Птица ночи

Гвоздей Валерий Николаевич

Стихотворения, песни, иронические тексты.

 

Стихотворения, песни, иронические тексты

 

«СТРАНСТВИЕ В ПОИСКАХ СУТИ»

(О поэзии В. Н. Гвоздея)

Кто в детстве и юности не писал стихов? Писали почти все. У большинства по мере взросления это возрастное «заболевание» бесследно проходит. Продолжают «болеть» либо просто графоманы, либо люди, отмеченные печатью подлинного таланта. Ко вторым с полной уверенностью следует отнести Валерия Николаевича Гвоздея.

Вниманию любителей поэзии предлагается новый сборник стихов поэта «Птица ночи», носящий харпактер избранного и демонстрирующий разные грани его таланта.

Признаюсь, что особенно сильное впечатление на меня произвел первый раздел книги, нейтрально названный «Стихотворения». В нем представлены образцы лирического творчества автора с 1977 по 2003 год самой разной тематической и жанровой ориентации.

Лирика – это, прежде всего, трансформированные в художественные образы и стихотворные строки подробности духовных исканий и факты биографии поэта. Без знакомства с особенностями личности и жизненного пути В. Н. Гвоздея многое в его стихах останется малопонятным.

Валерий Николаевич родился в 1957 году в г. Галле (Германия), в семье военнослужащего. Среднее образование получил в обычной советской школе, учился на филологическом факультете Омского государственного университета, который окончил в 1979 году. Видимо, на студенческой скамье возникла та страстная любовь к искусству слова, которая определила жизненный путь В. Н. Гвоздея. Его формирование как литературоведа продолжилось во время учебы в аспирантуре, где он специализировался по творчеству А. П. Чехова, защитив в 1984 году кандидатскую диссертацию и опубликовав цикл статей о Чехове. Затем была работа редактором в научном издательстве. С 1986 года В. Н. Гвоздей преподает русскую литературу ХIХ века в Астраханском государственном университете. Подготовил докторскую диссертацию, опубликовал монографию, которая была замечена специалистами.

Нынешняя поэтическая книга В. Н. Гвоздея – третья по счету. Ей предшествовали «Ночная дорога» (2000) и «Русский блюз» (2003). Для так называемой «университетской поэзии» обычно характерна изощренная техника, что нередко оборачивается дурной литературщиной, утратой непосредственного чувства. В. Н. Гвоздей, к счастью, избежал этой участи. Как филолог он тонко ощущает нюансы, оттенки слова, знает все законы художественного творчества. Он мог бы пойти по проторенному пути, насыщая свои стихи реминисценциями, аллюзиями, цитатами и т.д. Но этого не произошло. Его творчество естественно, органично, лишено перепевов традиционной образности. Это, пожалуй, главное. Поэт ничего не берет из вторых рук.

Мировоззрение и мироощущение В. Н. Гвоздея формировались под влиянием бурных событий общественной и литературной жизни России 1980-90-х годов. Но определяющее воздействие на его мировосприятие оказало высокое искусство (прежде всего – А. П. Чехов, русская поэзия XIX века, авангардные искания ХХ века).

Глубина образов, драматический пафос, масштабность мышления, уровень мастерства обязывают вести разговор о творчестве В. Н. Гвоздея в самой серьезной тональности, без каких-либо скидок на привходящие обстоятельства, мешающие ему добиться широкого признания.

Эстетическое и в значительной степени нравственное кредо поэта обозначено во многих стихотворениях сборника, но прежде всего – в «Пришельце», где герой предстает как «странный пришелец из мира иного». «Странный пришелец» – носитель высоких норм красоты и нравственности – как бы впервые видит земной мир, открывает для себя сложность людских взаимоотношений и прозревает непередаваемую прелесть любви мужчины и женщины. Именно через любовь лирический герой ранних стихов поэта познает свой внутренний мир, диалектику своих чувств. Внутренняя речь, образы памяти и воображения становятся основными художественными средствами выразительности.

Роли в любовной лирике В. Н. Гвоздея распределены предельно четко. Он – активное самопознающее начало, она – тайна, объект постижения. Герой благороден, чист помыслами и душой, преклоняется перед нею. Моменты душевной близости открывают герою нечто чрезвычайно важное, он ощущает себя частью мироздания. Этому способствует композиция стихотворений. Чаще всего в них воссоздается некая ситуация, становящаяся поводом для рефлексии героя. Ее описание заканчивается емкой фразой, которая подобно молнии освещает все сказанное ранее ярким и неожиданным светом.

Лирический герой В. Н. Гвоздея дан в состоянии «неотступной тревоги», он не вполне уверен в себе. Его смущает непонимание окружающих, в нем нечто от ребенка и мечтателя, который странствует по миру и своей душе «в поисках сути».

В стихах поэта 1990-х – начала 2000-х годов мотивы любви отходят на второй план. В несколько иных ситуациях раскрывается теперь субъект его лирики. Возникают темы пределов человеческого существования, несовпадения желаемого и сущего, тайны жизни и собственной сути, иллюзорности существования… Все чаще лирический герой тяготеет к экзистенциальному прозрению.

Многие темы лирики В. Н. Гвоздея находят развитие в следующем разделе сборника. Песни лишь кажутся веселыми и непритязательными. На самом деле в них звучат все основные мотивы лирики поэта, претворенные в иную художественную форму. Адекватное воплощение, звучание эти песни, конечно же, получают лишь в авторском исполнении.

Поэт обладает умом острым и склонным к насмешке. Это побуждает его создавать то, что он обозначает как «иронические тексты». В них В. Н. Гвоздей дает полную свободу своему юмору и даже сатире. Они веселят, но при этом заставляют думать, смотреть на себя и жизнь требовательным и самокритичным взором. В них тоже проявляется принцип поэта, заявленный в стихотворении «Над бездной», – говорить «о сокровенном», «о неизреченном».

Сборник «Птица ночи» подвел определенный итог значительной части творческого пути В. Н. Гвоздея. Сделано много, есть все – глубина мышления, оригинальность стиля, мастерство. Но впереди – следующий этап творчества. Каким он будет? Об этом можно только гадать. Однако верится, что В. Н. Гвоздей не остановится на достигнутом и еще удивит нас неожиданными художественными решениями.

В краткой вступительной статье невозможно сказать все о его стихах. Тот, кто хочет понять поэта, должен просто его читать.

Г. Г. Исаев

 

СТИХОТВОРЕНИЯ

 

НАД БЕЗДНОЙ

Тьма заоконная, как мед, густа.

Но не до сна, когда – о сокровенном.

Застыв над бездной чистого листа,

Сказать попробуй о неизреченном,

И чтобы речь твоя была – проста.

1977

 

ХРАМ

Черный бархат твоих ночей.

Хрупкий шепот. И звон ключей.

Этот дом для меня как храм.

И кому-то молиться там.

Как сияют глаза в ночи.

Мне не нужно при них свечи.

Пахнешь ты, словно первый снег.

И часы замедляют бег.

1977

 

ОЗЕРО

Густая озерная синь

Разрезана медленной лодкой.

И женщина с плавной походкой

Тяжелую черпает стынь.

У дальнего берега лес

Парит над полоской закатной.

И мысль о дороге обратной

Саднит, словно свежий порез.

1977

 

У РОЯЛЯ

Рояль простер свое крыло -

Как ворон Эдгара По.

Играй, пока не рассвело,

Пусть спят трамваи в депо.

Твоих аккордов странный звук,

Нестройный хор голосов

Другим не причиняют мук

И не колеблют основ.

Пока мы здесь – мы не одни,

Хоть это, в общем, старо.

До встречи тот считает дни,

Кто ставит все на «зеро».

1977

 

СИНЯЯ ВОДА

Заводь яркой полна синевы -

Словно светит фонарь на дне,

В этом полном небес окне,

Точно врезанном в раму травы.

Как вода утоленья густа.

Не торопимся губ отнять.

Может быть, нам дано понять

Воспаленную жажду листа.

Отстранясь, осторожно взгляну

Вниз, туда, где мерцает свет,

Проницая за сотни лет

Этой синей воды глубину.

1977

 

ПРИШЕЛЕЦ

Словно радуга

птичьи

чисты голоса.

Лес

от корня промыт

и до самой вершины.

Он чуть-чуть потемнел,

Но дождинок роса

Огоньками осыпала ветви крушины.

В этом сумрачном храме лесной чистоты

Я как странный пришелец

из мира иного.

Прежде заросли здесь

не казались густы.

И тропинка

не пряталась, как –

от чужого.

1978

 

ГОРСКАЯ ЛЕГЕНДА

Взгляд затуманенный, как в бездне крик,

Тонул в твоих медлительных ресницах.

Он нежен был и первобытно дик.

И он не говорил о власяницах.

И исполнялась нежность, как мечта.

На дне ущелья замерла Риони.

И в сумерках струилась нагота

В мои глаза, в мои ладони…

Завидна участь – встретить здесь рассвет,

На ложе трав, теплом твоим согретом.

Нагое тело излучает свет.

И пала ночь, пронизанная светом.

1978

 

НА БЕРЕГУ

Ветер трогает лунные пряди.

Светит локон, как пламя свечи.

Но земле не уступит ни пяди

Море, зло закипая в ночи.

Вздыбив к небу косматую спину,

Нас подхватит слепая волна.

И бездонную эту пучину

Мы узнаем до самого дна.

Ведь тебя не страшит глубина?

1978

 

МЕЛОДИЯ

Светло звучит рояль в вечерней тишине.

Шопен вздыхает из консерваторских окон.

На пальчик девочка наматывает локон,

Плечом прижавшись к музыкальнейшей стене.

Над нею звуки невесомые плывут.

Прозрачной музыки легко прикосновенье.

И жизнь ее – как ветра дуновенье.

Мелодия… Лишь несколько минут…

1987

 

НОЧНОЙ ДОЖДЬ

Как занавес, упал на землю дождь.

И переулки превратились в реки.

На город спящий пролилась сквозь веки

Слепых небес целительная мощь.

Дождь лил всю ночь, пренебрегая днем.

Но рушит ветер облачные кручи.

Сияет сквозь изорванные тучи

Лицо луны, промытое дождем.

Еще слышны по лужам на земле

Дождинок дробовые всплески.

Они отчетливы и резки

В мерцающей, дрожащей мгле.

1987

 

В ЗАГОРОДНОМ ДОМЕ

Опустел уютный зал.

Пролегли густые тени.

Смолкли старые ступени.

Проводил гостей вокзал.

По углам клубится мрак.

Обернулся вечер ночью.

И увидел дом воочью,

Как рояль снимает фрак.

Но продлится до утра

Ваш концерт в уснувшем доме.

Будут звуки тлеть в истоме -

Словно угольки костра.

Мальчик в темный зал войдет,

Мешковат в одежке сони,

И протянет к ним ладони.

И судьбу свою найдет.

1987

 

РАДОСТЬ

Не ищу совпадений и добрых примет.

Этой ночью не будет снов.

Одичалый мой дом в черный сумрак одет -

Плещет тьма изо всех углов.

Я не ждал тебя, радость, подруга луны,

Я в окне погасил огонь.

Ты возникла, как музыка – из тишины,

И к губам моим, скованным чувством вины,

Прижимаешь свою ладонь.

1987

 

УТРО

Входили звоном в сон колокола

И застывали на прощальной ноте.

Ты белой птицей два своих крыла

Распластывала в утреннем полете.

Передо мной вершила ритуал.

Взносила гребень плавными руками

И оправляла в локоны овал

Лица с неподведенными глазами.

Впускала в окна заповедный свет.

И словно чар неведомых лишалась.

И думал я: в тебе загадки нет.

А ты – непостижимо улыбалась.

1987

 

ПРИХОТЬ

Голос крови подобен пчелиному гуду.

Жадно воду вбирает сухая земля.

Этой ночи тяжелую, влажную груду

Не измерить, часы на мгновенья деля.

Странно время, когда не желанна пощада.

Чуть звенит, за порог задевая, каблук.

И в глубокой тени, исчезая от взгляда,

Пропадает и жест, и замедленный звук.

Эта нежная прихоть достойна сомненья.

Но острее соблазн ожиданье продлить.

Как случайны, причудливы нитей сплетенья.

И теряется в них путеводная нить.

1988

 

ЖАЖДА

С этим нежным исчадием ада

Позабудешь, какой нынче век.

Прячет темень изменчивых век

Тайну вневременного уклада.

Но вода мне желанней сосуда -

Пусть прольется, гортань холодя.

По невидимой грани идя,

Мы приблизимся к области чуда.

И в сгустившихся сумерках взгляда

Что-то вспыхнет, светлея на миг…

Вряд ли выразить сможет язык:

С этим нежным исчадием ада…

1988

 

ЖЕНЩИНА

Как внимателен долгий взгляд.

Преломляют свет зеркала

И полет перспективы длят

В комнатенке, что так мала.

Но тебе не до их чудес.

И, глаза в стекло углубя,

Ты исследуешь темный лес -

Постигаешь в стекле себя.

Тронет гребень ночную тьму,

Что живет в густых волосах.

Может, что-то и я пойму,

Отражаясь в твоих глазах?

1988

 

В ЛЕСУ

Заповедный мой лес!

Замирает пульсация ртути.

Ускользающий взгляд

Не был брошен сюда наугад.

Но не знает конца

Это странствие в поисках сути.

Если ж есть поворот -

То скорее всего, что назад.

Осторожных шагов,

Пропадающих в сумраке леса,

Не услышать вовек,

Не увидеть сквозь полог ветвей.

Пригибает к земле

Эта ноша, лишенная веса, –

Груз твоей доброты,

Неотступной тревоги моей.

1989

 

НАШЕ ВРЕМЯ

Сквозь сиянье прозрачной воды и теченье слепящего

света

Мерно плещет в глаза

первобытная

зеленоглазая мгла.

И когда-то пугавшая неодолимостью

сила запрета

Под твоею рукою становится вдруг

до смешного мала.

Изначальная мгла

проступает тяжелой, сверкающей солью.

Различаются дни

цветом глаз и оттенком звенящих волос.

Наше время созреет, как плод,

наливаясь

сомненьем и болью.

Может быть –

лишь для этого

сад наш

на почве скудеющей

рос.

1989

 

ЭХО

Только ветер звенящий промчится, вздымая покровы.

Птицы в небе отыщут судьбой предначертанный путь.

Звездный ветер откроет окно, отодвинет засовы.

И откроется взгляду прозрачная, чистая суть.

Совершенные линии рук, продолжение взгляда.

Стайка звезд затеряется в темных, как ночь, волосах.

Это эхо грядущего летней порой звездопада.

Две зеленых звезды отразятся в полночных глазах.

1989

 

НОВЫЙ АБЕЛЯР

Лунным светом войду. Ты услышишь мое дыханье.

Пламя вдруг ощутив, ты поймешь, кто ночной твой гость.

Лишь к тебе прикоснусь – и в ответ на мое касанье

Словно чуть покачнется налитая солнцем гроздь.

Темный шелк заструится – и встретятся наши губы.

Как прозрачен неистовой жажды моей родник.

Свет войдет в эту плоть. Будут руки нежны и грубы.

Средоточие света. И свят будет каждый миг.

1989

 

У МОРЯ

От росы тяжелеет цветок. Тяжелеют покорностью руки.

Время тает, как льдинка в руке, устремляясь по капле к нулю.

Замирает в ладони ладонь. В тишине растворяются звуки.

Но иссякнет прозрачный родник, если жажду свою утолю.

Взглядом волка смотрю на тебя, но не взглядом, молящим о ласке.

Волк всегда застигает врасплох. И растерянный жест прихотлив.

К сердцу матери девочка льнет и внимает доверчиво сказке.

Знает мать, но не знает дитя: правят морем прилив и отлив.

Руки нежные тронут цветок и на волка поставят капканы.

Легче – в чьих-то глазах утонуть, чем найти путеводную нить.

Тихо взгляд от тебя отвожу – будто нож вынимаю из раны.

Слушать девочке сказки и жить. Долго женщине рану таить.

1989

 

НА ПЕСКЕ

Словно два безрассудных дельфина,

Угодивших в игре на песок.

И прощанья холодная льдина

От беспомощных – на волосок.

Станем завтра пригоршнею праха.

Набегает угрюмо прибой.

Две янтарные капельки страха -

Мы с тобой.

1989

 

ПОЭТ

Между светом и тенью, по призрачной грани,

Дуновением ветра скользнув по судьбе,

Ты пропел. И заката холодные длани

Мертвой хваткой ложатся на горло тебе.

Жил под небом, как по небу странствует птица.

Вот и берег. Меж пальцев струится песок.

Жизнь поэта – песка слюдяная частица.

Дом его – шесть извечных сосновых досок.

Ты вода, сохранившая форму сосуда.

Я ж из тех, кто тебе не поставит свечи.

Для кого-то – Христос, для кого-то – Иуда,

Но как угли костра твоего горячи!

1989

 

НОЧЬ

Мягкой поступью ночь приближается к запертой двери.

Даже если молчать, не услышишь тяжелых шагов.

Ходят так в тишине только ночи да хищные звери,

Те, что ужас сплошной, от когтей – до кинжальных клыков.

Станет камень текучим, а воздух – стеклом затвердеет.

Потемневшее небо –

провисло от тяжести звезд.

И хоть ночь глубока, уголь, пеплом подернутый, рдеет,

Как звезда, что скатилась с высоких небес на погост.

Птица прянула в небо и медленно тает в эфире.

А тяжелые звезды упорны в стремлении вниз.

Звездопад перепутал все ноты в небесном клавире.

И холодные волны ласкает томящийся бриз.

1989

 

ПРОБУЖДЕНИЕ

Сон разбился. Хрустит под ногами стекло.

Звездопад обернулся вблизи камнепадом.

Уплотнилось пространство, смещаясь под взглядом,

Там, где в двух направлениях время текло.

Дай мне чистую мудрость ночного дождя.

И сторицей вернется нехитрая ссуда.

И вода, повторившая форму сосуда,

Не исчезнет, щербинку в сосуде найдя.

1989

 

ТРОПА

Звезда над полем сонно слепла.

Струилась ночь из бездны синей.

Все серебрил небесный иней

В немом пространстве цвета пепла.

По лезвию судьбы идущим

Дано остаться в твердом слове.

Им по тропе идти не внове

Между желаемым и сущим.

1990

 

ВОЛНЫ

Только отблески зная,

теряясь

в оттенках созвучий,

Проникая за грань,

но предел ощущая

в себе,

Как суметь уловить,

удержать

этот облик текучий

В бесконечной, незримой,

железом звенящей

косьбе?

Истончается контур, почти исчезает

граница

Между сном и пчелой,

между каплей

воды

и землей.

Проясняются лица. И каждое -

словно страница.

Вскрикнет птица. И руки совьются

петлей.

Ускользая из сомкнутых рук,

ненадежного крова,

Все стремишься постигнуть

едва ли

доступное нам.

Напряженье

волнами исходит от каждого слова.

Что за тихая, тайная весть,

что за тяга

к волнам…

1990

 

ПРИНЦИП МЕДЛЕННОГО ЧТЕНИЯ

Глубина, от которой захватит дыханье.

И грядущего тень пробежит по лицу.

И равны утверждение и отрицанье.

И дорога прямей, приближаясь к кольцу.

Удивит совпадение вещи и слова.

Не споткнись о звезду, заблудившись в себе.

Приподнять и на миг не сумеешь покрова,

Обретая себя в торопливой ходьбе.

1990

 

ЧУЖОЙ СОН

Твой медлительный сон как тяжелая, темная влага.

Пробуждается мрак. И не вспомнить забытой молитвы

В гулком, замкнутом мире, недвижном, как древняя сага,

Там, где нежность остра, словно тонкое лезвие бритвы,

Где совпали пространство и время для каждого шага.

Твой медлительный сон – кто в нем сумрачный гость и хозяин?

Уведи поскорей в глубину от непрочной границы,

Чтобы ветер, летящий с далеких и чуждых окраин,

Не спугнул этой редкой, покоя не знающей птицы,

Чтобы раньше рассвета не смели подняться ресницы.

1990

 

ПРИБОЙ

Наливаешься темным, тяжелым огнем.

Он пылает в ладонях и в теле твоем.

И качает энергии мутный прибой

Устоявшийся мир, что зовется тобой.

И не веришь клокочущей силе своей.

И не знаешь разумного выхода ей.

И боишься, что выходом ей станет взрыв.

И прибой успокоится, остров твой скрыв.

1990

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ

В темных водах покоится чистая суть бытия.

Взгляд бессилен. Немеют уста и ладони.

В сердце боль. Так бывает на самом излете

Погони.

Тень ложится на берег песчаный. Быть может – твоя?

Назови приключением или опасной игрой

Путь сквозь плотное облако поднятой мути.

Далеко уведет возвращение к собственной сути,

Если знать, что возможна конечная встреча с собой.

1991

 

НА КРАЮ

Что-то в линии губ… или в блеске волос…

Но, едва уловимо для слуха,

Ветер свищет в расщелинах духа.

И во взгляде ответном – вопрос.

Двух забвений зола оседает в зрачках.

Далеко ли до дна – я не знаю.

Вижу небо, ступая по краю,

И на дне – затаившийся страх.

1991

 

ОТЗВУК

Даже если отказано в том, и враждебностью тонкой

Озаряется нежно лицо, и светлеют глаза –

Словно в радуге крыльев застыла на миг стрекоза,

Или ветер играет у ног новогодней картонкой…

Даже если отказано в том, и твои обещанья

Рук не свяжут тебе – лишь бы взгляды остались ясны…

И серебряным эхом в бескрайних полях тишины

Продлевается отзвук прощения или прощанья.

1991

 

МАНДЕЛЬШТАМ

Миндальный посох, горький вкус

Судьбы,

Незримый крест, что носишь на себе.

А тут – стена. И разбивают лбы

Те, кто живет в рассеянной ходьбе.

А посох прям. То легок, то тяжел.

И видел смерть

Огня в седой пыли,

Изгиб волны, полет медовых пчел,

И как в кромешной тьме

Считают корабли.

1992

 

БЕРЕГ

Кому ниспосланы прохлада и покой?

Осталась музыка, мелодия печали.

Какие волны прежде нас качали…

Но я на берег выброшен волной.

Ужели радости небесной и земной

Замена – бледное ее изображенье?

Я чувствую, что небеса пришли в движенье.

Все громче гул, и звезды кружат надо мной.

1992

 

НОЧЬЮ

Ассирийские таинства сумрачных иносказаний,

В затененном потоке угасшие светлые блики,

Словно долгое эхо нездешних, чуть слышных дыханий,

Словно робкие пальцы вползающей в дом повилики.

Не имеющий меры не ведает смысла границы.

И тяжелое время, как воск, разминает в ладони.

Набегающий ветер листает чужие страницы.

И по дикой земле разбредаются дикие кони.

Птица прянула в небо и медленно тает в эфире.

Следом гаснет звезда, пропадая от долгого взгляда.

Темной ночью глаза раскрываются несколько шире.

И, наверное, это – награда.

1994

 

ДОРОГА К ХРАМУ

В разомкнутых пространствах бытия

Не разгадать путей незримых,

Пока что от тебя хранимых,

Как будто ноша эта – не твоя.

Тебя несет энергия судьбы.

Светлее путь от близости созвездий.

Но в храме покаяний и возмездий

Не примут ни мольбы, ни ворожбы.

1994

 

РАННЯЯ ОСЕНЬ

Как тихо здесь. И ты идешь в тиши

Деревьев, умирающих до срока.

Ты не одна. Но как ты одинока

В лесной глуши растерянной души.

И ждет рука руки прикосновенья.

И полон света каждый лепесток.

Ты помнишь боли трепетный исток,

Как помнит море – ветра дуновенья.

1997

 

КОРАБЛИК

Одиночное плаванье в сторону звезд.

Убегают столетья, волна за волной.

Мой кораблик теченья не ловит за хвост.

Он плывет наугад, не считаясь со мной.

Мой кораблик под ветром кренится слегка.

И не хочет поверить упругой воде.

Я заплыл далеко. Подо мной – облака.

А он смотрит в глаза одинокой звезде.

1999

 

ТИШИНА

Остывают слова. Гаснут птицы в полете.

Мчит поток, но недвижны в реке валуны.

Дремлет вещая книга в чужом переплете.

И превыше молчанья соблазн тишины.

Закрываю глаза, чтоб увидеть воочью.

Устремляется к небу волна за волной.

Сердце бьется во тьме, окруженное ночью.

Сердце бьется во тьме,

говоря

с тишиной.

2000

 

ГАМЛЕТ

У Гамлета сегодня выходной.

Послав подальше вечные вопросы,

Идет туда, где пьяные матросы

Найти не могут выход из пивной.

Почти не глядя, он возьмет вино

И терпкий аромат вдохнет вначале.

Вино заплещется в его бокале.

А пить или не пить – уж решено.

С красоткой ляжет, позабыв спросить,

Как звать плутовку и откуда родом.

Позволит жизни течь – привычным ходом.

И выбирать судьбы витую нить.

А ночью он едва найдет порог.

Но – шпагу в ножны, и берет на темя.

Он выйдет в темноту, пока есть время,

На перекресток сумрачных дорог.

Чтоб звездам в нелюдимые глаза

Взглянуть – и в сотый раз понять все то же:

Вот ты стоишь внизу, один – и что же?

А ничего. Плутовку звать – Заза.

2000

 

ПТИЦА НОЧИ

Нас темная река несет к причалу.

Часы незримые, лицом к стене,

Оплакивают время в тишине.

А время – приближается к началу.

И не заметишь ты, как птица ночи

В полете плавном выпрямит крыло.

Лети же с ней, пока не рассвело,

Размахивай руками что есть мочи.

2002

 

МИМОХОДОМ

Врачуя тело, убивая душу,

Неся дыханье в ночи и рассветы,

С дождем холодным приходя на сушу,

Стирая в памяти свои приметы,

Врачуя душу, убивая тело,

Уже не вспоминая о границах,

О том, что в небо так и не взлетело,

Дробясь, как в зеркалах, в случайных лицах,

Все длиться, длиться, длиться – мимоходом.

2002

 

РЕБЕНОК

Созревший плод, стремящийся к земле.

И жаворонок, падающий с неба.

Старик, до дому не донесший хлеба.

Огонь, бессильно гаснущий в золе.

Какое сходство странное во всем.

Снежинка тает на щеке ребенка.

Со звонким лаем чья-то собачонка

По снегу носится кругом.

2002

 

МГЛА

И взгляды, обращенные к земле,

И взгляды, обращенные к светилам,

Бессильно гаснут в этой древней мгле,

Текущей медленно по жилам.

Она волной о скалы мерно бьет.

Во тьме вечерней шелестит листвою.

И направляет бабочки полет,

Готовой вспыхнуть над свечою.

2002

 

ПОМЕДЛИ

Где застигнуто время врасплох,

Где смыкаются веки,

И глаза, обращенные внутрь,

Не видят ни зги,

Ты помедли мгновенье,

Прислушайся, в кои-то веки,

Различи в тишине

Уходящие в темень

Шаги.

Промолчи, утаи, задержи

На прерывистом вдохе

Не готовые следом сорваться

Слова.

Позабудь о себе,

О затеянном кем-то подвохе.

В этот час

Прорастает сквозь брошенный камень

Трава.

2002

 

ВДРУГ

В чужие не вникая жития,

Мы, как впервой, земную топчем твердь.

Вброд переходим реку бытия,

В своих телах накапливая смерть.

Прогулки этой цель ясна:

Не попадая в ноты, песню спеть,

Бокал оставить, не допив до дна,

И ничего, по сути, не успеть.

Тогда зачем, уже не первый раз,

Мудрить, глупить, не покладая рук,

С кого-то не сводить влюбленных глаз?

Да просто вечно кажется – а вдруг…

2003

 

ПЕСНИ

 

НАД РУЧЬЕМ

Склонясь, как ива, над ручьем,

Пьет женщина из розовых ладоней

Сверкающий поток, в котором тонет

Все небо над ее плечом.

С лица убрав льняную прядь,

Роняет в небо солнечные капли.

Рука ее, как маленький кораблик,

Бегущую ласкает гладь.

1977

 

СТАРЫЙ ДРУГ

У меня есть старый друг,

Он не жмет при встрече рук,

У него холодный, мокрый нос.

Ждет меня он за углом,

Но со мной не входит в дом,

Потому что он дворовый пес.

Собачья жизнь всегда полна проблем.

Попробуйте побыть в собачьей шкуре.

У вас наверняка есть теплый дом,

А он -

Под снегом и дождем идет понуро.

Беспородный и хромой,

Ходит по пятам за мной,

Чуя душ неясное родство.

И порою, что таить,

Мне так хочется – завыть

На плече лохматом у него.

Собачья жизнь всегда полна проблем.

Попробуйте побыть в собачьей шкуре.

У вас наверняка есть теплый дом,

А он -

Под снегом и дождем идет понуро.

1978

 

СВЕТ ПОГАСШИХ ЗВЕЗД

Свет погасших звезд

Мы видим много лет,

Странный, зыбкий свет

Звезд, которых нет.

Из каких глубин

Струится много лет

Странный, зыбкий свет

Звезд, которых нет?

И твой путь в ночи

Уже так много лет

Озаряет свет

Звезд, которых нет.

1992

 

УТРЕННЯЯ КОЛЫБЕЛЬНАЯ

За окном рассвет.

Кто-то ждал его,

Для кого-то ночь – не полна.

Мне уже пора.

Как бы твоего

Не потревожить сна.

Ты – в царстве снов,

Птиц и цветов.

Там – ясен солнца свет.

Жаль, меня там нет.

Ты сейчас милей

Всех на свете жен.

Дремлешь, улыбаясь во сне.

Как бы я хотел,

Чтобы этот сон

Был тоже – обо мне.

Спи, мой малыш.

Ты – чудно спишь.

Я – над тобой склонюсь,

Губ твоих коснусь.

