Компаньоны вернулись в то же самый лагерь,где они ночевали прошлой ночью, в голую каменную лощину у подножия горы. По меньшеи мере они спали немного удобнее, чем вчера. Черные облака начали подниматься, пока они спускались с горы, так что небо было ясное и после-полуденное солнце изливало на них тепло и свет, пока они не достигли подножия горы. Весь характер Земли Черного Песка изменился с подъемом облаков, как если бы многие злые духо отправились спать. Но осталась все та же выжженная, опасная земля, и они не осмелились отказаться от защиты Братьев-Яков.

Их три невероятных проводника ждали их на следующее утро, готовые вывести из этой предательской местности. Но прежде, чем тронуться в путь, Сэр Джордж собрал всех для быстрого обсуждения их намерений.

- Теперь, когда артефакт у нас, нам осталоась только одна задача начал Сэр Джордж. - Мы должны найти дракона. Но, как мне кажется, единственный вопрос - готовы ли мы к этому, или сначала надо сделать что-нибудь другое.

Перрантин громко вздохнул. - После того, через что мы прошли, иметь дело с драконом будет легко. Какие могут быть другие дела? Что касается запасов, у нас есть еда и припасы для лошадей по меньшей мере на три недели. А когда мы выедем из Земли Черного Песка, легко найдем пастбище для лошадей.

- Так ты думаешь, что надо немедленно направиться на поиски дракона?

- Не вижу, почему нет, - ответил маг. - И я говорю как тот дурак, который должен использовать посох против дракона.

- Я согласна с дураком, - добавила Сольвейг. - Мы знаем, что надо сделать. Давайте сделаем это.

Коринн кивнул. - Помните, что время не ждет, и если мы подчиним дракона, это вовсе не означает что мы выиграли войну. Мы только узнаем как иметь дело с драконами, только и всего. После этого еще многое надо будет сделать.

- В точности мои мысли, - согласился Сэр Джордж. - Тельвин?

- Я все еще не уверен, достаточно ли мудро для меня показаться дракону, - неохотно выдавил из себя тот. - Но я полагаю, что мы можем решить что делать, когда придет время.

- Тогда наша следующая задача - выбрать место, где мы будем охотиться на дракона, - продолжал Сэр Джордж. - Или, точнее, где мы скорее всего найдем дракона в ситуации, когда преимущество будет у нас. Я предлагаю вернуться в Провал Торкина. Я полагаю, что город захвачен драконами какое-то время назад. Если это так, мы скорее всего найдем одного-двух драконов, стоящих на страже в больших залах. Если мы сумеем застать дракона одного в подземелье в узком месте, где он не может летать и двигаться достаточно быстро, он не осмелится использовать свое пламя против нас. В то же самое время там много мелких туннелей, по которым мы сможем сбежать, если дела пойдут плохо.

Сольвейг тяжело вздохнула. - Ну, я полагаю, что это будет круто сидеть на куче и ждать пока дракон появится, а потом помахать ему нашей палочкой, если ему вздумается напасть на нас. Кстати, на каком расстоянии она действует?

- Откуда мне знать? - спросил Перрантин. - Не слишком большом, я полагаю. Не больше нескольких ярдов. При этих обстоятельствах, я согласен, что Провал Торкина - лучший выбор.

- Провал Торкина находится примерно в пяти днях езды на северо-запад отсюда, - сказал старый рыцарь. - Самый быстрый и легкий путь - вернуться на запад через северные степи, прежде чем повернуть на север по направлению к Вендарианскому Кряжу.

- Мы можем двинуться на северо-запад прямо отсюда, - объявил Рогатая Голова, подходя ближе и возвышаясь, как башня над ними. - С нами вы будете в безопасности, мы можем идти прямо к горам на север и запад через Черный Песок, даже если это более длинный путь. Если мы выедем сейчас, этой ночью вы сможете стать лагерем на мягкой траве.

Это действительно было разумное предложение, и сулило немало преимуществ. Можно было съэкономить день пути вдоль края Земли Черного Песка. Хотя оно и означало более долгую дорогу через сам Черный Песок, это не было проблемой, пока Братья-Яки вели и отпугивали злые создания и духов, охотившихся в этих местах. Так что они резво тронулись в путь, надеясь пересечь Землю Черного Песка только за один день. Братья-Яки могли идти очень быстрым шагом столько, сколько нужно. Даже Сэр Джордж не знал точно, куда они их ведут, но подозревал, что что где-то в двадцати пяти милях прямо перед ними начинаются горы. Это был долгий, трудный путь для лошадей. Дымка снова повисла над землей, хотя чувство опасности стало меньше.

Тельвин смог увидеть конец песков и зеленую траву степей сразу после полудня, но уже была ночь, когда они достигли их. Опять им пришлось около мили ехать по бледной, жухлой траве, прежде чем они достигли настоящей зеленой травы степей, среди которых желтели небольшие полевые цветы. Эти цветы были любимым лакомством Грохочущего Брюха, который срывал и ел их везде, где только их видел.

Этой ночью они встали лагерем на границе степей, дав воможность лошадям попастись от души после весьма скудных порций, которые они получали в Земле Черного Песка. На следующее утро компаньоны приготовились к длинному броску через северные степи к горам Вендарианского Кряжа и Провалу Торкина. Сэр Джордж порылся в своем дорожном мешке и вынул тотем безопасного прохода. Из уважения к этенгардцам, он снял флаг с древка и держал его внутри, чтобы не повредить. Этим утром он собирался в последний раз поговорить с Братьями-Яками.

