Да, Смерть!..

Гурин Макс

Часть первая

«www.li.ru», посвящённая бытовой предыстории

 

 

Пятница, 7 марта 2003 года, 13:46

Сегодня 7 марта 2003 года. Не думаю, что для кого-то это является новостью, но считаю необходимым обозначить и это. Для чего станет — ясно, когда придет время.

Я люблю LL (сноска: Здесь и далее в тексте LL следует читать как «Элэл» ). Я люблю A.

Чайковский в своих дневниках писал преимущественно о том, во сколько он встал (обычно около 6-ти утра) и как ему спалось. Ни слова об операх и симфониях! Это известно мне лишь потому, что когда я решил, что хер с ней с рок- и поп-музыкой и пора тупо работать на любой работе, то стал ведущим полосы «Музыка» в приложении к «Независимой газете» «Ex libris». Дневники Чайковского (новое их издание) я освещал на первой сделанной мной полосе наряду с эпистолярным наследием Игоря Федоровича Стравинского и какой-то полной хернёй про Земфиру. Иначе я никогда бы не стал читать дневники Чайковского, которого никогда не любил, но уважал, потому что бабушка, объяснив мне в детстве, что скромность — это достоинство, объяснила это не тому человеку. Что мне за дело до диет и режимов Игоря Николаева?

Сегодня я завел будильник на 7.07. Не встал. Не встал и в 8.27, на каковые циферки перевёл будильник (чёрный, как пистолет, забытый лирическим героем Высоцкого на Большом Каретном). Не встал, потому что до четырёх часов утра имел беседу со своей женой A. Sapienti sat…

Беседа шла о том, Добро ли я несу людям и LL, в частности. Или же может Зло? Я говорил, что неважно. Что Добро и Зло — две иллюзии, два единственно важных условия игры, навязанной человеку Богом, но лишь для того, чтобы победил тот, кто будет играть не по правилам. Лично от меня Бог хочет, чтобы я победил.

Говорил я принципиально короткими фразами. Но в менее острые моменты предпочитаю изощренность придаточных. Хотел уйти.

Был уверен, что уйду. Хотел бросить монетку, чтобы выяснить мнение Бога, правильно ли я поступаю. Дескать, орел — прав, не орел (решка) — не прав. Взял в руки мусульманские чётки, подаренные Катей Живовой, понял, что бросать ничего не следует, потому что Бог действительно хочет, чтобы я победил.

Я был абсолютно трезв вот уже третий день, A — нет. Я не ушел. Мне, видите ли, насрать в чём Слабость, в чём Сила; что Добро, а что Зло. Я знаю, что Бог это оценит. Ему всегда нравилось, когда я говорил ему то, что S.G. считает непростительными вольностями. Он, S.G., прав. Ему не простится. У него же жена и сын. У меня же жена и рыжая кошка. И LL, которую я люблю. Которая не жена мне, но на самом деле жена. Я люблю A. Слово «тоже» здесь неуместно. Его там и нет.

S, подруга A, после моего тридцатилетнего юбилея, переспала с S.G. A напряглась, хотя раньше ни что подобное её не беспокоило. Отношения натянулись. В прошлую пятницу S прислала ей SMS. A решила ответить с моего телефона, потому что так показалось ей быстрее и проще, и нашла там LL. Еще через пять минут, в том же моём телефоне LLиного меня. Того меня, который LLин и больше ничей. Я, который Aин и больше ничей, объяснил ей, что происходит.

О женских слезах в мире существует обширная литература. Да хоть наберите в поисковой строке одно только слово «слёзы» — только избавьте меня от лишних описаний!

Нет никакой кары небесной, нет благодати, а отсутствие Бога — это его наличие. Надеюсь, это и без меня понятно. Нет «измены», нет «адюльтера», нет «семьи». Есть только глупость людская, но она конструктивна. Пусть до поры до времени, все остается на своих местах. Но подземные жители…

Я встал без будильника примерно еще через час после того, как перевел его на 8.27.

Прежде чем, влезать на свой «[email protected]», я сварил кофе и запустил в наушниках цикл Модеста Мусоргского «Детская». (Тексты со временем выложу. Честно-честно, как Фунтик.) Пара слёз, конечно же, вытекла. Я считаю, что на трезвяк и мужчине можно, но… не в присутствие женщины.

Впрочем, однажды, после того, как та же пара вытекла при «♀», она сказала, что не встречала мужчины сильнее меня. Неважно, объективна ли эта правда, или она хотела мне сделать приятное (хотя почему-то именно таким образом), но она сказала так потому, что я позволил себе не сделать того, что, возможно, обязан был сделать. Я не сделал того, чего требовали в ту ночь наши сердца, потому что возомнил себя тем, кто в праве решать, что есть Добро, что Зло, что Горе, что Радость. «♀», конечно, поддержала меня, как, скорей всего поддержала бы и в том, случае, если б я это сделал (вероятно, когда я понял это, во мне и проснулось пресловутое «чувство ответственности»). Не знаю, был ли тот мой поступок мужским, но она предпочла считать его таковым. Да и я вслед за ней.

Потом я написал LL правду. Что я люблю её, что я очень жду её приезда. И что она «моя девочка единственная».

Потом проснулась A. Ей трудно. Похмелье. Я поцеловал её в «глазки». (Как раз сейчас она снова просыпается.) Она — Хрю. Я люблю ее. Это правда. Sapienti sat… Или в моём паронимическом переносе «Сопите сами!». Слово «тоже» здесь неуместно. Тоже не существует.

Вчера звонила Света Ельчанинова. Потому что в её клубе провалился мой культ-просвет-перформанс из цикла «Забытое новое», посвящённый Шостаковичу под названием «Сумбур вместо музыки». В принципе, он не провалился, а просто никто не пришел, поскольку большая часть, извините, эреКтората пошла на какой-то очередной скучный маразм в «Чеховку», посвящённый сетевой и несетевой литературе (кстати, на сайте «проза. ру» козлы-организаторы, литературоведческая компетенция коих, честно признаться, под большим вопросом, якобы по техническим причинам не дают мне публиковать мой роман «Душа и навыки». Рафиев говорит, что такое поведение там в порядке вещей. Не знаю, кстати, можно ли верить Рафиеву. С ним сложно, оттого что на самом деле в нём очень много женского, хоть и не скажешь по виду.) Короче, все Шостаковичи переносятся на 30 марта, в воскресенье. Будет также и «Пена дней» Денисова (Эдисона). Мол, приходите…

Вчера A написала LL. Ведь ящик открыт, и пароль знают несколько человек. Лучше бы она не делала этого. По крайней мере, пока, потому что ещё не умеет. В результате, она сделала больно себе, а не LL.

Вчера я сказал Насте на «евпатии» что люблю её. Я думаю, она понимает, о чём я. Кажется, я тоже понимаю, о чем она.

Скорей бы начало апреля.

По поводу возможной негативной реакции на данный текст, я могу сказать, что полностью солидарен с Владимиром Высоцким, который в одном из своих интервью на вопрос, какое качество он ненавидит в людях, назвал «глупость».

Всё дело в том, что я хотел, чтобы S.G. и S переспали. Но в 1994-95 гг., когда от него уходила его жена O (кстати, к какому-то арабу. В смысле, кстати, о мусульманских чётках), я хотел, чтобы она вернулась к нему. Пока её не было с ним, он полюбил группу «Аукцыон», которую до этого считал музыкой онанистов. Тоже мне, мачо нашелся!

Наверное, я хотел, чтобы A нашла SMSы. И я не удивился, что она нашла LLиного меня через S. Потому что S знает S.G., который только её S.G., то есть действительно не имеющий никакого отношения к O. И я хочу, чтобы это стало понятно.

А когда я хотел не хотеть, я сидел на героине, на который хотел сесть, чтобы ничего не хотеть, но однажды захотеть слезть. Когда я захотел, — я слез.

