На следующее утро Тельвин нашел своих товарищей сидящими на скамейках небольшой веранды за домом. Они только что прикончили легкий завтрак и развлекались, сравнивая странные имена людей, которых когда-то знали. Сольвейг, похоже, выигрывала, так как она знавала купца из Траларадана по имени Боррик Боттак. Это привело их к перечню имен халфлингов, которых кто-нибудь из них встречал, и на этом игра кончилась. Про себя Тельвин подумал, что они не в таком положении, чтобы развлекаться чьими-то именами.

- Ну, и чего бы ты хотел этим прекрасным утром? - спросил его Сэр Джордж, имея в виду завтрак.

- Веселую компанию и содержательную беседу, - заметил Тельвин, усаживаясь на скамейку рядом с Сольвейг.

- Или мне послышалось, или я уловил нотку критики в твоих словах, заметил старый рыцарь, разглядывая босые ноги Тельвина. - Ты что, разучился пользоваться сапогами?

- Нет, но убей меня, если я помню, куда их дел, - ответил юноша. Могли ли эльфы по какой-нибудь причине взять их ночью?

- Я подозреваю, что твои сапоги великоваты для них, если ты имеешь в виду воровство. А что до чистки или починки, я уверен, они бы сперва спросили, - ответил Сэр Джордж. - Я не видел Селлианду этим утром. Хотел бы я знать, удалось ли ей поговорить с ее покровителем.

- Поскольку ты крутишь бизнес с Бессмертными, то не должен переживать так, как ты говоришь, - заметил Перрантин Тельвину.

- Я не думаю, что есть поводы для волнения, - сказал он. - Я не жрец. Я просто младший компаньон в бизнесе.

Он остановился, увидев что Селлианда подошла к ним. Подумав, он решил, что она скорее всего не слышала то, что он сказал. Она несла пару сапог, которые протянула Тельвину. - Ты забыл их на берегу озера прошлой ночью.

- Здорово, а я все удивлялся, что с ними случилось, - невинно сказал Тельвин, забирая сапоги. Он не обратил ни малейшего внимания на удивленные взгляды товарищей.

Редчайший случай, на какой-то момент Сэр Джордж проглотил язык. Наконец он пришел в себя и обратился к Селлианде. - Ну как, удалось ли тебе поговорить с твоим покровителем?

Селлианда взяла деревянный стул и уселась лицом к ним. - Перейдем прямо к делу. Мне не удалось узнать чего-либо о Пророчестве, так что я не могу сказать вам то, что вы хотите узнать. Я боюсь, что вы пришли не в то место. Дело идет о драконах, и только драконы могут сказать вам то, что вам необходимо знать.

- Драконы? - недоверчиво повторил Коринн. - Мы видели достаточно драконов в последнее время. Однако никто из них не был в хорошем расположении духа.

Селлианда улыбнулась. - То, что я должна вам сказать, так это то, что вам надо поговорить с правильными драконами. У меня есть и хорошие новости для вас - драконы не воюют с остальным миром. Мир атакуют негодяи, в основном юные красные и зеленые драконы, и вообще это результат нестабильного положения в обществе драконов, но никак не война. Как правильно угадал Сэр Джордж, Великий, Бессмертный покровитель драконов, никоим образом не ответственен за нынешнее положение дел и желает закончить дело миром. Бессмысленно говорить, что его основная забота - благосостояние драконов, а не остального мира.

- Тогда он желает, чтобы мы помогли ему? - спросил Сэр Джордж.

- Дело сложнее. Я не смогу это легко объяснить, да и к тому же мне это не разрешено. Дело в том, что есть кое-кто, кто лучше меня расскажет вам то, что вы должны знать. Моя задача - объяснить вам что делать дальше. Вы должны вернуться в горы крайнего севера. Там вас встретит один из драконов-жрецов, который и поведет вас к цели.

- Дракон-жрец? - спросил Тельвин. - Жрец ордена, посвященного Великому?

- Да, это так, - согласилась Селлианда. - Ты что, возражаешь против присоединения дракона к вашей компании?

- Звучит слегка угрожающе, - согласился Тельвин. - Особенно если вспомнить, что драконы ненавидят меня.

- Ты не должен бояться жреца, который присоединится к вашей компании. сказала она ему. - Вы оба на службе у здравого смысла. Однако то, где вы должны повстречать дракона-жреца, это совсем другой вопрос. Вы должны попасть в другую эльфийскую страну, Лесное Королевство, на дальней части Гибореанских Пределов.

