Охотник

Густов Вячеслав

Начиналось это, как попытка творчески переосмыслить мир «Сталкера».

Легенды, мифы и загадки Чернобыльской Зоны отчуждения. Затем тема пошла вширь – человек, смысл его жизни и место во Вселенной.

Первый том

наших произведений вышел в мае 2008 года. Там засветились такие талантливые авторы, как Bondor, Ges, Iji, КОТ2606, LIS, Pereiro, s.e.l.d.e.s., Tank72, Отшельник, Сержант ВВС. Вышла эта книга не в последнюю очередь благодаря таланту и организаторским способностям таких людей, как Сержант ВВС, BlackAnarhist, Pereiro и КАСТАНЕДО, за что им всем большое спасибо.

Второй том

"Охотник" вышел в августе 2008. В нём мы собрали все, доступные на тот момент, произведения одного из наших авторов - Вячелава

Tank72

Густова:

Другие времена, иные угрозы. Забытый на боевом дежурстве смертоносный боевой робот, ужасный киберпространственный монстр или радиоактивный постапокалиптический мутант. Для кого-то это опасный враг. А для охотника - всего лишь ещё один трофей.

Серьёзно - некоторые вещи - не для всех.

 

Оформление серии: Алексей Подколзин, Егор Бондаренко

Редколлегия: Игорь Сержант

Иллюстрации: Марина Зохно, Егор Бондаренко, Андрей Мозговой

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

…от Игоря Сержанта

Читатель! Сейчас ты отправишься в интересное и увлекательное путешествие по дорогам миров, которые создал Вячеслав Густов. На этом пути тебя ждут неожиданные повороты и головокружительные развязки. А от каждой магистральной трассы ответвляются свои дороги, а от тех, в свою очередь, тропы и совсем уж неприметные тропинки. И трудно предугадать, с чем ты встретишься на очередном отрезке пути. Но не буду предвосхищать события. Ты сам все увидишь и поймешь.

А пока я расскажу тебе о том, как все начиналось.

С Вячеславом я встретился год назад на темно-синих страницах форума «Тени Чернобыля». Танк (а именно таков интернет-псевдоним Вячеслава) сразу привлек мое внимание своим недюжинным интеллектом.

Огромный ныне литературный раздел Теней тогда был представлен всего-навсего одной темой. Авторов, пишущих там, было немного. И Вячеслав был среди них. Тогдашнее его творчество было представлено анекдотами, короткими рассказами и повестью «Радуга». Анекдоты были смешными, рассказы - глубоко философскими, а «Радуга»… «Радуга» положила начало доброй традиции наших форумов, согласно которой авторы упоминают друг друга в своих произведениях.

А дальше был долгий путь от маленькой темы до настоящей книги, которую ты и держишь сейчас в руках.

 

…от Валерия Беляева

Эта книга - результат творчества нашего друга Вячеслава Густова. Наглядный пример того, что виртуальное общение имеет и материальный результат.

Вячеслав - очень разносторонний автор. Начиналось с того, что год назад мы все разбивали лбами клавиатуру, читая его анекдоты. Анекдоты тогда привлекли моё внимание своей необычностью, Они были с двойным и тройным смыслом, хоть и написаны, казалось бы, в узких рамках Великой игры. Я бы даже сказал, что форум Тени Чернобыля развился, во многом благодаря Вячеславу.

Он заразил и других вирусом творчества. Многие стали пробовать себя в написании рассказов. По себе знаю, что дело это крайне полезное для саморазвития. А когда делается ещё в коллективе единомышленников, то и вдвойне приятное. Здорово отвлекает от серых будней и жизнь становится намного интересней.

Дальше - больше. Пошли рассказы и большие повести. Они не выдуманы, подобно сказкам и небылицам, а увидены неким внутренним, мысленным зрением, проникающим гораздо дальше и глубже, чем зрение обычного человека. Поэтому произведения Вячеслава так реальны. В них веришь. Его стиль сочетает лёгкость с глубиной. Некоторые идеи - просто сногсшибательны. Без определённого уровня эрудиции эти моменты можно не понять. Но есть у произведений одна общая черта - они все заряжены юмором и оптимизмом.

Так что читаем, и, вместе с ним создаём себе «Вечернее настроение», задаём «Правильный вопрос», «Сомневаемся», думаем, что «Возможно всё». И в конце концов, понимаем, что это всё - «Диалог с жизнью».

 

…от Алексея Патрушева и Олега Орлова.

В общем-то, трудное это дело писать предисловие к книге человека, которого мы считаем своим учителем и на творчество которого стараемся равняться… При этом понимаем, что нам до него, ещё непостижимо, заоблачно далеко. Именно его произведения подтолкнули нас к творческому союзу са-афторства.

Олег: - Лично я читал, и по хорошему, белой завистью завидовал его таланту.

Алексей: - Я проникся и присоединился гораздо позднее… А жаль. Юмор - хлестал через край произведений, ведь у Вячеслава есть свой собственный - особенный стиль, не переходящий границ, и, в тоже время, очень увлекающий и захватывающий надолго. А его серьёзные произведения читаются и перечитываются нами до сих пор. Очень уж они неординарные, не проходные - каждый раз открываешь для себя что-то новое, чего мог и не заметить при предыдущем прочтении…

Олег: - В этой книге собрано все лучшее, что есть у Густова на данный отрезок времени. Потому что, лучшее у него ещё впереди. Мы надеемся, что эта книга будет очень интересной для всех. Нет…Не так. Мы - точно знаем, что эта книга будет очень интересна для всех. Обычно написание книг подчиняется определенным правилам. Но есть книги, к которым правил нет, и их надо просто читать.

Алексей: - И перечитывать! И думаем, что со временем мы будем, с гордостью говорить - Мы с одного форума

Олег: - с Вячеславом Густовым…

Алексей: - Согласен на все стопицот!!!

 

 

ФАНТАСТИКА

 

Глава 1

Космический авианосец «Восток», преследующий вместе со всем соединением остатки разбитой ударной группы «Джонсон и Джонсон», напоролся на мину. Просто не повезло. Мина была хитрая, по-тихому запустила внутрь гигантского корабля маленький шпионский модуль, подключилась к сетям, и начала вирусную атаку.

Когда её заметили, было уже поздно. Двигатели, удерживающие двухтысячекилометровую махину на самой границе подпространства, пошли вразнос, реактор попытался компенсировать возникший дисбаланс повышением мощности, и корабль исчез. Размазался по сотням измерений.

Истребители «Иванов-12», шедшие параллельным курсом, попали под удар М-поля, и были рассеяны. Это были крепкие машины, и многие из них выжили. Одна даже сумела уйти в гипер. И тут попала в каверну. Так пилоты называют локализованное возмущение гипер-поля. А ещё называют «песец», но не в научной дискуссии, а оказавшись, по воле злого случая, в пределах досягаемости. Именно это слово (или чем-то похожее), и произнёс сквозь зубы пилот-истребитель Александров…

Вспыхнуло. Тьма сжалась, и разжалась, а что происходило между - кто ведает. Гиперкосм - штука странная. Главное, что выбросило в родное, привычное 3М-пространство, с галактиками, звёздами, и планетами.

Запищал, предупреждая, зуммер. Сзади, расходясь веером, приближались незнакомые космолёты - своими куцыми крылышками чем-то похожие на лёгкие штатовские штурмовики «Олвэйз».

– Парализующее поле! - успел предупредить детектор.

Сидеть на жёстком стуле было неудобно, однако бесконечная процедура натурализации всё продолжалась и продолжалась.

– Согласно статье закона параграфа устава, Вы должны согласиться с приведением Ваших имущественных прав в соответствие с вектором нашего законодательства. Для согласия скажите «Да», и будьте предельно искренни. Записано…

Местный язык он выучил за две недели (так, по привычке называл местные седьмицы), даваемые гражданам на адаптацию.

– Согласно статье закона параграфа устава, Вы должны согласиться с приведением Ваших неимущественных прав в соответствие с вектором нашего законодательства. Для согласия скажите «Да», и будьте предельно искренни. Записано…

– Согласно статье закона параграфа устава, Вы имеете право на бесплатную медицинскую процедуру индивидуального бессмертия. Для согласия…

– Да!!! Какая полезная процедура!

– В соответствии с подписанными Вами условиями, Ваш летательный аппарат, именуемый в дальнейшем «Имущество-20», будет находиться на бесплатной стоянке до тех пор, пока Вы не оплатите работу Полицейских Сил по Вашей натурализации. Для согласия… простите, в данном случае Вашего согласия не требуется. Записано…

– Процесс натурализации завершён. Скоро Вы получите Индивидуальный Идентификационный Номер, и карточку жителя. Какое неформальное имя Вы хотели бы носить?

– Пилот - по-русски буркнул он

– Пил От. На Едином языке - Старый Мальчик. Отклоняется, данное звукосочетание уже зарегистрировано.

– Истребитель - тоже по-русски.

– Данное звукосочетание не имеет смысла. Не зарегистрировано. Принимается.

– Итак, гражданин ИНН такой-то, неформальное имя Истребитель, для завершения процедуры натурализации Вы должны в соответствии с вектором нашего законодательства согласно законным и подзаконным актам искренне согласиться на натурализацию в секторе «14» планеты «7» звёздной системы «902 902» галактики «9». Вы предельно искренни? Спасибо. Записано.

– И, последний, неформальный вопрос. Чем собираетесь заняться?

– А чем тут можно?

– У нас острая нехватка уничтожителей. Во время Последней Войны боевые роботы противника захватили 79.005% нашей планеты, в основном, промышленные подземные сооружения. Автоматический Периметр отделяет нас от захваченных секторов, не допуская проникновений. Понемногу мы отвоёвываем наши территории обратно, но…

– А сколько получают ликвидаторы?

– Я так и знал! Конечно, зарплата небольшая, и социальный статус низкий. Но в Вашем положении…

– Понятно. Согласен.

– Отлично. По этому поводу - в 9016 кабинет, а сейчас ещё один вопрос. Согласно медицинским данным, Вы способны на размножение. Не желаете ли пройти бесплатную медицинскую процедуру стерилизации?

– Нет!

– Ну, нет, так нет. Удачи.

 

Первая зачистка

Распахнутая дверь, рывок. «Вжик!» по броне, бьют из лёгкого бластера, броня пока держит. Из-за угла выкатывается приземистый робот с огнемётом, стреляю в упор, но не успеваю - броня уже красная. Скашиваю глаза - энергощит 40 единиц. Сорок одна, сорок две… Как он медленно. Получу деньги - куплю новый генератор.

Сверху вылетает мелкая жужжащая хрень, стреляю навскидку, попадаю. Осторожно захожу за угол - всё. Последнее помещение. Трачу канистру напалма, и всю энергию. Лампочка на детекторе мигает зелёным - активности нет. Район очищен.

На выходе встречаю высокого, чем-то озабоченного человека (назвать инопланетянином язык не поворачивается - всё, как у людей, до последней хромосомы).

Здороваемся. Предлагает пройти во флаер, и присесть. Сиденье хрустит новенькой кожей (кожзам, нельзя здесь животных убивать).

– Это Ваша первая зачистка?

– Да.

– Очень хорошо. Мы представляем риэлтерскую компанию «134». Смотрит на меня. Как будто мне это что-то говорит. А! Номер короткий. Значит, богатая компания. Вежливо улыбаюсь.

– Согласно статье закона параграфа устава, мы должны сделать Вам предложение.

Киваю.

– Вы можете либо продать освобождённую Вами собственность по договорной цене сертифицированному риэлтеру…

– Либо что?

– Либо выкупить её в частное владение по цене, рекомендованной государством (на самом деле они это именуют ассоциацией жителей - АЖ).

Называет цены. Удерживаюсь, чтобы не присвистнуть. Да, при таких заработках, выкупать недвижимость я смогу лет через сто. Здешний год, кстати, почти равен земному.

– Могу я подумать?

Лёгкая тревога на бесстрастном лице. Ага!!!

– Зачем? Если Вы уже встречались с представителем компании «45»…

– То?

Румянец истинного раскаивания, тут же, сожалеющий вздох.

– Мы могли бы пересмотреть сумму оплаты… В два и пять десятых раза…

Качаю железо, пока горячо.

– В десять раз!

Квадратные глаза в ответ. Кажется, переборщил.

Считаю полученную сумму. Наличные, надо же! Какая дикость. Правда, не монеты, и не бумажки, а очень тонкие гибкие карточки, наподобие кредитных. Надо полагать, с чипами, и флипами.

– В знак того, что Вы передаёте мне объект, поименованный «Машиностроительный завод 49 18 64 36 17 14», прошу Вас сказать «Да», и быть предельно искренним…

 

Технология любви

Купил новый генератор, гранат, прочих припасов, в магазине понабрал барахла, чтоб от местных не отличаться, оплатил жильё на месяц. На радостях зашёл в бар. С трёхэтажным названием, значит, не дорогой. И, правда, цены демократичные. Есть возможность пробовать. Пробую всё подряд, не забывая спрашивать, из чего сделано. Ответ один: бинетика, бинетика, бинетика. Методом научного эксперимента, наконец, нахожу нечто приемлемое, и поглощаю под радостное урчание желудка. Оглядываюсь в поисках знакомств, и только сейчас замечаю странное: мужики и бабы общаются отдельно. Подсаживаюсь к группе менеджеров низшего звена, пьющих нечто золотистое, киваю бармену - мне то же. И угощаю новых знакомых, принимают. За очистку объекта мне дали тысячу местных денег, обед «от пуза» вышел меньше одной. Деньги здесь называются деньги: одна деньга, две деньги…

Болтаю с менеджерами, расширяю базу знаний. Киваю на баб, мол, как? От меня осторожно отодвигаются, странно поглядывают. Блин, неужели к голубым попал? Оказывается, нет. Просто, после открытия технологии бессмертия, новые люди, бесконтрольно появляющиеся то тут, то там, стали не нужны. И правительство приняло закон: ограничить общение между полами. Нет, не силой! Просто, выпустили такие таблетки - принял раз в неделю, и влечения нет. Бесплатные. И бесплатная же стерилизация новорожденных, с согласия родителей, разумеется, и, с выплатой компенсации тем же родителям. Начинаю прозревать. И что, там (тыкаю пальцем вверх) тоже все стерильные и на таблетках? Меня понимают, смеются: там - нет. Но здесь - да.

Ну, всё с вами ясно. Понятно, почему у вас уничтожители в дефиците и не в почёте. Тут адреналин нужен. Тестостерон. Да и бессмертие свою роль играет. Когда ты вечен, кому охота под пули лезть? Мне. Пока. Для меня это, как виртуальный тир, типа «Судьбы», «Потрясения», «Р.А.З.В.Е.Д.Ч.И.К.а» или «Герцога Ебашева». Так вы совсем - снова киваю в сторону - ни-ни? Пожимают плечами, отводят глаза. Мол, кто-то, кое-где, кое-как… Вижу, не приветствуется тут эта тема. Ладно, будем искать это кое-где.

Нашёл. Публичный дом 28636848357432. Зашёл, посмотрел… Не, таблетки лучше. Ага, вот номер 36446. Уже что-то. Но цены! Буду больше работать.

 

Зачистка №2

Прыгаю, срываюсь, падаю с пятиметровой высоты. Кровавый привкус во рту. Сверху летят ракеты. Неточно. Это и спасает. Ой, зря я взялся за объект класса 5! Женщины, что мы ради вас делаем…

Ёшкин кот! Меня отшвыривает взрывом, секунд тридцать прихожу в себя. Не вставая, зашвыриваю наверх гранату. С удовольствием выслушиваю сначала «Бух!!!», потом «Шмяк!». Высовываю голову - чисто. Детектор подозрительно мигает - чего тебе? Найден склад оружия, тип, количество, предполагаемая цена под сто три тысячи, ого! Раньше такого не находил. Постепенно доходит - теперь смогу выкупить объект! Зачем - не знаю, но мысль греет. Но сначала…

Под ракетным огнём перебегаю коридор. Ставлю подствольник на очередь, высовываюсь из-за угла. Три, два, один, пережидаю шквал ракет, выбираюсь снова, стреляю. На счёте «Два» автоматическая турель дёргается, выплёвывая ракету, и в этот момент моя очередь достигает цели. Удача! Ракета детонирует, рвётся боезапас. Проход свободен.

Замечаю нечто чужеродное - скелет. Кто он - предыдущий уничтожитель? Рядом бластер - не моему чета. Сколько ж он тут лежал? Смотрю на боезапас - полный. Теперь повоюем! Новый генератор быстро восстанавливает защиту, следующую турель расстреливаю за пять минут, используя тактику ВВЗ (высунулся - выстрелил - засунулся) пять раз. Отдыхаю. Слышу знакомое «клац-клац», это гусеничный робот, очень серьёзный противник.

Кидаю за угол мину, чуть не вывихиваю плечо - тяжёлая. Отбегаю со всех ног. «Бамм!!!», и длинная очередь. Значит, жив. Кидаю гранату, отхожу так, чтобы между мной и противником всегда был угол. Стены здесь крепкие, не знаю как их строят, но сколько воюю, ни одна даже не поцарапалась. Спасибо, роботы не из этого материала, тьфу-тьфу…

Слышу обиженное гудение сервопривода, и тишина. Готов. Выхожу - стоит, повесив башню. Только какой-то он другой. Модифицирован, что ли? Вытаскиваю из безжизненного пятипалого манипулятора предмет, похожий на телескоп, долго думаю - что такое? Кладу в рюкзак - потом разберёмся!

Отцепляю от неприятельского огнемёта канистры с напалмом - мне нужнее, гляжу на маркировку - четвёрка. До сих пор имел дело с двойкой. Решаю не рисковать, и просто кидаю сверху в очередной очаг сопротивления. Результат превосходит все ожидания!!! Целый вражеский сквад толпился там в ожидании меня с недружелюбными намерениями. Обхожу горелое, сыплющее искрами, где не удаётся - перешагиваю.

В боковой каморке нахожу ещё один склад - на двести две тысячи. Эдак, можно и в весёлый дом «317» заглянуть! Давно я на него лыжи вострил. А может, можно уже и с порядочной женщиной знакомиться. С целью создания семьи. Здесь это разрешено, если денег много. Нет, на порядочную я ещё не наработал!!!

Прекращаю мечтать, иду в следующий цех. Большой цех, тёмный. И чем-то мне не нравится. Выпускаю последнего робота-разведчика - и точно. За станками, в углу стоит, прикидываясь ветошью, инфильтратор - крайне неприятная сволочь, а за ним два ремонтника. Прикидываю, что ремов надо вырубать первыми, иначе инфильтратора не убить, и в этот момент меня замечают.

Кидаю последний напалм, вдогонку луплю из бластера, заряды ложатся ровно, красиво. Слышу механический хрип - один рем готов. Не останавливаясь, всаживаю весь магазин, и только тут соображаю, что энергии - ноль. Пока генератор хоть что-нибудь восстановит, эти двое из меня котлету сделают в машинном масле. Переключаюсь на подствольник, и стреляю, стреляю, стреляю, меняя картриджи. Закончились. Тишина. На ватных ногах прохожу за станки. Металлическое месиво, с трудом опознаю в нём останки трёх боевых машин. Хорошо новый бластер поработал! Индикатор моргает - активности нет.

Иду к выходу, на ходу считая барыш - двести за это, сто за то, и пять по контракту. Неплохо, но. Сколько раз я сегодня жизнью рисковал? Надо на будущее какой-то более спокойный источник заработка искать.

Наверху меня встречает - паче чаяния - не один гость, а целая толпа. Чего вам, господа?

Застройщики. Как-то пронюхали, что я этот объект выкупать буду. Ну что ж, посмотрим, что тут можно построить!

 

День третий

Сегодня меня показали по местному видео. Как же, за два дня очистил два объекта, из них один класса 5! Как если бы у нас ассенизатор вывез вместо одной машины две, рискуя жизнью, да ещё и без перчаток и респиратора. Выражение лица у ведущей было именно такое. Ещё прибавила, что на освобождённом месте будет построена новая биофабрика по производству дешёвой еды с рестораном и баром на первом этаже. Да, скоро у меня будет свой бар! И я, может быть, познакомлю аборигенов с земной кухней. А назову его - «Пельмень»! Хватит с меня цифр. Но это потом, нужно ещё накопить денег на оборудование, грамотного технолога, и прочее. Пока же у меня в собственности голые стены.

Кстати, впервые увидел, как эти стены строят. Подкатывают нечто вроде гигантского прядильного станка, и, на заранее поставленный каркас в один слой очень аккуратно натягивают склеивающиеся между собой нити. И всё!

Отнёс найденный на объекте «телескоп» местным спецам - только пожали плечами. Разыскал по бесплатной сервисной службе Изучалище Специальной Техники, думаю, мне туда. Впредь буду именовать его Институтом, для понятности. Оказалось, самое то! Вскрыли, посмотрели, выяснилось - до сих пор секретный образец вражеского вооружения. Отсыпали кучу денег, и ещё пообещали эту штуковину после изучения мне обратно вернуть. Лепота! Ещё, сказали, будут знакомить с новинками, и кое-что продавать.

Опять думал о женщинах. Решил жениться, навёл справки в мэрии. Оказывается, по местным законам, жён можно иметь любое количество. И нужны для этого всего-то три вещи - деньги, деньги, и деньги. Десять процентов налог, остальное Ей, или Им. Ну, кое-что идёт на операции: по корректировке влечения - тебе ведь нужна любящая жена?, по корректировке поведения, по корректировке внешности, если есть потребность. Женщины идут на это совершенно добровольно, для многих это оптимальный способ заработка. Правда, есть одно ограничение - рождаемость. Но и это преодолимо. Как? За деньги, блин! Но таких сумм у меня всё ещё нет, поэтому - ну их, эти расходы, горсть таблеток - и спать.

Перед сном смотрел новости. Оказывается, в здешнем космосе вовсю бурлит жизнь. И бизнес. Где-то что-то добывают, продают, строят. Даже от пиратов отбиваются, о как! Задумался.

 

Объект класса 7

Вчера учёные, наконец-то, вернули мне иноземное оружие, оказалось - мощный генератор ЭМИ. Электромагнитный импульс шпарит вперёд, вырубая слабозащищённую электронику на дальности до ста метров. Стены, правда, для него не проницаемы.

С чудом враждебной техники прохожу два уровня, даже не доставая бластер. Что интересно - мой детектор смотрит на нейтрализованных, но механически неповреждённых роботов, как на добычу. С оценкой от ста до тысячи местных пластмассовых рублей. Загляну сегодня в «317».

На третьем уровне меня встречает тяжелый неповоротливый бронтозавр со счетверёнными ракетными установками по каждому борту. Чихал он на мой слабопроникающий магнитный импульс! Впрочем, думает он подозрительно долго. Шевелит башней, гудит приводами, но не стреляет. Вспоминаю - система «свой-чужой» встроена в телескоп. С нежностью смотрю на столь нужный в хозяйстве предмет. Подхожу к «бронтозавру», шлёпаю перчаткой по броне. Нет ответа! Эх, ещё бы управлять им можно было…

С сожалением ставлю магнитную мину. Подумав, ещё две. Таймер на две минуты, не спеша, с достоинством отхожу.

Дальше, однако, были механизмы похитрее. Меня быстро раскусили, и долго гоняли по коридорам и лестницам дружною толпой. Дети, никогда не пропускайте уроки физкультуры! Я не пропускал. Наконец, заняв позицию в небольшом тупичке, я отстрелял всех этих гопников по одному. И поделом.

Дверь на следующий левэл была закрыта наглухо. Перебарываю желание просто громко в неё постучать. Лезу в рюкзак - килограмм местного пластида есть. Отщипываю грамм сто…

Взрыв! Дверь, разумеется, устояла. Ещё бы, наверняка она сделана из того же материала, что и стены. Думаю. Обращаю внимание на детектор, оказывается он уже две минуты, в текстовом режиме, обращает моё внимание на необходимость открыть дверь специальным ключом. Ага, щаз! Буду я вам тут по всему комплексу йеллоу кей искать!

Впрочем, прибор, кажется, собирается этот ключ сгенерировать. Что тебе нужно, систему распознавания? Подношу вплотную «телескоп». Щёлк! Дверь поползла в стороны, за ней тёмный проход. Беру бластер наизготовку…

Всего, с оружием и захваченной техникой, я заработал на этом комплексе тыщ восемьсот. Возник выбор - выкупить освобождённое, достроить бар, или жениться. Выбираю бар - для создания полноценной ячейки общества необходима крепкая материальная база!

– В знак того, что Вы передаёте мне объект, прошу Вас сказать «Да», и быть предельно искренним…

Я уже начинаю привыкать к этой фразе.

 

Бар

Учёные забрали предмет, похожий на небольшую тарелку спутниковой связи. Потом отдадут. А пока дали денег. Впрочем, я о баре.

Бар вышел - супер. Обозвать его пельменем я всё же не решился. Пошёл на компромисс с совестью - назвал «Сто рентген», по мотивам культовой виртуальной игры 21-22 веков. Пусть будут цифры в названии - здесь к этому привыкли. В мэрии мою инициативу сначала не одобрили, всё настойчиво рекомендовали сменить название то на «8963257890 рентген», то на «7484534569 рентген», но я их уломал. Решили всё - правильно! - деньги. Решили мой случай считать исключением, и прописать в реестре особо. Эх, опять я по нулям…

Впрочем, бар теперь приносит прибыль. Конечно, не такую, как рейд по «семёрке», но, на небольшие покупки хватает. Коктейль «Золотая рыбка» - нарасхват. Стойку для V.I.P. – персон один в один стырил с «Р.А.З.В.Е.Д.Ч.И.К.а», официантки у меня в кожаных плащах, официанты в противогазах. Народ писается от восторга, новый стиль уже окрестили «рентген».

На честно заработанные выкупил «Иванов». ИСТшники его, оказывается, уже изучили, без моего, заметьте ведома. В знак дружбы и компенсации улучшили прицельное оборудование, и стандартизировали под местные стандарты. Двигатель и вооружение трогать не стали, сказали - и так всё супер. Забегая вперёд - немного погодя пригласили они меня на испытания нового танка. Смотрю, и удивляюсь - зачем мне это? А потом просёк фишку - глянул в схему, а там половина узлов - знакомы. Ай да спецы! Из истребителя танк сделали. Ай да «Иванов»! Поаплодировал вежливо. Увидели, что не сержусь, ещё премию выделили - локальный гиперпривод (мой-то отлетался). Дорогущий, между прочим! Вроде как неофициально признали патент.

Так я о баре. С моей лёгкой руки, уже три бара в городе поменяли вывеску и оформление. Теперь называются «949 люмен», «543879 атмосфер», и, почему-то «100 гвоздей». Гвозди, к слову, у них классные, со встроенным микродвигателем. Задаёшь направление, легонько бьёшь - и всё. Сам пошёл. Легким движением руки, между прочим, превращаются и в болты, и в шурупы.

Так о баре. Воссоздал по памяти с десяток земных блюд - как народ ломанулся! Повышать цены не стал, есть у меня мечта - стать ресторатором-монополистом. Хотя бы в своём квартале.

 

О роботах, медицине, и семейном счастье

Освобождая объект класса 8, получил серьёзную рану в предплечье, и задумался. Не стоит испытывать судьбу, и лезть туда, куда пока рано. За лечение взяли недорого, но дня два я бездельничал - медаппарат решил, что повреждённую руку спасать нет необходимости, и просто вырастил новую.

Учёные, тем временем, разобрались с «тарелкой». Оказалось - в течение примерно двух минут производит очень мощное защитное поле, потом день заряжается от встроенного микрореактора. Полезная вещь.

Сходил с ней два раза на «пятый» объект, и, не утерпев, сдуру, ещё раз на «восьмой». Оттуда еле выполз с раздавленной печенью и селезёнкой, спасибо новому костюму со встроенной системой кровоснабжения - спас. На этот раз лечился неделю. Решил - хватит. Буду собирать оружие, совершенствовать оборудование. Пятый - шестой. Не выше.

Неожиданно пришла мысль - а нельзя ли перепрограммировать более или менее целых роботов, и посылать на «зачистку» их? Оказалось - можно, но никто не берётся - боятся, не умеют, да и вообще, оружия не любят. Психология не та. Таблетошная.

Кстати, о таблетках: я, ведь, всё-таки, женился. Как жену зовут - вам лучше не знать, согласно местной традиции называю просто - Жена-1. К чёрту медикаменты!

О роботах. На одном из выкупленных мест (у меня их уже три) построил НИИ по переделке и перепрограммированию. Без проблем получил лицензию от местного Департамента Обороны, и всестороннюю помощь от учёных из ИСТ. Им что, им только выгодно - больше железок интересных приносить буду. Но в тонкости боевого программирования решил никого не посвящать - мало ли. Тем более что местные языки высокого уровня - эх! Песня.

 

Наезд

Оказывается, бывают и здесь люди, до чужого добра жадные. Пригласили на стрелку, выставили ультиматум. Хотел, было, согласиться, но поглядел на их сонные таблетошные глаза, и решил рискнуть. Попросил время на обдумывание. Дали.

