Первый день начался в точности так же, как и их поездка на восток, в Провал Торкина. Они выехали рано и ехали без приключений до вечера, пока не приехали в Аальбанфорд. Там они провели ночь в той же самой гостинице и утром, убедившись, что в их мешках хватает корма для лошадей, поехали дальше.Но в этот раз они не поехали по главной дороге,на восток, а пересекли мост над рекой и направились прямиком по бездорожью на юг, по направлению к далекой линии гор, изгибавшихся на восток.

Вскоре они нашли дорогу на юг через лес, ясную и четкую, что делало путешествие легким и быстрым, хотя дорога и не была достаточно широка для повозок или телег. Все остальные уже ездили по ней и хорошо ее знали. Сэр Джордж объяснил Тельвину, почему он выбрал именно ее. Во первых, она она была короче основной дороги, так что следуя по ней они экономили день или два. Кроме того, так они уже находились на той же стороне реки, что и Браер. Единственный мост дальше на юг как раз сейчас ремонтировали.

Дорога также хорошо защищала их от драконов и излишего внимания герцогов, которые могли полюбопытстовать, что именно они везут. Из всех возможных опасностей Сэр Джордж больше всего опасался того, что с них могли потребовать налог за провоз сокровищ гномов. Естетвенно, они не могли заплатить налог на настоящую стоимость таких ценностей: скорее всего пришлось бы отдать часть сокровищ, а то и весь груз могли конфисковать, как контрабанду. В самом лучшем случае они потеряли бы часть сокровищ и запятнали бы навсегда профессиональную репутацию и доверие к себе. В худшем случае их посадили бы в тюрьму, как контрабандистов и воров.

Через пару часов они выбрались на узкую дорожку между краем гор и рекой Аальбан, после чего ехали медленно и осторожно, так как они были в диком краю, в отрогах гор над рекой. Из этого места они выбрались не раньше полудня, хотя и проехли не больше пяти миль, но лошади быстро уставали на каменистой,неровной почве. Вторую половину дня они ехали по холмистой, обильно поросшей лесом земле, хотя характер этих лесов сильно отличался темных,сосновых, северных лесов. Лошади нуждались в отдыхе после трудного учатка над рекой и в этот день они не проехли много. Достигнув густого южного леса они остановились на ночлег.

На следующий день Тельвин ожидал,что они спустятся с холмов и поедут по равнине, но это был не тот случай. Сэр Джордж объявил, что они будут держаться холмов сегодня и завтра, а спустятся на равнину только в последний день, непосредственно перед Браером. Путешествие по холмам было медленее, зато таким образом они оставили драконов позади себя. Тельвин сообразил это уже вечером, когда отметил, что не видел весь день их обычных патрулей.

В этом не было ничего особенного, но было просто приятно не видеть их хотя бы один день за последние неколько недель. В прошлом году драконы ограничивались атаками северного Хайланда, однако их патрули летали над всем королевстом. Вероятно драконы совсем не патрулировали почти необитаемую центральную часть Хайланда. Возможно помогла погода. Рано утром небо заволокли облака, поначалу белые и высокие,затем они начали темнеть и опускаться,угрожая дождем.Дождь начался с холодного тяжелого тумана, уже после полудня, когда они ехали полями за небольшой деревушкой Бераан.

Это село было даже меньше, чем родная деревня Тельвина на севере. В эту неприятную,дождливую погоду оно казалось тихим, печально-выглядящем местом. Тем не менее, они были рады увидеть ее, так как это означало,что они могут провести эту холодную,мокрую ночь в теплой и сухой гостиничной постели.

Дождь шел большую часть ночи, но к счастью не сильный, так что дорога была ненамного хуже, чем утром. И что еще приятнее, под утро дождь кончился, облака начали расходиться и небо очистились. На следующий день они спустились с холмов, проведя ночь на опушке леса и вступили на равнины, оставив за собой лесистые пригорки,заросшие нежной зеленой травой.Теперь большую часть дня они скакали по абсолютно открытой местности, на которой только изредка встречались небольшие группы деревьев, едва ли достойные имени леса. Возможно, что драконы действительно остались на севере, так как вот уже третий день они не видели ни одного.

