Пролог в поучениях

Гурьев прот.Виктор

Пролог — древнерусский житийный сборник, ведущий свое происхождение от византийских месяцесловов, в котором жития святых расположены в соответствии c днями их церковной памяти. Помимо этого Пролог пополняется большим количеством назидательных статей, никогда не помещавшихся в греческих Синаксарях. При краткости изложения они содержат поучения Иоанна Златоустого, Василия Великого, Ефрема Сирина, Феодора Студита. Как цветущий луг Пролог украшен доступными пониманию и часто занимательными отрывками из древних Патериков, притчами проникнутыми мыслями о покаяния, милосердия, христианской любви к ближнему, духовном совершенстве и спасении души. Все это сделало Пролог своеобразной православной энциклопедией, повседневным спутником русского человека. Неоспоримо и литературное влияние Патерика: рассказами из него изобиловали сборники поучений, их цитировали позднейшие жития святых и «Домострой», на них сочиняются духовные стихи. В новое время сюжеты из Пролога часто использовали русские писатели. Настоящий сборник поучений составлен по руководству церковнославянского Пролога протоиереем Виктором Гурьевым, известным духовным писателем XIX века.

Для широкого круга православных читателей, а также для специалистов, занимающихся изучением отдельных аспектов гомилетики, нравственного богословия, сектоведения, литургического богословия, общей церковной истории, истории Русской Церкви, церковного искусства. Издание может использоваться в качестве учебного материала для воспитанников, студентов и преподавателей духовных учебных заведений, преподавателей, студентов и аспирантов богословских вузов и факультетов.

Гурьев Виктор Петрович

Биографический словарь. 2000:

Гурьев Виктор Петрович — протоиерей-писатель (1842 — 1912). Окончил курс в Московской духовной семинарии. Сотрудничал в «Душеполезном Чтении» и в «Кормчем». Несколько выпусков поучений для народа по руководству Четиих-Миней, патериков Афонского, Киевского и прочих. — См. «Протоиерей В.П. Гурьев» («Церковные Ведомости», 1912, № 3).

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона: —

Гурьев Виктор Петрович (род. в 1842 г.) духовный писатель, протоиерей. Его труды: Четьи Минеи в поучениях на каждый день года (М., 1896; это не изложение Четий Миней, а нравственные уроки, извлеченные из житий святых); Пролог в поучениях (М., 1889; 3 е изд., М., 1901)

Уважаемый читатель!

Настоящая книга — «Пролог в поучениях» часть I и часть II была адаптирована к современному языку со следующего источника: Издание Свято-Троицкой Сергиевой лавры 1992 г.(репринтное воспроизведение издания Афонского Русского Пантелеимонова монастыря.1912 г.)

Адаптация текста к современному русскому языку Троянова Александра. Интернет-версия © 2002,

 

ПРОЛОГ В ПОУЧЕНИЯХ

Составил Протоиерей Виктор Гурьев

Издание четвертое, с дополнениями.

Афонского Русского Пантелеймонова монастыря.

Москва, 1912 г.

 

К Благочестивым читателям

Предлагая вниманию вашему, благочестивые читатели, поучения, составленные нами по руководству Пролога, мы считаем долгом сказать вам, что побудило нас написать оныя.

Однажды, знаменитый церковный вития, Иннокентий, Архиепископ Херсонский, говоря слово при мощах преподобного Дмитрия Прилуцкого, сказал о мощах Святых так: «Для чего они возлежат пред нами столько веков, как опочившие вчера токмо сном? Неужели для того, чтоб принимать от нас поклонение? Но что нужды в наших поклонениях тем, коих мзда у Всевышнего, кои наслаждаются царствием небесным? Если они остаются среди нас видимо, не возносятся самою нетленною плотью на небо, то именно потому, чтоб наставлять и учить нас, чтоб показывать нам путь живота вечного.»

Если так выразился церковный вития о мощах Святых, то что сказать о самой жизни их, жизни, которая, к счастью нашему, сохранилась для нас хотя в письмени? Не указывает ли она нам не только путь живота вечного, но, вместе с этим, не открывает ли пред нами и самые врата, ведущие в царство небесное? О, поистине, так! Какою добродетелью не украсили себя Святые? Какого подвига не совершили? Какого урока ко спасению не подали нам? Желаем ли учиться у них любви к Богу? Их любовь была такова, что «ни скорбь, ни теснота, ни гонение, ни голод, ни нагота, ни опасность, ни меч… не могли отлучить их от любви Божьей во Христе Иисусе» (Римл. 8, 35–39). Хотим ли примерами их укрепить свою веру? Их вера настолько была крепка, что они ею «побуждали царства, творили правду, получали обетования, заграждали уста львов, угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи, были крепки на Бойни, прогоняли полки чужих» (Евр. 11, 33–34). Найдем ли нужным учиться у Святых надежде на Бога? Мы найдем, что они держали «исповедание упования (т. е. надежды) неуклонное» (Евр. 10, 23). Терпению ли вознамеримся учиться у них? Увидим, что одни из Святых «замучены были, не приняв освобождения…, другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу; были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке; умирали от меча; скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления;… скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли» (Евр. 11, 35–38).

Так, подлинно, смело можно утверждать, что нет добродетели, которою бы Святые не украсили себя, нет подвига, которого бы не совершили, и что, после Слова Божия мы нигде не найдем лучших уроков ко спасению, кроме жизни их.

И вот все это и побудило нас воспользоваться таковыми уроками из Пролога, и сие уроки предложить вниманию вашему, читатели благочестивые, с целью утвердить вас в вере, укрепить в надежде и сделать совершенными и в любви.

Молим святых Божьих, да покроют, присущею им, всеобъемлющею и всепрощающею любовью, недостатки наших поучений; да даруют пользу душам чтящих оныя, и да сделают и написавшего, и чтящих эти поучения достойными милостей Божьих.

1888 года, декабря 6 дня.

Московского уезда, села Филей

Протоиерей Виктор Гурьев.

 

Сентябрь

 

1.09. Одна из причин, по которой Бог попускает злым духам неистовствовать и в телах человеческих и подвергать человека болезням

(Чудо св. Симеона о пресвитере Пролог Сент. 1)

Известно, что злые духи не только стараются губить души людей, возбуждая, поддерживая и умножая между ними заблуждения, суеверия и всякое нечестие, но, как видим на бесноватых и других страдальцах, неистовствуют иногда и в телах человеческих и подвергают людей и болезням телесным. Для чего же Господь попускает злым духам это последнее? И для чего им дается власть не только над духом, но даже и над плотью? Знайте, братья, что, в этом последнем случае злые духи бывают орудиями гнева Божия, и Бог попускает им наносить болезни людям за грехи их, чтобы они, хотя через скорби и страдания тела, пришли в сознание себя, раскаялись в грехах своих и исправились.

Однажды некоторый пресвитер сидел в церковном притворе и читал святое Евангелие. Во время чтения, вдруг он почувствовал, что как будто бы какое то темное и мрачное облако окружило его, и, с этим вместе, свет померк в очах его и разум его помрачился, и во всех членах он почувствовал расслабление, и стал нем.

И пробыл он в такой ужасной болезни девять лет и страдал так, что, лежа на одре, не мог обратиться со стороны на сторону без посторонней помощи. Между тем случилось, наконец, так, что родные его, услыхав о чудесах, которые творил преподобный Симеон Столпник, взяли пресвитера и понесли к Преподобному. Когда же они, не дошедши несколько до монастыря, в котором жил Симеон, легли отдохнуть, в это время последнему, стоявшему на молитве, было открыто свыше о болезни пресвитера и о приближение его. Тогда Преподобный призвал одного из своих учеников, дал ему святой воды и сказал: «возьми эту воду и спеши скорее из монастыря. Около него ты увидишь несомого на одре больного пресвитера, окропи его святою водою и скажи ему следующее: грешный Симеон говорит тебе: „во имя Господа нашего Иисуса Христа встань и оставь одр твой и приди к Симеону сам.“» Ученик пошел и поступил так, как указал ему Преподобный. Пресвитер тотчас же стал здоровым, пришел к святому и пал к ногам его. Симеон сказал ему: «встань и не бойся.» Если дьявол и нанес тебе, девятилетнею скорбь, но зато человеколюбие Божие не забыло тебя и не дало тебе погибнуть до конца. Знай, что дьяволу попущено озлобить тебя за то, что ты бесстрашно и неблагоговейно стоял во св. алтаре, слушал клеветников и оклеветанных ими, не доискавшись истины, лишал св. причастия. Этим ты печалил Бога и весьма радовал дьявола, которому и попал под темную его власть. «Но вот теперь, видя, что человеколюбие и щедроты Божии умножились на тебе, тех, которых ты опечалил отлучениями, разреши, и как Господь сотворил милость с тобою, так и ты сотвори с ними.» — После этих слов пресвитер с великою радостно вышел от Преподобного и исполнил все повеленное ему (Пролог Сент. 1).

Из этого повествования, кажется ясно, братие, что злые духи подлинно бывают иногда как бы исполнителями гнева Божия и что Бог попускает им наносить болезни людям именно за грехи их, чтобы они хотя чрез скорби и страдания телесные раскаялись в грехах своих и исправились. Упомянутый пресвитер как нельзя лучше доказывает эту истину. За что он подпал под власть дьявола, который поразил его болезнью? За грехи. Для чего это допущено было? Для того, чтобы пресвитер, как говорил ему Симеон, сознался в своих грехах и загладил их. — Но это пример не единственный. Так видим, что еще и апостол Павел повелевал кровосмесителя предать сатане во измождение плоти, да дух спасется (1 Кор. 5, 5). Слышите ли? повелевал предать сатане не для погубления человека, но для исправления его, да дух спасется. Итак повторяем, ясно, что Господь попускает злым духам наносить болезни людям за грехи их для того, чтобы они хотя чрез скорби и страдания пришли в сознание себя и раскаялись. А отсюда какой же может быть урок и для нас, братие? Тот, чтобы мы помнили, что хотя бесы и ищут как бы всегда нам делать зло, но без попущения Божья ничего не могут сделать с нами, и что, если хотим избежать их темной власти, то должны избегать грехов и жить добродетельно, помня, что злые духи не могут вредить людям святым и пред Богом благоговеющим. Если же, наконец, знаем, что бесы постоянно ищут вредить нам и им попускается это за грехи наши, то должны и вообще быть постоянно внимательными к себе к своим мыслям, намерениям и делам, должны постоянно бодрствовать и облекаться во все те оружия, которые указаны нам в слове Божьем против врагов нашего спасения. Трезвитеся же и бодрствуйте, пока супостат ваш дьявол, как лев рыкая, ходит, ища кого поглотити (1 Петр. 5, 8). Аминь.

 

2.09. Должно помнить, что дьявол с особым ожесточением нападать на людей, обращающихся от греха к добродетели

(Слово о юноше, обнажающем мертвецы и паки покаявшемся. Пролог Сент. 2).

Отчего это, братие, обыкновенно бывает так, что когда мы вздумаем грешить, то на грех как будто кто подталкивает нас, и на оный мы с великою скоропоспешностью течем; а когда решимся от греха обратиться к добродетели, то это куда как трудно для нас бывает? Отчего в это последнее время и уныние, и тоска, и часто недовольство какое-то так и гнетут нас? Знайте, братие, что в первом случае оттого мы на грех с великою скоропоспешностью течем, что на оный нас наталкивает и поощряет дьявол; а в последнем оттого трудно бывает, что, при обращении от греха к добродетели, дьявол объявляет нам ужасную брань, мучить невидимо и тревожить нас, употребляя все силы для того, чтобы опять скорее совратить с пути добродетельного и поставить снова на путь погибельный.

В некотором городе жил один юноша, который весьма много зла сотворил, и ремеслом его было то, что он обкрадывал мертвецов. Но вот однажды благодать Божья коснулась его сердца, ужаснулся он своих злых деяний, вспомнил Божий суд и решился в покаянии и смирении провести жизнь последующую. Для сего, пришедши к пещерам, где лежали обкраденные им мертвецы, он сначала горько плакал тут, не смея даже произнести и имени Божья, а потом и совсем затворился в одной из пещер. Но тут и началась ужасная для него брань бесовская. Прошла неделя житья его в гробищах и после оной полчища бесовские явились и возопили: «где же этот скверный и нечистый, который, пресытившись грехом, теперь целомудренным хочет показать себя и благочестивым? Неужели ты думаешь христианином еще быть? И неужели думаешь быть помилованным, содеявши столько наших зол? Выходи же скорее отсюда и ступай на свои прежние деяния. Блудницы и скупщики краденого уже ждут тебя. Что же не идешь, чтобы удовлетворить скверным желаниям твоим? Смотри, если не пойдешь, то мы возьмем свое. И к чему так моришь себя? И к чему, окаянный, думаешь избежать муки? Не наш ли ты? И не нам ли продал себя? И не все ли беззакония наши сотворил ты? И не всем ли нам потому повинен? И посмеешь ли что-либо на все это ответить нам?» Так вопили бесы. Но юноша, при вере в беспредельное милосердие Божье к кающимся грешникам, укреплялся Божию помощью и силою, и бесам ничего не отвечал. Долго — долго бесы продолжали мучить его своими воплями, но, видя, что они мало помогают опять взять юношу в свои руки, по попущению Божию, начали наносить зло и его телу. Бесы много раз так сильно били его, что оставляли едва живым. И были времена, что юноша не мог даже тронуться и одним членом своим, стонал и думал, что уже наступает и последний час его. Между тем родные взыскались его и, нашедши в пещере, спрашивали: «зачем ты пришел сюда?» Не зная его намерений, они убеждали всячески его возвратиться домой, но юноша не послушался их. Бесы же продолжали его мучить, а родные и паки приходили к нему и снова умоляли уйти из пещеры. Юноша говорил им: «Нет, лучше умру я в этих гробницах, чем возвращусь в мир на смертные грехи.» И сколько близкие ни увещевали его, он остался непреклонным. — И они принуждены были одни воротиться домой. По удалении их, бесы и еще напали на юношу, и с таким остервенением, что едва не убили его. Но это уже было зато и последнее их нападение. Видя юношу непоколебимым в терпении и мужестве, как скала, они, наконец, удалились от него, вопя: «Да, благодатью Божию и своим терпением одолел нас!» И после, этого юноша уже не видал зла от бесов и без беды, сказано, пожил во гробах до смерти своей (Пролог Сент. 2).

Не правда ли же, братие, что подлинно, когда мы обращаемся от греха к добродетели, тогда нам от того трудно бывает и от того часто тоска и уныние нас гнетут, что в это время дьявол объявляет нам непримиримую брань, мучить нас невидимо и тревожить и всеми силами старается совратить с пути спасения на путь погибельный? Заметьте: когда упомянутый юноша много зла творил и мертвецов обкрадывал, тогда не сказано, чтобы его бесы хотя бы и пальцем тронули; когда же вспомнил суд Божий и взялся за доброе, тогда они его чуть не убили. Так же точно бывает и со всеми нами, когда бросаем худые дела и принимаемся за доброе. В это время нам скучно и мучительно бывает от того, что тут дьявол объявляет нам непримиримую брань.

Помня же это, будем, всеми силами нашей души, гнать от себя внутреннего и тлетворного змея терпением и мужеством, а вместе с сим, без сомнения, и молитвою и постом; ибо эти два последних оружия в борьбе с врагом нашего спасения указаны нам и Самим Господом. Сей род, говорит Он, не исходит, токмо молитвою и постом (Матф. 17, 21). Аминь.

 

3.09. Против гнева и злопамятства

(Из слова о гневе, яко держай гнев на свои други. во область дается дьяволу)

Некто Исаак монах рассказывает следующий случай из своей жизни. Однажды, говорит он, я поссорился с братом и стал гневаться на него. Между тем, сидя раз за своим рукоделием, я вспомнил о своей ссоре, раскаялся и, тревожимый страхом ответственности перед Богом, думал: что мне делать? В это время вошел ко мне какой — то юноша и не сотворив, как бы следовало, крестного знамения, сказал: «ты согрешил и тревожишься; отдайся мне и будешь спокоен». Я же, узнав, что это дьявол, отвечал: «уйди, ибо ты не от Бога». Он же мне: «жаль мне тебя: дело свое ты губишь, а все-таки ты мой». — Нет, говорю, не твой я, дьяволе, а Божий". Он сказал: "гнев держащих и зло помнящих Бог предал нам; ты же три недели гневаешься на брата своего". Я отвечал: "лжешь". А он: "ты зло имеешь на него; а держащих злопамятство ожидает геенский огонь, и я к таким людям приставлен, и ты мой". Услышав это, я тотчас же пошел к брату моему, поклонился ему и примирился с ним. Что же? Возвратившись домой, я увидал, что дьявол, не терпя моего примирения, из злобы сжег мое рукоделье и рогожу, которую я обыкновенно подстилал, когда молился.

Из сего повествования видите, братие, что кто имеет злобу на ближнего, к тому имеет ближайший доступ враг нашего спасения дьявол; что кто не раскаивается в своей злобе, над тем дьявол приобретает даже власть; что держащихся злобы ожидает в будущей жизни огонь геенский; и что, наконец, раскаянием в своем гневе и примирением с ближними мы посрамляем дьявола и гоним его от себя прочь.

Зная сие, что же мы должны делать, братие? Должны искры гнева в сердце тушить в самом начале, для того, чтобы искра не обратилась в пламень и после не превратилась в пламень геенский. Должны прощать обиды и любить врагов. А чтобы навыкнуть сему, будем, во 1-х, чаще помышлять о своей виновности пред Богом и о милосердие Божием к нам грешным. При всей нашей рассеянности, грехи часто страшно ужасают нас, и мы сами чувствуем себя достойными всякого наказания. Но как поступает с нами Отец небесный? Наказывает ли нас по грехам нашим? Нет; Он все меры употребляет к нашему вразумлению и исправлению; Он послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы спасти нас от греха и смерти; Он, как благопопечительный отец, дает нам все благопотребное для жизни: пищу, одежду и жилище; Он бережет каждый волос на голове нашей; Он призывает всех нас грешников к себе и говорит: Придите ко Мне, вситруждающиися и обремененные и Аз упокою вы (Мф. 11, 28). А если так милосерд к нам Отец небесный, то так, конечно, должны поступать и мы с оскорбляющими нас. Иначе суд без милости ожидаете не сотворивши милости. — Во 2-х, будем чаще представлять пред собою страждущего Господа и со креста прощающего врагов Своих. Его невинного били, плевали в лицо, распяли между злодеями, над Ним насмехались во время ужасных страданий Его, а Он говорил: Отче, отпусти им! Если так поступал в отношении к врагам Своим Спаситель, то так же, конечно, должны поступать и мы, тем более, что Он никому не сделал зла и был мучим, а мы часто сами так или иначе оскорбляем и вооружаем против себя наших ближних. Аминь.

 

3.09. Не в одних монастырях, но и везде можно спастись

(Пролог Сент. 3)

В Прологе, 3 на сентября, в слове, св. Василия, между прочим говорится: "не всех мни в монастыри спасающихся. Мнози бо приходят к добродетельному житию, мало же их ярем его приемлют". "Что это значит? То, что ошибаются те, которые, ничего не делая для своего спасения, думают, что вот-де, если бы мы в монастыре жили, то тогда только бы и спаслись. " И именно они ошибаются; ибо повторяем, хотя, по слову Василия, и мнози в монастырь приходить к добродетельному житию, однако — же, только малое число их ярем его приемлют. Отсюда видимое дело, что ленивому везде худо: худо было и в миру, да не лучше, должно думать, будет и в монастыре. Значит, что же ему нужно делать? Прежде всего бросить свою лень, а о монастыре погодить думать. Бросить лень — и в мире спасется, не бросить — и в монастыре, и в самой далечайшей пустыне погибнет.

"Один городской житель, в разговоре с преподобным Нифонтом, сказал, что тому, кто хочет спастись, непременно нужно уйти в монастырь, а в мире — де никак не спасешься. Что же ответствовал ему Преподобный? Вот что: "Чадо место не спасет человека и не погубит, одни дела спасают или губят. Нет пользы ни от святого места, ни от святого сана тому, кто не исполняет заповедей Господних. Саул жил посреди великолепия царского, и — погиб; Давид жил посреди того же великолепия и — принял венец. Лот жил посреди беззаконных Содомлян и спасся; Иуда находился в лике Апостолов и наследовал геенну. Кто говорит, что нельзя спастись с женою и детьми, тот льстить своему неразумию и порокам. Авраам имел жену и детей, триста восемьдесят рабов и рабынь, множество золота и серебра, однако же, это не воспрепятствовало ему приобрести имя друга Божия. Сколько спаслось служителей Церкви и пустыннолюбцев! Сколько вельмож и воинов! Сколько ремесленников и земледельцев! Сколько посреди шумных столиц и безмолвных Весей! С другой стороны, в тех же самых санах и сословиях, в тех же местах и в то же время бесчисленное множество людей погибло. От царей до рабов есть чада царствия небесного, и от царей до рабов есть чада погибели. Сын Церкви Христовой! Не уклоняйся умом и сердцем к соблазнам мира: на всяком месте обретается спасение Бога нашего, если исполняешь Его святую волю. Господь приемлет в Свои объятия праведную душу равно — и с престола, и от сохи, из алтаря и с поля брани. Итак, живёт ли кто в мире? Да не отчаивается. Согрешит ли? Покаянием может опять приблизиться к Богу. Каждый исполняй дела своего звания, в котором Бог поставил тебя. Будь благочестив и человеколюбив и спасешься. Напротив того, хотя бы кто удалился и в безмолвную пустыню, а злых дел и злой воли своей не бросит, тот неминуемо погибнет."

Итак, слышите ли, ленивые? "Хотя бы кто удалился и в безмолвную пустыню, а злых дел и злой воли своей не бросит, тот неминуемо погибнет". Значит ясно как день, что с своею леностью нечего вам в монастырь идти, а надобно сначала, и живя в миру, с ней расстаться, распять плоть вашу со страстями и похотями, послужить Богу от всего сердца и со всем усердием вашим; а потом, что Бог даст, пожалуй можно будет говорить и о монастыре. А во всяком же случае, и по послужении Богу в миру, и по заглаждении лености добрыми делами, чаще приводите слова Нифонта, который говорит: "что на всяком месте обретается спасение Бога нашего, и Господь равно приемлет праведную душу с престола и от сохи, из алтаря и с поля брани". — И потому и по угождении Богу подвигами живите там, где жили, и ищите, по пословице, счастья и спасения не в селе, а в самих себе. Аминь.

 

5.09. Что отдаем мы Богу, то возвращается нам сторицею не только в будущей жизни, но и в настоящей

(Слово о юноше, ковавшем крест Патрикию, иже приложи своего злата десять златник. Пролог Сент. 5)

Несомненно, что то, что мы жертвуем для Бога, то сторицею возвратится нам в жизни в будущей. Так, например, Господь богатому юноше говорит: иди, продаждь имение твое, и даждь нищим: и имети имаши сокровище на небеси (Мф. 19, 21). Эту же истину раскрывает и апостол Иаков на словах: милость хвалится на суде (Иак. 2, 13). И о том же, наконец, пожалуй, свидетельствует и апостол Павел, советуя ученику своему завещать богатым, чтобы они богатились в делах добрых, чтобы приняли потом за оныя вечную жизнь (1 Тим. 6, 17–19). Но вот вопрос: вознаградятся ли наши жертвы, делаемые для Бога, от Него в жизни настоящей? Можем ли надеяться, что розданное нами возвратится нам и здесь? Получим ли то, что отдали Богу и в сем веке? Дадим ответ на эти вопросы в примере. Один юноша отличался искусством ковать из золота разную утварь. Некоторый богатый вельможа раз призвал его к себе, дал ему много золота и повелел из оного сделать крест для церкви. Возвратившись от вельможи домой, юноша задумался и сказал самому себе: "великую награду получит вельможа от Господа за столь большое пожертвованное количество золота; но почему же вместе с ним не сделаться участником в награде от Господа и мне? Возьму же и положу в крест хоть немного золота и своего, и буду надеяться, что и мою жертву примет Господь так же, как принял две лепты Евангельской вдовицы". И с этими словами вложил на устройство креста и своих десять златниц. Когда крест был готов, юноша принес оный к вельможе. Последний положил крест на весы и, нашедши в нем весу более против выданного им количества золота, заподозрил юношу в краже и сказал: "зачем ты украл мое золото, заменив его в кресте каким-то другим металлом?" — "Сердцеведец Бог, видит, что я ничего из твоего золота не присвоил себе; но я возревновал о той награде, которая будет тебе, и пожелал быть участником в оной и сам, и потому и с своей стороны вложил в крест десять златниц, веруя, что Бог примет их так же, как принял две лепты Евангельской вдовицы". Слыша это, вельможа изумился и сказал юноше: "О, сын мой, неужели и на самом деле ты поступил так?" — "Ей, владыко", отвечал юноша: "как рассказал тебе, так и поступил". Тогда вельможа воскликнул: "Итак, если ты подлинно из любви к Богу отдал Ему добро твое, желая иметь от Него вместе со мною в награде часть, то знай, что с сего же дня я усыновлю тебя и делаю наследником всего моего имения". И слова свои вельможа не умедлил привести в исполнение. Ибо, заключает сказание, и он и юноша, пожив вмести в любви и мире, оба спасение получили. Итак, не только в будущей жизни Господь сторицею возвращает розданное во славу Его, но и в сей и в сей награждает милостивых и являет над ними чудеса Своего милосердия. И не один приведенный сейчас пример доказывает эту истину. Так знаем, что много жертв делал для Бога Товит: но за то Бог и сына его освободил от Асмодея и самому ему давал зрение и вместе с ним и богатство и спокойную жизнь. Поделилась последним ради Бога с Илиею Сарептская вдовица, и за то, во время голода, от того дне водонос муки ее не оскудел, и чванец елея не умалися (3 Цар. 17, 16). И вот, наконец, и Давид говорит, что он, дожив до старости, не видал праведника оставленным и ниже семени его просящим хлеба (Пс, 36, 25. 26). Примеры также, кажется, убедительные. А потому нам уже нечего более, думаем, братие, после сего убеждать вас в упомянутой истине и остается, в заключение слова, только от всей души пожелать, чтобы мы не жалели свое добро отдавать Богу, были бы милостивы и сострадательны к несчастным и чаще отирали бы слезы вдов и сирот для того, чтобы за ваши жертвы и милостыни и вас самих и в настоящей жизни благословлял бы Господь Бог во всех делах ваших и во всем (Втор. 15, 7-10), и в будущей ввел бы в вечные кровы. Аминь.

 

5.09. В назидание скрывающим свои грехи на исповеди

(Слово о покаянии. Пролог Сент. 5)

Есть, к несчастию, люди, которые скрывают свои грехи на исповеди. Так одни из ложного страха, другие из ложного стыда, третьи из гордости, иные, наконец, просто но невежеству утаивают свои беззакония при покаянии от священника, а чрез это не только не получают прощения в своих грехах, но и удваивают их, потому что лгут пред Самим Господом Иисусом Христом, исповедание их приемлющим. Чтобы на будущее время отвлечь таких людей от погибельной привычки утаивания грехов и научить покаянию открытому, искреннему и нелицемерному, мы укажем им на один случай того, как иногда каялись в своих грехах христиане в древности.

В одном городе был епископ, который, по наущению дьявольскому, раз впал в смертный грех. Горько раскаявшись в своем падении, епископ для того, чтобы получить прощение, поступил однажды так: когда в церковь собралось множество народа, он вышел на средину храма и пред всеми открыто исповедал свой грех. После, этого, считая себя, по глубокому смирению, недостойным святительского сана, он снял с себя омофор, положил его на престоле и затем сказал народу: "простите меня, братие, теперь я уже более не могу быть у вас епископом". Видя великое смирение и сокрушение своего пастыря, бывшие в церкви все с плачем воскликнули: "Пусть грех твой на нас ляжет, отче, только не лишай нас своего пастырства." И долго, долго умоляли епископа остаться с ними, — Уступая, с одной стороны, молению своей паствы, а с другой, желая чем-либо искупить свой грех пред Богом, епископ, наконец, воскликнул; "ну, если уже непременно хотите, чтобы я остался у вас, то я сделаю это, но только при одном условии, если вы дадите мне слово беспрекословно исполнить то, что я сейчас повелю вам."

Все дали слово. Тогда епископ, повелев заключить двери церковные, сказал: "знайте же теперь, что тот из вас не будет иметь части у Бога, кто сейчас не попрет меня своими ногами." И, с этими словами, простерся ниц на землю. Все ужаснулись; но, не смея нарушить данного слова и боясь прещения епископа, стали проходить через него. И что же? Когда переступил через него последний, бывший в церкви, человек, голос с неба сказал: "ради великого его смирения, Я простил его грех!" — Все услышали этот голос и прославили Бога.

Видите ли же теперь, скрывающее на исповеди свои грехи, как каялись прежде, во времена древние, христиане и как собственно и теперь и всегда нужно каяться в них всякому христианину истинному? — Архиерей, который должен был быть примером своей пастве, впадши как человек, по наущению дьявольскому, в смертный грех, все-таки не скрывает этого греха пред паствою, подвергает себя унижению крайнему, считает себя пред всеми самым тяжким из грешников и вот только при этом и чудесно прощается и получает необычно-чудесное помилование от Бога. Вам ли после этого, ради собственной же вашей погибели, становиться лжецами пред Богом? вместо смирения, когда оно особенно вам нужно, удовлетворять своей гордости и чрез это паки отдавать себя во власть дьяволу и забывать — кто вы, Чьи вы последователи и Кому с клятвою при крещении обещались служить? Братие, образумьтесь, помыслите, кто вы, Кого вы обманываете, скрывая на исповеди свои грехи, кому угождаете этим скрытием и какую гибель своим скрытием наносите своим душам?

Да поймите же, наконец, что вы чада Божии, искупленные пречистою кровью Единородного Сына Его; когда вы скрываете на исповеди свои грехи, тогда обманываете этого Единородного Сына Божия, претерпевшего страшные муки ради вашего спасения, и гибель наносите своим душам вечную, горькую, настолько горькую, что она называется второю смертью; и, наконец, скрытием своих грехов угождаете врагу вашего спасения, который, как лев рыкая, ходит, иский кого поглотити, и, конечно, прежде всего поглощает лжецов, как в этом убеждает нас и Сам Спаситель, про лжецов говоря: вы отца вашего дьявола есте и похоти отца вашего хощете творити; он человекоубийца бе искони и во истине не стоит егда глаголет лжу, от своих глаголет, яко ложь есть и отец лжи (Ин. 8, 44). Итак, братие, да не будет после этого между вами лжи никогда, а тем паче при исповеди. Ибо вы теперь знаете, как эта ложь должна быть для вас гибельна. Кайтесь же так, как Давид, на всяку нощь омывавший ложе свое; как блудница, омывавшая слезами ноги Господу, и как Петр, плакавший о своем грехе горько, и тогда только Господь несомненно простит вас и соделает из чад гнева чадами святыми и благословения.

 

6.09. Нет греха, побеждающего милосердие Божие

(Из сказания о преподобном отце нашем Давиде, иже прежде бяше разбойник)

Хотя, к счастью, редко, но все-таки встречаются люди, которые, зная за собой множество грехов, думают, что Бог их не простит, и, думая так, все более и более приходят в глубину зол и не радят о своем спасении. — Братие! этот грех, называемый грехом отчаяния, есть самый тяжкий из всех грехов и неминуемо ведет человека к конечной погибели. Как бы кто ни был грешен, никто и никогда не отчаивайся в своем спасении, и скорей прибегай к Богу с покаянием. Тяжки твои раны греховные, но Господь Иисус Христос силен исцелить раны всего мира. Бесчисленны грехи твои, но бесконечно и милосердие Божие к кающимся грешникам. Поверьте, что многие из обращавшихся к Богу злодеев делались служителями Божьими и еще при жизни удостаивались дара чудотворений. Многим из блудниц и других великих, но покаявшихся грешников блаженствуют ныне там, в обителях Отца небесного! Не желая утомлять внимания вашего, из множества примеров, которые бы могли подтвердить истину слов моих, я укажу вам на который представляет нам собою преподобный отец наш Давид.

Он был разбойник. Много делал зла: многих убивал. Он был такой, говорит описатель жития его, "яко ин никтоже зол бяше." Однажды, отдыхая на горе с своими товарищами и размышляя о своей жизни, он пришел в ужас от своих дел, раскаялся и решился остальные дни свои посвятить на служение Богу. Бросив своих сообщников, он пришел в монастырь и просил привратника доложить о себе игумену, говоря, что он хочет быть монахом. Игумен не замедлил придти к нему и, думая, что он по преклонным летам не выдержит монашеского подвига, принять его в монастырь отказался. Давид усерднее начал просить, игумен не принимал. Огорченный отказом, он, наконец, воскликнул: "да знаешь ли ты, отче, кто я? Я — Давид, атаман разбойников. Если ты не примешь меня, клянусь тебе, что снова примусь я за свои дела, приведу сюда своих товарищей, разорю монастырь и никого не оставлю из вас в живых." Услышав это, игумен решился принять его и, постригши, даль ему ангельский образ Что же затем? Затем, говорится в житии его, "начал Давид подвизаться воздержанием, удерживать себе смирением. И всех преспе, иже в монастыре, семьдесят черноризец. И тыя убо вся и всегда поучаше и всем на успех бываше. Единою же седящу ему в келии, стал пред ним Ангел, глаголя ему: Давиде, Давиде, простил тебя есть Господь, будешь отныне чудеса творя… И потом Давид много чудеса Богом сотвори: слепые просвети, хромые ходити сотвори и бесные исцели." Так-то велико, братие, и неизреченно милосердие Божие к кающимся грешникам!

Научимся же отсюда не ослабевать в надежде на милосердие Божие, а скорбя, после грехов, обращаться к Богу со слезами, чистосердечным раскаянием и с твердым обращением исправить свою жизнь. И Он Всеблагий очистить беззакония наши и омоет неправды наши, как бы тяжки они, ни были. Аминь.

 

7.09. Что нужно для достижения вечного блаженства

(Из слова от Лимониса о подвизе)

Однажды, рассказывал инок Афанасий, мне пришла мысль: что ожидает в будущей жизни трудящихся здесь ради своего спасения? С этою мыслию почувствовал себя как — бы в восторге, и некто пришел ко мне и, сказав: ступай за мною, привел меня в какое-то чудное, исполненное света место, и поставил при столь чудных дверях что красоты их передать невозможно. И слышал я, что множество людей находится за дверями и непрестанно славят Бога. Подлинно, братие, чудная, неизглаголанная жизнь в царствии небесном! Там люди сияют как солнце в царствии Отца небесного (Мф. 13, 43); там для них мир и радость во Святом Духе (Римл 14, 17); там служат они Господу и зрят лице Его… И ночи нет там, и не имеют там нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном; ибо Господь освещает их (Апок. 22, 3–5). Там, наконец, такие блага и такие радости, о которых мы и помыслить не можем (1 Кор. 2, 9).

Чудны двери, ведущие в эту жизнь, неизреченно блаженна и самая жизнь! Но кто же войдет в нее? Ответ на — сей вопрос дает нам тот же инок Афанасий. Послушаем, что далее говорит он в своем сказании. "Когда мы (т. е. он и явившийся ему) стали стучать в двери с целью войти в оныя, изнутри некто спросил нас: чего хотите вы? Путеводитель отвечал: мы хотим пройти чрез двери. Голос же изнутри сказал нам: никто пребывающий в лености не входит сюда; но если хотите взойти, ступайте назад и подвизайтесь, нисколько не помышляя о благах суетного мира."

Итак, братие, вот что, как видите, нужно для того, чтобы войти в райские двери, — это подвиги, указанные нам для нашего спасения в Евангелии Самим Господом, и удаление от пристрастия ко всему тому, что доводит нас до забвения Бога и нашего будущего назначения. Царство небесное силою берется. И только употребляющие усилие достигают его (Мф. 11, 13), говорит слово Божие. А потому постоянно для своего спасения трудитесь, мужайтесь, боритесь, не поддавайтесь соблазнам и искушениям мира, поступайте по заповедям Господним, — и двери царствия Божия отворят вам. Аминь.

 

8.09. И неученые, и не в монастырях живущие могут спастись

(Пролог Сент. 8)

Некоторые из христиан думают, что для того, чтобы спастись, нужно или в монастырь уйти, или изучить весь закон Божественный, а без этого-де никак нельзя спастись. Такие люди ошибаются. Оно, конечно, правда, что в монастыре, пожалуй легче спастись, чем в миру, и истина тоже, что и закон Божественный христианину необходимо изучать; но если нельзя человеку, по обстоятельствам, в монастырь уйти и нельзя изучить весь закон Божественный, то это еще не значит, что такой человек не спасется. Напротив, примеры показывают, что и неграмотные и в то же время в миру жившие обретали великую благодать у Бога и становились особенно близкими к Нему; а это, конечно, должно убедить нас в той истине, что и неученые, и в миру живущие и те могут спастись.

Некогда в Кипрской стране, было бездождие, и скоп этой страны стал усердно просить Господа чтобы послал на землю дождь. Молитва его была услышана, и голос свыше сказал ему, чтобы они на другой день, после, утрени, вышел к городским воротам и кого увидит первого входящего в оныя того бы попросил помолиться о дожде, и когда тот помолится, дождь будет. Епископ исполнил повеленное и, вышедши с своим клиром из дома, у городских ворот. И вот первым вошел в оныя старец, несший на себе, бремя дров. Епископ удержал его. Старец сложил с себя свою ношу и принял благословление от епископа. Епископ, в свою очередь, также поклонился ему и сказал: "авва прошу тебя, помолись, чтобы Господь послал на землю." Старец стал было отговариваться своим недостоинством, но епископ не переставал усерднее просить его, чтобы помолился. Тогда старец не смея противиться воле, Святителя, преклонил колена и стал молиться. И что же? вскоре, к общему изумлению, подлинно пролился дождь на землю. После сего епископ сказал еще старцу: "отче, сотвори любовь, и ради общей пользы расскажи нам жизнь твою, чтобы и мы стали подражать ей." Старец отвечал: "прости меня, господин мой! Я — человек грешник и не знаю за собою ни одного доброго дела которым бы мог утешиться; в суете я провел дни свои! И жизнь моя лишь проходит в том, что каждый день выхожу из города и, собравши бремя дров, продаю оныя, на вырученные деньги покупая себе, хлеба на дневное пропитайте, а затем ухожу к церкви, при которой провожу и ночь. Утром же опять принимаюсь за собирание дров. Если же когда, иногда день или два, погода мешает мне, собирать дрова, то это время терплю голод, прославляя Бога; а затем, когда наступает ведро, опять иду на дело". — Выслушавши эти слова старца, епископ и бывшие с ним прославили Бога, давшего такое терпение и смирение старцу и сказали ему: "поистине ты исполнил слова Писания: пришлец есмь аз на земли". Потом епископ взял старца к себе и питал и покоил его до самой кончины.

Теперь видите, братие, что вот старец и не в монастыре, живший и неученый обрёл такую благодать у Бога, что даже сподобился и дара чудотворения. Это, без сомнения, должно убедить вас в том, что и неученые, и в мире, живущие могут спастись. Поэтому и не говорите, что в монастыре лишь можно обрасти спасение, или изучивши весь закон Божественный. Бог, как видите, и из уст младенцев приемлет Себе хвалу, и на всяком месте обретается спасение Его. Поэтому, если вы неучены и в миру живете, то и спасайтесь, подобно старцу упомянутому, в простоте, сердца. Любите Бога всем сердцем, трудитесь, молитесь, будьте смиренны и терпеливы, и спасение ваше будет несомненно. Аминь.

 

9.09. Наставление ревнующим об обращении грешников

(Из слова о еже не осуждати, но миловати согрешающия)

Нередко, братие, за последнее время, от некоторых из вас я слышу такие слова: "вот ты часто говоришь нам, чтобы мы ближних наших учили добру; но что ж нам делать, когда они нас не слушают? Да и не только не слушают, но и отвечают часто насмешками и ругательствами. Можно ли учить худого человека?"

Выслушайте со вниманием, что я на это скажу вам.

Господь Иисус Христос, посылая Апостолов на проповедь, между прочим, дал им такое наставление: будите убо мудри яко змия, и цели яко голубие (Мф. 10, 16). Это наставление идет и ко всем нам если желаем обратить грешника от заблуждения пути его. При обращении с людьми духовно-больными потребны: осторожность, терпение, кротость, духовное благоразумие. Как врачи телесные, когда признают необходимым отнять у больного зараженный член всячески стараются сначала успокоить страдальца отвлечь его внимание от его раны и потом уже приступают к делу; так и врач духовный, если желает залечить раны грешника, никогда сначала не должен быть к нему строгим судьею и суровым обличителем его дурных поступков. Иначе всякая беседа поведет ко взаимному неудовольствию и пользы никакой но принесет.

Однажды братья монастыря, в котором св. Аммон был игуменом, обвинили пред ним в одном из самых тяжких грехов некоторого брата и требовали от Аммона, чтобы он сам лично убедился в виновности инока. Уверенный и без того в грехе обвиняемого, по вместе с тем понимая, что кротостью и состраданием легче всего обратить грешника к раскаянию и исправлению, Аммон посредством хитрости скрыл от братии предмет, уличавший инока, и, отпустив обвинявших, кротко сказал грешнику "брат, позаботься о душе своей!" Тронутый необычайным снисхождением Аммона, инок умилился душою, раскаялся от всего сердца в своем грехе и с того времени начал вести новую, благочестивую жизнь. Итак, кротость, милосердие и снисходительность суть самый лучший и полезный бальзам на раны греховные.

Но очень может быть, что и при всем этом вам ничего иного не придется получить от грешника, кроме неприятностей. Что же? Следует ли и тут приходить в смущение? Никак. Всякое грубое слово, или даже и оскорбление действием, перенесенное вами за ваше добро, составит вам подвиг, а подвиг во имя и за имя Христово никогда не останется без награды. За одну ли проповедь и распространение Евангелия Апостолы возвышены Богом более других святых? Нет, а вместе за то, что при проповеди они претерпели насмешки, ругательства, заключение в темницах и раны. Блажени, говорит Спаситель, есте, егда поносят вам, и ижденут и рекут всяк зол глагол на вы, лжуще, Мене ради. Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша много на небесех (Мф. 5, 11–12).

Наконец, не следует смущаться и тем, что вот-де я желаю человеку добра, а мои слова ни к чему но ведут. Доброе, спасительное слово, сказанное во имя Христово ближнему, никогда не пропадет, а непременно, рано или поздно, принесет плод свой. Можно ли ожидать, что вот нынче бы бросили вы семя ржи в землю, а завтра бы оно выросло и дало вам плоды свои? Конечно, нет. Так точно и ваше доброе слово. Сегодня, положим, вас не послушал грешник. Но очень может быть, что через несколько дней, или даже недель, или месяцев он вспомнит ваши слова, умилится ими и начнет исправление своей жизни. Доброму, спасительному слову, сказанному с полным желанием добра ближнему, всегда присуща благодать Божия; а благодать Божия есть такая сила, которая все спасительное может сделать и конечно сделает. Аминь.

 

9.09. О том, как лучше поступать тому, кто желает обратить грешника от заблуждения пути его

(Слово, как не осуждать, а миловать согрешающих. Пролог Сент. 9)

Одно из дел милости духовной состоит в том, чтобы обратить грешника от заблуждения пути его. Это дело есть дело великое и для нас спасительное. Апостол Иаков говорит: братие, если кто в вас заблудит от пути истины, и обратит кто его, да весть, яко обративый грешника от заблуждения пути его, спасет душу от смерти, и покрыет множество грехов (Иак. 5, 19–20). Но, будучи великим в очах Божьих и для нас спасительным, дело это к сожалению, у многих из нас не достигает цели. Так многие, видим, берутся обращать грешников на путь истины, но немногие обращают; многие берутся учить их добру, но немногие выучивают; многие, на конец, даже все силы свои кладут, чтобы отвлечь заблудших от греха, но у весьма немногих употребляющих усилия, усилия увенчиваются успехом. Отчего же так? Да оттого, что многие начинают это дело не с того, с чего должно начинать, ведут не так, как должно вести, подходят к грешникам не с той стороны, с какой нужно. Для того, чтобы дело обращения грешников сделалось спасительным для них и для нас полезным, необходимо сначала самим обращающим узнать о том, с чего начинать оное, как вести потом, и в каком положении вообще стать по отношению к согрешающим. И несомненно, что только тогда дело обращения последних на путь истины станет и для них спасительным, и для нас самих полезным. Но вы, конечно, тут и спросите: у кого же учиться нужно, как учить Грешников? отвечаем: у кого хотите: хотите у Господа Иисуса Христа, хотите у Святых Его.

Вот, например, первый урок от Господа: раз книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии и, поставив ее посреди, сказали Ему: "Учитель! Эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповеди дал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?" Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле, не обращая на них внимания. Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: "кто из вас без греха, первый брось в нее камень." И опять, наклонившись низко, писал на земли. Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди. Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: "женщина! Где твои обвинители? Никто не осудил тебя?" Она отвечала: "никто, Господи!" Иисус сказал ей: "и Я не осуждаю тебя. Иди, и впредь не греши" (Иоан. 8, 3-11). Итак, вот вам, желающие обращать грешников от заблуждения пути их, первый урок от Господа. И этот урок что же вам показывает? Показывает прежде всего то, что, если желаете, чтобы дело ваше стало полезным, необходимо обращаться вам с грешниками кротко, милосердо и ласково; не растравлять их раны греховные, а возливать на оные бальзам милосердия; не быть суровыми обличителями их греховных поступков, а смотреть на них, как на больных духовно и стать поэтому, по отношению к ним, врачами сострадательными.

