую-то немыслимую спираль.

Неожиданно я обнаружил, что этот произвольный маневр вышедшего из-под контроля корабля оказался весьма эффективным для подавления огневых точек противника.

На обзорных экранах мне был виден вал вставшей на дыбы земли и обломков, следовавший за кораблем и в точности повторявший все его замысловатые движения. Нас отделяло от поверхности космодрома всего несколько десятков метров, и я не спешил увеличивать это расстояние, хотя опасался, что не справлюсь с поперечной устойчивостью и завалю корабль на бок.

Зарегон занял позу стороннего наблюдателя и вел себя так, словно все происходившее его не касалось, а сам он не находился на борту корабля, которому грозила катастрофа. Справляться со взбесившимися двигателями становилось все труднее.

— Что, черт возьми, здесь происходит? — произнес за моей спиной голос капитана.

У меня не было времени даже на то, чтобы обернуться.

— Вас здесь вообще не должно быть. Вы должны лежать без сознания. И потом, если вы будете меня отвлекать, я не смогу синхронизировать двигатели, и тогда…

— Я не могу лежать без сознания, когда какой-то дилетант забирается в управляющую рубку моего корабля. Убирайтесь с моего места.

Я почувствовал огромное облегчение, уступив Северцеву пульт управления.

— Куда, собственно, вы собрались? Что означает этот старт?

— В пустыне есть заброшенный космодром, где повстанцы устроили свою базу.

— Здесь есть повстанцы?

— Ну, что-то вроде… Ими руководит заместитель местного мэра, и они объявили войну «Фениксу».

— В таком случае наше появление на этой базе приведет к ее уничтожению. «Феникс» сразу же установит точку нашего приземления. При современных системах наблюдения им для этого понадобится всего несколько минут.

Я начал терять терпение. Слишком много времени тратилось на пустые разговоры, в то время как снизу с минуту на минуту могла хлынуть на нас огненная река.

— У вас есть другое предложение? Может, нам уйти в открытый космос и подставить корабль под удар крейсеров? Или мы должны были оставаться на месте и дожидаться, пока солдаты «Феникса» подключат новую энергетическую установку? На базе у нас появится реальная возможность постоять за себя. Мы объединимся с повстанцами, а космический корабль с секстетой дезов на борту — это такая сила, которая может на какое-то время уравнять их шансы.

— Сколько их там?

— Больше двухсот человек. Старый космодром неплохо укреплен. Они готовились не один год и знали, что рано или поздно «Феникс» обнаружит их. Мы лишь ускорим события.

— Не уверен, что это их обрадует. Они могут вообще не разрешить нам посадку, если хоть немного разбираются в ситуации.

Продолжая ворчать, капитан непринужденно, словно исполнял какой-то этюд на фортепьяно, выровнял корабль, увеличил высоту до нескольких сотен метров и повел «Орешек» в сторону от космодрома. Минут через десять мы вышли из зоны огня, скорость постепенно возрастала. Внизу под нами проносилась полоса безжизненной пустыни.

Мы не могли оставаться в полете слишком долго. Космические крейсеры, несмотря на то что небольшая высота, на которой сейчас держался «Орешек», была для них недоступна, по-прежнему представляли серьезную угрозу. Больше всего я опасался, что они пошлют вниз свои истребители поддержки.

Но этого не случилось. Мы благополучно миновали зону пустыни, корабль замедлил скорость над старым рудником и, развернувшись, пошел на посадку.

Появление нашего корабля вызвало бурный восторг у повстанцев. Люди, уставшие долгие годы жить в изоляции и прятаться под землей без всякой надежды на успех, встречали нас так, словно мы вели за собой весь федеральный флот.

Мы принесли им надежду, пусть даже призрачную. Я хорошо понимал, что сам по себе космический корабль, даже неплохо вооруженный, ничего не изменит в общей военной ситуации на планете и лишь приблизит конец сопротивления «Фениксу». Слишком неравны силы.

В распоряжении «Феникса» были все ресурсы колонии и даже в какой-то мере федеральные войска. После того как я узнал о космических крейсерах, прикрывавших планету сверху, я в этом больше не сомневался.

В жилье на заброшенной базе недостатка не было. И хотя Коленский, соблюдая маскировку, неохотно разрешал своим людям селиться на поверхности, для меня он сделал исключение. Еще до прибытия «Орешка», сразу после нашего посещения Гифрона, я выбрал себе маленький домик, стоявший в стороне от остальных построек.

Большую часть времени мне постоянно приходилось находиться среди людей, и, наверно, поэтому я терпеть не мог общежитий.

Посетив мое скромное жилище, Северцев вознамерился поселиться на втором этаже, и мне пришлось отстаивать свое право на одиночество. Кажется, он обиделся, но с этим я ничего не мог поделать, я не хотел жертвовать своим правом на уединение. Для этого была, конечно, и еще одна, гораздо более важная причина.

Сразу после нашего прибытия я узнал от Коленского о том, что базу собирается посетить Лания. Я не видел ее с того самого момента, когда почти силой ворвался в ее квартиру в Барнуде, и знал, что разговор предстоит не из легких.

Непонятная история с нашим прибытием из Барнуда-2 в разное время не давала мне покоя. Несмотря на то что она так сильно изменилась после перехода, я скучал по ней и с нетерпением ждал ее приезда. В день, когда она должна была появиться на базе, я навел порядок в своем жилище, чего не делал с момента поселения в коттедже.

Внизу, в гостиной, я накрыл большой праздничный стол. В доме нашлись хрустальные бокалы, а в буфете рудника мне удалось раздобыть бутылку вина и две свечи. Однако все эти торжественные приготовления оказались никому не нужны. Наша встреча началась с первой серьезной ссоры.

Словно желая продемонстрировать окружающим официальный характер своих отношений со мной, она явилась в сопровождении телохранителя.

База прекрасно охранялась, и на ее территории, а уж тем более в моем доме, нужды в телохранителе не было. Тем более что в Барнуде, где находиться действительно небезопасно, Лания прекрасно обходилась без него. Так что ее появление вместе с Юзефом не способствовало мирному началу разговора.

— Интересно, о чем ты думал, когда притащил сюда это старое торговое корыто, которое твой Северцев именует космическим кораблем? — начала она прямо с порога. Я сдержался, не желая ссориться, и ответил вполне миролюбиво:

— Он не такой уж старый, каким выглядит снаружи, и к тому же неплохо вооружен.

— Что нам толку от его вооружений? Ты знаешь, что после заварушки, которую вы устроили на космодроме, «Феникс» начал чистку всех наших ячеек в Барнуде? Десятки наших людей оказались в его «приемных пунктах»!

— Ну и какое отношение имеет ко всему этому наш корабль? Может, это я сообщил «Фениксу» данные о твоих людях? Вам следует поискать в своей организации агентов «Феникса», а не сваливать вину за провалы на меня.

— Ты был обязан хотя бы спросить моего согласия, прежде чем приводить сюда корабль!

Она распалялась все больше, и я уже с трудом сдерживался, борясь с желанием прекратить этот никчемный разговор и выставить их обоих за дверь. К сожалению, она была здесь хозяйкой, и я не мог себе позволить даже этого. Последнее соображение отнюдь не способствовало улучшению моего настроения.

— Послушай, девочка, не мог я тебя ни о чем спросить. Шел бой — у меня оставались считанные секунды для принятия решения.

— Никакая я тебе не девочка!

— Повежливей с дамой! — встрял в разговор Юзеф, и это меня доконало.

— А ну выметайтесь отсюда, вы оба!

У Лании от моей наглости все лицо залилось краской: покраснели даже шея и кончики ушей. Сейчас неправильные черты ее лица были искажены необузданной яростью. В ее облике совсем не осталось женственности, казавшейся мне такой привлекательной. Словно маску с нее сорвали, а из-под нее выглянуло лицо совсем другого, незнакомого мне человека.

— Юзеф, выйди! — крикнула она своему телохранителю. Тот и ухом не повел, оставшись сидеть на стуле у входа. Теперь, наконец, появился объект, на котором я мог отыграться.

— Послушай, ты, безмозглый горилл, ты что, человеческого языка не понимаешь?

— Это вы мне сказали? — От неожиданности голос Юзефа стал тонким, почти писклявым, он еще только поднимался со стула, когда я доказал ему, что вес и сила в рукопашном поединке значат не так уж много.

Дверь коттеджа после этого доказательства придется ремонтировать, зато мы остались одни, минут на двадцать — уж это наверняка.

Я повернулся к Лании и спокойно, словно ничего не произошло, сказал:

— Прими успокоительное. Оно вон в том шкафчике, над вифоном. Нам с тобой нужно поговорить.

Совершенно неожиданно она выполнила мою просьбу, хотя, как мне показалось, в этом уже не было необходимости. За те несколько секунд, в течение которых я объяснялся с Юзефом, она полностью овладела собой.

— Ты ударил моего телохранителя, — совершенно ровным голосом она констатировала этот очевидный факт.

— Он слишком много себе позволяет. Ему было необходимо преподать урок.

— Он никогда не забывает обид, и мне теперь придется сменить охрану. А таблетки у тебя горькие, — совершенно непоследовательно закончила она. — Я понимаю, почему ты сердишься… Слишком много дел навалилось на меня здесь, — и я не могу уделять тебе много времени. Там, в Барнуде-2, все было иначе…

Откуда-то из бездонной глубины ее глаз на меня вновь повеяло былым очарованием. Вот только я никак не мог забыть чужого лица, которое на секунду заменило ее собственное.

— Перестань есть таблетки. Это же не леденцы.

— Так о чем ты хотел со мной поговорить?

— Расскажи, что с тобой произошло во время перехода, расскажи все, что произошло с той минуты, как мы с тобой расстались в Барнуде-2. И как можно подробнее. Это очень важно, поверь.

Почему-то она вновь стала волноваться, хотя причина на этот раз была мне совершенно непонятна.

— Ну то, что было во время самого перехода, я не помню… Когда я шагнула вместе с тобой в огненную воронку, мне было очень страшно. Я подумала, этот огонь обожжет нас, но он оказался совершенно холодным. И почему-то стало темно. Я больше не видела ни тебя, ни пустыни. Через какое-то время… мне трудно сказать, через какое именно, я вновь смогла рассмотреть окружающий мир. Он проступал словно из тумана, постепенно обретая четкость. Когда туман рассеялся, я оказалась в своем барнудском кабинете. В настоящем Барнуде. Вот, собственно, и все.

— Какое было число в день твоего появления?

— Какое число? — Почему-то она замялась, и ее волнение заметно возросло. — Почему я должна это помнить? С тех пор прошло больше двух недель. Кажется, это было двадцать пятого февраля. Зачем тебе это?

По крайней мере, она не пыталась соврать и, кажется, действительно не понимала, как много значит дата ее появления.

— Зачем? Затем, что я оказался в Барнуде на десять дней позже.

— Ну и что из того? Разумеется, мы не могли оказаться здесь в один день. Время в переходе идет наперекосяк.

Если она права, то кто же тогда был со мной в параллельном Барнуде все эти десять дней? Гифрон свободно управлял пространством и материей, но время оставалось ему неподвластно.

И то, что она назвала точную дату своего перехода, мне тоже не слишком понравилось. Коленскому она сказала, что не помнит ее… Почему? Вспомнила только теперь?

Видимо, она почувствовала, как сильно подействовало на меня странное поведение времени во время нашего перехода. Она всегда чувствовала оттенки моего настроения и легко могла предотвратить любую ссору в тех случаях, конечно, когда этого хотела. Как бы там ни было, совершенно неожиданно она сказала:

— Знаешь, Олежек, что-то с моей памятью случилось. После перехода я начала путать простейшие вещи, не помню многих людей из числа тех, с кем работаю вместе. — Она помолчала, и во время этой короткой паузы я заметил на ее глазах слезы. — Я даже свою маму не могу вспомнить, — прошептала она. — Нет, я ее, конечно, помню, но иногда мне кажется, что моей матерью была совершенно другая женщина.

— Расскажи об этом подробно. Это очень важно. Ты мне никогда не рассказывала о своей матери. Ты родилась здесь, в Барнуде?

— Конечно, я родилась здесь. Я не принадлежу к новым переселенцам, заполнившим наш город за последние годы. Если бы я не была местным старожилом, я бы не смогла работать в мэрии. Отца я не помню, он оставил нас, когда мне не было и пяти лет. Мы жили вдвоем с мамой в рудничном поселке. Тогда еще «Феникс» не пользовался здесь такой властью, как сейчас. Это был самый обычный шахтерский поселок… Я помню маленький домик, в самом его центре…

Неожиданно она замолчала и закусила губу. Я заметил, как сильно она побледнела.

— Что с тобой? Тебе нехорошо?

— Нет… Все в порядке… Но мне сейчас показалось, что никакого домика не было, что все это я придумала, чтобы заполнить страшную пустоту в своей памяти… Ты когда-нибудь видел испорченную голографию, когда на один и тот же кристалл снимают два снимка подряд?

— Ну и что?

— При проекции возникают сразу два наложенных друг на друга изображения. Сейчас, когда я рассказывала тебе о поселке, я вспомнила совершенно другой дом, безликий, серый, похожий на вокзал и на тюрьму одновременно. Он заслонил своей громадой маленький домик в шахтерском поселке. У детей, родившихся там, не бывает родителей… Но какое это имеет отношение ко мне?

Она уже почти не скрывала слез.

— Подожди. Сейчас не время плакать. Мы должны в этом разобраться. Ты имеешь в виду интернат?

Она лишь кивнула в ответ.

Из доставленных с Земли оплодотворенных яйцеклеток в интернате выращивали второе поколение колонистов, пришедшее на смену первому. Интернат продолжал действовать и по сей день, пополняя быстро убывающее население зидровской колонии. Но Лания не могла родиться в интернате. Земные генетики хорошо потрудились над отправляемыми в колонии зародышевыми клетками. Из них вырастали замечательные рабочие, не знавшие, что такое усталость и недовольство. Из них вырастали отличные проститутки для местных домов терпимости, но из них не вырастали заместители мэров и руководители сопротивления.

Конечно, бывали и исключения — однако все, кто родился в интернате, считались людьми второго сорта. Если бы Лания родилась в интернате, она никогда не смогла бы работать в барнудской администрации. Там всех людей тщательно проверяли, и не только по официальным документам. Я сам потратил немало времени на разработку инструкций для таких проверок. Федеральное правительство не хотело рисковать — в управление колоний не должны были попадать случайные люди. Тогда откуда у нее эти воспоминания?

Можно поверить в то, что она придумала для себя домик в шахтерском поселке, но никто не станет придумывать интернат в качестве места своего рождения. Почему я раньше не заинтересовался ее прошлым? Она не любила говорить о своем детстве. Она была вполне современной женщиной, и до сегодняшнего дня мне не было никакого дела до ее родителей.

Но теперь, после нашего возвращения из Барнуда-2, все изменилось. Слишком много разрозненных фактов слились в одно целое. Слишком явно из-под ее привычной внешности стало проглядывать лицо совершенно незнакомого мне, чужого человека…

И это было отнюдь не аллегорией — я вспомнил наше первое свидание после моего возвращения. Ее отчаянное сопротивление нашей близости, которое она старалась изо всех сил скрыть от меня. И эти вспышки яростного, неожиданного сопротивления, сменявшиеся полной покорностью, распалили меня так, что я тогда совершенно потерял голову. И ничего подобного не испытывал за свою жизнь.

Похоже, она не лгала мне сейчас — во всяком случае, специально. Что-то сидело в ее подсознании, непонятное ей самой, что-то произошло с ней во время пространственного перехода из одного Барнуда в другой, и я чувствовал в этом свою прямую вину. Ведь это я повел ее в огненные ворота перехода, и что бы с ней там ни случилось, кем бы она ни стала после этого, — я был обязан помочь этой женщине.

— Мы сейчас пойдем с тобой к Коленскому.

— Это еще для чего? Я уже видела его сегодня. У меня мало времени, Олежек, и если ты собираешься его тратить…

— Мы сейчас пойдем к Коленскому, Лания, и ты пройдешь в моем присутствии полное медицинское обследование. Это совершенно необходимо.

— Я надеюсь, ты шутишь?

— Поверь, мне совсем не до шуток! — Я сам удивился металлу в собственном голосе. — Это необходимо сделать. Необходимо нам обоим.

 

Глава 26

Я знал, что, если Лания заупрямится, у меня нет ни единого шанса заставить ее пройти медицинское обследование. На базе она была полновластным хозяином и не упускала возможности дать мне это почувствовать. Но если мне не удастся ее убедить, подозрение в том, что ее подменили во время перехода или, по крайней мере, изменили ее психику, будет только усиливаться и постепенно, как ржавчина, разрушит все хорошее, что связывало нас.

— Неужели ты сама не хочешь выяснить, откуда у тебя эта странная двойственность воспоминаний? Ничего подобного до Барнуда-2 не было! Или ты просто боишься? Боишься узнать, что никакого домика в шахтерском поселке не было?

Это был запрещенный прием, но я понимал, что могу добиться успеха только так, используя все доступные средства. Меня оправдывало лишь то, что я искренне надеялся помочь ей самой и не мог позволить страшному подозрению разрушить свое чувство к этой женщине. Я видел, что моя последняя фраза достигла цели. Лания молча встала и отошла к окну, чтобы скрыть слезы, блеснувшие в уголках ее глаз.

Молчание затягивалось, становилось почти невыносимым. Мне хотелось вскочить, утешить ее, успокоить. Но, стиснув зубы, я сидел неподвижно. Минуты текли как часы. Наконец она спросила, не оборачиваясь:

— А если это правда? Что станет с сопротивлением, если люди узнают, что их командир…

— Мы все сохраним в тайне. При современном оборудовании это вполне возможно. Конечный анализ результатов может провести один человек. И у меня есть способ заставить Коленского держать язык за зубами.

Обследование продолжалось уже второй час. Современные наркотические излучатели позволяли держать пациента под наркозом сколь угодно долгое время, и такое полное медицинское обследование человека, включавшее анализ его психики, всегда проводилось под общим наркозом.

Задолго до окончания по лицу Коленского я понял, что дело обстоит намного хуже, чем я предполагал.

Я сидел в прихожей, в процедурную меня не пустили, но сквозь прозрачные двери можно было видеть почти все, что там происходило. Ланию раздели и нацепили на тело множество датчиков, затем закрыли крышку герметичного бокса, заполненного инертным газом. Процедурный стол обслуживали шесть человек медицинского персонала, нам с Коленским пришлось проделать большую предварительную работу по настройке приборов таким образом, чтобы никто из персонала не мог догадаться о причинах и цели этого обследования.

Разумеется, все шестеро врачей были мужчины, на базе повстанцев ощущался дефицит женщин, и теперь все они, неторопливо занимаясь своим делом, то и дело бросали жадные взгляды на прозрачную крышку бокса. Я не мог осуждать их за это, — не имея возможности покинуть базу, эти молодые мужчины не видели женщин по нескольку месяцев. Расхожее мнение о том, что медики со временем перестают обращать внимание на обнаженное женское тело, не казалось мне истинным.

По крайней мере к Лании не прикасались чужие мужские руки. Все делали автоматы. На четырех больших дисплеях, занимавших в процедурной половину стены, то и дело появлялись, сменяя друг друга, совершенно непонятные для меня диаграммы и цветные увеличенные изображения внутренних органов.

Казалось, изнурительное медицинское действо никогда не кончится. Я уже десять раз пожалел, что затеял все это. Мне хотелось вскочить, ворваться в палату и отключить всю аппаратуру. Кроме всего прочего, я в конце концов понял, что не желаю знать результатов обследования. Не было мне до них никакого дела. До сегодняшнего дня, несмотря на все возникшие после нашего возвращения сложности, Лания оставалась со мной. Теперь все могло кончиться, все висело на волоске, и мне приходилось убеждать себя в том, что любая правда, какой бы страшной она ни оказалась, не сможет отнять у меня эту женщину.

В конце концов, я заметил, что слишком часто повторяю эту фразу, словно произношу какое-то заклинание.

Наконец Коленский выключил юпитеры, освещавшие стол, и всю остальную аппаратуру. Лишь огонек на наркотическом генераторе почему-то не погас, и его мягкое урчание доносилось даже сквозь закрытую дверь.

Медики один за другим покидали процедурную через запасной выход, словно намеренно избегая меня.

Коленский снял халат, маску и перчатки. Минуту спустя он уже стоял передо мной.

Я понимал, что надо подняться со скамейки, но почему-то не было сил это сделать. Мне был неприятен этот невысокий, тщедушный человечек, смотревший на окружающих с нескрываемым презрением. Мне не хотелось показать ему свою слабость. Все-таки я остался сидеть и, несмотря на невыносимо затянувшееся молчание, не задал ни одного вопроса.

Наверно, что-то похожее испытывает в зале суда приговоренный к смерти преступник, ожидающий вынесения вердикта. Наконец Коленский откашлялся и, отведя взгляд, глухо произнес:

— Она зомбит. Стопроцентный зомбит. В ее крови такая концентрация наркотика, с которой мне еще не приходилось встречаться…

— Но позвольте… Этого не может быть! Разве люди, отравленные до такой степени, способны на осознанные поступки? Ведь она сама согласилась на обследование!

— В том-то и дело, что не способны. Это какой-то особый случай. Признаться, я и сам ничего не понимаю. Во всем, что связано с Гифроном, то и дело возникают нестандартные ситуации, которые нам трудно объяснить, но ее случай совершенно особый. Дело в том, что эта женщина вовсе не мисс Брове. Это я могу утверждать со всей ответственностью. У нас хранится медицинская карта Л. Брове с полным биологическим обследованием, которое обязаны проходить раз в три года все колонисты. Так вот, генетический анализ не совпадает, не говоря уж о составе крови. Что же касается внешних признаков — строение мягких тканей, характер волосяного покрова, даже рисунок капиллярных сосудов — все это полностью идентично с данными Брове.

— Сущность человека составляют его память и его психика. Как обстоит дело с этим? — Мне казалось, это кто-то другой у меня за спиной произносит чужие, холодные слова, продолжая бороться с неизбежным. Я сам во всем этом не участвовал, я был раздавлен, уничтожен, я едва сдерживался, чтобы не закричать.

— Психика в полном порядке. Даже ритмика головного мозга совпадает с ритмикой Брове, а что касается памяти — здесь опять темный лес. У нее двойная память.

— Как прикажете это понимать?

— В ее голове мирно сосуществует память двух человеческих личностей.

— Раздвоение личности?

Коленский отрицательно покачал головой.

— Это не раздвоение. При любой психической болезни никогда не бывает такого глубокого и полного расщепления сознания на две половины. Такое впечатление, словно в ее сознание вторглось постороннее существо и осталось там, ничем не выдавая своего присутствия.

— Вы сказали, она теперь зомбит, что это значит? Что вы имели в виду под этим термином?

— Так мы называем людей, которые приняли третью дозу «голубого грома», их мозг полностью контролируется и управляется Гифроном. В сущности, они уже не люди…

— Но эти существа лишены какой бы то ни было инициативы, они утратили собственную личность, возможность совершать самостоятельные поступки!

— Такими мы их знали до сих пор. Но, общаясь с нами, Гифрон все время получает новую информацию, он совершенствуется. Видимо, он понял, что внедрить в человеческое сообщество существо, полностью управляемое извне, невозможно. Тогда он создал нечто новое…

— Вы хотите сказать, что Лания и есть это «новое»?

— Именно так. Только она уже не Лания.

— Вы считаете, что во время перехода Гифрон завладел ее сознанием и полностью изменил его?

— Мне это кажется наиболее вероятным предположением.

— И внешне, в ее поведении, в ее поступках, ничего нельзя было заметить?

— Почти ничего. Хотя вначале, в момент ее появления, у меня возникли определенные подозрения, но я решил, что потеря памяти связана с переходом. Я готов допустить, что это существо ничего не знает о том, что ее сознание находится под внешним контролем.

— Но отсюда следует, что и я… Я ведь тоже прошел переход… Профессор, вам придется повторить это обследование на мне самом…

— Рад, что вы это сказали. Но для этого не потребуется никаких сложных исследований, достаточно будет взглянуть на цвет вашей крови.

Я молча протянул ему руку. Кровь оказалась такой, какой ей и положено быть — красной. Исчез даже тот едва заметный голубоватый оттенок, который у меня появился после визита на вербовочный пункт «Феникса».

— Почему бы вам не предположить, что Гифрон может научиться менять цвет крови у своих жертв?

Я словно специально провоцировал его. Я хотел знать, как он выйдет из той дурацкой ситуации, в которую себя поставил, потребовав проведения теста.

— Это слишком сложно, пришлось бы выворачивать наизнанку весь метаболизм человеческого организма, В кровь нельзя ввести посторонний краситель — он будет немедленно разрушен. Кровь становится голубой оттого, что железо в ней заменяется медью. Вам, как неспециалисту, трудно это понять. Но для меня вполне достаточно одного этого теста, и вы не представляете, какая гора свалилась сейчас с моих плеч. Брове была руководителем всей нашей организации. Теперь, после того что произошло, я вынужден занять ее место и принимать решения по всем вопросам, в том числе и по тем, которые касаются самой Брове. Но один, без вашей помощи, я не могу принять такое решение. Это было бы неэтично.

Я почувствовал, как сухой, колючий комок остановился в моем горле, перехватывая дыхание. Ледяной комок.

— Какое решение?

— Я понимаю, это непростое решение, особенно для вас… Но мы должны решить, что нам делать с Брове, вернее, с тем существом, которое заняло ее место.

— А почему с ней нужно что-то делать?

— Потому что то, что находится внутри ее сознания, смотрит на окружающее ее глазами и слышит каждое слово, произнесенное в ее присутствии. Потому что мы не можем оставить в наших рядах подобного соглядатая. Вы знаете, что «Фениксом» управляет Гифрон, и я не могу исключить, что между ними происходит определенный обмен информацией.

Я почувствовал, как внутри меня поднимается и ищет выхода глухая ярость. Слишком знакомые слова он сейчас произносил, слишком истертые и слишком упрощенной меркой пытался измерить то, что произошло. Этот маленький человечек, возомнивший себя благодетелем человечества и ничего не замечавший вокруг, кроме шкал своих приборов.

Он способен абстрагироваться от любой проблемы, подменяя живых людей, окружающих его, неким подобием цветных диаграмм. И это я сам передал судьбу Лании в его руки, даже не подумав, как много может значить для Коленского тот факт, что теперь он становится полновластным руководителем сопротивления.

Впрочем, у меня на руках еще оставались кое-какие козыри… Я официально представлял здесь федеральное правительство Земли, вряд ли Коленский захочет сжигать за собой все мосты. И он, конечно же, ни на минуту не забывал о хорошо вооруженном космическом транспортнике с десантом дезов на борту, подчинявшемся лично мне. По-своему истолковав мое долгое молчание, он продолжил:

— Мисс Брове больше не может руководить нашей организацией.

— С этим трудно спорить. Но, мне кажется, вы имели в виду нечто совсем другое, ведь вы неспроста оставили включенным наркотический генератор?

— Это так. Но тут я умываю руки. Это вам придется решать, что с ней делать дальше, вам решать, как следует поступить.

Швырнув мне в лицо эту последнюю фразу, он повернулся и исчез, оставив меня одного перед стеклянной дверью, ведущей в пустую процедурную, где под прицелом бездушных стеклянных глаз медицинских машин лежала женщина. Та, что еще совсем недавно была для меня единственным другом в этом бездушном и холодном мире.

Я открыл дверь и подошел к ней вплотную. Ее обнаженное тело по-прежнему было прекрасно и желанно. Даже черные присоски медицинских датчиков, похожие на пиявки, ничего не могли в этом изменить.

Я привел ее сюда, чтобы подвергнуть унизительной процедуре проверки, и уже одним этим поступком предал ее и то хрупкое чувство, которое нас связывало.

Я думал о ней так, словно она и была той самой Ланией, которую я знал и любил все это время. Я решил, что, кем бы она ни была теперь, я уведу ее отсюда живой, что не возьму на себя роль ее судьи и палача одновременно, роль, любезно предложенную мне мистером Коленским.

Но я не представлял, что сказать ей, когда она очнется после наркоза. Что она перестала быть человеком? Что ее друзья, соратники, с которыми она столько лет вела борьбу с «Фениксом», больше не доверяют ей?

И я не знал, что делать потом. Увести ее отсюда, где каждый исподтишка будет бросать на нее взгляды, полные недоверия и страха? Отказаться от своего задания и попытаться исправить то, что я только что натворил?

Несмотря на все заверения Коленского, я не мог себя заставить перестать думать о ней как о Лании, как о настоящей Лании…

Это сейчас, а позже? Смогу ли я жить с этим знанием рядом с ней? Должен ли я это делать? Черт с ним, с заданием, но если мы исчезнем, устранимся от активной борьбы, то за нашей спиной останутся судьбы тысяч людей, поставленные на карту в той опасной игре, которая здесь ведется. Судьба капитана, доставившего сюда свой корабль, несмотря на все опасности, судьбы его соратников. Всех тех, кто посвятил свою жизнь борьбе с «Фениксом», всех, кто поверил мне и Лании…

Я не знал, что делать. Возможно, прав Коленский, и самым простым решением было бы сейчас перевести тумблер наркотического генератора далеко за красную черту… Она даже ничего не почувствует. Просто не проснется. И мне будет легко оправдать свой поступок тем, что убью я совсем не Ланию. Я даже смогу весь остаток жизни посвятить поискам настоящей Лании в бесконечных лабиринтах параллельных миров…

Это была последняя мысль перед тем, как я одним щелчком выключил проклятую машину.

 

Глава 27

Я сидел за большим столом в старой гостиной своего коттеджа, было пять часов утра. Сегодня я еще не ложился, и голова гудела от бессонной ночи. В соседней комнате спала Лания, по крайней мере я надеялся, что в конце концов ей удалось заснуть. И хотя я по-прежнему называл ее этим именем, я теперь знал, что оно ей не принадлежит.

Когда Лания пришла в себя после наркоза, я рассказал ей почти все. За исключением того факта, который у меня самого вызывал сомнения и ради выяснения которого я просидел всю ночь за терминалом справочного компьютера.

Лания заперлась в своей комнате и не разрешила мне войти. Я хорошо представлял, что она чувствовала, узнав, что с этой минуты она больше не является нормальным членом человеческого сообщества, не является руководителем сопротивления. В одночасье она лишилась всех своих друзей, всего, чем жила до сих пор. А будущее? Было ли оно у нее вообще?

Коленский предоставил мне решать судьбу Лании, но я знал, какого решения он ждал. И с той минуты, как я выключил наркотический генератор, ее и моя жизни подвергались серьезной опасности. Мы оба вступили на опасный путь. Люди склонны искать виноватых в своих несчастьях. История о том, что в колонии появился некий инопланетный монстр, мозг которого находится под контролем Гифрона, распространялась сейчас по базе со скоростью лесного пожара, несмотря на все принятые меры предосторожности.

После приземления нашего корабля в районе повстанческой базы нападения солдат «Феникса» можно ждать в любую минуту. И как только это случится, от нас обоих постараются избавиться.

Даже если Коленский встанет на нашу сторону, а я сильно в этом сомневался, он ничего не сможет изменить.

В своей работе я всегда просчитывал события, которые следует ожидать в ближайшее время. Это помогало мне выживать в сложных, быстро меняющихся обстоятельствах чужих миров. Весь мой опыт говорил о том, что следует немедленно готовить пути отхода с Зидры, несмотря на расставленные «Фениксом» ловушки.

По закрытому от прослушивания каналу я вызвал рубку корабля. И через несколько секунд услышал ответ Северцева.

Несмотря на все уговоры хозяев базы переселиться в подземные бараки, команда предпочла остаться на корабле. Даже теснота помещений не изменила их решения. Сейчас это могло нам здорово пригодиться.

Я рассказал Северцеву все, что произошло в медицинском центре. Разговор получился долгий и непростой, поскольку мне пришлось объяснять, кто такая Лания и какую роль она играет в моей жизни.

Хотя формально капитан вместе со всей командой был обязан выполнять мои приказы, в таком серьезном вопросе, к тому же касавшемся лично меня, я не мог воспользоваться своими привилегиями и предоставил ему самому принять решение.

— Как долго это может продолжаться? Как долго вы собираетесь укрываться на корабле?

— Этого я не знаю, это будет зависеть от обстоятельств, от событий, которые еще не произошли. В любую минуту мы должны быть готовы покинуть Зидру. Срок нашего пребывания на борту имеет какое-то значение?

— Имеет. Вы не знаете истории, происшедшей с Зарегоном. Раньше он тоже был капитаном и потерял свой корабль, потому что нарушил устав и согласился взять на борт женщину.

Я не любил решать серьезные вопросы по радиофону. Когда не видишь лица собеседника, трудно определить его истинную реакцию на твои слова. Сейчас голос Северцева звучал глухо. В нем отсутствовала эмоциональная окраска, словно я разговаривал с автоматом.

— Ну что же, капитан, я все понял. Постараюсь найти какой-то иной выход.

— Ни черта вы не поняли! Я не привык бросать в беде своих друзей. Я лишь хотел предупредить вас, что слишком долгое пребывание женщины на борту корабля опасно.

Сейчас, по крайней мере, я знал, что здесь у меня есть настоящие друзья. Собственно, я понял это еще в бункере взорванной энергостанции. Но теперь знал это наверняка, и тот ледяной, свистящий ветер одиночества, что обрушился на нас с Ланией этой ночью, несколько уменьшил свой напор.

Оставалось последнее дело, которое я обязательно должен был закончить до того, как наступит утро и события наберут свой стремительный дневной темп.

Я посвятил своим исследованиям всю ночь. Сейчас мне уже казалось, что они безнадежны. И все же, стиснув зубы, я торопливо продолжал набирать на клавиатуре терминала все новые и новые команды. Я не доверял новомодному голосовому управлению компьютерами — слишком часто происходили сбои, и машина путала команды. Ручной набор, хоть и требовал большего времени ввода, работал гораздо надежнее.

Время имело для меня решающее значение. Я опасался, что утром, проснувшись и еще раз обдумав сложившуюся ситуацию, Коленский распорядится отключить от моих терминалов все линии связи. В конце концов, любая информация из моего кабинета могла стать доступной для внешнего наблюдателя, которого он обнаружил в лице Лании.

Он так и не сумел определить, что собой представляло существо, сидевшее в ее мозгу. А я сейчас пытался сделать именно это.

Передо мной лежала груда кристаллов с записями медицинских анализов и психологических тестов, равнодушно констатировавших, что Лания больше не является тем человеком, которого я знал, — но сейчас я пытался выяснить, кем именно она стала и каким образом это произошло.