После полудня они оставили за собой и равнины, и оказались в почти плоской местности, где однако уже были настоящие леса, впрочем там и тут попадались небрежно раскиданные фермы. Дом фермера обычно стоял в конце длинной дороги, рядом были амбары и стойла, аккуратные поля были окружены изгородями из дерева и камня. Тельвин ясно видел, что дома были старше, чем те, которые он знал по северу. Они выглядели намного уютнее и благоустроеннее, чем более новые, но построенные на земле, отвоеванной у дикой природы. Теперь он стал поспокойнее, предвкушая скорую встречу с цивилизацией.

Ему не пришлось долго ждать. После почти часовой хорошей скачки через поля, они оказались в пригороде Браера. Тельвину это показалось невероятно беспечным. В случае опасности люди с ферм не смогли бы быстро укрыться за городскими стенами. Он упустил из виду, что в этом, более цивилизованном месте, было мало опасностей, с которыми фермеры не смогли бы справиться, ну разве что вторжение армии или атака драконов. Наконец они миновали последнюю рощу и стены города оказались не дальше пары миль от них.

Теперь Тельвин рассмотрел город Браер и увидел,что он совсем не похож на чудесные места в отдаленных странах, как их описывали. Стены,башни и верхушки домов были сделаны из скучного серого камня, твердого и надежного, но не слишком красивого. Город лежал у слияния рек Аальбан и Арест, которая начиналась в горах на западных границах Хайланда,а потом бурным потоком спускалась на равнину.

Две трети города были окружены высокой,монолитной стеной из того же серого камня, широкой дугой бежавшей от западного берега Ареста к восточному. Две из наиболее важных структур Хайланда распологались в Браере, дворец эрцгерцога и Академия. Но внешне они не впечатляли. Оба были длинными, унылыми строениями, построенными с таким рассчетом, что их сильно укрепленная внешняя стена одновременно являлась частью городской стены. Оба, как и внешняя стена, были просто и надежно сооружены из каменных блоков и выглядели очень приземленно, совсем не похожими на роскошные дворцы Даркина и Тиатиса, картинки с которыми Тельвин видел в книгах.

Единственный вход в город по суше был через городские ворота, которые сами по себе были чем-то чудовищным. Вся южная часть города располагалась лицом к северному берегу слияния двух рек, и даже подходы к нему были сильно укреплены. Не осталось ни клочка природного берега. Большинство из городских складов и других больших зданий, наружные стены которых были выстроены из того же серого камня,резко спускались в воду, во всем копируя дворец эрцгерцога и Академию, и не давали возможности причалить даже маленькой лодочке. Каменные причалы, где могли приставать речные суда, располагались в промежутках между домами,и даже их можно было легко защитить в случае опасности. Город был окружен большим пустым пространством, которое полностью просматривалось со стен, а некоторые пустые места внутри города легко превращались в болото.

Скача по пустым улицам, они пересекли несколько участков, где пока еще была открытая земля.В городе было несколько таких мест, одно недалеко от северных ворот, прямо за рынком и маленькими магазинами, распологавшимися внутри ворот. Однако самые большие находилось в сердце Браера, которое несколько оптимистично называлось городским парком. Они были мрачны и лесисты, и ни одно из них не казалось безопасным, и не только потому, что они выглядели естественным местом обитания городских воров и лесных хищников, но и потому, что почва в них была мокрая и грязная, нормальное состояние всей области между двумя реками.Если бы не усилия волшебников с их убивающими паразитов зельями, Браер был бы безнадежно погружен в череду инфекций.

Первые впечатления Тельвина от города были смешанные. Он привык к холодному, свежему горному воздуху и небольшим приграничным поселениям. Кроме того, у него был великолепный нюх, особенно на людей, и он подумал,что пахнет слишком большим количеством людей, живущих вместе, слишком большим количеством животных, и слишком много дыма исходит от домашних очагов и плит. Он понимал, да и товарищи сказали ему, что в сущности Браер небольшой, простой городок, по сравнению с великими городами мира. Возможно даже хорошо, что его вхождение в цивилизацию будет постепенным. Они пересекли восточные кварталы города, направляясь к гостинице, которую хорошо знали, квартал магазинов и эксцентричных, удобных домов средне-зажиточных торговцев и мастеров-ремесленников.