Возьмем теперь урок и у Святых. Они про же самих говорит вот что: "Поистине никто не ненавидит греха, как Святые. Однако же, при этом не ненавидят согрешающих, не отгоняют их от себя; но оказывают сострадание к ним и учат их и утешают. И как мудрый врач, чтобы удобнее исцелить болезнь, всячески старается прежде успокоить больного и как рыболов, чтобы не упустить зацепившуюся за его уду рыбу, притягивает ее к себе с величайшею осторожностью и Святые долготерпением и любовью стараются исправить согрешающего и, чтобы достигнуть его исправления, не отходят от него, не упрекают его, не гнушаются им, оказывают ему всевозможное заступление и покровительство. И для того, чтобы скорее привести его к любви Христовой, стараются, чтобы и от других скрыть его проступки и другим запрещают обличать его" (Пролог Сент. 9). Ну вот вам урок и от Святых и, как видите, и этот делает вам те же указания, как я и вышеприведенный урок Господа.

Итак, повторяем, если хотите, чтобы дело обращения грешников на путь истины было и для них полезным, и для вас спасительным, то прежде всего сами постарайтесь изучить это дело. Изучение же, как из приведенных примеров вы могли убедиться должно состоять в том, чтобы вы приучили себя обращаться к грешникам не с словом обличения сурового, а в духи кротости Евангельской; чтобы предварительно вооружились терпением; чтобы возгорели в душе своей дух любви и сострадания к заблудшим; чтобы помнили, что вы не судьи их, а врачи при них, и что, наконец, кротость, любовь, милосердие и терпение суть самые лучшие и едва — ли даже и не единственные средства, могущая служить ко спасению грешников погибающих. Аминь.

 

10.09. Неправда, будто Святые, жившие в пустынях, не причащались Св. Таин

ПОУЧЕНИЕ К ПРИХОЖАНАМ, ЖИВУЩИМ СРЕДИ РАСКОЛЬНИКОВ

(Память святых трех жен, обретенных в горе, о них же сказа Павел, епископ Мановасийский)

Некоторый путешественник пришел в один из монастырей на Востоке. Беседуя раз с игуменом и братиею под сенью плодовитых деревьев, на дворе монастырском, он заметил, что несколько птиц сламывали с деревьев ветки с плодами и улетали. На вопрос, сделанный игумену, почему птицы не едят на месте сорванных плодов, а отлетают с ними, он получил ответ, что явление это замечается уже более десяти лет. Движимый как бы предчувствием, путник сказал: нет ли где у вас в горах Святых Божьих, к которым плоды сии птицы носят по повелению Божию? В это время прилетевший ворон сломил одну из ветвей с плодом. Путник продолжал: пойдемте, будем следить за ним. Пошли и увидали, что ворон, прилетает на один из холмов, сначала сел на нем, а затем спустился в расщелину и, там оставив ветвь, вылетал оттуда уже без неё. Наблюдавшие за ним подошли к расщелине и бросили в оную камень. Вдруг оттуда послышался голос: "если вы христиане, не убивайте нас". — "Кто вы?" спросили пришедшие. "Мы женщины, нас три, отвечали им. Если хотите нас видеть, бросьте нам три одежды, так как мы наги, и, сойдя вниз горы, пройдите тесною тропинкою, которая ведет к нам". Иноки поступили, как было сказано, и нашли трех жен, из которых одна была госпожа, а другие две — рабыни ее. "Кто ты и как пришла сюда?" спросил игумен первую из них. "Я из Царьграда, жена сановника царского, отвечала она. Оставшись после мужа бездетною вдовою, я была понуждаема ко греху одним вельможею и, желая сохранить себя в чистоте, решилась оставить мир и, поручив раздать имение мое нищим, ночью села с этими двумя рабынями моими в корабль, с которого и высадились мы на это место, в котором вы нашли нас, и вот уже одиннадцатое лито, как мы не видали лица человеческого". — "Откуда вы, госпожа моя, имели здесь пищу себе? спросил игумен. "Господь, отвечала она, прокормивший народ Свой в пустыни в продолжение сорока лет, посылал и нам пищу. Птицы приносили нам всякие плоды, и Господь всегда покрывал и согревал нас, так что мы ни зимою не боялись стужи, ни летом зноя солнечного. Жили мы здесь как в раю, непрестанно прославляя Пресвятую Троицу". — "Не желаешь ли, сказал игумен, разделить трапезу с нами"? — "Если хочешь сделать так, отвечала св. отшельница, прикажи, пусть сначала придет пресвитер и совершит Божественную службу, да причастимся Св. Христовых Таин; ибо с тех пор, как мы оставили Царьград, мы не сподоблялись св. причащения. Игумен исполнил её желание, и пришедший пресвитер, по совершению Божественной службы, причастил св. отшельниц. И в тот же день первая из них (бывшая госпожа) после усердной молитвы отошла ко Господу. На другой день последовала за ней и одна из подруг ее, а на третий и последняя из них также мирно почила сном смертным.

Рассказав сие происшествие, прошу вас, братие обратить внимание на то, для чего Господь перед смертью открыл пребывание св. отшельниц. Не ясно ли, что Он благоволил сделать это для того, чтобы чрез причащение Св. Тайн св. жены теснейшим образом могли соединиться с Ним и чрез Него сделаться причастницами жизни вечной? Господу неугодно было, чтобы они отошли в жизнь вечную не напутствованные Святыми Тайнами. Несомненно, что причащение Св. Таин необходимо было для спасения и Святым, и Господь, как видите, по Своему неизреченному милосердию, не оставлял без оного и тех из них, которые скитались ради Него в пустынях, горах, вертепах и пропастях земных. Выслушайте, братие, как иногда еще более в этом отношение дивны были милости Божии ко святым отшельникам.

"Отец, где и откуда причащаешься ты пречистых Таин Христовых"? спросил никогда св. Пафнутий жившего в пустыни Онуфрия Великого. Онуфрий отвечал: "Ангел Господень приходит ко мне с пречистыми Тайнами Христовыми и причащает меня в субботы и недели. И не ко мне одному приходит Ангел Господень, но и к прочим подвижникам здешней пустыни, не видящим лица человеческого, и причащает их, и наполняет сердца их неизреченным весельем (Воскр. Чт. 1840. № 13, стр. 116). И подлинно, не к одному Онуфрию являлся со св. Дарами Ангел Господень. Отошедши от св. Онуфрия в далечайшую внутренность пустыни, Пафнутий встретил четырех юношей, идущих из пустыни, весьма, благовидных, по чреслам опоясанным овечьими кожами. Их лица сияли такою благодатью, что я думал, говорит Пафнутий, не люди это, но Ангелы сошедшие с небес. Он пробыл у них семь дней и однажды спросил: где же вы причащаетесь Божественных Таин пречистого Тела и Крови Христа Спасителя нашего?" Они отвечали: "для того мы собираемся вместе во дни субботние и недельные, и св. Ангел пресветлый, посылаемый от Бога, приходит к нам и дает нам св. причащение". Наступила суббота. Юноши сказали мне, продолжает Пафнутий: "приготовься, возлюбленный брат, ибо ныне придет Ангел Божий и принесет нам Божественное причащение". Еще говорили они, как я ощутил, повествует он неизреченное благоухание, какого никогда не ощущал и спросил: откуда оно? "Приближается Ангел Господень с пречистыми Тайнами, отвечали рабы Христовы". Мы все стали на молитву. Свет пречудный осиял нас, и показался Ангел Господень, сходящий с высоты, блистающий как молния. Я пал ниц от страха; но юноши подняли меня и повелели не бояться. Ангел Божий предстал нам в образе юноши прекрасного, доброты которого невозможно изречь; он держал в руки св. чашу с Божественным причащением. Сперва приступили юноши и причастились, потом приступил и я, грешный и недостойный, со многим трепетом и ужасом, но вместе и с неизреченною радостью, и сподобился причаститься пречистых Таин Христовых от рук Ангеловых. Приобщивши, Ангел преславный благословил нас, и пред нашими очами восшел на небо; мы пали и поклонились Богу, благодаря за толикую благодать Его. Великая радость исполнила сердца наши, и от великой радости я был в восторге и думал, что я не на земли, а небе (Воскр. Чт. 1840. № 20, стр. 181–182).

Можно ли после сего, братие, верить раскольникам беспоповцам, которые, и сами погибая без Св. Таин, и вас желая отвлечь от оных, говорят вам, будто св. отцы, жившие в пустынях, жили же без св. причащения и спаслись, — значит можно спастись без него и нам? Сами видите, что лгут они, говоря так, а потому не верьте им и не слушайте их. Св. отцы не так поступали, как они поступают, и не так о Св. Тайнах учили, как учат они. Причащаясь постоянно сами, они и другим говорили о том, что для вечной жизни необходимо причащение Св. Таин. "Может ли кто, учил св. Златоуст, презирать сие страшное таинство, кроме человека, лишенного вовсе ума и чувств?" (О священстве сл. 3 в русском пер., стр. 59). "Иже церкви Божия и Св. Таин удаляют себе, говорит св. Кирилл Александрийский, врази Божии бывают и бесом друзи" (в Соборнике, в слове: боюсь смерти). Не бывайте же, братие, к тому младенцы влающеся и скитающееся всяким ветром учения, во лжи человеческой, и в коварстве козней льщения (Еф. 4, 14). Аминь.

 

11.09. Оружия против козней бесовских

(Из слова Патерика об Агафоне, яко словом изгоняше бесов)

Слово Божие заповедует нам бдительно охранять себя от искушений бесовских, чтобы враг внезапно не напал на нас и не погубил. Трезвитеся, бодрствуйте, говорит св. апостол Петр, зане супостат ваш дьявол, как лев рыкая ходит, ища кого поглотити (1 Петр. 5, 8). Нечестие, суеверия, всякого рода заблуждения, злоба, разврат и другие грехи, — все это- дело не одной нашей воли, но вместе бесовского подстрекательства. К счастью, мы не беззащитны против козней дьявольских, нам даны благонадежное оружие для борьбы с ними. Что же это за оружие?

Во-первых, пост и молитва. Однажды к Иисусу Христу подошел человек и, преклоняя пред Ним колена, сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь, и часто в воду. Я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его. И запретил бесу Иисус; и он вышел из отрока. Тогда ученики, приступив к Спасителю наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его? Спаситель сказал им: "по неверию вашему," и, затем, прибавил: "сей род изгоняется только молитвою и постом" (Мф. 17, 14–21).

Во-вторых, крестное знамение. Однажды преподобный Антоний Великий, споря с бесами, говорил: "если что можете со мною сделать, делайте; если не можете, то что напрасно и трудиться? Знамение крестное и вера к Богу для меня непреоборимая стена есть." Тот же св. отец так однажды поучал братию: "когда бесы не в состоянии бывают смутить наших помыслов, тогда мечтаниями искушают и устрашают нас, но все они по первом креста знамении исчезают" (Розыск., ч. 2, лист. 182 и 183). Некогда мученик Киприан спрашивал беса "которым оружием возбраняется вам и что ослабляет вашу силу?" Бес отвечал: "не можем смотреть на крестное знамение, но бежим от него; как огонь, оно опаляет нас и далеко от себя гонит" (Там же, лист. 182). Поэтому-то св. Кирилл Иерусалимский и убеждает нас ограждать себя крестным знамением постоянно. "Да изображаем его, говорит он, на челе и на всем: на хлебе, который вкушаем, на чашах, из которых пьем; да изображаем его при входах, при выходах; когда ложимся спать и встаем; когда находимся в пути. и отдыхаем. Оно есть знамение для верных и страх для злых духов" (Огласит. поуч. ХIII, 36).

Третье оружие против дьявола есть боголюбезная добродетель-смирение. Однажды Еллины привели к преподобному Агафону бесноватого и просили, чтобы он исцелил его. Старец сказал бесу: "выйди из создания Божия". Бес отвечал: "выйду, только позволь мне спросить тебя об одном: кто праведники и кто грешники?" Преподобный сказал: "грешник я, а кто праведник, один Бог знает". Это услышав, бес громким голосом вскричал: "вот, за твое смирение выхожу!" И тотчас вышел (Пролог 11 Сент.).

Четвертое оружие — трудолюбие. "Когда коноб, говорит преподобный Пимен Великий, кипит снизу поджигаемый, тогда ни муха, ни другое какое-либо насекомое не смеет прикоснуться к нему; когда же остынет, то и мухи, и все насекомые садятся на него; так и к человеку; к честным занятиям прилежащему, враг рода человеческого не смеет приступить. Кто же живет в небрежении и лености, того низлагает он без всякого труда" (Чет. — Мин. Авг. 27, л. 128 на об., изд. 1840).

Пятым оружием против бесов может быть благоговейное чтение слова Божия, особенно Евангелия и Псалтири. "Вопрошен быть, сказано в предисловии её, великий Иоанн Златоуст от братий: "добро ли есть оставить Псалтырь?" Он же сказал: "уне есть солнцу престати от течения своего, нежели оставити Псалтырь. Вельми бо есть полезно еже поучаться псалмом и прочитать прилежно Псалтырь. Вся бо нам книги на пользу суть, и печаль творят бесовом, но не якоже Псалтырь, да не радим". И далее в сказании Августина учителя о силе псалмов говорится: "пение псалмов души украшает, Ангелы на помощь призывает, демоны, прогоняет, отженет тьмы, содевает святыню… дьявола постыждает, Бога показует". А один из св. отцов, спросивший беса, чего он особенно страшится, получил такой ответ "боимся мы более всего, когда христиане читают Псалом 67-й: да воскреснет Бог, и расточатся враги Его" (Пролог).

Наконец, сильное оружие против бесов есть усердная молитва к св. Архистратигу Божию Михаилу. Как поборник славы Божьей, он доселе еще ведет брань с дьяволом и не перестает наносить ему удары. А потому и нужно просить его, чтобы и в нас он поражал внутреннего тлетворного змия и изгонял его.

Итак, братие, помня о том, что супостат наш дьявол, как лев рыкая ходит, ища кого поглотить (1 Петр. 5, 8), облекайтесь во все оружия Божия, чтобы всегда быть готовыми противостать козням дьявольским (Еф. 6, 11). Аминь.

 

11.09. Против двух ложных мнений грешников, падших во глубину зол

(Поучение святого отца Феодора, игумена Студийского, еже не отчаяться своих ради грехов Божия милости. Пролог Сент. 11)

Грешники, пришедшие во глубину зол, относительно своей ответственности пред Богом, большею частью, рассуждают двояко: одни говорят: "все равно, Бог не простит нас, и потому заодно уж погибать". Другие же, наоборот, так судят: "Бог милостив. Он всех прощает и нас простит". И не стараются о своем исправлении. Как вы думаете, братие: справедливо или нет так рассуждают те или другие? Нет, знайте, что ни те, ни другие несправедливы. И это мы покажем им самым делом.

Вот что прежде всего говорит один из святых отцов — Феодор, игумен Студийский, грешникам отчаивающимся: "ничто, учит он, не помешает хотящему спастись, если даже пред этим он и в последнюю глубину зол пал. В этой истине свидетелями могут быть многие. Так, некто Давид был старейшиною разбойников. считался первым человекоубийцею и был исполнен всякого зла. Но когда покаялся и сделался монахом, то Господь не только простил его, но и чудотворцем показал. И Манассия, царь Иудейский, пятьдесят два года заставлял Иудеев кланяться идолам; но и сей, в последние годы покаявшись, спасся и воздал хвалу Богу, которую и доселе воспитывает св. Церковь. И царь Давид, впавший в тяжкие грехи прелюбодеяния и убийства, принесши раскаяние, пророческий принял дар. Также и Мария Египетская, пресытившись скверною греховною, после чрез добродетель святости достигла и тоже пророческого дара сподобилась. И другие многие из падших чрез покаяние восстали. Поэтому, пусть никто не приходит в отчаяние, но покаянием пусть потщится достигнуть спасения". Так, братие: говорит св. отец к грешникам отчаивающимся.

Теперь послушаем, что он скажет далее и говорящим: "все ничего, всех Бог простит". — "Если вы и слышали, говорит св. Феодор, что многих грешников Бог простил, то во всяком случае никогда не думайте, что и всех грешников, во страстях живущих, Он помилует. Те, о которых шла речь, оставивши грех. Ангельскую жизнь вели; а которые без покаяния во грехах живут, те осудятся своею совестью и будут осуждены и в веке будущем, и мучимы будут без конца. Воздыхать и плакать нужно о таковых, ибо ничто не может сравниться с теми мучениями, которым будут преданы грешники за свои грехи". — Таково слово Феодора и к говорящим: "все ничего, всех Бог простит".

А отсюда что? Конечно то, что жестоко ошибаются в своих убеждениях и грешники, отчаивающееся в своем спасении, а равно и грешники, при беззаконной жизни и нераскаянности, безрассудно надеются на милосердие Божие. Но пусть бы братие, они лишь ошибались — и только. Нет, знайте, что при их ложных убеждениях, при их ошибках, хуже всего для них то, что участь их в будущем, при таких условиях, становится поистине плача и воздыхания достойного. Ибо что их ожидает там за гробом? Тем, говорит апостол Павел, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде — ярость и гнев (Римл. 2, 8). Они, пишет про таковых апостол Петр, получат возмездие за беззаконие (2 Петр. 2, 13). И они же, наконец, по слову Самого Господа, будут ввергнуты в огнь неугасающий идеже червь их не умирает и огнь не угасает (Марк. 9, 43–44), и ту будет плач и скрежет зубом (Мф. 25, 30).

О, премилосердный Господи! Коснись благодатью Твоею косного сердца грешников, про которых мы говорили, отними от них помрачение ума их; выведи их из ужасного состояния нераскаянности, ожесточения и безрассудства; даруй им покаяние и исправление жизни, а ими же веси судьбами спаси их, преблагий Господи! Аминь.

 

12.09. Доброе дело тогда имеет цену, когда будет доведено до конца

(Из слова о Евлогии монахе и о нищем расслабленном)

Не сказано, братие, — претерпевший сколько-нибудь спасен будет, а сказано: "претерпевший до конца спасен будет" (Мф. 10, 22). А у нас этого-то, именно, чтобы терпеть до конца, и нет. Случается, что мы принимаемся за добрые дела с полною горячностью и одушевлением, но проходит немного времени, и мы к доброму делу, за которое взялись, становимся все холоднее и холоднее; а иногда и перед самым концом его, когда бы только оставалось получить за него венец, бросаем его и, таким образом, все ваше дело уподобляется храмине, построенной на песке, на которую как только налетел ветер, то всю и разметал ее (Мф. 7, 26. 27).

Нет, не так должны поступать мы. Уж если что начал доброе, так доводи до конца, не поддаваясь искушениям; а то как раз дьявол вырвет венец уготованный тебе, и награда твоя пропала.

Один инок, по имени Евлогий, встретив на улице нищего, лишенного употребления рук и ног, сжалился над ним, и в душе дал пред Богом такое обещание: "Господи, во имя Твое, возьму сего расслабленного и буду покоить его до смерти, чтобы, ради его, спастись. Дай мне терпение, чтобы служить ему". Затем сделал предложение расслабленному поселиться у него в доме, и, когда тот согласился, взял его к себе. Прошло пятнадцать лет. В продолжение этого времени Евлогий служил расслабленному как отцу: всячески берег его, мыл, кормил сам переносил с места на место. Позавидовал дьявол такому терпению Евлогия и, желая лишить его достойной награды, вложил в сердце расслабленного гнев и злобу на Евлогия. И вот, дотоль кроткий, убогий начал всячески хулить и поносить Евлогия и, несмотря ни на какие с его стороны увещания и мольбы, довел его, наконец, до того, что Евлогий пришел в отчаяние. Что мне делать? говорил он знакомым инокам, расслабленный меня приводит в отчаяние. Бросить ли его? Но боюсь нарушить обещание, данное пред Богом. Не бросить? Но ведь он не дает мне покоя ни днем, ни ночью. Иноки предложили ему обратиться за советом к великому Антонию, и Евлогий послушался их. Антоний ему и расслабленному сначала сделал увещание жить в мире, и в заключение обоим сказал им: "Искушение, дети, пришло вам от сатаны, ибо вы оба близки к смерти и достойны получить от Бога венцы. Теперь не смущайтесь ничем. Иначе Ангел может застать вас в злобе друг против друга и лишить награды". Убежденные Святым, Евлогий и расслабленный прожили после того в мире, только четырнадцать дней, и затем скончался Евлогий, а чрез три дня последовал за ним и расслабленный.

Итак, братие, будьте терпеливы. Возьмитесь за доброе дело, доводите его до конца и не ослабевайте в нем. Иначе награда пропала. Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, неблагонадежен для царствия Божия (Лук. 9, 62), говорит Сам Господь. Аминь.

 

13.09. О6новление храмов рукотворенных должно напоминать нам об обновлении храма души нашей

(Память обновления храма Святого Христа и Бога нашего Воскресения. Пролог Сент. 13)

Сегодня св. Церковь воспоминает освящение храма в честь Воскресения Христова, созданного равноапостольным царем Константином и матерью его Еленою в Иерусалим, на том месте, где, пострадал и умер наш Спаситель. Вот что сообщает нам церковное предание об этом событии.

Известно, что, по вознесении Господа на небо, место, на котором совершилось наше спасение, было часто оскверняемо людьми христоненавистными. Один из таковых, именно римский император Адриан, повелел засыпать гроб Господень землею и камнями; на Голгофе устроил идольское капище; над гробом Иисуса Христа поставил идола; где, был храм Соломонов, тоже воздвиг капище, и таким образом всячески старался истребить память Спасителя преимущественно на месте, где была принесена искупительная жертва, и чрез это уничтожить веру христианскую. Но Промысел Божий не допустил этого. Для распространения веры Христовой и для очищения и обновления святых мест, Он воздвиг благочестивых царей Константина и Елену и вложил им в сердце очистит все, святые места от скверн бесовских, обновить св. град Иерусалим, и на месте, страдания Спасителя построить величественный храм. Мать Константина, св. Елена, прибывши в Иерусалим, разорила все идольские капища, открыла крест и гроб Господень и, на месте обретения оных, заложила храм в честь Воскресенья Христова. Так как храм быль огромный и постройка его продолжалась долгое время, то св. Елене не пришлось дожить до окончания его. Дождался его окончания уже сын её, равноапостольный царь Константин. Когда храм был совершен, Константин повелел собраться в Иерусалим епископам со всех стран своей обширной империи, а также и из стран, сопредельных с Иерусалимом, и освятить новоустроенный храм. И храм был освящен, при великом стечении народа, 13 в сентября месяца; святые отцы, бывшие при освящении его, единодушно положили ежегодно всюду воспоминать в церквях событие освящения по подобию того, как и Соломон в Ветхом Завете узаконил во все лета праздновать день освящения устроенного им, при жизни его, первого храма Иерусалимского.

Рассказав теперь историю событий настоящего дня, мы в заключение желали бы дать вам назидание. Но какое же дадим? Ах, братие, лучше бы всего, думаем, было для вас, если бы вы, от воспоминания о храме рукотворенном, перенеслись сегодня мыслию и к другому храму, храму, который есть собственно — вы сами. Не весте ли, говорит Апостол, яко храм Божий есте, и Дух Божий живет в вас? (1 Кор. 3, 16). И не вы ли, братие, суть церкви Бога живого, назданные на основании Апостол и Пророк, сущу краеугольному Самому Иисусу Христу? (Ефес. 2, 19. 20). И если так, то вот мы и желали бы, чтобы вы обратили ныне мысль вашу и на самих себя и задали — б себе вопросы: чист ли храм души вашей? Достоин ли он того; чтобы Дух Божий жил в нем? Подлинно ли наздан он на основании Апостол и Пророк, сущу краеугольну Самому Иисусу Христу? Не выбрано ли из-под него это основание и не положено ли самовольно другое? Не требует ли, наконец, и он обновления и освящения? Да, братие, мы от души желали бы, чтобы вы размыслили об этом. И если бы подлинно нашли в своем храме что-либо требующее исправления, обновления и освящения, то скорее бы, немедленно озаботились о таковом исправлении, обновлении и освящении. Аминь.

 

13.09. Найденное нами мы должны возвращать потерявшим

(Слово от Патерика о Филагрии монахе, иже найди тысячу златниц и возврати погубившему. Пролог Сент. 13)

Случается, братие, что некоторые из вас находят потерянные ближними вещи или деньги. Как должно поступать вам — нашедшим — с ими последними? Когда потерявшего нет на — лицо, то представляйте найденное, по закону, власти, а когда потерявший на — лицо и вы несомненно уверитесь и убедитесь, что никто иной, а именно тот, который перед вами, потерял то, что вы нашли; то, в таком случае, советуем поступать вам так же, как поступали и Святые. А как они поступали, то покажет вам пример нижеследующий.

Жил в Иерусалиме инок Филагрий, который занимался рукоделием и питался от труда рук своих. Однажды, когда он был на торжище, чтобы продать сработанное им, он увидал лежащую на земле сумку, в которой была тысяча золотых монет. Филагрий поднял эту сумку и, увидав в ней золото, сказал самому себе: не следует мне уходить отсюда; ибо потерявший здесь золото, непременно сюда же и должен придти. И предположение старца-инока оправдалось. Подлинно потерявший деньги тотчас пришел к месту, где Филагрий поднял их, и плакал о потери своей. Филагрий остановил его и в целости сейчас же возвратил ему тысячу златниц. Получивший обратно потерю, в свою очередь, удержал Филагрия и стал предлагать ему денежную награду; но старец не хотел и слышать о ней. Тогда человек тот громко начал кричать к народу: "придите скорее и посмотрите на этого старца! Придите и посмотрите, какие есть люди у Бога!" Филагрий же, не желая слышать похвалы себе, не желая быть узнанным и не терпя вообще славы человеческой, сейчас же, услышав только первые слова потерявшего деньги, скрылся в народе и затем вышел и из города.

Итак, братие, видите, как Святые поступали при находках: так, что тотчас же возвращали найденное ими потерявшему; ничего, от него не требовали из найденного и, возвративши оное, скорее бежали от того, кому возвратили, чтобы избежать славы человеческой и не потерять награды от Бога. И как поступали Святые, так, повторяем, советуем поступать и вам. Ибо, в противном случай, т. е. если вы утаите найденное, тогда, не говоря уже об ответственности пред Богом, которой вы подвергнетесь за утайку, вы и вообще, пожалуй, и сами не замечая того, можете сделать страшное зло. Вы нашли, положим, деньги: но кто знает может быть, у потерявшего они были последними? И, может быть, вследствие потери их, у него останется голодною целая семья? Или, спаси Бог, он придет в отчаяние? Или, может быть, он потерял чужое, и его сочтут вором, лишат честного имени и жестоко накажут? Все это, братие при находках, вы должны иметь в виду и потому найденное тотчас возвращать. Да и хорошо ли, помимо этого, вообще-то жить чужим добром? Нет, братие, худо, очень худо. Ибо слово Божие неложно говорит: горе созидающему дом свой с неправдою (Иер. 22, 13)! Горе умножающему себе, не сущая его (Аввак. 2, 6)! Аминь,

 

14.09. Слово Спасителя имеет благодатное могущественное действие на сердце человеческое

(Слово о двою монаху, яже спасоста блудницу. Пролог Сент. 14)

Господь сказал: глаголы, яже Аз глаголах вам, дух суть и живот суть… Дух есть, иже оживляет (Иоан. 6, 63). Что значат эти слова Спасителя? То, что ими Он указывает на благодатное, необыкновенное и могущественное действие слова Его на сердце человеческое, когда слушают это слово со смирением, благоговением, глубоким вниманием и готовностью последовать ему. Эту истину, по нашему мнению, лучше всего можно указать примерами грешников, которые единственно чрез такое слушание слова Христова, обратились ко Христу, бросили греховную жизнь, из грешников сделались праведниками и ныне блаженствуют там — в обителях Отца небесного. Обратимся же поэтому для доказательства к самому делу.

Два инока однажды пошли из пустыни в город Тарс и на пути остановились на ночлег в некоторой гостинице. Тут встретили они одну жену, великую грешницу и, увидя ее, в смущении сели. Затем один из них достал из дорожной сумки Евангелие и стал читать. Грешница, услышав чтение, подошла к читавшему, села, в свою очередь, возле него стала внимательно слушать. Однако, через несколько времени чтец оттолкнул ее от себя и с сердцем сказал: "что может быть хуже этого, грешница бесстыдная, что ты не постыдилась придти сюда и сесть близ нас?" Но с укором монах опоздал. Пред ним была уже, как покажет дальнейшее, не нераскаянная великая грешница, а женщина, искренно раскаявшаяся и всем сердцем обратившаяся ко Христу, и ее сделало такою не что иное, как может быть на самое короткое время слушание ею со смирением и благоговением Божественного слова Христа Спасителя! И она на укор инока отвечала: "не гнушайся меня, отче, ибо я хотя и великая грешница, но верую, что и меня не отринет Владыка Господь Бог всех, как не отринул Он и пришедшую к Нему блудницу". "Да ведь та-то от Христа не возвратилась на грех", сказал монах. "И я не возвращусь на грех", отвечала жена: "а вы меня на покаяние наставьте". Тогда уже оба инока сказали: "наставим, если будешь нас слушать". После этого женщина бросила все и пошла за старцами. Они же привели ее в монастырь женский и там постригли в иноческий образ. И затем, заключает сказание, женщина та пребыла в покаянии до старости и многий разум стяжала.

Итак, братие, справедливо мы сказали, что слово Христа Спасителя, поистине, оказывает благодатное, необыкновенное и могущественное действие на сердце; человеческое, когда слушают это слово со смирением, благоговением, глубоким вниманием и готовности последовать ему; а равно, как видите, справедливо сказали и то, что эту истину лучше всего можно доказать; примерами грешников, которые, единственно через такое слушание слова Божия, обратились ко Христу, бросили греховную жизнь, из грешников сделались праведниками и ныне блаженствуют там, в обителях Отца Небесного. Но если все это так, то для того, чтобы и на нас слово Спасителя оказало такое же действие, будем и мы приступать к чтению этого слова с указанными чувствами и расположением. Будем читать или слушать слова Господа с благоговением; будем при чтении или слушании их, питать в душе искреннее смирение и читать или слушать их с истинным желанием получить из них наставление в вере и побуждение к благочестивой и добродетельной жизни. Будем, наконец, с благодарностью Искупителю нашему и принимать их к своему назиданию, исправлению жизни и спасению. Тогда, вне всякого сомнения, и мы ощутим благотворное и могущественное действие слов Господних и на наше сердце и в нас чрез них вселится Дух, Иже оживляет (Иоан. 6, 63). Аминь.

 

14.09. Четвероконечный крест не есть крыж римский и печать антихристова

ПОУЧЕНИЕ К ПРИХОЖАНАМ, ЖИВУЩИМ СРЕДИ РАСКОЛЬНИКОВ

(Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня. Прол. 14 сент.)

Греческий император Константин, когда был еще язычником, раз пошел войною против царя Максентия. На пути к Риму, Константин поражен был необыкновенным явлением. Среди дня, он и бывшие с ним увидали на небе крест, составленный из звезд, вверху коего были слова: "сим побеждай." Константин и воины его испугались, потому что для язычников в то время видеть крест считалось несчастьем. Но в ту же ночь явился Константину Господь Иисус Христос, повелел сделать кресты на всех оружиях и сказал, что он победит Максентия. Константин кресты сделал и Максентий победил. Мать Константина, царица Елена, бывшая в то время уже христианкой, приписывая победу сына единственно помощи Господа, пожелала в благодарность за оную посетить Иерусалим и, если представится возможность, отыскать там крест, на котором был распят Спаситель. И она пришла в Иерусалим, спрашивала, наведывалась о кресте Господнем, но о нем никто ничего не знал. Наконец, только от одного престарелого еврея, по имени Иуды, она узнала, что крест Господень зарыт в земле под языческим храмом, или капищем. Капище сломали и под ним в земле нашли три креста. Как узнать, который крест Христов? Мимо того места, где рассматривали найденные кресты, несли умершую девицу. И вот полагаемы были кресты на ней. Положили один крест, — ничего; положили другой, — тоже ничего; а как только положили третий, умершая сейчас же воскресла. Тогда все узнали, который крест Господень и стали покланяться ему и лобызать его. Народу было много: всем хотелось видеть крест Господень, но не все могли. Тогда патриарх Макарий взял его, взошел с ним на возвышенное место и стал поднимать или воздвигать крест над своею головою. Народ падал на землю, молился и плакал. Оттого то, что патриарх Макарий поднимал или воздвигал крест над своею головою, и называется праздник Воздвижением. Теперь мы спросим вас, братие: сколько имел концов крест, обретенный в Иерусалиме царицею Еленою? Если предположить, что крест был найден восьмиконечный, то каким образом могло возникнуть сомнение в том, какой из трех найденных крестов был крест Господень? Крест восьмиконечный имел бы дщицу и подножие; а дщица ни на минуту не заставила бы задуматься в подлинности креста Христова. Должно, значит, согласиться, что крест Господень был вынут из земли или четвероконечный или шестиконечный. Но видим, однако, что этот крест воскрешает умершую девицу; христиане молятся пред ним, лобызают, с благоговением покланяются ему, и Патриарх показывает его народу как истинный крест Господень. Что же скажут вам теперь на это раскольники, не только отвергающее четвероконечный крест, но часто и не ужасающиеся в своем безумии называть его крыжем римским или печатью антихристовою? Грешат они, братие, в этом случае и заблуждаются жестоко. Вникните в последующие слова наши и вы убедитесь в неправде раскольнической.

1. Известно, что четыре конца восьмиконечного креста состоят из дщицы, на которой сделана была надпись И.Н.Ц.И., и подножия. Когда Господь шел на страдания, с дшицею ли и подножием нес Он крест Свой? Очевидно, без оных; ибо дщица и подножие были прибиты уже тогда, когда Он был распят. Так относительно дщицы Евангелисты говорят: и возложиша, уже по распятии, повествует Евангелист Матфей, верху главы Ею вину Его написану: Сей есть Иисус, Царь Иудейский (Матф. 27, 37). Был же час третий, говорит Марк, и распяли Его. И было написание вины Его написано: царь Иудейский (Марк. 15, 26). То же самое подтверждают и Евангелисты Лука (23, 38) и Иоанн (19, 19 и дал.). Итак несомненно, что, идя на страдание, нес Господь крест четвероконечный. Но этот же самый крест теми же четырьмя Евангелистами и до распят называется не крыжем римским и не печатью антихристовою, а прямо крестом, и мало того, даже крестом Христовым. Исходяще же обретоша человека Киринейска именем Симона: и сему задеша понести крест Его (Мф. 27, 32), говорит Евангелист Матфей и то же самое и Евангелисты — Марк с Лукою (Марк. 15, 21; Лук. 23, 26).

2. Многие из ветхозаветных событий были прообразом креста Христова и в некоторых из них можно видеть ясно подобие креста четвероконечного. Например, в том, что перед переходом Израильтян через Черное море Моисей крестообразно поразил и разделил море, св. отцы видят подобие креста и, конечно, четвероконечного. Когда, во время странствования по пустыне, Евреи в наказание за ропот на Бога были умерщвляемы смертоносными змиями; тогда, по молитве, Моисея, Господь повелевал воздвигнуть ему на полковое знамя медного змея. Уязвленные естественными змеями, с верою взирая на сего змея, получали исцеление. Этот змей был прообразом креста Христова и образовал крест четвероконечный. Когда на Евреев напали Амаликитяне, тогда Моисей взошел на близ лежащую гору вместе с Аароном и Ором, молился с воздеянием рук. В положении Моисея, крестовидно распростершего руки, виден крест: какой? Конечно, четвероконечный.

3. Святые отцы указывают, наконец, образ креста в человеке, распростершем руки, в летящей птице, в четырех концах мира, и ясно, что образ креста четвероконечного. И мы сами, полагая на себе крестное знамение, изображаем также крест: какой? Опять, очевидно, тоже четвероконечный.

Итак, несомненная истина та, что жестоко заблуждаются и грешат раскольники, хуля и отвергая четвероконечный крест. Грешат: ибо, полагая надежду на один восьмиконечный крест, мнят поставить свое спасение как — бы в веществе креста, а не в том, Кто был распят на нем. Грешат: ибо забывают, что не самый крест спас людей от вечной погибели, а пострадавший на кресте Христос Бог наш. Грешат, наконец, и потому, что, не зная истинной истории креста Христова и учения о нем отцов Церкви полагают напрасные нарекания и хулу за учение о кресте на Церковь Божию.

Бегайте же, братие, как от огня, от волков в одежде овчей и хулителей Церкви святой, которые, погибая сами, и вас влекут в вечную муку. Не бывайте, по слову Апостола, к тому младенцы, влающеся скитающеся всяким ветром учения, во лжи человеческой и в коварстве казней льщения (Еф. 4, 14). И скверных и бабьих басней отрицайтесь. Аминь.

 

15.09. Мир, плоть и дьявол

(Из слова от Лимониса о помыслах)

Есть искушения, которые влекут нас ко греху. Эти искушения не могут происходить от Бога; Он свят, праведен, и всякий грех противен Ему. Они всегда происходят от плоти, от мира и дьявола. Плоть питает в себе семена греховных желаний и страстей; в мире увлекают ко греху нетвердых в благочестии порочные нравы и обычаи и соблазнительный образ жизни людей; а дьявол человекоубийца был искони, говорит Сам Спаситель (Иоан. 8, 44). Эти искушения продолжаются во всю жизнь, и самые Святые несвободны от них. Один инок, живший в пустыне, мучимый похотью плоти, пришел к преподобному Пахомию и рассказал о своей внутренней брани. "Чадо, отвечал ему Преподобный, не дивись сему. Вот ты видишь меня теперь человеком старым, сорок лет я не выхожу из калии и пекусь о своем спасении; но и доселе подобная твоей брань мне досаждает" (Прол. 15 Сент.).

Зная сие, братие, что мы должны делать? Должны постоянно быть внимательны к себе, к своим мыслям, намерениям и делам; бодрствовать над собою и облекаться во все те оружия, которые указаны нам в слове Божием против врагов нашего спасения. Как бы кто ни был благочестив и добр, никто не будь самонадеян, и не думай, что совсем уже свободен от того или другого греха. "Я умер миру", сказал однажды инок-старец другому старцу. "Ты-то умер, отвечал ему последний, но не умер еще сатана; и потому должно остерегаться от него каждый час. Как воин, выходя на сражение, мужественно подвизается, не зная наперед, падет ли сам или поразит врага, так и христианину должно сражаться с своими врагами без страха, но и без самонадеянности, все упование возлагая на Бога" (Пролог Янв. 26, л. 587).

Итак, здесь на земле, мы как — бы воины, поставленные на сражение. Будем же постоянно иметь на готове духовные оружия наши и с ними выходить в сретение нашим врагам. Призовем на помощь благодать Божию и мы победим их. А победивши, в общее всех воскресение получим ту награду, которую Господь обещает победителям. Побуждающему, говорит Он, дам сести со Мною на престоле Моем (Апок. 3, 21). Аминь.

 

16.09. Житейские дела и нужды не препятствуют нашему спасению

(Из слова от Лимониса о Дорофеи пустыннице)

Кто перестает заботиться о своем спасении, заленится ходить в храм Божий и дома молиться Богу, тот свое нерадение начинает всегда слагать на работу. "Грешен я, обыкновенно говорит такой человек, да ничего не сделаешь. И рад бы иной раз помолиться, подумать о своем спасении, да работа одолела: одно дело сделал, — глядишь, другое за плечами висит: это сделал, третье подоспело" и т. д. Говорит так, в свое оправдание, подобный человек, и выходит, по его словам, что спасаются как будто только сидя сложа руки, что для того, чтобы угодить Богу, нужно быть свободным от всех работ, не знать никаких мирских занятий, вовсе не нести трудов. Посмотрим, так ли это на самом деле?

Примеры Святых показывают, как несправедливы указанные отговорки. Так авва Дорофей работал день и ночь. Днем выходил из пещеры, в которой проживал, в пустыню, собирал камни и строил из них келлии для иноков, ночью занимался плетением корзин из финиковых ветвей. Ел один сухой хлеб, сна почти не имел. Известно, что преподобный Захария (Ноябр. 17) был шорник, св. Евхарист пастух, преподобный Евлогий каменосечец. Св. Павлин епископ Ноланский, добровольно предал себя в рабство и нес тяжкие труды раба Александр, епископ Команский, до принятия епископства был угольщиком. "Один из патриархов греческих пас мулов; другой, живший в уединении на Афонской горе, на собственных плечах таскал себе пшеницу от моря на ужасную крутизну, где стояла его келейка; третий, наконец тоже несколько лет на св. горе жил работником в одном из монастырей" (Письма Святогорца, изд. 1865 г.т. III, стр. 176 и 182). А св. Апостолы сами про себя говорят, что, проповедывая Евангелие царствия Божия они трудились день и ночь, чтобы приобрести себе насущный хлеб. Мы у вас… ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и работою день и ночь (2 Сол. 3, 8), писал апостол Павел Фессалоникским христианам.

Что теперь мне скажете на это вы, говорящее, что работа мешает вам заниматься делом спасения? Ведь вот находили же, как видите, люди, и при тяжких трудах, время для спасения своей души; некоторые заботились о спасении не только своей души; но может быть и тысячей других, вверенных от Бога их попечению. Но приведенные примеры ещё только капля в море. Читайте жития Святых, и вы увидите, что многие из них несли такие труды, в сравнении с которыми ваши работы ничто и что далее не стоит и говорить о них. Работа ли же виновата в застое дела вашего спасения? Нет, не она, братие, а или жадность ваша к прибытку, или, что всего, чаще приходится видеть, ваша привычка, или лучше страсть проводить все свободное от работы время в праздности и разгуле.

Бросьте жадность к прибытку, оставьте знакомство с развратными товарищами, проводите свободное от трудов время кротко и благочестиво в своем семействе, посещайте в праздники церковь Божию, ходите на беседы к людям благочестивым; среди самой работы помышляйте о Боге, о душе, о страшном суде, держите на уме молитву. А говорить, что работа-помеха спасению души, грешно, недобросовестно. Аминь.

 

16.09. Как должно приступать к чтению или слушанию слова Божия или житий Святых и как читать оные

(Слово Иоанна Златоустого, как подобает чтения святых книг послушать и с прилежанием чести и вниманием. Пролог Сент. 16)

Отчего это? братие, бывает, что мы, читая или слушая слово Божие или жития Святых, иногда от чтения или слушания их получаем мало для себя пользы? Оттого, что не знаешь, как приступать к чтению или слушанию оных и как читать или слушать их. Чтобы получить истинную пользу для души от слова Божия или от жития Святых, нужно знать, что делать перед тем, когда приступаем к чтению или слушанию их, и знать, как читать или слушать оныя. Тогда только и польза будет. Но вы, конечно, скажете: как же приступать в таком случае к чтению или слушанию их и как читать или слушать оныя? На это с удовольствием ответим вам; но, для вящего убеждения вас, не своими словами, а словами вселенского учителя, святого Златоуста.

Сказал блаженный Иоанн Златоуст: "когда ты сядешь для того, чтобы читать слова Божие, тогда прежде молись Богу, чтобы открыл твои очи сердечные. И это сделай для того, чтобы тебе не только прочитать написанное, но и исполнить оное, и слово Божие или жития Святых прочитать не в грех себе. Когда же начнешь читать, читай со всеусердием и многим прилежанием; а не проводи время в том, чтобы перевертывать только листы. И если есть тебе время, то не ленись, но дважды, трижды и много раз прочитай слова, чтобы тебе уразуметь силу их. Когда же вздумаешь читать или пожелаешь послушать кого другого читающего, то прежде помолись так и скажи: "Господи Иисусе Христе, открой мои очи сердечные, чтобы я, услышав слово Твое, уразумел оное и исполнил волю Твою. Не скрой от меня заповедей Твоих; но отверзи очи мои, чтобы я уразумел чудеса от закона Твоего. Скажи мне безвестное и тайное премудрости Твоей! На Тебя уповаю, Боже мой, и верую, что Ты просветишь ум мой и смысл светом разума Твоего и что тогда я не только прочту написанное, но и исполню оное. Соделай, чтобы я не в грех себе жития Святых и слово Твое прочитал, но во обновление, и просвещение, и в святыню, и в спасение души, и в наследие жизни вечной. Ибо Ты, Господи, просвещение лежащих во тьме, и от Тебя есть всякое даяние благое и всякий дар совершенный".

Итак, братие, для того, чтобы получить истинную пользу от чтения или слышания слова Божия или жития Святых, как видите, нужно прежде всего приступать к чтению или слушанию оных с молитвою о том, чтобы Бог открыл наши очи, чтобы мы уразумели чудеса от закона Его; чтобы Он сказал нам безвестное и тайное премудрости Своей; чтобы Он просветил ум наш светом Божественного разума Своего и научил нас не только читать Божественные книги, но и исполнять все написанное в них. Читать же нужно, что также видели, без лености, а прилежно, с участием сердца, а не совсем понятное, для того, чтобы уразуметь оное, прочитать, и раз, и два, и три, и более. Вот когда так, как теперь указано, будете приступать к чтению или слушанию слова Божия или житий Святых; а вместе и будете соблюдать все прочитанное или прослушанное в них в мыслях, желаниях, словах и делах ваших, тогда несомненно и пользу получите для душ ваших, и чудеса от закона Господня уразумеете. Аминь.

