Если мудрые деревенские головы и старались убедить себя, что Сэр Джордж ошибается насчет драконов и их недавней деятельности, то следующее утро принесло известия, с которыми было трудно поспорить. Рота солдат Герцога Аальбана под предводительством юного капитана прискакала в Гретц около полудня. Капитан был высок, хорош собой и цедил слова с таким видом, как будто он разговаривает с толпой неотесанных крестьян. Тельвин бегал с поручением для кузнеца, видел их прибытие в гарнизон, и получил много удовольствия, наблюдая за этой сценой.

Так как Флэмы могли быть надменны и смотреть свысока один на другого под малейшим предлогом, то можно себе представить положение маленького пограничного города по отношению к жителям более молодого,и еще меньшего по размерам поселка. Тельвин нашел наиболее интересным то, что иерархия Флэмов была так хорошо организована, что мэр и его друзья признавали и принимали их подчиненное положение.

Капитан герцогской роты мало что сказал им, и ничто из его слов не успокоило народ. Группы красных драконов атаковали поселки, фермы и шахты на дальней северо-восточной границе. Они нападали на кочевников Этенгара. Кажется, что они не были в состоянии открытой войны, так как драконы легко могли бы причинить намного больший ущерб, чем они реально причиняли, так что пока все это рассматривалось как инциденты. Несмотря на ожидания крестьян, рота не имела приказа остаться в деревне и усилить местный гарнизон. Солдаты были нужны на северо-востоке, где драконы скорее всего атакуют вначале.

Всем жителям посоветовали быть настороже. Деревня, фермы и шахты не должны были привлекать внимание к себе, и для этого капитан посоветовал не зажигать свет по ночам и закрывать ставни. Все путешественники должны были как можно быстрее миновать открытые места и быть осторожным с их собственными кострами в ночи. Так объявил Герцог Аальбан, который был уверен в своей способности держать ситуацию под контролем.

Когда Тельвин пересказал эти новости Сэру Джорджу, тот, казалось, очень обрадовался. - Именно то,что я и предсказывал. Герцог Аальбан знает, что не может ничего сделать с драконами, но он также не хочет дать даже на йоту большую власть эрцгерцогу. Все, что он может сделать с "инцидентом", это делать вид, что он что-то делает.

- Я не понимаю, - возразил Тельвин. - Почему Герцог Аальбан боится эрцгерцога? Разве он не поклялся ему в полной преданности?

- Ты должен представить себе, как обычно происходят дела в королевстве, - сказал ему Сэр Джордж. Он сидел в своем любимом кресле в гостинной и разглядывал бутылку вишневого ликера - не пил, а именно разглядывал закрытую бутылку. - Именно таким образом дела совершаются у Флэмов, по меньшей мере насколько я в состоянии это понять, и я не уверен, что даже они сами разбитаются в этом лучше. По традиции власть всегда колеблется между королем и магами огня.

- Но Флэмы сотни лет странствовали в самых странных местах, прежде чем они пришли в этот мир. Все это время они путешествовали большими группами под руководством человека, которого мы называем герцогом. Старинное значение этого слова - военный вождь или великий капитан, а вовсе не титул потомственного аристократа. Они не могли быть настоящим королевством в течении веков странствий, и я подозреваю,что их связывало вместе только их огромная и ни с чем не сранимая ненависть к Альфатианам и желание найти и уничтожить их старинного врага. Но ты должен это знать, я надеюсь.

- Да, нас учили этому в школе, - согласился Тельвин. - Флэмы и Альфатиане бились в страшной войне, и уничтожили свой собственный мир. Выжившие с обеих сторон сбежали в другие миры через ворота. Альфатиане попали сюда первыми, пятнадцать столетий назад, и основали великую империю на востоке. Флэмы прибыли всего несколько столетий назад, нашли своего старинного врага и решили оставаться здесь до тех пор, пока не станут достаточно сильны чтобы возобновить войну, которая вероятно уничтожит и этот мир.

- Пройдет много, много времени, прежде чем Флэмы смогут сражаться с Альфатией... если вообще смогут, - сказала Сольвейг Бело-Золотая. Альфатия - империя, равная по силе Тиатису, тогда как Флэмы пока очень маленькая, грубая и бедная толпа бродяг.

- И самое вероятное, что Альфатиане найдут и уничтожат Флэмов задолго до того, - добавил Сэр Джордж. - И еще одно соображение: несмотря на сильное желание, Флэмы сами не очень-то сотрудничают в построении своего великого королевства. Герцоги были их единственными вождями во время странствий и они не хотят перемен. Они все хотят быть королем, но ни один из них не потерпит королем кого-либо другого.