- Нет больше злых созданий ни в этом месте, ни вдоль вашего дальнейшего пути, - объявил Рогатая Голова. - Если вы будете в опасности, мы вернемся. Теперь мы должны отдохнуть. Хотя это может и незаметно, но мы использовали очень много магии, чтобы защитить вас.

- Мы хорошо понимаем, что вы для нас сделали, - ответул ему Сэр Джордж. -И мы очень вам благодарны.

- Мы не можем помочь вам, когда вы покинете степи, так как здесь наша земля, а северные горы не наша, - продолжал Рогатая Голова. - Но если дела пойдут плохо, и драконы будут преследовать вас, вы можете вернуться в степи. Добрые духи этой земли сделают так, что мы сможем помочь вам.

Наконец они закончили собирать вещи, а Братья-Яки стояли и спокойно наблюдали, как они уезжают. Когда путешественники обернулись, их уже не было.

Через северные степи они проехали без приключений. В первый день своего двухдневнего пути они несколько раз замечали всадников Этенгара, но всадники всегда уважали их тотем безопасного прохода и не приближались. Когда же они пересекли реку Стрил и подошли совсем близко в к великим горам восточного Вендарианского Кряжа, они вообще не увидели никого. Жители этого района полностью сбежали из него.

По мере приближения к горам, степи становились все более неровными, холмы поднимались и опускались, подьемов и спусков становилось все больше и больше. В таких местах они были неспособны увидеть опасность издали, за исключением моментов, когда они находились на верхушках холмов. По меньшей мере холмы были еще не так круты и высоки, чтобы было необходимо объезжать их, и они продолжали двигаться довольно быстро. Здесь было более чем достаточно богатых пастбищ для лошадей, так что они сумели сохранить свои ограниченные запасы фуража на будущее. Да и воды хватало, благодаря многочисленным холодным, чистым потокам, текущим с гор.

Когда горы стали совсем близко, Тельвин начал думать о битве, которая им предстоит. Он мог видеть драконов, пролетающих над Вендарианским Кряжем задолго до остальных, даже хотя до гор оставался еще день пути. Он не был в этом до конца уверен, так как они приближались с другого направления, но горы Трех Огней и Провал Торкина похоже стали областью, населенной только драконами. Увидев третьего подряд дракона, парящего над горами, он спросил себя, возможно ли, что город гномов еще не пал. А еще вопрос, на который не было ответа: смогут ли они при таком количестве драконов поблизости, изолировать одного из них и подчинить.

Но даже и в таком случае, проблема с подчинением дракона не очень волновала Тельвина. Он тревожился о том, какая роль будет отведена ему. Кроме того он постоянно думал о своей маме и ее битве с красными драконами, битве, в которой она победила ценой жизни. Он опасался, что драконы Провала Торкина узнают его. Он не мог забыть и духа-дракона, наблюдавшего за ним на Горе Мира. Он хорошо понимал, что меньше всего на свете ему нужна драконья ярость, переходящая в безустанную охоту на него до его смерти. Хотя его мать и была могучей волшебницей, могущей сражаться с целой бандой драконов, он знал, что его собственное магическое умение, увы, весьма ограничено.

- Почему ты выглядишь таким озабоченным? - спросила Сольвейг, подскакав к нему поближе. -Ты опять думаешь о драконах?

- Я все думаю о том духе-драконе, который прогнал призрак моей мамы, а потом смотрел на нас, когда мы спускались с горы. Я уверен, что он узнал меня. Вот я и спрашиваю себя, может ли обычный дракон узнать меня точно так же, как и этот.

- Это далеко не тоже самое, - сказала ему Сольвейг. - У духов есть свои пути узнавать вещи. Они спрашивают других духов, или заглядывают в твои мысли. Вот почему, кстати, страж знал о тебе и о Сэре Джордже. Драконы, которых мы встретим, могут быть огромны и могучи, но они все же обычные смертные твари.

- Но у этих драконов есть причина знать меня, - заметил Тельвин.

- Я верю, что ты совершенно прав, желая чтобы драконы тебя не видели, сказала Сольвейг. - Да у тебя и нет причин показываться им. Перри и Сэр Джордж выполнят задачу подчинения дракона с помощью артефакта. Мы, остальные, будем просто смотреть.

Именно тогда Тельвин пришел к выводу, что его потерянное наследство может быть чем-либо, что он предпочел бы не знать, что его прошлое само вылезет когда-нибудь перед ним. И еще он решил, что никогда не покажется на глаза драконам, однако не мог отделаться от чувства, что скоро он узнает что-то, что ему лучше не знать.

Он постарался отделаться от этих мыслей, подозревая, что только запугивает сам себя. Определенно Перрантин и Сэр Джордж поболтают с драконом и они снова пустятся в путь. Дракон никогда и не узнает, что Тельвин там был. И все-таки он был уверен, что загадка его происхождения и его странной связи с драконами имеет простое, логичное объяснение. Он напомнил себе, что никогда не думал чересчур много о своем странном прошлом, пока был моложе, так что с чего бы это вдруг воображать о себе всякие странные вещи теперь.

