Просто слушай

Дессен Сара

Аннабель — девушка, у которой есть все: большая семья, красивый дом, модная работа.

Однако ее жизнь отнюдь не идеальна. Ее дружба с лучшей подругой расстроилась из-за лжи, старшая сестра скрывала от всех, что больна. Аннабель не нравится работать моделью, но признаться в этом никому не может. Она одинока дома и в школе, но поговорить о свалившихся на нее проблемах ей не с кем.

Однажды она встречает Оуэна — сильного, уверенного в себе, настоящего, открытого парня, который всегда говорит только правду. С этого момента Аннабель учится СЛУШАТЬ свое сердце, прислушиваться к своим желаниям и доверять людям.

Но сможет ли она рассказать, что с ней случилось на одной из школьных вечеринок?!

 

— Ну что, ты послушала?

— Твою передачу? — спросила я.

— Да.

Я кивнула:

— Послушала.

— И что скажешь?

— Ну… она довольно интересная.

— Интересная, — повторил Оуэн.

— Да. Никогда раньше не слышала этих песен.

Довольно долго он молча на меня смотрел. Затем вскочил и уселся рядом.

— Ты не забыла, как призналась мне, что часто врешь?

— Да не говорила я ничего такого! — Оуэн взглянул на меня удивленно. — Я сказала, что иногда что-то недоговариваю. Но не в этот раз! Я правда послушала всю передачу.

— «Интересная» — ничего не значит.

— Мне… — Тут я запнулась. Может, потому что Оуэн все равно уже меня раскусил или надоело постоянно лгать…

— Вот так и знал! Не умеешь ты врать, хотя все время и пытаешься.

— Не пытаюсь.

— Ах да, ты же просто стараешься быть любезной.

— И что в этом плохого?

— Ничего. Но приходится постоянно скрывать правду. А теперь скажи, что ты на самом деле думаешь о моей передаче?

На самом деле мне было очень не по себе. Как будто Оуэн с самого начала видел меня насквозь, а я даже и не заметила.

 

Глава первая

Рекламу со мной в главной роли сняли еще в апреле, и я совершенно о ней забыла — недавние события все стерли из памяти. Но пару недель назад ролик вышел в прокат, и теперь я мелькала повсюду.

На экранах над тренажерами в спортзале, на почте, где специально повесили видеомонитор, чтоб развлекать людей в длинной очереди. А вот теперь и в своей комнате. Я сидела, уставившись в телевизор, сжимая кулаки. Как заставить себя уйти?

— И снова наступила осень…

Пять месяцев прошло. Интересно, я сильно изменилась? Заметно ли, как много мне пришлось пережить? Однако в первую очередь удивляло, как странно я выгляжу на экране. Зеркало и фотографии всегда скрывают недостатки, а тут… Никак не могу привыкнуть.

— Пора футбольных матчей, — доносилось из телевизора. На мне — ярко-голубая форма капитана команды поддержки, на голове — гладко зачесанный «конский хвост», а в руках огромный рупор с эмблемой «К» — сейчас такими уже никто не пользуется. — Домашних заданий, — теперь я в серьезной юбке в клетку и в коричневом коротком свитерке. Помню, он был жутко мал, да и вообще теплой весной в нем было жарковато. — И конечно, общения с друзьями, — я подалась вперед, чтоб получше разглядеть себя в джинсах и блестящей футболке на фоне беззвучно болтающих девчонок позади.

Молоденький режиссер, только окончивший университет, растолковал мне, в чем суть его творения.

— Ты — девушка, у которой есть все, о чем только можно мечтать! — сказал он, резко соединив руки в круг, как будто столь легко можно ограничить такое многогранное и неоднозначное понятие. Видимо, в понимании режиссера все мечтают о рупоре, мозгах и большой компании друзей — с ними-то как раз забавно получилось… Не успела я развить эту мысль, как картинка на экране изменилась.

— Вот что ждет тебя в этом году! — на мне розовое платье и лента с надписью «Королева вечера встречи». Тут подходит молодой человек в смокинге и протягивает мне руку. Я опираюсь на нее и широко улыбаюсь. Молодой человек учился на втором курсе местного университета. На съемках он почти ни с кем не общался, но под конец подошел ко мне и спросил номер телефона. А я и забыла совсем…

— Лучшая пора! Лучшие воспоминания. Лучшая одежда в торговом центре «Копфс». — Мое лицо все ближе и ближе, наконец оно занимает весь экран. Когда проходили съемки, у нас с Софи еще все было хорошо, а потом последовал тот вечер… и долгое лето в одиночестве, полное молчания и тайн. Моя жизнь разбита, а девочка на экране чувствует себя великолепно. Это видно по ее уверенному взгляду и по словам, которые она произносит:

— Пусть ваш новый учебный год станет самым лучшим! — У меня перехватывает дыхание. Я знаю, что прозвучит дальше, и понимаю, что это сущая правда. — Пора в школу!

Кадр замирает, и подо мной появляется логотип «Копфса». Через пару мгновений начнется реклама замороженных вафель и прогноз погоды. Пятнадцатисекундные ролики незаметно сменят друг друга. Но я не стала их дожидаться. Взяла пульт, выключила телевизор и вышла из комнаты.