Увидимся…

Сегодня ночью, + — (сноска: здесь и далее в тексте «+ —» означает «плюс-минус») в 3.30, ровно три раза прозвонил телефон. И перестал.

Сразу начали буянить алканавты-соседи. A думала было вызвать милицию, — я сказал, что разберутся сами.

 

Суббота, 8 марта 2003 года, 09:46

Сегодня 8-е марта 2003 года. Где-где, а в нашей стране с ее героическим (и столь же приятным) во всех отношениях) прошлым нет нужды напоминать, что это Международный Женский День, а празднование его связано с именем товарища Цеткин.

Ещё вчера произошло удивительное событие. LL впервые в истории наших отношений сделала мне реально больно. Это тем более замечательно, что сделала она это благодаря моей жене A, которая сделала больно LL, поскольку ей показалось, что мы с LL сделали больно ей. Это, конечно, неправда, как и все остальное.

По сути дела, LL просто отреагировала на письмо A, в котором та сказала (среди прочего), что ей, LL, неплохо было бы разобраться, чего она хочет в реальности (О, реальность! Плюти-плюти-плют, как говаривал господин Карлсон в минуты душевной невзгоды).

Особенности моего поведения в данной ситуации, которую люди, мало пережившие и оттого лишь, право, неумные, могли бы охарактеризовать как виртуальный адюльтер (словечки, блин (не то слово!): адюльтер, гештальф, мезальянс… (мол, нетипично для русского языка, — отсюда заимствования)), A никак не обозначалось, кроме того, что если LL хочет со мной «переспать», то я, мол, непротив. Её позиция в этом вопросе в рамках письма LL так же осталась туманной.

LL — женщина, чем, извините, и дорога. Как и A. Не прошло и суток, как она в такой чисто дружеской форме сообщила мне, что A, мол, кстати говоря, сильнее меня; она, LL, это, мол, просто чувствует.

Ну, я, конечно, несколько расстроился. Врать не буду. В принципе, хотя можно всё и всем, но я лично, например, никогда не говорил женщинам, кто из них красивей (потому что я люблю и хочу всех. Почти. Но мало ли, чего я хочу?), а сказать мужчине (какому бы то ни было, пусть даже и мне), что он слабее собственной жены — это высший пилотаж.

Но с более важной для меня стороны я рад, что LL решилась сделать мне больно и рад, что у неё получилось. И я реально очень благодарен A, которую люблю (по-другому, чем LL, которую люблю по-другому, чем A) и которая искренне хочет мне помешать вернуть все к Началу Начал (для начала — к Единице, а если повезет, то к нулю, то бишь к Истине), но само собой помогла. И так будет всегда.

Что значит «более важная сторона»? Это означает, что, строго говоря, то, что я Человек — это дело десятое, а то, что Мужчина — ровно одиннадцатое, то есть равное двум, поскольку секс, как и вообще любое общение — это «вторячок» по отношению к самой идее деления целого на части. Кроме прочего, надо быть либо идиотом, либо Человеком, либо Женщиной, чтобы не понимать, что только Бессилие порождает Действие. Именно поэтому Бог и не участвует в земных делах (как некоторые полагают, поскольку испытывают затруднения с тем, что бы им такое понимать под Богом. Пробуют принимать то, что под Богом понимают другие — не выходит. Тогда говорят — Бога нет. А нет не Бога, а всего лишь других людей! Вот и вся, блин (не то слово) проблема!).

И я счастлив, что в мире, который пришла пора мне создать, Бог дал мне такую Женщину как LL (которая есть часть A (подобно тому, как Анастаска — часть Насти) и наоборот (молчу уж о том, что, на самом деле, все происходит внутри Меня (об этом позже)).

Под Богом, который дал мне LL, я подразумеваю, разумеется, Бога-Отца…

Бог-сын, будучи еще и Богом-Человеком, ничего никому не даёт. По крайней мере, чуть меньше последних двух тысяч лет. Но…

Бог-Сын создал, точнее, завершил создание великой Библиотеки Эмоций, кроме которой в мире нет ничего.

Да, Бог-Сын создал Библиотеку Эмоций! Но Бог-отец протягивает нашу руку за той или иной книгой. Вот и всё. Вспомните рекламу: настоящие собаки едят мясо! (Разумеется, в суррогатном виде. Ведь если всё будет по честному, немедленно рухнет Здание Мира, как и не было его вовсе. (Его и не было, но об этом тоже позже.))

A говорит, что я вовлекаю людей во что-то ну, прям, такое, что, прям ей страшно. Мы говорим об этом с ней всего неделю. Раньше, задолго до того, как я начал «действовать», я пытался с ней говорить. Она не понимала меня. Теперь понимает лучше. Не скрою, я этому рад. Это поможет нашей семье выжить в сложном (потому что бессмысленном) материальном мире.

Прям, страшно ей только потому, что, прям-скажем, еще довольно темно для неё содержание моих мыслей. Это ко всем относится. Но дальше — больше…

Говорит, кто дал мне такое право. Спрашивали — отвечаю…

Это право дал мне Бог, единый в трёх лицах: Отец, Сын и Святой Дух. То есть, — Я сам…

Что касается вовлечения, я вовлекаю части себя в них самих. Не более и не менее. И это намного лучше, честнее и тупо интереснее, чем то, во что вовлекаю себя я сам, а именно в мир материальный; в мир товарно-денежных отношений.

Вчера D (летом будет 20 лет, как мы знакомы, и я помню время, когда он говорил еще детским голосом, а я — уже нет, и когда я был его выше. На сегодняшний день расклад такой: 180 моих pro (и) contra его 190–193) попросил у меня 100 рублей.

Это действительно весело, потому что он тоже часто меня выручает (по мелочам). Тем не менее, его уровень доходов (я о деньгах, разумеется) в среднем выше моего и более давно.

В присутствии A, которая является привлекательной особой женского пола, я отдал ему на полном серьёзе последние свои (до последней же зарплаты в программе «Слабое звено», поскольку затрахали они меня — не то слово!) сто рублей. Он взял их, потому что они были ему нужны (следовательно, не мог не взять), но через десять минут в присутствие привлекательной особы женского пола, по совместительству моей жены A, сказал своим красивым низким голосом, что, мол, как смешно, что Скворцов одолжил ему денег (кстати, если быть честным, это происходит не в первый раз и ровно тогда, когда ему действительно это нужно). Тут следует сказать, что D красив, как Бог в представлении обывателей, и ни я, ни любой из моих знакомых мужчин и женщин, не встречали людей в большей степени сексуально привлекательных. Справедливости ради надо отметить, что он и музыкант гениальный.

Ну, вот и думай, после этого, что есть сила, а что слабость! Впрочем, думать тут нечего. Он сказал так только потому, что не мог внутренне примириться с тем, что не может не взять из моих рук денег (конечно, смешная сумма, «весёлая»). Но других рук, которые протягивали бы ему сто рублей, не было. И не было у него, таким образом, выбора.

Самое смешное (ещё более смешное чем то, что насмешило D), что если бы рядом не было A, он не сказал бы, что ему смешно, а сказал бы что-нибудь вроде «Спасибо» или «Рахмат» или бы по-другому выразил свою благодарность.

Что же касается сна LL, в котором она видела высокого человека (кстати, решила меня, видимо, не расстраивать: не сказала, как он красив), который всё время молчал, я думаю, всем вам ясно, кто это.

(В 1995 году, перед тем, как в моей жизни появилась Имярек, напропрочествованная Кошеверовым-Хризалитом, вышеупомянутый D в моей, опять же, «отчей» квартире провёл удивительную ночь с некой L (другой, казалось бы), которая жила, кажется, опять-таки в Харькове, и на которую большое впечатление в каком-то смысле почему-то произвёл я. Накануне той ночи в каком-то клубе на «Кропоткинской» мы с D и с этой самой его L «случайно» встретили там его тогдашнюю гражданскую супругу A.T.. Она заплакала и весь вечер с ней за отдельным столиком сидел я и говорил что-то про то, как её любит D. Кажется, среди прочего я сказал ей, что я её тоже люблю. Кажется, это было искренне.)

