Наступил первый день весны. Увы, обычно природа мало считалась с календарем и не слишком старалась соответствовать ему. В прошлом году, к примеру, в ночь на весенний фестиваль, толпа разбилась на несколько мелких групп и отправилась по домам, потому что снег был слишком глубок для танцев. Но в этом году весна обогнала календарь, а зима спряталась на месяц раньше праздника весны, и все кругом были в хорошем настрении.

Все, но не Тельвин. Весенний фестиваль проходил очень похоже и на праздник урожая и на праздники середины зимы и лета. Тельвин считался слишком молодым, чтобы пить, а танцевать с ним не хотел никто. На танцы собирались все юноши и деревушки деревни,и,под пристальным наблюдением взрослых, решали, кто из них кому нравится. Но девушки никогда не хотели танцевать с Тельвином, так как знали, что родители это не одобрят. Так что, с точки зрения Тельвина, это был еще один заговор Флэмов с целью уберечь его именно от того, что он больше всего хочет, и сохранить для себя своих дочек и свои традиции.

Он пришел на танцы с Сельмаром Ферстааном,с которым сговорился его отец, понимавший, что Тельвин придет туда только с друзьями, или не придет вообще. Тельвин был высок,силен и довольно красив, в нем чувствовалось что-то благородное и загадочное. Девушки глядели на него как кролик на удава, будучи в одиночестве, или шушукая и хихикая, если собирались парочками-троечками.

Согласно традициям Флэмов, девушки приглашали юношей на танец, но Тельвина не пригласили ни разу. Зато Сельмара, который был худ и бледен,а его густые красные волосы лежали комками, пригласили по меньшей мере дюжину раз. На самом деле Сельмар делал все даже слишком хорошо для себя. Он быстро заметил, что все девушки спрашивают его о Тельвине, так что он понял, каким образом ему досталось так много танцев. И когда ночь кончилась, он решил, что и Тельвин должен оценить комизм положения.

- Ты можешь, если захочешь, встретиться с одной из девушек, - сказал Сельмар. - Они все хотят поговорить с тобой - и возможно больше, чем поговорить, если ты понимаешь, о чем я.

- И зачем это мне? - спросил Тельвин. - Они хотят просто насплетничать обо мне своим друзьям. Если бы их отцы узнали об этом, я имел бы длинный разговор с мэром и этим много о себе возомнившем волшебником. И это еще было бы самое меньшее из моих неприятностей.

- Нет, если ты будешь осторожен, - возразил Сельмар. - Теперь, слушай сюда. Мериланда, дочка ювелира, без ума от меня. Она приглашала меня уже четыре раза. Она поспрашивала тайком и нашла девушку,которая заинтересовалась тобой и чьих родителей не смущает переспектива иметь в семье высокого, умного иностранца, который кажется предназначен судьбой для громких дел. Мы вовсе не пачка невыносимых снобов, ты знаешь. Только некоторые, с которыми, увы, ты всегда имеешь дело.

- Если ты думаешь, что оно того стоит, - согласился неохотно Тельвин.

- Через несколько минут ты исчезнешь, и я сделаю, что могу, - сказал Сельмар, подмигивая.

Тельвин кивнул. - Я пойду и проверю дом Сэра Джорджа.

И он беззвучно растворился в тенях так, что никто из взроскых этого не заметил. Прошло уже больше двух недель, а Тельвин по-прежнему был в плохом настроении из-за этого контракта на ученичество у Дал Ферстаана. Правда, и Дал Ферстаан и его семья, и даже оба подмастерья старались как могли, чтобы он чувствовал себя как дома, да и работа в литейной шла хорошо. Конечно, все, что он делал, сводилось к помощи в превращении руды в железные болванки.

Он был доволен, что закончил требуемую обычаем учебу в школе раньше других учеников его возраста, и ему больше не надо туда идти и видеть лицо Мага Эддана. Он решил, что волшебник, самопровозглашенный защитник традиций Флэмов, сделает все, что в его силах, чтобы выгнать юного Тельвина из деревни. Напрасные усилия! Тельвин уже давно решил, что он уйдет в тот же день, когда ему исполниться шестнадцать, или, в крайнем случае, следующей весной.

И еще ему было страшно интересно, какие виды имел на него Сэр Джордж, особенно после того, как он узнал, что старый рыцарь сделал его своим наследником и даже намеривался усыновить его. Он часто спрашивал себя, кем в действительности был Сэр Джордж Кирби, - был ли он богатый, загадочный авантюрист, как считали все вокруг, или странствующий торговец, как он сам себя называл. В любом случае, Тельвин не сомневался, что ему будет лучше житься вместе со старым рыцарем. На этот раз Сэра Джорджа не было слишком долго, как он и предупреждал, уезжая предыдущей ранней осенью, и было совершенно непонятно, когда же он вернется.