У меня было больше трех месяцев, чтобы подготовиться к встрече с Софи, но даже их не хватило.

Перед первым звонком я сидела в машине на парковке, пытаясь собрать волю в кулак, выйти на улицу и наконец-то признаться самой себе, что начался новый учебный год. Мимо проносились люди, они смеялись, болтали, а я все пыталась себя успокоить: может, Софи уже все забыла. А может, летом с ней случилось что-нибудь поважнее. Или я вообще себе все надумала. Маловероятно, конечно, но не исключено.

Я до последнего сидела в машине. Наконец вытащила ключи из зажигания, взялась за дверную ручку, повернулась к окну и увидела Софи.

Мгновение мы просто смотрели друг на друга. Я про себя отметила, что она изменилась: темные кудрявые волосы стали короче, появились новые сережки, Софи похудела, если это, конечно, возможно, и перестала густо подводить глаза. Теперь на ней был естественный макияж в коричневато-розовых тонах. Интересно, а что она подумала обо мне?

И Софи моментально ответила на мой непроизнесенный вопрос. Открыла очаровательный ротик, прищурилась и вынесла приговор, которого я ждала все лето:

— Шлюха!

Он прозвучал очень отчетливо, не помешало даже закрытое окно. Мимо проходила девочка, с которой мы вместе ходили на занятия по английскому в прошлом году. Услышав ругательство, она нахмурилась, а какая-то незнакомая девчонка громко рассмеялась.

Софи же невозмутимо перекинула сумку через плечо и пошла по двору. Я вспыхнула. Знала, что все на меня смотрят. Нет, не готова я к этому, да и никогда не буду, а учебный год тем временем уже начался. Шутки кончились, пора вылезать из машины и идти в школу, пусть и в гордом одиночестве. Так я и поступила.

Мы с Софи познакомились четыре года назад, в начале летних каникул после окончания шестого класса. Я стояла в очереди в бар у бассейна, расположенного неподалеку от моего дома, и сжимала в руке две влажные долларовые купюры — хотела купить кока-колу. Тут кто-то встал за мной. Я повернулась и увидела смуглую девчонку с темными кудрявыми густыми волосами, собранными в высокий хвост, в темных очках, открытом оранжевом бикини и во вьетнамках на толстой платформе в тон. Видно было, что незнакомке жутко скучно и надоело ждать. У нас в районе все друг друга знают, а она как с неба свалилась. Конечно, я не собиралась ее рассматривать. Просто само собой получилось.

— Чего тебе? — спросила незнакомка. Я видела в ее очках свое крохотное расплывчатое отражение. — Чего уставилась?

Я всегда краснею, когда кто-то повышает на меня голос, и этот раз не стал исключением. Просто очень восприимчива к тону. Даже не могу смотреть по телевизору судебные заседания — всегда переключаю канал, когда судья начинает на кого-нибудь нападать.

— Ничего. — Я отвернулась.

Тут мне махнул усталый старшеклассник-бармен. Пока он наливал колу, я положила скомканные купюры на стекло и попыталась их разгладить так, чтоб не осталось ни единого загиба. За спиной почти физически ощущалось присутствие девчонки. Я заплатила и, тщательно изучая щербатый цемент под ногами, пошла мимо глубокой части бассейна обратно к нашим шезлонгам. Там меня ждала лучшая подруга — Кларк Рейнолдс.

— Уитни просила передать, что она едет домой, — сообщила Кларк, сморкаясь. Я поставила колу рядом с шезлонгом. — Я ей сказала, что мы дойдем пешком.

— Ладно.

Моя сестра Уитни недавно получила права, и теперь ей приходилось повсюду меня подвозить. Но только в одну сторону. Возвращаться приходилось самой, и не важно, из бассейна ли в нескольких кварталах от дома или из торгового центра в соседнем городке. Уже тогда Уитни предпочитала одиночество и тщательно охраняла личное пространство, которое мы постоянно нарушали одним лишь фактом своего существования.

Я уселась в шезлонг и только после этого рискнула снова взглянуть на девчонку в оранжевом бикини. Она стояла на противоположной стороне бассейна, с напитком в одной руке и полотенцем, перекинутым через другую, и искала свободное место.

— Ты раздаешь! — Кларк передала мне колоду карт.

Мы дружили с шести лет. У нас в районе жила целая куча детей, но большинство из них были либо подростками, как моя сестра, либо младше четырех лет — результат демографического взрыва пару лет назад. Семья Кларк приехала из Вашингтона. Наши матери встретились на лекции по безопасности и, как только поняли, что мы — ровесники, сразу нас познакомили. С тех пор мы не расставались.

Кларк родилась в Китае. Ее удочерили в полугодовалом возрасте. Мы были одного роста, но на этом сходство заканчивалось, и начинались различия: у меня — голубые глаза и белокурые волосы, у нее же глаза карие, почти черные, а волосы очень темные и блестящие. Я — робкая и услужливая, она серьезная, сдержанная во всем. Я всю жизнь, как и сестры, работала моделью, Кларк же была настоящим сорванцом: лучше всех в нашем районе играла в футбол и в карты, особенно в кункен — я ей проигрывала все лето.

