Сэр Джордж понял, что идея искать тайные ворота была не слишком хороша только тогда, когда было слишком поздно возвращаться назад из страха, что драконы уже освободились. Провал Торкина здорово поколотили во время осады, большое количество проходов разрушилось. Он помнил, как близко скрытая дверь была к основным воротам. Но если длинный последний коридор, ведущий к тайным воротам, окажется блокирован, то обходного пути не было. У них не останется другой возможности, кроме возвращения обратно и попытки поймать свой шанс с драконами.

Проход действительно оказался поврежденным, и световые шары были почти полностью разрушены. Но путь был открыт, и они нашли наконец внутренние комнаты и тайные ворота. Сэр Джордж открыл и замок и щеколду, убедившись в последний раз, что не пропустил какой-нибудь защелки. Потом он открыл тяжелую дверь, которая была сделана в форме пробки, причем ее узкий конец был устроен так, что таран не смог бы его вышибить снаружи, даже если бы он и был обнаружен. Сольвейг и Тельвин вышли первыми, всматриваясь и вслушиваясь в поисках любого намека на дракона, но все было чисто. Если драконы уже освободились, возможно они обыскивали главную дорогу в поисках любого следа своей жертвы.

Тем не менее, Тельвин спрашивал себя, откуда взялся третий дракон,пришел ли он снаружи, услышав призывы остальных, или был где-то во внутренних залах, и они не заметили его в темноте. Еще его интересовало, действительно ли было только три дракона на страже Провала Торкина, или их было больше, скрывавшихся где-то выше, на пиках и горных отрогах. Обдумав это, он решил что скорее верно второе. В последние три дня он сам видел драконов, во множестве летящих над Вендариансим Кряжем, и еще большее количество может появиться на призыв к охоте. Их единственная надежда убраться отсюда как можно быстрее. Самое лучшее, что они могли сделать идти вдоль ущелья до лагеря, пять миль или больше, прежде чем досигнут Коринна и их лошадей.

Тельвин оставался спокойным, несмотря на все случившееся, он твердо приказал себе сосредоточиться на решении текущих проблем. Он даже не осмеливался подумать о том, что случилось во время их встречи с драконами, зная, как легко он отвлечется от реальности. По меньшей мере он получил ответ на один из величайших вопросов своей жизни; драконы действительно знают его, и они не колеблясь убьют его, как только увидят. Но у него по-прежнему нет ни малейшего понятия, кто он такой, и есть новая загадка о Пророчестве, которое касается его.

Уже начиналась ночь, когда они достигли лагеря, и темнота постепенно опускалась на ущелье с окружающих гор. Коринн уже оседлал лошадей и навьючил на них походные мешки не дожидаясь их возвращения, так как предвидел, что потребуется быстро сматывать удочки. - Ну, что вы узнали? - спросил дварф.

- Мы поняли, что никогда не попытаемся это сделать снова, - сказал Сэр Джордж, оглядываясь по сторонам. - Я думаю, мы должны вернуться на дорогу и постараться спуститься с гор под покровом темноты. Я допускаю, что у нас не слишком много шансов.

- И я тоже, - добавил Тельвин. - Я заметил еще раньше, что тропинка продолжается вниз, как русло ручья, после соединения с главной дорогой. Я думаю, ручей приведет нас куда-нибудь. Я спрашиваю себя, не лучше ли нам остаться под защитой ручья, хотя путь будет дольше и тяжелее.

- Это вероятно самое лучшее, - согласился старый рыцарь. - Даже если ущелье заведет нас в глухомань, это все равно будет лучше, чем пытаться идти по главной дороге. Наше первоначальное предположение, что защита посоха сможет вывести нас из гор, оказалось не больше, чем заблуждением. Тельвин, ты сможешь вместе с Коринном вести нас и держать глаза открытыми?

- Никаких проблем, - ответил тот.

Очень скоро у них оказался повод порадоваться, что они не пошли по главной дороге. Где-то через час, когда было уже совершенно темно, Тельвин увидел темный силуэт дракона, летящего над дорогой позади них, и сделавшего быстрый нырок вниз, чтобы проверить какой-то признак их бегства. Спустя полчаса он увидел еще двух драконов, на этот раз быстро пролетевших над дорогой по направлению к Провалу Торкина. К счастью, их узкий ручей повернул на запад, а сама дорога продолжала идти на юг, так как очень быстро после этого они увидели отдаленные вспышки пламени. Тельвин припомнил, как старый лесник рассказывал ему о смертельной охоте драконов на его мать, и о вспышках огня в горах, в попытке выгнать ее из укрытия. Он понял, что драконы Провала Торкина пытаются проделать тоже самое сейчас.