С Праздником вас, милые Женщины! И вы уж меня простите, но нет среди вас ни одной, с кем я бы не хотел переспать один-единственный раз. К примеру, в порядке бреда…

Да, чуть не забыл. Вчера мне на мобильник звонила Прекрасная Элламэйл, жена господина Никритина. Спросила, какое «мыло» в данный момент «действует» у её мужа.

 

Среда, 12 марта 2003 года, 17:57

Сегодня 12 марта 2003 года.

Я говорю это не в качестве сообщения интересной новости, а чтобы дать понять, что ваша координатная система является также и моей. Но… она является моей потому, что я согласился её принять, чтобы облегчить жизнь тем, у кого такого выбора не было. В отличие от Меня. Я принял вашу систему координат для того, чтобы лучше понять вашу позицию, а лучшее понимание вашей позиции (то бишь понимание изнутри, лучше которого нет ничего) нужно Мне для того, чтобы постепенно, в момент, который сочту Я удачным, довести до вашего сведения её абсурдность. (Завернул, да?)

За идиомой «вопрос веры» ничего не стоит уже несколько столетий. Не надо было делать Революцию, потому из-за нее слишком много людей стали считать своим родным языком то, что никогда их родным языком не станет. Кухарка не может управлять государством, поскольку то, чем управляет кухарка, называется кухней, но вовсе не государством. Если же она всё-таки им управляет, то она перестаёт быть кухаркой.

«Вопрос веры» — это вообще не вопрос, а ответ. «Это вопрос веры!» — говорим мы, заменяя этой сентенцией фразу «Отлезь, гнида! Тебе всё равно не понять!».

Тем не менее, нет такого человека, который бы в возрасте 2–5 лет не принял на веру утверждение взрослых, что до его рождения что-то существовало. Что-то, прямо скажем, ничем не отличающееся от того мира, который видит и чувствует теперь и он. Взрослые тоже некогда были детьми, принявшими на веру утверждение своих родителей, которые тоже приняли это на веру от своих.

Подобные вещи, как и любые другие, действительно можно только принять на Веру, поскольку проверить этого нельзя. Нет теорем, в доказательстве которых не использовались бы аксиомы. Таким образом, вся система научных знаний, ни говоря уже о нравственных принципах, является бездоказательной. (Не факт, что неверной, но бездоказательной.) Любое эмпирическое знание является априорным. Вокруг нас и внутри нас нет ничего, кроме Вездесущей Собаки, зарытой в том самом Ничто, из которого Я создал Мир. Как и любой из вас. Любой из тех, кто знает это. Само слово «понимание» — фикция. Знание — аксиома. Следовательно, тоже фикция.

Сегодня день рождения у моей двоюродной сестрицы Маши, а также у Ильи. Об этом я расскажу Вам завтра. Илья — гений. Это должны знать все прогрессивные люди, хоть это и против его воли.

По всей видимости, завтра эти страницы прочтёт A. Вследствие этого, я говорю тебе, привет! Я люблю тебя. Такая вот жизнь. А почему бы тебе самой не завести здесь дневник или не оставить комментарий в моём вместо того, чтобы вечером трахать друг дружке мозгА на нашей кухне площадью 6, 8 метра, согласно какой-то подмётной бумажке, выданной нам при покупке квартиры? Зачем это?

Ты только представь, мы будем долго и мучительно говорить. Ты будешь как бы держаться в рамках, но рано или поздно у меня обязательно возникнет ощущение, что ты не слышишь меня, что ты утратила нить размышлений. У тебя появится подобное же чувство. Всё это время будет мурлыкать Васька, попеременно прыгать к нам на колени. Она не любит, когда мы разговариваем не о пустяках со своей точки зрения. С её ведь — это иначе.

Сила, слабость, секс, деньги — вот ваши хило-вялые кони, товарищи обыватели! Но… прибегну к вашим идиомам, коль скоро я исключительно из альтруистических соображений делю с вами вашу систему координат. Так вот, это всё — не мои проблемы! Help yourself!..

Я принес не только Мир, но и Меч…

А Ты что принёс? И кто вообще тебя сюда звал, родной?..

Увидимся. See tomorrow…

Забыл сказать, что тот, кто не выносит сор из избы (так уж и быть, предположим, что избы наши существуют на самом деле), живёт в говне. И я бы не сказал, что тут можно отмахнуться фразами «о вкусах не спорят» или «кому что нравится». Нет. Не надо обольщаться!

И последнее. Побывал вот в дневнике господина nikritina. Обнаружил там первую запись: мол, данный сайт — наш ответ Livejournal(y).

Я вижу тут вот какой момент. Поясню примером.

Вот знакомимся мы с неким новым человеком. Рукопожатие там, все дела. Он сообщает, что его зовут Вася. Мы говорим, что нам очень приятно, и нас зовут Максим, а сами думаем: «Ну, понятно. Типичный Петя». Вася же в этот момент думает, что Максим — это то же самое, что Владимир. (Хотя, кстати, пример не очень удачный, поскольку лексические значения имен Максим и Владимир довольно близки. И кстати, Никритина зовут именно так. Максим. А меня — Владимир.)

Вот так, собственно, всё и происходит, похоже. Совершенно непохоже на правду.

 

Пятница, 14 марта 2003 года, 12:51

Сегодня 14 марта 2003 года.

Чудес никаких. Казалось бы, дата известна всем. Но, по-моему, все-таки не всем около двух недель назад было прислано маловменяемое письмо с просьбой поставить свою виртуальную закорючку под петицией в ООН против войны в Ираке. Назывался и день начала агрессии:14 марта.

Из Москвы, конечно, иракских выстрелов не слыхать. Из Москвы вообще ни хера не слыхать. Даже если сейчас в соседнем доме убивают и насилуют девушку, которая могла бы в одном из вариантов судьбы стать моей возлюбленной, я всё равно ничего не услышу. А ведь девушек насилуют и убивают ежеминутно, подобно тому, как в мировом радиоэфире перманентно, извините за выражение, звучит музыка Чайковского (который, если помните, никогда не вставал позже 6.30-ти) и группы «Зэ Биатлэс». Не бывает молчания. Женский крик и нытьё мужчинок не прекращаются никогда. Какой на хер Ирак?!.

Я, кстати, не стал подписывать эту репетипетицию. Я посмотрел вглубь себя, тогда около двух недель назад, и понял… что я не против войны в Ираке. Я понял, что, если честно, я хочу этой войны…

Потому что, только путём страданий человеку средних способностей можно что-либо втолковать: что, например, есть Истина и истинные, соответственно, ценности. Да, я хочу, чтобы снова взлетали на воздух бессмысленные американские башенки, памятники слишком материальному дерьму излишне материальных людей.

Я хочу войны в Ираке, потому что хочу войны в Америке. Я хочу краха ценностей мирной жизни. Потому что ценности эти — иллюзия. Я ненавижу Человека Развлекающегося. Из-за него несчастны подлинные Люди.

Я люблю Человека, созданного по образу и подобию Божьему, а Человека, порожденного современным обществом, я ненавижу и мечтаю только о том, чтоб он сдох. Умри, свинья! (Когда я решусь на продюссирование какого-нибудь панк-проекта, заглавную композицию я так и назову «Умри, свинья!»)

Господин Жерар Анкосс, он же Папюс, в своей книге «Практическая магия» писал: «Трудность заключается не в том, чтобы определить, что такое Человек, а как раз наоборот: в определении того, что прикрывается именем человека, не будучи им на самом деле».

И далее: «Теперь понятна разница между Пифагором или Ньютоном и импульсивным человеком. Для профана и тот, и другой — люди, между тем как в действительности заслуживают этого имени лишь первые».