Боевых роботов по улице просто так водить нельзя, пошёл один. В боевом костюме под плащом. Шлем в пакете.

В общем, гранатой подорвал флаер, бластером уделал охрану. И хорошенько поговорил с боссом. И теперь босс в районе - я. Откровенно говоря, особой охоты лезть в местный криминальный мир не было, но уж, если само в руки идёт…

Начал мне ещё кое-какой наварчик капать - главным образом, за незаконный обмен телами. Это у здешних богатеев развлечение такое - вселиться в тело какого-нибудь бедолаги, и ну новые ощущения испытывать - жечь его всяко, кромсать. Обезболиков нажраться, и глаза друг дружке выковыривать. Идиоты. Или в лицо противоположного пола - и вытворять всякое. Это те, кто таблетки не принимает. Впрочем, из богатеев их, как правило, никто не принимает.

Что по этому поводу сказать? Противно, и гадко. Как и любой криминал, впрочем. Поэтому, первым вкладом, который я внёс в эту «козу ностру», стало тело её бывшего босса. Потом возникли разборки с другими районами, и тел стало больше. А вообще, я поставил за правило - тела до смерти не уродовать. Медицина местная такая, что за неделю что хочешь вылечит. И ещё - людей для этого дела не красть. Достаточно бандитов (и бандиток) из других кланов. Прибыли стало чуть меньше, ну да не в прибыли же смысл жизни!

А окрестных я быстро построил. С моим-то опытом - да не построить!

Самые борзые теперь у меня работают. Телами.

 

Контакт

Зачистка номер…, а не помню. Пускаю роботов вперёд. Под прикрытием экрана они выкашивают мелочь, крупными займутся другие. Тоже роботы. Сижу у монитора, закинув руки за голову, а ноги на стол по здешней моде. Стандарт, пятый класс. Скука. Детектор отслеживает прибыль - пятьдесят три тысячи. Мало. Обеднели, что ль, здешние боты?

На экране что-то мелькает. Увеличиваю изображение: опа! Инопланетянин. Живой. Даю войскам команду пропустить. Идёт, сложив руки на груди. У них, я знаю, это жест сдачи в плен. Подхожу, осторожно обыскиваю. Чист. Произносит на Едином несколько фраз. Переспрашиваю. Коверкает слова, но смысл разобрать можно - предлагает не сдавать его контрразведке, взамен обещает всяческое сотрудничество. Что ж.

– Обесточь оборону!

– Слюшшаюс.

Обесточено. А ну-ка…

– Где прятался?

Показывает. Обнаруживаю несколько незнакомых предметов, по каждому выслушиваю комментарий на местно-тарабарском. Кое-что понимаю. Задумываюсь.

Инопланетянин прекращает тарахтеть, серьёзно смотрит на меня. Понимает, что решается его судьба. Лицо похоже на человеческое, только вытянутое в вертикальной плоскости. На нём нет ни страха, ни подобострастия. Хорошее такое лицо. Принимаю решение.

– Ладно. Я тебя спрячу.

Поднимает брови домиком - вопрос.

– В человеческое тело переселиться сможешь? Технически?

Широкая улыбка - смогу.

– Тогда проблема решена. Побудь пока здесь, я это здание счас выкуплю. А вечером всё сделаем…

Сотрудником Аивер (для конспирации я звал его «сто третий») оказался прекрасным, с ним моя прибыль возросла многократно. Теперь не было необходимости в штурме, объекты по седьмой уровень включительно Аивер отключал без вопросов, дальше, к сожалению, у него допуска не было.

Между тем построил ещё восемь пищевых предприятий, задумался о переходе на новый уровень. Космос меня манил, космос. Но сначала…

 

Большой шаг для человека

Сначала я взялся за технологии. Построить космический научно-производственный комплекс оказалось не в пример сложнее, чем пищевой, и не только технически и финансово. Кое-кто в местном правительстве начал мне намекать, что срок выдачи необходимых лицензий может зависеть от размера пожертвований в те, или иные фонды.

Всё же, кое-как, эти дела уладил. Заодно, пополнил коллекцию тел.

Пока раскручивал маховик космопроизводства, ещё два раза женился. И оба, естественно, удачно. Одна - блондинка, другая брюнетка, а самую первую я сделал рыжей с очаровательными веснушками и большим бюстом. Поселил всех в одном доме - чтоб далеко не бегать.

Отстроил, кстати, два стоэтажных небоскрёба - для дома и офиса. Нет, там это не роскошь. Если есть земля. В доме освоил десять этажей - три для жён, семь для себя. Заставил чем ни попадя, теперь гадаю, что делать с остальными. Да нехай стоят - как символ моей солидности для деловых партнёров.

Земли нахапал уже - можно космопорт открывать. И открою, дайте срок. Если заниматься спейсом вплотную, то свой причал - это уже! Ну, а тем более, целый космодром.

 

Возвращение к корням

Иду, не таясь. Отвечаю огнём на огонь, отстреливаю самых наглых. Роботы поопытнее прячутся, чтобы напасть исподтишка. Имплантанты делают своё дело, боли почти не чувствую. Немного задерживаюсь на уровне рекреоботаники, новое - оно новое и есть. Некоторое время наблюдаю за органоидами, пытаясь для себя решить - разумны ли. Это едва не становится фатальным - объединившись в боевой дивизион, они едва не выносят меня с уровня вперёд ногами. Решаю - разумны. Даю команды киберам - полное уничтожение. Через пятнадцать секунд - ни одной сложной молекулы в зоне поражения. Восьмой уровень.

Проникновение в космос закончилось оглушительным провалом. В течение суток моя эскадра оказалась превращена в пыль. Всё то, что я выдумал сам, и что рассказывал мне немногословный самурай Аивер, всё, что я нарыл бессонными ночами из бесчисленных открытых источников. Слава Богу, хватило ума не привлекать живых пилотов. Зато теперь понимаю, где крутятся основные бабки. Где зарыта главная собака. Я ещё вернусь. Но сначала…

Сначала я отстрелю этой суке башку. Очередная граната отскакивает от щита, катится мне под ноги. Мне кажется, я слышу смех механической твари. Перекат, кувырок.

Имплантанты выдерживают взрыв, слышу их натужный скрип. Слух тоже подвёргся модификации. Уже пять часов я штурмую «восьмую» базу, всё время кажется, что я её вот-вот возьму. Аивер лохматит роскошную - с телом для него я постарался - шевелюру. Он тоже обескуражен.

Остановка в пути. Перегруппировываю воинство, и, взмахом роботизированной клешни отправляю в атаку. Помните шутку с переменой тел? За месяц я создал шикарного нейрокибера - внешность позаимствовал у культового спортсмена Арнольда, внутренность разработал в лабораториях «ООО Истребитель». Размер, правда не угадал - пять метров в холке, благо, потолки высокие. И, теперь, прячусь за перегородкой, не в силах противостоять квантовому дистрактору мощностью с пару Енисейских ГЭС.

Мысленно сплёвываю. Повинуясь приказу, насос гонит адреналин, я ору. В этот момент я готов в одиночку перекусить Млечный Путь, и изнасиловать Туманность Андромеды. Почти на грани контроля, выкатываюсь из-за прикрытия, и прямой наводкой расхерачиваю механоиду главную башню. Семью остальными он сносит мне всё навесное оборудование, обе ноги, и левую руку. К счастью, киборгов так легко не убить. Теряю 80% энергии, но главный лазер выжигает ему головогрудь, и всё, что он теперь может - перевести тепловую энергию в кинетическую. Что и делает.

Мощным взрывом меня уносит назад, я стукаюсь о стену, и замираю. Нелегко мне даётся «восьмёрка».

Денег в обрез, но этот район я выкупаю. Он слишком тяжело мне достался.

 

Вперёд, рахиты!

Ставлю счетверённый реактор, сдвоенную броню, модифицирую вооружение, и - вперёд! Первую треть прохожу легко, вторую трудно, третью… Третью никак. Очередной накачанный урановыми анаболиками робозверь, ничуть не похожий на предыдущего, лёгкими балетными па сводит на нет как мою защиту, так и хуйнадцатикратный перевес в тяжёлом оружии. Матерюсь на весь уровень (динамики на максимум!), приученные к матокомандам киберы, расходясь веером, эффектно атакуют. И гибнут, едва успев сделать один-два выстрела.

От подсчёта убытков зверею. Даю залп главным калибром, и перевожу лазеры на веерный режим. У Нуриева дымится броня, однако, какая защита у этого гада! Плавным движением уходит с линии атаки, и, одним-единственным точным ударом квантового клинка расфигачивает мне реактор-приму. Реактор-секунда мгновенно восстанавливает баланс, переходя в сверхкритический режим. Теперь я бомба. Усилием воли гоню тестостерон в кровь - мне нечего терять. Вся надежда на инстинкты патентованного убийцы, и они не подводят. На мгновение балерун теряет скорость - поправляет пачку? - и я лёгким движением рентгеновского лазера утверждаю примат живого над механическим. Больше спорить не с кем - уровень чист. И почему они всегда попадаются в конце?

 

Зов Космоса

В очередной раз убедился в полезности открытых источников информации. Поработав час в поисково-аналитической системе, я уже, в общих чертах понял причину краха своей «космической программы». Космос оказался поделён. Группировки «Рассвет» и «Закат» контролировали на двоих 80% пространства внутри солнечной системы, за оставшиеся двадцать шла жёсткая и бескомпромиссная борьба, в которой участвовали двенадцать небольших, но очень спаянных и отлично оснащённых групп. В день начала моей космической карьеры, они как раз собрались неподалёку для передела сфер влияния, однако, засекли мою «вылазку», объединились, и дали жёсткий отпор. Ясно, что против такого опытного и отлично вооружённого конкурента у меня не было никаких шансов.

Что делать? Ответ нашёлся довольно скоро. Открыв космопорт, я смогу неявно контролировать идущий через него грузопоток, отдавая предпочтение компаниям, принадлежащим той или иной группе. Разумеется, не бесплатно, а за «допуск» в космический бизнес. Правда, космопорт дело дорогое, поэтому придётся мне ещё какое-то время поработать уничтожителем.

А ещё, надо восстановить подмоченную неудачным началом репутацию. Благодаря связям в Департаменте Обороны получаю контракт на переработку старых одноразовых почтовых ракет. Эти штуки используются местными военными для обмена совсекретной информацией, поэтому очень надёжны, и хорошо защищены.

Правда, завода по переработке такой продукции у меня нет. Строю. Замечательный хакер Аивер, с помощью своих шпионских программ внедрившийся в сеть Депобороны, изменяет четырнадцать букв в предписании, в результате, ракеты попадают ко мне оснащёнными крайне секретной, и в высшей степени (для меня) полезной системой распознавания «свой-чужой» местного военного ведомства.

В качестве боевой части использую сверхмощные химические лазеры роботов, регулярно попадающиеся на «восьмых» уровнях. Специально для пуска «освободил» находящийся довольно далеко от посторонних глаз объект девятого уровня, тупо взорвав внутри несколько тактических ядерных зарядов (и истратив на это весь, добытый из вражеских роботов, плутоний). Разумеется, прибыль при этом от объекта получил почти нулевую, ну, да не в прибыли было дело.

Смастерил на этом объекте ложную штаб-квартиру, и, используя тяжёлые транспортные флаеры, скрытно перевёз туда сотню лучших боевых роботов. Когда всё было готово, организовал «утечку информации» о повторной попытке запуска космической эскадры.

 

Битва

В нужное время надо мной на орбите висело около ста судов вероятного противника. Проплаченная ими, служба планетарной противокосмической обороны делала вид, что смотрит совсем в другую сторону. Делала вид, потому что по МОЕЙ просьбе, всё происходящее неявно наблюдалось, и тщательно фиксировалось.

Удар был великолепен! Сотня ракет сорвалась со стапелей одновременно, стремительно понеслась вверх, прошла стратосферу, и, на высоте девяти тысяч километров произвела слаженный залп. После чего плавно развернулась, и пошла на посадку. На то же, естественно, место. Эскадра «неприятеля» вряд ли поняла, почему, и как военные почтовые ракеты атаковали их группировку. Зато прекрасно засекла место запуска и приземления.

Эмоции взяли верх, и, презрев Закон о Планетарной Обороне (напрасно!), вороги кинулись мстить. Тройка воздушно - космических штурмовиков (ВКШ) дала крайне неточный залп из шести ракет, пришедшийся, в основном мимо, а больше сил для действий в атмосфере у них и не осталось. С чистой совестью, и спокойной душой, я ждал начала наземной фазы.

Четыре транспорта среднего класса на бреющем прошли над головами, выбросив лёгкий десантный танк, и полуроту лёгкой пехоты. Пехота, закалённая в боях за луны и астероиды, сноровисто разбежалась по комплексу, захватывая наземные помещения. Группа экспертов сразу же ринулась обследовать отлетавшихся «почтовиков», и сворачивать с них сверхсекретные системы опознавания. Вот-вот, у вас эти системы и найдут.

Как и было уговорено, ППКО засекла нарушение, и, как и было уговорено, послало запрос с предложением помощи. Как и было условлено, я запрос отклонил, пообещав справиться своими силами, и попросив взамен Разрешение на проведение ограниченной миротворческой операции. Разрешение, конечно же, было получено.

Пехота, тем временем, с помощью нехитрой отмычки проникла внутрь, и начала штурм нижних уровней. Подождав, пока они увязнут, я дал команду. Роботы, возникшие впереди, их особо не удивили, зато те, что появились неожиданно сзади, взволновали безмерно.

Особенно были ошарашены боссы группировок, шедшие со скучающим видом позади наступающих войск, и хозяйским глазом отмечающие скока будет стоить то, и за скока они продадут вот это. Дав для острастки залп из самых мощных лазеров и деструкторов поверх голов (Лазеры сказали «Шшшух!!!, и съели половину воздуха - особо впечатлительные из числа преждевременно снявших шлемы повалились на пол), и начал миротворствовать.

 

Во имя мира

В переговорах я делал особый акцент на правах человека, вечных непреходящих гуманитарных ценностях, и прочих чрезвычайно важных вещах. При этом не прекращал размахивать снимками ППКО, Разрешением на допросы четвертой степени со всеми нужными печатями (их для меня мастерски состряпал гениальный хакер Аивер), а камеры наружного наблюдения в это время демонстрировали процесс изъятия совершенно секретных военных схем у грустных спецов, в общем, переговоры прошли успешно.

Я был мягок и сердечен, и разрешил забрать то, то, и ещё вон то, нет-нет, это не трогайте! Я даже отдал результаты съёмок ППКО (Сделал ли я копии? Странный вопрос…). Взамен получил кое-какие гарантии по разным поводам, кое-какие технологии, какое-то оборудование, в общем, сущую мелочь. Нет, совсем грабить не стал, иначе их ниши тут же захватили бы «Восход» с «Закатом», и всё пришлось бы начинать с нуля.

В результате, договаривающиеся стороны расстались вполне довольные друг другом. Я показал силу (фактически держал под своим контролем оборону планеты, это впечатлило всех) и злопамятность, они, я видел, это оценили. Плюс, под шумок, заключил пару тайных соглашений с одними против других, а с другими против третьих. В общем, выжал лимон на триста процентов.

На прощание, чтобы подсластить пилюлю, вручил приглашения пользоваться моим космодромом по самым льготным тарифам. Да, буквально через месяц будет готов.

 

Л - значит люди

Всё же, к большому моему сожалению, этот случай мне так не сошёл. Были подняты по тревоге гарнизоны двух соседних планет, и отослан рапорт командующему Районом. Район - это объединение соседних солнечных систем, насчитывающее обычно от десяти до тысячи солнц.

К Самому я пока что рылом не вышел, попал к заму. Сразу что-то насторожило. Цвет лица - странный. Не чёрный, и не белый - серый. И запах, как… Нехороший запах. Ёрш твою мать! Вот вы какие, М-Люди…

М - Значит «мёртвый». С тех пор, как наука научилась возвращать души, возникла мода на оживление родных, близких, и дальних, очень скоро внезапно сошедшая на нет.

Дело было в том, что возвращённые, физически и психически нормальные люди (100 % подтверждено аппаратурой), упорно начинали вести себя не вполне адекватно.

Возник, и стал распространяться культ атрибутики смерти - все эти предметы обихода в виде гробов, черепов, и крематорных труб. Духи и дезодоранты, имитирующие тлен, декор комнат в чёрно-красном стиле, одежда в стиле «СавАн».

Всё это не мешало (а может, и помогало) им делать карьеру, так что некоторые забрались весьма высоко. Кое-кто забил тревогу - в ответ была развёрнута пропагандистская кампания «Не убивайте нас снова!».

А мне-то что делать? Придётся общаться, тем более, что особого выбора-то и нет. Блин…

Существо (упорно не могу себя заставить считать ЭТО человеком) тем не менее осклабляется в приветственной улыбке, обнажая чернёные зубы и язык. Всё. Прощайте мои верные роботы, друзья-враги бандиты, и грустный хакер Аивер. Сейчас эта тварь меня съест!

Реальность, тем не менее, превзошла мои самые грустные ожидания. Вместо того, чтобы быть быстро умерщвлённым и переваренным, я удостоился сперва нежного поцелуя (только тут разглядел, что это баба - фффууууууу…), затем доверительного заглядывания в глаза (моднейшие в М-кругах духи «Трупный Йад»), и долгого (успел бы раз шесть сбегать стошниться) разговора.

Только потом я понял, что на самом деле мне повезло. Дело моё было забыто (Подумаешь, конфликт третьей степени! К тому же, Вы действовали в качестве Миротворца). Всё, что интересовало вумэн - похоронные ритуалы Земли. Пришлось наврать с три короба (сжигание в шкуре утконоса, замуровывание в собачьих будках («в жилищах вернейших друзей»), расплавление в оливиновом слое), по горящим красно-жёлтым (с искусственным гноем) глазам понял - моё враньё понравилось. Как бы не ввести мне тут новую моду!

И, как бы не ввести кое-чего ещё. Дамочка, возбудившись от моих рассказов, уже принялась метаться, отправляя секретарей в дорогие рестораны (Никакой пневмопочты! Дикари.) Но, стоило мне представить эту еду, как дрыхнущий до этого в истерике мозг резко мобилизовал ресурсы.

И, Вы знаете, кое-что, из того, что я рассказал, не было неправдой! Я, в самом деле, не состоял в секте некрофилов, а значит, не имел права осквернять её прекрасный тёмный образ прикосновением (не трогай меня, дура!!!), а лицезрением и обонянием не более часа в день (как жаль, очень рад был Вас повидать!)

Всё это приправил всеми вспомнившимися под руку миннизингернутыми комплиментами, и залакировал цитатами из Пушкина, Некрасова, и Баркова в собственном переводе.

Эффект был потрясающий!!! Дама (Замрайкома - второе лицо в Системе, насчитывающей пять сотен звёзд) проводила меня до космолёта. (Охранники отдали честь с отвисшей челюстью), пожелала всяких благ, и предложила неограниченную помощь. Надеюсь, она мне НИКОГДА не понадобится!

 

Синтетическое счастье

Настоящие имплантанты отличить от поддельных очень просто. Они приносят радость! Уже второй день я не ем и не сплю, а чувствую себе - замечательно. Одного приёма пищи должно теперь хватать на трое суток, сон вообще исключён из ритма жизни.

Для пробы двигаю левым плечом. Сустав из нейротитана очень хорошо взаимодействует с костью из нейротитана. Модифицированные нервы проводят сигналы в четыреста раз быстрее, а новые мускулы умеют оперативно на эти сигналы реагировать. Органы чувств тоже подверглись доработке.

Всё началось с того, что я выпивал с Аивер. Этой русской привычке я научил его давно, но так нажираться мы ещё не пробовали. После визита к М-леди, я готов был выпить никак не меньше ящика своей собственной водки «40». И, где-то за двое суток мы этот ящик опустошили. Некстати заглянув в кошелёк, я обнаружил пустоту. Решение созрело сразу: пройти «девятый» объект.

И мы его прошли. Вдвоём. Аивер потерял правую руку и сорок процентов крови, а то, что осталось от меня, он вынес в левой, не особо при этом напрягаясь. Мозг не пострадал (был в отключке?), и медробот без особых проблем довёз нас обоих до госпиталя.

На вопрос дежурного лекаря, что же мы хотим, Аивер твёрдо ответил - водки. А я согласно мигнул лампочкой медблока. На наше счастье, освобождение «девятки» показали по видео (причем сообщили и сумму премии), и лекарь, раздобыв где-то чистого спирта, без труда уговорил нас на самые дорогие имплантанты.

Конечно, специализированные боевые стоят ещё больше, и не везде их можно найти, и не всегда это легально, но. Оно явно стоит того, чтобы попробовать…

 

Некоторые аспекты психофизиологии

Очередная дверь распахивается от моего удара. Я - уже не совсем я. Сто тридцать килограммов механизмов, впаянных в плоть, девять боевых лазеров, и совершенно перестроенный метаболизм. Теперь я способен питаться солнечным светом, и обходиться без кислорода неделю. Путешествие на дорогих лайнерах, конечно, verboten (не пройду ни один детектор в космопорту), зато могу летать в грузовых трюмах - при минус двухсот, большом ускорении и сильном жёстком излучении.

Перевожу тело в ускоренный режим. На взгляд стороннего наблюдателя, я теперь вроде молнии, смазанной скипидаром, но сторонних наблюдателей здесь нет. Есть лишь роботы, для которых моя скорость восприятия могла бы стать максимум предметом для насмешки. Вот один из них. Обманчиво-неподвижная громадина одним неожиданно-чугунным ударом пытается проломить мне грудную клетку.

Сила удара не то, чтобы впечатлила меня нынешнего, однако, метров пятьдесят по пустому залу я пролетаю. Я сильный. Я очень сильный. Только лёгкий. Не вставая, выпускаю «иголочку» - тонкую, не толще спички самонаводящуюся ракету. Тяжело громыхая, робот тащится за мной, но, словив «подарочек», меняет форму и взгляд на мир. Локальный гравитационный удар в пять миллионов g - и, из грозной боевой машины получается аккуратный блестящий шарик.

Как жаль, что «игла» у меня всего одна. А роботов выходит - раз, два, восемнадцать, девятнадцать, зачем я сюда полез? Выставляю одностороннепроницаемый энергощит, и, с помощью пушек, лазеров, и грозного взгляда, стараюсь убедить врага в своём всемогуществе. Действует. Передние, затаптывая и сокрушая задних, устремляются в отрыв.

Чем сложнее программа робота, тем больше он в своих реакциях похож на человека. Так сказал Аивер. Через девять минут (столько восстанавливается модифицированный щит), спускаюсь вслед. Мне кажется, или я вправду слышу стук железных зубов и дрожание гусениц?

Отстреливаю испуганных механоидов по одному, в самом конце напарываюсь на «босса». Пытаюсь его смутить натиском, тщетно. Босс безмятежен. Может, принял транквилизатор? В наушниках слышу смешок Аивер. Ах, да, вербализируемые мысли доступны контрольной аппаратуре.

Заставляю себя разъяриться. Мне это просто - ковш адреналина туда, ковш - сюда. Это не гипербола - новые мускулы готовы пить его вёдрами. Кажется, Железный Босс дрогнул. Судя по рваным суетливым движениям - он в панике. Мать, да он включает самоликвидатор! Огромными прыжками покидаю поле боя, успеваю захлопнуть неразрушаемую дверь. В наушниках звенит весёлый смех Аивер.

Вот ещё мне робопсихов тут не хватало.

 

Боевая дипломатия

Следующий инстанс удивил меня неожиданной тишиной. Пройдя пару сот метров, я остановился. Что-то было не так. Сильно не так. Это я понял только тогда, когда пять десятков роботов одновременно выключили генератор невидимости. К слову, до этого я такой штуки на «девятых» объектах не встречал.

Роботы стояли не шевелясь, торжественно сложив манипуляторы на груди. Индикаторы систем самоуничтожения у всех горели в положении «Ready».

У меня задёргалось левое веко. Одновременный взрыв реакторов оставит от меня пятно на потолке, и никакая бригада врачей его оттуда не соскоблит. Возможно, из-за повышенной волнительности момента я не сразу сообразил, что здешняя поза «руки на груди» - это аналог земного «хэндэ хох».

Некоторое время робы молчали, видимо, не могли угадать частоту общения. Я им случайно помог, пробормотав одну фразу. Потом пришлось её объяснять, было очень стыдно. Однако, так или иначе, контакт был налажен.

Вежливым басом глава делегации перечислил условия сдачи объекта «Подверженный обороне Особого Сквада - 9». Их было не так много:

– Невыдача бывшим врагам.

– Обеспечение жизнедеятельности в достойном диапазоне сред и условий.

– Невмешательство в индивидуальные программы.

– И, по мере возможности, гуманизация.

Про гуманизацию я кое-что слышал. Подсаживание искусственной, выращенной специальным способом души, затем пересадка полученного спиритуалистического гибрида в человеческое тело. Нормальная, хоть и безумно дорогая операция в Империи Дороги Миров, но абсолютно незаконная, и почти неосуществимая здесь.

Хотя, это как посмотреть. Аппарат по выращиванию искусственных душ у меня был. Получил в качестве отката от одной криминальной группировки, и до сих пор не знал, к чему применить. Ну, и с пересадкой в другое тело не должно возникнуть особых проблем.

Дорого, конечно. Зато весь «девятый» объект плюс целые тела пятидесяти четырёх роботов, уникальный генератор невидимости, и ещё целый арсенал оружия… А чего я думаю?

Сержант (так я «обозвал» самого большого и представительного робота, три полоски светодиодов на плечах которого напоминали до боли знакомые и родные лычки) выслушал моё согласие с подчёркнуто серьёзным видом. Под покровом ночи я перевёз всех на один из своих заводов, и, через пару недель - вуаля! - его штат сильно увеличился.

Начинаю подумывать о своём государстве - это удобно по очень многим причинам.

 

Экскурс в культуру

Локатор плавно повернулся, дёрнулся, поймав ракету, и замер. Из-за горизонта, с неимоверной скоростью пронзая пространство, вынырнули серебристые ангелы вторжения - истребители, разбившись на тройки, они спешили выполнить свою такую нужную работу.

Промелькнули в мгновение ока в белёсом утреннем небе, а над самой травой уже, под свист многотопливных турбин, раскручивали шестиугольные тарелки противоснарядной защиты гибридные танки «Титан». Обгоняя их, выше, неторопливо стригли прогибающийся под их тяжестью воздух гигантскими лопастями «Омены» - штурмовые инфильтраторы. Их шестиствольные пусковые установки, с неслышимым из-за шума винтов шипением выбрасывали вперёд и вниз концентрированную смерть - через мгновение, «Титаны», нырнув и искупавшись в море огня, возрождались по другую сторону уже несуществующей границы.

Где-то очень далеко, под рёв сирены, выкатывались из ангаров стотонные пусковые установки. УРы - универсальные ракеты - зевая, покидали тёплые насиженные контейнеры, неохотно, опираясь на столб ревущего пламени, застывали, выбирая цель, затем, разъяряясь, набирали ускорение, и неслись устанавливать справедливость, кто недалече - на соседний континент, а кто и на одну из ближайших инопланетных баз.

Солдаты, в сверхпрочных герметичных скафандрах, бод бодрые маты сержантов горохом ссыпались с «грузовиков» - аэромобильных платформ, норовя рассредоточиться и залечь ногами к взрыву.

Полыхнуло! Так, как может только человек, и никакой природе так не дано - невероятно красиво, испаряя реки, и сглаживая континенты, промчался над планетой атомный шторм.

Так начиналась Третья Планетарная Война.

– Ффух!!!

Снимаю шлем, по лицу ручьём течёт пот. Киваю библиотекарше - и эту тоже! Копирует. Плачу деньги, забираю. Гляжу на часы - ого! Ничего себе - зашёл на полчаса в библиотеку! Прощаюсь, забираю мнемокарты, и иду домой. Чувствую себя… Вот не передать, как. Так, наверное, чувствовали себя древние люди, дорвавшись в первый раз до Интернета, и сжимая в потной руке диск со скачанным терабайтом порнухи. Эх, щас приду домой - не торопясь посмотрю. Великое дело - культура!

* * *

В процессе дальнейшего изучения наткнулся на такой эпизод:

На планете-карантине 3030 (расположена на отшибе, уровень развития - примерно земной двадцатый век) ЧП.

Ах, да. Для начала - что такое планета-карантин. Это такое специальное наказание для наций, проигравших войну. Уничтожать их негуманно, поэтому, изобрели такой способ. Грузят провинившееся население на стерилизованную планету, вместе со светилом загружают в солнценосец, и отвозят подальше. Выгружают. Без техники и технологий те быстро скатываются к каменному веку. Бессмертные скоро вымирают от войн, болезней, и местных зверей, а новое поколение уже ничего и не помнит. И вот начинается долгое развитие, точнее, восстановление. Наказание заканчивается, если наказанные смогут установить контакт с цивилизацией.

