Существующее ныне здание на Большой Морской ул., 24., построено на рубеже XIX–XX вв., на месте дома, существовавшего здесь еще с петровских времен.

Первым владельцем участка значится колокольный мастер Яган-Христофор Ферстер, принятый на русскую службу в 1720 г. На Ферстера возлагалась обязанность игры в колоколах на часах Петропавловского собора, а кроме того, он должен был обучить мастерству колокольного звона двух учеников из числа русских.

Какой у колокольного мастера был дом, сказать сложно – скорее всего, он был деревянным и погиб в огне большого пожара в 1736 г. Огненная стихия бушевала более восьми часов, в результате чего полностью выгорели Морские улицы.

Ферстер оставался владельцем незастроенного участка до своей кончины, последовавшей в начале 1740-х гг., его имущество перешло к вдове Варваре. Когда на участке началось строительство нового жилого дома, точно установить не удалось, однако к 1749 г. он уже стоял, причем владельцем постройки значился портной Мартын (Матвей) Иванович Крыгер.

Несколько лет портной пытался продать дом, однако купчая состоялась только в 1755 г., а новым владельцем здания стал известный государственный деятель Александр Иванович Глебов, недавно назначенный обер-секретарем Сената по генеральному межеванию. Содействие этому назначению оказал граф П. И. Шувалов, а в 1756 г. Александр Иванович удачно женился на двоюродной сестре императрицы Елизаветы Петровны, что также помогло продвижению при дворе.

Дом Фаберже. Фото нач. ХХ в.

Глебов, которому в момент покупки дома исполнилось 33 года, сделал блестящую карьеру, причем сумел послужить и императрице Елизавете Петровне, и императору Петру III, и императрице Екатерине II. Но талантливого чиновника погубила элементарная жадность – А. И. Глебова обвинили в крупном хищении государственных средств, подвергли суду и отправили в итоге в отставку. На имения наложили арест, однако позволили бывшему сановнику в них жить. В 1775 г. А. И. Глебов входил в судебную комиссию по делу Емельяна Пугачева.

Собственником дома на Большой Морской улице Глебов оставался недолго, так как уже в 1760 г. тот числился за Францем Соломоновичем Вернезобером (Фернезобер). В середине XVIII в. Ф. С. Вернезобер служил директором конторы при сальном торге (казенное сальное комиссарство) в Архангельске, принадлежавшей графу Петру Ивановичу Шувалову, и имел воинское звание поручика. Очевидно, эта служба приносила немалый доход, так как Вернезобер, дослужившийся до майора и вышедший в 1760-е гг. в отставку, приобрел несколько земельных участков и домов в разных частях Санкт-Петербурга. В Петербургской губернии он стал владельцем села Каськово. Кроме того, Ф. С. Вернезобер числился переводчиком при штате графа Шувалова.

За майором дом также оставался недолго, так как уже в 1764 г. его выставила на продажу новая владелица, статс-дама Мария Ивановна Крузе, состоявшая в свите государыни императрицы Екатерины II.

У М. И. Крузе дом приобрел швейцарский ювелир Жан-Пьер Адор (Jean-Pierre Ador), открывший здесь галантерейную фабрику, на которой помимо ювелирных украшений производили ордена, церковную утварь, фарфоровые сервизы и различные безделушки для украшения интерьера. Самым популярным произведением фабрики Адора неожиданно сделались табакерки, украшенные эмалью. Качество ювелирных украшений и других изделий было настолько высоко, что продукцию фабрики Адора охотно покупали при Дворе. Так, императрица Екатерина II подарила генерал-аншефу графу Алексею Григорьевичу Орлову золотую табакерку работы швейцарца, на крышке и боковой части которой нанесена эмаль с изображением Чесменского сражения. Круглая по форме табакерка украшена рубином и брильянтами и имеет размеры 4,2 × 7,5 × 6,1 см.

Дом Фаберже. Современное фото

Специально для наследника русского престола Ж.-П. Адор сделал из золота и серебра табакерку с портретом великого князя Павла Петровича, украсив ее бриллиантами и чеканкой.