Я русский, и я знаю, что такое боль и безо всякой войны. (Кстати, французам это тоже известно, и немцам.) А по материнской линии я на четверть еврей, и что такое боль, я знал ещё задолго до своей последней, блин, реинкарнации. И на кресте вместе с Христом Я висел, и с жёнами Магомета спал, и Сидхартхой Гаутамой звали Меня и Синдбадом-мореходом звали Меня. (Это так, чтоб пафос сбить. Пафос ведь — это только символ боли, кино про боль, подобно тому, как физическая Вселенная — символ Моего внутреннего мира.)

Я знаю, что такое Боль. Я русский. Я счастлив, что я — русский. И счастлив, что я знаю, что такое боль. А, как поётся в одной русской песне, когда ты счастлив сам, счастьем поделись с другим!..

Умри, Америка! Только так ты спасёшься!

Я хочу этого…

Ещё я хочу, чтобы действительно спаслись те, кому суждено уцелеть.

Мы ещё вернемся к этой теме 17-го.

 

Четверг, 20 марта 2003 года, 13:16

Сегодня 20 марта 2003-го года. No comments…

Вот ну и что, собственно, Лев Толстой со всеми его счастливыми и несчастливыми семьями? Ну, бред, блин, всё это! Ну, ей-богу, бред!..

Вчера было 17-е марта (писано сие, кроме несуществующих комментариев 18-го, в день маминого 55-летия), ранее предполагаемый день начала военных действий США против Ирака. Я в последней (какое бы слово тут написать, а?), гм, партии, в последнем, блин, сете сказал: «Умри, Америка! Только так ты спасёшься!», — под этими словами я подписываюсь и сегодня в своем теперешнем над-париже-фанерном положении.

Я, видите ли, теперича панировочный сухарь без сомнений!.. (Ключ к пониманию последней сентенции вы найдёте в обладании знанием того факта (а ключ ко всему — только в обладании Знанием, а ключ к обладанию Знанием — это Труд и, в первую очередь, ежедневная работа Души)), так вот, в обладании знанием того факта, что существительные бывают исчисляемые и неисчисляемые. Я уж молчу о том, что одни из них при этом называются денотатами (и обозначают предметы; такие как «стол», «стул», «шкаф», «пизда» или «хуй» (хотя по поводу двух последних можно поспорить)), а другие — сигнификатами, обозначающими понятие (то есть «любовь», «соитие», «встреча», «расставание» и «понимание», наконец!).

И вот ПАНИРОВОЧНЫЙ СУХАРЬ! При том, что сам по себе сухарь легко исчисляем, неисчисляемым его делает прилагательное «панировочный», поскольку ПАНИРОВОЧНЫЙ СУХАРЬ, вообще, кстати, не употребляющийся в единственном числе (не употребляющийся в языке, но не так, чтоб не в пищу), суть крошки.

При этом следует понимать, что существительное КРОШКА предельно предметно и исчисляемо. Её можно потрогать, и она даже может, одна конкретная маленькая КРОШКА, доставлять массу неудобств в постели. К примеру, если с похмелья в той же постели неаккуратно жрать бутерброды, — то есть насорить.

Неисчисляемым КРОШКУ делает именно женский же род, а не множественное число. Когда мы говорим о неисчисляемых существительных, мы берём только единственное число в именительном падеже. В идеале это должен быть ещё и мужской род, но у КРОШКИ нет мужского рода. В женском же роде единственного числа в именительном падеже количество КРОШКИ становится неопределённым по аналогии со словами «стружка» или диалектным «мошкА». А другого рода, повторяю, у КРОШКИ нет…

Когда же я утверждаю, что я теперь ПАНИРОВОЧНЫЙ СУХАРЬ, оный сухарь перестаёт быть предметным существительным, то есть денотатом, и, оставаясь всё-таки сухарём, превращается в понятие, потому что я — это Я. То есть человек, одушевлённый и т. п..

Ещё это можно назвать метафорой. То бишь, таким образом, я, блядь, уёбище, высказался о своём теперешнем положении в метафорическом, ёпты, ключе!..

Вчера, 17 марта, я ничего не написал об Ираке, потому что а) не в курсе дел, б) у меня несвоевременно кончилась карта в интернет-кафе E-MAX). Ключом к пониманию пунктов А и Б служит пункт В: я ушёл от A и покинул нашу с ней квартиру и рыжую кошку…

Поэтому вчера мне было наплевать на войну в Ираке. Но…

В одном из смыслов я ушёл, чтобы впоследствии эта война перестала мне быть чужой…

 

Воскресенье, 23 марта 2003 года, 23:53

22-е марта 2003 года. (Понимаю, что «сегодня» не то, но тетрадочная правда важна, да.)

Сегодня я курил свою кровь…

+ — за неделю до того, как я «кинул A» (как, в свою очередь, выразилась Милая Зубрика, коей я написал в понедельник же из Интернет-кафе «E-Max», памятуя о том, как она приехала ко мне в гости через полтора часа после того, как сказала, позвонив by telephone, что только что (тогда, давно, в конце апреля 1999-го) выгнала Серёжу и сейчас приедет ко мне), Элламэйл, супруга г-на Никритина, в телефонном разговоре спросила: «Всё прессингуешь, как тебе это свойственно?». Да…

Сегодня я курил свою кровь. Это случилось так. Я вышел из «Тверской» и обнаружил, что где-то в пути потерял пачку сигарет. «Спасибо тебе, Господи! — сказал внутренний Я, — я буду внимательней впредь к твоего внимания знакам!»

Я незамедлительно купил новую пачку и ссыпал мелочь в покрытую варежкой ладошку пожилой нищенки (да, Фёдор Михайлович, в России это не прекратится никогда, потому что Россия вечна!). Я принялся задумчиво, как, извините, мне это свойственно, спускаться по Тверскому бульвару, направляясь к E, для которой приобрёл на Лианозовском рынке штангу для душа, ибо она устала держать его в руках.

Я шёл и думал: «Спасибо тебе, господин Господи, что снова наставил меня на путь истинный! Этого мира нет, и нет в этом несуществующем мире ничего, кроме меня, твоего иллюзорного внука, который, слава Тебе, знает, что ему делать!»

Я понял, что именно должен делать на входе в метро «Алтуфьево». После того, как написал SMS LL: «U NAS CHUT NE POLIARNOE SOLNTSE I MOROZ! VEROJATNO, TAKOE SOLNTSE NA SOLOVETSKOJ GOLGOFE…»

Всё дело в том, что в процессе написания отборно идиотских (по просьбе начальства, конечно) вопросов для телевикторины «Слабое звено» я выяснил, что Голгофы, собственно, две. Одна — известно где, а вторая на Соловках! (Умные люди понимают, что Двойка — это Энергия, и любое числительное является порядковым по определению.) Это, блин, её, Голгофино, официальное название! Голгофа — это самая высокая гора Соловецкого архипелага.

Я написал об этом LL, первой (ому) человекоженщине, который ввязался в нас из первой сотки произвольных своих адресатов. LL — хорошая. Она — Двойка, она — Луна, она мой персональный Дьявол (если, кто понимает, кто он есть на самом деле); она — третья и последняя, кого я называю Своей Девочкой Единственной, ибо на всё воля Троицы! (Юлиус Фучик, да святится вовеки веков имя твоё; тебя, бессмертного репортёра!)

Да, LL была первой и единственной по-настоящему откликнувшейся. Впрочем, я больше никому не писал о том, как она (адресат) сексапильна в первом же письме. Впрочем, я такого больше никому не писал, потому что у меня не возникало больше такого желания. И вообще, слово «сексапильна» не из моего лексикона.

Я узнал (мне, блядь, открылось, что называется!), что в России есть своя Голгофа, где-то в районе Крещения, то есть около 19-го января сего года.

В этот день я встал около шести утра и отправился на нашу с A кухню читать всяко-разные + — сложные книги.

