Действительно, это была история, рассказанная для того, чтобы вдохновить сердце, ищущее приключений, переполнить его славой и скорбью о могучих деяниях тех старых лет. Это были события, эхо от которых прошло через длинные коридоры истории чтобы потрясти молчаливые могилы достойных королей и самые основы наций, некоторые из которых сохранили их в своей памяти, других пробудили к жизни, а третьи уничтожив, и даже память о них потерялась в пыли веков. Именно тогда начался Век Дракона, когда старейшая из рас вдруг проснулась из своего долгого смертельного сна, и обнаружилось, что она мудрая и сильная.

Все началось однажды ночью,когда горы и долины Хайланда спокойно спали под первым зимним снегом. Зимы были долги и приходили рано в эту северную страну. Ночи были темны и смертельно холодны.

В тот вечер, когда начинается наш рассказ, солнце рано село за горными кряжами и вершинами, окружающими Хайланд с запада, неприятный полумрак залил землю, горы отбрасывали длинные тени на холмы и долины. Самые отдаленные поселения севера накрыли темные, молчаливые тени огромных гор, места, где люди не жили и не часто рисковали появляться. Это были дикие земли, которые все еще принадлежали сами себе и страшным ночным созданием, которые,если верить слухам, охотно появлялись там. Этим вечером с севера примчался холодный ветер, сбросивший снег с тяжело нагруженных ветвей сосен.

Не многие отваживались на путешествия в этих диких местах, однако в этот вечер по холмам пробирались четыре путешественника. Снегопады начались неожиданно рано в этом году, и Каарстел,лесник, отправился именно в этот день на шахты, находившиеся в нижних отрогах гор чтобы забрать шахтера и его сыновей обратно в деревню, так как они могли оказаться в ловушке, если бы снег перекрыл все горные тропы. Хотя ночь была ясная и холодная, снег мог пойти в любое время.

Когда начался снегопад, шахтер и оба его сына дробили породу в глубине самой длинной из шахт, тяжело работая в полной темноте и не имея понятия о погоде снаружи. Они были неприятно удивлены, когда появился Каарстел спасать их, неуверенные, что есть необходомость бежать. Тем не менее, они закрыли свою шахту и свой подъемник, и последовали за лесником вниз по уже трудно проходимым тропам, даже зная, что им не вернуться в деревню до наступления темноты.

Они были Флэмы, старинная раса со славным прошлым, теперь живущая в ссылке в этой странных местах, спокойный и трудолюбивый народ,отчаявшийся построить будущее, похожее на прошлое, - именно поэтому шахтер и его сыновья посвятили себя этой тяжелой работе. Когда-то, восемьдесят лет назад, Флэмы впервые появились у северных границ Хайланда, когда лесник был еще ребенком. Этот край так и остался дикой и незнакомой страной даже для тех, кто прожил здесь всю жизнь.

Вообще то они были очень осторожным народом, рассчитывая в основном на себя, а не на чью-то защиту. Армия герцога в этой области состояла из мелких гарнизонов и волшебников-самоучек. Гоблинов изредко видели в горах ближе к северу, и гораздо чаще видели драконов, когда они парили над вершинами гор подобно огромным орлам, оседлав ветер. Но в основном жители были предоставлены сами себе, чему они были очень довольны. Путешественники не осмеливались оставаться на ночь в глуши, где никто не мог помочь им. Работа лесника состояла в основном в беседах с приезжими, которых он пытался убедить держаться от границы подальше, а потом в поиске их, заблудившихся в лесу. Люди деревни очень уважали его, а многие открыто восхищались им, так как много лет подряд он ходил по этому странному лесу и всегда благополучно возвращался, что, однако, было на самом деле не так удивительно, как они это думали. Что касается сегодняшнего вечера, он не слишком волновался. На протяжении долгого пути вниз от шахты до деревни, местность была не такая уж и дикая, попадались фермы и пастбища. Разнообразные злые твари, и в обычное время достаточно редкие, безусловно находились в своих норах под снегом.

Внезапный раскат грома сломал что-то на высотке позади путешественников, эхо заметалась среди холмов и отрогов гор. Каарстел мгновенно замер на крутом и опасном участке пути, и дал знак своим товарищам молчать, пока он быстро осмотрится. Вечернее небо быстро темнело, на нем появились первые звезды, но облаков не было видно, за исключением небольших клочков, плывших по ветру над горами на север. Не было ни длительного грохота, ни белой пыли ни в одной из горных долин, по которым можно было бы определить лавину. В конце концов лесник решил, что это был небольшой камнепад где-то выше них, едва ли что-то большее, чем сдвиг массивных валунов. Затем они заметили яркую вспышку света в одном из ущельев повыше, не больше двух миль от того места, где они стояли.