В конце концов они почувствовали себя безопаснее, так как ручей вел на юго-запад, оставляя вспышки пламени далеко позади. Как они и ожидали, идти по ручью было трудно, часто попадались камни и рытвины, так что в таких местах приходилось слезать с лошадей и вести лошадей в поводу. Через несколько миль ручей расширился, превратился в мелкую речушку.

Хотя ручей уже и не защищал их, как раньше, они в случае необходимости могли спрятаться под темными склонами ущелья. Кроме того стали попадаться островки деревьев, куда можно было завести лошадей, если опасность будет уже рядом, но это был еще не тот лес, который бы они хотели. Они были все еще высоко на каменных, продуваемых ветром высотах, и деревья росли только в более защищенных от ветра местах. Все полагались на Тельвина, который постоянно изучал небо, чтобы предупредить их о приближающейся опасности. Спустя какое-то время Сэр Джордж подъехал к Тельвину и пристроился прямо за ним.

- Кажется, ты воспринял это хорошо, - заметил старый рыцарь.

- Я все еще немного сконфужен, - отозвался Тельвин. - Я знаю, что призрак моей мамы сказал мне, что я связан с драконами тесными узами. Возможно из-за этого я оказался лучше готов к встрече с ними, чем ожидал.

- Ты должен был бы сейчас фонтанировать вопросами.

Он пожал плечами. - Да, возможно, но я думаю, что они подождут до лучших времен. Я понял, что все остальные уже знают, что вы драк, и это полностью удовлетворило меня. Я надеюсь, что вы не проклинаете меня за то, что мне были больше интересны мои секреты, чем ваши.

Сэр Джордж улыбнулся. - Сейчас самое время поговорить о моих секретах. И я знаю ответы на загадки о себе. Твои же тайны требуют значительно большего изучения.

- Вы всегда были загадкой для меня, и я принимал это, - сказал Тельвин. - Но как много, из того что я знаю, правда?

- Все, я надеюсь, - ответил он. - Я старше, чем выгляжу, мне что-то около двух столетий, хотя это не возраст для драка. И я действительно был рыцарем Даркина. Даже дважды, под разными именами.

- Я припоминаю историю, которую вы рассказали Калестраану о рыцаре, который в тайне был человеком-драком, - сказал Тельвин. - Прошлой ночью я понял, что вы говорили о себе.

- Это правда, - подтвердил Сэр Джордж. - И ты должен помнить то, что я сказал о драках: большинство из них лишено амбиций, робко, даже застенчиво. Боюсь, что я нетипичный представитель моего народа. Я начинал довольно обычно, для драка, выучившись быть вором, и хорошим вором. Это привело меня к моему нынешнему бизнесу, торговле антиквариатом, так как такие вещицы всегда привлекали меня. Я уже не помню, как так получилось, но я захотел стать рыцарем. Я изменил внешность, выдал себя за оруженосца, и очень скоро стал настоящим рыцарем. Это было великое время, и такая жизнь была по мне. Я люблю путешествовать и что-то делать.

- Почему же вы вышли в отставку? - спросил Тельвин.

- Не потому, что я этого хотел. Но я был рыцарем около сорока лет, и люди начали удивляться тому, что за это время я не постарел. Я должен был на время исчезнуть, так что я занялся антиквариатом.

- Именно тогда я начал изучать драконов, так как они всегда меня интересовали. В свое время я даже познакомился с некоторыми из них. Но мне хотелось снова стать рыцарем и, через много лет, я вернулся в Даркин уже новой личностью, которую ты хорошо знаешь. Я действительно потерял свою руку в честном бою, и это заставило меня вернуться обратно к моему бизнесу, снова стать торговцем антиквариатом. Кстати, это было семьдесят лет назад.

- Вы сказали, что были знакомы с несколькими драконами? - спросил Тельвин.

- Да, и это было больше века назад. С тех пор они не один раз переменили место. Я не представляю, где искать тех немногих, которых я знал, и думаю что безопаснее даже не пытаться. Это драконы научили меня магии, что не типично для драка.

- Вы цените их очень высоко, - заметил Тельвин. - И всегда ценили.

- Конечно, - согласился Сэр Джордж. - Драконы могут быть величайшими, благороднейшими, самыми замечательными существами в этом мире, хотя я понимаю, почему ты не слишком хочешь повстречаться с ними.