- Ну, это простой вопрос! - объявил Сэр Джордж. - Мы будем там в середине лета.

Селлианда улыбнулась. - Мне приказали помочь вам и в этом. Я знаю путь, который приведет вас туда завтра ночью, хотя я боюсь, что выдам один из величайших секретов эльфов. И вы не должны спрашивать как и куда мы едем.

- Мы умеем хранить чужие тайны, - сказал Тельвин.

- Я уверена в этом. Если вы готовы, мы выезжаем через час.

Тельвин слышал о Лесном Королевстве, старейшем из эльфийских поселений в этой части света. Он также знал, что оно находится очень далеко, за горами Гибореанских Пределов, на северо-западе от Вендарианского Кряжа. От Эльфхейма, им потребовалось бы минимум две недели только для того, чтобы вернуться к пограничной деревушке, в которой он вырос, и все равно до Лесного Королевства осталось бы еще много дней пути. Если Селлианда имела в виду оказаться там завтра ночью, это должна была быть магия.

Его также возбуждала мысль о том, что Селлианда сама пойдет с ними, пусть и не надолго, хотя он не дурачил себя, думая, что это из-за него. Он радовался, что, кажется, понравился ей, что стало для него полной неожиданностью. Но он также чувствовал, что она хотела подождать, пока не узнает его получше и его дела с драконами не упорядочатся. Ее слова были вежливым путем сказать ему, что он еще очень молод и неопытен, но она ожидает, что он быстро повзрослеет.

Тельвин провел всю свою жизнь среди людей, будь то поселенцы Флэмы или люди вроде Сэра Джорджа и его компаньонов. Оно конечно, Сэр Джордж был не более человеком, чем он сам, но старый рыцарь имел абсолютно человеческий характер и привычки. Тельвин начал думать, что он делает плохую услугу сам себе, думая о себе как о человеке. Поступая так, он ограничивает себя. Селлианда была эльфом, а он чувствовал себя с ней легко и свободно, хотя уж он-то эльфом не был. Кем бы Тельвин ни был, она показала ему, что он странная, но уникальная и замечательная личность.

Селлианда привела группу на поляну перед входом в одну из темных лесных троп. Она ехала на одном из маленьких и забавных эльфийских коней, слишком высоком для пони, но стройном и изящном, почти хрупком на вид. Тельвин не смог бы сказать, куда она ведет их, и, верные своему обещанию, никто и не спрашивал. Вначале они часто слышали окрики эльфийских воинов, но тихих объяснений Селлианды оказывалось достаточно, чтобы их пропустили дальше.

Эти окрики скоро перешли в откровенное любопытство, так как разнеслась весть, что в составе группы едет полуэльф. Правда это или нет, но эльфы хотели видеть его своими глазами. Тельвин начал чувствовать себя чем-то вроде диковинки; впрочем, его это мало волновало. Он решил, что очень часто его затруднения берут начало в детстве среди Флэмов, которые считали все, отличное от них, нежелательным. Однако больше всех страдал Коринн. По его мнению, дварф, путешествующий по Эльфхейму, напрашивался на неприятности.

Первый день путешествия вывел их из области тьмы. Тельвин знал только, что они едут на юго-восток, через нижнюю Долину Теней прямо в сердце Эльфхейма. Так он почти ничего не знал об этой стране, у него не было ни малейшей идеи, куда надо идти. Тропа, по которой они ехали, так часто прерывалась перекрестками, что напомнила Тельвину паучью паутину. Густые леса и залитые солнцем поляны были мирны и прекрасны, но казались Тельвину похожими друг на друга, как две капли воды. Он вообще не понимал, как Селлианда находит дорогу.

Ночью они разбили лагерь в густом лесу. Было много мелких деревушек, где они могли бы провести ночь, но Селлианда нарочно избегала любых городов или поселений. По всей видимости так было лучше, учитывая как эльфы относятся к иностранцам в своей стране. Селлианда настояла, что она будет стоять на страже, объяснив, что в эльфийских лесах есть опасности, с которыми может справиться только эльф. Тельвин решил немного посидеть с ней. Он не думал, что у него будет другой шанс пообщаться с ней, по меньшей мере в ближайшее время.

- Ты не устала? - спросил он.