- Так что вместо настоящего короля,они решили учредить титул эрцгерцога, как формального главы королевства, но у него нет ни большой власти ни земель. Фактически, большую часть времени у него нет никакой власти. И только во время великого кризиса он получит власть командовать всеми герцогскими домами Флэм, включая эльфийские земли на юге. Но эрцгерцог будет иметь только ту власть и военную силу, которая предоставлена ему герцогами, и по большей части они предпочитают сохранить все для себя.

- Но рейды драконов могут все изменить, - заметил Тельвин.

- В этом-то вся и проблема, - согласился Сэр Джордж. - Северные герцоги нуждаются в силах южных в добавление к своим собственным чтобы сражаться с драконами. И если вы думаете что северные герцоги действуют неохотно, подумайте об южных герцогах, которым вообще ничего не угрожает, по меньшей мере сейчас. Теперь, в добавление ко всей этой неразберихе у нас есть еще огненные маги, у которых есть хорошие причины поддерживать эрцгерцога. Во первых, они спят и видят единое королевство, как лучший путь вернуть расе прежнюю силу, чтобы они могли возобновить войну с Альфатианами. Во-вторых,у них появится отличный шанс забрать власть от эрцгерцога к себе, так как они твердо убеждены, что они и только они являются истинными руководителями народа Флэмов. Контролировать герцогов они не в состоянии. У герцогов и так слишком много политических врагов, и у них большой опыт сохранения существующего положения.

- И для борьбы с драконами волшебники абсолютно необходимы, - добавил Коринн.

- Именно так, и преимущество эрцгерцога в том, что волшебники всегда были связаны только с ним, - продолжал Сэр Джордж. - Запомните мои слова. Следующий ход будет за волшебниками. Как именно они собираются действовать мы скоро увидим. Они могут попытаться добиться больше власти для эрцгерцога, и следовательно для себя. Или, они могут упереться и не делать ничего, пока не станет совсем плохо и герцоги настолько испугаются, что дадут эрцгерцогу такую власть, что ее непросто будет вернуть назад.

После этих слов Тельвин начал понимать что такое политика. Насколько он мог судить, это был коварный путь совершать безнравственные поступки или получать какие-либо выгоды для себя, не нарушая закон. Можно сказать, что он очень хорошо понял политику и политиков, не правда ли?

Прошли дни и недели, дела шли все хуже и хуже. Согласно более точным данным, драконы все глубже и глубже вторгались в королевство. Однако эти отчеты и успокаивали более мудрые и практичные умы, такие как у Сэра Джорджа. Было совсем мало человеческих жертв, так как драконы обычно обрушивались на свою жертву с огромным шумом и яростью, но очень медленно, давая людям возможность убежать. Иногда ущерб от них был чисто символический,в других же случаях они уничтожали поселение полностью. Но если, как говориться, отсутствие новостей хорошая новость, то, увы, многие находили любые новости о драконах тревожными и угрожающими.

Влияние драконов и паника, которую они с собой принесли, распространились на большую часть королевства, в основном благодаря вестям об их появлении и частично потому что сами драконы,кажется, пытались вызвать у людей страх. Уже скоро можно было видеть драконов, летящих парами или по одиночке, возможно как раведчики или патрули, почти в любой части Хайланда. На самой границе драконы-разведчики показывались в небе над деревней каждую неделю. Флэмы-поселенцы начали готовиться к худшему. Мэр и Маг Эддан приняли план Сэра Джорджа по поготовке скрытых убежищ с припасами в горах, причем они были полностью убеждены, что это их собственная идея.

Не пришлось долго ждать и исполнения последнего предсказания Сэра Джорджа. Спустя три недели после первого предупреждения группа из высших магов огня, сопровождаемая ротой солдат, прибыла с юга. Они объявили, что прибыли из самого Браера, где находились эрцгерцог и главы их ордена, с намерением исследовать драконов. Поначалу это вызвало легкое недоумение, так как они двигались не в том направлении, путешествуя на северо-запад от Браера, в провинцию герцога Аальбана. Далекая от центра деревня Гретц, хотя и располагалась на восточной границе, была также весьма далека и от места реальных атак драконов.