Внезапно Тельвин остановился, отрываясь от давно привычных мыслей. Когда он завернул за угол, он увидел бледный желтый свет в одном из задних окон дома, хотя весь остальной дом был погружен во тьму. Он быстро решил, что какой-нибудь вор дождался,пока все не ушли на танцы, и сейчас грабит дом. Тельвин не колебался, повинуясь какому то жестокому инстинкту, властно толкавшему его вперед. Используя свой ключ,он аккуратно открыл переднюю дверь, выбрав именно этот вход, так как он был далеко от комнаты со светом, находившейся в задней части дома. Войдя в дверь, он вооружился дорожным посохом,который Сэр Джордж хранил здесь.

Спокойно закрыв дверь, он немного постоял, чутко вслушиваясь в тишину. Его странной формы уши были необычно чувствительны, а его большие,темные глаза давали ему, возможность видеть в темноте почти так же хорошо как днем. Эльфы также могли видеть в темноте, и Тельвин всегда старался скрыть эту свою особенность,так как народ считал его достаточно странным и без этого.

Прислушавшись, он убедился, что кто-то медленно и осторожно крадется через холл по направлению к двери на противоположном конце комнаты, в которой он находился. Похоже он вошел не так бесшумно, как думал. По меньшей мере вор будет вынужден встретиться с ним в темноте, где у Тельвина будет преимущество.

Спустя еще мгновение женская фигура появилась в двери на противоположном конце комнаты. Женщина очевидно считала, что темнота скрывает ее. Она была молода, но более высокой женщины Тельвин не видел за всю свою жизнь, она была даже на несколько дюймов выше его самого. Хотя она и носила свободную одежду, скрывающие ее формы, она казалось очень стройной, даже худой. Ее рост означал, что она не может быть эльфом, следовательно у нее нет его способности видеть в темноте. Похоже, ему придется постоянно отступать, так как она у нее более длинные руки.И у нее наверняка больший опыт в подобных делах, так как в ее руке блеснул длинный клинок с узким лезвием. Хотя Тельвин был храбр, он не был дураком. Он знал, что нужно оставаться спокойным, если он хочет выиграть этот бой.

Высокая женщина вошла в комнату, потом остановилась, вероятно подойдя достаточно близко, чтобы различить в темноте его силуэт. - Вор, - громко закричала она.

Ну и ну, просто замечательно, когда враг представляется. Тельвин изо всех сил ударил посохом по лезвию ее меча, надеясь застать ее врасплох и выбить меч из ее руки. Зазвененел металл, но он недооценил ее силы. Она в свою очередь широко размахнулась мечом, но клинок не задел него, очевидно удар был предназначен чтобы удержать его на расстоянии. Тут осознал, что она вероятно знала, что сражается с соперником, у которого нет настоящего оружия.

Бой продолжался серией жестких но неловких ударов и выпадов, смешной фехтовальный матч в темноте ее длинного легкого меча против его посоха. Тельвин собирался взять врага в плен, так как он мог себе представить, что сказал бы мэр, если бы он убил кого бы то ни было в доме Сэра Джорджа. С ее стороны это был бой на жизнь или смерть, но она не видела так хорошо в темноте, как он. Спустя какое то время Тельвин решил, что он должен выбить этот меч из ее руки, иначе ему будет плохо.

Он спросил себя, а не сможет ли проскочить под мечом и достать ее. Резкий удар по голове, и дело кончено. Внезапно он уловил движение позади себя и повернулся,чтобы увидеть вторую фигуру, намного меньше первой, крадущуюся к нему в темноте. Тельвин вздрогнул от неожиданности. "Ловушка", мелькнуло у него в голове. В то же мгновение он резко махнул своим посохом, и со страшным грохотом металлический конец посоха врезался в шлем. Маленькая фигура постояла еще мгновение, будто удивляясь чему-то, и с еще большим грохотом рухнула на деревянный пол.

- Коринн! - закричала женщина.

Тельвин воспользовался тем, что она отвлеклась и концом посоха ударил по рукоятке меча,выбив его из ее руки. Меч пролетел через всю комнату и воткнулся острием в столб за дверью. Перехватив посох, он быстрым заключительным движением ударил женщину по голове, но значительно мягче, ведь на ней не было шлема. Но ей хватило и этого. Потом он повернулся, осознав что кто-то бежит в холл, неся в руке маленькую лампу. Тельвин расслабился только тогда, когда увидел, что это Сэр Джордж. Тогда он прикинул, что бы это значило и решил, что расслабился рановато.

- Тельвин! - воскликнул Сэр Джордж, увидев поле боя. Затем он быстро осмотрел комнату, держа лампу в руках. - Черт побери! По меньшей мере вроде ничего не сломано.