Наконец-то Тельвин осознал ту двойственную преданность, которая жила в старом рыцаре. Сэр Джордж разрывался между своей природной преданностью драконам, которые были его родственниками и которыми он восхищался за их мудрость и благородство, которые видел в них, и его долгом, как рыцаря, защищать невинные создания от любой опасности - даже от драконов. Тельвин понял, почему Сэр Джордж так хотел найти способ отвратить их от злых дел, даже защитить - от самих себя. Но теперь он также знал что, без всякого сомнения, он никогда не позволит себе пренебречь своим долгом, несмотря на все свое восхищение драконами. Он будет сражаться с ними, если понадобится.

- Почему вы не хотели рассказать все это раньше? - спросил он.

- На самом деле я все время думал об этом, - ответил Сэр Джордж. - Я не хотел хранить в тайне от тебя такой секрет. Но драконы убили твою мать, и они с удовольствием убили бы и тебя, так что я понимаю, что у тебя нет особых причин любить кого-то, похожего на них.

- Дракон назвал вас предателем, - заметил Тельвин. - Вы что, не выполнили ваш долг перед Нацией Драконов?

- Нет, согласно букве драконьих законов. - ответил Сэр Джордж. - Но я думаю, что красный дракон полагал, что я должен был привести тебя им много лет назад, как и подобает робкому драку. И как я, спрашивается, должен был об этом узнать? Это освобождает меня от любой вины в этом деле.

- Я бы не хотел, чтобы у вас были неприятности с драконами из-за меня, - сказал ему Тельвин.

Сэр Джордж усмехнулся. - Я и так уже имею достаточно проблем с драконами по собственной инициативе.

В эту ночь они проехали больше, чем ожидали, так как после полуночи тропа повернула на юг и быстро привела их вниз, в лесистые нижные склоны, где они были в безопасности. Это был длинный день и длинная ночь для всех. Последние два-три часа Коринн уже полностью полагался на то, что Тельвин найдет путь в темноте, так как дварф с трудом сидел в седле. Тельвин же держался молодцом.

Уже перед самым рассветом они попали в густой сосновый лес, где они были в полной безопасности. К их огромному удивлению они внезапно наткнулись на хижину, торчащую стреди деревьев, к которой примыкали грубые стойла для лошадей. По всей видимости это была дорожная станция, построенная гномами и расположенная как раз в дне езды от Провала Торкина.

После того, как Тельвин помог устроить лошадей, он поел, первый раз за все это время, лег и уснул, первый раз с позапрошлой ночи. Во сне он видел драконов, они мчались за ним среди гор, выбрасывая языки пламени. Проснувшись вечером, он обнаружил, что большинство в их компании находится, как и он, в дурном настроении. Особенно недовольным выглядел Перрантин; он сидел на камнях за камином, глядя на свой любимый посох с энтропией. Сольвейг выглядела так, как если бы она слишком много выпила и теперь пыталась бороться с последствиями. Сэра Джорджа даже не было в хижине, и только Коринн сохранял свое обычное спокойствие. Он ведь не был в Провале Торкина.

Сэр Джордж вошел через мгновение, аккуратно прикрыв за собой простую деревянную дверь. - Мир полон драконов. Наши три друга тяжело поработали, и созвали все свои войска. Я бы не удивился, если бы здесь оказалось по меньшей мере три дюжины драконов.

- Моя вина, - хмуро сказал Тельвин.

- Да, похоже ты прав, - согласился Сэр Джордж. - Ну, на самом деле все равно, три дракона или три сотни, так как они ищут нас на востоке отсюда. Мы снова можем идти, если будем осторожны, и я бы сильно рекомендовал убраться из этого места, пока мы в состоянии, но мы должны подождать еще часок, до полной темноты. Перри, в чем дело?

- Да, этот посох с энтропией, - ответил маг. - Я не могу себе представить, почему все пошло не так. Ты знаешь, я начинаю думать, что Волшебники Флэмов не отличат своей головы от головы дикообраза.

- Вспомни, однако, как ты сам восхищался поначалу этим артефактом с энтропией, - напомнил ему Сэр Джордж. - Единственная причина, по которой ты решил им воспользоваться, состоит в том, что эльфы вроде бы используют нечто похожее против своих собственных монстров. Даже дух-страж на Горе Мира сомневался в нем.

- Но книги говорят, что это должно работать, - стоял на своем Перрантин. - Я сам нашел ссылки, так что я знаю, что они абсолютно верны.

- Да, я видел эти ссылки. Эльфы используют артефакт с энтропией против странных гибридных монстров, которые иногда появляются в местах с темной магией. Но эти монстры сотворены магией, и конечно особенно восприимчивы к силам, которые их породили. Драконы же создания нашего мира и отлично защищены своей собственной магией.

- Но мы нашли ссылки на случаи, когда это сработало.