В выводах Коленского был один серьезный просчет, с которым я не мог согласиться. Он полагал, что во время перехода над Ланией была проделана некая процедура, которая и превратила ее в то, чем она являлась в настоящее время. Но в этой гипотезе не сходились концы с концами. Прежде всего ей противоречил фактор времени. В параллельных мирах время могло идти по-разному. Быстрее или медленнее, чем в реальном Барнуде, — но оно не могло идти в обратную сторону. Приняв это как аксиому, я пришел к выводу, что Лания никоим образом не могла попасть в Барнуд раньше того дня, когда мы вошли в огненные ворота. Скорость перехода мгновенна, и, следовательно, она не могла появиться в Барнуде раньше меня.

Был и еще один не менее серьезный факт, не укладывавшийся в гипотезу Коленского. Вторая личность, сидевшая в сознании Лании.

Если Гифрону понадобился наблюдатель, или парламентер, или кого он там решил внедрить в человеческое сообщество, для этого не нужно было уродовать психику своего посланца. Гораздо проще было взять под контроль мозг Лании, не подвергая ее тело и психику таким серьезным внутренним и внешним изменениям. Для чего же это понадобилось?

Я не верил в нечеловеческую логику Гифрона. То есть она, возможно, и существовала, однако поскольку Гифрон успешно добивался своих целей в нашем мире, следовало предположить, что его действия были обусловлены определенными причинами, вполне понятными для большинства людей.

Вряд ли Гифрон без всякой нужды станет нарушать принцип Оккама и создавать нечто намного более сложное, чем это необходимо для выполнения поставленной задачи.

Из двух гипотез, с одинаковой степенью вероятности приводивших к одним и тем же выводам, скорее всего верна наиболее простая.

Приняв это как вторую аксиому, я стал рассуждать дальше. Если исключить возможность переноса во времени в обратную сторону, то появиться в Барнуде на десять дней раньше нашего перехода мог кто угодно, только не сама Лания…

Как только эта мысль стала для меня очевидной, я попытался выяснить, кто занял ее место. Вряд ли Гифрон станет создавать с нуля новое человеческое тело. Да и нет у него в этом никакой необходимости — в его распоряжении огромный человеческий материал, он может взять любого из своих рабов, любую женщину, внешне похожую на Ланию. Из миллионов пропавших колонистов не так уж трудно подобрать подходящий экземпляр.

Оставалось слегка изменить мышечный покров мягких тканей, рисунок капилляров, то есть все то, что внешне отличало исходный материал от образца. Но этого было недостаточно. Чтобы превратить безвольного зомби в энергичного, живого человека, следовало изменить его психику, вложить в него новую индивидуальность. Вот откуда в голове Лании двойная память.

Если я прав, то из этого следовали очень серьезные выводы. Но прежде чем приступить к их анализу, я должен был найти подтверждение своим рассуждениям, неопровержимое доказательство своей правоты, и такое доказательство должно было существовать.

Женщина, послужившая основой для создания существа, лежавшего сейчас в моей спальне, существовала в реальном мире Барнуда. Если не она сама, то хотя бы след от нее должен был остаться.

Ее надо искать среди миллионов исчезнувших в Барнуде людей. Даже растворяясь в небытии, в созданных их больным воображением мирах, они оставляли после себя карты медицинских обследований, регистрационные колониальные карточки, визы, билеты, свидетельства о рождении…

Иногда бюрократия бывает полезна, но рано или поздно наступает момент, когда она начинает тонуть в ею же создаваемом информационном потоке, и тогда вся система начинает работать с перебоями. Даже современные компьютеры не могли переварить и обработать тот гигантский поток информации, который вливался в их чрево из черной дыры местной мэрии.

Часа через два мне стало казаться, что затеянный мной поиск совершенно безнадежен. Я выключил компьютер, встал и подошел к окну. Рассвет еще не наступил. Небо выглядело темным, словно закрашенным черной тушью. Ни одна звезда не пробивалась сквозь плотный покров облаков, только где-то далеко, в районе Барнуда, небосвод озаряли вспышки зарниц.

Почему-то метеорным потокам нравился именно Барнуд. Вопреки всякой логике, презрев законы небесной механики, метеориты падали только на Барнуд. Может, их полетом управлял Гифрон? Возможно, все на этой дьявольской планете, начиная от восхода солнца, управляется его волей.

Почему для своих психологических экспериментов он выбрал меня? Теория Коленского насчет энзимов «голубого грома», мирно поселившихся в моей крови, не вызывала у меня доверия.

Кстати, почему он отказался от предложения провести полное медицинское обследование моего организма, а вместо него ограничился простейшим тестом? Не потому ли, что боялся узнать результат? Что, если все мы, все, кто попал на эту планету, заражены голубым ядом?

Да и тот ли это Барнуд? Откуда мне знать, настоящий ли это город или еще одна иллюзия, мираж, созданный отравленным наркотиком воображением?

После моего двойного перехода в параллельный мир и обратно ориентиры окружающего потеряли былую четкость и однозначность. Все стало зыбко, неопределенно. Законы логики потеряли смысл. Слишком много вопросов оставалось без ответа.

Скрип двери и шаги за моей спиной заставили меня вздрогнуть. Теперь уже не было никакого сомнения, что я боялся встретиться лицом к лицу с существом, поселившимся в моем доме. В конце концов огромным усилием воли я заставил себя повернуться.

На ней была только прозрачная ночная рубашка. Очень короткая, оставлявшая открытыми ее стройные ноги. Но, несмотря на это, она не возбуждала во мне былого желания. Держалась эта женщина так, словно не помнила о своей наготе.

Удивительно, как сильно может меняться человеческое лицо. Расслабились одни мышцы, напряглись другие… Больше она не была похожа на Ланию. Во всяком случае, на ту Ланию, которую я знал. И ни малейшего следа вчерашнего ужаса, ночных слез — ничего.

— Не спится? — Даже тембр голоса изменился.

— Ну, после всего, что произошло, не так-то просто уснуть.

— Вы ведь давно догадались, что я не Лания.

Впервые она назвала меня на «вы» после нашей близости, и это прозвучало настолько естественно, что не вызвало во мне удивления.

— Даже в тот вечер, когда вы почти насильно овладели мной, вы знали, что я — это не она. Вам ведь именно это понравилось, не так ли? Именно это вас возбуждало? Все мужчины одинаковы, им всегда хочется чего-нибудь новенького. Но вы можете не стесняться и не скрывать своих истинных чувств. С такими, как я, не принято церемониться. Если вас настолько интересуют подробности моего прошлого, что вы всю ночь проводите за справочным компьютером, попробуйте поискать в блоке двадцать три «Ц». Среди тех, кто родился шестого сретенья, девяносто второго года Собаки.

Не добавив больше ни слова, она прошла в душевую.

Несколько минут до меня доносился шум льющейся воды. Мне не хотелось проверять ее подсказку. Возможно, оттого, что я боялся получить подтверждение своим догадкам, или, может, потому, что сам я так и не нашел того, что искал.

В конце концов, так и не дождавшись, когда она выйдет из душевой, я подошел к компьютеру, включил его и ввел подсказанные ею ориентиры поиска.

Ее звали Анна. Анна Вельская. Она исчезла из Барнуда десять лет назад. Совпали данные всех медицинских анализов. И подтвердились все мои предположения. Я узнал теперь ее настоящее имя, и что это изменило? В сущности, ничего. Я по-прежнему не представлял, что ей скажу, когда в душевой прекратится звук льющейся воды и она вновь появится в гостиной. Я не стал читать ее досье. Что она имела в виду, когда сказала: «С такими, как я, не церемонятся»? Это не имело значения. Мне было наплевать, кем она была в Барнуде десять лет тому назад.

Значение имело лишь то, кем она стала сейчас… Вернее, то, как это произошло. Для того чтобы оживить ее тело, вывести из наркотического сна, требовалось живое, не отравленное наркотиком человеческое сознание, человеческая память, все то, что составляет человеческую личность. Нетрудно было догадаться, откуда Гифрон получил этот гигантский объем информации.

Во время пространственного перехода человеческая личность растворяется, разделяется на мельчайшие составляющие, превращается в поток чистой энергии.

В принципе возможно перехватить этот поток, проанализировать его, снять копию, и лишь затем личность воссоздается в новом мире. Для того чтобы успеть проделать всю работу и закончить ее за десять дней до моего возвращения в Барнуд, Гифрон, очевидно, использовал информацию, полученную еще во время первого перехода Лании в Барнуд-2. Тогда она заставила Коленского включить его пространственную и еще не испытанную машину. После этого Лания осталась жива и благополучно достигла Барнуда-2… Почему я решил, что она погибла во время обратного перехода? Что дало мне повод так думать?

Меня сбило с толку появление ее копии, ее близнеца. Я считал, что настоящая Лания растворилась в Анне Вельской, исчезла из реального мира навсегда. Но сейчас я понял, что мог ошибаться.

Что, если во время перехода произошел один из тех сбоев, о которых предупреждал меня Коленский?

Или даже не сбоев… Чужая воля того, кто управлял всеми этими мирами, вмешалась в переход и увела Ланию от реального Барнуда в один из тысяч параллельных миров. Гифрону понадобилось заменить ее Анной Вельской. Появление в Барнуде настоящей Лании могло помешать чистоте его поставленного над нами эксперимента.

Действительно ли Гифрон ставил психологический эксперимент, пытался войти с нами в контакт или попросту забавлялся — это уже не имело значения.

Значение имело лишь то, что Лания до сих пор могла находиться в одном из параллельных Барнудов и ждать от меня помощи, не ведая о том, что я давно похоронил ее в своих мыслях…

 

Глава 28

Среди сумасшедшего лабиринта миров, созданного Гифроном, определить координаты города, в котором могла находиться Лания, было практически невозможно.

Лишь один человек мог помочь мне в этом. Только он был не совсем человеком…

Я с трудом дождался, когда в душевой перестанет литься вода. Ожидание длилось не меньше часа.

Все это время я, не двигаясь, сидел за своим столом напротив погашенного дисплея. Его темное стекло очень быстро покрывается частичками пыли. Невольно хочется протереть его, чтобы лишний раз убедиться, что он за собой ничего не скрывает.

Выключенный дисплей мог показать лишь картины моей собственной памяти. Иногда они всплывали в его темной глубине… Вот и сейчас я видел небо Барнуда-2… На фоне ослепительно-синего, лишенного смога неба выступали четкие силуэты зданий, в которых никто не жил… Ну, разве что один человек… Один во всем этом городе…

Одиночество может стать страшнее смерти, когда нет ни перспективы, ни надежды, когда ничего не меняется и изо дня в день ты видишь одни и те же панорамы улиц, заполненных мертвыми скелетами пустых зданий…

Мои мысли снова и снова возвращались к тому непреложному факту, что часть хозяина этого фантасмагорического мира находится совсем рядом, в нескольких сотнях метров от меня…

За толстым бронированным стеклом сверкала крохотная частица Гифрона. В мое первое посещение контакт почти состоялся, я даже почувствовал, что могу получить ответ на самый главный вопрос — зачем? Зачем ему понадобились люди?

Но вместо ответа в тот день из-за стекла выползла огненная змея разряда… Я обязан попытаться еще раз, несмотря на смертельную опасность любого контакта с Гифроном, я обязан попробовать снова, только он один мог вернуть мне Ланию, только он…

Миражи воспоминаний, плывущие за слепым стеклом дисплея, исчезли лишь после того, как закутанная в простыню женская фигура отразилась в его глубине. Не оглядываясь, я заговорил с Анной, ни на что уже не надеясь:

— Я хочу узнать у вас очень важную для меня вещь… — Фраза прозвучала неуверенно, я не знал, как держаться с существом, стоявшим у меня за спиной. И я не знал, захочет ли Анна ответить при той странной неопределенности отношений, что установилась между нами после посещения медицинского центра.

— Отчего бы и нет? Валяйте!

Она уселась на краю моего стола, совершенно не заботясь о том, что простыня при этом распахнулась и ее обнаженные ноги оказались в поле моего зрения гораздо выше, чем это допускали приличия.

Казалось, о приличиях она вообще не имеет ни малейшего понятия. Ее вульгарность коробила меня. Я старательно гнал от себя воспоминание о том, что совсем недавно переспал с этой женщиной в квартире Лании. Конечно, тогда я принимал ее за Ланию. Но уже тогда я не был уверен в этом до конца и тем не менее не остановился. А она, к сожалению, слишком хорошо об этом знала.

— Только это должен быть абсолютно откровенный разговор, иначе он не имеет смысла. Я прошу вас рассказать мне все, что вы помните о своем нынешнем появлении в Барнуде и о том, что происходило с вами до того, как вы оказались здесь.

— В конце концов, я обязана вам жизнью. Своей нынешней жизнью. Не знаю, должна ли я быть вам за это благодарна, однако это так. Задавайте ваши вопросы!

Я почувствовал, как предательская волна страха на какое-то время лишила меня дара речи. Она знала! Она знала то, что не должна была знать! Под современным наркозом человек не чувствует ничего и ничего не может слышать. Я не обмолвился ни словом о том, что произошло между мной и Коленским после окончания осмотра. Тем не менее она знала, что я не воспользовался анестезией…

За пределами ее собственного сознания существовало другое, гораздо более могущественное… И хотя я подозревал об этом, любое новое подтверждение их постоянной связи заставляло меня вздрагивать.

— Вы были похожи на Ланию, когда я встретил вас у здания мэрии. Вы были ее копией, двойником. Сейчас это не так. — Я проглотил предательский комок, застрявший в горле, и продолжил: — Почему это происходит? Почему вы так резко меняетесь и кто вы сейчас?

— Сейчас я — это я. Анна Вельская. Я могу становиться собой, только когда ваша Лания спит. Вы прочитали мое досье?

Я отрицательно мотнул головой.

— Бедненький! Это так трогательно, встретить интеллигентного человека. Впрочем, вы еще успеете это сделать.

— Перестаньте паясничать. Я предупредил вас, что наш разговор имеет смысл только на основе полной откровенности.

— Разве я не откровенна? Вы на самом деле представляете сейчас довольно жалкое зрелище.

Я постарался взять себя в руки и не обращать внимания на ее колкости. То, что я собирался выяснить, было важнее моего самолюбия, тем более что во многом она была права.

— Расскажите все, что вы помните о своей жизни там. — Я неопределенно повел головой. Вопрос прозвучал так, словно я собирался спросить ее о жизни в потустороннем мире. В какой-то степени так оно и было.

— Почти ничего. Я приняла третью дозу, когда жизнь в этом грязном Барнуде показалась мне невыносимой. Я думала, что смогу навсегда от него избавиться. Но благодаря вам даже этого не получилось.

Я молча ждал продолжения, боясь неосторожным вопросом сбить ее с толку.

— На какое-то время мое желание осуществилось, я погрузилась в голубой туман, в некое подобие сна, в котором со мной вместе был еще кто-то… Вам приходилось смотреть сны вдвоем?

— С вами была Лания?

— Да перестаньте вы каждую минуту спрашивать меня о ней! Ваша Лания изрядная зануда, и сейчас речь совсем о другом. В то время я ничего не знала о ее существовании. Вначале мне казалось, что это мой отец. Хотя у меня никогда не было отца, но там я его нашла. Я вновь почувствовала себя маленькой девочкой. Потом он стал первым мужчиной, первым человеком, которого я полюбила, потом он стал всем моим миром — моим сознанием. Это длилось и длилось. Я переживала заново свою жизнь. Иногда мне казалось, что не одну жизнь, и не только свою. Там все перемешано, расплывчато, это трудно объяснить человеку, незнакомому с действием «голубого грома».

— Я знаю, как он действует.

— Ни черта вы не знаете. То легкое опьянение, которое случилось с вами, не имеет ничего общего с ощущениями человека, принявшего полную дозу. Сознание растворяется в чем-то большем, чем ты сам. В чем-то таком, что содержит в себе множество миров и множество жизней…

— Там был город? — Казалось, мой вопрос удивил ее.

— Город? Наверно, там был город. Множество городов. На самом деле место, где все это происходило, не имеет никакого значения.

— Для меня имеет. Постарайтесь вспомнить, был ли там город и как он выглядел.

— Вы еще больший зануда, чем ваша Лания. Говорю же вам, там все было перемешано. Города, лица, предметы, пространство. Все. Там даже времени не существовало. Я не знаю, сколько это продолжалось. Но в какой-то момент в моем мире появилось нечто чужое, что-то такое, что пыталось меня вырвать из сладкого тумана, в котором растворилось мое сознание. Я долго сопротивлялась. До тех пор, пока не получила приказ.

— Приказ?

— Ну, что-то вроде. В какой-то момент я поняла, что не должна больше сопротивляться, и мир вокруг меня стал обретать четкость.

— Послушайте, Анна! Вас не было в Барнуде десять лет. — Впервые я назвал ее настоящим именем, мне показалось, что она вздрогнула, услышав его из моих уст. — Все это время вы должны были есть, спать, дышать, хотя бы для того, чтобы сохранить жизнь в своем теле. Неужели вы не можете вспомнить, где все это происходило?

— Конечно нет! В той моей жизни тело не имело никакого значения. Я не знаю, где оно находилось и что с ним происходило, пока я не вернулась.

— Вернулись?

— Перестаньте меня переспрашивать, как попугай! Мне и так трудно говорить об этом с человеком, неспособным ничего понять!

Видно было, что наш разговор ей неприятен. Наверно, я чувствовал бы то же самое, окажись на ее месте. Однако у меня была припасена для нее одна хорошая новость, связанная с ее телом.

— Вы знаете, сколько вам лет?

— Что за нелепый вопрос! Разумеется, я помню дату своего рождения!

— Вы родились тридцать девять лет тому назад. Но сегодня вам по-прежнему двадцать девять. Двадцать девять биологических лет. Ваше тело не постарело за то время, пока вы отсутствовали.

Она немедленно встала и пошла к зеркалу. Через минуту я пожалел, что упомянул об этом. Теперь ее непросто будет вернуть к нужной мне теме. Простыня упала на пол, и она, не обращая на это ни малейшего внимания, стала внимательно себя разглядывать со всех сторон, игнорируя мое присутствие. Не могу сказать, что мне было неприятно видеть ее обнаженной. И все же в этом было что-то противоестественное. Что-то от созерцания мумии.

Наконец она покончила с этим, снова завернулась в простыню и уселась в глубокое кресло, стоявшее довольно далеко от моего стола. На лице ее появилась некая отрешенность. Молчание длилось слишком долго, но я решил не мешать ей осмыслить новость, имевшую для любой женщины первостепенное значение. Наконец она сказала задумчиво, все еще находясь далеко от этой комнаты:

— Похоже, вы правы… Но я чувствую себя такой старой, словно в своем сне прожила несколько жизней. Наверно, поэтому мне не приходило в голову, что все это время я оставалась молодой…

— Тем не менее это так. И вам еще предстоит прожить целую жизнь.

— Вместе с вашей занудой! В моем собственном теле! Кто ей дал право распоряжаться моим телом?! Почему я могу жить только тогда, когда она спит? Разве это справедливо?

— Ее присутствие было необходимо для того, чтобы разбудить вас. Похоже, эта мысль раньше не приходила ей в голову. И сейчас она казалась удивленной. — Я думаю, рано или поздно ее личность растворится, исчезнет из вашей памяти, выполнив свою задачу. У вас впереди целая жизнь, Анна, а она всего лишь фантом. Я хотел попросить у вас помощи в том, чтобы найти настоящую Ланию. В конце концов, ведь это именно она помогла вам проснуться.

— Не уверена, что благодарна ей за это!

— Тогда сделайте это ради меня. Мне кажется, вы сказали…

— Я помню все, что я говорила. С того момента, как я вернулась, я помню всякую мелочь. Я, например, могу совершенно точно определить, сколько кристаллов памяти разбросано на вашем столе, и я буду помнить об этом завтра, послезавтра, через неделю. Я ничего не забываю. Наверно, это ненормально. Но ведь и мое второе рождение здесь — тоже ненормально.

— Давайте поговорим о вашем рождении. Как вы оказались в Барнуде? Что вы об этом знаете?

Она молчала, думая о чем-то своем и прикусив нижнюю губу. Я сразу же узнал эту дурацкую привычку Лании. Она всегда прикусывала нижнюю губу, прежде чем сказать мне какую-нибудь гадость.

— Я хочу, чтобы вы отвезли меня в город. Прямо сейчас, пока ваша Лания спит.

— Зачем вам в город?

— Я хочу посмотреть, что там изменилось за десять лет. Хочу найти старых друзей.

— У вас нет друзей, Анна.

— Почему это вы решили, что у меня нет друзей?

— Потому что все они постарели на десять лет — а вы нет. Потому что их интересы, привычки, взгляды на жизнь — все изменилось. Ваши подруги повыходили замуж, нарожали детей… Вряд ли они обрадуются, встретив вас. И вам придется отвечать на многочисленные вопросы. В конце концов вы окажетесь в лабораториях «Феникса». Этим все и кончится.

— Что же, я вечно должна сидеть около вас и смотреть, как вы развлекаетесь с этой гадиной?

Я поморщился, демонстрируя свое неудовольствие, хотя на самом деле всего лишь попытался скрыть улыбку. Она так хорошо играла капризную девчонку, что мне то и дело приходилось напоминать себе, кто она такая на самом деле.

— Так как же насчет моей личной жизни?

— Твоя личная жизнь — это твое личное дело. У тебя будет достаточно времени, чтобы ее устроить. Никто не собирается удерживать тебя здесь силой. Как только ты освоишься со своей новой жизнью — ведь фактически ты родилась заново, не забывай об этом. Так вот, как только это случится, я помогу тебе покинуть базу.

Я подыгрывал ей в меру своих сил, хотя наш разговор давно уже стал походить на фарс. Если бы не надежда узнать от нее хоть что-то, связанное с тем Барнудом, из которого она пришла, я бы давно его прекратил.

— Обещаете мне помочь?

— Обещаю.

— Хорошо. Тогда спрашивайте. Что еще вы хотели узнать?

— Тот день, когда ты проснулась и впервые увидела окружающий тебя мир… Каким он был? Ты что-нибудь помнишь о втором Барнуде?

— В Барнуде оказалась не я. С момента моего пробуждения эта наглая стерва, залезшая в мою голову, не давала мне ни одного шанса. Я могла жить только по ночам, когда она спала, да и то не всегда.

— Но вы помните все, что происходило с вами обеими. Ведь это так?

Мы оба постоянно путали обращения друг к другу. «Вы» то и дело сменялось на «ты», и тут же все опять менялось местами.

— Разумеется, я это помню! Иногда даже слишком хорошо! Например, я помню, что шторы в ее комнате были голубыми, а простыни на постели, в которой вы лежали, почему-то розовыми, и ваше обнаженное тело на этом фоне…

— Перестаньте!

— Но вы же сами меня просили вспомнить все, что можно.

— Я не имел в виду ее постельных воспоминаний.

— А что мне прикажете делать, если у меня нет своих? По крайней мере, в этой новой жизни! Если не считать того момента, когда вы меня насиловали. Впрочем, даже тогда вы насиловали не меня.

— Не собираюсь за это извиняться!

— Еще не хватало!

Этот беспредметный разговор продолжался не меньше часа, и за все это время мне удалось выяснить лишь то, что ее воспоминания, связанные с Ланией, обрывались в тот момент, когда та села в пространственную машину. Этого следовало ожидать. Анна не могла знать, что произошло с Ланией после того, как был сделан снимок с ее сознания.

И когда я совсем было собрался отправить ее в отведенную ей комнату, она неожиданно спросила:

— Для вас это действительно настолько важно?

Я не сразу понял, что она имеет в виду.

— Важно что?

— Вы действительно хотите знать, где находится город, в который попала Лания?

— Послушайте меня, Анна. Вы родились на этой планете. Вы не знаете своих родителей. Вам много пришлось пережить. Но это, в сущности, ничего не меняет, вы остаетесь гражданкой Федерации. Человеком. Сейчас речь идет уже не обо мне и не только о том, чтобы найти женщину, которая мне дорога. В Барнуде проводится чудовищный эксперимент по подчинению массового сознания людей инопланетному монстру. Если он удастся, мы все можем потерять индивидуальность, все люди вообще. Гифрон не остановится на этой планете. У нас нет никаких средств для борьбы с ним, мы вообще не готовы к этой борьбе. Как только он выяснит наши слабости, наши уязвимые места, как только он научится разбивать защитные барьеры человеческой психики без помощи наркотика, его уже ничто не остановит. Так помогите мне!

— А что вы-то сможете сделать?

Внезапно от этого простого вопроса я утратил весь свой полемический заряд.

— Честно говоря, я этого пока не знаю. Я лишь провожу исследования, собираю воедино разрозненные факты, стараюсь понять, что происходит. Возможно, я ничего не сумею изменить, но, по крайней мере, я пытаюсь. Так хотите вы мне в этом помочь?

— Я не могу. Нет. Действительно не могу. Вам лучше спросить у Него…

— Спросить у кого?

— Вы же знаете… На самом деле Он добрый… И вы знаете, как это сделать…

— Добрый?!

Она упрямо кивнула, подтверждая свои слова, противоречащие всему, что я знал о Гифроне.

Что касается ее второго предположения — я действительно знал, как обратиться к Гифрону. Весь вечер я боролся с желанием еще раз увидеть штрек, где за стеклом полыхало его энергетическое тело. Внутренний голос настойчиво звал меня туда. Но лишь теперь, после слов Анны, мои мысли сформировались во что-то конкретное.

Что, если я не прав? Что, если все мы не правы? И причина наших несчастий в каком-то недоразумении? В невозможности понять друг друга?

Только у самого Гифрона я мог получить ответ. Я не знал, захочет ли Гифрон снова вступить со мной в контакт. И я полностью отдавал себе отчет в том, насколько это опасно. Но решение уже было принято. Оставалась, правда, одна проблема. Я не знал, каким образом проникнуть в штрек. Обращаться к Коленскому за разрешением после всего происшедшего бесполезно. Само наше пребывание на базе стало для него нежелательным. Он не захочет ни с кем делиться только что обретенной властью и воспользуется любым поводом, чтобы устранить Анну…

— Мне не хочется оставлять тебя здесь одну… Ты пойдешь со мной?

Она кивнула.

— Тогда это надо сделать немедленно. До сегодняшнего дня мое передвижение по базе не ограничивалось, и, возможно, Коленский еще не успел предупредить охрану о том, что правила изменились.

Я поставил перед собой непростую задачу. От моего коттеджа, стоявшего на окраине заброшенного шахтерского городка, к подземному исследовательскому центру Коленского вела одна-единственная дорога, через подъемник в шахте.

Но если я захочу воспользоваться им в четыре утра, мне наверняка придется объясняться с охраной. Вполне возможно, дежурный позвонит Коленскому, и на этом наше путешествие закончится.

Нужно было что-то придумать, как-то нейтрализовать действия охраны. Возможно, на месте это решится само собой. Впервые у меня не было четкого плана предстоящей операции.

Мы торопливо пересекали двор, направляясь к террикону. Слева от нас на фоне посветлевшего на востоке неба вырисовывался нечеткий силуэт космического корабля. Он казался плотным куском сгустившейся предрассветной мглы, и я подумал, что самым простым решением было бы связаться сейчас с капитаном Северцевым и попросить Влаша о помощи. Но мне не хотелось начинать враждебные действия первому.

В конце концов, мои опасения по поводу Коленского не более чем предположения. И если сейчас я войду в шахту с помощью грубой силы, на нашей мирной жизни у повстанцев можно поставить крест.

В обшарпанном корпусе каптерки горело одно-единственное окно. У самой двери мне пришлось остановиться и подождать Анну. Видимо, охранник услышал наши шаги, потому что дверь распахнулась, прежде чем я успел протянуть руку к кнопке переговорного устройства.

Дежурный оказался грузным мужчиной лет сорока с помятым лицом и красными спросонья глазами. Наше неожиданное появление среди ночи не доставило ему особой радости. Он молча стоял в проеме двери, загораживая проход и ожидая от меня объяснений.

— Нам нужно спуститься вниз. Вызовите подъемник.

— До шести утра включать подъемник запрещено. Люди спят.

С минуту я молча разглядывал широкое, не внушающее доверия лицо дежурного. Я привык, что к моим просьбам на базе персонал относился предельно внимательно.

Возможно, этому способствовала молва о моей давней и непримиримой вражде с «Фениксом», но немалую роль сыграло и то обстоятельство, что я привел на базу космический корабль с дезовским десантом.

Человек, загородивший мне вход, наверняка знал все это, и его вызывающее поведение свидетельствовало о том, что он получил соответствующие инструкции от своего начальства. Возможно, от самого Коленского.

Мне ничего не стоило заставить его подчиниться, но тогда внизу нас встретят гораздо более серьезные неприятности. Не спуская глаз с охранника, я достал свой радиотелефон и связался с кораблем.

Услышав мою просьбу прислать дезов к подъемнику, охранник попытался захлопнуть дверь, не отрывая взгляда от внутреннего селектора связи, стоявшего на его столе. Но я остановил его короткой фразой:

— Не делайте этого. Вообще не двигайтесь, пока здесь не появятся мои люди.

Что-то в моем голосе заставило его безоговорочно подчиниться. С этой минуты война была объявлена, и, не желая того, я вступил в прямое противоборство с Коленским.

Анна, решительно проскользнув мимо меня в прямоугольник света, падавшего из двери, остановилась напротив охранника.

— Вы знаете, кто я?

— Да, мисс Брове…

— Тогда в чем дело? Этот человек со мной.

— У меня приказ никого из посторонних вниз не пропускать, пробормотал охранник, — но к вам, конечно, это не относится… — Он был явно смущен, хотя мне показалось, что причина этого совсем не в появлении Анны, а в том, что с минуты на минуту здесь должен был появиться вызванный мной десант.

Охранник освободил, наконец, проход и в глубине каптерки начал возиться с переключателями на пульте подъемной клети.

Глубоко внизу под нами взревели мощные механизмы подъемника, явно не рассчитанные на груз двух человек. Это подтвердили и размеры клети, появившейся через несколько минут за решетчатым ограждением. В ней свободно мог бы разместиться старинный локомотив.

Ворота, ведущие внутрь клети, гостеприимно распахнулись, но я не двинулся с места.

— Ты хочешь дождаться дезов? — спросила Анна, понизив голос так, чтобы дежурный не мог ее услышать.

Я лишь кивнул в ответ.

— Зачем они нам?

— Внизу могут быть разные сюрпризы…

Она поежилась и слегка отступила от клети.

— Ты думаешь, Коленский мог предвидеть, что мы посреди ночи захотим навестить его лабораторию?

— Я не знаю. Но хочу принять все возможные меры предосторожности. Коленскому нужен любой повод, чтобы избавиться от тебя.

Минут через пять за нашими спинами выросли шесть массивных силуэтов. Среди закованных в броню скафандров фигур я не сразу заметил Северцева.

 

Глава 29

Вам не стоило покидать корабль, капитан. Возможна попытка его захвата. База стала для нас слишком опасным местом.

Северцев проигнорировал мое замечание. Дружеские отношения всегда пагубно влияют на субординацию, и с этим ничего нельзя поделать.

Мы уже спускались вниз, я, Анна, капитан и пятеро дезов. Влаш остался наверху, чтобы контролировать работу подъемника и не позволить дежурному связаться с охраной нижнего горизонта. Этот грузовой лифт, на наше счастье, мог спускаться до самого последнего горизонта, и нам не придется пользоваться личным лифтом Коленского, наверняка снабженным охранной аппаратурой.

На лице Северцева появилось хорошо знакомое мне выражение упрямства. Оно появлялось всегда, когда капитан считал, что я вмешиваюсь в сферу его полномочий.

— На борту остался Зарегон. А наших защитных полей вполне достаточно, чтобы оградить корабль от любого вторжения.

— На космодроме их все-таки оказалось недостаточно.

— Здесь нет тяжелого вооружения.

— Откуда такая уверенность?

— Для них нужны мощные энергетические подстанции. Наши датчики засекли бы их работу.

Чтобы скрыть наличие энергетической установки, достаточно ее не включать до поры до времени. Однако дальнейший спор показался мне бессмысленным. Северцев уже спускался вместе с нами, и тут я ничего не мог изменить. Наши отношения с капитаном, несмотря на взаимное уважение, складывались достаточно сложно. И хотя формально он мне подчинялся, опыт его многолетней работы в должности капитана — вольного торговца не лучшим образом сказывался на дисциплине моей небольшой команды. Тем не менее я ничего не стал менять в сложившемся порядке вещей, дорожа дружбой с этим человеком.

Кабина скрипела и вибрировала. Ее старые генераторы трудились из последних сил. Фонарь на потолке то вспыхивал ослепительным голубоватым светом, то едва тлел. Мы неслись вниз с огромной скоростью, от которой тошнота подкатывала к горлу. Но я сам установил на пульте предельную скорость спуска, чтобы охрана промежуточных горизонтов не смогла нас перехватить.

В какой-то момент стремительное падение вниз замедлилось, занудно взвыли индукционные тормоза, и секунды через две, когда мы еще не успели полностью справиться с резкой сменой нагрузок, кабина остановилась.

Анна чувствовала себя гораздо хуже, чем я. Мне пришлось поддержать ее за локоть, но платок, к счастью, не понадобился. Только Северцев, привыкший в космических полетах к постоянным перегрузкам, да его дезы выглядели как ни в чем не бывало.

Решетчатые двери огромной клети распахнулись, и мы очутились внутри высокого туннеля, залитого молочно-белым светом.

Этот туннель был мне хорошо знаком по предыдущему посещению, он резко отличался от верхних горизонтов, где все еще велись горнопроходческие работы, своей неестественной чистотой. Даже стены блестели свежей краской, а на гладком бетонном полу не было ни одной пылинки. Но больше всего поражала тишина. После того как смолкли гулкие отголоски механизмов подъемника, она обрушилась на нас со всех сторон.

Стены двухметровой толщины, созданные когда-то для того, чтобы выдержать прямое попадание ракеты, полностью гасили звуки верхних горизонтов. Однако в этой тишине была какая-то неестественность, какая-то неправильность, таящая в себе опасность.

Прежде чем я понял, в чем она состоит, один из дезов повернул тумблер на пульте своего скафандра. Щелчок прозвучал, словно пистолетный выстрел, и сразу же передо мной на расстоянии вытянутой руки распустился фиолетовый цветок защитного поля.

Я еще не успел понять, для чего оно понадобилось, когда двухметровый овал поля, не сумевший полностью перекрыть весь периметр туннеля, вспыхнул ослепительным белым огнем, заслонив меня от бластерного выстрела.