1992

 

ПИСЬМО АДАМА В РАЙСКИЙ КОМИТЕТ

(РАЙКОМ)

Мое ребро отдельно ходит,

Со Змеем шепчется тайком.

Меня капризами изводит.

И пишет жалобы в райком!

Живу я как-то кривобоко.

А где-то там – мое ребро.

Мне без него так одиноко.

Верните мне мое добро!

Ну разве я прошу о многом?

Тут не до мелочных обид.

Ребро меня поссорит с Богом.

И рая божьего лишит!

А если это обращенье

Напрасно вымолвил язык,

И нет надежд на возвращенье,

То лучше сделайте – шашлык!

1993

 

МОРЯК

Раскинулось море ширoко,

А может быть и – широкo.

Плывем мы домой из Марокко

И птичье везем молоко.

Плывем и жуем апельсины.

И все возрастает наш пыл.

Я съел их четыре корзины -

Корабль быстрее поплыл.

И вот мы, в том нету порока,

На палубе сели рядком…

Мы прибыли в порт раньше срока.

Мне нравится быть моряком!

1993

 

ВИШНЕВАЯ ПРОБЛЕМА

Варенье, эх, вишневое,

Оно совсем без косточек,

Оно почти без веточек,

Ему всего лишь год.

И хоть просторно в баночке,

И хоть привольно в вазочке,

И хоть уютно в ложечке,

Да только, значит, вот…

Варенье, эх, вишневое

Имеет, ох, тенденцию,

Имеет, ух, тенденцию

Внезапно пропадать.

И чтоб не вышло страшного,

Сознательные граждане

Обязаны вниманием

Варенье окружать.

Проблему, эх, вишневую

Мы начали обдумывать,

Мы начали осмысливать,

Все мучились, и вот

Пришли к такому мнению,

Пришли к такому выводу,

Что если съесть варение,

Оно – не пропадет!

1993

 

БЛЮЗ ВОЛНЫ

Нас медленной волной уносит в море…

Полоска берега уже едва видна.

Я слышу каждый звук в небесном хоре.

И каждый вздох – он как глоток вина.

Где начало пути?

Даже ветер – не знает ответа.

Плыть не можешь – лети,

За волной – на край света.

Как долог путь. Ты станешь тенью тени.

И выронит весло усталая рука.

Как долог путь. И волны – как ступени,

Ведущие с земли – за облака.

Где начало пути?

Даже ветер – не знает ответа.

Плыть не можешь – лети,

За волной – на край света.

Нас медленной волной уносит в море.

И наши судьбы – словно нитка бус.

Как тайный знак в причудливом узоре.

И все, что я люблю, звучит, как блюз.

Где начало пути?

Даже ветер – не знает ответа.

Плыть не можешь – лети,

За волной – на край света.

1993

 

СВЕЖИЙ ВЕТЕР

Свежий ветер подул с гор,

Спугнул облака.

Словно ветер, твой конь скор,

Надежна рука.

Пускай беспредельна даль,

Без края дорога,

Покинет сердца печаль,

Смолкнет спор.

Тебя я с собой зову,

Нам нужно не много -

Когда шевельнул траву

Ветер с гор.

Пусть надежды блеснет луч -

Усталость не в счет.

Где-то бьет из земли ключ -

Вода словно лед!

Пускай беспредельна даль,

Без края дорога,

Покинет сердца печаль,

Смолкнет спор.

Тебя я с собой зову,

Нам нужно не много -

Когда шевельнул траву

Ветер с гор.

Если ты повидал свет,

То знаешь верней:

Как удачи найдешь след

Один, без друзей?

Пускай беспредельна даль,

Без края дорога,

Покинет сердца печаль,

Смолкнет спор.

Тебя я с собой зову,

Нам нужно не много -

Когда шевельнул траву

Ветер с гор.

1993

 

ДЕНЬ РОЖДЕНЬЯ

Хмурый осенний день

Стал чуть-чуть светлей.

Тает грусти пугливая тень

В доме, полном гостей.

Видишь ты,

Кругом цветы -

Словно лето расцвело.

Рядом друг,

И милых рук -

Тепло.

Радость в твоих глазах.

Ну, так в добрый час!

Пусть же ярче сияет для нас

Теплый свет этих глаз!

Верь себе,

Самой себе,

И желаний не таи.

Сможешь ты

Превзойти мечты

Свои!

1993

 

СЕРЕНАДА

Ну-ка тебе я спою!

Может, мы станем чуть ближе.

Словно те двое в Париже,

А может быть, и в раю.

Как ты жестока со мной!

Знаю и сам, в чем причина.

Просто я грустный мужчина,

Просто я робкий такой.

Выслушай песню мою.

Ева – послушала Змея.

С этой надеждой тебе я

Странную песню пою.

Да, собственно, спел уже.

1993

 

РУССКИЙ БЛЮЗ

Грузчик Иван Петров

Вечером шел с работы.

Был он вполне здоров

И напевал три ноты.

Вдруг большой метеор -

Прямо навстречу Ване:

Сбил головной убор,

Сделал дыру в кармане!

И загрустил Иван.

Кто его боль измерит?

Так опустел карман.

Ну а жена – не верит!

1993

 

СВЕТ НОЧНОЙ

Чудо какое -

Будет нас двое.

Небо ночное

Над головой -

Не осудит нас

В этот час -

С тобой.

Что, я не знаю,

Движет нас к раю.

И замираю

В миг неземной.

Свет любимых глаз

Манит нас -

С тобой.

Свет ночной

Милых глаз -

Лишь для нас,

Лишь для нас.

Свет ночной,

Трепет рук -

Сердца стук,

Сердца стук…

Что, я не знаю,

Движет нас к раю.

И замираю

В миг неземной.

Свет любимых глаз

Манит нас -

С тобой.

Знаю одно я,

Будет нас двое.

Небо ночное

Над головой

Не осудит нас

В этот час -

С тобой.

Свет ночной

Милых глаз -

Лишь для нас,

Лишь для нас.

Свет ночной,

Трепет рук -

Сердца стук,

Сердца стук…

1993

 

О ЛЮБВИ

Взял напрокат бутылку пива,

Кусочек рыбки одолжил.

Ведь ты сегодня так красива!

Я угостить тебя решил.

Не видел я светлей картины:

Горит в сердцах любви огонь!

Отпей не больше половины.

А рыбку – вообще не тронь.

Но ты прикончила все пиво.

И рыбки что-то не видать…

А ты не так уж и красива -

Теперь я начал замечать!

Такого я не ждал удара.

Нет, видно, вместе нам не быть.

Нет, дорогая, мы не пара:

Я думал, ты – не станешь пить.

1993

 

СНОВА

Вот снова

Ты мимо пробегаешь.

И слезы

В твоих глазах.

Ты снова

Меня не замечаешь,

Ты где-то -

В иных мирах.

Я знаю,

Тебе всего шестнадцать.

И рядом

Твой старый дом.

В чем дело -

Нетрудно догадаться.

Я знаю,

Все дело в том…

Видишь ты и днем, и ночью

Свет любимых глаз,

Слышишь в тишине его дыханье.

И ничто на свете

Разлучить не сможет вас -

Только бы пришел он на свиданье!

Но сердце

Твое о нем тоскует,

Ждут плечи

Любимых рук.

Твой парень -

Он не тебя целует…

О, время

Недетских мук!

Видишь ты и днем, и ночью

Свет любимых глаз,

Слышишь в тишине его дыханье.

И ничто на свете

Разлучить не сможет вас -

Только бы пришел он на свиданье!

1994

 

КРУГ

Хочешь быть в ладу с судьбой,

Знать, куда ведет дорога.

Сколько пролегло

путей пред тобой!

Много?

А где же твой?

И куда б не вывел путь,

Груз земной привязан туго.

Даже если вдруг

удастся свернуть,

Круга -

не разомкнуть.

И в твоих глазах – печаль.

Как всегда, в ответ – ни слова.

Ну а впереди –

далекая даль.

Снова

чего-то жаль.

1994

 

ПРЕЖНЕЙ ДОРОГОЙ

Снова – прежней дорогой,

Снова – пыль за спиной.

Кто-то, глядя с тревогой,

Скажет: «Он здесь чужой».

Да, я не знаю,

Что завтра ждет меня.

И забываю

Беды прошлого дня.

Сын мерцающих звезд,

Коснусь огня.

Этот жест будет прост

Для меня.

Слышу – ветер удачи.

Время – мчится вперед.

Долог – путь мой, и значит -

Новый встречу восход.

Да, я не знаю,

Что завтра ждет меня.

И забываю

Беды прошлого дня.

Сын мерцающих звезд,

Коснусь огня.

Этот жест будет прост

Для меня.

1994

 

КОСТЕР

Ночь во всей вселенной.

Догорел костер.

У ручья притих мой конь.

Где и с кем, не знаю,

Снова разожгу

Огонь.

Я бы жил иначе,

Да суровый нрав

У судьбы моей слепой.

И сияют звезды

Прямо над моей

Тропой.

Все мои дороги -

Как в ручье вода.

Впереди – тревоги,

Но зовет звезда.

Все мои дороги -

Как в ручье вода,

Всегда.

И развеет ветер,

Шелестя травой,

Пепел моего костра.

Мне опять в дорогу.

И печаль моя

Остра.

Все мои дороги -

Как в ручье вода.

Не унять тревоги,

Но зовет звезда.

Все мои дороги -

Как в ручье вода,

Всегда.

1994

 

ПОСЛЕДНИЙ ВАГОН

Взгляд

Я брошу назад.

А поезд летит наугад,

В багровый закат.

И кто-то не рад.

Вон -

Последний вагон.

А рельсы ведут под уклон.

И вот уже он -

Танцует чарльстон!

Позади – восход.

Что нас с тобою ждет?

Кому повезет?

Впереди – закат,

Но он не виноват,

Что кто-то не рад.

Эй,

А ну, веселей!

А поезд летит все быстрей.

Но ты не робей.

И все будет – о’кей!

Вон -

Последний вагон.

А рельсы ведут под уклон.

И вот уже он -

Идет на обгон!

Позади – восход.

Что нас с тобою ждет?

Кому повезет?

Впереди – закат,

Но он не виноват,

Что кто-то не рад.

1994

 

ОДИНОКИЙ ВОЛК

Самый быстрый и меткий стрелок –

У противника шансов нет,

Он убил семерых и решил, что я буду восьмым.

Вот он встал и шагнул за порог.

Ждали все, что я выйду вслед.

И в глазах я читал: тяжело умирать молодым.

Лучший друг мне сказал: «Прощай!

И вернуться не обещай –

К чему тратить нервы!»

Я и сам это понял давно.

Я почти уже умер, но –

Я выстрелил первым.

Было много отчаянных дней.

Но куда бы я ни пошел –

Слышал я, мне осталось недолго ходить по земле.

И враги оседлали коней.

Лучший друг их ко мне привел.

И велел выбирать между пулей и смертью в петле.

Лучший друг мне сказал: «Прощай!

И вернуться не обещай –

К чему тратить нервы!»

Я и сам это понял давно.

Я почти уже умер, но –

Я выстрелил первым.

Мне бы выйти из этой игры.

Но кругом – револьверный дым.

И горит под ногами земля, и слабеет мой конь.

Кто один разжигает костры –

Скоро будет совсем седым.

И уже к рукоятке моя прикипает ладонь.

Кто мне скажет теперь: «Прощай!

И вернуться не обещай –

К чему тратить нервы!»

Я и сам это понял давно.

Я почти уже умер, но –

Я выстрелил первым.

1995

 

СТАРЫЙ ФИЛЬМ

Бренчит фортепьяно,

Совсем пьяно-пьяно,

А я еще вовсе не пьян.

И в ночь полнолунья

В дешевом салуне

Я пью за стаканом стакан.

Красотка Сюзанна

Вела себя странно,

А друг – ну такая свинья!

Не ждал я обмана.

Нашла же болвана

Еще поглупее, чем я!

И плакаться стыдно,

Да вот что обидно…

Беда ведь не ходит одна.

И сердце хмельное

Болит про другое -

Про то, что нет больше вина!

Кивну я болвану

И драться не стану.

Я двери открою плечом.

Ни грусти, ни злобы.

Мне только в седло бы.

А там уже все нипочем!

1995

 

ЕЩЕ ТОТ

Она походкой неприступной идет,

Как бронепоезд или атомоход.

И к ней подъехать – ни один не рискнет.

Вот так всегда, но я – донжуан еще тот!

Она посмотрит, словно я идиот.

Но у меня к таким есть верный подход.

Уж я-то знаю, до костей проберет.

Вот так всегда, ведь я – донжуан еще тот!

Но вижу: парень ей навстречу идет,

С лица – бульдозер, со спины – пароход.

И мне, конечно, лучше дать задний ход.

Вот так всегда, ведь я – донжуан еще тот!

1995

 

КОГДА ПРИДЕТ ГРОМ

Дождь нас

Застал не дома.

Но он

Не на беду!

Ты так

Боишься грома.

И вот -

Теперь я жду,

Когда придет гром!

И пусть

Кругом ненастье,

Ведь так

Легко понять –

Дождь мне

Подарит счастье

Хоть раз

Тебя обнять,

Когда придет гром!

1995

 

ЗВЕНЯЩИЙ ВЕТЕР

Ветер, звенящий ветер,

Ветер подул в лицо.

Ветер расставил сети,

Ветер сомкнул кольцо.

И все твои надежды

Ветер унес ночной.

Ты их забыл, но прежде

Ты потерял покой.

Ветер – в твоих желаньях,

Ветер – в твоей крови.

Ветер – и в обещаньях.

Ветер – в твоей любви.

И все твои надежды

Ветер унес ночной.

Ты их забыл, но прежде

Ты потерял покой.

1995

 

МИР ЧУДНЫХ СНОВ

Скрыт черной тьмою

Брошенный дом.

Но эти двое

Знают о нем.

Входят без стука

В старую дверь.

В доме – ни звука.

Но ты не верь.

Стой!

Еще не поздно вернуться домой!

Стой!

Ведь их уже не спасти нам с тобой!

Дело простое.

Свечи горят.

Но эти двое

Вовсе не спят.

Им так хотелось

В мир чудных снов.

И тихо пелась

Песня без слов.

Стой!

Еще не поздно вернуться домой!

Стой!

Ведь их уже не спасти нам с тобой!

1995

 

ХОРОШИЙ

Я уже третий день не гоняю собак,

Не хватаю ворон за хвост.

Я соседскую кошку не тронул никак

За ее малый рост, малый рост.

Ведь я по натуре хороший.

Ведь я по натуре – хороший!

Я уже целый день не курил и не пил,

Я забыл, что такое мат,

Я про баб, то есть женщин, почти позабыл -

Не мужчина, а редкостный клад!

Ведь я по натуре хороший.

Ведь я по натуре – хороший!

Я с утра на карманы не пялюсь, как зек,

Не кладу на чужое глаз.

Я ведь не мелочусь, я большой человек,

Я уже перешел в третий класс!

Ведь я по натуре хороший.

Ведь я по натуре – хороший!

1995

 

ПОСЛЕ БУРИ

Чья тень

В лунном море?

Чья боль

Спит на дне?

Чей путь –

Быть в раздоре?

Кто жил –

Как во сне?

Мой плот

Бьет волною.

Весь мир -

Лишь вода.

Пыль звезд

Надо мною.

Мне – плыть,

Но – куда?

И пусть

Все, как прежде,

Всю ночь

Или год.

Ты верь

Лишь надежде,

Ведь нас

Кто-то ждет.

1995

 

В СВОЕЙ ТАРЕЛКЕ

Я маленький зеленый человечек,

В летающей тарелке я лечу!

Я скушал за обедом сорок свечек.

А больше почему-то не хочу.

Я в своей тарелке лечу!

Я ночью к вам залезу в холодильник

И съем один всю вашу колбасу.

Отвешу вашей кошке подзатыльник

И пылесос на крышу унесу.

Съем один я всю колбасу!

А если крепко выпить вы хотите,

То встречи вам со мной – не миновать.

Меня вы непременно разглядите,

Но будете не в силах убежать!

Этой встречи не миновать!

1995

 

ВЕЧНАЯ НОЧЬ

В черном холодном пространстве

Мой звездолет одинок.

Годы космических странствий.

Путь мой все так же далек.

Вечная ночь за стеною.

Снится земная капель.

Но лишь глаза приоткрою -

Манит далекая цель!

Если ошибка в расчете -

Мне не вернуться тогда.

И на своем звездолете

Я улечу – в никуда!

Вечная ночь за стеною.

Снится земная капель.

Но лишь глаза приоткрою -

Манит далекая цель!

1995

 

ДОРОГА НА САНТА-ФЕ

Разные люди, из ста разных стран.

Пыльной дорогой идет караван.

Долгие мили, короткий привал.

Кто меня с ними в дорогу позвал?

Я мог бы пить кофе в парижском кафе,

Но еду дорогою на Санта-Фе.

Я мог бы влюбиться в парижском кафе,

Но еду дорогою на Санта-Фе!

Станет мне домом скрипучий фургон.

Станет постелью холма серый склон.

Вольная песня, лети к небесам!

Что меня гонит – не знаю и сам!

Я мог бы пить кофе в парижском кафе,

Но еду дорогою на Санта-Фе.

Я мог бы влюбиться в парижском кафе,

Но еду дорогою на Санта-Фе!

Призрачный город, мираж золотой,

Ставший моею заветной мечтой,

Ждешь ли, не знаю, но верю судьбе,

Сказочный город, я еду к тебе!

Я мог бы пить кофе в парижском кафе,

Но еду дорогою на Санта-Фе.

Я мог бы влюбиться в парижском кафе,

Но еду дорогою на Санта-Фе!

1995

 

НЕЗАБУДКА

Мы с тобою встречались все чаще.

Ты ко мне приходила домой.

Понял я, что любви настоящей

Ты подаришь мне рай неземной!

Ты меня очень сильно любила.

На рассвете, смущаясь чуть-чуть,

Мое сердце с собой уносила

И в придачу – еще что-нибудь.

Ты с собой унесла две зарплаты,

Новый видеомагнитофон,

Телевизор цветной унесла ты,

А ведь был он тяжелым, как слон!

Ты меня очень сильно любила.

На рассвете, смущаясь чуть-чуть,

Мое сердце с собой уносила

И в придачу – еще что-нибудь.

Да, любовь – это страшная сила,

Повторю я опять и опять.

Как ты мебель мою выносила -

До сих пор не могу я понять!

Ты меня очень сильно любила.

На рассвете, смущаясь чуть-чуть,

Мое сердце с собой уносила

И в придачу – еще что-нибудь!

1995

 

ТУМАННАЯ ИСТОРИЯ

Я не сторонник больших перемен.

Утром однажды я вышел в тумане.

Шел на работу – увидел Биг-Бен.

Я оглянулся – кругом англичане!

Только без денег и Лондон не мил.

Снова на город туман опустился.

Я в том тумане, как ежик, бродил.

И незаметно у нас очутился!

Взял я валюты на сотню рублей.

Ну и когда все покрылось туманом,

Тут же на улицу вышел скорей.

Но оказался – под Магаданом!

1996

 

НА ГРЕБНЕ ВОЛНЫ

Снова хлещут волны.

Чьи-то корабли идут на дно.

Гром и вспышки молний –

Это ураган, но все равно

Я ведь со штурвала

Не сниму своих тяжелых рук.

Как бы ни качало –

Никому не взять нас на испуг!

А буря все злее, а ветер – сильней,

И волна достает до Луны.

И пусть невозможно, ты все же сумей

Удержаться на гребне волны!

Снова кто-то стонет:

«Силы не равны, напрасен бой!»

И покорно тонет,

Чтоб не спорить зря с самой судьбой.

Это слабый довод.

И пускай идет девятый вал,

Буря – только повод

Для того, чтоб крепче сжать штурвал!

А буря все злее, а ветер – сильней,

И волна достает до Луны.

И пусть невозможно, ты все же сумей

Удержаться на гребне волны!

1996

 

ТРАМВАЙНЫЙ РОМАН

Мы с ней все больше нравились друг другу.

И взгляд ее – как солнца луч во мгле.

Трамвай тащился медленно по кругу

И мне казался раем на земле.

И я уже на вечер строил планы.

Кружилась голова от перспектив!

Нам так милы трамвайные романы,

Ведь их читаешь – словно детектив!

Но только наш трамвай остановился.

И в сердце вдруг настала тишина.

Я сразу позабыл, что я влюбился,

Когда в трамвай вошла моя жена!

А я уже на вечер строил планы.

Кружилась голова от перспектив!

Нам так милы трамвайные романы,

Ведь их читаешь – словно детектив.

1996

 

НАЕМНИК

Я отчаянный был герой.

И на все было мне плевать.

Я ведь шел по стране чужой.

Но потом я устал стрелять.

Я сержанта спросил: «Зачем

Черный дым застилает свет?»

Дал мне в зубы сержант, а затем

Нежно очень сказал в ответ:

«Эй, дружок, ну-ка не отставай

И вопросы не задавай.

Эй, дружок, веселее шагай

По дороге, ведущей в рай!

Эй, наемник!

А ну-ка давай!»

Этот бой был совсем не мед.

От стрельбы раскалился ствол.

Но сержант приказал: «Вперед!»

И, закрыв глаза, я пошел.

Что-то грохнуло над головой.

А потом – ослепительный свет.

Я сержанта спросил: «Что со мной?»

Ну а он мне сказал в ответ:

«Эй, дружок, ну-ка не отставай

И вопросы не задавай.

Эй, дружок, веселее шагай

По дороге, ведущей в рай!

Эй, наемник!

А ну-ка давай!»

1996

 

НИЗКОЕ НЕБО

Изучаю плоды работы.

Полыхает земля огнем.

А над нею идут вертолеты.

И кому-то все кажется сном.

Заглушает земные звуки

Тяжкий рев боевых машин.

Пулемет обжигает руки.

Это рай для крутых мужчин.

Небо! Низкое небо!

Прямо – над головой!

Небо! Где еще не был

Я, небесный ковбой!

Мне по нраву моя работа.

Только вряд ли я буду рад,

Если в борт моего вертолета

Угодит бронебойный снаряд.

Все вдруг станет родным и близким.

Не сочтите за мой каприз.

Не покажется небо низким,

Если с неба ты падаешь вниз!

Небо! Низкое небо!

Прямо – над головой!

Небо! Где еще не был

Я, небесный ковбой!

1996

 

НЕБЕСНЫЙ БРАТ

Одинокий и немой,

По стране совсем чужой,

Я дорогой шел прямой -

Домой.

Только видел: надо мной,

Над моею головой,

Все кружил орел седой -

Степной.

Ты скажи, небесный брат мой,

Знаешь ты, когда же снова

На порог родного дома

Я ступлю?

Ты скажи, небесный брат мой,

Знаешь ты, когда же снова

Я шепну своей любимой,

Что люблю?

Небесный брат мой, небесный брат.

Небесный брат мой, небесный брат…

Жарким летом и зимой

Думал я о ней одной.

И дорогой шел прямой -

Домой.

И весеннею порой

Дом услышит голос мой:

«Не ищу судьбы иной -

С тобой!»

Ты скажи, небесный брат мой,

Знаешь ты, когда же снова

На порог родного дома

Я ступлю?

Ты скажи, небесный брат мой,

Знаешь ты, когда же снова

Я шепну своей любимой,

Что люблю?

Небесный брат мой, небесный брат.

Небесный брат мой, небесный брат…

1996

 

ПЕРЕЛЕТНАЯ ПТИЦА

Он снял ботинки, чтоб было легче.

Он снял часы и про них забыл.

Он снял рубашку, но оставил галстук.

А потом – воспарил!

Он был так пьян, что казался трезвым!

Пришел домой, но не смог найти дверь.

Увидел окно и взлетел, как птица.

Кто скажет, что было не так – не верь!

Три дня его искали в больницах,

Звонили в морги, но не нашли.

Он бесследно пропал, растворился,

Растаял в просторах земли.

Он был так пьян, что казался трезвым!

Пришел домой, но не смог найти дверь.

Увидел окно и взлетел, как птица.

Кто скажет, что было не так – не верь!

Его друзья о нем позабыли.

Забыла жена, и я думаю – зря.

Ведь он не умер, он чуть промахнулся

И с птичьей стаей махнул за моря!

Он был так пьян, что казался трезвым!

Пришел домой, но не смог найти дверь.

Увидел окно и взлетел, как птица.

Кто скажет, что было не так – не верь!

1997

 

Я ЗНАЮ

Целый вечер танцую с ней.

У нее миллион парней.

Я знаю. Но грустно ей.

И темно посреди огней.

Одиноко среди друзей.

Я знаю. Ведь я был с ней.

Когда-то был с ней.

Но молчит о тоске своей,

Хоть скрывать ее все трудней.

Я знаю, как больно ей.

И не спит в тишине ночей.

И отчаянье все сильней.

Я знаю. Ведь я был с ней.

Когда-то был с ней.

Кто-то будет ей всех милей.

Кто-то будет мечтать о ней.

Я знаю, кому больней.

Это было в судьбе моей –

Полоса окаянных дней.

Я знаю. Ведь я был с ней.

Когда-то был с ней.

1997

 

ПОДВАЛЬНЫЙ РОК-Н-РОЛЛ

Лохматый парень

По кличке «Рок-н-ролл»

Всегда в ударе,

И я не зря пришел.

Берет аккорды,

Не глядя на лады.

Воротит морду,

Когда нальют воды.

Здесь каждое слово – мат или дерзость.

А сверху сыплется мокрая мерзость.

И я, конечно, давно бы ушел,

Но в этом подвале живет рок-н-ролл!

Окурок бросит

Со сцены в темноту.

Он в сердце носит

Такую вот мечту:

Играл в подвале,

Но из него ушел –

В огромном зале

Он рубит рок-н-ролл!

Здесь каждое слово – мат или дерзость.

А сверху сыплется мокрая мерзость.

И я, конечно, давно бы ушел,

Но в этом подвале живет рок-н-ролл!

Он выпьет водки,

Возьмется за вино.

Луженой глотке

Давно уж все равно.

Какие споры:

В подвале он – кумир.

Но очень скоро

О нем услышит мир.

Здесь каждое слово – мат или дерзость.

А сверху сыплется мокрая мерзость.

И я, конечно, давно бы ушел,

Но в этом подвале живет рок-н-ролл!

1997

 

НОЧНАЯ ДОРОГА

Звездное небо, ночная дорога,

Рокот мотора и шорох колес.

Междугородный, почти что до Бога.

Спят пассажиры, и это всерьез.

Дремлет водитель, такая усталость…

Он головою склонился на руль.

Сколько осталось? Ну, самую малость:

На циферблате – мерцающий нуль.

Звездною пылью стекло серебрится.

А впереди – ни людей, ни машин.

Кажется, что-то сегодня случится.

Но для тревоги пока нет причин.

Тает во мраке светящийся глобус.

Странный маршрут превратился в полет.

Это обычный межзвездный автобус.

Хоть неизвестно – куда он везет!

1997

 

СТАРЫЙ СЕРДЦЕЕД

Не бойтесь вы, я страшный только с виду.

Я вам нисколько не желаю зла.

Я никому не дал бы вас в обиду.

Я стал другим, такие вот дела.

Уверен я, сойдемся мы во вкусах.

И я сумею не пересолить.

Играет солнца луч на ваших бусах.

Ведь правда – хорошо на свете жить?

Не бойтесь, детка, ближе подойдите.

Отвага нам – как парус кораблю.

Ну а теперь в глаза мне загляните.

И вы поймете, что я вас люблю.

1997

 

ПЛАМЯ В КРОВИ

Ты слишком любишь говорить о любви. А я сейчас – ну хоть зови, не зови.

Я понимаю, это пламя в крови. Но все же, детка, на меня – не дави!

Я этим утром словно павший в бою.

Ведь я так рано никогда не встаю.

А твой будильник я сегодня убью.

Ты лучше вспомни, что лежишь на краю!

Ведь ты куда-то собиралась успеть.

Тебе еще так много нужно – одеть.

Умерь порывы, ну хотя бы на треть.

Ну дай хотя бы – эту песню допеть!

1997

 

КРУГОВАЯ ОРБИТА

Ты третий день в запое и печали.

Пора трезветь, но сдашься ты едва ли.

Ты пьешь портвейн, который пахнет хлоркой.

А чем заесть? Ну, разве хлебной коркой!

Круговая орбита!

Круговая орбита!

Ты выпил все, что только было в доме.

И ты теперь в угаре, будто в коме.

Поешь всю ночь про белую панаму.

А поутру – войной грозишь Вьетнаму!

Круговая орбита!

Круговая орбита!

Ну и Вьетнам сдается с перепугу.

А ты звонишь надежнейшему другу.

Ведь нужно с ним отпраздновать победу.

Друг понял все. Он говорит: «Я еду».

Круговая орбита!

Круговая орбита!

1997

 

СКОРЫЙ ПОЕЗД

Скорый поезд ворвался в тоннель,

И неистовый грохот колес

Как-то сразу развеял хмель.

А потом все пошло вразнос.

Оказавшись в сплошной темноте,

Мой болтливый сосед замолчал.

Рядом люди, да только не те.

Он давно это подозревал.

Скорый поезд!

Скорый поезд!

Странным чувством охвачен вагон.

Словно что-то идет не так.

Только тьма с четырех сторон,

И она – как недобрый знак.

Должен кончиться этот недуг.

Но сомкнулся тоннель кольцом.

Мчится поезд, за кругом круг.

Ну а мы все чего-то ждем.

Скорый поезд!

Скорый поезд!

Мы уже много лет в пути.

Нас похитил тоннель-капкан.

Я бы очень хотел сойти –

Мне бы только найти стоп-кран.

Что-то все же произойдет,

Если я потяну рычаг.

Бег по кругу поезд прервет.

Если так – это добрый знак!

Скорый поезд!

Скорый поезд!

1998

 

БРОДЯЖИЙ БЛЮЗ

Ветер гонит пыль.

Стою у всех обочин.

Словно до Луны –

До твоего жилья.