- Не считая их голов, - сказал Тельвин, видя,однако,что высокая женщина уже зашевелилась. - Они... они ваши друзья?

- Да, если они живы, - сказал Сэр Джордж, вглядываясь в женщину. Пригляди за ними, а я схожу за лечебным питьем. Нет, лучше я побуду здесь,а ты принесешь питье. Ты знаешь, где я его держу.

Тельвин поторопился принести небольшую темную бутылку,еще не открытую, из ликерного шкафчика в гостинной. Когда он вернулся, женщина уже сидела, прислонясь к стене, морщась от боли. Сэр Джордж взял бутылку, и, держа ее под носом у девушки, вынул ненадолго пробку таким образом, чтобы маленькое, льдисто-белое облачко выплыло наружу. Высокая женщина вдохнула его и перестала морщиться, но продолжала потирать себе голову. Тельвин увидел, что она совсем молода, хотя и старше, чем он, и весьма хорошенькая. По ее внешнему виду, особенно по стройному сложению, блестящим голубым глазам и длинным,мягким волосам, можно было предположить, что она из племени варваров Северных Пределов.

Сэр Джордж поторопился подойти ко второму противнику Тельвина, который оказался дварфом. Он тоже был весьма молод, и одет в обычную одежду, простую и прочную. Его боевой топор валялся рядом с ним. Простой железный шлем, обитый кожей, спас его от более серьезных увечий. Тельвин нашел шлем за стулом, на нем была здоровенная вмятина. Дварф был без сознания. Он с трудом проглотил лечебное питье, и казалось не пришел в себя даже после того, как Сэр Джордж проводил его в гостинную и дал стакан вина. Высокая женщина села в большой стул на дальнем конце комнаты и уставилась на Тельвина поверх стакана с элем. Тельвин остался стоять как можно дальше от них обоих.

- Теперь, когда все устаканилось, я предполагаю что пришло время преставиться, - объявил Сэр Джордж. - Это Тельвин Лисий Глаз. Я вам говорил о нем.

- Странный парень с тяжелой палкой, - сказала высокая женщина, все еще морщась и потирая голову. В ее голосе не было акцента Северных пределов, как ожидал Тельвин. Вместо этого, ее голос звучал как у Титиан. Учитывая предыдущие события, он промолчал.

- Тельвин, это Сольвейг Бело-Золотая, иначе известная как Сольвейг Г-Не-Произносить, - продолжал Сэр Джордж.

- Джордж! - сказала Сольвейг, переведя свой взгляд на него.

Старый рыцарь заметил, что Тельвин не понял шутки. - На языке Северных Пределов последний звук ее имени не произносится. Там вообще не прозносят последние звуки. И этот довольно-таки ошеломленный малый - Коринн, сын Дорика, иначе известный как Убийца Медведей.

- Очень рад повстречаться с тобой, - сказал дварф так сухо, что было трудно понять, говорит он с издевкой или нет.

- Ну, как твои дела? Я не обнаружил следов твоих предыдущих визитов, так что я решил, что ты на танцах и оттягиваешься на полную катушку. Как там было?

- Ужасно... по меньшей мере для меня. Ни одна из девушек не хотела танцевать со мной.

Сольвейг взглянула на него. - Они вероятно боятся тебя.

- Это старая проблема, быть иностранцем в этой стране, - объяснил Тельвин. - Я слишком поздно понял, насколько в действительности Флэмы замкнуты и высокомерны.

- Ну, мы все иностранцы здесь. Может быть устроим свои собственные маленькие танцы? - Сэр Джордж взглянул на Сольвейг, которая все еще болезнено морщилась. - Нет, пожалуй нет. Ты все еще у ювелира?

- Нет, все упирается в ту же проблему, что и с чтением, - ответил он. Я не могу ясно различить что-то, что близко, и не могу делать тонкую работу, так должен отодвинуться подальше, чтобы рассмотреть ее. Дал Ферстаан попросил меня помочь ему в литейной,но маг Эддан убедил мэра заключить пятилетний контракт на мое ученичество. Так как Мастер Ферстаан не должен платить за мой контракт, он сказал, что я могу выкупить его в любой момент за пенни. Я храню пенни под подушкой.

Сэру Джорджу пришлось скрыть усмешку. - Ты никогда не будешь кузнецом, сынок. Но сейчас тебе лучше оставаться здесь. Тяжелая работа разовьет твою силу, а обработка метелла на наковальне придаст ловкость твоим рукам. Это поможет тебе в будущем, когда придет время начать обучаться сражаться.

- Начать? - воскликнула недоверчиво Сольвейг.

- У парнишки природные способности, - объяснил ей Сэр Джордж.