Энергетический заряд, столкнувшись с преградой поля, взорвался, и отраженная ударная волна, несущая внутри себя почти всю энергию выстрела, хлестнула в потолок и боковые стены туннеля.

Стрелявший установил свое оружие на полную мощность, надеясь покончить с нами одним выстрелом. Я осознал это уже тогда, когда мышцы, распрямившись в рефлекторном усилии, швырнули мое тело назад и в сторону, выводя из зоны раскаленной капели, которая, как шрапнель, обрушилась с потолка на то место, где я только что стоял.

Стреляли из полуприкрытой двери в конце туннеля, я заметил вспышку, когда упал на пол, уходя из-под удара взрывной волны, и теперь, одним движением выхватив бластер из кобуры, я послал заряд в эту дверь, воспользовавшись своей низкой позицией, позволявшей стрелять из-под нижнего края защитного поля. Когда утих грохот второго взрыва и рассеялся дым, один из дезов с уважением произнес:

— У вас очень хорошая реакция, командир. Мы не могли стрелять из-за поля.

Мне приятно было услышать похвалу из уст десантника, однако это мало что меняло. Я только что вступил на опасную тропу войны против всех. Бывшие друзья стали врагами. Если в колонии складывалась подобная ситуация, федеральным агентам почти никогда не удавалось выбраться из нее живыми.

За искореженной взрывом дверью мы обнаружили два обгоревших трупа, и эти люди не принадлежали к боевикам «Феникса».

Дверь вела в лабораторию Коленского, в которой находилась почти вся измерительная аппаратура, необходимая для работы с Гифроном. Теперь от цели визита нас отделял последний коридор, заканчивавшийся переходным шлюзом.

Здесь уже не было никакой охраны. Ее и не могло быть, в туннеле явственно ощущалось энергетическое излучение Гифрона. Заныли зубы, а в голове включился знакомый по первому посещению трансформатор.

Перед последней дверью я потребовал, чтобы мои спутники остались в лаборатории. Не стоило рисковать всем сразу. Дольше всех, как и следовало ожидать, пришлось уламывать капитана.

— А если ты не вернешься? — с каким-то странным вызовом, словно она в этом почти не сомневалась, спросила Анна. — Что нам делать тогда?

— Подождите меня час. Потом возвращайтесь обратно.

Ее слова продолжали звучать у меня в голове, когда позади с лязгом, словно стальные челюсти, захлопнулись двери переходного шлюза. Теперь я находился в узком пространстве шлюзовой камеры, полностью отрезанный от остального мира.

В наше прошлое с Коленским посещение мы простояли здесь минут десять, пока приборы контроля не удостоверились, что дезинфицирующее излучение уничтожило всех микробов на поверхности нашей кожи и одежды.

— Земные микробы — это, пожалуй, единственное, чего боится Гифрон, почему-то шепотом пояснил тогда Коленский.

В шлюзе пахло потом, сырым камнем и недавно сгоревшими спичками. Слева на панели под усыпляющий гул генераторов зеленые контрольные огни завели свою нескончаемую пляску. Я стоял в напряженной позе: руки слегка согнуты, нога выдвинута вперед для последнего броска. Наверно, так выглядел бы бегун, внезапно остановленный за несколько минут до финиша.

В метре от меня, сверху донизу, туннель закрывала бронированная стена, в которую были вделаны последние двери, отделявшие от меня обзорное помещение со стеклом Гифрона.

Минуты текли как вода, и лишь гул трансформатора в голове становился все громче, отдаваясь болезненной дрожью в основании шеи.

Казалось, этой пытке не будет конца. В моем сознании раз за разом, как пленка в испорченном магнитофоне, прокручивалась одна и та же последняя фраза Анны:

«А если ты не вернешься? Что нам делать тогда? Что нам делать, если ты не вернешься?!»

Вой включившихся реверсивных моторов оборвал состояние ступора, в котором я находился. Мне казалось, прошла целая вечность. Но сигнальная лампа над круглой запорной рукояткой дверей наконец загорелась ровным зеленым светом. Оставалось повернуть колесо и сделать последний шаг. А я все медлил… Было ли это предчувствием? Не знаю… За дверьми меня не ждало ничего хорошего. На этот раз все могло закончиться мгновенной, ослепительной молнией разряда. Кинжал на этот раз был со мной, и я знал, что это может не понравиться Гифрону…

Зуммер над дверью возвестил меня о том, что время раздумий закончилось и через десять секунд автоматика начнет обратную процедуру запирания шлюза.

Решительно повернув рукоятку на восемь оборотов, как того требовала инструкция, я толкнул дверь.

Прямо передо мной открылось помещение, которого я никогда раньше не видел. Оно было настолько неожиданным, настолько не подходящим для подземной космической крепости, скрывавшей в себе ростки чужого разума, что в первую минуту мне показалось — я заблудился, повернул не в тот проход, попал не в тот шлюз, возможно, даже ошибся горизонтом…

Насколько хватал глаз, впереди тянулась длинная анфилада комнат. Вернее, даже не комнат, а хорошо освещенных дворцовых залов, которые сохранились в наше время лишь в музеях.

В лицо ударил сильный порыв ветра, и это почему-то поразило меня больше всего остального. Я долго не мог сообразить, откуда мог взяться ветер в закрытом со всех сторон помещении. Потом я понял, что это не ветер. Камера шлюза за моей спиной выровняла свое внутреннее давление с наружным.

Но ветер не прекратился и через минуту, упрямо продолжая дуть мне в лицо. Он нес с собой обломки веток, сухие листья, мусор… Вероятно, в одном из залов открыто окно, подумалось мне, и сознание услужливо нарисовало картину тяжелых плотных штор, трепещущих под порывами ветра… Но откуда взяться ветру в подземных штреках?!

Я повернулся, собираясь вернуться в шлюз и хорошенько подумать, прежде чем войти в этот зал снова, но шлюза не было. До самого потолка зала простиралась глухая стена, без малейшего намека на дверь.

Я ощутил приступ паники, которая бывает только в кошмарах, когда логика событий начинает разрушаться и человек чувствует себя игрушкой в руках неведомых могущественных сил.

Лишь через пару минут я сумел взять себя в руки.

«В конце концов, ты ведь хотел именно этого — очутиться в его мире. Ну вот ты здесь. Смотри, наблюдай, запоминай каждую мелочь, ищи любую зацепку, чтобы получить нужную тебе информацию. В том, что этот зал появился, а шлюз исчез, должна быть какая-то причина. Возможно, это и есть начало контакта».

Я вновь повернулся лицом к залу и внимательно осмотрел его, стараясь не отрываться от стены за собой, словно надеялся на какую-то поддержку с ее стороны.

Мне казалось, что нормальный, реальный мир находится за этой стеной, хотя даже в этом я не был полностью уверен.

Первый зал, в котором я сейчас находился, больше всего походил на библиотеку. Полки, заполненные старинными фолиантами, потемневшие от времени антресоли, дубовые мрачные лестницы, бронзовые светильники, в которых тем не менее горели не свечи, а мертвенные неоновые огни.

Во всем зале была какая-то неправильность, асимметричность, которую иногда умышленно создают художники, стремясь подчеркнуть и выделить перспективу на плоском пространстве холста. Однако дело было не только в этом…

Я осторожно подошел к ближайшей полке, каждую минуту ожидая, что дубовый паркет под моими ногами исчезнет, но этого не случилось. Нога чувствовала под собой твердую основу, и каждый шаг сопровождался гулким эхом.

Несколько минут, нахмурившись, я изучал полустертые выцветшие названия на корешках.

Здесь были «История полетов» Илюшина, Энциклопедический словарь Брокгауза, Британская энциклопедия, «Жизнь — всего лишь сон» Памелы Уэйнтрауб, «Обобщенная энтропия и негэнтропия» Лийва, «Жизнь после смерти» Моуди и «Тибетская книга мертвых», «Заратустра» Ницше и «Конструирование подводных лодок», «Письма Плиния-младшего» и «Введение в кристаллографию».

Я бродил среди полок, пытаясь обнаружить хоть какую-нибудь систему в этом странном наборе, хоть какой-то намек на вкусы хозяина необычной библиотеки. В конце концов, после долгих поисков я пришел к выводу, что одна поразительная закономерность все-таки существовала: в этой библиотеке не было ни одного художественного произведения.

Странно, я все еще не воспринимал происшедшее со мной слишком серьезно. Все слишком походило на сон. Мне все время казалось, что стоит еще раз обернуться, и дверь шлюза обнаружится в том самом месте, где ей и положено быть.

Прошло не меньше получаса, и оставшийся в туннеле Северцев мог потерять терпение. Однако даже эта мысль не нарушила моего необъяснимого спокойствия. Я вел себя так, словно попал в зал центральной федеральной библиотеки. Только там и можно было найти что-то подобное.

Я вспомнил, что на втором курсе колледжа первой ступени нас водили на экскурсию в музей книги федеральной библиотеки. Помню, как меня поразили полки, заполненные бумажными книгами. В тот раз я увидел их впервые в жизни.

Однако сейчас меня должны волновать не книги, а причина, по которой я оказался в библиотечном зале. В глубине души я понимал, что должен найти ответ на этот вопрос, иначе мне никогда не выбраться из лабиринта комнат, простиравшегося передо мной.

Все двери были открыты, словно приглашая продолжить путь. Казалось, анфиладе залов нет конца.

Мне совсем не хотелось покидать библиотеку, чтобы выяснить, что ждет меня в следующем помещении. Краем глаза я увидел большой сервированный стол с дымящимися блюдами и неожиданно почувствовал сильный приступ голода, но подавил в себе это чувство и продолжал медленно кружить вдоль полок с книгами.

Мне казалось, что стоит переступить порог библиотеки, и я никогда уже не найду обратной дороги. Здесь, по крайней мере, была стена, за которой или, вернее, на месте которой совсем недавно находился шлюз.

Рано или поздно, когда Северцев окончательно потеряет терпение, он разнесет эту стену из бластера…

Вот только с противоположной стороны никакой стены могло и не быть, а выход из шлюза мог открываться в совершенно другой мир.

Для того, кто по своему желанию создавал тысячи параллельных миров, такой вариант выглядел вполне естественным, возможно, даже забавным… Если, конечно, Гифрону свойственно чувство юмора.

Примерно через час я решил, что дальнейшее блуждание по библиотеке совершенно бессмысленно.

Ответ на вопрос, зачем Гифрону понадобилось превращать подземную галерею в какое-то подобие средневекового замка, следовало искать не в этой комнате.

 

Глава 30

Проходя через обеденный зал, я бросил мимолетный взгляд на огромный трапезный стол, накрытый к приему отсутствующих гостей.

Яства, лежавшие в блюдах тончайшего фарфора, источали соблазнительный аромат, и я почувствовал сильный приступ голода. Меня удержала лишь природная осторожность. Почему-то подумалось, что встать из-за этого стола будет не так-то просто. Едва я миновал обеденный зал, как приступ голода прошел.

Сразу за столовой находилась длинная картинная галерея. Прежде чем переступить порог, я обернулся. Двери за моей спиной оставались открытыми, и я ясно видел библиотеку и пустую белую стену, на месте которой недавно находился шлюз. Это в какой-то мере меня успокоило, и я продолжил свой путь.

На правой стене висели полотна известных мастеров. Если это и были копии, то выполненные на молекулярном уровне. Ни один эксперт не смог бы отличить их от оригиналов. Я видел мелкую сеточку трещин на красках. Зеленоватая патина покрывала окантовку бронзовых рам в тех местах, где стерлась позолота.

Здесь были «Осенний каннибализм» Дали, «Дом повешенного» Сезанна и его натюрморт с черепом. Была даже утраченная работа Леонардо «Битва при Ангьяри». Современные мастера почти отсутствовали, я обнаружил одного только Альтдофера с его «Битвой Александра». Странный подбор, странные вкусы у хозяев этого места. Собранные вместе, эти работы производили мрачное впечатление смерти.

Слева от меня, вдоль всей противоположной стены, располагалась портретная галерея. Если традиции соблюдались, то здесь должны были находиться портреты предков владельцев этого замка, вернее, того замка, который послужил основой для создания копии. К этому моменту я уже не сомневался, что предметы, здания, да и целые миры копировались Гифроном с конкретных образцов.

Причем для создания копии Гифрону не требовался оригинал. Достаточно было образа предмета. Его характерные особенности брались из памяти тех людей, с которыми Гифрон устанавливал прямой контакт. Скорее всего по этой причине многие детали в воссоздаваемой Гифроном действительности имели расплывчатый, неясный характер, напоминая иногда незаконченные наброски не слишком старательного художника. Но даже при такой расплывчатости меня поражали миллионы мельчайших подробностей, использованных Гифроном при создании любой копии предмета. Очевидно, человеческая память хранит о каждом виденном нами предмете гораздо больше информации, чем та, которая доступна нам самим.

Мое внимание привлек последний портрет в длинном ряду своих предшественников. Прежде всего потому, что он резко отличался от остальных полной завершенностью и потрясающей детализацией. Были заметны даже отдельные волоски на широких бровях человека, изображенного на портрете. Даже фотография не способна передать тех мельчайших деталей, которые здесь хорошо просматривались. Впечатление было такое, словно я вижу чье-то отражение в зеркале.

Если традиция в этой галерее соблюдалась, то этот портрет должен был изображать современного владельца замка. На портрете я видел человека лет сорока, с узким, длинным и чересчур бледным лицом. Низко надвинутая беретка с пером скрывала его высокий лоб, зато глаза смотрели вызывающе, в упор, не отрываясь от моего взгляда даже тогда, когда я попытался отойти немного в сторону.

Я знал, что в живописи существует какой-то особый прием, позволяющий изображать глаза на портрете таким образом, чтобы они всегда смотрели в лицо зрителю, — однако на этом портрете глаза жили своей собственной, независимой от полотна жизнью. Не только глаза произвели на меня странное, неизгладимое впечатление.

В картине отсутствовала перспектива, предметы за спиной человека в камзоле и со шпагой в левой руке казались смазанными, несущественными, но этот непривычный прием, вначале вызывавший раздражение, в конце концов концентрировал все внимание зрителя на самом портрете.

Рассматривая его с разных сторон, я наконец понял, что меня поразило больше всего: при определенном угле зрения на какой-то краткий миг в картине появлялась перспектива, и плоское изображение становилось объемным.

В этом не было ничего особенного, в современных музеях довольно часто используют подобный прием, накладывая на изображение голограмму, но здесь было нечто совсем иное…

Мне все время чудилось, что полотно является своеобразной ширмой, скрывающей за собой иную реальность… Впечатление оказалось настолько сильным, что я не удержался от небольшого эксперимента.

Подойдя к портрету вплотную, я достал нож и осторожно прикоснулся кончиком лезвия к холсту. Лезвие погрузилось в изображение мягко, безо всякого сопротивления, словно самого холста не существовало вовсе. Лишь в глубине картины оно соприкоснулось с чем-то твердым. Это было настолько странно, что я тотчас отдернул нож. Мне показалось, что лицо человека на портрете изменилось, и в нем появилось какое-то угрожающее выражение.

Внимательно всмотревшись в то место на холсте, которого коснулось лезвие, я не обнаружил ни малейшей царапины на слое краски, зато в глубине, на самом камзоле хозяина замка появился небольшой надрез, и я готов был поклясться, что минуту назад его там не было…

Я долго не решался повернуться к портрету спиной и покинуть картинную галерею. Почему-то казалось, что лишь мой взгляд удерживает изображение на месте, а стоит отвернуться, как портрет за моей спиной оживет…

Не знаю, сколько прошло времени. Здесь оно не имело никакого значения. В конце концов я справился с собой, повернулся и сделал шаг в сторону двери, ведущей из картинной галереи в следующее помещение.

Меня остановил звук. Отчетливый звук удара каблуков о паркетины пола. Я замер на месте. Чувство самосохранения подсказало, что оборачиваться не следует.

Звук больше не повторился, стояла та особенная тишина, наполненная запахами пыли и старой краски, которая бывает только в музеях. Где-то очень далеко послышалась приглушенная речь. Слов невозможно было разобрать. Булькала разливаемая по бокалам жидкость, звенели столовые приборы… Неведомые гости в обеденном зале приступили к пиршеству…

Я счел за благо двинуться дальше. Внутреннее чувство подсказало мне, что в этом замке не стоит возвращаться в пройденные помещения и не нужно оборачиваться назад.

Дверь, ведущая из картинной галереи в следующее помещение замка, была уже совсем рядом, меня отделяло от нее всего несколько метров. Но за моей спиной все отчетливей звучали чужие шаги, и время от времени раздавались щелкающие звуки — ножны задевали за паркетины пола. Каждую секунду я ожидал предательского удара шпаги в свою незащищенную спину. Но я совершенно определенно знал, стоит мне обернуться, и я никогда не выберусь отсюда.

Что это было? Испытание нервов на выдержку? В конце концов, я привык встречать опасность лицом к лицу, но сейчас любую попытку повернуться блокировал совершенно незнакомый мне раньше иррациональный страх.

Стиснув зубы и чувствуя, как капли предательского холодного пота стекают по лицу, я упорно шел дальше. Три шага до двери… Два… Один…

И вот я уже в следующем помещении, дверь за моей спиной со скрипом закрылась. Но даже теперь я не обернулся. Прямо передо мной возвышался зажженный камин.

Недалеко от него, в резном кресле, богато изукрашенном позолоченным литьем, вальяжно развалясь за круглым столом, сидел человек…

Его лицо находилось в тени, однако, когда дверь открылась, он обернулся, и свет от подсвечников, стоявших на столе, осветил его профиль.

В первое мгновение мне показалось, что человек с портрета, преследовавший меня по пятам, все-таки каким-то образом опередил меня и оказался в этом зале прежде, чем туда вошел я. Но уже в следующее мгновение мой взгляд, привыкший замечать и анализировать мельчайшие детали, отметил, что это не так.

Прежде всего шпага… Даже сидя в кресле, он не расстался с ней. Но ножны располагались там, где им и положено быть — с правой стороны. Застежки на камзоле тоже находились на своем месте.

Тем не менее сходство с портретом было поразительным, и если там был изображен именно этот человек, то, похоже, художник пользовался зеркалом…

— Присаживайся, Симар, давненько мы не встречались. — Эти слова относились не ко мне, и в следующую секунду я, наконец, увидел своего преследователя. Он вышел из-за моей спины и, не обращая на меня ни малейшего внимания, словно я был предметом мебели, прошел к столу.

Теперь у камина сидели два человека, похожих друг на друга как две капли воды. Налив себе кубок вина, тот, что пришел после меня, проверил его цвет и медленно, как это делают знатоки, просмаковал первый маленький глоток.

— Твоя знаменитая мадера, Рамис, урожая двести второго…

— Я ждал тебя и приготовил наш любимый напиток.

— Выходит, ты знал, что нам сегодня нанесут визит?

— Конечно, я знал. Я всегда это знаю. Предчувствия, сны… Не так уж часто находятся смельчаки, способные добраться до этой комнаты. Так что сегодня нам предстоит отменное развлечение.

Они говорили обо мне так, словно меня здесь не было, но, несмотря на угрозу, прозвучавшую в последней фразе, я почувствовал, что исчез, сменившись гневом, предательский страх, сковывающий меня с того мгновения, как портрет за моей спиной ожил.

— Послушайте, господа! Вам не кажется невежливым держать гостя у двери и не предложить ему присесть?

Ответил Рамис, тот, у которого шпага висела с правой стороны. Похоже, он был главным в этой парочке близнецов.

— Отнюдь нет… — произнес он, по-прежнему даже не оборачиваясь. — Вы ведь незваный гость. Как это там у вас говорится? «Незваный гость хуже татарина». Кстати, кто такой этот татарин?

— Татарин — очень нехороший человек, — произнес я, усаживаясь за стол безо всякого приглашения, благо там оказалось еще одно свободное кресло.

— А вы, однако, нахал, сударь! — произнес Рамис, улыбнувшись уголками губ. Улыбка не коснулась глаз, они смотрели на меня холодно и изучающе.

Его лицо производило весьма неприятное впечатление прежде всего из-за своей неестественной, алебастровой бледности, а также потому, что глянцево-черные усы и брови казались искусственными, приклеенными к какой-то маске.

— С кем поведешься…

— Что он имеет в виду? — спросил Симар.

— Пословица такая. Наш гость любит пословицы и хочет сказать, что общение с нами вредит его манерам.

— Может быть, мне его уже можно зарезать?

— Успеешь. Надо сначала пообщаться с человеком. Так с чем вы к нам пожаловали?

Предложение Симара подействовало на меня иначе, чем рассчитывали мои собеседники. Страх, неуверенность — все исчезло. Беседа стала походить на дешевый водевиль, а я шел сюда не для того, чтобы участвовать в любительском спектакле.

Возможно, эти двое и представляли определенную опасность, но вряд ли они могли говорить от имени Гифрона — скорее всего это его очередные куклы, опоенные наркотиком. Все же такое предположение следовало проверить. Я обязан был хотя бы попробовать. В конце концов, раз уж я здесь и вместо ожидаемого серьезного контакта мне подсунули этих двух клоунов, я должен извлечь из сложившейся ситуации хоть какую-то пользу.

— У меня много вопросов. Но не к вам. К вашему хозяину.

— Ишь куда хватил! С чего это ты решил, что он станет с тобой разговаривать? У него есть дела поважнее!

— Может, мое дело и есть самое важное.

Я взял со стола кубок, наполнил его из графина, пригубил и сразу же поднялся. Все это время прищуренные глаза Рамиса внимательно следили за каждым моим движением.

— Вино у вас отменное, а вот что касается остального… Золотое правило знаете?

Оба уставились на меня, и по всему было видно, что золотого правила они не знают.

— «Не делай другому того, чего не хочешь себе самому». Передайте это вашему хозяину. А то он доиграется со своим наркотиком. «Феникс» — это еще не вся Земная федерация.

— По-моему, он нам угрожает! — сказал Рамис, все еще не поднимаясь из-за стола.

— Ты прав! Редкостный наглец! Пора его проучить, — подытожил нашу беседу Симар. Он был уже на ногах, и его левая рука лежала на эфесе шпаги. Я потянулся было к кинжалу, но остановился на полпути.

Мое оружие — не чета его жалкой шпажонке. Но если я хотел добиться от своего визита какого-то результата, если я вообще хотел выбраться отсюда, мне самому следовало придерживаться золотого правила.

— У меня нет вашего оружия, господа, и если вы собираетесь устраивать честный поединок…

— Оружия здесь достаточно. Выбирай любое. Я подожду.

Только теперь я окинул комнату беглым взглядом, отмечая все детали, которые могли иметь значение в предстоящем поединке. Окон в этом помещении, как и во всех других залах, не было. Рассеянный свет лился сверху. Казалось, светился сам потолок. И этого света было вполне достаточно.

Горящие свечи на столе служили еще одной декорацией. Симар был прав оружие в каминной имелось. На толстенных гобеленах с охотничьими сценами висели шпаги, арбалеты, мечи, короткие тяжелые тесаки, был даже древнерусский пернач с короткими стальными перьями на круглой головке.

Мне предстоял непростой выбор. В фехтовании я полнейший профан и вряд ли сумею стать достойным противником своему неожиданному врагу. Кстати, зачем ему понадобился этот поединок? Он хорошо разыграл возмущение, но мои слова лично к нему не относились. Воспользовался поводом, чтобы развлечься? Он все время рвался в драку…

Я подошел к гобелену и остановился в раздумье. Конечно, моя реакция, отточенная в спортивных рукопашных схватках без оружия, сослужит мне неплохую службу. Но этого недостаточно, чтобы противостоять противнику, вооруженному шпагой, к тому же он левша, что еще больше осложнит поединок. Я не должен раздумывать слишком долго, чтобы не дать повода истолковать мою нерешительность как трусость.

В рукопашной схватке первостепенное значение имеет психологический настрой, моральное подавление противника.

Наконец я остановил свой выбор на перначе. Его общая длина была сантиметров на десять короче шпаги. Зато стальные перья давали мне возможность захватывать лезвие шпаги, а если повезет, то и сломать его. Может, именно это оружие позволит мне реализовать преимущества быстрой реакции.

Симар был явно доволен моим выбором и не скрывал торжества, демонстрируя свою мертвую улыбку и заранее предвкушая победу.

Я еще не успел встать в позицию, когда он бросился на меня с такой скоростью, что я едва ушел от смертельного удара, направленного мне в грудь. Его реакция оказалась намного быстрее, чем я предполагал. Это странное создание, сошедшее с портрета, представляло для меня сплошную загадку. Он двигался легко, словно тень, перемещаясь с места на место, и я едва успевал уворачиваться от града сыпавшихся на меня со всех сторон ударов. Его шпага мелькала столь стремительно, что о захвате я мог только мечтать. Пару раз мне удалось поймать ее лезвие между перьями, но каждый раз оно уходило в сторону, прежде чем я успевал повернуть пернач.

Минут через двадцать, обойдя вокруг всю комнату, я вновь оказался под гобеленом с оружием. К этому моменту пот тек с меня ручьями, а воздух со свистом вырывался из легких — сказалось отсутствие регулярных тренировок, которыми я пренебрегал с тех пор, как оказался в Барнуде. Сейчас я пожалел об этом. Мой противник выглядел совершенно свежим. Возможно, ему вообще незнакома усталость, и тогда минут через двадцать меня ждет бесславный конец. Мне приходилось тратить слишком много сил на беспрерывные уходы и отскоки. Собственно, до сих пор я лишь оборонялся, не получив ни единой возможности контратаковать, да и тяжеловато было мое оружие для атаки…

— Я хочу сменить оружие, если это допускают ваши правила. — Мне не хотелось этого говорить, не хотелось демонстрировать свою слабость и признавать ошибку, но слова — это еще не удар шпаги, и они сорвались с моих губ сами собой…

— Довольно! — неожиданно вмешался Рамис. — Ты уже достаточно позабавился, братец.

 

Глава 31

Поиграв своей застывшей усмешкой, Симар отошел к столу. Брата он слушался беспрекословно, и я предполагал, что на то была веская причина. Скорее всего эти два существа представляли собой одно целое, гораздо более полное, чем наши сиамские близнецы.

Справившись с одышкой, я рискнул задать вопрос, который мог спровоцировать новую вспышку ярости со стороны Симара:

— Зачем вам это понадобилось? Зачем вы устроили этот спектакль с поединком? В конце концов, я ведь мог принять его всерьез и убить вашего братца.

Я не блефовал. Я все время помнил о кинжале и знал, что мог бы окончить поединок одним ударом. Были моменты, когда я еле сдерживался, чтобы этого не сделать.

— Мы это знаем. Как раз это и нужно было проверить. Сможете ли вы до конца соблюдать честные правила боя. Вы держались, как настоящий воин. А что касается Симара, убить его невозможно.

Об этом я догадался еще в тот момент, когда за моей спиной зазвучали шаги существа, сошедшего с полотна, и теперь я лишь получил еще одно подтверждение своей догадке. Не таким уж «честным» был наш поединок.

— Вы знали, что мой противник неуязвим, и все же навязали мне этот бой?

— Вам ничто не угрожало. Симар прекрасно контролирует свои движения. И он весьма искусный фехтовальщик.

— А кроме того, получает истинное удовольствие от ощущения своего превосходства над противником.

— Не судите его слишком строго. Когда весь мир вокруг сжимается до размеров портретной рамы, а годы, как песок, проваливаются в пустоту… Вы знаете, как выглядит ад? — Он помолчал, прищурившись и разглядывая что-то, видимое только ему одному. — Хотите выпить?

Рамис пододвинул мой бокал и наполнил его до краев. Однако я был слишком взбешен устроенной мне проверкой и, несмотря на то что прекрасный вкус напитка все еще ощущался во рту, сказал:

— Спасибо. Вино у вас с горчинкой. — Я тут же пожалел о своем отказе и исправил ошибку, усевшись за стол.

Дело было, конечно, не в вине, хотя, надо признать, такого прекрасного напитка мне не приходилось пробовать.

Мне нужна была информация. Любая информация. Пусть даже неточная, искаженная фантасмагорическим миром, в котором я теперь находился. Я не имел права пренебрегать возможностью любого контакта с Гифроном и не должен был забывать, кто скрывался за личностью этих двух братьев.

Я не был уверен, что замок вокруг меня существует на самом деле. Он мог быть иллюзией, галлюцинацией, результатом прямого воздействия на мою психику. Но даже в этом случае он был порождением чужого, инопланетного разума. И сейчас, в этот самый момент, несмотря на неожиданную форму, на этот дурацкий поединок, я находился в стадии контакта с этим разумом. Того самого контакта, о котором десятилетиями мечтали земные ученые. И хотя контакт осуществлялся опосредованно, с использованием промежуточного человеческого разума, — это все равно был контакт, которого я добивался.

Я просто обязан извлечь из сложившейся ситуации все возможное, постараться получить максимальный объем информации. Анализ, выводы, отсечение ложных сведений — это все потом, сейчас главное — получить саму информацию.

Я смаковал напиток маленькими глотками так, словно наслаждение вкусом вина было для меня сейчас самым важным.

Рамис, не произнесший ни слова с того самого момента, как я вернулся к столу, не отрывал от меня глаз, в которых проглядывал нескрываемый интерес к моей персоне. Мы внимательно изучали друг друга, и это продолжалось так долго, что звук часов над камином, пробивших два удара, заставил меня вздрогнуть от неожиданности.

Я не знал, что означают эти два удара — два часа ночи или два часа пополудни? Когда я вошел в шлюз, было четыре часа утра, но сейчас часы на моей руке показывали то же самое время. В конце концов, Рамис первым прервал затянувшееся молчание:

— Что вы имели в виду, когда говорили о «голубом громе» и о том, что «Феникс» не представляет всей Земной федерации? Ведь это люди придумали производство наркотика, с нашим участием, конечно, но, так сказать, «заказ» был вашим.

— «Феникс» — не вся Земная федерация. То, что наркотик нужен «Фениксу», вовсе не означает, что его готовы употреблять все люди. Очень часто первая доза навязывается потенциальному потребителю против его воли, после чего он становится рабом «Феникса». — И не только «Феникса», хотел я добавить, но оставил это последнее высказывание при себе, решив без нужды не накалять и так напряженную обстановку.

— Это нам совершенно непонятно… Как может один человек хотеть то, чего не хотят другие?

— Разве остатки вашего человеческого разума, Рамис, не способны ответить на этот вопрос? Не способны объяснить ситуацию вашему хозяину?

— Ответить я могу. Но слова, мои мысли — все это для НЕГО нестоящий внимания шум. Для НЕГО важны лишь внутренние побуждения. А все те люди, с которыми до сих пор ему приходилось иметь дело, хотели наркотика, жаждали его, готовы были отдать даже собственную жизнь за новую дозу «голубого грома», хотя очень часто говорили не то, что думали. В конце концов, ОН пришел к выводу, что люди вообще склонны ко лжи, и перестал обращать внимания на их слова.

Исключением из этого правила стали вы сами. Вы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не желали иметь с «голубым громом» ничего общего, и именно поэтому вы здесь. ОН пытается понять, как стало возможным то, что один отдельно взятый индивидуум способен иметь собственное мнение. Но понять этого ОН не в силах просто потому, что не знает, что такое индивидуальность. Его огромное тело состоит из миллионов объединенных в одно целое разумов, и о серьезных вещах они способны рассуждать лишь совместно. Индивидуальной, собственной волей не обладает ни один из них. Столкнувшись с крохотными, по его понятиям, частицами разума, которыми обладали люди, он попытался присоединить их к своему собственному, влить в свою огромную колонию, не понимая, что это означает для самих людей!

— Так объясните ему!

— Вы можете услышать голос своей отдельной клетки? Сперматозоида, например, или лейкоцита? А ведь они в известной степени индивидуальны в вашем организме и, возможно, способны даже к простейшим желаниям, иногда не совпадающим с вашими. — Он надолго замолчал, повернув грани своего бокала к камину и разглядывая его цвет. — К тому же сейчас уже слишком поздно… Ему понравился процесс создания новых миров, основанных на искалеченной наркотиком человеческой психике.

— Кто вы такой, Рамис? Сейчас вы говорите от себя лично, но разве ОН вас не слышит?

— Конечно, слышит, только ему на это наплевать… До того как я прилетел на Зидру, я был ученым и работал в биоцентре МИДАСА, но потом очередной финансовый кризис выбросил меня на улицу, и я оказался здесь. Дальнейшее вы можете легко представить. Иногда ОН отключается от моего разума, и тогда я могу мыслить, рассуждать так, как сейчас. Но лучше бы ОН этого не делал…

В тоне Рамиса звучала неподдельная, пронзительная горечь, и я вновь, в который уж раз подумал о том, что должен существовать какой-то выход, какое-то средство, чтобы помочь миллионам несчастных, попавших в рабство к Гифрону. Или хотя бы предотвратить новые жертвы.

— А как же Симар? Откуда он?

— Симар — это часть меня. Мне всегда казалось, что в глубине моего подсознания существует второе «Я». Здесь оно получило свое материальное воплощение.

— Вы можете по своему желанию подключаться к Гифрону?

— Иногда. Очень редко. Как правило, он игнорирует мои просьбы.

— Все же попробуйте… Мне очень важно узнать у него одну вещь. Для себя лично…

— Какую именно?

— Во время пространственного перехода между его мирами пропала женщина, которая мне очень дорога. Я хочу узнать, как ее найти, или получить какое-то указание, координаты того места, где она находится, хоть что-то…

С минуту Рамис продолжал молча наблюдать за отблесками пламени в своем бокале, затем в его лице появилась напряженность, и когда он вновь повернулся ко мне, его глаза утратили живой человеческий блеск. В их глубине вновь появилась черная бездна.

Довольно долго Рамис пристально разглядывал меня, словно только что впервые увидел, и наконец сказал, со звонким стуком опустив на стол недопитый бокал:

— Об этом мы могли бы договориться. О вашей женщине. Но вы, люди, ничего не делаете даром. Поэтому вам тоже придется заплатить.

— Вам нужны деньги?

— Не говорите глупостей. Мне нужна услуга. Услуга за услугу. Это будет справедливо по вашим человеческим понятиям, не так ли?

— Прежде чем согласиться, я должен знать, чего вы от меня хотите.

— Ничего особенного. Для вас это не составит труда. Взамен вы получите вашу женщину и все, что пожелаете еще, деньги, наркотики, уничтожение «Феникса», создание вашей собственной корпорации. Одним словом, практически все, что вы сможете вообразить.