Они направлялись прямиком на север по направлению к горам. Пока они скакали по покрытым травой холмам степей, земля постоянно поднималась, резко переходя в лесистые предгорья и низкие откосы Вендарианского Кряжа. Сэр Джордж и Сольвейг, поправляя друг друга, вывели всю компанию почти точно на каменистую дорогу, ведущую вниз из Провала Торкина. Они оказались в лесу очень вовремя, так как спустя короткое время три красных дракона медленно проплыли над отрогами гор, как бы охраняя южную границу Вендарианского Кряжа. Если бы путешественники были бы еще в степи, всего в нескольких милях от леса, их бы точно заметили.

Сэр Джордж приказал остановиться только спустя пару часов после того, как дорога начала карабкаться в предгорья. В ту ночь они разбили лагерь немного пораньше, выбрав место среди деревьев и обломков скал с таким рассчетом, что бы их было не видно сверху. Только тогда Сэр Джордж снял тотем безопасного прохода с древка и, аккуратно сложив, убрал его в один из вещевых мешков. Они тщательно проверили своих коней и их сбрую, убедились, что ни одна из лошадей не потеряла подкову, что было бы очень опасно теперь, когда они сменили мягкую траву степей на твердый камень гор. Затем Сэр Джордж собрал всех вместе чтобы решить проблему: как лучше всего попасть в город гномов.

- Мы не можем просто так взять и въехать в главные ворота, - напомнил он им. - Это было очень опасно в последний раз, когда мы были здесь, а ведь нам помог запоздалый зимний шторм, который загнал драконов в укрытие и помог нам проскочить.

Сольвейг энергично согласилась. - Наша единственная надежда - найти такой путь в город и обратно, о котором драконы не знают. Я думала об этом, и верю, что наша единственная надежда - вернуться в Провал Торкина тем же путем, которым мы выходили из него тогда, когда были в нем последний раз. То хорошо укрытое ущелье даст нам возможность быть невидимым сверху последние несколько миль пути. Об этих воротах драконы могут не знать, так как они слишком малы для них.

- Да, похоже это единственный способ, - согласился Сэр Джордж.

- Нам будет не очень-то хорошо входить со всеми нашими лошадями, добавила она. - Я предлагаю устроить скрытый лагерь неподолеку от ворот и оставить там лошадей и большую часть экипировки, и один или двое из нас будут его сторожить. Остальные войдут в город. Если у нас будут проблемы, и нужно будет быстро бежать, ущелье снова может спасти нас.

- Разве бегство не будет опасно при любых обстоятельствах? - спросил Тельвин. - Мы будем в безопасности только если подчиним дракона, но потом нам придется быстро уходить, и мы не можем взять его с собой. Будет ли он уважать условия перемирия и хранить мир, когда мы уже не будет принуждать его к этому силой?

- Драконье право очень запутанно в этом вопросе, - сказал Сэр Джордж. Дракон, который сдался, обычно будет хранить мир, когда его освободят, хотя, скорее всего, он просто будет ждать, пока не представится возможность отомстить. Но имейте в виду, что у нас есть оружие, чья сила способна победить дракона. Это означает, между прочим, что оно может и убить дракона. Я надеюсь, что драконы это оценят, и мы сможем успешно сражаться, если понадобится. Ты согласен со мной, Перри?

Перрантин безнадежно пожал плечами. - Мне нечего сказать. Просто найдите мне дракона и дайте подойти к нему достаточо близко, чтобы я мог сделать свое дело. Я оставляю вам найти путь, как это сделать.

- Кто останется сзади сторожить лошадей? - спросил Коринн.

- Перри должен идти, и я думаю, что я тоже, - сказал Сэр Джордж. - Я хотел бы, чтобы Сольвейг пошла с нами, чтобы помочь нам войти и выйти из ущелья.

- Я мог бы остаться сторожить лагерь, - сказал Тельвин. - В любом случае мне лучше держаться от драконов подальше.

- И я могу остаться, - добавил Коринн. - Я не сложен для лазания по горам. И вы можете назвать меня сентиментальным дураком, но у меня не хватает мужества взглянуть на разрушенный Провал Торкина.

- Я понимаю, - согласился Сэр Джордж. - Я сам был бы рад не видеть это. Но если ты считаешь, что можешь управиться с лагерем один, я предпочел бы взять Тельвина с нами.

- Я могу стать большой проблемой для вас, - сказал Тельвин.

- Я не думаю, что ты можешь навлечь на нас больше опасностей, чем мы уже нашли сами, - сказал ему старый рыцарь. - Я согласен, что ты не должен показываться любому дракону, которого мы повстречаем, но я думаю, что ты должен там быть. Твое прошлое и, возможно, твое будущее неразрывно связано с драконами, и сейчас самое время поискать какие-нибудь ответы. Впрочем, я оставляю это целиком на твое усмотрение.

Тельвин уперся взглядом в землю, потом вздохнул. - Вы правы. Осторожность говорит мне остаться сзади, но я должен знать. Когда-нибудь я захочу пойти домой, и не важно какой он, мой настоящий дом.