Но волшебники объяснили, что собираются отправиться вдоль линии гор, так как таким образом они пройдут и через земли герцога Аальбана и вдоль границы, прежде чем достигнут места настоящих атак. Двигаясь таким путем они уж точно ничего не упустят, добавил один из них. Однако крестьяне дружно решили,что благородные волшебники Флэмов просто медлят, или в лучшем случае чересчур академично подходят к делу, тогда как сейчас нужен быстрый ответ.

Маги и их охранники провели в деревне ночь, громко жалуясь на плохие условия и что судьба волшебника - быть всегда несчастным. После чего даже самые тупые жители деревни засомневались в их способности справиться с драконами. Со своей стороны Тельвин обрадовался, что никто не связывает нынешние бедствия с ним,его матерью и странными событиями, случившимися много лет назад. Но все-таки он не мог избавиться от чувства вины, от подозрения, что он как-то виноват во всем этом.

Он безусловно не хотел, чтобы маги открыли, что он принадлежит к какой-то неизвестной расе, которая, быть может, издревле воюет с драконами. Однако он был достаточно практичен чтобы признать, что подмастерье кузнеца и начинающий маг не имеет понятия о том, как сражаться с драконами. Можно было, конечно, вообразить себя магом огня, бросающем огненные шары в драконов и заставляющем их убраться. Волшебники уехали на следующий день. Драконов по прежнему можно было видеть пару раз в неделю, но они не нападали. Лето постепенно переходило в осень, которая всегда наступала рано в Хайланде, и жизнь в деревне вернулась в обычное русло.

Как-то вечером Сэр Джордж сказал Тельвину, что скоро он, Коринн и Сольвейг должны уехать. Тельвин хотел бы спросить, куда они едут и с какой целью, так как это было необычно для торговцев уезжать осенью и возвращаться весной. Ему казалось, что он уже достаточно взрослый, чтобы говорить на равных со старым рыцарем. Но это могло нарушить молчаливое доверие между ними, и он решил,что еще не время. Все изменится,когда Сэр Джордж вернется следующей весной, во всяком случае он надеялся на это, а он будет совершеннолетним.

- Как твои занятия? - спросил его Сэр Джордж как-то днем, когда они, болтая ни о чем, возвращались после короткой прогулки в лес.

- Все хорошо, - ответил Тельвин. - Вы знаете, станная штука. Когда я учился в школе, я с большим трудом выучивал новые вещи. Ведь с моим зрением трудно читать книги. Но сейчас я могу сесть и недолго почитать, и внезапно оказывается, что за час я выучил больше, чем раньше за неделю.

- Возможно, учить что-либо легче, если ты знешь, почему учишь это.

- О, это я вообще не представляю, просто мне кажется, что это будет полезно для меня, - настаивал на своем Тельвин.

- Нда, это вышибает мою маленькую теорию прямиком за дверь, - сказал Сэр Джордж,чему то радуясь. - Как дела с магией? Ведь ты все еще учишь магию?

- Да, и это тоже идет неплохо. И вот что интересно. Я всегда думал, что маг должен иметь хорошую память и уметь произносить заклинания. Но все становится намного легче, когда ты приходишь к пониманию заклинаний, изучая историю и теорию магии. Я пришел к выводу, что для всего в жизни есть причина, и все события связаны между собой тысячами невидимых нитей. Поначалу все кажется слишком запутанным и сложным, но потом, по мере постижения причин событий, становится значительно более ясным и даже управляемым.

- Хорошо, что-то ты уже знаешь, - заметил Сэр Джордж, внимательно рассматривая дерево. - Я планирую совсем другую работу для тебя, когда я вернусь следующей весной, и я бы хотел, чтобы ты был готов. Я не имею в виду, чтобы ты остовался слишком долго у кузнеца, так как тебе нужно время для занятий,время, которое будет очень трудно найти в будущем.

- Я изо всех сил стараюсь быть терпеливым, - сказал Тельвин, надеясь, что в его голосе не слышно жалобных ноток. - Значит вы действительно не вернетесь домой до весны?

- Нет, это скучное,грязное дело, и к тому же длинное путешествие, объяснил рыцарь. - Весь путь до Тиатиса и обратно. Доставить Сольвейг домой - достаточно сложная проблема.

Тельвин был поражен. - Но я думал, что Сольвейг из Северных Пределов. Ну конечно, иногда она говорит и действует как Тиатиане.

- Я не думаю, что ты встречал достаточно Тиатиан. У Сольвейг,кстати, те же проблемы, что и у тебя. Сюда она пришла конечно из Северных Пределов. Она родилась там. Но ее отправили в Тиатис очень раннем возрасте. Фактически, как рабыню.