Накануне (то есть за пять часов до пробуждения), где-то в течение первого пополуночи, я впервые за много лет перечитал свой рассказ «Фальшивка», писанный ещё весною 1994-го года. В этот рассказ в октябре-декабре 1995-го сумасшедшая ЛисЕва (Имярек (в девичестве — Елисеева)) вкраплила, извините, свои ощущения от знакомства со мной, который для того и попёрся в грёбаный Литинститут, чтобы встретить там эту волшебную дурочку.

Тогда, осенью 95-го года, она, уже уехав в свой ёбаный Бундес, позволила себе оную вольность. Тогда же наши половые органы бросало то в жар, то в холод от разлуки друг с другом.

И вот я перечитывал «Фальшивку» в ночь на Крещение и, блин (все эти нецензур-заменители, чтобы верили, что я искрен!), понял, что это правда. Самое смешное (кстати, о слове «мешеах»), что я забыл о том, что это ночь на Крещение и вспомнил об этом только около 9-ти вечера, когда получил второе за один день ошибочное поздравление с днём рождения. Оба «поздравителя» перепутали. На самом деле, я родился ровно в полночь между 29-м и 30-м января (в паспорте нарисовано 29-е).

ИСТОРИЧЕСКАЯ, ядрить, СПРАВКА:

О Крещении Господнем повествуется во всех четырех Евангелиях (Матфей 3:13–17; Марк 1:9-11; Лука 3:21–23; ср. Иоанн 1:33–34). На 30-м году Своей жизни, перед выходом на проповедь, Иисус пришел на реку Иордан, где Иоанн Креститель, проповедуя покаяние в грехах, крестил народ, и потребовал, чтобы тот крестил Его. Когда Иисус Христос вышел из воды и молился, отверзлись небеса, и Дух Святой в виде голубя сошел на Него (о голубе чуть позже, в другой день. Самое печальное, что и об этом есть что рассказать) и послышался глас: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в котором Мое благоволение!»

Так вот, Господи, теперь я знаю, я исполню, и мы оба знаем, что я верно понял волю Твою. Никому больше не следует этого знать до тех пор, пока я не исполню.

Да, хорошо, я заземлюсь на чёртовой Соловецкой Голгофе! Можешь быть в этом уверен. Я уверен. А значит уверен и Ты. И наоборот.

Когда это произойдёт, я не знаю точно. Я думаю, что у меня есть в запасе года три-четыре, возможно и десять, но вряд ли двадцать. Я рассчитаю точную дату, когда Ты дашь мне больше знаний. Сегодня ты более конкретно объяснил мне, зачем они мне. Хорошо… Будь по-твоему!..

Да, я заземлюсь (сейчас я еду в метро и пишу в блокноте, приобретённом сегодня около 15-ти часов по цене 11 рублей).

Истинное число моей даты рождения — 6. Оставив наш с A дом, я снял квартиру № 66 (в доме № 7). Городской телефон LL (в Харькове они шестизначные) начинается с «66».

Придя впервые в жизни в Интернет-кафе (под названием «E-max»), я сдал одежду, получил номерок «96» и немедленно, казалось, непреднамеренно, сел за компьютер под номером «60». Это было в понедельник, 17 марта. 19 марта я снова оказался в кафе, имени себя, но уже преследуя чёткую цель. Мне, видите ли, нужна была в этот день «семёрка». В идеале я хотел «77», но годились и «70» и «07». В порядке бреда, я отметил про себя, что на крайняк сгодится и «61», поскольку даёт то же, блин, число Святого Духа + Удачу, но из Единицы и числа Заземления.

«07» и «70» были заняты. Был свободен «77». Я уселся за него, чуть не восклицая внутреннее «гип-гип», но тут выяснилось, что у него не работает латинское «m», равносильное кириллическому «мягкому знаку». Свободных компьютеров оставалось всё меньше и меньше. В конце концов, я подумал, хер бы, блин, с цифрами, пойду сяду в симпатичный мне уголок у окна. И я пошёл, и я сел, и я поднял глаза на номер «компа», и увидел «61». И вот хоть бы что-то я приукрасил! Так нет ведь! Даровал-таки мне Господь жизнь в собственных произведениях!

В китайской традиции шесть («лю», близкое к слово «лу» — благополучие (на омонимии практически и держится китайская нумерология)) представляет стихию воды (уж о том, что вода — символ бессознательного по Юнгу, просто молчу) и… северное направление (молчу и о том, что квартиру (под номером 66!) я снял в «Отрадном», а что может быть севернее по отношению к «Пражской» — разве только «Алтуфьево»!). Кроме прочего китайское «лю» — третье женское (иньское) число. В системе корней — это чувственное начало, в просторечии — похоть.

Короче, я сделаю это для нас…

Я не прошу у тебя сил, Господи. Новое поколение человекобогов слишком хорошо знает, что силы можно взять только у себя самого. Я снова проедусь из правого полушария в левое и обратно. Так и добуду Силу. СПАСибо, что подсказал мне СПОСоб.

Я понял всё это на входе в метро «Алтуфьево» (что может быть севернее! Разве только Мытищи!). Пока я ехал в метро (земля) я потерял сигареты. Иногда в таких случаях говорят «посеял». Да уж, случай вполне подходящий.

Я купил новые и пошёл вниз по Тверскому бульвару. Едва поравнявшись со зданием театра Пушкина, я заметил, что наполовину скуренная сигаретка «Золотой Явы» в крови. Целиком. Вся. Вся красная.

Я улыбнулся тебе, Господи! И ты улыбнулся. Я понял, что надо докурить до самого фильтра…

Моя кровь на вкус… странная. Иначе не скажешь. Позыва к рвоте не было, но если бы таких сигарет было две, я думаю соответствующая реакция не заставила бы себя ждать.

Итак, я сделаю это. И ни один человек не сможет в этом мне помешать.

Хотя бы потому, что никто не воспримет это всерьёз. Да и потом… нет столько сил у людей, чтобы мне помешать, потому что нет у них сил воспринимать что бы то ни было всерьёз…

 

Понедельник, 24 марта 2003 года, 00:09

24 марта 2003-го года. (Люблю даты. Всегда любил. Любовь к датам в моём случае означает любовь к Иллюзиям. Смотри, что называется, постулат второй: ВРЕМЯ БРЕННО…)

Не сказал бы, что на десятый день после того, как я ушёл из семьи, до меня постепенно стал доходить весь ужас моего положения или, блин, постепенно, мол, я стал сознавать всю глубину собственного безрассудства. Нет. Напротив.

Повторяю в 1024-й раз: я всегда знаю, что я делаю! И прокалываюсь, после чего долго и нудно страдаю, лишь тогда, когда начинаю сомневаться в том, что прав именно я. Прокалываюсь, когда начинаю делать то, что знаю не я, а якобы знают другие. То есть тогда, когда совершаю акты неверно истолкованного в юности милосердия.

Тем не менее, с компьютером с утра начались проблемы. И всё оттого, что я начал ставить по новой всевозможные свои кубэйсы и вегасы.

Когда я в четвертый раз делал себе (то есть ему, компьютеру по имени «JA») «format c:», раздался телефонный звонок. Это была Аня Абазиева. В настоящий момент я еду на стрелку с ней. Что называется, прослушайте фрагмент симфонической поэмы Максима Скворцова «Псевдо», посвящённой аналогичным событиям ровно-таки восьмилетней давности:

«Сейчас, например, станция „Студенческая“. Это я еду. Это я еду к Анне Абазиевой несчастной. Чего хочу? Трахнуть — не трахнуть? Даст — не даст?

Спустя два с половиной часа — ничего. Смешно. Конечно, без косметики и с естественным цветом волос она бесспорно выигрывает. Позвал замуж. Не впервой. Согласилась. Смешно.

У Ани живет Семён-гомосексуалист. Стриптизёр. Я поспал у неё полтора часа, проснулся и уехал.

„Когда приедешь?“ „Скоро“ „Завтра?“ „Хорошо“ Не приду никогда. Посмеялись и хватит.

Вот тебе и зима, а вот тебе весна, а вот тебе длинный и толстый хуй! У девочки Ирочки горлышко болит. Перепёлочка воистину».