- Так что у вас есть планы на меня? - спросил Тельвин с надеждой.

- Конечно, у меня есть планы, - старый рыцарь утвердительно кивнул, одновременно пытаясь открыть бутылку своего любимого вишневого ликера. Потом он передал ее Тельвину. - Открой ее, парень. Проблема в том, что у Флэмы могут делать с тобой что хочешь, согласно их великому и могучему закону, и они не дают мне заняться твоим обучением, пока ты несовершеннолетний. Я просил их отдать тебя мне в ученики. Это невозможно, сказали мне, ты на попечении деревни и не можешь уехать из нее. Как будто бы мы не знаем когда твой день рождения. Отсчитай семь недель назад от праздника середины зимы, и с этого дня ты принадлежишь самому себе.

- Иногда я думаю, что буду уже слишком стар, чтобы бы сделать что-нибудь, - сказал Тельвин, открывая бутылку и передавая ее Сэру Джорджу.

- Глупости! - Сэр Джордж принял из маленького стакана, и тяжело опустился в свое любимое кресло. Какое-то мгновение он сидел и думал, поглаживая деревянную ручку кресла маленьким крючком, который он носил на манжете своего левого рукава. - Парень, я боюсь, мы должны уехать на несколько дней. Мы ввязались в одно дело, которое займет нас на остаток года, и некоторые люди ждут нас на юге.

- А что со мной? - с надеждой спросил Тельвин. - Я знаю, нет смысла проситься идти с вами,так как тогда закон Флэмов повернется к нам обоим своей плохой стороной и уничтожит всякую возможность вести дела здесь. Но я бы очень хотел начать тренироваться для того будущего, которое вы имеете в виду для меня.

- Каким оно будет, вот что я имею в виду, - сказал Сэр Джордж. Проблема в том, что добрые люди этой деревни настойчиво стремяться пристроить тебя туда, куда они этого хотят,так что тебе придется пока остаться у кузнеца. Если что то и изменится, то только к худшему. Я собираюсь поговорить с Мастером Ферстааном, чтобы дать тебе возможность заниматься в тайне от них.Я пришлю тебе мешок с книгами из моей собственной коллекции, и я хочу, чтобы ты их прочитал до конца года.

- Книги? - спросил Тельвин, заинтересованный этой идеей. Чтение было тяжелым трудом, но он любил его.

- Есть много чего, что я хочу, чтобы ты знал. И самое главное побольше истории. История и география в книгах Флэмов служит только их собственным целям. И если тебе случиться прочитать что-либо,что не согласуется с твоим прежним образованием, я хочу чтобы ты знал, что моим книгам можно доверять. Стой, кто-то есть за дверью.

- Я посмотрю, кто это, - предложил Тельвин.

Он поторопился к передней двери, спрашивая себя, кто еще мог заметить свет в доме. Но когда он открыл дверь, он обнаружил Сельмара Ферстаана с Мериландой, ждущих на пороге. Еще одна девушка стояла позади них, в темноте. Сельмар и Мериланда разом заглянули внутрь и уставились на меч Сольвейг, который все еще торчал из дверного косяка. Вероятно, тяжелого удара по голове было достаточно, чтобы она забыла о нем.

- Я смотрю, ты тут развлекаешься, - заметил Сельмар.

- Сэр Джордж вернулся, - объяснил Тельвин. - Мы разговариваем.

- Можете поговорить завтра, - тихо сказал Сельмар. - Мы нашли для тебя девушку, - он заговорил еще тише. - Перенна сказала, что она поцелует тебя.

Тельвин просто не знал, что ему делать. Если бы это был бы кто-нибудь другой, а не Перенна Талстая, ему было бы легче сказать нет.

***

Сэр Джордж и его странные компаньоны побыли в деревне только пару дней, а потом уехали. У Тельвина сложилось впечатление, что они бы вообще не вернулись обратно, если бы им не было что-то надо в деревне, без сомнения какая нибудь странная вещь из коллекции старого рыцаря, но сам он никогда не узнает что именно, а спрашивать он не хотел. Это был бизнес Сэра Джорджа, и не важно как сильно желал Тельвин стать его частью.

Еще до их отъезда Тельвин сделал несколько походов из дома Сэра Джорджа в дом Ферстаана с книгами, которые Сэр Джордж выбрал для него. Некоторые из них выглядели довольно древними, другие были совсем новыми, но все они были большими и тяжелыми. Он с воодушевлением начал их читать, так как ему было интересно узнать о внешнем мире то, что Флэмы старательно скрывали или изменяли в угоду себе.