Так вот. Кто-то из космических пиратов решил сделать из планеты-тюрьмы планету-личный заповедник. Вызнал координаты, настроил гиперпрыжок…

И представьте - пьяная компания отморозков вылетает поохотиться. Пока космофлот получил донесение со спутника-шпиона (тамошней луны), успели они повеселиться, и удрать. А через триста с лишним тысяч лет местные археологи при раскопках находят черепа своих предков. И не просто черепа, а черепа с идеально круглыми дырами от охотничьих пуль.

Уровень у них к тому времени был, повторюсь, примерно равен земному двадцатому столетью. Возник скандал. Обитатели планеты стали вглядываться в звёздное небо отнюдь не с романтическим прищуром. Соответственно, в будущем такая агрессивно настроенная планета могла доставить хлопот. Вмешаться бы в её дела - да закон не позволяет!

Решили дело просто. Разыскали того пирата (оказался ещё жив) со товарищи, и посадили в предвариловку в ожидании суда. А суд можно было начать не раньше, чем закончится наказание планеты. В общем, отсидел он без предъявления ещё восемь тысяч лет.

И вот - процесс.

Слушается дело обвиняемого Ми-хо, личный номер такой-то, возраст 408 255 лет, статья такая-то, пункт такой-то.

За преступление против общности по сумме эпизодов наказание 5 779 лет, с учётом отбытого - отпущен на свободу.

На новообретённой планете - скандал, людские волнения! Впопыхах объявили всем войну, естественно, проиграли… Солнцевоз им попался тот же.

Да, увлекательная история вещь! Как бы со всем этим про дела не забыть. Решено - завтра пойду на «десятку». Надо деньги на космодром копить.

 

Битва гигантов

Даю отмашку - заправочные мачты отходят. К левой руке огромного «панцеркляйна» (кто назвал его «кляйн»?) приварена счетверённая ракетная установка. К правой суетящиеся боты приделывают лазер. По настоянию Сержанта учетверяю защиту кабины, вес сразу возрастает на несколько тонн. Аивер колдует что-то с программами. Он хакер - ему виднее. В его Империи, кстати, хакер - официальная, и очень уважаемая профессия. Как у нас военный. А ещё он просто хороший человек (инопланетянин в человеческом теле - по закону о примате формы - человек) - работает не денег ради (хотя прибыль мы делим на троих поровну, и, в общем, каждому достаётся не так уж мало), а удовольствия для.

Подъехала тележка с ракетами. Монстру, которым я скоро стану, их потребуется много. Помигивает индикатор зарядки, считая кило-, мега, разве что не гигаватты. Энергетическое оружие опустошает аккумуляторы со страшной силой. Я развлекаюсь игрой в буша - пытаюсь составить в уме фразу, состоящую из максимума лексических, и минимума семантических компонентов. Иными словами - как можно более длинную, и тупую.

Аивер откладывает бета-тестер, и вытирает руки вакуумной салфеткой. Его лицо по обыкновению серьёзно, лишь в глазах я замечаю тщательно скрываемую улыбку. Похоже, он доволен. Сержант, в сотый раз обходя боевую гору, пробует её одному ему известным способом на прочность, применяя пудовые кулаки в бронеперчатках то по одному узлу, то по другому. Панцеркляйн отзывается то глухим, то звонким гулом.

Везёт мне на хороших людей! (Сержант тоже человек - по тому же закону). Наконец, он заканчивает проверку. Я смотрю вверх - «панцер» высок, и, если мы неправильно рассчитали высоту потолков в «десятке»… Серж перехватывает взгляд, мгновенно расшифровывает и показывает жестом - до фига, мол, не волнуйся!

Да я и не волнуюсь. Бросаю буша, и, начинаю надевать скафандр. Прилаживаю активную броню. Если снаряд пробьёт кабину, лишней не будет. Втискиваюсь. В маленьком лифте поднимаюсь к кабине. Пристёгиваюсь, проверяю коммуникатор. Слышу бодрые голоса Аивера и Сержанта:

– Все системы в норме!

– Броня в норме!

– Заряд полный!

– Внешний люк закрыт!

– Иди и победи!

Это традиционное напутствие имперских самураев, я его уже слышал. Поднимаю правую руку - тоже ритуал. Выхожу из ангара.

До объекта еду на трейлере со снятой крышей. Боюсь неловко повернуться - разнесу полгорода! К «десятке» подхожу, преисполнившись собственного веса. Разойдись! Человек-гора идёт. Человек - тяжёлый крейсер.

И только я успеваю войти… Навстречу, сотрясая землю, и цепляя плечами немаленький проём, выходит моё подобие! Замешательство было примерно равным.

Затем мы опомнились: одновременный встречный залп!!! Нас разносит в противоположные стороны, и мы синхронно падаем. И тут я понимаю, что из-за веса брони встать не могу! У противника, видимо, та же проблема. Он жужжит сервоприводами, ворочается, но воздвигнуться с пола явно не в состоянии. И стрелять мы не можем тоже - система наведения с такого ракурса просто не работает!

Начинаю лихорадочно расстёгивать ремни, система катапультирования в ауте, рассчитываю только на свои силы. Кто быстрее - противник или я? В тяжеленном скафандре хромаю к супостату, вижу, как отщёлкивается, и отлетает, повинуясь пиропатронам аварийный люк, и, похожую на собственную, перетяжелённую фигуру. Вот он лихорадочно что-то ищет в кабине. Оружие! Изо всех сил ковыляю быстрее, и не успеваю. В руках у недруга пистолет, и он нацелен мне в грудь. Выстрел! В упор.

Разогнанная до космической скорости пуля пробивает дополнительную броню и броню активную, броню скафандра, и броню моих рёбер. Она испаряет мне сердце, и половину грудной клетки. Блин, мне так дорого обошлись эти имплантанты! В бессилии отчаянья луплю бесполезный скафандр в оставшиеся грудные фрагменты. И тут взрывается активная броня!

У меня испаряет бронеперчатку и кулак, у противника… У противника разлетается шлем. Финита ля комедиа. Поддерживаемый кибердоктором костюма, нахожу в себе силы просканировать уровень. Он чист.

Противник был один. Пытаюсь истерически засмеяться, икаю от боли. Победа.

 

Передышка перед боем

Рвётся ввысь свет, трещит пламя костра. Это я знакомлю Сержанта и Аивер с основами русской культуры.

Продажа «десятки» принесла фантастические деньги - ещё один такой поход, и мы окупим космопорт со всем современным оборудованием. Идти решили вдвоём с Сержантом в двух «панцерах». Новый «кляйн» многое нам дал в плане технологии, и мы намерены это использовать на 200 процентов. Очень кстати учёные вернули нам генератор невидимости с некоторыми усовершенствованиями, и солидной суммой в придачу. Сержант и Аивер сразу женились - соответственно дважды, и трижды.

– Время медитации!!! - Говорю я, и поднимаю руку со стаканом.

– Позиция «Инь» - стакан полный, «Янь» - пустой. Ну, Инь - Янь!

Восточные люди медитируют, погружаясь в свой внутренний мир. Но это неправильно. И наша медитация, направленная вовне, гораздо эффективнее. Души медитирующих, слитые в резонансе общих мыслей и слов, находят нирвану почти мгновенно. Разговор может идти как в моём любимом древнем культовом фильме - «Особенности национальной охоты» - каждый тянет свою ноту, но беседа всё равно получается в унисон.

Перебрав местный набор коктейлей, я остановился всё-таки, на древнейшем сакральном напитке славян - водке. Не потому, что я культурно-гастрономический шовинист, а просто, лучше ничего нету.

Аивер, с заблестевшими глазами читает изречения генерала-императора Лиса, героя войн, и Эталонного Поэта Империи.

Сержант восторженно кивает. Поэзию он полюбил, еще будучи роботом. Продолжает с жаром:

Я подхватываю эстафету:

Серж и Аивер в полном восторге. Такого они ещё не слышали. Объясняю, что это земной автор двадцать первого-двадцать второго века Евгений Меркеев.

Самурай-хакер Аивер, растеряв всю свою природную и благоприобретённую невозмутимость, требует вот прямо сейчас надиктовать всё творчество великого киберпоэта.

Сержант впадает в задумчивость, мы затихаем. Сейчас что-то будет. Поднимает лицо к звёздам:

–  Сильно не пинайте… Я сочинил:

Отводит глаза.

– Помнишь, ты рассказывал про Великую Игру?

Я как-то не сразу соображаю, о чём он. ЧАЭС, Монолит, Афина… Пронзает - С.Т.А.Л.К.Е.Р.Ъ.! А ведь как точно всё схватил. И Афина из «Радуги»! Смотрю на киборга с уважением, почтением, и даже некоторой робостью. Так здорово запомнить, и передать настроение…

Аивер пожимает Сержанту руку. Смотрим в огонь. Наши души стремятся сквозь необозримые дали, пронзая время крыльями рифм.

– Ну, Инь-Янь…

 

Ностальгия

…Сержант долго вздыхал и нервно курил. Видно было, что он хочет о чем-то сказать, но никак не решится. Наконец, после очередной операции Инь-Янь, Сержант раздавил граненый стакан, выточенный из цельного куска алмаза, и произнес:

–  Ты не удивляйся, я ведь тоже с Земли. Как ты сюда попал - не знаю, а вот свою историю решил рассказать.

Когда меня вышибли из универа, передо мной были три дороги. Но в тюрьме не разрешали пить, в монастыре - курить, и пошел я в армию. Тем более что лучше сдохнуть под знаменем, чем под забором. Два года пролетели быстро и весело.

И вот какой-то незнакомый человек предложил мне оказать военную помощь иным мирам. Если учесть, что читал я только фантастику, и было мне двадцать лет, то понятно, что согласился я сразу.

Так я и оказался здесь. За чьи интересы я воевал - не знаю. Мы штурмовали и зачищали те же объекты, что и ты сейчас. Что мне здесь понравилось, так это то, что в каждом взводе был свой Регенератор - прибор, восстанавливающий утерянные органы. Оторвало тебе руку - получи новую, ногу - и ногу заменят. С заменой голов тоже проблем не было.

Только вот потом, непонятно почему, с запчастями стало все хуже и хуже. Сначала пошла силиконо-керамика, а потом - чистая сталь. А бои шли. В конце концов, от меня во мне остался только левый глаз. А когда при очередном штурме в меня выстрелили из раздирателя кварков, то Регенератор, недолго думая, воссоздал меня как боевого робота.

Остальное все знают. Так что за тело спасибо, а душа у меня своя была.

Сержант достал из кармана флешку.

–  А это то, чем ты меня воодушевить хотел. Забери, не пригодилась. Мою душу ни в один алгоритм не вместишь, но раз уж у нас разговор о душе и поэзии, то вот -

Проснулся от яркого света. Вставало солнце. Нетвёрдым взором обвёл честные лица друзей. Медленно сказал:

– Сержант, ты знаешь… Мне сейчас приснилось… что ты курил!!!

Опаньки, неужели ностальгия начинается?

 

Маленькие разборки больших роботов

Правое плечо вперёд оружие наизготовку врываемся в ангар. В ангаре толпа огромных роботов сосредоточенно слушает маленького вертлявого коротышу. У коротышки неприятный визгливый голос, и дёрганые, суетливые движения. Производимый нами шум заставляет стотонных киберов недовольно обернуться. Подходим ближе. Коротышка корчит страшную рожу, и сквозь зубы цедит:

– Ээээ, уничтожитель… Этот инстанс - моя добыча!

И тут я его узнаю.

– Шустрый!

Коротышка замирает, медленно краснея. Я невинно интересуюсь:

– У тебя уже прошли синяки на заднице?

Шустрый - постоянный клиент одного из моих подпольных Домов Удовольствия. Делаю вид, что неожиданно вспоминаю:

– Ой, извини! Ты же был в другом теле. Такая блондинка сочная.

Роботы слушают не шевелясь. Те, кто подальше, вытягивают шеи.

– Ах, нет! Блондинкой ты был в позапрошлый раз.

– Слышу какой-то странных стук и скрежет. Не сразу соображаю, что это хихикают металлические монстры.

– А в прошлый раз…

Коротышка срывается на визг:

– Заткнись! Бося, иди сюда! Бося, меня обижают!!!

И, не подумав, разворачивает огромный голографический экран. Хихиканье роботов переходит в ржач. На экране Бося, двухметровый негр, глава одной из мафиозных группировок Четвёртого Континента. На нём кокетливый топик с рюшечками, и красные стринги.

– Да, Шустренький, кто тебя посмел обидеть, мой муся-…

Торопясь, и спотыкаясь на высоких каблуках, подбегает к визору. Замечает толпу роботов, и нас с Сержантом, по инерции договаривает:

– пуся…

Автоматика снижает чувствительность слуховых сенсоров. Роботы со скрежетом бьются головами об стены, некоторые, в приступе хохота сползают на пол. Лёгким движением бронированной клешни приподнимаю Шустрика с пола, и вешаю на гвоздик. На экране забытого визора мечется Бося, заламывая руки, и в панике размазывая косметику. Наконец, кто-то из киберов наступает на пульт, и экран гаснет. Пережидаю приступ смеха.

– Что он вам наобещал, ребята?

Установившаяся неформальная обстановка весьма кстати.

– Небось, гуманизацию? В обмен на военную помощь?

Чувствую, что угадал.

– Забудьте. Любой ваш выход за Периметр - и сюда прилетит армия.

Миролюбиво добавляю.

– А прибор для гуманизации есть только у меня.

Шустрый на крючке шипит, раскачивается, наконец, срывается, и, с криком «Я вернусь!» убегает в полуоткрытую дверь. Роботы свистят и улюлюкают. А я кую железо, пока горячо.

– А ещё я могу предложить легальное свободное гражданство.

 

Государство - это мы

Я давно планировал своё государство. Тут с этим просто. Покупаешь планету или крупный астероид, регулируешь гравитацию, закачиваешь воздух. В общем, полное терраформирование. К тебе стекаются жители, но, пока что это ещё не твоя территория. А затем, просто вкладываешь деньги. Половина идёт в бюджет владельца звёздной системы, половина вкладывается в развитие планеты, а тебе капают очки репутации. Когда репутация достигает ста процентов, из олигарха становишься монархом. Вот и всё.

Выручка за второй «десятый» инстанс покрывает расходы на космопорт, оборудование, и ещё довольно крупная сумма отягощает счёт. Решаюсь, и покупаю небольшой астероид. Ему явно не хватает массы, и я заключаю контракт с местными космическими шахтёрами на поставку отработанной породы. Астероид начинает медленно расти.

И вот, Сержант занимается астероидом, Аивер космопортом. А я иду в инстанс.

Инвинсиблер работает. Тихо, на цыпочках крадусь внутрь. Скафандр типа «хамелеон» абсолютно не стесняет движений. Система по электрическим сигналам мышц предугадывает каждое движение, и усиливает его гидравликой костюма.

Я не вооружён. Почти. Сорок девять килограммовых мин с ужасающей термитной начинкой компенсируются «хамелеоном», и совершенно не ощущаются ни в статике, ни в динамике.

Сорок девять термитных мин. Много это или мало? Чтобы взорвать планету - мало. Чтобы взорвать инстанс - много. Супертермит - вещь, вообще-то запрещённая, и потому безумно дорогая. Она инициирует почти неконтролируемое превращение массы в энергию. Иными словами, расставив мины, и запустив процесс активации, я должен буду выйти наружу, и там подождать результата. Процесс может занять до трёх суток, зато - никаких проблем. Зашёл - вышел.

Ставлю первую мину. Автоматические турели на стенах не реагируют, датчики расслабленно таращатся в пространство. Ставлю вторую. Коридоры пусты. По пути заглядываю в помещения - какие-то склады.

Ракетные установки «Пламя» на потолке. Зашёл бы без невидимости - и всё. Не помог бы никакой «Панцерклян». Иду дальше, недоумевая. Никого нет. Зато явно избыточное количество огневых точек, и датчиков. Обнаглев, ставлю третью мину на бак с напалмом у огнемётной турели. По-прежнему, ни одного защитника, а концентрация централизованно управляемых средств обороны всё увеличивается.

Без помех устанавливаю всё, что принёс, и тут меня замечают. Стволы стамиллиметровых плазмомётов синхронно разворачиваются, беря меня на прицел.

– С Вами разговаривает Единая Интеллектуализированная Система Обороны. Нарушитель, назовитесь!

Называюсь.

– Цель нарушения?

Объясняю. При упоминании термитных мин, Система давится следующим вопросом. Затем оживает:

– Каковы условия моей капитуляции?

Через пять минут сорок секунд иду обратно, собирая мины. В числе прочих, Система выдвинула просьбу о гуманизации её в тело женского человеческого существа с комплексом характеристик супермодели. Что ж. Будем искать.

 

Пираты!

Моё предложение о доведении любой обычной женщины до требуемого уровня путём операций, было гневно отвергнуто.

– Нет! Всё должно быть натуральным!!!

Агенты сбились с ног, переворошили все тела для удовольствий. Нет. Тела-то хорошие были, но вот натуральных… Натуральных не было. И это была проблема. Инстанс с ЕИСО я уже продал за колоссальную сумму (хватило, чтобы довести астероид до требуемой массы), а сама Система жила в сконструированном ей собственноручно механическом теле с огромными женскими…, ну, достоинствами, в общем.

Заниматься киднеппингом не хотелось. Решение, как это часто бывает, подвернулось само.

Пиратский корабль, чьё название можно приблизительно перевести как «Кабздец», сбился с курса. Всё началось с крайне удачного нападения на алкогольный танкер «Мартель». Продолжилось абордажем моделевоза «Элит». А через некоторое время, проснувшийся осоловелый кэп очень некстати обнаружил свой корабль в окружении тяжёлых военных перехватчиков. Система защиты от парализующего поля была, и работала, а вот антиантипрыжковая - нет.

Слух о заходе галактического пирата распространился мгновенно. Новость номер один по всем каналам: Пираты, пираты, пираты. Модели. Модели?! Резко облачаюсь в скафандр, на ходу связываюсь с Департаментом Планетарной Обороны. Вообще-то, это не их дело, но, там у меня друзья. Нажимаю на все рычаги, в результате, получаю Мандат Миротворца, и Добровольческий Контракт. Мельком прочитываю.

Там сказано, что я обязуюсь захватить живыми и здоровыми не менее 51% заложников, судьба пиратов и их корабля на моё усмотрение. За невыполнение условий срок (солидный!), за перевыполнение - прогрессивный бонус.

Созываю команду бывших роботов, еду на космодром. Предоставленный ДПО автоматизированный десантно-абордажный корабль берёт старт, едва закрывается аппарель.

Проверяем снаряжение, готовимся к абордажу.

– Внимание! До касания 4, 3, 2, 1…

Летят искры из-под резака, пинком выбиваю кусок обшивки, заскакиваю. Спохватившись, включаю «Хамелеон». Внутри ковры, блеск золота и хрома. Миленько. Кресла из натуральной кожи, ишь ты! Некисло живут галактические пираты. Крадусь по коридору. Из-за некоторых дверей доносятся довольные стоны и крики моделей. Анализаторы сообщают о повышенном содержании этанола в воздухе.

– Кх-кх!

Оборачиваюсь. В окружении моих друзей киберов стоит человек в шикарном красном камзоле. Друзья, похоже, парализованы, а человек смотрит в мою сторону. Он меня видит!

– Хороший костюмчик. Только устаревший малость.

Это он мне? Кто бы говорил!

– Вы полицейские?

Из какой глуши он залетел? Здесь нет полиции. Здесь…

– Я доброволец.

– О! - Удивлённый возглас.

Как же он меня видит? Нда, похоже, он серьёзно модифицирован. Посерьёзней моего.

– Ах, простите, я совсем позабыл о вежливости! Деп, капитан этого корыта. Разбой, грабёж, похищения, продажа краденого.

– Истребитель. Очистка инстансов, уничтожение боевых роботов, содержание баров, заводов, институтов, владелец космопорта и собственного астероида.

Сдержанный полупоклон. Продолжаю:

– А также скупка краденого, содержание подпольных Домов Удовольствия, нелегальная натурализация, незаконное производство и модернизация боевых роботов, и просто хороший человек.

Деп смотрит изучающе. Хмыкая, трёт лоб.

– Так-так. Надо будет тогда к тебе заглянуть, как весь этот шурум-бурум уляжется. Какой у тебя контракт?

Объясняю. В задумчивости чешет затылок.

– 51 процент, говоришь… А за то, что сверху, какая надбавка?

Он ещё и торгуется!

Обговариваем условия. Прибыль за лишние проценты - пополам, плюс…

– Что бы ты лично хотел получить? Зачем-то же сюда прилетел…

Проницательно смотрит выпуклыми карими глазами. Запираться нет резона. Объясняю. Ну?

– Есть такая женщина! В карцере сидит. Убить хотела одного нашего, ни за что. На всё согласилась, была мила и приветлива, а ночью - раз! Ножиком по горлу. Парня, понятно, откачали, датчики вовремя дали сигнал… Ну, мы её и решили за борт, когда Джей очнётся. А так даже ещё лучше! Берёшь?

Согласно контракту, перемещаю заложников на абордажник, даю приказ силам обороны снять антипрыжок. «Пират» немедленно «ныряет». В гиперпространстве его теперь ищи-свищи. Впрочем, есть у меня уверенность, что вернётся. Деп обещал.

День седьмой

На выплаченные по контракту деньги покупаю атмосферу и гравикомпенсатор. Всё, можно заселяться!

Первыми жителями становятся экс-роботы, и их, купленные на заработанную ими выручку, жёны. Засаживаю «планету» лесами, пусть возобновляют кислород. Копаю несколько соединённых друг с другом озёр, ставлю горы… Чистая Швейцария! Нет, ещё лучше. Алтай! Каждый день облетаю на флаере творенье рук своих. Эх, хорошо!

На климатизаторах не экономлю, и, скоро мой астероид начинает обрастать жителями. Где-то надо снова денег брать…

 

Охота

Бью правой, панцеркляйн усиливает удар. Кибер вздрагивает. Скорость принятия решений у него неизмеримо выше, но реакция стальных мышц на команды запаздывает. Вес у нас примерно равный, плюс-минус пару тонн. Но у меня есть оружие, а у него нет. Только ударно-механическое. Очередной удар приходится по кабине, темнеет в глазах.

Добавляю усилия правой руке, и беру механического гада в захват. Левой аккуратно, но сильно хватаю за шею. Высвобождаю из запястья панцера алмазный резак. Гад дёргается, но я держу крепко, из-под резака идёт дым, сыплются искры. Вот потекло масло. Или что у него там? Топливо! Как-то оно сильно горит… Слыхал я, что некоторые киберы могут использовать напалм вместо горючего. Температура растёт, я пилю.

Всё! Отбрасываю охваченное огнём тело, в другой угол отпинываю голову. Автоматическая система пожаротушения очень настойчиво рекомендует произвести сброс ракет. Локаторы ловят на девять часов какой-то звук, произвожу сброс туда, там сразу становится весело.

Разбрасывая останки обгоревших собратьев, огромными прыжками мчится прямо на меня этакий механический заяц двух метров росту. Пытаюсь сделать хэдшот, зайчик стрижёт ушами, и уворачивается.

Блин, это не уши. Это СВЧ-генераторы! Температура рывком переходит за критическую отметку, АПС захлёбывается сиреной, срабатывают пироболты, и меня выбрасывает из «кляйна». Качусь по полу, смотрю, как зайка сосредоточенно доламывает «панцер».

Пытаюсь незаметно отползти. Хороший заинька, хороший! Не смотри на меня. Посмотрел. Глаза сразу вспыхнули красным. У него там что, лазеры? Плохой, злой зайка! Рывком вскакиваю, целенаправленно мечусь вправо-влево. Петляю, можно сказать. Путаю следы. Допрыгиваю до лестницы, сигаю на два пролёта вниз, зайчик азартно ссыпается следом. Спотыкаюсь на ступеньке, косой в порыве погони перелетает через меня, и падает… На такого же! На шум оборачиваются ещё трое-четверо.

Ну же! Давайте, устройте благородный заячий бой! Нет. Вся стая синхронно разворачивает на меня уши. Ой, что сейчас будет… Не чувствуя ног и земли пулей взмываю вверх, по пятам рвётся пламя. Что горит, воздух? Не…Хочу…Узнать…

Запыхиваюсь, но, когда над перилами показываются довольные ушастые морды, резко обретаю второе дыхание. Блин! Чтоб зайцы на человека охотились! Стаей! Не в сезон! Без лицензии!

Уже плохо соображая, что делаю, забиваюсь в вентиляционное отверстие. Сзади решётка. Приплыл. Со своего места вижу беспорядочно перемещающиеся железные ступни. Воздух перед моей «заячьей норой» буквально вскипает. Эй, не догадались бы какого напалма плескануть!

Эх, отдал «хамелеон» на модернизацию! Лежать, скорчившись страшно неудобно, на рёбра что-то сильно давит. Ощупываю. Пистолет. Пистолет??? Мини-рейлган. Рельса. Из которого меня чуть не убили пару дней назад. А ну-ка…

С первого раза перебиваю косому ногу. Со второго - второму. Третьим чуть промахиваюсь, добавляю четвёртым, пятым и шестым. Аккуратно, экономя патроны, добиваю упавших. Гейм Овер, кролеГи!!!

 

День защиты детей

Сегодня, первый раз в жизни увидел здешних детей. Народ тут бессмертный, размножение под строжайшим контролем. Но всё же есть. Имеется некоторое количество детских центров (ДЦ) - гибридов детского сада, школы, и вуза.

Так вот. Средне-старшая группа одного из элитных центров решила позаниматься экстримом. И, ничего лучшего юные балбесы не придумали, как сходить в «двенадцатый» инстанс. Взяли какое-то снаряжение, какие-то разрешенные гражданские средства обороны, взломали защиту Периметра (наняли хакера), и пошли.

Меня, и других «чистильщиков» вызвали почти сразу. Родители оболтусов, сплошь «шишки» из гражданского и военного управления планетой (В элит-ДЦ дети просто так не попадают) бледные от горя и красные от злости, просили, умоляли, требовали!!!

Остальные уничтожители отказались сразу. Я посмотрел, послушал… И не стал ничего говорить. Ни о том, что я, со своим легионом роботов, собственными заводами и НИИ едва-едва зачищаю «десятые», ни о том, что ещё не пришёл с модернизации «хамелеон», что тяжёлое оружие применять нельзя, а без него - верная смерть…

Просто подписал контракт (Тут без этого никуда), проставил мысленное «Да» на всех возможных инструкциях и предписаниях, и дал команду на подготовку.

Через пять минут (мой хронометр по-прежнему идёт по Москве), я, с тяжёлым чувством, ни на что, в общем, не надеясь, вошел за Периметр.

Костюм был старый, надёжный, с усилителем движений, хоть и без стелс-режима. Оружия набрал много. Вошёл внутрь. Вход охранял какой-то мелкий, с помощью усилителя я без лишних разговоров оторвал ему дурную металлическую голову. Часовой… Смотрел, небось, кибер-порно на вируальном дисплее. Или от электронаркотиков торчал.

Прошёл чуть дальше, ударом бронеперчатки разбил башку ещё одному кибернаркоману. Ох, не нравится мне это лёгкое начало! Остановился, стал настраивать слух - проверять диапазоны. И тут, во всех этих диапазонах, барабанные перепонки резанул истошный девичий визг!

Живая! Прячась за громоздкими агрегатами, подбираюсь к месту действия. Вижу: два здоровых робота привязали девчушку лет шестнадцати к какому-то подобию металлического стола, распяли её в позу «игрек», и, явно удумали что-то нехорошее. Рядом вижу несколько связанных парней и девчат примерно того же возраста. И один…, нет, два трупа. Дело плохо.

Ставлю снайперку на максимальную силу выстрела, намечаю цели, и порядок их поражения. Целей не очень много. Старт!

Гаусс-винтовка дёргается, в автоматическом режиме поражая восемь целей за одну двенадцатую секунды. Срываюсь с места, спринтом преодолеваю разделяющую нас дистанцию. Без лишних разговоров циркулярной пилой перерезаю путы. Девчонка смотрит, как на Бога.

Делаю ободряющий жест, и тут, из какого-то люка в полу вылетает очень шустрая кибертварь. Около метра в холке, и, с каким-то очень нехорошим лазером во лбу. Мне распарывает бок, я матерюсь громко и сочно, совсем не стесняясь детей. Мельком вижу их вытянутые лица, и заинтересованные глаза. Спохватываясь, опускаю забрало.

Бью тварь наотмашь - подловленная в момент атаки, та не может увернуться, и корчится, распиливаемая на две неравные части. Приземлившись двумя кусками, в последнем усилии скребёт алмазными когтями по полу, и затихает.