- Эльфам не нужно спать так регулярно, как другим народам, - ответила она. - Если нам нужно, мы можем бодрствовать много времени. Просто сидя и размышляя, мы можем быть утром такими свежими, как если бы проспали всю ночь. Возможно, это относится и к твоей расе тоже.

Он спросил себя, правда ли это. Он знал, что может идти очень долго без сна и при этом хорошо чувствовать себя; вообще он ложился спать в определенное время только по привычке. Он почувствовал подъем и небольшое раздражение, что он все еще не может как следует узнать самого себя. - Ты была на ногах всю прошлую ночь, не правда ли?

- Совсем нет, - возразила Селлианда. - Я закончила разговор с моим покровителем буквально через несколько минут после твоего ухода.

Тельвин поворошил кусок дерева в их маленьком костре. Не слишком много раз за время их путешествия они осмеливались развести огонь. - Прошлой ночью ты рассказала легенду о полуэльфе. Мог ли быть в далеком прошлом союз эльфа и человека, возможно при помощи магии, который породил новую расу?

- Возможно, - согласилась Селлианда. - Магия, или даже вмешательство Бессмертных, могла сделать возможным выбор только желаемых черт из каждой расы. Но я все еще не верю, что ты полуэльф. Мне кажется, что ты много большее.

Тельвин даже поежился от неудобства. - Я подозреваю, что ты мне льстишь.

- Я говорю честно и беспристрастно, - сказала она. - Я не хочу разочаровывать тебя, но тебя не должна волновать загадка, кто ты и что ты. Тебе предстоит долгая, трудная работа.

Весь следующий день они провели в седле, попав наконец в область многих мелких озер и ручьев. Проехав очередной густой лес они выехали в широкую долину, усеянную маленькими озерцами, вода в которых отливала серебром в свете послеполуденного солнца. Между громадными,величественными деревьями зеленели лужайки с сочной травой. Вообще было как-то яснее, что здесь живут эльфы. Время от времени они видели группы небольших домов, стоявших между деревьями, или даже на деревьях. Ни одна из этих групп не была достаточно велика, чтобы можно было назвать ее деревней. В дейстительности вся долина была похожа на большой город, так широко раскинувшийся по земле, что его жителей было почти не видно.

Впереди, в центре долины, они увидели задания из камня, первые каменные строения, которые они видели в Эльфхейме. Их было три, выстроенных из коричневатого камня, странной формы, и было трудно сказать, то ли это замки, то ли крепости, то ли что-нибудь еще.

Как обычно, новости опередили их. Небольшая группа солдат, сидящих на поджарых эльфийских лошадях, уже ждала у дороги, чтобы присоединиться к ним. Они больше напоминали почетный эскорт, чем стражу и торжественно повели путешественников по дороге.

- Не является ли нашей целью Путь Радуги? - не удержался от вопроса Перрантин.

Селлианда взглянула на него. - Я должна была знать, что вы догадаетесь. Но вы должны понимать, что почти все, что вы слышали о Пути в легендах, ерунда.

Тельвин выглядел сконфуженным. - Боюсь, что я вообще не слышал историй об этом пути.

- В незапамятной древности неизвестный Бессмертный сотворил Путь Радуги, - объяснил Перрантин. - Если ты встал на один конец волшебной радуги, и смог найти подходящий поток света, он может перенести тебя в любое место мира. По меньшей мере так говорит самое популярное сказание.

- Это правда, - согласилась Селлианда. - Иногда Путь появляется естественным путем, не будучи вызван. Чтобы воспользоваться Путем Радуги, когда он явился сам, вы должны знать как предсказать место его появления. Вы также должны быть готовы справиться с призраками, которые наводняют его. Но эльфы знают, как контролировать волшебную радугу. У них есть врожденная способность управлять ею, заставить появиться в нужное время в нужном месте, они умеют послать путешественников прямо к их цели, не заботясь о монстрах.

- Я слышал, что на конце радуги зарыт горшочек с золотом, - заметил Коринн.

- Жадная дварфская фантазия, - ответил Перрантин. - Всякий знает, что на конце радуги тебя ждут страстные нимфы.

- Тогда не удивительно, что никто еще не нашел конец радуги, - сухо сказала Сольвейг. - Ни одна женщина никогда не искала его. Только взрослеющие юнцы.

Селлианда улыбнулась. - Эльфы говорят так же, что радуга приносит детей, когда не переносит эльфов.

- Много раз я видел радугу в своей жизни, - сказал Тельвин. - Откуда ты знаешь, что нашла волшебную?