Они могли привезти старинные сокровища гномов в это место, так как здесь было самое надежное место в Браере, по меньшей мере пока никто не знал, что у них с собой товары невероятной ценности. Еще одно преимущество гостиницы состояло в том, что она находилась в нескольких минутах ходьбы от Академии, где Перрантин собирался провести несколько следующих дней, работая в огромной библиотеке Волшебников Флэмов. Было далеко за подень когда они наконец оказались в своих комнатах, слишком поздно, чтобы Сэр Джордж мог попытаться связаться с агентами гномов, которые должны были забрать сокровища. Когда стало темно, они перенесли тюки с сокровищами в свои комнаты так скрытно, как только возможно. Как всегда, Тельвина поселили в одной большой комнате с Коринном и Сольвейг, так что самые молодые члены команды были вместе, а Сэр Джордж и Перрантин могут просидеть хоть полночи, если захотят, погруженные в темные разговоры и профессиональные дебаты.

Разные члены группы отправились на следующее утро по разным направлениям. Маг Перрантин оделся таким образом, чтобы выглядеть как можно более солидно и поторопился провести день в библиотеке Академии Волшебства. Он даже взял с собой свой обед, что указывало на его самые серьезные намерения. Сэр Джордж отправился в квартал торговцев на поиски агентов гномов, которым он должен был передать сокровища Провала Торкина из рук в руки. Это должен был стать отосительно простой и быстрый бизнес, так как все переговоры и платежи уже были сделаны. Они все вздохнут спокойно, когда избавятся от них. Остальные, естественно, остались в гостинице стеречь сокровища.

Тельвин знал, что Браер не был многонациональным городом по мировым стандартам. Флэмы хотели сохранить Хайланд для себя. Хотя они и поощряли торговлю, но не разрешали слишком многим иностранным купцам одновременно находиться в землях, которые они считали своими. Коринн, Сольвейг и даже Тельвин, судя по их внешнему виду, очевидно были иностранцами. Здешний люд не проявлял враждебность открыто, и скорее всего до этого дело никогда не дойдет, но было тысяча способов заставить иностранцев почувствовать себя незванными гостями. Так что никто из их компании и не рвался выйти наружу и посмотреть город, в котором к тому же на первый взгляд было мало что интересного. Так что сидеть и ждать в гостинице было не трудно.

Сэр Джордж вернулся перед полуднем и спокойно сообщил остальным, что все приготовления для передачи сокровищ сделаны. Через день или два группа гномов и их телохранителей, приехавших в Хайланд за металлом, остановится на ночь в гостинице. В этот же вечер они они возьмут несколько мешков в стойла, когда пойдут ухаживать за лошадями. На следующее утро они уедут с несколькими мешками провианта, которых у них не было, когда они приехали. Так как они уже побывали в таможне, когда входили в город, никто не проверит их мешки на обратном пути.

Перрантин вернулся поздно вечером, вероятно просидев в библиотеке вплоть до закрытия. Пока он не нашел то,что хотел, но был настроен очень решительно.

- Волшебники хорошо поработали с того времени, когда я был здесь последний раз, - объяснил он. - Хотя и говорят, что большую часть книг они украли из других коллекций, зато они очень любезно составили подробный каталог.

- Естественно, что они это сделали, - усмехнулся Сэр Джордж. - Они украли эти книги в первую очередь для того, чтобы извлечь из них все, что может оказаться полезным. Они должны точно знать, чем владеют.

- В результате поиск идет намного быстрее и легче, чем я рассчитывал, продолжил Перрантин. - Если я не найду то, что нам надо, за три дня, можно со спокойной совестью сказать, что этого здесь нет.

- Три дня? - задумчиво повторил старый рыцарь. - Ты можешь спокойно держать пари, что агенты эрцгерцога или волшебников уже пасут нас. Ну, возможно не нас лично, а наш бизнес. Если мы ничето не будем делать эти три дня, это вызовет нездоровый интерес. Я должен что-либо сделать, дать им на что посмотреть,пока ты обыскиваешь эту ворованную библиотеку.

- Они тебя уже отметили, я уверен, - сказал маг.