Тельвин также помирился, насколько это было возможно, с Сольвейг Бело-Золотой, которая очевидно получила свое имя за светло-золотой цвет волос. Тельвин знал,что люди Северных Пределов получают свои имена тем же манером, что и дварфы, но Сольвейг никогда не упоминала имя своей семьи, или говорила, что была чьей-то дочерью. К его большому удивлению, он близко сошелся с Коринном, а ведь обычно дварфы не торопятся приобретать новых друзей. Возможно, что лучший способ завоевать уважение дварфа - победить его в честном бою.

Когда они уехали, жизнь Тельвина опять пошла по накатанной колее. Как и раньше, он проводил много времени, поддерживая огонь и качая меха. Он быстро освоил эту работу и скоро мог сам управлять всем процессом. Дал Ферстаан договорился с двумя группами шахтеров, что будет покупать всю руду, которую они добывали. В результате дважды в неделю приходил небольшой караван с вьючными лошадьми, нагруженными мешками со свежей рудой, готовой к переработке, а раз в месяц появлялся торговец с юга, закупавший все железо, которое они производили.

Когда у Дал Ферстаана было время, он подзывал Тельвина к наковальне, и учил его высокому исскусству работы с металлом. Уже скоро юный подмастерье мог сам делать дверные петли, ручки и другие различные простые предметы.

Мастер Ферстаан также сдержал слово, данное Сэру Джорджу, и каждый день выделял Тельвину какое-то время для книг. Высшее образование Тельвина держалось в строжайшем секрете из страха, что узнай о нем кто-то из жителей, особенно Маг Эддан, ему безусловно запретили бы читать "эти возмутительные книги". Вначале Тельвин опасался, что это чтение будет похоже на школьные уроки, которые были глупыми, бесконечными упражнениями в чтении, письме и математике, прерываемые только мучительными попытками запомнить исторические даты и тому подобную ерунду.

Однако эти книги оказались намного интереснее. В отличие от твердолобых магов, книги объясняли, почему события пошли так, а не иначе. Книги, написанные дварфами и гномами,рассказали ему много чего о работе с металлом и о механизмах, которые Мастер Ферстаан никогда не смог бы даже вообразить. Уже скоро Тельвин стал подозревать, что он знает об истории этого мира больше, чем большинство магов Флэм, хотя он при этом чувствовал, что эти маги огня попросту не хотели знать больше. Они были вполне довольны собственной картиной мира.

И еще одно обстоятельство, на которое Тельвин немедленно обратил внимание. Сэр Джордж дал ему немного книг по магии, в том числе и книгу заклинаний. Это не могла быть ошибка. Хотя старый рычарь и не говорил ему ничего об этом, повидиму предполагалось, что он обучится любой магии, какой сможет. Он знал, что обычно практикующие маги не были самоучками, но он точно решил попытаться. И он делал то, что книга говорила ему, держа книгу заклинаний всегда под рукой, так чтобы он мог запомнить магические формулы. Он начал тайно практиковаться в магии, еще больше опасаясь того, что Маг Эддан мог бы узнать об этом.

Сэр Джордж нагрянул в деревню в полдень сразу после середины лета, вместе с двумя новыми компаньонами, каждый из которых вел на поводу вьючную лошадь. Старый рыцарь задержался ненадолго около кузницы сказать Тельвину, что тот нужен. Это было сюрпризом для Тельвина, так как он еще не был активным членом группы. Он даже не мог себе представить, что именно они ждут от него. Он поспешил придти в дом Сэра Джорджа так быстро, как возможно, задержавшись только на несколько мгновениний помыться и переодеться после дня работы в кузнице. Конечно, он слегка нервничал. Он надеялся, что Сольвейг и Коринн уже забыли обстоятельства их первой встречи.

На двери дома Тельвин нашел записку, в которой говорилось, чтобы он поспешил в таверну как можно быстрее. Когда он прибежал в гостиницу Две Ели, оказалось, что все уже собрались в большом отдельном кабинете, который находился за общей залой. Быстро оглядевшись, он увидел, что здесь собрались все взрослые мужчины деревни, и еще кое-какой народ. Хотя он вошел последним, собрание еще не началось. Маг Эддан, одетый как всегда с претензией на благородство, только сейчас занял свое место в темном углу рядом с камином. Маг, казалось, был доволен, устроившись в своем безопасном углу, подальше от подозрительной компании иностранцев. Мэр Аальстен сидел на своем обычном почетном месте, выглядя очень больным и нянча в руках кружку с элем, верный знак того, что что-то не в порядке. Так как все стулья были заняты, Тельвин присоединился к Сольвейг и Коринну, стоявших отдельно около стены. Сольвейг проявила достаточно такта, не надев свое причудливое вооружение, но ее трудно было не заметить при любых обстоятельствах. Сэр Джордж, который обсуждал достоинство вина с хозяином гостиницы, выглядел даже еще более необычно, чем компания, с которой он путешествовал последнее время. Жители деревни привыкли к нему за все эти годы,но теперь они видели его без всех тех ухищрений, к которым он прибегал раньше. Старый рыцарь надел крючок на манжету своей левой руки, и казался намного меньше ростом, чем обычно.