- Потому что нет дождя, - сказала ему Селлианда. - Путь Радуги сложная и могущественная вариация общего многомерного заклинания двери. То, что кажется нам радугой, является только проявлением связи между двумя концами ворот.

Где-то после полудня они достигли центра долины, и оказались около трех каменных строений. Теперь они точно были в центре настоящего эльфийского города. Дома были очень подобны на те, которые они видели по дороге, некоторые высоко на деревьях, другие на земле. Стоя на пороге своего дома, или выглядывая в окна, эльфы рассматривали проезжающую компанию. Тельвин был уверен, что они в основном пялились на него. Он был рад, что скоро покинет Элфхейм. Коринн же, конечно, был точно также уверен, что они уставились на него.

Два из трех каменных зданий стояли близко друг к другу и являлись центром города. Третье располагалось неподалеку, на небольшом лесистом островке. Назначение зданий оставалось загадкой,они могли быть дворцами или жилыми домами, а может быть школами или храмами. Они были велики, с большими окнами и тяжелыми дверьми из темного дерева. Селлианда провела путешественников через город к мосту из темного камня, который серией коротких арк перебросил их на остров. Металлические подковы лошадей звонко стучали по каменной мостовой.

Когда они подъехали к острову, Тельвин увидел, что третье большое каменное строение было крепостью, стерегущей единственный вход на остров. Последняя секция моста была сделана из дерева и могла подниматься. Ворота из дерева и железа стерегли выезд с моста. Их эскорт остановился, достинув этой точки, но Селлианда повела их через ворота и через плотное, темное кольцо высоких деревьев вывела на лесистый лужок. Самое замечательное дерево, которое Тельвин видел в своей жизни, стояло в центре поляны, и оно было выше любого дерева в Эльфхейме. Его темно-зеленые листья отсвечивали серебром. Он понял, что это было одно из Деревьев Жизни, сердце каждого клана эльфов и источник их магии.

- Вы сейчас должны будете перенестись в Эльфийский Дом, иначе называемый Лесным Королевством, - объяснила Селлианда, пока они ехали через поляну. - Когда Путь откроется, вы должны все пройти через него. Не медлите. Эльфы могут вызвать и как следует направить Путь Радуги, но они не смогут удержать его больше нескольких секунд после появления. Как только мы приблизились, они должны были уже начать подготовку. Мы опаздываем, и скоро будет ночь.

- А что, ночью он не работает? - спросил Перрантин.

- Я не знаю точно, - призналась она. - Мне было приказано доставить вас сюда до наступления ночи. Вы должны перенестись на много сотен миль в западные земли, где солнце еще не село.

- Что нам нужно делать там? - спросил Тельвин.

- Вы увидете горы Гибореанских Пределов прямо на северо-востоке. Скачите на восток, к горам, потом на север. Через два-три дня один из драконов-жрецов повстречает вас. Он вам и скажет то, что вы должны знать.

Она помедлила, как если бы тщательно обдумывала свои следующие слова. К сожалению, вы окажетесь в самом сердце Эльфийского Дома, а эльфы не предупреждены о вашем прибытии. Они совсем не похожи на эльфов Эльфхейма. Это более старый, серьезный и ученый народ. Эльфы Эльфхейма решили стать простыми лесными жителями. Возможно чересчур простыми, как бы странно не звучали для вас мои слова. Эльфы Эльфийского Дома - народ воинов, волшебников и жрецов. Они принадлежат старому времени. Вам придеться очень быстро объяснить, как это вы осмелились явиться Путем Радуги.

- О, мы просто пошлем Сэра Джорджа вперед, - сказала Сольвейг.

Селлианда подвела свою лошадь поближе к Тельвину. - Как и эльфы здесь, эльфы Эльфийского Дома будут скорее всего спрашивать себя, не являешься ли ты легендарным полуэльфом. Если ты разрешишь им поверить в это, то сможешь помочь себе. Имей в виду, что эти эльфы живут в очень отдаленном месте, и не общаются с другими расами. Они не любят дварфов не более, чем другие расы.

По лицу Коринна было не понять, считает ли он это оскорблением или похвалой.