Я устал идти.

А брать никто не хочет.

Только вот меня -

Не взял бы даже я!

Ладно, все равно.

Ведь ты не будешь рада.

Чахлый наш костер

Уже давно погас.

Некуда спешить.

Свобода – как награда.

Снова я один.

И не в последний раз!

Так устроен мир -

Живое ищет пару.

Но никто не ждет.

В кармане – только медь.

Ветер гонит пыль.

Я достаю гитару.

Трогаю струну.

И начинаю – петь!

1998

 

С ТОБОЙ

Я подумал, что ты – не отсюда.

Я таких никогда не встречал.

На тебя я смотрел – как на чудо.

И что буду с тобой, я не знал.

Ты мне светишь во тьме нежным взглядом,

И ладоням, и сердцу мила.

Мне легко оттого, что ты рядом

И, как летнее утро, тепла.

Может, станет печальной ошибкой

Наша встреча – так было всегда.

Только знаю, что с этой улыбкой

Не сравнится ничто, никогда.

1998

 

ПЯТЫЙ УГОЛ

Он очнулся и долго не мог понять,

Где оказался и кто рядом с ним,

И почему так тесна кровать,

Где можно вполне уместиться троим.

Он встал и неловко шагнул к стене.

А из зеркала глянул кто-то чужой.

И это все было – словно во сне.

Он стал вспоминать, кто же он такой.

Он из тех, кто нашел пятый угол.

Он решил, что уйдет из обители зла.

Сунул ноги в штаны и надел пиджак.

Проснулась она и вдруг поняла,

Что с ним – что-то не так.

Ну а потом взорвалась тишина.

Истерика, вопли и плач детей.

Она кричала ему, что его жена.

Он присмотрелся и – не поверил ей.

Он из тех, кто нашел пятый угол.

Он отбился и вышел в кромешную ночь.

Крики сверху катились по этажам.

Он не оглянулся, он двинул прочь,

Куда – он не очень-то знал и сам.

Он шел по проспекту, мимо витрин.

И ветер его продувал до костей.

Он шел по проспекту, совсем один.

Потом побежал, все быстрей и быстрей.

Он из тех, кто нашел пятый угол.

1999

 

ЧТО РАССКАЗАЛ БРОДЯГА

Сидел я у обочины дороги.

Была жара, похожая на месть.

Шуршали шины, пробегали ноги.

А мне – ну до того хотелось есть!

Вдруг вижу – подлетает словно птица

Спортивная машина «самурай»,

И очень сексапильная девица

Открыла дверцу, манит – залезай.

Но – нет, я бродяга!

Но – нет, я бродяга!

Таким, как я, не может повезти!

Но – нет, я бродяга!

Но – нет, я бродяга!

И нам с тобой совсем не по пути!

Я поглядел и тут же задохнулся.

Ну а потом, наверно, был наркоз.

Не помню, как, но только я очнулся

В ее коттедже, полном свежих роз.

Я сроду не видал такой фигуры,

Таких обворожительных очей.

Обед, вино, бассейн и шуры-муры,

И на душе как будто веселей!

Но – нет, я бродяга!

Но – нет, я бродяга!

Таким, как я, не может повезти!

Но – нет, я бродяга!

Но – нет, я бродяга!

И нам с тобой совсем не по пути!

Пришел в себя я только на рассвете.

Опять шаги и беготня машин.

И снова я сижу на парапете,

Голодный и по-прежнему один.

И голова моя в сплошном тумане.

Такие чудеса – да где они!

И вдруг я нахожу в своем кармане

Записку: «Ради бога – позвони!».

Но – нет, я бродяга!

Но – нет, я бродяга!

Таким, как я, не может повезти!

Но – нет, я бродяга!

Но – нет, я бродяга!

И нам с тобой совсем не по пути!

1999

 

БЕССИСТЕМНЫЕ ОБЪЯТЬЯ

В штанах из самой черной кожи,

Я выхожу из дома в ночь.

Эй, погоди, а мы – похожи.

Ну так не убегай же прочь!

Нас примет ночь в свои объятья,

Как будто мать – своих детей.

И все мы будем сестры-братья.

Давай обнимемся скорей!

Домой вернешься на рассвете,

Пьяна совсем не от вина.

Но будет ночь за все в ответе.

Тебе запомнится она!

2000

 

ОТРАЖЕНИЯ

Прозрачный взгляд, движенье тонких рук –

И в зеркалах расходятся круги.

Для этих рук разомкнут каждый круг.

Здесь так светло. Но не видать ни зги.

Застыли отражения зеркал

В забытом доме, брошенной стране.

И здесь никто уюта не искал.

А там – никто не помнит обо мне.

Забуду все, как будто и не жил.

Огонь свечи, мерцающий во тьме,

Клубящиеся тени проложил,

От неизбывной осени – к зиме.

Застыли отражения зеркал

В забытом доме, брошенной стране.

И здесь никто уюта не искал.

А там – никто не помнит обо мне.

2000

 

ВЫХОДНОЙ

У Гамлета сегодня выходной.

Послав подальше вечные вопросы,

Он держит путь туда, где пьяные матросы

Не могут отыскать дорогу из пивной.

У Гамлета сегодня выходной.

Почти не глядя, он возьмет вино

И терпкий аромат вдохнет вначале.

Ну а потом вино заплещется в бокале.

А пить или не пить – давно уж решено.

Почти не глядя, он возьмет вино.

С красоткой ляжет, позабыв спросить,

Как звать плутовку и откуда родом.

Позволит жизни течь ее привычным ходом.

И выбирать судьбы отпущенную нить.

С красоткой ляжет, позабыв спросить.

У Гамлета сегодня выходной.

Послав подальше вечные вопросы,

Он держит путь туда, где пьяные матросы

Не могут отыскать дорогу из пивной.

У Гамлета сегодня выходной.

2000

 

НЕСКАЗАННЫЙ СВЕТ

Ты постой, не спеши, пусть темно за окном,

А на сердце – такая муть.

Ты же знаешь сама – веселее вдвоем,

Так что лучше – со мной побудь.

Зимний город уже зажигает огни,

И подружка – давно не ждет.

Лучше рядом садись и в глаза мне взгляни,

Вот увидишь – печаль пройдет.

Будет нам хорошо, я чем хочешь клянусь.

И в глазах – несказанный свет…

А чтоб стало теплей, я тебе улыбнусь,

Ну и ты – улыбнись в ответ.

Знаю, сердце твое бьется, как и мое,

Ведь не камень оно, не лед.

И пускай до поры каждый думал свое,

Все иначе теперь пойдет.

Ты мне можешь сказать – эта песня стара.

Только ей – нипочем года.

И конечно тебе я желаю добра.

Веришь мне? Неужели – да?

Будет нам хорошо, я чем хочешь клянусь.

И в глазах – несказанный свет…

А чтоб стало теплей, я тебе улыбнусь,

Ну и ты – улыбнись в ответ.

2001

 

НЕ БОЙСЯ

Ну что случилось,

Мой милый друг?

Ведь сердце пело.

И смолкло вдруг.

К чему бояться

Грядущих дней?

Любить мы станем

Еще сильней!

Пройдут метели

И холода.

Мы рядом будем

С тобой всегда.

И ты не бойся

Былых разлук.

Ведь нет сильнее

Любимых рук!

Ну, так не хмурься

И улыбнись!

Рукою нежной

Меня коснись.

Печаль растает,

Как в небе дым!

Все дальше будет -

Как мы хотим!

2001

 

СТУДЕНТОЧКА

Она весенней походкой

Домой идет,

В юбчонке очень короткой

И без забот.

Сданы учебные книжки -

До сентября.

За ней толпою мальчишки,

Да только зря.

Студенточка! Студенточка!

Студенточка! Студенточка!

Ого-го!

Фигуркой стройной и гибкой

К себе влечет.

И мимолетной улыбкой

С ума сведет.

Она идет, напевая,

Несет цветы.

Да ты откуда такая,

И кто же ты?

Студенточка! Студенточка!

Студенточка! Студенточка!

Ого-го!

Не для меня ты, понятно.

Не в этом суть.

Но все же очень приятно

И мне взглянуть.

Полна весеннего света,

Идешь себе.

И начинается лето

В твоей судьбе!

Студенточка! Студенточка!

Студенточка! Студенточка!

Ого-го!

2002

 

ПРО СЛОНА

Поймали в Африке слона,

Хоть был он очень крут.

И вот в далекий зоопарк

На корабле везут.

Любой бы тут затосковал.

Но слон ведь – не болван:

Он хобот в воду опустил -

И выпил океан!

А как же плавать без воды?

Корабль тут же встал.

И слон по высохшему дну

Обратно зашагал!

Потом, конечно, добрый слон

Всю воду возвратил.

Но целый день пластом лежал,

Поскольку – перепил!

2002

 

КРУТОЙ ПАРЕНЬ

Ты натуральная блондинка,

На дискотеке равных нет!

А я и вовсе – как картинка!

Таких еще не видел свет!

Даже в Америке -

How do you do? -

Бьются в истерике:

Я – не иду!

Крутой парень!

Крутой парень!

Я знаю, каждая девица

Ко мне бежит, не чуя ног.

Нельзя в такого не влюбиться!

Не раз я убедиться мог.

Даже в Америке -

How do you do? -

Бьются в истерике:

Я – не иду!

Крутой парень!

Крутой парень!

И хоть ты гордая такая,

Но что ты сделаешь со мной?

И как ни фыркай, дорогая,

А будешь ты моей женой!

Даже в Америке -

How do you do? -

Бьются в истерике:

Я – не иду!

Крутой парень!

Крутой парень!

2002

 

УБИТЬ ДУРАКОНА

Нас подстерегают, увы, дураконы!

При этом – на каждом шагу!

Над ними не властны любые законы!

И власти о них – ни гу-гу!

От них не спасают ни бронежилеты,

Ни выучка сил ПВО!

Ни пушки, ни танки, ни даже – ракеты!

Покруче они хоть кого!

По собственной жизни иди осторожно.

Внимательно всюду смотри.

Убить дуракона почти невозможно.

Ведь он обитает – внутри.

2003

 

ОФЕЛИЯ

О если б иначе все было,

Судьба моя…

По светлому облаку, темной

Воде

Скользила печальная лодка,

И понял я -

Не встретиться нам никогда

И нигде.

И струны так скорбно звенели,

Судьба моя.

И ветер нездешнее имя

Шептал.

И вспыхнули тонкие свечи,

И понял я -

О боли совсем ничего

Я не знал.

Зачем нас с тобой разлучили,

Судьба моя?

И вот уже старые ивы

В снегу.

И годы прошли, как столетья,

И понял я,

Что жить без тебя я уже

Не могу.

2003

 

ЦАРСКАЯ ЖИЗНЬ

Вот толстое величество -

Огромное количество! -

Включивши электричество,

На кухню забрело.

Оно сидит и лопает.

Глазами тупо хлопает.

Порой ногою топает -

Ну, чтоб в живот прошло.

Гудит труба каминная.

А ночь – такая длинная.

Жена его невинная

Сказалася больной.

Страдает царь одышкою.

И у царя под мышкою

Проскочит серой мышкою

Любовник молодой!

Вот здание дворцовое -

Давно уже не новое.

Величество, готовое,

Надело свой прикид.

С утра немного сонное,

Глядит в стекло оконное:

Там войско едет конное -

Приятный глазу вид!

Являя стать гусарскую,

Смиряя кровь бунтарскую,

За эту морду царскую

Любой на смерть готов!

Любой в седле качается.

И каждому – икается.

И запах вспоминается -

Царицыных духов!

2003

 

БЛЮЗ РЫЖЕГО КОТА

Я тощий рыжий кот.

К тебе пришел я вновь.

Достал меня Эрот!

Верней сказать – любовь.

Забудь про ерунду!

И брось котов других.

Я у помойки жду.

И нету сил моих!

Я больше не могу!

Приди, побудь со мной!

Согнул меня в дугу

Инстинкт мой основной!!!

2003

 

ПОД ЗОНТОМ

Свободный вечер у мужчины

Был залит проливным дождем.

А ты, не глядя на витрины,

Спешила под своим зонтом.

И я руки твоей коснулся.

И встретил твой смущенный взгляд.

Мне показалось – я проснулся,

А спал две тыщи лет подряд.

Нам под зонтом хватило места.

И дальше мы пошли вдвоем.

Ты улыбалась, как невеста.

И понял я, что здесь мой дом.

2003

 

иронические тексты

 

Зооморфизмы

 

ЗАДУМЧИВЫЕ

Из племени инкогнитов,

Из рода ниоткудов,

Как будто опоздавшие,

Как будто – никуда,

На коллектив похожие

Задумчивых верблюдов,

Из ритма выпадающих –

Хоть раз, да навсегда…

И в детском легкомыслии

Заглядывая в душу,

Забывчивые странники,

Знакомые едва,

Гуляют вдоль чего-нибудь,

Надкусывая грушу

И бормоча рассеянно

Заветные слова.

Чего же, право, надобно

Задумчивым верблюдам,

Когда на небе солнышко

И груша под рукой?

Ведь хорошо гуляется,

И даже чудам-юдам,

Нет-нет, да улыбается

Какой-нибудь – другой.

И это все, конечно же,

Гулявшими когда-то

Вдоль этого чего-нибудь

Увидено давно.

Тогда же и осмыслено.

И, длинно или сжато,

Давным-давно описано,

Что, впрочем, все равно.

Поскольку им, задумчивым,

Несущим что попало,

Душой не прилепившимся

К тому, что вверх растет,

Лишь это и осталося,

Не много и не мало,

Надеяться, что кто-нибудь -

Когда-нибудь прочтет!

 

ОНИ

Они поднимут хоботы.

Они взмахнут ушами.

И ниточкой потянутся

К небесной синеве.

И вы, задравши головы,

Увидите и сами

Гуляющих по облаку –

Ну словно по траве.

Да-да, не только лошади

Летают вдохновенно.

По части вдохновения

Слон тоже не дурак.

И сверху может сверзиться

Он более мгновенно.

И вы тогда услышите

Неимоверный шмяк.

Слоны летают запросто,

Отринув предрассудки,

Законы гравитации

Отчаянно презрев.

И если разохотятся,

То могут даже сутки

Летать без приземления,

Одну морковку съев.

Среди слонов порхающих

Вам разглядеть не трудно:

Вон тот, который с краешку,

Похожий на меня,

Летает так старательно,

А в небесах – так чудно,

И так не обязательно

Устать к исходу дня.

..

Чего ж они, сердешные,

Стремятся вверх упорно?

Чего же не сидится им

В саваннах и лесах?

Сытней там и спокойнее.

Зато вверху – просторно!

К тому ж слоновья грация -

Заметней в небесах.

Конечно, очень может быть,

Слоновьи пируэты

Разглядывать вам некогда,

Забывши про дела.

И вы не замечаете,

Как, солнышком согреты,

Над головой мотаются

Огромные тела.

Но помните, пожалуйста,

Что там не дирижабли,

Не надувные шарики,

Не метеоры тож.

А то вы испугаетесь,

Как наступив на грабли,

Когда в окно к вам сунется

Одна из этих рож!

 

ИЗЫСКАННЫЙ

Созданье длинношеее –

Куда там Нефертити!

С коротенькими рожками,

С полоской вдоль спины…

Не очень-то изысканно,

Уж вы меня простите.

И в плане грациозности

Милее мне – слоны.

Его, сказать по совести,

Уж было бы вернее

Назвать верстой коломенской

За эдакую стать.

И верьте, нету зрелища

Нелепей и смешнее,

Когда верста пятнистая

Надумает бежать.

И звезд, уж если попросту,

Он с неба не хватает,

Хотя он между пальмами

Виднеется на треть.

Как каланча пожарная,

Все сверху озирает.

Видней ему, конечно же,

Да что ему смотреть?

Однако есть и общее

У этого созданья

С такими индивидами,

Каким являюсь я:

Не может информация

Дойти без опозданья,

Хоть шея у создания

Длиннее, чем моя!

 

ЛЕВИ’S

Уж если вы о страусе,

Я джинсы вспоминаю.

Такая вот испорченность,

Господь меня прости.

Потом – о шляпах о перьями,

Кто носит их – не знаю.

И – о цыплятах бройлерных,

В пределах тридцати.

Когда ж войдет в сознание,

Такое-растакое,

Что речь о просто страусах,

Тогда я промолчу.

Сказал бы я, что можно бы

Оставить их в покое,

Да сам, подобно страусу,

Я из песка торчу.

О птицы крылоногие,

Чего ж вы не летите?

С почти жирафьей шеею

И головой с грейпфрут,

Могли бы вы, я думаю,

Да только – не хотите.

А что до гравитации –

Так это люди врут.

Быть может, вы мне скажете,

Что курица не птица.

Да только ведь амбиции

Не тонут и в реке.

И я не чужд экзотики.

Вот вытянутся лица,

Когда, верхом на страусе,

Я скроюсь вдалеке!

 

БАНДЕРЛОГИ

Признаться, не без трепета

И даже не без дрожи

Берусь за этот скачущий,

Насмешливый предмет,

Который всем и каждому

С деревьев корчит рожи,

Причем не унимается,

Когда деревьев нет.

Предмет, конечно, так себе,

Далек от идеала.

К тому ж отбор естественный,

Естественно, не спит.

И принцип общезначимый –

Кусала и хватала –

У обезьян заметнее,

Какой бы ни был вид.

Они такие склонные

По доброте сердечной

Сокровища духовные

Бездумно расточать.

А тут, по воле Дарвина,

В сей жизни быстротечной,

В борьбе за выживание

Приходится – дичать.

О да, приматы низшие

Людьми когда-то были.

Плоды цивилизации

Им были так близки.

Потом однажды истину

Конечную открыли.

И быть людьми разумными

Им стало не с руки.

Они мудрей, конечно же,

Хоть кажутся тупыми.

Все наши достижения

Для них – близки к нулю.

И на ступеньку высшую

Мы встанем вслед за ними.

Бананы, между прочим, я

Уже давно люблю!

 

ТРИДЦАТЬ ВОСЕМЬ

Вы посмотрите, граждане,

На этого удава:

Вот так бы – обмотаться бы

Вокруг чего-нибудь!

Да, про него, сердешного,

Идет дурная слава.

Кого-то там проглатывал.

Так ведь не в этом суть!

Нет, вы себе представьте-ка,

Что вы – худой и длинный.

И можно очень запросто

Свернуться колесом.

И завернуться штопором.

Проникнуть в парк старинный

И там, в вечерних сумерках,

Прикинуться бревном.

О, как удобно, господи,

Охватывать собою

Ну просто что ни попадя!..

А можно ведь и – не…

И вам, при этой гибкости,

Достанутся без бою

Все мыслимые радости –

И днем, и при луне.

Сплошные преимущества!

К чему такому – ноги?

Упреки в бесхребетности?..

Никто ведь не рискнет!

Хотя ему, наверное,

Что мы, что бандерлоги…

Когда проголодается –

Не больно разберет!

 

ТОТОША УКОКОША

Зеленого и плоского,

С большой зубастой пастью,

Неискренне слезливого,

С хвостом, который – ох,

Вблизи его не видел я,

И думаю – по счастью,

Поскольку он в общении

Бывает очень плох.

В естественных условиях

Опасны крокодилы.

И даже их детеныши –

Такие, что привет.

Они мочалки хавают,

Они сжимают вилы,

Порою солнце красное

Глотают на обед.

Духовные искания

Им непонятны вроде –

Хоть многие двуногие

Ничем не лучше их.

Конечно, все животные

Близки родной природе.

Но что меня касается.

Я выбрал бы – других.

Берет меня сомнение,

Что выжил Чебурашка.

И что влюбился искренне

В корову крокодил.

Да, верить крокодилищу –

Серьезная промашка.

Боюсь, что эти сказочки

Он сам и сочинил!

 

В ЗАЗЕРКАЛЬЕ

Сказали мне в редакции,

Что надо б Утконоса

Осмыслить поэтически

И дать его портрет.

Ответил я: «Пожалуйста!

Считайте – нет вопроса!

Вам мало не покажется,

Поскольку я – поэт!»

А после я задумался.

И понял, что проблема,

Ох, недооцененная,

В дугу меня согнет.

Нехватка информации.

Ну хоть берись за Брема!

Не знаю, чем питается.

Не знаю, с кем живет.

Ах, Утконос инкогнито,

Ах, Утконос-загадка,

Почти что не засвеченный

В пластах литератур!

Ах, Утконос неведомый,

Хотя бы для порядка,

Уж вы организуйте мне

Литературный тур!

Клянусь, не пожалеете –

Увековечу прочно!

И даже если вымрете –

Останетесь в стихах.

И мне порою кажется,

Мы виделись заочно.

Мы иногда встречаемся…

И где же? В зеркалах!

 

РОГУЛЬКА

Известно, респектабельность -

Завиднейшее свойство.

А он – такой насупленный,

Как будто что не так.

И вряд ли компенсирует

Изрядное геройство

Сплошные попадания

В томительный просак.

И у него, естественно,

С характером – проблема.

Но, если уж по совести,

То кто же без проблем?

Он бродит по окрестностям

Как некая эмблема

Чего-то неизбывного,

Чего – и сам не вем.

С воинственным обличием,

С извечной жаждой боя,

А приглядись внимательней -

С растерянной душой…

Особенно мучительна

Для нашего героя

Проблема застревания:

Ведь рог – такой большой.

Да, нос его внушительный

Имеет продолженье.

Факт очень символический,

Известный и молве.

Конечно, рогоносец он.

Но это украшенье

Несет с таким достоинством –

Ведь не на голове!

 

ТОРМОЗ

Коалы так медлительны,

Что даже величавы,

Поскольку не торопятся

И чужды суеты.

Ну и в своей неспешности

Они, пожалуй, правы:

В излишней торопливости –

Ни грамма красоты.

И вот висят на веточках

Сплошные винни-пухи,

Под ветерком качаются,

Но падать не спешат:

Известно, что клыкастые

К их обаянью глухи;

Не зря коалы мудрые

Так высоко висят.

Как медвежонок плюшевый –

Премилое созданье!

Ленивое, пушистое,

И выглядит смешно.

Топорщит уши круглые.

А в глазках – ожиданье.

И все ясней становится,

Что мне сродни – оно!

 

ГИПЕРПОТАМ

Ну да, проблемы с талией,

Сверхвыпуклые формы,

Сплошные диспропорции,

И рот как чемодан.

И певческие данные

Намного ниже нормы:

Как заревет вот этот вот –

Что твой портовый кран.

И про него рассказано

Обидного изрядно:

Мол, слишком громко топает,

Не может танцевать.

Когда ж гулять отправится –

Один там, или стадно –

Все тут же разбегаются,

А то – несдобровать.

А в нем – душа изящная.

А также ум пытливый.

Под этой толстой кожею –

Отменно тонкий вкус.

И он такой стеснительный.

Уколобоязливый.

Так ищет понимания.

И он – окончил вуз.

 

САМЫЙ-САМЫЙ-САМЫЙ

Царем себя почувствовать,

Наверное, приятно.

Пожалуй, даже более,

Чем кушать эскимо.

Что хочешь, то и делаешь,

Причем – неоднократно.

А все вокруг устроится,

Конечно же, само.

Идешь себе так царственно,

И смотришь горделиво.

Улыбкой благосклонною

Обласкиваешь дам.

Идешь – не напрягаешься,

Потягиваешь пиво.

А если что не по сердцу,

Так сразу: «Щас как дам!»

Да, власть сильна традицией.

Царя зверей спросите.

Не нужно зарабатывать

Ему авторитет.

Пришел домой – расслабился,

Уже в семейном быте.

А львица приготовила

Изысканный обед.

Ну, чем не жизнь, подумайте!

Лежишь под баобабом

В неспешном размышлении:

Чего бы захотеть?

Невольно позавидуешь.

А тут, унылым шкрабом,

Над этими вот строчками

Приходится корпеть!

 

КРОШКА RU

Что кенгуру прыгучие –

И школьникам известно.

Что животы с карманами -

И это не секрет.

И в солнечной Австралии

Пока что им не тесно.

Да жалко, временами их

Готовят на обед.

Что делать: человечество,

Знакомясь с братом меньшим,

Всегда интересуется,

Каков тот брат на вкус.

Когда б не гастрономия -

Брат меньший был бы хреньшим.

А так – вагон внимания.

Вдруг будет сладок кус?

Когда б не это самое,

Мне было бы приятно,

Как кенгуру хвостатые,

В Австралии скакать.

А в сумке прятать доллары.

Я думаю – понятно.

Ведь мне и в этом облике

Захочется – жевать.

А впрочем, провоцировать

Я никого не стану.

Куда патриотичнее

Остаться тут навек.

Ведь мне попасть в Австралию,

Увы, не по карману.

Кому я там понадоблюсь?

Я просто – человек.

 

Гвоздизмы

 

ТАИНСТВЕННЫЙ РАССКАЗ

Шел по пляжу папуас.

А за ним шел мамуас.

Бабуаса с дедуасом

Повстречали – к глазу глаз…

Свой таинственный рассказ

Не закончим в этот раз.

Лучше посидим, посмотрим:

Что предпримет папуас?

 

ВОПРОСИК

Кто ткет, тот ткач.

Кто врет, тот… врач?

 

АРГУМЕНТ

– Ты зачем комарика убил?

Я смотрю на трупик, чуть не плача…

Ты за что несчастного сгубил?!

– Это… ну… Он первый начал!

 

ДОГАДКА

Ежесекундно… Это значит,

В одну секунду – по ежу!

 

НАБЛЮДЕНИЕ

Два упитанных мамой ребенка

Поделить не сумели котенка.

А котенок, хоть маленький был,

Быстро поровну их наделил!

 

О ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

Три кота в моем дому.

И я знаю, почему

Весь изодран трикотаж.

Ну еще бы: три кота ж!

Хорошо, что не четыре.

 

ЛЕТЧИКИ

Испанский летчик реет в облаках.

Китайский летчик реет в облаках.

Французский летчик реет в облаках.

И много летчиков других там реет.

А наш-то реет – выше облаков!

 

ЖУТКАЯ ИСТОРИЯ

Почтенную леди поймал людоед.

И вот наступил людоедский обед.

И старая леди вскричала в тоске:

– Держать вилку в левой, нож – в правой руке!

 

ГУМАНИСТИЧЕСКОЕ

Часы бьют полночь…

А за что?!

 

БОБИК

Уж полчаса испытываю грусть.

А выть не разрешают.

Ну и пусть.

Сижу, на нос наматываю прядь.

И жду: когда же поведут гулять?

 

НА ПРОГУЛКЕ

Зеленый садик. Дедушки сидят.

Тот сад, наверное, – дед-сад.

Но как нам называть тот сад,

В котором – бабушки сидят?

 

ПРО БЕДУИНА

Бедуин, устав от бед,

Скушал финик на обед.

Жизнь проста, когда есть финик.

Ну а если его – нет?

 

ТРЕБОВАТЕЛЬНЫЙ ЧИТАТЕЛЬ

Я Тотошу и Кокошу

Скоро точно укокошу!

 

КЛУБНИКА

Как душа терзается!

Я клубнику покупал;

Кто-то за спиной сказал,

Что она – кусается!

А клубника – ешь, не трусь,

Так в роток и просится!

К ней притронуться боюсь:

Вдруг она – набросится!

 

ВЕТЕР ПЕРЕМЕН

Два небольших идиотизма круглой формы

Обменивались мненьями.

Свободными.

Свободно.

И мненья их во многом совпадали.

Ну не чудо ль?!

 

КОМПЛЕКС ПОЛНОЦЕННОСТИ

Что с того, что я полный мужчина?

Разве это для грусти причина?

Аргумент тут довольно простой:

Лучше полный мужик, чем пустой!

 

УТЕШЕНИЕ

Еду в транспорте средней набитости.

И грущу об утраченной сытости.

Но ведь если бы каждый был сыт -

Как тогда был бы транспорт набит!

 

НА РЫБАЛКЕ

Мы тянем сеть, а там – чешуйчатая глыба!

И бьет хвостом! И пенится вода!

Ну что ж, русалка – тоже рыба.

Где там у нас была сковорода?

 

АЛЬТЕРНАТИВА

Не до шуток пионеру:

Променял любимый кекс

Он на видео-премьеру

Под девизом: «Здравствуй, секс!»

 

СУББОТНЕЕ ОБРАЩЕНИЕ

Деликатно дающим понять,

Деликатно понять не дающим,

Также тем, кто и сам ничего не способен понять,

А тем более – дать,

Что попало читающим, после – несущим,

Я хотел бы сказать:

Заклинаю вас сущим, не сущим,

Также, может быть, и вездесущим -

Заклинаю в том смысле, что, мол,

Не трясите меня за крутое плечо,

Дайте, дайте поспать

Человеку с уделом простым!

Он, представьте, устал. Он вчера кое-что сотворил.

А сегодня – не прочь отдохнуть.

И поспать он желает. Всерьез и надолго.

Вот так вот.

 

ДИЕТИЧЕСКОЕ

Нет страшней испытанья на свете.

Где уж тут улыбаться и петь.

Да, мой друг, я сижу на диете.

Оттого мне так жестко сидеть!

 

НОВОЕ В МЕДИЦИНЕ

Да бросьте! Малярия… комары…

Хоть с кем готов держать пари я:

Раз хворь зовется «малярия»,

Ее разносят – маляры!

 

ТОНКИЙ МАСТЕР

Все шепчут: «Тонкий мастер!»

И что на них нашло?

Какой он «тонкий мастер»?

Он весит – сто кило!

 

МЕМОРИАЛ

Вот город имени -

Меня.

Вот площадь имени -

Меня.

Вот школа имени -

Меня.

А вот и сам я,

Ну такой милашка!

 

УСПЕХ

Свалился вдруг на нас

Большой успех!

И он прихлопнул сразу всех.

 

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ

Машина с надписью «медслужба»,

Наверное, развозит мед!

 

ПОЖЕЛАНИЕ

Наш горластый генерал

Снова целый день орал.

