Золотая самка сделала над ними два круга, внимательно вглядываясь в их компанию. Они также ясно видели ее, когда она медленно поворачивала свою голову, чтобы посмотреть вниз, на них. Затем она заложила крутой вираж, но внезапно отпрянула в сторону, когда заметила, что пугает лошадей. Наконец убедившись, что нашла то, что искала, она отлетела недалеко в сторону. Последний раз покружившись над землей, она приземлилась на верхушке небольшого холма недалеко от них, гребень которого был покрыт бледной, сухой травой, которая заходила волнами под мощными взмахами ее крыльев. Затем она развернулась, оказавшись лицом к путешественникам, сложила крылья и уселась на могучие задние лапы.

Тельвин мог разглядеть ее теперь во всех подробностях, и он почувствовал, что не может быть более благородного и восхитительного существа во всем мире. Ее лицо, шея и тело заставляли вспомнить холеных и могучих чистопородных лошадей. Крылья начинались над передними лапами, так что ее могучая грудь казалась гордо выпяченой вперед. Спина была очень длинной, а талия узкой, но ее бедра были широки. Задние ноги были особенно длинны и сильны, чти помогало сражаться и летать в небе, а длинный хвост красиво изгибался и она его поднимала во время ходьбы.

Но самым замечательным в ней было лицо. Ее шея изгибалась изящной буквой S над ее полной, высокой грудью. Небольшая голова была слегка склонена вниз, так что она глядела на всех них сверху, по царски. Большие миндалевидные глаза были голубы, как ясное зимнее небо, подчеркнуты выразительными, густыми бровями, и придавали ее лицу очень чувственное, интеллегентное выражение. Длинный, густой гребень, начинавшийся между двумя небольшими рожками и напоминавший лошадиную гриву,тянулся через шею и всю спину, красиво спадая на золотые чешуйки брони.

- Я останусь с лошадями, - предложил Серран. - Они не подойдут к дракону, если их не заставить.

Это напомнило Тельвину о его долге. Это было его Пророчество. Он спрыгнул с седла и освободил поводья, зная, что Каденс и вьючная лошадь, которую он вел, останутся с лошаком. Потом он пошел к холму.

Когда он подошел, драконица опустилась на землю, вытянувшись во всю свою длину на травянистой верхушке холма. Ее шея изогнулась, и она внимательно разглядывала его, пока он стоял в нескольких ярдах перед ней. Тельвин всегда слышал, что драконов описывали как больших рептилий, но ее внешность была более смертоносной, чем у ящеров. Рот не был разрезан до ушей, как у змеи или ящерицы. Вместо этого у нее были округлые щеки и губы, похожие на лошадиные, но хорошо приспособленные для разговора. У нее также были длинные и подвижные уши сразу за рогами, которые она направляла на него, когда он двигался.

- Ты тот, которого зовут Тельвин Лисий Глаз? - спросила она. Ее голос зазвучал как труба в его ушах, но он был определенно женский и не особенно глубокий. - Да, это я, - ответил он, отступая назад. Он никогда не был так близко к дракону, и ему было страшновато.

- Меня послали к тебе, - сказала она. - Я - Карендэн, старшая жрица Великого, Бессмертного Покровителя Драконов.

- Ты можешь сказать мне то, что я должен знать? - спросил Тельвин.

- Я скажу, - сказала она. - Но я предпочитаю сделать это ночью. Времени осталось мало, так как вскоре хулиганистые драконы-бунтари перенесут свои атаки в глубь обитаемых земель. Сейчас каждый день, каждый час на счету. Мы должны продолжать, пока еще день.

Так как его собственная роль была закончена, лошак простился с ними и ускакал. Когда он увидели его в последний раз, он принял форму лошади и поскакал домой. Товарищи Тельвина подвели лошадей к холмику и Карендэн тщательно изучила их, хотя и старалась не приближаться к ним слишком близко. Когда все были готовы к дальнейшему путешествию, она взлетела в небо, покружилась над ними и медленно полетела вперед, указывая лучший путь.

Тельвин глядел на нее в восхищении. Он спросил себя, понравилось бы ему быть драконом. Она летела, на первый взгляд, так легко и с наслаждением, паря в порывах ветра над отрогами гор и долинами. Он был очарован полетом драконов еще с того первого раза, когда увидел их гордо несущихся по небу над Хайландом, но эта изящная леди была настоящей аристократкой по сравнению с красными драконами, со всей их грубой внешностью и тяжелой броней.