- Возможно, но я хочу, чтобы они решили, что вы все просто отдыхаете, ожидая моих указаний. Я же, со своей стороны, займусь своей обычной охотой в тех магазинах, в которых меня обычно и видят, буду искать антиквариат, болтать с нашими старыми друзьями и знакомыми. В точности как я обычно это делаю.

- Я не люблю, когда мне приносят жертвы, - заметил маг сухо.

- И тем не менее, в данном случае это то,что надо.

Следующий день прошел без проишествий. Перрантин вернулся в библиотеку продолжать поиски, Сэр Джордж отправился в город делать вид, что занимается бизнесом. Остальные сидели не выходя из гостиницы, сторожа сокровища Провала Торкина. Как и было предсказано, небольшая группа гномов и их вооруженных телохранителей прибыла в гостиницу после полудня. Этим же вечером, когда они спустились к лошадям поухаживать за лошадями, Тельвин помог Коринну и Сольвейг спустить мешки, содержавшие сокровища. Вскоре после этого в конюшне появились гномы, ухаживающие за своими лошадями, и мешки с сокровищами незаметно перекочевали из одних стойл в другие.

Теперь все почувствовали себя в значительно лучшей ситуации, учитывая неприятности, в которые они могли бы быть вовлечены, если бы кто-нибудь узнал об этих сокровищах. Конечно, они еще не полностью избежали опасности, так как гномы должны были еще вывести сокровища из Браера, и чтобы никто этого не заметил. Перрантин чуть не получил инфаркт, когда вернувшись вечером из библиотеки, обнаружил, что артефакты исчезли, а он так хотел полюбоваться ими в последний раз. С падением последнего из великих городов гномов, такие сокровища не скоро увидят в этой части мира. А сейчас их везут упакованными в мешки из-под корма.

Наконец-то на следующий день не нужно было сидеть и сторожить сокровища, и у Тельвина появилась возможность посмотреть Браер. Они пошли в город, одевшись как можно скромнее, хотя никакая одежда не могла скрыть того, что они иностранцы. Тельвин утешался только тем, что на фоне Сольвейг и Коринна вряд ли кто заметит что-либо необычное в нем.

Тем не менее они были одеты достаточно хорошо чтобы посещать самые дорогие магазины, не привлекая настороженного внимания продавцов или городских стражей. Они были, к тому же, компаньонами Сэра Джорджа Кирби, продавца антиквариата и сокровищ. Чтобы показать, что он истинный наследник старого рыцаря, Тельвин начал с опозданием учиться оценивать драгоценные камни и антиквариат. Его довольно краткое ученичество у ювелира в его родной деревне научило его основам оценки произведений ювелирного искусства, а его обучение у Сэра Джорджа добавило еще знаний.

Еще Тельвин хотел бы посмотреть литейные, так как он слышал, что в Браере, где был излишек волшебников, кузнецы используют скорее магию,чем дерево и древесный уголь, для поддержания пламени в горнах. Его интерес как к драгоценностям, так и к литейным полностью разделял Коринн, как впрочем все честные дварфы, а Сольвейг достаточно терпимо отнеслась к их идее пройтись по кузницам. В Браере все грязные поизводства, вроде кузнечных, литейных,дубильных и прочих, сопровождавшихся дымом,грязью и не самыми приятными запахами, были сконцентрированы в южной части города, на том широком клочке земли, где две реки встречались вместе.

В данном случае слухи оказались верны. Топки горнов и литейных действительно подогревались каким-то магическим образом, который конечно давал намного меньше дыма, чем обычные методы. Волшебники Флэмов отлично разбирались в многих формах магии, и они создали настолько простой и эффективный процесс, что даже не требовалось присутствие мага для того, чтобы он работал. Проблема была в том, что Тельвин не видел, как это сделано, а кузнецы и не думали открывать свои секреты группе иностранцев. Коринн тем не менее не был особенно впечатлен. Позже он объяснил, что у дварфов есть свои пути делать тоже самое.

Сэр Джордж уже ждал их в гостинице, когда они вернулись после полудня. Весь день он делал вид, что занимается своим обычным бизнесом, и на удивление удачно. Флэмы предложили ему их старинные ювелирные изделия, сделанные еще в старом мире, а новое поколение ювелиров-флэмов предложило новые вещицы. Их форма и стиль были чем-то новым в этом мире, и мог бы хорошо заработать, продав их богатым аристократам в Даркине и Тиатисе.Но он не хотел ничего приобретать, пока он еще не знал, ввяжется ли он в дело с драконами.