Я знал, что это не блеф, что он в самом деле может все это.

— В виде очередной иллюзии? — спросил я, стараясь оттянуть время и показать, что не принимаю его предложения всерьез.

— Вовсе нет. Иллюзии для вас недоступны, во всяком случае в том виде, в каком они существуют для тех, кто принял наркотик. Так что мне придется воссоздать материальную основу ваших фантазий. Любых фантазий.

— Но тогда и с моей стороны плата должна быть немалой, не так ли?

— Для вас, лично для вас, то, о чем я прошу, не составит никакого труда. Вам не чуждо понятие чести, и вы сдержите данное мне слово, выполните договор. Именно в этом я хотел убедиться, наблюдая за вами все последнее время и устраивая проверки, которые казались вам иногда такими нелепыми.

— Так что же я должен сделать за все эти блага?

— Совсем немного. Доставить на Землю некий предмет и затем провести комплекс необходимых манипуляций, о которых я сообщу вам позднее. В них все дело. Доставить этот предмет я мог бы и без вашей помощи, воспользовавшись любым транспортным кораблем. Но мне нужен человек, который сможет сделать все так, как нужно. Сделать это на Земле и проследить, чтобы с этим дорогим для меня предметом ничего не случилось. Я довольно долго решал, подходите ли вы для такой миссии, прежде чем пригласил вас сюда.

— Мне казалось, я пришел сюда сам, без всякого приглашения.

— Вы, люди, не слишком хорошо разбираетесь в собственных побудительных мотивах и легко поддаетесь внешнему воздействию.

— Я польщен вашим выбором. — Я все еще бравировал, все еще пытался изобразить внешнюю бесшабашность, почти развязность, но я уже почти догадался, о чем идет речь, и ледяной ужас, зародившийся пока что в подсознании, стал медленно пробиваться наружу.

— Прежде чем принять решение, я должен знать все. Я ничего не стану делать вслепую. Что это за предмет?

— Вы ведь уже догадались. Хотите на нее посмотреть?

У меня не было сил ответить, холод сковал мне горло, и я лишь с трудом кивнул.

В дальнем углу гостиной осветилась небольшая ниша со встроенным сейфом. Зажужжал электронный замок, и толстенные стальные дверцы распахнулись. Я понимал, что все это не более чем наша земная бутафория. Но надо отдать должное Гифрону, он научился у людей достойным образом оформлять свои действия и достигать таким путем нужного психологического эффекта.

Внутри сейфа не было ничего, кроме небольшой белой сферы величиной с хорошее земное яблоко. То, что она находилась внутри такого сейфа, уже само по себе подчеркивало ее особую ценность.

Сфера лежала на бархатной подушке и казалась живой. Ее поверхность слегка вздымалась и опадала, будто дышала. Вся сфера светилась розоватым жемчужным светом. Если бы не движения оболочки, она бы походила на огромную жемчужину — но это была не жемчужина…

— Это спора? — спросил я одними губами, не сумев произнести ни звука. Но Рамис, или тот, кто смотрел на меня сейчас его глазами, услышал вопрос и кивнул.

— Сорок тысяч лет. Срок немалый, даже для меня. Только раз в сорок тысяч лет рождается такая спора. Теперь вы понимаете, как велика ее ценность. Если перенести эту спору на другую планету и сделать все необходимое, она прорастет, и тогда через положенный срок этот мир станет моим.

— А что случится с жителями этого мира? Они превратятся в ваших рабов, переселятся в мир иллюзий? Вы будете травить их и контролировать их сознание с помощью «голубого грома» или какого-нибудь еще более чудовищного препарата?

Пока я говорил все это, мысли в моей голове неслись, как бешеные лошади.

Если я сейчас вскочу и ударю по ней кинжалом, что произойдет? Нет, это глупо, у нее наверняка есть защита посильней этого бутафорского сейфа… Скорее всего ее вообще нет в этом месте, пространственная проекция, не более…

Но если я откажусь, он найдет другого кандидата, гораздо более сговорчивого. Плата, которую он обещает, слишком велика. Мало кто сумеет устоять. Мы даже не узнаем, когда это случится, и в один прекрасный день моя родная планета превратится в копию Барнуда…

— Я вижу, вы невысокого мнения о моих возможностях и целях. Я никому не причиняю вреда. Я лишь выполняю желания разумных индивидуумов, с которыми мне приходится сталкиваться на просторах вселенной. Кстати, разум встречается не так уж часто, вы, люди, всего лишь третья раса, вызвавшая мой интерес. И поверьте, я не собираюсь вредить вашим соотечественникам.

— Почему я должен вам верить? Все, что я знаю о вашей деятельности здесь, в Барнуде, противоречит этому утверждению.

— Контакт различных разумов всегда порождает массу недоразумений и проблем, но в конце концов, если они не уничтожат друг друга в самом начале, выгода, полученная от такого контакта, перекрывает любые издержки.

— Здесь может быть разная бухгалтерия, разная система подсчетов. Не знаю, понимаете ли вы, что разум каждого отдельного человеческого индивидуума столь же ценен, как вся ваша системная личность. Мы считаем, что в отдельной человеческой личности скрыта целая вселенная.

— Да, я знаю, что вы слишком высокого мнения о себе. Но все равно не понимаю, каким образом один человек или даже судьбы сотен тысяч отдельно взятых индивидуумов могут быть приравнены по значению к судьбе целой цивилизации. Разве вы не понимаете, какие перспективы откроются перед человеческой расой, если контакт между нами состоится и окажется удачным?

— Может, и не понимаю или понимаю, но не все. Объясните.

Я старался занять его разговором, заставить отвечать на сложные вопросы. Я надеялся, что в этом случае благодаря тому, что ему приходится разговаривать через посредника, Гифрон не заметит, с какой лихорадочной поспешностью я искал выход из создавшейся ситуации, и совсем не тот выход, который он от меня ждал…

— Прежде всего человечество получит возможность прямого контакта с десятками планет, уже входящих в кольцо моих миров. И с теми тремя цивилизациями, установившими со мной постоянный контакт. Вы сможете использовать все их технические достижения и минеральные ресурсы. Одного этого достаточно, чтобы ускорить развитие человеческой расы в сотни раз. А кроме этого, в вашем распоряжении окажется еще и источник бесплатной энергии неограниченной мощности.

«Который в любой момент может быть отключен после того, как вся земная промышленность будет переведена на дармовую энергию…» — подумал я, а вслух спросил:

— Разве вашей мощности хватит сразу на четыре цивилизации?

— Я могу наращивать свои энергетические ресурсы практически беспредельно.

— А те три… Они процветают под вашим управлением?

— Я ими не управляю, они следуют своей собственной судьбе.

Ответ слишком неопределенный, чтобы удовлетворить меня. Я понимал, что Гифрон чувствует мое внутреннее сопротивление и, возможно, пытается его подавить. Голова стала тяжелой, словно я надышался углекислого газа.

— Зачем мы вам понадобились? Мы, люди!

— Вы забавные маленькие букашки. С вами интересно иметь дело. У вас так много фантазий…

Надо ли говорить, что и этот ответ мне не понравился? Я не представлял, как закончить наш затянувшийся спор. Одно я знал совершенно определенно: я не мог попросту отказаться от его предложения. И не потому, что боялся за себя. Я боялся выпустить из своих рук судьбу этого страшного светящегося шара…

Возможно, на Земле удастся… Нет, я не должен даже думать об этом. Он может почувствовать. Слишком тесный контакт… Гифрон пытался разобраться в моих мыслях, и я это знал. Я хорошо знал древний английский язык, ничего общего не имеющий с интерлектом, и пытался думать английскими словами. Возможно, это на какое-то время замедлило его способность копаться в моих мыслях, но я не знал, как долго еще мне удастся держаться, а потому постарался получить хотя бы передышку.

— Ваше предложение слишком серьезно. Я должен подумать. Кроме того, в нашей цивилизации один индивидуум не может принимать решения, связанные с судьбой всей расы. Я должен посоветоваться с остальными людьми.

— Что касается вашей первой просьбы, то здесь нет никакой проблемы. Думайте на здоровье столько, сколько вам заблагорассудится. Время для меня не имеет такого значения, как для вас. Вся ваша жизнь всего лишь минута для меня. Что же касается второй вашей просьбы, то вам придется принимать решение самому. Я не доверяю вашему пресловутому общественному мнению, референдумам или как там это у вас еще называется. Ваши средства массовой информации лживы, а общественное мнение легко склонить в пользу того или иного решения, нужного властям. Так что решение вам придется принимать в одиночку, не зря я выбирал вас так долго. Не пытайтесь уйти от ответственности. И не пытайтесь меня одурачить, у вас все равно ничего не получится.

— Могу я познакомиться с одной из этих рас? С теми, кто уже давно присоединился к вашему кругу?

Гифрон долго не отвечал. А когда Рамис вновь взял в руки бокал вина, стоявший на краю стола, я понял, что ответа так и не получу…

Я подумал так потому, что черная бездна исчезла из глаз Рамиса. Это был прежний Рамис, только теперь в его глазах читалось что-то вроде сожаления…

— Пожалуй, мы сможем вам показать кое-что, но не обольщайтесь: вы никогда не сможете отличить подлинного мира от иллюзорного…

Он встал и медленной, неуверенной походкой направился в противоположную от библиотеки сторону, к дверям, которыми заканчивалась гостиная. Это были первые закрытые двери в длинной анфиладе комнат, через которую я прошел, перед тем как оказался в каминной.

Рамис задержался, поджидая меня, и мне не осталось ничего другого, как покинуть уютное кресло у камина, воспринимавшееся как маленький островок безопасности в окружавшем меня неустойчивом мире.

Симар остался за столом — он сидел совершенно неподвижно, как изваяние, и мне показалось, что сейчас его фигура стала слегка прозрачной, сквозь нее все отчетливее начали просвечивать детали окружающей обстановки.

За дверьми каминной оказалась совершенно пустая комната. Только шторы на несуществующих окнах да вездесущие гобелены напоминали о том, что мы все еще внутри замка.

Этой комнатой заканчивалась длинная галерея залов. На противоположной от нас стене находилось три двери, не имевшие к замку никакого отношения и похожие, как капли воды.

Это были земные металлические двери шлюзов, точно такие, как та, через которую я попал в замок.

— Выбирайте любую.

— Дверь, в которую я вошел, должна быть с противоположной стороны! Я хотел бы вернуться в свой мир!

— Что значит для него «сторона»? Здесь даже время течет в разные стороны.

— Я должен войти в одну из этих дверей?

— Конечно. Ведь вы этого хотели.

— Что там, за ними? — спросил я, стараясь справиться с собственной нерешительностью и оттянуть момент очередного шага в неизвестность.

— Это вы сможете узнать, если наконец откроете одну из них.

Почему-то вспомнился дурацкий анекдот о придорожном камне, хотя в этот момент мне было совсем не до шуток. Там тоже было три дороги, а надпись на камне гласила: «Направо пойдешь — ногу сломаешь, налево пойдешь — голову потеряешь, прямо пойдешь — ноги лишишься». Иван-царевич стоял перед камнем, чесал свою буйную голову и вдруг услышал голос: «А стоять будешь, прямо здесь по шее получишь».

Похоже, мне угрожало то же самое.

— Какую из этих дверей я должен выбрать? Какую именно? Можете вы мне помочь хотя бы в этом?

Было ли какое-то едва уловимое движение в сторону одной из дверей или мне это только показалось? Ответил Рамис коротко и однозначно:

— Ваш выбор. Только ваш…

Время раздумий прошло, наступала пора действий. Я взялся за рукоятку той двери, на которую, как мне показалось, пытался указать Рамис.

— Как я смогу передать ему свое решение?

— Об этом не беспокойтесь. Он сам свяжется с вами тогда, когда вы меньше всего будете ожидать этого.

— Я не успел спросить его о самом главном…

— О Лании?

— Да. О Лании.

— Она здесь. За одной из этих дверей.

— Но за какой? За какой именно?

— Ваш выбор.

 

Глава 32

Я стоял в коротком отрезке дезинфекционного коридора между двух дверей шлюза и чувствовал себя так, словно пробежал стометровку. Сердце бешено колотилось в груди, и холодные капли пота стекали вдоль спины.

Минуты текли, как часы. Я не знал, что ждет меня за вторыми дверьми. Я не знал, какой выбор сделал. Я не знал, найду ли здесь Ланию, вернусь ли назад. Я вообще не знал ничего, кроме того, что обратной дороги нет, что выбор сделан и мне уже не вернуться назад.

Об этом свидетельствовал красный огонек блокиратора, загоревшийся над дверью, через которую я вошел в шлюз. Наконец бесконечная процедура дезинфекции закончилась, заработали воздушные насосы, уравнивающие давление в камере перехода. Гифрон предпочитал повышенное давление в своем отрезке туннеля, и теперь у меня заложило уши, словно в самолете, резко набиравшем высоту. Но вот вспыхнул зеленый огонь над выходом, я повернул запорную рукоять, распахнул дверь и шагнул в неизвестность.

Теперь я стоял в полутемном подземном штреке. В том самом, из которого несколько часов назад начался мой визит к Гифрону.

Прямо передо мной застыли шестеро моих спутников. Их позы выражали изумление, растерянность — что угодно, только не радость по поводу моего возвращения.

— Что случилось? — наконец спросила Анна. — Почему ты вернулся?

— Ну, в общем, меня оттуда выпроводили, а что, я не должен был возвращаться?

— Не прошло и минуты, как за вами закрылась дверь шлюза. Вы не сумели через него пройти? — спросил Северцев, больше всех озадаченный моим внезапным появлением.

— Я через него прошел, но здесь возможны странные фокусы со временем.

Я взял из рук Северцева фонарь и осветил противоположную стену штрека за спиной стоявших передо мной людей. Мне не понравилось, как она выглядела. Перед тем как я покинул туннель, здесь все сверкало ослепительной чистотой, словно в операционной палате. Теперь же стены облупились, бетон потрескался, а на полу скопился мусор. Я не стал делиться со своими спутниками охватившей меня тревогой и торопливо прошел те несколько метров, что отделяли нас от лаборатории Коленского. Не было никакой лаборатории. Нас встретил пустой заброшенный зал, где не было никакой аппаратуры, а само помещение выглядело так, словно сюда много лет не заглядывали люди.

— Куда все подевалось? — изумленно спросил Северцев. Он был новичком на этой планете, и фокусы Гифрона были для него в новинку. Дезы стояли молча, словно происходящее вокруг их вообще не касалось. И только мы с Анной обменялись тревожными взглядами.

Не задерживаясь ни на минуту в опустевших помещениях центра, мы прошли к кабине грузового лифта и еще раз испытали шок. Это была не та кабина. Вернее, не совсем та. Что-то в ней изменилось. Ржавчины прибавилось, клеть словно бы уменьшилась в размерах, а на защитной решетке появились дыры, отсутствовавшие здесь раньше.

— Свяжитесь с Влашем, узнайте, что делается наверху.

— Рация не работает. Да и в самом подъемнике нет тока. Объясните наконец, что здесь происходит? — возмущенно спросил капитан, уставившись на меня, словно я был ответствен за безобразия, творящиеся вокруг.

— Этой планетой управляет могущественный энергетический разум, с которым «Фениксу» удалось войти в контакт. Он способен накладывать друг на друга пространственные изменения. В двух словах этого не объяснишь. Когда мы вернемся (если вернемся, подумал я), я передам вам черновики своего отчета федеральному центру. Придется подниматься по лестницам. Энергии здесь может не быть вообще. Рудник выглядит покинутым много лет назад. Нас отделяет от поверхности не меньше десяти горизонтов, и на каждом из них возможна охрана.

— Будем надеяться, что охрана исчезла вместе с энергией.

— Что вы, черт побери, имеете в виду?! — спросил Северцев. Видимо, мое краткое сообщение о существовании Гифрона мало что для него прояснило. Только я и Анна в полной мере догадывались о том, что произошло. Сейчас мы стояли, повернувшись лицом друг к другу, словно каждый из нас надеялся, что другой опровергнет страшную догадку.

— Мир вокруг изменился, — наконец сказала Анна, — и не только клеть, потолок штрека стал ниже на пятнадцать сантиметров.

— Вы что, измеряли его высоту? — недоверчиво спросил Северцев.

— Для этого мне не нужны замеры. Я замечаю любые изменения.

— Это еще ничего не значит, — возразил я ей, стараясь справиться с собственным страхом и не дать вырваться ему наружу, не дать возникнуть панике, которая могла уничтожить последний шанс на возвращение, еще оставшийся у нас. — Мелкие изменения возможны из-за местной пространственной флюктуации. Только выбравшись из шахты, мы сможем оценить размер пространственных изменений.

— Может, вы все-таки объясните, о чем идет речь? То, что случилось, касается нас всех! — Капитан уже не скрывал своего раздражения.

— Я не собираюсь ничего от вас скрывать. Настоящий хозяин этой планеты не «Феникс». Здесь находится сила, с которой человечеству не приходилось сталкиваться до сих пор. Она способна изменять мир вокруг себя, заменять его другим, параллельным миром. В это трудно поверить, я понимаю, но сейчас вам придется сделать именно это — поверить мне, потому что времени на долгие объяснения у нас нет. Приготовьте оружие, оно может нам понадобиться. Чтобы выбраться из подземного лабиринта, у нас остался теперь единственный путь — наверх.

Довольно долго искали лестницу. Движение по изменившейся лифтовой площадке каждую минуту грозило провалом в какую-нибудь трещину. Лишь минут через пятнадцать один из дезов обнаружил остатки пожарной лестницы за задней стенкой клети.

Узкая металлическая лестница с единственным поручнем уходила отвесно вверх и исчезала в дыре на потолке. Она выглядела крайне ненадежно. Погнутые проржавевшие ступени покрывал слой белесой плесени. Очевидно, этим путем не пользовались уже много лет.

— Я по ней не полезу, — заявила Анна, брезгливо разглядывая скользкую ступеньку.

— Еще как полезешь. Конечно, мы можем оставить тебя здесь, но после того, как унесут фонари, в шахте станет довольно неуютно. — Меня самого удивил жесткий, почти грубый тон, которым я ей ответил. Видимо, посещение Гифронова замка не изменило моих манер в лучшую сторону.

Чтобы как-то смягчить эффект от собственной грубости, я добавил:

— Тебе не придется лезть первой. Сначала поднимется один из дезов. В своем скафандре он тяжелее любого из нас; если лестница его выдержит, то выдержит и всех остальных.

— А если лестница не выдержит веса скафандра? — спросил Северцев, заботившийся о своих дезах, как о малых детях.

— Включит ранцевый двигатель. В любом случае падение ему не грозит. Сверху он спустит веревку, воспользуемся ею при подъеме как дополнительной страховкой. И хватит дискуссий, пора начинать подъем. Оставаться здесь небезопасно. Если энергии нет, это означает, что и свежий воздух с поверхности не подается. Его запасов на такой глубине может не хватить надолго.

Лишь сейчас все заметили, что равномерный шум вентиляторов, сопровождавший нас во время спуска, сейчас отсутствовал.

Я старался не отдавать прямых команд дезам, предоставив это Северцеву, у которого с ними сложились почти дружеские отношения. Во всяком случае, они его беспрекословно слушались, даже в отсутствие своего командира. Я не знал, как долго это будет продолжаться, как не знал и того, найдем ли мы Влаша на прежнем месте.

До следующего горизонта мы добрались минут через пятнадцать. От центрального шахтного ствола, по которому должна была подниматься клеть, на каждом горизонте во все стороны расходились лучи боковых штреков.

Этот горизонт выглядел еще более заброшенным, чем тот, откуда мы начали подъем. Часть штреков обвалилась, крепления треснули и прогнулись. В одном из туннелей, полностью его перегородив, валялась старая автоматическая вагонетка с погнутыми и проржавевшими насквозь боками.

Стараясь не привлекать к своим действиям излишнего внимания спутников, которые, если не считать Анну, все еще до конца не понимали того, что здесь произошло, я, задержавшись на секунду, внимательно осмотрел вагонетку, пытаясь определить если не изготовителя, то хотя бы принцип двигателя и эпоху, в которой был создан этот аппарат. Но время слишком основательно потрудилось над его остатками.

— Откуда здесь взялось столько ржавого хлама? — спросил Северцев, тяжело дыша.

Подъем давался ему труднее всех. Сказывался возраст немолодого уже капитана. Тем не менее он замечал малейшие изменения в настроении окружающих. Я не стал ничего отвечать, Анна тоже упорно молчала и не желала смотреть в мою сторону. Я подумал, что мне еще придется пожалеть о собственной грубости.

Минут пять мы позволили себе отдохнуть, прежде чем продолжили подъем на следующий горизонт. Состояние лестницы еще больше ухудшилось, но теперь у нас появился некоторый опыт, и движение пошло быстрее. Мы вели отсчет пройденного пути от того горизонта, с которого начали подъем, хотя никто не знал, сколько их еще над нами.

На четвертом горизонте мы вновь остановились, прислушиваясь к шуму льющейся откуда-то воды. Самой воды мы так и не увидели, но ощущение нараставшей опасности усилилось. Возможно, причиной было увеличившееся в воздухе количество углекислого газа.

В процессе подъема мы все время менялись местами, чтобы равномернее распределить нагрузку, и только Анна неизменно оставалась впереди меня. Я подстраховывал ее снизу, хотя она об этом вряд ли догадывалась.

В этот раз я оказался замыкающим и начал подъем последним.

Уже взявшись за веревку, я заметил в глубине бокового прохода уставившиеся на меня зеленые, немигающие глаза.

Их было целых три, и они располагались слишком близко друг к другу, чтобы принадлежать разным существам. Я направил в ту сторону луч фонаря, усилив его мощность до предела, но все равно ничего не смог рассмотреть среди нагромождения камней.

Однако глаза не исчезли. Почему-то мне не хотелось проверять, что там такое. Глаза производили почти парализующее впечатление и, судя по размеру, принадлежали довольно крупному зверю. То, что это именно глаза, а не какие-то светящиеся гнилушки, я решил потому, что они все время меняли свое местоположение в пространстве, оставаясь на неизменном расстоянии по отношению друг к другу.

Через какое-то время они пропали, и до меня донесся не то свист, не то стон, идущий с той стороны, где только что был светящийся треугольник.

СССаааа… СССааа… Звук не вызывал никаких знакомых ассоциаций. В нем была скрытая мощь, хотя в то же время он оставался едва слышным, на грани различимого человеческим ухом звукового диапазона.

Я продолжил подъем, ничего не сказав своим спутникам о странной встрече. Однако с этого момента замыкающим я попросил поставить одного из дезов. Его скафандр служил надежной защитой от любых зубов.

На шестом горизонте было решено сделать небольшой привал, в основном из-за Северцева. Он не жаловался, терпеливо перенося слишком большую для себя нагрузку, но по его тяжелому дыханию и бледности было видно, что силы старого капитана уже на исходе.

Да и Анна выглядела не лучше. С момента моего возвращения из замка что-то в ней неуловимо изменилось. Она стала более сдержанной, молчаливой, а в глазах появился упрямый блеск.

Возможно, причина крылась в отключении личности Лании — сейчас мне было трудно судить, кто из них управляет сознанием молодой женщины.

Мы выбрали шестой горизонт для привала еще и потому, что площадка подъемника была здесь несколько больше, чем на предыдущих горизонтах.

Видимо, раньше в этой части рудника располагались мастерские для проходческих машин. Теперь их насквозь проржавевшие скелеты, забившие боковые проходы, производили неприятное впечатление кладбища. Это впечатление еще больше усиливалось оттого, что стены шахты сплошным ковром покрывала белесая плесень, из которой местами прорывались наружу заросли огромных полупрозрачных грибов. Появление их в этом месте казалось мне необъяснимым. Существование грибов не укладывалось в гипотезу о созданном Гифроном параллельном мире. Заметив, что я внимательно рассматриваю грибы, Анна спросила:

— Их ведь здесь не должно быть, верно? Гифрон всегда создает стерильные миры, без биологических объектов.

— До сих пор это было так. Но я думаю, что подобная стерильность не может сохраняться слишком долго. Эволюция продолжается даже внутри этих уродливых образований, вырванных из родной экологической системы.

— Выходит, он постепенно утрачивает контроль над своими собственными созданиями?

— Полный контроль над такими сложными системами, как планета или даже отдельный город, невозможен. Слишком много частей пришлось бы контролировать одновременно, заменяя и постоянно поддерживая разорванные естественные связи. Никто не смог бы с этим справиться, даже гигантский мозг Гифрона. Созданный им искусственный мир продолжает развиваться по своим собственным случайным законам, не имеющим ничего общего с нормальной эволюцией.

Я думал о десятках километров мертвых, заброшенных выработок, лежавших в темноте неисчислимое количество лет. Я думал о чудовищах, которые могли зародиться в этом кошмарном мире, вырванном из живого лона природы и лишенном всех естественных экологических связей.

Через какое-то время мне показалось, что запах плесени усилился. Это были капризы моего собственного подсознания, но я ничего не мог с этим поделать. Я просто задыхался от вони. Чтобы проверить еще одну неприятную догадку, я попросил Северцева на минуту погасить фонарь. Догадка подтвердилась. Заросли грибов на стенах шахты светились голубоватым фосфорическим светом, как гнилушки в разложившемся старом пне.

— Может, они радиоактивны?

— Вряд ли. Радиометр молчит. Я чувствую радиацию даже в небольших дозах. Здесь ее нет.

Вместо радиации был этот отвратительный запах, который, впрочем, мучил меня одного. И еще звуки… Странные звуки, доносившиеся из глубины боковых проходов. Когда фонарь погасили, звуки усилились. Я затруднялся определить их характер. Они одновременно походили на легкий ритмичный стук и на царапанье по камню твердыми предметами.

— Запустите разведсканер во второй штрек, справа от нас, — попросил я стоявшего рядом со мной деза.

Похоже, эти существа никогда не уставали и даже сейчас, когда люди совершенно выбились из сил, никто из них не присел. Не задавая никаких вопросов, дез набрал на поясе своего скафандра необходимую комбинацию цифр, и крошечная капсула датчика отделилась от его плеча.

Я почти сразу же потерял ее из виду. Управляемая гравитационным полем капсула исчезла в боковом проходе, и приемная аппаратура сканера развернула перед нами голограмму туннеля, создавая полную иллюзию того, что мы сами идем вдоль него.

Вначале, кроме нагромождения ржавых станков, ничего не было видно, датчик все время менял направление движения, с трудом находя проход между металлическими телами мертвых механизмов. Но вот завал кончился, а в открывшемся коридоре туннеля мы увидели то, что не предназначалось для человеческих глаз.

Кошмарное существо, распластавшись на потолке туннеля, осторожно двигалось в нашу сторону. С первого взгляда трудно было определить, что оно собой представляет. Да и позже, после внимательного осмотра, я затруднялся определить, к какому классу отнести этот продукт изуродованной эволюции окружавшего нас мира.

Внешне существо напоминало осьминога, вот только ног у него было значительно больше восьми. Да и туловище, плоское и округлое, скорее походило на туловище паука с уродливой огромной головой. Если принимать во внимание только размеры тела, не учитывая длины ног, то в нем было никак не меньше трех метров.

Самое кошмарное впечатление производила голова чудовища. Размером с тумбочку, она резко возвышалась над плоским, растекшимся по потолку телом, очевидно мягким и постоянно менявшим свою форму.

В передней части головы, на плоскости словно обрубленной топором морды располагались три глаза — два внизу и один над ними.

Увидев их, я сразу же узнал светящийся треугольник, преследовавший меня на нижних горизонтах.

Пасти как таковой видно не было, но не вызывало сомнения, что резко очерченная щель в нижней части головы легко может превратиться в пасть весьма впечатляющих размеров.

Поверхность головы этого кошмарного чудовища в мертвенном синеватом свете плесени блестела, как мокрая кость.

Несколько минут никто не произносил ни слова. Нас буквально парализовал вид этого чудища, медленно перетекавшего по потолку в нашу сторону. Более точного слова, характеризующего манеру его передвижения, трудно было подобрать.

— Надо его остановить, он уже слишком близко! — Это сказал Северцев. Его слова были адресованы мне, но стоявший ближе всех к проходу дез воспринял их как команду.

Он поднял свой тяжелый бластер и выстрелил вдоль туннеля, целясь так, чтобы заряд прошел у самого потолка, минуя пирамиду железного лома. Ему удалось это лишь наполовину, поскольку за первым завалом был следующий, и миновать их все не было никакой возможности.

Я понял, чем все это кончится, за мгновение до взрыва и успел сбить Анну с ног и упасть на нее сверху. Сразу же вслед за этим из туннеля вылетел огненный протуберанец взрыва. К счастью, стены туннеля выдержали и сыграли роль своеобразной направляющей. Взрывная волна прошла мимо нас и ударила в противоположную стену шахты. Гулкое эхо взрыва понеслось скачками вниз и вверх, повторяясь на бесчисленных подземных горизонтах.

Когда звуки стихли и все несколько пришли в себя, я спросил, обращаясь к дезу:

— Разве вы не знаете, что тяжелое оружие нельзя применять в закрытых помещениях?

— Конечно, знаю. Но я обязан в любом случае выполнить прямую команду нанимателя.

— Это не было командой. Будем считать это ошибкой, и, пожалуйста, капитан, выбирайте выражения, когда находитесь в обществе своих слишком прямолинейных подчиненных.

Чтобы развеять неприятное впечатление от моего замечания, сделанного Северцеву в присутствии его подопечных, я попросил оплошавшего деза послать в туннель еще один датчик, поскольку предыдущий сгорел во время взрыва.

Я хотел убедиться, что чудовищный монстр уничтожен. Я знал ящериц с планеты Зарена, которые прекрасно переносили кратковременное воздействие температуры энергетического взрыва.

В том месте, где на потолке туннеля минуту назад находилось кошмарное существо, было заметно светлое пятно, в точности повторявшее очертания тела монстра. Больше не удалось обнаружить ничего, даже обгоревших костей. Никаких клочков, ничего.

— Вы думаете, он сгорел полностью? — с сомнением спросил Северцев, внимательно рассматривая голограмму.

— Что-то должно было остаться… Впрочем, это зависит от материала, из которого состояло его тело. Пора выбираться отсюда, внизу я видел еще одного…

 

Глава 33

Когда мы миновали, наконец, последний горизонт и выбрались на верхнюю площадку подъемной клети, наверху уже занимался рассвет. И здесь нас ждала первая приятная неожиданность за всю эту тяжелую, полную событий ночь.

Влаш оказался на своем месте и встретил нас совершенно спокойно, словно мир вокруг не изменился до неузнаваемости. Ни один мускул не дрогнул на его правильном, словно срисованном с обложки модного журнала лице. Можно было подумать, что ничего не случилось вообще и нападение подземных тварей — плод нашей разыгравшейся фантазии, что стоит нам открыть дверь каптерки, и мы увидим знакомые звезды и силуэт «Орешка» на предрассветном небе… Но этой наивной надежде не суждено было сбыться.

Знакомый двор рудника, коттеджи, база повстанцев, наш корабль — все исчезло. Мы находились в совершенно дикой местности, на незнакомой планете.

Заброшенный рудник, на котором мы теперь очутились, располагался на большой высоте, на уступе крутой скалы. Внизу, насколько хватал глаз, расстилалась степь с редкими зарослями непривычных растений. С вершины скалы над нами вниз медленно скатывалось облако фиолетового тумана. Рассвет еще не наступил, но по непривычному цвету неба можно было догадаться, что свет местного солнца сильно смещен в фиолетовую область.

Пейзаж, простиравшийся под нашими ногами, был настолько величествен и красив, что осознание всей глубины, катастрофы, которая нас постигла, пришло не сразу. Меньше всего красоты местного пейзажа подействовали на Анну, и она первой подвела итог происшедшего с нами;

— Эта планета не имеет ничего общего с Барнудом.

— Да, — согласился я. — Но и на мир четвертого измерения она мало похожа. Она слишком живая. Возможно, Гифрон может не только создавать свои собственные миры, но и соединять пространственным мостом реально существующие. Он что-то говорил о кольце реальных миров. Возможно, это один из них.

Оставалось выяснить, почему мы оказались именно на этой планете. Почему он забросил нас сюда? Мне казалось, что в глубине своего сознания я знал ответ. Он был связан с моим визитом в подземный замок. С предложением Гифрона, которое я не принял, но и не отверг… С моим выбором последней двери… Мне нужно было время, чтобы спокойно во всем разобраться. Но его-то как раз у нас не было…

Глухой нарастающий шум, доносившийся из каптерки, которую мы только что покинули, заставил всех обернуться. Казалось, из-под земли вслед за нами шло настоящее цунами. Через несколько секунд тихое величественное утро незнакомой планеты словно взорвалось.

Стены полуразрушенной каптерки, от которой нас отделяло не больше десятка шагов, затряслись, как от подземного толчка, двери, выбитые изнутри, отлетели в сторону, и наружу хлынуло целое воинство монстров.

Наверно, они все это время копили силы для атаки, собирали своих сородичей по всем подземным горизонтам и поэтому немного опоздали, не сумев застать нас врасплох во время подъема, когда отряд был наиболее уязвим. Но и сейчас наше положение было ненамного лучше. Небольшую круглую площадку шахты со всех сторон окружали отвесные скальные обрывы. Единственную дорогу вниз перекрывали многочисленные завалы, и отступать нам, по существу, было некуда.

При слабом утреннем свете тела сумеречных тварей выглядели размытыми, словно состояли из тумана, а потому огромные обрубленные морды с тремя горящими даже на свету глазами казались плывущими в воздухе и никак не связанными с несущими их телами.

Их вырвалось из каптерки штук сорок, а вслед за этим передовым отрядом появлялись все новые чудища. Казалось, рвущемуся из подземелья потоку, состоявшему из лязгавших челюстей и горящих глаз, не будет конца.

Мы едва успели занять оборонительную позицию и привести свои бластеры в боевое состояние, когда их передовой отряд обрушился на наших дезов. Сразу же все смешалось в дикой рукопашной схватке.

Применять энергетическое оружие в такой ситуации было невозможно, оставалось надеяться лишь на прочность скафандров и боевую выучку десантников. Они отбивались короткими плоскими ножами, ногами, руками — чем придется, и уже через несколько секунд каждый из них исчез в сплошном клубке нападавших.

— Они могли бы взлететь и ударить сверху! Почему они не взлетают?! - прокричал я Северцеву.

— Топливо для ранцевых двигателей загружают лишь перед боем. Слишком велик вес для обычного похода… — В голосе Северцева слышалось отчаяние, казалось, капитан вот-вот бросится на помощь своим десантникам.