- Волшебники Хайланда нашли и перевели для тебя эти ссылки, - напомнил ему Сэр Джордж. - Они вдохновили нас. Они так боялись потерять свою репутацию в случае, если кто-нибудь другой установит мир с драконами, что снабдили нас ложной информацией и послали с бесполезным артефактом только для того, чтобы мы нашли нашу смерть в поединке с драконами. Единственное, что спасло нас, немного счатья, которое мы никак не могли ожидать.

- Посол дварфов сказал, что волшебники боятся потери своего престижа и влияния больше всего на свете, даже больше, чем драконов, - добавил Коринн. - В течении тех сотен лет, что они в Хайланде, они все время пытаются вырвать власть у герцогов и править сами.

Перрантин тяжело вздохнул. - Да, теперь я это вижу. Все это дело, дескать они не хотят, чтобы кто-нибудь потревожил драконов из страха возмездия, было не чем иным, как заговором Калестраана, пытавшимся помешать нам победить. Но посылка с бесполезным артефактом не кажется ли тебе чересчур сложным путем, чтобы избавиться от нас? Он мог просто попросить, чтобы эрцгерцог посадил нас в тюрьму.

- Я подозреваю, что и это должно было послужить его целям, - сказал Сэр Джордж. - Когда волшебники расскажут, что мы потерпели поражение даже после всех наших приготовлений, тогда они окажутся в состоянии потребовать от герцогов больше власти во имя эрцгерцога и получить ее. Дураки! Похоже они готовы получить власть в то самое время, когда драконы уничтожат их всех.

- О, прекрасно, - громко воскрикнула Сольвейг, одновременно пошевелив маленький костер, который горел в камине. - Теперь мы не можем идти домой, по меньшей мере обратно в Хайланд. Наше возвращение стало бы огромным затруднением для волшебников.

- Кто сказал, что мы идем домой? - спросил Сэр Джордж. - Мы не узнали то, что хотели узнать, зато мы узнали кое-что другое, не менее ценное. Драконы перепуганы насмерть каким-то Пророчеством, и у нас есть объект Пророчества прямо здесь, с нами.

Тельвин удивленно посмотрел на него. - Вы всегда знали о Пророчестве, не правда ли?

Старый рыцарь покачал головой. - Вчера я впервые услышыл о нем. Я никогда даже не подозревал о таких вещах. Я всегда верил, что с тобой связано что-то особенное, учитывая обстоятельства твоего рождения. Так как я знаю пару вещей о драконах, я просто решил, что должен позаботиться о твоей безопасности и посмотреть, что из этого выйдет. Я все еще не могу сказать тебе, кто ты такой, и почему ты являешься объектом важного Пророчества, или чем это Пророчество может быть. Я надеюсь, что ты не думаешь, что я использую тебя или что я забочусь о тебе в надежде получить какую-либо выгоду от тебя.

- Я знаю кое-что лучшее, и уже давно, - сказал Тельвин. - Я убедился за эти годы, что вначале тайна моего рождения привлекла ко мне ваше внимание, и уже давно я решил для себя, что вас интерес ко мне - скорее желание помочь, а не подталкивание меня навстречу моей судьбе.

- Я рад, что ты оценил это различие, - сухо заметил Сэр Джордж. - Я надеюсь, что ты не слишком взбудоражен.

- Нет, я не могу сказать, что слишком потрясен, - согласился Тельвин. Хотя я должен был быть выведен из равновесия, учитывая все, что случилось. Но я всегда чего-то ждал, как бы находился между прошлым и будущим, всегда жил с чувством, что однажды что-то должно случиться. Да это почти облегчение, больше не гадать о себе.

- Для меня это выглядит так, что наше приключение еще не окончилось, заметила Сольвейг, тщательно перебирая кусочки сухого дерева и подкладывая их в огонь. - Коринн, думается мне, что пришло время приготовить то, что будет нашей последней горячей пищей на долгое время.

- Посмотрим, - осторожно заметил Сэр Джордж. - Парень, я не попрошу тебя стать частью любой попытки найти значение этого Пророчества, до тех пор, пока мы не обсудим все как следует и у нас не будет хоть каких-нибудь соображений, что оно может содержать.

- Мы могли бы спросить дракона, - прокоментировала Сольвейг, все еще в плохом настроении. - По меньшей мере мы доказали, что можем подчинить дракона или двух, если, конечно, мы не используем артефакт, предназначенный для этого.

- Клянусь бородой Денварфа, о чем вы говорите? - спросил Коринн. Никто не рассказал, что случилось там. Вам действително удалось подчинить дракона?

- Наш добрый волшебник сумел подчинить одного при помощи своего зелья, - сказал Сэр Джордж. - Тельвин поймал второго заклинанием удержания.Я бы сказал, что мы победили, но там был еще третий дракон, просто выходивший из себя, чтобы оспорить эту точку зрения.