В следующее мгновение дракон, черный на фоне вечернего неба, с шумом и грохотом ринулся вниз из ущелья. На долю секунды жизнь остановилась, путники с ужасом глядели на приближающуюся смерть. Затем дракон резко поднялся в небо, описал широкий круг, лениво пошевелив крылом, и нырнул обратно в ущелье. В следующее мгновение снова ударила золотая вспышка света, сопровождаемая раскатом грома.

- Дракон, - сказал один из сыновей шахтера с боязливым восхищением.

- Нас это не касается, - решительно ответил Каарстел. - Сегодня этот парень не охотится. Он не тронет нас. Драконы не животные, знаешь ли. На самом деле они очень умные. Они не едят сырое мясо, если у них есть выбор. Те, которые могут испускать пламя, используют его при охоте, так что они не только ловят добычу, но и готовят ее одновременно. И они предпочитают лосей.

- Кажется, ты знаешь много чего о драконах, - заметил шахтер.

- Я жил на юге, когда был молод, около поселения эльфов, - сказал лесник. - Они научили меня многим вещам.

- Эльфы? - сказал с презрением старший сын. - Да что они знают?

- Они много чего знают о земле, - ответил ему лесник. Флэмы хорошо ладили с эльфами, с которыми делили тот же самый край, но большинство людей знали эльфов лишь понаслышке, и считали их бледными, хилыми созданиями. Они даже не подозревали, что эльфы придерживались точно такого же мнения о них.

Однако, не единственный дракон, а целая стая охотилась в небесах этой ночью. Это стало ужасающе ясно, так как вспышки драконьего огня следовали одна за одной, часто с промежутком в несколько секунд, в то время как гром их атак слился в единый рев, похожий на завывания летней бури. Драконы ходили кругами над ущельем, иногда четверо или пятеро вместе. Лесник начал думать, что возможно драконы сражались, и не между собой, а с чем-то на земле, или, быть может, они что-то там искали и доведенные до отчаяния использовали все средства, чтобы найти это. Более того, их цель похоже двигалась вдоль ущелья. Скоро она должна была появиться на открытом горном склоне. Если драконы рассвирепеют, они могут наброситься на все, что движется, особенно учитывая, что стремительно темнело.

- Я все еще не слишком обеспокоен,так как они достаточно далеко,но думается мне, что нам надо спускаться вниз со всей возможной скоростью, сказал Каарстел остальным.

- Не можем ли мы спускаться прямо по склону? - спросил шахтер. - Ведь тропа проходит слишком близко от ущелья. А если мы пойдем прямо вниз, то укроемся среди валунов.

Лесник покачал головой. - Они,кажется, ищут что-то, и не думаю, что нас. В любом случае, идя по тропе мы спустимся быстрее. Немного удачи, и мы минуем склон прежде, чем они приблизятся.

И они припустили вперед быстрым шагом, переходя на бег там, где тропинка позволяла это, но в основном пробираясь между огромными кусками скал. Здесь не было дорог, только эта узкая и опасная тропа, ведущая к шахтам в нижних отрогах гор. Однако она должна была быть проходимой для лошадей с тяжелыми вьюками, когда старатели возвращались в деревню. Поэтому тропа постоянно петляла, обходя наиболее опасные препятствия.

Все они почувствовали себя немного безопаснее, когда кончился открытый склон и они достигли леса. Драконы атаковали уже не так часто, как раньше, вспышки золотого пламени и грохот грома стали реже, но не прекратились полностью. Теперь огромные чудовища искали что-то на верхних склонах,носясь вперед и назад едва ли в миле от путешественников. Иногда, когда какой либо из драконов закладывал особенно крутой вираж, он пролетал прямо над тропой, и они должны были скрываться под деревьями до тех пор, пока он не пролетит.

Теперь, когда ущелье не мешало видеть драконов, лесник осмелился сосчитать их. По меньшей мере дюжина. Зачастую один из них спускался пониже и пускал огненную струю в какое либо глубокое, скрытое место между камней, и во время этой вспышки лесник заметил, что это были красные драконы, племя с ужасной репутацией. Красные, зеленые и черные были мародерами, драконами склонными к насилию, хотя и не обязательно злыми. Эльфы рассказывали Каарстелу, что золотые драконы багородны и мудры, белые и голубые миролюбивы, если их не трогать, но все драконы могут быть жестокими, надменным и и смертельно опасными, если их задеть. Но он даже не мог себе представить, что именно они могли искать с таким ожесточением.