Всех и каждого достал.

Подтянуться приказал.

Приказал «лучшей служить».

Приказал бы долго жить!

 

ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ

В разговорах о наличности

Как не перейти на личности:

При наличии наличности -

Возрастает чувство личности;

При отсутствии наличности -

Пропадает чувство личности!

Так что бросьте околичности.

Мы дошли до неприличности!

Бредим о свободе личности.

А ведь дело все – в наличности!

 

ЗАКОНОМЕРНОСТЬ

Когда идешь с такой серьезной миной -

Становишься похож на миноносец!

 

ОБЩИЙ ЯЗЫК

Янки едет к нам сюда.

С ним, я знаю, без труда

Общий враз язык найду:

– Водку пьете?

– Йес, ай ду!

 

УТРЕННЕЕ

Кричат вороны поутру.

Как это мне – не по нутру!

А по нутру мне только то,

Чтоб утром – не орал никто!

 

СОВЕТ

Если что-нибудь услышишь,

Или что-нибудь увидишь -

Не кидайся сразу в драку,

Пять минут повремени.

Вдруг ты в той ужасной спешке

Что-то ценное уронишь,

Что-то важное забудешь -

Или врежешь не тому!

 

ОШИБОЧКА

Вот капнуло на голову мне что-то.

Наверно, дождик.

Ой, совсем не дождик!

 

ПАРАЛЛЕЛЬ

Желтый листик

принес я случайно

домой на ботинке

продрогшем.

Вот и подумалось мне,

что и сам я такой же

случайный,

прилипнутый

желтенький листик…

 

ЭКОЛОГИЯ

Хочу найти экологическую нишу

И скрыться в ней от жизненных проблем.

Когда ж из ниши тишину услышу -

Тогда вернусь. Кого поймаю – съем!

 

СРЕДА

Узнали мы из разговора с дворником,

Что, если уж без ерунды, –

Проблемы окружающей среды

Порождены отчасти вторником!

 

ПРОРОЧЕСТВО

Не передoхнем, а передохнeм!

Большая разница для тех, кто понимает.

И за окном не вечереет, а светает.

И скоро будет видно все – как днем!

 

ПРО МЕНЯ

А я иду, в носках на вырост,

В пальто вихрастом набекрень.

Я погулять из дома вылез –

И отдохну сейчас душой!!!

 

ВОПРОС

Параметры, что свыше задаются,

В работе ну никак не задаются!

Те, что внизу, вопросом задаются:

Не зря ли те, что выше, задаются?

 

НЕ ЗАВИДУЙТЕ

Бананы на завтрак,

Бананы – в обед.

Бананы – на ужин.

И так – много лет.

Завидуют жители северных стран.

А я скоро стану

Похож

На банан…

 

МИРОТВОРЦЫ

Мы построимся в колонну по четыре,

Мы себе скомандуем: вперед!

И никто в прекрасном этом мире

Нипочем костей не соберет!

 

СЛУЧАЙНОСТЬ?

Не верю в случайность созвучий,

Вскрывающих смысл ползучий!

Пусть явной становится тайна!

Скажите, ну разве случайно

Рифмуется слово «Гвоздей»

Со словом – «злодей»?

 

НЕСГИБАЕМЫЙ

Что ж, загнали вы

в угол

меня.

Но и загнутый в угол,

я вам отвечу,

как будто вы

в угол меня

не загнали.

Так я скажу:

хоть вы

в угол меня

и загнали,

однако,

внутренне я –

нет, не загнутый

в угол!

 

ГРУСТНОЕ

Чушь собачья, ты все реже, реже

Расшевеливаешь пламень уст.

О моя утраченная свежесть,

Буйство глаз, когда желудок пуст!

 

ДЛЯ ЯСНОСТИ

Волжане – это те, что ездят в «волгах»!

 

НЕ БЕСПОКОЙТЕСЬ

Процесс изготовления стихов

Имеет что-то близкое к полету.

Но я не конкурент «Аэрофлоту»:

Аэродром пока что не готов!

 

АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ

Знай: только та поэзия не липа…

Ну… что понятна и для дальних сел.

А ты поэт шизоидного типа.

И будешь бит как сидоров козел!

 

НАЧИСТОТУ

Нет, ребята, я не гордый.

Не заглядывая вдаль,

Так скажу: зачем мне в морду?

Мне ее, признаться, жаль!

 

НЕТ, ПРАВДА

Мечты, мечты!

Где ваша сладость?

А?

 

БЛАГОДАРНОЕ

Меня надули в магазине.

И я полдня хожу надутый.

Летаю – как воздушный шарик!

Спасибо продавщице Зине.

 

ИЗЪЯН

Есть у Вселенной серьезный изъян:

Звезды не падают с неба в карман.

Если ж слетают в ночной синеве,

То попадают – по голове!

 

ШУТКА

Вам хочется денег? Их есть у меня!

 

К ВОПРОСУ

Уж не знаю, как остальные,

Я же точно – от обезьяны.

Слишком сильно, мои родные,

Ну люблю я, люблю бананы!

 

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО

Кто бы выдал мне подъемные,

Да при этом – неподъемные!

 

СОЗДАТЕЛЬ МИРОВ

В строгом черном костюме

Он лежал под забором,

С удивительно светлым,

Но поддатым лицом.

И вещал в одиночку,

Но как будто бы хором,

Что он этой планете

Много раз был отцом!

 

В ЖАРУ

Это ж надо: от жары -

Все подохли комары!

Дело сводится к тому,

Чтоб не сдохнуть самому…

 

ЛОНДОНСКОЕ

А в Лондоне есть кокни,

Его попробуй кокни -

И сразу длинный бобби

Тебе заедет в лобби!

 

ДАЧНОЕ

Маркиз де Сад и граф де Огород

С весны по осень достают народ!

 

ДИЛЕММА

Что-то не могу никак решить:

Обнаружить деньги или – обвнутрить?

 

РАССЛЕДОВАНИЕ

– Эскимосы ели эскимо?

– Нет, оно растаяло само!

 

ИСТОКИ

Упал с балкона своего

В густые лопухи…

Теперь понятно вам, с чего

Я стал писать стихи?

 

ЗАДУМАЙСЯ

Мотаются в небе вороны.

И этих ворон – миллионы!

Заденешь одну из ворон,

Обидится враз – миллион!

 

ПОТРЯСЕНИЕ

Видел я на водке надпись – просто жуть:

«Перед злоупотреблением – взболтнуть!»

 

ФАНТАСТИКА СТАНОВИТСЯ РЕАЛЬНОСТЬЮ

Звездолет (удобства – во дворе)

Стартовал куда-то в сентябре.

Если хорошо пойдет полет,

В октябре – обратно упадет!

Почему тогда не в январе?

Да удобства-то остались

Во дворе!

 

БЫВАЛЫЙ

Попаду-ка я в психушку,

Полечу немного душку!

 

ЭКСПЕРИМЕНТАТОР

Ну-ка я не буду суетиться!

Интересно, что тогда случится?

 

КОЕ-ЧТО

Поэт – дитя заоблачных вибраций.

На это намекал еще Гораций!

Хотя, быть может, и не намекал -

В надежде избежать инсинуаций…

 

ВОЗМУЩЕННОЕ

На глазах всего народа

Размножается природа!

А народ ведь – как ребенок:

Подражает ей – с пеленок!

 

С КЕМ ПОВЕДЕШЬСЯ

Комар напился крови алкоголика -

И полетел причудливым зигзагом!

И стал на мир смотреть глазами кролика,

Спать под забором и ходить нетвердым шагом!

 

АНТОЛОГИЧЕСКОЕ

Зевес на Олимпе зевает

И связкой изогнутых молний

Рассеянно чешет в затылке,

Мечтая купить «Хэд-н-Шолдерс».

А им позабытая Ио

Бежит по лугам ионийским,

Тоскуя коровьей душою

О жидкости от насекомых.

И всем-то чего-нибудь надо,

И смертным, и вечно живущим.

И в этом возвышенном смысле

Не буду и я исключеньем!

Редактору мудрому ясен

Подтекст обостренно лиричный:

Известно, что сердце поэта

Взыскует всегда – гонорара!

 

ГЛУБОКОМЫСЛЕННОЕ

Купил хот-дог и угостил собаку.

 

ПАЦИФИСТСКОЕ

Перекуйте мечи на орало!

Чтоб само то орало – орало!

Но – по-тихому, чтоб не орало!

 

ЧЕТЫРЕ ЯПОНСКИХ КАМИКАДЗЕ

Четыре камикадзе

Отправились в полет.

И в небе кувыркались,

Водили хоровод.

– Когда же вы приказы

Начнете выполнять?

– Ну что вы прицепились?!

Ну дайте – полетать!!!

 

ИЗ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКООБРАЗНЫХ

Макака, одетая в макакинтош,

Не корчит прохожим язвительных рож.

На морде хранит выраженье вельмож

Макака, одетая в макакинтош!

 

НУ И ЧТО!

Говорите, я с приветом?

Не печалюсь я об этом!

Ведь недаром день-деньской

Я – приветливый такой!

 

ТАКСА В ТАКСИ

Таксиста напрямик спросила такса:

«Сегодня за проезд какая такса?»

Ну и таксист – задумался о таксе.

О таксе и, конечно же – о таксе!

Но так и не решил, какая такса.

И на такси – не прокатилась такса!

 

МАЛЕНЬКИЕ ХИТРОСТИ

Когда найдешь полтинничек

В каком-нибудь кармане -

В своем, в своем, конечно же,

Ну что ж вы сразу так! -

То все вокруг покажется

В сиреневом тумане,

И как-то легче дышится,

А ведь такой пустяк!

И вот я вам советую:

В аванс и в день получки

Вы по карманам собственным

Заныкайте – деньжат!

Вы новшество оцените,

Дойдя, как я, до ручки.

А нет – до археологов

Деньжата полежат!

 

ИЗ ИСТОРИИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Жил был писатель Карамзин.

Он не любил богатых Зин.

Во всем ища свой идеал,

Он бедных Лиз предпочитал!

 

САДИЗМ

Приснилось, что дали горячую воду.

Проснулся в слезах.

 

ФИЛОСОФСКОЕ

Сосиска в тесте, сосиска в тесте,

Идем по жизни с тобой мы вместе!

 

КРИК ДУШИ

Как я устал расчесываться вилкой!

 

Валеризмы

 

ЛЕНОЧКЕ

Смотри: я на тебя сейчас

Не обращу внимания.

Выходит – в школе врут про нас,

Что это просто мания!

 

ОНА

Встану я сейчас изящно,

Встану я сейчас красиво,

Чтобы выглядеть эффектно,-

Чтобы сразу все упали!!!

 

ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНА

В какой помаде я! В каком нездешнем лаке!

В каких духах – «Шанель» или «Диор»?

И Данди-Крокодил в своем крокодиллаке

Вот-вот подъедет, приглушив мотор!

 

ТРЕХСТИШИЕ

Услышал во тьме звук поцелуя.

Подумалось:

«Кто-то ест помидор».

 

ЗАПРОСТО

Я Афродита! Можно просто Фрося.

 

ПЕЧАТЬ ИСПЫТАНИЙ

Боже, милая, как ты могла?

Роковой стала эта загадка.

И суровая, горькая складка

На моем животе залегла.

 

ДОРОГАЯ

Я на тебя смотрю, от счастья тая.

Меня любой бы смог понять.

Ты золотая, просто – золотая!

Тебя в сбербанке надо бы держать.

Вот только где такую банку взять?

 

СЛАВА БОГУ

Безумный бред давно минувших лет.

О как ты лучезарно улыбнулась!

И звездный взгляд ты бросила мне вслед…

Но, слава Богу, – промахнулась.

 

ЭХ!

Было время – я влюблялся чаще.

С полувзгляда вспыхивала кровь.

Словно шел по непролазной чаще:

Что ни дерево – то первая любовь!

 

ВЕСЕЛО

Мне весело бежать на поводке!

Ведь он зажат – в ЕЕ руке!

Ведь я не ведаю пока -

Как тяжела ЕЕ рука.

 

ЧТО ЖЕ БУДЕТ?

Поцелуй воздушный твой

Сразу валит с ног долой.

Что же будет, как подаришь

Не воздушный, а – другой?

 

ГУБИТЕЛЬНОЕ

Эти губы меня пригубят.

Эти губы меня погубят.

Ведь, похоже, совсем не любят.

Но все губят и губят, губят!

 

ЧЕСТНЫЙ ОТВЕТ

– Горек ли, сладок ли мой поцелуй?

– Не разобрал. Ты еще поцелуй!

 

ГДЕ ЖЕ?

Помадою целуют, плачут тушью,

Оштукатуренные с ног до головы.

Сплошная штукатурка! Где же – вы?

Но мой вопрос покажется вам чушью.

 

ДИАЛОГ

– !

– ?..

– !!!

– ?!

– …

 

МНЕНИЕ

Я прекрасней, чем пион!

Где же сердца чемпион?

 

ЖАЛКО

У пушистого Кота

Все сплошная муркота!

Жалко, что у Кошки -

Коготки да блошки…

 

И ТЕМ НЕ МЕНЕЕ

Как жалобно мяучит Кот…

Его, наверно, обижает Кошка.

Смотрю во дворик из окошка -

Там Кошки нет. Но Кот-то… Все орет.

 

ДУШЕНЬКА

Во всех ты, душенька, нарядах хороша!

И – даже если на тебе нет ни шиша!

 

НА ДНЕ

Кто купался в бочке с медом,

Тот меня поймет:

Станет дно небесным сводом,

Если в бочке – мед!

 

НЕЖНОЕ СОЗДАНИЕ

Это нежное создание

Собиралось на свидание -

Как на спецзадание!

 

НАРОДНАЯ ПРИМЕТА

Если милая бьет – значит, любит.

По-другому же нам не с руки.

Как узнать, если б не синяки,

Сколько раз она в день приголубит?

 

ЛИРИЧЕСКОЕ

Мой нос, распухший от простуды…

Что перед ним предательство Иуды!

Я ЕЙ читал свои стихи,

А в это время он -

Апчхи!

И куда вся поэзия подевалась…

 

ГОРЕЧЬ

Как горек был прощальный вечер:

В салате мне попался горький огурец…

Надолго нам запомнится прощанье!

 

ПАМЯТНАЯ АЛЛЕЯ

Моя любимая аллея.

Там я бродил, мечты лелея,

С подругой, нежной, как Лилея.

И пламенел закат, алея.

Я тоже малость пламенел.

Пойду-ка я на ту аллею

И там опять запламенею!

 

УХ!

Какой огонь зажгли в моей крови

Мученья безответственной любви!

 

ВОТ ИМЕННО

Переждем, как стихийное бедствие,

Мы взаимное несоответствие!

 

ЗНАЙ НАШИХ!

В душу липкий ужас вполз:

Это пляшут рашн герлз.

Так закидывают ноги -

Что там Ниагара-Фолз!

 

НЕ СЛОЖИЛОСЬ

Слон слонирует вдоль речки.

И слоняется по джунглям.

Прислоняется к деревьям…

Бродит в поисках заслонки.

Но кругом – одни заслоны.

 

ДЖЕНТЛЬМЕН НА ПРИРОДЕ

Опрокинул что-то я со сна.

Пригляделся – на земле лежит сосна.

Лучше бы ходить мне по следам.

Лучше бы ходить мне – после дам!

 

ОДНАКО

Я где-то встречал эти ножки.

Я где-то встречал эти глазки.

И этот накрашенный ротик.

Но должен, однако, заметить:

Беременный этот животик -

Я вижу впервые, впервые!

 

БРАК

Раз ты очень далеко,

Путь к тебе не близкий,

Предлагаю заключить

Брак по переписке!

 

ОБОЗНАЛСЯ

Это не Карлсон, это – Эрот.

Кто ж мог предвидеть такой оборот?

 

ПРИЧИНА

Угодили словно в топь.

Что поделаешь – любопь!

 

ПОСЛЕДНИЙ РОМАНТИК

Снова стук каблучков за спиной…

Блин! Жена увязалась за мной!

 

КОМИЛЬФО

Я иду в одном плаще,

Я красивый и ваще!

 

ДЕВИЧЬЯ МЕЧТА

Вот возьму и стану рыбою!

Рыбака себе надыбаю.

 

ПО НАЗНАЧЕНИЮ ВРАЧА

Тушь купив, сказала ты:

«Это мне – от красоты!»

 

ПРО ГОМЕРА

Слепой Гомер был страшно мудр.

И он терпеть не мог лахудр!

 

ДА!

Просто Мария и просто Хуан

Рядышком сели на просто диван.

Просто включили простое «ти-ви»,

Просто смотрели кино о любви.

Позже залезли в простую кровать.

Как после этого их называть?!

 

ТЕТ-А-ТЕТ

Остановится время! Пространство сойдет

С надоевшего места, а может – с ума!

И с чего же такая пойдет кутерьма?

Я сказал бы, да милка прибьет!

 

ВЕСНА

Гудят весною в небе самолеты.

У них, похоже, брачные полеты!

 

О ФЕМИНИЗМЕ

Всегда ответ у мужика

Найдется гордый:

В салат он въедет свысока

Поддатой мордой!

 

ДА УЖ!

Как много девушек хороших,

Как много ласковых имен!..

А ведь любая даст по роже,

Когда ты сразу в трех влюблен!

 

НЕ НАРЫВАЯСЬ

Не нарываясь на скандал,

Скажу вам деликатно.

Я многим в душу западал.

И выпадал – обратно!

 

ИЗ ПИСЬМА ТАТЬЯНЫ

Поверьте моего греха

Вы не узнали бы, ха-ха!

 

ЗАРАЗА

Почему любовь свирепствует весною?

Всем желающим глаза открою!

Авитаминоз, весенняя усталость,

И харизма, вызывающая жалость.

Потому, невидима для глаза,

Проникает в организм – зараза!

 

НАИВНЫЙ

Под сенью девушек в цвету

И я, быть может, зацвету?

 

ЛЕТНЕЕ

Поступью взволнованной улитки

Лапочка выходит из калитки.

Поступью взволнованного гуся

Я за нею радостно стремлюся!

 

ТАИНСТВЕННЫЙ ЯЗЫК

О, как понять таинственный язык

Зверей и птиц, и этих женщин странных?

Еще трудней, чем тексты песен иностранных.

О, как понять таинственный язык?

Ну что она чирикает с утра?

Ну что она мяукает с улыбкой?

Ох, неспроста ее ты называешь рыбкой!

Ну что она чирикает с утра?!

Пора издать академический словарь

Для перевода с женского на русский!

А то не выдержу мыслительной нагрузки.

Пора издать академический словарь!

 

НА СВИДАНИИ

Он взорвался, как банка с грибами!

Возмущенье не знало предела!

Ведь она, вы подумайте сами, –

В пять минут шоколадку доела!

 

С НЕЙ НА РУКАХ

Полцентнера изящества и грации!

И очень, очень ценной информации!

 

ВЫ

Ах, как же вы несете величаво

Недюжинные прелести свои!

А я из тех, кто ходит лишь направо.

Наверно, я воспитан был – в ГАИ!

 

БЕССЕРДЕЧНОЙ

Обратите же внимание

На мое, пам-пам, страдание!

 

СТРАННАЯ

Она взрывает тишину:

«Не оставляй меня одну!»

Какая странная – она.

А ведь не так уж и одна!

Лишь девять месяцев пройдет -

Она компанию найдет!

 

НЕЧАЯННОЕ

Я в тебе души не чаю,

Если вдруг нальешь – не чаю!

 

МЫ НЕ ВЕРИМ!

Хочет женщина чего -

Того хочет Бог…

Ого!

 

ИНОПЛАНЕТНЫЙ РАЗУМ

Чуть не выпав из летающей тарелки,

На тебя таращу круглые гляделки.

Ты идешь себе, одетая на треть…

Есть на что в иллюминатор посмотреть!

 

ДОН ЖУАН

Я дамских инициатив

Ни разу не был супротив!

 

СОВРЕМЕННАЯ ЖЕНЩИНА

Совкова Маня, в собственном соку,

И «вольво» остановит на скаку!

 

КАК ВСЕГДА

Взглядом я твоим согрет!

Ничего прекрасней – нет!

И мои, к твоим влекомы,

Оживились хромосомы!

 

ЧАСТУШЕЧКА

Я дебила полюбила,

От дебила родила.

И теперь тут – два дебила.

Вот такие вот дела!

 

ОТ ФЕДОТА-СТРЕЛЬЦА

Я твое, Маруся, ню

Исключительно ценю!

Если уж сказать по правде -

Даже больше, чем меню!

 

ВОТ БЫ

Щебет девушки словно щербет.

Но страдают от сладкого зубы.

Очень вредные, эти голубы.

Вот бы и остерегся – так нет!

 

ПО СУЩЕСТВУ

Слабость к слабому полу -

Это мощная сила.

И она, эта сила,

Многих тут подкосила!

 

СОВСЕМ?!

Не верьте, милые, поэту,

Когда он хнычет о сердечной боли!

Все принимать за чистую монету -

Совсем вы, что ли?!

 

Педагогизмы

 

 

ЛОГИЧНО

– Поступил в непыльный вуз

И живешь – не дуешь в ус!

– Я и рад бы дунуть в ус,

Да вот насморка боюсь!

 

СТУДЕНЧЕСКИЙ ГЕРОИЗМ

У вселенной на виду

Я – на лекцию иду!

 

О ХВОСТАХ

Своим хвостом гордится кошка!

Я ей завидую немножко…

Ведь ей совсем не в тягость хвост.

Меня ж хвоста тревожит рост…

Вопрос хвоста совсем не прост -

МНЕ ДАЖЕ В РОТ НЕ ЛЕЗЕТ ЛОЖКА!

 

ПЕРЕД ЭКЗАМЕНОМ

Ну вот: приснился мне опять

Том Канта с надписью: «Не кантовать!»

 

ЭКЗАМЕН

Не осуждай, суровый собеседник,

За то, что долго на вопрос не отвечаю

И за окно смотрю в раздумии глубоком.

Когда б ты знал, когда б ты только ведал!..

Извилины мои – извилистые очень,

И мыслям в них совсем не трудно заблудиться,

Но трудно выход отыскать из лабиринта.

И троечку хотя бы заслужить…

 

В БУФЕТЕ

В животе пирожку одиноко!

И хоть рядом его коллектив,

Отвожу я голодное око,

И за первый-то – не заплатив…

 

ВЫПУСКНИК

Остался родной институт за углом.

Лежит в дипломате отличный диплом,

Отличный диплом, говорящий о том,

Как много владелец забудет потом!

 

ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ СТРАДАНИЯ

Ты мне опять говоришь о весне

И нежно смотришь в глаза.

Ты на бегу улыбаешься мне,

Быстрая, как стрекоза.

Жаль, что понятен мне замысел твой,

Знаю я все наперед.

И для того ты играешь со мной,

Чтоб я поставил зачет!

 

СУРОВАЯ ПРОЗА

Толкутся длинноногие богини

Вокруг не длинноногого меня,

Такого одинокого дразня

Своими, понимаешь, мини.

И что же их ко мне влечет?

Зачет. Какой-то там

Зачет.

 

ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ

Изысканный, как плавленый сырок,

Иду к своим студентам на урок.

И засыпаю там, как форменный сурок.

Выходит, есть в моем уроке – прок!

 

УРОК ОРФОГРАФИИ

Котируется кот.

Котиться скоро кошке.

Но – катится котенок по дорожке!

 

КАК, УЖЕ?

Меня уже не принимают за студента.

Ужасно забавляет новость ента!

 

СТУДЕНЧЕСКОЕ СОЧИНЕНИЕ

«Остановись, мгновенье, ты прекрасно!» -

Мелькнуло в голове ее так ясно.

Рукою мастера пройдусь по сочиненью -

Вот и конец прекрасному мгновенью!

 

ПЕТЯ ИВАНОВ

Учитель – враждебная сила!

Она угнетает меня.

Она меня так заучила –

Что я погибаю, стоня!

 

ТРЕТИЙ КУРС

Проблема замужа предельно обострилась.

Ну просто раскалилась, ровным счетом.

ОНА недавно в однокурсника влюбилась:

ОН оказался – полным идиотом.

Поскольку не торопится жениться.

Ну как же тут не возмутиться?!

 

ОН И ОНА

Ну что тебе, прелестное созданье?

Ты сделало домашнее заданье?

 

Переводы

 

 

ОБИДИЙ

С древнеримского

ИЗ «ПИСЕМ С ПОНТОМ»

О Сервилатий, скажи, какого ты, стало быть, хрена

Мне до сих пор не прислал проигранный в кости анапест?!

Был я всегда о тебе, конечно же, лучшего мненья.

Что за дела, Сервилат?! Не стыдно ли нам, право слово,

В шкурные дрязги входить, забывши святые обеты

Дружбы суровой мужской, с тобою нас крепко связавшей?!

ИЗ «НАУКИ ЛЮБВИ»

О Сервилатий, прикинь! Дурида – тебе изменяет!

Эту обидную весть как другу тебе сообщаю,

С болью двойной оттого, что ведь изменяет со мною!

Но я тебя научу, как справиться с бестией хитрой,

Как ее вновь уложить на мирное брачное ложе!

Честно тебе я скажу: меня она во как достала!

 

Увээн

древнейший эпос человечества

х роника публикации

ОТ ИЗДАТЕЛЯ

Материалы данного раздела ранее публиковались в еженедельнике «Терновый куст» и воспроизведены без существенных изменений, в той последовательности, в какой они доходили до читателя. Или же – не доходили.

Все в целом представляет собой весьма характерный образчик постархаистского текста. В чем, собственно, и заключается его ценность. Возможно.

Впрочем, не исключено, что решение издать этот… опус было в корне ошибочным. Н-да.

БОЙ УВЭЭНА С ТАРАКАКОМ

Отрывок из увээнского эпоса «Увээн»

От редакции

Расшифровка одного из древнейших мировых эпосов (некоторые специалисты считают, что – древнейшего) только начата. Ученые были ошеломлены близостью эпоса широко известным текстам из менее удаленных от нас литературных эпох. Возможно, «Увээн» – единый, всеобщий пратекст. Если эта гипотеза подтвердится…

Впрочем, не будем торопиться с выводами. «Увээн» таит в себе немало загадок. Какие еще открытия ждут исследователей эпоса? Кто знает…

Мы будем информировать наших читателей о ходе расшифровки. Ждите новых публикаций.

Удар мой верен был и скор.

Надежный шуз мой, как топор,

Широкий лоб его рассек…

Он застонал, как человек,

И опрокинулся [нрзб]

Копыта отбросил [нрзб]

ГНЕВ УВЭЭНА

От редакции

Публикация первого отрывка из эпоса «Увээн» вызвала широкий резонанс в научных и околонаучных кругах. Рядовые читатели также проявили живейший интерес к находке ученых. Редакция буквально завалена письмами, в которых единодушно выражается просьба как можно чаще и подробнее информировать о ходе расшифровки. Идя навстречу этим пожеланиям, редакция публикует еще один фрагмент великого эпоса. Реконструкция публикуемого текста пока не завершена. Однако редакция сочла возможным, с согласия ученых, обнародовать уже сделанное. Это позволит показать, как непрост порой бывает путь к истине, к обретению утраченных духовных ценностей.

Мой дядя самых честных правил,

Когда [нрзб]

[нрзб] не мог.

[нрзб] скука

[нрзб] прочь!

[нрзб] коварство

Полуживого [нрзб]

[нрзб] поправлять

[нрзб] лекарство,

[нрзб] и думать про [нрзб]

Когда же черт возьмет тебя!

УВЭЭН В СУДЕ

От редакции

Сегодня мы предлагаем вниманию наших читателей очередной фрагмент недавно обнаруженного эпоса «Увээн». Редакция, конечно же, сознает всю ответственность этой культурной акции и неизбежный риск. Слишком велика опасность произвольных толкований древнего текста, реконструкция которого далека от завершения. И все же, как считают ученые, им удалось нащупать основной смысловой костяк фрагмента и даже прокомментировать отдельные строки.

Условно фрагмент назван «Увээн в суде», поскольку речь в нем идет о столкновении героя с несовершенной системой судопроизводства. Увээн – представитель богатырской вольницы. Между тем известно, что для подобных анархически ориентированных коллективов характерен культ личной храбрости, удали. В таких микросоциумах грабительские набеги на владения соседей нередко расценивались как проявление молодечества, на них смотрели сквозь пальцы. Юный герой, видимо, попался на грабеже, когда пытался добыть средства для дружеского пира. После чего и был притянут к суду.

А судьи кто? – За древностию лет

К свободной жизни их вражда непримирима,

Сужденья черпают, когда идут в клозет, –

Времен Очаковских и покоренья Хрыма;

Всегда готовые к гульбе,

Поют все песнь одну и ту же,

Не замечая об себе:

Что старее, то хуже.

Где, укажите нам, отечества отцы,

Которых мы должны [нрзб]

[нрзб] грабительством [нрзб]

Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,

Великолепные соорудя палаты,

Где разливаются в пирах и мотовстве,

И где не воскресят клиенты-иностранцы

Прошедшего житья [нрзб]

Да и кому в Уве не зажимали рты

Обеды, ужины и танцы?

УВЭЭН И ПАСТЫРЬ НАРОДОВ

От редакции

Перед вами очередной фрагмент великого эпоса. Кропотливый труд коллектива литературоведов, лингвистов, историков, спонсоров, занимающихся реконструкцией и расшифровкой древнейшего памятника, увенчался блестящим результатом. В публикуемом тексте, как видим, нет лакун, темных мест, разночтений. Данный фрагмент представляет нам первые строки бессмертного творения, являющиеся своего рода ключом к миру «Увээна».

Хочется верить: недалек тот день, когда эпос целиком явится мировому сообществу, расшифрованный, снабженный строго научным комментарием, явится – и засияет в мировой культуре негасимым светом высокой духовности и вечных истин.