- Заклинанием удержания? - переспросила Сольвейг. - Я не очень то уверена в том, что именно там произошло, после того, как Сэр Джордж превратился в драка и прыгнул на нос дракону. Я знаю, что парень учит магию, но я думаю, что заклинание, способное сдержать разъяренного дракона, далеко за пределами его возможностей.

- В точности, - согласился Перрантин. - Он никак не мог воспользоваться этим заклинанием. Его нет в его книге заклинаний. Я могу поклясться в этом, так как сам недавно снабдил его заклинаниями. Поэтому ему было негде выучить такое заклинание. То, что он использовал, это заклинание жрецов, правда нижнего уровня, но с силой достаточной, чтобы удержать дракона.

Тельвин был удивлен больше всех. - Но как я могу использовать жреческое заклинание? Я не жрец.

- Ты не обычный жрец, - сказал Сэр Джордж, уже сделавший для себя далеко идущие выводы. - По определению, жрец посвещает свою жизнь служению одному из Бессмертных или, по меньшей мере, какому-либо великому делу. Но бывают крайне редкие случаи, во времена большой нужды, когда один из бессмертных сам выбирает себе представителя.

- И это то, что случилось со мной? - спросил Тельвин.

- Это объясняет очень много вещей, - сказал Сэр Джордж. - Мы знаем, что один из Бессмертных выбрал тебя для службы ему, так как он спас тебя, даровав тебе мощь жреца и научив использовать заклинание удержания. Но мы не знаем, кто из Бессмертных вовлечен в это дело. Мы также знаем, что ты объект Пророчества, которое так пугает драконов. Но мы не знаем само Пророчество. Если мы сложим эти два факта вместе, мы сможем сделать немного хороших предположений о тех частях, которые мы не знаем. Если Бессмертный выступил против стратегии драконов, выбрав тебя своим жрецом и представителем, если он решил таким образом разрушить все их планы, тогда они, в свою очередь, должны быть обеспокоены Пророчеством. Нет нужды повторять, что они хотят покончить с тобой прежде, чем у тебя появится шанс вмешаться.

Иными словами, подумал Тельвин, они убъют его как только увидят, как убили мать, пытаясь предотвратить его рождение. Очевидно он решили, что он умер, или вообще не родился, хотя Пророчество обеспокоило их настолько, что они за все это время на забыли о нем. Внезапно он понял многие события своей жизни намного лучше, если не до конца.

- Но как Тельвин может быть жрецом? - спросила Сольвейг. - Он не следует заветам жрецов. Помимо того, что он не знает своего покровителя, он использует заточенное оружие. Я сама учила его пользоваться мечом. Я всегда думала, что жрецам запрещено использовать заточенное оружие.

- В большинстве случаев, - согласился Сэр Джордж. - Однако бывают исключения. Последователи Одина в Северных Пределах используют мечи и топоры, любимое оружие богов Севера. Этих людей можно назвать скорее шаманами, чем жрецами, но во многом это одно и тоже. Но это приводит нас к очень любопытному вопросу.

Тельвин встрепенулся. - Какому?

- Я думаю о жреческих заклинаниях, которые ты использовал там, в Провале Торкина. Особенно об одном, заклинании удержания. Перри, поправь меня, если я ошибаюсь, но разве это не правда, что обычное заклинание удержания не сработает на существе, которое много больше того, кто использует заклинание? Так что это совершенно необычное жреческое заклинание, даже если оставить в стороне тот замечательный факт, что ты не получил это заклинание во время медитации. Жрецы обычно так не действуют.

- Были совершенно необычные обстоятельства, - напомнил ему Перрантин. -Лично у меня создалось впечатление, что его патрон просто дал ему силу для спасения его самого. Он использовал заточенное оружие потому, что у него не было ни единой причины не использовать его, и патрон разрешил это ему. Мы должны подождать, чтобы увидеть, действительно ли он будет продолжать демонстрировать экстраординарные таланты прежде, чем придем к каким-нибудь выводам.

- Должен ли я начать вести себя, как жрец? - спросил Тельвин. Он вообще был незнаком со жрецами, так как они старались избегать насыщенных магией мест, типа Хайланда. Во всех рассказах, которые он когда-либо слышал или читал о жрецах, они всегда казались похожи на довольных собой грубиянов.

- Не думаю, - сказал ему Сэр Джордж. - Если бы твой покровитель хотел, чтобы ты вел себя, как жрец, он нашел бы путь сделать так с самого начала твоей жизни. Однако это не отвечает на один тревожащий меня вопрос о тебе. Кто дал тебе книгу заклинаний?