Каарстел помедлил,так как увидел что-то движущееся среди камней перед ними, внезапно освещенных вспышкой пламени. Он остановился и вгляделся попристальней. Он не был полностью уверен в том,что увидел, и поначалу он решил про себя, что это просто какое-то дикое животное, спающее свою жизнь. Потом,при следующей вспышке, он заметил ее справа от себя, она стояла в тени, прильнув к покрытым снегом скалам, всего в сотне ярдов от них. Это была высокая,худая женщина, возможно эльфийка, судя по одежде,хотя любая стройная фигура в облегающем плаще могла сойти за эльфа в этом свете.

И все таки это было невероятно - одинокая женщина,спускающяяся вниз с диких гор, зимой, преследуемая драконами. Лесник опять остановился. Его первым побуждением было бежать к ней на помощь, но врожденная предусмотрительность заставила его помедлить. За ней охотилась дюжина драконов,которые вероятно хотели убить ее, а он не мог привести такую смертельную угрозу в деревню. Он бросил быстрый взгляд налево, где огни Греца уже были ясно различимы в холодном воздухе не дальше, чем в пяти миль от них. Драконы все еще прочесывали склон, вероятно думая, что она еще там, в нескольких сотнях ярдов выше. Возможно он мог бы спустить ее на тропинку незамеченный ими.

- Вы остаетесь здесь. Не двигаться, - сказал он своим компаньонам. - Я приведу ее сюда.

Он знал, что может потребоваться какое-то время, так как это был почти отвесный склон, нависший как стена над тропой, на котором там и здесь виднелись огромные валуны. Странная женщина стояла почти на вершине склона, очевидно не зная, как спуститься, хотя, быть может, она была ранена или изнурена. Лесник знал, что он сможет найти путь наверх, и чувствовал, что сможет спуститься с ней обратно на тропу достаточно легко. Тени от валунов обеспечат укрытие от нежелательных взглядов сверху, так как на склоне было мало деревьев. Двигаясь бесшумно и незаметно, он почти наткнулся на нее, выйдя из темноты, и она так резко повернулась к нему, что лесник отшатнулся, чтобы сохранить между ними рассояние. Кожанная одежда и плащ свидетельствовали, что оне не эльф. Кроме того, она не могла быть из любого эльфийского племени, о котором он когда нибудь слушал, так как она была выше его. Оне не была и слишком бледной, хотя ее черные волосы и темные глаза заставляли предположить, что она также не из Флэм. В ней чувствовалось подлинное благородство, более мужественное и сердечное, чем у эльфов. Ее одежда была опалена драконьим огнем, но она сама казалась невредимой.

Тем не менее, она вела себя так, как если бы была ранена или, возможно, на пределе своих сил, хотя она и не выглядела слабой. Потом лесник заметил, что она беременна. Она что-то сказала ему кратко, чистым и благородным голосом, но он не понял ни единого слова.

Он покачал головой. - Я не знаю вашего языка.

Теперь пришла ее очередь качать головой, очевидно она не понимала его слов. Лесник взял ее за руку и начал помогать ей спуститься вниз, используя покрытые снегом валуны, и похоже она хотела идти с ним. Возможно она нашла новые силы, опираясь на его руку, но вниз она спустилась с этого предательского обрыва быстро и без жалоб.

Тем не менее спуск забрал ее последние силы, и только железная воля поддерживала ее, когда они вновь пошли по тропе по направлению к поселку. Хотя внешне она выглядела невредимой, ясно было без разговоров, что ее ужасное состояние объясняется не только полным изнеможением. Каарстел, увидев ее первые шаги по тропе, начал бояться за ее жизнь, так как в ее отчаянном состоянии даже пять миль были чересчур длинным путем. К счастью, сыновья шахтера были здоровенные, крепкие парни, и они были способны помочь ей на всем пути через лес. Когда лесник взглянул назад несколькими минутами позже, он с радостью заметил, что драконы прекратили свои огненные атаки и занялись методичным прочесыванием более доступных ущелий и долин, к югу от гор. Он испытал огромное облегчение, что его благотворительность не принесет опасность в поселок.

Лесник, однако, не учел, что люди в поселке также видели пламя и слышали гром драконьих атак. Когда Каарстел поднялся на небольшой холм, с которого он мог видеть уже недалекие дома через просветы в ветвях деревьев,он увидел, что вся деревня сверкала огнями, и цепочка факелов быстро двигалась по дороге в его направлении. В поселке располагался небольшой гарнизон, и вероятно мэр созвал всех крепких мужчин, которых сумел найти.

Это был не слишком мудрый ответ на присутствие драконов, особенно сейчас, когда горы были освещены огнем огромных чудовищ, но лесник не удивился. Флэм были спокойны, практичны и решительны, но могли быть безумно храбрыми и жестокими, если необходимо, как и дварфы. Возможно, только вид мэра во главе его сил заставит драконов поискать свою жертву подальше в горах.