Эльфы-жрецы уже ждали их под гигантской кроной Дерева Жизни. Они выглядели больше похожими на типичных жрецов, чем простой, неформальный орден, к которому принадлежала Селлианда. Они больше походили на жрецов Кагъяра, впечатляющие фигуры в темных одеяниях, украшенных непонятными символами. Жрецы выполняли какую-то сложую церемонию, а может произносили сложное заклинание. Они стояли полукругом, обратившись лицом к старейшине ордена, который повернулся к огромному дереву, держа перед собой посох. Они не были последователями Терры, но другого эльфийского покровителя, Усундаль, которая также решила внести свой вклад в общее дело.

- Ждите здесь. Будте наготове, - сказала им Селлианда.

Они подвели лошадей и остановили их в нескольких ярдах от жрецов. Последняя проверка поводов вьючных лошадей, которые должны были последовать за ними, и они готовы. Селлианда подвела свою лошадь к Тельвину и взяла его за руку.

- Мы встретимся снова, - сказала она ему , как и тогда ночью, рядом с лесным озером.

- Это пророчество? - спросил Тельвин.

- Нет, но я ожидаю, что этого не избежать, - ответила Селлианда. Возможно не скоро, возможно через несколько лет, но мы встретимся снова. Когда это произойдет, у нас еще будет возможность обсудить, как много у нас общего. - Потом, к его огромному удивлению, она наклонилась вперед и поцеловала его прямо в губы. Он настолько был не готов к этому, что у него даже не было времени впасть в панику. Его уже как-то раз целовали, но это была юная девушка из их деревни, которая думала, что это отчаянно смело. На этот раз все было по-другому.

Затем он задумался о том, зачем она это сделала. Она была эльф, и годы мало значили для нее. Но для Тельвина "несколько лет" звучало как "вечность".

В следующий момент полоса бледного света выпрыгнула с неба, становясь сверкающей радугой. Ближайший конец легко коснулся земли недалеко от Дерева Жизни, прямо перед жрецами, а другой конец радуги изчез за горизонтом по направению на северо-запад. Сэр Джордж немедленно послал свою лошадь вперед, не дожидаясь дополнительного приглашения. Он въехал в сверкающую полосу и его тут-же засосало внутрь. Затем его фигура как-бы размазалась по всей длине радуги. Сольвейг последовала за ним, ведя одну из вьючных лошадей.

Вспомнив предупреждение Селлианды о приеме, который их ждет на той стороне, Тельвин подумал, что он должен двигаться как можно быстрее. Освободившись от руки Селлианды, он покрепче схватился за повод своей вьючной лошади и послал Каденсе внутрь радуги. На какое-то мгновение он погрузился в калейдоскоп красок, затем возникло смутное чувство, что его толкнули вперед и он мягко приземлился, хотя большой шаг Каденс не прерывался и вьючная лошадь была по-прежнему сзади него. Но они уже не были на лесистом холме при свете угасающего дня. Вместо этого они внезапно очутились на небольшой лесной поляне. Конец радуги упирался в высокое, темное дерево, солнечный свет плясал среди широко расставленых ветвей, а свежий ветер шевелил листья.

Сообразив, что за ним должны последовать еще двое, он заставил Каденс двинуться вперед, освобождая им место. Сэр Джордж и Сольвейг уже были там, стараясь выглядеть собершенно безобидно и невинно, так как эльфы уже бросились им наперерез.Но они были настолько ошарашены, что мечи были еще в ножнах, а луки не натянуты. Когда Тельвин вгляделся в тени, он разглядел второе Дерево Жизни, стоявшее прямо позади них, наполовину скрытое окружающим лесом. Множество зданий из темного камня были разбросаны по лесу, соединенные тропинками из того же темного камня, который казался проигравшим в безнадежной борьбе с корнями деревьев.

Местные эльфы выглядели совсем иначе, чем хрупкие, утонченные эльфы Эльфхейма. Они были меньше ростом, но крепче сложенны, почти кряжистые по стандартам эльфов, с коричневой кожей и темными глазами. Обмундирование солдат было доволно причудливо, однако казалось примитивным. Он уже был почти готов засомневаться в утверждении Селлианды, что эльфы Эльфхейма более простой и примитивный народ. Но, как она и предсказывала, эльфы внезапно остановились, увидев его, начали что-то обсуждать и показывать на него руками. Затем они снова начали приближаться, более медленно.

Тельвин поторопился присоединиться к Сэру Джорджу. - Я не знаю, что я должен им сказать. Селлианда предуредила меня, что из-за моей внешности они могут поверить, что я - один из их легендарных полуэльфов.