Тельвин удивленно посмотрел на него. - Я всегда думал, что вы.

- На самом деле не я, - возразил старый рыцарь. - Я собирался ждать, пока не приедет Перри и научит тебя ею пользоваться. Это очень пугает меня, видишь ли. Твой патрон дал тебе мощь жреца, но также дал тебе книгу заклинаний, чтобы сделать тебя умелым магом. Это не только весьма необычно, но и довольно таки опасно для кого бы то ни было совмещать оба типа магии. Ты действительно потомок совершенно замечательной расы. Теперь я понимаю, каким образом твоя мать сумела защитить себя от группы драконов. Если она могла использовать заклинания обеих типов, она могла также воспользоваться силой Бессмертного, чтобы пережить эти атаки.

Тельвин вздрогнул, поражаясь тому, как быстро его жизнь стала столь сложной и запутанной. Он всегда мечтал об огромной силе и власти, которой могла обладать его раса, основываясь на том, что ему рассказывали о поступках его матери, но он также думал, что он никогда не овладеет ими, пока не откроет, кто он такой и не вернется к своему народу. Теперь, похоже, сила уже его, но принесла она с собой только большую ответственность и еще большую опасность. Он не сожалел, что получил ее, по меньшей мере пока, но он должен работать над этим, и у него есть, чего бояться.

- Это то, что вы хотели, чтобы я знал, прежде, чем решусь на что-либо? - спросил он. - Я просто не вижу выбора. Теперь, когда драконы знают обо мне, они не оставят меня в покое. Моя лучшая надежда - открыть значение Пророчества и исполнить его.

- Боюсь, что у тебя нет другого пути, - согласился Сэр Джордж. - Но мы могли бы спрятать тебя, если ты захочешь. Я могу отвезти тебя далекие земли, где ты сможешь жить спокойно. Но если один из Бессмертных выбрал тебя для службы ему, он найдет способ вовлечь тебя в Пророчество, хочешь ты того или нет. Именно так происходят такие вещи.

Тельвин покачал головой. - Я думаю, что мы должны попытаться понять в первую очередь, что именно Пророчество требует от меня. Я чувствую себя намного лучше во всем, что касается драконов, теперь когда я знаю, что Бессмертный стоит у меня за спиной. Это довольно таки надежная компания, как вы думаете?

Сэр Джордж засмеялся. - Дa ты, я вижу, оптимист. Ну, мы должны с чего-то начать. Это опять нас возвращает нас к вопросу, кто может сказать нам о Пророчестве. Драконы знают, конечно, но я не рекомендовал бы возвращаться к ним. Они настолько боятся этого Пророчества, что готовы на все, лишь бы победить его. Я хорошо знаю драконов, и я знаю, когда к ним можно приближаться без опасений, и что лучше даже не пытаться, когда они ведут себя непредсказуемо.

- Какие альтернативы у нас есть? - спросила Сольвейг.

- Насколько я могу судить, только Бессмертные и драконы знают о Пророчестве. Бессмертный заварил всю эту кашу, скажете вы, и таком случае нам было бы легче, если бы один из них поговорил с нами. Перри, есть ли какой-либо способ для Тельвина поговорить со своим Бессмертным покровителем?

- Скорее всего должен быть другой способ, - ответил маг. - Бессмертный может поговорить со своим любимым жрецом в любой момент, когда захочет. Покровитель Тельвина или не хочет или уже не может говорить с ним. Нужно иметь в виду, что Бессмертные должны соблюдать некоторые очень строгие правила, которые ограничивают их участие в делах смертных. Патрон Тельвина уже зашел далеко за границы этих правил, выбрав себе представителя, который не был его жрецом. Возможно, он не может до сих пор признать связь со своим представителем, поговорив с ним.

- Тогда какой прок от того, что у него есть свой человек? - спросил Сэр Джордж. - Нет, он должен был оставить нам какой-то путь найти то, что нам нужно узнать, чтобы могли действовать согласно его желаниям. Можешь ты попытаться помочь Тельвину связаться с его патроном?

- Нет, не слишком хорошо, - признался Перрантин. - Самое лучшее оставить это другому жрецу, желательно из его собственного ордена. Но в этом случае у нас есть выбор. Мы имеем несколько альтернатив. Мы можем попытаться найти старшего жреца ордена, посвященного одному из Бессмертных, связанного с его покровителем. Этот жрец сможет связаться со своим покровителем, а мы получим информацию из вторых рук. Так обычно действуют в подобных случаях.

- Но ведь мы не знаем, кто покровитель Тельвина, как же мы можем знать, кто из Бессмертных его союзник? - спросила Сольвейг.