Как только путешественники вышли на дорогу, Каарстел приказал остановиться. Сыновья шахтера осторожно помогли женщине сесть. Она выглядела еще более истощенной, и тяжело дышала. Внезапно лесника поразила неприятная мысль, что она вот-вот родит. Впрочем, он видел,что сельчане будут здесь через минуту или две, и она больше не будет на его попечении. Когда процессия приблизилась, загадочная леди попыталась встать, и Каарстел поторопился помочь ей.

Солдаты гарнизона прискакали спустя несколько мгновений, и Мэр Аальстен был среди них,одетый в крепкие кожаные доспехи. Он остановился перед лесником и спрыгнул с лошади. - Мы проверили всех, и оказалось, что тебя нет, ну мы и решили, что драконы явились по твою душу.

- Я не стою таких усилий, - сказал нетерпеливо Каарстел. - Эта леди не говорит по нашему, но она плохо себя чувствует, и я боюсь, что она скоро родит. Я верю, что мы должны взять ее в деревню и помочь.

Мэр все понял с первого взгляда. - Рискнем, - согласился он. - Мы поместим ее в моем доме. Но я надеюсь, что мы найдем кого либо, чей язык похож на ее, так как я очень хочу знать, почему банда драконов охотится за ней в горах посреди зимы. И не из простого любопытства. Может быть наша безопасность зависит от этого.

Странная леди оказалась слишком слабой,чтобы ехать на лошади, и солдаты нарубили ветви, чтобы сделать носилки для нее. Пока они работали,мэр и лесник поднялись на вершину холма, чтобы еще раз взглянуть на горы. Повсюду была темнота, и вершины гор черной зазубренной стеной уходили в черное небо. Если драконы и были где то поблизости, их было не видно. По меньшей мере на сегодня страшная угроза миновала их, а при удаче драконы и не вернутся.

Для сэра Джорджа Керби это был еще один приятный вечерок дома, в основном потому, что он был увлечен интересной книгой и не менее интересной бутылкой вишневого ликера, чтобы замечать что либо снаружи его собственной двери. Очень жаль, так как он упустил возможность посмотреть на драконов вблизи, как он это любил. В сущности, драконы ему очень нравились, и он знал о них больше, чем кто либо другой, и уж точно больше, чем любой в деревне. Было время, когда он знал драконов очень хорошо, и даже считал одного или двух своими друзьями, но с того времени утекло много воды, возможно больше, чем он осмеливался признаться себе.

Конечно, он держал это в секрете. Вряд ли народ поверит старому человеку, который вдруг заявляет, что имел друзей среди драконов. И даже если они поверят ему, вряд ли человек, дружески общавшийся с драконами, будет популярен среди обывателей, большинство из которых смотрело на драконов с ужасом и предубеждением. Сэр Джордж был полон такого рода секретов, но благоразумно держал язык за зубами и сохранял замечательные отношения с соседями.

Впрочем, его уважала вся деревня. Фактически, он знимался бизнесом, так как открыл, что если все полюбят его, а он будет честным и надежным партнером, тогда они станут торговать с ним. Сэр Джордж называл себя стариком и, если хотел, мог выглядеть соответствующим образом. Он был высок и широк в кости, но не толст, и в действительности невероятно силен и весьма подвижен. У него было круглое лицо, блестящие глаза и большой нос, похожий на клюв сокола, так что он выглядел весьма благородно и дружелюбно, тип характера, которым большинство людей не обладает, но любит. Фермеры, кузнецы и ремесленники любили и уважали его, и он был как дома выпивая с ними эль, или бродя с ними по дикой стране, но он мог быть также изыскан и небрежен, как южный лорд.

Все звали его Сэр Джордж, потому что он сам так называл себя, и это имя идеально подходило ему. Когда его спрашивали о прошлом,он обычно отвечал, что когда-то он был Сэр Джордж Кирби, Рыцарь Ордена Пути в Даркине, и что ушел в отставку несколько лет назад после тяжелой раны, полученой в бою. И действительно, у Сэра Джорфжа не было кисти левой руки, хотя он всегда носил кожанную манжету, намертво соединенную с обрубком руки, в которую он мог вставлять любой инструмент или оружие. Как он сам объяснял, эту штуку сделал для него мастер-дварф из Денгара, что за Рокхоумом.