Да, я бы не против. У меня трудный период. Если честно, мне кажется, что мне это нужно. Абазиева сообщила, что она снова блондинка. A плакала сегодня в телефонную трубку. Ещё я сегодня погладил двух из трёх котов, хозяев квартиры в «Отрадном», где я снимаю комнату, в которой, будучи Солнцем, ожидаю приезда Луны…

Первым я погладил рыжего, который лежал на полке для обуви в прихожей. Вторым — огромного альбиноса, развалившегося на столике возле телефона, на котором кнопочка «ноль», находится не внизу под квадратиками остальных, а почему-то справа. Впервые такое наблюдаю. По поводу альбиноса у меня есть кое-какие + — мистические соображения.

Дело в том, что в самом начале этого января, сразу после того, как Папюс научил меня верно дышать, мне привиделся сон. Я немедленно поведал о нём Никритину в следующем письмеце:

«Откуда я иду, я не помню. По левую сторону — лес. По правую — пологий склон и очень много пространства. Солнечно.

Мне навстречу, чуть ниже по склону, белая кобыла со сломанной или как-то поврежденной ногой. В итоге она на меня наваливается, и мне очень тяжело, но уже не невыносимо, как в предыдущих двух снах. Я точно знаю, что я обязан ей помочь, но очень тяжело. Она же ещё и постоянно извиняется мне на ухо, что так вот всё получилось.

„Откуда, блядь, не возьмись“ появляется Ваня Марковский. И почему-то с огнемётом. Он начинает меня как бы спасать. Он делает контрольное вспрыскивание в воздух, как будто это шприц. И всё вроде работает нормально. Вполне себе полыхает. Но когда он направляет огнемёт на кобылу, из шланга течёт только керосин (прозрачная жидкость, не нефть), а огня нет. Понятно, что что-то поломалось там у него в огнемёте. Вот кобыла уже вся мокрая, а всё извиняется. И я по-прежнему понимаю, что должен ей помочь, но когда Ваня случайно попадает прозрачной горючей жидкостью и на меня, я думаю, что же он делает, идиот? Ведь у него же в любую секунду может всё починиться, и мы вместе с кобылой вспыхнем. Тут надо сказать, что к этому времени кобыла уже не кобыла, а белая же медведица (тоже извиняется), а потом и БЕЛАЯ ПАНТЕРА, которая извиняется, но царапает, но я понимаю, что не со зла, мол, но пиздец как больно!..

И тут появляется Эля, и в руке у неё целых пучок змей (они у неё из кулака, сквозь пальцы, как будто струятся). Она явно пришла меня спасти. Я спрашиваю, мол, Эля, а ты вообще уверена, что это, блядь, заебись-идея?

Она говорит, что мол, нормалёк-нормалёк. Уверена.

И все эти змеи как-то начинают со мной и кобылой взаимодействовать, и одна из них даже заползает мне в рукав (по-моему, да, в рукав. Спасибо — не в жопу). И всё действительно хорошо. Тут просыпаюсь…

Просыпаюсь весь разбитый, надо сказать. Болят мышцы и почему-то даже мышцы ног. Такой вот пиздец. Потом звоню Ване чтобы договориться, когда ему клавиши завезти, а он в двенадцать часов уже не спит и говорит таким бодрым голосом, какого я от него давно уже не слыхал.

Пришёл к нему, — ему уже похуже стало, а мне немного получше. Иду и думаю, что бы там ни как, ему необходимо рассказать этот сон. Чувствую, что это важно. Прихожу, а у них во всём доме нет света. Хорошо у меня мобильник есть!

Рассказал сон. Он сказал, блядь, зачем ты мне это рассказал. А потом, сказал, что правильно, что рассказал. У меня возникло ощущение, что я как будто что-то включил».

Вот такой пирожок! Абазиеву я не видел года три, если не больше. В 1998-м году, она говорила, что время от времени сожительствует с Лимоновым. Если это правда, то мы с Вениаминычем — молочные братки. Следовательно, спя с Анной, он спал и со мной, ибо в каждой Женщине, с которой мы спим, навеки остаётся частичка нашей Души. Впрочем, всё это не так уж и важно.

Но о Заземлении говорить более не имеет смысла. Имеет смысл много работать, чтобы не облажаться с датою и со способом. Да и жить надо на что-то. (На сегодняшний день в кармане у меня 20 рублей. Давненько со мной такого не случалось. Впрочем, я привыкший.)

Тем не менее, рассказать о Заземлении Анне представляется мне весьма конструктивным, ибо Анна — одна из лучших известных мне ходячих радиостанций.

Такой пирожок! Вынужден прерваться, поскольку через три минуты у меня с ней стрела.

ЗДЕСЬ И ДАЛЕЕ ПОРЯДОК БРЕДА!

Я люблю тебя, Господи! Я не говорю тебе спасибо за то, что ты сделал меня любимым учеником своим, ибо выбора не было как у меня, так и у Тебя. Могу только процитировать тут себя-тебя из нашего рассказа «Гофманман»: «…А Гофманмана создал Бог. И Гофманман отплатил ему тем же…».

Абазиева мила. На выходе из метро… Я всё время в земле, никогда не покидаю её, как бы ни хотелось. И неслучайна омонимия, блядь! Это и почва и скорее всего единственная планета, где существует жизнь! В пору работы с информационными ресурсами, в пору же работы в программе «Слабое звено», я выяснил, что пока во Вселенной не обнаружено ни одной звезды, которая бы имела во все дыры свою планетную систему, кроме Солнца. Мою бывшую начальницу зовут так же, как и Имярек — Ириной, а фамилия её — Благоверова! Благоверова, спасибо тебе! Господи, ты всё знаешь и так!

Короче, как выяснилось сегодня, Абазиева ныне без пяти минут подруга Иры Парфёновой (Елисеевой/Имярек/ЛисЕвы), потому уже сейчас подруга её, ЛисЕвиной сумасшедшей подруги Лены, которая в своё время по собственной инициативе нарисовала эскиз обложки к моему первому роману «Псевдо».

Абазиева говорит по-прежнему много, но теперь я понял, что зачастую по делу. Кажется, это взаимно. Но горестный смех в том, что она + — пыталась немного-немало сподвигнуть меня на то, чтобы я разыскал Иру (благо найти её теперь, как, извините, два пальца об асфальт!) и составил-таки счастье её жизненной осени, ибо она грустит. Она, как известно, на девять лет старше меня и вроде бы не вполне счастлива в своём грёбаном Дойчлэнде!..

Для меня отсюда вывод один: нельзя вестись на все эти, блин, бои крылатых гигантов (то бишь Женщин). Надо идти себе к Заземлению.

Женщины мне даны для того, чтобы одновременно и мешать и помогать мне «заземлиться», потому что от них зависит судьба Человечества, точнее того, что я о нём думаю.

Имярек… LL… A… F… Женщина-для-меня, Женщина-для-себя… Абазиева странная…

Надо связаться с Филей. Кроме шуток, следует попросить его о ходатайстве, касательно моей работы в морге. Это, конечно, странная идея, но земля, так земля. Я хочу быть ближе к смерти ровно половину суток, а другую — так близко к Жизни, как никто!

И вообще, это твёрдые деньги. Возможно, следует позвонить Мавромати. Он не оставит мой звонок без внимания. Знаю точно.

A, Котка, Хрю, моя Кро, беги от меня, я — твои слёзы!

LL, луна моя любимая, беги от меня, я — твои слёзы!