Они скакали еще два часа до наступления темноты. Карендэн нашла им место для лагеря: глубокую впадину среди скал, где у них даже была защита от холодного ночного ветра, а потом исчезла в наступившей темноте. Они успели только расседлать лошадей, устроить их на ночь и разбить лагерь, когда она вернулась, неся тело небольшого оленя. Так что ее собственный ужин уже был приготовлен. Затем она снова улетела в ночь и вернулась с куском сухого дерева, достаточным для разведения большого костра.

Как объяснила Карендэн, она долго летела сюда из очень далекой земли чтобы встретить их и здорово проголодалась. Тельвин испугался, что сможет поговорить ней только после ужина, но Сольвейг и Коринн вызвались развести костер и приготовить еду.

Драконица расположилась на открытом месте в стороне от лагеря.

- У вас есть много вопросов, и вы ищете ответы на них, - начала она. Но я не смогу ответить, пока я не расскажу вам о драконах, так как есть многое, что вы должны прежде всего понять. Начиная с падения древнего Блэкмура, Великий старался создать нацию драконов, объединенную не терреторией, но общими законами и моралью. Ведь если драконы будут едины, они могут как защитить себя от других, так и контролировать своих собственных негодяев, и таким образом установить мир и завоевать уважение других рас.

- Увы, Нация Драконов осталось разделенной. Другие глядят на драконов как на единую расу, хотя и замечают, что драконы очень разнообразны. С точки зрения драконов, они - собрание самых разных рас, и золотой дракон отличается от красного или зеленого, как эльфы от орков. Но эльфы и орки не пытаются жить вместе, тогда как драконы связаны между собой общностью их древних предков. Так что единственным элементом объединения на протяжении многих столетий был Парламент Драконов, под председательством Великого.

- Не это ли источник волнений среди драконов? - спросил Сэр Джордж. Нам говорили, что атаки были совершены молодыми драконами-негодяями, красными и зелеными, и мы видели это своими глазами. То, что мы не могли понять, почему они атакуют. Иначе говоря, ждут ли они какую-то выгоду от своих атак или то, что мы видим, просто внешних эффект некоторого большого конфликта между драконами.

- И вы решили, что если узнаете это, то сможете прекратить атаки, заключила Карендэн. - Похвально, но не правильно. Драконы сами не могут восставить спокойствие и порядок. И едва ли кто-нибудь посторонний может сделать это.

- Но ситуация не может быть безнадежной, иначе не было бы Пророчества, - сказал Тельвин.

- Пророчество - только часть проблемы. - сказала она ему. - На первый взгляд оно кажется излишним. Оно предназначено решить проблему, которая была порождена его существованием. Все началось почти двадцать лет назад, когда Великий исчез из нашего мира без всякого предупреждения и до сих пор не вернулся. Драконы не в состоянии узнать, ушел ли он навсегда, или собирается вернуться. Неуверенные в том, вернется ли Великий, который всегда руководил ими, драконы нынче сами ответственны за свою собственную судьбу, и яростно спорят о том, какую роль они должны играть в мире. Все драконы с гордостью думают о их легендарном прошлом, когда они были властелинами мира, до и даже много после прихода людей. Многие драконы, особенно молодые и любящие беспорядки, верят, что они должны вновь стать властелинами этого мира.

- Хулиганы? - спросил Тельвин.

- Драконы-хулиганы похожи на детей,они то ли играют, то ли осуществляют политику, которую, как они надеятся, одобрят взрослые, - скорбно сказала Карендэн. - Вы, без сомнения, обратили внимание, что только юные драконы участвуют в атаках.

- Безусловно, - подтвердил Сэр Джордж.

- И тем не менее, их действия могут сделать войну неизбежной, вздохнула она. - И ситуация запуталась еще больше Пророчеством о возвращении Повелителя Драконов, самой страшной драконьей легенды. Много лет назад люди Блэкмура использовали все их могучие мистические способности, чтобы создать броню и оружие, способное отразить любую физическую или магическую атаку, какую драконы могут себе представить. Это оружие может быть использовано только Повелителем Драконов, воином-волшебником, статус которого почти равен Бессмертному. Повелитель Драконов поведет людей из Блэкмура в великую войну, которая подчинит и почти уничтожит Нацию Драконов. Бессмысленно говорить, что драконы боятся возвращения Повелителя Драконов. Пророчество утверждает, что время для этого пришло.