Люди не сомневались в нем, хотя и поглядывали на него с хитринкой, когда Сэр Джордж заявлял, что он всего лишь странствующий торговец, который приехал на север для пограничной торговли. А все из-за того, что хотя он и был очевидно богат, никто в деревне не заключал с ним какой-либо сделки. Он частенько уезжал, в основном со странно выглядевшими воинами и волшебниками, которых он называл своими друзьями, и сельчане думали про себя, что он скорее всего искатель приключений. Но он был настолько благожелателен и уважаем, что вопрос о его профессии вежливо не поднимался.

То, в чем жители деревни были уверены, что Сэр Джордж был мудрый и добрый человек, хороший товарищ в путешествии, и знал обо всем на свете не хуже, чем иной волшебник. Так что, когда случалось что-то такое, чего они не понимали и не могли с этим справиться, немедленно бежали за ним. Поэтому неудивительно, что кто-то постучал в его дверь поздно ночью. Он отложил книгу в сторону, допил остаток вишневого ликера и пошел посмотреть, кто это явился к нему в этот поздний час. За дверью он нашел Каарстела, лесника, выглядевшего очень взволнованным.

- Сэр Джордж, мэр был бы очень благодарен, если бы ты пришел к нему прямо сейчас, - начал объяснять лесник, не дожидаясь вопросов. - Ты знаешь, этим вечером я нашел странную женщину, бродившую по склонам гор. И за ней гналась банда очень разозленных красных драконов.

- Драконов? - спросил Сэр Джордж. - Что же она могла такого сделать, чтобы досадить драконам?

- Мы не знаем, - ответил лесник. - Проблема в том, что мы не знаем ее языка. И мы даже не знаем, какой она расы. Так что мы подумали, что может быть ты, как всегда, знаешь это, ведь ты много путешествовал. И маг говорит, что ты должен поторопиться, так как он опасается, что она в любой момент может ... уйти.

- Так драконы достали ее? - с ужасом сказал Сэр Джордж.

Каарстел печально кивнул. - Маг сказал,что она попала под удар драконьего хвоста, который сломал ей спину, и только ее собственная магия дала ей возможность идти. Но она очень плоха. И к тому же беременна., ты понимаешь.

Сэр Джордж мгновенно понял, что за этим простым рассказом скрывается целая история, обещающая быть чрезвычайно интересной,но наверняка он ничего не узнает, стоя здесь на пороге. Он поторопился надеть шляпу и плащ, и быстро последовал за лесником по темным улицам к дому мэра. По дороге он во всех подробностях услышал как Каарстел увидел драконов, атакующих горы и нашел женщину на нижних склонах гор. Сэр Джордж подумал, что было что-то тревожное в этой странной леди, которая оказалась достаточно могущественна, чтобы выстоять в бою с дюжиной красных драконов, хотя это и может стоить ей жизни. В отличии от лесника он знал драконов намного лучше, и понимал, что скорее счастье, а не магия, уберегло ее от их атак. Мэр и деревенский маг вышли, чтобы встретить его в прихожей, когда он и лесник наконец пришли.

Добрый вечер, Райд, - приветствовал Сэр Джордж мэра. - Кажется, у тебя проблема,а?

Это самое странное событие, которое я когда-либо видел, а ведь я в Греце со дня основания, - сказал мэр. - Наша проблема в том, что эта иностранная леди вероятно покинет нас, но останется ее ребенок, а у нас нет ни малейшего понятия, кто она и откуда пришла.

- Действительно ли это может случиться? - спросил Сэр Джордж. - Мне сказали, что у нее только сломана спина.

- Да, и еще много других повреждений, - согласился Эран Мерстаад. Хотя его называли магом, на самом деле он был полуобразованным магом-самоучкой, и держал бакалейную лавку.Он занимался врачеванием в деревне за отсутствием кого нибудь получше.

- Она должна быть волшебницей огромного таланта и силы. Она сражалась с этими драконами в жесточайшей битве и победила, хотя это может стоить ей жизни.

- Я также подозреваю это, - согласился Сэр Джордж.

- Опытный целитель мог бы спасти ее, - печально признался маг. - К сожалению, у меня нет ни знаний ни опыта.

- Ты не должен винить себя за это, - уверил его Сэр Джордж, затем опять повернулся к мэру. - Ты сказал, что не распознал ее расу?

- Да, это так, хотя я признаюсь, что наш народ появился не так давно в этом краю, - сказал мэр Аальстен. - Она меднокожая как Флэмы, но ее волосы и глаза черны как ночь, а это в высшей степени необычно для нашего народа. Ты мог бы подумать, что она из какого то странного эльфийского племени, или даже полуэльф, судя по слегка заостренным глазам и ушам. Ее одежда также похожа на эльфийскую.