Перрантин вернулся намного позже в значительно лучшем настроении.Он с трудом сдерживал себя, пока они не собрались в отдельном кабинет гостиницы пообедать. С собой он принес небольшую стопку бумаг.

- Я наконец нашел то, что искал и в самом банальном месте, - объяснил он оживленно. - Помните, я говорил вам, что волшебники огня составили тщательный каталог своих книг? Все, что мне оставалось сделать, поискать в разделе о драконах. Абсолютно просто.

- Прелестно, - прошептал Сэр Джордж, наполовину заинтересованно и наполовину скучая.

- В их библиотеке тайных знаний самое лучшее - традиция, - сказал маг решительно. - И Флэмы ничего не знают лучше и всегда сообразуют с ней свои действия. Это определенно намного эффективнее, но я все еще не уверен, что рад тому, что это стало тенденцией.

Старый рыцарь кивнул. - Если бы волшебники знали, что они делают, это оставило бы без работы половину из них.

Перрантин какое то мгновение помедлил, но затем энтузиазм понес его дальше. - В любом случае, сегодня я пробежался через копию старинных эльфийских текстов о драконах. Это один из тех самых легендарных сорока восьми томов, составленных самим Илсудалем во время эльфийского Века Странствий, в попытке собрать и восстановить старинные знания и магию Эвергруна времен до их союза с людьми Блэкмура.

- Эльфы помнят Блэкмур? - возбужденно спросил Тельвин.

- Не слишком хорошо, - объяснил Перрантин. - Безусловно, большинство из того, что мы знаем о Блэкмуре, известно по рукописям и легендам эльфов. Проблема в том, что они решили забыть большую часть того, что знали. Видишь ли, в то время эльфы по большей части жили на юге, очень далеко от Блэкмура, и контакты между ними начались позже. Эти контакты привели к жестоким дебатам эльфов о своем будущем. Многие приветствовали ученых Блэкмура, тогда как другие постоянно вспоминали страшные разрушения, которое не правильное использование этого знания принесло на их собственные старинные земли. Раскол остался даже после падения Блэкмура, так как некоторые эльфы желали использовать это недавно обретенное знание для построения нового эльфийского государства. Но в то же время большинство эльфов придерживались очень жесткого мнения о Блэкмуре и его науке.

- Именно поэтому, ради твоего же спокойствия,никогда не говори эльфу, что ты мог бы просиходить от этого проклятого народа, - сказал Сэр Джордж Тельвину. - Далее, вождем тех эльфов, которые верили,что их единственная надежда лежит в возвращение старых дней, был Илсундаль, который увел верных ему эльфов на север, чтобы найти новую родину, построить там то, чем был Эвергрюн.

- Эльфхейм? - спросил Коринн.

- Их первым государством было Лесное Королевство, на дальнем северо-востоке, - сказал ему маг. - Твои дварфы пытались не замечать эльфов и все, что с ними связано.

Коринн пожал плечами, но ничего не сказал.

- Но почему они все это бросили и ушли? - спросил Тельвин.

- Потому что от Эвергрюна не осталось ничего, - объяснил маг. Огненный Дождь уничтожил все, и сама земля была глубоко погребена под слоем льда, а форма мира изменилась. Конечно, Илсундаль и его последователи хорошо помнили время перед падением Блэкмура, ведь эльфы живут так долго, и к тому же они не забыли старых волшебников и ученых, которые вспоминали Эвергрюн таким, каким он был до знакомства с людьми Блэкмура. Естественно, они понимали, что если хотят вернуть старые времена, первая вешь, которую необходимо сделать, - сесть рядом и записать всю науку и всю магию, о которой они когда либо слышали, прежде ,чем все это будет позабыто. Они прекрасно понимали, что переселение будет долгим и трудным, и что самая большая опасность в пути грозит тем кто постарше и знаниям, которыми они обладают. Вот почему они составили эти сорок восемь томов Хаймслейда, Пути Земли.

- Ты нашел все сорок восемь томов в библиотеке? - спросил Сэр Джордж.