Появляется другая, точнее другой. Этого робота я уже встречал, знаю - чисто боец. Сейчас он зарядит мне в грудь рукой-молотом, и я начну двигаться прямолинейно и равномерно. Подныриваю, пытаясь отрезать молотобойцу левую ногу. Наблюдаю за рукой, ловлю на противофазе. Кибер, одного роста со мною, грозно смотрит красными провалами глаз. Его нога подпилена, и он не рискует перенести на неё вес для более сильного удара. Рву на себя - поддаётся. Мышцы усилителя стонут, слышу какой-то противный хруст и треск.

Это я всё-таки оторвал металлическому болвану руку. Пинком отбрасываю вражину, и расстреливаю из трофейного рейлгана. Поворачиваю голову: связанные пОдростки смотрят с надеждой и обожанием, девица на столе, кажется, совсем не намерена оттуда уходить, и, даже, по-моему, ещё сильнее раздвинула ноги.

Делаю несколько шагов. Из разорванного бока, несмотря на все усилия кибердоктора, капает кровь. Несколько капель попадает лежащей на лицо. Клянусь, она их слизнула! И ещё сделала лёгкий намекающий жест. Язычком.

Я, по-прежнему, ничего не понимаю. Судя по датчикам - врагов на уровне - море, и, все они сосредоточены на сравнительно небольшом пятачке. Страдая от боли в разрезанных рёбрах, кое-как дохожу. Ах, да - детей развязал, и, пинками проводил на выход.

Так вот, осторожно подхожу - кибердок колет укол за уколом - заглядываю. Полусотня отличных боевых роботов. Без сознания, или что там у них? К каждому тянется провод. По очереди подхожу, и, автохакером отключаю основные жизненные функции.

Разглядываю оборудование. Ё-моё! Эти Кулибины соорудили из подручных средств гуманизатор! И, пока одна группа выкачивала души из детей, другая, подключившись к кабелю, и отключившись от суеты, спокойно ждала своей очереди. С трудом удерживаюсь от пинка по очередному железному заду.

За этот поход получаю высшую награду планеты, почётное гражданство, кучу поцелуев в щёчку и пожатий руки, и, столько денег, что их хватает на то, чтобы полностью установить на маленькой планетке (или большом астероиде, как посмотреть) самодержавие.

Мои экс-роботы обрадовались тому необычайно. Ещё бы - теперь они не потенциальные военные преступники с перспективой вечного срока, а легализованные граждане суверенного государства.

 

Климатический рай

Сырость, гулкие шаги. Шум водопада у входа в грот. Внимательно осматриваю - сработанные нарочито грубо «каменные» сиденья с подогревом, искусственный мини-гейзер. Всё точно так, как я видел на одном из курортов под Царьградом.

Идём дальше. В специально оборудованном флаере рассматриваю систему управления атмосферой. Она проста и надёжна, в автоматическом режиме поддерживает на всей планетке климат субтропиков.

Планета - курорт. А почему бы и нет? Население переваливает за тысячу, пользуясь случаем, и связями на таможне, перевожу наиболее важные и секретные производства на «Альфу». Так я обозвал планетку.

Принимаю, оплачиваю работу. Финансы катастрофически тают.

А ведь ещё надо заказать на верфях несколько кораблей - какое государство без флота?

 

Не дышите на шедевр!

В музее тишина. Дремлет на полках вымершая флора и фауна, паровозы и аэростаты, танки и планетолёты. Иду, стараясь не шуметь.

И правильно. Для кого - бывший музей, а для меня - объект «десять». Осторожно шагаю по скрипучему полу. Дерево. Или имитация?

Захожу в зал мореплавания. Древние корабли этого мира выглядят почти, как земные. Немножко больше парусов. Из-за климата? Обхожу парусник. И тут прилетает первая ласточка.

Разведчик. Бесшумно молотит лопастями воздух. Сбиваю. И начинается! Грохоча по железным ступенькам, прямо на меня несётся робот. Разводит руки - в каждой по шестиствольному пулемёту. Огонь! Шквал дозвуковых пуль надёжно гасится костюмом. «Хамелеон-М», с модифицированной усиливающей системой.

Мне жалко экспонаты, и, вместо того, чтобы ответить плотным огнём, подхожу вплотную. Удар - часть броневой защиты противника вминаю внутрь. Ответный - «хамелеон» не справляется, чувствую, будет синяк. В лучшем случае.

Ещё удар - больно-то как! Что ж ты делаешь, сволочь? Хватаю «боксёра» за руку, пытаюсь оторвать. Выскальзывает, бьёт. Озверев, отрываю гаду голову.

Отдыхаю. Костюм пытается сделать массаж отбитым мышцам. Что-то колет. Не торопясь, иду в соседний зал. Окаменевшим исполином, стоит древний… Не знаю, кто, но впечатляет. Что-то вроде нашего Тиранозауруса Рэкса. А рядом - ещё два «боксёра».

От первого удара у меня выступают слёзы, и перехватывает дыхание. Второго - не запоминаю. Автодоктор колет укол за уколом, информатор что-то истошно кричит. Кровавая пелена уходит с глаз, и я озвереваю.

Отправляю одного противника в компанию к «Рэксу». Меня уже не заботит его культурная, и историко-археологическая ценность. Второго хватаю в захват, и, медленно, с наслаждением, отрываю ему ноги. Вновь бью первого, он отлетает, и бьётся о какую-то опорную кость. Динозавр величественно разваливается, во все стороны, как в замедленной съёмке, летят кости, и белая пыль.

Черепом мне прилетает по черепу, и я зверею окончательно. Добиваю врага, размазживая ему голову. Налитыми кровью глазами оглядываю окрестности. Вот. То, что мне нужно. В углу, надетый на киберманекен, блестит сталью отличный накладной доспех. Великолепная защита от ударов! С помощью манекена облачаюсь. Закрепляю пластины поверх «хамелеона», оставляя лёгкий люфт. Ну, теперь потягаемся!!!

У манекена есть функция «Поиск экскурсантов». Отправляю в этот поиск, не забыв прилепить мощную мину, и закоротить её на речевой аппарат.

Дожидаюсь взрыва, иду на шум.

Топ! Топ! Топ! - отдаётся эхом. Кап! Кап! Кап! - капает кровь с рассечённой брови. Бам! Бам! - бью прямой и с разворота. Хрясь! - разлетаются древние черепки, под ударами металлических голов оппонентов.

Иду не таясь, расшвыривая направо и налево. В следующем зале попадаются турели, расстреливаю их ракетами. В отделе редких рукописей пускаю в ход огнемёт. Толкаю высоченную полку - противников погребает под толстым слоем мудрости.

Прохожу весь объект, возвращаюсь. Успеваю услышать стук смазанных пяток, и увидеть спины.

– Дерррритесь, трррусы!!!

Мой рык, усиленный динамиками, порождает множественное эхо. Замечаю сигнал вызова, с досадой читаю: «Мы сдаёмся».

На следующее утро по всем каналам показали полуразрушенный музей, и мой мужественный профиль с комментариями: "Суровый чистильщик не позволил имперским робоварварам полностью уничтожить культурную святыню".

 

Окультуриваться надо!

После разгрома культпросветучреждения меня замучила совесть, и я решил взять тайм-аут, и посетить психодела. Низенький улыбчивый человечек сразу вызвал у меня лёгкую настороженность. После осторожной пятиминутной беседы (док выспрашивал об уровне достатка, и возможных корнях я-не-из-этого-мира-синдрома) я едва сдерживал себя, чтобы не рассмеяться. Вежливо попрощался, и, пошёл в «гараж». Так Аивер обзывал свою мастерскую-лабораторию, где он занимался всем на свете научного интереса для.

В две секунды поняв проблему, он без лишних слов стал разматывать какой-то длинный чёрный кабель. Большой чёрный же прибор имел экран и четыре верньера. Шлем не имел ни того, ни другого, но выглядел очень зловеще. В воздухе возникла надпись:

«Заключённый подключен. Начать программу перевоспитания?»

Не знаю, что выбрал сидящий за пультом Аивер, но уже через мгновение перед глазами поплыли строчки:

«Охрана культурного наследия Империи»

«Оценка трудозатрат децивилизации неокультуренного населения минус первого и второго уровня развития»

«Имперский Культ Культуры»

«Почему некультурна неимперская недокультура?»

«Осторожность в обращении с огне-, и взрывоопасными веществами, при ведении культурного отсева.»

«Справочник по реплейсменту культур, и их носителей, том I-XXXVII»

Слегка пошатываясь, я встал с кресла, и прислушался к ощущениям. Угрызения совести исчезли. Полностью! Ай да Аивер, ай да мозгодел… Уже придя домой, я обнаружил ещё один полезный эффект: при слове «культура» рука автоматически рвалась к кобуре, и выхватывала пистолет. Очень удобно:

– Культура!

 

Культуртрегер

Общественность, озадаченная предыдущими репортажами, дала пинка руководству планеты, руководство порылось в карманах какого-то фонда, и предложило мне следующую сверхзадачу:

За короткий срок демилитаризировать важнейшие из культурных сокровищниц (10 штук). Награда не то, чтобы потрясла, но впечатлила. Просмотрев список объектов (не выше 8го уровня), я с лёгким сердцем согласился. «Изи мани!», как говорил Ленивый Мальчик в любимой игре моего детства «Убей Ленивого Мальчика».

Следующее условие меня слегка напрягло: должна присутствовать пресса. Всё правильно, народ хочет видеть, на что идут его деньги. Поспорив для вида («это может быть ОЧЕНЬ ОПАСНО!»), согласился.

Взял десяток робо-снайперов, наспех приварил поверх имперских эмблем неимперские, специальный крафтер с толстой бронёй для прессы, и - вперёд.

Первая библиотека встретил нас зловещей тишиной. Оглядев сканером инстанс, я обалдел: имперские роботы читали. Неспешно, развалясь в удобных библиотечных креслах. А чего я ждал? По своему развитию они если от человека и отставали, то ненамного. А может, и совсем не отставали.

Однако, что же мне делать? Я представил себе репортаж, в котором расстреливаю мирных книгочеев…

Лучемётов с собой не брал. Вот что! Усилием «радиоподавляющего» кибера генерирую мощнейший электромагнитный импульс. Это почти сжигает его батареи, зато - библиотека оказывается ярко освещена. Разница потенциалов на металлических корпусах вызывает резкое повышение температуры, книги возгораются, роботы растерянно вскакивают. Слышу команду «Полный свет!», это включаются в работу масс-медиа. Делаю злобное выражение лица, и, расстреливаю из наплечной «рельсы» ярко освещённые силуэты. Прохожу инстанс за пять минут.

Перезаряжаю оружие и аккумуляторы, заменяю «радиоподавителя». Гляжу на прессу - скалят зубы. Довольны. Ну, что ж…

В следующем музее ничего интересного не происходит. Пятый уровень, прохожу, как вибронож сквозь рыбий жир. Так, кажется, говорили в древности?

Пятый уровень, седьмой, третий, снова пятый. К последнему, «восьмому» инстансу, подхожу слегка уставшим. А мне ещё нужно заработать популярность! Втихомолку засылаю автоматического подрывника, захожу правое плечо вперёд, на броне играют отсветы пожара. Разрываю первого встречного кибера, героически переламываю о колено второго, третьего… Массмедийщики сорвали голоса, указывая гелиокамерам что, и как снимать. Дохожу до конца уровня, и тут, дорогу мне заступает… нечто. С очень узким тонким корпусом, и двумя огромными ушами-локаторами. Похож на букву «Y» из латинского алфавита. Бью Игрека по ушам, отбиваю руку. По бронеперчатке разливается какое-то поганенькое свечение, кисть стремительно утрачивает подвижность. Глаза Игрека светлеют. Приборы шепчут «Неизвестное излучение», и вырубаются. Это ещё что за…? Ощущаю волной идущую радость врага. Вспоминаю:

– Культура!

С удовольствием отстреливаю гаду уши.

 

Бремя славы

На следующее утро ресивер разрывается от желающих видеть меня на обеде, званом ужине, или презентации чего-то кому-то. Проснулся знаменитым, называется. По всем каналам крутится смонтированный клип, где я под музыку какого-то модного креэйтора с криками «Культура!» спасаю сокровища нации.

К обеду уже несколько подустаю, не сразу замечаю сигнал от незарегистрированного абонента. Оппа! С экрана, хмуря умный лоб, на меня смотрит Деп!

– Ты где? - интересуется.

– Включи визор!

Скептически хмыкает:

– Какой канал?

– Любой…

Косится куда-то над. Задумчиво моргает.

– Я перезвоню.

По возвращении на Альфу меня ждал сюрприз. Несколько очень хорошеньких экзальтированных юных девочек. Приглядевшись, я с трудом узнал в них «замарашек» из двенадцатого инстанса. Одна из них очень знакомо облизнула губы… Через несколько минут я узнал, что представления о «процессе, способствующем размножению» у высших и низших слоёв общества кардинально различаются. Доказательства были очень хорошо зримы, и, так сказать, осязаемы.

В самый кульминационный момент прозвучал вызов. Я ответил, сузив экран до минимума, и почти закрыв поле обзора. Появился чем-то раздражённый Деп, и, сходу принялся жаловаться:

– Слушай, если ты такой крутой (недовольное движение бровями), какого космического духа ты живёшь в такой дыре? Тут же скука смертная. Зашёл в некий «36446й» бордельчик - так выбор маленький, персонал страшненький. Единственное приличное заведение на планете - ресторан «Пельмень». И вообще, как тут можно развлекаться?

Я слегка изменил ракурс камеры, чтобы показать, как. С удовольствием посмотрел на выражение лица Депа, и добавил:

– А за «Пельмень» - спасибо. Это мой.

Весь следующий день проходил в переговорах. Очень задёшево мне удалось приобрести у космического корсара целую кучу полезных вещей. Переменивший мнение Деп более не хмурил капризно брови, а с толком, и всегда по делу, проводил процесс купли-продажи.

Под занавес, я обмолвился о планах расширения планетки. Денег после героической «битвы за культуру» оставалась масса. Деп, подумав (он всегда думал) перед ответом, сказал, что есть более подходящий вариант.

– Понимаешь, на неё мы сами имели виды. Но - там сильное сопротивление.

– Имперские роботы?

– Да. Вся планета - сплошной укрепрайон. Подземные заводы вооружений на тысячи этажей вглубь. Противокосмической и противовоздушной обороны, слава космическому духу, нет. Но пехоты и танков…

Про уровень я не спросил, понятно было и так. Без надежды поинтересовался:

– Других вариантов…?

– Отчего же? Есть. Пустынная необитаемая планета. Особых ископаемых нет. Воды нет - выкачали и вывезли. Воздуха почти нет. Зато дёшево. И с транспортировкой без проблем. Берёшь?

Уже вечером я оформлял поддельные документы на процедуру установки дополнительного звёздного тела планетного типа нелегальным пиратским планетовозом. Оставшейся от сделки суммы как раз хватило на приобретение атмосферы. Свою новую собственность я обозвал «Босс» - совершенно бессмысленное - с точки зрения местных жителей - звукосочетание. Почему? Так звали мою собаку.

На орбиту Босса я тем же планетовозом отбуксировал Альфу. Будет Луной.

 

Химия тела

Следующим объектом оказался химкомбинат. Тут следует сказать несколько слов о здешней индустрии прочных материалов. Материалы, типа нейтрина, или протония, довольно популярные на Земле, в чистом виде здесь не используют вовсе, во всяком случае, я их пока не встречал.

Вместо этого, материал (например, алюминий, или сталь) подвергается субатомной обработке, благодаря которой становится в N раз прочнее. Таким образом, модифицированный алюминий можно применять (и применяют) для строительства корпусов планетолётов, и, он запросто выдерживает жару, холод, и запредельные динамические нагрузки.

Но. Модифицированная сталь всё равно прочнее. А модифицированный титан прочнее модифицированной стали. Таким образом, добыча полезных ископаемых здесь процветает, и, всяческие редкоземельные всегда в цене.

Да, ещё пара слов о том, зачем я сунулся на этот комбинат. Дело в том, что он открывает путь к другому. А там производится (точнее, производилась) серьёзная техника для противокосмической обороны планет.

Задолго до подхода к комбинату, сенсоры обратили моё внимание на повышенное содержание в воздухе окислов, и прочих, нехарактерных для данного климата веществ. Внутри помещения их концентрация возросла многократно, так что, снимать шлем в данных условиях, я, пожалуй, не буду.

Тихо иду, отслеживая подозрительные места стволом плазмомёта. А таких мест - множество. Если быть точным - большинство. И на химкомбинат это место походит всё меньше, и меньше. Скорее уж, на биофабрику какую-нибудь.

Сенсоры ловят шум. Вскидываю ствол - прямо на меня бежит что-то очень мелкое, и нечёсаное. Явно не робот. Припадает к ногам, и, захлёбываясь, что-то бессвязно лопочет.

Подключаю логистический модуль, и, с пятого на десятое, начинаю понимать. Здешние роботы тоже построили гуманизатор. Вот только в людях у них недостатка не было. Захваченных рабочих и ИТР этого завода не убили. А поместили в специально отгороженное место, и, заставили размножаться. Достигших оптимальной физической и психической кондиции использовали - как, собственно, для тел, так и для приготовления «искусственных душ». Убивая при этом души естественные.

Чтобы до тонкостей отработать технологию, проводили эксперименты, настолько жестокие и бесчеловечные (у боевых роботов отключено человеколюбие), что сходили с ума даже те, кто просто эти опыты видел.

Сканирую приникшее ко мне тело. В мозг встроен чип - по-видимому, простой радиодатчик, не дающий убегать, куда не надо. На всякий случай, отключаю автохакером.

Киваю в сторону выхода, а сам продолжаю путь. Вижу открытую дверь. Бывшая столовая. Внутри, вольготно расположившись на широких креслах, обитых человеческой кожей (я не барышня, да и желудок имплантированный, но - затошнило) восседали захватчики. Люди с искусственными душами и телами. Судя по всему, я как раз, попал на какое-то (парт?)собрание.

Слушать повестку дня желания не было, поэтому я просто вошёл, встал у двери, и включил плазмомёт. Пламя металось по полу, стенам, и потолку, трещала кожа на креслах и рёбрах, недобросовестные приобретатели человеческого облика кричали, визжали, катались, пытались прошмыгнуть мимо меня к двери, я их отшвыривал хладнокровными пинками.

Через две минуты пришлось включить очистку обонятельных сенсоров. Удушливый смрад горелой плоти тяжёлым слоем пепла налип на рецептоы.

Иду по уровню, сжигая бывших роботов. Они что-то кричат, может, хотят меня разжалобить? Поздно. Я сдал сострадание в ремонт.

В лаборатории нелюди в белых халатах суетятся возле бассейна с зеленоватой жидкостью. Кислота? Надо проверить.

Слушаю громкое шипение, и, ещё более громкие крики. Кислота. Белые халаты растворяются без остатка.

Везде, где прохожу, сбиваю замки с тесных клеток, и деактивирую чипы. Кто-то сразу бежит на выход. Кто-то - совсем в другую сторону.

К вечеру заканчиваю. Завод действительно огромен. Одного персонала освободил триста человек. Почти все уже выразили желание лететь жить на «Альфу».

* * *

«За Спасение Из Плена Первой Степени» - очень серьёзная награда, а, денежная сумма, её подкрепляющая, ещё серьёзнее. Я выкупил единовластие на Боссе, и закачал туда атмосферу. Население Альфы как-то незаметно достигло трёх тысяч, на Сушняке (неофициальное название Босса) пока делать нечего - там песок и солнце.

Однако кое-какое оборудование я туда переправил. Команда роботов будет копать систему подземных укрытий для противокосмического оружия. За которым я иду сегодня в очередную «десятку».

«Хамелеон» залатан, усилен и дополнен. Сервоприводы готовы разрывать титан, новые гибкие батареи, толщиной не более мизинца, способны накапливать чудовищный заряд. Со мной рюкзачок с оружием, и верная «рельса» под боком.

Новая система концентрации огня буквально творит чудеса. Три боевых лазера выдают согласованный импульс, броневой сплав робота обнаруживает свойства жидкости, а затем и газа. Скачкообразное расширение приводит к локальному взрыву. В результате, голова первого встреченного сегодня «Терминатора» некоторое время ещё думает, но уже отдельно от туловища. С уважением смотрю на впаянную в прочнейший стеклонит маленькую микросхему.

Из неприметной ниши выползает маленький синий рем, и начинает подталкивать голову к покинутому телу, по пути производя разные непонятные манипуляции. Пинок - и неудачливая жертва собственной профессии меняет форму, цвет, и траекторию движения. Пахнет горелым, сыплются искры.

Слышу «Топ-топ», разворачиваюсь. Вскидываю лазер, но пропускаю ракету. Взрывной волной меня сносит к тёмному провалу, инерция кидает туда-сюда, закручивая в затейливом брейк-данс вальсе.

На несколько секунд отключаюсь. Прихожу в сознание от осторожных прикосновений. Маленький синий рем, точная копия уничтоженного ранее, хлопочет, приводя в порядок мой скафандр. Ах ты, маленькая умница! Не буду вас больше обижать.

Со скрипом встаю. Подкладка «хамелеона» мокрая - кровь. Скриплю зубами. Я зол. Я очень зол. Начинаю восхождение. От удара лазеры рассогласовались, мешок с нужными железками лежит наверху. Убиваю кулаками. Сервоприводы держат.

Спохватившись, достаю «рельсу». Некоторым это оружие представляется архаичным и устаревшим. На мой же взгляд, ничего лучшего за всю свою историю человечество так и не придумало. Маленький кусочек металла, заключенный в сверхпрочную оболочку, разгоняется до космических скоростей, и, если не промахивается, делает такое бо-бо…

По пути встречаю ещё одного рема. Подняв потешную мордочку, он смотрит на меня блестящими бусинками глаз. Провожу автохакером - на время боя животинка выключена. Будем считать, компромисс.

Вижу платформу лифта, встаю, еду. Антиграв везёт быстро, но почти беззвучно. Доезжаю до нужного уровня. Робогад стоит спиной, и спокойно изучает содержимое моего мешка. Эй, это МОИ вещи! Кибер вздрагивает, неуклюже пытается развернуться. Дальше всё происходит просто - большой вес, инерция, скользкий пол… С удовольствием слышу «Бамс!!!», а потом «Шмяк-шмяк-шмяк…». В рассчете.

Достаю счетверённый лаунчер, и, начинаю потеху. На маленьких синеньких киберов стараюсь не наступать, большим объявляю вендетту. Три четверти часа крадусь в стелс-режиме, заходя откуда не ждали, и, отстреливая всё, что не прибито к полу. Когда ресурс ракет подходит к нулю читаю заветное: «Сдаёмся!».

Осматриваю оборудование. Кое-что починить, кое-что выбросить… Да, Департамент Обороны, если там не последние дураки, постарается наложить на это лапу. Решаю оставить у себя этот завод, каких бы взяток в ДО мне это не стоило.

 

О разном

Жара и сушь. Першит в горле, песок норовит забраться в глаза. Я отряхиваю руки, и иду к импровизированному космодрому. Только что я установил новую партию пушек. Их разгоняемые магнитным полем двадцатипятитонные снаряды легко уничтожают любые воздушные и космические цели. Кроме очень крупных, конечно же. Прорытые тоннели (плазменный комбайн копает со скоростью километра в минуту) в несколько колец огибают планету по параллелям.

Среди снарядов изредка попадаются ядерные. Пока своего завода по обогащению у меня нет, изотопы добываю из реакторов тяжёлых роботов. Но это пока. Планов - громадьё. Среди первостепенных - выкопать одно, а в перспективе несколько морей, запустить рыбок, и посадить пальмы. С чего-то, словом, надо терраморфирование начинать.

Население Альфы увеличивается. Люди почувствовали прелесть жития на курорте, кроме того, я снял запрет на размножение. Вчера на только что отстроенный гражданский космодром «Альфа-Прим» прибыл очередной «пассажир» с тремя сотнями туристов, и сотней претендентов на ПМЖ. Пока беру всех.

Туристический бизнес растёт и ширится - у себя я разрешаю кое-что, чего нельзя (или очень дорого) в других местах. Но, особо стараюсь не наглеть. Сохраняю с соседями хорошие, даже более чем дружеские отношения. Меня всё ещё помнят, как Спасителя Первой Степени и неутомимого бойца за культуру.

Подписываю смету на стройматериалы. Ай-яй-яй. Завтра снова на работу.

Всю следующую неделю занимаюсь зачисткой инстансов. Меняю раздробленный кистевой имплантант, но, в целом, поставленных целей достигаю. Закупаю строительную технику, и копаю на Боссе первое море.

Ускорение

В очередной прилёт Депа мы сидим в вип-зале ресторана «Пельмень» (я открыл сеть пунктов питания), и смакуем водку «Термояд». Дела обсуждены, и, мы потихоньку треплемся о том, и о сём.

Деп оглядывает очередную стриптизёршу. Тела я им сделал с лучших порногероинь Земли. Ну, завалялись у меня в истребителе пара инфомодулей. Деп задумчиво кивает каким-то своим мыслям, и, вдруг предлагает:

– А хочешь, я тебе яхту продам?

Задумываюсь. Смысла в обычной межпланетной яхте ни он, ни я не видим, значит…

– Почём?

Галактические яхты - товар дорогой, хоть и не сказать, чтобы штучный. Миллиарды их бороздят просторы только нашего сектора. Но цена…

– Недорого.

Краденая, значит. Что ж, если не местная…

– Растаможку прошла?

Смеёмся. Растаможкой мы называем смену регистрационных кодов.

– Всё тип-топ. В этом секторе не засвечена. Проблем не будет.

– По рукам! Да, оружие есть?

– Обижаешь!

Путешествия по Галактике хоть и довольно безопасны, но на всякий случай укрепляю внешнюю броню, и ставлю усилитель стелс-системы. Первый рейс - на полулегальную пиратскую перевалочную базу. Беру много денег, и несколько вооружённых роботов.

Обстановка на планете чем-то напоминает Дикий Запад. Такой, как его изображали в самых ранних фильмах. Куча весёлого народа с пушками, где-то кого-то бьют, спиртное и нелетальные наркотики. Морщусь от очередного предложения «классных синих кристаллов», и вдруг…

– Мужик, купи «дуру»!

Мэн в заломленной на затылок шляпе, и с лицом, испещрённым следами всех известных мне пороков, жестом опытного фокусника достаёт из-за спины нечто. Некоторое время тупо смотрю на изящное хромированное чудо с грубо спиленным прикладом.

– Эт фотонка!

– ???

– Ускоряет фотоны. До пяти-пяти с половиной СС.

– Скоростей света?

Единственный фотонный ускоритель, который я видел на эсминце «Неустрашимый», имел габариты два километра на полтора.

– Как действует?

– Принцип действий простой: Направленный пучок фотонов, искусственно разогнанных до пяти скоростей света, разрывает материал на молекулы, молекулы на атомы, атомы на протоны, нейтроны и электроны, оставляя аккуратную дырочку. Материал мишени значения не имеет. Да, кста, забыл. Ещё при попадании раздается взрыв - резкое увеличение объёма.

– Где взял? Точнее, сколько стоит?

Расплачиваюсь. Мэн деловито прячет пачку денег в карман, достаёт, и вручает роскошную визитку. Читаю: «НедоПереБитыйНоЖивой, владелец сети оружейных магазинов»

– Недо…?

– Так меня зовут. Имя такое.

По возвращении осматриваю покупку. Меняю искалеченный приклад, и погнутую мушку, везу на испытание. «Десятый» инстанс прохожу за неполные полчаса, все противники выносятся с первого выстрела. Да, вот тебе и «дура». Вот тебе и Недоперекактамдальше… Уважительно похлопываю фотонноускоряющее чудо. Вспоминаю, что по вере одной полунаучной секты ХХ века, скорость выше световой невозможна. Улыбаюсь.

* * *

Решаю попробовать силу на следующем, одиннадцатом уровне. Огромный зал встречает меня гулкостью эха, и полным отсутствием противника. Отсутствием? Как бы ни так.

Уже на второй минуте обхода появляется настойчивое чувство чужого присутствия. На третьей я понимаю, что за мной следят. На пятой в спину мне прилетает дозвуковой снаряд, выпускает острейшие когти, и пытается просверлить скафандр. Некоторое время безуспешно пытаюсь согнать паразита, потом умнею, и отрубаю автохакером.

Иду, оглядываясь на каждом шаге. Ощущение, что весь сонм здешних роботов ходит за мной по пятам, усиливается. Один раз успеваю увидеть смазанное движение. По характерному цвету узнаю имперского элитного робота класса «диверсант». До этого дел с ними не имел, но Аивер рассказывал всякие гадости. Покрепче прижимаю фотонку. Подумав, прячу в рюкзак, и достаю лаунчер. Против прыткого врага самое то будет.

Спотыкаюсь. Ага! Замечаю металлическую руку, прячущуюся в технологический лаз. Не раздумывая, нажимаю курок. Когда проходят кровавые мальчики в глазах, несколько секунд тупо обозреваю экран. Что он хочет мне сказать? «Энергетическая броня - 2.88 процента. Рекомендации: не стрелять из лаунчера под ноги».