- О, мой бог, - сказал Сэр Джордж. - Я думаю, что могу угадать, кто это.

Тельвин сглотнул, удивляясь, что не очень испугался. Он подозревал, что произойдет что-то в этом духе. Была какая-то причина, почему драконы так боялись его. Только теперь он начал понимать почему.

- Есть еще многое, чего я не могу объяснить тебе даже сейчас, так как мне запрещено отвечать тебе на некоторые вопросы, - продолжала Карендэн. Драконы-жрецы недавно узнали, что Великий ушел только на время, но мы поклялись хранить тайну. И даже мы не знаем почему. Но нам приказали искать и помочь ему предотвратить войну, которую драконы готовы развязать. Мы, жрецы, не слишком довольны такой ситуацией; естественно, что мы не хотим опять увидеть, как Повелитель Драконов обрушится на драконов. Только наша вера в Великого заставляет многих из нас подчиниться. Меня послали к тебе потому, что я принимаю логику развития событий. Если драконы разрешат себе воевать, должна настать новая эра прежде, чем они снова могут рассчитывать на доверие других рас.

- Ты не должна бояться, - сказал Тельвин обращаясь к Карендэн. - Я больше заинтересован в защите драконов, чем в уничтожении их, даже если мне придется использовать всю мощь Повелителя Драконов чтобы достигнуть своей цели.

- Я никогда не боялась этого, - сказала она ему. - Я знаю кто ты. Исходя из этого знания я понимаю и верю твоим мотивам.

- Тогда скажи мне, кто я такой, - сказал Тельвин в возбуждении. - Или это что-то, о чем тебе запрешено говорить?

- Боюсь, это так, - печально сказала Карендэн, искренне сожалея, что не может помочь ему. - Ты не должен знать тайну своего прошлого, пока твое служение, как Повелителя Драконов, не закончится, так как знание своей расы и ее долгой истории может повлиять на твои решения. Ты должен действовать исходя из нужд настоящего, преследуя величайший мир и справедливость, которые ты можешь установить на земле, и на тебя не должны влиять призраки прошлого.

Тельвин нахмурился. - Я допускаю, что некоторая логика в этом есть. Но что еще ты можешь рассказать мне? Знаешь ли ты, жрецом какого Бессмертного я являюсь?

- Нет, я не могу сказать, - возразила она. - Бессмертные ревнивы, и по капле делятся информацией даже с своими жрецами из страха, что их враги могут узнать их тайны и их планы. Я знаю об их делах больше любого из ныне живущих, но даже я многого не знаю.

- Тогда ты можешь сказать мне по меньшей мере, что мы собираемся делать? - спросил он больше не в силах скрывать свое нетерпение и разочарование. - Я сомневаюсь, что мы забрались так далеко только для этого маленького разговора.

Карендэн вздохнула и вытянула свою шею так, что ее голова почти коснулась его. - Это не мое желание, что пришло время нам идти вместе. Я не хочу, чтобы тебе казалось, что я что-то замышляю против тебя, что я хочу сделать тебя простым орудием Бессмертных. Но есть определенные вещи, которых я поклялась не открывать, во имя моего долга к моему ордену, и есть значительно больше вещей, которых я не знаю сама.

Тельвин кивнул, понимая, что он не должен вымещать на ней свое разочарование, ведь они оба просто жрецы, выполняющие работу, назначенную им судьбой. - Я понимаю.

- Я поведу вас на дальний север, - объяснила она. - И возможно, что скоро мы попадем в Цитадель Древних, известную также как Башня Стражи Драконов. Именно там доспехи и оружие ждут тебя почти четыре тысячи лет. Башня Стражи Драконов - последняя потайная крепость Блэкмура.