- Которых не существует, - проворчал старый рыцарь, но он не собирался спорить с их счастливой фортуной. - Но для нас будет великолепно, если ты воспользуешься этим.

Не все из эльфов, спешащих им навстречу, были солдатами. Некоторые были жрецами. Через мгновение появился эльф, который казался старым даже для этой долгоживущей расы, высокий, мудрый жрец с бритой головой и богато украшенной одеждой. Другие эльфы освобождали ему путь чуть ли не боязливо. Хотя он был худ и выглядел слабым, он имел внешность эльфийского лорда и могущественного волшебника, которому было опасно отказать в чем бы то ни было, живое воплощение всех устрашающих рассказов о жрецах, которые Тельвин когда либо слышал. Несмотря на внешний вид жреца, Тельвин чувствовал, что он должен поговорить с ним, и важно, чтобы он держался свободно, без тени страха. Старый жрец приостановился, когда из радуги появился Перрантин, а за ним Коринн. Затем радуга потухла.

- Отец, ты понимаешь мою речь? - спросил Тельвин. Он сомневался, что кто-нибудь из них знает восточные языки, настолько изолированно жил этот народ.

- Я понимаю тебя, - ответил старый жрец, неясно выговария слова и с тяжелым акцентом. - Я провел некоторое время на востоке, когда был молод. А ты, случайно, не полуэльф? Я всегда думал, что полуэльфы - не более, чем легенда.

- Некоторые говорят, что я - полуэльф, - согласился Тельвин, чувствуя вызов. Он говорил медленно и просто для того, чтобы быть понятым. - Но мне говорили также, что полуэльфы - существа из легенд. Я не могу сказать, что из этого правда, потому что сам не знаю, кто я такой.

- Тогда, возможно, у тебя есть эльфийские предки?

Тельвин спрыгнул с лошади и встал рядом с эльфом. - Я не знаю точно, хотя во мне много эльфийского. Я вырос сиротой. Моя мать пришла из необитаемых гор за Вендаром, преследуемая драконами. Но она умерла, когда я родился и я рос среди чужих.

- Что означает, что легенды останутся легендами, - негромко сказал жрец, обращаясь к самому себе. - Меня зовут Пардейн, я - хранитель Дерева Жизни. Эльфы Эльфхейма поверили вам, так как только они могли призвать Путь Радуги для переброски вас сюда. Но даже и так, я должен спросить, зачем вы пожаловали.

- Мы в походе, - ответил Тельвин. - Жрецы Эльфхейма помогли нам попасть в вашу страну чтобы найти значение Пророчества.

- И какова природа этого Пророчества? - спросил явно заинтересованный Пардейн, несмотря на попытки остаться равнодушным.

- Слышали ли вы об атаках драконов в восточных землях? - спросил Тельвин. - Не так давно мы обнаружили, что я являюсь объектом Пророчества, которого боятся драконы. Жрецы помогли мне открыть,что я могу избавить мир от вражды драконов. Я приехал сюда, в Гибореанские Пределы, чтобы повстречаться с драконом-жрецом, который может рассказать мне как значение Пророчества, так и то, что я должен делать, чтобы исполнить его.

- Есть немало драконов в окрестных горах, - сказал Пардейн. - По большей части это золотые драконы, мудрые и благородные. Мой покровитель предупредил меня во сне о вашем пребытии и попросил помочь вам. Что ты знаешь о Бессмертных, парень?

Тельвин безнадежно покачал головой. - О Бессмерных я не знаю ничего, кроме того, что знают все. По какой-то причине они выбрали меня, но я даже не знаю почему. И я уверен, что не хочу этого знать.

Жрец казался недовольным, или, по меньшей мере, разочарованным. - Вот так Бессмерные скрываются от своих самых верных слуг, чтобы плести заговоры с мальчишками-бастардами, - зло пробормотал он.

Он резко повернулся, так как появился капитан Королевской Стражи. Напряжение висело в воздухе, пока капитан и старый жрец ожесточенно спорили на своем языке. Похоже было, что капитан чего-то горячо требовал, а Пардейн спокойно ему отказывал. Тельвин понял, что он и его компаньоны в большой опасности, так как ненависть эльфов к иностранцам была так велика,что могла даже вызвать неподчинение приказам своего Бессмерного. В конце концов жрец положил конец спору, произнеся какой-то жесткий приказ. Капитан был явно недоволен, но не мог больше сопротивляться.