Показалось, или слышу по радио чей-то тихий издевательский смешок? Не сразу обращаю внимание на ногу. На ней браслет. От браслета идёт цепь. Идёт-идёт, и скрывается в том самом отверстии. Приковали! Чувствую удар по голове. Ещё, и ещё. Меня обстреливают какой-то быстросхватывающейся гадостью. Уже трудно шевелить руками, и крайне ограничен обзор.

Включаю усилители на максимум плюс десять процентов, отрываю застывшую дрянь, обретаю зрение, оглядываюсь. Никого. Тихонько свирепею. Расстреливаю из лаунчера подозрительные места. Кончаются ракеты. Пора включать мозги.

Вывожу на тактический дисплей карту, прошу логистический блок определить наиболее безопасные от меня места. Расчехляю фотонку, стреляю. Прямо через пол, потолок, и стены. В отдельных случаях, если мощности одного импульса не хватает, ставлю автоматом очередь.

Результат, что называется, превосходит. Слышу многочисленные звуки, и, через две секунды - предложение о сдаче. Обхожу шеренгу подраненных и обгорелых, на каждом ставлю отметку несмываемым радиомаркером. Во избежание.

* * *

Разглядываю карту. Там есть, на что посмотреть. Например, завод по производству истребителей последнего, на момент захвата, поколения. Уровень опасности - 15. Кручу карту и так, и эдак. Смотрю на неё, как голодный кот на здоровенного отожранного мыша. Решаюсь.

Яхта у меня всегда, что называется, «под парами». Координаты «Дикого Веста» в базе, прыжок, выныривание, корректировка курса. Швартуюсь, и сразу иду в знакомый квартал. НедоПереБитый стоит на том же месте в той же позе. Ленивым движением поправляет роскошный «стетсон». Кратко излагаю суть проблемы.

Через несколько минут вхожу в пустую, ничем не примечательную комнату. Никого.

– Чем могу?

Мягкий, приятный голос. Не нахожу лучшего, чем резко обернуться. Как я его не заметил? Выпаливаю:

– Мне нужен…

– Не шуми.

Подходит, протягивая руку. Пожимаю. Так же негромко представляется:

– Тихий. Наёмный специалист.

– Недопере…

– Знаю. Если кратко - согласен. Мои условия - всё оружие, что найду - моё. Роботы - тоже.

Соглашаюсь. Оплачиваю галактический грузовик для Тихого, указываю координаты, жду. Возвращается через час, чем-то очень довольный. Что он там нашёл? Выкладываю гонорар. Спрашиваю:

– Ну, как?

Получаю в ответ:

– Всё тихо.

Неторопливо сгребает со стола заработанное. Улыбается.

– Привет НедоПереБитомуНоЖивму.

Тихо исчезает. Собираю вещи, возвращаюсь. Теперь у меня будет флот.

 

Любовь

Что-то, нехорошее предчувствие с утра. Иду в «двенадцатый» инстанс. Настраиваю дежурный сквад, отдаю под управление Системе.

На входе какой-то мелкий, уничтожаю не глядя. Дальше - больше. Десяток роботов разных размеров и прыти устраиваю на меня облаву. Проявляю чудеса ловкости и скорости, отрываюсь, и выхожу прямиком на засаду. Тяжелый гусеничный робот класса «убийца» не спеша поднимает счетверённый метатель. Каждый ствол похож на небольшой тоннель.

Робот нетороплив и уверен в себе. Его броня почти непробиваема. Почти. Усмехнувшись, стреляю из фотонного чуда. Полусекундный каскад импульсов едва-едва пробивает его насквозь. Ну и защита у этого монстра! Ставлю максимальную мощность.

И опускаю оружие. Из-за брони «Убийцы» появляется Она. Её глаза сияют. Я не могу от них оторваться. Действительность растворяется, я вижу только нереальную хрупкость фигуры, ослепительную воздушность контуров. Длинные белокурые волосы, огромные ресницы. Небесно-голубые глаза. Они настолько совершенны и наивны…

Счетверённый выстрел рвёт меня на части. О чём-то кричит детектор. Из последних сил нажимаю на курок, поток фотонов пробивает чудищу бронированный лоб. Падая, выворачиваю шею: мне очень нужно увидеть Её…

Вытащила меня Система. Зафиксировала клиническую смерть, и отправила всех, имеющихся в наличие роботов. Потеряв 50 процентов состава, они уничтожили оставшееся сопротивление, и выволокли то, что от меня осталось.

Уже знакомый лекарь без разговоров ставит лучшие из имеющихся имплантанты. Вернувшись в инстанс, обшариваю всё. Её нет, детекторы на выходе выключены. Кто это мог сделать? Чувствую, что улыбаюсь до ушей. Она жива!

Очередной визит на «Вайлд Вест». Трачу все деньги, зато имплантируюсь по высшему разряду. Прочность плюс скрытность. И ещё куча всего. Теперь могу ходить «на дело» вообще без скафандра, есть встроенный стелс режим, и энергощит.

Попутно оставляю запрос на информацию по имперским диверсанткам-обольстительницам. Ну не дурак же я, понимаю, что против меня применили оружие. Кем-то разработанное, на ком-то испытанное, и где-то пущенное в производство. А значит, следы должны остаться.

Возвращаюсь, улыбаясь всему миру. Я тебя достану, солнышко. Я тебя достану.

* * *

Двенадцатый. Иду без костюма, на ходу привыкаю к ощущениям. Несу на горбу триста восемьдесят кэгэ. Не тяжело. Попросил Аивер поставить психоблокаду на случай новых попыток обольщения.

Теперь постоянно хочется кого-то убить. Но это нормально. Аивер предупредил, что совсем половой инстинкт уничтожить невозможно, можно лишь сублимировать во что-то иное. Учитывая специфику деятельности, лучше - в жажду убийств.

Захожу, молодецки расправив плечи. Адреналин кипит! И, первое, что вижу - знакомый тандем. Суровый неторопливый «Убийца», и, вся из себя обольстительная блондинка-леди.

Меня аж перекашивает. Фотонкой дырявлю несчастного терминатора, от избытка чувств забрасываю соблазнительницу десятком ракет. Пережидаю взрывы. Следующей в очереди на тот свет оказывается рыженькая. Как хороша! В экстазе расходую пятидесятилитровую канистру напалма. «Убийце» делаю хладнокровный хэдшот.

Следующая сладкая парочка. Она - брюнетка. Совершенно не ощущаю позывов к уничтожению. Безэмоционально и с некоторой долей скуки расстреливаю обоих, экономя заряды. Ну не нравятся мне брюнетки!

Иду, обуреваемый жаждой убийств. С наслаждением сокрушаю белокурых, длинноногих, курносых, голубоглазых. Позёвывая, смуглых, невысоких и вислоносых. Медлительные «Убийцы» получают поток ускоренных фотонов промеж ушей.

Не в силах остановиться, еду на следующий объект. Потом ещё. И ещё. На недоумевающую Систему кидаю такой взгляд, что она отшатывается. Какая хорошенькая! Зачищаю пять инстансов, ставлю абсолютный рекорд как по количеству за день, так и по заработанной сумме.

Вечером сижу в баре. Гляжу на прелестную стриптизёршу, и не ощущаю ничего. Устал.

* * *

Я иду, и в голове моей звучит музыка. Это виртуальный плеер. У меня есть повод радоваться. Все «двенадцатые» оказываются заселены однотипными противниками. Я иду сквозь, как нож. Как таран. Как танк.

Работа приносит колоссальное удовольствие - психоблокада, сделанная Аивер, работает, как и всё, сделанное Аивер. Было, правда, у меня некоторое опасение по поводу обратимости сублимации, но Аивер заверил, что всё абсолютно безвредно.

За неделю я заработал огромную сумму. Вечером ловлю себя на мысли, что не хочу домой. Заодно привыкаю к новому телу, а оно продолжает удивлять. Вчера, например, оно абсолютно спокойно перенесло излучение гамма-пушки, которой, по какому-то недоразумению оказался вооружён один из «Убийц».

Наконец, все доступные «двенадцатые» заканчиваются. Аивер проводит обратную коррекцию моих многострадальных мозгов, и, всё в порядке. Лишь один раз, на автомате, чуть не убил в постели третью жену, но, вовремя опомнился.

Виртуальный плеер меняет тональность и громкость - я вхожу в здание. Это торговый центр, в нём я хочу купить контейнеровоз. Зачем мне это корыто? Из-за регистрации. Ну, и из-за размеров тоже. Я поставлю на него оборудование с яхты, таким образом, окончательно его легализовав. Поменяю движок и броню, поставлю противометеоритное вооружение. Почему такое мощное? Ну, в космосе разные метеориты встречаются!

Короче, слава стандартизации, вместо полулегальной гражданской яхты получился у меня, практически, эсминец, а гиперпривод галактического типа, снятый с той же яхты, вообще ставит его в класс каких-нибудь рейдеров. А что? Мало ли, где понадобится провернуть тайную операцию? Делаю вместительный десантный отсек на две сотни роботов, дооснащаю абордажным оборудованием. Подумав, добавляю четыре лёгких танка. На верхнюю палубу ставлю хорошенько переделанный грузовой лифт, и, десяток универсальных истребителей. Пилотов пока нет, полетают на автомате.

Любуюсь стремительными хищными обводами. Как мне назвать тебя, чудо?

Копаю на «Боссе» ещё одно море, оборудую зону субтропиков. Покупаю воду. Возят с соседнего «Юпитера». Недорого. Завожу рыбок. Население Альфы уже превышает десять тысяч, и, имеет тенденцию к росту. Подумываю, что надо бы завести какие-нибудь государственные институты.

* * *

Приступаю к найму пилотов. Вообще-то, можно просто купить определённое количество лицензионных дисков с обучающими программами, и создать из энного числа добровольцев первоклассных специалистов. Но - имперские военные обучающие программы вне закона и очень дороги, а местные - недостаточно хороши.

Приходится лететь на Вайлд Вест. Да, такие диски есть. Но очччень дорого. И, посмотрев на довольные лица специалистов в Добровольческом Центре, я начинаю понимать - почему. Найм пилотов здесь процветает, причём, пилотов суперкласса. Вот только, цены…

Решаю подойти к проблеме с другой стороны. Подхожу к сержанту, заведующему наймом, и, предлагаю свои услуги. Сержант задаёт один-единственный вопрос - об опыте. Услышав «пять лет», вежливо советует попробовать завербоваться в другом месте. Меня распирает злость. Довольно грубо предлагаю сержанту разуть зенки. Наблюдаю превращение вежливой улыбки в задорный оскал. Счас что-то произойдёт…

– Хорошо, кккурсант. Мы примем Вас на работу. Но сначала, не согласитесь ли Вы на маааленькое тестирование?

Не предчувствую ничего хорошего, однако - взялся за гуж.

– Согласен.

– Отлично! Первый этап - спарринг!!!

Ёрш твою… Пилоту?

– Согласен. Могу пользоваться имплантантами?

– Любыми!

Пустое помещение, твёрдый пол, твёрдые стены. Раскрывается неприметная дверца, и, на сцене появляется он - имперский тяжёлый кибер. Цель как цель. Я таких не один десяток сделал. Правда, с оружием.

Хотя, я теперь сам - оружие. Слышу:

– Цель матча: продержаться живым три минуты, допускается полное уничтожение противника. Начали!

И, скептический смешок. Делаю шаг навстречу. Противник зеркально копирует мои движения. Программа такая, или издевается? Бью в лоб, дожидаюсь ответа, уворачиваюсь, зацепляю манипулятор. Напрягаюсь - искусственные мышцы слушаются идеально, отрываю металлическому монстру руку.

Слышу сдавленный вздох из динамика. Что, удивил? Отрываю вторую руку, и принимаюсь за ноги. Потом, от нечего делать, голову. В общем, три минуты я продержался.

– Следующий этап - лётный!

В кабине тренажёра всё интуитивно знакомо, нейроинтерфейс стандартизирован. Подключаюсь.

– Вводная: Нападение на конвой. Цель: уничтожить 30 процентов охраны и тяжёлый транспорт. Время: 5 минут. Начали!

Ё-моё… Тут кибермускулы мне не подмога. Хотя, мозги ведь тоже разогнаны! Скорость реакции, прогностика… Значит, всё упирается в качества истребителя.

Подхожу с миллиона километров. Резко торможу. Для меня сотня g не деньги, истребителю тоже хоть бы что. Зато охрана конвоя явно не готова. Пока они перестраиваются, успеваю сбить троих.

Остальные маневрируют. Отчаянно, умело. Однако, с тактикой пилотов русских ВКС здесь явно не знакомы. Проворачиваю «вертушку», «ход конём», сбиваю ещё трёх. Остальные в панике разлетаются. Ну вот! Как мне теперь их собирать? Впрочем, я напрасно волнуюсь. В какой-то момент срабатывает триггер, и, виртуальные пилоты расходятся «треугольником». Нацеленным на меня. Сейчас будет залп…

Пошли торпеды! Маневрирую, насколько позволяет железо. Прямо по курсу вырастает большой транспорт. Очень большой. Решаюсь. Максимально быстро торможу, и, сажусь. Прямо на верхнюю палубу. Три, два, один!

Умные торпеды, потеряв цель, самоликвидируются. Уловив первые признаки подрыва, стартую. На форсаже. Сзади разваливается тяжёлый, очень тяжёлый транспорт. Разворачиваюсь. В стане вражеских пилотов смятенье. А ведь это не программы. И значит, где-то там есть сержант. Решаю сбить всех. На четвёртой минуте «заваливаю» последнего. Некоторое время летаю среди обломков, потом меня выбрасывает в реал.

На выходе из виртзала довольно много людей. Все они смотрят на меня и молчат. Потом дружно разражаются аплодисментами! Кого ж это я сбил-то? Подходит сержант. Он снова улыбается, и, эта улыбка гораздо более искренняя. Пожимает руку:

– Вы приняты!

Толпа снова рукоплещет.

– И зачислены в элитный полк «Серебряный Орёл»!

Неистовый шквал овации.

– Стажёром.

Что ж, этого можно было ожидать.

 

Служба

Я просыпаюсь, смотрю на экран. Сообщений: 10. Из них от «Серебряного Орла» 0. Да. Службой назвать это сложно. Вся работа состоит в ожидании предложений. Когда они поступают, их можно принять. А можно и отклонить. На рейтинг никак не влияет.

Зато, в случае согласия, предлагаемую работу нужно сделать от и до согласно контракту. Тогда, на счёт капают денежки, и, пропорционально сумме, растёт рейтинг. Две пустяковые работы я уже сделал, заработав, однако, очень неплохую сумму. Хватило на ещё одно море на Боссе. На Альфе всё в порядке, население перевалило за сотню тысяч. Соседние планеты в восторге - хоть чуть, но уменьшаю им плотность населения. Население тоже довольно - жизнь на курорте - не то же самое, что в планетополисе.

Потихоньку формирую флот. Заказал небольшой авианосец, несколько эсминцев и харвестеры. Истребители произвожу сам. Пилотов пока не вербую, хотя дружную команду уже сколачиваю. Ребята - первый класс. Такими, наверное, были легендарные советские пилоты - душа нараспашку, и философское отношение к жизни/смерти.

Мигает сигнал. Что ж, поработаем! Гляжу на условия, присвистываю. Ничего себе!

Нападение на рудную базу. Расположена очень удачно - в поясе астероидов, и, к тому же, очень неплохо защищена. Вынесенные далеко в космос автоматические станции, кроме того, что служат системой раннего предупреждения, ещё и имеют собственные лазерные турели. А может, ещё и ракетные.

Тупо смотрю на контракт. Что-то не даёт покоя… Хлопаю себя по лбу. Вот это да! Начинаю собираться. Решаю прихватить с собой свой «карманный авианосец». Контракт не запрещает! Срочно снимаю с него все истребители, и, по максимуму набиваю десантный отсек. Сто, двести, триста роботов. Танки не беру, в узостях базы толку от них… Хотя, возьму один прототип.

Атака! Автоматические миноносцы выносят турели, слабые лазеры не в силах пробить усиленный титанир. Идём в строю. На мой авианосец поглядывают, но, вопросов не задают. Взял, значит надо. Разделяемся, заходим с трёх направлений, стараясь не зацепить соседние группы, открываем огонь.

Ответной волной огня практически смывает группу «Аз», и сильно треплет «Веди». «Буки», к которой отношусь и я, отчаянно маневрирует, пытаясь найти стык уровней ответственности комплексов обороны. Врубаю форсаж, меня поддерживают, совместно уничтожаем систему обороны крохотного космопорта. С трудом сажаю на крохотном «пятачке» авианосец, и, свой трофейный, доставшийся в одном из прошлых боёв, истребитель.

Возглавляю штурмовую команду, направленными минами выносим пару стен. Медленно, очень красиво, мимо меня в космос улетает распиленный штурмовым лазером, робот-защитник. Стараясь не дать врагу опомниться, тороплюсь штурмовать командный центр. Кидаю в атаку взвод за взводом, кинжальный огонь выносит моих роботов десятками. Бронебульдозеры расчищают путь от железных трупов, и, мой раш начинает приносить плоды. Кто сказал «Бог на стороне больших батальонов»?

Пробиваюсь к объекту, выдерживаю ещё один шквал огня, и,… Готово. На международном языке жестов объясняю пленным их права и обязанности. Меня понимают. Вскоре бойня прекращена. Передаю захваченный объект третейской комиссии, получаю свои законные пятьдесят процентов.

Возвращаюсь богачом. Выкупаю весь заказанный флот, на Вестовской верфи превращаю свой карманный авианосец в полноценный ударный флагман. Сотня истребителей и два десятка штурмовиков легко помешаются на расширенной авиапалубе. Ставлю новый, «прокачанный» двигатель. Теперь, благодаря тяге, я могу уйти от многих и многих. Большинству стандартных тяжелых флотов такая скорость недоступна точно. Мощный реактор и несколько тяжелых рельсовых метателей завершают переделку. Назову-ка я тебя… «Удар»!

 

Расследование

После месяца безуспешных поисков, наконец-то, хорошая новость! Есть известия о диверсантке-соблазнительнице. Одному из детективных агентств, которых я нанял, надеясь в основном, на «авось», улыбнулась удача.

Они отследили старт неучтённого пассажира на одной из исследовательских яхт. Снимок с камеры космопорта - сомнений нет. Потрошу базу данных - исследовательская организация занимается охраной прецивилизаций - планет, не достигших уровня космического общения.

Ничего особенного, живут с прибыли от эко-, нату-, и исто-туризма, продажи сувениров, и прочей мелочёвки. Штаб-квартира там-то, глава, список сотрудников… Есть! Новая сотрудница. Данные совпадают, она. Зарегистрировалась, как «Элэн». Будешь Леной. Собираюсь.

Планета, куда отправилась «Лена» - земного типа. Океан - 89%, острова. Один материк в Северном полушарии. Самоназвание: «Жемчужина». Недурно…

Скрыть визит громадины навроде «Удара» вряд ли возможно. Вокруг таких планеток всегда крутятся луны, начинённые всяким. Всяким нехорошим. Советуюсь с Аивер и Сержантом, разрабатываем план…

В качестве «исто-туристо» приземляюсь на одной из жемчужианских военных баз. База целиком «наша», поэтому, посадка гигантской «тарелки» никого не удивляет. При мне контрольный комплекс, вживлённый в черепную кость, я знаю местные языки и культуру, и, по легенде, придуманной друзьями, представляю некий очень удалённый исследовательский центр.

День начинается с брифинга. Я очень внимателен - больше такого доступа к информации не будет. Раздача местной одежды (в каждом предмете по вшитому микродатчику), последние новости. А ну-ка…

– Многочисленные случаи лесных пожаров в районе «Лес-40». Штормовое предупреждение на «Порт-18». Участились случаи пропажи местных в районе «Реликт-1». Осторожно, в районе, прилегающей к базе, зафиксирована сезонная миграция шипохвоста.

Выжидаю положенные сутки карантина, иду на прогулку в окрестный лес. Со мной небольшой чемоданчик. Почти пустой. Вижу понимание во взглядах - пошёл за образцами. Хоть и собрано их - многими поколениями, всё же, каждый надеется открыть что-то новое.

Отхожу на пять километров, проверяюсь. Датчики молчат. Открываю чемоданчик, достаю «дразнилку». «Дразнилка» - это человечек высотой сантиметров пять. Он освобождено потягивается, смешно чешет одну ногу о другую. Оглядывается, и, начинает есть. Сначала ест землю, потом переходит к местной флоре. Лист, чем-то напоминающий папоротник, он уминает за полминуты, небольшой куст - за две. Он растёт. Я присаживаюсь на корточки, и наблюдаю. Вот он уже двадцать сантиметров, тридцать. На сорока останавливается, и бежит к ручью. Долго, взахлёб пьёт. Раздувается. И продолжает расти.

Достигнув заданного роста и объёма, останавливается. Подходит ко мне. Долго ходит вокруг, внимательно всматриваясь, и, бормоча нелицеприятное о кабанах в человеческом облике. Я не препятствую. Программу для «Дразнилки» выбирал Аивер, значит - должна сработать идеально.

Походив и похмыкав с минуту, останавливается. И - меняется. Сразу. Весь. Теперь передо мной стоит высокий насупленный парень, и, корчит мне рожи. Одну страшнее другой.

– Разрабатываешь мимику?

– Развлекаюсь!

– Ну, ты и урод.

– На себя посмотри!!!

Сверяем речь. Потом - тонкая настройка психотипа. Приходится отвечать на несколько очень скользких вопросов. Потом тестирование. С помощью чемоданчика «Дразнилка» создаёт несколько случайных визуальных раздражителей. На поляне последовательно появляются полтора десятка иллюзий. Я не смотрю на двойника, он же, напротив, внимательнейшим образом сравнивает наши реакции. Наконец, захлопнув чемодан, произносит:

– Годится!

Голос серьёзный, движения неторопливые, уверенные. Сейчас он - это я. Придирчиво сравниваю, остаюсь доволен. Теперь, нужно найти шипохвоста.

* * *

Встроенный визор ловит экстренную передачу с базы.

– Луна, придурок поймал «шип»!

И картинка - я сам, из последних сил ковыляющий к базе с полуметровым шипом в бедре.

– Вот урод! Деньги требует?

– Да нет, уехать хочет.

– А, ну, пусть едет! Ты завтра как?

– Выходная!

Отключаю. Всё, официально меня нет. Можно начинать расследование.

Автобус с открытым верхом тормозит, не доезжая метра. Сажусь. Четыреста километров от базы до района порта я преодолеваю бегом. Для искусственных костей и мышц - пустяк, не повод для расстройства. Дальше - на транспорте. Еду, любуюсь открывающимся видом моря. Нежно-бирюзовая синь, лёгкий пух облаков, на грани видимости уходит за горизонт снежно-белая яхта.

– Ваш билет?

– Что? Ах, да. Покупаю.

Некоторое количество местных денег у меня есть.

Лёгкий скрип тормозов. Порт. Конечная. Выхожу. У причалов красавицы яхты, и мощные сухогрузы. Нефти на планете, как ни странно, нет совсем. Зато, есть уголь. В последние триста лет, как альтернатива углю - водород.

Теоретически, искать меня не должны. Но, на всякий случай… Пережидаю остаток дня в соседнем леске. В режиме «стелс». Дважды на меня натыкался шипохвост, а, один раз, чуть было не наступил багбир. Это такое местное всеядное млекопитающее, чем-то напоминающее медведя, только побольше ростиком. Раз в шесть. Очень мирное, ленивое, и медленное. Пройдя в шаге от меня, опустился, и лёг набок возле какого-то местного малинника. Так и лежал, чавкая, пока весь не обсосал. Затем, так же неторопливо поднялся, и побрёл дальше, щуря маленькие подслеповатые глаза.

Дожидаюсь полной темноты, и, снова в стелс-режиме выхожу, внимательно отслеживая шум, свет, и гравитационные следы. Есть! Субъект - рост два метра, судя по повадкам - матрос. Или портовый рабочий. Мне бы, конечно, больше пригодился хилый интеллигент с энциклопедией под мышкой, но, выбирать не приходится.

Достаю «подчинятель». С расстояния в триста метров действует идеально. Субъект вздрагивает. Сейчас ему неодолимо хочется прогуляться вон до того лесочка, а одураченный мозг в спешном режиме пытается сообразить, зачем. Благоразумно решив, что спорить с сильными инстинктами и чувствами не айс, на скорую руку лепит отмазку про чудесный лесной воздух.

Дожидаюсь любителя ночных прогулок. Открываю чемодан, достаю крохотный бур. Резидентный модуль движется через свежепробуренный череп, останавливается, найдя мозг. Начинает передачу. Субъект лежит, подняв голову к звёздному небу. Дышит.

97%,98%,99…100! Загрузка завершена. Теперь я знаю всё, что знает он. Зовут его Олеф, 29 стандартных лет, женат… Ладно, личное ни к чему. Ставлю на «подчиняле» последовательность команд. Крохотное отверстие в голове уже заполнилось быстросхватывающейся биопеной. Через часть будет кость, как кость.

Надышавшись, Олеф, встаёт, и, целенаправленно и с удовольствием, отправляется выполнять программу - по кабакам. Денег ему хватит.

А мне - нет. Снова открываю чемоданчик. Ввожу в репликатор образец здешней банкноты. Аппарат думает, и, осчастливливает меня ворохом купюр разной степени засаленности и потёртости, с разными, конечно же, серийными номерами.

Перед сном прослушиваю местный радиообмен. Ничего исключительного.

Утро начинается с визита шипохвоста. С некоторым недоумением он разглядывает пустое место, сквозь которое нельзя пройти. Я что, улёгся на твоей тропе? Отключаю стелс, и, лёгким прогулочным шагом спускаюсь к морю. Автокостюм подстраивает внешний вид - на мне щегольской белый костюм, и, лихо заломленная на затылок, белая же шляпа. Я курортник.

Решаю, что лучше - переплыть море пешком, или же взять билет на теплоход? Решаю не выёживаться.

Каюта в меру хороша, в меру уютна. Бросаю вещи - чемоданчик превратился в огромный чемодан, и иду в ресторан. Завязываю несколько ни к чему не обязывающих знакомств, исподволь выясняя обстановку. Мои подозрения пока оправдываются.

Где лучше спрятать лист? Правильно, в лесу. А где скрыться человеку? На пустынном острове? Ну, нет. Человеку лучше найти прибежище среди себе подобных. И чем их будет больше…

Котон - самый большой мегаполис на Жемчужине. Население - за семьдесят миллионов. Идеальное место, чтобы скрыться, накопить силы, и взять власть в свои руки. Зачем? Не знаю. Предчувствие - попав сюда, диверсант Элэн не будет организовывать курсы кройки и шитья.

Белые громады небоскрёбов величественно вырастают из тумана. Любуюсь солнечным утром. Не сразу замечаю тень на стене. Это странно - усилители слуха у меня… Тревога! Два толчка под лопатку. Пули? На груди, на белой футболке, две дырки. Дымятся. Не пули. Посерьёзнее!!! Не глядя, резко бью назад. Сенсоры по-прежнему ничего на «видят». «Проваливаюсь» за ударом, кувырок…

Здоровый бородатый мужик с оружием неизвестной системы в руках спокойно смотрит на меня сверху вниз. Я его вижу! Просто глазами. Бью ступней в колено. Как по каменной стене. Спохватившись, отключаю корректор личности. Теперь я - это я. Сто сорок килограммов искусственных мышц с недоступным человеку ускорением наносят удар. Центральный реактор скачком доводит мощность до ста процентов.

Враг успевает среагировать! Почти. Разбиваю ему голень и ступню. Радуюсь победе. И получаю ещё две дырки в туловище. Ничего, зарастим. Технология-мамка, как говорится, заштопает. Замечаю, что оружие ощутимо дёргается от выстрела - без гравистабилизатора. Да что тут происходит?

Враг как-то странно дёргает ногой - и она обретает прежнюю форму! Никогда не слышал о такой технологии. А значит, надо отсюда валить. Впопыхах программирую «липучку». Маленькая примитивная гадость. Человек, с ней знакомый, отключит за полминуты. Незнакомый же… Кидаю.

Ловлю ещё две пули по ногам. Прыгаю. За борт. В прыжке успеваю увидеть, как рука противника резко выворачивается за спину. Потом у него вырастает горб. Потом… Потом мне в лицо летят солёные брызги, и я погружаюсь в самое роскошное море в своей жизни.

Включаю максимальную скорость, и, используя только мышцы, стилем «дельфин» ухожу к берегу. Погони нет. Странно. Достигаю берега мегаполиса без приключений. По пути гадаю - кто, и зачем мог устроить мне такую ловушку. Имперцы? С фига ли, да и обезвредили бы они «липучку» в момент. Наши - тоже не получается. Имплантант на отсечение - не они. И оружие, и тактика. Да и с «липучками» тоже знакомы. Сами, бывает, пользуются. В предусмотренных законом случаях.