Тельвин показалось, что какая-то странная ирония заключена в том, что призрак Блэкмура опять появился перед ним. Он всегда подозревал, что может оказаться потомком расы древнего Блэкмура, и сейчас он спрашивал себя, не доказывает ли все это его подозрения. Кто лучше других подходит к роли нового Повелителя Драконов, чем потомок того же народа, унаследовавший все его способности. Карендэн сказала, что первый Повелитель Драконов был воином-волшебником, статус которого был почти равен Бессмертному. Тельвин никак не считал себя достойным такого, но он был как волшебник так и жрец, невиданная комбинация среди современных рас. Уже одно такое открытие было огромной радостью для него. Но ведь он видел результаты взрыва всего одного устройства Блэкмура, и знал, что Огненный Дождь чуть не уничтожил весь этот мир. Все расы мира и жизнь всех людей изменились в результате этого ужасного события. Так что если он наследник Блэкмура, то это предмет не гордости, но скорее позора и стыда. Так что он решил никогда не говорить опять об этом деле, о всяком случае за пределами своей проверенной компании, и теперь он молчаливо пообещал себе сделать все, что в его силах, чтобы восстановить честь имени Блэкмура.

Когда Перрантин услышал о цели их похода, он был вне себя от счастья. Артефакты Блэкмура были его особой страстью много лет, и особенно он гордился тем, что был одним из немногих людей, у которых было настоящее устройство Блэкмура. А теперь ему выпала редчайшая возможность увидеть своими глазами Башню Стражи Драконов, единственное уцелевшее здание эры Блэкмура, известное только драконам. Тельвин подозревал что Сэр Джордж также был доволен тем, как пошли дела, но старый рыцарь был, кажется, совершенно счастлив спокойно ехать за ними, предоставив Тельвину и драконице вести их. Сольвейг и Коринн выглядели так, как если бы дела были слишом сложными, чтобы они могли чувствовать себя комфортно.

На следующий день Карендэн взлетела в небо рано утром, пока остальные еще собирали вещи, чтобы выбрать лучшую дорогу. Тельвин внимательно смотрел, как она взлетает, и должен был изменить свое вчерашнее мнение об ее полете, грациозном и без усилий. Золотая драконица изо всех сил подпрыгнула высоко в воздух, используя свои могучие задние ноги, потом долго била по воздуху крыльями, пока, наконец, не набрала скорость. И только тогда ее полет стал легким и грациозным.

Теперь, когда у него было время обдумать все это, он начал понимать очень неудобную позицию Карендэн. Он понял, сколько иронии было заключено в том, что дракон помогал восстановить Повелителя Драконов, самого древнего и ненавистного врага драконов. Однако дела пошли так, что она могла помочь своему народу только выглядя предателем в его глазах. Ее долг к своему покровителю должен был сделать ее одинокой, так как тот был не спобен защитить ее от ярости своей расы. Забавно, но у Карендэн было очень много общего с Тельвином, оба они были изгоями своей расы ради высшего долга, хотя никто из них не просил об этом. И последняя горькая ирония была в том, что Тельвин, скрывавшийся от драконов всю свою жизнь, узнал почему он это делал только повстречавшись с драконом, Карендэн, с которой у него было так много общего.

Она вернулась, когда они уже почти были готовы к отъезду, и уселась на скалы над ними, сложила крылья и тяжело вздохнула. - Я была в Цитадели Древних и вернулась обратно, но я боюсь, что мы будем там не раньше завтрашнего утра.

- По меньшей мере мы точно знаем, где она, - сказал Тельвин. - Нам здорово поможет, если ты поведешь нас.

- Я могу показать вам самый быстрый путь, - предложила Карендэн.

Тельвин никогда даже не мог предположить, что драконы в состоянии быстро и долго ходить. Их телосложение всегда казалось ему довольно неуклюжим. Но он вскоре обнаружил,что длинные задние ноги Карендэн и плавные, похожие на кошачьи движения хорошо служат ей и на земле. А так как драконица была крупнее лошадей, то хороший лошадиный шаг был неторопливой прогулкой для нее. А имея золотую драконицу позади себя, лошади получили дополнительный стимул поторопиться.

Тельвин сам поражался на себя, как хорошо он поладил с новым компаньоном, учитывая, что драконы ответственны за смерть его матери. Карендэн была настолько очаровательной личностью, что он не мог не полюбить ее. Кроме того, что она олицетворяла для него весь свой народ, Карендэн исключительно серьезно относилась к своему долгу и была аболютно преданна цели их похода. Сэр Джордж всегда настаивал, что драконы - вовсе не тупые и дикие бестии, а умные, интеллигентные существа, но Тельвин не мог до сегодняшнего дня принять это. Возможно, что ему умышленно навязали дракона в товарищи, чтобы научить состраданию.