Пардейн повернулся к Тельвину. - Сейчас вас проводят в место, где вы проведете ночь. Утром проводники проводят вас в горы. Мой собственный народ не выведет вас из наших лесов, но другие будут вас ждать.

Очевидно, что единственная вещь,которую эльфы могли сделать для своих гостей, - поместить их туда, где бы их было не видно и не слышно, а затем не обращать на них никакого внимания. Поскольку это была единственная возможность, компаньоны не собирались жаловаться. Их провели в большую комнату рядом со стойлами, вероятно запасную казарму для стражи, с грубыми койками и грязным камином. Обед им принесли прямо в комнату, и караул эльфов стоял у двери всю ночь, не смыкая глаз. Единственная разница между их нынешним пристанищем и тюрьмой, решил Тельвин, что утром их выпустят. По меньшей мере он надеялся, что выпустят.

- И ты всерьез думаешь, что этот народ твои родственники? - спросил Коринн, как только их втолкнули в казарму.

Тельвин нахмурился. - Надеюсь, что нет.

- Мне кажется, что самое лучшее, если кто-нибудь из нас полюбит кого-нибудь из местных, - заметил Сэр Джордж, разбирая свою койку. - Ну, например, если капитан отправится в лес с Сольвейг, и вернется обратно без сапог, я смогу приятно проспать всю ночь.

Тельвин настолько смутился, что ему захотелось сбежать и спрятаться где-нибудь, но, конечно, эльфы никогда не выпустили бы его за дверь. До этого момента он как-то не думал о том, какие выводы сделали все остальные из инцидента с сапогами.

- Ты хорошо себя вел с этим кислым старым эльфом сегодня, парень, сказал ему Сэр Джордж.

- Да? - с облегчением спросил Тельвин. - Я не собирался вмешиваться в вашу работу, но я почувствовал, что у меня есть преимущество перед ним.

- Два или три преимущества, я бы сказал, - ответил Сэр Джордж. - Во первых, все это дело с полуэльфом заставило его почувствовать себя не слишком уверенно. Затем, его покровитель приказал ему общаться с тобой любезно, нравится ему это или нет. И как и все старшие жрецы, чьи головы стали слишком велики для их шляп, он хочет сам стать на путь Бессмертия. Ты расслышал его скрежет о том, что Бессмертные играют с тобой, но не хотят играть с ним?

- Я думаю, это то, что у него на уме, - заметил Перрантин.

- Он, вероятно, просит Илсундаль помочь ему в этом уж лет четыреста. Я лично иногда поражаюсь, почему Бессмертные просто не пошлют молнию, чтобы испепелить на месте этих старых грубиянов, разве что эти жесткие и упрямые типы полезны им в повседневных делах. Черт с ними со всеми. Когда у тебя есть какая-то особая работа, которую необходимо сделать, ты обращаешься к герою. К кому-либо более гибкому, вроде Тельвина.

- Мальчику-бастарду, - горько сказал Тельвин.

- Он переполнен дерзостью, - возразил Сэр Джордж. - Даже самый знатный юный принц может быть сиротой. Кстати, между нами, ты, я и Сольвейг, у всех у нас непонятное происхождение. Я не знаю, как насчет Перри.

Маг выглянул из-за книги, которую он вынул из своего мешка. - У меня было абсолютно обычное, даже счастливое детство, спасибо.

- О, бедняжка! Как оно тебя испортило, - поддразнил его Сэр Джордж.

Эльфы постучали в дверь с первыми лучами солнца, чтобы принести легкий завтрак и сказать, чтобы они приготовились к отъезду. Когда они вышли из своей комнаты со своими вещами, оседланные лошади уже ждали у дверей. Не было ничего удивительного, что Пардейн не пришел проводить их, зато обещанный гид уже ждал их около казармы. Оказалось, что их гид - юный кентавр. Кентавр с самого начала доказал, что он намного более дружественная и приятная компания, чем эльфы.

- Эти леса принадлежали нам задолго до того, как пришли эльфы, объяснил Серран, сильный жеребец с белой шкурой и былыми же волосами, пока они пробирались по тропинкам через густой лес. - По меньшей мере они не забыли, кто им помогал тогда. Я полагаю, что мы их друзья, насколько вообще возможно стать другом эльфу. Кому бы то ни было трудно подружиться с ними, так как они не любят даже других эльфов.

- Спасибо, что ты согласился проводить нас, - сказал Тельвин.