Суждение ряда ученых о большей хронологическом удаленности эпоса «Увээн» в сравнении с гомеровским эпосом, высказывавшееся прежде в порядке осторожного предположения, теперь можно считать доказанным фактом. Да, чеканные гекзаметры слепого аэда отливались в уже готовые формы, созданные не известным пока еще гением увээнского народа.

Хмель, богиня, воспой Увээна, такого-то сына,

Грозный, который согражданам тысячи бедствий соделал:

Многие души поддатые славных героев низринул

В мрачный Похмел и самих распростер их в корысть плотоядным

Птицам окрестным и псам (совершалась Отвесова воля), -

С этого дня, как, воздвигшие пир, воспылали горячкой

Пастырь народов Первач и герой Увээн благородный.

СУДЬБА УВЭЭНА

От редакции

Сознавая то естественное нетерпение, которое испытывают читатели ТК, спешащие припасть к источнику нетленной духовности, редакция старается регулярно публиковать фрагменты монументального эпоса. Сегодня это один из ключевых участков текста, условно озаглавленный учеными «Судьба Увээна», поскольку здесь недвусмысленно сообщается о целом ряде грядущих судьбоносных испытаний, выпавших на долю героя. По существу перед нами – предсказание. Для художественной структуры «Увээна» данное обстоятельство глубоко значимо. Вместе с тем оно значимо и для исследователей. Уже сейчас имеются факты, заставляющие соотнести Увээна с Гильгамешем, героем шумерского эпоса. «Увээн» наследует «Эпосу о Гильгамеше» – или же мы имеем обратную зависимость?

Многие исследователи настаивают на провиденциальном начале увээнского эпоса, в котором по сути предвосхищаются многие художественные произведения, их герои, а также – реальные люди и события будущего. В таком случае время создания «Увээна» следует отнести к более далекому прошлому. Насколько далекому? Кто знает… Это – одна из самых интригующих загадок великого эпоса.

Не думал молодой повеса,

Катясь в пыли на вороных,

Что пьяной волею Отвеса

Лишится всех своих родных;

Что ждут его – сердечна рана,

Четыре дуры, три болвана;

Что грозный дядя сей же час

Долой его прогонит с глаз,

А позже, словно неприятель,

Привяжет у ворот Увы,

Где по ночам слонялись львы

И всех съедали – о, Создатель!

Не думал Увээн-ого,

Что вреден север для него!

ОТВЕТ СТАРЕЙШИН УВЭЭНУ

От редакции

Обладая эксклюзивным правом на публикацию фрагментов эпоса «Увээн», редакция ТК спешит порадовать своих читателей очередным подарком. Публикуемый текст – ответ суда старейшин Увээну, который, как вы помните, высказал недоверие судьям. Мы уверены, что многим данный отрывок покажется неуловимо знакомым, вызовет смутные ассоциации, порожденные коллективным бессознательным, напомнит о чем-то – уже давно и прочно забытом.

Сегодня все больше сторонников приобретает концепция, согласно которой «Увээн» – единый пратекст. Это нечто вроде матрицы, и в ней заложены все появившиеся позднее тексты. А также те, которые еще не появились, но – появятся, не известные пока ни нам с вами, ни тем, кому суждено их создать. По словам исследователей, иногда чтение древнего манускрипта, содержащего эпос «Увээн», представляет собой как бы воспоминание о будущем… Захватывает дух, не правда ли?

Итак – «Ответ старейшин Увээну».

Вот то-то, все вы стервецы!

Не отличить барана – от овцы?!

Упились бы, на старших глядя:

Мы, например, или твой родный дядя,

Домой частенько он являлся на рогах,

Бил в двери лбом, отделавшись испугом.

Весь в волосах; и полз-то вечно кругом,

Но – при деньгах, да при каких деньгах!

УВЭЭН И ТИРАН

От редакции

Сегодня публикацию очередного фрагмента великого эпоса мы предваряем кратким интервью с крупнейшим увээноведом П. Упсом. Доктор П. Упс, чрезвычайно загруженный последние месяцы в связи с расшифровкой драгоценного манускрипта, беседовал с нашим корреспондентом не более трех минут. Но за это время ученый успел сказать многое, очень многое. Давайте послушаем его.

Корр.: Скажите, доктор Упс, где находилась страна увээнов?

Д-р П. Упс: Некоторые придурки вроде доктора Л. Опуха наивно полагают, что Увээния лежала между Ближним и Дальним Востоком. Но я не думаю, что эта бредовая идея заслуживает внимания. Опираясь на тщательное изучение эпоса «Увээн», я неопровержимо доказал, что страна увээнов располагалась в долине Промеждуречья, слева гранича с Малой Азией, а справа – со Средней. Последние два обстоятельства позволяют с одинаковой правомерностью именовать данную территорию как Полумалой, так и Полусредней Азией. Столица увээнов Ува стояла на одноименной реке. Говорю это не без задней мысли. Быть может, найдется «невежественный и фанатичный любитель», как называли когда-то ученые педанты, вроде доктора Л. Опуха, – великого Генриха Шлимана. Быть может, новый энтузиаст поверит «Увээну» и – мне. Отправится искать легендарную Уву, город своей мечты, и откроет миру бесценное сокровище. Да. Все, хватит разговоров! Проваливайте! Мне нужно работать! Эй, выгоните их отсюда!

Корр.: Большое спасибо, доктор Упс. Я и в моем лице – миллионы читателей нашей газеты желают Вам успеха в Вашем нелегком труде.

Д-р П. Упс: Да уберетесь вы отсюда или нет?!

– Скажи-ка, дядя, ведь недаром

Ува, спаленная угаром,

Тирану отдана?

Ведь были ж пьянки удалые,

Да, говорят, еще какие!

Недаром ходят все бухие,

Не помнят ни хрена!

– Да, пили люди в наше время,

Не то, что нынешнее племя:

Богатыри – не вы!

Плохая им досталась вира:

Не многие вернулись с пира.

Не будь я повелитель мира -

Не отдали б Увы.

УВЭЭН ЗАТЕВАЕТ ВОЕННЫЙ ПОХОД

От редакции

Сопроводив предыдущую публикацию древнейшего эпоса кратким интервью с доктором П. Упсом, редакция, сама того не ведая, невольно подстегнула научную полемику. В тот же день нам позвонил не менее известный увээновед доктор Л. Опух и потребовал, чтобы ему было предоставлено право на страницах ТК ответить на выпады оппонента. Наш корреспондент встретился с доктором Л. Опухом и взял у него интервью, которое мы предлагаем вниманию читателей.

Корр.: Доктор Опух, как вы оцениваете находку эпоса «Увээн»?

Д-р Л. Опух: Это поистине эпохальное событие, которое окажет влияние на дальнейшие судьбы современной цивилизации.

Корр.: Каким, по Вашему мнению, будет это влияние?

Д-р Л. Опух: Огромным.

Корр.: Э-э…

Д-р Л. Опух: И вообще: только полный кретин, каковым является доктор Упс, может считать, что родина «Увээна» – Полусредняя Азия. Повторяю для тупиц: размах событий, описанных в эпосе, был возможен только на огромных пространствах между Ближним и Дальним Востоком! И нигде больше.

Корр.: Очень интересно, доктор Опух. Как Вы полагаете, могут ли увенчаться успехом поиски легендарной столицы увээнов, как когда-то – поиски Трои Генрихом Шлиманом?

Д-р Л. Опух: Остается только сожалеть о той легкости, с какой средства массовой информации распространяют домыслы, которыми столь щедро делится с представителями прессы доктор Упс. Лишь полный кретин может называть Уву столицей. Повторяю для тупиц: Ува – это город-государство! О каком столичном статусе Увы может идти речь, если других городов в этом государстве попросту не было?!

Корр.: Э-э… Спасибо, доктор Опух.

Д-р Л. Опух: Пожалуйста. И мы еще посмотрим, кто на самом деле является крупнейшим увээноведом!

Как ныне сбирается буй Увээн

Отмстить неразумному дяде.

И селам, и нивам, и городу Н.,

И каждому хоботу в стаде,

С дружиной своей, набирающей вес,

Он всем приготовил хороший отвес!

РОЖДЕНИЕ ПЛЕМЕНИ УВЭЭНОВ

От редакции

Несмотря на опасность вызвать обострение научной полемики между крупнейшими увээноведами, редакция все же сегодня вновь предоставила слово доктору П. Упсу. Дело в том, что коллектив ученых, занимающихся реконструкцией памятника, совершил серьезный прорыв в область неизведанного. Подвижникам науки удалось реконструировать фрагмент, в котором излагается миф о возникновении увээнов как самостоятельного народа. Значение этого впечатляющего достижения ученых трудно переоценить. Вот что сообщил нашему корреспонденту доктор П. Упс.

Д-р П. Упс: Научная этика не позволяет мне адекватным образом, то есть средствами бранной лексики, охарактеризовать мыслительные способности доктора Опуха и его псевдонаучные концепции. Всякая иная лексика тут бессильна. Да. Что бы ни говорил по этому поводу мой уважаемый оппонент, увээнская мифология, содержащая развернутую космогоническую теорию, центром земного мира, так сказать – его осью полагает некое легендарное дерево, смола которого обладает особыми свойствами. И вот именно они, специфические свойства добытой из данного дерева смолы, обусловили этнический облик и в целом – образ жизни увээнов, их систему ценностей, их культурную миссию в истории мировых цивилизаций. Да.

В пустыне чахлой и скупой,

На почве, зноем раскаленной,

Алкач, как грозный часовой,

Стоит – один во всей вселенной.

Природа жаждущих степей,

Как видно, пошутить решила

И зелень пьяную ветвей

И корни спиртом напоила.

К нему и птица не летит,

И тигр нейдет: лишь вихрь патлатый

На древо спирта набежит -

И мчится прочь, уже поддатый.

Но человека человек

Послал к алкачу с медной флягой,

И тот послушно в путь потек

И к утру возвратился с влагой.

Принес – и ослабел и лег,

Неподходящий для веселья,

И умер он у царских ног

От неизбывного похмелья.

А царь тем спиртом напитал

Своих людей сердца и вены.

И с той поры – не просыхал.

Так появились увээны!

УВЭЭН И СУШНЯК

От редакции

Вот уже третий месяц все мировое сообщество, затаив дыхание, следит за ходом работ по реконструкции и расшифровке древнейшего эпоса «Увээн». Нужно ли говорить, с каким благоговейным трепетом прикасаемся мы к бесценному сокровищу, вобравшему в себя мудрость многих тысячелетий. Работа ученых идет трудно, очень трудно. Однако не менее трудна и работа, происходящая в умах людей, вынужденных, с каждой новой публикацией, отказываться от устоявшихся стереотипов мышления, ошибочных суждений об эволюции человечества. Кому-то может показаться, что осуществляемая нами публикация фрагментов гениального произведения бессистемна, что лучше подождать, когда расшифровка эпоса будет завершена, и опубликовать «Увээн» целиком, в логической последовательности составляющих его частей. Но есть и другая точка зрения на данную проблему. Немедленная публикация расшифрованных фрагментов эпоса «Увээн» позволит бессмертному созданию увээнского духа уже сегодня, сейчас войти в сознание и сердца наших современников и начать там свою очистительную работу. Кроме того, ознакомление наших уважаемых читателей с самим ходом работ, с поисками и сомнениями людей, пребывающих на переднем крае науки, по глубокому убеждению редакции, – весьма поучительная и высоко значимая культурная миссия.

Наш давний знакомый и преданный друг доктор Л. Опух, один из крупнейших увээноведов, как всегда любезно согласился высказать несколько вводных замечаний в связи с публикацией очередного фрагмента величайшего памятника. Ему слово.

Д-р Л. Опух: Предлагаемый вашему вниманию отрывок чрезвычайно важен для понимания общей концепции произведения. Здесь говорится о ключевом событии в судьбе героя – его инициации. В каком возрасте Увээн приобщился к числу избранных, сказать затруднительно, в тексте нет никаких указаний на этот счет. Но мы-то с вами хорошо знаем, что подобные инициирующие акты в жизни молодого человека происходят обычно в 14-15 лет. Приобретя высокий статус посвященного, избранного служителя бессмертной Истины, выражающей суть человеческого бытия, Увээн преисполнился решимости и силы, которые, собственно, и позволили ему самореализоваться, выполнить свое предназначение в этом мире. Необходимо подчеркнуть, что алкач – не дерево, как считает наш оппонент доктор Упс. Слово «дерево» скорее применимо к самому доктору Упсу. Из публикуемого текста со всей очевидностью вытекает, что алкач – это пророк, мессия, носитель духовного знания, посланного людям свыше. Вот тaк вот.

Конкретным сушняком томим,

В пустыне мрачной я влачился.

Но встретил Хмеля. Вместе с ним

До барабашек я напился.

Как труп в пустыне я лежал,

И Хмеля глас ко мне воззвал:

«Восстань, алкач, и виждь и внемли,

Исполнись брагою моей.

И, обходя моря и земли,

Похмельем жги сердца людей!»

ТОПЛЯК

От редакции

Труден и противоречив поиск истины. Предыдущая публикация, несмотря на стремление редакции, по возможности, не обострять спор двух прославленных исследователей эпоса «Увээн», вызвала бурную реакцию доктора П. Упса. Ученый, говоря с нами по телефону, в довольно резких выражениях сообщил, что отвергает предложенное доктором Л. Опухом толкование слова алкач, концептуально значимого для понимания всего произведения в целом, и настаивает – на своем. Научная и журналистская объективность – обе эти объективности – вынуждают нас предоставить доктору П. Упсу возможность высказаться. Быть может, тогда он перестанет твердить на всех углах, что у нашего еженедельника есть любимчики. Пусть будет выслушана противная (действительно противная) сторона! Это древнее изречение служит для редакции руководством к действию. Хотелось бы подчеркнуть, что главное в происходящем на страницах нашей газеты – не борьба двух ученых амбиций, а поиск научной истины. Итак, сотрудница редакции отправилась на встречу с доктором П. Упсом. Разговор состоялся в кабинете ученого. В течение долгих трех минут, которые непривычному человеку могли показаться вечностью, молодая журналистка брала интервью у доктора П. Упса. И в конце концов – взяла. Предлагаем его вниманию читателей.

Корр.: Скажите, доктор Упс, как продвигается работа Вашего коллектива?

Д-р П. Упс: Дурацкий вопрос!

Корр.: Простите?..

Д-р П. Упс: Частое общение с доктором Л. Опухом, известным бабником, не идет Вам на пользу, деточка. Разве тут могут быть какие-то неясности? Наша работа продвигается успешно, о чем Вы могли бы догадаться и сами – по регулярным публикациям расшифрованных фрагментов на страницах вашей газетенки. А если учесть все трудности, с которыми приходится иметь дело, всю недобросовестность некоторых ученых, одно упоминание о которых вызывает дрожь негодования у всякого порядочного, а также культурного человека, то – наша работа продвигается просто блестяще. С радостью могу сообщить Вам и Вашим читателям, что публикуемый фрагмент камня на камне не оставляет от псевдонаучной концепции нашего уважаемого оппонента. Новый текст раскрывает полную несостоятельность беспомощных и весьма далеких от подлинной научности попыток доктора Опуха объяснить значение слова алкач. По мнению нашего уважаемого оппонента, алкач значит пророк, мессия. Но в публикуемом фрагменте алкач оказывается в реке, его несет течением. Потом его вытаскивают сетью. Вы можете представить себе пророка в такой роли, а? Как Ваш пророк, уважаемый доктор Опух, угодил в реку? С пьяных глаз, что ли? Ха-ха! Алкач – это дерево. И в данном тексте речь идет о плывущем по течению бревне, намокшем и глубоко сидящем в воде. Поэтому отрывок и назван: «Топляк». Что Вы на это скажете, уважаемый доктор Опух? А?! Все, проваливайте отсюда. Мне некогда заниматься пустой болтовней. Для этого у Вас есть доктор Опух!

Корр.: Спасибо, доктор Упс.

Прибежали в юрту дети

И зовут отца, крича:

«Тятя! тятя! Наши сети

Притащили алкача!»

«Врите, врите, дармоеды, -

Заворчал на них усач. -

Этот знак сулит нам беды…

Вам привиделся алкач!»

И от берега крутого

Оттолкнул его веслом,

И алкач вниз п?плыл снова.

Вот такой вот был – облом!

С той поры папаша злится.

Дети плачут круглый год.

Тот алкач малюткам снится!

А отец – как лошадь пьет!

ТРИ СЕСТРЫ

От редакции

Нашим читателям выпало сегодня счастье ознакомиться с новым, свежерасшифрованным фрагментом бесценного эпоса. Да, перед вами – еще одна грань древнеувээнского гения, приобщающего нас к сияющим высотам подлинной духовности.

По устоявшейся традиции, редакция обратилась к специалисту, к широко известному доктору Л. Опуху, с просьбой прокомментировать очередную публикацию.

Послушаем, что скажет специалист.

Д-р Л. Опух: Для меня большая честь представить читателям ТК новый отрывок из величайшего памятника древности. В публикуемом тексте три девушки, три сестры, проводя вечерний досуг в полном соответствии с обычаями увээнов, состязаются в ритуальной похвальбе, невольно раскрывая систему нравственных ценностей увээнских женщин. Легко заметить принцип троичности, столь популярный в фольклоре и ставший композиционной основой данного текста. Третья девушка высказывает самую впечатляющую мечту. Считаю долгом ученого обратить внимание читателей на суть ее мечты – родить алкача. Если алкач – дерево, как считает уважаемый доктор П. Упс, то увээнской девушке придется довольно трудно. Быть может, наш многомудрый оппонент любезно окажет ей акушерскую помощь, вооружившись пилой, стамеской и наждачной бумагой? Любой здравомыслящий человек, не имеющий наследственной предрасположенности к паранойе, без труда поймет, что молодая увээнка мечтает родить не дерево (пора отбросить эту абсурдную выдумку доктора П. Упса), а человека, наделенного исключительными способностями и призванного принести огромную пользу правителю, народу в целом. Не думаю, что наш уважаемый оппонент сумеет найти аргументы в защиту своей бредовой концепции. Искренне желаю читателям ТК глубокого эстетического наслаждения, которым всегда сопровождается любое прикосновение к величайшему творению древности.

Три девицы под окном

Пили поздно вечерком.

«Кабы я была царица, -

Говорит одна девица, -

То на увээнский мир

Приготовила б я пир».

«Кабы я была царица, -

Говорит ее сестрица, -

То на весь бы мир одна

Приготовила вина».

«Кабы я была царица, -

Третья молвила сестрица, –

Я для дяди Первача

Родила бы алкача!»

УВЭЭНСКАЯ МУЗА ПОЭЗИИ

От редакции

Спешим сообщить читателям ТК радостную новость. Несколько дней назад по инициативе УНЕСКО был создан Всемирный институт увээноведения (ВИУ), призванный объединить самые светлые умы человечества для решения эпохальной задачи – полной реконструкции и расшифровки эпоса «Увээн» и последующего его тщательного анализа. Как и следовало ожидать, возглавил исследовательский центр – и это вторая радостная новость – крупнейший и виднейший увээновед, наш глубокоуважаемый доктор П. Упс. От лица наших читателей и от себя лично редакция горячо поздравляет глубокоуважаемого доктора П. Упса с этим назначением, в котором, помимо высокого доверия, нужно видеть заслуженную оценку личного вклада знаменитого ученого, так много сделавшего для возвращения бесценного эпоса «Увээн» в культурную сокровищницу. Мы все будем ждать от коллектива исследователей, возглавляемых прославленным доктором П. Упсом, новых потрясающих успехов.

Наш корреспондент встретился с директором ВИУ в его новом кабинете, в котором рабочие еще не успели закончить ремонт. Но, известный своим подвижническим служением науке, доктор П. Упс не обращал на рабочих никакого внимания, продолжая изучение древнего манускрипта. Некоторое время он не обращал никакого внимания и на корреспондента. Когда же, наконец, обратил, то, по обыкновению, уделил ему всего три минуты. Каждая секунда руководителя такого учреждения – на вес золота. Выходит, глубокоуважаемый доктор П. Упс был очень щедр.

Корр.: Глубокоуважаемый доктор Упс, новому исследовательскому центру предстоит так много сделать, что…

Д-р П. Упс: Да, перед нами стоят грандиозные задачи, которые, конечно же, будут успешно решены. В этом мировое сообщество может не сомневаться. Вверенный мне исследовательский коллектив достаточно компетентен, чтобы довести реконструкцию древнейшего эпоса до логического конца. В лучшем смысле этого слова. И окончание работ будет означать, что человечество получило в свои руки величайший памятник, по существу являющийся ключом ко всей мировой культуре. Ни больше – ни меньше. Мировое сообщество может не сомневаться также и в том, что в самое ближайшее время руководимый мной коллектив самым радикальным образом очистит свои ряды от разного рода проходимцев, примазавшихся к науке. И тогда уже ничто – и никто – не будет мешать поступательному движению увээноведения и не будет вставлять нам палки. Я глубоко убежден, что увээноведение как науку ждет великое будущее. Да. Кстати, примером тех блестящих успехов, которые гарантирует наш высокий профессионализм, может служить сегодняшняя публикация. Это один из начальных участков манускрипта, представляющий собой традиционный поэтический зачин, так сказать, преамбулу. Да. Желаю всем приятного чтения. До новых встреч на страницах ТК.

Корр.: Огромное Вам спасибо, глубокоуважаемый доктор Упс. Очень приятно было с Вами встретиться.

Д-р П. Упс: Еще бы.

У лукоморья дуб лохматый;

Златая цепь на дубе том:

И днем и ночью кот поддатый

Все ходит по цепи кругом;

Пойдет налево – песнь заводит,

Направо – сказку говорит.

А посредине он молчит,

Поскольку от вина торчит.

Там пир горой: там Моцах бродит,

Вавака на бровях сидит;

Там на неведомых дорожках

Следы оставил Увээн;

Подкиду там на курьих ножках

Стоит в ушанке до колен;

Их головы – видений полны;

Там всех несут хмельные волны,

И всем – мерещится алкач;

Все пьют с утра и до затылка

Из речки с именем Бутылка,

И с ними дядька их Первач;

Там Казавона мимоходом

Любого охмуряет враз;

Урылка там перед народом,

Стакан купивши про запас,

Вдруг разбивает с пьяных глаз;

Аха-царевна все скучает,

А Увээн – не замечает;

Он вечный кайф искать готов,

Бухих наслушавшись котов;

С похмелья там никто не чахнет;

Там пьяный дух, там пьянкой пахнет!

МОЦАХ ДОПУСКАЕТ ОШИБКУ

От редакции

Э-э… Н-да. Редакция пребывает в смятении, хотя ей и не пристало, как будто. Очень тревожные вести поступают из Всемирного института увээноведения (ВИУ). В стане увээноведов – раскол. Образовались два лагеря, абсолютно враждебные друг другу. Один был сформирован, в основном, официальными лицами во главе с уважаемым доктором П. Упсом. Доктор Л. Опух возглавил оппозицию, так называемый «теневой кабинет». И настаивает на коренной реорганизации всего, сверху донизу. Прежде всего, конечно же, сверху. Редакция не решается предсказывать, чем это может обернуться. Но уже сейчас есть основания говорить о двух течениях в увээноведении, которые не слишком торопятся стать единым потоком. Наоборот, они расходятся все дальше и дальше. Их представители придерживаются разных концепций, используют разные подходы к реконструкции и расшифровке эпоса. Возможно, в итоге мы будем иметь два разных текста бессмертного эпоса «Увээн».

Чем закончится битва гигантов? Не будем загадывать. Как бы то ни было, редакция предпочитает занимать нейтральную позицию, стоять, образно говоря, над схваткой. Для прессы главные ориентиры – объективность и беспристрастность. Думается, наших читателей не удивит тот факт, что сегодня мы предоставляем слово доктору Л. Опуху, противнику официального увээноведения. Предлагаемая публикация очередного отрывка подготовлена под его руководством. Как уже могли заметить наши читатели, с напряженным вниманием следящие за драматическими событиями в стане увээноведов, больше всего копий было сломано по поводу толкования слова алкач. То, что оно является ключевым для понимания великого эпоса, признают сторонники обоих течений. Но это единственное, в чем они единодушны. Уважаемый доктор П. Упс считает, что алкач – это дерево, которое выделяет опьяняющий сок. По мнению доктора Л. Опуха и его приверженцев, алкач – это человек, очень продвинутый в духовном плане.

Д-р Л. Опух: Да, я настаиваю на том, что алкач – человек, наделенный особыми, я бы даже сказал – сверхъестественными, способностями. Какими – еще предстоит выяснить. Весьма вероятно, что от решения этого вопроса во многом зависят судьбы человечества. А может быть – и выживание человека как вида. В сегодняшней публикации, кстати, тоже говорится об алкачах. Но алкач – не единственный предмет спора. До сих пор нет единого мнения по поводу того, где же происходили масштабные события, описанные в «Увээне». Уважаемый доктор П. Упс и его не менее уважаемые приспешники с детской наивностью полагают, что родина увээнов находилась в Передней Азии. Нет, нет и еще раз – нет! Она могла находиться только в Задней. В этом легко убедится любой, кто непредвзято подойдет к изучению эпоса. Ложность исходных концепций не позволила уважаемому доктору П. Упсу и его не менее уважаемым подхалимам дать строго научный перевод древнейшего текста на язык современных понятий, а затем – более или менее вразумительно его прокомментировать. Печальной иллюстрацией такого положения являются все фрагменты, обнародованные уважаемым доктором П. Упсом. В ближайшее время я и мои единомышленники предъявим общественности новый, более полный вариант фрагмента «Бой Увээна с Таракаком», уже публиковавшегося на страницах ТК, но на этот раз – подготовленный должным образом. Пока же мы предлагаем вниманию читателей эпизод с Моцахом, одним из ближайших друзей и соратников Увээна. Это любопытный и очень характерный сгусток увээнской народной мудрости. Кстати: судя по тексту, Моцах – алкач.

Однажды Моцах, кайфодей,

С попойки побежал своей

В корчму (он набожных был правил

И в этот день по куме тризну правил),

А дома стеречи вино от бухарей

Глота оставил.

Но что же, возвратясь, он видит? На полу

Осколки пузыря; а Вуська-Глот в углу,

Припав за очень толстым дрыном,

Икая и урча, трудится над кувшином.

«Ах ты, пропойца! ах, злодей! –

Тут Вуську Моцах укоряет, -

Не стыдно ль стен тебе, не только алкачей?»

(А Вуська-то кувшин тихонько добирает.)

Пока алкач его стыдил,

Глот Вуська все вино допил.

ВО ДВОРЦЕ ТИРАНА

От редакции

Всемирный институт увээноведения (ВИУ), можно сказать, замер в напряженном ожидании. Ученые готовятся к встрече авторитетной комиссии, направленной УНЕСКО. И от решения экспертов будет зависеть многое, очень многое. Н-да.

Сегодня перед нашими читателями вновь предстанет уважаемый доктор П. Упс, директор ВИУ. Не станем передавать, что сказал уважаемый доктор Упс по поводу наших продолжающихся контактов с разными отщепенцами и бузотерами. Лучше попросим уважаемого доктора П. Упса охарактеризовать публикуемый сегодня фрагмент.

Д-р П. Упс: Мы предлагаем вашему благосклонному вниманию отрывок, в котором воссоздается маленький эпизод из дворцового быта, повседневной жизни правителя Увы и его ближайшего окружения. Безвестному сказителю древности удалось психологически достоверно передать атмосферу, дух, я бы даже сказал – запах далекой эпохи. Текст короткий, но характерный. Описанное здесь явно свидетельствует о назревших противоречиях, способных в будущем привести к серьезным потрясениям. В одной из работ нашего уважаемого оппонента доктора Л. Опуха была высказана анекдотическая мысль, что Ува могла находиться в южной Гиппопотамии. Бред, бред и еще раз – бред! Прочитав данный отрывок, легко понять, что эта гипотеза яйца выеденного не стоит!

Первач сидел, потупя взор;

Косяк в устах его дымился;

Безмолвно полупьяный двор

Вкруг хана грозного теснился.

Все было тихо во дворце;

Читали все не без веселья

Приметы горького похмелья

На сумрачном его лице.

ЗАГОРОДНЫЙ ПИР ПРАВИТЕЛЯ

От редакции

Как стало известно, специальная комиссия УНЕСКО прибыла сегодня во Всемирный институт увээноведения (ВИУ). Группа экспертов была встречена уважаемым доктором П. Упсом и препровождена в директорский кабинет. Трудно сказать, о чем они говорили в течение двух часов. Из кабинета эксперты вышли разгоряченные, раскрасневшиеся, задорно сверкая очками. И отправились на переговоры с уважаемым доктором Л. Опухом в его чуланчик под лестницей. У наших читателей есть возможность из первых уст узнать о характере этих переговоров.

Д-р Л. Опух: Я постарался разъяснить авторитетной комиссии, что оставить реконструкцию и расшифровку бессмертного «Увээна» в руках уважаемого доктора П. Упса – значит похоронить увээноведение на веки вечные. Члены комиссии выслушали меня. Однако дать какое-либо заключение отказались, за отсутствием времени. Руководство ВИУ устроило для них выезд на природу, чтобы они могли набраться сил. Машины уже стояли у парадного подъезда и нетерпеливо сигналили на протяжении всего нашего разговора. Так что, видимо, решение эксперты примут позже, на основании тщательного анализа впечатлений. Кстати, сегодня публикуется фрагмент, имеющий непосредственное отношение к загородному отдыху.

Пузатая Урылка,

Первач,

Аха,

По прозвищу Бутылка,

Затеяли большой пикник.

Достали редких вин, еды – на годы.

Вот сели посреди природы…

И нализались в тот же миг!

Ну что возьмешь ты с этих забулдыг?!

СКРЕЩЕНИЕ

От редакции

Комиссия УНЕСКО уже приступила к своей работе во Всемирном институте увээноведения. Каждая из сторон представила аргументы в пользу правоты избранных ею путей реконструкции великого эпоса. Предоставим экспертам решать, чья правота правее, а чья – левее. И обратимся непосредственно к яблоку раздора, к «Увээну». Со вступительным словом к читателям сегодня выступит уважаемый доктор П. Упс.