- Рабыню?

- Да, почти, - сказал Сэр Джордж. - Политика в Северных Пределах, надо сказать, дело весьма опасное. Если Сольвейг и знает правду об этом деле, она хранит это в секрете. Самое вероятное, что ее собственная семья или клан были уничтожены своими политическими врагами, но ее пощадили из-за ее юного возраста и продали в рабство в Тиатис. Или может быть, что она была похищена врагами ее семьи в качестве мести или провокации. Возможно также, что она была продана тайно своим собственным кланом, потому что ее присутствие порождало проблемы, например она была наследником по женской линии, или незаконорожденной, или неудобным наследником по тысяче других причин. Не было бы ничего необычного и в том, что ее собственный клан тайно продал ее только для того, чтобы обвинить другой клан в убийстве и похищении. Там такие вещи случаются на каждом шагу.

- Не могу себе преставить Сольвейг рабыней, - заметил Тельвин.

- Она ей и не была. Видишь ли, она была куплена и впоследствии удочерена одной очень богатой и могущественной семьей в которой было два сына и не было дочерей. Наружная респектабельность - это все в социальных кругах Тиатиса, и всякая великая семья должна иметь по меньшей мере одну дочку замечательной красоты, чтобы войти в высшее общество. Я никогда не видел, чтобы там были дурнушки. Во все случаях ее приобрели со специальной целью, что-то вроде элегантной виллы или новой яхты, больше чем игрушка, но меньше чем родная дочка.

Тельвин оценил ситуацию. Ей дали все блага жизни, а он никогда не получал ничего ни от кого.

- Естественно, что Сольвейг сама усложнила себе жизнь, - продолжал Сэр Джордж. - Она продолжала расти, оставаясь при этом потрясающей красавицей, и в конце концов на пять размеров переросла то, что у них считается хорошим тоном. И к тому же в ней бьется неукротимое сердце Северных воинов. И она начала брать уроки боя, тренируясь как гладиатор в Тиатисе, и только потому, что хотела быть лучшей. Она никогда, впрочем, не выходила на арену, так как это означало бы ужасное унижение для ее приемной семьи.

- А она хотела стать гладиатором? - спросил Тельвин, вспоминая многочисленные рассказы, которые он слышал об этом.

- Нет конечно, это ужасная жизнь, - сказал Сэр Джордж. - Она хотела самого лучшего обучения. Я надеюсь убедить ее потренировать тебя, правда не сейчас. Ты добился ее вынужденного уважения, так как оказался способен обезоружить ее.

- Да, но у меня было преимущество, - согласился Тельвин. - Я могу видеть в темноте.

- Возможно, но она намного опытнее тебя, и в твоих руках был только посох. Не недооценивай своих способностей, парень. Из тебя получится великий воин.Я только надеюсь, что ты на этом не остановишься, так как ты в состоянии стать великим человеком.

Тельвин почувствовал желание возразить, но подумал, что будет лучше, если он промолчит. Его жизнь в деревне заставила его почувствовать себя совершенно бесполезным, и не только из-за его физической неспособности делать так много всяких вещей, но и потому, что Флэмы на каждом шагу объявляли его неспособным ни на что, впрочем даже не пытаясь это проверить. Было так много случаев, когда ему не разрешали даже попробовать, и все только потому, что он не был Флэм. Ему приходилось каждый раз напоминать себе,что это не его вина, что он не их крови, что он, вероятно, способен даже на большее, чем он мог надеяться. Сэр Джордж очевидно верил,что он способен на очень многое. А когда он задумывался над этим, он осознавал, что мнение Сэра Джорджа надо уважать, а мнение местных...

Так и пошли дни, в течении которых Тельвин работал в литейной, а по ночам читал книги.Если удавалось, он ускользал, чтобы провести время с Сэром Джорджем, Сольвейг и дварфом Коринном. Вот и лето мгновенно сменилось осенью,что было достаточно характерно для севера, когда внезапный холодный шторм обрушился на деревню с северных гор. Солнце светило, но не грело, и холодные порывы ветра продували насквозь лес,покрывая деревья золотыми и красными листьями. Тельвин знал, что Сэр Джордж и его компаньоны скоро уедут, и опять его жизнь в деревне будет пуста и печальна, пока старый рыцарь не вернется следующей весной.