- Но мы можем угадать, - напомнил им Перрантин. - Альянсы между Бессмертными всегда временны, ради общих нужд и целей. Мы можем спросить себя, кто из Бессмертных может быть против агрессии драконов, в частности кто из Бессмертных является покровителем расы или нации, которые страдают от атак драконов. Они бьют в основном по Хайланду, но Флэмы новы в этом мире, и у них нет своего Бессмертного патрона. Великие духи Этенгара уже продемонстировали, что ничего об этом не знают, когда Братья-Яки настаивали, что не могут сказать Тельвину, кто он такой.

- Кагъяр, - сказал Коринн. - Кагъяр - Бессмертный покровитель дварфов, а драконы-ренегаты всегда были врагами дварфов. Кагьяр определенно будет противиться их планам.

- Может быть, - осторожно сказал Сэр Джордж. - Я сам думал об этом. Но сначала, я думаю, Тельвин должен попытаться связаться со своим покровителем. Мы сможем решить проблему сидя на месте, хотя я сомневаюсь, что это будет так просто.

Хотя никто из них и не был особенно счастлив возникшей ситуацией, Перрантин взял Тельвина в тихое место в лесу, недалеко от хижины, и попытался помочь парню связаться с покровителем. Проблема была в том, что Перрантин был волшебник, а не жрец; он никак не мог научить кого бы то ни было искусству связи с высшим существом, потому сам не имел ни малейшего понятия о том, как это делать. Так как ни один из них не рассчитывал на успех, они не были разочарованы. Тельвин сел под деревом и попытался впасть в медитацию, которая является фокусом отрицательной концентрации. И нельзя сказать, что он был совсем на не правильном пути; после часа интенсивной отрицательной концентрации он выучил пять новых жреческих заклинаний нижнего уровня, что весьма впечатляюще для начинающего. Но он не сумел связаться ни с кем, за исключенией собственного желудка, так как сильно проголодался.

Остальные собирали вещи, чтобы уехать, как только они вернутся. Хотя они еще не решили, куда направиться, все согласились с тем, что нужно бежать от драконов так быстро, как только возможно. По меньшей мере Сольвейг сохранила их ужин теплым. Ночь уже настала, и во время пути они будут в безопасности.

- Нет счастья? - спросил Сэр Джордж.

- Я бы так не сказал, - кисло заметил Перрантин. - Парень теперь может меньше страдать от ран, сопротивляться холоду, обнаружить зло и защитить себя от него, и зажечь свет.

- Свет я могу зажечь и при помощи магического заклинания, - сказал Тельвин. Он чувствовал себя чуть ли не мошенником, выучив так много заклинаний так быстро.

- Я думаю, ты должен продолжать пытаться, - сказал ему Сэр Джордж. Это будет для тебя хорошая практика. Но в любом случае я бы рекомендовал, чтобы мы начали двигаться к тому, что нам надо узнать, с другой стороны. Я считаю, что нам надо поискать помощи высшего жреца, который сочуственно отнесется к нашим нуждам.

- Я все еще рекомендую Кагъяра, - высказался Коринн. - Существует древняя вражда между дварфами и драконами. Кагъяр очень заботится о благосостоянии дварфов. Хотя драконы еще не угрожают Рокхольму, это произойдет, рано или поздно. Я верю, что Кагъяр,подобно духам Этенгарда, увидит необходимость что-то сделать, чтобы защитить свой народ. Я верю, что он поможет нам.

- А я не уверен, - сказал Сэр Джордж. - Подобно дварфам, Кагъяр предпочитает изоляцию. Он может не захотеть помочь иностранцам, если решит, что подземные холды дварфов настолько сильны, что драконы обломают об них зубы. Я был внутри и снаружи Рокхольма почти за двести лет до твоего рождения,и кое-что знаю об этом.

- Тогда у вас есть что предложить? - спросил Коринн.

- Да, у меня есть идея, - сказал он. - Мне случалось знать жреца высшей категории, члена ордена леса, посвященного Терре, который живет в одном из священных мест Терры, в лесах Эльфхейма.

- Эльф? - недовольно спросил Коринн. Уже этого одного было достаточно, чтобы убедить его, что его план лучше.

- Я вообще первый раз слышу, что бывают эльфы-жрецы, - заметила Сольвейг.

- Существует довольно много эльфов-жрецов, - ответил ей Сэр Джордж. -Большинство из них служат своим собственным Бессмертным, Исундаль и Мэлиден, хотя более старшая Бессмертная, Терра, почитается как верховный покровитель всей природы, особенно лесистых земель и густых лесов. Терра идеально подходит для наших целей, так как всегда очень любила драконов. Она даже поддержала единственного Бессмертного-дракона, известного как Великий.