Д-р П. Упс: Не следует думать, что «Увээн» чистой воды эпос и ничего более. «Увээн» – единый всеобщий пратекст, вобравший в себя все роды, все жанры литературы. Это звучит невероятно, однако невероятное – норма «Увээна». В эпосе «Увээн» есть немало образцов подлинно высокой лирики. Вы только вслушайтесь:

Мой первый бульк, мой бульк бесценный!

А? Каково? Или вот это:

На холмах Увии лежит бухая мгла;

Шумит Бутылка предо мною.

Еще один пример:

Пора, пора, попойки сердце просит!

О том, что уже, действительно, давно пора, древний певец говорит неоднократно:

Пора, брат, пора!

А также:

Пора, пора! рога трубят!

Мы можем встретить в «Увээне» образцы тонкой и в то же время – дружеской, мягкой иронии:

Румяный Моцах мой, бухарик толстопузый!

Имеются очень меткие зарисовки повседневного быта:

На красных лапках глот тяжелый,

Задумав пить, как полиглот,

Глотнул – и падает, веселый!

И все же, видимо, особенно дороги читательскому сердцу будут лирические вкрапления. В «Увээне» очень точно, психологически убедительно передается волнение молодой увээнки:

Я с вами пью, чего же боле,

Могу и лыка не вязать?

Теперь я знаю, в вашей воле

Меня похмельем наказать.

Или вот здесь:

Лишь только б слушать ваши бульки,

В ответ вам булькнуть, а потом

Все булькать, булькать об одном

И день и ночь до новой гульки.

Не менее интересны и образцы мужской лирики:

Бухой для всех, едва не связан,

Я думал: трезвость и покой

Замена кайфу. Боже мой!

Как я ошибся, как наказан!

Да, мир «Увээна» чрезвычайно глубок, многогранен… Если не сказать больше. Сегодня вниманию наших читателей предлагается отрывок, в котором описывается весьма характерный увээнский ритуал, связанный с религиозным праздником. Чего никак не может втемяшить в свою башку уважаемый доктор Л. Опух.

Раз в скрещенский вечерок

Девушки поддали,

За ворота пузырек,

Опростав, бросали;

Веселились под окном:

Курицу поили

Неразбавленным вином,

А потом – варили.

В ванну с брагою хмельной

Окунались с головой

Дедушкой Агапом.

Расстилали белый плат

И на нем ложились в ряд,

Потрясая храпом!

ПОДКИДУ И МОРСКАЯ ЦАРЕВНА

От редакции

Авторитетная комиссия УНЕСКО, ознакомившись с положением дел в Всемирном институте увээноведения (ВИУ), пришла к выводу, что не все там благополучно. По мнению доктора Л. Опуха, это большой прогресс. Редакции между тем сдается, что комиссия была направлена в ВИУ именно потому, что упомянутое неблагополучие стало очевидным. Впрочем, возможно, доктору Л. Опуху виднее.

Д-р Л. Опух: Достойно удивления и горячего одобрения то обстоятельство, что авторитетная комиссия все же пришла к такому радикальному выводу. Несмотря на то, что ему предшествовал трехдневный отдых на лоне природы, в компании уважаемого доктора П. Упса и его уважаемых прихлебателей. Четыре дня комиссия приходила в себя от этого загородного отдохновения, вероятно, потребовавшего изрядного напряжения сил. Теперь же, судя по здравым словам экспертов, они уже восстановили утраченную форму и способность соображать, поправили здоровье и готовы приступить к работе. С новыми силами, поскольку старые – все вышли. Видимо, купание и солнечные ванны в обществе молоденьких лаборанток, а также – рыбалка, в том же обществе, оказались очень утомительны для членов авторитетной комиссии. Не исключено, что кто-то из них побывал в ситуации, которая описывается безвестным создателем «Увээна» в предлагаемом вашему вниманию отрывке.

В море Подкиду купает коня;

Слышит: «Подкиду! оставь для меня!»

Фыркает он и ушами прядет,

Брызжет и плещет и далее пьет.

Слышит Подкиду: «Я царская дочь!

Выпить с тобою, Подкиду, не прочь!»

Вот показалась рука и стакан,

Вздрогнул Подкиду: «Неужто я пьян?..»

Кругом у парня пошла голова:

«Может, послышались эти слова?..»

Да, но стакан, что в ладони зажат…

Брызги на нем, словно жемчуг, дрожат.

Мыслит Подкиду: «Добро же! постой!»

И за стакан ухватился рукой.

Держит, рука у Подкиду сильна:

Сразу над морем вскипела волна.

К берегу витязь кругами плывет;

Выплыл; товарищей громко зовет:

«Эй, вы! сходитесь, не бойтесь греха!

Будет сегодня крутая уха!

Что ж вы стоите – улов неплохой!

Иль не видали русалки бухой?»

Вот оглянулся Подкиду назад:

Ахнул! померк торжествующий взгляд.

Видит, и вправду – плохое ха-ха:

То не русалка – царевна Аха!

Где б еще встретился парень с Ахой.

Так пролетел наш Подкиду с ухой!

ПЕРВАЧ И ЗАНАЧКА

От редакции

Уже четвертую неделю комиссия УНЕСКО изучает документы, пытаясь определить, какой же из подходов к реконструкции «Увээна» является наиболее корректным. Чаша весов, по обыкновению, склоняется то в одну, то в другую сторону. Все прогрессивное человечество с напряженным вниманием следит за происходящим во Всемирном институте увээноведения (ВИУ). И это закономерно. Поскольку решение комиссии затронет всех, каждого из нас. Хочется верить, что опыт и компетентность экспертов, вошедших в состав комиссии, позволят принять единственно верное, хорошо взвешенное решение, несмотря на колебание упомянутых весов.

Ну а пока мы продолжаем поочередно представлять читателю материалы, подготовленные противоборствующими исследовательскими группами. Ответственность за сегодняшнюю публикацию с готовностью берет на себя уважаемый доктор П. Упс. Ему слово.

Д-р П. Упс: Ни от кого не стану скрывать, что нездоровая обстановка, сложившаяся в коллективе по вине отдельных, крайне безответственных выскочек, осложняет работу. И, тем не менее, качество публикуемых материалов остается неизменно высоким. Разумеется, что эти слова относятся лишь к текстам, заверенным моей подписью, а также гербовой печатью ВИУ. Предлагаемый материал как раз из такой безупречной категории. В нем мы видим любопытную и очень точную зарисовку повседневной жизни правителя древней Увы. Во дворце наступило время закулисных интриг. Сложные подспудные процессы неминуемо должны привести к серьезному внутриполитическому кризису. Но тиран пока не подозревает об этом.

Жены одежки разгребая,

Первач нашел бутылочку вина

И говорит: «Ну ни хрена,

Подруга дорогая!

Как от мальчишки, дура, тырит пузырек!

Она в натуре заслужила мой упрек!

Нет, будто с этой шваброю мы проживаем вместе -

В инцесте!»

– ----------------

Назло фрейдистским голосам

Царь оприходовал находку эту – сам!

СКАУТ

От редакции

Авторитетная комиссия УНЕСКО продолжает свою работу во Всемирном институте увээноведения (ВИУ). Очень нелегкую работу, судя по частым поездкам членов комиссии на загородную базу отдыха. Хотелось бы думать, что многочисленные экспертизы и консультации будут способствовать принятию мудрого решения в интересах всего человечества. На то же надеется и уважаемый доктор Л. Опух, хотя редакции показалось, что его первоначальный энтузиазм несколько поугас.

Д-р Л. Опух: Трудно сказать, когда же авторитетная комиссия закончит изучение материалов. На мой взгляд, общий темп работы не слишком высок. Но, видимо, у комиссии слишком много сил отнимают поездки за город, в компании уважаемого и неутомимого доктора П. Упса и его молоденьких лаборанток. Судя по всему, уважаемый доктор Упс готов чуть ли не все средства, которыми располагает ВИУ, бросить на организацию загородных пикников для приезжих экспертов. Не берусь предсказывать, куда подобная практика может завести всех нас.

«Куда ты ведешь нас? не видно ни зги! -

Подкиду конкретно спросили враги, -

Мы вязнем и тонем тут в кучах навоза!

На что намекаешь, бухая стервоза?

Ты сбился, блин, скаут, нарочно с пути;

Но тем Увээна тебе не спасти!

Пусть мы перепились, в желудках бушует,

Похмелья алкач от жлобов не минует!

Веди ж нас – так будет тебе на вино,

А нет – распинаем тебя на [нрзб]!

Заставил всю ночь нас возиться с Вавакой!

Но что за твоею чернеет там [нрзб]?»

«Малина! – жлобярам в ответ наш герой; -

Вот окна, ступеньки, вот двери с дырой.

За мною, жлобы! Забегаловка эта

Для всякого сброда открыта, согрета.

Войдите – не бойтесь!» – «Ну, то-то, алкач!

А ну-ка скорее зажарь пару кляч!»

Вот Моцах ползет к непотребному дому.

Подкиду хватает его за солому:

«Скажи Увээну, чтоб скрылся скорей!

Жлобы Первачевы, что хуже зверей,

Насильно его похмелить замышляют

И новой бедою Уве угрожают!

Скажи, что Подкиду спасет алкача

И примет удар на себя сгоряча.

Скажи, что спасенье в одном лишь побеге,

Что эти жлобяры со мной на ночлеге».

«Но что ты затеял? подумай, дурной!

Ты лопнешь, Подкиду! Что будет с Увой?

Да и с Казавоной, в поддаче не хилой?»

«Вас Хмель оборонит бухой своей силой.

Не даст протрезветь он, поддатые, вам:

Защита он пьяным с утра головам.

Прощай же, о Моцах, мне дорого время;

Пойду пострадаю за гордое племя!»

Икая, наш Моцах полез на верблюда,

Потом без оглядки смотался оттуда.

Луна между тем окривела с натуги;

Шум храпа умолкнул, проснулись бандюги;

На небе стыдливо разделась заря.

И встали жлобяры, похмельем горя.

Склонившись угрюмо до самой земли,

С Подкиду они разговор завели:

«А ну – оттопырь волосатое ухо!

С тобой пролетели мы, кажется, глухо!

Куда ты завел нас?» – жлобяра вскричал.

«Туда, куда надо! – герой отвечал. –

Хоть вовсе споите, без лука и хрена!

Да только учтите: я спас Увээна!

Предателя, мнили, во мне вы нашли,

Злодея бухой увээнской земли?

В ней каждый дерябнуть с младенчества любит

И душу похмельем свою не погубит!»

«Алкач! – закричали жлобы, охренев, -

Умрешь от похмелья!» – «Не страшен ваш гнев!

Кто пьян постоянно, тот бодро и смело

И с радостью гибнет за всякое дело!

Похмелья и выпивки я не боюсь:

Сейчас от души на халяву напьюсь!»

«Так пей же! – садисты герою кричали

И ведрами пиво в него заливали. -

Упейся, придурок! Похмел твой настал!»

Раздутый, как мячик, Подкиду глотал.

Пивная была на губах его пена:

Она для Ваваки спасла Увээна!

НОЧНОЙ ВИЗИТ УВЭЭНА

От редакции

Что делается, господи!.. Все человечество разделилось на два противостоящих лагеря. Эта конфронтация не знает границ. Сын восстает на отца, брат на брата… По каналам спутниковой связи в редакцию поступают весьма тревожные сообщения. Марши протеста в поддержку доктора Л. Опуха и его сподвижников… Демонстрации солидарности в поддержку официальной линии увээноведения во главе с доктором П. Упсом… По всей планете… Увээноведение, что называется, пошло в массы. Но уважаемый доктор П. Упс по-прежнему хранит спокойствие. Да, не зря говорят, что начальники – особые люди.

Д-р П. Упс: А чего нам волноваться? Ну и пусть шарлатаны строят из себя непризнанных гениев. Настоящие ученые, которым глубоко чужда всяческая суета, скромно делают свое великое дело, предназначенное им судьбой. Еще одним крупным достижением таких настоящих ученых стало завершение реконструкции очередного фрагмента бессмертного эпоса. Поэтому сейчас мы имеем прекрасную возможность насладиться прекрасным. Насладимся же!

Сладкий час – соединенье!

Вот вернулось ополченье;

Проползает пьяный строй.

Где ж, Вавака, твой герой?

Где твоя, Вавака, сладость?

Ты смотри, какая гадость!

Все до фени: друга нет.

Тихо скушала обед,

Ужин тоже отхватила.

После другу сообщила:

«Моцах, дальше будем жить;

Что об этом говорить».

Потряслись дубов вершины;

То повеял от детины

Ароматный ветерок.

Скачет весело ездок:

Борзый конь и ржет и пышет,

А Вавака – еле дышит;

Разгорелося лицо,

Об пол брякнуло кольцо.

Полчаса уже скакали

(Все в ней жилки задрожали).

Вдруг под дверью кто-то взвыл;

Увээн ее спросил:

«С кем там спит моя Вавака?..

Ничего себе, однако!

Весела иль слезы льет?

Как она себя ведет?!»

«Ты ль? Откуда в час полночи,

Когда сплю я что есть мочи,

Ты ко мне бестактно влез?

Знать, тронулся царь небес!

Что он делает со мною?

Все ли в норме с головою?..

Что за паника, родной?

Уж нельзя побыть одной!»

УВЭЭН И КАЗАВОНА

От редакции

События во Всемирном институте увээноведения (ВИУ), к которым сегодня приковано внимание всей планеты, приняли и вовсе драматический характер. Поскольку авторитетная комиссия УНЕСКО пришла к заключению, что в интересах науки лучше все в ВИУ оставить как есть. В ответ научная группировка, возглавляемая доктором Л. Опухом, дружно ушла в подполье. Ученые продолжают свою работу в секретных лабораториях, под землей. Расшифрованные ими фрагменты эпоса поступают в редакцию по конспиративным каналам. Вниманию читателей предлагается первый из таких материалов.

Д-р Л. Опух: Мы будем продолжать борьбу. Я всегда был убежден, что истина восторжествует. Сейчас же, находясь глубоко под землей, я убежден в этом еще глубже. Истина пробьется к свету и даст пышные всходы. Из-под земли, что вполне естественно. Торжество уважаемого доктора П. Упса – временное. После первого же его слова каждому становится ясно, что король-то – голый! Вот и пусть ходит голый.

Казавона-Стрекоза

Свой прикид в корчме пропила,

Кое-что рукой закрыла,

Тут – Первач катит в глаза.

Засмущалась Казавона:

«Мне б прикрыться от патрона

Хоть бы фиговым листком.

Неудобно – голышом!»

Да и ночь была холодной.

А Первач уж к ней идет,

Нежно за руку берет

И заняться с ним зовет

Он любовию свободной.

Злой тоской удручена,

К алкачу ползет она:

«Не оставь меня, друг милой!

Как мне сладить с царской силой?

Ты на несколько ночей

Скрой меня от палачей!»

«Козочка, мне странно это!

Вот еще – нашла атлета!» -

Отвечает кайфодей.

«Да к кому пойти мне было?

В дамском обществе у нас

Нету витязей как раз!

Или все в тебе остыло?» -

«А, так ты…» – «Да я с тоски

К Увээну поспешила!» –

«Поспешила? Насмешила!

Мы ведь тут – не дураки!»

ТРИ ШВАБРЫ

От редакции

Что творится, господи!..

А ведь начиналось все так невинно. Мы радовались находке ученых, восхищались первыми публикациями…

Сейчас же раздаются голоса, призывающие закопать «Увээн» обратно. Либо уничтожить. До лучших времен. Видные политические деятели также обратили самое пристальное внимание на происходящее во Всемирном институте увээноведения (ВИУ). Первые лица ряда европейских государств осторожно высказались по поводу неумеренных имперских амбиций заокеанского соседа. Ирландские католики гневно заклеймили позором политику Лондона в Ольстере. Духовные лидеры исламского фундаментализма поспешили объявить Увээна предтечей пророка. Террорист номер один с половиной пригрозил, что взорвет ВИУ к чертям собачьим. Главы ряда африканских государств начали активно пропагандировать среди населения доктрину Увээна, окрестив героя черной пантерой древнего мира. Политическое руководство Китая увидело в шумихе, поднятой вокруг сенсационной находки, волосатую руку ЦРУ, заявив при этом, что Увээн был китаец. Страны – бывшие члены социалистического лагеря хором заговорили о происках Москвы, стремящейся восстановить свои позиции в Восточной Европе. Москва, в свою очередь, порекомендовала этим странам отодвинуться как можно дальше от западных российских границ. По Австралии прокатилась волна манифестаций в защиту варварски истребляемых утконосов. А президент США прямо заявил, что не станет разбираться, кто прав, кто виноват, и обрушит экономические санкции сразу на всех. Какое будущее нас ожидает?

Д-р П. Упс: Предоставим политикам решать сегодняшние политические проблемы. Обратимся к вечному, возвышающему душу. Обратимся – к «Увээну». Публикуемый фрагмент приоткрывает нам сложный мир далекой эпохи, вводит нас в круг повседневных забот увээна, ставших вдруг такими актуальными для его далеких потомков. Кстати сказать, уважаемый доктор Л. Опух не имеет о них ни малейшего понятия.

В песчаных степях увээнской земли

Три гордые швабры дерябнуть пошли.

Одна между ними звалась Казавоной,

Журча, наливалася брагой червонной.

Вторая – Вавакой звалася бухой.

А третья – и вовсе царевной Ахой.

И только разлили – в дали голубой

Явился Подкиду, отпадный собой.

Икоты раздались волшебные звуки.

И руки болтались – ну чистые крюки.

Он шел, колыхаясь, как в море челнок,

Поддатым верблюдом, взрывая песок.

Мотаясь меж дальних и ближних холмов,

Явился и Моцах, любитель пиров.

И смуглые ручки скорей замахали,

И черные очи живей засверкали –

Волнуются девки, прохожих маня.

Так ждет кобылица младого коня.

Но вот показался вдали Увээн.

В степи увээнской он был супермен!

Как конь, на дыбы поднимался порою,

И прыгал, как барс, пораженный стрелою,

И с криком и свистом носясь по песку,

Бросал и ловил он бутыль на скаку!

МОЦАХ НАНОСИТ УДАР

От редакции

И вновь мировое сообщество замерло, потрясенное еще одним открытием увээноведов. Если вы читаете эти строки стоя, то лучше сядьте. Ведущие сотрудники отдела археологии Всемирного института увээноведения, производя раскопки на месте обнаружения драгоценного манускрипта, нашли окаменевшую яблоню, ствол которой обвивала большая змея, вернее – ее высохшая мумия. Рядом обнаружены два скелета: мужской и женский. Причем в руке мужчины замечен хорошо сохранившийся огрызок яблока… У редакции просто нет слов… Она не знает, что сказать… Пусть лучше говорит уважаемый доктор Л. Опух, чей голос доносится к нам из-под земли. И в прямом, и в переносном смысле.

Д-р Л. Опух: На самом деле в случившемся нет ничего удивительного. Я всегда утверждал, что эпос «Увээн» причастен глубинным основам человеческого бытия, можно даже сказать – их сокровенной сути. Теперь, находясь под землей, я понимаю это особенно остро. Каждая строчка «Увээна» таит в себе такие бездны смысла, такие откровения! И никакие тираны от науки не скроют от нас живительный источник! Так припадем же к истокам.

Раз Моцах, думая гульнуть на славу,

Попал в облаву.

Поднялся вдруг весь царский двор –

Почуя во дворце матерого гуляку,

Все заперлись в хлевах и рвутся вон на драку;

Жлобы кричат: «Ахти, ребята, вор!»

И вмиг у Моцаха – запор!

В минуту пьянка стала адом.

Бегут: иной, с дубьем,

Иной – тоже с дубьем.

«Вина! – кричат, – вина!» Пришли с вином.

А он глядит на все поддатым взглядом;

Зубами щелкая, их у него – не счесть,

Он сел к столу и начал пить и есть!

ФОНАРЬ УВЭЭНА

От редакции

Не успело мировое сообщество отойти после недавнего открытия археологов Всемирного института увээноведения, как тут же произошло не менее впечатляющее событие. На месте раскопок найден еще один удивительный артефакт. По мнению специалистов, это летательный аппарат внеземного происхождения. В средствах массовой информации такие аппараты именуют летающими тарелками. Самым интригующим представляется тот факт, что упомянутая летающая тарелка обнаружена в непосредственной близости от окаменевшей яблони, о которой мы сообщали в предыдущем номере ТК. И невольно возникает вопрос: как связаны между собой внеземной летательный аппарат и – двое людей с яблоком?

Д-р П. Упс: Пока отдельные авантюристы от науки роют траншеи, создают систему подземных коммуникаций и погрязают все глубже в недостойной возне, мы с вами приближаемся к познанию глубинных истоков бытия. И прикосновение к этой величайшей тайне вызывает благоговейный трепет у всякого нормального человека. Вряд ли такой трепет испытывает уважаемый доктор Л. Опух, как крот, зарывшийся в землю. Я думаю, ему там темно. Мы же при свете солнца ясно видим суть вещей. Не так ли?

Мой фонарь в тумане светит,

Искры гаснут на лету.

Моцах нас улыбкой встретит

И предложит – бормоту!

Хмель пройдет – и спозаранок

В степь, Подкиду милый мой,

Я уйду с толпой буханок

За поддачей огневой!

Мой фонарь в тумане светит,

Озаряет сырь и хмарь.

Если Вава нас заметит -

Будет и другой фонарь!

БОЙ УВЭЭНА С ТАРАКАКОМ

(Полная версия)

От редакции

Что делается, господи!.. По словам очевидцев, над Всемирным институтом увээноведения наблюдается повышенная активность НЛО. Летающие тарелки самых разных габаритов буквально толкутся над корпусами исследовательского центра. Военные пребывают в полной растерянности, поскольку средства ПВО оказываются недееспособны при появлении внеземных летательных аппаратов. Ученым назойливое внимание инопланетян также действует на нервы. Уже есть сообщения о взломах компьютерных систем. Инопланетные хакеры беззастенчиво скачивают информацию, отслеживая каждый шаг увээноведов. Что же происходит? Эпос «Увээн» стал толчком к долгожданному контакту цивилизаций? Или…

Д-р Л. Опух: Думаю, второе. Инопланетян интересуем не мы, а «Увээн». Тем более, что не за горами тот день, когда истинное увээноведение – восторжествует. Сегодня мы публикуем полную версию эпизода, с которого, собственно, и началась мировая слава древнейшего эпоса. Этот фрагмент известен как «Бой Увээна с Таракаком». И теперь он предстанет перед читателями в своем подлинном виде.

Я пил. И вот в тени ночной

Вино почуял он, и вой

Протяжный, жалобный как стон

Раздался вдруг… и начал он

Просить хотя б один глоток.

А не развяжется пупок?

И первый бешеный скачок

Мне страшной тратой угрожал.

Но я его предупреждал.

Глоток мой верен был и скор.

Пузырь тяжелый, как топор,

Уже стремительно пустел.

Он от волнения вспотел

И отступился было, но,

Хотя лилось в меня вино

Густой, широкою волной,

Бой закипел, смертельный бой!

Ко мне он кинулся на грудь,

В надежде хоть на что-нибудь;

Но в горло я успел воткнуть,

Чтоб от души вина глотнуть,

Мою бутылку. Он затих,

Рванулся, как последний псих,

И мы, сплетясь, как пара ног,

Засунутых в один сапог,

Хлебнули разом, и во мгле

Уснули на сырой земле.

ВЕСНА УВЭЭНА

От редакции

События развиваются стремительно. У редакции даже начинает кружиться голова… Внеземные гости контролируют и археологические раскопки, проводимые Всемирным институтом увээноведения уже не первый месяц. Летающие тарелки инопланетян гроздьями висят над головой археологов и уже порядочно их достали. Трудно понять, чего же хотят эти бесцеремонные инопланетяне. В контакт они вступать не торопятся. Просто следят за каждым шагом исследователей. Словно боятся, что люди узнают больше, чем того желали бы наши галактические соседи. Поговаривают, что эскадрильи тарелок болтаются и над секретными лабораториями доктора Л. Опуха, выдавая их расположение всем и каждому. На чьей же они стороне?

Д-р П. Упс: Мне это совершенно безразлично. Смысл моей жизни – «Увээн». В нем – все начала и концы. И жалкие нападки отщепенцев, вроде уважаемого доктора Л. Опуха, не могут задеть самолюбие настоящих ученых. Мышиная возня, как и следовало ожидать, завела нашего уважаемого оппонента в мышиную нору. Пусть он там и сидит, под землей, не высовывая носа. А на земле – весна. Весна Увээна. Вы только вслушайтесь:

Весна! выставляется первая харя,

И в комнату Глот ворвался!

Прекрасно, не правда ли? Итак – «Весна Увээна».

Люблю грозу в начале мая,

Когда поддатый Увээн,

Как бы резвяся и играя,

Подняться пробует с колен!

Гремят поддачи огневые,

Вот Моцах выпил и – летит!

Пьют увээнки молодые!

Первач Урылку молотит!

С горы бежит Подкиду голый,

Рукой придерживая срам!

По всей Уве, такой веселый,

Он поднимает тарарам!

Идет прекрасная Вавака!

Чем Увээну не жена?

Конечно, злая как собака.

Зато поклонница вина!

ОТКРОВЕНИЕ УВЭЭНА

От редакции

Притихшее человечество ждет новых событий. Ну а то, что они последуют в скором времени, уже ни у кого не вызывает сомнений. Даже уважаемый доктор П. Упс иногда выглядит несколько растерянным. И есть с чего. Правительства многих стран возлагают на него всю полноту ответственности за происходящее на планете. Хотя не совсем понятно, как директор института может повлиять на пришельцев.

Д-р Л. Опух: Если бы я был во главе исследовательского центра, подобных безобразий не было бы и в помине. Шагу нельзя ступить, чтобы дюжина летающих тарелок не села тебе на хвост! Куда это годится? А, уважаемый доктор П. Упс? Честно говоря, я вижу в происходящем знак свыше. Во всех смыслах. ВИУ пора подумать о смене руководства. Кстати, в предлагаемом тексте герой в завуалированной форме высказывает свои претензии на трон, захваченный его коварным дядей.

Шепот, робкое дыханье,

Пьяный Увээн!

Сонной туши колыханье,

Мокрой до колен!

Хмель ночной, бухие тени –

Тени без конца!

Ряд волшебных изменений

Милого лица!

В красных пятнах кожа рожи,

Рожи алкача.

На кого же вы похожи?

– Да на Первача!

УВЭЭН В ХОРОШЕМ НАСТРОЕНИИ

От редакции

Как и ожидалось, всеобщее напряжение, страх неизвестности породили массу домыслов, слухов, сплетен… Поговаривают, что инопланетяне заменили всех увээноведов роботами-андроидами, в точности похожими на исследователей эпоса. А супруги некоторых ученых рассказывают репортерам такое, такое… Вот и редакция начала присматриваться к двум крупнейшим увээноведам. Кто его знает… Сегодня даже с самых высоких трибун раздаются слова о том, что вся история с «Увээном» – это злобные происки инопланетян, готовящих вторжение. И все же… И все же, каким спокойствием на редакцию веет при каждой встрече с уважаемым доктором П. Упсом!

Д-р П. Упс: Ничего удивительного. Просто я каждый божий день – с «Увээном». Этот неиссякаемый источник духовности является попутно и кладезем информации по самым разным вопросам. Но конечно, прежде всего – по главным. Вот, например, очень характерный отрывок:

Подкиду, вечно ты с обновкой,

С огромным пузырем! Держись прямей, как встарь,

И пей не так, как тот бухарь,

А с чувством, с толком, с расстановкой!

На мой взгляд, эпос «Увээн» очень полезен для подрастающего поколения. Он способен указать молодежи верную дорогу в жизни. А ведь это так важно в наше непростое время, когда вокруг полно всяких проходимцев. К счастью, самые отъявленные из них – глубоко под землей. «Увээн» – это подлинная энциклопедия жизни!

Не ветер бушует над бором,

Не с гор побежали ручьи,

Алкач Увээн помидором

Обходит владенья свои.

Идет – по деревьям шагает,

Касается туч голова.

И в смертной тоске замирает

Видавшая виды Ува.

Дорога везде кайфодею.

Вот ближе подходит герой.

Что думает парень своею

Нетрезвой с утра головой?

Забравшись на пальму большую,

По веточкам палицей бьет

И сам про себя удалую,

Хвастливую песню поет:

– Вавака, а ну тебя к лешим!

Домой удирай поскорей!

Я врежу и конным, и пешим,

Чтоб стало душе веселей!

Я каждому выкрашу рожу,

Пускай запылает огнем!

Портреты я всем искорежу,

Чтоб каждый светил – фонарем!

ТАЙНАЯ ВСТРЕЧА УВЭЭНА

От редакции

Ну вот… И редакция уже сподобилась. Теперь и над ее крышей висят гроздья летающих тарелок. Инопланетяне так и шныряют по редакционным компьютерам, переворачивают все вверх дном, внося неразбериху и хаос. Как можно работать в таких условиях? Любые пароли для них – тьфу. Да и что нового пришельцы могут почерпнуть здесь, если они скачивают информацию из компьютеров крупнейших увээноведов современности?

Д-р Л. Опух: Не скажите! Я, например, еще с прошлой пятницы перестал доверять сделанное мной – компьютеру. Все храню в голове. Так надежнее. Но все же опасаться нам следует не столько инопланетян, сколько бесчестных карьеристов, свивших гнездо во Всемирном институте увээноведения!

Ой, пьяна, пьяна головушка

Увээна-алкача!

Царь зверей, лохматый левушка,

В страхе задал стрекача.

Выйдет парень в степь широкую,

Жаль, что глаз не продерет.

А завидит крутобокую -

Скажет: «Пусть себе идет!