Тельвин был так поглощен собой, что он не заметил бы даже, если бы мародерствующие драконы заполнили бы весь мир. Но драконы не заполнили ни мир, ни Хайланд, ни даже какую-нибудь ферму или поселение в сотне миль от крошечной деревушки Гретц. Как-то днем поселенцы приостановили подготовку к сбору урожая и наступающей зиме и осознали, что не видели драконов в небе по меньшей мере неделю. Когда они к тому же сообразили, что уже много дней не было сообщений о новых атаках драконов, они начали надеяться, что вторжение закончилось. Возможно драконы устали от всех этих дел и отправились отдохнуть на зиму. Это была замечательно утешающая мысль, так как все знали, что лучший способ избавиться от драконов, и на самом деле единственный, если они сами решат вернуться к себе.

Конечно, остался вопрос: возобновят ли драконы свои атаки следующей весной или летом. Даже у Сэра Джорджа не было своего мнения на этот счет, так как он не имел ни малейшего понятия, почему они начали атаковать. Все, что он мог сказать, что только экстраординарные обстоятельства заставили драконов действовать подобным образом. Все причины, как бы не были они замечательны, вероятно за зиму не исчезнут, из чего следовало, что на следующий год драконы будут не в лучшем расположении духа.

Но для себя лично он неохотно решил, что если атаки возобновятся на следующий год, тогда ему придется самому заняться этой проблемой и решить, что он мог бы сделать. Что касается Тельвина, то для него самой замечательной и самой волнующей новостью стало то, что Сольвейг и Коринн приняли его в свой мир.

Наконец пришел день, когда Сэр Джордж и его компаньоны стали готовиться к отъезду. Тельвин делал что мог, чтобы помочь им готовиться, как можно скорее заканчивая домашние дела и работу в литейной, чтобы быть в их полном распоряжении. В тот же день пришла новость из Аальбансфорда,предназначенная для деревенского гарнизона, что часть магов огня, посланных исследовать атаки драконов, вернулась, и что они объявят о своих открытиях, когда будут проезжать через деревню по дороге в Браер.

Их заключения оказались весьма простыми: драконы ушли, так что возможно лучше всего подождать и посмотреть, вернутся ли они на следующий год. После долгой паузы, вызванной изумлением, Сэр Джордж тщательно обдумал эту немудреную мысль и завис где-то между восхищением и негодованием. Тельвин был удивлен значительно меньше. Он очень хорошо научился понимать Флэмов за это время, и знал их любовь к простым решениям.

- Ну хорошо, по меньшей мере я могу уехать ненадолго не беспокоясь о тебе, - сказал Сэр Джордж на следующее утро, когда они вместе ждали его компаньонов пред домом. Каждый из них держал двух вьючных лошадей. - Если драконы вернутся до моего приезда, я надеюсь, что ты будешь умным мальчиком.

- Уйти с их пути? - уточнил Тельвин.

- Ты должен держаться от драконов как можно дальше, - сказал ему старый рыцарь. - Проблемы, которые были у драконов с твоей матерью, может быть давно позабыты, а может быть и нет. Всегда помни, что ты очень похож на твою мать, и дракон, только увидев тебя, мгновенно распознает, что ты за птица.

- Я запомню, - пообещал Тельвин. - Если драконы будут угрожать деревне, есть ли в вашем доме что-нибудь, что я дожен попытаться спасти?

- Ну, ты знаешь, где лежат основные сокровища, - сказал Сэр Джордж. Но первым делом позаботься о себе. Подобно драконам, лучшую часть моего состояния я храню в хорошо укрытом месте.

Сэр Джордж неловко забрался в седло, так как имея одну руку не так-то просто удерживать равновесие, и Тельвин помог ему взять в повод двух вьючных лошадей. Сольвейг и Коринн забрались на своих лошадей сами, хотя дварфу потребовалось использовать специальное стремя, подвешенное ниже обычных стремян и похожее на те, которым пользуются рыцари в полном вооружении, садясь на коня. Дварфы нечасто ездят на обычного размера лошадях, предпочитая крепких маленьких пони, но Коринн поскакал с грацией настоящего наездника, как только оказался в седле.

- Жди нас весной, - сказал Сэр Джордж Тельвину. - Я не могу тебе сказать точно когда именно, но я надеюсь вернуться достаточно рано. Береги себя и не забывай о книгах.