 

16.09. Против лености

(Слово от Лимониса о Дорофее пустыннике. Пролог Сент. 16)

К вам, ленивые, будет слово наше. Отчего это. никто так не жалуется на труд, как вы, ленивые? Отчего, когда вам приходится понести хотя и самое легкое бремя труда, тогда вы никому после этого не даете покоя, всем жалуетесь, кричите, что и измучились вы страшно, и делать более ничего не можете, и здоровье ваше расстроилось, и многое другое подобное? Отчего это? Оттого, что вы сами, не замечая того, получили отвращение к труду и все стали плоти и крови. Но хорошо ли это для вас? Нет, очень худо; ибо леность расслабляет и, мало того, даже убивает душу и тело и, как древние мудрецы сказали, есть мать всех пороков. Поэтому и должны вы леность без всяких отлагательств и, как можно скорее, бросить и честным трудом заняться. А для сего, с чего вы должны начать? С того, чтобы начать прежде всего учиться труду у Святых, из которых многие трудились при самых тяжких условиях день и ночь и потому всегда могут подать вам уроки спасительные. В виду сего у них и учитесь. А мы с своей стороны и первый урок вам сейчас дадим от них.

Про преподобного игумена Дорофея один из учеников его рассказывал следующее: "Труженик Дорофей был необыкновенный и житие проводил жестокое. Он шестьдесят лет прожил в пустыне и имел обыкновение каждый день в самый зной выходить из келлии, собирать камни и строить из них келлии для иноков, не умевших строить их. Однажды я сказал ему: "зачем ты, отче, при такой старости, мучишь тело свое, работая в нестерпимый зной?" Он отвечал мне: "затем я мучаю, чтобы оно меня не мучило". "Ел Преподобный один сухой хлеб и нечто из злаков, пил, и то умеренно, одну воду. И Бог мне свидетель, никогда я не видал, чтобы он прилег или уснул на рогожи или на постели; но всю ночь он сидел и плел корзины и тем добывал себе пропитание. И однажды, когда мне пришло на мысль: не при мне ли только он так живет, тогда я спросил лучших из учеников его о его жизни, и они сказали мне: "от юности он так живет и никогда он не уснул как люди, и когда пищу вкушал и тогда работал, а засыпал или лучше только дремал на самое лишь короткое время". Но вот когда однажды все мы стали умолять его, чтобы он хоть на малое время полежал на рогоже, он отвечал нам: "если когда умолите которого-нибудь из Ангелов Божьих, чтобы он уснул, тогда умолите и меня".

Итак, видите ли, при каких условиях и как трудились Святые? Ел Дорофей один только сухой хлеб, сна почти не имел, а работал день и ночь. Вам ли после сего жаловаться? Вам ли после сего говорить: что и из сил я выбился, и ничего я больше делать не могу, и здоровье мое расстроилось и т. п. Ведь все это говорит в вас враг вашего спасения, чтобы погубить вас; потому что нет для него ничего легче, как ленивого подчинить своей темной власти. Ибо так говорит Пимен Великий: "кто живет в небрежении и лености, того дьявол низлагает без всякого труда" (Чет. — Мин. Авг. 27). Поэтому сделайте усилие над собою, переломите себя, возьмитесь за труд; и тогда вы и врага вашего спасения отженете от себя, да и вообще великую пользу получите. Ибо тогда вы угодите Богу исполнением заповеди Его: шесть дней делай; исполните повеление Божие: в поте лица твоего снеси хлеб твой; тогда ничто худое не пойдет вам на ум; тогда вы собою прекрасный пример для подражания подадите вашим ближним; тогда и тело свое укрепите, и счастье и благоденствие и семьям вашим доставите. Аминь.

 

17.09. Неискусные не должны принимать на себя звания учителей и толковать слово Божие

(Из слов от Патерика о гневе и о покаянии)

Случается, что грамотные из вас, и особенно немалое время пожившие в городах и наслушавшиеся разных начетчиков, возвращаясь домой, принимают на себя звание учителей, собирают вокруг себя простецов, начинают читать им от Божественного, и слово Св. Писания толкуют, как только им вздумается, с полною уверенностью, что они делают доброе дело. Что читают они Божественное, это с их стороны подлинно доброе дело, а что толкуют они Божественный словеса по-своему, это добрым делом назвать нельзя, потому что часто от их произвольного толкования начинают ходить по миру суеверия, предрассудки и заблуждения, самые гибельные. Хуже же всего то, что когда подобным учителям станут доказывать, что то или другое место Писания растолковано ими не так, как должно, они в своем заблуждении почти никогда не сознаются и все будут думать, что они правы. Это упорство нередко доводит их до того, что они совсем отделяются от Церкви и становятся раскольниками, и, погибая сами, ведут за собой в погибель и многих других. Сознайся же они в своем заблуждении, Господь тотчас простил бы их, и Церковь сейчас же бы приняла их в свое общение.

Два инока, читая Евангелие, дошли в нем до места, которое имеет иносказательный смысл. Не долго думая, они истолковали это место по-своему, толкование приложили к жизни и впали в тяжкий грех, за который архиереем своим были отлучены от Церкви. Вместо раскаяния иноки стали роптать на него. "Мы поступили по Евангелию и ради царствия небесного, а он отлучил нас от Церкви; принесем жалобу архиепископу Иерусалима". Принесли; однако, и сей отлучил их. Иноки не раскаялись и пошли к архиепископу в Антиохию. Увы! и сей подтвердил отлучение. Что делать? Пошли в Рим. И тут не легче. "Отлучены вы до меня, отлучаю и я вас", сказал им архиепископ Римский. Надобно бы, кажется, после сего сознаться согрешившим, но нет. "Пристрастно все судили нас, сказали они, пойдем к Епифанию, архиепископу Кипрскому; он не смотрит на лица и праведно судит. Пошли, но и тут не успех. Епифаний не только не оправдал их, но даже и в город их не пустил. Тут только, наконец, к счастью, иноки сознали свое заблуждение. "Ну что мы оправдываемся, рассудили они, ведь не без правды же все нас отлучили. Согрешили мы!" — Что же? О, как велико милосердие Божие к кающимся грешникам! Едва сознали они свой грех, св. Епифанию уже возвестил Господь, что они прощены. Епифаний призвал их, объявил им прощение и принял в общение с Церковью.

Итак, братие, будьте осторожны и не беритесь за толкование того, что вам не под силу. "Всяк убо, говорится в толковании 64-го правила 6-го вселенского собора, должен есть свой чин ведати, и не творити себе пастыря овца сый, и глава да не мнится, нога сый; но повиноваться преданному от Бога чину, и уши свои отверзали на послушание приемлющих благодать учительского словеса. Не все бо пророцы и не все апостола. Сего ради мирстии человецы да не учат, ни словес о заповедях да не подвизают, тем сан учительский к себе привлачаще" (Кормч. книга 1-я, прав. 6-го вселен, соб. 64 с толков, л. 138). Аминь.

 

18.09. Милостыню, которую подаем мы нищему, приемлет Сам Христос

(Слово о милостыни, яко давая нищему, Христу дает. Пролог Сент. 18)

Святые отцы о милостыне учат так: Златоуст говорит: "Великая есть вещь человек и драгоценная — муж милосердый. Это есть, т. е. подавать милостыню, большая благодать, нежели мертвых воскрешать; ибо здесь ты благодетельствуешь Христу, а тамо Он тебе" (Бесед 36 к народу). И святой Василий Великий учит: "великое дело есть милосердие: ибо приемлет Сам Христос на небеси сидящий, что получает от рук твоих бедный, на земле лежащий" (на богатящихся). Правда ли это? Правда ли, что, подавая милостыню, мы благодетельствуем Христу? И справедливо ли, что приемлет Сам Христос, на небеси сидящий, то, что получает от нас бедный, на земле, лежащий? Знайте, что все это сущая правда, братие, ибо за истину слов вселенских учителей говорит и самое дело. Некоторый человек, живший в Царь — граде, был милостив к нищим чрезвычайно. Когда он ходил по городским улицам, за ним всегда следовало множество нищих, и он каждому из них влагал в руки милостыню. Ближайший из друзей этого человека раз спросил его: "Что заставило тебя быть столь милостивым?" Он отвечал: "Когда я, будучи десятилетним отроком, взошел однажды в церковь, тогда в ней от старца, поучавшего народ, услышал, что кто дает нищему, тот свое подаяние влагает в руки Самому Христу. Не поверил я этому и подумал: Христос теперь на небе сидит одесную Отца, как же может Он на земле быть и принимать то, что дают нищим? С такими мыслями возвращаясь домой, вдруг я увидел нищего, над которым был Господь Иисус Христос. Я ужаснулся. И что же затем увидел? Когда один из проходящих подал сему нищему хлеб, то этот хлеб принял Сам Христос и, взамен его, подавшего благословил. Видя такое чудо, я уверовал, что подлинно дающий нищему дает Самому Христу, и с тех пор по силе, сколько могу, раздаю милостыню.

Итак, братие, справедливо святые отцы учат, говоря, что, подавая милостыню, мы благодетельствуем Христу и что то, что получает от нас нищий, на земле лежащий, то приемлет Сам Христос на небеси сидящий. А если справедливо так они учат, то и не должны мы никогда беспокоиться о том, что может быть милостыня наша пропадет, и мы воздаяния за оную не получим. Нить, если ее принимает Сам Христос, то она никогда не пропадет, и воздаяние за оную становится несомненным, — как от лица Божия и говорит Августин: "Аз, рече Господь, восприях? Аз и воздам" (В тракт. о скупости и роскоши). А если и это справедливо, то значит Сам же Христос становится порукою милостивым в том, что розданное ими не пропадет. Да, именно никогда не пропадет. Ибо верен Господь во всех словесах Своих (Пс. 144, 13), отрещися бо Себе не может (2 Тим. 2, 13). Аминь.

 

19.09. Против гнева

(Слово Иоанна Златоустого о гневе. Пролог Сент. 19)

Мы часто, братие, гневаемся друг на друга, а это нехорошо; ибо в гневе мы и безрассудству предаемся, и наносим нередко тяжкие раны сердцу ближнего, и Бога прогневляем, и своему здоровью вредим. Да и мало ли вообще зла от гнева? Разбросаешь все, раскидаешь, разоришь, а после, и рад бы собрать и устроить, да уж поздно бывает, так как прошедшее невозвратимо! Поэтому мы и должны всячески беречься от гнева и усиленно кротости учиться. А для сего что должны делать? Должны чаще обращаться к Святым и у них учиться от гнева отставать и кротости навыкать. Святые в этом случае, как при жизни служившие для всех образом кротости, всегда могут дать нам уроки спасительные и по смерти. Поэтому к Святым и обратимся и возьмем первый урок от вселенского учителя — св. Златоуста.

Урок же его есть следующий. "Гнев, говорит он, такое свойство имеет, что если человек его в себе не укрощает, то он все более и более усиливается, как и огонь не заливаемый все более и более разгорается. И наоборот, когда к огню дров не подкладывают, то он скоро угасает; так и гнев, когда его обуздывают, скоро прекращается. Последствия же гнева можно сравнить с таким случаем: когда на море наступает буря, тогда мореплаватели, чтобы спастись, многое выбрасывают из кораблей; когда же буря утихает, тогда сильно жалеют о выкинутом. Так бывает и с гневливым: когда гнев не останавливаемый помрачит его ум, тогда человек не помнит, что творит и много злых слов произносит. Когда же гнев в таком человеке утихнет, тогда он и скорбит о злых словах, которые произнес, и жалеет о том, зачем он так гневался, и чувствует великий стыд, и пред ним ясно восстает все зло, которое он в гневе сделал. Поэтому гнев прежде всего делает вред самому гневливому. Но, к сожалению, многие мало обращают на это внимания и на гнев и вражду скоры, а на примирение ленивы и постоянно говорят: "не я начальник ссоры той, а потому тот, кто начал ее, тот пусть и покорится". Но зачем так? "Пусть не ты начальник злу, но все-таки и при этом тебе нужно вперед покориться, чтобы получить награду от Бога. И если ближний твой положил начало злу, то ты положи начало добру. У больных нет силы придти к врачам, и потому врачи ходят к ним, а не они к врачам. Так и ты поступи с братом твоим, одержимым гневною болезнью, и своим покорением исцели его язву греховную. Так говорит и Господь: аще тя кто ударит в десную твою щеку, обрати ему и другую (Мф. 5, 39).

Что же мы можем взять для себя из этого слова Златоуста? Во 1-х, то, что должны гнев обуздывать в себе в самом начале, что и легче сделать, да и всего полезнее. Не подкидывай дров в огонь, он скоро погаснет; обуздывай гнев в самом начале, и он сам собою скоро утихнет. Во 2-х, должны обуздывать гнев и потому, что последствия его, как слышали, вредят прежде всего самому гневливому, и сам он прежде всех раскаивается и жалеет о сделанном в гневе, но большею частью уже поздно. Жалеют корабельщики о выкинутом в бурю, но воротит выкинутое в море не могут. В 3-х, наконец, учат слова Златоуста и тому, чтобы не только и самим не гневаться, но и гневливых приводить к примирению. Не больные ходят к врачам, а врачи к ним. Если ближний твой положил начало злу, так ты положи начало добру. — Видите ли же теперь, сколько и один Святой мог дать нам полезных предостережений и относительно гнева и сколько добрых уроков относительно кротости! А что сказать еще о других бесчисленных Святых? О, братие, читайте чаще жития и поучения их и в них вы найдете образцы незлобия и прекрасные примеры кротости и победы над гневом и исправления гневливых и правила смирения и самые, наконец, лучшие уроки и относительно того вообще, как побеждать благим злое. Да, в этом случай, лучших учителей ни в ком, как в Святых, не найти нам. Аминь.

 

20.09. В несчастиях не должно унывать и отчаиваться, а должно все упование возлагать на Бога

(Память св. великомученика Евстафия)

Бывают с нами несчастия, в которых мы можем еще невидимому найти помощь или утешение от людей; но бывают и такие, помочь или утешить в которых люди вовсе бессильны. В этих последних несчастиях вместо того, чтобы обратиться с молитвою о помощи к Богу, и на Него, как всемогущего, возложить всю надежду, мы нередко предаемся совершенному малодушию как говорится, совсем опускаем руки. От этого нередко и происходит то, что многие из нас, без веры и упования на Бога, в несчастиях от малодушия переходят к отчаянию и погибают. А между тем разве есть горе, в котором бы Господь не мог утешить нас? Или у Него мало любви и сострадания? Или Он не видит наших бед и скорбей? О Его всемогущества и всеведении нечего и говорить, а что есть у Него любовь и сострадание к бедствующим, видно из того, что Он Сам призывает их к Себе и обещает им Свою помощь. Призови Мя, говорит, в день скорби твоем и услышу тебя. Поэтому люди праведные в несчастиях поступают не как мы: они пребывают в уповании на Бога непоколебимыми как скала, и упование не посрамляет их; Господь неожиданно прелагает печаль их на радость и скорбь на веселее.

Св. великомученик Евстафий представляет нам в этом отношении разительный пример. Он был Римским воеводою, имел огромное богатство, множество рабов, был славен и знаменит. Но вот, горе за горем, беда за бедой начинают преследовать его. Прежде всего дом его посетила смерть; затем пришли недобрые люди, ограбили его, и он сделался нищим и беспомощным скитальцем. Добрую и благочестивую жену отнял у него разбойник; двоих сыновей унесли дикие звери, и Евстафий остался один с своим горем. Что могло быть ужаснее его положения? Но он не потерялся в нем. "Плачу бо яко человек, Господи, говорил он, но о Тебе промыслителе моем и строителе пути моего, утверждаюсь на Тебе надеюсь, и Твоею любовью, якоже хладною росою, и Твоим желанием, как сладостью, горесть бед моих услаждаю". Таким образом, не имея ничего на земле, он весь устремился к Богу, и Бог утешил его. Пришло время, и он сделался еще более богатым и знатным; нашел чудесно сохраненных Богом жену и детей, а впоследствии обрел и такую благодать и милость от Господа, что сподобился и венца мученического.

Не будем же изнемогать в несчастьях, оставим малодушие и уныние, и исцеление от смертной тоски не будем искать в каких-нибудь нелепых, иногда суеверных средствах. Но когда томительная скорбь будет тяготить душу нашу, то скорее в слезной молитве повергнемся пред Господом, откроем скорбь свою и печаль свою Ему возвестим. Он милосерд, и потому или пошлет нам Свою благодатную силу, которая даст душе нашей терпение и великодушие, или и от всех бед и скорбей совершенно избавит. Аминь.

 

22.09. В особенных путях Промысла Божия в нашей жизни мы должны видеть призывание нас к покаянию и исправлению

(Из слова св. Иоанна милостивого о Петре мытаре)

Бывает, братие, за нами много таких дел, за которые, по-видимому, мы должны бы были еще в сей жизни поплатиться жестоко и перед Богом, и перед людьми. Согрешил иногда человек и думает, что беда ожидает его за грех неминуемая и что последствия греха его должны быть для него ужасны. А между тем, глядишь, все проходит как-то благополучно, и ужасных последствий нет. И это случается не раз и не два, а, можно сказать, тысячу раз в нашей жизни. Что же это, как не действие особенного Божия милосердия и снисхождения к нам грешным, дабы обратить нас к покаянию и исправлению нашей жизни? Но так ли мы смотрим на это? Радим ли о богатстве благости Божьей и кротости и долготерпению? Стараемся ли вникнуть в то, что они на покаяние нас ведут? (Римл. 2, 4). Увы, братие, на деле выходит совсем иное! Избавившись от беды за один грех, мы начинаем думать, что Бог милостив, пройдет так же безнаказанно и другой грех и третий и т. д., - и продолжаем грешить. Благоразумные же люди не так поступают: видя к себе особенное снисхождение и милосердие Божие, они тотчас каются и начинают исправление своей жизни. Поучимся, в этом отношении, у одного из них.

Во Фригийской стране жил человек, называвшийся Петр мытарь, немилостивый и жестокий. Один из нищих города, в котором он жил, разговаривая с товарищами о жестокости Петра, стал хвалиться, как подвигом, что он выпросит у него милостыню. Завязался спор, нищий вызвался доказать истину слов своих на деле. Он стал у дома Петра, и когда последний вывел из ворот осла, нагруженного хлебами, нищий неотступно стал просить у него подаяния. Не знавший сострадания, Петр пришел в ярость от докук нищего и, не нашедши камня, которым хотел бросить в него, вместо камня схватил один из хлебов и бросил в просителя. Нищий, взяв хлеб, удалился. Чрез два дня поел этого случилось, что Петр впал в тяжкую болезнь, и однажды во время болезни ему представилось следующее: видит он себя представшим на суде Божием и слышит, как Ангелы, рассуждая о его делах, говорили, что к добрым его делам можно разве отнести только хлеб, который он хотя и неволею отдал нищему. Затем Ангелы обратились к нему и сказали: "Иди, Петр, и приложи к хлебу сему. Иначе бесы возьмут тебя и муки вечной не минуешь". Видение так поразило Петра, что он совершенно изменил свою жизнь. Оправясь от болезни, он немедленно роздал все имение свое бедным, освободил рабов и, наконец сам продался в рабство. Живя у одного благочестивого мужа он долгое время тяжкими трудами и другими лишениями изнурял плоть свою и за свое благочестие еще при жизни своей удостоился дара чудотворений. Раз к его господину зашли странники, которые прежде знали Петра они начали восхвалять его добродетели, которыми отличался он в последнее время. Не терпя славы человеческой, Петр решился вовсе удалиться от мира и тут же привел намерение свое в исполнение. Подошедши к глухонемому привратнику, он повелел ему именем Божьим отворить врата. Глухонемой тотчас же вслед затем стал говорить и, исполнив повеление Петра, пришел к господину его и сказал: "великий раб Божий вышел от нас! Ибо когда слуга твой Петр сказал мне: во имя Господа Иисуса Христа отверзи врата, я видел пламень, исшедший из уст его, который коснулся ушей и языка моего, и я тогда же почувствовал, что могу слышать и говорить". Бывший господин Петра и его гости, после сего, поспешно вышли из дома и стали искать его, но не нашедши возвратились домой и прославили Бога, прославляющего Святых Своих.

Будьте же, братие, внимательны к путям Промысла Божия в своей жизни и не злоупотребляйте отселе милосердием и снисхождением Божием. Иначе худо нам будет, когда откроется для нас день гнева и праведного суда Божия и Он воздаст нам по делам нашим (Римл. 2, 5–6). Аминь.

 

24.09. Что нужно для того, чтобы родные и друзья были неразлучны с нами и по смерти?

(Из слова о некоем игумене, иже моляшеся Богу о своих чернцех, да быша с ним в рай вошли)

Имея здесь на земле родных и друзей, мы конечно желали бы не разлучаться с ними и по смерти. К сожаление, это не всегда может быть так. Когда придет Господь на суд, тогда Он отделит одних от других и одним скажет: придите, благословенные Отцы Моего, наследуйте царство, уготованное вам от создания мира; а другим: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный дьяволу и аггелам его. И одни пойдут в царство небесное, а другие в муку вечную (Мф. 25, 32–41 и 46). Очень может быть, что и мы будем отделены от родных и друзей наших. Очень может быть, что они пойдут в царство небесное, а мы в муку вечную или наоборот. Участь страшная! Но нельзя ли как — нибудь избежать её?

Один святой старец часто молился Богу о том, чтобы ученики его, по смерти, вместе с ним в рай вошли. "Господи, говорил он, хотя я и грешник, но уповая на Твои щедроты, надеюсь получить спасение. Не разлучи меня в будущей жизни от учеников моих; но сподоби и их вместе со мною быть в Твоем царствии!" На эту молитву Господь ответил старцу следующим образом. В соседнем монастыре был праздник, и старец вместе с учениками был позван на оный. Старец не хотел — было идти; но во сне, ему было возвещено, чтобы он непременно шел, но только после своих учеников. Пришло время, и ученики старца пошли на праздник. Па пути они встретили лежащего на дороге нищего и всего в ранах. Что с тобою? спросили иноки. "И без того я человек был больной, отвечал нищий, а тут еще напал на меня зверь, изранил, и вот лежу теперь здесь, не имея человека, который бы сжалился надо мною и донес до жилья". — "Жаль тебя, сказали иноки, да помочь-то тебе нам нечем. Народ мы пеший, осла с нами нет, а донести тебя трудно". Сказали и пошли прочь. Немного спустя встретил того же нищего и старец, игумен их. Узнавши от нищего причину его беды, старец спросил: "не встретили ли тебя незадолго до моего прихода несколько иноков?" — "Как же, встретили, отвечал нищий да не помогли. Пеши, сказали, мы, не можем донести тебя". — А не можешь ли ты хотя сколько-нибудь пойти со мною?" продолжал старец. "Нет, не могу", был ответ. "Ну, так делать нечего, сказал святой игумен, я возьму тебя и, с помощью Божьею, может быть и донесу". — "Но как ты понесешь меня? возразил лежащий, путь дальний, а ты один. Лучше кого-нибудь пошли за мною". — "Нет, отвечал решительно старец, не оставлю тебя, а возьму и понесу". И с этими словами взял нищего на плечи и понес. Сначала это было очень трудно старцу, но потом нога его становилась все легче и легче, а наконец несомый и вовсе стал невидим. Недоумевал старец, что бы это значило. Недоумение его вскоре разрешилось, когда он услышал глас: "постоянно ты молишься об учениках твоих, чтобы вмести с тобою сподобились вечной жизни; но поведение твое и их неодинаково. Понудь, чтобы и они вошли в дело твое. Я — праведный Судья и воздаю каждому по делам его".

После сего ясно, братие, что нужно для того, чтобы не разлучиться с родными и друзьями и по смерти. Если они ведут благочестивую жизнь, то вы войдите в дело их и подражайте им: если вы благочестивы, то пусть они в ваше дело войдут и вам подражают. Иначе разлука неизбежна. Аминь.

 

25.09. Искажающие слова церковных молитв приемлют на себя осуждение

(Из повести о страшном трусе, в немже восхищено бысть отроча на воздух)

Читая церковные молитвы, многие из вас или прибавляют к ним, что не следует, или неправильно произносят слова, в них заключающиеся, и искажают смысл их. Это, братие, не хорошо. Как опасно и пагубно такое своеволие в употреблении молитв, принятых святою Церковью, большею частью, от святых людей, об этом выслушайте следующее повествование.

В 5-м столетии по Р.X. при царе Феодосии Младшем и патриархе Прокле, в Греции, по местам был мор на людей и происходили землетрясения. Для предотвращения гнева Божия, царь и патриарх положили отслужить всенародное молебствие. Во время оного один отрок невидимою силою был поднят на воздух и, спустившись невредимым, объявил, что он слышал Ангелов поющих: "Святый Боже, Святый крепкий, Святый бессмертный". Верующие тогда же воспели эту Ангельскую песнь, и бедствие прекратилось. Песнь эта с тех пор вошла в состав церковного Богослужения. Несмотря на такое очевидно, Божественное происхождение этой песни, последователи лжеучения еретика Евтихия к словам: "Святый Боже, Святый крепкий, Святый бессмертный прибавили слова: распятый за нас, и тем исказили смысл её. Молитва относится к Святой Троице, а этим прибавлением к ней смысл её искажен. Выходит, будто все три Лица Св. Троицы потерпели распятие, а не один Сын Божий. За это искажение еретики тогда, же были осуждены пастырями православной Церкви, и это осуждение, с преданием анафем, по 81 правилу шестого вселенского собора, простерлось и на всех, это прибавление принявших — Слыша это, братие, когда будете молиться, тогда старайтесь слова молитв произносить правильно, будьте к тому, что произносите в молитвах, внимательны и от себя ничего отнюдь не прибавляйте. А для сего ходите чаще в церковь Божию и в чтение молитв в церкви вслушивайтесь внимательно и старайтесь слышанное тверже удерживать в памяти. Затем: грамотные учите неграмотных. Прочитавши в книге для себя молитву, прочитайте ее и для других, чтобы и другие, неграмотные, научились славить Бога разумно. Еще: научившись сами правильно произносить молитвы, следите за вашими малолетними детьми, когда они будут уметь читать молитвы. Если они при чтении будут искажать слова молитв, остановите их и поправьте; если будут спешить, снова останавливайте их и заставляйте читать внятно и раздельно. Наконец, когда чего не понимаете в молитвах, обратитесь к священнику за разъяснением, и он растолкует вам. Более же всего просите Бога, чтобы Он Сам Своею благодатью просветил ум и умягчил сердце ваше к усвоению Его святой истины. Аминь.

 

26.09. О том, как мы должны относиться к грешникам погибающим

(Слово о юноше, егоже спасе Иоанн Богослов. Пролог Сент. 26)

Когда мы встречаемся с грешниками погибающими, то большею частью бывает так: одни из нас вовсе не обращают на них ни малейшего внимания; другие относятся к ним с презрением и злохулением; третьи иногда даже с злорадством смотрят на их погибель; четвертые хотя, наконец, и обращаются к ним с словом спасительным, но чаще с словом обличения сурового, что большею частью ведет лишь к взаимному неудовольствию между обличителями и обличаемыми. Как вы думаете, братие: так ли нам должно относиться к грешникам погибающим или нет? Конечно, нет, а должно относиться совершенно наоборот. Как же? скажете. А на этот вопрос пусть даст вам ответ пример нижеследующий.

Однажды св. апостол Иоанн Богослов, пришедший в Асийский город Ефес, встретил юношу, которого возлюбил и употребил особенные усилия к тому, чтобы сделать его святым и благочестивым. Когда же Богослову настало время идти проповедовать Евангелие в другие страны, он призвал к себе Асийского епископа, поручил его попечению юношу и взял клятву с епископа, что он будет особенно заботиться об его спасении. Епископ заботился об юноше, крестил его, но юноша остался неблагодарным. Он сошелся с дурными товарищами, сделался развратным, пьяницею и, в конце концов, ушел в горы и сделался старейшиною разбойников. Прошел год, Иоанн снова пришел в Ефес и, пришедши, тотчас позвал к себе епископа и сказал ему: "отдай мне мое сокровище, которое я поручил хранить тебе". Епископ не понял слов Апостола. Тогда Иоанн сказал ему: приведи ко мне юношу, которого я поручил твоему попечению". — "Увы, отвечал на эти слова епископ, юноша умер". — "Какою смертью, спросил Апостол, душевною или телесною?" — "Душевною, отвечал архиерей, он сделался убийцею и разбойником". Иоанн строго укорил епископа, тотчас потребовал коня и отправился в горы отыскивать юношу. Когда он достиг гор, там он встретил стражей разбойнических и стал просить их, чтобы они отвели его к их начальнику. Стражи отвели, и Иоанн увидел юношу, стоявшего в полном вооружении. Но что же вышло? Лишь только юноша увидел Апостола, стремглав бросился бежать от него. Иоанн, забыв свою старость, поспешил за ним. И когда стал настигать юношу, то кричал: "зачем бежишь от меня? Чадо, зачем так утруждаешь твоего отца? Зачем так изнуряешь меня, сын мой? Остановись, сжалься надо мною, странным и немощным старцем! Остановись, не бойся, для тебя не потеряна надежда спасения: я за тебя отвечу пред Богом; я душу свою положу за тебя, как положил Свою душу Христос за всех нас. Не бойся, сын мой. Сам Господь послал меня, чтоб объявить тебе, прощение грехов! Я сам за тебя пострадаю, и пусть с меня взыщется кровь, которую ты пролил, и я сам на себе, понесу бремя грехов твоих!" Услышав это, юноша остановился, бросил оружие и стоял, проливая горькие слезы. Затем он пал с рыданием к ногам Богослова и умолял о прощении. Иоанн взял его с собою и привел в Ефес, ввел в церковь, и юноша был спасен.

Этот пример, братие, нам кажется, ясно показывает, что к грешникам погибающим должно относиться вовсе не так, как относится большая часть из нас, т. е. не, с невниманием к ним, не с насмешкою, не с презрением, не с злохулением, не с злорадством, не с словом, наконец, обличения сурового; но должно относиться с горячим желанием отклонить их от греха, с любовью к ним, с кротостью, с словом милосердия, с состраданием. Вот это последнее отношение к грешникам и есть подлинно должное отношение к ним. Должное же оно есть потому, что, во 1-х, как видели из примера, оно для грешников становится спасительным; а, во 2-х, и потому, что, становясь для грешников спасительным, оно вместе с тем при этом становится спасительным и для нас самих. Ибо слушайте, что говорит слово Господне: братие! аще кто в вас заблудит от пути истины, и обратит кто его: да весть, яко обративый грешника от заблуждения пути его, спасет душу от смерти, и покроет множество грехов (Иак. 5, 19. 20).

 

27.09. Покаяние не спасет нас, если после оного мы начнем опять прилагать грехи ко грехам

(Слово о наказании Григория Черноризца, о еже не ленитися о своем спасении. Пролог Сент. 27)

Есть довольно людей, которые, покаявшись в своих грехах и получивши прощение в них, после исповеди, однако, опять тотчас же принимаются грешить, опять чернят себя сквернами греховными, думают, что это ничего и, утешая себя, говорят: "Бог милостив, Бог опять простит". Что, подобные люди хорошо так делают или нет? Мы убеждены, что весьма худо, и к этому убеждению нас приводит следующее слово одного из учителей церковных черноризца Григория.

Он между прочим по сему предмету говорит следующее: Братие, отвержемся мирской злобы, не будем снова оплетаться плотскими страстями — объедением, пьянством и блудом, которые растлевают и душу, и тело. Коротка наша жизнь здесь; поэтому позаботимся о душах наших, потешимся о своем спасении; постараемся загладить добрыми делами наши грехи. Не будем поступать так, что ныне покаялись, а завтра за тем же, иди еще за худшие, чем до исповеди, грехи принялись. Если ты сегодня омыл оскверненное тело твое, а на утро опять сквернишь оное; будет ли тебе польза от твоего омовения? Точно так же не будет пользы и тому, кто сегодня покаялся, а завтра снова принялся за грехи. Да и какая подлинно может быть тебе польза от твоего покаяния, когда ты снова после оправдания возвращаешься ко греху? И может ли быть услышана молитва твоя? И можешь ли ты избежать гнева Господня? Нет, ибо как велика милость Господня, настолько же тяжки и наказания Его. И судит Господь каждого по делам его и каждый получит воздаяние по делам своим. Блажен человек, который будет в искушении согрешить и не согрешит. Но горе сердцу, которое надвое мыслит, и грешнику, по двум путям ходящему.

Итак, братие, как видите, верно наше убеждение в том, что принимающиеся после исповеди за грехи подлинно делают весьма худо. Ибо, как слышали, по учению св. отца, и покаяние для них бесполезно, и молитва их не принимается Богом, и гнев Божий ожидает их. Да так, конечно, и должно быть непременно. Ибо прилагающее после исповеди грехи ко грехам, во 1-х, обнаруживают неблагодарность к Богу, простившему их, во 2-х, недостаток веры в Него и, в 3-х, наконец, развращенность своего сердца. Как бы посмотрел царь на раба, который, был достоин смертной казни, но быв прощен царем, однако, тотчас же опять принялся бы по-прежнему за злые дела? Понятно царь усугубил бы гнев свой против него, и злому рабу бесполезно бы было ожидать уже в другой раз прощения. Но так же точно, подобно упомянутому рабу, поступают и грешники, прилагающие после исповеди грехи ко грехам; а потому, конечно, собирают себе, гнев в день гнева и праведного суда Божия. Будем же помнить, братие, что есть мера долготерпению Божию, по исполнении которой уже ничто не защитит нас от гнева небесного. И помня это, после исповеди, будем всеми силами заботиться об исправлении своей жизни, об очищении себя от скверн греховных и о хождении вообще по пути заповедей Божьих. Будем поступать так для того, чтобы явиться в свое время перед лицом Божьим не чадами греха, гнева и проклятия, а чадами святыни, любви и благословения. Аминь.

 

28.09. Грех осуждать ближних

(Из слова святого Евагрия, еже не судите ближнему)

Так как один над всеми судья есть Бог, то очевидно, что, осуждая ближних, мы восхищаем право Господне и потому, изрекая суд на других, тем самым даем повод судить и себя. Кто судит брата своего, говорит апостол Иаков, тот злословит закон, и судит закон, а если закон судишь, то ты не исполнитель закона, а судья. Един Законодатель и Судья, Который может спасти и погубить: а ты кто, который судишь другого (Иак. 4, 11–12)? И действительно, закон повелевает любит ближнего. Следовательно, осуждающий ближнего поступает вопреки закону и если не словом, то делом осуждает закон, как будто закон недостаточен и потому можно отступать от него. И апостол Павел учит: ты кто еси судяй чуждому рабу? Своему Господу стоит или падает (Римл. 14, 4).

Один старец, услышавши, что некоторый брат впал в тяжкий грех, осудил его, сказав: "великое зло сделал он"! Прошло несколько времени, и видит старец, что Ангел принес к нему душу осужденного им брата и говорит ему: "вот тот которого ты судил, умер. Куда велишь теперь положить душу его, в царство или в муку"? Старец ужаснулся. Вед ты судия праведным и грешным, продолжал Ангел; так говори же, что прикажешь о души сей? Помилуешь что — ли ее, или мукам предашь?" Понял тут старец, что, осудивши брата, сам впал в тяжкий грех, и со стенанием и плачем стал просить себе прощения. Долгое время Господь не отвечал ему, но, наконец, сжалился и послал Ангела возвестить ему прощение. "Бог простил тебя, сказал Ангел, но с сих пор не забывай, сколь тяжек грех осуждения".

Но если, как видите, грешно становиться судьями и действительно согрешивших, то не паче ли грешно осуждать невинных? А сколько может быть таких случаев! Если сердца людей закрыты от нас, то почему мы можем знать, с каким расположением человек делает то или другое дело? Преподобный Виталий (Пролог 22-го апр.), живя в Александрии днем нанимался на работы, а ночь проводил в домах падших женщин, и весь город в глаза и за глаза называл его развратником. А между тем в дома падших он ходил затем, чтобы, отдав им на пропитание заработанные деньги, удерживать чрез то их от греха, — Святый Савва Освященный одного из иноков своей обители, по имени Иоанна, хотел сделать пресвитером, но патриарх посвятить его отказался. Савва счел Иоанна великим грешником; а оказалось, что Иоанн не мог быть пресвитером потому, что был уже епископ (Уч. благоч. т. II. стр. 304). Андрея, Христа ради юродивого, жители города, в котором он жил, считали безумным; одни смеялись над ним, другие бранили, третьи били, многие гнали от себя, тогда как на самом деле он был великий угодник Божий. Но что я говорю? Первосвященники и книжники судили Иисуса Христа как злодея, тогда как Он был Сын Божий, Иже греха не сотвори!

Итак, братие, прежде времени ничтоже судите, дондеже придет Господь, Иже во свете приведет тайная тьмы, и объявить советы сердечные: и тогда похвала будет, комуждо от Бога (1 Кор. 4, 5). Не судите и не судят вам и не осуждайте, да не осуждены будете (Лук. 6, 37). Аминь.

 

30.09. Скрывающим на исповеди свои грехи

(Слово святого Иоанна Златоустого о исповедании грехов. Пролог Сен. 30)

Относительно таинства покаяния Церковь между прочим делает такое определение: кто скрывает на исповеди свои грехи, тот не только не получает прощения в них, но и удваивает их. "Аще ли что скрыеши от мене", говорит пред исповедью духовник кающемуся: "сугуб грех имаши". Казалось бы, что такое грозное определение Церкви должно бы побудить всех христиан к тому, чтобы быть им на исповеди откровенными и приступать к оной не с чувством лжеправедности фарисейской, а с чувством мытаря разбойника благоразумного. Но, однако, и доселе, часто видим, что одни из-за ложного стыда, другие по маловерию, третьи по гордости, четвертые по наущению дьявольскому, — одним словом, многие не перестают скрывать свои грехи и чрез это отходят от исповеди без истинного мира в совести, без Божественного глагола прощения в душе. Чем же побудить таковых к откровенности? Чем отнять от них ложный стыд, маловерие, гордость? Чем сделать их истинно кающимися? Постараемся сделать это нижеприводимым словом св. Златоуста. Дай Бог, чтобы скрывающие на исповеди свои грехи им убедились в неправоте своей и образумились.

Вот что говорит вселенский учитель: "исповедайте свои грехи, ибо исповеданием струпы душевные исцеляются. И как рана телесная исцеляется только тогда, когда показана будет врачу, — утаиваемая же от него все большую и большую приносит человеку заразу, в конце же концов — смерть; так и грехи, утаиваемые на исповеди, и тело и душу умерщвляют и радость творят дьяволу. Чистосердечное исповедание грехов есть великое добро, а сокрытие их есть радость сатане… Он заставляет скрывать на исповеди грехи не только простеца, но и человека книжного, говоря ему, что он наедине может исповедать Богу грехи свои. Ты же, христианин, не принимай этой мысли дьявольской и не медли исповедаться в грехах своих, чтобы получить прощение и в сем веке, и в будущем".

Итак, слышите ли, скрывающие на исповеди грехи свои, что говорит вселенский учитель? Он говорит, что скрываемые на исповеди грехи и душу, и тело умерщвляют, что сокрытие на исповеди грехов доставляет радость сатане и что, наконец, скрывать на исповеди грехи учит он же — сатана. Что же? Неужели и после этого вы будете, братие, лгать на исповеди пред Господом? Подумайте, чью же вы волю тогда будете исполнять? Кому радость доставлять? Куда, наконец, души свои готовить? Волю будете исполнять злейшего вашего врага-сатаны, радость будете доставлять ему же, а души свои готовить в бездну адскую. Не постыдно — ли это? Не ужасно — ли? Не гибельно — ли для душ ваших? О, поистине так, братие мои! Поэтому, в виду сего, и убойтесь сокрытия грехов ваших, как губительной язвы, открывайте на исповеди душевные язвы ваши без всякой утайки, так, как сознаете их в своей совести" представляйте себя на исповеди стоящими пред лицом Самого Господа Иисуса Христа, невидимо приемлющего исповедание ваше, и наконец, и вообще не осрамитесь, ниже убойтесь и да не скрывайте ничего от отца вашего духовного. И тогда, аще так исповедаете грехи ваши, верен есть и праведен Господь, Который оставит вам грехи ваши и очистит вас от всякой неправды. Аминь.

 

Октябрь

 

1.10. Не следует иметь в домах соблазнительных книг и картин

(Из слова от Лимониса, чесо ради не вниде Святая Богородица в храм Кириака попа)

В домах ваших подчас приходится встречать очень неприятные вещи. На стенах, рядом с св. иконами, видишь иногда картины самого соблазнительного вида, а у грамотных на полках между священными книгами часто лежат песенники или книги безнравственные. Как это грешно и душепагубно, можете видеть из следующего повествования.

Пресвитер Кириак, служивший в находившейся близ Иордана Лавры Каламонской, повествует: "Видел я во сне жену, благоговейную образом, одетую в багряницу и с ней двух мужей. Все они стояли около моей келлии. В жене я узнал Пресвятую Богородицу, а в сопутствовавших Ей Иоанна Крестителя и Евангелиста Иоанна. Радуясь такому посещению, я бросился к стопам Ходатаицы мира и стал просить Её, чтобы Она вошла в мою келлию и в ней сотворила молитву о мне к Богу. Но Она не соглашалась. Когда же я со слезами не переставал умолять Её, Она сказала мне: в келлии ты держишь Моего врага; как же хочешь, чтобы Я вошла к тебе? — С этими словами Она удалилась, и видите кончилось. Пробудившись от сна, я начал скорбеть и размышлять: кто же бы это мог быть врагом Пресвятыя Богородицы в моей келлии? Сам себя я ни в чем не находил виноватым против Нее, а другого никого не было. Долго предаваясь скорби, я, наконец, вздумал развлечь себя чтением бывших у меня книг, и в конце одной из них нашел поучение еретика Нестория, который осужден на третьем вселенском соборе за то, что называл Пресвятую Деву не Богородицею, а Христородицею, утверждая, будто от Нее родился простой человек а не вместе и Бог во плоти. Тут только я понял, кто был в келлии моей враг Пресвятыя Богородицы, и, взяв книги, тотчас снес их брату, которому они принадлежали, рассказал ему свое видение и, исполнясь ревности, при нем же вырезал и сжег листы, заключавшие лжеучение Нестория, сказав: пусть же не будет с сих пор в келлии моей враг Пресвятыя Богородицы!"

Выбрасывайте же, братие, сор из домов ваших! Читать книги священный и вместе с ними безнравственный, взирать с благоговением на св. иконы и любоваться на картины соблазнительные то же значит, что одной рукой строить дом, а другой разрушать его, созидать свое спасение и вместе разорять. И смотрите, сколько зла от того! Вот ты становишься на молитву, и вдруг глаза твои нечаянно упадают на подобную картину. Какие мысли могут зародиться в голове твоей? В состоянии ли ты будешь вознести чистыми ум и сердце на небо, сосредоточиться в себя, углубиться в себя, отрешиться от всего мирского? Или: малолетний сын твой или дочь, по глупости, вместо иконы, станут молиться на худую в нравственном отношении картину: на ком ляжет грех их? А притом, что хуже всего, какая страшная зараза от этих картин или безнравственных книг может поразить их юное невинное сердце и испортить его навсегда! Кто же будет отвечать за соблазн их? Судите сами. Горе, говорит Господь, человеку, чрез которого соблазн приходит (Мф. 18, 7). Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повысили ему мельничный жернов на шею, и потопили его во глубины морской (Мф. 18, 6). Аминь.

 

2.10. За борьбу с дьяволом христианина ждут венцы

(Слово о святом Андрее, како ему сотворися Христа ради юродство, Пролог Окт. 2)

О том, в каком положении мы должны находиться по отношению к врагам вашего спасения — злым духам, слово Божие учить нас так: облецытеся, говорит оно, во вся оружия Божия, яко возмощи вам стати противу кознем дьявольским: яко несть наша брань к крови и плоти, но к началом, и ко властем, и к тродержителем тьмы века сего, к духовом злобы поднебесными (Еф. 6, 11–12). И в другом месте: трезвитеся, бодрствуйте, зане супостат ваш дьявол, яко лев рыкая, ходит, ищя кого поглотити (1 Петр. 5, 8). Из этих мест видно, что слово Божие заповедует нам находиться по отношению к врагам нашего спасения в положении неприязненном; заповедует, чтобы мы бдительно охраняли себя от козней дьявольских, боролись с злыми духами и старались победить их. Боролись, старались победить их… Но будет ли нам от этого какая польза? Можем ли ждать за эту трудную борьбу какой-либо награды? Могут ли ожидать победителя в этой борьбе венцы? Да, братие, не сомневаетесь, подлинно и польза от борьбы с злыми духами для нас будет, и награда за борьбу с ними есть, и несомненно, что и победителя в этой борьбе венцы ждут. Все это видно из следующего.