Возможно, если бы они знали Провал Торкина лучше, они могли бы придумать лучший план, а так они были рады и этому. Самая опасная часть путешествия предстояла завтра, так как они должны были идти по дороге в разгар дня до того места, где можно было устроить лагерь. Предстояло ехать целый день, останавливаясь в укрытии под защитой скал и валунов, когда драконы будут поблизости. Во время их последнего путешествия сюда высоты были покрыты снегом, стояли последние дни зимы. Теперь была весна, хотя здесь было холоднее, чем в степях ниже, и последние клочки снега оставались только в самых глубоких впадинах между скалами. Стойкие трава и мох зеленели повсюду, усеянные крошечными белыми, желтыми и розовыми цветами.

Но только драконы, занятые какими-то своими делами, двигались на восток или запад вдоль Вендарианского Кряжа. Пролетая маленькими группами или поодиночке, драконы поднимались повыше длинными, неторопливыми взмахами широких крыльев, чтобы избежать внезапных порывов ветра, который мог их сбросить с высоты. Они определенно не были на страже, так как летели прямо, и даже не смотрели вниз. Вообще не было видно драконов-разведчиков в области Провала Торкина, разве что где-то высоко в воздухе, или, возможно, на каком-нибудь высоком пике или скальном карнизе. Все это говорило о том, что город гномов пал, и возможно уже давно. Было даже возможно, что драконы вообще оставили Провал Торкина, перенеся внимание в другие места.

Путешественники смогли, без особых проблем, найти тропку, ведущую вниз с основной дороги в ущелье. Тельвин хорошо помнил это место еще с их последнего визита. Он мог видеть ту высокую скальную полку, где в засаде лежал спящий дракон. Посмотрев вниз он увидел тот узкий путь у подножия скал, где он вел лошадей. Они повели своих лошадей вниз на тот же путь, чувствуя себя намного лучше теперь, когда они уже не были на открытом месте. Самое лучшее место для устройства лагеря , где они могли оставить лошадей и снаряжение, было прямо здесь, в тесной сосновой роще, которая заполняла нижний конец ущелья. Ручей с громким шумом бился между валунами, набросанными между деревьями, его грохот должен был скрыть обычный шум, производимый лошадями. Тогда, когда они были здесь, дно ущелья было укрыто глубоким снегом, а теперь Тельвин смог разглядеть поверхность ущелья как следует. Одна вещь, которую он не видел раньше, и котороя могла оказаться полезной, была в том, что дорога шла дальше вниз по ущелью. Так как она уводила вниз от главной дороги, она должна была вести куда-нибудь. По меньшей мере она вела в правильном направлении, вниз с гор. Если им будет нужна хорошо укрытая дорога во время бегства, то они могли бы пойти этим путем.

Ночь они провели в лагере, так как было уже поздно. На следущее утро они сделали последние приготовления. Те, кто должен был идти,переоделись во все темное, чтобы быть невидимыми в плохо освещенных коридорах города гномов. Они оставили или прикрыли одеждой все, что было сделано из металла, так как это могло их выдать внезапным отблеском света или шумом. Потом Сэр Джордж переговорил с Коринном. Они должны были постараться вернуться к ночи, так что их отступление из Провала Торкина будет под покровом тьмы. Дварф должен был оседлать их лошадей, и подготовиться к немедленному бегству раньше, чем драконы поднимут шум.

Остальные начали подьем по узкому ущелью к потайным воротам в Провал Торкина. Расстояние было не велико, не больше пяти миль, хотя в первый раз казалось намного больше. Даже не торопясь, они достигли ворот к полудню. Без сомнения, это было то самое место. Все очень хорошо запомнили небольшую пещеру с обратной стороны огромного серого валуна, окруженного крупными булыжниками. Сэр Джордж подошел поближе, чтобы лучше видеть. Через минуту он позвал Тельвина, чтобы тот зажег магический огонь. Вскоре они вернулись обратно, совершенно ошеломленные.

- Ну что? Ворота уничтожены? - спросила Сольвейг, уже убежденная, что у них неприятности. Ведь не было ни малейшего знака, что драконы атаковали или обнаружили эти ворота. - Вы забыли как открыть ворота?

- Невозможно открыть ворота снаружи, - довольно мрачно сообщил Сэр Джордж. - Это путь для бегства. Гномы совершенно специально сделали так, чтобы было невозможно открыть их снаружи для защиты от воров, которые могли попытаться украсть их секреты. Это-то я и забыл.

Сольвейг округлила глаза. - О, умоляю вас! Среди множества ваших талантов безусловно есть и навыки умелого вора. Разве вы не смогли найти щеколду?

- Что ты полагаешь я могу сделать? - проворчал Сэр Джордж. - Я знаю, как гномы делают свои дела. Проблема с односторонней дверью, по меньшей мере с точки зрения вора, в том, что она не может быть открыта снаружи никем и ничем.

- Тогда что вы предлагаете? - спросила она. - Мы в тупике?

- Нет... мы просто должны добраться до главных ворот, - объяснил он. У нас там не должно быть каких-либо проблем.

- Ого! Проблем с замками, вы имеете в виду.

- Нет, конечно нет, посколько я полагаю, что драконы открыли главные ворота, когда ворвались в город. И я не думаю, что мы найдем там драконов, если ты это имеешь в виду. Они нынче владеют этим местом, и только идиот может полезть в главные волота.