Тельвин отступил назад и печально смотрел, как Сэр Джордж и его компаньоны уезжают на восход, поворачивая на главную дорогу, которая вела в лес, потом в Аальбансфорд, на юг, в сердце королевства, и за границу. Больше всего на свете он хотел быть с ними. Даже если приключения были так опасны, как ему говорили. Даже если Сэр Джордж был старым немощным торговцем, которым он хотел казаться, и наиболее волнующи событием в его жизни был торг из-за цен на шерсть. Все было лучше, чем оставаться здесь. Тельвин подумал, что он растет и к зиме будет выше всех, кого он знал. И в следующий раз, когда странная маленькая компания будет покидать поселок, он будет с ними.

***

Тельвин подумал, что у него никогда не было такого замечательного дня рождения. Празднование было весьма скромным, как обычно, но оно означало, что ему исполнилось шестнадцать и наконец-то он стал совершеннолетним. Дал Ферстаан даже предоставил ему всех своих подмастерий для подготовки к празднику. Не то, чтобы это значило слишком много, так как ранние снегопады уже перекрыли дороги, и новая руда уже не поступала из шахт. А без постоянной подпитки свежей рудой не пройдет и несколько дней, как литейная будет вынуждена закрыться на зиму. Что в свою очередь означало, что впереди много дней без работы, а большинство из них и без повода попраздновать.

Сельмар Ферстаан, который всегда был лучшим другом Тельвина среди всех мальчишек деревни, присоединился к празднику. Мила Ферстаан,мать Сельмара, приготовила по такому случаю особенно вкусный обед, что было замечательно само по себе, так как она была искуснейшим гравером по металлу, но не слишком умелой поварихой. После еды открыли бутылку замечательного Даркинского вина и выпили за будущее Тельвина. Потом произошло то, чего все ждали уже давно: Дал Ферстаан принес небольшой кошелек с монетами, и положил на стол перед Тельвином.

- Это твоя плата за работу в течении последнего года, согласно твоему контракту об ученичестве, - сказал кузнец. - Я с самого начала знал, что ты не захочешь остаться. Ты работал здесь хорошо, и, я надеюсь, не жалеешь об этом. Однако я подозреваю, что у тебя совсем другие плане на будущее.

- Да, это так, - согласился Тельвин. - Или, по меньшей мере, эти планы приготовлены для меня, хотя я не знаю, какие они в точности. Однако я надеюсь, что то, что Сэр Джордж предложит мне, будет та самая жизнь, которую я предпочитаю.

- Ну, мы все надеемся на это, - поддержал его Дал Ферстаан. - И под конец, выполняя обещание, которое я дал, когда ты пришел сюда в первый раз, я разрешаю тебе выкупить твой контракт за одно медное пенни, которое больше того, что я заплатил за него. Таким образом все требования закона соблюдены и ты свободен идти туда, куда захочешь.

- Я долго ждал момента стать самому себе боссом, - признался Тельвин.

- Вот он и настал, - сказал кузнец. - И это будет тебе полезно во всех отношениях, так как ты оставался под опекой совета деревни до тех пор, пока был связан этим контрактом об ученичестве.

Тельвин заплатил кузнецу медное пенни, которое он давно уже отложил для этой цели и сегодня принес с собой. Он даже не догадывался, что контракт дает совету деревни право командовать им даже теперь, когда он стал совершеннолетним. Следовательно, выкупить контракт было даже важнее, чем его совершеннолетие. Затем Дал Ферстаан дал ему контракт, который был написан на отличном пергаменте, скатан трубочкой и перевязан черной лентой.

- Ну все, теперь он у тебя, - сказал кузнец. - Ты можешь остаться здесь, или переехать в другой дом, как пожелаешь. Я буду по прежнему платить тебе зарплату подмастерья, за работу, которую ты делаешь, но ее не будет много до следующей весны.

Тельвин быстро обдумал ситуацию. - Я думаю, что лучше всего переехать в дом Сэра Джорджа. Он хотел, чтобы я побольше времени проводил с книгами, впереди длинная зима, которая как раз и подходит для этого. Но я думаю также, что я буду продолжать помогать вам в кузнице, так как некоторым людям в деревне не понравится, если я буду безработным.

- Конечно, есть законы Флэмов против безработных., - сказал медленно Мастер Ферстаан, выглядя озабоченно. После чего Тельвин слегка удивился, как это он не провел все это годы в тюрьме, учитывая такое количество законов.