- Да, как это ни удивительно. Я не могу себе даже представить, каким образом волшебники огня сумели стянуть полный набор у эльфов Эльфхейма. Ведь не-эльфам запрещено видеть даже копию Хаймслейда.

- Ты мог бы сделать состояние, продавая копии волшебникам и ученым всего мира, - задумчиво сказал Сэр Джордж. - Я не сомневаюсь, что Флэмы не имеют ни малейшего понятия о настоящей ценности того, чем обладают. Перри,нам нужно вернуться в библиотеку через несколько дней.

- Но если волшебники Блэкмура передали эльфам так много науки и магии, тогда многое из того, что было известно в Блэкмуре о драконах, должно быть также известно эльфам, - сказал Тельвин, возвращаясь к предмету разговора. Записали ли они это знание в свои книги?

- Вот именно, один из томов Хаймслейда содержит длинную главу, целиком посвященную драконам, - ответил Перрантин. - Эльфы, которые писали этот том, вряд ли знали, какие знания были эльфийские, а что пришло от волшебников Блэкмура, да это и не важно. Драконы были врагами Блэкмура, но это вовсе не сделало их союзниками эльфов. Безусловно, эльфы и драконы оставили друг друга в покое очень, очень давно.

- Это не важно, - нетерпеливо сказала Сольвейг. - Что именно эта глава говорит о драконах?

Перрантин взглянул на нее как-то неуютно. - Не имею ни малейшего понятия. Я не говорю на Высоком Эльфийском.

Сэр Джордж пробормотал несколько грязно звучащих слов на непонятном языке. - Тогда почему, клянусь бородой Бератесиса, ты решил, что нашел главу о драконах?

- Из-за иллюстраций. Их там масса и все они посвящены драконам.

- Ты сможешь сделать копию текста?

Перрантин протянул им пачку листов бумаги, каждый лист содержал страницу из большой главы. Тельвин взглянул из-за спины старого рыцаря и увидел, что качество копий было таково, включая иллюстрации, как если бы маг вырвал страницы из книги.

- Как вы сделали это? - спросил он.

- Простое волшебство, - объяснил маг. - Ты просто кладешь чистый лист бумаги на страницу, которую ты хочешь скопировать, и говоришь магичекие слова. У меня есть магический свиток с заклинанием, так что я не должен учить это заклинание заново каждый раз. Я скопирую его для тебя, когда мы будем дома.

- Ну, все это действительно о драконах, - заметил Сэр Джордж. - Здесь сказано, что драконы были первыми, кто пришел в этот мир тысячи лет назад из других планов реальности. Это подтверждает то, что я всегда подозревал.

- А что это? - спросил Перрантин.

- Этот Илсундаль был совершенно чокнутый и был неспособен отличить факт от мистического бреда, - заявил старый рыцарь, выглядя достаточно обескураженно. - Черт побери, возможно он никогда не слышал, или ему не понравилась история, которую сами драконы рассказывают о своем происхождении.

- Он мог просто повторить ту чушь, которую ему рассказали, - заметила Сольвейг.

- Не исключено, - согласился Сэр Джордж. - У эльфов есть привычка взять любую глупую идею и биться за нее, стараясь чтобы она заработала, а Илсундаль превратил это занятие в искусство. Он решил, что дело Деревьев из Уфа заработает, а ведь даже если бы он стал бессмертным, этого бы ничего не дало. Да, после такого замечательного начала, я спрашиваю себя, можем ли мы доверять тому, что Хаймслейд говорит о драконах.

- Я полагаю, мы можем по меньшей мере изучить текст и тогда увидим, сказал обескураженный Перрантин. У него было так много надежды после находки легендарного Хаймслейда, источника всех знаний, легендарного среди волшебников, по меньшей мере.

Сэр Джордж и Перрантин провели весь вечер, разбираясь в главе о драконах. Поначалу, несмотря на все их усилия, они не могли найти чего-либо интересного. Как выразился Сэр Джордж, история эльфов была просто замечательной из-за отсутствия в ней столкновений с драконами, но не потому, что эльфы знали как справляться с драконами, но потому что драконы не имели причин иметь дело с эльфами.