- Тогда все это означает, что это дорога для нас, - сухо сказала Сольвейг.

И они начали медленно и долго карабкаться по крутому склону ущелья вверх, на скальный уступ. Поначалу путь был весьма труден, так как склон был усеян огромными валунами, чахлыми деревьями и кустами. Ближе к вершине утес стал почти отвесным, и пришлось пережить немало неприятных минут,пока они не забрались на его каменистю верхушку. Сэр Джордж был вынужден заменить изящный протез руки, который он обычно носил, на более крепкий, из страха погнуть или даже сломать его. Еще труднее пришлось Перрантину, который был скорее ученый, чем путешественник. Но когда они наконец добрались до верха, то были потрясены, обнаружив себя прямо на широкой площадке перед главными воротами Провала Торкина. Они помнили, что им пришлось пройти довольно большое расстояние, чтобы достичь тайных ворот изнутри, и поэтому ожидали, что между двумя воротами по меньшей мере одна-две мили.

Главные ворота Провала Торкина были выломаны. Драконы ломали непрочный камень утеса до тех пор, пока не обнажилась стальная рама огромной скользящей двери, и показали совершенно невероятную силу, выломав ворота целиком из горы и забросив их в сторону. Это сразу отвечало на вопрос, пал ли город гномов или нет. Путешественники быстро скользнули в разрущенные ворота, опасаясь оставаться на открытом месте.

Сэр Джордж сделал несколько шагов внутрь, потом остановился. - Как-то здесь странно пахнет, или мне это кажется?

- Вам кажется, Джордж, - сказала ему Сольвейг с совершенно невинным лицом.

Все вошли внутрь, убедившись, что ни один дракон не поджидает их в засаде рядом с дверью. Здесь было слишком много мест, где можно было укрыться, разнообразные склады и стойла вместе с большими комнатами, которые служили конюшней подземному городу. Ни одно из них, однако, не могло скрыть даже очень маленького дракона. Животные все исчезли, да и вообще не осталось ничего, за исключением пары небольших повозок. Если Сэр Джордж что-то почуял, то запах мог доноситься из конюшни. Но не было ни малейшего признака битвы, за исключением разрушенных главных ворот. Возможно, что никто и не собирался защищать ворота. То ли гномы все полностью эвакуировались, то ли последовали совету и забаррикадировались в отдаленных проходах.

- Я спрашиваю себя, а были ли вообще драконы здесь, - сказала Сольвейг. - Некоторые из световых шаров работают до сих пор.

- Боюсь, что это ничего не значит, - ответил ей Сэр Джордж. - У гномов есть машины, которые поддерживают магию, заключенную во многие из их устройств. Свет все еще горит в большинстве из их покинутых городов, и будет гореть еще столетия.

Если драконы и были здесь, то они не разорили подземный город, как этого ожидал Тельвин. Провал Торкина был нечто большее, чем просто вереница огромных пещер, как большинство городов гномов и дварфов. Многие из его более маленьких комнат были вырублены в мягком вулканическом камне. Из-за этого здесь было не слишком много мест, куда существо, размером с дракона, вообще могло войти, даже если это был маленький дракон. Так что единственной частью города, открытой для них, была цепочка основных залов и широких коридоров, лежащих на прямой линии и ведущих в сердце большого плато, внутри которого был Зал Провала. Возможно, драконы посмотрели, как мало места для них, и ушли. А если даже один дракон и остался, было очень мало мест, где он мог бы быть.

- Теперь тихо, - предупредил остальных Сэр Джордж. - Если бы я был дракон, я бы двигался всю дорогу спиной вперед. Самое вероятное место для лежбища - Зал Провала, так как падающая вода создает там приятную свежесть и холод.

- Разве драконы не любят тепло? - спросил Тельвин.

Сэр Джордж покачал головой. - Драконы рождены, чтобы парить в небесах на крыльях ветра, а там довольно-таки холодно. И у такого большого, активного существа нет проблем сохранить свое собственное тепло. Ты же знаешь из легенд, что все драконы проводят большую часть своего времени в своих норах, весьма холодных местах под землей, без солнца. А теперь ни слова.

Когда они вошли поглубже в галереи, Тельвин очень быстро убедился, что Провал Торкина очень серьезно пострадал от атак драконов. Он припомнил последний приступ, который начался в то утро, когда они убегали из города, и драконов, парящих над плато, и снова и снова извергавших из себя грохочущие, как молнии, потоки огня. Слабый вулканический камень плато не мог устоять перед такими атаками, в стенах образовались огромные трещины или даже разломы, которые они видели еще в прошлый раз.

Теперь, однако, разрушения были намного хуже. Цепочка главных комнат была еще в сравнительно хорошем состоянии, так как их своды были укреплены массивными колоннами и балками, поддерживавшими хрупкий природный камень. Но и здесь новые трещины появились между колоннами, а небольшие куски стен и потолка просто исчезли. Боковые же коридоры, большинство из которых было слишком мало, чтобы требовать дополнительных опор, были в ужасном состоянии. Потолки некоторых из них вообще обрушились. Некоторые световые шары еще действали, хотя большинство было уничтожено, и в коридорах было темнее и мрачнее, чем раньше. Интересно, что обломки в основных коридорах были убраны в стороны, или лежали грудами в темных углах, хотя в более маленьких проходах они валялись повсюду. Это наводило на мысль, что драконы приходят сюда достаточно часто, чтобы поддерживать чистоту.