Включаю корректор. На пляже, куда я вышел, многолюдно. Снимаю продырявленную одежду, остаюсь в плавках. Чего на меня так странно смотрят? Ах, да, это нудистский пляж. Сорри. Вспоминаю. Нуде-культура, распространена в мегаполисах и крупных городах. То есть, здесь можно ходить совсем без одежды. А можно и не ходить. У бродячего робота-продавца покупаю комплект местных шмоток. Пока не надеваю, старые сдаю в утиль. Они сразу же уничтожаются, питая энергией боя-продавца.

Открываю «чемоданчик», и, практически у всех на глазах, начинаю процедуру фальшивомонетчества. Система маскировки, разумеется, скрывает мои действия - для стороннего наблюдателя я, всего лишь, слишком долго копаюсь в кошельке. Наконец, требуемая сумма «найдена», я расплачиваюсь с терпеливо ждущим робобоем. Он производит исполненный достоинства поклон, отдаёт чек, и уходит.

Как-то мне это всё не нравится. Чувствую слежку. Приборы молчат, а чувство самосохранения орёт! Медленно встаю, и тут… Пляж взрывается. Звуковые волны под хренадцать гигагерц дезориетируют сенсоры, микроволны превращают людей в лопающиеся кровавые пузыри. Вот, значит, как меня решили вычислить. Пассивная оборона здесь уже не поможет. Ставлю все, какие могу, помехи, фиксирую точки излучения. Они динамические. Различаю тонкий свист скутеров. Может, это спортсмены. Может, с трудом, но верю - полиция. Но… Пятнадцать «самонаводяшек» уже в барабане. Это оружие паники, оружие первого встречного удара. Умные электронные головы сами находят цели. Вытягиваю руку - она превращается в шестнадцатиствольный лаунчер. Залп! Перезарядка. Залп! Звук стихает.

Я не знаю, куда и во что я попал. «Самонаводяшки» полностью автономны, и, никогда не отчитываются в своих действиях. Прохожу по пляжу, заставляя себя смотреть. Подмечаю мелочи. Вот у этой малосимпатичной особы были силиконовые титьки. У этой - задница. А у этой - встроенный микроволновый генератор. Ударом кулака раздрабливаю твари череп. На всякий. Переворачиваю следующую - ещё жива. Ну и ну, молекулярная защита!

Достаю «ката». Сейчас тебе будет очень больно. «Кат» сканирует нервную систему, и, автоматически определяет болевой порог. После чего использует полученную информацию. У жертвы белеют глаза. Если бы могла, она бы сейчас каталась по заблёванному калом песку, заходясь в диком крике. «Кат», однако, ей такой возможности не предоставляет. Минутная передышка - «кат» восстанавливает болевой порог. Сейчас жертва чувствует райское блаженство.

Один вопрос - «кто?» Мне надо спешить, пока не появилась полиция. Ответь на вопрос, и умрёшь без мук. Кто? Говори, сука. Я всё равно узнаю. Кто? «Кат» моргает лампочкой - психоблокада. Не скажет. Скажет! Повторяю вопрос. Микролазеры снимают показания с губ. Есть! Одно слово. Читаю, расплываюсь в улыбке. Всё ясно. Даю команду «взрыв мозгов». Никакой химии, чистый гипноз. Очень, однако, действенный.

Иду, не особо вслушиваясь в крики. «Взрыв» - долгая процедура. «Кат» отключен, дремлет в правом запястье в ожидании новой жертвы. Прыгаю в воду, в режиме «мурена» преодолеваю шестнадцать километров. Чувство опасности молчит. Кажется, оторвался.

– Корпорация «Энсин» приветствует Вас!

В голосе дежурной не слышно радости. Ещё бы, корпорация, проводящая 99% фемин-политики планеты, и тут - какой-то мужчина.

Что делать… Полный стелс невозможен - стереопроекторы создают полный «эффект отсутствия», но «масс-эффект» маскировать нечем. Я иду, оставляя ощутимые - кем надо - следы.

Иду по этажам, любуясь на картинки и голограммы. На них свободные, уверенные в себе женщины одаривают друг друга платьями, духами, и гигиеническими средствами.

Постоянно ловлю на себе косые ненавидящие взгляды. Наконец, это мне надоедает, и, в углу, где нет ни голо-, ни масс-датчиков, радикально меняю внешность.

В качестве образца выбираю блондинку с очередного плаката, рекламирующего какой-то журнал. Однако, пройдя ещё этаж, решительно меняюсь обратно. Косые «ненавижутебясамец!» взгляды меняются на прямые «какаякуколкапознакомимся?» вопросы и приставания. Хреновы лебезьянки! Или как вас там называли в старину?

Дохожу до цели на последнем этаже, дверь открывается мне навстречу. Ожидаю всего на свете, однако… Однако!

– Здравствуйте, Истребитель!

– Добрый день, Император. Каким ветром Вас сюда занесло?

Известные всему миру аккуратные усики, чёлка. Знакомая улыбка.

– Я больше не Император. Мне оставили жизнь в обмен…

Шевеление пальцами.

– …на некоторые услуги?

– Да. Оружие, технология. Заводы по производству. И вот здесь…

– …Вы прячетесь? Оригинально.

– Я понимаю Вашу иронию. Однако, место действительно выбрано очень хорошо. Кто ж знал, что сюда сунется одна моя бывшая подданная? И, следом за ней, влюблённый Истребитель. Мои люди запаниковали…

– Так это они хотели меня убить?

– Они защищали меня. К тому же, не все из них - люди.

Открывается небольшая дверь. Входит давешний бородач, чуть не убивший меня на яхте.

– Вот, познакомьтесь. Новое поколение роботов. Внутри жидкий, как амёба. С оружием вот у нас плохо, пришлось собирать на скорую руку.

– Ага. А база на луне - на самом деле - ваша.

– Наш наблюдательный пункт. Оружия, повторюсь, по секретному Договору о капитуляции, нам оставили очень мало.

Начинаю понимать.

– Так вам, собственно, была нужна Элэн?

Из той же двери выходит искомая. Смотрю на неё, не могу оторвать взор.

– Моё положение в этом мире очень шаткое. Убить я Вас не могу - неоправданный риск. Ведь если кто узнает, что я здесь… Поэтому, просите всё, что хотите.

– Всё-всё?

Элен вспыхивает. Краем глаза вижу, как начинают краснеть щёки, затем румянец продвигается выше и ниже. Это выглядит очаровательно.

Монарх переводит взгляд. Улыбается.

– И это всё?

– Диверсантка вспыхивает ещё сильнее. Об её уши, кажется, можно зажигать спички. Были в древности такие…

– Договорились. И, если что - обращайся.

* * *

– Ты этого не сделаешь!

– Сделаю.

– Не посмеешь!

– Посмею.

– Я тебя во сне придушу подушкой!

– Вряд ли.

– Ненавижу!

– Это лечится.

С улыбкой смотрю, как крошка Элэн засыпает под действием нейроанестетика. Она такая хорошенькая! И ещё - кто сказал, что синтетического счастья не бывает?

КОНЕЦ

 

Охотник

 

Глава 1

27.12.2024

Скоро Новый Год! Традиционные занятия вроде выпивона/закусона я полностью одобряю, однако, в канун праздников опять-таки традиционно поступают лучшие заказы. Вот и сейчас, стоило прилечь на диван с книжкой (бумажный носитель - блеск!), в ухе зажужжал противный сигнал зуммера. Специально оставляю его таким - будит на раз, да и вообще, не даёт пренебречь работой.

Ныряю в Вирт. Мой кабинет обставлен с рациональным минимализмом. На стене макеты оружия и голограммы добытых чудовищ. С противоположной стены не мигая, смотрит химера. Точно такая же висит над головой - на посетителя производит неизменно сильное впечатление.

Посетитель - худой рыжеволосый парнишка доходит до стола, и, заворожённый, останавливается. Я знаю, что он скажет.

– Ух, ты! Это Вы сами добыли?

– Конечно. Могу показать логи.

Протестующий взмах рукой.

– Что Вы! Я Вам верю! Я хотел…

Прихожу на помощь.

– Я Охотник. По желанию клиента отлавливаю в многопользовательских играх редких животных, и предоставляю в указанное место в живом, оглушённом, или уже убитом состоянии. В последнем случае плата, как правило, снижается. Так же мы можем заключить дополнительный договор на извлечение из убитых монстров редких ингредиентов и изготовление эликсиров.

Паренёк снова машет руками.

– Нет-нет-нет! Никого убивать не надо. Мне просто…

Мнётся.

– Просто надо доставить к нужному месту в одной МПИ собачку…

– Какую собачку? В какой МПИ?

Показывает фото. Ощерившись клыками на меня смотрит матёрый псевдопёс.

– «Сталкеръ»???

Понимаю, почему его так заинтересовала химера.

– Зачем тебе…?

От удивления забываю профессиональную этику. Клиент, впрочем, этого не замечает.

– Ну и куда эээ… доставить?

– У меня там дом, заброшенный в пригороде Чернобыля. В гараж.

Поднимает глаза. Дом у него заброшенный. В пригороде. Свой. Круто!

– Это личное. Я дрессировать её буду. У меня программы есть.

Ну, есть, так есть. Твои проблемы.

– Я назову её Цербер.

Да хоть Му-Му. Договариваемся об оплате, в конце разговора вспоминаю:

– Да, а как узнаю-то тебя? Кто ты там?

– Меня зовут Эйрон.

* * *

Быстро собираюсь. С лёгкой руки Сергея Лукьяненко центральный город Объединённого Виртуального Пространства называется Диптаун. Тысячи банков, магазинов, гостиниц, миллионы домов, и, наверное, миллиарды посетителей. Это и понятно - Диптаун скрадывает расстояния. Проще нырнуть в Вирт, и встретиться с другом, девушкой, заказчиком, чем терять время в реальных пробках, платить сумасшедшие деньги за авиабилет, а затем ещё и несколько часов маяться в салоне «Боинга» или «Туполева».

В Диптауне, как впрочем, и всегда, людно. На тихой улочке, где я снимаю виртуальный офис, это, правда, не отражается. Снимаю - это, конечно, громко сказано. Существуют фирмы, на определённых условиях предоставляющие бесплатный сервис. На стенах у меня должны висеть рекламные баннеры этой фирмы, есть ограничения по количеству одновременно находящихся посетителей, и прочая ерунда. Мне это не сильно мешает. Баннеры я снял в первый же день, всё равно их никто не проверяет. Ну а проверят - перееду на соседнюю улицу.

Останавливаюсь, соображая, куда дальше. Мне на Большакова 1, значит, сейчас пешком к остановке, затем на монорельсе до D.N.F., там пересадка, и, до конечной. Быстрее взять такси, но монорельс, зато, бесплатен. Гляжу на проплывающие внизу улицы. Думаю о задании. Достать программы для дрессировки виртуальных зверей не трудно. Сложнее пронести их на тщательно охраняемую территорию МПИ. Есть специальные люди, которые этим занимаются - контрабандисты. Вообще, с развитием рынка мультиплеерных игр, появилось много интересных профессий. Киллер, например. Выследит, и убьёт Вашего виртуального недруга. А лут принесёт Вам.

Центральное здание «Сталкера» впечатляет. Ржавая колючая проволока, искусно сымитированные бетонные развалины, значки радиационной опасности тут и там. Корпуса искусно разрушенных пятиэтажек, заводских корпусов, и прочих шедевров архитектуры двадцатого века тянутся по улице Большакова очень далеко. Вот офис разработчиков синглплеера, вот собственное издательство, киностудия…

Захожу, сразу иду в раздевалку. Во избежание проноса контрафактных программ прохожу вирусный контроль. Ухмыляюсь.

* * *

Вход традиционный - на Кордоне. Можно, впрочем, высадиться в деревне за Зоной Отчуждения, и преодолевать границу самостоятельно. Но по мне и эдак неплохо. Получаю ПМ и восемь патронов. Выполняю несложный квест и разживаюсь обрезом. Вообще-то, у Сидоровича в камере хранения можно оставить любое вооружение и снаряжение, вплоть до атомной бомбы. Но, тогда ежедневно за хранение с имущества снимается некий процент в денежном эквиваленте. Поэтому, настоящие сталкеры так не поступают.

Настоящие сталкеры прячут вещи в тайниках и администрация игры это всячески поощряет. Мест для тайников - превеликое множество. С одной стороны, если постараешься, всегда найдёшь место, где никогда никого точно не было, и, в обозримой перспективе, не предвидится. С другой - вещь, положенная в тайник, официально считается ничьей. И многочисленные группировки кладоискателей день и ночь перелопачивают кубометры земли, отваливают камни, роются на свалках, и - случается! - находят либо редкий артефакт, излечивающий любые раны, либо легендарную гаусс-пушку с кучей модификаций. Или просто крупную сумму денег. Эти чокнутые делятся между собой опытом, и, даже издают сообща «Вестник Кладоискателя».

С обрезом прохожу заветной тропой, стараясь не терять из виду Лагерь Новичков. Оттуда вполне может последовать погоня. И она, конечно же, следует. Что ж, будущие господа бандюки, повоюем! Официально, сталкеры не должны заниматься грабежом. И если я заявлю о подобном случае, ждёт их штраф, а также неминуемое разжалование, и перемещение в одну из группировок бандитов. Правда, по правилам заявить я могу лишь в том случае, если это нападение благополучно «переживу». У бандитов, кстати о птичках, тоже есть своя пресса: газета «Бандицкое Щастье» и серьёзный журнал «За Гаражами».

Меж тем, будущие бывшие сталкеры прибавляют скорость, опасаясь потерять меня из вида. Скатертью дорога. Вас двое, и стволов у моего обреза тоже два. Думаете, совпадение? На всякий случай, расчехляю ещё и «Макаров». Новенький, аромат оружейной смазки тревожит ноздри. Собственно, то, что делаю сейчас я - тоже незаконно. И риск угодить в круг читателей «Щастья» есть. Выкарабкивание из этой группировке происходит нудно и долго, чаще всего через вступление в наёмники.

Щёлкнула сухая ветка. Передний полубандит делает шаг и обнаруживает напротив своего носа два ствола. От неожиданности чихает.

– Будь здоров!

Наживаю курок. На таком расстоянии «Макар» ничуть не хуже Гаусс-пушки. На шорох стреляю ещё, резким перекатом меняю место. Вместо ожидаемого выстрела слышу, однако ругань. Грубую, и в чём-то даже матерную. Горе-Робин Гуд сидит, ухватившись за живот.

– Больно тебе?

В ответ ещё раз выслушиваю набор из тех же заветных слов. Пинком отбрасываю «Вайпер», приставляю ПМ ко лбу любителя чужих вещей.

– Ну что, Немандражуй Сбокузаходерович?

– От Немандражуя слышу! Я сообщу, и тебе каюк. Да тебя в зомби разжалуют нах!

– Да ну?

Вдавливаю Весёлому Кандёхе ствол в висок.

– У меня друг в администраторах! Он тебя в любом случае…

Дослушивать лень. Нажимаю курок, обыскиваю тушки. Ещё «Гадюка», пять гранат и патроны. У другого аптечки, еда, и водка. Водка, понятное дело, в сугубо медицинских целях. А еда - дань правдоподобию. Не поешь несколько дней - «умираешь». Откусываю ломоть колбасы, вприкуску с батоном на ходу съедаю. «Вайпер» поновее вешаю на плечо, обрез с прочим барахлом - в рюкзак. Более старый, подумав, оставляю возле хладных тел. Процесса ржавления в игре не предусмотрено, может, кто и найдёт.

Детектора нет! Ну да пока и места не очень опасные. Аномалии слабенькие, и видно их далёкенько. По пути не удерживаюсь и подбираю два малых артефакта. Пригодятся! Вот и речка. По-хорошему, ручей. Прохожу вверх по течению, достигаю приметного места, считаю шаги. Вот и большой подводный камень. Под ним в ямке тайник. В реальности, конечно, в такую нычку ничего особо не положишь - сгниёт, но в игре свои законы. Хлеб, к примеру, здесь не черствеет, хранится неограниченно долго, причём, в любых условиях.

Храню я, естественно, не хлеб. Достаю военный комбинезон, переодеваюсь. Старый аккуратно складываю - пригодится. Туда же бросаю ПМ и «Вайпер». Достаю модифицированный «Винторез». Знакомые контрабандисты подогнали мне в качестве оплаты за одно дело программку… В общем, теперь на нём бесконечный боезапас. Весьма удобно в дальних переходах. Вот если бы и еду было так можно…

* * *

Кстати о еде. «Выныриваю». Правилами игры допускается выход три раза в сутки на полчаса, и, раз в сутки на восемь часов. Добегаю до холодильника, быстро сгрызаю остатки курицы. Посещаю туалет и ванную (восемь часов - терпи!), и, глядя на секундомер, делаю несколько мелких неотложных дел.

Возвращаюсь, и, нос к носу сталкиваюсь с некрупным кабаном. Шок у кабанчика длится всего несколько секунд, но, мне этого хватает. Прихватив копыта, двигаю дальше. С копытами этими, кстати, смешная была история. В Первом Сталкере 2007 года они были, поэтому, ничтоже сумняшеся, их перенесли и в виртуал. Однако, после последовавшей лавины жалоб (откуда у сталкера в дальнем рейде ножовка?) их убрали. После второй лавины (В Первосталкере были, почему сейчас нет?) вернули. Однако сделали… на присосках. Из-за чего некоторые кабаны теряли их во время резких манёвров. А при попадании животинки в «птичью карусель» они отлетали в ста процентах случаев с характерным звуком «чпок!» Потом эту проблему решили, и сейчас они отпадают при резком изгибании под определённым углом.

По-прежнему иду лесом, избегая дорог и открытых мест. Именно здесь, на чуть-чуть «поднявшихся» новичках кормится основная часть «сталкеров большой дороги». Не то, чтобы я боялся схваток, просто лениво. Лута с трупов я, положим, насобираю много, но как его нести? Собственно, можно было вообще не заморачиваться, а воспользоваться системой перемещения между локациями - «караванами». Быстро и безопасно. Однако, участие в «караване» стоит денег, а я здесь, чтобы их зарабатывать, а не тратить. Поэтому, ножками. Вот и знакомый лесок, и приметная поляна. Вот и вход в землянку.

– Здорово, охотник!

– Привет, Недопере!

Недоперебитогоноживого я знаю уже, наверное, целую вечность. Одно время он работал здесь Проводником, затем перешёл на должность торговца. Однако что-то мне говорит, что служебными возможностями Проводника он, легально или нет, но пользоваться не перестал.

– Купи фотонку!

Это наша с ним шутка. Одно время он, пользуясь положением Проводника, приторговывал джедайскими мечами, фотонными бластерами, и прочими читерскими штучками. Был скандал, но Недоперебитого никто не сдал, и на подозрение он не попал. Из Проводников, правда, на всякий случай, ушёл. Вообще, Проводник - это одна из культовых фигур Первосталка, наряду с Доктором, Лисом, Барменом, Петренко, и прочими. Администрация игры разумно решила, что такие НПЦ должны быть уникальны, и, поставило на эти должности живых людей.

– Какие новости?

Сдаю артефакты, копыта, и излишек лута. Деньги, даже виртуальные, никогда никому не мешали. Тем более, у нелегальных дилеров их всегда можно поменять на реальные рубли.

– На хуторах химера шалит. Не ходи туда.

Плохо. Мне как раз через них идти. Обход - слишком далеко и долго.

– Мужики в рейд собрались не неё. Человек сорок. Может, и грохнут.

Большие сомнения у меня насчёт того, кто кого грохнет, но молчу.

– А ещё, слышал, Тихий с ними пойдёт.

А вот это уже серьёзно.

– Мяукала что ли громко?

Снова смеёмся. Это ещё одна шутка для посвящённых. Сталкер Тихий, заночевав однажды в заброшенном кирпичном доме, был разбужен решившей остановиться там же шумной бандитской компанией. Спал он, не выходя в реал, и, естественно, очень разозлился. Бандитский клан тогда был вырезан весь, последний был пойман и убит аж возле Армейских Складов. На все вопросы он тогда, помнится, отвечал:

– Шумели! Спать мешали.

За что и получил прозвище. Ну, раз Тихий там, может, и удастся пройти. Да, чуть не забыл. Показываю Недопере фото пса.

– Ты не знаешь, где такие зверушки водятся? Поближе вот к этому квадрату.

Недоперебитый хмурит лоб и морщит брови.

– Совсем чтоб поблизости - такого нет. А вот здесь и здесь…

Рисует на карте окружности. Всматриваюсь, запоминая.

– Ещё что-нибудь?

Оставляю на прилавке некоторую сумму денег. Вторая статья доходов экс-Проводника - это информация. Выхожу, плотно затворив дверь. Погода чуть портится, что хорошо. Если пойдёт дождь, химере будет труднее меня выследить. А что она попытается, в этом сомнений нет. Эти сорок дураков для неё - работа на пять минут. Правда, Тихий…

Дальше идёт сплошной бурелом, и, тропинка, всё-таки выводит меня на дорогу. Невдалеке, на холмике горит костёр. Ещё одна дань традиции игры - в топливе местные костры не нуждаются совершенно, да и загасить их ещё никому не удавалось. Группка сталкеров - пять человек - смотрят на меня с немым вопросом. Показываю пустые руки - мир.

Как таковой, отдых в игре не нужен. В реальности я же не ломлюсь через лес с тяжёлым рюкзаком на спине! Но, мне нужно подождать. Если Тихий не угрохает химеру, значит, химера угрохает Тихого. И тогда на ПДА поступит сигнал: «Погиб сталкер». Жду десять минут, двадцать. От нечего делать вслушиваюсь в разговоры.

– Семецкий погиб.

Негромкий смех. Шёпот:

– А вон тот, что последним подсел, какой-то молчаливый и неразговорчивый.

– Думаешь, бот?

– А как проверить?

– Жди, когда фразу про сапоги и про хабар скажет!

В этот момент на ПДА приходит сообщение: «Всем, кого касается. Только что сделал химеру. Проход на хутор свободен.» Встаю с громким:

– Эх, а колбасу и батоны, блять, нынче хуёвые стали делать!

Прохожу мимо разинутых ртов и круглых глаз.

Тихого я уже не застал, однако, на месте логовища химеры побывать всегда любопытно. Обозреваю остатки группы. Один, два… Десять человек. Повезло дуракам. Осматриваю всё, что мне как охотнику интересно, и иду себе дальше. И вдруг, из придорожных кустов…

– Мяу.

Кошек здесь нет! «Винторез» навскидку, уже понимаю, что опоздал, и тут вижу котёнка. Он доверчиво заглядывает в глаза, трётся об ногу, и снова шепчет:

– Мяу…

Быстро, пока никто не видит, хватаю детёныша химеры, и засовываю в рюкзак. Котейко сразу же начинает урчать, найдя припрятанный батон колбасы. Я не боюсь грязи, всё-таки, это Вирт, а не реальная жизнь. Здесь кошкам туалет без надобности. Да и съест он ровно столечко, сколько отведено базовой программой. И не порвёт ничего. Идеальный котик.

Однако, что же мне с ним делать? На охоте он, положим, большой помехой не будет. Ну а дальше? Сдать при выходе Сидоровичу? Так ничего и не придумав, двигаюсь дальше. Остаток пути до логова слепых псов прохожу без приключений. Логово располагается в длинной, поросшей жухлой травой балке.

Конечно же, с радостным лаем на шум шагов вылетает вся стая. И - вожак - коричневый с чёрными подпалинами красавец псевдопёс. Сразу же пытается отвести мне глаза, но - я опытнее - валится, простреленный двумя пулями. Валю ещё двоих «слепцов», и вдруг, с жутким воем, сжигая резину, стая резво разворачивается на пятачке, и даёт дёру в совершенно противоположном направлении. Раненый вожак поднимает голову. Я не знаю, что именно он рычит вслед предателям, но уж точно не хотел бы услышать ничего подобного в свой адрес. Однако, а чего это они?

– Мяу!

Котёнок вылез из рюкзака, и обозревает мир, опершись при этом мне на затылок. Я вижу, как раненый псевдопёс пытается отползти от детёныша химеры, двигая уцелевшими лапами как вёслами. Убедившись в бесплодности этого занятия, просто утыкает морду в песок, и прикрывает её правой передней. Левая, очевидно, не двигается. Помог ты мне, котик! Чешу химерёнышу за ухом. У бывшего вожака, одним глазом «сквозь пальцы» всё же обозревающего реальность, от такого моего поведения окончательно срывает крышу. Он начинает робко скулить и жалобно вилять хвостом.

Картинка. Достаю загодя приготовленные верёвки, быстро и крепко связываю чудовищу лапы. Потом за них же подтаскиваю к трупу «слепца». Повинуясь программе, будущий Цербер начинает жрать, постепенно восполняя здоровье. Котейко, до этого топтавшийся у меня по плечам, спине и голове, спрыгивает, и, важно идёт к другому убитому «слепому». Кушает киса не спеша, с достоинством. Поймав робкий взгляд собакоида, тут же делает в его сторону «пальцы веером», отчего уже почти поправившийся зверь по второму кругу впадает в истерику.

Ладно, кису на плечо, псевдопсину - на второе. Идти осталось километра полтора.

В здешней реальности Эйрон оказался кряжистым хмурого вида мужиком в одежде полувоенного образца. У входа в особняк (есть у меня домик…) меня встретила охрана, но, повинуясь неслышимой для меня команде, молча пропустила. Однако! Имущество в «Сталкере» стоит денег, а недвижимое, да ещё и очень хорошее - просто сумасшедших бабок. Да, не прост ты, Эйрон, ой, не прост!

Лицо у непростого Эйрона, однако, совершенно преображается, а глаза загораются, когда он видит добычу.

– Цербер! Ты точно такой, как… Как я и мечтал.

Принимаю деньги (виртуальные, реальные поступят потом), и, не подумав, брякаю:

– А котёнок не нужен?

Видя, что меня не поняли, достаю из рюкзака. У Эйрона отваливается челюсть.

– Сколько?

Только и может произнести он. И тут я совершаю второй необдуманный поступок.

– Да бери так! В придачу.

Эйрон долго и очень пристально смотрит на меня, пытаясь понять причины моей щедрости. Я и сам пытаюсь их понять. То ли претит сама мысль, что можно продать такое чудо?

– Кстати, не порвёт он его?

Кто кого не уточняю.

– Нет-нет, они станут друзьями! В программе такая опция есть.

Эйрон всё смотрит мне в глаза, как будто хочет увидеть там что-то новое. Я откланиваюсь, и иду к выходу.

– Подожди!

Подходит. И жмёт мне руку.

– Спасибо. А это тебе!

На ладони у него маленький, чуть меньше чем ПДА, пульт. Программа дрессировки!!! Она же бешеных денег… Не решаюсь взять.

– Бери! Копия у меня есть.

Она ещё и копируется! Заставляю себя сжать пальцы на девайсе.

– И ещё. Тут, в общем, ко мне сигнал поступил. О незаконном нападении.

Начинаю соображать.

– Так это ты тот администратор?!

Блин, бежать некуда.

– Да. Как я понял, они сами были виноваты?

Ещё бы они не были. Бурчу:

– Разбойством промыслить хотели.

Долго думает.

– Ладно, я с ними разберусь. Ну, а ты, охотник, отныне мой друг. Заходи в любое время.

Понимаю, что пора откланяться.

– Кстати, может, просьба какая есть?

– Оставь котёнку максимальный уровень симпатии! Ко мне, естественно. Может, встретимся ещё.

 

Глава 2

Деньги по контракту получены солидные. Думаю, на что бы их потратить, как вдруг - снова вызов. Эйрону что-то не понравилось? Однако, вместо него вижу кое-кого другого. Мощная фигура, чёрная ряса… Кого ты послал ко мне, Боже? Если серьёзно, то я к религии очень хорошо отношусь. Нужное они дело делают, ответы на разные интересующие вопросы о смысле Бытия, опять же, у них всегда получить можно. Да и вообще - не за деньги работают ребята.

– Здравствуйте, охотник!

Голос сильный, окающий, с южнорусским произношением буквы «г». Южная или Малая Россия.

– И Вам не хворать, батюшка.

Неужели и Святую Церковь виртуальные игры интересовать стали?

– Я к Вам по делу.

– Внимательно слушаю.

– Мы знаем, что Вы к Христианскому Братству очень хорошо относитесь.

На лбу это у меня, что ли написано?

– Мы проверили… у себя. Так вот, прямой вопрос - верите ли Вы, так сказать, в общем, или буквально?

– Эээ…

– В существование рая и ада - верите?

Лихорадочно думаю - верю или нет. Получается, скорее - верю.

– Скорее верю!

– Так вот…

Батюшка явно не знает, как перейти к цели беседы. Пытаюсь угадать:

– В какой-то игре появилась особенно богомерзкая тварь? Завалим, не вопрос. Или где-то над обликом Спасителя издеваются? Помогу, только это скорее…

– Да не. Тварей, то есть, таких много, но мы на мелочи внимания не обращаем. Здесь другое… Решается.

– В общем, силы Тьмы активно осваивают виртуальное пространство!