Тельвин надеялся, что Карендэн правильно оценила время, которое им нужно, чтобы достичь Башни Стражи Драконов. Кроме того, она не очень-то знала, как путешествовать на такие расстояния по земле. Но во время пути он понял, что ее оценка была абсолютно точной. Утром они повернули на восток и глубоко углубились в горы, дорога стала круче и бугристей. Прямого пути не было, они постоянно сворачивали то в одну долину, то в другую и шли вдоль предательских склонов. Когда они взобрались повыше, Карендэн показала им их цель, большую, грозную на вид крепость, прилепившуюся на краю далекой вершины. Помимо драконицы, только Тельвин был в состоянии ясно увидеть ее, но он знал, что она права. Они будут там не раньше завтрашнего дня.

Этой ночью они разбили лалерь на краю лесистой долины, ниже пика Башни Стражи Драконов, подьем на который они начали на утро следующего дня. Карендэн снова взлетела, пытаясь найти лучшую дорогу для лошадей. Гора была крута и обрывиста, подьем на нее был непростой задачей. Там не было дорог, даже если они и был когда-то, не после тридцати столетий. Только драконы знали об этом месте все это время, а они не нуждались в дорогах. Вскоре она отчаялась найти путь и начала подозревать, что должна просто взять некоторых из них наверх, в крепость, а остальные останутся с лошадями.

Тем не менее, простая логика подсказывала, что должен был быть путь наверх, так как древняя крепость включала в себя конюшню, располагавшуюся рядом с замком. Она провела какое-то время обыскивая каменистое плато за воротами крепости, и наконец нашла вход в туннель, лежавший глубоко в тени восходящего солнца, за большой каменной плитой на обратной стороне плато. Хотя он и был достатично велик, чтобы через него могли пройти лошади, сама она не рискнула сунуться в темный проход из-за страха, что может там застрять.

Она решила поднять Тельвина на плато,он прокатится на основании ее могучей шеи, где чешуйки ее панциря были достаточно малы, и их острые концы можно замотать одеялами. Того не смущала переспектива лететь, но ему пришлось заставить себя коснуться дракона, так как это пробудило в нем смутный, безымянный ужас. Он, однако, постарался полностью скрыть свой страх, не желая выглядеть невежливым перед той, которая изо всех сил доказывала, что она верный и преданный друг.

Как Тельвин только оказался на плато, он использовал магическое заклинание для вызова света, и скользнул в темный проход за камнем. С первого же взгляда он понял, что это не была естественная пещера, так как стены туннеля были гладкие а сам туннель заворачивал через одно и тоже число шагов, делая подьем намного более плавным, через любой естественный проход. Хотя он и торопился, но добрался до выхода на нижний склон горы только через час.

Карендэн первой заметила его, когда он выскочил из-за большой кучи массивных валунов. Она сумела довести остальных к нему только к середине дня. Они были вынуждены вести лошадей через проход, так как потолок был слишком низок, чтобы можно было ехать на лошади. Тельвин шел впереди, Перрантин занял место в середине группы, оба зажгли магический свет, чтобы остальные могли видеть. Взбираться всегда труднее, чем спускаться, хотя подъем и был довольно плавным. В результате они достигли плато только после полудня, и обнаружили, что Карендэн уже открыла ворота для них изнутри. Они завели лошадей в давно заброшенные конюшни, расседлали их, затем потратили немного времени на быстрый обед, прежде чем войти в крепость. Перрантин так рвался внутрь, что едва мог сидеть во время еды, хотя Тельвин был рад, что есть немного времени для подготовки к той судьбе, что ждала его внутри.

На первый взгляд Башня Стражи Драконов была большой, но довольно обычной крепостью, с толстыми стенами и высокими, стройными башнями, весьма элегантно построенными из больших блоков отполированного бело-голубого камня. Хотя и были какие-то признаки, вроде конюшен, говорящие об удобстве посетителей, было ясно, что она никогда не предназначалась для проживания настоящего гарнизона. Несмотря на свой огромный возраст, штормы, ветра и жестокий холод северных гор, крепость казалась абсолютно не тронутой временем.

- Ты говорила, что драконы всегда знали эту крепость, - сказал Перрантин, повернувшись к Карендэн. - Знают ли они, для чего она предназначена?

Карендэн медленно покачала головой. - Настоящее имя и предназначение Цитдели Древних неизвестно, но вроде бы она была построена волшебниками Блэкмура чтобы служить далеким, надежным хранилищем, где они могли хранить свои самые могущественные творения, то, что даже они не осмеливались хранить в населенных областях. Так как там не осталось ничего, кроме вооружения Повелителя Драконов, возможно, что там хранилось и то самое устройство, которое уничтожило Блэкмур.