Хоть имел грехи немалые,

Но пора бы знать и честь.

Что мне эти губки алые?

У меня пол-литра есть!»

Вот и пала ночь туманная,

Спит поддатый молодец.

Чу! – пришла, благоуханная,

Притащила бутылец!

Вава бережно торгуется,

Все боится перелить.

Парень с нею не целуется,

Ведь куда важнее – пить!

Знает только степь раздольная,

Как поладили они:

Вава ходит недовольная,

Увээн – храпит в тени!

ПОСВЯЩЕНИЕ УВЭЭНА

От редакции

Правду говорят, что люди привыкают ко всему. Вот и летающие тарелки в небе уже никого не удивляют – лишь бы не создавали помехи во время трансляции футбольных матчей. Многие воспринимают внеземные космические аппараты как привычную деталь пейзажа. А мальчишки даже пытаются на спор сбивать их из рогаток. И уже есть некоторые успехи в этом направлении. Только «Увээн», только он один – продолжает завораживать человечество. В моду вошла увээнская одежда. Молодежь стремится жить в соответствии с увээнской системой ценностей. Рок- и поп-группы исполняют хиты на стихи «Увээна». В Голливуде запущен в производство грандиозный блокбастер по мотивам древнейшего эпоса. Имеются также замыслы мультфильмов, балетов, опер. Опубликовано как минимум пять романов. Дети во всех странах мира играют в героев, ставших нам такими близкими… почти родными… Да, «Увээн» прочно вошел в нашу с вами жизнь.

Д-р П. Упс: И он из нее не выйдет. Это я могу вам гарантировать. Вся история современной цивилизации делится на два периода: на тот, что был до открытия «Увээна», и – после. На мой взгляд, первый – в подметки не годится второму. И. сегодня возглавляемый мной исследовательский центр подарит человечеству еще одно бесценное сокровище – очередной фрагмент великого эпоса. Каждый сразу поймет, кто в увээноведении шарлатан, а кто – настоящий ученый, служащий Истине. Да.

Юноша пьяный, со взором косящим!

Ныне даю я тебе три бутылки.

Первую выпей сейчас, в настоящем.

Ну а грядущее – бредни Урылки!

Выпей вторую – за нежное чувство.

Сам же вино полюби нераздельно!

Третью дерябни за наше искусство:

Быть алкачем и приятно, и дельно.

Юноша пьяный, со взором косящим!

Если ты выпьешь их, в шкапчик не пряча,

Молча паду алкачем похмеленным,

Зная, что в мире оставлю – Алкача!

ВЕЧЕР УВЭЭНА

От редакции

Редакция преисполнена раскаяния… Видимо, она сглазила, когда писала о том, что летающие тарелки стали частью пейзажа. Но так или иначе – маски сброшены! Инопланетянами похищен уважаемый доктор Л. Опух. Увы, это так. Нам так его будет не хватать… Но, улетая на чужом корабле в космос, мужественный ученый по своему сотовому телефону связался с редакцией и срывающимся голосом продиктовал это сообщение.

Д-р Л. Опух: Скорее всего, мы больше никогда не увидимся… Но я верю, что память о скромном и бескорыстном служителе Истины сохранится в сердцах миллионов читателей ТК. Он всегда стремился, вопреки усилиям некоторых оголтелых и беспринципных карьеристов, втершихся в доверие к мировому сообществу, честно делать свое дело, даже – находясь глубоко под землей… Простите… я плачу… Сейчас… Я успокоюсь… Меня утешает мысль, что из двух наиболее известных увээноведов космический разум выбрал самого компетентного. Ну а теперь – текст очередного фрагмента, подготовленный к публикации руками истинных увээноведов. Надеюсь, что мои сподвижники найдут в себе силы, несмотря на невосполнимую утрату, которую они понесли, продолжить наше общее дело. Прощайте. «Увээн» – бессмертен!

По вечерам над увээнами

Роятся тучи синих мух.

С моими правильными генами,

Я тоже выпить не лопух!

Я от анапестов и дактилей,

Порой, пьянею невпопад…

Жлобы с глазами птеродактилей

Меня опохмелить хотят.

И каждый вечер, зря потраченный,

Как хочешь, верь или не верь,

Девичий стан, овчиной схваченный,

С натугой пролезает в дверь.

Пройдя ступеньками амбарными,

Всегда нетрезвая, одна,

Дыша парами перегарными,

Аха садится у окна.

И веют древними поверьями

Ее широкие бока,

Прикид с соломою и перьями,

Слегка дрожащая рука.

Во тьме крадется к ней чудовище…

Первач, намек понятен мой?

Твое поддатое сокровище

Не скоро приползет домой!

ПРАЗДНИК УВЭЭНОВ

От редакции

Н-да… Будем надеяться, что уважаемого доктора П. Упса не похитят коварные инопланетяне. Иначе кто будет руководить работами по реконструкции бесценного эпоса? Человечество с надеждой взирает на директора Всемирного института увээноведения. Взирает и ждет новых откровений. Но соответствующим службам все же следует хорошенько позаботиться о безопасности ученого. Может быть, есть смысл воспользоваться подземным опытом его оппонента. Хотя – несчастного доктора Л. Опуха подземное убежище не спасло. Где-то он теперь?

Д-р П. Упс: Думаю, там, где ему и положено быть. На мой взгляд, наши космические братья по разуму очень быстро поняли, кто есть кто в современном увээноведении и как следует действовать, чтобы навести порядок. Да, они оказали человечеству неоценимую услугу. Теперь, когда на Земле нет главного смутьяна, другие заблудшие, возможно, вернутся в лоно истинной науки. Мы готовы принять раскаявшихся. Публикуемый сегодня текст как нельзя более созвучен ситуации.

Первач у трона квасил, подкидывал Подкиду,

Как раз к святому Квасу покончив с похвальбой.

Урылка с пухлой рожей, совсем бухая с виду,

Скосив тупые очи, глядела пред собой.

Царевна, розовея, в степную пыль садилась.

Ее увидел Моцах, пошедший на гумно.

А девка молодая – зарделась, застыдилась -

И празднично блестело ее тугое дно!

УВЭЭН ОБРАЩАЕТСЯ К БОГУ

От редакции

Редакция сама отказывается верить! Каким-то непостижимым образом в редакционные компьютеры попал предлагаемый вниманию читателей ТК материал. Его подготовил уважаемый доктор Л. Опух, с которым мы, быть может, поторопились распрощаться навсегда. Не исключено, что весточка от пленника, стенающего в застенках инопланетян, дошла до нас не без их же помощи. И, возможно, отважный ученый – не в плену вовсе, а в гостях. Редакция теряется в догадках. Но ей сильно сдается, что эта интригующая тайна уж как-нибудь раскроется в самое ближайшее время. Следите за нашими публикациями.

Д-р Л. Опух: Да, друзья мои, это я. Рано обрадовались, уважаемый доктор П. Упс! Никому не удастся превратить увээноведение в частную лавочку! Нет, нет и еще раз – нет! «Увээн» принадлежит всем. Я имею в виду не только тех из нас, кто находится на Земле. Древнейший эпос человечества отныне стал вселенской ценностью. Он оказался близок обитателям других планет, в чем я получил самые искренние заверения. Наши космические братья (и сестры) по разуму спешат припасть к нетленному источнику духовности. Неужели мы откажем им в этом?

Крылышкуя золотопитьем

Тончайших жил,

Подкиду в кузов пуза уложил

Прибрежных много трав и сен.

«Вынь, вынь, вынь!» – шандарахнул Увээн.

О, нам бы пива!

О, одари!

АХА И УВЭЭН

От редакции

Процесс увээнизации начал приобретать космические масштабы, в буквальном смысле. Впрочем, надо ли удивляться? Редакция всегда свято верила в светлое будущее увээноведения. И это будущее, кажется, наступило. Фрагменты бесценного эпоса «Увээн» стали первой и пока единственной статьей межгалактического экспорта Земли. На космодром, имеющий статус вселенского, мерно, один за другим, приземляются звездолеты самых разных конструкций, набитые сверхдостижениями сверхцивилизаций. Ну а взлетая, корабли уносят к далеким мирам скромные распечатки очередного отрывка из «Увээна», подготовленного сотрудниками Всемирного института увээноведения (ВИУ), либо группой доктора Л. Опуха. Неделю назад ученый вернулся на родную планету вместе с партией космического импорта. Едва сойдя с трапа межгалактического крейсера, подвижник науки тут же вручил нам очередной материал. Но сегодня мы познакомим наших читателей с продукцией ВИУ.

Д-р П. Упс: Между прочим, я первый начал говорить, что свято верю в светлое будущее увээноведения.

У колодца расколоться

Так хотела бы Аха,

Чтоб в овчине с позолотцей

Не кусала бы блоха!

Мчась, как пьяная змея,

Ароматы вин струя,

Так хотела бы девица

С Увээном тут напиться!

В коромысле есть цветочек,

А на речке синий челн.

«На, хлебни еще разочек,

Пузырек мой туго полн!» -

«Кто он, что он, выпить хочет?!

Руки дики молодца!

Надо мною он хохочет

Близко тятина дворца?!

Или?! Или я отвечу

Косоглазу молодцу?!

Вдруг случайно изувечу -

Что скажу потом отцу?

О, пожар мозгов моих!

Увээн не верит в них!»

ЗАКЛЯТИЕ УВЭЭНА

От редакции

Судя по всему, пришельцы, подобно экспертам авторитетной комиссии УНЕСКО, тоже ничего не хотят менять в увээноведении. Должно быть, как и редакция, они считают, что соперничество двух ученых будет способствовать скорейшей реконструкции бесценного эпоса. А может быть, они сочли, что не вправе настолько серьезно вмешиваться в дела Земли. Кстати, уже выяснилось: доктор Л. Опух понадобился братьям по разуму, чтобы исправить опечатки в первом альдебаранском издании реконструированных фрагментов «Увээна». Директора Всемирного института увээноведения они решили не беспокоить из уважения к его административному статусу. В этом номере ТК мы знакомим читателей с материалом, заверенным подписью уважаемого доктора Л. Опуха. Похоже, его группа все глубже зарывается в землю.

Д-р Л. Опух: Мне и моим сторонникам всегда было свойственно идти вглубь. И мы верны этому принципу. Пусть кое-кто с иронией именует нас «дети подземелья». Что ж! Нам чужды карьеристские устремления. В отличие от некоторых.

О, распейтесь, алкачи!

О, запейтесь, алкачи!

Там, где спьяну свиристели,

Где, надравшись, в лужу сели,

Пролетели, улетели

Стая пьяных алкачей!

КАЗАВОНА И ПОДКИДУ

От редакции

Мир живет «Увээном». Не только жители Земли, инопланетяне – и те радуются как дети каждому новому фрагменту величайшего эпоса. Надо ли удивляться тому, что два крупнейших увээноведа стали самыми популярными гуманоидами во вселенной. Редакция уверена, что даже в своих самых смелых мечтах никто из них и думать не думал о такой известности. Куда там! Иной бы сломался под бременем космической славы. Но наши подвижники науки – пока держатся. Что же дает им силы?

Д-р П. Упс: Лично я черпаю энергию в «Увээне». Это неиссякаемый кладезь, живительный родник всего самого светлого и возвышающего душу. Вверенный мне исследовательский центр будет выполнять свою благородную миссию. И выполнит, вопреки омерзительным, гнусным проискам отдельных отщепенцев. А публикуемый сегодня фрагмент волнующе и поэтично рисует сложный мир чувств мужчины и женщины, вводит нас в атмосферу высокого Эроса. Прекрасная школа чувств для современной молодежи!

Это было у моря, где ажурная пена,

Где встречается редко прямо видящий глаз.

Поддала Казавона, позабыв Увээна,

И горячий Подкиду полюбил ее враз.

Было все очень просто, было все очень мило:

Казавона просила ей стаканчик налить,

И дала половину, алкача раззудила,

И его распоила, и решила с ним пить.

Казавона, известно, очень выпить здорова.

До утра, между прочим, наливалась вином.

Это было у моря, где волна бирюзова -

До сих пор Казавона там лежит кверху дном!

УВЭЭН И ГЛОТ

От редакции

По-прежнему в увээноведении – два течения, по-прежнему люди (а теперь уже и – не люди) во всей вселенной склоняются то к одному, то к другому полюсу… Но не это главное. Суть той грандиозной эпохи, в которую мы вступили, – наша общая, стирающая границы и барьеры, одержимость «Увээном». Два крупнейших увээноведа современности, два духовных лидера человечества по праву завладели умами, сердцами, душами (в некоторых случаях – печенками). Два крупнейших увээноведа – словно две звезды первой величины, сияющие на ночном небосклоне. Они светят одинаково ярко и в то же время – каждая по-своему.

Д-р Л. Опух: Сегодня, когда жизнь на Земле стремительно меняется, в связи с тем, что продвинутые в техническом отношении инопланетяне весьма настойчиво делятся с нами передовыми технологиями, особенно важно помнить о своих корнях, не отрываться от них. Корни мировой культуры, конечно же, в «Увээне». А корни увээноведения – в земле. И чем глубже эти корни, тем устойчивей, прочнее древо современной цивилизации. Листья опадают. Корни – остаются. В земле. Они сильны и надежны. И они еще покажут всяким там… Кстати, Увээн тоже весьма убедительно мог постоять за себя.

Я сразу вмазал Глоту в печень,

скормил ему охапку сена;

я показал, что трогать неча

косые скулы Увээна!

На чешуе протухшей рыбы

прочел я слово «поддадим».

А вы

ноктюрн

сыграть могли бы?

– Могли бы.

Только не хотим!

РАДОСТИ УВЭЭНА

От редакции

Два крупнейших увээноведа – как две стороны одной медали. Как два полушария головного мозга. Как правая и левая руки, не знающие, что же там творит другая. Они противоположны и – едины. Даже этих непримиримых оппонентов объединяет «Увээн». А что тогда говорить о рядовых людях? Счастье, что объединяющее начало великого эпоса оказалось куда мощнее антагонистических тенденций. Иначе… Подумать только: все человечество могло расколоться на два враждебных лагеря! Да что человечество! Вся вселенная! Как хорошо все-таки, что этого не произошло. Нас всех собрал под свою развесистую сень дух «Увээна».

Д-р П. Упс: И пока некоторые бряцают мечами, настоящие ученые, гуманисты, идут к людям с любовью, несут миру тепло и свет, что особенно актуально в условиях изощренно садистского отключения электроэнергии. Любовь – вот в чем суть неодолимой притягательности «Увээна». Приглашаю читателей ТК еще раз убедиться в этом.

Выткался над Увией алый цвет зари.

По Уве со стонами бродят бухари.

Моцах пьяный прячется, схоронясь в дупло.

Увээн – не прячется; на душе – светло!

Оттого, что вечером он сидел в корчме,

И Ваваку шлепнул он по тугой корме!

И она зарделася – будто маков цвет.

Увээн от радости – мордой в винегрет!

ВОЗВРАЩЕНИЕ УВЭЭНА

От редакции

Весь мир снова замер, на этот раз – потрясенный неслыханным злодеянием! В Пуританском музее, где экспонировался один фрагмент величайшего эпоса, произошла чудовищная и – весьма загадочная кража. Охрана, приставленная к сокровищу, хоть и несколько сбивчиво, но единодушно показала следующее. Около трех ночи по Гринвичу, в непосредственной близости от бесценной реликвии, прямо в воздухе материализовалась волосатая рука и схватила драгоценный фрагмент, вызвав оглушительный вой сигнальных сирен. После чего рука в воздухе же и дематериализовалась, причем вместе с раритетом. Естественно, у следствия первым делом возникло подозрение, что охранники вступили в сговор, намереваясь продать достояние человечества какому-нибудь сверхбогатому коллекционеру. Но сказанное ими подтвердилось при изучении видеоматериала, отснятого с разных точек сотней видеокамер. Следствие зашло в тупик, в котором оно и пребывает до сих пор. В средствах массовой информации высказываются разные предположения: кто усматривает в случившемся очень волосатую руку террориста номер один с половиной, решившего напомнить о себе самым впечатляющим образом, кто – очень волосатую руку инопланетян с их мудреными супертехнологиями. Однако единственным и пока неоспоримым фактом сегодня можно считать только то, что в деле замешана волосатая рука. Кто за ней стоит? Кто покусился на святыню? Удастся ли вернуть достояние человечества? На эти вопросы ответить затруднительно.

Д-р Л. Опух: Я всегда указывал мировому сообществу на преступную халатность руководства Всемирного института увээноведения. Но мой голос не был услышан. И вот – закономерный результат. Если бы я стоял во главе института, столь вопиющая утрата не могла бы иметь места. На мой взгляд, уважаемый доктор П. Упс должен подать в отставку. И как можно скорее! Необходимо положить конец разбазариванию святынь!

Я ты мой поддатый, я остолбенелый,

Что стоишь, качаясь, малость обалделый?

Чтой-то стал я нынче вроде старой клячи,

Не дойду до дому с дружеской поддачи!

Или что увидел? Или что услышал?

Словно бы до ветру погулять ты вышел.

Там я встретил зебру, там – слона приметил,

Распевал им песни о былом банкете!

И, как пьяный Моцах, выйдя на дорогу,

Утонул в навозе, оттопырил ногу.

Сам себе казался я слоном влюбленным,

Только вот не серым, а вовсю – зеленым!

И, утратив скромность, потеряв бутылку,

Словно Казавону, обнимал – Урылку!

ПЕСНЯ УВЭЭНА

От редакции

Господи… Снова, снова произошло невероятное! В Пуританском музее, около трех ночи по Гринвичу, вновь прямо из воздуха возникла пресловутая и очень волосатая рука. Весь мир обошла видеозапись случившегося. В ярком свете прожекторов эта странная гостья приблизилась к стенду, на котором размещался пропавший фрагмент, и вернула артефакт на прежнее место. Охрана испытала шок, близкий к параличу. А волосатая рука, сделав «адью», растворилась в воздухе.

Что же происходит, в конце-то концов?!

Д-р П. Упс: Нет силы, которая могла бы затормозить поступательное движение увээнизации. «Увээн» бесценен, бессмертен и непропадаем. В чем все человечество, а также инопланетянчество убедились, я думаю, необратимо. Никаких других комментариев тут не требуется. Поскольку все и так знают, кто мутит чистую воду увээноведения.

Он пел, озирая

Бухие края:

– Вавака, Вавака,

Вавака моя!

Скажи мне, Подкиду,

И Моцах – ответь,

Давно ль о Ваваках

Мы начали петь?!

А?!

УВА НОЧЬЮ

От редакции

Нет, это уже ни в какие ворота не лезет! Волосатая рука совсем распоясалась! И в мире все громче раздаются гневные требования дать ей по рукам. Снова около трех ночи по Гринвичу волосатая гостья посетила Пуританский музей, до смерти напугав уборщицу. На этот раз рука явилась не с пустыми руками. При себе она имела фрагмент эпоса, по внешнему виду – идентичный выставленному на стенде. Заменив одну святыню другой, волосатая нахалка исчезла. Ну и до каких пор это будет продолжаться?!

Д-р Л. Опух: До тех пор, пока Всемирный институт увээноведения возглавляют беспринципные, безответственные и некомпетентные люди! Сколько можно повторять? Но я уверен: что рано или поздно справедливость восторжествует. Эта мысль согревает, освещает, а иногда и – питает нас под землей. По поводу публикуемого сегодня фрагмента следует сказать, что вниманию читателей предлагается одно из самых проникновенных мест эпоса, настоящий гимн, признание в любви родному городу.

Ува! как много в этом звуке!

Действительно, много. Далеко не случайны слова неизвестного певца увээнского народа:

Ува! Ува! И голова

Барабардает с плеч!

Однако эпос дает нам примеры и противоположных настроений, совершенно понятных, между прочим:

Вон из Увы! сюда я больше не ездок!

Бегу, не оглянусь, огретый по затылку.

Да здесь тебя удавят за один глоток!

Бутылку мне, Бутылку!!!

Тем не менее – «Ува ночью».

Меркнут знаки Зодиака

Над постройками Увы.

Спит Вавака – как Собака,

Дремлет Увээн, увы!

Рожа царственной Урылки

По традиции нелепа;

Чуть видна из-за бутылки

Первача бухая репа.

Моцах, сев на подоконник,

Превращается в дымок.

Лишь Подкиду, бравый конник,

С Казавоной – в уголок!

Спят жлобы ночным дозором,

Все под Мухой, лопухи!

И сияет под забором

Окосевший лик Ахи!

ПОДДАЧА УВЭЭНОВ

От редакции

Все время – что-нибудь. Все время. Сотрудники Пуританского музея обнародовали факты, которым сами долгое время не решались верить. Редакция так и до сих пор – не решается. Видеокамеры в зале, где экспонируется бесценный фрагмент, работают непрерывно. Это позволило сличить варианты. И выяснились просто удивительные вещи. Оказывается, вариант, поначалу возвращенный волосатой рукой, а потом – замененный, представлял собой зеркальную копию оригинала, ни больше, ни меньше. То, что справа налево – еще полбеды, но так ведь еще и – вверх ногами! По мнению редакции, это уже слишком. Любому терпению – есть предел!

Д-р П. Упс: Но занятие наукой, кропотливая работа по реконструкции величайшего эпоса требуют поистине беспредельного терпения. Как, впрочем, и бесконечные наскоки из-под земли некоторых отъявленных проходимцев. На мой взгляд, взгляд специалиста, как ни поверни «Увээн», он «Увээном» и останется. Так что – не вижу причин для паники.

По рожам, по рылам

Проносят поддачу!

Три друга к Ваваке

Пришли наудачу.

На правой скамье,

Позабывши обиду,

Первач с Увээном,

Моцах с Подкиду!

А Моцах как гикнет,

Как мимо просвищет!

Как двинет Ваваке

Под звонкое днище,

Чтоб рюмки звенели,

Чтоб днище гудело:

– Доброе дело! Хорошее дело!

У МОЦАХА – БЕЛАЯ ГОРЯЧКА

От редакции

Вот уж не ждали так не ждали!..

Наконец-то объяснились невероятные и загадочные события в Пуританском музее! Но только это объяснение стало очередным шоком, к которым уже начинаешь привыкать.

Триумфальное возвращение величайшего эпоса в культурный процесс, похоже, весьма ощутимо затронуло фундаментальные основы мироздания. По меньшей мере. Предположения о том, что устойчивость мира обеспечивается своего рода противовесом, подтвердились самым неожиданным образом и, конечно же, благодаря «Увээну». Оказалось, что увээноведы из параллельного мира, столкнувшись при расшифровке фрагмента с поврежденным текстом, решили попытать счастья и сличить его с нашим вариантом. Возвращая бесценный документ, ученые по рассеянности перепутали варианты. Соответствующие извинения уже принесены и приняты. Получается, что волосатая рука была гостьей из Зазеркалья! Этот забавный инцидент положил начало сотрудничеству коллег-увээноведов из двух разных миров. А мы-то не знали, что и думать.

Д-р Л. Опух: Я не берусь предсказывать, к чему нас всех может привести двурушническая политика руководства Всемирного института увээноведения. Левая рука не ведает, что вытворяет правая! Или наоборот. Не в этом суть. Просто – дрожь пробирает, озноб! Холодно очень под землей. Сырость.

Одеяло убежало,

Улетела простыня!

Мало-мало ясно стало:

«Это Белка у меня!»

Вдруг из Вавиной из спальни,

Кривоногий и бухой,

Выбегает наш охальник,

Бьется в стены головой:

– Вот теперь тебя люблю я!

Вот теперь тебя хвалю я!

Наконец-то ты, скотина,

Увээну угодил!

МЕЧТА УВЭЭНА

От редакции

Параллельный мир и параллельный «Увээн» сегодня привлекают все большее внимание. Интересно, что между нашими вроде бы отраженными друг в друге мирами полного зеркального соответствия нет. «Увээн» у наших близнецов называется «Нээву», как и можно было ожидать. Всемирный институт увээноведения (ВИУ) там всем известен как УИВ, но возглавляет его не уважаемый доктор Спу П., как можно было бы ожидать, а не менее уважаемый доктор Хупо Л. Последнее обстоятельство доктору П. Упсу показалось не внушающим оптимизма и даже – нелепым. Поскольку уважаемый доктор Спу. П в параллельном мире сидит под землей. А вот уважаемый доктор Л. Опух отнесся к этим фактам с горячей заинтересованностью.

Д-р П. Упс: Хотелось бы надеяться, что научное сотрудничество двух исследовательских центров будет носить конструктивный характер. Если же мы обнаружим, что наши коллеги из УИВ, которых возглавляет уважаемый доктор Хупо Л., недостаточно компетентны, если они только и могут, что затевать склоки да красть из музеев драгоценные святыни, то, я думаю, ВИУ с ними окажется не по пути.

Нет, Подкиду, я не гордый!

Не заглядывая вдаль,

Так скажу: зачем мне в морду?!

Мне ее, признаться, жаль!

По хребту?! И то не к спеху!

Вот закончу поддавать –

И отправлюсь на потеху,

На юга, едрена мать!!!

ДОБРОТА УВЭЭНА

От редакции

О ужас! Несколько информационных агентств распространили сообщение, согласно которому один из духовных лидеров человечества, один из его сияющих светочей, уважаемый доктор Л. Опух – повредился в уме. Передавали, что прославленный ученый бегал в голом виде по центральной улице нашего города, крича «Я Увээн! Я Увээн!», и его долго не могли поймать санитары. Что скрывать, редакция пребывала в растерянности. Ее телефон раскалился от многочисленных звонков. Однако она не брала трубку. Уж ей ли было не знать, что кое-какие основания для такого исхода имелись, но… Получив же по почте очередной материал, заверенный подписью героя дня, редакция решила его опубликовать, чтобы наши читатели могли сами делать выводы.

Д-р Л. Опух: Мы представляем на суд мирового сообщества новый результат подвижнического труда истинных увээноведов. Нам удалось неопровержимо доказать, что «Увээн» содержит в себе не только традиционно серьезные строки, плод напряженных размышлений великого певца о мире и человеке, о сущности бытия, но и – явно детские тексты, призванные помогать воспитанию будущих алкачей. Вот характерный пример такого текста:

Заорали алкачата:

«Надоело нам всех лапать!

Мы хотим, как бухарята, -

Хряпать!!!»

Еще один текст:

Идет алкач, качается.

Вздыхает на ходу:

«Вот бутылец кончается,

Сейчас я упаду!»

Справедливость нашего наблюдения подтверждает и основной текст сегодняшней публикации.

Добрый знахарь Увээн!

Сам не может встать с колен.

Приходи к нему напиться

И Вавака, и царица,

И Подкиду, и Первач!

Добрый Увээн-алкач!

НЕ ПОЗВОЛЯЙ АХЕ НАПИТЬСЯ

От редакции

Слухи… Они распространяются со второй космической скоростью. И теперь уже поговаривают, что слух о сумасшествии уважаемого доктора Л. Опуха подкинул в средства массовой информации уважаемый доктор П. Упс и что это яснее ясного указывает на то, кто же из них двоих – съехал с катушек. Редакция же, по традиции, воздержится от оценок. В нынешнем предельно усложнившемся мире даже собственное отражение в зеркале может напугать до судорог и ввести в заблуждение. Истинно лишь молчание. Однако хоть и говорят, что оно – золото, эфир нужно заполнять, и газетные полосы – тоже. Иначе не прокормишься. Так что приходится выбирать серебро. А то и вообще – медь.

Д-р П. Упс: Я не являюсь коллекционером слухов, тем более – их создателем. Все эти игры с общественным мнением вызывают у меня лишь брезгливое недоумение: как можно тратить на подобные занятия драгоценное время отпущенной тебе жизни? Сам же я предпочитаю держаться вечного, того, что пребудет всегда. И конечно, это – «Увээн». Что касается уважаемого доктора Л. Опуха с его мелкими, суетными интересами и амбициями, то сойти с ума ему довольно трудно, как мне кажется. Поскольку для этого нужно иметь то, с чего сходят. Мое почтение.

Не позволяй Ахе напиться!

Чтоб в ступе водку не толочь,

Аха обязана крепиться,

И день и ночь, и день и ночь!

Не позволяй ей пить в постели

При свете утренней звезды!

Держи царевну в черном теле

И наливай – одной воды!

Коль дать ей вздумаешь поблажку,

Освобождая от забот,

Она последнюю баклажку

С тебя без жалости сорвет!

Как молодая кобылица,

Все норовит надраться вдрызг.

А ведь обязана – крепиться,

Не поднимая пьяный визг!

КРЕДО УВЭЭНА

От редакции

Вот, казалось бы: сколько утонченной, даже – изысканной брани (а уж сколько не изысканной), сколько презрения и гнева обрушили друг на друга два светоча, два духовных лидера человечества… А исчезни сейчас один из них – второй ведь почувствует зияющую пустоту, заскучает, помрачнеет и зачахнет. Забавно, что в параллельном мире происходит абсолютно то же самое, только – наоборот. И редакции иногда кажется, что столь упорно искомая обеими сторонами Истина прячется ни за спиной уважаемого доктора П. Упса, ни за спиной уважаемого доктора Л. Опуха… И даже не строго посередине между ними. Истина – где-то выше.

Д-р Л. Опух: Да, успехи увээноведения неоспоримы. Особенно – в его корневой, глубинной части. Но все же мне представляется, что оно развивается как-то не так. Складывается впечатление, что параллельные миры не равноценны: что один из них является оригиналом, а другой – его искаженной копией, в которой нарушены важнейшие закономерности. И, похоже, искаженная копия – это наш мир. Допускаю, что точно так же думает мой визави – доктор Спу П. А может, два параллельных мира нужны только для того, чтобы, опираясь на них, мог существовать какой-то третий, где хорошо всем? Однако меня и моих единомышленников обнадеживает то, что у наших близнецов дела обстоят очень даже неплохо.

Усердней с каждым днем гляжу в стакан!

Ведь только он меня приводит в чувство.