- Это может быть, - опять согласился Сэр Джордж. - Есть несколько эльфийских племен на юге, да и у нас, в Хайланде, которые темнее, чем остальные. Но эльфы, которые живут за горами, в Вендере, очень бледные.

- Возможно, но я бы поклялся , что она кто угодно, но не эльф, настаивал мэр Аальстен. - Она высока - выше всех в этой комнате, включая тебя. Я бы сказал, что она по меньшей мере шесть футов, может быть даже больше. Может она и худая, зато сильная и мускулистая, как воин. Ни у одного эльфа, о котором я когда нибудь слышал, не было ни такого роста, ни таких мышц.

Сэр Джордж потряс головой. - Есть старинная ветвь сильных и высоких эльфов, далеко на северо-запад отсюда, за Гибореанскими Пределами, хотя я никогда не слышал, что их внешний вид сильно отличается от других эльфов. Она не может быть и смешенной крови, полуэльфом, так как такого не существует в природе. Ребенок будет или эльф или человек, в зависимости от родителей.

- И я поклянусь, что она не эльф, - сказал мэр Аальстен. - Ее ребенок имеет те же особенности, что и она, так что они присущи ее расе.

Сэр Джордж глубоко вздохнул,как если бы предвидел неприятности. - Я полагаю, что лучшее, что я могу сделать, это посмотреть на эту женщину и поговорить с ней, если смогу.

Они провели его в одну из задних комнат дома, где женщина лежала,по видимому спящая, в большой кровати, укрытая теплым ватным одеялом. Она была одета в белую льняную рубашку, которая безусловно принадлежала самому мэру, вероятно единственная одежда в доме достаточно большая для нее. Она была в точности такая, как они описали ее - высокая,худая женщина, котороя могла бы быть эльфом, буть она ниже на голову. Его более опытный взор немедленно отметил, что черты ее лица, удлиненные и элегантные, однако не были по-настоящему утонченными.Уши были слегка заострены и отличались по форме от человеческих, но никак не могли принадлежать эльфу. Глаза были большие, темные, благородные и выразительные. За всю свою долгую жизнь Сэр Джордж видел такие глаза только однажды.

Она открыла свои глаза и немедленно впилась в него взглядом, как если бы узнала. Потом она заговорила с ним на странном языке, каждое слово которого звучало старинно и благородно, и было похоже на те слова, которые использовали маги при заклинаниях. Она указала жестом, Сэр Джордж приблизился, взял стул и сел рядом с ней. Хотя она и казалась на пределе своих сил,она говорила быстро, почти отчаянно, ей надо было много что сказать, а времени почти не осталось. Сэр Джордж сосредоточенно слушал, изредка говоря одно,два слова. Остальные могли только терпеливо ждать, чувствуя, как впрочем и с самого начала, что эта замечательная, странная леди была настоящей загадкой.

Наконец Сэр Джордж повернулся к остальным. - Я думаю, она хочет, чтобы мы принесли ее ребенка, и я верю, что мы должны поторопиться.

Мгновением позже появилась жена мэра с ребенком, аккуратно завернутом в теплое,мягкое одеяло. Сэр Джордж перехватил ее быстрый, любопытный взгляд. Ребенок проснулся, но не плакал и был спокоен. Как и говорил мэр, он был той же самой расы, что и мать, с тусклой медной кожей, редкими пепельно серыми и черными волосами. Он был странно изящен и мускулист для новорожденного,но возможно по той же самой причине, по которой он носил необычные, элегантные черты своей матери, включая те самые слегка заостренные уши. А его темные глаза казались даже большими, чем у нее, и невероятно привлекательными.

Жена мэра осторожно вложила ребенка в руки леди.Та какое то время просто держала его,ничего не говоря, но выглядя при этом счастливой и удовлетворенной. Потом она в последний раз повернулась к Сэру Джорджу и что то сказала на своем певучем языке. Он кивнул, встал, взял мэра за руку и не говоря ни слова пошел к двери, оставив странную женщину на попечение мага Мерстаада и жены мэра. Затем так же спокойно он закрыл за собой дверь.

- Ну, кто она? - возбужденно спросил мэр Аальстен.

- Э? - Сэр Джордж с усилием оторвался от своих мыслей. - О, на самом деле я мало что могу тебе о ней сказать.

- Но вы разговаривали достаточно долго.

Он покачал головой. - Я едва ли понимал то, что она говорила, и я не знаю, понимала ли она меня. Но она чувствовала огромную потребность выговориться, и я дал это ей. В силу сложившихся обстоятельств это единственное, что я мог сделать для нее.

Мэр выглядел почти отчаявшимся. - Ты что-то знаешь, я надеюсь, или догадываешься. Наш народ не так давно пришел сюда, и мы не знакомы с людьми этого края и с их историей, особенно если речь идет о далеких или скрытных народах. Поэтому я оценю даже твои предположения.