- Но раз так, каким образом это место пережило гибель Блэкмура и Огненный Дождь, которые не пощадили ничего в мире? - спросил маг в ненасытной жажде знаний.

- Мы знаем немногое об этой тайне, - ответила драконица. - Цитадель была с самого начала защищена очень сильной магией, точное значение которой давно позабыто. Возможно, что она была магически огорожена непроницаемыми барьерами.

Когда наконец все были готовы, они осторожно подошли к огромной основной двери замка, опасаясь не столько возможной опасности, сколько тайн, спрятанных за ней. Обе огромных створки двойной двери были сделаны из массивных деревянных досок, на которых не было даже следа гнили, несмотря на прошедшие тысячи лет. Карендэн достаточно легко открыла дверь, так как цидатель принадлежала жрецам Великого уже много лет, и у них хранился ключ.

Широкое фойе лежало за дверью, и лестница с широкими ступенями вела в центральную комнату, по форме являвшеюся большим восьмиугольником, поднимавшуюся на несколько этажей над фойе. Каждый этаж был окружен широкой дорожкой, или балконом с высокими каменными перилами и в каждой из восьми стен каждого этажа была дверь. Многие из этих дверей стояли открытые, за ними открывались простые, даже без окон, комнаты. Когда-то величайшие устройства и магические атрефакты древнего Блэкмура, самые ценные и самые смертельные, были наддежно запечатаны в этих комнатах, но сейчас каждая ячейка стояла пустой, так как арсеналы волшебников Блэкмура были опустошены ради войны, которая изменила форму мира.

С изумлением компаньоны увидели, что Карендэн вошла в замок за ними. Как бы не была велика главная дверь цитадели,ей пришлось буквально вжаться в пол, прижать к себе свои крылья так сильно, как она только могла, и проползти на животе под верхушкой дверного пролета.

- Комната Повелителя Драконов самая внутренняя, - сказала она им. - Она находится на самом нижнем этаже, за коротким проходом начинающимся в задней стенке. Я не смогу пойти с вами туда, так как только моя голова и шея смогут пройти через проход.

- Есть ли там какие-нибудь ловушки? - спросил Сэр Джордж.

- Я не знаю, - вынуждена была признать она. - Вы должны быть осторожны.

- Я подозреваю, что есть. Драконы никогда не должны были войти в эту комнату и найти артефакты, - сказал он. - Есть все-таки некоторый плюс в том, что я опытный вор.

- Возможно, лучше всего дать возможность Тельвину идти первым, сказала Карендэн. - Древние ловушки скорее всего магические по своей природе, а его ждут.

Тельвин не был уверен, что он очень счастлив от этой логики, но это выглядело благоразумным. Они спустились по ступенькам на нижний этаж, и вошли в проход. Что бы древние не использовали для освещения цитадели, это работало до сих пор. Казалось, что сам бело-голубой камень испускает бледный свет, но коридор во внутреннюю комнату оставался темен. Тем не менее, он достаточно хорошо видел в глубокой тьме чтобы заметить массивную деревянную дверь, которая запирала конец прохода, и когда он попробовал защелку, оказалась, что она заперта. Он положил обе руки на центр двери и уже собирался толнуть ее, когда замок щелкнул и дверь отворилась. Его действительно ждали.

Комната за ней была несколько большим вариантом всех остальных, простая каменная ячейка, залитая мягким светом. Здесь впервые были заметны некоторые признаки разрушения, так как ковры, которые когда-то покрывали камень стен, и еще какие-то предметы, когда-то бывшие украшениями, беспорядочной грудой валялись на полу. В центре комнаты находилась низкая, круглая стена из гладкого белого камня, похожая на ограду фонтана или бассейна. Она служила основанием для колонны из полупрозрачного кристалла, которая поднималась к потолку, и ее верхушку держал такой же каменный обод. Темный силуэт, похожий на высокого человека, стоял внутри колонны, хотя кристалл был недостаточно прозрачен, чтобы можно было разглядеть детали. Тельвин медленно подошел к кристаллу. Остальные остановились сразу за дверью.

- Доспехи Повелителя Драконов, - сказала Карендэн, чья голова заполнила дверной пролет. - Ты должен взять их, хотя я не могу сказать тебе, как это сделать.