- Как идут дела в деревне? - внезапно спросил Сэр Джордж. Что-то в его голосе указывало, что это не пустое любопытство.

- Все довольно хорошо, - осторожно признал мэр. - В этом году довольно ранняя весна, погода нас балует, все тихо-мирно.

- Не видел ли кто-нибудь драконов в горах?

Мэр Аальстен едва не подпрыгнул при упоминании драконов. - Благие небеса, нет... и в предшествующие годы тоже, насколько я знаю. А что, мы должны были?

- Я должен сразу перейти к сути дела, - продолжал Сэр Джордж, видя, что он уже достаточно запугал мэра. - Мы прибыли быстрее, чем новости, но они не намного отстали от нас. Группы драконов атакуют фермы, шахты и даже маленькие поселки на восточной границе, вдоль края Вендарианского Кряжа в направлении Равнин Этенгара. И так как их логова на другой стороне Восточного Предела за Горами Колосса, то мы говорим о действительно отдаленной и огромной области.

После этого он должен был выждать какое то время; все сразу загалдели, обращаясь друг к другу. Тельвин же испугался, как впрочем и остальные. Его первая мысль была, что драконы ищут именно его.

- Драконы движутся по направлению к нам? - спросил мэр Аальстен.

- Я не могу сказать ни да ни нет, - ответил Сэр Джордж. - Это зависит от причин, по которым они вышли из своей обычной добровольной изоляции, и начали атаковать поселения хорошо организованными группами. Это необычное поведение драконов.

- Что ж тут так необычного, когда драконы атакуют деревни? - спросил кто-то.

Сэр Джордж потряс головой. - Необычно то, что драконы делают зто организованными группами. Драконы - одиночки по натуре. Они объединяются только в ответ на что-нибудь, что они рассматривают как великое событие, а организуются в группы для боя только в ответ на великую угрозу. Я не могу даже вообразить, что могло случиться в этой части мира такого, чтобы они сочли это угрозой.

- Быть может, это реакция на наше недавнее появление в этих землях, спросил мэр. - Я спрашиваю себя, а что если наше продвижение вдоль границы, рытье шахт и все такое прочее, они расценили как вторжение на их терреторию.

- Нет, не думаю, - ответил Сэр Джордж. - В этих местах поселения были тысячи лет, как и шахты. Вспомните, что здесь тысячелетиями жили эльфы, а Вендарианский Кряж - родина основной ветви гномов, хотя они и расползлись по миру за последние десятилетия.

- Тогда я должен задать еще один вопрос, тяжело вздохнул мэр. - Может быть это как-то связано с событиями, прозошедшими у нас шестнадцать лет назад?

Сэр Джордж опять потряс головой. - Нет, это в высшей степени сомнительно. Скорее всего это случайное совпадение.

- Я не счишком уверен в этом, - заметил Маг Эддан, в первый раз вмешиваясь в разговор. - Мы по прежнему не знаем ничего о той замечательной расе, которая дала нам юного Тельвина и его мать, но я припоминаю рассказы о там, что его мать пришла из-за гор. Драконы то ли боялись, то ли ненавидели ее так сильно, что объединись в банду и охотились за ней, но она владела сильнейшей магией и выжила после всех их атак. Это наводит меня на подозрение, что мать Тельвина происходила из расы невероятно могущественных волшебников, которая воюет с драконами уже целую вечность.

- Если вы думаете, что я из расы могучих магов, почему вы отказываетеь учить меня магии? - тут же встрял Тельвин.

- Я никогда не осмелюсь... ради твоего же благополучия, - возразил Эддан. - Некоторые расы используют особую форму магии, так как они рождаются с ней. Наш народ использует так интенсивно магию огня просто потому, что мы не в состоянии использовать никакую другую магию. Обучение магии, противоречащей твоей собственной природе, могло бы быть катастрофой для тебя.

Тельвин заметил, что Сэр Джордж хотел что-то возразить, но удержался и промолчал, поэтому и он поступил так же.

- С моей точки зрения, - продолжал Эддан, - как события шестнадцатилетней давности, так и нынешние рейды драконов на наши поселения, могут быть отголосками древней войны или соперничества, доныне не известных в этой части мира.

- Это может быть, - равнодушно согласился Сэр Джордж.

- Но что мы должны делать в таком случае? - спросил мэр. - Кто-нибудь имеет понятие, каким образом мы можем защитить деревню от этих чудовищ?