Сэр Джордж медленно кивнул. - Хорошо, я верю, что она принадлежит к старинной и благородной расе, мало известной в большом мире. Ты можешь безусловно относиться к ней как к леди, хотя я не могу сказать тебе что-либо определенное о ее титулах или власти, которую она имела в своей стране.

- Будет ли ее народ искать ее? спросил мэр.

- Нет, это в высшей степени сомнительно, - ответил Сэр Джордж. - Но даже если они это и сделают, ты можешь ожидать только их благодарности. Теперь о твоей проблеме - драконах. Скорее всего они думают, что убили ее, пока она ползала по ямам и щелям в горах. На твоем месте я бы не слишком волновался.

Мэр казался не слишком успокоенным.Он привык доверять Сэру Джорджу, но драконы были ужасными врагами. Их стая могла наброситься на деревню ночью и уничтожить ее в одно мгновение. Маленькое поселение не сможет сражаться с дюжиной драконов, как ни готовься. Горная гряда была самой опасной частью королевства,но также и защищала, и поселенцы надеялись в основном на себя. Сэр Джордж сейчас не хотел даже обсуждать степень опасности, боясь что мужество Флэмов уступит их практичности и предусмотрительности. В таком случае мэр мог без колебаний отправить странную леди и ее ребенка обратно в глушь. В действительности уже слишком поздно решать: вмешиваться или нет.

Действительно слишком поздно... В следующий момент, жена мэра вышла, сопя и всхлипывая, из спальни,неся ребенка. Эран Мерстаад медленно шел следом за ней,выглядя печально и как бы злясь на себя за недостаток умения. Сэр Джордж приподнялся, и еще раз взглянул на странного ребенка с большими, темными глазами, почему то чувствуя себя слегка виноватым. Ребенок, подобный этому, должен жить среди своей расы, и жить их жизнью, но тут уж ничего не поделаешь. Отослать его домой означало передать его в руки врагов, решивших убить его, и Сэр Джордж даже не знал, где это.

- Его имя Тельвин, - сказал старый рыцарь. - Это все, что я могу рассказать тебе о нем. Обращайтесь с ним хорошо ради храбрости и решительности его матери. А теперь, если ты меня извинишь, я сделал все, что мог и пошел домой.

- Но что мы должны делать с ним? - в отчаянии спросил мэр.

Сэр Джордж надел шляпу, потом обернулся и посмотрел на мэра. - Я думаю, ты должен это знать лучше меня. Ты знаешь, у меня никогда не было детей, и я не могу рассказать тебе, как с ними обращаться.

- Но что нам делать с драконами, если они явятся сюда за ребенком или матерью?

- Послать за мной, - сказал Сэр Джордж, уже выйдя за дверь. - Не пытайтесь справиться с ними сами.

И он ушел в ночь, выглядя совершенно беззаботным. Но когда он пришел домой, он уселся в свое любимое кресло и провел пол ночи в компании с тремя бутылками вишнего ликера, думая о драконах.

***

На следующее утро Сэр Джордж встал пораньше. Мэр пришел постучать в его дверь с рассветом, но он ожидал этого, рано поднялся и приготовился к приему гостей. Так же он ни мало не удивился, увидя, что мер серьезен, озабочен и слегка испуган, да и похоже не слишком хорошо спал. Сэр Джордж провел его сразу в гостинную и усадил таким образом, чтобы теплое питье и тарелка с восхитительными свежими булочками были у него под рукой, рассчитывая одновременно отвлечь его и привести в более спокойное состояние духа. Мэр Аальстен уставился на экзотическую обстановку гостинной, сердце большого дома, наполненную странными и замечательными вещами. Как и все деревенские, мэр всегда поражался этим домом, и неважно сколько раз он уже бывал здесь.

- Ну, Райд, что тебя тревожит? - неожиданно резко спросил Сэр Джордж, как будто атакуя не приготовившегося врага. Тебя тревожит ребенок, его мать или драконы, а может все вместе?

- Откровенно говоря, драконы, - отозвался мэр.

- Я так и думал.

- Я не очень то много могу сделать, чтобы защитить народ от атаки банды драконов, - объяснил мэр. - Единственное, что мне пришло в голову эвакуация в Аалбанфорд, где, как ты знаешь, расположен основной гарнизон, но это означает длинное путешествие по снегу. Так что я и подумал, может быть ты расскажешь мне о драконах, и насколько велика опасность, по твоему. Настойчивы ли драконы в преследовании своих жертв?