Тельвин быстро обдумал проблему, потом повернулся к кристалической колонне и положил обе руки на ее гладкую, холодную поверхность. Тот же самый трюк сработал с дверью, как если бы его прикосновение сообщало о нем древним заклинаниям, наложенным на это место. И на этот раз этого оказалось достаточно, и он отдернул руки, когда кристалл внезапно нагрелся и засиял мягким,абсолютно белым цветом. Через несколько секунд кристалл растаял, испарившись в воздухе без следа.

Перед ним стояли освобожденные доспехи Повелителя Драконов. Разные их части были развешены на прямой стойке, хотя через полупрозрачный кристалл они казались больше, чем были на самом деле. Все части были сделаны из массивных пластинок черного металла, неуязвимых для когтей и зубов. Любые доспехи обычно состоят из многих мелких частей, которые должны были индивидуально подогнаны к телу рыцаря, но доспехи Повелителя Драконов были заранее и очень умело сделаны так, что они были соединены в четыре больших части. Нагрудный панцирь, обе руки и наплечники были соединены вместе в единую часть, и вся нижняя секция также была единой частью, похожей на пару коротких штанов. Их надо было носить вместе с курткой с длинными рукавами и штанами из серебристого пористого металла, слишком легким и изящным, чтобы считаться кольчугой. Даже сапоги были покрыты броней, части которой, прикрывавшие щиколотку, были на шарнирах для большей подвижности.

Казалось, что шлем выжидающе уставился на него. По форме он напоминал слегка стилизованную голову дракона, с кристальными пластинками на месте глаз. Меч, похожего на который Тельвин никогда не видел, стоял отдельно перед доспехами. Клинок был не особенно длинным, но очень широким, с круглой гардой на рукоятке, которая должна была прикрывать руку.

Тельвин повернулся к Карендэн. - Ну, и что мне полагается сделать сейчас?

- Ты должен одеть их, - ответила она.

Они сняли доспехи с подставки и перенесли их в центральную комнату, так что Карендэн могла быть близко и помочь им. Тельвин снял с себя все, кроме рубашки и трусов, так как он не мог надеть что-либо слишком тесное под броню. Он начал с куртки с длинными рукавами и серебристых штанов, которые были невероятно легкие и гибкие, и к тому-же очень прочные.

Любая часть доспехов была очень легкой, несмотря на изрядную толщину. Он подозревал, что похожие доспехи из стали или железа могли бы весить почти столько же, сколько весил он сам. Вспомнив кольчугу, которую он получил от волшебников в Браере, он ожидал, что вооружение Повелителя Драконов будет громоздким и неудобным, но это был не тот случай. Он не мог двигаться абсолютно свободно, как в обычной одежде, но он мог все-таки двигаться быстро и достаточно свободно.

Доспехи были рассчитаны на его рост, но на слегка более мускулистое тело. Он решил,что наполнит доспехи через пару лет, когда будет взрослым. Сапоги доспехов вообще не предназначались для надевания на ноги - только на другие сапоги, и оставалось только спрашивать себя, что первый Повелитель Драконов делал с ними.

Впервые он по-настоящему удивился, когда одел шлем. Он боялся, что будет трудно дышать, так как у шлема был воротник, который входил во внутренний воротник нагрудных доспехов. Но как только шлем оказался на своем месте, он нашел, что у него есть столько свежего холодного воздуха, сколько надо. И вообще, он чувствовал себя весьма удобно, а кожа и железо большинства других доспехов просто душили его. Он все отлично слышал и окружающие слышали его. Перрантин попросил дать ему заглянуть внутрь шлема и заключил, что магические устройства, установленные внутри короткой, стилизованной под дракона передней части шлема, обеспечивают свежий воздух.

- Все это замечательно, - сказал Тельвин. - Я думаю, что выгляжу довольно смешно с головой, торчащей из доспехов, но,если вы извините меня за пессимизм, я все еще не уверен, что все это делает меня худшим из страхов каждого дракона. У меня создалось впечатление, что должно быть что-то еще, что-то невидимое глазу.