Я знал, что без скафандра в клубке, состоявшем из лязгавших челюстей, ему не продержаться и минуты, а потому, взяв его за локоть, почти силой удержал на месте.

Мы недолго оставались зрителями развернувшегося перед нами сражения. С десяток монстров, прорвавшись сквозь редкую оборонительную цепь дезов, ринулись на нас. И сразу же время изменило свой привычный ритм, все завертелось в беспорядочной свистопляске схватки.

Используя бластеры вместо дубин, мы втроем, прижавшись спинами друг к другу, какое-то время сдерживали нападавших тварей, не давая их изогнутым, покрытым пеной зубам вцепиться в незащищенную человеческую плоть. Но поединок был слишком неравным. Пока нас выручал лишь небольшой рост нападавших. Их плоские тела растекались по земле и казались состоявшими из киселя. Вскоре мы убедились, что удары, попадавшие в этот кисель, не причиняют монстрам ни малейшего вреда. Уязвимыми оставались только огромные головы, возвышавшиеся над телами не меньше чем на метр. Но именно там находились плоские пасти, стремившиеся во что бы то ни стало добраться до нас.

— Где ваш знаменитый кинжал?! — прокричал Северцев, только что раскроивший голову одного из нападавших точным ударом рукоятки своего бластера.

В горячке боя я не то чтобы забыл о своем наиболее эффективном в этой ситуации оружии — у меня просто не было времени им воспользоваться.

Руки работали так интенсивно, что со стороны отдельные рубящие удары ладоней трудно было увидеть. Именно благодаря моим навыкам каронской школы обороны без оружия нападавшим до сих пор так и не удалось нанести нам серьезных ран.

Наши ноги защищали высокие прочные сапоги, и чтобы добраться до более уязвимых частей, монстрам приходилось подпрыгивать. Они делали это достаточно неуклюже, к тому же любой прыжок можно было предвидеть, так как тварь сжимала в плотный комок свое полужидкое тело и лишь затем одним толчком выбрасывала тяжелую голову вверх, стараясь вцепиться в горло или руку.

До сих пор мне удавалось точными ударами ребра ладони отбрасывать прыгнувших монстров вниз, на землю. Но у меня совсем не было времени разбираться в том, чем заканчивался для них удар о камни. Однако, судя по тому, что атаки постепенно становились реже, наша оборона была достаточно эффективной. Тем не менее это не могло продолжаться долго. Я начал уставать, а врагов еще оставалось слишком много. Северцев прав, пора было применить более эффективное оружие.

К сожалению, камень на рукоятке кинжала оставался темным и холодным, а это означало, что напавшие на нас монстры не имели никакого отношения к Гифрону, и появление в моей руке короткого стального лезвия не произвело на них никакого впечатления.

Однако теперь мне стало намного легче отражать атаки с той стороны, где стояла Анна.

В меру своих сил она сражалась наравне с нами. Я подумал, что мужества ей не занимать, но выучки не хватало, и быстрота реакции значительно уступала нападавшим.

Появление кинжала изменило ситуацию в нашу пользу. С некоторым запозданием я использовал его главное преимущество — безошибочное попадание в цель во время броска и мгновенное возвращение обратно.

Лезвие кинжала с легкостью пробивало любые материалы. Я вспомнил, какая участь постигла боевого робота на космодроме, где нам устроили засаду люди «Феникса», и сразу же, не раздумывая, метнул нож в ближайшую, самую наглую тварь, которая вцепилась в сапог Анны и пыталась вырвать женщину из нашего тесного оборонительного треугольника.

Я прицелился в некую среднюю точку на черепе, располагавшуюся на одинаковом расстоянии от глаз чудовища. Но это было совершенно излишним, мне нужно было лишь четко представить место, куда должен вонзиться кинжал. Рукоятка мелькнула в воздухе и почти сразу же вновь оказалась у меня в руке.

Отвратительная голова, похожая на череп древнего мастодонта, треснула. Из широкой раны на лбу фонтаном хлынула темная кровь. Монстр покатился в сторону, судорожно сжимая свое гуттаперчевое тело.

Еще три таких последовавших друг за другом броска, и четверо еще остававшихся в живых тварей обратились в бегство.

Теперь мы получили возможность немного прийти в себя и оценить ту часть сражения, что развернулась между отрядом дезов и основной волной монстров, хлынувших из подземелья. Там дела обстояли намного хуже, чем у нас.

Один из дезов попытался вырваться из плотного кольца атакующих. Я узнал Влаша, потому что его скафандр несколько отличался своими размерами от остальных. Влаш медленно двигался в сторону от основной группы оборонявшихся, волоча на себе с десяток тварей, облепивших его со всех сторон.

— Надо помочь ему освободиться! — воскликнул Северцев, лихорадочно подкручивая на бластере регулировку и уменьшая ее до предела. — Скафандр должен выдержать…

— Не делайте этого! — успел я крикнуть, но было уже слишком поздно. Северцев нажал на спуск. Я помнил о чудовищной ударной волне, которая последовала за нашим выстрелом в подземелье. Тогда мы объяснили силу взрыва замкнутым пространством, но уже там я предположил, что дело не только в этом, и, к сожалению, оказался прав.

Монстры, облепившие Влаша, полыхнули синим ослепительным пламенем, словно состояли из пластиковой взрывчатки.

Я швырнул на землю Анну, упал на нее сверху, и едва успел крикнуть Северцеву:

— Ложись! — прежде чем нас накрыла первая волна чудовищного взрыва.

Мгновенно весь воздух вокруг превратился в раскаленный ад, осколки камней свистели вокруг, как минные осколки. Какие-то ошметки еще кружились в воздухе, когда Северцев вновь оказался на ногах. Я вскочил вслед за ним, придерживая Анну и не давая ей подняться.

Над обнаженным жерлом шахты, на том месте, где некогда стояла каптерка, теперь с ревом вращался огненный протуберанец.

Нас спасла узкая расселина. Оплавленный козырек базальта над ее обращенной к шахте стороной еще светился, отразив в сторону основную ударную волну.

То, что творилось сейчас в районе самой шахты, больше всего походило на извержение вулкана. К счастью для нас, основная сила взрыва ушла вверх. Ствол шахты сыграл роль направляющей, вышвырнув в небо смрадное облако гари и обломков.

— Что это было?.. Почему взрыв?.. Что случилось?! Я же не мог! Я поставил заряд на самую малую мощность!

— Вы здесь ни при чем. Тела монстров, видимо, состоят из какого-то горючего вещества. Произошла детонация, они все вспыхнули одновременно наше счастье, что скорость взрывной волны не слишком высока. Это похоже на взрыв концентрированного горючего. Возможно, они умеют накапливать в своих телах энергоемкие вещества…

Я пытался этими пустыми, ничего не значащими словами как-то смягчить боль утраты, только что постигшей старого капитана, в одну минуту лишившегося своих друзей.

Дезов больше не существовало. Ровная как стол площадка с оплавленными краями шахтного ствола свидетельствовала об этом с непоколебимой определенностью. И минуту назад Северцев сам, своими руками, включил запал чудовищной мины, не оставившей от них ни малейшего следа.

Нас осталось трое. Трое на незнакомой планете, без специального снаряжения, без связи и без надежды выжить.

Впрочем, всегда остается надежда, хоть и иллюзорная, если понимаешь, что существу, забросившему нас сюда, чужда человеческая логика и принципы человеческой морали.

В конце концов, я ведь не принял его предложения. Мы для него слишком незначительный фактор, чтобы вспомнить о нас еще раз… Однако должна же быть какая-то причина, почему мы оказались именно здесь? И зачем ему понадобились три двери в конце моего похода? Что означал этот выбор, куда вели остальные две двери? Имело ли это какое-то значение для нас? Узнаю ли я когда-нибудь об этом? Ответа не было.

В какой-то момент я даже позавидовал Северцеву, слишком потрясенному гибелью своих десантников, чтобы думать о чем-то еще. От нас их все же отделяла незримая преграда, сознание того, что они не совсем люди. Для Северцева этой преграды не существовало, и он горевал о них так, словно потерял близких друзей.

Вниз мне пришлось вести его едва ли не силой. Нам следовало поторопиться, чтобы до вечера успеть закончить спуск и найти подходящее место для ночлега.

Я заметил, что в отношении Анны к Северцеву с этого момента что-то изменилось. Вначале мне показалось, в ней проявилось обычное женское участие к человеку, который так искренне и глубоко горевал о потере друзей, считая себя виноватым в их гибели. Лишь значительно позже я понял, что это было началом гораздо более серьезного чувства.

Мы шли медленно, с трудом волоча наши избитые и обожженные тела. Хотелось есть, но еще сильнее хотелось пить. После того как над вершиной горы, с которой мы спускались, взошло фиолетовое солнце, жара стала нестерпимой. А вокруг не было ни капли воды.

Позже, когда узкая тропа выведет нас на равнину, где в изобилии виднелась растительность, мы наверняка найдем и воду. Под вопросом оставался, правда, ее состав и пригодность для человеческого организма. Но я был почти уверен, что вода нам подойдет, раз уж оказался пригодным для дыхания воздух планеты. Эти две стихии, вода и воздух, неразрывно связаны между собой.

Надо было найти воду, прежде чем мы совершенно обессилеем от жажды.

Предгорье казалось недостижимым. Не меньше десятка километров каменистой пустыни отделяло нас от него. В горах расстояния меняют свои привычные для человека значения, и десять километров по горной тропе, под раскаленным солнцем, да еще в разряженном горном воздухе оказались для нас почти непреодолимой преградой.

Тропа все время петляла, то круто взбираясь вверх, то спускаясь по отвесным обрывам и осыпям. Она была старой, слишком старой, и у нас не возникало надежды отыскать тех, кто когда-то вырубил в скалах эту дорожку, пригодную разве что для вьючных животных.

Но тропа постепенно менялась. На ней появились следы каких-то животных. Внизу нас ждал неизвестный и опасный мир, ко встрече с которым мы были совершенно не готовы. Я проверил заряд батареи в своем бластере — там оставалось едва ли сорок процентов. Пара хороших стычек, и магазины опустеют полностью. Возобновить заряд здесь будет невозможно.

Во время одной из коротких остановок я включил свою портативную рацию и проверил состояние эфира. Там царила первозданная тишина, не было даже тресков атмосферных разрядов. Возможно, на этой планете не бывает гроз, возможно, здесь нет даже озонового слоя… Еще ни разу я не попадал в мир, о котором ничего не знал.

Даже разведчики — первопроходцы космоса, прежде чем ступить на поверхность новой, открытой ими планеты, проводят целый комплекс предварительных исследований.

В параллельных мирах, созданных Гифроном по барнудской матрице, известен был хотя бы климат и состав атмосферы.

Об этой планете мы не знали ничего. И когда в конце этого изнурительного спуска, уже к вечеру, за одним из поворотов тропы мы увидели самую обычную деревушку, состоявшую из бревенчатых изб с вьющимся над крышами дымком, я даже не удивился. И не испытал облегчения. С тех пор как я близко познакомился с Гифроном, способность удивляться чему бы то ни было покинула меня навсегда. А радужные миражи, возникавшие в его мирах, чаще всего так и оставались миражами.

 

Глава 34

Издали небольшая группа деревянных домов казалась самой обычной деревней, и лишь подойдя значительно ближе, мы поняли, что это хорошо защищенный хутор.

Высокая стена из заостренных стволов местных деревьев опоясывала десяток строений сплошной стеной. Глухие окованные ворота неприветливо смотрели в нашу сторону рядом широких, прикрытых внутренними щитами бойниц.

Возможно, близкое соседство шахты научило обитателей этого поселения осторожности, но могли быть и другие неизвестные нам причины, заставившие их принять солидные меры безопасности. Ворота не открылись даже после того, как мы постучали.

— Может, они тут все давно вымерли? — спросила Анна.

Ей никто не ответил. Ожидание и неопределенность выматывали нервы, но мы с Северцевым посетили не одну планету и знали, что в чужой дом не стоит ломиться без приглашения, а потому терпеливо ждали, не пытаясь слишком настойчиво заявлять о своем визите.

Наконец одна из бойниц открылась, хмурое, помятое и весьма заросшее, но вполне человеческое лицо, обрамленное рыжей бородой, предстало перед нами.

— Ну, чего надо? Шляются тут всякие…

Лицо изъяснялось на вполне приличном интерлекте.

— Поговорить бы надо, любезный. Может, откроешь ворота? Мы люди мирные.

— Мирные? А оружие нашто? Кидай на землю свои шмастеры, тогда и поговорим.

Мы без лишних споров подчинились, и тогда ворота не то чтобы открылись совсем, но все же в них появилась приличная щель, ограниченная, однако, перекидной цепью.

Хозяин предстал теперь перед нами во весь свой богатырский рост. Он был волосат, видимо, давно не мыт и почти совсем обнажен. Впрочем последнее, учитывая не спавшую даже к вечеру жару, было вполне объяснимо.

В руках он сжимал какое-то непонятное сооружение, не то древнее ружье, не то самострел, снабженный металлическим стволом. Откуда здесь металл? Со старого рудника? Или есть другие источники? Это надо будет выяснить…

— Оружие на землю! Кому сказано!

Он старался говорить грозным, внушительным голосом, но чувствовалась в нем какая-то истеричность, словно он нас боялся и старался изо всех сил не показать этого.

— Вы тут всех гостей так встречаете?

— Всех, которые из Чертовой щели приходят.

— Нет больше щели. Не видел, как там полыхало?

— Совсем, што ли, нет?

Мужик недоверчиво почесал бороду, однако цепь с ворот снял.

За спиной хозяина толпилось еще не меньше шести человек, одетых в живописную самодельную одежду и вооруженных чем попало. Они собрали наши бластеры и свалили их в углу внутреннего двора, словно это были какие-то мотыги.

Вскоре мы уже сидели в горнице за большим деревянным столом. Первым делом я попытался выяснить, откуда здесь взялось человеческое поселение. Ответил мне не сам хозяин, а молодой человек с интеллигентными чертами лица, угадывавшимися даже под слоем давно не бритой щетины.

— Сюда, похоже, переправляют всех, с кем у него не получилось… Вы ведь знаете, есть люди, нечувствительные к действию «голубого грома». Они все здесь.

— Впервые об этом слышу!

— Тем не менее это так. Тут у Гифрона что-то вроде тюрьмы. Превратить нас в своих рабов он не смог, а оставить на старом месте не захотел. Возможно, он собирается выяснить, чем мы, собственно, отличаемся от остальных. Пока, во всяком случае, нас оставили в покое, и мы живем сами по себе, как умеем.

— И много таких людей набралось?

— Здесь не все. Большинство предпочитают жить в городской колонии. Там еда получше, да и жизнь намного безопаснее. Зато здесь мы работаем на себя, а в городе всем заправляет некий Демерос. Лучше вам с ним не встречаться. Человек он безжалостный и всех вновь прибывших заставляет работать на себя.

Услышав про город, я насторожился.

— Что собой представляет город? Он похож на Барнуд?

— Не знаю. Я там не был. О городе вам лучше спросить Семена. Он жил в городе, прежде чем перебрался к нам.

— И кто же из вас Семен?

Хозяин недовольно поморщился.

— Он у нас много о себе воображает, без приглашения к столу не идет, интеллигент паршивый. Позовите Семена!

Хозяйка, хлопотавшая у плиты, поспешила выполнить распоряжение, и вскоре в горнице появился высокий худощавый мужчина лет тридцати, одетый в поношенную куртку из искусственной кожи.

На всех остальных хуторянах была домотканая одежда, и мне подумалось, что этот человек хотел сохранить свою индивидуальность хотя бы в одежде, а может, ему нравилось напоминать окружающим, что он в отличие от остальных был горожанином.

Мне этот человек не понравился. Я заметил его еще во дворе, сразу после нашего прибытия, и мне показалось, что он по какой-то причине старается нас избегать.

Вот и сейчас он не прошел к столу, а остановился в дверях и уставился на Анну, словно никогда не видел женщин. Если он и был горожанином, то его манеры этого не подтверждали.

Анна, не обратив на него ни малейшего внимания, продолжала расправляться с сочным куском мяса на своей тарелке.

— Вы меня не помните, мисс Брове?

Вопрос этот заставил меня вздрогнуть. Сердце сжалось и скачками понеслось вперед. «Не торопись, не спеши с выводами. Он мог видеть Ланию в Барнуде, в старом Барнуде, до того как она исчезла», — сказал я себе.

Анна между тем оторвалась, наконец, от своей тарелки, бросила не него короткий взгляд и, пожав плечами, ответила:

— Я вас не знаю. К тому же я не Брове, и даже не мисс.

— Но этого не может быть! Два месяца назад вы приказали мне навсегда оставить Липон. По вашей воле я очутился в этой дыре!

Кажется, Анна наконец начала понимать, что происходит. Она нахмурилась и повернулась ко мне.

— Олег, спроси его, о каком Липоне идет речь?

— Где вы ее видели? Где вы встречались с мисс Брове? — Я чувствовал, что горло от волнения у меня пересохло, и слова приходилось выталкивать наружу со значительным усилием.

— Не надо считать меня идиотом! Эта женщина руководила общиной в Липоне. Тогда ее звали мисс Брове, и мне совершенно неважно, как ее зовут сейчас.

Он снова обратился к Анне:

— Ну, вы довольны тем, что избавились от меня? Вам стало легче? Вы хотя бы нашли настоящего лазутчика? — Он едва сдерживался, и я заметил, что его кулаки стиснуты с такой силой, что ногти врезались в кожу.

— Успокойтесь. Эта женщина не мисс Брове. Она на нее только похожа. Вы когда-нибудь слышали о близнецах? Считайте, она ее близнец. И она никогда не была в Липоне. Кстати, где он, этот Липон?

Казалось, мой последний вопрос произвел на него наибольшее впечатление.

— Вы не знаете? Липон — единственный город на этой планете. Хотя, возможно, вы действительно ничего не знаете. Вы появились здесь недавно… Но такое сходство…

— Повторяю. Она не мисс Брове. Расскажите, где вы встретились с настоящей мисс Брове! Я ищу эту женщину!

— Эта наглая, самоуверенная баба возомнила себя великим реформатором. Она решила положить конец насилию в Липоне и бросила вызов самому Демеросу. В результате ей удалось развязать среди колонистов настоящую войну… Десятки убитых, сотни раненых, а конца этому кровопролитию не видно. Если такой ценой бороться с насилием… Нормальная жизнь в городе после ее появления кончилась.

— Она и в Барнуде руководила сопротивлением «Фениксу».

— В Барнуде я с ней не встречался, хотя слышал, конечно, ее фамилию. Но только сейчас понял, что это один и тот же человек. У этой женщины мания недоверия. Она не верит людям, и я до сих пор не понимаю, как ей удается ими руководить. Какой-то перебежчик от Демероса меня оклеветал, и она поверила ему, потому что хотела поверить. Я ей мешал. Мне осточертела война. Нас здесь слишком мало, и убивать друг друга, на мой взгляд, непозволительная роскошь. Достаточно внешних врагов, желающих с нами покончить.

— Мне сейчас трудно судить о ваших делах. Расскажите лучше о Липоне. Откуда здесь этот город? Если я правильно вас понял, колонисты не могли его построить, у них не было для этого ни средств, ни времени.

— Это старый город. Он был на этой планете задолго до нашего появления.

— Он похож на Барнуд?

— Нет. На Барнуд он совсем не похож. Город строили не люди. Но от бывших хозяев давно ничего не осталось. Правда, там есть еще один…

— Еще один город?

— Это трудно объяснить… Надо видеть. На окраине древнего города иногда появляется прозрачная стена. Пройти через нее нельзя, но видеть город на той стороне можно. Он иногда есть, иногда его нет, словно мираж какой-то.

— И на что он похож?

— Не знаю… Я таких городов раньше не видел.

— Вы давно уже здесь?

— Пятый год.

— Как это случилось? Как вы сюда попали?

— Обычная история… Потерял на Земле работу, нанялся в «Феникс» по контракту, думал немного подзаработать и вернуться обратно на Землю. Они обещали хорошую зарплату и бесплатный обратный билет. Работал инженером на руднике в Барнуде, был на хорошем счету у администрации. Потом вместо билета мне против моей воли вкатили первую дозу «грома». Не подействовало, и отношение ко мне сразу же изменилось. Я стал словно бы прокаженным. Они попробовали еще раз — и снова безрезультатно. После этого я очутился здесь…

— Каким образом? Как они вас переправили на эту планету?

— Этого я не знаю. После второго укола я потерял сознание и очнулся уже здесь.

— Прямо в городе?

За парня ответил хозяин:

— Новичков всех находят у Черной пади. Кто первый найдет — тому они и достаются. Чаще, конечно, там бывают люди Демероса. Первое время вновь прибывшие похожи на младенцев. Даже есть толком не умеют. Потом память возвращается. Вы первые, кто пришел из Чертовой щели. Мы иногда находили трупы у выхода из заброшенной шахты, но живым оттуда никто не приходил.

— Хозяин не любит об этом вспоминать, — продолжил Семен, — но я все равно скажу. Это он меня нашел первым. Когда я немного очухался, не понравилось мне здесь, и я ушел в город… Ну, да и там не прижился. После знакомства с мисс Брове через год вернулся обратно.

Мисс Брове… Мне требовалось определенное усилие, чтобы произнести про себя ее настоящее имя — Лания…

Я боялся поверить в невероятную удачу, в то, что она находится здесь.

Рамис указал мне на дверь, ведущую в этот мир. Возможно, он хотел, чтобы я нашел здесь Ланию, ведь это было одним из главных условий нашего договора. Гифрон решил показать, что вернуть Ланию ему ничего не стоит, но это еще не значит, что он позволит нам встретиться.

Разговор за столом я слушал теперь вполуха, погрузившись в собственные воспоминания.

— Семен у нас путешественник, — продолжал между тем хозяин, — любит шастать туда-сюда! — В его тоне слышалась откровенная неприязнь. Видно было, что он до сих пор не простил своему работнику былой измены.

Оба они чего-то недоговаривали, и по тому, какими яростными взглядами обменялись эти двое, я понял, что на хуторе далеко не все так гладко, как показалось вначале.

Хозяин по отношению к нам держался настороженно, присутствие Анны явно смягчало его манеры.

На хуторе было мало женщин. Я заметил всего двух, прислуживавших за столом. Внешность их была столь невзрачной, что Анна на их фоне казалась почти принцессой.

Самодельная мешковатая одежда женщин совершенно скрывала их фигуры.

Хозяин несколько раз пытался выяснить, не согласимся ли мы остаться на хуторе, ему, дескать, нужны толковые работники, и он готов назначить справедливую плату. Дома для нас построят, не будет проблем с питанием и одеждой. Мне показалось, что он делал это из-за Анны. Он не спускал с нее глаз, и я чувствовал, что Северцев, перехватывая эти взгляды, едва сдерживается.

Мне пришлось незаметно сжать его руку, чтобы заставить промолчать. Мне необходима была информация о городе, в котором видели Ланию. Ради этого стоило потерпеть не слишком приятные манеры хозяина хутора. Стараясь отвлечь его внимание от Анны, я спросил:

— Такая ограда понадобилась вам для защиты от зверей или здесь бывают более опасные визитеры?

— Здесь много чего бывает. Иногда наведываются банды из города. Демеросу мы платим дань, от остальных отбиваемся. Но хуже всего, когда весной из Чертовой щели ползут головасты… А вообще-то у нас не так уж плохо, — спохватился он. — Намного лучше, чем в городе. Здесь мы сами себе хозяева. Никто нам не указ. Конечно, приходится работать, зато на себя, не на дядю.

Я не слишком с этим согласился, вспомнив о дани Демеросу и о сбежавшем от хорошей жизни Семене, но спорить, разумеется, не стал.

— Как далеко отсюда до города?

Мой вопрос хозяину не понравился, и он промолчал. За него ответил Семен:

— Один дневной переход. После Темного леса… Правда, через лес не всегда удается пройти, а так недалеко…

— Что-нибудь известно о тех, кто построил здесь город?

— Кого это сейчас интересует? Каждый думает лишь о том, как выжить. Здесь суровый мир.

Я это понял еще на заброшенном руднике, но не разделял такого полного безразличия к миру, в котором приходится жить.

— А вернуться вы не хотите? — спросил я Семена напрямую, с интересом наблюдая, какую реакцию вызовет мой вопрос у хозяина.

— Вернуться куда?

— Обратно в Барнуд.

— Вы знаете туда дорогу?

— Кто знает, может, и найдем.

— А чем там лучше?

— Ну, из Барнуда можно вернуться и на Землю…

— Вы смеетесь? Знаете, сколько стоит билет на пассажирском космолете? По мне, так лучше уж здесь жить, чем гнуть спину на рудниках «Феникса».

Хозяин не оправдал моих ожиданий и никак не прореагировал на эти вопросы, разве что узкие щели его глаз еще больше сузились, скрывая злобу. Был ли здесь переход? Знали ли они о нем? Пока я не получил на это даже слабого намека.

Разговор угас. Я не спеша тянул домашний квас из глиняной, плохо обожженной кружки и вспоминал вечер с Ланией. Тот вечер, когда я нашел ее в Барнуде-2. В чужом и пустом мире, в который она пришла добровольно для того, чтобы помочь мне. Что за дверь я выбрал? Возможно, она вела не только к Лании…

Во время нашего разговора с Рамисом я выразил сомнение по поводу судьбы цивилизаций, попавших под управление Гифрона. Он отчетливо понял, как много для меня значил вопрос об их судьбе. Если он хотел добиться моего добровольного согласия на его чудовищное предложение — он должен был показать мне хотя бы одну из таких цивилизаций. Разумеется, не изнутри. Только лакированный фасад. Вот для чего могла понадобиться силовая стена перед вторым городом на этой планете.

Я давно заметил, что за бессмысленными на первый взгляд поступками Гифрона всегда скрывается определенная цель, пусть и не сразу понятная с точки зрения человеческой логики.

Рано или поздно я пойму, почему мы здесь оказались и чего ждал от меня Гифрон.

Ни на минуту я не забывал о светящемся шаре, несущем в себе зародыш нового Гифрона. И смертельную опасность для всего человечества. Больше всего я боялся утратить контроль над ситуацией. Гифрон мог передумать и подобрать другого, более сговорчивого кандидата…

Тогда нам отсюда не выбраться… Он забудет о нас, как забыл о десятках других, бесполезных для него и заброшенных в этот дикий мир людей.

Возможно, Земля и все восемь миллиардов людей, обитавших на ее внешних колониях, попадут в рабство к звездному монстру, а мы даже не узнаем об этом…

Я не имею права допустить ошибку. Слишком велика цена, слишком огромен риск. Рамис говорил, что время для Гифрона не имеет значения. Но я знал, как дорого оно для нас.

Я многое отдал бы за то, чтобы немедленно оказаться в городе. Но время было уже позднее, и ночевать придется на хуторе… Однако завтра, с рассветом, мы двинемся дальше. Хозяину об этом сообщать не стоит. Пусть себе надеется, что в нашем лице он может обрести новых послушных работников.

Вряд ли нас отпустят отсюда подобру-поздорову. Но если утром дело дойдет до конфликта, мы сумеем постоять за себя, даже вдвоем против шестерых. Хотя почему вдвоем? Анну тоже не следует сбрасывать со счетов.

У нас отобрали оружие, но я успел отключить батареи и знал, что хозяевам в случае конфликта не удастся воспользоваться нашими бластерами. Хотя по тому, как они обращались с ними, я понял, что эти устройства им незнакомы.

Только Семен понял, что к чему, но не подал вида, и бластеры остались валяться в углу двора под открытым небом.

Хоть я и не знал, что именно произошло с ним в городе, мне понравился этот парень. Вполне возможно, Лания ошиблась в нем, но гораздо более вероятно, что это я ошибаюсь, принимая желаемое за действительное. Однако он был нам необходим. Без него мы не найдем дорогу через Темный лес. Прежде чем покинуть хутор, мне нужно поговорить с ним откровенно. Возможно, он согласится стать нашим проводником. Мне показалось, что на хуторе ему живется не слишком хорошо.

За этими мыслями ужин незаметно подошел к концу. Нас стали устраивать на ночь, и мне пришлось проявить настойчивость, добиваясь, чтобы нас всех троих оставили в одной комнате.

Пришлось выдать Анну за свою жену. Поняв, что в этом вопросе я не уступлю, хозяин посчитал за лучшее отложить решительный разговор до утра.

Дождавшись, когда Анна уснет, Северцев спросил:

— Что ждет нас дальше, Олег? Выберемся ли мы отсюда? До сих пор не могу поверить, что Влаша больше нет, а без дезов мы совершенно беспомощны в этом враждебном мире.

В его тоне чувствовалась такая горечь, что я не нашел нужных слов для утешения. Вместо этого я рассказал ему все, что знал о Гифроне, исключив лишь историю Анны. Только она сама имела право решать, что именно следует об этом знать капитану.

После моего возвращения от Рамиса Анна уже ничем не напоминала Ланию. Видимо, вторая часть ее сознания постепенно стиралась из психики.

Что ж, этого следовало ожидать. Все инородное рано или поздно отторгается… И вместе с этим менялось мое отношение к ней. Постепенно мы все больше отдалялись друг от друга, и оба старались забыть о той случайной близости, что совсем еще недавно соединила нас.

Разговор с Северцевым получился долгий, мы заснули лишь под утро и проснулись все трое от резкого стука в дверь.

Они стояли за ней все шестеро. Все, кроме Семена. И хозяин, разумеется, впереди. В руках у них не было даже оружия, только веревка, на всякий случай.

Они были уверены в собственной силе и понимали только этот единственный язык. Язык силы. Старый капитан, женщина и я. Всякое сопротивление с нашей стороны казалось им бессмысленным.

— Вы можете уходить. Женщина останется здесь!

Они были уверены в собственном превосходстве, но они ошибались. Я сделал всего одно короткое движение обеими руками в разные стороны, и двое из них уже неподвижно лежали на полу. Я знал, что они не смогут шевельнуться по крайней мере еще час.

На троих оставшихся, не считая хозяина, мой удар произвел должное впечатление, и они попятились, хотя так и не выпустили из рук веревки. Какое-то время их можно было не принимать в расчет, по сути, сейчас я остался один на один с хозяином.

— Значит, ты так решил? Ты за всех тут привык решать или только за нас?

Я смотрел в его маленькие, заплывшие жиром глазки и видел предательские капельки пота, заблестевшие на его лбу.

— Мы думали… Путь у вас недлинный… Я хотел сказать, женщина могла бы остаться здесь, пока вы вернетесь…

Он медленно отступал к противоположной стене, но я уже заметил припрятанное в рукаве лезвие ножа. Он лишь ждал момента, чтобы ударить. Я тоже ждал, я не хотел наносить удар первым. В конце концов, он здесь хозяин, он накормил нас и приютил на ночь, хотя и потребовал за это чрезмерную плату.

Он решился лишь тогда, когда его спина уперлась в стену. Оттолкнувшись от нее, он рванулся ко мне, выхватывая нож.

Я перехватил его руку в воздухе, завернул назад, и, повернув его лицом к стене, поставил на колени. Нож со звоном отлетел в сторону. Мне достаточно было лишь взглянуть на остальных хуторян, чтобы никто из них не двинулся с места.

— Позовите Семена. Мне нужен проводник через Темный лес.

 

Глава 35

Солнце еще не успело взойти над Чертовой щелью, когда мы оказались за воротами хутора и двинулись в сторону леса.

Семен с радостью согласился присоединиться к нам, хотя радость его показалась мне несколько наигранной.

Этот человек все время производил на меня двойственное впечатление. Как только мы окажемся в городе, придется серьезно заняться выяснением его прошлого и тех обстоятельств, из-за которых Лания предпочла от него избавиться. Пока же мне придется следить за каждым его шагом. Хотя вряд ли в лесу он может представлять для нас опасность — здесь каждый человек на счету, и каждый неверный шаг может грозить гибелью всем.

Мрачную характеристику Темному лесу дал не только Семен, но и все хуторяне, которым пришлось побывать вблизи опасного места. Однако первое впечатление противоречило этим утверждениям.

На мой взгляд, он выглядел приветливо и даже красиво. Темный лес вовсе не казался темным. Он состоял из редко расположенных деревьев без подлеска и больше напоминал ухоженный парк. Деревья, правда, были необычной формы. Издали они походили на желтые шары, разбросанные модернистским скульптором по пологим склонам холмов.

Когда мы подошли ближе, стало ясно, что эти растения ничего общего с земными деревьями не имеют. Вместо листьев их крона состояла из туго закрученных желтых спиралей, собранных в компактный шар около трех метров в диаметре.

Семен предупредил, что к растениям нельзя подходить ближе чем на десять шагов. В это время года у них начинался сезон охоты: любое живое существо, нарушившее невидимую границу, становилось жертвой сидящих в засаде растительных хищников. Спирали распрямлялись, и дерево выстреливало сотнями длинных шестиметровых жгутов с присосками на концах.

— Вообще-то они не плотоядные, — пояснил Семен, — для пропитания им достаточно света местного солнца и солей, которые они добывают из земли. Но в весенний период размножения деревья нуждаются в дополнительной подпитке. Тогда они становятся настоящими хищниками. Мужские экземпляры способны открепляться от почвы и передвигаться наподобие перекати-поля.

Если сезон охоты окажется неудачным — растение не завязывает плодов. Благодаря этой особенности уже много лет лес не расширяет своих границ. Ни одно живое существо, обладающее инстинктом самосохранения, не нарушает его покоя. А покинувшие свои места деревья возвращаются обратно, едва заканчивается сезон охоты.

— Если все это так, то их неверно называть растениями. Они должны ориентироваться в пространстве, а значит, у них есть какая-то нервная система…

— Может, она у них и есть. Толком их никто не исследовал. Все, кому дорога жизнь, держатся от Темного леса подальше. Его деревья очень опасны, а сейчас как раз начинается сезон охоты и спаривания.

— Спаривания?

— Ну да. В этот период мужские особи, как я уже говорил, способны перемещаться. Они находят самок, никогда не покидающих своих мест, и спариваются.

— Каким образом они передвигаются? Ведь перекати-поле двигаются только по ветру, они не могут самостоятельно выбирать направление!

— Эти могут. Они поочередно отталкиваются от земли своими спиралями и катятся, куда хотят.

— Ничего себе… Может, у них и глаза есть?

— Я как-то рассматривал одного из них, попавшего под обвал. Видимых глаз у них нет, но на коже по всей поверхности разбросаны странные прозрачные клетки. Возможно, они видят всей кожей.

— Как они расправляются со своими жертвами, у них есть какие-то рты?