– ???

– На Земле мы им ходы-выходы худо-бедно перекрыли, а вот виртуальность долгое время всерьёз не воспринимали.

Вот как? Это становится интересным. А в самом деле, какая им разница, где являться?

– Уже наблюдалась порча, наложение проклятий, даже вселение. Ну и, конечно, вербовка.

– Вселение в виртуального персонажа?

– В том-то и дело, что в реального. Никакой ведь разницы нет, где именно душу злу открываешь. А в Вирте возможности очень широкие.

– А что, соответствующий договор и виртуальной кровью подписать можно?

– Только реальной. Но договориться об этом можно где угодно.

– Так а чем я могу…?

– Попадая в Вирт, они вынуждены подчиняться его законам.

– Так…

– По сути своей они не являются людьми.

– А?…

– Они - твари. А ты - лучший охотник на кибертварей!

Настала пора загордиться?

– Из тех, что мы знаем.

Пожалуй, ещё не настала.

– А чем я их…

– Крест, святая вода? Мы работаем над этим. В среде хакеров у нас тоже есть свои люди.

– Освящённые программы????

– В общих чертах - да. А вообще, их можно и обычными. Законам Вирта, как я уже говорил, они вынуждены подчиняться. Так вот - первое задание. Возьмёшься?

– Да!

– Иного я и не ожидал. Вот в этой МПИ (показывает название) поселилось вот что (показывает фото).

Блин, и почему я не удивлён?

– Так что, прямо в ад?

– Не. Она поблизости от входа крутится.

– Ладно, сделаю. Без оплаты, разумеется. Служение Добру - сама по себе награда.

– Даже так? По оплате мы всё же ещё поговорим. А сейчас - вот подробные планы. И описания: как выглядит, где и когда видели.

Внимательно изучаю. Вот здесь я был, и здесь… А вот тут всё поменялось.

– Ладно, изучайте. Бог Вам в помощь. Завтра ещё зайдёте в РПЦ. В реале. Спросите меня.

– А как Вас…?

– Зовите просто - Сержант.

С достоинством уходит, подметая пол широкой рясой.

* * *

Захожу за последними инструкциями. Здание РПЦ напоминает… что-то историческое, византийское, что ли. Подхожу к широкой парадной лестнице…

Тонированные стеклянные двери одновременно распахиваются. Все двадцать пять. Из них выходят двадцать пять одинаковых, как патроны в рожке, но, в то же время чем-то неуловимо разных, с серых строгих костюмах и с плоскими чемоданчиками типа «дипломат» молодых, подтянутых мужчин. Ещё не поняв, в чём дело, по инерции делаю шаг вперёд. Смазанное молниеносное движение - и двадцать пять серых чемоданчиков превращаются в двадцать пять короткоствольных лазерных автоматов «Кемерово». Двадцать пять пар серых глаз с неумолимой точностью рассчитывают моё следующее движение, двадцать пять пальцев ложатся на спусковые кнопки…

– Стойте! Уф, успел…

Незнакомый человек торопливо взбегает вслед за мной. Небрежно кивает терминаторам:

– Это свой!

Те сразу же становятся абсолютно равнодушны к моей персоне. Чувствую, как холодная струйка пота стекает по спине. Это ведь не виртуал! Тут респаун не предусмотрен.

– Игорь!

Машинально пожимаю руку.

– Тебе известен, как Сержант. Извини, что задержался. Пробки.

– Ты тут живёшь?

– Командировка. Я в Ростове, вообще-то, обитаюсь. Только что прилетел.

Проходим мимо молчаливых стражей. Киваю:

– А это…?

– АГБ. Тут такое… Сейчас расскажу. Ты как, вообще?

– В порядке.

Проходим по длинному коридору. В конце скромная неприметная дверь. Без номера и надписей.

Стол, два стула, ряд книжных стеллажей. Аскетический минимализм.

– Понимаешь, тут случай произошёл… С одним чиновником из АГБ. Сунулся он, в общем, в ту самую игру…

Начинаю понимать.

– Проклятье? Порча?

Игорь качает головой. Вселение???

– Вселение. Распознали его. Система контроля сработала. Что-то у него поменялось в сетчатке глаза, что ли…

– И что?

– Дело тёмное. Нас позвали уже, когда всякие непонятные вещи стали происходить…

Чувствую, что чего-то не договаривает.

– Так эти, из АГБ - твоя охрана?

Сержант скромно кивает.

Ничего себе сержант!

Игорь тем временем расстилает на столе потрепанную карту-схему.

– Кое-что изменилось. Вот отсюда и отсюда тебе лучше не заходить. Кармак - авеню может быть под наблюдением, и Ромеро - стрит тоже. Лучше всего через Квейк - Сити, и, прямиком на АйДи - бульвар. Вот в этом месте МПИ тебя встретит наш - маленькая заминка - человек.

– Как я его узнаю?

– Пароль - «Хьюманс».

* * *

Телепортируюсь в пространство игры. Противовирусный контроль менее заметный, чем в «Сталкере», но, наверняка, не менее строгий. В самом начале локации стоят несколько человек в стандартных костюмах космической пехоты ООН.

– Эй, думер!

Оборачиваюсь. Как он опознал во мне русского? Чувствую себя идиотом - я же при входе поставил галочку напротив «Русский сектор».

– Чего тебе?

Не торопясь, подходит. Движения нагловатые, уверенные.

– Пойдём вместе? Нас уже - движение пистолетом - человек десять будет. С тобой если.

На рискованное движение оружием никто внимания не обращает - здесь всё ещё «файр-фри» зона. Думаю. Вместе, конечно, веселее… Но, чем-то ты мне не нравишься. Внимательно вглядываюсь. Где-то я эту личину видел… Ну конечно!

– Что, со Сталкера друг-администратор выгнал? Отвали, придурок!

Немая сцена. Толкаю неудачника плечом, и прохожу, насвистывая «Не плачь, Сюзанна!» Уже дохожу до первого сингл-портала, когда вслед несётся обиженное:

– И вовсе не выгнали! В бандитах вообще лучше! Возможностей больше!

Ага, рассказывай сказочки.

Ныряю в портал. Выныриваю, и, тут же сталкиваюсь с Васей. Вася - это тренировочный зомби на самой первой локации. У него нет оружия, и он, при своей устрашающей внешности, совершенно безобиден.

Официально он именуется «тренировочный бот Джон Ду», но, в русском секторе его кроме как Васей никто не называет. Интуиция подсказывает проверить Васину спину. Так и есть! Приклеенная пятнистым армейским скотчем, на спине висит записка. Читаю: «Если нет у вас коня, то садитесь на меня!» Щёлкаю Васю по носу, и иду дальше.

Дальше начинается тёмный коридор. Беру пистолет наизготовку. Вот и первый настоящий зомби. Аццки расхохотавшись, он приглашающе показывает на свою, едва прикрытую лохмотьями, грудную клетку. Стреляй, мол! Этот прикол я тоже знаю - если действительно начать стрелять ему в указанную локацию, он будет с душераздирающими криками и зубовным скрежетом пятиться, а из спины будут красиво вылетать клочья. Некоторые так увлекаются этим зрелищем, что расстреливают боезапас до последнего патрона. И вот тогда…

Но я не некоторый. Я поднимаю оружие выше, и делаю один-единственный хэдшот. Зомби ухитряется изобразить всю грусть мира, и, красиво раскинув конечности, падает. Станиславский, блин. В тайнике на углу обнаруживаю шотган. С тремя патронами. Закидываю его за плечо, где он тут же пропадает. Теперь он появится, если быстро дёрнуть за портупею два раза. Не самое изящное решение, но, бегать с кучей тяжелых, гремящих, сползающих, натирающих плечи и бьющих по спине стволов ещё хуже.

Ощущения здесь, кстати, модулируются превосходно. Разумеется, в рамках ИБП - индивидуального болевого порога. То есть, засевшая, скажем, в руке пуля будет восприниматься как крупная заноза. Не опасно для сердца и нервной системы, но, вместе с тем достаточно неприятно, чтобы подставляться в следующий раз.

Прохожу всеми поворотами и заворотами «Тропы Одиночек», и попадаю в Тёмный Зал. Здесь, собственно, и начинается многопользовательская часть игры. Зал действительно тёмен и подозрительно тих. Вопрос: если бы я не был я, и решил бы организовать засаду на меня, где бы я от себя спрятался? Ответ: Конечно, под лестницей! Вычисляю точку нахождения головы предполагаемого противника, и, стреляю. Сразу же включаю фонарик. Эвона! Подождать меня решил. Какой же ты злопамятный! Нехорошо так.

Обыскиваю невезучего, нахожу гранату и немного патронов. Никакой еды здесь, естественно, не водится, живи в игре хоть до посинения. Пока реальной пищи не захочешь.

Отстреливая редких пока монстров, дохожу до точки гипотетического рандеву. Жду. Я на открытой площадке, и мне это совсем не нравится. Воон из того коридора как кто-нибудь выскочит…

Бум! Ощущаю подземный толчок. Бубум! Сильнее. Бам! Соображаю, что это шаги. Из того самого подозрительного коридорчика на меня движется нечто. Ёмаё! Если бы я захотел ударить ЭТО по морде, мне пришлось бы вызвать вертолёт. Этот чудищь, как минимум, уровня с двадцатого, а то выше. Чего ему тут надо??

Два раза дёргаю за портупею, жывотное неуловимо быстрым движением перехватывает мой шотган, закидывает в свою чудовищную пасть, и, с хрустом разгрызает. Сыто икнув, и, поковырявшись загнутым когтем в зубах, извлекает на свет Божий сплющенный человеческий череп и прицел от чьей-то снайперской винтовки.

Затем прижимает меня лапой к стене, и, вплотную приблизив к моему лицу свою монструозное хайло, рявкает:

– Хьюманс!

Челюсть у меня отвисает, наверно, до колена. Вот тебе и посланец Светлых Сил! Посланец меж тем аккуратно меня отпускает, и, уже нормальным человеческим голосом представляется:

– Андрон. Агент под прикрытием.

Ничего себе прикрытие! Начинаю соображать:

– Ты здесь юником работаешь?

Так непочтительно мы именуем тех, кто работает в играх уникальными монстрами. В самом деле - если обычного бота довольно легко перехитрить, то опытного, натасканного на данную игровую ситуацию, знающего локацию как свои пять пальцев юника…

– Ага.

И, сразу же переходит к делу:

– Вот, просили передать.

Достаёт бронежилет, «рельсу», и энергетический щит. Удивляюсь.

– Не на мамонта, чай, охочусь? Тут пройти-то… И завалить мелкого.

Снова густым басом:

– Не спорь со старшими!!!

И, нормально:

– Надо, чтоб всё без сучка, без задоринки. Да, и примерь вот это.

Разворачиваю маленький пакетик. Там лежит серебряный крест на серебряной же цепочке, и - контактные линзы! Никогда не носил контактных линз. Сопровождаемый консультациями юника, кое-как справляюсь. Удивлённо моргаю - линзы не ощущаются на глазах совсем!

– Теперь ты будешь видеть больше!

С этими загадочными словами чудовищ с кряхтением встаёт, и, на ходу почёсывая нижнюю часть спины, направляется в коридор.

– Пока! На двадцать первом уровне свежее мясо подошло, ха-ха-ха!

Видеть, и, правда, стал лучше. Кроме того, возникло ощущение, что вижу одновременно ДВЕ реальности. Потряс головой. Прошло.

С «рельсой» наизготовку иду по захваченной аццкими монстрами военной базе. Встречаю копию давешнего зомби. Тот по привычке стучит себя в грудь, но, увидев «рельсу», говорит тихое «ой!», и делает попытку слинять. Не трачу дефицитных в данной локации боеприпасов. Достаю пистоль, и делаю «хэдшот сзади».

Далее, враги перестают попадаться совсем. То ли другие игроки идут тем же маршрутом впереди меня, то ли у здешних обитателей хорошее «сарафанное радио». Без помех дохожу до места обитания нечистого. А как же я его найду??? Решаю - буду отстреливать всё, что шевелится. Кладу палец на спуск.

– Боец, помочь чем-то?

Девушка. Красивая брюнетка, улыбается. В форме космопехоты. Зачем-то сняла шлем. И тут у меня в глазах снова начинает двоиться, и я вижу - зачем. Без жалости разряжаю рейлган в оскаленную, с выпученными глазами харю.

Дохожу до портала, записываюсь. Выхожу на АйДи, дышу. Вдох-выдох… Затем, вспоминаю правила конспиг’ации, и, оговоренным маршрутом иду в представительство РПЦ в Диптауне. Здание походит на свой реальной прототип как две капли воды. Зачем-то считаю входные двери. Тоже двадцать пять.

Вхожу. На том месте, где в реальности видел затемнённую будочку с охранником, стоит ангел. Обыкновенный, с мечом. Лицо одухотворённое, смотрит золотистыми глазищами вдаль. И, вот не знаю чем - напоминает давешних спецназовцев из АГБ. Дальше по коридору - ещё один. И ещё. Через каждые десять-пятнадцать метров. Последний - у заветной двери. Проходя мимо, не удерживаюсь, и беру «под козырёк». Ангел насмешливо смотрит на меня, его губы шевелятся, и, я скорее угадываю, чем слышу:

– Хьюманс…

Влетаю во временное пристанище Сержанта. Он что-то пишет. На пергаменте. Гусиным пером. Поднимает добрые глаза:

– Вернулся?

И тут моё зрение снова выкидывает выкрутас. Над головой «писателя» я вижу отчётливый нимб, а за спиной… Резко мотаю головой. Сержант смотрит с любопытством:

– Что-то привиделось?

Не люблю вопросом на вопрос, но.

– Что вы мне дали? Любые модификации должны были уйти с игрой!

Сержант загадочно улыбается.

– Андрон!

Давешний ангел вплывает в дверь.

– Обьясни товарищу…

И Андрон объяснил. Да, похоже на то, что я и в реальной жизни теперь буду видеть больше. А вот как Андрон может одновременно находиться в двух местах, я так и не понял.

 

Глава 3.

– А я говорю, что я не убийца! Я охотник.

Клиент рано утром первого января. Ох, млин.

– А я говорю, что они не люди! Грязные тролли, мерзкие гномы…

– …и люди.

Эх, не надо было столько пить.

– А люди - вообще! Самые гнусные из животных!

Башка после новогодних возлияний просто разламывалась на части.

– Я охотник. А вам нужен - киллер!

– Киллеров мы уже всех наняли, кого могли. И многих охотников тоже. И не надо так скептически хмурить брови!

Высокий смазливый эльф, похожий одновременно на всех героев манга, рассерженно роется в ридикюле. Достаёт блокнот, ручку, и пишет цифру.

– Это-оплата. В рублях по курсу. Это - меняет дело?

Предыдущая работа, щедро оплаченная АГБ, конечно, значительно поправила моё материальное положение, но…

– А что надо делать?

– В полдень Орда пойдёт в наступление. Мы хотим его сорвать. Не скрою, тут у меня личные мотивы. Какие - вам знать необязательно.

Я ещё раз посмотрел на сумму.

– И?

– Я договорился с группой хакеров. За несколько дней до наступления они перебросят в Эльфвилль большую партию оружия из других игр.

– А зачем вам я?

– Вы не понимаете? Винтовки, пулемёты, артиллерия - мы совершенно не умеем с этим обращаться! Кстати, Вы водите танк?

* * *

С пригорка Эльфгорн производит впечатление райского местечка. Корреспондент «Эльфийской Правды» захлёбывается эпитетами:

– Прелестно, замечательно, восхитительно! Что это, как не полигон будущего? Бесконфликтное райское место, где нет насилия, вражды, и ксенофобии! Где эльфы и хоббиты сообща учатся состраданию и сопереживанию, где царит мир, гармония, и покой! К сожалению, такое положение вещей не устраивает врагов Альянса - мерзких троллей, гадких двуличных людей, и подлых, только недавно примкнувших к Орде гномов.

Камера делает крупный план, давая возможность зрителям оценить точёный профиль и умелый макияж корреспондента.

– Кстати, именно сейчас…

– Бабах!

Первая Эльфийская Гвардейская Миномётная Батарея наносит удар. То ли ошибаются остроухие артиллеристы, то ли местные законы физики отличаются от стандарта, но, первый же залп МЛРС сносит правый фланг эльфийского войска.

Камера, по-прежнему обращённая в сторону остроухой корреспондентки, фиксирует её отпавшую челюсть. Глаза, и так непропорционально большие, увеличиваются вдвое. И тут начинается!

Эльфийские крейсерские танки, на полной скорости вынырнувшие из-за ближайшего пригорка, врезаются в толпу гоблинов. Разворачиваются, утюжа, и вкапывая в чернозём всё, что не говорит по-эльфийски, и противится установлению Всеобщего Мира.

Звено «Апачей» проходит на бреющем над позициями гномов. Гномы разряжают мушкеты, что интересно - один вертолёт сбит. «Апачи» идут на повторный заход, и тут, из небольшой рощицы выползает «Шилка». Счетверённая двадцатитрёхмиллиметровая пушка, радар, а на боку - эмблема Орды! Похоже, тут у многих есть знакомые хакеры.

За первой «Шилкой» выезжает вторая, третья, они расходятся веером, на ходу опутывая «мирные» эльфийские вертолёты трассерами очередей. Один «Апач» разваливается в воздухе, остальные падают на землю сравнительно целыми.

Камера в дрожащих ручках фиксирует, как тролли ручными гранатомётами выносят отряд эльфийских «Абрамсов». Второй отряд попадает в засаду. Т-95 с пяти километров управляемыми снарядами своей длинноствольной стапятидесятимиллиметровой пушки срывают «Абрамам» башни, и отшвыривают их к эльфийской бабушке. Появляющиеся над полем боя Як-141 без вопросов убивают F-35 вместе с примкнувшими к ним F-36.

Мы сидим в засаде со своими винтовками калибра 5.45, и ничего не делаем. Про нас забыли. И наблюдаем творящееся великолепие. Вот отряд эльфийских лучников, сговорившись, осыпает стрелами БТР-80. Вспомнив, как рассчитывается ущерб в большинстве игр, улыбаюсь. Подтверждая мои предположения, БТР окутывается чадным пламенем. Хмурые закопченные гномы с АК74 в коротких мускулистых руках вылезают через задний люк, и мигом организовывают технологически отсталым противникам локальный показ Кузькиной Мамы.

Кстати, помяни Кузькину Мать… Высоко над полем боя, ярко блестя в лучах местного светила, ползёт неторопливый Б-52. Вот от него отделяется тёмня точка, раскрывается купол… Интересно, сколько лет после этого здесь не будут расти мэлорны? Бросаю корреспондентшу на землю, закрываю своим телом. Ору:

– Ногами к взрыву, мать вашу!

Многие успевают.

* * *

Симпатичная долинка превратилась в довольно жуткое место. Весь зелёный покров как будто срезало гигантскими ножницами, а потом ещё и подравняло напильником. До эпицентра по моим приблизительным подсчётам около пяти километров, и, я рассчитываю, что радиация должна меня прикончить довольно быстро.

Взяв автомат наизготовку, отправляюсь отрабатывать деньги. Первыми мне попадаются гномы. То ли близкий ядерный взрыв приводит их в лёгкое замешательство, то ли они вообще не очень хорошо умеют обращаться с современными огнестрелами, но «делаю» я их довольно быстро. Зачистив угрюмых малорослых бородачей, обращаю внимание на разбросанные всюду деревянные ящики. Вещество внутри оказывается незнакомым ни на запах, ни на вкус, но, судя по маркировке, является взрывчаткой.

Вдалеке слышу голоса, по характерному «блатноватому» выговору опознаю орков. И решаю устроить оркоцид. Дым, стелящийся понизу, до поры до времени делает меня сложноопознаваемой целью. На горбу перетаскиваю эти проклятые сорок два ящика, провожу некоторые манипуляции с гранатой и кусочком проволоки. Всё.

– Эй, ребята, закурить не найдётся?

Двадцатикратное «А?», «Чё?», и «Чёзанах?» греют мне душу. Старательно, чтобы увидели все, показываю оттопыренный средний палец. Успеваю услышать злобное «ЫЫЫ!!!», и, резвым кабанчиком рулю в сторону. Тяжёлое «Топ-топ» за спиной убеждает в правильности выбора. Теперь - не прозевать «растяжку». Вижу знакомую проволочку, и, резко ускоряюсь. К сожалению, не успеваю. Тугой кулак спрессованного воздуха влупендыривает в спину, и, я наслаждаюсь чувством полёта.

Хорошая новость: от отряда орков ничего не осталось. Плохая новость: Я приземляюсь недалеко от компании четырёх эльфов. Американского оружия при мне нет, нашивки обгорели, сейчас я для них просто человек. В больших открытых миру красивых глазах отчётливо вижу отношение ко всем грязным, подлым, двуличным, лживым людям вообще, и к моей скромной персоне в частности.

Вот, первый из них, одним, преисполненным совершенства движением острой блестящей катаны, отрезает мне правый рукав. Другой, с нечеловеческим изяществом, тут же срезает левый. Да, долго вы тренировались, ребята! Третья тоже достаёт какую-то вострую железяку, и, направление её взгляда мне очень не нравится.

С размаху хлопаю себя по лбу. Как я мог забыть? Воистину, близкие ядерные взрывы плохо влияют на соображабельность.

Широко, как только могу, улыбаюсь. Чётко выговаривая слова, произношу:

– Не стреляйте! Я парламентёр! У меня срочное послание о капитуляции людей!

Вижу расслабление на красивых рожах, осторожно лезу за пояс, быстро достаю пистолет, и пристреливаю всех нахрен. И вспоминаю, что на всякий подобный случай мне выдан специальный «эльфячий» медальон. Опять с размаха хлопаю себя по лбу. Ещё раз - и будет шишка.

Однако, я ещё жив. А значит, либо здешний движок радиацию не поддерживает, либо относит её проявления к недопустимым по силе воздействиям. Что это значит? Наверное, когда влияние излучения достигнет некоей критической отметки, я просто «умру». Пытаюсь вспомнить зависимость уровня излучения от расстояния до эпицентра. И, в этот момент меня настигает пуля снайпера.

* * *

– Прелестно, замечательно, восхитительно!

Эльф рассматривает видеорепортаж. Оказывается, после моего «спасения» репортёрши, она ходила за мной, и, с безопасного для себя расстояния снимала мои подвиги.

– Мы удваиваем, нет, утраиваем гонорар. А говорили - простой охотник!

О последнем эпизоде моей боевой карьеры ни он, ни я тактично не вспоминаем.

Порывисто протягивает чек. Осторожно беру. Там, в реальном мире, деньги перекачиваются мне на счёт. Мигает надпись: «Трансфер завершён».

– Вы всех убили, очаровали, околдовали! И, знаете что? Скоро мы планируем повторить операцию, правда, гм…, в более скромном масштабе… Я предлагаю вам принять в ней участие. За двести, нет, двести пятьдесят процентов от сегодняшней суммы!

Скорбно закрываю рукой глаза.

– Вы знаете, эта бойня… Она заставила меня пересмотреть точку зрения на такие вещи, как война, и вражда. Я принял решение - я хочу, чтобы в моей душе не было места этому отвратительному животному насилию!

Слышу всхлип. У эльфа увлажнились глаза, корреспондентка за его спиной откровенно рыдает. Пожимаю протянутую руку, провожаю до двери. Напоследок эльфийка стеснительно чмокает меня в щёку.

В сущности, они ведь неплохие люди. Ну не мог, не мог я им сказать, что полчаса назад уже принял приглашение участвовать в этой битве. На стороне людей. За триста процентов.

Пересчитываю деньги, и, муки совести растворяются в житейских заботах. Компьютер у меня вживлён слабенький. Относительно, конечно. Ещё пара таких операций, и, можно идти к Соло - вживлять новый.

С хорошим компьютером и о гуманизме думается лучше.

 

Глава 4

Ресторан в Диптауне - это не место, куда приходят подкрепиться. Виртуальная еда хоть и вкусна, но не насыщает, кроме того - противопоказана страдающим гастритом, язвой желудка, и прочими подобными заболеваниями.

В виртуальные рестораны ходят общаться. Вот и сейчас, я сижу в баре «Сто рентген», и общаюсь с Егором Бондаренко, известным в мире «Сталкера», как Бондор. Бондор - бандит. Жёсткий, безжалостный, и беспринципный. А Егор Бондаренко - мой друг. Я не знаю, сколько ему лет в реальном мире, но в виртуальном он ведёт себя разумно и рассудительно.

Я рассказываю ему приключившуюся в Эльфостане историю, он задумчиво кивает. Хмурит лоб - уже прикидывает прибыль от отправления в эльфийско-гномские разборки десятка-другого бандитов. Им - бесплатное развлечение, Егору - материальный достаток.

Записываю ему адрес эльфа. Отхлёбываю из высокого бокала, морщусь: привиделась мчащаяся с автоматами «Вайпер» и криками «Кандёхаем веселее!» большеглазо-остроухая толпа. Егор понимает мою мимику по-своему:

– Да, ананасовый сок здесь плохой! Что-то с химическим движком, наверное. Нестандартный он тут.

– Всю банду пошлёшь?

Улыбаемся. Чтобы оплатить услуги банды «Полный Песец», в которой Бондор является атаманом, эльфу придётся залезть в неслабые долги. И в худшие-то времена численность ниже ста стволов не опускалась, а как стали аддоны, да дополнения пачками выходить…

– Сколько у тебя сейчас?

– Стволов пятьсот - пятьсот пятьдесят. Не только русские, кстати. Уже и дойчи есть, и поляки.

– Учишь их «фене»?

Снова смеёмся.

– Кстати, о той разборке.

Оба думаем об одном и том же.

– Интересно, откуда у людей столько денег?

Нанять толпу хакеров, «замазать» там, где надо множество глаз…

– Слышал я, вендетта там. Два админа на одном сайте чего-то не поделили.

– И всё?

– Может, и не всё. Но официальная легенда такова.

Вспоминаю.

– Кстати, к тебе в последнее время такие двое борзых не поступали?

Описываю робин гудов.

– У одного ещё админ в приятелях.

– Были такие. Они всё какому-то сталкеру крестовый поход объявить призывали. А что?

– Да так. Скажи им, что тот сталкер на Чёрном Болоте обитается. Вот по этим координатам.

Егор фыркает.

– Ладно. Всё равно я от них избавляться хотел. Мутные больно. Пошлю их в этот поход, а как не справятся… Кстати, что там?

– Черныш…

– Серьёзно?

Чёрный Сталкер - легендарный уникальный монстр. Завалить его - и, можно больше ничего не делать. Легендой автоматически станешь.

– Откуда инфа?

– От Селдеса.

Зная Егора, могу сказать, что он уже планирует рейд по добыче юника.

– Сам-то пойдёшь? И, кстати, откуда Селдес знает?

– Селдес всё знает. Конечно, пойду.

* * *

Снова знакомый постъядерный антураж. Вместе с большой группой бандитов выдвигаемся на Болото. На мне хит сезона - чёрный бандитский комбез с тонированной шлем-маской. Модифицированный «Винторез» оттягивает плечо.

Первой идёт группа разведчиков. Она будет принимать на себя в случае чего пули, а если выживет - пойдёт наживкой для Черныша. Конечно же, оба робин гуда - там. Следом идёт плотная группа в двести стволов, замыкает сравнительно небольшой арьегард, ну, и по бокам маленькие группки по полсотни рыл. В центре - мы с Бондором. Царская охота! Включаю персонифицированную систему связи:

– Тактику продумал?

Бондор поворачивается вполкорпуса:

– В общих чертах. Организуем приманку, группу загонщиков, сами - по номерам. А что?

– Да думаю вот. Что, если он от загонщиков не побежит?

Бондор некоторое время соображает.

– Здраво. Перетопит скорее, и всё. А кого не успеет - от того и пулю получит. Мда. А что ты предлагаешь?

– У тебя пластид есть?

– Взрывчатка? Ну, килограммов пять. Центральная группа несёт. А что?

– Есть у меня одна мысль…

Возле Болота делаем последний привал. Импровизированными насосами накачиваем камеры от трактора «Беларусь», найденного в близлежащей деревне. Камеры, естественно, оказываются целыми, и, теперь мы заняты тем, что плотно приматываем их к комбинезонам робингудов. Робингуды нервничают, и пробуют отказаться от великой чести.

– Не, мужики. Не. Такого договора не было!

К шлем-маскам сбоку приматываем телекамеры с передатчиками.

– Да нафиг нам такой расклад! Мы уже не хотим!

На спины - рюкзаки с взрывчаткой.

– Да вы чё! Мы обратно в сталкеры хотим!

Степенной и неторопливо подходит Бондор. Садится на корточки. Закуривает. Выпускает дым в лицо ближайшего.

– Значтак, Чук и Гек…

– Мы не…

– Вы Чук и Гек, мля. И отсюда у вас два пути. Или вы идёте и ищете Чёрного Сталкера…

Бондор делает театральную паузу.