Они были уже недалеко от конца анфилады основных залов, и казалось, что если они и найдут драконов, то те будут в точности там где, согласно предсказанию Сэра Джорджа, они и должны быть. Из предосторожности Сэр Джордж повел свою команду на галерею,опоясывающую Зал Провала сверху. Относительно высокие массивные каменные перила, ограждавшие галерею, могли дать им хоть какую-то защиту, как скрыв их во время приближения к цели, так и от атаки, если дела пойдут плохо.

По меньшей мере сам провал был на месте. Они могли слышать его глухой грохот уже в галереях задолго до самого Зала Провала. Тельвин вспомнил свой первый визит сюда - энтузиазм Коринна, как дварф учил его йодлю, как йодль эхом отдавался в зале. Когда наконец из-за перилл он смог рассмотреть помещение, то увидел, что Зал Провала почти не пострадал. Разрушения были крайне незначительны. Поток все также тек по своему руслу,его ледяная горная вода низвергалась в узкий желоб, вся в своей собственной холодной дымке, и большой бассейн ниже был также на нужном уровне. Единственное настоящее различие было в том, что на полу, за бассейном, спали два красных дракона большой самец и самка.

Тельвин боязливо отступил назад от перил, вернувшись в глубокую тень прохода за его спиной. За вся свою жизнь он никогда не видел живого дракона так близко от себя, и вид этих двух созданий пробудил все его инстинктивные страхи. По меньшей мере он был рад тому, что на этот раз не он пойдет первым.

Перрантин уселся на пол, положив свой рюкзак на перила. Он аккуратно убрал чехол, покрывающий головку посоха. Красный камень, который держала в руках фигурка дракона, был зловеще-багровым, а сапфировые глаза сверкали своим собственным светом. - Я считаю, что мы должны использовать эту штуку до того, как они проснутся.

- Можем мы их взять сразу обоих? - спросил Сэр Джордж.

- Я не уверен, что это нам поможет, - ответил маг. - Если мы подчиним первого, второй будет под большим впечатлением от увиденного. У них нет досточно места для полета. А кроме того, у нас весьма небольшой выбор, не правда ли? Если мы будем сидеть и ждать, пока один уйдет, мы только рискуем быть обнаруженными.

- Достаточно верно, - согласился Сэр Джордж. - Тельвин, приготовься вывести нас отсюда, так как ты единственный, кто может хорошо видеть в темноте. Но ни в коем случае не показывай себе дракону.

Перрантин и Сэр Джордж осторожно прошли под прикрытием перил к дальней стене Зала, где начиналась широкая лестница, ведущая вниз. Соблюдая осторожность на каждом шагу они двигались беззвучно, но медленно, причем маг держал свой посох перед собой. Тельвин и Сольвейг следили за ними из своего укрытия на галерее, переживая почти так же, как если бы они сами стояли лицом к лицу с драконами. Они могли только ждать, их сердца и животы трепетали от страха, зная слишком хороо, как мало они могут помочь, если события примут дурной оборот.

Ближайший к ним ним дракон, огромный самец, лежал прямо за нижним концом лестницы так, что его нос оказался буквально в нескольких ярдах от последней ступеньки. Через какое-то время Перрантин остановился и знаком показал что Сэр Джордж должен остаться сзади и что дальше он пойдет один. Тельвин усмехнулся про себя, храбрость мага казалась безгранична, и это было тем более удивительно, что он совсем не выглядел храбрецом. Но дракон знал о посетителях уже тогда, когда они были на лестнице, он поднял свою большую голову и взглянул на них.

- Что вам надо здесь? - спросил он наконец. - Гномы ушли, и забрали лучшую часть своих сокровищ с собой.

- Мы пришли задать тебе пару вопросов, - ответил Перрантин, пытаясь, чтобы его голос звучал твердо, но не оскорбительно. - Я предпочел бы, чтобы ты просто сказал нам то, что мы хотим узнать, но я готов использовать против тебя этот артефакт с силой энтропии. Потом мы уйдем.

Дракон округлил глаза и громко вздохнул, как бы умоляя драконьего бога послать ему терпение. - Боюсь, что ты должен показать мне, как этот артефакт действует.

- Пожалуйста, но я тебя предупредил, - ответил Перрантин.

С этими словами он сделал четыре быстрых шага вперед и ткнул дракона в кончик носа головкой посоха. Произошла небольшая вспышка бело-голубого света, но не слишком впечатляющая. Дракон отдернул свою голову в испуге, пару раз потер нос, глубоко вздохнул и чихнул. Перрантин глянул на посох в недоумении, понимая, что выделенной им силы недостаточно, чтобы поразить дракона. У Тельвина екнуло сердце, когда он понял, что произошла катастрофа. Едва ли средство, которое заставило дракона чихнуть, сможет его подчинить.

- Да, это один из тех дней, - сказал самому себе Перрантин, отдавая посох Сэру Джорджу. - Время для Плана Номер Два.