Тельвин был вынужден дождаться шестнадцатилетия, чтобы переехать в дом Сэра Джорджа, но он даже не надеялся, что это будет этой ночью. Вряд ли это было вежливо, так как это могло выглядеть так, что он с трудом дождался возможности сбежать из дома Ферстаана. Однако Сельмар прыгал и настаивал, чтобы помочь ему упаковаться, а старшие Ферстааны не возражали. Упаковывать в общем то было особенно нечего, если не считать книг, которые Сэр Джордж дал ему. Но оба подмастерья помогли ему перенести книги на ручную тележку, и через несколько минут Тельвин был уже в дороге. Улицы деревни были уже темны и пусты,так как ночь приходила рано в последние дни осени. Сельмар настоял на том, чтобы пойти с ним и помочь устроиться. Они оба чувствовали себя подобно парочке неопытных воров, пытающихся утащить свою добычу, в то время как они толкали скрепящую, неповоротливую тележку и старались не вывалить ее содержимое в грязь. Тельвин был уверен, что они шумят так, что сейчас сюда сбежится весь гарнизон, особенно учитывая последние волнения из-за драконов. Но они не встретили никого. Ни одна пара глаз не высунулась из дверей и окон посмотреть, что случилось. И это было замечательно, так как Тельвин давно устал от назойливых Флэмов, сующих свой нос в его дела.

- Ну, наконец-то это случилось, - сказал Сельмар. - Я знал, что однажды ты уедешь, но всегда казалось, что это еще очень не скоро. Но время пришло.

- Я еще не уезжаю, - отозвался Тельвин. - Ни через неделю, ни через месяц. Да и потом я буду уезжать не навсегда. До тех пор, пока Сэр Джордж будет жить в деревне, я надеюсь что тоже буду здесь.

- Слушай, а что правда в историях о Сэре Джордже? - внезапно спросил Сельмар. - Действительно ли он был рыцарем, а нынче стал торговцем? Если кто-нибудь и знает это наверняка, то только ты.

- Ну, я уверен, что когда-то он был рыцарем, - сказал Тельвин. - Он все еще хранит свое старое оружие, сделанное под его размер, эмблему ордена и все такое прочее. Я не видел ничего, чтобы говорило, что он не торговец, и он никогда не рассказывал мне о о каких-либо других приключениях, чем путешествия по диким и незнакомым местам. Очень может быть, что он торговец, но он торгует необычными товарами. Его дом полон всякими странными штуками и древними атрефактами.

- Многие говорят, что он авантюрист или искатель приключений, он и его странные компаньоны.

- Смотри, я не знаю этого наверняка, - возразил Тельвин. - Сэр Джордж как-то сказал, что Сольвейг - один из лучших бойцов, которых он знает. Я охотно поверю, что она искатель приключений,но я не знаю ничего о Коринне, за исключением того, что он очень молод для дварфа, а в остальном спокойный, умный парень. Они все называют его Убийцей Медведей.

- И они твои друзья? - недоверчиво спросил Сельмар. - Мне они кажутся жутко загадочными.

- Сельмар, я и сам жутко загадочен, - напомнил ему Тельвин. Сельмар только оскалил зубы.

Они достигли парадной двери дома Сэра Джорджа. Войдя внутрь, он устроился в одной из пяти комнат для гостей - Сэр Джордж предвидел,строя дом, что у него будет много гостей, - и перенес туда свою одежду и прочие вещи. Книги он перенес в гостинную, так как ему казалось, что это самое подходящее место для чтения. Это был большой,пустынный дом, и он будет в нем один одинешенек во время долгой, мрачной зимы, но, подумал Тельвин, он будет наслаждаться приключением быть целиком и полностью свободным, первый раз в жизни.

- Ну вот,ты и здесь, - заметил Сельмар, стоя пред парадной дверью, готовый уйти. - Ты уверен, у тебя здесь не будет проблем? Ведь ты будешь один.

- Конечно, - ответил Тельвин не колеблясь. - Я умею готовить и заботиться о себе. Я достаточно часто делал это для Сэра Джорджа и его команды. У меня есть зарплата, и я знаю, где купить все, что мне надо.

- А ты уверен, что Сэр Джордж одобрит то, что ты поселился в доме без его ведома?

- Безусловно. Он сказал мне перед отъездом, что я могу. Я же его наследник, ты знаешь. Пока я держусь подальше от его рубашек и вишневого ликера, мне всегда рады здесь, - усмехнулся Тельвин. - Ты слишком беспокоишься, Сельмар. А может ты боишься Сэра Джорджа?

- Ты знаешь, это большой,старый,пустой дом, - поежился Сельмар.