Св. Андрей, Христа ради юродивый, будучи юношей, однажды ночью стал на молитву. Дьяволу не понравилось это, и он, чтобы отвлечь юношу от молитвы, стал неистово стучать в дверь комнаты, в которой Андрей молился. Андрей ужаснулся от этого стука, оставил молитву и, покрывшись козлиною шкурою, лег на одр. Сатана, видя это, сказал другому бесу: "вот до чего мы дожили! Доселе одну скверну делал этот, а теперь вот и он вооружается против нас". И, сказавши это, исчез. Между тем Андрей, лежа на одре, заснул и во время сна имел такое видение: видел он себя на некотором месте, где по одну сторону стояли бесы, а по другую Ангелы, и казалось, что и те, и другие готовились к взаимной борьбе. И бесы вывели из среды себя великого и страшного исполина и, указывая на него, предлагали кому-нибудь из Ангелов сразиться, с ним. Ангелы молчали, а бесы хвалились собою. В это время сошел с неба прекрасный юноша, держа в руках три венца. Один венец был украшен золотом и драгоценными камнями, другой жемчугом, а третий сплетен был из неувядаемых цветов. Все три венца были настолько прекрасны, что красоты их и описать невозможно. Взирая на венцы, Андрей стал думать, как бы ему восхитить хотя один из них и, подошедши к юноше, сказал: "не продашь ли ты мне эти венцы? Хотя сам я и не могу купить их, но я могу сказать о них моему господину, и он даст тебе за них золота, сколько хочешь." Юноша улыбнулся на, эти слова Андрея и отвечал ему; "поверь возлюбленный, что если бы ты предложил мне за эти венцы золото всего мира, и тогда я бы не дал тебе даже и одного цветка с них, потому что они не от этого суетного света, а от сокровищ небесных и суть венцы Самого Христа, и венчаются ими только те, которые этих черных, т. е. бесов, побеждают. И если хочешь приобрести их, то ступай, борись с тем исполином — дьяволом и, когда его одолеешь, тогда я тебе не один, а и все три отдам." После сего Андрей узрел себя борющимся с дьяволом и победившем его. И видел Андрей, что за свою победу он был принят в общение Ангелами, а от юноши получил венцы те и совет принять на себя подвиг юродства, которым он легче может побуждать демонов. После, этого видения Андрей подлинно объявил непримиримую брань Дьяволу, подвигами юродства победил все, козни его и уже самым делом сподобился венцов тех.

Из этого повествования видно, что за победу над дьяволом человек получает венцы, если же получает венцы, то уже само собою становится понятным, что от борьбы с врагом нашего спасения и польза есть, а за борьбу и награда нас ожидает. В виду же этого будем, внимая слову Божию, трезвиться и повседневно облекаться во все оружия Божья, чтобы твердо устоять против всех козней дьявольских. Будем постоянно бодрствовать против нашего врага, чтобы он внезапно не напал на нас и не поразил стрелами греховных искушений. И когда же доблественно преодолеем эти искушения и тем самым прогоним от себя и поразим и самого врага, тогда несомненно и мы удостоимся светлых венцов от вождя Христа, как и говорит слово Божие: Блажен муж, иже претерпит искушение: зане искусен был примет венец жизни, его же обеща Бог любящим Его (Иак. 1, 12). Аминь.

 

3.10. Польза от размышления о смерти

(Из слова Иоанна Лествичника о блаженном Исихии Хоривите безмолвнице)

Вследствие того, что мы живем так, как будто нам и умирать никогда не надобно, и почти никогда не помышляем о смерти, она большею частью застает нас вовсе неготовыми к ней, "и тогда ужас наш бывает безграничен. Как лишиться имения, титл и достоинств? Как явиться на тот свет с нашими грехами? Как дать в них отчет пред Богом? Так думаем мы, но думаем уже поздно. А сего не было бы, если б мы постоянно думали о смерти. Постоянное размышление о ней удалило бы нас от грехов и вселило ревность к добродетели, а чрез это научило бы встречать смерть не с ужасом, а с радостью.

Блаженный Исихий Хоривит, живший сначала в небрежении и лености, после одной тяжкой болезни, решился исправиться и, для утверждения себя в новой жизни, положил за правило помышлять о смерти постоянно. Такое помышление не только отвлекло его от грехов, но и поставило на высокую степень добродетели. Двенадцать лет он пробыл безвыходно в своей келлии молчальником, вкушал только хлеб и воду, и день и ночь плакал о своих грехах. Когда наступил для него час смертный, братия вошли к нему и стали умолять, чтоб хоть пред смертью он что-нибудь сказал им в назидание. Убежденный опытом, какую пользу приносит человеку память смертная, Исихий, вместо всякого поучения, воскликнул: "простите меня, братие. Кто имеет память смертную, тот никогда не может согрешать." И с сими словами предал дух свой Господу. — И подлинно, братие, не может согрешать! "Поминай последняя твоя, и во веки не согрешиши," учит премудрый сын Сирахов (7, 39).

А освободившись по возможности от грехов, само; собою понятно, мы встретим смерть с радостью; ибо она люта только для грешников, а для праведников есть переход из мрака на свет, из темницы на волю, от трудов к покою, из страны чужой в страну родную. Один благочестивый старец достигнув глубокой старости, слег, наконец, на смертный одр. Братия окружили его и горько плакали о разлуке с ним. Старец же, напротив, был полон радости и, открыв глаза свои, тихо улыбнулся; помолчав немного, опять улыбнулся и через несколько минут тишины улыбнулся в третий раз. "Мы плачем, а ты смеешься сказали ему братия. "Да, отвечал старец, смеюсь. И в первый раз я засмеялся тому, что все вы боитесь смерти, в другой потому, что вы не готовы к ней, а в третий потому, что иду от трудов на покой (Пролог Апр. 30).

Итак, братие, если хотите не бояться смерти, постоянно размышляйте о ней. Как воин, который всегда находится в готовности сразиться с неприятелем, не боится его; так и мы, если готовы будем, не убоимся смерти, но с радостью встретим ее. Аминь.

 

3.10. Святые угодники Божии помогают нам в борьбе с демонами

(Слово о святом Андрее юродивом. Пролог Окт. 3)

Для успешной борьбы с демонами и для победы над нами Господь указал два средства: молитву к Богу и пост, как и сказал: сей же род не исходит, токмо молитвою и постом (Мф. 17, 21). А еще есть другое какое-либо средство, также облегчающее борьбу с злыми духами, или нет? Знайте, братие, что есть и состоит оно в усердной молитве о помощи к угодникам Божьим.

Когда св. Андрей вступил на подвиг юродства, тогда сатана с такою силою напал на него с подвластными ему бесами, что Андрей думал, что для него настал последний час. И вот, находясь в отчаянном положении, он воскликнул: "Святый Апостоле Иоанне Богослове, помоги мне!" После этих слов, ударил гром, и послышался голос многих людей. И явился старец с грозными очами, лице которого было почти так же светло, как солнце, явилось и множество людей с ним, одетых в ризы белые. И сказал старец с гневом к бывшим с ним: "затворите врата, чтобы из бесов никто не мог убежать отсюда". И воля старца была исполнена. Затем послышался голос бесовский: "горе нам в час сей, в который мы так обманулись. Грозен Иоанн и жестоко хочет нас мучит". А за этими словами послышались уже и вопли бесовские: "помилуй мя" и "помилуй нас!" Потом скрылись люди, одетые в белые ризы, исчезли также и демоны. Явившийся старец сказал Андрею: "видишь, как я скоро пришел к тебе на помощь, и знай, что я весьма забочусь о тебе. Сам Бог повелел мне вести тебя ко спасению и пещись о тебе. Будь же терпелив и терпи без ропота все. Уже недалеко то время, когда получишь полную свободу и будешь ходить по своей воле везде, где тебе будет угодно". Андрей спросил: "Господин мой, скажи, кто ты? Явившийся отвечал: "я тот, который возлежал на честных персях, Господа". И, сказавши это, скрылся от очей Андрея, который затем прославил явленную ему великую милость Божию.

Итак, братие, кроме молитвы к Богу и поста, есть и еще средство, облегчающее нам борьбу с врагами нашего спасения, и это средство, как видите, заключается в усердной молитве о помощи к угодникам Божьим. Едва только Андрей сказал: "Святый Апостоле Иоанне Богослове, помоги мне" как тотчас Апостол и явился, и бесы были наказаны и прогнаны. Посему, в виду действительности этого средства, т. е. молитвы к угодникам Божьим, в борьбе с врагами нашего спасения, будем прибегать к этому средству и будем просить св. угодников, чтобы они чаще поражали и изгоняли из нас внутреннего тлетворного змия, и освобождали бы нас от воздвигаемых им на нас искушений и соблазнов и всяких бед и зол, И усердная молитва наша к угодникам Божьим, конечно, не будет тща; ибо они по собственному опыту знают, что борьба с дьяволом тяжела и что она требует для человека высшей помощи. Аминь.

 

4.10. В чем почерпать терпение в скорбях

(Из слова о Андрее, как в видение глагола ему Христос, о юродстве и о вечной жизни)

Для того, чтобы мы чаще помнили, что отечество наше на небесах есть, и меньше привязывались к земному, чтобы приучились к смиренно, чтобы достойным образом приготовились к царству небесному, нам определено идти в царство небесное путем скорбным. В мире скорбни будете (Иоан. 16, 33), учит нас Иисус Христос. И все, хотящие благочестно жити о Христе Иисусе, гоними будут (2 Тим. 3, 12), говорит апостол Павел.

Но чтобы путь скорбный имел цену в очах Божьих, необходимо, чтобы он пройден был с терпением. А где, мы возьмем его? — Во 1-х, в примере Господа Иисуса Христа. Родился Он в убогом вертепе и положен был не в колыбели, а в яслях. Тотчас после рождения искали убить Его, и Он должен был бежать в чуждую, далекую страну. Всю жизнь Он не имел, где приклонить главы. За неисчислимые благодеяния платили Ему одним злом. Насмехались над Ним, поносили, злословили, били, плевали в лицо и, наконец распяли между злодеями. Будем чаще представлять Его нас ради обнищавшего, примшаго зрак раба, отягченного клеветами, проникнутого скорбью за грехи наши до глубины души, покрытого ранами, удрученного поруганиями, распятого, всеми оставленного, и все это за наши грехи, — и тогда мы, увидя всю ничтожность наших скорбей в сравнении с скорбями Спасителя, меньше будем унывать и ослабевать в них, и нам легким покажется предлежащий нам подвиг. Второй урок терпения мы можем взять от святых угодников. "Иные из них, говорит апостол Павел, избиени быша, не приемше избавления… Друзии же руганием и ранами искушение прияша, еще же и узами и темницею. Камением побиени быша, претрени быша, искушени быша, убийством меча умроша. Проидоша в милостях и козиях кожах, лишени, скорбяще, озлоблени; ихже не был достоин весь мир, в пустынях скитающиеся и в горах и в вертепах и в пропастях земных" (Евр. 11, 35–38). И все это они переносили с радостью! "Радуюсь во страданиях моих", писал тот — же Апостол (Кол. 1, 24). "Они", сказано об Апостолах после того, как их били в Синедрионе: "идяху радующеся от лица собора, яко за имя Господа Иисуса сподобишася бесчестие прияти" (Деян. 5, 41). Опять, сравнивая свои скорби со скорбями святых, увидим, что наши терния — розы и что наши страдания ни в каком случае не могут сравниться со страданиями их. А чрез это малодушие ваше исчезнет, ропот умолкнет и в нас родится дух мужества и терпения.

Наконец, третье ободрение к терпению мы можем найти в мысли, что все скорби века сего временны, что он заменятся радостями нескончаемыми, и что будет время, когда Господь навсегда отрет все слезы с наших очей (Апок. 7, 17). Св. Андрей, Христа: ради юродивый, видел себя в чертогах царских пред царем. Царь дал ему вкусить сначала нечто; весьма горькое, и сказал: "таков скорбный путь служащих Мне в настоящей жизни"! Потом подал другую снедь слаще манны, сказав: "такова пища Моим служителем, претерпевшим все до конца". — Будем же помнить, что если с терпением все перенесем здесь ради Бога, то, "вмале наказаны бывшее, великими благодетельствованы будем", и что если со Христом постраждем в настоящей жизни, то с Ним и прославимся в будущей. "Аминь, аминь глаголю вам, говорит Он, яко восплачетеся и возрыдаете вы, а мир возрадуется; вы же печальны будете, но печаль ваша в радость будет" (Иоан. 16, 20). "Паки узрю вы, и возрадуется сердце ваше, и радости ваши никтоже возмет от вас" (Иоан. 16, 22). Аминь.

 

5.10. О загробной жизни

(Повесть о видении Космы игумена страшна и очень полезна)

Тем из святых, которые, удостоясь при жизни видеть загробный мир, оставили нам об оном сказания, мы должны быть благодарны особенно. Ибо подобные сказания решают много для нас весьма затруднительных вопросов, рассевают много неосновательных наших суждений и утверждают нашу веру в истину Евангельскую. В доказательство сего вот вам ничто из сказания одного благочестивого мужа, который удостоился видеть жилища святых.

"Поставлен я был, говорит он, на некотором ровном месте, где все было хорошо, весело и приятно, а в стороне от него было еще лучшее место, злачное и прекрасное, всей прелести которого словами передать невозможно. Посреди этого последнего сидел старец многочестный, а около него были дети, число которых превосходило число песка морского. Желая узнать, кто сей старец, я спросил о нем сопутствовавших мне Апостолов Андрея и Иоанна, и они сказали, что это Авраам, а место, где были дети, называется лоном его. Поклонившись величайшему из патриархов, я приведен был своими путеводителями на место, называемое Елеон, где росло бесчисленное множество деревьев и под каждым была сень. Тут было также множество людей, и многие были известны мне. Одни из них воспитывались при дворе царском, другие были простыми гражданами, некоторые земледельцами, а иные иноками. Все эти, известные мне, были уже умершие. Когда я хотел расспросить подробно о видимом мною месте, Апостолы предварили меня и сказали: "Ты желаешь знать, что есть сей ведший и прекрасный Елеон и что все. что ты видишь в нем? Знай, что он есть дом Отца небесного, в котором обители многие суть. И эти обители всем разделяются, смотря по их благочестию и по мере добродетелей".

Какой же из затрудняющих нас вопросов решает это сказание? Тот, где наши дети, умирающие в младенчестве. Что с ними? Где, души их? — часто думаем мы и, по своему маловерию, предаемся иногда неумеренной скорби о разлуке с ними. Но вот ясно, что они на лоне Авраама, что, следовательно, об их участи беспокоиться нечего, и что справедливо слово Господне: таковых есть царство небесное (Мф. 19, 14).

Какое неосновательное суждение наше рассеивает это сказание? То, будто "в мире никак нельзя спастись, а можно только в монастыре или в пустыни какой". На деле, как видите, выходит не так. Есть в царстве небесном, как слышали в сказании, вместе с монахами и воспитывавшиеся при дворе царском, и граждане, и земледельцы. Значит, ясно, что не место спасает или губит человека, а спасают или губят одни дела. Будем же помнить, что "Господь", как говорит преподобный Нифонт: "равно приемлет в Свои объятия праведную душу с престола и от сохи, из алтаря и с поля брани", — и каждый пусть в своем звании пребывает.

Итак, братие, справедливо, что мы должны быть особенно благодарны святым, которые, удостоясь видений, оставили нам о них свои сказания. Благодарность же свою выразим им тогда, когда будем внимательны к их сказаниям и когда будем пользоваться заключающимися в них уроками на спасение души своей. Аминь.

 

5.10. Позднее раскаяние

(Из слова святого Андрея о тате гробнем)

Люди, у которых привычка к тому или другому греху обратилась в страсть, всегда думают только об одном, как бы поскорее совершить свой грех. Предостережения ближних для них ничего не значат. Но так как всему бывает конец, то конечно бывает конец и их беззаконным деяниям. И этот конец наступает часто еще при жизни их и притом самый плачевный. Раскаиваются они тогда, но поздно.

При жизни св. Андрея, Христа ради юродивого, в Царьграде, жил лютый грешник, обкрадывавший мертвецов. Однажды узнавши о погребении в одном уединенном месте девицы, дочери вельможи, он отправился к её могиле с целью снять с неё драгоценные одежды. На пути встретил его св. Андрей и, предузнавши его нечестивое дело, начал уговаривать его не делать оное, в противном же случае угрожал наказанием Божьим. Вместо того, чтобы послушаться святого, вор только насмеялся над ним и пошел, куда задумал. Отваливши камень от пещеры, в которой погребена была девица, он раскрыл гроб её, снял с неё саван, затем драгоценную одежду, а, наконец, даже не устыдился и совсем обнажить ее и взял последнюю срачицу. Но в то самое время, когда он оканчивал свое последнее гнусное дело, повелением Божьим умершая встала из гроба и правою рукою ударила его по лицу, от чего он тотчас же лишился зрения. "Окаянный! сказала она ему, хоть бы ради стыда ты оставил мне последнюю из одежд. Но не будешь же отселе красть никогда! И с сих пор узнаешь, что есть Бог, жив Иисус Христос, есть суд и будет воздаяние по смерти". Ослепший вор после сего волей-неволей оставил свое ремесло и начал кормиться подаянием. Часто жестоко он упрекал себя за свою прежнюю жизнь, но было уже поздно. "Будь ты проклята, говаривал он иногда, ненасытная жадность моя. Тебя ради я получил эту ужасную слепоту. Худо тому, кто живет в праздности и занимается воровством", говаривал он. Но увы, прошедшее невозвратимо.

Братие! Не встречается ли нечто подобное и между нами? О, очень часто! Так, говорят развратному: брось свой грех! Не слушает, ну, глядишь, и станет гроб гробом. И тогда начнет говорить: зачем я так жил? Говорят пьянице: оставь свое пьянство! Нет; ну и увидишь, как семейство пустил по миру и сам стал стенать и трястись. И он потом тоже говорит: не пить бы мне, этого бы не было. Говорят вору: не воруй! не слушает; ну, смотришь, попался и сделали калекой на всю жизнь. И этот пеняет на себя: не воровать бы мне, был бы цел.

Но все это еще ничего в сравнении с тем, что ожидает подобных людей, если они не раскаются, по смерти. Представь на суд Божий, поистине они скажут горам: падите на нас, и холмам: покройте нас (Лук. 23, 30). Но увы! Это тем паче уже будет поздно. Спаси же нас, Господи, становиться после сего на путь нечестия! Он — скользкий, страшный и неминуемо ведет ходящих по нему в пагубу. Аминь.

 

6.10. Нерукотворенный дом

(Память св. Апостола Фомы)

Расскажу вам следующий случай из жизни св. апостола Фомы. По вознесении Иисуса Христа на небо и сошествии Св. Духа, Апостолы бросили жребий, куда кому идти проповедовать слово Божие. На долю Фомы достались Парфия, Мидия и Индия, и он стал собираться в путь. Между тем, в это самое время, случилось так, что в Иерусалим пришел индийский купец, по имени Аван, искавший художника, который бы мог выстроить его царю величественный дом — и познакомился с Апостолом. Фома сказал ему, что он сам искусный строитель — и отправился с ним в Индию. Прибывши к царю, Фома предложил ему свои услуги, и царь, думавший, что он на самом деле искусный художник, поручил ему постройку здания и, указав место, дал значительную сумму золота и серебра на расходы. Взяв деньги, Апостол роздал их нищим, а сам, вместо постройки дворца, стал заниматься усердно распространением слова Божия. Чрез несколько времени, царю желавшему знать о ходе работ, кто-то сказал, что строится уже кровля, и царь, обрадованный этим известием, послал Вам еще большее против прежнего количество золота. Апостол и это роздал нищим, а дворец все не строился. Наконец, царю открыли, что Фома обманывает его, и царь, воспылавши гневом, тотчас же велел привести его вскричал: "где тот дом, который ты должен был строить? Апостол отвечал, что дом тот не здесь, но что он увидит его после смерти и только тогда войдет в обладайте им. Царь, видя в словах Фомы как — бы насмешку над собою, приказал бросить его в темницу, и там грозила ему страшная участь. Однако, на деле вышло не так. Любимый брат царя опасно занемог и во время болезни имел следующее видение. Ему показаны были жилища святых и предложено было выбрать то из них, которое ему особенно понравится. Когда он выбрал одно из лучших и указал на него, сопутствовавший ему Ангел сказал, что это жилище он занять не может потому что оно уже приготовлено для его брата царя. Пришедши в себя, он объявил о своем видении царю, и сей убедившись, что Апостол подлинно готовит ему, вместо земного, жилище на небе тотчас: повелел освободить его и, падши к ногам, просили у него прощения. Св. Фома преподал ему после сего учение христианской веры и крестил его.

Братие! Чему поучает нас это обстоятельство из жизни Апостола? Тому, прежде всего, что мы всего более должны заботиться о приобретении истинного всегдашнего для себя жилища, храмины нерукотворенной, вечной на небесах (2 Кор. 5, 1); помнить, что мы здесь странники и пришельцы на земле, и что здешние наши жилища, да и самая земля, есть не что иное, как временная гостиница; которую не нынче так завтра, но во всяком случае должно будет покинуть неминуемо. А при мысли о сем не должно забывать и того, что основания иного нашему вечному жилищу никтоже может положити паче лежащего, еже есть Иисус Христос (1 Кор. 3, 11).

Далее мы узнаем, сколь много может способствовать нашему спасению милостыня. Она, как видите, и самых язычников делает приятными Богу, так что Он подает за нее средства к обращению, а следовательно, и ко спасению. Золото царское, розданное бедным через Апостола, оказалось не вотще погибшим, как думал царь, но прибрало ему вечный, нерукотворенный дом на небе. Не пропадет даром и наше добро, отданное меньшей братии Христовой, но конечно еще для нас же возрастет и приумножится.

Итак, благотворения и общения не забывайте; ибо таковыми жертвами благоугождается Бог (Евр. 13, 16). Аминь.

 

7.10. Последствия пьянства

(Из различных мест Священного Писания, приведенных в слове святого Антиоха о пьянстве)

Чтобы предостеречь нас от гибельной страсти к вину, слово Божие указывает на те вредные последствия, какие происходят от него. Не буди винопийца, говорит оно, всяк бо пьяница обнищает (Притч. 23, 20–21). Кому горе, кому молва, кому судове, кому горести и свары, кому сокрушения вотще, кому синие очи? Не пребывающим ли в вине? И не назирающим ли, где пирове бывают? (Притч. 23, 29–30). Пьяницы царствия Божия не наследят (1 Кор. 6, 10). Внемлите себе, да не когда отягчают сердца ваши объедением и пьянством, и найдет на вы внезапу день той (Лук. 21, 34). Всяк, пребывая в пьянстве, не будет премудр (Притч. 20, 1).

Посмотрим: не так ли бывает на деле? — Жалко положение пьяниц во всех отношениях: взгляните на хозяйство и семейство нетрезвого. Что вы увидите? Увидите детей его холодных и голодных, разутых; и раздетых, жену его с отчаянием смотрящую на своих несчастных малюток. В доме во всем беспорядок, бедность, нищета. Двор пуст. В поле или бедные колосом полосы, или вовсе незасеянные. Вот входит пьяница в дом свой; дети бросаются к нему, ласкаются, и словами и всеми движениями дают понять отцу, что они голодны и хотят хлеба. Жена с укоризною выговаривает ему за его поведение. Слезы и рыдания душат ее. Но трогается ли сам пьяный? Разгоряченный и отуманенный вином раздраженный словами и воплями жены, он с ожесточением начинает бить ее или бросает на несчастную все, что только попадет ему под руку. Слышат стон, крики и все буйство его соседи и сбегаются унять нечестивца. Тут опять и горе, и молва, и судове, и свари. Наконец, унимают его, и он часто избитый и связанный засыпает тяжелым и страшным сном, в котором нечистые образы то и дело предстают пред ним. Просыпается, и какая же первая мысль его? Всегда одна, именно, как бы скорее идти, назирать, где пирове бывают. И с бессмысленными, налитыми кровью глазами, с посиневшим как у мертвеца лицом направляется он, как Каин после убийства, стеная и трясясь к питейному заведению. Приходит; но на что же он будет пить? О, чего сатана не сделает для удовлетворения своей жертвы! В кабаке, встретясь с подобными себе нечестивцами, нетрезвый закладывает им за вино свою душу. Он поет им нескромные, развратные песни, изрыгает хульные слова, позволяет себе всевозможные, отвратительные телодвижения, продает честь, ближних, соглашается на какие угодно преступления… И вот и вино готово, и пьяница упивается им нередко до бесчувствия. Этого мало, — случается, что упившегося вдруг постигает неумолимая смерть. С каким лицом он явится тогда на суд Божий? Какой даст ответ? Что скажет в свое оправдание? О, поистине, лучше бы ему не родиться на свет, чем дожить до этого страшного дня!

Не забывайте, братие, спасительное предостережение: "внемлите себе, да не когда отягчают сердца ваши объедением и пьянством, и найдет на вы внезапу день той" (Лук. 21, 34). "Утрезвитеся пьяные от вина своего, и плачитеся: рыдайте все пьющие вино до пьянства, да не внезапу найдет на вы день той." Аминь.

 

8.10. Дающая рука не оскудеет

(Из слова о милостивом схоластице)

Да не отвратиши сердца твоего, говорит Писание, ниже сожмеши руки твоей пред братом твоим требующим. Отверзая, да отверзеши руку твою ему… Даянием да даси, ему. Дающую ти ему благословит тя Господь Бог твой во всех делах твоих и во всем (Втор. 15, 7-10). Иже дает убогим не оскудеет (Притч. 28, 27). Состарихся, говорит Давид, и не видех праведника оставлена, ниже семени его просяща хлеба (Пс. 36, 25). Истины непреложные, ибо подтверждаются бесчисленными примерами чудесного восполнения для милостивых, розданного ими. Предлагаю вашему вниманию один из них следующий.

В горе Аскалоне был один благочестивый муж проводивший все время в делах благотворения. Он раздавал милостыни по монахам и бедным, кормил странных иноков и других пришельцев, и дом его был пристанищем для всех бесприютных. Однажды, когда, по обычаю его нужно было ему посылать подаяния в бедные монастыри, случилась ему нужда в деньгах, и он, не зная, где бы мог достать их, сидел скорбя. Вдруг является к нему в дом благолепный старец и спрашивает: "о чем скорбишь?" — "Да о грехах моих," по обыкновению отвечал милостивый. "Нет, не о грехах, продолжил старец, а о том, что не знаешь, где, найти денег. Но Бог заботится о тебе. Вот тебе триста златниц и столько же сребреников. Пошли их по твоему обычаю." Взяв деньги, милостивец пошёл, чтобы убрать их, но, лишь только он вышел, старец сделался невидим. Возвратившись и не видя старца, хозяин дома с гневом начал выговаривать семейным и привратнику, зачем отпустили старца до его возвращения: но все с клятвою уверяли, что никого у них в доме не было и никакого старца они не видали. Милостивый муж понял тогда, что золото послано ему свыше, и с тех пор сделался еще милостивее и роздал уже все имение свое нищим. Когда он жил в бедности, однажды пришли к нему два инока и дали ковчег с золотом. Нищелюбец стал было уговаривать их вкусить пищи, но они, отговорившись тем, что должны были навестить пустынников египетских, ушли от него, обещавшись вечером придти к нему. Прошел вечер — их не было. Милостивый справился о них у отцов египетских; но те сказали, что у них никого не было. Опять тут он убедился, что золото дано ему от Бога. Был и еще третий в его жизни случай, также чудесный. В его церкви раз случился недостаток в деревянном масле, и ключарь хотел было сказать ему о сем — но хотя не успел сказать, однако, возвратившись в церковь, увидал сосуд переполненный маслом. Таким образом, чем больше милостивый давал, тем больше от Бога милостей получал и чрез них, конечно, имел случай убедиться в особенном к себе благоволении Божием.

Итак, братие, ясно отсюда, что, как говорит Василий Великий: "милости к дающим возвращаются. Дал ты алчущему, — о своей пользе постарался; ибо что ты дал, получишь с избытком" (На богатящихся). И св. Амвросий Медиоланский то же говорит: человек (о смерти Феодосия Великого) милосердый, когда другим помогает, себе, пользу делает, и чужим лекарством свои раны лечит." Аминь.

 

9.10. Какова должна быть жизнь христианских супругов

(Из повести преподобного отца Даниила об Андронике и о жене его)

В продолжение года св. Церковь нередко совершает память христианских супругов, т. е. мужей и жен, которые, проводя жизнь вместе, в продолжение оной соревновали друг с другом в добродетели и за то вместе удостоились венцов. Так как жизнь этих святых подает полезные уроки касательно того, как созидать спасение среди положения семейного, то для нас, мирских людей, она должна быть особенно поучительна.

Для примера укажу вам на ничто из жизни святых Андроника и жены его Афанасии.

"Был, начинает описатель жития их, Андроник муж благоговеен и добродетелями украшен, такожде и жена его Афанасия". В чем же состояли их добродетели? Имение свое они разделяли на три части: одну отдавали нищим, другую в церковь, третью иждивали на себя. Были кротки, за что весь город, в котором они жили, любил их. Соблюдали чистоту супружеского ложа. Всегда сострадали и помогали бедным. Каждое воскресенье, понедельник, среду и пятницу посещали церковь. Были тверды в несчастиях и переносили их с покорностью воли Божие. Когда Андроник услыхал о тяжкой болезни единственных сына и дочери, то сказал только: воля Господня да будет. Когда узнал о смерти их, то, падши пред иконою Спасителя, подобно Иову, говорил: "Сам аз наг изыдох из чрева матери моей, наг паки и отыду тамо. Господь даде, Господь и взят; якоже Господеви изволися, сице и сотвори. Буди имя Господне благословенно отныне и до века". Наконец, решившись всецело посвятить себя на служение Богу, они, завещавши ближайшему из родных имение, просили построить на их деньги больницу и странноприимницу для иноков, освободили рабов и затем остальную жизнь свою провели уже в совершенном удалении от мира.

Итак, вот, братие, условия для того, чтобы спастись и среди супружеской жизни! Это — доброе сердце, искренно и постоянно любящее Бога, усердие к соблюдению заповедей Божьих, постоянная взаимная любовь и верность в исполнении взаимных обязанностей, любовь к ближним, смиренная преданность Богу среди всех трудных и скорбных обстоятельств жизни и непоколебимое упование на Бога. Подражайте же святым Андронику и Афанасии в их супружеской жизни, и спасение ваше будет несомненным. Аминь.

 

10.10. И великие праведники не безопасны от грехов, и великие грешники не должны отчаиваться в спасении

(Память преподобного отца нашего Иакова постника)

Многие в суждениях о своем нравственном состоянии впадают в крайности. Одни, считая себя совершенно утвердившимися в добре, думают, что они безопасны от такого или другого греха; а другие, напротив, считая себя величайшими грешниками, полагают, что Бог совсем их не простит. Заблуждаются и те, и другие. Никто не должен почитать себя безопасным от греха, и никто не должен отчаиваться в спасении. Это видно из следующей повести.

Преподобный Иаков постник провел в пустыни одиннадцать (по другим сказаниям, сорок пять) лет в посте и молитве, и достиг такого нравственного совершенства, что удостоился дара чудотворения; но, как подобострастный нам человек, подвергся великому падению. Один богатый человек привел к нему однажды бесноватую девицу, дочь свою, и просил, чтобы он помолился об ее исцелении. Иаков согласился, и, по молитвам его, бесноватая действительно получила исцеление. Отец её, опасаясь, чтобы бес не возвратился в нее, стал просить святого о том, чтобы дочь его он оставил у себя до совершенного выздоровления. Иаков и на это согласился, и девица осталась у него. Но тут дьявол с такою силою напал на Иакова, возбудив в нем нечистую страсть, что Иаков не устоял и пал с девицею. Грех тяжкий, но за ним новый грех! Опасаясь родителей её и позора, Иаков убил девицу и из пустыни бежал. В это время дьявол уже хотел ввести его и в третий грех, именно в отчаяние; но это ему не удалось. Иаков скоро пробудился как — бы от глубокого сна, горько заплакал и бил себя в грудь. Затем, исповедав в одном из монастырей пред игуменом и братиею свои грехи, он вошел в одну пещеру и провел в ней долгое время в слезах о грехах своих. Человеколюбивый Господь внял, наконец его раскаянию и не только простил его, но и возвратил ему дар чудотворений.

Какой же, братие, совет мне дать вам после сего повествования Пусть никто не считает себя праведником, недоступным греху, и пусть не говорит: Боже, благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди обидчики, грабители, прелюбодеи; а считающие себя великими грешниками пусть не отчаиваются в своем спасении, а, положив начало исправлению, пусть подобно Иакову оплакивают свои грехи и плач растворяют надеждою помилования. Аминь.

 

11.10. Должно читать слово Божие, хотя бы многого в нем мы не понимали

(Память святого апостола Филиппа, единого от седми диакон)

Многие из нынешних христиан почти вовсе незнакомы с словом Божьим. Они все мирское читали и изучали тысячу раз и ни разу не брали в руки Библии. Спросишь: отчего не читают? Отвечают: оттого, что многого в ней не понимают. Но это не оправдание, братие! Они оттого и не понимают слова Божия, что никогда не читают его. Читай они его с усердием, тогда бы и непонятное в нем со временем сделалось для них понятным, и темное светлым.

Один инок, пришедши к своему духовному отцу, сказал: "Отче! я брошу читать слово Божие?" Что так? спросил старец. "Да не понимаю читаемого," отвечал инок. "Чадо, сказал ему тогда старец, овцы, когда найдут тучную пажить, с жадностью хватают траву и проглатывают ее не жевавши, стараясь только как можно боле захватить; а потом наевшись, уже пережевывают ее. Так и ты, пока имеешь время и возможность, сколь можно больше без лености Божественные книги читай, и темное для тебя будет светлым. Ибо или ради навыка непонятное поймешь, или от отцов и учителей Церкви узнаешь, или наконец, если некому будет растолковать тебе, просветит тебя Сам Господь" (Пролог февр. 4).

Что Господь иногда употребляет средства чрезвычайные для вразумления не понимающих читаемое, видно из следующего.

Вельможа Эфиопской царицы Кандакии, на пути в Иерусалим читал 53-ю главу книги пророка Исаии, заключающую в себе пророчество об Иисусе Христе. Вельможа не понимал пророчества, но Господь, видя его искреннее желание узнать истину, послал ему неожиданную помощь. Дух Святой восхитил ап. Филиппа на дорогу, по которой въехал вельможа; Филипп подошел к вельможи и заговорил с ним. Филипп спросил: понимает ли он, что читает? Вельможа отвечал: как я могу понимать, когда у меня нет наставника? Сядь со мною и объясни, о ком говорит Пророк, о себе или о другом. Апостол исполнил его желание и объяснил ему пророчество об Иисусе Христе. Тогда вельможа всем сердцем уверовал в Спасителя мира и тотчас же принял крещение, и после сего Дух Святой сошел на него (Деян. 8, 26–39).

Дух Святой найдет возможность и вам помочь в разумении слова Божия, если вы с усердием и вниманием будете слушать или читать слово Божие. Он всегда близок бывает к тем, которые с любовью приемлют оное и в нем поучаются. Вы только просите Его просветить вас, и Он просветит или непосредственно, или через пастырей Церкви к которым всегда обращайтесь за вразумлением, когда чего не понимаете в слов Божием. Аминь.

 

16.10. Против лицемерия

(Из слова о лицемерном чернце)

Очень часто можно встретить людей, которые вполне заслуживают название лицемеров или ханжей. Это те, которые, из-за мирских выгод, все усилия употребляют для того, чтобы наружно перед людьми показаться набожными, постниками, молитвенниками, милостивыми, внутри же — это люди, силы благочестия вовсе отвергшиеся (2 Тим. 3, 5). Подобных людей, по слову Господа, можно уподобить гробам окрашенным, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты (Мф. 23, 27). Горе им, если они во время не образумятся и не бросят своего притворства!

В монастыре, именуемом Галат, был монах, которого братия считали святым. В сущности же было не так: он был лицемер, постился, например, только при людях, настоящего же поста не соблюдал. Перед смертью его это притворство обнаружилось при следующих обстоятельствах. Сделавшись болен, он попросил придти к нему братий, — и те не заставили долго ждать себя, думая услышать от него, как от святого, слово назидания. Каково же было их удивление, когда он, весь трясясь и трепеща, начал говорить им: "Увы мне окаянному, братие! Ныне я предан лютому врагу, ибо жил нечисто. Пред вами, я являлся постником, а на самом деле им не был. И вот за это я теперь нахожусь во власти у дьявола. Он, в образ змия, обвился вокруг меня и с страшным мучением исторгает мою душу." "И сим убо от него реченным, прибавляет описатель сего сказания, абие умре: и не попусти Бог пребыти ему, дабы покаянием от змия избавиться возмог, егоже видяше."

Итак, братие, ежели хотите быть истинными Богочтецами, то творите добрые дела пред Богом, а не перед людьми. Творите ли милостыню? Не трубите пред собою, а пусть левая рука ваша не знает, что делает правая (Мф. 6, 1–3). Молитесь ли? Не будьте как лицемеры; но войдите в клеть вашу и, затворив дверь свою, молитесь Отцу вашему, Который втайне (ст. 6). Поститесь ли наконец? Не будьте унылы, как лицемеры: но постясь, помажьте голову! и умойте лицо, чтобы явиться постящимися не пред людьми, но пред Отцом вашим, Который втайне и Отец ваш, видящий тайное, воздаст вам явно (ст. 16–18). Аминь.

 

17.10. Плач о грехах

(Из слов о разбойнике, спасшемся малых ради слез в десять дней)

Одно из самых действительных средств к получению прощения грехов есть плач о них и сокрушенье сердца. "Печаль бо яже по Бозе, говорит св. апостол Павел, покаяние нераскаянно, т. е. неизменное, во спасение соделовает" (2 Кор. 7, 10). "Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит," учить св. царь и пророк Давид. Не имея чем искупить своих грехов пред Богом, мы должны бы чаще, братие, прибегать к указанному средству и чаще иметь печаль, сокрушение сердца и действительные слезы о том, что мы доселе, несовершенно и недостойно служили Господу; что мы ничего более не заслуживаем от Него, как только гнева и наказания за дела наши; что мы недостойны Его милости. Это смирение и сокрушение сердца весьма приятно Господу и всегда превращает гнев Его на милость.

При царе Маврикии, во Фракии был разбойник свирепый и жестокий. Не находя возможности взять его силою, царь решался употребить, для усмирения его, противоположное средство — милость, и послал к нему свой крест с словами: "не бойся." Этот необыкновенный поступок тронул сердце разбойника. Он тотчас же раскаялся; сам явился к царю; пал к ногам его и обещал исправиться. Царь простил его, и он остался жить в городе. Спустя немного времени он впал в тяжкую болезнь и, во время оной, однажды во сне увидел страшный суд. Пробудившись, он почувствовал приближение смерти и, ужаснувшись своих грехов, стал с горькими слезами просить в них прощения. "Владыко, Человеколюбче, Царю, говорил он, как прежде меня Ты спас разбойника, так и на мне теперь удиви милость Твою и прими плач мой на смертном сем одре. И как иных, пришедших в единонадесятый час и ничего достойного не сделавших, Ты принял, так прими и мои горькие слезы, и очисти меня, и крести меня ими. Не ищи от меня больше сего ничего! Не ищи и не испытай, ибо не найдешь во мне ничего доброго, окружили меня беззакония мои и бесчисленные, соделанные мною грехи. Но как принял Ты плач апостола Петра, так прими и мои малые слезы и губою милосердия Твоего истреби мои прегрешения!" — И так он с плачем на многие часы исповедовал грехи свои, затем скончался. В час его смерти, живши в одном с ним доме врач, во сне, видел следующее: много бесов явилось к одру разбойника, держа в руках рукописание его грехов, и за ними два Ангела с весами; на одну сторону их бесы положили хартии грехов умершего. Что мы положим на свою сторону? сказали Ангелы. Нет у нас ничего, ибо только десять дней прошло, как он престал от убийства! Не положить — ли вот только разве платок, смоченный слезами его, который он проливал перед смертью?" — И положили. И, о бездна милосердия Божия! платок перетянул все грехи разбойника, и хартии бесов исчезли. Ангелы взяли душу умершего, а бесы бежали посрамленными. — Итак, вот что значит, братие, плакать и сокрушаться о своих грехах!

Но единственный ли это пример? Нет, их очень много. Оправдывается от Господа блудница, но не прежде, как слезами Ему облила ноги и власами главы своей отерла их. Вышел оправданным из храма мытарь, но после того, как в храме стоял не смея возвести очей на небо, бил себя в грудь и говорил: Боже, милостив будь ко мне грешному." Прощен был апостол Петр, трижды отрекшийся от Христа, но за то, что о грехе своем плакался горько. Прощен был Давид в тяжких грехах прелюбодеяния и убийства, но после того, как он всякую ночь слезами ложе свое орошал. Будем же чаще и мы плакать о бесчисленных грехах наших, чтобы Господь, видя сокрушение наше, принял нас так же, как принял отец блудного сына, и простил нас так же, как простил и разбойника, с креста из глубины души возопившего: помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии Си." Аминь.

 

18.10. Грешно предаваться безнадежной скорби о умерших детях

(О блаженной Клеопатре и сыне ее Иоанне)

Тяжело родителям переносить скорбь о смерти детей. Всю глубину этой скорби могут вполне понимать и чувствовать только те, которые сами лишились детей. Но как ни тяжело это лишение, грешно поступают те родители, которые в скорби об умерших детях доходят до малодушия и уныния и даже близки к совершенному отчаянию. Для вразумления таковых мы полагаем неизлишним привести следующее повествование из жизни блаженной Клеопатры, память которой св. Церковь совершает 19 в октября.

Эта благочестивая вдова имела особенную любовь к св. мученику Уару, тело которого было погребено ею в её владении. Она устроила в честь его церковь и пожелала перенести в оную его св. мощи. В день перенесения их она особенно усердно просила св. мученика, чтобы он принял под свое покровительство её единственного сына, отрока двенадцати лет, которого надлежало отправить ей в воинскую службу. Молитва её была услышана, и мученик действительно стал покровителем её сына, но только не в воинской службе. Случилось, что отрок в тот же день тяжко заболел и в наступившую ночь скончался. Вместо того, чтобы покориться воле неисповедимого в путях Своих Господа, Клеопатра предалась великому отчаянию. Она дошла даже до того, что стала приписывать потерю сына мученику и жестоко укорять его. Искушение продолжалось, однако, недолго. Вскоре св. Уар явился ей вместе с её сыном и сказал: "за что ты укоряешь меня? Ужели за то только, что я взял сына твоего в воинство небесного Царя?" Вслед за мучеником, и сын её обратился к ней с такими словами: "что так скорбишь безнадежно, мать моя? Я ныне вчинен в воинство Царя Христа и вместе с Ангелами предстаю Ему, а ты желаешь, чтобы я от царства перешел в убожество." Слыша эти слова и видя сына своего облеченным в небесную славу, изумленная и обрадованная мать воскликнула: о, если так, то возьмите и меня с собою! — "Будь терпелива, ответил ей мученик, и устрой имение твое во славу Господу, а после сего и сама уже придешь в вечные жилища." Видение кончилось, а с ним миновалось и отчаяние Клеопатры. После погребения сына она действительно поступила с имением, как советовал ей мученик, т. е. раздала его бедным и затем в продолжение года каждый воскресный день сподоблялась видеть сына своего, с мучеником Уаром, в ангельской одежде, а затем и сама скончалась мирно, угодивши Богу.

Итак, братие, сели вы воспитали детей своих в истинной вере и благочестии, если не только словами, но и примером научили их христианскому житию, то в случае, если бы Господу угодно было кого-нибудь из них воззвать к Себе, разлука с ними ужасать вас и приводить в отчаяние не должна. Под непосредственным и вседержавным покровительством общего Отца они сохранятся от всякого зла видимого и невидимого, возрастут во всем добром и прекрасном, притом послужат за вас молитвенниками, пока живете на земле сей, и обрадуют вас несказанно при свидании в жизни будущей. Аминь.

 

20.10. Против кощунства

(Повесть о чудесах св. великомученика Артемия)

Третья заповедь Божия: "не возмеши имени Господа Бога твоего всуе," запрещая грехи богохуления, ложной клятвы, клятвопреступления, нарушения обетов, данных Богу, божбы, ропота на Бога, невнимательности в молитве, запрещает вместе с тем и грех кощунства, т. е. когда священные предметы обращаются в шутку и поругание. Этот грех — один из самых распространенных между христианами. Сколько ныне найдется людей, которые с какою-то злобою глумятся над предметами веры и Церкви! Так глумятся и посмеиваются над ними многие из людей так называемых образованных, вовсе не желающих знать Бога; посмеиваются многие из раскольников, особенно, например, над новоявленными угодниками и многоцелебными их мощами; посмеиваются, наконец, и многие из совершенных невежд, не ведущих и не желающих видать истины веры Христовой. А легкие шутки над предметами священными в обыкновенных разговорах слышатся повсюду и не встречают отпора даже со стороны благочестивых людей. Братие, нужно ли говорить, что за грех кощунства виновные дорого поплатятся в жизни будущей? Вы сами знаете, что Бог поругаем не бывает. Но я скажу вам, что кощунники не остаются без наказания и в жизни настоящей. Выслушайте нечто по этому поводу из повести о чудесах св. великомученика Артемия.