Пока дракон тряс головой, маг сунул руку в карман и вытащил кусок белой ткани и небольшую коричневую бутылку. Тельвин подумал, что он узнает бытылку содержащую зелье, вызывающее гипнотический контроль. Когда дракон протянул голову вниз, чтобы посмотреть на своих противников, Перрантин швырнул свой лоскут прямо ему в лицо, опять целясь в кончик носа. Дракон вздрогнул, на его лице появилось очень удивленное выражение, потом он опустился на пол и замер,глядя в никуда бессмысленным взглядом.

Магу Перрантину действительно удалось подчинить дракона, хотя и не тем способом, который он собирался использовать. Если бы они знали заранее, что это сработает, можно было бы попробовать его раньше. Однако иметь подчиненного дракона и быть способным удержать и распросить его, это не одно и тоже. Второй дракон проревел яростный вызов, поднялся и приготовился к атаке. Сэр Джордж и маг уже бежали, спасая свои жизни.

- Быстро, назад к главным воротам, - громко крикнул Сэр Джордж, исчезая вместе с Перрантином в темных коридорах ниже галереи.

Сольвейг и Тельвин поняли, что это предупреждение для них, и изо всех сил метнулись в темный коридор за галлереей, который вел в том же направлении, как и тот, в который вбежали их компаньоны. Второй дракон заметил их движение и бросился в битву. Схватившись передними лапами за перила, которые начали рушиться под его весом, он сунул свою голову в тот же коридор. Коридор был достаточно широк и туда влезла не только его голова , но и большая часть длинной шеи. Но, к счастью для беглецов, они были уже вне пределов досягаемости. Тельвин бежал так быстро, как только мог, подхлестываемый к тому же ужасной мыслью, что дракон может наполнить туннель пламенем.

Но коридор оказался слишком тесным, для того, чтобы дракон смог достаточно вздохнуть и пустить в хол свое природное оружие. К тому же хрупкий камень, и так ослабевший во время атак на подземный город, внезапно начал рушиться, пыль и обломки камней посыпались на голову дракону. Тот отпрянул, невредимый, но должно было пройти несколько минут прежде, чем он сумеет полностью освободиться.

Сольвейг и Тельвин выбежали на другую сторону открытой галереи, слетели по лестнице, ведущей вниз, и нашли остальных, ждущих их.

- Я опасался, что вы мертвы! - воскликнул Сэр Джордж, увидев их.

- Только в ваших мечтах, - ответила Сольвейг, когда она и Тельвин скатились со ступенек. - Тогда вы могли бы не заплатить мне.

- За эту работу я тебе точно не заплачу, - напомнил ей старый рыцарь, который заставил ее остановиться на момент, чтобы она пришла в себя. Затем он задумался, игнорируя ее. - Мы должны найти проход, ведущий к тайным воротам.

- Однако вы сказали, чтобы мы бежали к главным воротам, - удивился Тельвин.

- Это именно то, что должен подумать дракон, - объяснил ему Сэр Джордж.

Они были в отчаянии. Первый дракон выбыл из боя по меньшей мере на час, и в данный момент лежал бесчувственным бревном, которое можно не замечать. Но второй дракон очень скоро освободится, и будет преследовать их, полный ярости. То, что им было нужно сейчас, так это найти боковой коридор и исчезнуть в нем прежде, чем он окажется настолько близко от них, что сможет заметить, куда они идут. Но то, на что они вообще не рассчитывали, оказалось третьим драконом, который быстро приближался к ним с другой стороны, застигнув их врасплох.

Этот дракон был еще больше, чем другие два, он был так велик, что его сложенные крылья только с трудом пролезали в проходы между залами. Как раз в центре такого прохода они его и заметили, и у них не было надежды попытаться исчезнуть мгновенно. Он заторопился, заметив их, стремясь достичь открытого места, где он мог сражаться. Очень быстро он оказался в большом открытом зале, и выпрямился, усевшись на свои огромные ягодицы у входа в зал, сторожа единственный путь из зала.

Затем он немного помедлил, уставившись на них в полном недоумении. Затем он вытянул свою голову вперед так, что его глаза смотрели прямо в глаза Тельвина, слишком близко, чтобы хоть один из них мог отчетливо разглядеть другого. Тельвин отпрыгнул назад, настолько переполненный своим инстинктивным ужасом перед драконами, что едва не потерял сознание. Драконы нашли его и признали в нем своего врага, так что он не сомневался, что ему осталось жить считанные мгновения. В этот момент дракон слегка отдернул голову и на его лице появилось выражение сильнейшего удивления, даже испуга.

- Пророчество, - воскрикнул он. - Предсказанный жив. Пророчество еще может исполниться.

- Убей его, - пророкотала самка из отдаленного коридора, и ее силуэт внезапно появился из темноты. - Убей его сейчас.

- Я должен взять их в плен, - сказал другой дракон, потом глянул вниз. - Предатель, какова твоя роль во всей этой истории? На что ты рассчитывал, приведя его к нам?

- Я уверен, что не знаю, о чем ты говоришь, и это абсолютная правда, возразил Сэр Джордж, его голос звучал очень искренне. - Я никогда не слышал ни о каком Пророчестве.

- Дурак! - прошипел ему дракон, потом опять пристально уставился на Тельвина. - Я убью тебя сейчас, и Пророчество вместе с тобой.