— Опутывают спиральными жгутами. На конце каждого — присоска величиной с пятак. Вроде бы небольшая… Но она выделяет жгучий сок, растворяющий ткани жертвы, и всасывает эту смесь. Через пару часов от животного, попавшего к ним в спирали, остается один скелет. Сейчас, во время сезона охоты, нужно быть особенно внимательным, — еще раз предупредил Семен. — В другое время они способны только стрелять своими жгутами в неосторожно приблизившегося человека, а сейчас могут активно преследовать свои жертвы. Идите за мной след в след и старайтесь не шуметь.

Некоторое время все угрюмо молчали, осваиваясь с полученной информацией. Мы уже подошли к опушке леса так близко, что можно было рассмотреть отдельные деревья.

Хотя они росли на больших расстояниях друг от друга, задача пересечь лес, не приближаясь к растениям, казалась невыполнимой.

— А обойти этот лес нельзя? — поинтересовался Северцев, внимательно разглядывая опушку сквозь электронный бинокль.

— Можно. Но это займет не меньше трех дней. К тому же хрен редьки не слаще. Дорога в обход идет через непроходимые топи.

— Я через лес не пойду! — решительно заявила Анна. — Мне эти круглые твари совершенно не нравятся!

— Они реагируют на звук. Если идти достаточно тихо, с нами ничего не случится.

— Вот вы и идите первым, а я посмотрю, как это у вас получится!

— Вообще-то мы можем вернуться обратно на хутор. Или у тебя есть другое предложение? — спросил я Анну, не скрывая своего неудовольствия ее высказываниями.

Анна бросила в мою сторону яростный взгляд и решительно двинулась к опушке. Семен тут же остановил ее и заставил идти за собой. Он шел медленно, проверяя каждое место, куда ставил ногу, словно передвигался по минному полю.

Постепенно мы приблизились к переднему ряду деревьев настолько, что можно было рассмотреть отдельные спирали, расслабленно свисавшие до самой земли. Ствол дерева по форме напоминал друзу кристаллов, ориентированную одинаково во все стороны. Похоже, для этих созданий не существовало верха и низа, и они с одинаковым успехом могли опираться на землю любой частью своей кроны. Возможно, у них не было даже настоящих корней, их роль могли играть те присоски, что в данный момент оказались ближе всего к земле.

Я заметил, что в нижней части кроны все жгуты уходят под землю. От этого растение чем-то напоминало закрепленный якорями аэростат. Но якоря можно выдернуть в любую минуту…

Я проверил заряд в бластере. Слава богу, что нам удалось вернуть оружие. Правда, если дело дойдет до серьезной стычки, батарея разрядится после нескольких выстрелов, и бластер превратится в простую дубину.

Семен уверенно шел вперед, хотя казалось, что перед нами нет безопасного прохода. Только когда мы вслед за ним вошли в ручей, пересекавший опушку, стал ясен его план.

Метров через двести русло ручья превратилось в глубокий овраг, и, следуя за его изгибами, мы смогли углубиться в лес. Из-за постоянных поворотов русла трудно было ориентироваться.

На дне оврага росли отдельные экземпляры шаровых деревьев, но встречались только молодые особи с недоразвитыми спиралями.

— Опасными они становятся лишь после того, как достигнут половой зрелости и выйдут на свою первую охоту. Взрослые не возвращаются обратно в овраг — поэтому здесь один молодняк.

— Вы уже шли этим путем?

— Конечно. Именно так я добрался до хутора, когда бежал из города. Беда в том, что в этом лесу ничто не остается постоянным. Деревья не стоят на месте, могут встретиться любые сюрпризы… И, пожалуйста, говорите тише…

— Вы всерьез думаете, что эти растения могут обладать слухом? - спросил Северцев, не скрывавший своего скепсиса во время всех объяснений Семена. — По-моему, это ерунда, красться как лисы в огороде. Мы могли бы выжечь дорогу в этом лесу за несколько минут.

— И лишились бы при этом последних зарядов бластеров. Они могут нам еще пригодиться в городе, — возразил я. — А вот что касается слуха у растений, я тоже в это не верю.

— И совершенно напрасно, — шепотом откликнулся Семен. — У них есть глаза, я в этом убедился, почему не быть и слуху?

Мы наткнулись на засаду минут через пять, хотя скажи мне кто-нибудь до этого случая, что засаду могут устроить растения, я бы не поверил.

Русло ручья резко свернуло в сторону, и мы неожиданно оказались перед пятеркой взрослых деревьев. От передних растений нас отделяло не более нескольких метров.

— Не двигайтесь… — прошептал Семен, мгновенно застывший на месте. По его лбу катились крупные капли пота. — Их глаза не способны видеть резко, они могут заметить только движущийся предмет…

Я подумал, что он знает о хищных растениях слишком много для простого инженера, попавшего в этот мир несколько лет назад.

— Почему бы их просто не сжечь? — спросил Северцев, приподнимая бластер.

— Это привлечет остальных. Те из них, что находятся наверху, будут на дне оврага уже через несколько минут.

— Они способны передвигаться так быстро?

— Очень быстро. Эти минуты понадобятся им лишь для того, чтобы вытащить свои жгуты из почвы.

— Что же вы предлагаете? Ждать, пока они нас заметят?

Семен не ответил. Было видно, что он мучительно искал выход и, кажется, не находил его. В конце концов деревья почувствовали наше присутствие. Их жгуты лениво зашевелились и стали тыкаться в разные стороны, словно руки слепцов, ощупывавших пространство вокруг.

Пока, на наше счастье, они оставались свернутыми, но если они развернутся… У нас не останется ни единого шанса. Мы не сможем ни отступить, ни увернуться. Стены оврага в этом месте сошлись слишком близко, мы оказались в ловушке. Нужно было что-то немедленно предпринимать.

Больше нельзя было полагаться на нашего проводника. Я хорошо знал, как выглядят люди, потерявшие самообладание в напряженной ситуации, когда на карту поставлена их жизнь.

— Если мы двинемся, они выбросят свои жгуты… У нас нет выхода… Это конец!

В шепоте Семена отчетливо слышались истерические нотки.

В это мгновение я услышал шорох за нашими спинами и, обернувшись, увидел, что позади из-за кромки оврага показалось еще одно дерево. Оно наклонилось над краем, совсем как подслеповатый человек, желающий рассмотреть, что происходит внизу.

— Стреляйте! — крикнул я Северцеву. Только у меня и у него были бластеры, но капитан находился в более выгодной позиции.

Взрыв энергетического снаряда показался мне оглушительным. Он разметал и сжег преграждавшие нам путь деревья. Пламя еще не опало, когда я бросился вперед, увлекая за собой остальных.

На короткое мгновение мы погрузились в облако отвратительно вонявшего дыма. Склоны оврага были усеяны обломками стволов, из которых сочилась мерзко пахнувшая желтоватая жидкость. Обломки показались мне похожими на оторванные человеческие руки. Сходство еще больше усилилось оттого, что отдельные спирали продолжали шевелиться.

Анну вырвало, но даже после этого я не позволил никому останавливаться, опасаясь погони. На склонах оврага я заметил и другие, гораздо более неприятные предметы… Мы не могли себе позволить даже короткой остановки, но я не сомневался, что там валялись части обглоданных человеческих скелетов.

К счастью, русло ручья впереди оставалось пока свободным, и вскоре ужасное место осталось позади.

— Они обязательно будут нас преследовать! — проговорил Семен, ежеминутно оглядываясь, хотя извилистые стены ущелья не позволяли рассмотреть что-нибудь дальше чем на несколько десятков метров.

— После нашего выстрела разгорелся хороший пожар. Трава и кусты на дне оврага сухие. Возможно, это их остановит.

— Они могут броситься на нас сверху.

— Ну, для того чтобы это сообразить, им нужно иметь что-нибудь получше примитивной нервной системы.

— Вы не знаете, насколько опасны эти твари! Наша единственная надежда — добраться до скального массива раньше них. Они не умеют лазить по голым камням.

— Как далеко до него?

— Километра два. Этот ручей там начинается.

— В таком случае мы успеем. Им нужно оторваться от земли, прежде чем начать погоню, и на это уйдет уйма времени.

Я старался его успокоить, хотя сам не был уверен, что мы сумеем добраться до скал. Анна слишком быстро теряла силы во время изматывающего марафона по дну оврага. Мы бежали, перепрыгивая через обломки камней, спотыкаясь на осыпях и проваливаясь в коварные, незаметные с первого взгляда болотистые места.

Каждую минуту на наши головы могли обрушиться смертоносные растительные хищники.

И все же Анна держалась лучше Степана. Она не нуждалась в моей поддержке, даже моральной. С этой ролью вполне справлялся Северцев, и, кажется, ее это вполне устраивало. Впрочем, и меня тоже.

С той минуты как я узнал о том, что настоящая Лания находится в Липоне, женская привлекательность Анны перестала для меня существовать.

Иногда сзади слышался шум осыпавшихся со стен оврага камней, но у нас не было времени, чтобы выяснить, что же там происходит.

Совершенно неожиданно овраг закончился, упершись в почти отвесную стену, плавно переходившую в многометровую наклонную скалу, по которой вниз низвергался ручей, превратившийся здесь в настоящий водопад.

Взобраться на эту скользкую от воды стену казалось совершенно невозможным, но нас подстегивал приближавшийся сзади шум. Спешно опоясавшись страховочной веревкой и цепляясь за мельчайшие трещины, мы все четверо через несколько минут уже висели над дном оврага на порядочной высоте. И вовремя.

Внизу появились первые преследователи. Около дюжины желтых шаров подкатилось к скале и, не обращая внимания на льющуюся сверху воду, стали ощупывать ее поверхность своими жгутами.

— Вы уверены, что они не смогут подняться вслед за нами?

— Раньше они не умели лазить по скалам. Но эти твари хорошо приспосабливаются и каждый год преподносят какие-нибудь сюрпризы. Ни в чем нельзя быть уверенным, к тому же… — Дернувшись, он замолчал, не докончив фразы.

Одно из растений выбросило вверх все свои жгуты, и они прочно присосались к скале всего в нескольких метрах от сапог Семена. Затем жгуты стали медленно сокращаться, подтягивая ствол вверх.

Не дожидаясь конца этого акробатического упражнения, я нащупал увесистый камень и, тщательно прицелившись, швырнул его в расщелину, за которую зацепилось сразу несколько отростков. Дерево дернулось и свалилось вниз на остальных хищников.

Их отростки перепутались, и пока они разбирались друг с другом, мы стремительно рванулись вверх, стараясь добраться до пологой каменной полки, прежде чем начнется следующая атака.

Через несколько минут мы оказались на узком каменном балконе, находившемся над оврагом на высоте примерно сорока метров.

Отсюда было хорошо видно, что большую часть русла заполнила шевелящаяся желтая масса. Растений было так много, что они мешали двигаться друг другу.

К счастью, те, что находились под нами, больше не повторяли попыток взобраться на скалу, и мы смогли немного перевести дух.

 

Глава 36

Мы шли по гребню весь день. Темный лес остался далеко позади. Путь по скальной гряде был длиннее и не так удобен, как путь по равнине, но никто не согласился спуститься вниз, хотя Семен уверял, что в пустынной степи, раскинувшейся вдоль подножия гряды, нет никаких опасных животных.

Наступил фиолетовый закат, солнце успело скрыться за грядой облаков, низко висевших над далекими западными вершинами, когда мы впервые увидели город.

Он раскинулся под нами на большом пространстве. До него оставалось не больше пары километров, и с такого расстояния в прозрачном вечернем воздухе были хорошо видны мельчайшие детали на его улицах.

Это был странный город, чтобы не сказать больше. С первого взгляда можно было определить, что его строили не люди. Прежде всего неземная архитектура ощущалась в абрисе зданий, состоявших из поставленных друг на друга усеченных пирамид, постепенно уменьшавшихся к верхней части строений.

Человеческий глаз поражала несимметричность этих конструкций. Стороны пирамид казались непропорциональными, а сами они расхлябанно разъезжались в разные стороны.

Было непонятно, почему эти нагромождения держатся друг на друге и до сих пор не рухнули. Впрочем, кое-где они все же обвалились, и огромные обломки, казавшиеся отсюда детскими кубиками, перегораживали улицы. Я подумал, что эти разрушения скорее всего дело человеческих рук. Со стороны города доносилось приглушенное стаккато очередей старинного порохового оружия.

Несмотря на постепенно сгущавшуюся темноту, улицы этого мрачного города не освещал ни один огонек, если не считать вспышек выстрелов и красноватых разрывов гранат.

— Что там происходит? Оцените обстановку, — потребовал я от Семена, передавая ему свой электронный бинокль, снабженный устройством ночного видения.

Наш проводник молчал минут пять, разглядывая поле боя.

— Плохо дело у федералов. Бойцы Демероса прижали их к северной окраине и полностью заблокировали пути отхода. Им не продержаться там больше суток.

В его голосе мне послышалось откровенное злорадство. Не желая соглашаться с ним, я возразил:

— Весь северный фланг кажется совершенно свободным. Там даже выстрелов не видно!

— Конечно, их там не видно! Там силовая стена призрачного города. Через нее невозможно пройти.

Вероятно, он говорил правду. Окруженная группа бойцов, среди которых, возможно, находилась Лания, почти не отвечала на огонь противника. Наверно, боеприпасы у них были на исходе.

Для меня было полнейшей загадкой, откуда на планете взялось старинное пороховое оружие и почему Демерос не ощущает недостатка в боеприпасах. В конце концов я был вынужден вновь обратиться за разъяснениями к Семену.

— В пустыне полно оружия и складов. Они появляются там чуть не каждый день. Оружие, боеприпасы — все новенькое, в упаковках. Но отряд федералов отрезан от пустыни и не может пополнить запасов.

— Появляются каждый день? Откуда?

— А об этом лучше спросите у Гифрона. Ему нравится эта война, раз он ее поощряет. Возможно, он так развлекается, разыгрывает для себя пьесу с историческими декорациями. В этот раз он почему-то выбрал двадцатый век. Год назад тут был восемнадцатый, и Демерос с не меньшей эффективностью использовал мечи и алебарды. В конце концов, не оружие решает результат схватки, а уверенность в собственных силах. Отряд Брове — первое серьезное подразделение, с которым пришлось здесь иметь дело, и скорее всего последнее. После его разгрома вряд ли кому-нибудь захочется оспаривать лидерство Демероса.

— Ну, это мы еще посмотрим…

— Если вы собираетесь вмешаться в эту потасовку, которая нас совершенно не касается, я вам не попутчик! — проворчал Северцев, с раздражением отбросив на ремне свой электронный бинокль. — К тому же это совершенно бесполезно. Они уже проиграли, и вы ничего не сможете изменить.

Возможно, он прав. Скорее всего он прав. Но я не мог не вмешаться и помнил по крайней мере об одной серьезной причине, по которой всем придется присоединиться к моему решению.

— Скажите, капитан, вы собираетесь выбираться отсюда?

— Разумеется!

— А каким образом?

Мне показалось, мой вопрос поставил капитана в тупик, но лишь на короткое время.

— Обычно возвращаются тем же путем, по которому пришли, — если неизвестны другие.

— Это очень правильное и точное наблюдение. Вот только мы взорвали Чертову щель, если вы помните. — Это было достаточно жестоко, напоминать ему о взрыве, погубившем всех его десантников, но у меня не было другого выбора. — Единственный способ, который у нас теперь остается, — пройти до конца предложенный нам путь. Или, выражаясь языком Семена, полностью отыграть свою роль. Возможно, после этого выход найдется сам собой.

— Мне бы вашу уверенность, — проворчал капитан. — Но вообще-то вы правы. Здесь мы ничего не высидим, придется идти в город, раз уж хутор нас не принял. И лучше заранее определиться, на чьей мы стороне.

Я понимал, что, присоединившись к уже проигравшим схватку остаткам федералов, как окрестил их Семен, я обрекаю свой крохотный отряд почти на верную гибель.

Я мучительно искал другого решения и не находил его. Сейчас еще оставался небольшой шанс прорваться к федералам, воспользовавшись внезапностью и возможностью ударить в спину отряду Демероса. А что делать потом?

Конечно, прежде всего я должен убедиться, что Лания жива и находится среди оборонявшихся. Однако это имело значение только для меня, я не имел права вести за собой остальных, принося в жертву своей личной цели их жизни.

— Нам придется расстаться. Я попробую воспользоваться темнотой и остатками зарядов в бластерной батарее. Возможно, мне удастся их одурачить, возможно, просто повезет. Что бы там ни случилось, это касается меня одного. Ждите здесь. Если там будет проход, я дам вам знать. Рации пока еще работают…

— Постойте! — Семен неожиданно вмешался в мою прощальную тираду. Есть более простой выход. Если вы хотите проникнуть в отряд федералов, можно воспользоваться системой подвалов. У каждого из этих домов она есть, и они соединяются друг с другом.

— Тогда почему ими не воспользовались до сих пор осажденные, чтобы выбраться из кольца?

— Потому что эти подвалы обладают одним странным свойством — все они ведут в одну сторону. Только к стене призрачного города. Попытка повернуть обратно бессмысленна — на следующем же повороте ваше направление изменится. Вы можете в любой момент покинуть подвалы, наверх дорога открыта, а по ним можно двигаться только в одном направлении — к стене города.

— Довольно странные подвалы.

— В этом городе много странного.

— Но в таком случае мы окажемся в ловушке.

— Это уж точно, — подтвердил Семен, — и именно по этой причине я остаюсь.

— Вот к тебе-то как раз мое предложение не относится. Прежде я должен выяснить, что там у тебя произошло с мисс Брове и почему тебя выставили из отряда. Пойдешь со мной и запомни — если я замечу что-нибудь подозрительное, на тебя у меня зарядов хватит.

— Я запомню, — угрожающе проговорил Семен, не трогаясь с места.

— Пойдешь первым!

Он бросил на меня взгляд, полный ненависти, однако подчинился. Мы еще не успели начать спуск, когда я понял, что Северцев собирается последовать за нами.

— Послушайте, капитан, я приказал вам остаться!

— А я не ваш подчиненный. На корабле вы еще могли командовать, но здесь я сам буду решать, что мне делать.

— А Анна?

— Что мне ее, одну оставлять? По отдельности мы все здесь погибнем. Будем прорываться вместе, чем бы это ни кончилось.

Больше я не стал возражать. Мне было приятно лишний раз убедиться в том, что в лице Северцева я приобрел друга немного своевольного, зато настоящего.

Когда мы одолели спуск и подошли к окраине города, фиолетовая вечерняя заря еще давала достаточно света, чтобы различать дорогу, хотя силуэты домов вокруг нас уже погрузились в сумрак, мешавший рассмотреть что-нибудь дальше десятка шагов.

На грани любой из футуристических пирамид, составлявших коробки зданий, легко было устроить засаду. Но бойцы Демероса уже предвкушали победу и вели себя достаточно беспечно.

Мы ориентировались по вспышкам выстрелов и звукам недалекого боя. Улицы петляли, перекрещивались, слагаясь в какой-то ненормальный лабиринт, и, если бы не стрельба, мы бы давно потеряли нужное направление.

Неожиданно шедший впереди Семен, спину которого я все время держал в перекрестии своего бластера, доверяя ему тем меньше, чем ближе мы подходили к позициям федералов, резко остановился и показал рукой на темную громаду перекрывавшего улицу здания.

— Это здесь. Здесь надо спускаться в подвалы!

— Откуда ты знаешь? — Мне казалось, что до места, откуда слышались выстрелы, оставалось еще несколько сотен метров.

— Потому что я здесь был и не раз пользовался этим проходом. Каждое здание имеет выход в подземную галерею. Но только этот ход ведет туда, куда нам нужно.

Пришлось поверить ему на слово. Нам все равно не оставалось ничего другого. Я старался успокоить себя мыслью, что его жизнь сейчас целиком зависит от нашей безопасности, но это плохо помогало.

Громада чужого здания давила на психику, и мы чувствовали себя так, словно входили в гробницу какого-то фараона. В известном смысле так оно и было — эти здания, по сути, являлись памятниками давно погибшей цивилизации. Неожиданно я почувствовал на своей руке чью-то прохладную ладошку. Я не стал оборачиваться, потому что знал, что это Анна.

— Боишься? — услышал я тихий шепот, и мы оба понимали, что этот вопрос не имеет отношения ни к моему мужеству, ни к предстоявшему бою. А потому, ни секунду не колеблясь, я искренне и так же тихо ответил на одном выдохе:

— Боюсь.

— Не бойся. Она там. И с ней пока все в порядке. В конце концов, еще совсем недавно мы были одним целым. Я ее чувствую, Олег.

Всего несколько коротких слов, но здания почему-то потеряли для меня свою угрюмость, а темнота входа в новую неизвестность перестала быть такой плотной.

Один за другим мы растворялись в этой темноте и исчезали. Каждый на какое-то время оставался наедине с собой, со своими страхами и со своим мужеством.

Пожалуй, только к Семену сказанное не относилось в полной мере, потому что его зеленоватый силуэт ни на секунду не исчезал из перекрестия ночного прицела моего бластера. Не имело никакого значения, что там оставалось всего два заряда, — мы оба прекрасно понимали, что этого больше чем достаточно, чтобы оборвать одну человеческую жизнь.

В темноте вспыхнул узкий и ослепительно белый луч фонаря в руке капитана. Он заскользил по стенам, таким древним, что пронесшиеся над ними тысячелетия оставили на их поверхности свой шершавый след. От стен веяло холодом и безнадежностью. Мы находились внутри кубического пространства, отрезанные от всего остального мира этими тысячелетними стенами, даже входа, приведшего нас сюда, не было видно.

— Где же здесь спуск, Семен, где проход?

— Он должен быть здесь.

Казалось, наш проводник колебался, и это мне совсем не понравилось.

— Поторопись. Если через пять минут ты не найдешь проход а…

Я выразительно щелкнул предохранителем бластера. Я не люблю угроз и стараюсь к ним не прибегать, но этот человек излучал какой-то утробный страх с той самой минуты, как мы начали спуск и вошли в здание. Я боялся, что этот страх в любой момент может толкнуть его на необдуманный поступок. Больше всего настораживало то, что я не знал причины такого страха.

— Да пошли вы все! — крикнул Семен и бросился вперед, в темноту.

Мой палец ощутил непомерную тяжесть гашетки — я не мог стрелять в спину того, с кем еще совсем недавно делил кусок хлеба и опасности Темного леса.

— Остановись! Я стреляю!

Он и не подумал останавливаться, а я так и не сумел выстрелить. Мимо моего уха со свистом пронесся тяжелый предмет, и вопль, донесшийся из темноты, подтвердил, что нож Анны нашел свою цель.

Наверное, она знала об этом человеке что-то такое, чего не знал я сам. Когда мы подошли к распростертой на полу фигуре, лежавшей в луже темной жидкости, Анна направила на нее луч своего фонаря, окунула палец в эту жидкость и внимательно осмотрела его.

— Так я и думала. Голубая.

— Но он же был совсем как мы… Я не заметил никакого внешнего управления!

— И все же это зомбит, посмотри сам.

Она поднесла испачканный кровью палец к моему лицу. Мне не нужно было определять его цвет, достаточно было запаха, чтобы согласиться с ней. Только кровь зомбита пахла скипидаром.

— Ты знала об этом раньше?

— Догадывалась, но не знала. Они становятся с каждым разом все совершеннее, все хитрее. Он выполнил свое задание, привел нас туда, куда приказывал его хозяин. Идти с нами дальше ему не было никакого резона.

Лежавшая на полу фигура слегка шевельнулась, я направил в лицо Семена луч фонаря, и мне показалось, что его губы шевельнулись, словно он силился что-то сказать.

Анна нагнулась. Я думала, она хотела разобрать последние слова умирающего, но я ошибался. Совершенно равнодушным движением Анна выдернула из раны нож, словно лежавшее перед ней существо никогда не было человеком. Словно она сама не была зомбитом… Пусть не таким, как этот, без внешнего управления, но все же…

— Этот гад завел нас в ловушку! — произнес капитан, не отрывая глаз от экрана своего искателя. — Здесь нет никакого прохода. Сплошные стены. Исчезла даже дверь, в которую мы вошли!

— Куда же он тогда бежал? — с сомнением спросила Анна.

Я тоже чувствовал, что здесь что-то не так. Не должно быть так. Гифрону не нужна наша гибель. По-видимому, он все еще надеялся на мое сотрудничество. И даже не получив согласия, начал выполнять свою часть предложенного мне договора. Он привел меня к Лании, использовав для этого одного из своих рабов… И значит, здесь должен быть проход!

— Ищите. Направьте луч локатора на пол. Ищите любые пустоты.

Тишина в этом мертвом здании стояла такая, какая бывает лишь в замурованном склепе. Снаружи не проникало ни единого звука, и я не знал, продолжается ли еще бой, держится ли отряд Лании или все уже кончено…

Даже если я опоздаю, с точки зрения Гифрона договор все равно будет выполнен. Он старается явно не вмешиваться в действия людей, предпочитая роль зрителя.

Минут пятнадцать было слышно лишь наше тяжелое дыхание. Казалось, во всем мире горел только зеленоватый экран искателя. Он медленно двигался вместе с капитаном, обходившим зал постепенно расширявшимися кругами.

— Есть! — услышал я наконец долгожданный возглас. Капитан остановился и постучал по полу рукояткой ножа. Звук засвидетельствовал, что локатор не ошибся.

— Толщина плиты в этом месте сантиметров пятнадцать-двадцать. У нас нет никаких инструментов, и я не вижу ни малейшей трещины в полу.

— Значит, будем взрывать.

— В моем бластере осталось не больше двух зарядов.

— Будем надеяться, что моих хватит.

Мы отошли подальше настолько, насколько позволяли стены. В центре обнаруженной пустоты Северцев положил обломок камня, чтобы я не промахнулся.

Я поймал его в перекрестие прицела и нажал спуск. Взрыв показался мне оглушительным. Горячая взрывная волна, ослабленная расстоянием, тем не менее довольно чувствительно швырнула нас на стену.

В центре воронки плита треснула и частично обвалилась, обнажив скрытый под собой провал. К нашему сожалению, пришлось пожертвовать еще одним зарядом. Зато этот второй выстрел так расширил отверстие в полу, что спуститься в него уже не составляло труда.

 

Глава 37

Не могу определить направление. На экране искателя сплошная путаница… — пробормотал я, поводя датчиком прибора во все стороны.

Мы шли уже минут пятнадцать. По моим расчетам, мы сейчас находились под баррикадой, за которой сражался отряд Лании, но обещанного Семеном выхода наверх не было. Кроме того, пол туннеля все время понижался, и теперь над нами появился второй горизонт перекрещивающихся туннелей, разобраться в которых не было никакой возможности.

Хорошо хоть искатель запоминал пройденный маршрут и вроде бы мог вывести нас назад, в зал, из которого мы начали свое подземное путешествие. Но даже этот путь оставался под вопросом, я не забыл предупреждения Семена о том, что все туннели в этом городе ведут в одну сторону…

Больше всего я боялся, что мы опоздаем. На счету была каждая минута. Я не знал, держится ли еще отряд Лании, жива ли она и что ждет нас наверху.

— Попробую вам помочь… — Северцев расстегнул свою заплечную сумку и тонко переливчато свистнул. Из сумки показался длинный полупрозрачный отросток с глазом на конце. Глаз развернулся в сторону Северцева и уставился на него, хлопая длинными пушистыми ресницами. Признаться, меня пробрал мороз по коже от этого зрелища, слишком уж похожего на то чудище, с которым я повстречался во время своего посещения Барнуда-2. Разве что размеры сильно отличались… И тут я вспомнил о Мейнусе, который все это время пролежал в сумке Северцева, ничем о себе не напоминая.

Они обменялись несколькими трелями, присвистами и прищелкиваниями, после чего из сумки выкатился колючий шар. Он остановился, приспосабливаясь к обстановке, в нижней части отростки удлинились, превратившись в некое подобие щупалец, а верхние слились воедино, образовав еще один небольшой шарик, который через минуту вспыхнул довольно ярким голубым огнем.

После чего вся конструкция решительно и быстро двинулась вперед. Нам оставалось лишь следовать за ней.

— Откуда он может знать правильное направление? Он же здесь никогда не был!

— Знает и никогда не ошибается. Я не могу у него спросить, для такого вопроса не хватает словарного запаса. Или, если хотите, свистозапаса. Но, по-моему, Мейнус чувствует все окружающее его пространство на многие мили вокруг.

Недовольно посвистывая, Мейнус поджидал нас за очередным поворотом, и едва мы поравнялись с ним, как он устремился вверх по спиральной каменной трубе.

Мы с трудом карабкались вслед за ним по крутой покатой поверхности. Хорошо хоть труба, изъеденная временем, оказалась достаточно шершавой и неплохо держала подошвы сапог.

— По-моему, ваш друг не слишком считается с особенностями нашего телосложения. Известно ли ему, по крайней мере, что мы не умеем произвольно изменять форму своего тела?

— Это всегда вызывало у него недоумение.

Наконец подъем кончился. Впереди виднелось круглое пятно выхода, время от времени освещаемое вспышками разрывов. Где-то совсем рядом продолжался бой.

Словно желая показать, что он сделал для нас все, что мог, Мейнус вновь юркнул в заплечную сумку Северцева, на ходу превращаясь во что-то, напоминающее надувную резиновую подушку.

Я подумал, что это существо гораздо умнее, чем выглядит на первый взгляд. Мне даже показалось, что Мейнус не лишен чувства юмора, а это всегда свидетельствует о высоком интеллекте. Через минуту я забыл о нашем маленьком проводнике. Он блестяще справился со своей задачей.

Судя по звукам, мы находились в самом центре перестрелки. В отверстие выхода, расположенного на уровне мостовой под одним из домов, свободно мог протиснуться человек.

Снаружи несло характерным кисловатым запахом сгоревшего пироксилина и еще чем-то гораздо более скверным. Я стоял у самого отверстия, не в силах преодолеть совершенно несвойственную мне нерешительность.

В сероватом ночном мире, пропахшем порохом и кровью, скрывается ответ на какой-то важный вопрос, даже более важный, чем встреча с Ланией. Хотя все последнее время я полагал, что самое главное — найти ее. Сзади бесшумно приблизился Северцев.

— Я тоже это чувствую.

— Чувствуете что?

— Здесь что-то должно произойти. Что-то важное для всех нас, может, даже для всех людей. Нельзя больше медлить. Мы можем опоздать.

Раньше капитан остерегался высказываться столь категорично, и я обернулся, пытаясь увидеть его глаза и понять, что скрывается за этой странной фразой.

Но в туннеле было темно. Вместо лица капитана передо мной маячило расплывчатое пятно. Щелкнув предохранителем бластера, я глубоко вздохнул, словно собирался прыгнуть в воду, а затем решительно шагнул наружу.

В городе, изрешеченном пулями и заваленном окровавленными трупами, валявшимися на его мостовых, было довольно светло.

Свет этот шел не от фонарей или естественных ночных спутников, которых у этой планеты было немало. Неяркий зеленоватый свет излучала стена, перегородившая улицу и вздымавшаяся перед нами в какой-то сотне метров.

Стена, за которой исчезал истерзанный город. Но не на эту величественную, подавляющую воображение стену было направлено сейчас мое внимание.

В двадцати шагах от нас за собранной из обломков зданий баррикадой небольшая группа людей держала оборону.

В живых оставалось не более двадцати человек. И не вызывало сомнений, что число это очень скоро уменьшится. Между ними на грубых изломах каменных плит то и дело вспыхивали смертоносные фонтанчики пулевых ударов, а грохот выстрелов станкового пулемета, бившего с противоположной стороны улицы, заглушал все остальные звуки.

Я не мог определить с первого взгляда, была ли среди оборонявшихся женщина.

Все защитники баррикады были одеты в одинаковые черные комбинезоны, а неверный свет, исходивший от стены, непонятным для меня образом делал нерезкими очертания предметов, попадавших в освещенную зону.

Я сделал шаг в сторону баррикады — всего один шаг, и сразу же остановился. Не знаю, что на меня нашло. Предчувствие? Возможно. Чья-то ледяная рука прошлась у меня по спине, взъерошила волосы на затылке.

На какое-то мгновение я почувствовал себя бездушным механизмом, вагоном, идущим по заранее проложенной колее…

Следуя своим неведомым нам целям, нас привел в это место Гифрон. Ему пришлось использовать для этого Семена. Но все равно это был он. Что, если он начал выполнять условия еще не заключенной между нами сделки? Что, если затем он потребует от меня выполнения своей части договора? И сейчас он наблюдал за мной со стороны, ничем не рискуя, не участвуя в опасной игре, ждал от меня поступка — любого поступка…

Равнодушный зритель и актеры, поставившие на кон свои жизни… Скрипнув зубами от ярости, я поклялся найти способ заставить его принять участие в этой смертельно опасной игре на равных.

Затем я сделал шаг в сторону баррикады, еще один и еще один. Пули пели вокруг меня свои смертельные песни, в лицо хлестало каменное крошево, но я уже ничего не замечал, потому что за изломами каменных плит я наконец-то увидел ее… Увидел Ланию, и все остальные сложные рассуждения сразу же потеряли всякое значение.

Оставались только Лания и грохот станкового пулемета, словно рядом с нами звучало стальное сердце взбесившегося гиганта. Непостижимым образом я знал, что его удары напрямую связаны с ударами сердца Лании, что еще секунда, еще две, и очередная свинцовая болванка, одетая в медную броню, оборвет стук беззащитного человеческого сердца…

У меня оставался в бластере всего один заряд, а этот проклятый пулемет закрывала баррикада. Времени добежать до нее, чтобы взобраться наверх, уже не было.

И если даже вопреки всему я брошусь вперед к этому нагромождению каменных плит, мне не дадут добежать те, кто охраняет этот каменный могильник. Приняв меня за врага, они оборвут мою жизнь задолго до того, как я сумею спасти жизнь Лании.

Но это было еще не все. Непостижимым образом в это мгновение мне открылось все, что случится потом…

Кто-то другой привезет на Землю проклятую спору, и о ней узнают слишком поздно. У людей не останется выбора, они должны будут принять навязанную им извне судьбу. Они примут ее не без боя, не сразу… Я видел пылающие города Земли, я видел горы трупов и висевшие над Барнудом корабли федералов… Нейтронная бомбардировка? Будет вам и нейтронная бомбардировка — только и она ничего не изменит в той большой космической войне, которая начнет полыхать над всеми земными городами. Впрочем, недолго.