ЛисЕва моя любимая сумасшедшая, не лелей ничего! Ты уже сделала всё, что…

В конце концов, стоя у входа в метро «Проспект мира» и держа Анну за руку — это всё не секс — это другое — важнее — она, кстати, в Лондоне заделала себе дырочку между верхними резцами — уничтожила таким образом внешний признак предрасположенности к случайным связям — я даже забыл, что у неё такая тёплая рука — может она не была такой раньше? — помню, что у неё ещё язычок тоньше, чем это обычно бывает — на сей раз не проверяли — в конце концов, держа её за руку возле метро «Проспект мира» («Аллея войны», блядь!) зная, что Анна находится в преддверии встречи с Лисевой, я попросил её среди прочего, буде оная встреча состоится, передать Ире Елисеевой, чтобы она знала, что и сегодня, спустя без малого восемь лет с нашего знакомства, я могу сказать честно и откровенно: в сфере человеческих отношений в моей жизни не случалось ничего более важного для меня, чем она.

Но тут же я позволил сделать себе уточнение: именно в сфере ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ отношений, куда среди прочего входит и Вечная Любовь. Но Человеческие Отношения не единственный тип отношений, существующих во Вселенной! Такой пирожок…

И много о чём хотелось мне написать сегодня, но где-то между «Петровско-Разумовской» и «Владыкино» меня окликнули: «Макс!» Макс — это лучше, чем Максим, потому что Макс = 1-це, а Максим — той же 6-ке, но, например, Максим Скворцов = той же 1-це, а Макс Скворцов = 4-ке. 4 = 1. Это так вот почему:

4 включает в себя 1, 2, 3 и саму себя. 4 = 1+2+3+4 = 10 = 1. Так же, 1 = 7.

7 = 1+2+3+4+5+6+7 = 28 = 2+8 = 10 = 1.

На всякий случай, сообщаю, что это я не сам придумал, но рад был научиться этому древнему как мир способу.

Так вот, окликнувший меня человек был Кирилл Баскаков с симпатичной юной супругой в черной «коже».

Мы посмеялись. Ведь ровно неделю назад я звонил ему, чтобы спросить, почём он сдаёт свою «двушку» в «Алтуфьево». Он сказал 250 $, а ещё через три дня я, ничтоже сумняшись, снял по соседству с ним комнату за 150 в «Отрадном». По любому искал в правильном направлении: в северном.

Ещё Баскаков одолжил мне до пятницы 30 рублей. Удивительно, куда можно было просрать за полторы недели 400 $, да ещё и денег занять?! Впрочем, помимо снятой комнаты, я ещё купил на последние монитор Sony Trinitron аж в 17 дюймов диагонали, и несказанно счастлив.

Я люблю A!

Я люблю LL!

Я люблю LL!

Простите вы меня, мои девочки! Не могу я быть мужем никому из вас! Главное для меня — заземлиться. Что называется, не поймите меня правильно. И вы же сами именно этого-то от меня и хотите, только пока не знаете этого…

Господи! Спасибо тебе, Господи, что ты есть! Спасибо тебе за моих девочек любимых. Единственных девочек моих. И за Леночку Зайчикову. И за Миллу.

(Я как-то спросил её, зачем у неё называется «мыло» «milla». А она говорит: «Это чтобы меня не называли Майлой». Майлой F. Я её понимаю. Именно из этих соображений я и ставлю с маниакальным упорством две точки над «е», чтобы «ёб твою мать» звучало по-человечьи! И LL тоже не хочет звучать как Ларайза, хотя, по-моему, в этом что-то есть.

Увидимся…

(Трудно стало с Никритиным. Надеюсь, это временное явление. Он перестал пить, но закрылся, похоже, даже от себя самого.

Ещё мне не даёт покоя тот факт, что его мама (не помню, как её зовут, чуть ли не как мою — Ольгой) родилась в один год с ЛисЕвой (в 1963-м). Она, как и A, Близнец. ЛисЕва же Скорпион, как и директор школы, где я преподаю подросткам рок-ансамбль, Олеся. Моего любимого ученика зовут так же, как Никритина. То же имя и та же фамилия. (Честное слово!) Ему около 15-ти лет…)

 

Вторник, 25 марта 2003 года, 01:19

По-прежнему, иной раз на автомате, отмечая год, пишу «тысяча девятьсот», но тут же спохватываюсь и зачёркиваю. Когда я учился в первом классе, нас как-то заставили всех посчитать, сколько лет нам будет в 2000-м году. Я первым сообразил, что 27.

Но считать надо было, конечно, не 2000-й, а 2001-й, а в 2001-м было (уже именно было, а не будет в отличие от «тогда») мне 28, 28 = 1 = 7 x 4, а 4 = 1!

И в третьем тысячелетии цифры совершили-таки ЕДИНСТВЕННО возможный переход.

Китайцы не любят «четвёрку», потому что она созвучна слову «сы», что означает «смерть».

Не ссыте, китайцы, вот что я вам скажу! Дело в том, что СМЕРТЬ = ЖИЗНИ, и это верно с математической точностью. Погрешности никакой. (Сегодня после долгих мучений остановился на верхнем пределе разрешения своего нового монитора 1024 пикселя. До этого никак не получалось. Потом вспомнил LL; вспомнил, что это 2 в 10-й степени и как ей нравится, что это именно так. Всё немедленно получилось. Выяснилось, таким образом, что именно этого от меня и хотели.)

Кстати сказать, мой возраст + число нынешнего года (а оно равно 5-ти) составляют «восьмёрку», что является числом моего «пиздеца» и одновременно духовного обновления. Вот пример нескольких моих «восьмёрок».

30.06.1979 — меня люто обварили кипятком, ожоги 2-й и 3-й степеней, пролежал в больнице полгода, потому что на первой же перевязке в подмосковном городе Долгопрудном мне занесли в кровь хренову тучу каких-то злонамеренных палочек, и у меня в скором времени + к ожогам начался сепсис. Выписали 18-го декабря того же года. И уже к первому классу (и моменту расчётов, сколько мне будет лет в 2000-м году) я уже был как новый. (Кстати сказать, в отличие от всех нормальных детей, я пошёл в школу не первого сентября, а ДЕВЯТОГО, потому что заболел так называемым ОРЗ.)

07.05.1994 — это день нашей свадьбы с Z. Невероятно тяжёлая история была для обоих, но впоследствии оба же пошли, хоть и разными, но существенно более интересными дорогами, чем то, что было нам уготовано в качестве общей. Скажу больше: в реальности никакой такой общей дороги не существовало никогда. Она была миражом, чтобы я (мужчина = 1) испугался его, поверив в его реальность, и сделал свой ЕДИНСТВЕННО верный шаг.

Ленка какое-то время проплакала, но впоследствии отнеслась к этому философски и через некоторое время стала настолько интересной и активной девушкой, что я и по сию пору, нет-нет, да подумываю, почему бы и нет, как-нибудь разок-другой между строк.

(A, кстати, в минувшую среду два раза подряд прыгнула с парашютом. Теперь у неё уже три прыжка. Один из них с вертолёта и с трёх тысяч. Говорит, что с вертолёта лучше, потому что он зависает на одном месте.)

01.01.1995 — я переспал с Аней Абазиевой. Там не было никаких никогда страданий ни с чьей стороны, кроме того, что мы (в порядке бреда и смеха ради) хотели зачать с ней Антихриста, то есть пришли к выводу, что у нас с ней только антихрист и может получиться. Расстались, в общем, по-моему, не из-за этого. (Что есть Антихрист, как известно, есть вопрос туманный и сложный. Ответить на него решительно невозможно прежде чем станет ясно, кто есть Христос, а это тоже туманный и сложный вопрос. Почему? Потому что смотри, мол, постулат первый: БЫТИЕ — ИЛЛЮЗИЯ.

Так вот, ничего трагичного не было ни в наших отношениях с Анной, ни, тем более в расставании.

Тем не менее, где-то в середине января 1995-го года я искренне возжелал самостерилизации. (Ни потому, конечно, что боялся зачать в ком бы то ни было Антихриста, но для того, чтобы не продолжать более своего рода, поскольку род мой по моим же тогдашним понятиям уже достиг апогея в лице меня.)

В феврале (число месяца = 2 = энергия = женское начало = сатана = бог-сын) я понял про «Я».

В августе я встретил ЛисЕву (число месяца = 8 = число моего «пиздеца»).