Большой красный дракон должен был придержать свое пламя зная, что если он использует его в таком замкнутом пространстве, то уничтожит их всех. Вместо этого он вытянул свою огромную голову вперед, чтобы растерзать свою жертву. В тот же момент Сэр Джордж внезапно замерцал, изменил свою форму, и на его месте оказался драк, похожий на небольшого коричнего дракона, с могучими задними ногами, способный так же быстро бегать как и летать. Но этот драк уже никогда не полетит снова, так как у него не было кончика левого крыла. Драк сгрупировался и бросился вперед. Как пушечное ядро он пролетел над Тельвином и врезался в длинный нос дракона.

Сэр Джордж-драк был не намного больше, чем Сэр Джордж-человек, так что его атака была не слишком успешной. У драков нет огненного дыхания настоящих драконов, а их мелкие зубы не способны прокусить толстую кожу красного дракона. Дракон жестко тряхнул головой, и Сэр Джордж отлетел к каменной стене зала. Но в этот момен атаковал Тельвин. Он конечно был потрясен трансформацией, но он знал, что старый рыцарь атаковал дракона, чтобы спасти его. Действуя в ярости, не понимая, что он делает, он поднял руки и шагнул вперед. Дракон оказался с ним лицом к лицу, их взгляды встретились, каждый старался удержать другого в это мгновение. Внезапно красный дракон замер, скованный каким-то гипнотическим заклинанием.

Тельвин повернулся лицом к самке, но та заколебалась и бросилась обратно в тьму, неуверенная в своих силах. Это дало компаньонам время перестроиться. Сольвейг поторопилась помочь Сэру Джорджу подняться с пола. Поначалу он двигался замедленно, но потом, придя в себя, внезапно вернулся к своему обычному виду. По реакции остальных членов компании Тельвин понял, что он был единственным, кто не знал, что втайне Сэр Джордж был человеком-драком. На какое-то мгновение Тельвин почувствовал подозрительность по отношению к старому рыцарю, который, благодаря своему родству с драконами, был связан тесными узами с его смертельными врагами. Но затем Тельвин вспомнил, что его мать сказала ему, что он может доверять Сэру Джорджу во всем, и ничто не могло заставить его думать иначе.

У Сэра Джорджа был сильный ушиб, и с этого момента Тельвин стал командовать их компанией, послав остальных вперед, вокруг тела подчиненного дракона, в коридор за ним. Сам он оставался сзади, не отрывая глаз от самки, которая глазела на него из глубокой тени противоположного коридора. В этот момент только его присутствие удерживало ее от атаки. Она узнала и боялась его, хотя он и не знал, почему.

Идя спиной вперед, Тельвин скользнул в узкое пространство между лежащим неподвижно драконом и стеной прохода, потом повернулся и побежал вслед за товарищами. Неподвижный дракон был очень эффективным барьером, который мешал самке броситься на них, и давал им возможность сбежать. Только теперь, когда момент отчаяния прошел, Тельвин начал понимать, что он только что сделал. То, что он никак не мог понять, как он смог сделать такие вещи, так как его познания в магии никак не могли дать ему такую огромную силу. И он опять испугался, на этот раз самого себя.

Через какое-то время они достигли следующего большого зала, который раньше был рыночной площадью. Здесь тоже была галерея на втором уровне, и оба уровня были точкой пересечения нескольких кородоров. Теперь, по меньшей мере, они точно знали, где они находятся. Самый большой из правых коридоров вел в внутренние комнаты и, в конечном счете, к тайным воротам. Достигнув центра зала Тельвин повернулся лицом к темному проходу, из которого они вышли, и снова поднял руки. Едва видимая магическая аура окружила его, мерцая во тьме, копье света вылетело из его руки и ударило в потолок. Хрупкий камень не выдержал и рухнул, закрыв отверстие.

- Это должно задержать их на какое-то время, хотя и не так долго, как я бы хотел, - сказал Сэр Джордж. - Проход слишком тесный, и у них есть только одна возможность очистить его - использовать собственные головы, чтобы пробиться через булыжник.

- Как долго они будут под заклинанием? - спросила Сольвейг.

- Тот, которого уложил Перрантин, будет лежать еще добрую часть часа, как и любой другой на его месте, - ответил он. - Парень же использовал заклинание удержание против второго, а ведь это заклинание не работает против существа, размером с дракона, во всяком случае так всегда думали. Дракон может сломать его сам, или даже самка может сделать это для него.

- Не можем ли мы теперь выйти через главные ворота? - спросил Перрантин. - Мы все должны выбраться из города до того, как эти бестии вырвутся на свободу.

- Нет, тайные ворота - все еще наша лучшая возможность, - ответил Сэр Джордж. - Нам нужно сбить их со следа, а для этого нам нужно прикрытие ущелья во время бегства.

Затем он повернулся к Тельвину, который был слишком поражен всем случившимся, чтобы знать что делать, по меньшей мере до тех пор, пока он не найдет во всем этом какой-то смысл. На какое-то мгновение старый рыцарь выглядел очень печальным, зная что, на первый взгляд, он предал доверие Тельвина. Он сожалел что дело зашло гораздо дальше, чем он предвидел, когда все это началось больше, чем семнадцать лет назад.

- Пошли, парень, - сказал он. - Мы должны вывести остальных из этого ужасного места. Потом у нас будет очень долгий разговор обо всем, что здесь произошло.