Очень скоро над всеми человеческими поселениями повиснет тишина такая же глубокая, как над этой планетой. Нарушаемая лишь пулеметными очередями и воплями умирающих.

И в эту секунду мое неприятие этой картины, мое отчаяние пересилило доводы логики… Я швырнул на землю бесполезный бластер, выхватил нож и швырнул его вверх, в ту сторону, откуда доносился грохот пулеметных очередей. До пулемета было не меньше трехсот метров. Я знал, что бросить нож на такое расстояние невозможно.

Но нож стремительно летел по крутой дуге. Он миновал баррикаду и, постепенно снижаясь, продолжал свой неудержимый путь к цели. Я не знал, что именно вело его — мое отчаяние или сила моего желания остановить надвигавшуюся на всех нас беду. Как бы там ни было, вопреки законам физики нож продолжал свой полет.

И в эту секунду сквозь каменную баррикаду, сквозь обломки зданий, между которых скрывался пулеметчик, я увидел его лицо… Лицо того, кто среди разрушавшейся от взрывов гранат баррикады поймал, наконец, в перекрестие прицела беззащитную фигурку одного из ее защитников.

Пулеметчик долго ждал этого момента, и теперь он не торопился. Осторожно поводя перекрестием сверху вниз, он на мгновение прервал свою длинную очередь, чтобы прицелиться наверняка. Затем, как на учении, он медленно выдохнул воздух и плавно придавил гашетку… И в этот момент что-то взорвалось во мне.

Десятки метров еще отделяли вращавшийся в воздухе нож от лица пулеметчика. Нечеловеческим усилием воли я ускорил его полет настолько, что за единое краткое мгновение он преодолел остававшееся расстояние. И все же пулеметчик успел нажать на гашетку.

Пулемет выстрелил всего один раз. Вслед за тем нож ударил в лицо того, кто успел выпустить свою единственную смертоносную пулю.

Я видел, как дернулся пулеметчик и повалился назад. Я видел, как нож, управляемый могучей силой, вырвался из раны и полетел обратно. Из широкого отверстия, образовавшегося на месте человеческого глаза, хлынула какая-то желтоватая жидкость, а затем кровь. Она не была красной, его кровь…

Единственная пуля, выпущенная этим недочеловеком, все-таки нашла свою цель. Я услышал тонкий женский вскрик и, забыв обо всем, бросился к баррикаде…

Говорят, что судьба благоволит безумцам. Наверно, это так и есть. Возможно, меня приняли за своего, возможно, среди защитников баррикады в то мгновение уже никого не осталось в живых — но выстрелов в мою сторону не последовало. Я беспрепятственно добежал до лежавшей ничком женщины, взял ее за плечи и осторожно перевернул.

Это была она, моя Лания. На ее бескровном лице остались одни глаза, полные боли, и улыбка, похожая на гримасу.

— Я знала, что ты найдешь меня, знала, что ты придешь… — прошептали ее губы.

Я все еще находился в том необъяснимом трансе, который помог мне перебросить нож через баррикаду. Время приостановило свой стремительный бег, и я знал все, что должен сделать, словно чей-то неслышимый голос нашептывал мне нужные слова. Скорее всего так оно и было, не знаю…

Я отвел руку Лании, прижатую к животу, разрезал комбинезон вернувшимся в мою руку ножом и обнажил рану. Это была плохая рана.

С ранами в живот даже современные медицинские средства справляются с большим трудом. Но от этих средств нас отделяли неисчислимые бездны пространства. Я ничем не мог помочь ей. Ей оставалось жить всего час, может быть, два. И тогда я услышал за своей спиной нормальный человеческий голос, второй раз за сегодняшний день произносивший одни и те же слова:

— Попробую вам помочь…

Я обернулся, не испытывая уже ничего. Даже надежды во мне не осталось. Северцев расстегивал свою сумку. И я наблюдал за его действиями отрешенно, словно все происходящее больше меня не касалось. Не было средств, которые могли бы помочь моей Лании, а остальное меня не интересовало.

Из сумки вытянулся отросток, выдернул наружу неуклюжее тельце, похожее на осьминога, и существо, неторопливо переваливаясь на своих лапах-щупальцах, направилось к Лании.

Она лежала совершенно неподвижно, и лишь едва заметные судороги, волной проходившие по ее телу, свидетельствовали о том, что женщина еще жива. Невыносимая боль терзала ее. Даже сейчас, потеряв сознание, она не могла избавиться от нее.

Мейнус приник к ране, распластался на ней плоским блином. Его цвет постепенно менялся от серого до розового и красного.

Больше всего он сейчас походил на огромного паука, сосущего кровь из своей жертвы. Мне хотелось закричать, хотелось потребовать убрать от нее эту гадость, и только огромным усилием воли я удерживал себя на месте.

Когда надежда почти полностью покидает нас, остается последняя, самая неверная ее часть — надежда на чудо. И именно она помогала мне в эти мгновения.

— Теперь она будет спать. Мейнус не может залечить ее рану. Зато он может приостановить все процессы разрушения, начавшиеся в ее организме. Это похоже на анабиоз, но имеет совершенно другую природу. Он преобразует ее кровь, вводит в нее анаболики и органические соединения, способные приостановить любые биологические процессы в организме, замедлить скорость всех реакций в миллионы раз. У нас дней десять. Если за это время ее удастся доставить в нормальный медицинский центр или хотя бы на корабль… — сказал Северцев.

— Где он, этот корабль? — с отчаянием проговорил я, но это уже было другое отчаяние, отчаяние, порождающее действие. Ощущение полной безнадежности, прострация, в которой все потеряло значение, покинуло меня.

Я видел, что лицо Лании разгладилось, гримаса боли исчезла. И какое-то неземное спокойствие снизошло на это знакомое до последней черточки лицо.

— Она надеется на вас, она знает, что вы найдете выход… — тихо проговорил Северцев.

И словно возражая ему, воздух разорвал отвратительный визг летящей мины. Лишившись пулемета, нападавшие решили применить более действенное средство. Грохот взрыва прозвучал в нескольких метрах от нас, вопли отрикошетивших осколков напомнили о том, что все по-прежнему висит на волоске. Мейнус, закончивший свою работу, юркнул в заплечную сумку Северцева.

— Быстрее вниз! Обратно в туннель, там нас по крайней мере не достанут из миномета, — коротко распорядился я.

Мы подхватили Ланию, ее тело показалось неестественно легким, почти невесомым. Но кровь больше не сочилась из раны. Не понадобилась даже повязка.

Никто на баррикаде не обратил внимания на то, что уносят их командира.

Это была не наша война, никому не пришло в голову проверить, оставались ли еще среди защитников живые люди.

Мы стремительно преодолели пространство, отделявшее нас от входа в туннель. За нашими спинами грохнул новый взрыв и застучали короткие злобные автоматные очереди. Но все это уже не имело значения. Через минуту зев туннеля поглотил нас, и мы заскользили по его спиральному желобу вниз, в подземные катакомбы Липона.

 

Глава 38

Когда мы очутились на дне спирального колодца, стало ясно, что нам необходимы носилки. Тело Лании, погруженной в анабиоз, оставалось гибким, и это создавало дополнительные трудности. Мы не знали, как долго продлится наше новое путешествие по катакомбам Липона.

В конце концов мы разрешили проблему носилок с помощью двух почти бесполезных бластеров и моей куртки.

Коротко обсудив обстановку, мы решили идти обратно по маршруту, сохраненному в электронном искателе. Собственно, ничего другого нам и не оставалось.

После четырех часов непрерывного движения вслед за голубой точкой, бегущей по экрану искателя, когда все уже окончательно выбились из сил (переноска Лании способствовала этому, несмотря на то что время от времени Анна по очереди подменяла одного из нас), я, наконец, объявил короткую остановку. Воспользовавшись этим, Северцев тихо, так, чтобы не услышала Анна, спросил:

— Ты ведь не собираешься возвращаться на хутор?

— Нет.

— Тогда куда?

— Не знаю. Выберемся из этого чертова города, там будет видно.

Впервые у меня не было конкретного плана действий даже на ближайшие несколько дней. Время утекало, как вода в песок. Время, отпущенное Лании тем чудом, которое сотворил Мейнус.

— Повторить он этого не сможет? — спросил я безо всякой надежды, заранее зная ответ.

— Нет. Повторной процедуры консервации человеческий организм выдержать не в состоянии. Единственное, что мы можем сделать, — в течение этих десяти дней доставить ее на «Орешек». В его анабиозных камерах в замороженном состоянии она может находиться сколь угодно долго. — Он хотел сказать что-то еще, но неожиданно замолчал, прислушиваясь. Я почти одновременно с ним услышал шорох. Он доносился из того туннеля, по которому мы только что шли.

— Кажется, кто-то нас преследует…

— Возможно, это наши старые знакомые из шахты?

Я лишь пожал плечами, продолжая всматриваться в темноту. Северцев на всякий случай отвязал бластеры от импровизированных носилок. Даже два заряда могли сейчас пригодиться.

Через несколько минут мне показалось, что я рассмотрел в глубине туннеля ряд каких-то огоньков. Они напоминали елочную гирлянду с цепочками бегущих огней.

— Это не они. Это что-то другое. Я пойду, посмотрю.

— Ты уверен, что это стоит делать?

— Постараюсь не отходить далеко.

Я не стал ему объяснять, что все время ждал какого-то знака. Я нашел Ланию, но теперь Гифрон должен был довершить начатое. Последовательно, шаг за шагом он будет выполнять условия нашего незаключенного договора, чтобы затем потребовать от меня того же самого.

Едва я отошел от своих спутников на несколько шагов, как туннель расширился, и я не узнал места, по которому мы только что прошли. Под ногами вновь, как в шахте, валялись ржавые остатки механизмов, настолько старых, что от них ничего не осталось, кроме кучек коричневой трухи. Этого хлама раньше здесь определенно не было. Может, я перепутал коридор? Перекрестки встречались на каждом шагу… Я старался найти случившемуся разумное объяснение, хотя уже давно догадался, что произошло на самом деле.

До бегущих по стене огней оставалось всего метров десять, и в луче фонаря я отчетливо видел, что, кроме самих огней, там ничего нет. Казалось, в стене друг за другом кто-то зажигал сотни крохотных лампочек.

Я подошел вплотную, но по-прежнему ничего не мог понять. Похоже, светились сами камни. На поверхности стены на мгновение вспыхивало световое пятно не больше монеты и тут же гасло, передавая этот бегущий огонь следующему пятну, расположенному в нескольких сантиметрах от предыдущего. Все вместе они складывались в бегущие друг за другом огненные зайчики, и эти странные знаки уходили в сторону, обратную той, которую мы выбрали для своего движения.

Что, если это приглашение? Указание правильной дороги? Я ведь ждал знака… Так вот он, этот знак. Ведущий куда? К выходу из этого мира или к очередной ловушке? Откуда мне знать, какую роль отвел нам хозяин в своей новой пьесе?

— Послушай, ты! Может, скажешь, наконец, что тебе от нас нужно? — Я с размаху ударил ладонью по первому световому пятнышку, словно прихлопывал муху, и неожиданно услышал ответ.

— Ты согласен доставить ЕЕ на Землю?

Голос был глухим и бестелесным, казалось, шептали сажи стены.

— Я никогда этого не сделаю! Если она попадет ко мне в руки, я ее уничтожу!

Не знаю, зачем я это сказал. Отчаяние во мне переросло какой-то порог, мне надоело играть в чужие игры, сражаться на шпагах и швырять нож в шипящих монстров. Я мечтал избавиться от всего этого любой ценой, я хотел выйти из игры.

Пусть другие разбираются с глобальными проблемами человеческой цивилизации и ищут ответы на вопросы, на которые никогда не бывает ответов. С меня довольно. Пусть теперь Гифрон подыскивает другого почтальона для своей страшной посылки. Я не желаю больше об этом ничего знать.

— Это твое окончательное решение? — Мне давали возможность одуматься, оценить последствия своего поступка, но я уже не мог остановиться.

— Да.

— Но ты ведь еще не видел города!

— Видел я твой хренов город. Там на каждом перекрестке убивают людей!

— Это не мой город. К этому городу я не имею никакого отношения. Этот город сделали таким твои собственные соотечественники. Мой город находится за стеной. Разве ты не хочешь узнать, во что может превратиться твой собственный мир, прежде чем принять окончательное решение?

— Я его уже принял.

После моих слов огни мгновенно погасли. Мертвая тишина заполнила туннель. Казалось, сгустился даже воздух. Теперь я мог полагаться только на себя самого и неожиданно почувствовал огромное облегчение.

Вернувшись к товарищам, я кивнул в ту сторону, куда бежали погасшие теперь огни.

— По-моему, нам туда.

— Что там было?

— Что-то вроде путеуказателя.

— Но ведь мы только что пришли оттуда!

— Это ровным счетом ничего не значит, — устало проговорил я. — Здесь все может измениться в любую минуту.

— Куда именно был направлен указатель? — спросила Анна, внимательно всматриваясь в меня.

— На райский город! — со злостью проговорил я. — Если не действует кнут, ребенку предлагают пряник.

— О чем ты, Олег? Ты в порядке?

Конечно же, я был не в порядке, что-то сдвинулось в моем сознании в ту минуту, когда погасли огни, но афишировать это свое новое состояние я вовсе не собирался.

— Куда, собственно, вы собираетесь идти? Мы запутаемся в этих туннелях уже через несколько шагов.

— Попробуйте искатель. Он должен обнаружить на стене остаточные следы. Раз был свет, значит, была и энергия, питавшая его.

Я оказался прав. Стена, по которой несколько минут назад бежали огни, выглядела на экране ровной плоскостью, перечеркнутой линией темных пятен. Не составляло особенного труда определить любой поворот. Эти пятна тянулись в одну-единственную сторону. И хотя сейчас мы шли по тому самому направлению, которое нам указали, была и разница. Мы сами выбрали этот путь. Гифроновские указатели больше не работали.

Бластеры вновь превратились в ручки носилок, и мы двинулись в обратном направлении, которое очень скоро сменилось на противоположное.

Темная линия на экране петляла по стенам перекрещивавшихся проходов, и через некоторое время мы потеряли всякое представление о том, в какую сторону движемся.

Неожиданно линия пятен на экране закончилась. В том месте, где она окончательно исчезала, на стене белел какой-то квадрат. Я осветил его лучом фонаря — это была табличка с надписью на чистейшем интерлекте: «Здесь выход для всех желающих взглянуть на город».

У нас не было ни малейшего желания смотреть на город, но и выбора не было. Мы могли проплутать по подземному лабиринту не один месяц, прежде чем наткнулись бы на другой колодец, ведущий наверх. И, кроме того, слова Семена о том, что здесь все проходы ведут только к стене, могли оказаться истиной.

Спиральную трубу, перед которой белела табличка, кто-то снабдил перилами. Камни на каждом повороте спирали подрубили, образовав некое подобие благоустроенной лестницы.

Не хватало только билетной кассы, чтобы сходство со входом на развлекательный аттракцион стало полным. Примерно так выглядел вход в сталактитовые пещеры Нового Афона на Земле.

С минуту мы топтались перед ступенями, никто не хотел первым взойти на эту лестницу, хотя каждый из нас был уверен, что настоящей опасности здесь нет и быть не может. Причина наших сомнений крылась в инстинктивном сопротивлении рекламе — любой рекламе.

Еще на Земле, в пору юношества, я усвоил простую истину — настоящий товар не нуждается в рекламе. Чем больше и чаще расхваливали какую-нибудь вещь в рекламных рубриках, тем большее барахло вам пытались всучить.

— Нам надо подниматься наверх. По крайней мере, на улицах Липона мы сможем сами выбирать направление.

Никто не возразил, но лезть мне пришлось все-таки первым, таща за собой носилки Лании. Ни за что на свете даже на короткое время я бы не согласился оставить ее одну в этом месте.

Минут через двадцать подъем закончился. Вынырнув из подземного колодца, мы оказались на каком-то подобии смотровой площадки, вознесенной над улицей Липона на добрый десяток метров и обращенной своей смотровой частью, огороженной стальными перилами, к стене, отделяющей Новый город от остального Липона.

Во время нашего предыдущего выхода на поверхность мы тоже видели стену, но в том месте она казалась непрозрачной, словно заполненной белесым, непроницаемым туманом.

Здесь же стена была прозрачной настолько, что, казалось, ее нет вообще. Лишь по легкому искажению перспективы и струящемуся в районе стены, словно нагретому над асфальтом воздуху можно было догадаться о наличии в этом месте силовой преграды.

Тут было совершенно тихо. Никаких следов боя, никаких развалин. Видимо, в этой части Липона война запрещалась его настоящим хозяином, и город, лишенный своей главной составляющей, выглядел мертво, словно экспонат древнего музея.

Вначале Новый город не произвел на нас особого впечатления. Возможно, потому, что воспринимался как голограмма в хорошем кинотеатре.

Ну да, перед нами лежала панорама шикарных воздушных дворцов, презревших законы гравитации.

Колоннады, шпили, нескончаемые потоки воздушного транспорта между зданиями. Все как в заурядных фантастических фильмах, демонстрирующих города будущего.

И невозможно было понять, счастливо ли живут обитатели этого города, застывшие в неподвижных, отрешенных от всего позах на бесконечных лентах полупрозрачных транспортеров, уходивших на разные горизонты.

Жители фантастического мира, раскинувшегося перед нами, отдаленно напоминали гуманоидов. Мы были лишены возможности рассмотреть их в деталях, хотя до известной степени силовая преграда помогала нам в обзоре города.

Если долго всматриваться в одно и то же место панорамы, оно постепенно начинало приближаться к зрителю, укрупняя масштаб, словно осуществляя медленный наезд трансфлокатором на выбранный зрителем объект.

Но все равно толпы на улицах выглядели именно как толпы, и ничего нельзя было сказать об их составляющих. Очевидно, обзорный трансфлокатор имел свои оптические пределы или укрупнял лишь те предметы, которые создатели этого устройства желали показать нам подробно.

И все же, несмотря на шикарные общие планы, несмотря на немыслимое совершенство архитектуры, изобилие транспорта и роскошных витрин магазинов, этот город был болен.

Я не смог бы точно определить, почему у меня возникло такое ощущение. Может, виноваты были окна домов, во многих местах закрытые глухими металлическими шторами, словно их обитатели стремились возвести между собой и городом некую защитную преграду.

Возможно, причина была в движении пешеходов на транспортерных лентах слишком медленном и угловатом, словно двигались какие-то резиновые куклы или роботы.

Но скорее всего главная причина крылась не в этом. От этого шикарного города исходила скрытая угроза. Она ощущалась настолько явно всеми, кто умел видеть не только глазами, что у меня перехватило дыхание.

— Какого черта мы тут делаем, командир? — услышал я пробивавшийся ко мне, словно сквозь густой туман, голос Северцева. — Вы хотели посмотреть на этот город? Ради этого стоило сюда идти?

— Не только ради этого. Для того чтобы получить обратный билет, чтобы нас выпустили отсюда, мы должны были увидеть этот город и восхититься им. Так что смотрите и восхищайтесь.

Неожиданно на городских улицах что-то изменилось. Вдали появилась большая процессия, медленно плывущая по среднему горизонту. Перед ней все остальные потоки затормозили свое движение, освобождая дорогу.

Когда процессия приблизилась настолько, что трансфлокатор позволил рассмотреть отдельные фигуры, мы увидели, что идущие гуманоиды несут какие-то плакаты.

Широкие полотнища, растянутые вдоль всей колонны, колыхались на ветру. Казалось, начертанные на них буквы исполняют безумный танец.

— Что там написано? — спросил Северцев.

— Откуда мне знать? Это не человеческий язык.

— Я могу перевести, — неожиданно заявила Анна, и мы оба с удивлением уставились на нее.

— Можете меня не спрашивать, откуда мне известен их язык. Я этого не знаю. Но на плакатах написано всего два слова: «Мы счастливы!»

— Не хотел бы я жить в этом городе, — мрачно подытожил свое впечатление от демонстрации Северцев. — Мы должны аплодировать?

— Необязательно. Просто смотрите и не слишком афишируйте свои истинные впечатления.

Ночь постепенно отступала. На востоке Липона все ярче разгоралась фиолетовая заря, и картина города за силовой стеной начала постепенно блекнуть.

— Выходит, днем эта фигня не видна. Интересно, для чего ее понадобилось прятать за силовую стену?

— Рай всегда окружают забором, чтобы грязные туземцы со стороны не портили общей картины счастья. У нас в Федерации это называется визовым режимом.

— Визовый режим предусматривает возможность прохода через преграду при определенных условиях, — возразил Северцев.

— Здесь наверняка есть что-то подобное. Вот только механизм нам неизвестен. Возможно, нам собирались сообщить об этом до того, как я отказался.

— Отказались от чего?

— Не будем сейчас об этом. Долгая история. Расскажу, когда доберемся до корабля.

— В любом случае попадать в этот город мне совсем не хочется.

— И совершенно напрасно. Если бы мы знали, как проникнуть сквозь стену, мы могли бы покинуть этот мир, а там, возможно, из этого райского города есть пути в иные миры.

— Эй, вы, там, на площадке, не найдется ли у вас хлеба или воды в качестве платы тому, кто бережет Смотрилище?

Голос раздался снизу, с улицы, и я готов был поклясться, что за мгновение до этого улица была пуста.

Человек, появившийся на мостовой рядом с площадкой, производил двойственное впечатление.

На нем была одежда хоть и рваная, но тщательно залатанная, сделанная из добротного домотканого сукна. За поясом, на самом видном месте, вызывающе торчал черный вороненый парабеллум, с характерными кругляшками затвора в верхней части ствола.

— Это зависит оттого, для кого ты бережешь это место, кому служишь и что тебе надо от нас, кроме пищи?

— Слишком много вопросов. Давно мне не задавали столько вопросов.

— Поднимитесь сюда! — распорядился я, уловив в его голосе угрозу, и положил ладонь на рукоять своего кинжала.

— Уж не думаешь ли ты, что твой нож быстрее пули? — спросил незнакомец, стремительно выхватывая из-за пояса парабеллум. Он сделал это очень быстро, гораздо быстрее, чем я ожидал, но все же не на столько, чтобы я не успел послать в полет свой верный кинжал, сопроводив этот бросок предложением:

— Давай проверим.

Я уже давно научился направлять полет ножа усилием мысли и знал, что не промахнусь. Мне вовсе не хотелось убивать нашего гостя.

Прежде чем он успел нажать гашетку, сталь ударилась о сталь, выбитый парабеллум оказался на земле, а нож вернулся ко мне.

Человек в домотканом плаще не двинулся с места, лишь смотрел на свое оружие расширенными от изумления глазами. Я отдал должное его выдержке.

— Как вам это удалось?..

— Поднимись к нам, и я тебе расскажу. А пистолет оставь, пусть пока полежит там, где лежит. Я за ним присмотрю.

Он не стал спорить и, несколько раз оглянувшись на свое оружие, словно никак не мог поверить в очевидное, стал медленно подниматься по металлической лестнице на смотровую площадку.

 

Глава 39

Он остановился на последней ступени у самого края, словно готов был в любую минуту спрыгнуть вниз, к своему оружию.

По лицу этого человека невозможно было определить, сколько ему лет. Его лоб и скулы покрывали глубокие морщины, но волосы, серые от пыли, не тронула седина.

Он держался совершенно раскованно и разглядывал нас так, словно не мы его, а он нас взял в плен. Его серые внимательные глаза прошлись по нашим лицам и остановились на моем.

— Кто вы такой? — спросил я довольно резким тоном, стараясь поставить его на место и упредить готовый сорваться с его губ вопрос.

— Я Димитрий Галов, свободный охотник.

— И что это значит? Чем вы занимаетесь на самом деле? Здесь есть дичь?

— Это значит, что я не принадлежу ни к одной из банд, оккупировавших город, и сам себе добываю пропитание.

— Каким образом? Попрошайничеством?

— Грабежом в основном. Добровольно здесь никто ничего не отдает, так что приходится отбирать силой. Но я отбираю только самое необходимое.

— Благородный разбойник, местный Робин Гуд. А ваш отец не говорил вам, что отбирать чужое нехорошо?

— У меня нет отца. Во всяком случае, я его не знаю, и он ничего не мог мне сказать.

Я чувствовал, что меня начинает раздражать этот человек своей непробиваемой самоуверенностью и спокойствием. Он держался так, словно его забавляла сложившаяся ситуация, и разглядывал нас с нескрываемой насмешкой.

— Что вы-то тут делаете, благородные туристы? На эту площадку никто не поднимается по своей воле. — Его взгляд скользнул по лицу Лании и перекинулся на Анну. Улыбка еще явственней обозначилась на его узких, презрительных губах. — К тому же, я смотрю, вам здорово не повезло. У вас сразу две мисс Брове, а мы тут с одной не знаем, как сладить.

Не дождавшись ответа на свою насмешливую тираду, он тем не менее не потерял своего апломба и продолжил:

— А как вам понравилось это произведение искусства? — Он кивнул в сторону побелевшей стены, напоминавшей сейчас толстое матовое стекло.

— Вы считаете, что город за ней не настоящий?

— Нет, отчего же — он самый настоящий. Кто-то рисует картины, кто-то создает города. Каждый развлекается по-своему. Желаете посмотреть поближе?

Мой интерес к этому человеку возрастал с каждой минутой.

— Вы знаете, как туда попасть?

— Я многое здесь знаю. И если вас заинтересовало мое предложение, может, стоит начать мирные переговоры? Для начала позвольте подобрать мое оружие. Без него я чувствую себя неуютно. Автоматический револьвер здесь слишком большая ценность, чтобы позволять ему безо всякого присмотра валяться посреди дороги. Оглянуться не успеете — сопрут.

— Хорошо. Но держите его подальше.

— Я запомнил ваше первое предупреждение.

Он кивнул на рукоятку моего кинжала и легко, как пантера, спрыгнул вниз сразу через несколько ступенек.

Не прошло и минуты, как он снова оказался на площадке, демонстративно засунув свой парабеллум за ремень с задней стороны.

— Вы, кажется, голодны? Присоединяйтесь, мы как раз собирались обедать.

Он не заставил себя упрашивать. Анна разложила на плащ-палатке пакеты с пемикаром, добавив к этой сухой походной пище, весьма жесткой и невкусной, но содержащей набор необходимых для полноценного питания витаминов и аминокислот, несколько кусков вяленой говядины, сохранившейся у нас еще с момента посещения хутора.

Говядина не произвела на Галова ни малейшего впечатления, зато на яркую обертку пемикара он смотрел с нескрываемым восхищением.

— Откуда это у вас?

— Из Барнуда.

— Вы хотите сказать, что, когда вас перенесли сюда, вместе с вами перенесли и эту пищу?

— Нас никто не переносил. Мы пришли сами.

— Сами? Сюда никто не может прийти по собственной воле. Уйти — это пожалуйста. Сколько угодно… Но прийти… Кто вы такие? И почему у Брове появился двойник?

— Долго отвечать на ваши вопросы, и я еще не решил, стоит ли терять на вас время.

— Стоит. Если вам понадобится проводник по Липону или, паче чаяния, вы вдруг надумаете вернуться обратно в Барнуд, без меня вам не обойтись.

Не слишком поверив ему, я тем не менее вынужден был скрывать от него свое волнение.

— Вы хотите сказать, что знаете, как попасть в Барнуд?

— Разумеется, я это знаю.

Он неторопливо пододвинул к себе свою порцию пемикара, с наслаждением понюхал ее и стал медленно пережевывать с таким выражением, словно смаковал некий необычный деликатес.

— Если попасть в Барнуд так просто, то почему барнудские продукты вызывают у вас такое удивление?

— Я не сказал, что это просто. Я сказал, что знаю, как это сделать. Но эта дорога в одну сторону. Вернуться по ней нельзя. Вот почему меня так удивили ваши продукты и оружие… — Он выразительно посмотрел на наши привязанные к куртке бластеры. — Как я уже говорил, сюда никто не попадает по собственной воле…

Он вновь принялся за свой пемикар и, казалось, целиком ушел в это занятие. Но я знал, что это не так, что он продолжает следить за мной, спрятавшись за маской голодного человека.

— Во сколько обойдутся ваши услуги, если мы решим вернуться в Барнуд? — спросил я напрямик, отбросив дипломатические тонкости, и сразу же понял, что наконец-то взял нужный тон в разговоре с этим человеком.

— Шесть тысяч кредосов.

— Вы с ума сошли! — возмутился Северцев, — за эти деньги можно добраться до Земли.

— Только не отсюда!

Северцев хотел еще что-то сказать, но я остановил его жестом.

— Предположим, я соглашусь на ваши условия. Но, как вы понимаете, никто не возит с собой такую сумму. Я смогу заплатить вам только в самом Барнуде.

— Я не собираюсь в Барнуд. Я остаюсь здесь. Так что платить вам придется вперед, всю сумму.

— Мне показалось, вы деловой человек, Галов. Но ваше требование неразумно. Вы прекрасно знаете, что у нас с собой не может быть таких денег.

— Догадываюсь. Но ваше оружие… Здесь оно ценится весьма высоко. Я бы, пожалуй, согласился принять ваши бластеры в уплату за мои услуги, по три тысячи за штуку.

С авантюристами проще всего разговаривать на их собственном языке, и потому я не стал упоминать о том, что в бластерах осталось по одному заряду.

— Я согласен. Но сначала вы докажете нам, что действительно знаете дорогу в Барнуд.

— По рукам. Я покажу вам дверь, ведущую в Барнуд. Прежде чем открыть ее, вы отдадите мне бластеры.

— Договорились.

Было уже около одиннадцати, когда, закончив сборы, мы тронулись в путь на поиски обещанной Галовым двери.

Улучив момент, когда проводник не мог нас слышать, Северцев спросил:

— Почему вы не сказали ему, что в бластерах осталось по одному заряду?

— Зачем?

— Ну как «зачем», Олег! То, что вы делаете, — бесчестно! Он же выполняет свою часть договора!

— Откуда вы знаете, как он ее выполняет? Галов авантюрист, и нас ждет впереди немало сюрпризов. Так что будьте внимательны. А если он действительно честно выполнит свою работу, я сумею с ним рассчитаться, не сомневайтесь.

Часа два мы пробирались через развалины Липона. Иногда совсем близко, иногда далеко в стороне слышались выстрелы. И Галов, давно уже с недоумением поглядывавший на наши импровизированные носилки, наконец не выдержал:

— Здесь довольно опасный район. А вы странно обращаетесь со своим, то есть с моим, оружием. Я бы посоветовал привести его в рабочее состояние. Оно может понадобиться в любую минуту.

И опять я не стал ничего объяснять, лишь последовал его совету. Пришлось отыскать в развалинах два подходящих металлических прута. Носилкам замена пошла на пользу, а мы с Северцевым почувствовали себя довольно неуютно, взгромоздив на шею практически бесполезное и довольно тяжелое оружие.

— Последний заряд не трать ни в коем случае! — шепнул я ему, когда мы производили эту замену.

Вскоре развалины кончились. Мы благополучно миновали район боев и вышли в относительно целый городской центр.

Липон по-прежнему производил на нас мрачное впечатление и вызывал желание поскорей покинуть город. Те, кому пришлось здесь жить, наверно, испытывали к этому городу похожие чувства — нигде я не смог заметить следов постоянного человеческого жилья. Или хоть каких-то попыток наладить свой быт. Встречались лишь временные убежища да покинутые военные укрепления.

Самым непонятным казалось полное отсутствие жителей. Иногда мне казалось, что за нами кто-то следует, а из пустых глазниц домов следят чьи-то глаза. Но этим все и ограничивалось, никаких прямых контактов с жителями Липона так и не произошло.

К вечеру Галов вывел нас к необычному зданию, похожему на два мавзолея, поставленных друг на друга, причем верхний был перевернут. Эта странная башня производила угрожающее, давящее впечатление. Казалось, совершенно непонятно, каким образом строителям удалось добиться того, что ее верхняя тяжеловесная часть до сих пор не рухнула.

У этого здания Галов остановился и решительно заявил:

— Прежде чем идти дальше, я хотел бы убедиться, что оружие, которое мне обещано, вполне исправно.

Все-таки он заподозрил, что с бластерами не все благополучно. Хотя в наблюдательности ему трудно было со мной соревноваться — слишком серьезную школу я прошел еще на Земле и почти не сомневался: бластер ему совершенно незнаком. Поэтому я не стал спорить и протянул ему свое оружие.

— Вы умеете с ним обращаться?

— Нет, но в Барнуде я видел его в действии. Стрельба из него не намного сложнее, чем из базуки. Объясните, как включать контакты.

— Вот это предохранитель, а это спуск. Прицеливаясь, нужно смотреть в это окошечко и медленно подводить перекрестие к цели. Стрелять только наверняка — это не пулемет, и ему требуется некоторое время, чтобы войти в режим готовности к следующему выстрелу.

Выслушав мои объяснения, Галов направил бластер в сторону перевернутого мавзолея, нашел ему одному ведомую цель и нажал гашетку. Бластер вздрогнул, на стене вспух огненный шар разрыва, грохнул взрыв, и осколки камня брызнули на землю в нескольких метрах впереди нас.

Внизу на рукоятке вспыхнула маленькая красная точка, видимая мне одному и свидетельствующая о том, что батарея полностью разряжена. Я вел опасную игру и вряд ли мог предсказать в этот момент, чем она закончится.

— Здорово действует эта штука… Взрыв намного мощнее гаубичного снаряда. С вашего позволения, я оставлю ее у себя, — восхищенно проговорил Галов, поглаживая разогревшийся от выстрела энергетический раструб.

— Мы, кажется, договорились, что вы получите бластеры лишь после того, как покажете нам выход в Барнуд.

— А он здесь. В этом здании. Мы уже пришли.

— Ты уверен?

Он молча выдержал мой взгляд и, закинув бластер за спину, решительно двинулся к зданию.

Когда до него оставалось всего несколько метров, я вскинул электронный искатель и постарался рассмотреть то место, куда только что выстрелил Галов.

На одной из верхних ступеней здания, куда ударил заряд, что-то было. Остатки какого-то механизма. У бластерного заряда нет металлической оболочки, но я отчетливо различил блестки оплавленного металла, вкрапленные в камень стены.

Я ни о чем не стал спрашивать Галова, лишь поудобнее расположил рукоять ножа. Игра входила в свою завершающую фазу.

Через несколько минут мы стояли перед входом в здание. Дверей здесь, как, впрочем, и во всех других домах Липона, не было. В стене чернел округлый темный провал — словно вход в какую-то пещеру.

— Нам туда? — В ответ Галов кивнул. — Пойдешь первым. — Он не стал возражать, и это несколько успокоило меня.