Один благочестивый человек, питавший особенную любовь к св. великомученику Артемию, взял свечей и масла и пошел к мощам его. На пути с ним встретился один из знакомых его и спросил: "куда, друг, свечи и масло несешь?" Иду помолиться св. Артемию, был ответ. Встретивший, насмехаясь, сказал: "не забудь, друг, от него болезнь захватить и сюда принести, когда назад пойдешь." Шедший к великомученику не отвечал на насмешку и, совершивши при мощах святого молитву, пошел домой. Что же? На обратном пути его действительно постигает жестокая болезнь; он чувствует нестерпимую боль в теле, — оно местами стало отекать, и он делается не в состоянии дойти к своему дому. Так как на пути стоял дом встретившегося ему и насмехавшегося над св. великомучеником друга, то он с величайшим трудом побрел туда и пришедши почувствовал, что болезнь его еще более усилилась. На него напало нечто вроде беснования; язык его онемел, и болезнь казалась смертельною. Однако, через несколько времени он пришел в себя и, полагая, что болезнь приключилась ему ради слов насмешника, сказал: за что я так страдаю? Не ради ли насмешки моего друга? — Тот же, с своей стороны, начал укорять больного и снова насмехаться, и между обоими дело дошло уже до явной ссоры, так что и из мимоходящих многие останавливались и спрашивали о причине ссоры. Больной передал им о своей встрече с другом на пути к св. Артемию и о его кощунстве и, сказав это, тотчас почувствовал себя совершенно здоровым. Но, о, ужас! Его болезнь мгновенно перешла на кощунника, который и начал кричать: "Увы мне! Горе мне!" Присутствовавшие ужаснулись, видя это, и, прославив Бога и св. угодника, сказали: "праведен суд Божий! Ты бо, еже искал еси, обрел, и прочие тобою да вразумлены будут не вменять в хулу и помех чудеса бывающая от Бога святыми Его угодники."

О, вы, не ужасающиеся относиться с поруганием к великим делам Божием и святых Его угодников! Смотрите, не пришлось бы и вам кричать еще в сей жизни когда-нибудь: увы мне! горе мне! А что этого вы не минуете в будущей жизни, это несомненно; ибо верно слово Божие: горе вам, смеющиеся ныне, как восплачете и возрыдаете. Аминь.

 

20.10. Привязанность к земным благам удаляет человека от Бога

(Из слова о некоем игумене, иже приял дар от Бога бесы изгоняти от человек)

Кто доволен своим состоянием, тот счастлив. Посмотрите, в самом деле, на христианина, хотя и не богатого, но трудолюбивого, честного и довольного своим состоянием. Кто может быть счастливее его? Он радуется тому, что, честно трудясь, тем самым исполняет заповедь Божию, повелевающую нам трудом рук своих снискивать себе пропитание; он с сладостью вкушает честно заработанный им хлеб; он с удовольствием уделяет его неимущим, ибо знает, что жертва его есть жертва приятная Богу. И Господь не оставляет его Своею милостью, даруя ему успехи во всех добрых предприятиях, утешая его миром и любовью между его домашними. Благословение Божие сопутствует подобным людям на всех путях их жизни. — Как жаль, что в настоящее, время редки подобные семейства и немного таких людей! Всюду господствует страсть к наживе, жадность к богатству. Сначала, глядишь, человек мыслит только о том, как бы выбиться из нужды, а потом как бы припасти что-нибудь на черный день; а там, скопил сотню-другую, начинает думать уже о тысячах. И это еще не беда, но худо то, что человек спит и видит все эти тысячи, все о них мечтает, полагая в них главное благо и забывая о вечной жизни. А дьявол уж и тут как тут. Он очень хорошо знает, что для него ничего нет легче разлучить человека с Богом и взять под свою власть, когда у последнего зародилась жадность к земным стяжаниям.

В одном монастыре все братии кормились от труда рук своих. Игумен не принимал от приходящих ни пищи, ни одежды, ни денег, и, как вполне преданный Богу, говорил им: "возьмите свое отсюда и оставьте нас Христу, да Он печется о нас! На осуждение нам послужит то, когда мы, имея возможность кормиться трудами рук своих, будем утешаться от чужих трудов". Пока мыслил и говорил так игумен, до тех пор Бог его любил и власть дана была ему над бесами, и слава о его добродетели далеко шла; но лишь только оставил любовь к нестяжательности, произошло вот что. Слава о добродетельной жизни игумена дошла, наконец, до царя. Последний послал за ним, желая испросить молитв его. Игумен явился, и царь беседовал с ним и многую пользу от него получил и, отпуская, стал давать ему золото. Не устоял старец против соблазна — взял царский дар, и, возвратившись в монастырь, нашел, что всего у него недоставало. И вот начинает он покупать имения, волов, ослов; призывает наемников. А между тем, заботясь о земном, от Бога становится все дальше и дальше и, наконец, теряет и совсем Его благословение. Так, раз, был приведен к нему бесноватый, по обычаю, да изгонит беса. И вот старец говорит: "выйди из создания Божия. — "Нет, уже не послушаю тебя больше", отвечал бес. Почему? спросил игумен. "Потому, сказал враг человеческого рода, что ты стал ныне уже и сам один из близких к нам. Ты и сам ведь, вдавшись в печаль житейскую, забыл Бога и потому не выйду теперь и силы на меня ты не имеешь".

Итак, братие, слыша сие, бойтесь пристрастия к земным благам, не забывайте слово Господне: Никтоже можете двумя господинами работать: либо единого возлюбит, а другого возненавидит: или единого держится, о других же нерадити начнет. Не можете Богу работати и мамоне (Мф. 6, 24). Аминь.

 

26.10. Добро, которое мы делаем ближним, обращается нам самим во благо

(Из слова о Мусхе десятнике, како сотвори милость со убогою женою и не прикоснулся ей)

Пятая заповедь блаженства: блажены милостивии, яко тии помилованы будут, показывает нам, что желающие блаженства должны быть милостивы. Исполнять сию заповедь можно посредством дел милости телесных и духовных. Дела милости телесной суть: алчущего напитать, жаждущего напоить, одеть нагого, посетить находящегося в темнице, навестить больного, странника принять в дом и упокоить и погребать умерших в убожестве. Духовные же дела милости следующие: несведущего научить истине и добру, подать ближнему добрый и благовременный совет в затруднении или непримечаемой им опасности; молиться за него Богу, утешить печального не воздавать за зло, которое сделали нам другие; от сердца прощать обиды и отклонять грешника от греха. О сем последнем деле, милости духовной, в соединении с милостью вещественною, я ныне намерен сказать вам несколько слов. Насколько, братие, велико бедствие человека, когда он стоит на пути погибели, настолько же велика и добродетель того, кто спасет погибающего. Такой человек душу свою спасет от смерти и множество грехов своих покроет.

В городе Тире был сборщик податей, по имени Мусх. Он рассказывал следующий случай из своей жизни. Раз, говорит он, поздно вечером, идя по городу, я встретил на пути жену и пригласил ее следовать за собою. Она не отказалась и когда пришла со мной в дом, я предложил ей вкусить со мною пищи. От пищи она отказалась, и я заметил, что отчаяние выражалось на лице её. Немного спустя, она вдруг вскричала; горе мне страннице окаянной, погибшей и душою и телом! Слыша это, я удивился и спросил: что за причина вопля её? Тогда она со слезами рассказала мне, что её муж купец, везший морем товары свои и чужие, потерпел крушение и вот теперь за чужое добро сидит в темнице. Не имея средств, продолжала жена, даже на то, чтобы снести ему кусок хлеба, я предалась отчаянию и решилась грехом снискать ему пропитание. "А сколько, спросил я, должен твой муж? — "Пять литр золота", отвечала она. Тогда я взял золото, дал ей и сказал: "я имею страх Божий: возьми это, выкупи твоего мужа и молись за меня многогрешного". Прошел после того год и затем оклеветали меня перед царем как вора. Вследствие этого, имение мое взято было в казну, а сам я посажен в темницу. В темнице целое лето провел я в одном рубище; и, слыша, что царь хочет казнить меня смертью, потерял всякую надежду на избавление. Однажды, находясь в таком безотрадном состоянии, после горьких слез и рыдания, я заснул, и вижу во сне одолженную мною жену, которая говорит мне: "что с тобою, господин мой, и за что ты страдаешь тут?" Я отвечал, что, оклеветан будучи перед царем, страдаю здесь и здесь же жду себе смерти, "Не хочешь ли", возразила она: "чтобы я просила царя о твоем освобождении?. Я сказал: "да знает ли тебя царь?" Она отвечала: знает. И тем сон мой кончился. Проснувшись, я никак не мог додуматься, что бы такое он значил. На другую же ночь та же жена опять является мне и говорит уже прямо: "не бойся; я тебя отпущу". После этой последней ночи, утром, я позван был, к царю, который, видя меня в жалком положении, сжалился надо мною и сказал: "прощаю тебя". Я поднял на него глаза и, вот, с удивлением вижу около него стоящею жену ту, а она с улыбающимся лицом смотрела на него. За милостью прощения тут же последовали мне и другие милости: имение мое было возвращено; от царя даны богатые подарки и затем всех сборщиков податей я был сделан начальником. После этого счастливого дня, ночью мне опять является та же жена и спрашивает: "узнаешь ли меня?" Я молчал. "Я — та", продолжала она: "с которой ты милость сотворил, выкупивши мужа моего из темницы и тем спасши и меня саму от греха. Вот за эту-то твою милость и тебя я от беды избавила".

Что мне теперь сказать вам в заключение этого повествования? Скажу словами апостола Иакова: "братие! аще кто в вас заблудит от пути истины, и обратит кто его: да весть, яко обративый грешника от заблуждения пути его, спасет душу от смерти и покроет множество грехов" (Иак. 5, 19. 20). Аминь.

 

2.11. С кающимися грешниками должно обращаться кротко

(Из слова о святом Серапионе, како спасе блудницу)

Случается, что на некоторых и из величайших грешников находят минуты глубокого раскаяния: и в эти-то минуты они, не находя в самих себе источника утешения, спешат к ближним, передают им скорбь о грехах своих и просят научить: что им делать? Как спастись? и т. п. — Братие! Если бы к кому-нибудь из вас пришел подобный человек и стал просить у вас помощи, — как бы вы поступили с ним? Не знаю: но только вообще заметить должно, что у иных принято — тех, которые заклеймены именем великих грешников, или вовсе гнать, или уже читать им такие наставления, после которых, в другой раз, они уж и сами к нам ни ногой. А поступать так не следует. Мне кажется, мы много бы поубавили этих великих грешников, если б обращались с ними кротко и снисходительно и возливали на раны их бальзам милосердия.

Однажды преподобный Серапион, пришедши, по нужде, из пустыни в город, увидел блудницу, сжалился над ней и стал усердно просить Бога о её спасении. Молитва его была услышана: блудница пала к ногам его и с воплем сказала ему: Отче будь милостив, куда хочешь, отведи меня, только бы мне спастись; ведь ради этого Сам Господь послал тебя ко мне!" Серапион исполнил её просьбу, взял ее с собою и привел в женский монастырь. Там, поручая ее попечению игумении, он последней сказал: "не накладывай на нее никакого запрещения, но пусть спасается как ей угодно; не трогай её". Что же? благое распоряжение принесло и благие плоды. Чем более грешница видела кротости и любви в других, тем глубже сознавала недостатки собственные, и потому тем скорее старалась загладить их. Немного поживши в монастыре, она сама сначала пожелала вкушать пищу однажды в день, затем через день, затем пожелала уединения и, наконец, — заключает сказание, — тако покаявшись, угоди Господеви и, спасшися, успе о Господе.

Не со словом, посему, обличения сурового, а в духе кротости Евангельской будем обращаться с грешниками кающимися. Чтобы пересадить дерево из дурной почвы в хорошую, не вырывают его зря из дурной почвы, а выкапывают с величайшей осторожностью; иначе и совсем его загубить можно. Так точно, и с грешником кающимся, как с деревом погибающим, но ожить еще могущим, чтобы удобнее пересадить его в вертоград Христов, мы должны обращаться кротко и осторожно. Аминь.

 

2.11. Неправда, что срок запрещений сокращать невозможно

(К прихожанам, живущим среди раскольников — безпоповцев)

Чтобы разлучить вас с Православною Церковью, раскольники, как всем вам известно, употребляют всевозможные козни. Не говоря уже о том, что они из-за одних обрядов и букв, яко бы измененных, по их мнению, против времени св. отцов, сулят вам геенну огненную, — они хулят весь строй нашей Церкви… И в чем — в чем только не упрекают ее! Вот возьмем, хотя бы для примера, обращение её с кающимися грешниками. "Что у вас за церковь?" слышите вы от них: "всем дает причастие! А ведь разве можно грешникам великим давать причастие? Читайте же Номоканон: что говорит он? Того на шесть, иного на десять, а оного и на двадесять лет подобает отлучать от св. Причащения. Вот что написано там!"

Написано-то там, братие, подлинно так: но как вы посмотрите вот хоть бы и на такие вещи: св. Василий Великий отрока, отрекшегося от Христа и продавшего себя демонам, но покаявшегося, только по истечении сорока дней, ввел в церковь и сподобил св. Причащения (Пролог л. 505 на об. и дал. до л. 509). Как согласить это с Номоканоном? — Или как согласить с правилами Номоканона то обстоятельство, что Мария Египетская, едва только оставила греховную жизнь, пошла на Иордан и в церкви Предтечи причастилась Пречистых Таин? (Апр. 1 нов. изд. Пролог л. 1). Но этого мало: как понимать, наконец, те случаи, когда св. отцы не налагали на великих грешников и никаких запрещений. А таковые случаи бывали: вот, например, из жизни св. Серапиона: обративши блудницу ко Христу, "он, сказано, вдаде ю в монастырь женский. И рече ко игумении: прими сестру сию, и не даждь на ню епитимии, но якоже хощет, — не дей ея?

Итак, что же это все значит? Правила Номоканона велят отлучать от причастия великих грешников на нисколько лет, а св. отцы допускают их до св. Причащения, по раскаянии их, чрез несколько дней. Как согласить все это? Согласить будет просто, когда вы примете во внимание, что время запрещений определено св. отцами не безусловно и что священник, смотря по обстоятельствам имеет полное право или сокращать, или увеличивать время епитимий. Так св. Василий Великий в одном из своих правил, именно 84-м, говорит: "не временем судити запрещения, но образом". Какой смысл в этих словах? Тот, по свято — отеческому толкованию, что хотя "запрещения повелена быша якоже и написана суть, не подобает же на время запрещений взирати, но на образ покаяния" (Кормч. ч. 1, л. 247 и на об.). Слышите ли? не подобает на время запрещений взирати, но на образ покаяния!

Что мне сказать после, сего, в заключение, непризванным учителям и обличителям? Лучше бы они сделали, если б касательно исповеди оглянулись на самих себя. Известно, что покаяние от христианина у нас принимает пресвитер законно рукоположенный. А у них кто? Простец от простеца мнится получить прощение! — Мнится, но получает ли? Увы! вотще таковое исповедание. Оно совершается у них вопреки церковным правилам. Так-то вот и всегда: у людей сучек в глазу мы видим, а у себя бревна не чуем. Аминь.

 

2.11. Против лжи

(Слово Евагрия монаха о лживых)

Для того, чтобы избежать вам, братие, столь распространенного ныне греха лжи и говорить одну правду, мы предлагаем вам сегодня выслушать следующее слово Евагрия монаха о лживых.

"Так как я вижу вас", говорит он: "мало заботящимися о хранении уст ваших, то и нахожу нужным сказать вам несколько слов о том, сколь много зла приносит нам ложь. Знайте, что лжец далек от Бога и неугоден Ему, как и говорит слово Божие: всяка лжа от лукавствия есть; и в другом месте: дьявол ложь есть и отец лжи (Иоан. 8, 44). Отсюда ясно, что Бог есть истина, а ложь от дьявола. И это может быть доказано и тем, что Бог Сам называет Себя истиною, когда говорит: Аз есмь путь и истина и живот (Иоан. 14,6). Услышав сие и помышляйте о том — с Кем разлучаетесь вы, говоря ложь, и к кому приближаетесь; и тогда понятно вам будет, что чрез ложь вы удаляетесь от Бога и приближаетесь к дьяволу. При этом размыслите и о том, подлинно ли, искренно ли вы желаете спастись? Если подлинно, то со всяким тщанием и всеми силами вашей души стремитесь любить истину и всячески избегайте неправды, проявляющей себя в мыслях людей, в словах их и вообще и во всей жизни их. Этой-то вот неправды во всех видах её и избегайте; а в прежней лжи принесите раскаяние, и чтобы впредь избегать её, представляйте себе чаще ту истину, которая говорит всем нам о том, что худое дерево доброго плода никогда не принесет".

Все, что сказал вам, братие, Евагрий о лжи, то все сущая правда, ибо лживый подлинно удаляет себя от Бога и подлинно становится близким к дьяволу, как и убеждает нас в этом и само слово Божие. Погубит Господь, говорит оно, вся глаголющая лжу; мужа кровей и льстива гнушается Господь (Пс. 5, 7). Мерзость Господеви устне лживы (Притч. 12, 22). Будем, братие, в виду всего этого, избегать лжи, как губительной язвы; будем бояться лжи, как греха, омрачающего совесть и противного Богу; будем всегда уважать истину непритворно и держаться её крепко, как основы и начала спасения; и будем, наконец, для охранения уст своих от лжи, непрестанно помышлять о том, что Бог дал язык нам для того, чтобы мы говорили только правду и прославляли ею святейшее имя Божие. Господи, положи хранение устам нашим и дверь ограждения о устах наших. Аминь.

 

3.11. Необходимо слушаться пастырей и учителей духовных

(Из слова св. Василия о послушании)

Есть люди, которые, считая себя детьми православной Церкви, не обращают, однако, ни малейшего внимания на внушения, предлагаемые им её пастырями. "К чему", говорят: "нам эти внушения? Дал Бог разум да волю свободную, и руководись ими".

Но вопрос: кто поставил пастырей и учителей церковных? Той, т. е. Бог, говорит Апостол, дал есть овы убо Апостолы, овы же Пророки, овы же благостники, овы же пастыри и учители, к совершению святых, в дело служения, в созидание тела Христова (Еф. 4, 11–12). А если так, то, идя против пастырей и учителей духовных, против кого идут ослушники их? Очевидно, вопреки Того, Кто и дал их. Так оно и действительно. Слушаяй вас, говорит Иисус Христос, Мене слушает: и отметайся вас, Мене отметается (Лук. 10, 16).

Далее: отвергающие долг повиновения пастырям надеются с пользою руководствоваться в деле спасения собственным разумом и волею. Нужно ли доказывать неосновательность подобного суждения? У первого человека разум-то был почище нашего да и воля-то была понаклоннее нашей к добру, но и тогда без послушания погиб он. Что же мы-то сделаем с нашим разумом помраченным, волею более стремящеюся ко злу, нежели к добру? Что мы сделаем одним своим разумом без опытных руководителей, когда страшные враги наши: мир, плоть, и дьявол ежеминутно нападают на нас, — когда видим, что тысячи людей с разумом, необыкновенным, но непокорливым, погибли безвозвратно, что тысячи людей, руководствуясь одним разумом, вместо того, чтобы быть друзьями Церкви, становились её врагами и гонителями? Что же после сего? Есть ли надежда на спасение от одного нашего разума? Очевидно, нет.

Наконец, по поводу строгих, хотя удобоисполнимых, внушений пастырских многие говорят: "нам они не под силу — не можем их исполнить". Но если так, то чего же хотят они? Чтобы царствие Божие даром им далось? Но ведь этому, братие, невозможно быть. Царствие небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11, 12). Иже Христовы суть плоть распяши со страстями и похотями (Гал. 5, 24) Входите, говорит еще Спаситель, тесными вратами; потому что широкие врата и пространный путь ведут в погибель (Мф. 7, 13). Значит и в этом случай не покоряющиеся пастырям Церкви не оправдываются, и к спасению себя, ссылкою на свои немощи, не приближают.

Итак, братие, повинуйтеся наставникам вашим и покоряйтеся: тии бо бдят о душах ваших (Евр. 13, 17), и аще сидите в повиновении отца духовного, не положите себе устава, глаголя: немощно сотворити сего, или оного. Яко аще не сотворите послушания, суда не убежите (Пролог ноябр. 3. Слово св. Василия о послушании, л. 226). Аминь.

 

3.11. Должно ли сокрушаться о грехах, в которых мы уже исповедались пред священником

(Слово о Епископе, бывшем в пустыне лет тридесять и девять)

Когда мы, братие, принесем пред Богом, при отце духовном, покаяние в содеянных нами грехах и получим разрешение от них и отпущение; то можем ли после, сего совсем забывать об этих, прежде содеянных нами грехах? Можем ли не сокрушаться о них? Можем ли сделать с ними так сказать, окончательный расчет в своей совести? Что ответить на сие? Ответим на это, братие, в ваше назидание, примером следующим. Епископ Сухенского города рассказывает о себе следующее: "когда я, говорит он, был простым монахом, мне захотелось сходить в дальнюю пустыню с целью обрести там человека, особенными подвигами благоугождающего Богу. Долго шел я туда. терпел вар и зной и голод и, наконец, увидел текущий источник воды, стоящую на берегу его хижину и при ней растущую финиковую пальму. Рядом с хижиною стоял старец, весь обросший власами и страшный на вид. Когда он увидел меня, то сначала стал на молитву, а по окончании оной взял меня за руку и стал спрашивать: зачем я пришел к нему, что делается в мире и продолжаются ли гонения на христиан. Дав ответы на вопросы старца, я, в свою очередь, спросил его: "а ты откуда и зачем пришел сюда"? Тогда старец, обливаясь слезами, с рыданием сказал мне: "я был епископом во время гонений на христиан и когда нас, христиан, повели на мучения, я претерпел много мук за Христа, но, наконец, не вытерпел и принёс жертву идолам. Затем я пришел в себя, понял, сколь великое беззаконие совершил, покаялся и решил удалиться сюда, чтобы оплакивать свой грех. И вот тридцать девять лет я пребываю здесь, сокрушаюсь о своем беззаконии и прошу у Бога прощения. Сказав это, старец стал на молитву и молился, как сказано, на "мног час". По окончании молитвы, он подошел ко мне, и я ужаснулся необыкновенному выражению лица его. Старец сказал: "не бойся: Господь послал тебя похоронить тело мое, и Он только теперь простил мне грех мой". "С этими словами, старец скончался, а я послужил погребению тела его".

Этот пример ясно показывает, что и по принесении покаяния, хотя бы и при отце духовном, пред Богом в своих грехах, мы все-таки и после сего не должны забывать о прежних наших грехах, а должны сокрушаться о них и, с мыслию о них, повергать себя в пучину милосердия Божия. Не может быть, чтобы епископ. не вытерпевший мук и принесший вследствие этого жертву идолам, не принес тотчас же по раскаянии исповеди и перед духовником; но, однако, и после сего он тридцать девять лет провел в пустыне и тридцать девять лет оплакивал свой старый грех до самой смерти своей. Так-то вот и мы в покаянии и исповедании своих старых грехов должны проводить всю остальную жизнь нашу. Но, ту истину, что мы всегда должны помнить о своих грехах и сокрушаться о них, ту истину подтверждает нам не один вышеприведенный пример, но и слово еще церковное, в котором духовник говорит исповедавшемуся: "а за прежние грехи каяться не престану". Поэтому, повторяем, и будем всегда памятовать о своих грехах, сокрушаться о них и просить в них у Бога прощения. И когда будем поступать так, тогда Господь без сомнения и окончательно явит нам Свое милосердие и нас грешных введет в пресветлые обители Свои так же, как ввел Давида, каждую ночь орошавшего слезами постелю свою, как ввел Петра, плакавшего о грехе своем "горце" и как, наконец, ввел и разбойника, с креста из глубины души к Нему возопившего; "помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии Твоем". Аминь.

 

4.11. Пример терпения и послушания

(Из слова от Патерика о терпении и о послушании)

Чтобы удобнее достигнуть духовного совершенства, прежде и паче всего необходимо иметь терпение и послушание. Есть руководители к небесному отечеству и надобно слушаться их; а чтобы слушаться и исполнять, необходимо иметь терпение. Но, к сожалению этих-то двух добродетелей нам и недостает. А между тем утвердись мы в этих добродетелях, мы постепенно восходили бы от силы в силу и напоследок Бог помог бы нам победить и все препятствия. Некоторые из святых представляют нам в сем случай примеры разительные.

Один из жителей Антиохии пришел к некоторому затворнику и умолял принять его и сделать иноком. Затворник отвечал: "если хочешь, чтобы я принял тебя, поди, сначала продай имение и раздай нищим, и тогда уже приходи сюда". Проситель исполнил предложенное, и возвратился к затворнику. Тогда затворник дал ему новую заповедь — пребыть в молчании. Он и это обещал исполнить и действительно не говорил пять лет. Дивиться начал старец терпению и послушанию инока и вздумал испытать его. "Нет, сказал, мне в тебе, нужды, и потому ступай от меня в монастырь в Египет". А между тем думал: "что он, — начнет говорить или нет? Инок пошел и, однако, по-прежнему не говорил ни слова. Удивляться, наконец, начал и игумен, принявший его, и, желая испытать, нарушить ли он свое молчание или нет, поручил ему отправиться с известным делом в один из монастырей, находившийся за рекою, — и, вот, тоже думал: "вероятно по нужде, скажет: не могу перейти реку. Опять ни слова не сказал инок и отправился в путь. Пришедши к реке и видя, что нет возможности перейти ее, он молча, молитвенно преклонил колена и, о, чудо, к нему подплыл крокодил, взял его и перенес на другую сторону. Исполнив поручение игумена, он снова подошел к реке, и снова крокодил перенес его обратно, И снова, соблюдая заповедь, инок пребыл в молчании.

Указанный пример терпения и послушания — необычайный и для нас пожалуй недоступный. Но во всяком случае он для нас поучителен. От нас конечно никто не потребует подобных подвигов. Но если можно было нести с терпением и послушанием столь великие подвиги, имеем ли право уклоняться от послушания и терпения, когда нам заповеданы подвиги, не в пример им легкие и удобоисполнимые? — Будем помнить, что послушание паче поста и молитвы, — что только претерпевый до конца спасен будет, что чем труднее подвиг тем более блистательные ожидают нас за него венцы, и что, наконец, верующему вся возможна суть. Аминь.

 

5.11. К молодым любителям монашеского жития

(Из слова о святом Иоанне Златоусте)

Пятая заповедь: чти отца твоего и матерь твою, между прочим возлагает на детей обязанность питать и покоить родителей во время их бедности, болезни и старости. — К сожалению, часто приходится встречать в разных видах нарушение детьми этой обязанности. Например, некоторые из молодых людей, проведши несколько времени в благочестивой, строго христианской жизни, иногда впадают в духовную гордость и начинают думать, что в мире не стоит им оставаться, что они могут и должны покинуть мир и начать жизнь монашескую. И вот, смотришь, молодой человек бросает престарелых отца и мать на произвол судьбы и уходит. Он уходит, а они бедные бьются как рыба об лед и в холоде, и в голоде и принуждены бывают, как нищие, испрашивать себе у соседей подаяние. Хорошо ли поступают подобные молодые люди или нет? Не знаю, что бы вы сказали им; я же, с своей стороны, этим любителям монашеского жития дал бы совет поступить так же, как поступил в сем случай нижеупомянутый угодник Божий.

Св. Златоуст, лишившись в молодых летах отца ушел в Афины и, там изучивши книжную премудрость, возвратился на родину в Антиохию и решился покончить, с миром и принять образ иноческий. Мысль свою, однако, не скоро ему пришлось привести в исполнение, и вот по какому случаю. Мать его, Анфуса, узнавши о его намерении, чрезвычайно огорчилась и решилась остановить его. Призвавши его к себе, она, обливаясь слезами, сказала ему: "Божием изволением суждено, чадо, тебе сиротство, а мне вдовство. Ты знаешь, что ничто не могло заставить меня вступить во второй брак и привести другого мужа в дом твоего отца. Но как трудно мне было пережить эти годы! Во вдовстве я пребывала как в буре или в печи огненной, перенося всевозможный искушения, и только ты один был в это время моим утешением, ты, в котором я видела образ твоего родителя. Вот и имение его все сохранено мною, и все приготовлено для тебя на лета твоего мужества. Пожалей же меня, останься со мною и похорони меня. Тогда можешь желание свое привести в исполнение, и… поступай, как хочешь". — Что же? Иоанн тронулся мольбами матеры, отложил свое намерение сделаться иноком, дождался её смерти и сам похоронил ее. Только после сего уже он роздал свое имение, освободил рабов и, ушедши в монастырь, постригся. Итак, имеющие родителей, ревнители благочестия! Не спешите оставлять этот грешный мир и бежать в пустыню. Обязанность ваша родителей успокоить и пропитать во время их старости есть обязанность прямая, святая и великая уже потому одному, что внушается самим голосом природы и потому исполнять ее вы должны прежде и паче всего. При добросовестном исполнении её и ваши молитвы скорее будут доходить до Бога, и грехи ваши более и более очищаться. Чтый отца, говорит Сирах, в день молитвы своей услышан будет (Сир. 3, 5). Чадо, заступи в старости отца твоего… Милость бо отча незабвенна будет и против грехов созиждется тебе: как лед от зноя, тако растают грехи твои (Сир. 3, 12–15). И таким образом исполняя 5-ю заповедь, вы еще лучше подготовите себя к возлюбленной вами жизни уединенной, монашеской. Аминь.

 

6.11. Как должно поступать во времена общественных бедствий

(Память по человеколюбию Божию падшего праха от воздуха)

Бывает, братие, что по попущению Божию, нас иногда посещают бедствия общественные: например, засуха, безведрие, мор, голод и другие несчастия. Что же нам делать во времена таких бедствий, чтобы избавиться от них? Нужно прежде всего думать, что бедствии, постигшее нас, суть следствия наших грехов, зачем плакать о своих грехах и каяться в них и, наконец, совершать всенародные молебствия с прошениями к Богу о помиловании.

В восемнадцатое лето царствования императора Греческого Льва, в шестой день — ноября, в полдень в Царьграде все небо сначала покрылось темными тучами, а затем по нему пошли огненные облака. Это явление продолжалось сорок дней. Все люди думали, что они будут попалены огнем, пришли в ужас и растерялись. Но это продолжалось, к счастью, недолго. Народ вскоре понял, что у него осталась единственная надежда на помощь Божию и к этой помощи прибег. Царь Лев и патриарх Геннадий со всем народом каждый день стали совершать вокруг города крестные ходы, у всех церквей совершали молебствия и все от малого до великого проливали горькие слезы. "Многие слезы, говорит сказание, христианам баша, и лютое рыдание, от самые глубины сердечный, со стенанием и горестью сердечною… да злобный пламень дымный Господь отымет". И такая слезная молитва не осталась тща. Человеколюбец Господь явил молящимся Свое милосердие, и бедствие престало.

Второй пример. В святительство Ионы, архиепископа Новгородского, в Новгороде появилось моровое поветрие. Иона сказал народу: "мы за то наказываемся от Бога, что постоянно лишь грешим, а покаяния в своих грехах не приносим". Народ понял значения слов Святителя и принял их к сердцу и вместе с своим архипастырем совершил молебствие; и было принесено, так сказать, всенародное покаяние. После сего, моровое поветрие прекратилось, и не только уже более не было умерших, но и больные все выздоровели (Пролог Ноября 5).

Итак, значит, правду мы сказали, что, для прекращения общественных бедствий, нужно представлять себе то, что бедствия постигают нас за наши грехи и затем сокрушаться об этих грехах и каяться в них и в общей молитве просить Бога о помиловании. Так и должно быть непременно; ибо такими покаянием и молитвою и Ниневитяне стяжали себе помилование, и раньше, при Самуиле, Иудеи также, и вся почти история судей Израилевых свидетельствуют о том же. А в виду всего этого, когда и нас, по грехам нашим, постигнет какое-либо зло, то, первее всего, смирим себя под крепкую руку Божию, постараемся расторгнуть в себе навсегда узы греховных навыков и страстей, оплачем прежние беззакония свои и прибегнем к общему нашему Отцу — Господу с мольбою о прощении нашем и помиловании. И конечно тогда, Он, как бесконечно милосердый, подвигнется и паки на милость к нам и от обошедших нас зол избавит. Аминь.

 

7.11. О страхе Божием

(Из жизни св. мученика Феодота корчемника)

Читая жития Святых, мы нередко находим в них сказания о том, что многие из разбойников, блудниц и других великих грешников бросали свою дурную жизнь, обращались к Богу, делались ревностнейшими служителями Божьими, и, впоследствии, за свою святую жизнь удостаивались даже и дара чудотворений. Скажите, братие, что же было причиною того, что упомянутые выше люди обращались от врага нашего спасения — к Богу, от греха к добродетели и от пути погибельного на путь правый? Не знаем, — на какую из причин всего этого укажете вы — но мы, с своей стороны, думаем, что главною причиною обращения грешников к покаянию и исправлению жизни был страх Божий. Вы, слыша это, спросите: из чего это видно? На это ответим вам, что это видно из примеров следующих.

1. Святый мученик Феодот, именуемый корчемником, хотя и был сыном христианских родителей, но в юности имел порочные наклонности. Он был очень корыстолюбив и из-за корысти открыл корчму, т. е., как сказано в житии его, дом пагубный. В те древние времена, в которые жил Феодот, открыть корчемницу значило: уловлять души людей в погибель, развращать их, заставлять людей рано пить и есть, забывать Бога и губить свою честь и состояние. С этою постыдною целью Феодот и открыл свою корчму. Долго ли так из-за корыстолюбия он содержал ее, мы не знаем, но знаем только то, что однажды на Феодот исполнилось слово Писания, говорящее, что боязнею Господнею уклоняется всяк от зла. Раз Феодот пришел в себя, вспомнил Бога, смерть, страшный суд и ад — и страх Божий проник в сердце грешника, Феодот тот час же после сего из дома погибели устроил дом спасения. Он начал с того времени в своей корчме насыщать голодных, поить жаждущих, одевать нагих и стал благодетельствовать церквам и их служителям. Затем, в своем духовном преуспевании он стал восходить от силы в силу и кончил тем, что мужественно пред гонителем христиан исповедал Христа, принял за Него страшные муки и смерть, а с ними и венец мученический стяжал себя.

Другой пример. Преподобный Давид, память коего Св. Церковь совершает шестого сентября, сначала был разбойник: много делал зла; многих убивал. Он был такой, говорит списатель жития его, "яко ин никтоже зол бяше". Однажды, отдыхая на горе со своими товарищами и размышляя о своей жизни, он пришел в ужас от своих дел, раскаялся и решился остальные дни свои посвятить на служение Богу. Бросив своих сообщников, он пришел в один из монастырей и в оном, сказано: "нача подвизаться воздержанием и удерживать себе смирением. И всех преспе, иже в монастыре, седьмдесять черноризец". Такой-то вот пёреворот в жизни Давида к лучшему сделал коснувшийся сердца его страх Божий.

А отсюда и ясным становится, братие, то, что этот страх Божий подлинно был главною причиною обращения и всех вообще грешников к покаянию и исправлению жизни. И эту истину, кроме, приведенных примеров, подтверждает нам еще и св. Златоуст. "Если, говорит он, будем памятовать, что везде предстоит Бог, все слышит, все зрит — не только дела и слова, наши, но и намерения и помышления наши, в таком случае мы ничего беззаконного не дерзнем ни сделать, ни сказать, ни помыслить" (См. поучение Пискарева, стр. 11).

В виду всего этого и будем непрестанно заботиться о том, чтобы утвердить всем нам в сердцах наших страх Божий. А для этого будем чаще представлять себе то, что есть над нами Бог всевидящий и правосудный, что всех нас рано или поздно постигнет смерть, что есть рай и ад и что будет в свое время и страшный суд Божий над нами. И конечно, когда будем поступать так, тогда ничто худое и богопротивное не пойдет на ум нам, и мы в обновлении жизни нашей ходить начнем. Аминь.

 

7.11. Грехи и маловерие причины болезней; а раскаяние во грехах и крепкая вера в Бога причины к исцелению болезней

(Слово о муже, исцелившем от Иоанна Златоустого)

Всех нас, братие, с самого дня рождения постигают разного рода болезни. Какая же причина появления их? И есть ли какие безусловные действительные средства избавиться от них? По нашему мнению на этот вопрос должно ответить так: главными причинами болезней должно признать грехи наши и маловерие; а самыми действительными средствами к исцелению от болезней должны быть признаны крепкая вера в Бога и раскаяние во грехах. Чем, скажете конечно можно доказать это? Доказать это, отвечаем вам, можно примером следующим.

Жил некогда в Антиохий муж весьма богатый и знатного рода. Однажды он впал в болезнь, которая настолько тяжка была, что правое око этого человека вышло наружу. Он лечился у лекарей, роздал им много денег, но пользы никакой не получил. Но вот, когда он был в безвыходном положении, он случайно узнал о святой жизни Иоанна Златоуста, который в то время жил в одном из монастырей. Больной пришел к нему, пал к ногам его и стал просить об исцелении. Иоанн сказал ему: "болезнь пришла к тебе за твою ложь и твое маловерие. Но если всей душой теперь уверуешь в то, что Бог силен исцелить тебя, и дашь обещание на будущее время исправить свою жизнь, то Бог исцелит тебя". На эти слова Златоуста больной воскликнул: "верую, Господи, и сотворю все велимое тобою". И с этими словами, он взял в руки часть одежды святого и возложил оную на главу свою и на больное око. При этом, тотчас болезнь его прошла, око вступило в свое место, и больной стал здоров. Он ушел в дом свой, славя Бога и Его великого угодника Иоанна.

Итак, братие, правду мы сказали, что главными причинами болезней служат наши грехи и наше маловерие, а самыми действительными средствами к исцелению от болезней должны быть признаны крепкая вера в Бога и раскаяние во грехах. Что сказал св. Златоуст больному мужу, молившему об исцелении? Сказал, что болезнь пришла к нему за его ложь и маловерие, а исцеление придет тогда, когда он от всей души уверует во всемогущество Божие и престанет от греха. И чем же кончилось? Когда больной уверовал и обещал исполнить повеленное, то тотчас же и стал здоров. Примем все это, братие, к сердцу нашему и, когда придет к нам болезнь, поступим не как поступают люди века сего, а как поступил исцеленный Иоанном муж. Прибегнем во время болезни прежде всего не к земным врачам, а к Богу. Утвердим веру в Него, дадим обещание исправить нашу жизнь и самым делом престанем от грехов. И конечно тогда милосердый Господь, видя веру нашу и исправление подаст нам и исцеление от болезни, или же подаст силу с терпением безропотно перенести ее. Будем помнить и всегда, а в особенности во время болезни то, что сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит, Аминь.

 

8.11. Ангелы Божии хранят человека и в нуждах помогают ему

(а., Собор св. Архистратига Михаила и прочих бесплотных сил. б., Сказание о чудесах Архистратига Михаила и прочих Ангел)

Святая вера наша учит нас тому, чтобы мы помнили, что по благости Божьей всегда пекущейся о нас, добрые Ангелы близки к нам, по временам оказывают нам благодеяния, пекутся о нас, как старшие братья о младших и охраняют нас от видимых и невидимых врагов и от всяких зол, бед и несчастий. Можно ли, братие, доказать эту истину самым делом? Да, отвечаем, знайте, что можно и легко можно, в чем мы сейчас и убедим вас.

В Прологе, 8 на ноября, об Ангелах вообще и об Архистратиге Михаиле в частности сказано следующее: "многая и великая благодеяния Божия к человекам быша Ангелы Божьими. Ходатаи бо и помощницы к Богу и молебницы суще о нас. Михаил же, начальник сей небесных воинств избавляет нас от всяких бед и скорбей, недуг и злых грехов". Так сказано, о благодеяниях к нам Ангелов в Прологе. Обратимся теперь к примерам. Ангелы спасли Лота от погибели вместе с нечестивым городом Содомом, который за беззакония людей, в нем живших, истреблен был огненным дождем. Ангел Господень дважды являлся пророку Илии и питал его, когда преследуемый нечестивою Иезавелью, Пророк бежал по пустыне и изнемогал от скорби и голода. Ангел, по молитве царя Езекии, спас Иерусалим от нападения Ассириян, истребив в одну ночь сто восемьдесят пять тысяч войска Ассиршского. Ангел спас пророка Даниила от съедения львами, заключив уста их. Ангел освободил Апостолов из темницы (Деян. 5, 19), и также апостола Петра (12, 7), Корнилия сотника наставил призвать Апостола для научения его с семейством вере во Христа (10, 3) и, наконец, апостола Павла утешил и подкрепил в опасности (Деян. 27, 23).

Из этих примеров ясно открывается та истина, что св. Ангелы подлинно близки к нам, оказывают нам благодеяния, пекутся о нас и избавляют, наконец, нас и от всяких бед и зол. А знание всего этого к чему должно вести нас? Конечно, к тому, чтобы мы помнили милости к нам ангельские, почитали святых Ангелов, прибегали к ним с молитвами, чтили дни памяти их и, наконец, явно и тайно старались бы делать только одно доброе, чтобы добрым поведением заслужить их благоволение, покровительство и ходатайство перед Отцом небесным. Аминь.

 

8.11. Суетность земных стяжаний

(Из слова о Иоанне огороднице)

Все мы очень хорошо знаем, что надежда на земные блага суетна и что мы более должны заботиться о стяжании благ небесных и вечных, нежели временных и тленных; и, однако, многие из нас не свободны от пристрастия к последним и на них одних возлагают всю свою надежду. Так, не упоминая уже о записных сребролюбцах, сколько мы видим на свете людей, далее и добрых сердцем, которые говорят: придет болезнь, старость, что я буду делать без денег? Кому я буду нужен? и т. п. Говорят так многие, и выходит, что только деньги, одни могут облегчить нам болезнь или старость. А на деле выходить совсем иное. Не деньги, братие, а нечто другое нам нужно и полезно во время болезни и старости.

Некоторый огородник, именем Иоанн, был весьма милостив к бедным. Из того, что приобретал он только малую часть оставлял для себя, а остальное все раздавал неимущим. Прошло так довольно времени, и вдруг Иоанна начинает тревожить мысль: "что я буду делать, когда состарюсь и болеть буду? Кому я буду нужен? Кто будет кормить меня? Стал думать об этом Иоанн и стал копить деньги и скопил серебра количество довольное. Пришла затем, как будто в оправдание его забот, к нему и болезнь. Нога у него загнила и покрылась ранами, и он начал лечиться. Но лечение шло очень туго. Призывал он многих врачей, сыпал им деньги, а между тем пользы никакой. Что делать? Призывает он, наконец, врача, искуснейшего всех. Сей осмотрел ногу и сказать Иоанну, что в его болезни остается только одно средство, — отнять ногу; "иначе, добавил, все тело твое сгниет". Делать нечего, Иоанн согласился, и врач обещал придти к нему на другой день. Наступила ночь пред ужасным днем, и всплакнул Иоанн. "Господи, сказал он, помяни мои первые дела, когда я был щедр на милостыню, и исцели меня! — Едва только он сказал это, как вдруг стал пред ним Ангел Божий сказал: "ну где твое серебро, которое собрал ты"? "Грешен, Господи, отвечал Иоанн, прости меня отсели я так поступать не буду"! Тогда Ангел коснулся его ноги, и она тотчас стала здоровою. И вставши, Иоанн пошел на работу. Утром приходит к нему врач резать ногу и, не видя его, спрашивает где Иоанн"? — Да ушел, говорят, рано на работу в огород. Ужаснулся врач и пошел, чтобы собственными глазами убедиться в справедливости слышанного. Приходит и, действительно, видит Иоанна копающим землю. Прославил он тут Бога и сказал: блажены милостивые, яко тии помилованы будут.

Итак, братие, не деньги, а наши добрые дела могут облегчить нашу участь и во время болезни и старости и во всякое время. Поэтому и копите их, а не деньги, больше про черный день (1 Цар. 12, 21). Аминь.

 

8.11. Для чего Господь попускает праведным страдать от нечестивых а также терпеть и другие беды?

Читая жития святых, мы видим, что некоторые из них терпели озлобления и гонения, а другие принимали раны и самую смерть от людей нечестивых. К большей части их без преувеличения можно отнести слова св. апостола Павла: инии избиени быша, не приемше избавления… Друзии же руганием и ранами искушение прияша, еще же и узами и темницею. Камением побиени быша, претрени быша, искушени быша, убийством меча умроша? (Евр, 11, 35–37). Что же это значит? Чья жизнь была неукоризненнее, как не этих гонимых святых? Кто лучше их знал Бога и усерднее служил Ему? Кто бескорыстнее их помогал ближнему, был сострадательнее, миролюбивее, благонравнее? Для чего же Господь попускал нечестивым озлоблять их? Или Он был не силен избавить их от руки злых? Или у Него нет любви и сострадания?

Однажды преподобный Нил постник, бывший сподвижником св. отцов, в Синае и Раифе избенных, память которых совершается 14 января, видя избиение и страдания их от варваров, тоже спрашивал: за что они страдают? "Где, говорил он, блаженные отцы, труды воздержания вашего? Где награда за терпение скорбей? Где венец многим подвигам? Это ли воздаяние вашему иночествованию? Или всуе вы текли на предлежавший вам подвиг? Или есть справедливость в том, чтобы за добродетель принимать скорбь, и что убиваемых вас оставил без помощи Промысел Божий? И вот возымела силу скверна на ваши телеса святая, и злоба хвалится, что одолела" (Чет. Мин. изд. 1864 г. 14 янв. стр. 139). Так, в глубокой скорби, задавал себе, подобные нашим, вопросы Нил преподобный; но он, к своему утешению, вскоре получил на них разрешение. "Чего ради, сказал ему и бывшим с ним, спасшимся от меча злодеев инокам, израненный и едва дышавший старец Феодул, — чего ради смущает вас пришедшая на нас напасть? Ужели вы не знаете, для чего Господь предает подвижников Своих сопротивным? Не ради ли того, чтобы величайшими воздаяниями вознаградить претерпевших до конца, как и сугубо воздал Иову то, что он погубил? Но нам, конечно, несравненно больше воздаст, ибо ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Господь любящим Его (1 Кор. 2, 9) и терпящим до конца" (там же л. 140). Лучшего ответа, и на наши, братие, вопросы о причине неповинных страданий не может быть.