- О, драконы могут быть очень настойчивы, - сказал Сэр Джордж, беря стул и садясь по другую сторону камина. - Они живут долго - настолько долго, что даже эльфы кажутся недолговечными по сравнению с ними. Но в отличии от эльфов, они действуют быстро, не откладывая дела в долгий ящик, и не успокаиваются, до тех пор пока дело не сделано. Особенно они целеустремлены, когда злы или напуганы.

Мэр Аальстен выглядел более испуганным, чем когда бы то ни было. - И как ты думаешь, они привяжутся к нам?

Сэр Джордж пожал плечами. - Откровенно говоря, я верю, что они удовлетворены тем, что убили своего врага, и улетели домой. Если бы они заподозрили, что их жертва ускользнула,они были бы здесь уже давно, так как кроме деревни ей больше некуда податься. И по меньшей мере, мы бы увидели, как они носятся над горами.

- И все-таки, если они появятся? - спросил мэр, понемногу успокаиваясь. -Что мы сможем сделать тогда?

- Вы - ничего, за одним исключением: послать за мной как можно быстрее.Я знаю, что сказать им.

Аальстен заинтересованно взглянул на Сэра Джорджа. - Ты думаешь, что сможешь обмануть их?

- Я не собираюсь обманывать их, - спокойно объяснил Сэр Джордж. - Если они придут и будут спрашивать, а они всегда так поступают перед атакой, я скажу им правду. Женщина, которую они ищут, умерла прошлой ночью.Это должно понравиться им, и они вернуться домой.

- А если они спросят о ребенке? - спросил мэр.

- Вот тогда я начну врать. - Он отмел проблему широким жестом. - Если женщина мертва, почему их должен беспокоить ребенок?

- А ты сможешь?

- Конечно. Как мне представляется, у нас только три возможности. Или мы сражаемся, что невозможно, или мы бежим, что непрактично и смертельно опасно, или мы убеждаем драконов оставить нас. Как ты видишь, я не пакую чемоданов, не правда ли? Если ты мне позволишь похвастаться, я думаю, что являюсь единственным человеком в деревне способным уговорить драконов убраться.

- Так вот почему ты сказал мне прошлой ночью послать за тобой, если драконы появятся, - сказал мэр и впервые слегка улыбнулся. - Это счастье для всех нас, что у нас есть такой человек, как ты, который может оставить в дураках даже дракона.

Сэр Джордж решил про себя, что это комплимент, а не оскорбление. Итак, что ты собираешься делать с ребенком?

- Я полагаю, мы оставим его в деревне и будем воспитывать как нашего собственного, если кто-нибудь не предложит что-либо лучшее.

- Может быть кто-то захочет усыновить его? - спросил Сэр Джордж.

- О, нет. Он будет расти под опекой деревни, - сказал мэр. - Возможно ты не знаешь, но старинный закон Флэмов запрещает усыновление, чтобы защитить право наследования настоящих детей, которых,впрочем, может и не быть.

- Мне представляется, что это чересчур, возьмем для примера меня. У меня нет наследника, и нет никаких шансов, что он когда-нибудь появиться.

- Хорошо, в таком случае ты можешь выбрать кого-то своим наследником, и он получит твое имя и состояние после твоей смерти, но не раньше.

Очевидно Сэр Джордж погрузился в какую-то глубокую битву с самим собой, пытаясь решиться на поступок, которого он то ли боялся, то ли ненавидел. Хорошо, ребенок не будет ни наследником Флэмов, ни моим. Но ты мог бы поселить его у меня, и дать возможность парочке доброжелательных иностранцев усыновить его.

- Джордж, добрый люд этой деревни никогда не разрешит мне это, и даже страшно подумать, что Герцог Аальбан или Волшебники Флэмов сказали бы о таком неслыханном деле, - сказал Мэр Аальтен, отвергая предложение Сэра Джорджа. - Наш закон свят для нас. Он был с нами прежде, чем наш народ пришел в этот мир, и он одно из того немногого, что мы унесем с собой. Он требует, чтобы мы заботились о парне как о сыне нашего народа. И имей в виду, что то, что он пожелает сделать со своей жизнью, как только ему исполниться шестнадцать, целиком "его собственное дело".

- Да... пожалуй, - подумав согласился Сэр Джордж. - И к тому же я не слишком много времени провожу дома.

В действительности, когда он обдумывал этот разговор ночью, он ожидал именно такого развития событий, все сработало как ожидалось... возможно даже лучше. Он никогда не задерживался в одном месте надолго, и конечно не собирался оставаться в этой убогой пограничной деревушке дольше, чем нужно. Хотя, подумал он, возможно он мог бы подождать. Во всяком случае его любопытство было возбуждено и он мог бы находиться поблизости.