В подвалы, чтоб поддать, сойдет искусство.

Но ты не будешь от искусства пьян!

На стаканах – прошедшего печать.

Они дались недаром увээну!

Закончить пить – труднее, чем начать.

Лишь так вина мы постигаем цену!

И стакану я вовсе не чужой.

И он не будет пуст, когда есть совесть!

Нет, не стакан стоит передо мной,

А древне-упоительная повесть!

МОЦАХ В ТУМАНЕ

От редакции

Сегодня мы публикуем не совсем обычный материал. Вопреки обыкновению, он был доставлен в редакцию не с курьером, а – по почте, в простом конверте. Но что самое удивительное – он заверен подписями обоих увээноведов и печатью Всемирного института увээноведения. Неужели эти два научных противника пришли к соглашению? То-то редакции показалось, что они какие-то грустные последнее время. Странно только, что тексту не предпослано традиционное вводное слово ученого. Быть может, давние оппоненты не сумели договориться о том, кто его напишет? Не удивительно. Впрочем, подписи – есть подписи. Это снимает все сомнения.

Белеет Моцах одинокой,

В тумане как бы голубом.

Что ищет он в корчме далекой?

Зачем стучится в двери лбом?

В его кармане ветер свищет.

И Моцах гнется и скрыпит.

Увы он сроду не отыщет -

Хотя среди нее стоит!

???????…

От редакции

Ну вот…

Публикация в предыдущем номере ТК фрагмента под названием «Моцах в тумане» вызвала бурю негодования среди увээноведов, и в том, и в другом лагере. Причем, оба крупнейших увээноведа поспешили отмежеваться от упомянутого материала. В один голос они утверждают, что это грубая подделка, весьма далекая от высокой художественности величайшего эпоса. Поддельными ученые объявляют и свои подписи, которыми был заверен документ, и печать.

Редакция очень удручена. Ей стыдно смотреть людям в глаза. Оба крупнейших увээноведа публично заявили, что ноги их больше не будет в редакции ТК, что газета лишается эксклюзивного права публиковать фрагменты «Увээна».

В связи с прискорбным инцидентом… и его последствиями… редакция приносит многомиллионной аудитории читателей ТК свои глубочайшие эти… как их…

Так ведь мало того! По всему миру уже говорят, что текст «Моцах в тумане» – это не просто фальшивка, а своего рода – «компьютерный вирус», избирательно уничтожающий в памяти людей всю информацию об «Увээне». Причем – с разной скоростью: у кого – через день, у кого – через год, у кого – через двадцать лет…

Кто же запустил этот «вирус»? Кто ввел в заблуждение редакцию и миллионы читателей?

Кто?

Если редакция узнает, она ему… всю рожу… всю рожу…

Ссылки

[1] Возможно, имеется в виду печально известная практика отправлять лучших людей на правеж, под кнут. По другой версии – речь идет о каком-то определенном периоде, когда правил дядя Увээна. В целом фрагмент, видимо, носит характер инвективы, гневного обличения, высказанного героем эпоса в адрес своего знатного родственника. Многие ученые усматривают в этом приметы крайне противоречивой эпохи, когда начали разрушаться родоплеменные отношения.

[2] Слова коварство , полуживого , лекарство раскрывают драматизм еще не известных нам событий.

[3] Живя по законам богатырской вольницы, Увээн не признает правомочность суда старейшин, стремящихся обуздать молодежь. Герой сомневается в объективности суда старейшин еще и потому, что, скорее всего, одного-то из них Увээн и ограбил.

[4] Речь идет о некоем Очаке , мифическом прародителе увээнов (ср. «при царе Горохе»).

[5] Кто такой Хрым – ученым пока не удалось выяснить. Не исключена его хтоническая природа.

[6] Очевидно, имеются в виду какие-то ритуальные песнопения, предваряющие увээнские судебные разбирательства и, возможно, восходящие к культу некоего божества, близкого по функциям древнегреческой Фемиде. Не исключено, что увээнский культ, в измененном виде, был заимствован древними греками.

[7] Есть и другой вариант реконструкции данной строки: «Смотри, старик, тебе же будет хуже!»

[8] То есть – кого тогда грабить-то?

[9] Стремясь избежать судебного преследования, Увээн апеллирует к системе дружеских и родственных связей.

[10] Отчетливое свидетельство проникновения чужеземцев в увээнское общество, где они, судя по тексту, пользовались покровительством знати. Знакомство Увээна с этим явлением лишний раз подтверждает его принадлежность к аристократии. Заметим попутно, что институт клиентов, известный нам из истории древнего Рима, первоначально, видимо, зародился в увээнском бытовом укладе и много позже был перенесен на римскую почву. А уже оттуда – к нам.

[11] Герой с горечью признает, что многие славные традиции безвозвратно канули в прошлое.

[12] Ува - столица увээнов.

[13] С простодушием архаического человека Увээн рассчитывает повлиять на свидетелей, устраивая для них роскошные пиры. (Интересно, где он возьмет необходимые средства? Снова ограбит кого-нибудь? – Ред. )

[14] Вероятно, имеется в виду увээнская муза эпической поэзии. Имя богини и особенности ее культа науке пока не известны.

[15] Похмел - согласно увээнским мифологическим представлениям, подземное царство невыносимых мук, страшнее которых нет ничего на свете.

[16] Отвес – верховное божество увээнского пантеона.

[17] Первач – родной дядя Увээна, представитель высшей увээнской аристократии; воспользовавшись неопытностью и некоторым легкомыслием юного героя, рано оставшегося без родителей, коварно захватил увээнский трон; именно против него были обращены гневные инвективы Увээна («Мой дядя самых честных правил…» и т.д.).

[18] Вероятно, отсюда и пошло выражение «прокатить на вороных», то есть оставить ни с чем, отказать.

[19] Отвес , верховное божество увээнского пантеона, бог-дрыновержец; имел обыкновение решать судьбы людей, хорошенько приняв на грудь.

[20] Намек на какое-то любовное увлечение Увээна.

[21] Скорее всего, имеется в виду постоянная компания молодых аристократов, наиболее близких герою: четыре женщины и трое мужчин (Увээн – четвертый); с этой компанией Увээн проводил большую часть времени, в основном – пируя.

[22] Ува - столица увээнов, обнесенная крепкой изгородью из верблюжьей колючки.

[23] Ого – принятое среди увээнов особо вежливое, почтительное обращение к представителям высшей знати.

[24] Увээн воспитывался в южных провинциях Увээнии, куда его отправил дядя, опасавшийся притязаний племянника на верховную власть.

[25] Обидный упрек Увээну и в его лице – молодому поколению увээнских аристократов в недостатке мужественности и благородства. Эта метафора отсылает к древним мифологическим представлениям о баране как символе мужественности, свойственным и современным народам. Старейшины указывают на то, что ограбленные Увээном пожилые соотечественники были невинными овечками в сравнении с такими, как он.

[26] Дальнейшее развитие бараньей метафоры.

[27] И здесь – развитие бараньей метафоры.

[28] Для высшей увээнской знати была характерна тенденция – никогда не стричь волос, где бы те ни росли. Обильная волосатость считалась признаком удачи и богатства.

[29] Круг в системе традиционных мифологических представлений символизировал вечность и неизменность важнейших жизненных явлений.

[30] Еще один обидный упрек Увээну; старейшины ставят герою в пример его бережливого дядю, всегда готового платить по счетам, даже – из горизонтального положения.

[31] Здесь: доля, судьба. В отличие от майны – случайности, – вира в философских воззрениях увээнов выражала высшую закономерность в жизни индивида.

[32] Данная строка допускает двоякое толкование. Согласно первой версии, речь идет о том, что дядя Увээна, тиран Первач, захватил власть в результате устроенного им убойного пира, а не силой оружия, на что язвительно и дерзко намекает Увээн. Другая точка зрения связана с характерным для архаического художественного мышления соотнесением кровавой битвы с пиршеством духа (ср.: «Ну что, отдохнем душой, пацаны?!»).

[33] Буй – крутой.

[34] Одно из темных мест эпоса, которое ученые надеются со временем прояснить. Возможно, под «городом Н.» подразумевается Ува, не называемая прямо по соображениям военной секретности. Как мы знаем, в литературе более поздних времен этот интригующий прием использовался довольно часто.

[35] Еще одна неясность. Не исключено, что в армии дяди Увээна имелись боевые слоны, и герой таким образом выражает намерение расправиться и с ними тоже. Но существует вероятность, что слова «каждому хоботу в стаде» – завуалированная угроза ближайшему окружению тирана. В таком случае здесь недвусмысленно высказано резко негативное отношение героя к приспешникам вероломного дяди. Думается, что в этих словах содержится также обидный намек на некоторые черты их внешнего облика.

[36] Отвес – здесь: урок (ср.: оказать педагогическое воздействие – «отвесить подзатыльник»). Ученые полагают, что именно от этого слова произошло имя бога Отвеса, верховного божества в пантеоне увээнов.

[37] Алкач - древо спирта.

[38] Очень почитаемое божество увээнского пантеона.

[39] По мнению доктора П. Упса, барабашки – юные барабанщики; ассоциация достаточно прозрачная, учитывая состояние героя (ср.: «В голову так и стучит, так и стучит!»). Доктор Л. Опух полагает, что под барабашками подразумеваются некие существа, доступные зрению человека только в ситуации измененного сознания. Возможно также, что барабашки - принятое на родине Увээна именование женщин из племени барабов , враждебных увээнам и известных своим жестоким обращением с иноплеменниками.

[40] Одно из темных мест эпоса. Если алкач – древо спирта, на чем настаивает (двусмысленное выражение, не правда ли?) доктор П. Упс, то тогда не очень понятно, почему рыбак «оттолкнул его веслом», а не вытащил на берег, чтобы потом и в самом деле настаивать на нем что-нибудь. Ведь, судя по тексту, папаша был не дурак выпить. Если же верна концепция доктора Л. Опуха, то перед нами – печальная иллюстрация известного суждения о нелегкой судьбе пророка в своем отечестве: увээны, видимо, не больно-то хотели, чтобы кто-то жег им сердца похмельем.

[41] Конечно же, не исключено, что молодая увээнка является племянницей правителя Увы, но в манускрипте не обнаружено пока никаких доказательств в пользу такой возможности. Скорее всего, здесь мы сталкиваемся с проявлением довольно широко распространенной традиции, уходящей корнями в более глубокую древность, чем даже время создания «Увээна», – использовать применительно к политическим и административным лидерам термины родства: «царь-батюшка», «царица-матушка», «отец народа», «дедушка имярек», «начальник – отец родной», «отцы-командиры», «батяня-комбат» и т.д. Представляется, что в указанном ряду вполне может занять свое место и сочетание «дядя народа». Хотя в художественном мире увээнского эпоса, учитывая специфические отношения, сложившееся между Увээном и его дядей, такое сочетание может звучать довольно двусмысленно.

[42] Лукоморье – большие массивы дикорастущего зеленого лука, волнующегося под ветром, как море; лук сопровождал все возлияния увээнов, нередко – в качестве первого и единственного блюда.

[43] Имеется в виду священный дуб, ритуальное дерево всех важнейших увээнских культов, обычно украшаемое драгоценными предметами. Особая симпатия увээнов к этому прочному дереву, его сакральный смысл косвенным образом проявляются в дошедшем до наших дней выражении «дуб дубом», а также в огромном количестве дубов разного, но всегда – особого рода, разбросанных на страницах литературных произведений последних двух веков.

[44] Кот, пребывающий в состоянии измененного сознания, выступает в мифологии увээнского народа в качестве музы поэзии, и лирической, и эпической, что разъясняется в последующих стихах.

[45] Круг – символ замкнутости эпического мира, цикличности идущей, а вернее – стоящей здесь жизни: куда бы ни направлялся герой, уж очень далеко уйти ему никто не даст. Замкнутый круг символизирует также затяжной запой.

[46] Известно, что хождение налево довольно часто вынуждает сходившего «песнь заводить» (ср.: «Что ты мне поешь?! Совсем дурой меня считаешь?!»). Каких-то оправдательных выступлений, как правило, требует и хождение направо. При этом совершенно очевидно, что само хождение, как налево, так и направо, стимулирует творческую фантазию.

[47] Традиционный для фольклорного мышления принцип троичности: два варианта поведения кота на золотой цепи хороши, но третий – лучше. Этот третий вариант в полной мере соответствует увээнским представлениям о должном поведении.

[48] Моцах – близкий друг Увээна, весьма склонный к путешествиям, особенно – в состоянии измененного сознания.

[49] Вавака – возлюбленная Увээна, с которой у него были довольно сложные отношения.

[50] Подкиду – близкий друг Увээна, рубаха-парень, прибывший в столицу из отдаленной провинции.

[51] Ушанка – вид универсальной и очень удобной одежды увээнов, представляющий собой род балахона с бретельками на ушах.

[52] Алкач – ну, теперь, думается, всем стало окончательно ясно, что это дерево, без вариантов.

[53] Метафора, понятная всем.

[54] Первач – верховный правитель Увы, дядя Увээна. Дядя ли он всем остальным – выяснится при дальнейшей расшифровке манускрипта.

[55] Казавона – возлюбленная Подкиду, весьма легкомысленная особа.

[56] Урылка – супруга Первача; нередко ставит мужа в неловкое положение своим неадекватным поведением.

[57] Стакан – культовый предмет, остро необходимый в повседневной жизни каждого увээна, однако – довольно хрупкий, что вынуждало обеспеченных увээнов делать некоторый запас; вещь, в хозяйстве очень нужная (ср.: «Стаканa у меня нет, стаканa!!!»).

[58] Аха-царевна – и так ясно: дочь Первача, неравнодушная к Увээну.

[59] Вечный кайф – нескончаемое состояние измененного сознания, не требующее поддач; каждый о таком мечтает, но что-то пока не слышно, чтобы хоть кому-нибудь повезло.

[60] Намек на увээнскую музу поэзии.

[61] Кайфодей – высшая ступень в духовной иерархии алкачей , человек, умеющий добиваться особого воодушевления (экстаза) путем приема внутрь алкогольных напитков и, впадая в состояние измененного сознания, постигать трансцендентное. Кайфодеи – духовная элита увээнов, объект неустанного поклонения.

[62] Корчма - место отправления религиозного культа увээнов.

[63] Бухарь – увээн, которому недостает способностей, чтобы подняться до уровня алкачей . Бухари встречались и среди увээнской аристократии. Для культуры увээнов было характерно пренебрежительное отношение к бухарям, вне зависимости от их социального статуса.

[64] Глот – низшая ступень в духовной иерархии алкачей . Некоторые глоты всю жизнь оставались на низшем уровне, в случае, если шли по пути количественного, а не качественного роста. Подобных неудачников называли полиглотами .

[65] Дрын – излюбленное оружие увээнской аристократии; нередко использовалось и как метательное, косвенным подтверждением чему служит устойчивое именование Отвеса «бог-дрыновержец». Известно, что Увээн был мастером фехтования на дрынах. Искусное владение дрыном считалось обязательным для аристократов. Нередко их дрыны , изготовленные увээнскими умельцами и украшенные тонкой резьбой, становились настоящими произведениями искусства. Такие дрыны стоили баснословно дорого. Их стоимость могла достигать пятидесяти и даже ста дринков ( дринк – основная денежная единица увээнов).

[66] Тирану стыдно. Все видят его состояние, изобличающее в нем ординарного бухаря , подверженного приступам похмелья. Значит, не всю еще совесть пропил, эксплуататор!

[67] Вряд ли нужно видеть в этом косяк , скажем, уток или еще каких-нибудь птиц, то есть – метафору прожорливости Первача. Трудно также предполагать здесь дверной косяк (мол, совсем дошел, извращенец). На наш взгляд, речь идет о самом обычном косяке , который забил правитель Увы.

[68] Ханский титул, возможно, и указывает на принадлежность увээнов к азиатским племенам. Но в эпосе встречаются и такие наименования Первача, как царь, правитель, монарх.

[69] В свою очередь похмелье – примета принадлежности Первача к бухарям , к непродвинутым в духовном плане увээнам. Как известно, Увээн и его ближайшие друзья, эти избранные счастливцы, никогда не знали похмелья . В чем им, конечно же, можно только позавидовать.

[70] Бутылка – именно так переводится гидроним Ува , название реки, на которой стоял город Ува. Не исключено, однако, что имеется в виду царевна Аха, носившая такое же прозвище. Во всяком случае, шуметь она была горазда.

[71] Ранее указывалось, что Бутылкой называется река, на которой стояла древняя Ува. До этого сообщалось, что город-государство Ува стоял на одноименной реке. Здесь нет противоречия. Дело в том, что на языке увээнов Ува значит Бутылка . Таким образом, и город, и река, и царевна Аха имели одно и то же прозвание. Но спутать их трудно. Мы не согласны в корне с мнением уважаемого доктора П. Упса, усматривающего в подобном использовании этого слова некую метафору с провиденциальным значением. Все объясняется гораздо проще. Бутылка стоит на Бутылке, и в ней живет Бутылка. Что тут непонятного? Утроение одного названия, конечно же, не случайно в эпосе и прямо связано с присущим народному сознанию принципом троичности (ср.: «Третьим будешь?»). Тот же корень ув- нетрудно заметить и в самоназвании увээнов, и в имени главного героя, которое означает «всегда находящийся рядом с бутылкой», «живущий бутылкой». Существует гипотеза, принадлежащая моему перу, что в реке Бутылке текла не вода, а хмельной напиток. Иначе откуда бы увээны взяли столько спиртного для своих бесконечных поддач? Если эта гипотеза верна, то увээнам, конечно, крупно повезло. И, быть может, потому они оставили такой значительный след в мировой культуре. Ни для кого не секрет, что все великие дела в истории цивилизаций совершались в состоянии измененного сознания.

[72] Скрещенье – один из важнейших религиозных увээнских праздников, день, когда у всех правоверных увээнов должны скрещиваться (косить) глаза.

[73] Ритуальное состязание: кто дальше бросит.

[74] В обычные дни курицу поили разбавленным вином, что, конечно, гораздо экономнее, но не позволяет быстро добиться состояния измененного сознания.

[75] Один из ритуалов Скрещения . Кто такой дедушка Агап , выяснить пока не удалось. Не исключена его хтоническая природа.

[76] Увээнские аристократы фактически не прекращали этого благородного занятия с утра до глубокой ночи, даже – купая коня.

[77] Думается, понятно и так, почему – кругами.

[78] Еще один явный аргумент в пользу провиденциального характера «Увээна». Скорее всего, лучшие из увээнов (наш уважаемый оппонент доктор Л. Опух предпочитает называть их алкачами , хотя любому дураку ясно, что алкач - дерево деревом), входя в состояние измененного сознания и постигая трансцендентное, приобщались к всеобщей культуре человечества, свободно впитывая знания как далекого прошлого, так и очень далекого будущего. Не исключено, что они знали и о мышиной возне, затеянной в увээноведении некоторыми недостойными людьми.

[79] Еще один веский аргумент в пользу нашего мнения о том, что алкач – это не дерево, а человек, продвинутый в духовном плане увээн.

[80] Жлобы – солдаты личной гвардии Первача.

[81] За солому – видимо, за волосы; а может и еще за что-нибудь: Подкиду – он ведь такой выдумщик. Совершенно очевидно, что герой настроен очень решительно. По сути, он приносит себя в жертву, спасая главного алкача - Увээна.

[82] Еще одно неоспоримое свидетельство в пользу того, что алкач – отнюдь не дерево, как утверждает уважаемый доктор П. Упс, а – человек, наделенный особыми способностями и, как явствует из отрывка, обладающий недюжинным здравым смыслом. В целом же фрагмент раскрывает непримиримые, антагонистические противоречия, существовавшие между правителем Первачом и лучшими людьми Увы.

[83] Швабра – увээнская женщина благородного происхождения, аристократка.

[84] Явное свидетельство ужесточения режима, установленного тираном Первачом.

[85] Приспешники тирана, конечно же, не ожидали, что Моцах отважится нанести удар противнику в его собственном логове.

[86] То есть в богато убранных дворцовых покоях.

[87] Жлобы – сущие звери, без стыда и совести. Назвать благородного Моцаха – вором! Реакция героя вполне понятна.

[88] Буханки – набожные увээнки, ревностно исполняющие все религиозные обряды.

[89] Скачок – ограбление; притязания Таракака на бутылку Увээна возмущенный герой расценивает как грабительские. Кто такой Таракак, выяснить пока не удалось. Не исключена его хтоническая природа.

[90] У противников, судя по всему, давние счеты.

[91] Эта строка у доктора П. Упса имела другой вид: «Надежный шуз мой, как топор…» Не станем говорить о многочисленных неточностях и искажениях, которыми кишат фрагменты, подготовленные нашим уважаемым оппонентом. Одной строки будет достаточно. Если кому-то удавалось побивать врага ослиной челюстью, то и шуз вполне может сгодиться. Но в таком случае мы напрочь перечеркиваем неповторимую специфику увээнского образа жизни. Богатырский поединок, во всей его эпической мощи, по представлениям древнего певца, – это поединок духа. И не шуз, нет, не шуз является оружием, испытующим богатырский дух, а – пузырь, бутылка, наполненная вином. Это же и младенцу известно, так ведь? Но – только не уважаемому доктору Упсу.

[92] Какой смелый, неожиданный и яркий образ, не правда ли? Художественное мышление гения, чего уж тут.

[93] Как уже отмечалось, герои эпоса обладали исключительными способностями, что возвышало их над обычными людьми. Моцах, например, хорошенько поддав, нередко начинал левитировать.

[94] Явное свидетельство контактов древней Увы с американским континентом.

[95] Традиционные для эпоса гиперболы, которые не нужно понимать уж совсем буквально. Хотя… С Увээна станется.

[96] Ритуальная похвальба, предваряющая боевые действия. Этот древний обычай дожил до наших дней и широко практикуется в соответствующих ситуациях (ср.: «Да я тебе все кости переломаю!» Возможны варианты. Все зависит от фантазии говорящего).

[97] Думается, что эта строка не оставляет никаких сомнений по поводу слова алкач . Если же принять версию уважаемого доктора П. Упса, то Увээн – дерево деревом. Следует, однако, заметить, что и до нашего уважаемого оппонента, кажется, что-то начинает доходить. В отрывке "Увээн в хорошем настроении", опубликованном в предыдущем номере ТК, есть слова «алкач Увээн», хоть и не прокомментированные доктором Упсом. Быть может, таким образом наш уважаемый оппонент молчаливо признает свое поражение? В таком случае – лед тронулся. Или, чтобы уж расставить все точки над i, уважаемый доктор П. Упс – тронулся. Пожелаем же ему научной добросовестности и мужества на этом пути.

[98] Как мы помним, в отрывке «Судьба Увээна» тоже говорится о львах, рыскающих у стен Увы и причиняющих горожанам некоторые неудобства. Это вновь заставляет нас поставить вопрос о том, где же находился легендарный город. Неужели – в Африке?

[99] Как видим, у древних увээнов имелись и теоретические знания о стихосложении, думается, легшие в основу «Поэтики» Аристотеля.

[100] Такое упорство солдат личной гвардии Первача (см. ранее опубликованный фрагмент «Скаут») не случайно. Скорее всего, они получили от своего шефа специальное задание.

[101] Но их преследовали неудачи.

[102] Амбар – увээнское питейное заведение, высшего разряда, аналог современного дорогого ресторана.

[103] Конечно же, здесь самокритичный Увээн имеет в виду себя. Сомневающиеся могут обратиться к фрагменту, помещенному… со всей очевидностью вытекает… (Голос доктора Л. Опуха был на время перекрыт диалогом двух инопланетных пилотов. – Ред .) …профанацией. Следует также отметить тот многозначительный факт, что царевна Аха появляется лишь после очевидной неудачи специальных агентов правителя Увы. Не исключено, что она должна была послужить приманкой, благодаря которой… (К сожалению, голос доктора Л. Опуха, этого подвижника науки, пропал окончательно. Почтим его память минутой молчания. – Ред .).

[104] Тиран, что с него взять.

[105] Увээнский праздник, в который все правоверные увээны должны были квасить.

[106] Имеется в виду ритуальная праздничная похвальба.

[107] Да ладно, чего уж там.

[108] Видимо, травы разных видов и сено, наряду с зеленым луком (см. фрагмент «Увээнская муза поэзии», опубликованный ранее), входили в повседневный рацион увэзнов. Но уж запить все это хотя бы пивом – сам бог велел.

[109] Герой говорит заумным языком, внятным богу. Впрочем, понять Увээна особых трудностей не представляет. Перед нами как раз тот случай, когда, что называется, душа с богом разговаривает. В целом отрывок показывает, что древний певец не был чужд и авангардных тенденций.

[110] Т.е. разговориться (ср.: «Колись, урка, хуже будет!»).

[111] Одежда царевны Ахи всегда отличалась утонченной роскошью.

[112] Видимо, Аха надеется, что блоха переберется к Увээну.

[113] Метафоры сугубо эротического характера, весьма не редкие в архаических текстах.

[114] Эта строка открывает широкий простор для толкований. Вероятно, царевна опасается сделать что-либо не предусмотренное инструкциями отца.

[115] Последняя строка явно выражает феминистские настроения.

[116] Как певцу, распевающемуся перед выступлением, настоящему алкачу тоже было свойственно распиваться перед серьезной пьянкой.

[117] То есть потерпели неудачу, возможно, потому, что плохо распились.

[118] Левитация для алкача в состоянии измененного сознания – обычное дело. После коллективных поддач алкачи нередко сбивались в стаи.

[119] Данная строка неопровержимо свидетельствует, что страна увээнов имела выход к морю. Но – к какому именно? Пока это остается неизвестным.

[120] То есть помогла ему пройти низший, подготовительный этап, еще не являющийся питием как таковым.

[121] В целом вторая строфа описывает традиционный для увээнов любовный ритуал.

[122] Специфический бойцовский прием. Но может быть, и наоборот – гуманитарная акция.

[123] Лингвистические познания увээнов повергают в изумление. Ведь правда?

[124] Музыкальная культура увээнов, очевидно, была высоко развитой.

[125] Утренний похмельный синдром бухарей был для Увы обычным явлением.

[126] Моцах вездесущ. Стоит кому-либо из героев подумать о нем, как он тут как тут. Вот характерный пример такой ситуации:

[126] О Моцах, Моцах!

[126] Входит Моцах

[127] Действительно, Увээн испытывал к Ваваке нежное, трепетное чувство – текст эпоса дает множество подтверждений этому. В то же время у героя были довольно сложные отношения с царевной Ахой, Казавоной, а иногда – и с Урылкой, супругой монарха-узурпатора. Недотрога Вавака была так неприступна, что влюбленного совершенно естественным образом начинало тянуть налево:

[127] Казавона, сядем в лужу,

[127] Поглядим в глаза друг другу!

[127] Твоему хочу я мужу

[127] Оказать одну услугу!

[127] Мужем Казавоны стал Подкиду, верный друг Увээна. Характерно, что герой, высоко ставящий институт мужской дружбы, и в минуту страсти не забывает о своем друге, движимый стремлением оказать ему «одну услугу». Но даже во время походов налево сердце Увээна безраздельно принадлежало избраннице (чего не скажешь обо всем остальном). Вот что, например, он говорит Казавоне, явно испытывая противоречивые чувства:

[127] Ты мне нравишься больше Ваваки,

[127] Но Ваваку я больше люблю!

[128] Согласитесь, очень своеобразный оборот, просто находка для психоаналитиков!

[129] Если наш герой не забрел в дворцовый зоопарк, то это явные симптомы белой горячки. Или – все происходит в Африке? Впрочем, Увээн – он и в Африке Увээн.

[130] Упомянутый эпизод с Моцахом пока не обнаружен.

[131] Крепко его, однако, скрутило.

[132] Увээн получает обидный упрек в забвении мужской солидарности. Ну, типа: «Нас на бабу променял?!»

[133] Исключительные способности Моцаха воистину безграничны! А может быть, он просто – любитель покурить?

[134] Моцах такой непредсказуемый, такой шаловливый!

[135] В тексте эпоса имеется немало свидетельств довольно теплых (или – чуть теплых) отношений Моцаха и Ваваки. См., например:

[135] Моцах Ваве говорил,

[135] Поддавая ей в бока:

[135] «Мое желанье, Вава, отгадай!

[135] Разве ты не видишь, Вава,

[135] Что в бутылке – не отрава?..

[135] Наливай скорее, наливай!»

[136] С Подкиду у главного героя сложились особенно доверительные отношения. См., например, такое высказывание Увээна:

[136] Подкиду, верный мой приятель,

[136] Упился на брегах Увы,

[136] Где, может быть, упились вы

[136] Или бухали, как писатель*;

[136] Там славно погудел и я,

[136] Но вреден север без копья**!

[136] * Это, видимо, первое в истории человечества указание на одно из важнейших, характернейших свойств профессионального литератора.

[136] ** Данная строка допускает двоякое толкование. В первом случае Увээн довольно тонко намекает на высокую стоимость жизни в Уве. Во втором – на сопротивление косных северян реформам, проводимым радикально настроенным алкачем (ср.: «Тяжело в деревне без нагана!»).

[137] Еще одно совершенно отчетливое свидетельство провидческих способностей алкача, которыми он, однако, не склонен злоупотреблять.

[138] То есть в места, где герой находился несколько лет в ссылке и где, судя по всему, неплохо проводил время.

[139] Пока затруднительно сказать, чьи же они дети, кто из алкачей является их биологическим отцом.

[140] Трудно сказать, кому адресована эта поэтическая инструкция, отцу или – будущему счастливому супругу царевны Ахи. Возможно, что не позволять ей напиваться требовал дворцовый этикет. Или же воздержание от горячительных напитков было нормой для увээнской девушки на выданье – чтобы жених думал, что ему больше достанется. Трудно сказать.

[141] Видимо, обычаи правоверных увээнов распространялись и на их домашних животных. Вероятно, оттуда пошло выражение «пьет как лошадь».

Содержание