Но что сказать, когда видим, что праведник страдает иногда и не от людей? Иной из добродетельных всю жизнь не имеет, где преклонить главы; а иного, что и еще ужаснее, постигает иногда лютая и внезапная смерть. И мы тоже недоумеваем: что это значит? За что страдает праведник? О, братие! не смущайтесь и здесь; ибо хотя и неисповедимы пути Промысла Божия, но они всегда ведут ко благим целям, всегда служат к нашему спасению и блаженству. "Один инок, пришедши в город, чтобы продать свое рукоделье, видел погребение некоторого злого вельможи и удивлялся тому, что беззаконника провожали с великою честью церковною и гражданскою. Еще более поразило его то зрелище, какое он увидел возвратясь в пустыню: благочестивый старец, наставник его, лежал там растерзанный пеною. "Господи, взывал осиротевший пустынник, почему это злой вельможа сподобился столь славной смерти, а этот святой муж растерзан зверем"? — Плачущему явился Ангел и сказал: "не плачь по твоем учители. Злой вельможа имел одно доброе дело и за то сподобился честного погребения — но награда его только здесь, а там ожидает его казнь за все злые дела его. Напротив, твой наставник, хотя во всем угоден был Богу, однако, у него был один порок, от которого он и очищен злою смертью" (Пролог 21 июля).

Итак, братие, ясно, что тот не имеет понятия о бесконечной любви к нам небесного Отца, кто дерзает упрекать Его в неправосудии или несострадании. Будем веровать, что минутная скорбь ведет к бесконечному блаженству, если она понесена с терпением и ради Бога; и будем помнить, что настанет время, когда Господь отрет все слезы с очей рабов Своих (Ап. 7, 17) навсегда. Аминь.

 

8.11. Не должно осуждать ближних

Грех осуждения — самый богопротивный грех. Это подтверждается следующим рассказом. Преподобный Иоанн Савваитский рассказывает следующее: "раз приходит ко мне инок из соседнего монастыря, и я спросил его: как живут отцы? Он отвечал: хорошо, по молитвам вашим. Затем я спросил об иноки, который не пользовался доброй славой, и гость сказал мне: нисколько он не переменился, отче! Это услышав, я воскликнул: худо! и только сказал это, тотчас почувствовал себя как — бы в восторге и увидел Иисуса Христа, распятого между двумя разбойниками. Я было устремился на поклонение Спасителю, как вдруг Он обратился к предстоявшим Ангелам и сказал им: изриньте его вон, — это антихрист, ибо осудил брата своего прежде Моего суда. И когда, по слову Господа, я изгонялся, в дверях осталась моя мантия, и затем я проснулся. Горе мне, сказал я тогда пришедшему брату, — зол сей день мне! Почему так? спросил, тот. Тогда я рассказал ему о видении и заметил, что оставленная мною мантия означает, что я лишен покрова и помощи Божьей. И с того времени семь, лет провел я, блуждая по пустыням, ни хлеба не вкушая, ни под кров не заходя, ни с человеками не беседуя, пока не увидел Господа моего, возвратившего мне, мантию (Пролог Окт. 22).

Итак, видите, братие, как тяжек и богопротивен грех осуждения ближних! Но насколько тяжек он, настолько же напротив спасительно жить в незлобии и смирении и никого не осуждать.

"Некоторый инок, в лености изживший житие, разболелся к смерти. Когда он был при последнем издыхании, братия окружили его одр и с удивлением смотрели на то, что и в час смертный он был радостен и беспечален. Один из старцев спросил его: "брат! мы знали, что ты жил в небрежении и лености, скажи же: отчего ты и теперь, при смерти, нисколько не заботишься о себе, и весело смотришь на нас"? Умирающий отвечал: "подлинно, я худо жил, отцы. Но с тех пор, как я сделался монахом, я никогда и никого не осуждал. И вот теперь видел я, что Ангелы принесли рукописание моих грехов и за мое незлобие при мне, разорвали его. Поэтому я с радостью и отхожу ко Господу" (Пролог Марта 22, л. 112).

Итак, слыша сие, братие, прежде времени ничтоже судите, дондеже придет Господь, Иже во свет приведет тайная темь и объявит советы сердечные, и тогда похвала комуждо будет, от Бога (1 Кор. 4, 5). Не судите, и не судят вам: и не осуждайте, да не осуждены будете (Лук. 6, 37). Аминь.

 

9.11. Не должно налагать на себя бремена тяжкие и неудобоносимые

(Из слова от Патерика о Иоанне монахе Колове, и о послушании его)

Многие из неопытных в духовной жизни, надеясь на одни свои силы и думая, по своей горячности и самомнению, что они могут, на пути ко спасению, победить все препятствия, — часто сами на себя налагают бремена тяжкие и неудобоносимые, подвиги трудовые и непосильные. Это весьма неблагоразумно и небезопасно. Мня взобраться высоко, они, как показывает опыт, падают низко; — часто становятся посмешищем и соблазном для других и совсем погибнуть могут, если вовремя не опомнятся, раскаются, не обучатся смирению под руководством людей опытных.

Блаженный Иоанн Колов, в юности оставив мир, вместе с родным братом своим Даниилом ушел в один из скитов, и там оба они усердно подвизались в посте и молитвах. Чрез нисколько времени Иоанну показались подвиги, которые он нес для благоугождения Богу, недостаточными, и он, вообразив, что стал уже как Ангел бесплотный, однажды сказал брату, что не будет оттоль ни об одежде заботиться, ни пищи вкушать, — сбросил с себя одежду и вышел из кельи. Но увы! За необдуманное предприятие Иоанн вскоре был наказан. В первую же ночь пребывания его в пустыни нестерпимый холод заставил его бежать снова к брату, и он, возвратившись, стал умолять, чтобы поскорее тот отворил ему дверь. Услыхав голос Иоанна и желая вразумить его, Даниил спросил: "кто так стучится? — "Я Иоанн, брат твой, был ответ. Пусти меня, умираю от холода"! — "С чего ты взял соблазнять меня, демон? сказал Даниил, — разве ты не знаешь, что брат мой ангел есть, и о теле — не радит, и пищи не вкушает? Не искушай меня"! — Слыша это, Иоанн раскаялся пред братом, и брат впустил его. Поняв после сего всю необдуманность своего поступка. Иоанн ушел вскоре к величайшему из подвижников того времени Павлу Фивейскому и, проведя у него долгое время в глубоком смирении и послушании, наконец, действительно достиг высокого совершенства и спасся.

Итак, братие, никогда не мечтайте о себе высоко. Напротив, чем более будете успевать в благочестии, тем менее о себе думайте и скачков не делайте. Явится мысль оставить мир, бросить все земное, — не спешите ее приводить в исполнение, а посоветуйтесь с людьми опытными. Видите, что от самомнения и святые падали, а мы грешные еще скорее можем упасть. Необдуманными поступками мы только препятствие себе ставим на пути в царство небесное. "Раз, Ангел показал мне, говорит преподобный Арсений, храм и двух мужей, которые силились внести в него бревно. Они несли дерево не в длину, а уставя его поперек двери, и потому никак не могли войти в храм. Кто же сии? спросил Ангела Арсений. — Это те, отвечал Ангел, которые делают добро с гордостью и не хотят ходить в смирении путем духовным: они необходимо остаются вне царствия небесного" (Пролог Дек. 5). Не забывайте же сего. Аминь.

 

9.11. К молодым инокам о послушании

(Слово от патерика о Иоанне монахе Колове и о послушании его)

Для того, чтобы лучше навыкнуть вам, молодые иноки, послушанию и узнать, в чем должно состоять истинное послушание, выслушайте следующее повествование из жизни преподобного Иоанна — Колова.

Однажды этот преподобный пришел к великому старцу Павлу Фивейскому и стал просить, чтобы он принял его к себе на житье. Павел спросил: "а будешь ли во всем послушен мне?" — "Буду," был ответ. Тогда Павел оставил у себя Иоанна и, чтобы испытать его в послушании, сделал следующее. Павел взял ветвь одного плодового дерева, посадил ее на горе и велел Иоанну поливать ее до тех пор, пока она возрастет в древо и принесет плод. Так как вода была далеко и ходить за нею приходилось чуть не целый день, то это послушание для Иоанна было чрезвычайно трудным, но, однако, он не ослабел в нем. Три года поливал он посаженную ветвь и, наконец, дождался того, что ветвь стала деревом и принесла плоды. Когда последние созрели, Павел взял их, принес на братскую трапезу и, подавая их монахам, сказал: "примите, ядите: вот плоды послушания!" В другой раз старец сказал Иоанну: "близ монастыря мы видели щенка гиены: поди, принеси мне его." — "Но, как же я принесу его, отче, ведь гиена бросится на меня." Павел же, улыбнувшись, сказал: "ну, так и саму гиену свяжи и тоже приведи сюда." Иоанн беспрекословно повиновался и пошел к логовищу гиены. Когда он подошел к нему, гиена выбежала из него и бросилась бежать от Иоанна. Но он нагнал ее, связал и привел к Павлу. Старец удивился; но, желая смирить Иоанна, взял палицу и стал бить ею Иоанна, говоря: "зачем ты, негодный, пса привел ко мне? отпусти ее." Иоанн тотчас исполнил повелите старца.

Поняли ли теперь из этого примера, молодые иноки, то, в чем состоит истинное послушание? Если не поняли или поняли не совсем, то мы разъясним вам, что нужно. Из примера видно, что истинно послушливый монах есть тот, которому приказывают, он не рассуждает и не противоречит; дают повеление, и он не извращает его; бьют даже, и он не гневается. Он готов на всякое дело, ему начальником заповеданное, с самоотречением. И вот теперь, зная это, как поступал в отношении к своему старцу Иоанн, так же в отношении к игумену и своим старцам поступайте и вы. Почтительно и охотно принимайте советы и наставления их; исполняйте беспрекословно повеления их и будьте всегда к ним уважительны в поступках, в словах и чувствах. И когда станете поступать так, тогда и спасение ваше будет обеспечено, ибо так говорит о сем преподобный Ефрем Сирин: "блажен, в ком есть послушание; потому что, будучи подражателем Господу, он делается и Его сонаследником" (Ефрем. Сир. ч. 1, изд. 3, стр. 20–21). Аминь.

 

9.11. О благотворности молитв родителей о детях

(Слово, яко полезно есть над умершим память творить)

Если и все мы, по учению слова Божия, должны молиться друг за друга (Иак. 5, 16), то особенно, преимущественно должны молиться родители о детях своих. Почему? Да потому, как говорит народ, что молитва родительская со дна моря достает, т. е. что она особенно доходна до Бога и для детей имеет последствия самые благотворные. Эту истину мы сейчас вам, братие, докажем и самым делом.

Один молодой человек, родом из острова Кипра, с несколькими из своих соотечественников, был пленен Персами и заключен в темницу. Спустя несколько времени, некоторые из его сородичей бежали из плена и прибыли в Кипр. Родители молодого человека стали спрашивать их о сыне, и возвратившиеся из плена сказали, что сын их умер в такое-то число и такого-то месяца и что они сами своими руками погребли тело его. Между тем должно заметить, что возвратившиеся из плена ошибались. Они подлинно похоронили на чужбине одного молодого человека, но не сына спрашивавших их родителей, который оставался жив. Но родители молодого человека, находившегося в плену, поверили словам возвратившихся из плена и стали молиться о своем сыне как об умершем, особенно же усердно они молились о нем три раза в год: в Пасху, Пятидесятницу и Рождество Христово. Но, вот проходят четыре года, и сын, считавшийся умершим, возвратился домой. Обрадованные родители сказали ему: "а ведь мы считали тебя уже умершим и три раза в год особенно усердно молились о тебе." — "В какие дни вы так молились?" спросил сын. "В Пасху, Пятидесятницу и Рождество Христово," отвечали родители. "Так знайте же, сказал сын, что в эти именно три дня года приходил ко мне некто в белых ризах, сиявших как солнце, снимал с меня узы, выводил из темницы, и я был свободен целый день, никем невидимый. Утром же на другой день я паки обретался в узах и в темнице."

Не правда ли же, родители, что молитва ваша о детях должна иметь для последних последствия самые благотворные и что потому вы и особенно усердно должны молиться о них? Конечно так, ибо приведенный примерь, кажется, достаточно убеждает вас в этом. Посему и молитесь. Молитесь, чтобы Господь возрастил их во всем добром и прекрасном молитесь, чтобы дети ваши выросли во славу Божию, на пользу ближним и во спасение своей души и чтобы, наконец, Господь послал им благоденствие, во всем благопоспешение и чтобы сохранил их, на радость вам, на многие и многие лета. Аминь.

 

9.11. К молодым инокам о том, что дьявол ни против кого так не вооружается и ни против кого так не воюет, как против монахов

Дьявол, яко лев рыкая, ходит, иский кого поглотити (1 Петр. 5, 8), говорит слово Божие. Кого же поглотити? Конечно, с одной стороны, как известно, и всех нас. Но, знайте, молодые иноки, что главным образом он ищет поглотити прежде всего вас, монахов. Да, истина непреложная та, что дьявол ни против кого так не вооружается и ни против кого так не воюет, как именно против вас. Эту истину мы сейчас и раскроем пред вами в примере следующем.

Один из Фиваидских старцев, беседуя с братьями о том, что заставило его принять монашество, между прочим рассказал им следующее. Когда я был молод, говорил он, как сын идольского жреца, я часто бывал в идольском капище и смотрел, как мой отец приносил жертвы идолам. Однажды, вошедши в капище, я увидел сатану и с ним множество бесов. И вот один из последних приблизился к сатане и поклонился ему. Сатана спросил: "откуда ты?" — "Я, отвечал бес, в одном месте возбудил между людьми брань и, вследствие этого, много было пролито крови человеческой". Сатана прогнал его от себя с позором. Приступил другой бес и сказал: "я был на море, потопил корабль и погубил многих мужей. Сатана и с этим поступил так же, как и с первым. Третий бес является и говорит: "я был на пиру брачном, возбудил между гостями и женихом с невестою вражду, и произошло кровопролитие". И этого сатана не похвалил и этому досталось, как и первым двум. Наконец, приходит четвертый бес и говорит: "я был в пустыне, тридцать лет боролся с одним из монахов и только вот в эту ночь мне удалось победить его и ввести в смертный грех". Выслушавши этого беса, сатана встань с своего места, облобызал беса, снял с себя венец и возложив на голову, воскликнул: "о, какое великое дело сделал ты!" — Услышав последние слова сатаны, заключаешь свой рассказ Фиваидский старец, я тут понял, насколько велик чин монашеский, и принял его".

Это повествование Фиваидского старца, по нашему мнению, ясно доказывает то, что дьявол подлинно ни против кого так не вооружается, как против вас, иноки, и ни против кого так не воюет, как против вас же. И если все это так, и вы согласитесь, с нами — то, что же вам остается делать, иноки? Остается, конечно, быть постоянно внимательными к себе, к своим мыслям, намерениям и делам; бодрствовать над собою, облекаться во все те оружия, которые указаны нам в слове Божием против врага нашего спасения и противопоставлять их дьяволу. Он всеми мерами старается погубить вас: и вы со своей стороны все меры употребляйте, чтобы победить его. Он вам объявил непримиримую брань: и вы объявите ему. Он, яко лев рыкая, ходит, иский вас поглотити: и вы выходите против него облеченными во вся оружия Божия. Аминь.

 

10.11. Как нужно поступать христианину во время болезни

(Чудо св. Иоанна Златоустого о Археле и покаянии)

Братие! Когда кого из нас постигнет болезнь, и особенно тяжкая и продолжительная, мы обыкновенно ничего не жалеем для ее излечения, ищем помощи у врачей, тратим деньги на них и лекарства; но очень часто случается, что помощь их бывает совсем бесполезна. Болезнь упорствует, дух упадает, и мы совершенно отчаиваемся в своем выздоровлении. Положение ужасное! что — нам делать в нем?

В Антиохии жил вельможа, именем Архела. Раз лице его покрыла проказа, и он долгое время пробыл в ней и, несмотря ни на какие усилия, никак не мог избавиться от нее! Грустно было ему! Ближние смотрели на него с отвращением, и он принужден был по неволе постоянно скрываться от глаз их. Один из ближайших друзей его, сжалившись над его положением, однажды предложил ему следующее: "Неподалеку от нас есть монастырь", сказал он: "в нем живет инок по имени Иоанн. Много я слышу о нем доброго, и много к нему из христиан обращаются за помощью; сходим к нему и попросим его молит. Что будет? — Архела согласился, и оба они, пришедши в монастырь, где жил Иоанн, пали к ногам его и молили об исцелении. На просьбы друзей Иоанн сказал Археле: "вперед дай обет Богу поступать отсель по заповедям Его; потом наполни руки бедных от имени твоего и, наконец, веруй, что Бог может исцелить тебя". Архела отвечал: "что ты мне повелеваешь, все до конца сохраню, и если что взял у кого неправедно — отдам сугубо, только исцели меня, отче преподобие!" — Иоанн после сего приказал братьям омыть Архелу священною водою, и последний стал совершенно здоров.

Итак, вот что должно делать в состоянии болезни: укрепиться верою, развязать все досель связывающее нас греховные узы, дать обещание на будущее время исправить свою жизнь и облегчить, по возможности, участь страждущих. В совете Археля св. Златоуста может быть заключается и разгадка того, почему мы часто, при всевозможных пособиях со стороны врачей, не получаем от них пользы. Ясно, что потому и врачи не помогают, что отказывается помогать нам Бог. А это отчего? Оттого, что мы сами забываем о Нем, не надеемся на Него, не обращаемся к Нему за помощью. Итак, примем же на будущее время совать св. Златоуста и во время болезни будем руководиться им. Но что я говорю: во время болезни? Нет, лучше сделаем, если будем следовать ему и до болезни, и во всякое время. Аминь.

 

Ноябрь

 

11.11. О милостыне

(Слово Иоанна Златоуста о милостыне)

Св. Златоуст о милостыни говорит так: "милостыня много иметь дерзновение: связанным та решит узы, разрушает тьму, угашает огнь, умерщвляет червь, изгонит зубом скрежет и со многою радостно отверзает небесная врата". Справедливо ли так выражается о милостыни св. Златоуст? Да, знайте, братие, что выражается совершенно справедливо, и в истинности его слов сомневаться никак не должно.

Милостыня "связанным решить узы", т. е. освобождает человека от грехов. — Это доказывается повествованием о пребывании Господа в доме Симона фарисея. В этом доме одна женщина, за свои грехи пренебрегаемая всеми, сотворила Господу милостыню. Она взяла алавастровый сосуд с драгоценным муром; вошедши в дом, стала у ног Иисуса, и, плача, стала обливать ноги Его слезами и отирать волосами своими, лобызала и мазала муром. Видя сие, Господь сказал Симону: "Сказываю тебе: прощаются грехи ее многие, за то, что она возлюбила много". Потом, обратясь к женщине, сказал "прощаются тебе грехи" (Лук. 1, 36–50). "Милостыня, говорит далее св. Златоуст, разрушает тьму", т. е. открывает человеку истинное богопознание и избавляет от козней дьявольских. Первое доказывается историей Корнилия сотника. Он, когда еще был язычником, и тогда был необыкновенно милостив. За это Господь послал к нему Ангела Своего, чтобы сей указал Корнилию путь к истинному богопознанию. Ангел сказал Корнилию: молитвы твоя и милостыни твоя взыдоша на память пред Бога, и ныне пошли во Иоппию мужей, и призови Симона нарицаемого Петра; той речет тебе глаголы, в них же спасешися, ты, и весь дом твой (Деян. 10, 4. 5 и 6). И подлинно, вскоре после сего Корнилий принял св. крещение и спасся. Второе же, т. е. что милостыня спасает человека от козней дьявольских, открывается из истории Товита. Милосерд был Товит, и вот что о себе пишет: милостыни многи творих братии моей; хлябы моя даях алчущим, и одеяние нагим; и аще кого от рода моего видех умерша, погребах его (Тов. 1, 16–17). За это Господь даровал ему зрение, жизнь спокойную и избавил сына его от Асмодея, т. е. от дьявола.

Далее, св. Златоуст говорит, что милостыня "угашает огонь, умерщвляет червь и изгонит зубом скрежет. Эту истину подтверждает блаженный Августин, когда говорит: "пред вратами геенскими стоит милосердие и не попускает ввергнуть в темницу никого же (Бес. 39, вопр. 50).

Наконец, св. Златоуст пишет, что милостыня со многою радостью отверзает небесные врата. Это последнее видно из жития св. Филарета Милостивого. После его кончины, один из сродников его видел рай светлый и радостный. Там сладкое благоухание наполняло воздух, тихий ветер колебал прекрасные деревья, покрытия плодами и цветами. Нить слов, чтобы описать все блага, которые Господь там приготовил для любящих Его. Там родственник Филарета увидел праведных, облеченных в белые одежды и наслаждавшихся благами небесными. Между ними был один старец, которого он вдруг не узнал, — сидел на престоле золотом; с одной стороны окружали его дети новопросвещенные, держа в руках свечи, с другой — множество нищих толпилось, чтобы подойти к нему поближе. И родственник спросил у одного юноши: "кто сей старец, сидящий на престоле посреди этих пресветлых мужей? Не Авраам ли"? А он ему в ответ: "это Филарет Амнийский, который за любовь свою к нищим и убогим водворяется здесь" (1 дек.).

Итак, братие, значит правду сказал св. Златоуст, уверяя, что милостыня связанным решить узы, разрушает тьму, угашает огнь, умерщвляет червь, изгонит зубом скрежет, и со многою радостью отверзает небесные врата". Зная же теперь, что сии слова значат, что же мы должны делать, братие? Конечно, должны быть милостивы. Каким образом? По слову Божию "вдовицу оправдаем, сирому судим, нищему дадим, сироту защитим, нагую оденем, о сокрушенном и немощном попечемся, хромому не посмеемся, безрукого защитим, слепого к видению святого Господня припустим, старого и молодого между стенами нашими сокроем, мертвые, там, где обрящем, назнаменав отдадим гробу" (3 Ездр. 2, 20. 21. 22 и 23). И когда будем поступать так, то и нам, без сомнения, по слову св. Златоуста, милостыня со многою радостью отверзет небесная врата, и мы воочию убедимся во истине Господней, которая говорит: блажени милостивии, яко тии помилованы будут (Мф. 5, 7). Аминь.

 

12.11. Святые испрашивают нам у Бога прощение грехов

(Чудо св. Иоанна Милостивого о жене, юже прости от греха по смерти своей)

Все мы, братие, умоляем Господа о прощении грехов наших. Но, сознавая свое недостоинство и нечистоту греховную, чувствуя свое удаление от Бога по грехам нашим, мы должны прибегать и к святым, как близким к Богу, с молитвою об исходатайствовании ими и отпущения неправд наших. Святые, в обителях небесных, удостоенные близкого общения с Господом Иисусом Христом, единым Ходатаем Бога человеков, давшим Себе избавление за всех (1 Тим. 2, 5), имеют благодать молиться за земных своих братий, еще обремененных, грехами и испрашивают им прощение этих грехов и прелагают гнев Господень к ним на милость.

Некоторая женщина, впадши в тяжкий грех и, не будучи в силах из-за стыда поведать оный отцу своему духовному, пришла к св. Иоанну Милостивому, патриарху Александрийскому, и, падши к ногам его, воскликнула: "О, преблаженный, я такой тяжкий грех сделала, что не имею сил сказать о нем; но при сем верую, что ты один можешь разрешить меня от него"! Иоанн сказал: "Если с верою пришла сюда, то исповедуй мне грех свой". Жена отвечала: "не могу, Владыко." — "Ну, так, если стыдишься, сказал Иоанн, поди, напиши на хартии твой грех и принеси ко мне". — "И этого не могу сделать, сказала женщина. Патриарх сказал: "так запечатай хартию и принеси сюда". Женщина исполнила повеленное, принесла хартию к Иоанну и умоляла его, чтобы он не распечатывал ее.

После сего, жена удалилась из города, в котором жила, а св. патриарх, по взятии от нее хартии, на пятый день скончался и был погребен. Узнавши о сем, жена возвратилась в город и думая, что грех ее уже известен, если не многим, то некоторым, в страшной скорби пришла ко гробу Иоанна и стала вопиять: "О, человек Божий! И тебе то одному я не осмелилась открыть грех мой, а теперь знают о нем все. Не отступлю от гроба твоего до тех пор, пока ты не известишь меня о том, где мое рукописание. Я верую, что ты не умер, но и сейчас жив. И, так вопия, женщина пребыла у гроба св. патриарха, не вкушая пищи, три дня. В третью ночь является ей патриарх с двумя епископами, которые ранее были погребены рядом с ним и говорит: "о, женщина, когда же ты перестанешь беспокоить нас и орошать могилы наши слезами?" И сказавши это, святой дал ей в руки хартию ее и еще сказал: "возьми ее и, распечатав, посмотри, что в ней". Женщина взяла хартию, и видение кончилось. Распечатавши оную, женщина увидала в ней, что рукописание греха ее зачеркнуто, а ниже было написано следующее: "Иоанна ради, раба Моего, загладися твой грех". И рада бысть жена, заключает сказание, возвратись в дом свой, приимши отпущение грехов.

Из этого повествования ясным становится, братие, то, что святые подлинно имеют благодать молиться за нас, испрашивать нам прощение грехов и прелагать гнев Господень к нам на милость. А в виду этого, будем молиться святым и о том, чтобы они просили Господа об утолении гнева Его, праведно на не движимого, ходатайствовали бы пред Ним об отпущении нам грехов и, наконец, испросили бы нам и христианскую кончину живота нашего безболезненную, непостыдную, мирную и добрый ответ на страшном суд Христовом. Аминь.

 

13.11. Простота проповеди

(Из жития св. Златоуста)

Тем из вас, которые навыкли чтению Божественных книг, я особенно часто напоминаю, чтобы вы, по возможности, и простецам, ищущим спасения, прочитывали хоть немного от Писания о потребном к животу и благочестию. Но, к сожалению, от читающих нередко слышу о слушателях их отзывы неутешительные. "По твоему совету и читаем приходящим к нам от Божественного, говорят они, да ничего не понимают. Как тут быть"?

Братие читающие и учащие! Как мне рассудить вас с вашими слушателями? К ним ли обратиться с внушением, чтобы были внимательны? Но ведь в невнимания, кажется, обличать их нельзя; ибо если бы не хотели внимать, то сами добровольно они и не пошли бы к вам. Ведь их никто не тянет. Вас ли упрекнуть? Но боюсь оскорбить вас. Во всяком, однако, случай, зная, что приятнее язвы друга, нежели лобызания врага, надеюсь, что вы без обиды выслушаете от меня следующее.

Неуспех вашего учения зависит от вас самих; ибо справедливо ли требовать от ваших слушателей, чтобы они сразу понимали все читаемое вами так же ясно, как понимаете вы? Можно ли вам судить о них по самим себе? Не забудьте, что вы уже достигли духовной зрелости, а они младенцы; вы имеете от Бога, может быть, пять талантов, а они один; вы сильны, а они немощны. Как же вы их хотите сравнить с собою? Подумайте: взрослый человек может переварить и твердую пищу, а младенец не может. Значит и нужно вам поступать с вашими слушателями как с младенцами. Говорите им самое простое, что вы знаете от Божественного, читайте им вразумительное, и поверьте, они поймут вас. После когда под вашим руководством они будут восходить от силы в силу, тогда, конечно, можете познакомить их с боле трудным, и тогда увидите, что и трудное будет им доступно. Выслушайте, что по сему поводу пишется в житии св. Златоуста: "Единою некая жена, Иоанна послушающи и глаголемых не разумеющи, воздвиже глас от народа, и рече к нему: учителю духовный! Паче же реку, Иоанне Златоустый! углубил еси кладязь святого твоего учения, а ужя (верви) ума нашего суть кратки, и не могут досязати… Святой же Златоустый помысли в себе, яко несть полезно хитро — плетенное к народу простирать слово, и оттоль тщашеся не ухищренными витийскими, но простыми, нравоучительными же словами беседу свою украшати, яко да и просейший слышатель разумеет и пользу преимет".

Итак, видите, что даже св. Златоуст нашел нужным изменить язык ученого на язык простолюдинов, чтобы спасти их. И как поступил он, так поступайте и вы. И верно, что после сего и мнения — ваши о ваших слушателях изменятся в их пользу. Аминь.

 

13.11. Что нужно делать женам во время болезни, чтобы избавиться от них

(Из жития св. Златоуста)

Когда какую-либо из вас, жены-христианки, постигнет та или другая болезнь, то, что вам нужно делать для того, чтобы избавиться от неё? Не знаем, какой ответ вы дадите на наш вопрос. Но мы со своей стороны, во время болезней, чтобы избавиться от них, советуем поступать вам так: во 1-х, выкиньте злобу из сердец ваших; во 2-х, раздайте милостыню нищим; в 3-х, усердно молитесь и в 4-х, наконец, дайте Богу обещание на будущее время всегда хранить себя в воздержании и чистоте в праздники и посты. Слыша сие, вы, без сомнения, спросите: из чего же видно, что так, а не иначе нужно поступать во время болезней, чтобы избавиться от них? На это мы ответим вам следующим случаем, бывшим при жизни св. Златоуста.

Некоторая женщина, по имени Христина, страдавшая некоторое время от одной из женских болезней, стала просить мужа, чтоб он свез ее в монастырь, где жил св. Златоуст, веруя, что последний исцелит ее. Муж исполнил просьбу жены, привез ее в монастырь и, оставив ее пред святыми вратами, сам пошел к св. Златоусту и стал умолять его, чтобы он исцелил больную. На просьбу мужа св. Златоуст сказал: "поди, скажи жене твоей, чтобы оставила злой нрав свой и лютость; чтобы раздала милостыни нищим; чтобы усердно молилась и чтобы, наконец, хранила себя в воздержании и посте в праздники и посты, и тогда Бог подаст ей исцеление". Муж вышел и передал слова св. Златоуста жене. Она сказала: "Все повеленное буду хранить до последнего издыхания". Муж, после сего, возвратился к святому и передал об обещании жены своей св. Златоуст на это сказал: "идите с миром: уже Бог исцелил жену твою. И подлинно: муж паки выходит к жене своей и видит ее здоровою. Оба возвратились домой с радостью, прославляя Бога.

Итак, как видите, жены-христианки, не без основания мы додали вам совет, чтобы вы, во время болезней, для исцеления от них, выкинули бы злобу из сердец ваших, роздали милостыню нищим, усердно молились и хранили бы себя на будущее время в воздержании и чистоте в праздники и посты. Довольно было только больной женщине дать обещание исполнить все это, и она стала здоровою. А потому, во время болезней, и нашего совета, а наипаче повеления св. Златоуста больной женщине и держитесь. И тогда, милосердый Господь, увидев ваше искреннее намерение исправить свою жизнь, ваше искреннее раскаяние, ваши пламенные молитвы и ваши милостыни, явит и вам — Свое милосердие и от ложа болезней и озлобления восставит вас. Аминь.

 

13.11. К православным, живущим между раскольниками

(Из жития св. Златоуста)

Почему это, православные, у живущих между вами, именующих себя староверами, никогда нет чудес, и почему это они, веруя по одним и тем же старопечатным книгам, все-таки постоянно ссорятся между собою и клянут друг друга, и одни носят название поповцев, другие беспоповцев, третьи странников, четвертые бегунов, пятые подпольников и т. д.? А это вот почему: потому что, живущие между вами староверы суть еретики и раскольники. Еретики: ибо примешивают к православной вере свои ложные учения; раскольники: ибо отделились от православной Церкви. А у таких людей, знайте, что никогда не было и не будет чудес, и гнев Божий, как прежде был над ними, так и всегда будет.

При жизни св. Иоанна Златоуста, был в Антиохии один муж, ослепленный Маркионитскою ересью, который делал православным много зла. Однажды жена этого человека впала в жестокую болезнь, лечилась у многих лекарей, но ни один из них ей не помогал. Тогда муж её призвал еретиков — маркионитов в дом свой и стал умолять их, чтобы они помогли жене его своими молитвами. Еретики вняли мольбе и, как сказано, "с прилежанием многим моляхуся за ню беспрестанно, по три дни и более, и ничтоже успеша". После такой безуспешной молитвы, жена сказала мужу: "Я слышала, что некоторый пресвитер, по имени Иоанн, живущий у епископа Флавиана, что ни попросит у Бога, все дает ему Бог, и что этот Иоанн многие чудеса творит. Умоляю тебя, сведи меня к нему, чтобы он помолился о мне. Маркионитяне не помогли мне нисколько, и из этого я заключаю, что вера их не есть правая; ибо если бы вера их была правая, то услышал бы Бог их моление обо мне". Муж послушал слова жены своей, привел ее к православной церкви и, как еретик, не смея внести жену свою в самую церковь, положил ее при дверях храма и послал сказать епископу и бывшему тогда пресвитером св. Иоанну Златоусту, что он просит у них исцеление жены своей. Епископ и Иоанн пришли к церкви, и первый сказал мужу и жене: "если отречетесь от своей ереси и присоединитесь к св. соборной и Апостольской Церкви, то получите от Христа Господа исцеление. Муж и жена усердно обещались поступить так. Тогда Иоанн велел принести воды, епископ благословил ее, а Иоанн после сего возлил ее на болящую. Последняя тотчас же встала и стала совершенно здоровою. Муж и жена, видя совершившееся над ними чудо, приняли православие и все православные жители города чрезвычайно обрадовались этому, а еретики были посрамлены и стали изливать свой гнев на Иоанна, называя его волхвом и чародеем. За это, впрочем, они скоро и были наказаны. Когда маркионитяне однажды во множестве были в своем храме, в Антиохии произошло землетрясение, храм, где были еретики, разрушился и похоронил под своими развалинами всех бывших в нем. Между тем, должно заметить, что из православных от землетрясения никто не пострадал и все остались целы. Видя все это, оставшиеся в живых еретики и язычники познали силу Христову, стали разрушать свои храмы и капища и массами присоединялись к св. православной, Апостольской Церкви.

Из этого повествования ясно, как видите, открывается то, что у еретиков и раскольников никогда не было и не будет чудес, и что гнев Божий всегда пребывал и пребывает на них. И это последнее может быть еще доказано и нашей отечественной историей. Когда, при малолетних царях Иоанне и Петре Алексеевичах, раскольники, после прений о вере в Грановитой палате, вышли из неё и вошли на Лобное место с криками: "победихом, победихом! "Тогда, говорит свят. Димитрий Ростовский, Сам Господь Бог, не стерпев хуления тех на Церковь Свою, обличи еретическое мудрование их внезапною казнию: злый бо дух порази предводителя еретического Никиту Пустосвята, и абие пад на землю Никита оцепенев и бесновашеся. Тогда все люди, видящие на нем Божие отмщение, познали, яко явный еретик есть Никита и хульник Церкви святой и враг Божий" (Розыск, ч. 3, гл. 22, л. 40 на об.). Что сказать после сего в заключение? Скажем вам, братие, словами апостола Павла: не бывайте к тому младенцы, влающеся и скитающеся всяким ветром учения, во лжи человеческой, и в коварстве козней льщения (Еф. 4, 14). Аминь.

 

13.11. Знамение крестное есть страх для злых духов

(Из жития св. Златоуста)

Святой Кирилл Иерусалимский, рассуждая в тринадцатом огласительном поучении своем о крестном знамении, между прочим говорит, что оно есть страх для злых духов. Правда ли это?

Когда св. Иоанн Златоуст сделался патриархом Цареградским, и однажды говорил проповедь, в то время одного бывшего в церкви, бесноватого бес сотряс, поверг на землю, и бесноватый стал кричать таким страшным голосом, что все бывшие в церкви ужаснулись. Иоанн же велел привести бесноватого к себе, сотворил на нем знамение честного креста, и бес тотчас же оставил человека. Другой случай. Некогда к святой мученице Иустине явился один из князей бесовских и стал прельщать ее многими словами к скверному браку. Иустина, поняв, кто с нею говорит, не входя в беседу с дьяволом, с благоговением положила знамение крестное на лице своем, и дьявол тотчас же с большим стыдом исчез от неё.

Третий случай. Однажды мученик Киприан, увидев дьявола, сказал ему: "пагубник, прелестник, вместилище всякой скверны! Поелику я знаю, что ты боишься крестного знамения и трепещешь имени Христова; то, что же с тобою будет, если придет Сам Христос? Отступи от меня, проклятый; уйди, беззаконник и ненавистник!" Слыша это, дьявол устремился на Киприана, чтобы убить и стал душить его. Не видя ни откуда помощи, Киприан вспомнил о силе крестного знамения против бесов, оградил себя оным, и бес, сказано, яко стрела напряженна, отскочи от него."

Из этих примеров, как видите, слова Кирилла Иерусалимского о том, что "знамение крестное есть страх для злых духов становятся несомненною истиною. А отсюда какой следует урок для нас? Тот, во 1-х, что, зная теперь, что знамение крестное есть страх для злых духов, мы и должны, по слову того же Кирилла Иерусалимского, изображать крестное знамение и на себе постоянно. И будем изображать. "Будем изображать оное на челе и на всем: на хлебе, который вкушаем и на чашах, из которых пьём; будем изображать его при входах, при выходах; когда ложимся спать и встаем; когда находимся на пути и отдыхаем." А затем, во 2-х, пусть выше приведенные примеры научат нас непрестанно помнить и то, что хотя злые духи и ищут всегда делать нам зло, но они ничего не могут сделать с нами без попущения от Бога и не могут вредить благочестивым людям, которые всегда благоговеют пред Богом и все делают с молитвою. Аминь.

 

13.11. Чем более кого клеветники поносят, тем более того Господь прославляет

(Из жития св. Златоуста)

Когда враги и клеветники наши начинают хулить нас между людьми, пускать худую славу про нас и проносить имя наше, как зло; тогда мы, обыкновенно, приходим в уныние, малодушествуем и говорим: "теперь пропал я: теперь все меня будут считать за худого человека и будут презирать меня." Но, так рассуждая, мы ошибаемся. Слыша худые слова про себя, мы всегда должны представлять себе, что есть, над нами Бог всевидящий и правосудный, что Он не попустит врагам нашим восторжествовать над нами и что зло, которое они делают нам, всегда готов обратить и обратит нам во благо.

Когда св. Златоуст сделался патриархом, тогда он обратил особое внимание на благоустройство в клире церковном и добрых из его клира поощрял и утверждал в добре, а злых наказывал и обличал. Вследствие этого, он весьма был любим добрыми и ненавидим злыми. Последние, худо жившие, особенно не любили святого за то, что он беззаконные дела их выводил наружу и за оныя некоторых из них отлучал и от Церкви. И вот эти злые клирики, из мести, стали распространять о патриархе в народе худую молву и хулили того, который достоин был одних похвал. Иоанн знал о клевете на него, но как отнесся к ней? Он не обращал на нее никакого внимания, предоставив все суду Божию. Что же вышло из сего? Вышло то, что чем более хулили Иоанна враги его, тем более добрая слава о нем разрасталась. До клеветы он был славен лишь в своем отечестве, а после клеветы он прославился и в других далеких странах, и многие из этих стран приходили в Царьград за тем, чтобы видеть его и насладиться слушанием его высокого учения.

Итак, братие, слыша сие, в то время, когда враги наши будут поносить нас, мы должны не горевать о том, что добрая слава наша пропала, не малодушествовать, а именно представлять себе, что есть над нами Бог всевидящий и правосудный, все предоставить, по примеру св. Златоуста, суду Его, и тогда все будет хорошо. Это подтверждает нам и св. царь и пророк Давид, когда говорит: изострили язык свой, как меч, как стрелою метят язвительными словами, дабы втайне поразить непорочного. Внезапно поражают его и не боятся. Говорят, кто увидит их? Но Бог поразит их; они будут уязвлены стрелою внезапно. Низложат друг друга языком своим" (Псал. 63, 4–5). Да, помните, братие, что зло злом и останется, и в бездну зла ниспадет; а добро, всегда добром останется, и сугубая милость Божия с оклеветанными, но невинными, всегда пребудет. Аминь.

 

13.11. О скорбных размышлениях

(Слово Иоанна Златоустого о бесконечной муце и о царствии небесном; и яко во уме имети всегда день исходный)

Слово Божие заповедует нам иногда иметь размышления, скорбные для нас. Например, Господь говорит: обратитеся ко Мне всем сердцем вашим в посте и в плаче и в рыдании (Иоил. 2, 12). Или премудрый сын Сирахов учит: поминай последняя твоя (7, 39). Для чего же слово Божие заповедует нам иметь такие скорбные размышления: то о грехах, то о смерти? А для того, братие, заповедует, чтобы мы этими скорбными размышлениями в сей жизни спаслись ими от вечных скорбен в жизни будущей. Эту истину сами мы пред вами раскрывать не будем, а пусть раскроет и докажет вам ее вселенский учитель св. Златоуст. Послушайте его.

"Войдем, говорит он, возлюбленные, в свою совесть, размыслим о своих грехах и осудим себя, чтобы не быть осужденными на суде Божием. О, как страшен этот суд. Как грозно место, где огненная река течет! Вот являются Ангелы, чертог для грешников затворяется, свищи угасают, грешники идут в печь огненную. Что если бы тайный грех кого-либо из нас был открыт пред всем народом; не пожелал ли бы такой человек, чтобы земля пред ним разверзлась и поглотила бы его? А что будет на страшном суде Божием, когда наши грехи пред всею вселенною пронесутся и откроются, на том великом позорище, пред всеми знавшими и не знавшими нас?.. Скажите же мне, каковы мы тогда будем, когда связанные, с скрежетом зубовным изгонимся в геенну огненную? Но в таком размышлении есть для нас нечто хорошее: ибо когда представим себе будущее; лишение царства небесного, болезнь, геенну, вечные узы, тьму внешнюю, червя неусыпающего, скрежет зубов, скорбь, огненную реку, пещь неугасимую, тогда, представив себе все это, мы неправедно собранное богатство оставим, будем заботиться о богатстве нетленном, избежим вечного суда и будущих благ сподобимся… Того ради вот и должны мы скорбеть здесь, чтобы чрез это затем во веки веселиться. А если здесь не будем скорбеть, то в будущем веке ждет нас скорбь. И зачем мы здесь не хотим скорбными быть, чтобы чрез здешнюю скорбь почивать там вечно? Умоляю вас, постонем и посетуем ныне, чтобы нам после в противном случае не раскаяться. Плач в нынешнем веке есть для нас добродетельный и полезный, а плач в будущем веке останется бесплодным. Правда, и здесь есть маловременное веселье, но зато за, ним последует бесконечная скорбь. Поскорбим же, возлюбленные, пока есть время. Итак, правду мы сказали, что слово Божие заповедует нам здесь скорбные размышления для того, чтобы мы чрез них спаслись в жизни будущей. Слышите ли, что говорит св. Златоуст? Должны мы скорбеть здесь, чтобы чрез это затем во веки веселиться." Отсюда ясно, что у Бога все премудро устроено и все служит к нашему спасению и к нашему блаженству. И плач нужен, и скорбные размышления полезны. Будем же не оставлять и последних. Будем размышлять о суде, о смерти и о вечных мучениях грешников; будем, сознавая свои грехи, сокрушаться о них пред Господом, и с сокрушенным сердцем и упованием на беспредельную благость Христа Спасителя молить и просить Его, да оставит нам грехи наши; да покроет виновность нашу Своими беспредельными заслугами, да пошлет нам благодать Свою, и руководит нас ею ко спасению. Аминь.

 

15.11. И скорби полезны

(Поучение Иоанна Златоустого)

В одном из церковных поучений в Прологе (ав. 7) между прочим говорится следующее: "да не негодуем, но радуемся в печалях; ибо он, суть врачевства, полезные в наших ранах, и хотя с одной стороны горьки, зато с другой сладки… Будем благодарны Богу и за скорби; ибо не без рассуждения Он посылает оныя, но соделывая чрез них полезное душам нашим." Справедливо ли так, братие, сказано в Прологе о скорбях? Правда ли, что они суть врачевства, полезный в наших ранах? Правда ли, что они с одной стороны горьки, а с другой сладки? Правда ли, наконец, и то, что Бог не без рассуждения посылает оныя, но соделывая чрез них полезное душам нашим? Да, все это сущая правда, братие, что мы сейчас и докажем вам от слов вселенского учителя св. Златоуста.

"Кто в сей жизни, учит он, не хочет терпеть скорбен и бед и всякие напасти, тот мал пред Богом; а кто, в вере и добродетели живя, терпит страдания и беды и всякие напасти принимает с радостью, тот велик пред Богом и человеками уважается, и от Ангелов славится. Те же, которые здесь согрешают, а бед никаких не принимают, те большие мучения примут. Терпящие же и за беды Бога хвалящие, те со святыми равный примут жребий. Вы не верите этому? Так, для того, чтобы увериться, помыслите о бедах Иова, о страданиях Апостолов и наипаче же о скорбях Павловых. Когда Иов милостыню творил и богоугодно жил, тогда мал был пред Богом; а когда беды принял, тогда стал великим пред Богом и между святыми славным. Также и Апостолы, когда только чудеса творили и добродетельно жили, тогда не славны были; а когда, многие беды и страдания приняли, тогда были прославлены весьма. И Павел, поелику более всех понес скорбей, потому и больший из всех венец принял. Он избранник Божий, и чрез него все избранные спасение улучшат, а некоторые уже и улучшили. Помните же, что как золото делается блестящим через огонь, так и святые прославлены через страдания. Будем терпеть скорби, чтобы за оныя Бог в обилии подал нам блага небесные.