Как это бывает, ключ, который они искали, был найден в более свежей части истории эльфов. Эльфхейм был землей магии, сотворенной эльфами для своих собственных нужд, и в нем было несколько мест с опасной, неконтроллируемой магией. Большинство из них были ворота через пространство и время. Изредка, без всякого предупреждения, странные и опасные создания из других миров, другого времени и даже из других планов существования появлялись там, создания как магические, так и вполне естственные. Еще хуже, многие из этих созданий были гибридами, кошмарной смесью двух или трех разных пород, а некоторые были ужасными монстрами, причем многие из наиболее смертельных форм этих фантастических бестий имели драконоподобную форму.

Когда такие создания внезапно появлялись и тут же убегали в леса Эльфхейма, эльфы были вынуждены сражаться с ними. С некоторыми можно было сражаться обычным образом - выследить и затем убить копьем, луком и мечом. Других можно было победить только при помощи магии.

Отсюда следовало, что у эльфов должны были быть какие-то способы подчинить и даже уничтожить тварей, сравнимых по силе и размерам с драконами. И если Волшебники Флэма сумели раздобыть полную копию Хаймслейда, они вероятно имели другие, более новые книги, также украденные у эльфов, со знаниями и магией, которые могли сказать как можно иметь дело с драконами, не сражаясь с ними. Если бы это не получилось, Перрантин мог бы продолжить свои изыскания. Как он сказал, каталог был исключительно подробный. Тельвин хотел бы выучить что-нибудь новенькое, но понимал, что его распросы сильно замедлят дело. Когда Сольвейг и Коринн собрались спать, он отправился вместе с ними.

Сольвейг тяжело вздохнула. - Я думаю, что мы сейчас на пути в Эльфхейм. Я предвкушаю увидеть Сэра Джорджа, пытающимся уговорить эльфов раскрыть их глубочайшие секреты. Вот это будет похоже на битву двух коварных и безжалостных сил.

- Ты когда-нибудь была в Эльфхейме? - спросил Коринн, усевшись на конце своей кровати.

- Однажды, еще до того, как мы объединились, - ответила она, выгибая свою длинную спину. - Это бы просто опыт. Я не против очутиться там снова, но у меня нет ни малейшего желания сделать это прямо сейчас. А вы должны быть в хорошей форме, если собираетесь иметь дело с эльфами на их собственной земле.Я не думаю, что дварфы привыкли иметь дело с эльфами, не правда ли?

Коринн пожал плечами. - Лично у меня не было каких-либо проблем с эльфами, по меньшей мере с теми немногими, которых я встречал. Я же Сирклист, вспомни. Жить и торговать, это кредо нашей семьи. Если я и тревожусь того, что мы должны ехать в Эльфхейм, то только немного за себя, согласен. Но причины для этого не лежат на поверхности.

- У тебя не будет проблем с эльфами, если это тебя тревожит, - сказала она ему. - Однако, у тебя бы было мало удачи в делах, если бы ты поехал один. Но эльфы знают и доверют Сэру Джорджу. Его бизнес требует от него знать секреты людей и видеть их сокровища, так что он старается изо всех сил завоевать доверие всех. И как одному из его компаньонов, тебе также будут доверять.

- А мне? - встрял Тельвин. - Я ужасно боялся, что драконы узнают, кто я такой. Должен ли я опасаться эльфов?

- Очень сомневаюсь, - ответила Сольвейг. - Ты же не знаешь сам, имеешь ли ты какое-либо отношение к людям из Блэкмура, так что я сомневаюсь, что эльфы узнают это. Какая бы ни была причина, о которой драконы охотились за твоей матерью, здесь ситуация совершенно другая.

- Но веришь ли ты сама, что мы на пути в Эльфхейм - спросил Коринн. Кажется, наши старшие думают, что могут найти здесь все, что им нужно.

- Без понятия, - задумчиво протянула Сольвейг. - Но мне кажется, что через пару дней мы уже будем в пути. Эта парочка замечательно умеет находить неприятности, а потом избавляться от них. Так что я никогда не волнуюсь, вернемся ли мы из очередных неприятностей, которые они нашли.

Перрантин вернулся в гостинницу в середине утра и буквально потребовал, чтобы Сэр Джордж и остальные немедленно отправились с ним в библиотеку. Академия состояла из большого центрального здания, резиденции волшебников, и двух меньших строений, соединенных с главным. Северное здание было библиотекой, связанной с разиденцией волшебников флигелем, в котором жили студенты, в то время как южное здание и его флигель были настоящей Школой Магии.