- Драконы не чудовища, - сказал Сэр Джордж. - Да, я знаю, что ваш народ редко сталкивался с настоящими драконами. Большинство легенд описывает их как огромных злых бестий, которые едят людей и сторожат мифические сокровища. Если в легенде какой нибудь герой хочет добыть сокровища,или магический артефакт, или просто завоевать репутацию воина, все, что нужно сделать, - найти дракона и убить его. Но вы должны знать, что драконы старейшая раса в этом мире,что в целом они очень умны и очень мало кого среди них я бы назвал по настоящему злыми. И именно это драконы думают о себе. Единственные драконы, от которых люди должны бежать со всех ног, это те, которые по-настоящему злы, да и они охотятся в основном для развлечения.

- Все это не слишком приятно, - объявил староста. - Но что мы сможем сделать, если они придут сюда?

- Уйти с их дороги, - ответил Сэр Джордж. - У нас нет ни силы ни магии сражаться даже с одним драконом, по меньшей мере без страшных потерь. Вот мой совет: эти драконы еще далеко отсюда, вы не должны пока слишком волноваться из-за них. Это проблема эрцгерцога королевства, Совета Герцогов и Магов. Но, если придет весть, что они направляются сюда, вам необходимо найти безопасное место, где люди деревни могли бы укрыться,с добрым запасом еды и материалов, которые понадобятся в том случае, если деревня будет разрушена.

Сэр Джордж старался как мог, но люди даже не хотели слушать, что именно он предлагал им. Все они хотели защищать свои дома,но правда была в том, что они не могли сделать ничего, если драконы пойдут в направлении деревни. Через какое то время он решил остановиться и дать им возможность самим решать, что им делать, так как следовать его советам они не собирались. Они склонялись к тому, чтобы потребовать от Герцога Аальбана сделать что-нибудь для защиты границы, или дать эрцгерцогу власть для защиты всего Хайланда. Сэр Джордж тихо сказал своим компаньонам, что Герцог Аальбан, как и остальные герцоги, скорее будет биться с драконами сам, чем проголосует за увеличение власти эрцгерцога.

Наконец Сэр Джордж сказал, что они могут уйти, так как их знания и их советы никому не нужны. Было уже темно, хотя в разгар лета ночь приходила очень поздно в этих северных краях. Так что они отступили в гостинную дома Сэра Джорджа, единственное место в округе, где можно было найти бутылочку его любимого вишневого ликера. Тельвин заметил, что Сольвейг и Коринн очень удивились тому, что Флэмы так переволновались.

- Я спрашиваю себя, чего мы вообще волнуемся, - прокомментировал Сэр Джордж, усевшись в свое любимое креско со стаканом в руке, поглаживая,как всегда, деревянную ручку кресла кончиком своего крюка. - Все, что они в состоянии сделать, это просто ждать до тех пор, пока герцог не соизволит сказать им о драконах.

- Последуют ли они вашему совету? - спросил Коринн. Будучи дварфом, он конечно привык к упрямым головам.

- О, я уверен, что последуют - если драконы подойдут поближе, и у них будет время, они решат, что это их собственная идея. Проблема в том, что у меня нет ни малейшего представления, преследуют ли драконы какую-либо цель, или просто крушат все подряд по соседству с ними.

- Может быть они ищут мою мать или меня? - спросил Тельвин. - Я понимаю, что вы бы не хотели это допускать перед советом деревни, зная, как подозрительно относятся Флэмы к иностранцам.

- А ты на самом деле так думаешь, не правда ли? - спросил Сэр Джордж. Нет, мой ответ на вопрос был абсолютно честен. Если, по какой-то причине, драконы решили возобновить охоту на тебя или твою матушку, они бы знали, где искать. То, что они в двух сотнях миль отсюда, а не здесь, доказывает, что события не связаны между собой.

- Что вы думаете относительно теории Мага Эддана про мою расу? спросил Тельвин. - Могла ли быть какая-то старинная вражда между моим народом и драконами?

- Я считаю, что это маловероятно, - твердо ответил Сэр Джордж. - Как ты можешь догадаться, я не слишком много знаю о драконах. Почти все, что большинство людей знает о драконах, идет от историй,которые они слышали. В этих историях говориться,насколько жестоки драконы, но герой всегда убивает дракона в конце, потому что так устроены все истории. В реальной жизни дракон побеждает почти всегда. Помимо того, что драконы велики,быстры и хорошо вооружены, они также весьма умны и живут очень долгое время. Все вместе делает взрослых драконов наиболее могущественными и опытными магами в мире.Я не могу себе представить любую другую расу, специализирующуюся на войне с драконами.

- Однако это могло бы объяснить, почему загадочная раса Тельвина почти неизвестна в этом мире, - сухо прокоментировал Коринн.