- Если она так любит драконов, почему она будет помогать нам? - спросил Перрантин. - Скорее она пошлет драконов по нашим следам.

- Нет, в это я не верю, - стоял на своем старый рыцарь. - Она никогда не одобряла любые планы драконов, связанные с захватом власти, и она безусловно не одобряет их атаки на людей. Даже если она ничего не может сделать сама, она поддержит любой план, направленный против этих атак, чтобы все снова вернулось под ее контроль.

- Но это означает путешествие в Эльфхейм, - пожаловался Коринн.

Сэр Джордж улыбнулся. - Чтобы поднять тебе настроение, имей в виду, что Рокхольм находится прямо между нами и Эльфхеймом. Я собираюсь остановиться в Денгаре в любом случае, чтобы пополнить наши припасы.

- Великий, - внезапно сказал Перрантин, как если бы разговаривал сам с собой. - Что ты можешь сказать о нем, Джордж. Если ты хочешь знать, что происходит, почему бы не обратиться прямо к источнику? Есть ли какой-нибудь способ заставить Великого поговорить с нами. Я имею в виду, что ты должен все это знать.

- Я же не жрец, ты знаешь, - ответил тот, слегка смущенно. - И не дракон. Я только драк, родственник драконов. Согласно закону я принадлежу к великой Нации Драконов и следовательно у меня есть определенные права. Но драки вообще не очень-то хорошо себя чувствуют в компании своих великих братьев. Мы ходим своими путями, и есть много драконьих секретов, о которых мы не имеем ни малейшего понятия. Я знаю больше, чем другие, потому что я один из тех немногих, кто искал компанию драконов.

- То есть ты не знаешь, как с ним связаться?

- Это было бы слишком хорошо.

- Ну, а сам Великий? - спросил Перрантин. - Он стоит за них, или он, возможно, противостоит им?

- Ты имеешь в виду атаки драконов? - спросил Сэр Джордж. - Я верю, что он должен быть против них, насколько мое мнение можно принимать в рассчет. Великий в основном миролюбив и великодушен, как бывший ученик Терры, и я всегда считал, что его главный интерес, как покровителя драконов, - защищать их. Я не раз спрашивал себя, с тех пор как все это началось, почему Великий не пытается сам положить этому конец, или быть может пытается, но драконы отказались признавать его власть.

Маг был просто потрясен. - Отказались признавать его власть? Драконы могут отважиться оказаться от своего Бессмертного?

- Они могут и сделают, если им будет это удобно. Взрослый дракон на вершине своей мощи, особенно один из драконов-жрецов, находится только в шаге или двух от того, чтобы стать Бессмертным. Среди драконов жрецы обычно намного могущественнее, чем маги, потому что жрец может быть и великолепным магом. Насколько я знаю, эта ситуация уникальна и присуща только драконам.

- Но я, вероятно, также жрец и маг, - напомнил ему Тельвин. - Но кто бы я ни был, я не дракон.

- Достаточно похоже на правду, - согласился Сэр Джордж. - Факт, что тебя родили, и ты не вылупился доказывает это. Дракона можно заставить принять форму человека, а некоторые даже делают это по собственной воле, но он должен родиться драконом. Ты можешь спать спокойно, так как ты не вылупился. Мэр Аальстен сказал бы тебе это в противном случае.

- Мэр Аальстен выбросил бы меня обратно в глушь, если бы я появился из драконьего яйца, - заметил Тельвин.

- И я бы тоже знал это, потому что дракон всегда может распознать другого дракона, или родственника дракона, с первого взгляда. Вот почему тот дракон в Провале Торкина назвал меня предателем, даже еще до того, как я принял мою настоящую форму.

- Тогда это значит, что я, может быть, являюсь отдаленным родственником эльфов, - решил Тельвин.

На сегодня они должны были закончить болтовню. Сэр Джордж не мог разрешить им сидеть и обсуждать возможности дальше, так как ночь уже настала, и нужно было двигаться в путь. Эта ночь должна была быть намного безопаснее прошлой, так как они уже спустились с нижних отрогов гор в лес, там где драконам было совсем не просто найти их. Сэр Джордж хотел спуститься с гор и оказаться в степях еще до рассвета, иначе они должны были бы остановиться раньше и ждать следующей ночи, прежде чем осмелиться покинуть безопасный лес.

Драконы все еще искали на востоке, вдоль основной дороги, ведущей в Провал Торкина. Тельвин даже в темноте мог видеть на мили вдаль, и он нервозно посматривал на них, опасаясь, что они в любой момент могут расширить свой безнадежный поиск на окружающие горы. В первый раз он наконец понял, почему они боятся и навидят его.