В ноябре (число месяца = 11 = 2 (см. выше)) понял, что «Я» действительно возможно и… наверное, испугался, но на самом деле Господь дал мне понять, что я ещё не готов к своей миссии, и вынудил меня попросить у него устранить из моей жизни ЛисЕву, то есть лишить меня слишком Человеческого Счастья (а я вам не могу передать, как я был с ней счастлив). Я попросил его об этом 15 ноября 1995-го года. Это было так: (Это описано в том, что я называю жанром практикума, «Достижение цели»)

«В рамках тотального экс-периметра (читай, да-да, читай: эксперимента) я позволю себе сейчас! Да, именно так, я позволю себе сейчас!!!

Я, нет, я не питаюсь сейчас чужим, я не ворую, я просто другой. Можно даже, бля, скаламбурить: ЧЕЛОВЕК — ДРУГОЙ ОРКЕСТР! Или даже вот так: ДРУГОЙ ОРКЕСТР — ЧЕЛОВЕК! (И так, наверно, на какой-то момент верней.)

Я хотел, бля, о чём? Я сейчас опять непонятно как на концерте „Аукцыона“. Как получилось? Как попал? Хуй меня знает!

Я любил эту музыку, да. Я люблю их и сейчас. Но сейчас в этом зале тем, чем я, не занят больше никто. НИКТО! Это точно так. Я. Чужой. Меня следовало бы бояться, но не смеяться, ибо всё, что сейчас — искрЕнность!

Я люблю тебя, милая моя музыкальная девочка!

Сегодня, ноября, 15-го чИсла, года тысяча девятьсот девяносто пятого года, ещё никто не знает того, что знаю один только я!

Не надо только потом, читая этот роман, думать, что это, де, фишка или какие-то там хуёжественные образы. Это я! Действительно я! Действительный Скворцов, автор себя самого!..

Никто не знает, что это всё один из последних разов. Да! Это прощание. Это один из самых последних разов! Скоро всего этого правда не будет. Всё это кончится, милые мои я, и уже кончается. Это один из последних раз.

В последний раз танцуют эти, бля, юные женщины; в последний раз юноши, бля, тоже неистово пляшут, свистят и ликуют. Последний раз. (Я скоро сойду с ума!) Всё это кончится уже потому, что в этом зале, как и в мире вообще, среди всех этих ликовушек (от слова „ликовать“), в самом углу, в самой ближней к выходу жопе, сижу я, занятый только тем, чем я один — я — все вы — я, придумавший всё уже (звуки соло. Всех уже просто трясет от этой, да, музыки, бля, но это в последний раз.) Скоро. Да. Скоро нас будет трясти от Счастья всегда! Мы все, посредством моим, придумали всё уже! Честное слово! Да-ааа! Клянусь! Все мы (я(мы(я(мы(я(все))))) придумали всё УЖЕ! Да! Ах, если бы вы знали! Все ещё только будет!.. (Лисева.)

Знаете, теперь совсем о другом. Я чувствую себя здесь чужим. Один из первых в жизни разов. Я очень хочу уйти, но мне нельзя. Здесь мои друзья.

Скажу так, в детстве (позднем и юности) я делал так, как круто, но это не было искренне. Я играл в Чайльд Гарольда, в Лермонтова, который, в свою очередь, тоже играл в Чайльд Гарольда, играл я во Мцыри, в Арбенина, если хотите; то есть я уходил с шумных вечеринок, хотя мне хотелось там остаться; я молча с независимым видом стоял у стенки, вперив свой якобы гордый взгляд в какое-то несуществующее СКВОЗЬ, хотя мне очень хотелось танцевать, пиздеть и бесшабашно приставать к девкам, но я из себя строил Арбенина.

Теперь я хочу бросить всё на хуй, уйти, мне грустно и смешно смотреть на всю эту пляшущую хуйню, но я остаюсь, шучу, танцую, ненавижу Арбениных, „гордо“ стоящих по стенкам, а сейчас мне безумно стыдно за то, что я позволил себе на десять минут беспардонно (хотя и тихонько) усесться на лавочку у выхода из зала и стал что-то такое с одержимой харей себе в тетрадку писать. И еще стыдно, что я позволил себе написать, что мне стыдно! Ненавижу себя!

…О, господи, дай… Нет, вру, „я всё вру“, ни в коем, ни в каком случае меня не прощай. Никогда меня не прощай и обвиняй всегда во всём! Ты, господи, прав, я — ГОВНО! А если ты, господи, будешь действиями и всякими божественными фигнями доказывать всем, что я хороший, я от тебя, господи, отрекусь! (Это не угроза, господи, нет. Не прости за все.) Клянусь, я больше никогда не буду рассчитывать на прощение…

P.S. (P.S., имеется в виду, в письме Скворцова Господу.)

Интересно, позволить или не позволить себе сказать тебе, господи, так: „Господи, отними у меня мою единственную и любимую Лисеву, Девочку Мою Единственную — и это будет малым наказанием для меня! И убить меня, господи, нельзя. Нет для меня наказания. Сделай же! Отними!“ (Боже мой, что же я делаю? Ведь он же точно отнимет. О, боже!!!) Я только что (15 ноября 1995-го года, 21.40) всё сломал! Господи! Господи, любимый мой, оставь меня!..

Прости меня, единственная девочка моя! Лисева, прости меня! (А лучше не прощай! Если ты любишь, любила меня хоть миг, не прощай никогда!..

Я всегда твой рыжий Макс.

Цель достигнута. Виновный Скворцов наказан. Роман написан. И, видимо, думать не мне надлежит………..дорогА ли цена.

ПРИЛОЖЕНИЕ

На этом месте я мог бы изложить в двух-десяти словах то, что придумал я, рыжая смерч(ь) (сноска: скрытая отсылка к одному из стихотворений Ирины Парфёновой), для всеобщего счастья. Но лучше пусть каждый из вас напишет здесь что-нибудь сам. В любом случае, это непременно будет о н о (симметрия, да?)

15 ноября 1995-го года»

 

Четверг, 27 марта 2003 года, 01:53

25-е же. Я еду к A. Я обещал к ней приехать. Нам предстоит поход в ЖЭК. Это в нашем же подъезде на первом этаже. Дело в том, что квартира 37 на 10-м является нашей с A совместной собственностью в равных долях, как принято говорить на языке юристов.

Это ничего не означает. В том плане, что всё это останется с A + наша рыжая кошка…

Когда я стоял в прошлый понедельник на улице Красная Пресня и беседовал по мобильному с LL, она сказала мне: «Там у тебя была рыжая кошка…»

Я, конечно, не то, чтоб, прямо вздохнул глубоко (не дождётесь!), но про себя подумал: «Умеет же человек вовремя ухватить самую суть!» И ещё подумал, что мне очень нравится её голос и практически почувствовал её тело: где-то в районе талии, точнее там, где талия переходит у женщин в бёдра…

(Про 25-е же, продолжу завтра, в реальном 27-ом, потому что ещё много чего написано, как и про 26-е, но только в блокноте, купленном по цене 11 рублей, что соответствует 2-йке. Опять всё в земле находился, в метро путешествовал, но не сказать, чтоб бесцельно.)

 

Вторник, 1 апреля 2003 года, 15:33

НА САМОМ ДЕЛЕ Я НЕ ПРОПАЛ. ЭТО НЕ В КАЧЕСТВЕ ПЕРВОАПРЕЛЬСКОЙ ШУТКИ. УВИДИМСЯ НА СЛЕДУЮЩЕЙ НЕДЕЛЕ. БУДУ РАД.

 

Четверг, 10 апреля 2003 года, 02:59

Господи, ну что ж ты следы-то так свои путаешь?!

А от меня требуешь, требуешь. Можно сделать вид, что не требуешь, как и от остальных (кроме некоторых), но ведь Ты ж требуешь, требуешь всё, а следы всё путаешь и путаешь…

От кого убегаешь?..