– Или можете, нах, вешаться. В первом случае - обещаю чуток денег, чуток хабара, и скорый перевод в наёмники. Во втором - можете сразу уходить из игры.

Уходить им явно не хочется. Небось, уже всем знакомым растрепали, какие они крутые бандюганы. Бондор психолог, и видит их насквозь.

– Ну, вперёд. И с ветками поосторожнее, камеры не проколите!

Присаживаемся у небольшого телевизора, и, начинаем ждать. Бондор достаёт поллитровку. Молча разливает в пластиковые стаканы. Чокаемся.

– Как думаешь, сработает?

Сигнал на телеприёмник идёт непосредственно с камер. Пока что там однообразная унылая местность.

– Должно. Сначала он попробует их утопить. Так?

– Так.

– Когда не получится, должен подойти и посмотреть - почему.

– Должен.

– Тут мы нажимаем кнопку, и игра автоматически считает нас его убийцами. Логично?

Бондор чешет покрытый недельной щетиной подбородок.

– Вроде да.

Выпиваем ещё. От нечего делать меняем вид - то смотрим на мир камерой Чука, то, соответственно, Гека. Внезапно, по изображению проходит рябь. Вот оно! Нескладная сутулая фигура выныривает прямо из топи. Некоторое время просто смотрит на «шахидов». Изображение «проседает». Потом подходит - мы видим страшное чёрное-чёрное лицо с чёрными-чёрными глазами - осматривает камеры от «Беларуся» и телекамеры. Открывает чёрный-чёрный рот, и отчётливо произносит:

– Вашу мать, Кулибины…

Делает рывок и пытается выйти из зоны поражения. Мы с Бондором от хохота валимся на землю, в падении исхитрившись нажать на кнопку. Невдалеке слышим сдвоенный взрыв, и, тут же обоим на ПДА приходит сообщение:

– Поздравляем! Вы убили Чёрного Сталкера!

 

Глава 5

Встречаемся на нейтральной территории. Немолодой инструктор настроен скептически.

– С АК-47 обращаться умеете?

– В «Сталкере» юзал.

– На каком уровне?

Отгибаю лацкан куртки, показываю знак «За убийство Чёрного Сталкера».

– На том же уровне владею РПГ и СВУ.

Не то, чтобы я сильно круто из них стрелял… Просто, пехота - это пехота и есть. Минимум оплаты, минимум снаряжения. Максимум передвижения пешкодралом и рытья окопов. Во все времена, и во всех армиях.

Другое дело снайпер. Это - штучный товар. Гранатомётчику тоже неплохо. Правда, много бегать с шайтан-трубой тяжеловато, но, как я успел уже убедиться, усталость в Эльфостане не напрягает. Зато рядом с командиром. Да и оплата куда выше.

Инструктор, не отрываясь, смотрит на знак. Наконец, хриплым шёпотом произносит:

– Как сделал?

Не ленюсь, и предъявляю номер виртуальной лицензии. Проверяет. Поднимает голову. Глаза полны бесконечного уважения. Не задавая больше вопросов, пишет в предназначении: Гранатомётчик (РПГ)/Снайпер (СВУ).

Полувопрос-полуутверждение:

– «Супершмель» знаешь?

Как-то сделал пару выстрелов. Убойная штука. Киваю головой. Не вру! Знаю.

Сижу в лесочке на пригорке в ожидании приказа. Эльфийсий лес - это что-то! Смотреть на то, как он живёт своей жизнью, можно часами. Влияние почти гипнотическое. Некоторое время пытаюсь напрячь зрение в попытке отыскать колдовство или магию. Чтобы отвлечься читаю передовицу в «Эльфийке»:

«Чуждые и враждебные каждому тонкочувствующему эльфу понятия Свободы не соответствуют эльфийскому духу кротости и смирения. Только диктатура, а если понадобится, то и тирания приведут мудрый Эльфостан к миру и благополучию. Так называемые «Свобода слова», «Свобода дела» и «Свобода мысли» не способны принести ничего, кроме вражды и хаоса.

Зачем нам свобода? Свобода - это когда каждому каждый день приходится самостоятельно принимать решения, опираясь на эти решения действовать, и самому же нести за последствия этих действий ответственность. А ведь и физические, и умственные способности у каждого разные! Следовательно - свобода - это прямой путь к неравенству и неравноправию. Неравенству между мужчиной и женщиной, между чёрным и белым, между прикольной и банальной ориентацией, наконец! Вот во что мы рискуем вляпаться! Я даже не говорю о том, что так мы можем лишиться поддержки нашего европейского спонсора!»

Еле удерживаюсь, чтобы не присвистнуть. Далеко конфликт зашёл! Это уже не спор о различиях в заточке мечей, и сравнительных достоинствах построения хирдом.

Откладываю прессу, потягиваюсь. И замечаю эльфа. Он стоит неподвижно и в руке у него белый флаг. Вот блин, мастер маскировки. Киваю ушастому на место рядом с собой.

– Здрав будь! Какие дела привели тебя сюда, о, высокородный?

Эльф усмехается.

– А я думал, тут одни наёмники. Понабрали тупого быдла с ФПСов. Был тут?

Присаживается.

– Даже воевал как-то.

Не уточняю, где и как. Взор Высокорожденного, однако, светлеет.

– Знаешь кого из наших?

– Тилаэль. Корреспондентка.

– Так это ты тот наёмник???? Видел её репортаж, видел.

Моя очередь удивляться:

– Как узнал?

Усмешка:

– Думаешь, у Тилаэль много знакомых военных? Простых военных, я имею в виду. Так, а чего в Альянс подался?

Вспоминаю передовицу. Смотрю на собеседника. Ни на негра, ни на лицо «прикольной» ориентации не похож. Белый флаг, опять же. Осторожно подбираю слова.

– Да понимаешь… Диктатура, она, гм… С другой стороны Свобода - это вот… Ну и это. Ага.

Собеседник жадно внимает моим откровениям:

– Да-да, именно так! И я всегда им это же говорил!

Продолжаю:

–  Свобода - это, млин, дааа. А вот равенство - это конешно так вот. А способности-то у всех - ну это. Ну ты сам панимашь!

У остроухого явный культурный шок. В порыве светлых чувств крепко пожимает мне руку.

– Вот-вот. А мне - диссидент, поражение в правах!

Эльф горячится, оживлённо жестикулирует:

– Я понимаю, когда в одной деревне, ради эксперимента, велели всем неграми быть. Ладно. Во-первых - я не расист. Во-вторых - деревня не наша.

Пытаюсь вообразить деревню остроухих негров. Не получается.

– Но пол! И надо же, чтобы именно у нас!

Я в ужасе.

– Что, неужели… тоже?

– Да! Велели всем в срочном порядке поменять пол. Пригласили дизайнера, тот разработал «что-то среднее».

Пытаюсь себе это «что-то» не представлять. Но воображение - неумолимая штука.

– Нас, эльфов, и раньше, как только не называли!

– Действительно. А у Орды, вот я слышал, такого нет.

– Там спонсор другой! А у нас - ЕЦГИ. Европейский Центр Гендерных Исследований, ити его мать.

Услышать от возвышенного эльфа такое…

– Каких-каких исследований?

Мне в самом деле интересно. Собеседник это чувствует, и, уже более доверительно продолжает:

– Гендер, это… Ну, вот мужской и женский…

– Пол, что ли?

– При них не ляпни! Они ж доказали научно, что никаких полов нет. А есть гендер.

– А в чём разница?

Эльф устало трёт переносицу.

– А я знаю? Проводили с нами семинары, да я вполуха слушал. Теория у них - всё зло от различий. Особенно от половых. Вот и проводят социологические исследования и ставят эксперименты. А виртуальность - это ж идеальное поле.

– Делать им нечего.

– Ты бы знал, какие у них бюджеты! Межгосударственная программа.

– Слушай, высокорожденный. А Тилаэль тоже из этих? Гендеров…

– Не, с ней всё в порядке. Дочь какого-то прибалтийского дипломата. На ней эксперименты не ставят. Да нормальная девчонка! У нас в галерее и фотки её висят.

– 3Д?

– Обычные, двумерные. Похожа, кстати.

Эльф впервые с начала знакомства улыбается.

– С нами-то она не очень - белая кость. А в тебе, видишь, что-то разглядела.

Принимаю решение. Долго вдумчиво смотрю собеседнику в глаза:

– Так что? Ты с нами, или с этими гендерасами?

Высокородный мнётся, вздыхает, даже ушами, кажется, шевелит. Решается:

– Да ладно! Чтобы мне всякая собака указывала, какого полу быть. Вот только, думаю: в человека, или в гнома переквалифицироваться? Или ещё в кого?

Задумывается. Чувствую - вопрос приципиальный. Ляпаю:

– А зачем вообще? Оставайся эльфом! Там же Свобода!

– Как это? Там ни мэлорнов, ни…

– Нарисуют!

Смотрит искоса:

– Вот так возьмут и нарисуют?

– Момент!

По системе связи вызываю командование. Объясняю ситуацию, особенно напирая на огромное количество желающих сдаться в плен, и перспективы для Орды. Чувствую, вопрос вызвал замешательство. Меня «перебрасывают» всё выше и выше, пока на самом высоком уровне вопрос не решается. Положительно. Передаю трубку эльфу. Тот слушает, агакает, временами странно на меня смотрит. Возвращает средство связи. Негромко свистит. Из окрестных кустов, ложбин и ямок как «вдруг, откуда ни возьмись» появляется войско. Десять, пятнадцать… Народу далеко за сотню, и продолжают прибывать. Лениво интересуюсь:

– Здесь все ваши?

– Все. Только, объясни, пожалуйста. Мы думали, мы очень хорошо замаскировались. А ты, получается, всё время нас видел?

Врать нехорошо, поэтому, вместо ответа демонстрирую следопытам знак «За Чёрного Сталкера». Как ни странно, на очень и очень многих это производит впечатление, и вопрос о моей нечеловеческой прозорливости больше не ставится.

С нежностью смотрю на огромное войско. Ну и заработал же я сегодня!

 

Глава 6

Деньги, полученные за огромное количество взятых в плен, внушают оптимизм. Не откладывая кота за хвост в долгий ящик, иду к Соло. Народу сегодня нет, прохожу прямо в лабораторию.

Соло возится с каким-то монстром, что занимает полстола. Увидев меня, улыбается. Детали уже обговорены в Вирте, занимаю имплантационное кресло. Подставляю затылок. Всё происходит вручную. Специальной отвёрткой ассистент Соло откручивает маленькую крышечку, выполненную из специального сплава, и вытаскивает старый комп. Разумеется, никакой анестезии не наблюдается. Поскольку:

Каждому гражданину в возрасте получения паспорта, совершенно безболезненно и бесплатно в затылочную область имплантируют сверхпрочный контейнер из медицинского сплава, и микрочип нервно-электронного обмена. Контакты чипа выводятся непосредственно на заднюю стенку контейнера. Можно сколько угодно откручивать, или закручивать его крышку - боли, естественно, не будет, и, никакая инфекция никуда не попадёт. Сам контейнер, к слову, размером с батарейку от наручных часов.

Ассистент берёт ватку со спиртом, и, протирает контейнер изнутри. Особенно тщательно - контактную область. Затем, Соло бережно берёт пинцетом новый комп, и - вуаля! Осталось закрутить крышку.

– Опробуешь?

Согласно Закону о Кибернетических Организмах, использовать компьютер я могу, только находясь в виртуальном пространстве. То есть, приняв удобную позу в кресле, или на диване. Соглашаюсь. Закрываю глаза, и, даю команду на старт.

– Ну, как?

Соло уже в Вирте. Здесь он напоминает джедая из легендарных «Войн». Кручу головой. Скорость обработки увеличилась, это точно! Прогоняю несколько тестов. Блестяще! Деньги я, конечно, влупил почти все, зато на полтора-два года можно забыть о модернизации. С чувством жму Соло руку. Возвращаемся в реал.

На пути домой чихаю. Оппа! Надо показаться доктору, а то, неровен час, можно и в Вирт не войти. Согласно Закону о Допустимом Воздействии, если в реальности у тебя заболела рука, нога, или желудок, да даже если просто повысилась температура - тебя мгновенно вышвыривает из Вирта. Мало ли какая зараза - приступ астмы, или аппендицит. Или пожар, не дай Бог. А если сразу нездоров - то и подавно в виртуальность не проскочишь. Выбора нет - хочешь наслаждаться благами нереальной цивилизации - следи за здоровьем.

Поэтому, среди компьютерщиков - виртуалов совсем нет не заботящихся о теле. И ходим мы в спортзалы и бассейны, и занимаемся минимум три раза в неделю дома. Штанга, гантели, а у девушек - скакалки, беговые дорожки и прочие кардио-степ чудеса. Многие вирт-хакеры «раскачиваются» до просто нереальных габаритов.

К счастью, экспресс-тест не показывает никаких особых нарушений. Не успеваю я порадоваться этому обстоятельству, как звучит вызов. Бросаю гантель, сажусь в кресло и закрываю глаза. Это тоже обязательное условие, во избежание высыхания слизистой.

* * *

Мой гость чем-то походит на помещика 19го века. Густой бас, барские «размашистые» манеры…

– Я так понимаю, Вы специализируетесь на доставке виртуальных животных?

– Поимке и доставке.

– Нет-нет, ловить никого не надо! Надо купить и привезти. Понимаете, я играю в «Цивилизатора». И хотел бы приобрести у одного виртуального буржуа пару лошадок вот такой породы.

С фотографии на меня смотрит унылое вислобрюхое чудовище.

– Вы не смотрите на вид! Маленькая - значит, ест немного. Брюхо - много корма вмещает, зимой соломой можно кормить. Это не орловский рысак, что вдвое больше хозяина ест, а на первой же борозде выдыхается.

Соображаю.

– Сами купить Вы не можете?

– Да. И если сделаю трансфер денег Вам, он тоже об этом узнает, и откажет.

– Понимаю.

Действительно понимаю. Поссориться с виртуальным персонажем можно вдрызг, насмерть. И уж тогда не то, что лошадок, снегу зимой не продаст.

– Придётся развиваться с нуля?

– Помощи я Вам, ни под каким видом оказать не смогу. Не хочу рисковать.

– Это будет долго.

– Что ж. Я заплачу.

Других заказов всё равно нет.

– Я согласен!

– Извольте получить задаток.

* * *

Воспетая поэтом Болдинская осень. Некоторое время любуюсь багрянцем падающих листьев, затем иду к народу. Знакомиться.

По дороге, если можно так назвать это месиво из грязи и луж, идти невозможно. Пытаюсь обходить то там, то здесь, в результате двигаюсь со скоростью сонного муравья. Бросаю взгляд - не попереть ли напролом, но, от сей мысли отказываюсь - реально боюсь утопнуть.

На завалинке перед покосившейся избушкой, сидит дедушка, и рассказывает внучатам сказки. Я подхожу, прислушиваюсь. Дедушка часто запинается, видно, что память уже не та. Рядом с завалинкой вижу ровной стопкой сложенные широкие и чистые листы бересты. Один из внуков задумчиво вертит в руках острую палочку. Ага. Всё ясно.

– Дедушка, а Вы записывать не пробовали?

Только меня заметив, ребятня дружно становится по стойке «смирно», опускает головы, и «ломает шапки». Кланяется то есть, сняв головной убор. Подхожу неспешной походкой. Беру у малыша «карандаш», а с завалинки «листок». Формат, не скажу точно, но, по-моему, явно А4. Где у них берёзы такие растут? Писать «карандашом» по «листу» неожиданно удобно, остаётся ясно различимый чёткий след. Начинаю лекцию:

– К звукам, что мы произносим, можно придумать письменный эквивалент.

Слово «эквивалент» старый неграмотный крестьянин и его несовершеннолетние внуки понимают без вопросов.

– Вот смотрите: А, Бэ, Вэ…

Оставляю будущих Пушкиных. Теперь им надо всё обдумать, а через некоторое время они порадуют меня внедрением письменности в экономику, и улучшением характеристик оной, общим увеличением культуры, займутся написательством и продажей книг, чем безмерно повысят мой авторитет у соседей. Соседи, кстати, сплошь компьютерные «болваны».

У следующей хаты следующий старец использует по назначению струнный музыкальный инструмент типа «гусли». Толпа вокруг отвечает неровными рваными движениями. Тут я пас - в музыке туп. И танцами, честно говоря… Постойте! А два года занятий силовым брейком? Показываю несколько движений, толпа с готовностью повторяет. Вот я и ещё культурой обогатился. А что - будет национальный танец! Ничем не хуже гопака или чечётки. Соседи будут дивиться, ещё и деньги платить. Со временем брейк-балет организую.

У следующей хаты никого нет. Из трубы идёт дым, доносятся звонкие удары. Это кузня. Захожу. Кузнец в грязном фартуке как раз доковал невзрачный серп, и опускает его охладиться в бочку с водой. С умным видом осматриваю меха. Они старые, и, местами порванные. Отремонтировать такую древность вряд ли возможно. Советую:

– А меха-то, отец, совсем плохие! Сменить бы!

С готовностью кивает:

– Правда твоя, барин! Я бы на четверть быстрее ковать стал. И ведь стоят-то всего два медных грошика. Эх, если б кто помог…

Чуть не давлюсь следующим советом. Есть два пути - подарить, и дать в залог. Во втором случае разбогатею я, в первом - он. Купит ещё что-нибудь, и как пойдёт развиваться… Решаю профинансировать технический прогресс. Лезу в карман, достаю две неровные кособокие монетки. Эх, убожество. Надо будет свои напечатать. Золото или серебро должно где-нибудь быть. Протягиваю:

– Бери. Отдавать не надо.

Однако, надо проведать и свой «дворец». Многие путают «Цивилизатора» и «Цивилизацию». Несмотря на кой-какие похожие вещи, это совсем разные игры. В «Цивилизаторе», например, нельзя воевать. Совсем. Нет даже такого понятия, как армия. Экспансия если и происходит, то исключительно мирными средствами. К примеру, если у вас крестьянам живётся намного лучше, чем у соседа - будьте уверены, рано или поздно сбегут. Беглецов, к слову, можно ловить, полицию никто не запрещал. Но, если экономика и так слабая, дополнительные расходы на ловлю могут стать для неё последним гвоздем.

«Дворцом» оказалась невнятная хибара размером примерно 10 на 20 метров. О приёме высоких гостей и о высокой же политике можно пока что и не заикаться. Сапоги - лицо солдата, а дворец - престиж правителя. Внутренне убожество вполне соответствует внешнему, единственная полезная вещь, что я вижу - карта. Таак, у меня десять непосредственных соседей разного размера. Вот здесь у меня то, а вот здесь это. Складываю карту, и беру с собой.

На обратном пути попадаю на митинг. Люди, с горящими глазами, славят правителя. Меня, то есть. О как! Это, однако, те две монетки, что я дал кузнецу на новое оборудование. Порадовавшись, люди разойдутся работать с увеличенным энтузиазмом. Кстати, встречаю и кузнеца. На деньги, полученные от увеличения производительности, он купил… новую одежду. Соображаю: собирается жениться. Пойдут детки, которых он будет учить кузнечному делу. Не возражаю.

Да, а ведь был ещё и другой кузнец? То ли больной, то ли… Да, больной. Сила, говорит, из него ушла, но на мелкие дела хватает. Всё с тобой ясно. Присаживаюсь рядом на лавку:

– А знаешь ли ты, из чего состоит всё?

Химию, слава Богу, помню. Пересказал Таблицу Менделеева, и, всё, что понимал в металлургии. Можно не сомневаться, что урок усвоен хорошо, и, скоро попрут у меня в гору науки.

Этим и хорош «Цивилизатор». Если в школе не тупил, то, до определённого уровня дойдёшь играючи, а, перед электронными и белковыми болванами будешь иметь солидное преимущество. Есть, правда, и в этом деле наёмные «помощники», ну так где их нет?

– Не нужно ли тебе средств на исследования?

Даю ещё две монетки. В это время, из воздуха материализуется, и падает в карман ещё одна. Налоги.

На обратном пути - снова демонстрация. Сообщают, что трудовой энтузиазм зашкаливает, нельзя ли поработать в выходной? Где-то на границе владений есть у меня одинокостоящая гора.

– Наломайте камень, и доставьте ко дворцу.

– Урраааа!!!!!!!!!!

Вырубаю комп, и иду спать. Наутро, из окна рассматриваю доставленный камень. Не Бог весть, но на брусчатку самое то. Сделаю дорогу хотя бы в центре. Всё люди будут передвигаться быстрее. Да и я. Деликатный стук в дверь. На пороге мнётся староста. Сообщает, что пришли гости, желают говорить.

– Введите посла!

Входят, однако, не послы, а вполне себе трудовые люди. Мастеровые, ищут к кому на работу наняться. А поскольку слава о моей щедрости уже облетела соседние леса… Присматриваюсь: трое лесорубов, два кузнеца, и один каменщик. Кузнецы есть, лес рубить пока не надо, а вот каменщик - это в точку. Трёхминутный допрос выявляет, что знает он по каменному делу ничуть не менее меня. Отлично. Оплата, правда, дороговата. Но, построим тебе дом, женим, и будешь ты работать на наших условиях.

Объясняю задачу: Построить триста метров дороги такой-то ширины, с тротуарами, и сточными канавами. Интересуется - канавы делать закрытыми?

– Это как?

– Это сверху тоже камень. Увеличит ширину проезжей (в перспективе) части, улучшит пропускную способность дороги, и санитарное состояние деревни.

Интересная мысль.

– Стоимость, надо думать, тоже увеличит?

– Конечно. А ещё - мне бы двух работников поздоровее - с горы камень таскать.

Гляжу на старосту.

– Да-да, есть пара бездельников! Здоровы, а умишка - ноль. Глядишь, работа им мозги и поправит.

Ну, раз всё так хорошо складывается…

– По рукам!

Лезу в карман.

Чтобы ловчее было возить камень, даю им в помощники лошадку. В лошадях ничего не понимаю, но, если сравнивать с фото, явно не той, что нужна для заказа, породы.

Иду к сельскому лекарю. Расстаюсь ещё с двумя монетами, попутно обременяю его начальными знаниями биологии. Будет у меня НИИ Цитологии и Генетики. На выходе переживаю ещё одну демонстрацию радости и счастья. Кстати, метров пять дороги уже готово. Осматриваю. Придраться не к чему. Разговариваю с рабочими. Рассказывают, когда ломали камень, обнаружили дивной красоты пласт. «Вам бы на дворец!»

На следующий день с утра пораньше - опять делегация. Две крестьянские семьи хотят на поселение. Мужики, часто кивая головами, уверяют, что всё-всё сами, и дом поставят, и прочее, вот только «нельзя ли копеечку на переезд?». Скрепя сердце, выделяю. Надо же повышать налогооблагаемую базу!

Все триста метров дороги сделаны. Хоть в центре теперь будет шик. Людям тоже понравилось, пережил ещё одну волну народного энтузиазма. Да и двигаться стали быстрей. Поднялся КПД. Даю команду строить новый, каменный дворец. Старый разбирают, и, аккуратно переносят на новое место. Времянка будет для переселенцев. «Дивной красоты камень» оказывается очень неплохим мрамором.

Дворец запланировал большим, местами трёхэтажным, местами одно-, но, с высокими, метров до девяти потолками. Буду приёмы устраивать. Или ассамблеи. Не знаю что это, но, думаю, когда будет нужно - узнаю.

Вообще, по сравнению с реальным миром, работы идут с очень большим ускорением. Это и понятно - кому охота всю жизнь копаться в одном времени? Охота и самолёты с паровозами строить, и метро пустить.

Пока идёт строительство, ещё три семьи попросили «экономического убежища». Нанял портного, а то, хожу в каких-то обносках. Мне-то без разницы, а авторитет державы страдает. К слову, сейчас у меня в державе уже больше сотни душ. Переселенцы покуда в общей работе не участвуют - всё строительством домов занимаются. Ну и ладно. Когда-нибудь закончат.

Вообще, незаметно, игра меня увлекла. Нет перестрелок и забегов между аномалиями, но, в таком вот неспешном антиэнтропийном процессе есть своя очень неслабая притягательность. Разработать чертёж, выбрать материалы, и смотреть, как на месте грязного и пыльного ничто возникает новое и сверкающее нечто - в этом есть какой-то настолько сильный кайф, что я даже не знаю. Наверное, в каждом мужике «зашит» эдакий инстинкт строителя.

Есть соблазн нанять ещё двух-трёх каменщиков, но, по трезвом размышлении решаю этого не делать. Пусть уж лучше непрерывный устойчивый процесс, без кризисов перепроизводства. Тем более что дворец уже достроен. Внутренним убранством занимается свой спец, я не тороплю. Золота и серебра на отделку покуда не требует, но мрамор использует - моё почтение. Дворец блестит и сияет. Подсказал ему идею олифы, морилки, и лака, теперь и дерево приобрело вид благородный и значительный.

Всякими шелками и драпировками, покуда не освою ткачества, заниматься не буду. А займусь делом нужным и полезным - новой кузней. То есть это раньше она так называлась, а теперь это будет научно-производственный комплекс с лабораториями, мастерскими и испытательными стендами. Для куз…, тьфу, НПО, с другой стороны горы нашёлся очень неплохой серый камень. Ну не делать же из того же материала, что и дворец?

Надо с инструментами разобраться, и - буду технологический рывок делать. Не век же в средневековье сидеть? Да и не средневековье это, если разобраться. Почти все инструменты - из дерева. Деревянный Век какой-то.

Скоро кузня строится, а ещё две семьи за это время ко мне на ПМЖ переехали. Первые же из переселенцев наконец-то отстроились, и, влились в стройные ряды плательщиков налогов.

Тут подоспел и первый зал во дворце. Слава Богу, теперь есть, где жить. Отделали очень цивильно, не зря же я им курс евроремонта прочитал. Откуда я в нём разбираюсь? Знаете что, когда зарплата не очень (а большие деньги у «виртуала» по-прежнему редкость), то всё приходится своим горбом и руками.

Ну, вот готово будущее моей науки. Привожу обоих кузнецов, рассказываю, показываю чертежи на бересте, требую произвести инструменты. Медь, и всякую там бронзу трогать не будем, начнём сразу с выплавки стали. Руду я с помощью местного старосты кое-как обнаружил (сразу появилась на карте), теперь дело за добычей и переработкой. Дома поштудировал физику за девятый класс, хватило.

Какое-то время ушло на объяснение сущности термометров, манометров, и прочих КИП, идею поняли сразу, а вот с калибровкой под СИ помучались. Параллельно старшему сынишке кузнеца (Одиннадцать лет, очень смышлёный пацан) прочитал курс лекций по электролампам. По загоревшимся глазкам вижу - зацепило. Схватил бересту, и - ну рисовать для батьки принципиальную схему.

Народ здесь, к слову о тапочках, почти бессмертный, то есть живёт дооолго. Это и хорошо - быстрей народонаселение прирастает. Рядом с кузней сейчас возводится медико-биологическое… аптекой, для краткости будем называть. Вот тут у меня познаний меньше, и, в этой области, я, скорее всего, буду отставать. Ладно, пусть само развивается, в случае кризиса возьмусь вплотную.

Да, центр у меня уже не узнать. Как только достраивается аптека, даю команду облагородить деревянной мостовой всю дерев…, державу то ись. Тем временем подкатывают ещё переселенцы, и их я уже выселяю за околицу. Километрах в пяти от центрального населённого пункта закладываю ещё один.

Меж тем, для обеспечения НТР срочно требуются самые разные металлы. Школьных учебников уже не хватает, штудирую вузовские. «Цивилизатор» здорово расширяет кругозор! При всём при том, что ни ЮНЕСКО, ни какая иная из образовательных организаций не имеет к его созданию и эксплуатации ни малейшего отношения.

Основы его создал «на коленке» какой-то энтузиаст, выложил в сеть, и забыл на время. Потом много чего было, в общем, на сегодняшний день это вполне успешный открытый коммерческий проект.

Все материалы, тем не менее, я успешно нахожу - сказывается очередное «правильное» упрощение игры. Последовательно создаю лампу накаливания, телефон, радиолампу. Начинаю присматриваться к транзистору.

Всё пока что в опытном образце и единственном числе, но, переход «на поток» - дело не очень хитрое. Между делом изготавливаем печатную машину. Мои Некрасовы тем временем уже записали на бересте несколько томов «сказаний старины глубокой», пора, чувствую, и на внешний рынок. Аптекарь, воодушевлённый начальным курсом химии, выдаёт первую партию чернил. Во дворце заканчивается внутренняя отделка, скоро можно будет приглашать гостей, и устраивать торги.

 

Глава 7

– Впечатляет.

Иджи рассматривает скриншот. Мы сидим у меня дома, и потягиваем светлое пиво.

– Слушай, а разве бывает так - на одной горе - и мрамор, и гранит?

Пожимаю плечами.

– Одно из упрощений игры, я полагаю. Ну, за правильные упрощения!

Чокаемся бутылками. Вспоминаю:

– Да, Валера, ты ведь перевозчиком работал?