- Мне сказали, что моя мать сражалась с бандой драконов и победила их, - упорствовал Тельвин.

- Она не победила их, она сбежала от них, - сказал Сэр Джордж. - Это далеко не то же самое, хотя я должен признать, что она проявила замечательное магическое дарование. Тем не менее, я сомневаюсь в теории Мага Эддана. Я пытался найти учителя магии для тебя,не Флэма, но не сумел. Читал ли ты книги по магии, которые я тебе дал?

- О, да, - сказал Тельвин. - Я не смог найти достаточно времени для практики, тем не менее я уже выучил пять базовых заклинаний.

И он произнес заклинание света из книги Сэра Джорджа, вызвав яркую вспышку. Старый рыцарь отреагировал на это с такой тревогой, что Тельвин испугался, что сделал что-то не правильно.

- Вау, постой-ка! - воскликнул Сэр Джордж, снимая свой крюк и пряча его под подушечкой своего кресла, пока свет, вызванный заклинанием, не потух. Что ты имел в виду, когда сказал, что выучил пять заклинаний? Я дал тебе книги по истории и общую теорию магии. В этих книгах нет ни одного настоящего заклинания.

- Но они есть... в черной книге заклинаний, - возразил Тельвин.

- Что за книга заклинаний? - спросил Сэр Джордж. - У меня нет никакой дополнительной книги заклинаний, так что я уверен, что ее не могло быть среди книг, которые я дал тебе. В любом случае, ты не мог где-нибудь взять чью-то книгу заклинаний и использовать ее.

- Я никогда не слышала, чтобы кто-нибудь мог научиться магии сам, добавила Сольвейг.

- Да, есть определенные ситуации, которые настоятельно склоняют человека или его расу к использованию магии, - сказал Сэр Джордж. Затем он замолчал и погрузился в свои мысли. Кажется, у него пропало всякое желание обсуждать этот вопрос дальше. Тельвин наблюдал за ним, подозревая, что он догадался, откуда взялась эта книга.

- Имеет отношение народ Тельвина ко всем этим делам или нет, сейчас главная проблема - драконы, - сказал Коринн. - Есть у вас какая-либо идея, почему они атакуют?

Сэр Джордж покачал головой. - Слишком трудно угадать. На самом деле я бы не удивился, если мы вообще никогда этого не узнаем. Если бы оказалось, что там только красные и черные, я бы не слишком волновался. Они могли повздорить друг с другом, или с гоблинами или с кобольдами по поводу добычи в древних послениях гномов в горах, хотя по большей части эти поселения или разграблены или уже давно заброшены. А может они преследуют ренегата, который сбежал от них. В любом случае эти ренегаты безумны по определению.

Он заметил, что Тельвин, кажется, полон вопросов. - Парень, драконы очень гордая раса, и они очень гордятся и преданы их Бессмертному, известному всем остальным только как Великий, который связывает их всех в единое целое, как расу и как нацию. Теперь, внутри великой Нации Драконов существуют Скрытые Королевства драконов, в которых драконы одной породы клянутся в верности одному из них, обычно мудрому и способному вождю, ради их взаимного процветания и поддержки. Даже склонные к хаосу красные,зеленые и черные обычно не осмеливаются нарушать закон драконов.

- Но всегда есть насильники-ренегаты,жадные драконы, чья гордость так раздулась, что они стремяться сделаться королями, а то и самим Бессмертным. Они заручаются поддержкой меньших драконов, обычно таких же злых и безумных, как и они сами. Но если ренегаты начинают атаковать драконов, принадлежащих к одному из Скрытых Королевств, другие драконы объединяются в группы и преследуют ренегата и его сторонников. Конечно, так как большинство драконов предпочитает одиночество, эти ренегаты и есть те единственные драконы, которых знает мир. И как убеждено большинство народу, все драконы ведут себя как ренегаты.

- Бывает ли так, что Королевство драконов воюет с другой расой? спросил Коринн.

- Только как самооборона, или как возмездие за какое-либо особенно злое дело, направленное против них, - сказал Сэр Джордж. - Единственная причина, которую я себе представить, - действия Магов Флэмов, которые могли спровоцировать драконов каким-нибудь неизвестным мне образом. Они крайне заносчивы и высокомерны, и настолько закостенели в своей ненависти к Альфатианам, что могли попытаться сделать что-нибудь особенно глупое, например взять дракона в плен и использовать в битве как оружие. Я мог бы сказать больше о ситуации, когда я узнаю какие виды драконов участвуют в атаках.

- Вы имеете в виду золотых? - спросила Сольвейг.

Сэр Джордж медленно кивнул. - Если среди них есть золотые, это будет означать долгую,тяжелую и кровопролитную войну.