- Они не просили нас. Мы - дети Терры. Именно она попросила нас, а мы счастливы услужить.

В этот момент Сэр Джордж удивленно посмотрел на него. - А ты настоящий кентавр или лошак?

При этом слове их проводник встрепенулся и резко повернулся к старому рыцарю. - Что вы знаете о лошаках?

- Ну, я сам человек-драк, - небрежно заметил Сэр Джордж, как будто это было не слишком важно. - Мне показалось, что ты знаешь. Ты должен был учуять это.

- В этой форме у нас не такое хорошее чутье, как в нашей обычной форме, - сказал Серран, все еще немного защищаясь, хотя его настроение быстро улучшилось. - Но по моей реакции вы уже угадали ответ.

- Не обижайся, пожалуйста, - осторожно начал Тельвин. - Но что это такое - лошак?

- Мы стражи дикого леса и родственники лошадей. Нам дана возможность менять форму, становиться лошадью или кентавром, если необходимо. Как дети Терры, мы - защитники, как и вы, выбранные нашим покровителем чтобы служить в случае нужды.

Хотя их гид был лошаком, в лесу были и племена настоящих кентавров. Тельвин хотел бы увидеть этих грациозных, совершенных существ. Он слышал, что юные кентавры-кобылы, как и жеребцы, не носят одежды. Но легенда оказалась интереснее реальности. Серран рассказал о кентаврах, когда они разбили лагерь этой ночью. Он объяснил, что кентавры обычно носят одежду на их человеческих частях тела. Кожа их верхних частей такая же нежная, как у любого человека, и они просто вынуждены защищать ее от холода и острых сучьев.

Они покинули густые леса Лесного Королевств уже в первый день, быстро приближаясь к подножию высоких, остроконечных гор. Здесь не было дорог или троп, ведущих в горы, так как это была дикая, необитаемая земля. Только эльфы жили в этой части мира, а они очень редко ездили в горы. Зато здесь были следы диких животных,которые часто были не хуже иного пути, и Серран отлично знал их. Гиборианские Пределы были линией гор на берегу моря, вверх вздымались величественные пики из серого камня, узкие,горные долины были перерезаны реками льда. Это была суровая северная земля. В этой холодной стране весна только начиналась, хотя лето уже приближалось в тех странах, которые они оставили за собой. Наверху было еще холодно, особенно ночью.

Весь первый день они скакали среди низких скал и холмов, а лагерь на ночь разбили в неглубокой впадине между огромными валунами. На следующее утро Серран повел их на север. От него они узнали, что какой-то конкретной цели у них не было. Вместо этого ему было приказано вести их в определенном направлении. Дракон-жрец сам найдет их.

Весь этот день, также как и следующий, они ехали на север. Когда они выезжали на высокое, открытое место Тельвин мог видеть Лесное Королевство далеко позади себя, и сверкающую ширь моря на востоке, по ту сторону гор. Когда они выехали на особенно высокий холм, он уловил намек на прибрежную область, узкую зеленую ленточку между подножием гор и морем. Огромные пики впереди становились все выше и острее, они были покрыты снегом и неприступны для всех, у кого нет крыльев. В этот же день, после полудня, когда они медленно поднимались в гору, Тельвин заметил темное, крылатое существо, неторопливо летевшее далеко сзади них, заглядывая во все долины и впадины между скал, как если бы оно что-то искало.

- У нас компания, - предупредил он остальных.

Все тут же остановились и уставились назад, внимательно наблюдая как дракон подлетал все ближе. Они ждали дракона, но хотели быть уверены, что это тот самый. Иначе надо были немедленно прятаться.

- Ты видишь его отчетливо, парень? - спросил Сэр Джордж.

- Да, и он не похож ни на одного дракона, которого я когда-либо видел, - ответил Тельвин. - Он уже и грациознее, чем красные драконы. Отсюда мне кажется, что он имеет умную и благородный внешность. Он золотого цвета, более темного вдоль гребня.

- Это золотой дракон, все в порядке, - сказал старый рыцарь. - Я подозреваю, что он нас сейчас найдет. Он должен был уже заметить нас, если ты так четко видишь его.

Действительно, дракон увидел их в тот же момент. Прекратив поиск, он полетел прямо к ним, сильно и мощно взмахивая крыльями. Через минуту он был уже около них.

- Я сказал "он"? - спросил Сэр Джордж. - Эта замечательная леди золотая самка дракона.