Прежде чем войти в здание, я последний раз при свете дня всмотрелся в лицо Лании. Оно оставалось таким же безмятежным, каким стало в ту минуту, когда подействовало лекарство Мейнуса. И совершенно белым. Дыхания не было, пульс не прощупывался — мы несли труп, и мне потребовалось огромное усилие воли, чтобы убедить себя в том, что это не так.

По крайней мере, мышцы до сих пор не смогло одолеть трупное окоченение, и если мы успеем вовремя найти «Орешек», если сумеем добраться на нем до Земли… Земные медики ее оживят…

Я мысленно прикинул наши шансы: если Галов нас не обманет, если «Орешек» окажется на месте, если боевики повстанцев нас выпустят, если крейсеры «Феникса» не испепелят нас при выходе на орбиту…

И все же надежда оставалась, совсем крохотная. Может, один шанс на тысячу… И все же она была. Земные медицинские центры справятся с ее раной в два счета, земные врачи сумеют вывести ее из анабиоза… «Держись, девочка… Я увезу тебя отсюда, как обещал», — прошептал я, словно она могла меня услышать.

В следующую минуту мрачная темнота липонского здания поглотила нас. Здесь не было никаких светильников, а если и были, пронесшиеся над этими стенами века давно разрушили их. Узкие лучи наших фонарей не могли справиться с огромным пространством. Внутри этого здания не было ни единой перегородки.

Вскоре мы достигли противоположной стены. Мы с Северцевым опустили носилки на пол и уставились на стену, словно увидели в ней привидение.

Из серого необработанного камня, словно отлитого из единого куска, наружу выступала обыкновенная, земная, кессонная дверь. С большим поворотным колесом, снабженным толстыми спицами, с окошечком кодового замка и большими заклепками, обегавшими ее по периметру.

— Это и есть проход, — не без гордости проговорил Галов. — Я выполнил свою работу и хотел бы получить обещанную плату.

Краем глаза я заметил, что он отступил на пару шагов и, словно ненароком, навел на нас ствол бластера.

— Сначала откройте дверь.

— Это уж ваше дело. Об этом мы не договаривались. Я обещал только проводить вас к проходу.

— Мы договаривались о проходе, а не о запертой двери. Но тем не менее я готов пойти вам навстречу. Вы можете оставить у себя этот бластер. Второй мы положим у порога, если сумеем открыть дверь.

— Нет. Так не пойдет. Вы отдадите мне его сейчас.

В темноте отчетливо прозвучал щелчок спускового механизма. Если бы бластер был заряжен, от всех нас осталась бы лишь горсточка пепла.

Нож пронесся в темноте невидимой молнией. Вскрикнув, Галов выронил бластер и схватился за правое плечо.

Прежде чем он понял, что, собственно, произошло, нож снова оказался у меня в руках.

— Уходите. Я выполню свое обещание, несмотря на то что вы пытались нас убить. Позже вы сможете вернуться и забрать свои бластеры.

— Вы мне за это заплатите…

Он медленно стал пятиться к светлому квадрату выхода, ни на секунду не поворачиваясь к нам спиной. Я заметил, что его левая, здоровая рука скользнула вниз, к поясу, где находился пистолет.

— Оставьте это. Даже думать забудьте, иначе никуда отсюда не выйдете.

Все же он сделал выводы из знакомства с моим ножом, его рука послушно вернулась обратно. Когда до выхода оставалось несколько метров, он повернулся и побежал.

— Зачем вы его отпустили? — спросил Северцев. — Теперь он вернется уже не один. А нам ни за что не справиться с этой дверью.

— Это не совсем так. Совершенно случайно я знаю код ее замка.

 

Глава 40

— Откуда ты можешь знать этот чертов код?

— Я его не знаю.

Капитан растерянно посмотрел на меня:

— Тогда зачем ты…

— Помнишь дверь, через которую я навещал Гифрона?

— Еще бы ее не помнить!

— Так вот, я знаю код этой двери. Коленский не скрывал его, полагая, что столь длинный и сложный шифр невозможно запомнить. Но у меня профессиональная память. Гифрон обычно копирует вещи полностью, а если это копия.

— То шифр замка должен совпадать!

— Совершенно верно. Сейчас мы убедимся, прав я или нет.

Я торопливо набрал на диске нужную комбинацию цифр. В замке что-то щелкнуло, но я не был уверен, что он открылся. Проверить это можно было только после того, как будет отпущено запорное колесо, а оно не желало поддаваться нашим с Северцевым объединенным усилиям. Возможно, механизм заржавел. Возможно, дверь заклинило в стене во время обстрела, а может, здесь все-таки был установлен другой код. Мне показалось, что стрелки часов, отмерявшие оставшиеся у нас десять суток до того как Лания умрет, сорвались с места и стремительно понеслись вперед.

— На стене, в том месте, куда стрелял этот мерзавец, был какой-то механизм. Что, если он связан с запором двери?

— Возможно. Но какое это теперь имеет значение?

Я услышал металлическое лязганье у выхода, за которым несколько минут назад исчез Галов.

— Кажется, Галов со своими дружками собираются нанести нам визит…

— Подождите! — воскликнула Анна. — Какую комбинацию ты набрал?

— Какое это имеет значение?

— Имеет. Надеюсь, это не секрет?

— Разумеется, нет. Сорок восемь, шестьдесят четыре, двести пятьдесят шесть, два.

— Прибавь в конце единицу. Вместо двойки должна быть тройка.

— Почему ты так думаешь?

— Слишком долго объяснять. Через минуту люди Галова будут здесь. Просто прибавь единицу.

Мы ничего не потеряем, если выполним ее просьбу. Я пожал плечами и повернул кодовый верньер еще на одно деление. Раздался визгливый щелчок, словно внутри механизма кто-то провел ножом по сковороде, и запорное колесо сдвинулось с места.

Едва мы распахнули дверь шлюза, сзади у входа раздались выстрелы.

Я тут же погасил оба фонаря, и хотя у нападавших были свои, они не могли сразу сориентироваться, попав из освещенного пространства во внутренний полумрак мавзолея.

Выстрелы загрохотали чаще, но теперь это уже был не прицельный огонь. У нас появилось несколько секунд, и мы использовали их полностью.

Одним рывком я втянул носилки с Ланией внутрь переходной камеры, оба моих спутника были уже там, дверь с грохотом захлопнулась за нами, щелкнул замок. Сразу же вслед за этим дверь затряслась так, словно по ней прошелся отбойный молоток. Автоматная очередь наших преследователей ударила в ее поверхность.

— Думаешь, она выдержит?

— Она сделана из добротного земного металла и рассчитана не на такие нагрузки. Меня гораздо больше беспокоит вопрос о том, что находится за следующей дверью, куда ведет этот кессон?

— Я думаю, он ведет туда, куда нам надо, — сказала Анна, устало поправляя прядь волос. — Нет ему никакого резона потерять тебя посреди дороги.

— Кого ты имеешь в виду?

— Это ты и сам знаешь.

И я действительно знал. Чтобы проверить правоту Анны, требовалось всего лишь открыть дверь, запертую изнутри на обыкновенную щеколду с блокиратором кодового замка. Если уж вы попадали в кессон, вам не было необходимости второй раз набирать код, нужно только снять щеколду. Но почему-то это простое движение потребовало от меня невероятного напряжения. Я весь взмок и чувствовал, как пот каплями стекает по спине.

Еще одно усилие, и вторая дверь, наконец, распахнулась.

За ней виднелись помещение шахты и подъемник.

— Кажется, это наша шахта, — потрясенно произнес Северцев. Он все еще боялся поверить. Но в подъемнике тускло светилась знакомая лампочка, патрон был с дефектом, и во время движения она начинала мигать. Сейчас мы смотрели на нее как на восьмое чудо света.

В толстом слое пыли перед дверью сохранились следы восьми человек. Казалось, можно подойти к подъемнику и через переговорное устройство вызвать Влаша…

— А вдруг это та шахта, в которой мы очутились после твоего возвращения?

— Ту шахту мы сожгли. Вспоминаешь? Но я и сам боюсь поверить. Давай скорее наверх, только там мы сможем окончательно убедиться, в каком мире теперь очутились.

— Лампочка горит — значит, энергия есть и можно воспользоваться подъемником.

Мы перенесли в кабину носилки с Ланией и замкнули ходовой рубильник. Клеть затряслась, заскрипела и медленно двинулась вверх.

Один за другим мелькали освещенные шахтные горизонты, клеть постепенно набирала скорость. Я подумал о том, что, если сейчас наверху окажется хоть один охранник «Феникса», нам отсюда не выбраться. Но, может, это и к лучшему… Мне надоел этот безумный мир, я был сыт им по горло.

С грохотом, способным разбудить весь рудник, клеть, наконец, остановилась на нулевом горизонте. В каптерке никого не было.

— Я до последней минуты надеялся, что увижу здесь Влаша, — признался Северцев.

— В таком случае мы должны были сначала встретить самих себя. Но такой парадокс невозможен. Одновременно люди могут находиться лишь в одном из миров.

— С момента нашего ухода прошло совсем немного времени, рассвет только начинается, — отметила Анна.

— Если это тот же самый рассвет… — мрачно возразил Северцев, и он был прав.

Пока мы отсутствовали, времени могло пройти сколько угодно: час или год… В разных мирах оно текло по-разному. Пока нас не было, корабль мог улететь, или его захватили отряды «Феникса», или на него наложил свои лапы Коленский…

К счастью, он оказался на своем месте. Мы увидели его гордый, вонзающийся в небо корпус сразу же, как только вышли из каптерки подъемника.

У меня гора с плеч свалилась, хотя это еще ничего не значило.

Мы не могли знать, кому теперь принадлежит «Орешек». Рации не работали — то ли электроника испортилась во время наших пространственных переходов, то ли сели батареи, но в наушниках не раздавалось даже обычного треска.

Отбросив все опасения, мы бросились к кораблю. Если бы не носилки Лании, мы бы преодолели расстояние до него за несколько минут, теперь же для этого потребовалось почти полчаса.

Когда мы приблизились к «Орешку» настолько, что стали видны поручни трапа и наглухо задраенный люк, рассвет уже набрал свою полную силу.

В обращенном к нам борту корабля что-то изменилось. Секундой позже я понял, что там раздвинулись шторки одной из лазерных амбразур. Спокойный голос Зарегона, усиленный корабельными динамиками, произнес:

— Стойте на месте! Еще шаг, и я буду стрелять!

— Он что, спятил? — ошарашенно спросил Северцев.

— Возможно, просто нас не узнал. Мы уходили с дезами, а вернулись с двумя женщинами, одна из которых лежит на носилках. Я бы на его месте заподозрил неладное. Это можно расценить как специально подготовленную ловушку.

— Но у него же есть электронные умножители! Он может муху рассмотреть на наших лицах!

— И что, ты считаешь, он должен подумать, увидев двух одинаковых женщин? Твоя рация молчит, и вряд ли ему известна причина нашего странного молчания.

— Вот дьявол! Что же нам делать?

— Ждать. Рано или поздно он захочет проверить, что за странная компания к нему пожаловала.

— Он остался на борту один и ни при каких условиях не покинет корабля.

— В таком случае ты должен подать ему знак. Такой, по которому он тебя узнает. Думай, старина, у нас не так много времени. Как только окончательно рассветет, здесь появятся люди Коленского.

Секунду Северцев напряженно думал, затем выхватил из своей заплечной сумки фонарь, навел его на корабль и стал лихорадочно нажимать на кнопку в какой-то странной последовательности: длинная вспышка света, короткая. Короткая, длинная… Его действия показались мне бессмысленными, я даже подумал, что наше бурное путешествие подействовало на его психику слишком сильно.

— Что ты делаешь? — наконец не выдержал я.

— Это код. Старинный код, которым когда-то пользовались моряки. Его передают друг другу курсанты звездной академии просто так, из озорства. Когда-то он назывался азбукой Морзе. Не сомневаюсь, Зарегон его знает не хуже меня.

Собственно, я тоже его знал. Просто не сразу сообразил, что Северцев использует азбуку Морзе.

Капитан оказался прав. Не прошло и минуты с начала передачи, как амбразура закрылась, а входной люк распахнулся.

Последовали бурные приветствия, объяснения, и, когда я через полчаса оказался в рубке, первое, что я сделал, — просмотрел последние записи в корабельном журнале.

Журнал свидетельствовал, что мы отсутствовали трое суток. За это время боевики Коленского дважды пытались захватить корабль. Но, отогнанные огнем его лазеров, ушли и новых попыток не предпринимали.

Гораздо большее удивление вызывало у меня поведение отрядов «Феникса».

За все время нашего отсутствия они ни разу не приближались к месту посадки «Орешка». Больше того, с локаторов дальнего действия исчезли оба федеральных крейсера.

Удивленный их уходом не меньше моего, Зарегон отправил орбитальный зонд, и через несколько часов сканирования аппарат сообщил: космос над Зидрой чист.

Корабельный медицинский автомат подтвердил, что состояние Лании стабильно, и после завершения процедуры анабиоза она сможет вынести перелет.

Нас любезно приглашали покинуть планету, и все складывалось слишком уж удачно.

Усталые, мы разошлись по своим каютам, отложив решение всех вопросов на вечер.

Но, оказавшись у себя, несмотря на бессонную ночь, я так и не смог заснуть.

Мое пребывание на Зидре подошло к концу. Все ли я сделал, выполнил ли задание? В голове возникали еще не написанные строчки отчета начальнику нашего управления. Отчет практически закончен. Остался последний, самый важный раздел — мои собственные выводы и рекомендации.

Так что же я должен посоветовать федеральному центру? Военное вмешательство на Зидре бессмысленно. Уничтожение Гифрона невозможно. Но это знаю я после всего, что здесь пережил. Поверят ли мне? Примут ли мои выводы всерьез? Наши генералы до сих пор слишком легко и просто решали возникающие проблемы военной силой… Если они применят свой метод на Зидре, они могут спровоцировать Гифрона на более активные действия, и тогда он проявит всю свою невообразимую мощь…

Но самое худшее даже не это. Главная опасность заключалась в том, что, понадеявшись на военную акцию, федералы не станут слишком строго соблюдать карантин для Зидры, если даже решат его объявить.

Флоту, направленному к этой планете, понадобится постоянное снабжение. Транспортные корабли начнут курсировать между Землей и Зидрой, и на одном из них…

Я представил, как это будет. Сержант из карантинного патруля просмотрит грузовые накладные очередного транспортника, прибывшего из зоны военных действий. Груз будет самым обычным. Раненые, заболевшие, аппаратура, требующая ремонта, эвакуируемые гражданские лица…

Он, как и положено, осмотрит трюмы транспортника. Не слишком внимательно, но все же… И ничего не заметит. Стандартные упаковочные ящики никто не станет вскрывать, и никакие приборы не обнаружат ничего подозрительного.

И снова, в который уж раз, я пожалел о своем отказе. Возможно, согласившись, я бы не сумел справиться с задачей, но, по крайней мере, я должен был попытаться. Сейчас мое возвращение слишком походило на бегство.

Но дело было сделано, мосты сожжены. В качестве посыльного я стал для Гифрона слишком ненадежен.

Я поднялся с койки, отправил ее в нишу, сел к рабочему столу и включил обзорный экран.

На месте глухой стены возникла голограмма овального иллюминатора. Сквозь прозрачное стекло я увидел знакомые рыжие холмы Зидры и цепочки метеоритов, бегущие к Барнуду.

Поселок у шахты словно вымер. Казалось, до нас никому здесь больше не было дела.

Я включил интерком и, не сомневаясь, что Северцев тоже не спит, вызвал управляющую рубку.

— У нас все готово к отлету?

— Почти. Необходима плазма для анабиозных ванн. Корабельный запас был рассчитан только на двух человек. Дезы не нуждаются в анабиозе. Иначе кому-то из вас полгода придется бодрствовать.

— Я подумаю над этим. Мне кажется, Коленский выдаст нам все что угодно, лишь бы поскорее избавиться от «Орешка».

— Тогда закажи замороженные фрукты и овощи, наши давно кончились. Нужно еще пополнить запас воды, остальное — мелочи.

Только сейчас до меня дошел смысл фразы: «Кому-то из вас придется бодрствовать»… Что он имел в виду?

И, упреждая мой вопрос, Северцев добавил:

— Есть разговор, Олег. Я зайду к тебе, если ты не возражаешь…

Я мог бы по пальцам пересчитать случаи, когда капитан называл меня по имени, и каждый раз это не предвещало ничего хорошего.

Он появился хмурый, с помятым от бессонницы лицом, а его взгляд, перебегая с предмета на предмет в моей каюте, словно он здесь никогда не был, так и не встретился с моим.

Сердце сжалось от неприятного предчувствия, но я молчал, и старый капитан, всегда привыкший изъясняться прямо, без обиняков, и на этот раз не изменил себе.

— Мы с Анной решили остаться на Зидре.

Я ожидал чего угодно, но только не этого. Чтобы Северцев добровольно оставил свой корабль… Это не укладывалось в голове.

— А как же флот? — только и смог я спросить.

— Что флот? Ты же знаешь, как только я появлюсь на федеральной базе, меня спишут. Все возрастные сроки службы для меня давно прошли. Но главное не в этом.

— Ты боишься за Анну?

— Если она появится на Земле, за нее всерьез возьмутся ученые. Кстати, и тебе это может грозить. Будь осторожен. Постарайся сохранить в тайне все, что связано с тобой и «голубым громом».

— Я постараюсь. Но кто поведет корабль? — спросил я и сам удивился жесткости своего голоса и этого вопроса. Что делать, не мог я одобрять поступки тех, кто сходил с тропы, не пройдя дистанции до конца.

— Зарегон поведет. Он был капитаном военного корабля, у него огромный опыт и знания. Я оставляю корабль в надежных руках. Прости меня, Олег, и не обижайся. Ты должен понять. Анна не сможет жить на Земле, и раз уж я встретил ее на старости лет…

— Где вы собираетесь жить? Коленский вас не примет.

— Зачем нам Коленский? Барнуд большой… Для всех найдется место. Там человек может затеряться, исчезнуть. Никому до нас не будет дела.

— На что вы собираетесь жить?

— Мне полагается пенсия, довольно приличная, за выслугу лет. Попроси, чтобы ее переводили на Зидру. Адрес почтового отделения и свой официальный рапорт об отставке я оставил на столе в рубке. Это, собственно, все… Так что прощай.

— Возьмите корабельный кар. Можете продать его в Барнуде. Мы проследим, чтобы никто не помешал вашему отъезду.

Он не решился подать руки, и мне самому пришлось, забыв о своем разочаровании и горечи, обнять старого капитана.

 

Глава 41

Шли последние часы перед стартом. Зарегон заканчивал погрузку полученных от Коленского материалов.

Как я и ожидал, профессор удовлетворил нашу заявку немедленно и без всяких вопросов. Было прислано все, кроме анабиозной плазмы. Нелепо было надеяться найти ее здесь. В конце концов, база повстанцев — не космодром.

Но с этим мы как-нибудь справимся. Мы договорились с Зарегоном разделить дежурство на двоих. Каждому достанется примерно по три месяца бодрствования. Не такой уж большой срок.

Гораздо хуже то, что корабль без своего старого капитана словно осиротел. Я скитался по «Орешку», не находя себе места. Недобрые предчувствия не оставляли меня. Мы словно катились по гладко накатанной, подготовленной специально для нас колее. И уже не могли остановиться.

Тревога то и дело заставляла меня включать внешний интерком и требовать от Зарегона в десятый раз проверить содержимое очередного ящика, доставленного роботом-погрузчиком в трюм корабля.

У меня были основания не доверять Коленскому, и Зарегон просвечивал детектором буквально каждую банку. Но приборы молчали, и опасность, очевидно, подстерегала нас не здесь.

В конце концов, оставив в покое Зарегона, которому я успел уже изрядно надоесть, я попытался закончить свой отчет федеральному центру. Это необходимо было сделать еще до старта.

Кассета с отчетом вставляется в передающий автомат, и через каждый час полетного времени тот выбрасывает в космос пакет радиосигналов, без конца повторяя свою передачу.

Если с кораблем что-нибудь случится, информация не должна пропасть. Рано или поздно один из этих пакетов будет принят земным радиобуем и попадет в наше управление.

Я сидел за большим штурманским столом в рубке корабля и старательно стучал по клавишам компьютерного терминала. Слова, превращаясь в знаки, ползли по дисплею сухими колючими строчками…

Кто в это поверит? Как убедить чиновника из информационного отдела управления в том, что это серьезно? Скорее всего он решит, что я сам нанюхался того наркотика, о котором докладывал в своем отчете. Нелепее всего то, что он будет почти прав.

Даже сейчас я толком не знал, где проходила грань между реальностью и иллюзией в проклятом мире бесконечных Барнудов.

Торопливо скомкав раздел выводов, я перешел к рекомендациям. Здесь по крайней мере для меня все выглядело однозначно. Немедленный полный карантин планеты по разряду «супер», закрытый космос, уничтожение любого корабля, попытавшегося вопреки запрету покинуть планету. Ликвидация всех подразделений «Феникса» на всех земных колониях. Тотальная проверка крови всех его сотрудников на содержание меди, изоляция тех, у кого…

Строчка повисла на дисплее, не завершившись. Все это выглядело бессмысленно. Прежде всего потому, что практически невыполнимо. Гораздо честнее было бы признать, что мы бессильны перед лицом надвигавшегося на нас космического рока.

Горечь поражения давила меня, словно каменной плитой. Может быть, я слишком спешу с отлетом? Может быть, следовало остаться? Отправить Ланию на Землю, а самому остаться здесь?

Я понимал, что и такое решение бесперспективно. Без корабля, без поддержки, окруженный врагами со всех сторон, я не продержусь и одного дня.

Больше того, я совершенно точно знал: меня раздавят, словно назойливую козявку, если я попытаюсь свернуть с предназначенной колеи…

Узнать бы еще, что ждет в конце… Оттуда веяло ледяным холодом, и заглядывать туда казалось смертельно опасным занятием.

Оставалась единственная надежда на поддержку Земли, на то, что в личных контактах мне удастся убедить руководство и ученых в серьезности угрозы нашей цивилизации.

Если это получится, можно будет вернуться на Зидру в составе карантинной экспедиции.

Торопливо закончив отчет и уже не задумываясь над впечатлением, которое произведут мои рекомендации, я щелкнул в последний раз клавишей «Enter» и отправил блок информации в передающий автомат.

Теперь, как только Зарегон закончит погрузку, можно начинать предстартовую подготовку.

Я подумал, что, в сущности, очень мало знаю этого человека. Как-то так получалось, что во всех делах, связанных с кораблем, фигура его бывшего капитана всегда заслоняла Зарегона. Почему так получалось? Почему он всегда старательно держался в тени, даже сейчас, когда стал полноправным хозяином корабля?

Он был подчеркнуто вежлив, холоден и замкнут. Перечитывая секретный файл с его личными данными, я и здесь чувствовал невидимую стену после истории с эсминцем, затерявшимся в космосе, отгородившую его от людей.

Что-то в нем надломилось с той поры, исчезли человеческая доброта, общительность, осталась лишь внешняя оболочка. Вряд ли я смогу когда-нибудь относиться к нему так, как к Северцеву. Да это и не нужно. Путь до Земли не так уж долог. А там… Родная планета все расставит по своим местам.

Мы стартовали в шестнадцать часов по Гринвичу, корабельные часы начали отсчет полета с нулевого времени.

Вместе с Зарегоном мы сидели за пультовым столом. Я вводил курсовые поправки по его команде и следил за медленно уплывающим вниз диском планеты. Это продолжалось слишком долго — мне казалось, Зидра не желала нас отпускать. Но потом в какой-то момент ее серая безликая поверхность сразу же, без всякого перехода превратилась в коричневый шар небесного тела, уже отделенного от нас свободным пространством космоса.

Первые четыре часа разгона, несмотря на мучительные перегрузки, мы провели вместе, на своих рабочих местах, ежеминутно ожидая атаки притаившихся где-нибудь в тени спутников Зидры крейсеров «Феникса».

Но космос вокруг по-прежнему был чист. Если все так пойдет и дальше, через десять часов разгона мы сможем подменять друг друга, а затем еще через пару суток я отправлюсь в анабиозную ванну, а Зарегон заступит на свою трехмесячную вахту.

Старт прошел как по заранее составленному расписанию. Через двое суток я уже регулировал анабиозный автомат.

Еще в школе меня приучили никому не доверять эту ответственную процедуру. Слишком много случаев было известно на флоте, когда из-за нелепой ошибки люди не могли проснуться вовремя или не просыпались вообще.

Регулировка заключалась в том, чтобы точно подогнать состав анабиозной плазмы под индивидуальные особенности моего организма.

Пользуясь дисплеем автомата, я накладывал свои медицинские картограммы на рабочие графики анабиозной машины и тихо ругался сквозь зубы. Все было нестандартным — состав крови, предел возбудимости, альфа-ритм головного мозга…

До сих пор у меня не было случая задуматься над тем, как сильно изменился мой организм после знакомства с голубым скорпионом. Теперь такой случай представился, и я понял, что, несмотря на внешнее благополучие, несмотря на то, что железо в моей крови так и не заместилось медью, а цвет крови оставался красным, я уже не был обычным человеческим индивидуумом, и первая серьезная медицинская проверка выявит этот печальный факт…

Похоже, Коленский упустил прекрасный шанс покончить со мной, удовлетворившись простейшим тестом на цвет крови.

Но отступать мне уже было некуда. Корабль летел к Земле. И, в последний раз окинув взглядом ровный ряд зеленых сигнальных датчиков, сообщавших о завершении регулировки, я натянул на голое тело серебристый пластиковый костюм, лег в ванну и включил автомат, даже не попрощавшись с Зарегоном. Прощаться в таких случаях — дурная примета.

Похожий на смерть сон анабиоза приходит далеко не сразу. Вначале наползает ватный туман, лишающий человека возможности двигаться, но сознание какое-то время остается ясным, и даже более ясным, чем в обычном состоянии, поскольку никакие внешние сигналы уже не нарушают сосредоточения.

Наверно, именно такого состояния достигают тибетские йоги путем долгих тренировок. Мне оно давалось с помощью анабиозной плазмы, и я, используя эти последние драгоценные минуты кристально ясной мысли, думал о том, почему Гифрон нас отпустил, почему отошли корабли, зачем ему понадобилось, чтобы я нашел Ланию в тот момент, когда ее ранили, и для спасения дорогого мне человека остался один только путь — на Землю…

— Но я же не согласился… — беззвучно прошептал я, возражая страшной догадке. И успел еще подумать, что, наверно, нет ничего хуже все знать, но не иметь возможности ничего изменить.

Сон, каменный сон, овладевший мной, в конце концов был теперь спасением.

Я проснулся через мгновение. Или, может, через год. Время для того, кто находится в анабиозной ванне, проваливается в какую-то черную дыру и не имеет никакого значения.

Мысли ворочались лениво, вяло. Мне приснился страшный сон. Но я не помнил, какой именно. Это всегда так. Последние проблески сознания перед тем, как космический холод ванны выключит его полностью, вспоминаются потом как странные, незавершенные сны, несущие в себе очень глубокий и всегда неуловимый смысл.

Но что-то и в самом деле было неладно. В окошках всех временных индикаторов на пульте, находившемся перед моим лицом, стояли одни нули.

Это могло произойти только в случае перебоя в подаче энергии. Однако, если бы такое произошло, я бы никогда не проснулся.

Я попытался приподнять налитую свинцом руку и дотянуться до пульта. Это удалось с огромным трудом и не принесло никаких результатов. Интерком внутренней связи молчал. На корабле вообще стояла странная, невообразимая тишина, которая бывает только в глубоком космосе, если выключены все двигатели.

Через полчаса мне в конце концов удалось выбраться из ванны, в основном благодаря неудержимому желанию найти Зарегона и высказать ему все, что я думаю по поводу своего неожиданного пробуждения.

Пробираясь мимо ванны Лании, я бросил на нее равнодушный взгляд. Совершенно отстранение я подумал, что эмоциональный слой моего сознания, видимо, еще не вышел из состояния сна. Я не почувствовал ничего. Не возникло даже желания проверить, все ли с ней в порядке.

Гравитация отсутствовала полностью. Ее и не должно быть, когда молчат двигатели. Благодаря этому обстоятельству, несмотря на плохо повиновавшееся тело, мне удавалось довольно успешно продвигаться вдоль центрального коридора корабля. Здесь был невообразимый беспорядок, словно стадо папуасов прошлось по отсекам, выбросив в коридор не заинтересовавшие их вещи.

Меня это не трогало. Меня вообще ничто не волновало, и такое состояние мне нравилось.

Перебирая руками по ременным петлям, висящим вдоль всего коридора специально на случай полной невесомости, я продолжал упорно продвигаться к корабельной рубке. Наверно, со стороны моя фигура напоминала бабуина, раскачивающегося на лианах. И это пришедшее в голову идиотское сравнение заставило меня почему-то рассмеяться. Получалось, что с эмоциями не все так просто, как показалось вначале…

Меня начала беспокоить возникшая минуту назад странная раздвоенность сознания: словно один, несколько упрощенный индивидуум сидел во мне и радовался жизни, а другой, едва заметный, со все возрастающим ужасом оценивал происходящее.

Я постарался избавиться от этого неудобного второго или, по крайней мере, забыть о нем. Полностью это не удалось, но жить стало легче.

В рубке царил еще больший бардак, чем в коридоре. Здесь кто-то провел неплохое сражение с применением тяжелого вооружения. Искореженные, обгоревшие панели свисали со стен, кое-где даже виднелась оплавленная обшивка.

Работал всего один обзорный экран, но он меня совершенно не заинтересовал, потому что я, наконец, увидел того человека, ради которого проделал весь этот нелегкий путь от ванны до рубки.

К сожалению, он был уже мертв, и я не смог высказать ему все, что хотел, по поводу беспокойства, причиненного моей драгоценной персоне.

Зарегон сидел за столом, уронив голову на штурманский дисплей и сжимая в руках тяжелый корабельный бластер. Я спустился по стене вниз, потрогал его руку, сжимавшую оружие, но она слегка высохла и не сдвинулась с места.

Видимо, сражение здесь произошло достаточно давно. Интересно, с кем? Я точно помнил, что на корабле, кроме нас двоих и спящей Лании, никого не было. Этот вопрос меня всерьез заинтересовал, потому что имел ко мне самое непосредственное отношение. Ведь тот, кто напал на Зарегона, мог проделать это и со мной.

Я нагнулся к прицелу и попытался определить, куда именно был направлен бластер, когда Зарегон произвел свой последний выстрел. Словно мишень все еще могла находиться на том же месте.

Но она и в самом деле была там. Среди развороченных панелей и оплавленного металла обшивки, прикрепившись к боковому стрингеру, сияла небольшая сфера, не больше теннисного мяча. Она напоминала огромную жемчужину и показалась мне почему-то знакомой.

Я никак не мог понять, для чего Зарегону понадобилось стрелять в этот красивый и вполне безобидный шар.

Лишь теперь, разобравшись в причинах царившего вокруг беспорядка, я соизволил обратить свое внимание на обзорный экран. Там, заполнив его почти до половины, сияла до боли знакомая голубая планета…

Ее вид несколько отрезвил меня, что-то изменилось в оценке ситуации и в моем сознании. Тот, второй, изгнанный на задворки сознания, вновь вылез на передний план.

«Это же Земля! Неужели ты не понимаешь! Корабль давно вышел из оверсайда и, не погасив скорости, идет к планете. У тебя не осталось времени для того, чтобы затормозиться! Через несколько часов корабль взорвется от удара об атмосферу!»

Я окинул взглядом искореженную рубку. Впервые с момента пробуждения мой взгляд стал вполне осмысленным. Левая рука Зарегона лежала на тумблере двигателей. Главный реактор не был заглушен и продолжал работать на холостом ходу.

Значит, выбор все еще оставался… Мой тренированный мозг, не подчиняясь заторможенному сознанию, мгновенно произвел расчет.

Если сейчас я включу левый двигатель ровно на три минуты, корабль отклонится в сторону совсем немного, но все же достаточно, чтобы уйти от лобового столкновения с планетой.

В этом случае он лишь чиркнет по верхним слоям стратосферы, несколько снизит скорость и, возможно, перейдет на эллиптическую орбиту вокруг Земли. Тогда у меня появится время для следующего маневра.

Рука уже тянулась к тумблеру, когда тот, второй, в моей голове спросил:

«Ты хочешь доставить ее на Землю? Ты этого хочешь?»

Рука легла на тумблер и замерла неподвижно. Все еще был выбор. Оставалась минута. После этого исправить орбиту корабля будет уже невозможно, и я с мельчайшими подробностями представил, что произойдет тогда.

Из-за своей массы и чудовищной скорости корабль превратится в гигантскую бомбу. Взрыв будет такой мощности, что все здесь обратится в пар, в том числе и этот шар, висящий на стрингере…

Земле это не повредит. Там вряд ли заметят очередной болид, врезавшийся в атмосферу планеты.

«Зато это повредит мне», — возразил я и вновь потянулся к тумблеру двигателей. Медленно. Слишком медленно.

Секунды свистели, как шрапнель у виска. Пятьдесят восемь. Пятьдесят девять. Шестьдесят…

УМИРАТЬ НЕ СТРАШНО. СМЕРТИ НЕТ!

Я понял это, когда воздух внутри корабля превратился в пламя. Но это был не тот взрыв, которого я ждал.

Без всякой видимой причины взорвалась охлаждающая рубашка генератора, обшивка корабля лопнула и рассыпалась на тысячи осколков. Все, что было внутри, стало пылью, кроме моего сознания.

Длилась эта новая жизнь секунду или вечность? Этого я не знал. Я находился где-то вне корабля и совершенно спокойно думал о том, что тысячи осколков его обшивки, встретившись с атмосферой Земли, превратятся в метеоритный дождь. Это будет красивое зрелище…

Я увидел звездные дожди над Барнудом и огненную трассу корабля, соединившую вместе две планеты. Это было похоже на мост… Мост между двумя мирами.

Еще долгие часы осколки продолжали свое стремительное движение к Земле. Потом все они сгорели в верхних слоях стратосферы, и над ночной Сахарой вспыхнул короткий фейерверк.

Все — кроме двух. Два осколка, нарушая все известные законы физики, продолжали свой путь к поверхности.

Два взрыва грохнули почти одновременно, разметав барханы на несколько километров вокруг. Но и эти взрывы не сумели уничтожить предметы, вонзившиеся в кору нашей планеты.

Семена будущего были посеяны.