Итак, справедливо сказано в Прологе, что скорби суть врачевства, полезные в наших ранах, что они, хотя с одной стороны горьки, зато с другой сладки, и что мы должны быть благодарны Богу и за них, ибо не без премудрости Он их посылает. Да, как сейчас слышали от св. Златоуста, скорби сплетают нам венцы и ведут нас к вечной славе. Поэтому будем благодушествовать и в скорбях, не будем изнемогать в них, оставим малодушие и уныние и всегда будем помнить ту истину, что чем сильнее бой, тем славнее победа и чем труднее подвиг, тем блистательнее за него следуют венцы. Аминь.

 

16.11. Любителям церковного пения

(Из слова св. отца Памвы к ученику своему)

Есть довольно христиан, любящих церковное пение и участвующих в нем. Не говоря уже о том, что церковное пение есть дело вообще приятное для певцов, оно вместе с тем и полезно для них. Церковь Божия особенно поминает их в одном из своих прошений к Господу и тем испрашивает им особенное Его благоволение.

Но очень жаль, братие, что некоторые из певцов только грешат, когда поют. Они обыкновенно стараются перекричать других, с ними поющих, и через то нарушают общую гармонию пения и вводят в соблазн молящихся, возбуждая в них или гнев, или глумление. На вразумление таковых я считаю не лишним предложить отзыв одного из св. отцов о неблагоприличном пении, и вместе его же урок касательно того, каково должно быть настоящее пение.

Преподобный Памва раз, по делу, послал одного из учеников своих в город Александрию. Инок пробыл там пятнадцать дней и в это время часто посещал церковь св. Марка. Так как служба в ней очень ему нравилась, то он с сожалением оставил город и грустный возвратился домой. Памва заметил его грусть и с участием спросил: "Не случилось ли с тобой какого несчастия?" Инок, отвечал: в небрежении кончаем мы дни свои, отче! Видел я чин церковный и слышал, как поют в Александрии, и был в печали великой: почему мы не так поем?" — Старец на это сказал ему: "горе нам, чадо!.. Какое может быть умиление, когда стоят в церкви и возвышают голоса свои как волы? Если стоим пред Богом, то должно стоять с умилением, а не ухищряться в пении, не возвышать без ума голос, не трясти руками, не позволять себе неприличные телодвижения; необходимо нам со многим страхом и трепетом и со слезами умолять Бога, и с умилением и воздыханием и благонравно, тихим и смиренным голосом Богу молитвы приносить."

Итак, братие, если есть у вас усердие послужить Богу пением, то пойте со многим страхом и трепетом, со слезами, с умилением, воздыханием, благонравно и, наконец, тихим и смиренным голосом. Аминь.

 

17.11. Во всяком звании можно спастись

(Слово о Евхаристе пастусе)

Не раз я говорил, что не в монастыре, а и в миру и, притом, во всяком звании можно спастись, и, чтобы убедить вас в этом, неоднократно приводил примеры святых, которые вошли в царство небесное, подобно вам будучи простого звания и неучеными. Ныне опять намерен доказывать тоже, и думаю, что пример, который приведу, будет для вас назидательным.

Два старца, жившие в пустыни, просили Бога открыть им, насколько подвиги их угодны Ему. Молитва была услышана, и голос свыше возвестил им, что они не сравнялись еще святостью жизни с одним простолюдином Евхаристом и женою его Мариею, которые живут в одном из селений Египта. Иноки тотчас пошли отыскивать этих людей и скоро нашли дом их, Евхарист был в отсутствии, и отцы остались ждать его, и дождались. Вечером он возвратился с стадом овец домой, и увидав старцев, умыл им ноги, приготовил пищу и просил вкусить ее. "Нет, сказали монахи, ты сначала поведай свои добрые дела, а потом уже корми нас. Пока не расскажешь не вкусим у тебя ничего!" — Смиренный Евхарист отвечал: "какие у меня могут быть добрые дела? Я — пастух, а вот и моя жена." Старцы настаивали на своем; он же молчал. Видя его непреклонность, они, наконец, сказали ему: "отвечай нам: ибо Сам Бог послал нас к тебе!" Слыша это, Евхарист убоялся и отвечал: "овцы, которых вы видели, суть наследство мне после моих родителей; все то, что получаю от них, я делю на три части: одну отдаю нищим, другую употребляю на приятие странных, а третью на свои нужды. С тех пор, как Мария стала моею женою, оба мы соблюдаем строгое целомудрие, на ночь облачаемся в власяницы — и никому доселе об этом не было известно." — Сие услышав, старцы удивились, прославили Бога и возвратились в пустыню.

Так простой пастух стал выше в очах Божьих, нежели старцы, оставившие вовсе мир для Бога! Чем же Евхарист достиг столь высокой степени духовного совершенства? Смирением, любовью к нищим, страннолюбием и целомудрием. Препятствует ли что и вам подражать ему в этих добродетелях? Конечно, нет. А если нет, то и подражайте, будьте смиренны, милосерды к ближним, и живите целомудренно, помня, что супружество установлено для благословенного рождения и воспитания детей, а не для похотливости. Провождая такую жизнь, вы и в мире можете спастись. Аминь.

 

17.11. Размышление об огне геенском и добродетели целомудрия и милосердия приносить человеку великую пользу

(Повесть о Захарии Усмаре и о Иоанне очень душеполезна)

Знайте, братие, что размышленье о вечных мучениях грешников, о их удалении от блаженного созерцания лица Божия, и о вечном мраке, в котором они будут томиться, а также вместе с сим и две величайшие добродетели целомудрия и милосердия приносят человеку существенную пользу. Так, они делают такого христианина сосудом благодати Божественной, делают его святым, делают его даже чудотворцем. Во всем этом мы сейчас убедим вас.

Некто Иоанн, житель Царьграда, раздав богатое свое имение нищим, только и знал, что ходил в храм Божий молиться. В одну ночь он пришел ко храму Св. Софии, и найдя церковные двери запертыми, лег отдохнуть на паперти. По прошествии некоторого времени, видит он светлую зарю предшествующую некоему мужу. Обрадовался Иоанн этому видению и притаился, желая узнать, что будет далее. Дивный тот муж, подойдя к церковным дверям, повергся на порог и долго молился; — запертые двери отворились сами собою. Он вошел во внутренность храма, пал на помост пред иконою Богоматери, и тут, во все время молитвы, от него сиял необыкновенный свет. Затем, он подошел к царским вратам, которые тоже отворились для него сами собою. Помолившись в алтаре с воздеянием рук, он вышел из храма, и двери затворились за ним так же, как и отворились сами собою. Иоанн, желая узнать, кто был этот чудный муж, пошел за ним, и, вошедши в убогую его хижину, повергся к ногам его и со слезами умолял открыть ему: кто он и какие добрые дела его. "Раб Божий! сказал ему Иоанн; открой мне богоугодную жизнь твою, ибо я видел чудные действия твоей молитвы." — Прости меня, старче, Господа ради, — отвечал тот дивный муж, — ты видел привидение, а не истину; я человек грешный, никакого доброго дела не имею; я — неученый ремесленник, усмарь (т. е. шорник); имя мое Захария." — "Заклинаю тебя Богом, — неотступно взывал к нему Иоанн, — не скрывай своих высоких добродетелей, поведай мне истину." Тогда Захария, встав с своего места и поклонившись Иоанну до земли, держал такую речь: "брат мой! во всю жизнь свою я ни о чем столько не думаю, как о содеянных мною грехах, и, ежечасно представляя себе огонь геенский, уготованный грешникам, каждую ночь хожу в храм Божий умолять Господа о помиловании меня от оного страшного огня. Эта женщина, которую ты видишь, есть жена моя, и она — непорочная дева: под предлогом неплодства, мы скрываем от людей чистоту нашего тела. Наконец, вот я имею три с половиною сребреника, на эту сумму я покупаю кожи, из которых делаю конскую сбрую. Получая пропитание единственно от сего ремесла, я разделяю вырученные за изделия деньги на две части: одну — большую отдаю Христу моему чрез руки нищих и убогих, а другую — меньшую оставляю на собственные надобности." (См. поучение прот. Пискарева, ч. 2, стр. 17 и 18, изд. 1854 г.).

Думаем, братие: вы теперь согласитесь с нами в том, что размышление об огне геенском — и добродетели целомудрия и милосердия подлинно делают человека сосудом благодати Божественной, святым и чудотворцем. Да, не удивительно ли, что перед простолюдином бедняком двери церковные отворяются и затворяются сами собою, ему предшествует светлая заря и от него самого сияет необыкновенный свет? Конечно, удивительно, но, однако, все это было и на самом деле. А за что? За то, что Захария постоянно помышлял об огне геенском, был целомудр и милостив. Все это, братие, для спасения душ ваших и приложите к вниманию вашему: и о муках вечных чаще помышляйте, а также и добродетелям целомудрия и милосердия прилежите. Помышление о муках вечных заставит вас удаляться от всякого нечестия и пороков, целомудрие сделает то, что вы, как чистые сердцем, Бога узрите, а милость ваша похвалится Богом и в сей жизни и на суде (Псал. 40, 2; Псал. 111, 3; Иак. 2, 13). Аминь.

 

17.11. У Господа все, не исключая бед и скорбей, все премудро устроено и все служит к нашему спасению и блаженству

(Память преп. отца нашего Никона, ученика блаженного Сергия игумена нового чудотворца)

Когда нас постигают горе и несчастия, особенно тяжкие; тогда мы, большею частью, теряем веру, ропщем жалуемся и говорим: "за что я терплю такие скорби? Зачем Господь попускает на меня оныя? За что меня наказывает? Где правда, где милосердие?" Так вопием мы обыкновенно во время скорбей, но вопием напрасно; ибо у Бога все, не исключая бед и скорбей, все премудро устроено и все служит к нашему спасению и к нашему блаженству. Это мы докажем вам, братие, и словом вселенского учителя и примером.

Св. Златоуст говорит: "повелел Фараон бросать в реку младенцев; но если бы этого не было, то не был бы сохранен Моисей и в царских палатах не был бы воспитан. И когда он жил в роскоши — не был в почете, а когда был изгнан — в чести стал…. Некогда грозил ему еврей и говорил: "не хочешь ли ты меня убить?" И это было ему на пользу, ибо вело его к тому, чтобы зреть в пустыне видение…. и стать после того известным. И чем более восставали против него Иудеи, тем более, чрез это, он прославлялся. Также было и с Аароном; и когда восстали против него, тем более принесли ему славы. После этого и первосвященническая возложена на него одежда и кидар (род митры) на голову его и прочее все по достоинству его, чтобы не сомневались более в его Божественном избрании. Три отрока были брошены в печь и сего ради прославлены. Даниил ввержен, в ров и, по выходе из него, стал славнейшим. Итак, видишь ли? великие напасти и здесь служат на пользу, не говоря уже о жизни будущей…. Поэтому да негодуем, но радуемся в печалях; ибо они суть врачевства, полезные в наших ранах, и хотя одной стороны горьки, зато с другой сладки…. Будем благодарны Богу и за скорби ибо не без рассуждения Он попускает оныя, но соделывая чрез них полезное душам нашим (Пролог Авг. 7). Так говорит о пользе скорбей св. Златоуст. Посмотрим: теперь, что скажет нам о сем пример.

Однажды, в непродолжительном времени по кончине преподобного Сергия, к Троицкой лавре подступил с своими полчищами беззаконный татарский царь Елдегий. Иноки ужаснулись. Бывший в то время, игуменом монастыря преподобный Никон также был в великой скорби и день и ночь молился Богу об, избавлении от врагов. И вот, раз, после всенощной молитвы, он заснул. Во сне он увидел преподобного Сергия с двумя святителями Московскими Петром и Алексеем, и преподобный Сергий сказали ему: "что делается, то делается по неисповедимым судьбам Промысла Божия. Ты же, чадо, о нашествии Елдегия не скорби, ибо после него обитель еще более распространится." После сего явившиеся благословили Никона и стали невидимы. Как сказал преподобный Сергий, так и случилось. Правда, варвары сожгли обитель; но чем же кончилось? В самом скором времени, по уходе их, явились снова церковь, трапеза и келлии, затем еще церковь каменная, роскошно украшенная, а впоследствии и еще соборы и церкви, и монастырь Троицкий занял едва ли не первенствующее место между всеми монастырями нашего отечества.

Итак, братие, после всего сказанного, вы должны согласиться с нами в том, что у Бога все, не исключая даже бед и скорбей, все премудро устроено и все служит к нашему спасению и к нашему блаженству. Что говорит Св. Златоуст? Говорит, что "не без премудрости Бог посылает нам скорби, но соделывая чрез них полезное душам нашим. Что показал пример? Показал, что из несчастия соделывается счастье и из беды веселье. А в виду всего этого, когда придут к нам несчастие или скорбь, не будем приходить в уныние, не станем малодушествовать, не станем роптать, не станем жаловаться, не станем отчаиваться, а сейчас же представим себе то, что есть над нами Бог, любящий нас более, чем всякий из земных отцов любит своих детей, Бог всевидящий и всемогущий, Бог, Который никогда не попустит искуситься нам более, чем можем, и всегда готовый помочь нам, спасти нас, защитить, сохранить и от бед избавить. Будем же в скорбях и бедах прежде всего представлять себе это и за тем сейчас же к Нему — Богу, помощнику нашему в скорбях и прибегать. И Он, Милосердый, конечно, услышит молитву нашу и пошлет нам Свою благодатную силу, которая даст душам нашим в скорбях терпение и великодушие, или и совсем от всех бед и скорбей избавит нас. Аминь.

 

18.11. Смирением мы посрамляем дьявола и гоним от себя и от других прочь

(Из слова о смирении, его же боятся бесы)

Так как дьявол по гордости вышел из послушания воли Божьей и за гордость же был низвержен с неба, то ясно, что этот грех есть самый противный Богу, как главный грех дьявола, врага Божия и губителя душ человеческих. Из сего же следует заключить, что если дьяволу особенно любезна гордость, то, конечно, особенно невыносимо смирение. Да, братья, смирения не терпит дьявол, и обладающие этою добродетелью посрамляют его и далеко гонять и от себя, и от других прочь.

Некоторый вельможа, живший в Египте, имел дочь, в которую вошел лютый бес и страшно мучил её. Бедный отец не зная, что предпринять, обратился за советом к одному из любимых им монахов, и тот предложил ему следующее. "Дочь твою, сказал он, не знаю кто может исцелить кроме одних, известных мне, отшельников. Но едва ли только они возьмутся за это дело; ибо паче всего не терпят славы мирской! Впрочем я советую тебе вот что: когда они придут на торг продать рукоделье, ты его купи у них, а деньги отдай не иначе как в доме. Войдя к тебе, они, конечно, сотворят молитву, и я уверен, что тогда же бес оставить твою дочь." Как инок сказал, так отец и поступил. Встретив на торгу одного из учеников преподобного Макария, продававшего корзины, вельможа купил их у него, а за деньгами попросил войти к себе в дом. Инок согласился, и едва только вошел к вельможе, как бесноватая бросилась на него и ударила в щеку. Святой нисколько не смутился и, по заповеди, обратил другую. Тогда демон вскричал: "О, горе! Смирение его гонит меня." И тут же вышел.

Видя отсюда, сколь страшный бич для дьявола есть смирение, и держитесь его, братие. Чрез сие вы избежите и всех стрел вражьих, на всех нас льстиво движимых, и Богу угодите. Аминь.

 

19.11. Истинное счастье не на земле, а на небе

(Память преподобного отца нашего Иоасафа пустынника, сына Авенира, царя Индийского)

В том, что есть загробная жизнь, можно убедиться из того, что нечто земное не может удовлетворить нас и что ни один человек здесь не может сказать про себя, что он вполне счастлив. В самом деле возьмите себе все богатство, всю честь и славу мира, — вы все-таки не останетесь довольны и все будете думать о каком-то большем и неведомом счастье. Но есть ли это счастье? Очевидно есть; ибо иначе и не было бы вложено в нас глубокого и постоянного желания его. Но где же оно? Как видите, на земле нет, — так значит оно на небе, у Бога. Да, братья, если бы мы чаще вникали в ничтожество всего земного и вместе в желания нашего бессмертного духа, мы скоро убедились бы, что есть загробная жизнь и что в ней одной мы можем найти для себя истинное счастье и покой.

Когда у Индийского царя (в то время гонителя христиан) Авенира родился сын Иоасаф, то он, созвав мудрецов, стал спрашивать о судьбе своего сына. Старейший: из них дал такое мнение. "Сын твой", сказал он: "наследует не твоё царство, но некоторое лучшее. И думаю, что он примет христианскую веру". Авенир опечалился и, желая предотвратить предсказанное, велел устроить новый прекрасный дом, и в нем определил жить своему сыну безвыходно. Вместе с тем он приставил к своему сыну несколько пестунов и строго наказал им, чтобы они, когда сын его станет что-нибудь понимать, отнюдь не говорили бы ему ни о смерти, ни о старости, ни о болезни, ни о нищете, но говорили бы только радостное и веселое, для того чтобы он вовсе не знал печали. Прошло несколько лет, Иоасаф подрос, и однажды ближайшему из своих пестунов сказал: "ты мне будешь отселе истинным другом; только скажи истинно, ради чего отец держит меня в сей палате безвыходно?" Тот подробно рассказал ему. Увидав вскоре после сего отца, Иоасаф сказал: "знай, отец, что я нахожусь в великой скорби и печали ради того, что ты не выпускаешь меня из дома". Авенир сжалился и позволил выезжать ему, но приставленным к нему лицам снова подтвердил, чтобы сын его отнюдь не видал ни стариков, ни нищих, ни глухих, ни слепых, но чтобы все эти и подобные им люди непременно были прогоняемы от тех мест, по которым бы вздумал ездить его сын. Повеление исполнялось до времени; но однажды, когда Иоасаф увидел, что окружавшие его гнали прокаженного и слепого, то с удивлением спросил: что это за люди? Ему отвечали, что это несчастные, которых постигла болезнь. Иоасаф опечалился и грустный поехал домой. На пути ему еще пришлось встретить старца хромого и седого, мрачного лицом и беззубого. Это кто? сиротил Иоасаф. Это, сказали ему, человек престарелый, — он постепенно изнемогает и ждет смерти. "О, горькая жизнь сия, воскликнул тогда царевич, — горькая и всякой печали исполненная!" После сего не покидала Иоасафа великая скорбь, — и он спрашивал себя: где же истинное счастье? Этот вопрос, однако, к его утешению, вскоре был разрешен для него. Посланный к нему, по особенному откровению, преподобный Варлаам доказал, что истинное счастье не на земле, а на небе, и Иоасаф убедился в этом. Убедившись же, он уже всецело посвятил себя Богу и, крестивши свой народ, ушел к Варлааму в пустыню; провел в ней тридцать пять лет в посте, молитве и слезах и затем мирно почил о Господе.

Не ясно ли, братия, из сего повествования, что человек не может быть вполне счастливым на земле? Да, Иоасаф, когда ничего еще не слыхал о скорби земной, и тогда уже был, как говорил отцу своему, в скорби и печали великой; а когда увидал на самом деле скорбь людскую, то уже с воплем воскликнул: "О, горькая и всякой печали исполненная сия жизнь!" Если глубже вникнем и мы в эту жизнь, то с Иоасафом скажем о ней то же, что и он. А если так, то ни о чем мы на земле не должны столько заботиться, как только о душе бессмертной, обогащать себя тем, что пойдет с нами в вечность, т. е. делами добрыми, и паче всего помнить, что тот ужасный враг самому себе, кто нисколько не заботится о приготовлении себя к жизни будущей. Аминь.

 

19.11. На пути в царство небесное Господь поддерживает верных рабов Своих

(Слово о видении Иоасафове)

Слово Божие говорит, что царство небесное усилием берется и что только употребляющие усилие восхищают его. Это значит, что для достижения его необходимо трудиться, нести подвиги. Поскольку же подвиги эти бывают весьма тяжелы, особенно для начинающих, то Господь истинных Своих рабов и укрепляет и утверждает в них. Чем? Или обыкновенными таинственными действиями благодати на их сердце, или особенными путями Своего Промысла в их жизни, к числу которых относится поднятие пред их очами завесы загробного мира. Доказательство последнего мы можем видеть из следующих обстоятельств в жизни преподобного Иоасафа, царевича Индийского.

К Иоасафу, когда он был еще юношей, послан был Богом преподобный Варлаам. Он научил его вере, крестил, помолился о нем Богу и, дав целование о Христе, возвратился в пустыню. По отшествии его, Иоасаф стал усиленно подвизаться и постоянно проводил время в молитвах и слезах. Трудно, конечно, было юному христианину, окруженному язычниками, нести первое время крест свой. Но Господь не оставил его. В первые же дни своей новой христианской жизни, во сне он сподобился следующего видения. Он узрел себя восхищенным в рай, и там ему показаны были все те блага, которых ни слово человеческое не может передать, ни око видеть. Пред ним открылся чудный город, сиявший золотом и драгоценными камнями, и видел он множество Ангелов, певших и славивших Бога. Иоасаф обратился к ним с просьбою, чтобы позволили ему остаться с ними; но услышал от них, что для того, чтобы быть в раю, должно ему возвратиться в мир и подвизаться. Это видение еще более усилило желание Иоасафа служить Господу, — он усугубил свои подвиги и, наконец, чтобы всецело посвятить себя Богу, ушел к Варлааму в пустыню. Там, без сомнения, ему еще труднее было, но Господь укрепил его видением снова. Ему опять явились те Ангелы, которых он прежде видел, и они опять ввели его в небесный нерукотворенный град. При входе, же в него он видел других двух, которые держали два светлых, неизреченной красоты, венца. Иоасаф спросил, кому они назначены, и услышал ответ, что один из них назначен ему за то, что он спас множество душ и украшен постничеством, а другой, ради его, дается его отцу. После этого видения, говорит сказание, Иоасаф еще в большее подвизание вниде и по мале, времени прейде в пресветлый оный град и неизреченный.

То, что показано в видениях Иоасафу, известно нам из обетовании Господних, данных для всех истинных христиан в слове Божием. Итак, согласно этим утешительным обетованиям, веруя видети благая Господня на земли живых, мужайтесь в подвигах борьбы со грехами и доброделания, и да крепится сердце ваше и потерпите Господа (Псал. 26, 13–14). Аминь.

 

19.11. Неразумно привязываться к земному

(Притча святого Варлаама о временном сем веце)

Чтобы глубже напечатлеть учение Свое в сердцах слушателей, Иисус Христос нередко предлагал оное в притчах, т.-е. подобиях или загадках. По той — же причине и св. Отцы также иногда учили притчами, и несколько таковых сохранилось до нашего времени. С сими последними, по временам, я намерен знакомить вас и, для примера, ныне предлагаю одну из них.

Некоторый муж, говорит преподобный Варлаам, встретил страшного, беснующегося зверя, который готов быль растерзать его. Убегая от ярости животного, человек этот упал в глубокую пропасть, и, падая, по счастью, успел ухватиться за ветви большого дерева, росшего в пропасти. Ухватившись крепко за ветви и найдя опору ногам своим, человек считал себя уже в безопасности, как вдруг, посмотревши вниз, увидал двух мышей, которые непрестанно грызли корень дерева, а еще ниже — страшного змея, разинувшего пасть и готовившегося пожрать его. Отвративши взор свой от страшного зрелища, он увидал выходящего из скалы аспида, который находился очень близко к нему. Окруженный со всех сторон опасностями, человек естественно обратил глаза вверх и там, на вершине дерева, увидал очень малое количество меда. Между тем положение его становилось ужасным. Дерево, на котором он находился подгрызенное мышами, уже готово было упасть; ноги, не крепко утвержденные, скользили, и со всех сторон грозила смерть. Что же в таком положении стал делать несчастный? Вместо того, чтобы хоть что-нибудь предпринять к своему избавлению, он спокойно устремился к меду и стал вкушать его.

Что же значит эта притча? Она представляет подобие настоящей нашей жизни. Зверь, неуклонно стремившийся пожрать человека, есть образ смерти, которая неизбежно преследует всех нас. Пропасть есть мир, исполненный всевозможных смертоносных сетей. Дерево, беспрестанно грызомое мышами, есть жизнь наша, постоянно подтачиваемая временем. Аспид являет образ беды, грозящей телу от страстей, которые терзают и разрушают оное. А страшный змий изображает ненасытное адово чрево, готовое безвозвратно поглотить нас. Что же, наконец, значат малая капли меда, за которыми устремился окруженный опасностями человек? Они образуют ничтожные блага мира сего, за которыми мы, очень хорошо зная, что будет смерть и вечная мука, все-таки гоняемся и таким образом внезапно восхищаемся смертью и сводимся во ад.

Не правда — ли, что эта притча всем нам как — бы открывает глаза? В самом деле, братие, кто мог ослепить нас столь ужасным образом? Знаем, что есть Бог; веруем, что есть будущая жизнь и будет воздаяние по смерти. А между тем что делаем? Как живем? Как будто и Бога нет, и будущей жизни не существует, и ничего нет, и не было и не будет? Да; но раскаиваемся ли когда-нибудь? Да; но, большею частью, уже тогда, когда бывает поздно. Наступить смерть; настанет суд Божий, вот тогда то мы только и станем говорить: ах, что я делал? Зачем так жить? Но поможет ли нам тогда наше раскаяние? Услышатся ли наши вопли? Увы! После смерти покаяния нет, и каждый получит должное по делам своим. Итак, пока есть время, образумимся, очнемся от своего неразумия и, вместо того, чтобы гоняться за призраками, лучше станем крепко против наших врагов. Победивши их, мы минуем и ту пропасть, которая есть чрево адово, и блаженства вечного сподобимся. Аминь.

 

21.11. Пути Промысла Божия неисповедимы

(Слово о судех Божиих неиспытаемых, молившуся о них некоему монаху, дабы ведал судьбы Божия)

Вместо того, чтобы преклоняться пред неисповедимым в путях Своих Богом, и с смирением взирать на все Его действия, мы, напротив, часто дерзко судим распоряжения Господни, иногда ропщем на них. А сего быть не должно. Пути Промысла Божия хотя и неисповедимы, но всегда благотворны для нас и всегда ведут к добрым последствиям.

Один отшельник просил Бога, чтобы дал понять ему пути Своего Промысла, и наложил на себя пост. Однако, Бог не открыл ему того, что ему хотелось знать. Инок все-таки не переставал молиться, и наконец Господь вразумил его. Когда он отправился к одному, вдалеке живущему от него, старцу, ему явился, в образе монаха, Ангел и предложил быть спутником. Отшельник очень рад был предложению, и оба пошли вместе. Когда день склонился к вечеру, они остановились на ночлег у одного благочестивого мужа, и сей принял их с таким почетом, что даже пищу предложил на серебряном блюде. Но вот удивление! Тотчас после трапезы, Ангел взял блюдо и бросил в море. Старец недоумевал, однако, ничего не сказал. Пошли далее и на другой день остановились у другого, тоже благочестивого мужа, и этот также принял их с радостью, и ноги им умыл, и всякое внимание оказал. Но, опять беда! Когда отшельник со спутником стали собираться в путь, принявший их привел к ним малолетнего своего сына, чтобы благословили его. Но, вместо благословения, Ангел, коснувшись отрока, взял душу его. Ни старец от ужаса, ни отец от отчаяния ни слова не могли произнести, и старец выбежал вон, а спутник, не отставая, последовал за ним. На третий день пути им остановиться негде было, кроме одного полуразрушенного и всеми брошенного дома, и они приютились в нем. Старец сел вкусить пищи, а спутник, к его изумлению, опять начал странное дело. Он стал разрушать дом и, разрушив, начал опять строить его. Видя это, старец не вытерпел: "да что ты: бес или Ангел? Что ты делаешь?" с гневом сказал он спутнику. "Да, что ж я делаю?" возразил тот. "Как что?" продолжал старец: "третьего дня у доброго человека блюдо отнял и бросил в море; вчера отрока лишил жизни, а сегодня, для чего ты разрушил и снова начал строить дом сей?" Тогда Ангел сказал ему: "не дивись, старче, сему и не соблазняйся о мне, но выслушай, что я скажу тебе. Первый принявший нас муж действительно во всем богоугодно поступает; но блюдо, брошенное мною, приобретено им неправдою; а потому я и бросил его, чтобы он не погубил чрез него награды своей. Второй муж тоже угоден Богу, но если бы вырос малолетний сын его, то был бы страшный злодей; поэтому я и взял душу его, за добро отца его, чтобы и он спасся". — "Ну, а здесь-то, что ты делал?"- спросил старец. Ангел продолжал: "сего дома хозяин был человек безнравственный и ради этого обнищал и скрылся. Дед же его, строив этот дом, скрыл в стене золото, и некоторые знают о семь. Посему-то я и разорил его, чтобы отселе никто не искал здесь золота и чрез него не погиб" Ангел так заключил речь свою: "возвратись, старче, в келию свою и не мучайся без ума; ибо так глаголет Дух Святый: судове Господни — глубина многа, неиспытаема и недоведома человеком; посему ты и не испытывай их — не будет тебе это на пользу" Ангел, затем, стал невидим, а пораженный старец раскаялся в своем заблуждении, и после рассказывал всем с ним происшедшее.

Смирим же, братие, свой разум и не будем стараться проникать в то, что в делах Божеского Промысла непостижимо для нас. Да и может ли быть иначе, когда разум наш ограничен и к тому же затемнен грехом, а Бог во всех Своих совершенствах беспределен, Его ведение и премудрость не имеют границ. Наше дело следовать воле Божией, лобызать руку Божию милующую и наказующую нас, и, подвизаясь в добродетели, сохранять преданность воле Божией. Аминь.

 

22.11. Притча св. Варлаама о житии и о смерти человека

Все мы, братие, хорошо знаем, что после смерти нашей одни дела наши останутся тем, которые переживут нас на проклятие или благословение и одни дела наши понесем на раменах души нашей на судилище Божие. Кроме сего, все мы хорошо знаем и то, что в сей жизни нужно обогащать себя тем, что пойдет с нами в вечность, т. е. делами добрыми и что тот ужасный враг самому себе, кто живет так, как будто бы ему и умирать никогда не надобно. Все мы хорошо знаем это, а между тем живем так, как словно и Бога нет, и будущей жизни нет и ничего нет, не было, и не будет. Поэтому о том, что мы хорошо знаем, необходимо и еще постоянно напоминать нам и еще, и еще говорить нам о необходимости обогащать себя делами добрыми, которыми только и можем мы быть счастливы в жизни будущей. В виду же всего сказанного мы и напомним вам о том, что вы хорошо знаете, но не исполняете.

Преподобный Варлаам в притче своей "о житии и о смерти человечи" говорит следующее: "был некоторый великий город, граждане которого имели обыкновение избирать себе в царя — мужа чуждого им, из неизвестной им страны, но с тем, чтобы он пробыл у них царем только один год, а затем они ссылали его на один из необитаемых островов и там царь их от всевозможных лишений погибал. Так погибло несколько царей. Наконец, в упомянутом городе был облечен царскою властью муж весьма мудрый. Узнав о злой участи своих предшественников и о том острове, куда через год он должен быть сосланным, царь сей на остров, ему предназначенный, послал множество верных ему рабов, множество золота и серебра и драгоценных камней, все для своего благополучия на острове том устроил и, когда сослан был на оный, по прошествии года, жил на острове в изобилии, беспечально и радостно. Что значит притча сия? Город — это есть суетный сей мир. Граждане города — это бесы, влекущие нас соблазнами мирскими в ад. Цари — это праведники и грешники. Первые обогащают себя делами добрыми и с ними идут в рай, последние ничего не имеют, кроме зла, и в жизни будущей погибают.

Чему учит притча сия? Тому, чтобы мы помнили, что настоящая наша жизнь есть поле, в которое мы должны сеять семена, т. е. дела добрые, для жизни будущей. Будем сеять, и семена наши возрастут, принесут плоды и этими плодами, т. е. последствиями от добрых дел, будем наслаждаться в обителях Отца Небесного. Не посеем здесь доброго ничего, ничего хорошего не увидим и в веке грядущем. В виду этого, по слову Господа, и собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляет, и где воры не подкапывают и не крадут. Ибо где, сокровище ваше, там будет и сердце ваше (Мф. 6, 20–21). Аминь.

 

23.11. Двоякое отношение к свыше посылаемым от Бога вразумлениям

(Повесть о видении некоего юноши, зело полезна)

В жизни христиан, для обращения их к покаянию, Господу Богу угодно бывает являть иногда некоторые особенные действия Своего Промысла. Так, одни удостаиваются, для своего вразумления, чрезвычайных видений и откровений; другие нередко видят в своей жизни разные необыкновенные случаи и обстоятельства, в которых ясно открывается карающая и милующая рука Божия. К этим неисповедимым путям Промысла Божия можно относиться двояко; а как именно, покажет пример нижеследующий.

Некоторый, живший в Царьграде, известный царю, художник — юноша о своем спасении крайне небрег. Господь, желая вразумить его, однажды показал ему во сне следующее: увидал юноша, что он с некоторою, сделанною им, вещью пришел к царю. Царь сначала принял его благосклонно и беседовал с ним; но потом, вдруг схватив его одною рукою за власы, а другою обнажив меч, трижды замахнулся им над главою его. Юноша принял было это сначала за шутку; но когда царь объявил, что хочет лишить его жизни, и коснулся мечем самой шеи его, то юноша пришел в неописанный ужас и от оного проснулся. Придя чрез несколько времени в себя, он стал размышлять о том что бы значил его сон, и, наконец, убедился, что этим видением Господь побуждает его к покаянию и исправлению жизни. Убедился юноша в последнем, но не исправился. Тогда Господь вразумил его снова. Вскоре он впал в тяжкую болезнь и увидал себя однажды во время оной на судище Христовом. Пред ним предстоял, окруженный Ангелами, Иисус Христос, а позади него была страшная и мрачная пропасть. "Знаешь ли, кто Я?" спросил юношу Господь. "Знаю, Господи, отвечал он, что Ты нас ради воплотившийся Сын Божий и Бог, как и Писания нас учат". — "А если Ты знаешь Меня по Писанию, то почему забыл тот урок, который во сне дал тебе явившийся царь? — "Я ужасаюсь, Господи, отвечал юноша". — "А если ужасаешься, то почему же не заботишься об исправлении?" И с этими словами Господь повелел его бросить в пропасть. Испугался юноша и стал призывать на помощь Пресвятую Богородицу, и эта молитва спасла его. Господь сказал: "ради моления Матери Моей оставьте его". Этим видение кончилось. Оправившись от болезни, юноша пошел к одному благочестивому иноку и рассказал ему виденное. Сей, выслушавши, сказал следующее: "благодари Бога, что сподобился такого вразумления. Брось прежнюю жизнь, иначе не пострадай так, как пострадал тот, о котором я сейчас скажу тебе. Муж некоторый, именем Георгий, подобно тебе так — же видел себя на суде Христовом и после оного также связанным и ведомым в ту же пропасть, в которую и тебя влекли. В видении ему дано было двадцать дней на исправление, но он забыл о виденном и продолжал грешить. Через двадцать дней, однако, он на самом деле должен был предстать уже на действительный суд Божий, ибо разлучилась душа его с телом; теперь сам можешь судить о его участи". — Услышав это, юноша роздал имение свое бедным, стал вести богоугодную жизнь и в благочестии перешел к вечным обителям.

Отсюда ясно, братие, что к вразумлениям Божьим или, вернее, к ведущей нас на покаяние благости Божией можно относиться двояко: можно относиться без внимания и в таком случае выказать явную непростительную неблагодарность к Богу и, разумеется, навлечь на себя и большее осуждение. Можно относиться и со вниманием и с глубокою благодарностью к Богу и начать деятельное исправление своей жизни и чрез то получить от Бога прощение и блаженство вечное. Аминь.

 

23.11. Святые и в загробном мире сохраняют любовь к своей родине

(Память св. благоверного князя Александра Невского)

Святые, прославленные Богом в земле Русской, должны быть особенно дороги сердцу каждого из нас между прочим потому, что они не только при жизни своей всегда были молитвенниками и предстателями пред Богом за свое отечество, но остались таковыми же по отношению к своей родине и по смерти. Из двух нижеприводимых примеров вы убедитесь, братие, в истине слов моих.

В княжение св. благоверного Александра Невского король Шведский с многочисленною ратью напал на землю Русскую и приближался уже к Новгороду. Александр решился биться с неприятелем, но прежде, чем выйти ему на встречу, вошел в соборную церковь св. Софии, Премудрости Божией, и там со слезами стал умолять о помощи своих сродников, святых мучеников Бориса и Глеба. Молитва его была услышана: святые не отказались помочь ему. В ночь перед битвою один из воевод Александра, некто Филипп, муж благоговейный, которому поручена была ночная стража, удостоился следующего видения. При восходе солнца он увидел на воде лодку, среди которой стояли св. страстотерпцы Борис и Глеб, а гребцы на ней были одеты как бы мглою. И вот Борис говорит Глебу: "брат Глеб, поспешим! Нам нужно скорее помочь сроднику нашему Александру". Видевший святых и слышавший слова их сказал о своем видении Александру, и сей, прославив Бога и св. угодников, уже смело устремился на неприятеля. Шведы были разбиты и прогнаны, и Новгород был спасен.

Другой пример представляет нам случай бывший в Москве, плененной от Поляков, в 1612 году. В то время в Московском Кремле вместе с другими томился в плену у Ляхов греческий архиепископ Арсений. Однажды, когда он лежал на одре болезни и, изнуренный голодом и другими лишениями, ожидал смерти, вдруг услыхал, что кто-то, тихо сотворив молитву, вошел в келию его, и келия с приходом посетителя озарилась необыкновенным светом. Посетитель этот был преподобный Сергий. Он сказал Арсению: "Арсений вот Господь Бог услышал молитву рабов Своих и ради молитв Всенепорочные Своея Матери и великих чудотворцев Петра, Алексея и Ионы, с которыми был ходатаем и я, завтра сей град возвратит православным христианам и ваших врагов низложит" Весть о видении тотчас разнеслась между войском и народом и всех ободрила. А в свое время и самое предсказание сбылось. На другой день русскими взять был Китай-город, а за ним вскоре сдался и самый Кремль (Прол. 22 окт.).

Зная сие, братие, прежде всего возблагодарим Бога, воздвигшего нашему отечеству из недр его столь великих помощников и заступников; затем возблагодарим и этих заступников, не раз спасавших нашу родину своими молитвами от врагов и других бедствий, и, наконец, этих же заступников будем и на будущее время просить, чтобы они даровали и нам самим, и всей земли Русской благоденствие, во всем благопоспешение, защиту от врагов, мир и тишину. Аминь.

 

23.11. Урок касательно того, как должно проводить последние дни и часы жизни

(Память св. благоверного князя Александра Невского, нового чудотворца)

Как нам жить на земле, этому нас учат гораздо чаще, чем о том, как умирать. А между тем последнее нам было бы полезно не менее первого. В жизни если в чем и ошибемся, дело большею частью так или иначе можно исправить; а, ведь умирают только однажды. Всем нам, говорит слово Божие, едино лежит умрети, потом же суд. Потому-то многие из великих людей науку умирать и называют важнейшею из всех наук. Из неё, братие, я ныне намерен дать вам несколько уроков. Выслушайте их со вниманием.

Про св. Александра Невского известно, что он пред кончиною поступил так: принял иноческий образ с великою верою; у всех окружавших его испросил прощения и сам всех простил; причастился св. Христовых Таин; всех благословил и наконец, оградив себя крестным знамением, поднял руки к небу и, сотворив молитву, предал дух свой Господу (Прол. Ноябрь 23, л. 344 на об.)

Св. митрополит Московский Петр провел последний день жизни следующим образом: утром вошел в церковь и сам совершил Божественную литургию; на оной приложил особое моление о православных царях и князьях и о московском князе Иоанне и обо всех христианах на Руси живших; и умерших христиан всех помянул. По выходе из церкви, собрал причт свой и наставление ему сделал; потом имение свое начал делить приходившим к нему убогим, также церквам и монастырям и священникам; затем призвал старейшину города и чрез него преподал мир и благословение великому князю Иоанну и семейству его и дал денег на церковные нужды. Пред самым же исходом благословил всех паки и стал вечерню петь; во время оной воздвиг руки к небу и с молитвою на устах предал душу свою в руки Божии (Прол. дек. 21, л. 465).

Не менее замечательна была кончина и св. Филарета Милостивого. Получив от Бога извещение, что приближается смерть его, он заказал себе гробе роздал неимущим деньги, какие имел у себя, и когда слег в постель, то, призвав к себе жену, детей и внуков, объявил им о близкой своей кончине. Они стали неутешно плакать; он же радостью и спокойно всех благословил и просил их не забывать страннолюбия, заступаться за вдовиц и сирот, посещать больных и заключенных в темницах, не оставлять собраний церковных, не брать чужого, никого не обижать, не злословить, не радоваться несчастью ни друзей, ни врагов, совершать память по умершем и его самого в молитвах поминать. После этого, сказав еще каждому из внуков несколько поучительных слов и помолившись обо всех своих и обо всем мире, он с просиявшим лицом запел псалом: Милость и суд воспою Тебе, Господи; потом стал читать молитву Господню, и при словах: "да будет воля Твоя, предал душу Богу" (Четьи — Минеи. Декабрь). Вот, братие, вам уроки из науки, как должно умирать! Примите их к сведению и чаще воспоминайте о них. Воспоминая о них, вы вместе будете воспоминать и о собственной смерти и постепенно приготовляться к ней, удерживаясь от грехов и ревнуя о добродетели. После такого приготовления смерть для вас будет не страшна, а радостна. Аминь.

 

23.11. Как нужно поступать тогда, когда по необходимости должны мы идти к худым людям на одно горе и неприятности

(Память св. благоверного князя Александра Невского)

Случается иногда, что мы, по необходимости, должны идти к таким людям, где, по-видимому, нас могут ждать одни лишь беды и неприятности. При этом, конечно, всегда страх ложится на сердце, скорбь также не оставляет оное и уныние и тоска гнетут нас.

Как же тут быть? Что делать?

Когда Россия была под игом татарским, хан татарский Батый отправил в Суздаль к святому благоверному великому князю Александру Невскому послов, которые от имени хана сказали Александру следующее: "мне покоришася мнози царства и языцы, и ты ли един не хощеши поклонитися ми, якоже и прочии князи россйстии поклонишася мне?" Александр, увидев из этих слов приглашение его в Орду на поклон к хану, очень опечалился и не знал, что делать. Он поведал свои — недоумение и скорбь епископу Кириллу и просил совета его. Святитель, выслушавши Александра, сказал ему: "в Орду иди, но прежде всего наложи на себя пост, помни непрестанно о Боге и, если нужно будет, то твердо решись и пострадать за Него". Александр обещал поступить по словам епископа, причастился Св. Таин и затем к Батыю отправился. По прибытии в Орду, его прежде всего заставили поклониться идолам. Александр отказался и после сего стал готовиться к смерти. Но каково же было его удивление, когда, и после отказа от идольского поклонения, он был принят ханом чрезвычайно любезно, обласкан им, похвален пред всеми и получил великие почести! И вышло так, что там, где он ожидал смерти, там встретила его радость, Где думал он найти одно горе, там нашел веселее.

В виду этого, братие, если бы и вам пришлось когда-либо идти на скорби и неприятности, тогда и вы перед тем, как идти на оные, поступайте так же, как поступил и Александр: наложите на себя пост, обещайтесь быть честными и неподкупными, предайте себя всецело в волю Божию и тогда можно надеяться, что и вами ожидаемая скорбь обратится в радость и предполагаемое вами горе перейдет в веселие. И надежда таковая не должна быть тща, ибо о людях, идущих на скорбь с упованием на Господа, Сам Он говорит так: за то, что он возлюбил Меня, избавлю ею; защищу ею, потому что он познал имя Мое. Воззовет ко мне и услышу его; с ним Я в скорби; избавлю его и прославлю его (Пс. 90, 14–15). Аминь.

 

24.11. Урок грамотным

(Память св. великомученицы Екатерины)

Бывали примеры, что некоторые из грамотных и навыкших чтению Божественных книг злоупотребляли своими познаниями и губили себя и других. Таковые обыкновенно, заражаясь гордостью, начинали считать для себя слишком низкою беседу со своими православными соседями и уходили к подобным себе гордецам — учителям раскольников. Там, разумеется, по неопытности, весьма скоро заражались лжеучением последних и затем, возвращаясь от них, вдруг начинали хулить Церковь православную, и она, мать наша, таким образом, вместо того, чтобы в них, как людях сведущих, приобрести себе верных друзей, детей и защитников, обретала лишь злых врагов и гонителей. Братие, навыкните чтению Писаний! Так ли вам поступать должно? Осмотритесь. Посмотрите в жития святых, и в них увидите, что святые чем болте приобретали познаний, тем крепче держали свою веру и тем более заботились о распространении, ее, а не продавали оную. Вот вам один из подобных примеров.