Ювелирное производство просуществовало в доме до начала XIX в., а семья Адор (вдова и сыновья) владела им до 1810 г. Интересно, что в доме проживал еще один знаменитый ювелир, Луи-Давид Дюваль – также выходец из Швейцарии, родившийся в Женеве в 1726 г. Дюваль приходился родственником Адору и тоже создавал ювелирные украшения для русского Двора. Его сыновья, Яков и Жан-Франсуа-Андре Дювали, продолжили дело отца и прославились тем, что изготовили по заказу императрицы Екатерины II малую императорскую корону, которая сейчас находится в Алмазном фонде России. При императоре Павле I семья Дюваль становится монополистом в поставке ювелирных изделий семье монарха.

Последней из семьи Адор домом владела некая Анна Абрамовна, а к началу 1820-х гг. постройка перешла в собственность семьи Дюваль. В 1836 г. дом реконструировал архитектор П. П. Жако по заказу новой домовладелицы Адамс. В это время здание постоянно переходит от одного собственника к другому, а в числе владельцев значатся купец Фейгель и Анна Ивановна Поцелуева. Но в 1850 г. его приобретает надворный советник Павел Сергеевич Золотов, и постройка остается в собственности его семьи вплоть до 1898 г., когда генерал-майор Владимир Павлович Золотов продал его купцу 2-й гильдии Карлу Фаберже за 407 тыс. руб. С 1851 г. П. С. Золотов в возрасте 45 лет признан в потомственном дворянском достоинстве, службу начинал лейтенантом Гвардейского экипажа, служил на Санкт-Петербургской таможне и являлся членом Государственных кредитных установлений – специального учреждения, управлявшего всеми кредитными организациями Российской империи.

При Золотовых дом ремонтируется еще раз, и вновь по проекту архитектора П. Жако. По последним обмерам, здание было трехэтажным, с балконом и эркером по фасаду.

В 1830-е гг. в доме работал известный в столице магазин иностранной литературы, принадлежавший Л. Диксону. Магазин посещали многие столичные знаменитости, неоднократно бывал здесь и Александр Сергеевич Пушкин. Так, летом 1832 г. поэт встретился в магазине с Яковом Карловичем Гротом, ученым-филологом, будущим академиком. Кстати, Я. К. Грот является автором книги «Пушкин, его лицейские товарищи и наставники», вышедшей впервые в 1887 г. Сам Я. К. Грот, так же, как и А. С. Пушкин, окончил Царскосельский лицей, куда его устроил лично император Николай I.

А. С. Пушкин был постоянным покупателем магазина Диксона, причем последнее посещение датируется 5 августа 1836 г.

История дома косвенно связана и с Михаилом Юрьевичем Лермонтовым – в 1837 г. здесь жил его родственник, служащий Азиатского департамента Министерства иностранных дел титулярный советник Александр Васильевич Хвостов. В 1838 г. молодой дипломат женился на Екатерине Александровне Сушковой, дочери переводчика А. В. Сушкова. Неоконченный роман поэта «Княгиня Лиговская» как раз основан на истории отношений А. В. Хвостова и Е. А. Сушковой. На их свадьбе, проходившей в церкви Симеона и Анны у Фонтанки, присутствовал и М. Ю. Лермонтов.

Совсем другая история этого петербургского адреса связана с именем ювелира Карла Фаберже.

Основателем ювелирной династии считается Петер Густав Фаберже, родившийся в 1814 г. в городе Пярну, в семье прибалтийского немца, происходившего, судя по фамилии, из Франции. Первые навыки работы с золотом и драгоценными камнями Петер Густав приобрел у Андреаса Фердинанда Шпигеля, получив в 1841 г. звание мастера-ювелира. Свою ювелирную мастерскую П. Г. Фаберже открыл в столице Российской империи в 1842 г., причем находилась она в подвале дома № 11 по Большой Морской улице. В Санкт-Петербурге начинающий ювелир женился на дочери датского художника Шарлотте Юнгштедт.

Густав и Шарлотта Фаберже

В мастерской Фаберже работало три мастера, но по документам известны имена лишь двух художников: Хискиас Пендин и Август Хольмстрем. К 1860 г. Фаберже переехал в Дрезден, хотя мастерская осталась работать в Санкт-Петербурге. Более того, через шесть лет предприятие стало поставлять ювелирные изделия Императорскому двору, но звание официального поставщика фирма «Фаберже» получила только в 1885 г. К этому времени Петер Густав отошел от руководства ювелирным производством, передав его под управление старшего сына Карла. Именно с этим представителем славной династии связано возвышение ювелирного бренда «Fabergé» и превращение его во всемирно известную марку неповторимости и качества ювелирных изделий.