Тельвин немного постоял у открытой двери, смотря как Сельмар торопится в ночь, таща за собой тележку обратно в кузницу. Он не сразу осознал, что его друг действительно боится за него, а может Сельмару кажется, что как Сэр Джордж, так и его дом чем-то опасны. Друзья Тельвина выросли вместе с ним и, в отличии от многих взрослых, считали его своим. А так как Флэмы были в высшей степени практичным,рассудительным народом,было очень лего пробудить их инстиктивное недоверие к иностранцам. Иногда он спрашивал себя, быть может они приобрели эту особенность характера во время Веков Странствий, пятнадцати столетий непрерывного передвижения из мира в мир, после того как они уничтожили свой собственный в древней войне.За это время они должны были видеть много странных мест, людей и существ.

Интересно, а его они тоже считают странным? Тельвин решил, что сегодня он беспокоится об этом больше, чем обычно.

Внезапно он осознал, что сыт по горло Флэмами, их холодными, нетерпимыми законами и их мелочными, подчиненными традициям, способами существования. Теперь, когда он стал совершеннолетним и получил обратно свой контракт, у них больше нет ни права ни средств принимать за него решения или диктовать, как ему жить, что он должен знать и чем заниматься. Свобода была чем-то новым для него, и он еще не привык к ней.

Тельвин уже собирался вернуться в дом, когда увидел, что кто-то наблюдает за ним из-за угла дома Джитипуса на другой стороне улицы, высокая фигура в темной одежде. Вглядевшись повнимательнее, от узнал Мага Эддана, одетого в его обычную длинную черную мантию с тугим прямым воротничком. Хотя Тельвин и скрывал это от всех, кроме Сэра Джорджа, способность видеть в темноте служила ему хорошо. Поняв, что его увидели и скорее всего узнали, волшебник решил перестать прятаться и шагнул вперед.

- Уже переехал на новое место? - спокойно спросил Маг Эддан. - Я подозревал, что ты это сделаешь.

- Именно за этим вы пришли сюда? - спросил Тельвин, осмеливаясь говорить как взрослый человек.

- Нет, другие заботы погнали меня из дому в эту ночь, - сказал волшебник. - Я хорошо воспринимаю магию, и не так давно я обнаружил, что кто-то в деревне использует ее.Когда я почуствовал, что этот кто-то учится магии, мне не было нужды гадать, кто это был.

- Ну, это я, и что с того? - безмятежно признал Тельвин.

- Кто учил тебя? - резко спросил Эддан. - Сэр Джордж?

- Я сам учу себя. Сэр Джордж дал мне книги.

- Ты сам? - Маг Эддан помедлил несколько мгновений, выглядя удивленным и растерянным. - Я запрещаю тебе заниматься магией. У меня есть для этого свои причины, большинство из которых касаются твоего собственного благополучия. Я настаиваю, чтобы ты остановился.

- Сегодня я стал совершеннолетним, - напомнил ему Тельвин. - И получил назад мой контракт. Согласно закону Флэм, я свободен и могу делать то, что хочу.

- Да, это так, - согласился Маг Эддан, затем помедлил, пытаясь овладеть ситуацией. Теперь он даже казался менее враждебным. - Ну, допустим, это даже хорошо. Пока ты был ребенком, на мне лежала ответственность за защиту тебя от опасностей. Родители могут разрешить ребенку немного рискнуть, когда риск становится необходимой частью обучения, но опекун должен быть строже, чем родители. Как ты сказал, ответственность и решения теперь на тебе. Но ты полностью осознаешь степень риска?

- Да, я верю, что осознаю, - отозвался Тельвин, удивленный внезапным изменением позиции волшебника.

- И тем не менее ты считаешь, что игра стоит свеч, - сказал маг, немного подумал и одобрительно кивнул. - Мне нравится твое желание изучать магию. Но ты должен быть очень осторожен. Если у тебя возникнут какие-либо проблемы, приходи ко мне. Я лучше бы обучил тебя сам, чем ты будешь экспериментировать на свой собственный страх и риск.

Резко повернувшись, Маг Эддан ушел в темноту. Тельвин понаблюдал за ним какое-то время, прикидывая, насколько он может доверять волшебнику. Затем он закрыл дверь и отправился в свою новую квартиру распаковывать вещи, с удовольствием думая о том, как он напугает мага, показав ему, чего он достиг спустя несколько месяцев. Конечно, он знал чем он рискует; книги постоянно подчеркивали это. Во всем, что касается магии,недостакок знания был самой опасной вещью в мире.