Св. великомученица Екатерина, жившая в IV веке, при императоре Максентии, восемнадцати лет уже была известна своею великою ученостью. Она знала книги философов и стихотворцев, говорила на многих языках и занималась искусством врачевания. Как видите, она имела познания больше ваших. Как же она распорядилась ими, познавши Христа? Сначала пыталась обратить ко Христу мучителя царя. "Отряси мрак, говорила она ему, затемняющий ум твой, и уразумей Бога истинного". Не успевши его убедить, она обратила мудрость свою на клевретов его. Царь призвал для состязания с нею пятьдесят первых своих мудрецов и ученых, и она всех их обратила ко Христу. Потом к Нему же склонила Порфирия, советника и друга царского, затем множество воинов и самую царицу; а наконец, во время своих ужасных страданий, и весь народ заставила воскликнуть: велик Бог христианский!

Итак, не на предательство и хуление веры, а на распространение ее во славу имени Божия даются нам познания от Бога! — Если и раба, только зарывшего свой талант в землю, Господь повелел бросить во тьму кромешную (Мф. 25, 30), то какому же осуждению должны будут подвергнуться те, которые не оставляют своего сообщничества с волками хищными и по их внушению отступают от веры и Церкви? О, поистине, страшно и подумать об этом! Аминь.

 

25.11. Против страха смерти

(Страсть св. отец наших, яже живыя сожже Авенир царь)

Когда-то я говорил вам, братие, что для того, чтоб не бояться смерти, нужно чаще размышлять о ней; ныне предлагаю вашему вниманию касательно того же еще наставление. Выслушайте следующее повествование.

Индийский царь Авенир, до принятия крещения был злой гонитель христиан, однажды издал повеление, чтобы все жившие в его царстве монахи в продолжение трех дней непременно оставили его страну и искали себе убежище, где знают; тем же, которые не исполнят его повеления, угрожал смертью. Вскоре после этого, во время поездки на охоту, Авениру пришлось встретиться с двумя иноками. Увидев их, царь пришел в сильное раздражение и с гневом сказал им: "Что же? Разве вы не знаете, что в три дня вы все должны были оставить мою страну?" "Знаем, отвечали иноки, и вышли из твоей страны; а что ныне проходим ею, то это для того, чтобы доставить пищу оставшимся здесь братьям" Да какая же им пища нужна, вскричал царь, когда они осуждены на смерть? Разве вы не знаете, что все приговоренные к смерти находятся в ужасе и печали и не требуют пищи?" — "Нет, царь, не все осужденные на смерть в страхе и печали находятся, отвечали иноки; ужасаются смерти только те из них, которые ничего хорошего не ожидают для себя в жизни будущей, и к земным благам настолько привязаны, что с величайшим трудом расстаются с ними. Мы же, оставивши сей мир и все, что в нем, и проходя ради Христа узкий и прискорбный путь, смерти не боимся, потому что любовь имеем лишь к небесному, и смерть вожделенна для нас, как скорейшее прехождение к жизни лучшей и вечной" — "Но, однако, сказал царь, вы вышли из моей страны; значит на самом деле боитесь смерти". "Нет, царь, не ради страха смерти мы вышли из твоей страны, отвечали иноки, а ради жалости к тебе, чтобы не подвергнуть тебя за умерщвление нас большему осуждению. А уж если нашей смерти непременно желаешь, то опять повторяем тебе, что она для нас нестрашна". Слыша это, Авенир еще более разгневался и тотчас повелел предать иноков злой смерти — сжечь. И тако, заключает сказание, смерть прияша Христовы угодники огнем и мученический подвиг и венцы получиша.

Итак, вот каково средство не бояться смерти! Оно, как видите, состоит в том, чтобы не привязываться в продолжение жизни к земным благам, любить всем сердцем Господа Иисуса и постоянно размышлять о том блаженстве, которое уготовал Бог любящим Его. Что средство это действительно против страха смерти, то подтверждают нам своим примером не только вышеупомянутые иноки, но и весь сонм мучеников, пострадавших за Христа. С верою в Него и будущую жизнь они не только смело, но и с радостью смотрели в глаза смерти, ибо убеждены были, что она для христиан есть только прехождение к жизни лучшей, вечной! Аминь.

 

25.11. Кротость есть лучшее средство для обращения грешника от заблуждения пути его

(Слово о Пафнутии монасе, како спасе разбойника)

Апостол Иаков учит: братие! аще кто в вас блудит от пути истины, и обратит кто его, де весть, яко обративый грешника от заблуждения пути его, спасет душу от смерти, и покрыет множество грехов (Иак. 5, 19. 20). Эти слова Апостола значат то, что как велико несчастье человека, когда он грешит, так и велика добродетель того, кто отвратит его от греха и с пути погибельного поставит на путь правый. Если же велика эта добродетель, то, конечно, мы и должны прилежать ей. Каким образом? Самое лучшее, братие, при посредстве кротости, милосердия, любви к грешнику. Выслушайте следующее краткое повествование и вы убедитесь в истине слов наших.

Преподобный Пафнутий, будучи великим постником, положил себе за правило никогда не вкушать вина. Однажды, ходя по пустыне, он встретился с разбойниками, которые пили вино. Старейшина разбойников, знал Пафнутия, равно и то, что он никогда не пьет вина. Увидав Преподобного, старейшина поступил так: в одну руку он взял меч, а в другую чашу с вином и, подавая последнюю Пафнутию, сказал: "пей вино, а иначе я тебя убью!" Старец взял чашу и выпил вино. Тогда старейшина разбойников сказал: "отче, прости меня за то, что я оскорбил тебя!" Пафнутий отвечал: "верю, сын мой, что за сию чашу Господь окажет тебе милость и в сей век, и в будущий!" Разбойник этими словами Преподобного умилился и воскликнул: "Даю слово, что я, с этих пор никого не обижу, не ограблю, не убью; но сейчас же с тобою пойду, раскаюсь в моих грехах и переменю мою жизнь". С этими словами, старейшина разбойников оставил свою дружину, пошел за Пафнутием и "спасе", сказано: "свою душу, пожив в покаянии" Ну, как же вы думаете, братие, благоразумно или неблагоразумно поступил Пафнутий, выпивши из рук разбойника вино и сказавши ему приведенные выше слова? Дело говорит, что благоразумно; ибо, после поступка и слов Пафнутия, разбойник обратился из волка в овцу, из чада гнева и проклятия в чадо святыни, любви и благословения. Поэтому, как поступил с великим грешником Пафнутий, так же поступайте с грешниками, которые вам встретятся, и вы. Помните, что кротость, любовь и милосердие самый лучший бальзам на раны грешника, и противоположна сему не забывайте, что огонь маслом не заливают и что укоры, попреки и выговоры суровые грешнику, приведут вас только к взаимному озлоблению с ним. Аминь.

 

26.11. К богатым

(Слово о наказании ко владеющим)

К вам, богатые, будет слово наше и вот что мы находим нужным сказать вам. Господь учит: трудно богатому войти в царство небесное; удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в царство Божие (Мф. 19, 23–24). Итак, по слову Господа, вам, как видите, трудно спастись. Но как же быть? Ведь если и трудно, а спасаться-то все-таки надо; ведь вы христиане. Что же вам нужно для того, чтобы победить все препятствия на пути в царство небесное и наравне с другими, добре пожившими, христианин восхитить венцы? Что нужно для этого вам делать, вот о сем-то мы и намерены сказать вам.

Слово церковное, 26 на ноября, о том, что нужно делать богатому для того, чтобы спастись, говорит следующее. "Омывай, учит оно богатого, грехи свои в мимотекущей воде т. е. в проходящих мимо ворот нищих; в тех, которые просят у тебя хлеба и воды, одежды, покоя и омовения. Возьми к себе и, введши в дом свой, посади, накорми, напой и обогрей. Поступай так по силе твоей, а Бог воздаст тебе за это сторицею, как Сам неложно и обещал. Ты сей, а Он возрастит… Если здесь скоро не получишь воздаяния за свое добро, то получишь все-таки тогда, когда от сего суетного мира перейдешь в тот светлый и вечный град, который именуется вышним Иерусалимом… Держи богатство, которое тебе Бог дал, но не будь жадным… Не говори: "это имение мое; " но говори, что оно поручено тебе на малое число дней, и порученное тебе раздавай, как заповедует тебе поручивший, т. е. Бог… Поступай так и покупай милостынею светлые палаты небесные. И если купишь и самую меньшую из них, то и таковой цена будет дороже богатств всего Мира. Помни, что и милостынею покупается царство небесное, если только таковая раздается от чистого сердца… Таковой милостыни старайся прилежать, и пусть милосердие непрестанно будет с тобою. "И когда так будешь поступать, тогда никакой враг не поборет тебя, видя, что ты носишь на себе печать Царя Небесного".

Из этого слова вы должны понять, богатые, что для того, чтобы спастись, вам прежде всего должно быть милостивыми к бедным. И так должно быть непременно: ибо, так учит слово церковное, так же учат и слово Божие, и святые отцы. Что сказал Господь богатому юноше? Сказал: "если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах (Мф. 19, 21). Святые же отцы учат так: "кто раздает свое богатство бедным, говорит Григорий Назианзин, тот употребляет оное в пользу души своей" (Нетленная пища, стр. 216). "Дал богатый алчущему, "учит Василий Великий: "о своей пользе постарался; ибо что ты дал, с избытком получишь" (на богатящихся). К этому, нам кажется, относительно пользы милостыни для вас, богатые, прибавлять нечего. Будите же милосерди, якоже и Отец ваш милосерд есть (Лук. 6, 36), и спасение ваше будет обеспечено. Аминь.

 

27.11. Против злословия

(Слово, да не осуждаем монахов)

В церковном слове, 27 на ноября, о злословии, между прочим пишется следующее: "многие из безумных, сказано там, безрассудно злословят монахов. Когда видят одного из них согрешающим, говорят, что так Господь не велел, а сами между тем тьмами согрешают и насилуют других и грабят. И если видят кого-либо сладкую снедь вкушающего, начинают еще больше злословить; а сами пьянствуют каждый день и тем вечный огонь себе собирают" Слыша сие, очень может быть многие и спросят: для чего же ты привел нам слово сие, и что из оного явствует?

На это мы ответим вам вот что: для того мы привели вам слово церковное, чтобы вы из него поняли то, что кто злословит другого, тот сам почти всегда бывает худым человеком, и сам почти всегда в десять раз бывает хуже злословимого им. Вас удивляет это? Не удивляйтесь. Выслушайте, что говорит о злоречивых преподобный Ефрем Сирин, и вы убедитесь в истине слов наших. "Кто услаждается, говорит Преподобный, злословием других, тот ясно показывает, что сам уловлен тем, за что злословит других. Ибо кто злословит другого, тот сам себя осуждает. Он человек плотский, запутавшийся в сетях мира. В злоречивом все есть: и клеветничество, и ненависть, и наушничество; поэтому признается он братоубийцей, безжалостным, немилосердным. А кто всегда имеет в себе страх Божий, и у кого сердце чистое, тот не любит злословить других, не услаждается чужими тайнами, не ищет себе отрады в падении других. Поэтому подлинно стоит слез и плача, кто приучил себя к злоречию. И что этого ненавистнее? Почему и святый Апостол, запрещая дела порочные, причисляет к творящим их и злоречивого: ни досадители, ни хищницы царствия Божия не наследят (1 Кор. 6, 10) (Твор. Ефрем. Сир. ч. 1, стр. 27). Итак, братие, правду мы сказали, что кто злословит другого, тот сам почти всегда бывает худым человеком, и сам почти всегда в десять раз бывает хуже злословимого им. Поэтому, когда придет на ум лукавая мысль сказать что-нибудь худое про ближнего, сейчас же и скажите самим себе: "это потому дьявол влагает мне такую мысль, чтобы, чрез приведение ее в дело, сделать самого меня злым, безжалостным, худшим против того, кого я хочу злословить, и погубить меня". И когда так помыслите, злая мысль злословить ближнего отойдет от вас, и вы удержите язык свой от зла. А для того, чтобы и навсегда покончить с грехом злоречия, выслушайте в заключение и еще последнее слово вышеупомянутого преподобного отца нашего Ефрема Сирина. "Блажен, "говорил он: "и троекратно блажен, кто не повредил языка своего злословием других, кто языком не осквернил сердца, но разумеет, что все мы состоим под наказанием, и не услаждается злословием других, но раздражен против этой страсти. Ибо кто не злословит другого, тот соблюл себя неукоризненным. Ему не было преткновения, и совесть его не осквернена. Кто бегает злоречивого духа, тот соблюл себя от сближения с людьми злыми и победил полчища бесов. Кто не приобрел злоречивого языка, тот приобрел неокрадываемое сокровище. Кто не склонен к злословию других, тот избег братоубийства, того другие не будут злословить. Кто не уловлен духом злоречия, тот истинно познал, что сам он человек плотяный, и соблюл себя незапятнанным Кто не в сообществе со злоречивыми, тот водворится с Ангелами. Кто не отравил ушей и языка злоречием, тот исполнен врачевством любви. Кто не оскверняет уст своих злословием, у того уста благоухают плодами Святого Духа. Посему истинно блажен, и еще скажу, блажен, кто соблюл себя от злоречия" (Твор. Св. Ефр. Сир. ч. 1, стр. 26–27). Аминь.

 

27.11. Праздник Знамения Пресвятой Богородицы

(Воспоминание бывшего знамения и чудесе от иконы Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, яже в Великом Новгороде)

Сегодня у нас праздник Знамения Пресвятой Богородицы. Откуда он получил начало и какая история его? Выслушайте о сем, братие, в ваше назидание.

В 1170 году князь Андрей Суздальский, негодуя на Новгородцев, собрав большое войско, послал с ним на Новгород сына своего Романа. С Андреем еще соединились князь Мстислав и других семьдесят князей и вместе с огромными силами приступили к Новгороду. Новгородцы, не видя ни откуда помощи, всю надежду возложили лишь на Господа Иисуса Христа и Пречистую Его Матерь, и, наскоро устроивши вокруг города укрепления, стали ожидать врагов. Последние не замедлили придти и, в продолжение трех дней, со всех сторон все более окружали город. Но, вот, в третью ночь осады, Господь явил Свое милосердие осажденным. Когда архиепископ Иоанн молился об избавлении города пред образом Спасителя, вдруг слышит голос: "поди в церковь Иисуса Христа, что на Ильинской улице, и возьми там образ Пресвятой Богородицы; поставь его на городские стены против врагов и узришь спасение городу". Утром архиепископ о бывшем к нему голосе рассказал всему освященному собору и народу, и все прославили Бога. Затем святитель вошел в церковь, пал на колена пред образом Богоматери и стал молиться о заступлении от врагов. Во время молитвы его, образ сам подвигся со своего места, и все в умилении воскликнули: "Господи, помилуй!" Святитель, взяв икону, передал ее диаконам и велел нести ее на городские стены, а сам с клиром и народом следовал за нею. Когда же икона была поставлена на указанное место и обращена лицом против врагов, то они еще более озлобились и пустили в осажденных тысячи стрел. Но в это время, о, чудо! вдруг икона обращается лицом к городу, и на глазах Богоматери появляются слезы. И разгневался Господь на сопротивных, и покрыла их тьма, и стали поражать друг друга. Новгородцы, видя сие, вышли из города и избили врагов. Новгород был спасен. Теперь вы знаете, братие, событие праздника, и остается нам лишь взять от него назидание. Какое же возьмем от него? То, братие, чтобы мы, прежде всего воспоминали о великих благодеяниях Божьей Матери, явленных нашему отечеству, и благодарили Ее, Заступницу нашу, за оные. Затем, воспоминая об этих благодеяниях, не забывали бы и того, что заступление Царицею Небесною нашей родины было плодом живой веры наших предков, их добрых нравов, их пламенных молитв и горячей любви к своей родине. А в заключение, само собою открывается для нас, из всего сказанного, последнее назидание и то, чтобы мы подражали сколько можно более и постояннее усердию к вере, благочестивых предков наших, их чистоте нравов и простоте жизни, а, наконец, и их безграничному самоотвержению там, где, шло дело об опасности Церкви и отечества. Аминь.

 

Декабрь

 

1.12. Из жизни Филарета Милостивого

(Память Св. Филарета Милостивого)

Не говоря уже о том, что полные жизнеописания Святых суть богатый сокровищницы, из которых мы можем почерпать все, потребное к животу и благочестию, должно заметить, что и краткие сказания о жизни их весьма полезны для нас и подают нам весьма многие и спасительные уроки. Для убеждения вас в последнем, вот вам, братие, краткое сказание о жизни св. Филарета Милостивого, приводимое нами ниже так, как оно изложено в Прологе, на славянском языке.

"Сей, "сказано про Филарета: бяше при Константине царе и Ирине, сын Георгиев и Аннин. От них же ко общению брака, жене честне припрягся и земледельствию прилежа и оттуду притяжания многая стяжав. Бысть же богат убо и милостив. Тем же и завистию дьяволею обнища, якоже некогда Иова в толикую нищету сведе, яко лишитися ему и домашния пищи. Но Бог того не остави до конца томитися в нищете. Внуку убо его Марию всяким благолепием личным быти сущу исполнену, и разумну, царицыну сыну Константину в жену управи. И того таковой же чести сподоби и многому богатству властеля быти. Он же по обычаю требующим неоскудно подаваше. И уже времени отшествия его приспевшу, созвав своя вся сродники, и хотящия им сбытися пророче. Приложи же и сия: " страннолюбия не забудите, о чуждих имениях не пецытеся, церковного хождения не оставляйте". И вся собрав, рек: "Якоже мене видесте творяща, тако и вы творите". И сия рек, благословив, с миром успе".

Какие же, например, хотя это одно краткое сказание, может дать нам уроки для жизни нашей? Знайте, братие, и одно это краткое сказание о Филарете может дать нам уроки для жизни нашей многие и спасительные. Выслушайте о сем со вниманием.

Сказание о Филарете прежде всего дает урок ленивым, чтобы они не говорили, что их бедность происходит будто бы оттого только, что на их долю выпало земледелие. Пусть вникнут они в то, что и Филарет также земледельствию прилежа, но оттуду притяжания многа стяжав. Значит должны они понять то, что бедность их — не от доли их зависит, а скорее всего или от привычки их к разгулу или от праздности. Бегай они от праздности, обуздай свои страсти, и бедности не будет и суетные их отговорки кончатся.

Второй урок сказание о Филарете дает скупым которые думают, что если они будут помогать бедным, то придут в разорение; и посему не трогаются ни слезами, ни мольбами вдов и сирот, а заводят лихих псов, чтобы нищие не знали порога их. Богатство, как видно из жизни Филарета, милости мешает, равно как и милость богатству. Бысть же, как слышали скупые про Филарета, богат убо и милостив. Да научатся же и они из сего примера помнить слова Давида: состарехся и не видех праведника оставлена, ниже семене его просяща хлеба (Пс. 36, 25) и пусть скупость заменят щедростью.

Третий урок сказание о Филарете дает терпящим несчастия по-видимому без вины, чтобы они не отчаивались, а возлагали надежду на Бога. Вот и Филарет завистию дьяволею обнища; якоже некогда Иова в толикую нищету введе, яко лишитися ему и домашния пищи. Но Бог того не остави томитися в нищете. Внуку убо его Марию, всяким благолепием личным сущу исполнену и разумну, царицыну сыну Константину в жену управи. И того (т. е. Филарета) таковей же чести сподоби, и многому богатству властеля быти". Значит, пусть помнят терпящие несчастия без вины, что Господь и их не оставит искуситься паче, нежели они могут, и их несчастие обратит в счастье и скорбь в веселие.

Четвертый урок сказание о Филарете дает находящимся в счастье, чтобы они не зазнавались и не отвращали лица своего от несчастных. Филарет и когда быль богат, был милостив, и когда беден так же и, когда сделался дедом царским, тоже, по обычаю требующим подаваше. Пример достойный подражания!

Пятый урок сказание о Филарете подает уже и всем нам в том смысле, чтобы мы помнили, что за милостыни к бедным, Господь награждает милостивых и в сей еще жизни не только телесно, но и духовно. За милостыню, как видим, Филарет сподобился и дара пророчества. И уже времени отшествия его приспевшу, созвав своя вся сродники, и хотящия им сбытися прорече. Так-то Господь милостив к милостивым.

Шестой урок сказание о Филарете также подает всем нам в том отношении, чтобы мы, подавая ближним пример благочестия при жизни, завещали им следовать нашему примеру и при смерти. При кончине своей, Филарет, как слышали, говорил окружавшим его: страннолюбия не забудите, о чуждих имениях не пецытеся, церковного хождения не оставляйте и якоже мене видесте творяща, тако и вы творите. И как поступил при кончине своей Филарет, так же, конечно, должны поступать и все мы, если только жили мы во славу Божию, на пользу ближних и спасение своей души.

Седьмой, наконец, урок получаем из сказания о Филарете тот, чтобы мы знали, что Господь милостивым посылает и кончину непостыдную и мирную, как о Филарете и говорится: благословив всех, с миром успе. А поскольку кончина непостыдная и мирная есть дело великое; то значит, что она никому даром не достается и что есть средство получить ее и чрез милостыню.

Из всего сказанного нами, надеемся, вы убедились в том, что и краткие сказания из жития святых могут дать нам уроки многие и спасительные и открыть нам вход в обители небесные. Аминь.

 

2.12. Против ложного свидетельствования на суде

(Память святыя мученицы Миропии)

Из страха, и часто ложного, ответственности перед судом вы, братие, когда призываетесь в оный, нередко, несмотря даже на принимаемую вами присягу, скрываете истину и говорите неправду. Мне даже приходилось видеть и таких, которые, возвратившись из суда, с какою-то бесовскою радостью похвалялись своим обманом и говорили, что они тогда-то присягу съели! Нечего доказывать, что эти последние — к греху клятвопреступления присоединяют еще страшный грех богохуления и кощунства, и потому подлежат тягчайшей ответственности пред Богом. Довольно сказать, что и вообще скрывать истину на суде есть величайшее зло, ибо сколько через это пострадало невинных! Сколько оправдано разбойников и грабителей, которые снова возвращались на свои дела и снова начинали грабить и убивать! А кто виноват в этом, как не ложные свидетели…? Нет, не так, братие, мы, последователи Христа Спасителя, должны поступать. Правда должна быть для нас так священна, что мы должны свидетельствовать о ней на суде даже в том случае, если бы нам самим грозила опасность пострадать за нее. Пусть мы лучше пострадаем, чем страдать из-за нас другим невинным. Так и святые поступали; и вот сему доказательство.

Святая Миропия, услыхавши о смерти мученика Исидора, пожелала сокрыть тело его, брошенное князем Хионского острова в некоторой дебри и охраняемое воинами. Для сего она с некоторыми из прислужниц ночью пришла на место, где лежало оно, и, поскольку воины спали, то без труда взяла его и в избранном ею месте честно погребла. Между тем князь мучитель вскоре узнал о похищении тела и на воинов стражей разгневался. Он заковал их в цепи и приказал водить по всему острову, чтобы они непременно нашли тело мученика; в случае же, если не найдут, угрожал им смертью. Миропия узнала об этом и, видя воинов окованных, мучимых и влекомых по острову, сказала сама себе: "они страждут ради меня, а ведь на суде Божием мне за это горе будет". И тотчас, пришедши к воинам, сказала: "Друзья, не трудитесь напрасно! Тело, которое пропало у вас, сокрыла я". Они взяли ее и привели на суд к князю. "Правду ли они говорят про тебя, спросил последний, что ты взяла тело Исидора?" "Правду", отвечала Миропия. Князь пришел в ярость и предал святую на мучения. И били ее палицами без милости и влачили за власы по всему острову и затем снова били по всем членам тела и, наконец, едва живую бросили в темницу, где и предала она дух свой Господу.

Итак, видите, братие, что святые из-за истины и чтобы спасти других судимых шли даже на явную смерть. Нам ли в настоящее время бояться говорить правду на судах справедливых и милостивых? Нам ли не открывать истины, когда нам, даже и в случае обвинения, не угрожают ни мучения, ни смерть? Но положим хоть бы и последние были. Так разве хорошо христианину лгать? Разве достойно его предавать невинных? Разве можно что утаить от Бога? Ведь Он все видит и знает, и за все у нас ответа спросит. Аминь.

 

2.12. К прихожанам, живущим среди раскольников

(Поучение от Лимониса о ходящих к церквам латинским и жидовским и прочих иных вер)

Православные не должны ходить к раскольникам слушать совершаемые ими службы.

Когда кого-нибудь из вас раскольники приглашают в свои моленные для слушания их службы, то вы, как мне известно, не отказываетесь от этого и с удовольствием ходите к ним, не видя в этом для себя ничего предосудительного. Иные даже, возвращаясь оттуда, с восторгом рассказывают, что у такого-то уж так хорошо служба шла, что мы у него словно сладкого меда вкусили! Не знаю, братия, может быть и на самом деле у раскольников хорошо служба идет, но только ходить к ним на службу положительно не следует; а почему, сейчас узнаете.

Один монах, живший в монастыре свят. Феодосия, хотя был и православный, но, по своей простоте, мало обращая внимания на различия вер, часто выходил из келлии и отправлялся в церкви или Египтян, или Армян, или других еретиков и там постоянно до конца выстаивал их службы, нисколько не думая о том, что это грешно. Этому иноку однажды явился Ангел и спросил его: "скажи мне, старец, когда ты умрешь, то как хочешь, чтоб над тобою был совершен обряд погребения: по-египетски ли, или по-армянски, или по другой какой еретической секте, или по православному?" Старец отвечал: "не знаю". Тогда Ангел сказал ему: "так размысли о себе; через три недели я приду к тебе, и тогда мне скажешь". По явлении Ангела инок пошел за советом к одному прозорливому старцу и передал ему слова Ангела. Тот, выслушавши их, внимательно посмотрел на гостя и сказал: "да уж не ходишь ли ты к церквам иноверных?" — "Да, отвечал инок, где застану пение, там и слушаю его; армянское ли оно, египетское ли, или другое какое еретическое, — мне все равно". — Прозорливец тогда воскликнул: "горе тебе, брат, хотя ты и считаешь себя православным! Горе тебе будет за твое хождение в церкви к тем, которые отметают правила соборов и святых отец! Образумься скорее: и когда придет к тебе ангел, тотчас скажи ему: отселе хочу православным быть!" Прошло три недели, и Ангел действительно явился иноку и спросил: ну что ты размыслил о себе?" — "Да, хочу православным быть", отвечал старец. — "Хорошо ты это сделал, сказал на это ему Ангел, ибо теперь только и освободил душу свою от муки". И после сих слов Ангела старец тут же скончался.

Чем, братие, после сей повести, заключить мне к вам свое предостережение? Заключаю словами, поставленными в конце ее. "Се же все бысть нам на образ учения, да не слушаем пения латинского, ни армянского, и ни прочих еретик; но в Вере, в ней же есмы, к той церкви идем, и причастие приимем, да не погубим труда добродетельного, и с нечестивыми да не осуждены будем от Господа, Ему же слава ныне и присно, и во веки веков". Аминь.

 

3.12. Искупление из темниц должников имеет великую цену в очах Божьих

(Память преподобного Феодула эпарха)

К делам милости телесной, между другими, можно еще отнести искупление из темниц несостоятельных должников, или вообще облегчение их участи. Какую цену имеет это дело в очах Божьих, вы увидите из следующего случая, бывшего в жизни преподобного Феодула, память которого св. Церковь совершает 3 в декабря.

Сей святый, удалившись от мира, близ Эдеса взошел на столп и на оном тридцать лет провел в посте и молитвах. Перед кончиною ему однажды пришла мысль просить Бога, чтобы Он указал ему тех, которые в сей жизни преимущественно перед другими угодили Ему. Молитва его дошла до Бога, и Феодул услышал следующий голос: "Корнилий, который родом из Мимон, тот стоит на высоте духовного совершенства и царства небесного достоин. Найдешь же ты его близ Дамаска, в селении, именуемом Пандуро". Феодул тотчас отправился искать этого Корнилия и нашел. Падши к ногам его, Феодул стал умолять, чтобы он открыл ему жизнь свою. "Грешник я, отвечал Корнилий, и никакого дела не сделал" — Старец не переставал просить. Тогда Корнилий сказал: "воспитан я, отче, в обществе дурных людей; но теперь, благодаря Бога, дал обещание жить целомудренно и быть милостивым, сколько можно, и забочусь о сем." — "Скажи и остальное о твоей жизни, "не переставал умолять Феодул. Тогда Корнилий сказал: "не так давно, отче святый, был со мною следующий случай: некоторая женщина, славная родом, богатая и целомудренная, вступила в брак с одним человеком, который оказался не стоящим ее и вскоре не только ее имение истратил, но и много задолжал у людей. Заимодавцы бросили его в темницу, в которой он и пробыл долгое время. Пребывание его в темнице причиняло жене самые тяжкие страдания. Не имея денег, она принуждена была выпрашивать милостыню для того, чтобы накормить мужа, а также день и ночь искала человека, который бы взялся выкупить его, и не находила. Женщине этой раз пришлось встретиться и со мною, и я, узнав о ее положении, сжалился над нею и, желая помочь, спросил: сколько должен муж ее? Она отвечала: четыреста пенязей. — А так как у меня в то время было только двести тридцать пенязей, то я, чтобы дополнить недостающее, продал некоторый из своих вещей, и вырученными деньгами дополнил недостающую сумму и передал все бедной женщине, сказав: возьми это и иди с миром освободи своего мужа из темницы и помолись всем сердцем и обо мне грешном, чтобы помиловал меня Господь на суде Своем." Слыша сие, Феодул прославил Бога, возвратился на свой столп и недолго после сего поживши, отошел к Господу.

Итак, братие, если имеете возможность, не забывайте и сего дела благотворения. Вы освободите ближних от долгов здесь, на земле, а вас Господь освободит от долгов ваших на небе. И остави нам, Господи, долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим! Аминь.

 

3.12. Дела человеческие

(Слово пр. отца нашего Арсения о делах человеческих)

Как несомненно то, что все бы мы желали быть в царствии небесном, так не подлежит сомнению и то, что при всем желании войти в него, почти также все мы, на пути к нему, ставим сами себе препятствия, ради которых и остаемся вне него. В чем же именно состоят эти, нами самими делаемые себе препятствия? Что отвечать на сие? Ответим следующею вещью, которую некогда показал Ангел преподобному отцу Арсению, Великим именуемому.

Однажды, сидя в келии, Арсении услышал голос, который говорил ему: "ступай, и я покажу тебе дела человеческие". И встав, вышел он на некоторое место. Тут Ангел Божий показал ему человека, который, нарубив тяжелое бремя дров, покушался поднять его и не мог. Вместо того чтобы отложить тяжести, человек этот снова начинал рубить дрова и прилагать к бремени и так поступал много раз. Несколько далее, Ангел показал Арсению другого человека, который, стоя при колодце, черпал воду из оного и наливал в очень малое ведро; от этого вода снова изливалась в колодезь. "Подожди еще немного, "сказал затем Ангел: "и я покажу тебе еще нечто". И вот, увидел Арсений церковь и двух мужей, сидевших на конях и силившихся внести бревно во врата храма; но поскольку бревно они держали поперек ворот и ни один из них не хотел оборотить дерево в длину, то оба они и остались вне церкви. Показавши все это, Ангел дал Арсению следующее объяснение виденного им: "оставшиеся, сказал он: "вне храма суть творящие добродетели с гордостью и не хотящие ходить смиренным путем духовным; ради этого они остаются вне царствия небесного. Секущий же дрова служит подобием тех, которые во многих грехах живут и вместо того, чтобы загладить их покаянием к старым грехам прилагают еще новые. Черпающий же воду есть образ человека, который и добрые дела творит, и грехов не оставляет и потому губит награду, которую бы должен получить от Бога". — "Достоит же", заключил свое объяснение Ангел: "всякому человеку с чистотою добродетели стяжати, да не вотще трудится".

Не правда ли же, братие, что или в людях, оставшихся вне храма, или в человеке секущем дрова, или, наконец, и в черпающем воду, каждый из нас может узнать самого себя? Да, поистине, так; ибо и мы нередко бываем духовно горды и к старым грехам постоянно прибавляем новые и, творя добрые дела, не оставляем в то же время и злых. "В виду же всего этого, на будущее время будем внимательны к своему нравственному состоянию", обратим внимание на свое сердце и жизнь и будем смотреть, есть ли в них хотя бы начатки той чистоты, и того совершенства, которые необходимы для того, чтобы войти в царствие Божие. Те, которые обретут в себе некоторый залог будущего блаженства, да поспешат принести его в дар Господу и Спасителю своему, как плод не столько собственных усилий, сколько Его всемощной благодати. А те, которые, приникая к лицу бытия своего, обретут образ души своей темным и неблаголепным, "те да не замедлят просветиться светом христианских добродетелей" (Воскресенье Чт. 1840 г. № 18, стр. 163) Аминь.

 

4.12. Как поступать с людьми посторонними, живущими в семьях наших и ведущими себя неодобрительно

(Слово от старчества)

Случается, что некоторые из христиан, по доброте своей, дают иногда приют у себя или бедным своим родственникам, или другим каким-либо беспомощным скитальцам. Дело доброе, но вот беда: нередко бывает, что эти люди, вместо того, чтобы всевозможною кротостью и любовью платить своим благодетелям, причиняют им огорчение своим поведением. Как тут быть с ними?

Некоторый недужный старец пришел к преподобному Лоту в пустыню и умолял, чтобы сей позволил ему пожить у него… Лот согласился, принял старца и упокоил его. И так как к Лоту, с целью принять наставление, приходило много народу, то он, желая несколько облегчить себя, стал некоторых отсылать к своему гостю. Последний же, вместо того, чтобы обращать присылаемых к нему на путь истинный, только совращал с оного, внушая им некоторые из заблуждений Оригеновых. Узнал об этом Лот и смутился. "Что, подумал он, теперь скажут про нас отцы? Ведь они будут думать, что и мы таковы же, как пришлец. А изгнать его боюсь, чтобы не прогневать Бога" И вот Лот пошел за советом к авве Арсению. Выслушав о старце, Арсений сказал: "гнать его не гони, но вот что скажи ему: если хочешь пользоваться моим гостеприимством, пользуйся, сколько хочешь, но в грех других не вводи. И тогда гость твой или бросит свои заблуждения, или сам уйдет от тебя; а ты и в том и в другом случае будешь прав". Лот поступил по совету Арсения и передал слова его старцу. Сей, выслушавши их, оставить свои заблуждения не захотел и тотчас решился оставить Лота. Авва отпустил гостя с любовью.

Итак, если бы и кому-нибудь из вас пришлось быть на месте Лота, то и вам, пожалуй, можно будет поступить как он. Если беспокойные гости ваши примут ваши вразумления — хорошо; если не примут, то конечно, скорее всего, сами оставят вас. Ваша же совесть чистою останется. Аминь.

 

4.12. Против сребролю6ия

(Слово о черноризце, его же изъят блаженный Андрей от дьявола)

К числу смертных грехов относится грех любостяжания, или сребролюбия. Не правда ли, что сребролюбец для удовлетворения своей страсти часто готов бывает жертвовать всем: и любовью к Богу и ближним, и своим добрым именем, и честью, и совестью. Выслушайте, какому осуждению и каким духовным бедствиям сребролюбие подвергает человека.

Св. Андрей, Христа ради юродивый, бывши однажды в Царьграде на торжище, встретил инока, вокруг шеи которого обвился страшный змий. Инок этот был человек, многими добродетелями украшенный, но к несчастью скуп и сребролюбив. Многие, зная его за святого, давали ему золото для раздачи бедным; он же это золото клал в свою сокровищницу. Видя его во власти дьявола, Андрей сжалился над ним и подошел к нему. Монах же, думая, что это один из нищих, сказал Андрею: "Бог да помилует тебя брат; подать же мне тебе нечего". Отошедши от него на несколько шагов, Андрей был удивлен, заметив, что над головою, инока на воздухе были начертаны слова: "змий сребролюбия — корень всякому беззаконию". Но он ещё более удивился, когда, оглянувшись назад, увидал Ангела и беса, спорящих за душу инока, Дьявол доказывал, что монах, как сребролюбец и потому идолослужитель, принадлежит ему, а Ангел, указывая на многие из добродетелей старца, утверждал, что он достоин милости Божьей. Продолжительный спор их был решен свыше: голос с неба сказал Ангелу: "ты не имеешь части в нем, ибо только милостивые получают от Меня прощение и наследуют обители небесные". После сего Ангел тот-ас оставил инока. Сострадательный Андрей, скорбя о погибели его, решился, во что бы ни стало вырвать его из челюстей змия. Для этого он нарочно встретился с иноком в уединенном месте и, взяв его правую руку, сказал: "раб Божий, выслушай без гнева раба твоего. Скажи, за что ты, бывший друг Божий, стал другом дьявола? Объясни, почему ты, имевший крылья серафима и взор светлый, как молния, сделался столь темнообразен? Поведай, чем ты довел себя до такой погибели? Не тем ли, что порабощаешь себя бесу сребролюбия? Подумай же, к чему тебе твое золото, которое по смерти достанется твоим врагам? К чему удерживаешь его от скудости, когда другие и алчут и жаждут, и зимою умирают от холода вокруг тебя, а ты, зря на свое золото, веселишься? Это ли стези покаяния? Это ли обет иноческий? Се, ныне или завтра кончается жизнь наша, а что мы уготовали, кому будут (Лук. 12, 20)? Вот твой Ангел-Хранитель, удалившись от тебя, плачет; вот страшный змий сребролюбия обвился вокруг твоей шеи; наконец и Сам Бог, как я слышал, отвергнул тебя! Образумься и взгляни, кто это?" И с этими словами показал ему дьявола, который, не смея ради Андрея близко подойти к иноку, стоя вдали, свирепо глядел на него. Пораженный видением и словами Андрея, инок раскаялся и тут же от всего сердца дал обещание бросить сребролюбие и быть милостивым. И заметьте, как скор на милость Господь к истинно обращающимся к Нему. Тотчас по раскаянии старца змий с его выи исчез, другой бес, стоявший вдали, также стал невидим, и к раскаявшемуся снова приступил его Ангел-Хранитель. С того времени инок действительно исправился, скупость заменил щедростью и стал нескудно раздавать золото убогим, постоянно благодаря Бога и Его угодника св. Андрея за свое обращение от греха к добродетели.

Избегайте, братие, сребролюбия, которое есть корень всякому беззаконию. Иначе горе вам будет, когда услышите голос: Безумне, в сию нощь душу твою истяжут от тебе, а яже уготовал еси, кому будут (Лук. 12, 20)? Аминь.

 

5.12. Любовь выше поста

(Слово, яко странноприимство более есть пред Богом постного и пустынного жития)

Как ни хороши различные добродетели, которыми человек угождает Богу, но любовь побеждает все. Хорошо, конечно, и молиться, и поститься, и не осуждать и смиренным быть и прочими добродетелями христианскими украшаться; но любить Бога больше всего и эту любовь выражать в любви к ближним, выше и дороже всего. Вот, например, как это последнее наглядно, так сказать, оправдалось при встрече друг с другом двух святых.

Был некто старец в Сирии, который жил при дороге, ведшей в пустыню. Он постоянно сидел при пути и как только видел нищего или инока из пустыни идущих, тотчас с радостью приглашал к себе, успокаивал, насыщал и напоял. И вот, раз приходит к нему один отшельник. Старец по обычаю предлагает ему пищи; но тот не вкушает, отговариваясь тем, что он держит пост. Сколько ни умолял его старец вкусить брашна, отшельник остался непреклонен. Тогда старец сказал ему: "пусть же Сам Бог решит между нами, что выше: твой пост или моя любовь? Вот здесь есть дерево: помолимся, чтобы оно поклонилось или ко мне, или к тебе. Если к тебе поклонится, будем знать, что пост выше любви; если ко мне, то значит любовь выше поста". Отшельник согласился и, преклонив колена, стал молиться. Дерево осталось неподвижным. Помолился старец страннолюбец, и оно тотчас наклонилось к нему. Оба прославили Бога.

Итак, братие, украшайтесь и всеми вообще добродетелями христианскими, любовью же наипаче. Она есть основание всего закона христианского, и без нее даже и самая вера, есть не действующая и мертвая и потому не может привести к жизни вечной, как и сказано: вера без дел мертва есть (Иак. 2, 20. 26). Любовь настолько велика, что и Сам Бог именуется ею: Бог любы есть, говорит возлюбленный ученик Христов, и пребываяй в любви, в Бозе пребывает, и Бог в нем пребывает (1 Иоан. 4, 16). Помните же это и любви божественной наипаче всего держитесь. Аминь.

 

6.12. Должно делать добро ближним, по возможности, тайно

(Сказание о трех девицах)

Господь Иисус Христос учит нас делать добро ближним втайне. Он говорит так: внемлите милостыни вашея не творити пред человеки, да видими будете ими, аще ли же ни, мзды не имаме от Отца вашего, Иже есть на небесех (Мф. 6, 1). Против этого предостережения поступают те, которые открыто благотворят с нечистыми побуждениями, с целью, чтоб их повсюду хвалили и величали, и даже награждали. Кто чужд этих нечистых побуждений, тот может и открыто благотворить, без опасения потерять благоволение и награду от Отца небесного. Но горе лицемерным, подобно фарисеям, тщеславным раздаятелям милостыни! Получая от людей награду, они теряют право на получение ее от Бога. Им на вразумление, думаем, не бесполезно будет выслушать о том, как исполняли вышеупомянутую заповедь Спасителя истинные Его последователи. При жизни святителя Николая, когда он был еще пресвитером, в одном с ним городе жил человек который прежде был богатым, но потом впал в крайнюю нищету. Человек этот имел трех взрослых дочерей. Не находя средств не только на то, чтобы устроить их в замужество, но даже чтобы добыть им пищу и одеяние, он часто приходил в отчаяние и в отчаянии иногда доходил до того, что думал пустить в торг честь их и этим постыдным путем добывать и себе, и им пропитание. Св. Николай узнал о бедственной участи этого семейства и решился помочь ему. Мысль свою он, привел в исполнение и скоро, и просто. Вставши в полночь и взявши с собою узел золота, он, никем не замеченный, приходит к дому несчастливца, чрез отворенное окно бросает ему в дом золото и поспешно удаляется. Утром, проснувшийся хозяин, видя у себя золото, сначала принял его за мечтание, но когда убедился в действительности, стал со слезами благодарить Бога, явившего ему такую милость и вскоре отдал замуж старшую свою дочь. Видя благоупотребление подарка, святитель решился прежним путем и вторую дочь бедного отца устроить и снова ночью пришел к нему и тайно оставил другой узел золота. В другой раз найдя у себя сокровище, человек тот воскликнул: "Господи, яви на мне милость Твою и покажи мне Ангела или человека, который избавил меня от нищеты и злых помыслов! По милости его вот теперь могу устроить и вторую дочь свою, избавляя ее тем от уловления дьявольского и злой пагубы". И действительно вскоре он устроил и вторую дочь свою. По выдаче ее в замужество, он уже перестал скорбеть и твердо веровал, что Господь и третьей дочери его поможет и ему самому невидимого благодетеля покажет. И вот он, теперь почти уже совершенно счастливый, стал проводить ночи без сна, надеясь встретить столь щедрого милостынедавца. Надежда не обманула его. Святитель Николай и в третий раз также ночью бросил ему в окно золото и но прежнему спешил удалиться. Но беспредельно обрадованный отец тот — час настиг угодника Божия, пал к ногам его и, обливаясь слезами стал благодарить его за столь великие милости. Что же отвечал ему Святитель? Он с клятвою взял с него обещание до конца жизни молчать о сделанной помощи и, поучив о пользе душевной, с миром отпустил.

Вот какова должна быть истинная, Боголюбезная милостыня! Поэтому, христианин, егда твориши милостыню, не воструби пред собою, якоже лицемери творят… Тебе же творящу милостыню, да не увест шуйца твоя, что творит десница твоя: яко да будет милостыня твоя в тайне и Отец твой, видяй в тайне, той воздаст тебе яве (Мф. 6, 2–4). Аминь.

 

6.12. Тем, которые ропщут, что их труды не ценятся

(О поставлении во епископство св. отца Николая)

Гордые и нетерпеливые люди постоянно жалуются на то, что труды их не ценятся, что они не получают за них должной награды, что они вообще унижены и т. п. Что, братие, сказать таковым? Думаю, что и впереди пожалуй их ждет унижение. Почему? Потому — что гордым всегда Бог противится и благодать дает только смиренным. Не мечтай они о себе высоко, не цени слишком дорого своих трудов, делай все со смирением для славы Божией, с уверенностью, что Бог все знает про них и никогда не оставит их, тогда бы конечно было дело другое. Людей кротких, трудолюбивых, делающих все; единственно для славы Божией, Господь всегда возвышает и даже нередко чудесным образом.

Про святителя Николая из жития его известно, что он чем более тщился таить свое Богоподражательное житие от очей всех людей, чем более смирялся, тем более его Бог возвышал и люди прославляли. Вот ясное на сие из жизни его доказательство. Когда в городе Мирах Ликийских скончался архиепископ, то окрестные епископы собрались в Миры, чтобы избрать умершему достойного преемника. Чтобы выбор пал действительно на достойного, один из избирателей предложил собравшимся, чтобы они, прежде чем приступить к избранию, усердно помолились, чтобы Господь Сам указал на Своего излюбленного. Предложение было принято и оказалось благоуспешным. Вскоре голос свыше повелел председателю собора ночью стать при дверях церкви и наблюдать, кто первый из иереев войдет в нее: первовошедший и есть избираемый Духом Святым; его примите и честно во епископа поставьте. Имя же ему — Николай. Сподобившийся откровения сказал об оном своим собратьям и затем, исполняя поведенное, ночью пришел к церкви и у дверей ее стал дожидаться входящих. По внушению Духа Божия