- В точности так, - согласилась Карендэн. - Если легенда драконьих жрецов правдива, тогда я могу рассказать тебе о твоем вооружении. Нет нужды повторять, что это жуткая смесь специальных заклинаний. Во первых, как только доспехи надеты, нет нужды снимать их, по желанию носителя они могут быть телепортированы от тебя и обратно, если нужно. Ради твоей собственной безопасности ты не должен снимать их, если не уверен, что ты защищен от любой опасности. Я подозреваю, что ты не должен носить что-то такое, что помешает тебе надеть доспехи, если ты внезапно решишь телепортировать их на себя. Ты должен хранить свой меч и свой нож привязанными к седлу. И конечно ты не можешь одевать эти сапоги.

Сэр Джордж озорно улыбнулся. - Ты, например, мог бы отдать эти сапоги какой-нибудь эльфийской леди.

- Но что я должен делать с ними? - сконфуженно спросил Тельвин.

- Мы должы подумать о паре легких и мягких лесных сапожек,похожих на те, что носят эльфы, - ответил рыцарь. - Конечно, мы должны сделать их твоего размера.

- А до этого тебе лучше ходить босиком, - добавила Карендэн. - Ты можешь пока носить твои сапоги, но если будешь в опасности,ты должен мгновенно сбросить их. И ты должен попрактиковаться надевать весь комплект. Я подозреваю, что колдовство работает как жреческое заклинание.

Тельвин слегка напряг руки и закрыл глаза. Доспехи мгновенно исчезли. Это случилось намного легче, чем он ожидал, без всяких внезапных вспышек света или других эффектов. Он пожелал, чтобы они вернулись, и это прошло очень просто, хотя он был и удивлен, обнаружив, что шлем оказался у него на голове а меч на ремне, хотя до того оба лежали на полу за ним. Это было потрясающе удобно.

- Защита доспехов построена в форме серии невидимых шитов, - продолжала драконица. - Эти щиты в состоянии отразить физическую атаку, пламя или магические заклинания. Главный щит появляется когда ты представляешь, что твоя рука держит щит. Размер невидимого щита также зависит от твоего желания.

Потом они поэкспериментировали с этим. Тельвин поднимал руку и желал, чтобы щит оказался в ней. На первый взгляд не происходило ничего, но у него возникало ощущение, что щит на месте. Коринн выхватил свой боевой топор и взмахнул им, но даже легкий удар был жестко отбит в сторону. Щит не только блокировал удар, но и поглотил большую часть его силы, так что Тельвин почти ничего не почувствовал, даже когда дварф рубанул со всей силы.

- Щит способен отразить нападение дракона, даже удар его хвоста, объяснила Карендэн. - У доспехов, можно сказать, также есть щит для тела, отвечающий или на желание носителя, или возникающий сам в ответ на угрозу. Причем щит будет толще в направлении опасности, и даже может полностью закрыть носителя и все, что он держит. Как и основной щит, щит для тела поглощает силу удара и к тому же, используя эффект отторжения, ты можешь его использовать для отталкивания тяжелых предметов с твоего пути. Конечно ты не сможешь поднять что-нибудь очень тяжелое, типа валуна, но ты можешь встать перед ним и отбросить его в сторону.

Так как предания драконьих жрецов были на удивление точными, Тельвин не сомневался в словах Карендэн. Тем не менее он хотел проверить все эти колдовские эффекты сам, прежде чем он сможет полностью доверить доспехам делать то, что они должны. В первый раз он начал чувствовать какую-то надежду, что сможет выполнить задачу, для которой он предназначен.

- А что с мечом? - спросил он. - Не важно, как хороша моя защита, но я не могу себе представить, что обыкновенный меч может быть эффективен против драконов.

- В книгах драконьих сказаний много красочных слов посвящено описанию укусов этого меча, - ответила Карендэн. - Клинок обладает огромной магической силой. Его можно использовать нормально или вместе с рубящей силой. Рубящая сила может быть горячей или холодной, в зависимости от того, что надо прорубить. Надо навести меч на цель, и холодная сила вырвется наружу резкой вспышкой, такой же сильной, как удар катапульты. Горячая сила также может быть выброшена как резкая вспышка сжигающего огня, или неперывным потоком меньшей силы с маленькой ударной волной или совсем без нее.

- Да, волшебники Блэкмура туго знали свое дело, - сказал Тельвин, пытаясь вернуть меч в ножны. - Мы всегда знали, что они могут делать могущественные устройства. Эти, кажется, легко контролировать.

- Это зависит от суда Повелителя Драконов, - сказала ему Карендэн. - Но именно за это Бессмертные выбрали тебя. Он тебе доверяют.