Они вошли через главные двери Академии в большой зал резиденции волшебников. Огромность Академии заставляла ожидать величия и богатства внутренней отделки, но не тут то было. И главный зал и комнаты были массивными, но выглядели какими-то незаконченными, как если бы все тот же простой серый камень ожидал красивой облицовки мрамором, или каким-нибудь другим элегантным материалом. Сама библиотека была отделана богато украшенными панелями и балками, сделанными из твердого дерева лесов Хайланда, продукта, который был раскошен и дешев.

За всю свою жизнь Тельвин никогда не видел так много книг. Только на первом уровне было несколько больших комнат, каждая из которых занимала два этажа здания, причем второй ярус имел форму огороженной дорожки, открытой в центре. Ряд за рядом стояли массивные полки из того же твердого дерева, высотой в десять футов, в центральной секции каждой комнаты. Он отметил, что полки были заполнены только наполовину, а некоторые секции вообще были абсолютно пусты. Вероятно Волшебники Флэма все еще заносили в каталог их новые приобретения.

Наружные стены имели узкие, высокие окна,перед каждым из них стоял стол, освещаемый дневным светом. Рядом с каждым столом стояли два стенда, один прямо перед ним, другой справа, с книжными полками на каждом. Однако волшебники приходили со своими книгами, по меньшей мере те, кто был настроен на серьезные занятия. Они нашли Перрантин одиноко сидящим в уголке зала. Он не скучал, ожидая прибытия Сэра Джорджа; напротив, он был так увлечен чтением, что даже не заметил их прихода.

- Джордж, мы на верном пути, - негромко воскликнул он, когда заметил их приход. - Эльфы действительно умели подчинять монстров, используя для этого уже существующие заклинания, но адаптируя их к гигантским размерам тварей. Я верю, что нашел их оригинальные заклинания. Кажется, есть много путей запугать дракона.

Тельвин хотел спросить, будет ли мудро попробовать это заклинание. Лично ему казалось, то лучше этого не делать.

- Как ты думаешь, ты сможешь найти именно то, что нам надо? - спросил Сэр Джордж.

- Ну, в этом я не так уверен, - согласился Перрантин. - Зато я убедился, что маги Эльфхейма всегда умели распространить их заклинания так, что они могли справиться с самыми большими и могучими чудовищами, которые выскакивали из мест с плохой магией, и описание этих чудовищ более или менее подходит к драконам.

- Тогда не должны ли мы отправиться в гости к кому-нибудь, у кого есть такое заклинание? - спросил Сэр Джордж. - Ты знаешь, я способен уговорить эльфов дать нам попользоваться таким заклинанием, если мы объясним им, зачем оно нам нужно.

- Возможно, но я надеюсь что нет. У меня достаточно опыта, чтобы самому усилить масштаб такого заклинания. Мы же говорили о создании магических артефактов, ты знаешь.

Они остановились, замолчав, когда взвод солдат в блестящей, новенькой форме Стажей Дворца Эрцгерцога промаршировал через комнату, их высокие сапоги звонко цокали по каменному полу. Все путешественники одновременно решили, что солдаты этцгерцога пришли обсудить вопрос о старинных сокровищах гномов. Тельвин сглотнул, решив про себя, что его короткая карьера авантюриста и путешественника преждевременно закончится в тюрьме. Капитан стражи подошел к Сэру Джорджу и встал по стойке смирно, приветствуя старого рыцаря.

- Имею ли я честь обратиться к Сэру Джорджу Кирби, бывшему рыцарю Даркина, а теперь достопочтенному жителю нашего государства, и его спутникам? - вежливо спросил он.

- Да, это я, - согласился Сэр Джордж.

- Тогда я уполномочен передать вам официальное приглашение, - сказал юный солдат, вручая Сэру Джорджу сверток, перевязанный черной ленточкой. - Я прошу вас пойти со мной для аудиенции с Эрцгерцогом Маарстеном.

- Самим эрцгерцогом? - спросил Сэр Джордж со страхом. Если Маарстен готов говорить с ним лично, тогда вероятно дела совсем плохи.