— Можно у тебя колы попить? — спросила она и чихнула. — Здесь жарко.

Я кивнула и протянула ей стакан. Кларк круглогодично мучилась от аллергии, но летом ей приходилось тяжелее всего. С апреля по октябрь у подруги закладывало нос, текли сопли, и она постоянно сморкалась, а таблетки и уколы совсем не помогали. Я уже давно привыкла к ее гнусавому голосу и к бумажным платочкам, которые она прятала в кармане или сжимала в руке.

У нас уже давно было распределено, кто и где сидит. Спасатели — за столиками у бара, мамы с детьми — у детского бассейна. Мы с Кларк предпочитали тенек за горкой для малышей, а самые популярные в школе мальчики-старшеклассники, такие как Крис Пеннингтон, например, располагались поближе к глубине (Крис старше меня на три года, и тогда я считала, что он самый потрясающий парень в нашем районе, а может, даже и во всем мире). Но самые лучшие места между баром и торцом бассейна обычно занимали самые красивые старшеклассницы, а в их числе и моя сестра Кирстен. В тот день она в ярко-розовом купальнике лежала на шезлонге и обмахивалась журналом «Гламур».

Я раздала карты и к собственному изумлению заметила, что девочка в оранжевом бикини садится рядом с Кирстен. Лучшая подруга моей сестры, Молли Клейтон, толкнула ее локтем и указала на незнакомку, но Кирстен лишь оглядела ее с головы до ног, пожала плечами и снова откинулась на спинку шезлонга, продолжая обмахивать лицо.

— Аннабель! — Кларк уже взяла свои карты и мечтала меня обыграть. — Твой ход.

— Да-да. — Я повернулась к ней. — Сейчас.

Незнакомка появилась и на следующий день. На этот раз на ней был серебристый купальник. Я пришла одна, поскольку Кларк была на занятиях теннисом, и тут же увидела вчерашнюю девчонку. Она сидела на полотенце в том же шезлонге, что и моя сестра накануне, рядом стояла бутылка воды, а на коленях лежал журнал. Кирстен с подругами появились только через час. Как всегда шумно, громко стуча каблучками по плитке. Обнаружив на своем привычном месте незнакомую девчонку, старшеклассницы замедлили шаг и переглянулись. Молли Клейтон явно разозлилась, но Кирстен молча спустилась на четыре ряда ниже и принялась раскладывать вещи.

В течение нескольких дней незнакомка так и эдак пыталась прибиться к компании моей сестры. На третий день она пошла со старшеклассницами в бар. А на четвертый, когда они бултыхались, брызгались и болтали в бассейне, тоже залезла туда и встала от них в двух шагах.

Разумеется, девчонки взбесились. Молли зло на нее посмотрела, и даже Кирстен вежливо попросила незнакомку отойти подальше. Но той все было нипочем. Она только еще больше упорствовала. Казалось, главное — что к ней обращаются, а что именно говорят — все равно.

— Я слышала, — сказала как-то мама за обедом, — что в дом Дафтри въехала новая семья.

— Дафтри съехали? — удивился папа.

Мама кивнула:

— Еще в июне. В Толедо. Помнишь?

Папа задумался и тоже кивнул:

— Точно. В Толедо.

— Еще я слышала, — продолжила мама, передавая Уитни тарелку с пастой, которую та тут же передала мне, — что у них дочка — твоя ровесница, Аннабель. По-моему, я видела ее, когда была у Марги.

— Правда? — спросила я.

Мама кивнула:

— Она брюнетка и немного выше тебя. Может, ты ее тоже где-нибудь видела.

Я задумалась:

— Не знаю…

— Так вот это кто! — неожиданно сказала Кирстен и со звоном отбросила вилку. — Маньячка из бассейна! Так и знала, что она нас младше!

— А можно поподробней? — заинтересовался разговором папа. — У бассейна бродят маньяки?

— Надеюсь, нет, — взволнованно сказала мама.

— Конечно, никакая она не маньячка, — ответила Кирстен. — Просто прилипла к нам, как банный лист. Бесит невозможно! Повсюду за нами ходит, садится на соседний шезлонг и молчит! И слушает наши разговоры! Я ей говорила: «Исчезни!» — но без толку! Нет, не может быть! Неужели ей всего двенадцать?! Тогда все еще хуже, чем я думала!

— Как драматично! — пробормотала Уитни, подцепляя вилкой листок салата.

Конечно, она права. Кирстен обожает громкие слова. Эмоции у нее всегда хлещут через край, и болтает она без умолку, даже если знает, что ее никто не слушает. Уитни же, напротив, молчалива, но уж если что говорит, то всегда со смыслом.

— Кирстен, надо быть любезной! — сказала мама.

— Я любезна! Но видела б ты эту девчонку! Она по меньшей мере странная.

Мама глотнула вина.

— Всегда тяжело переезжать. Может, она просто не умеет знакомиться…

— Это уж точно! — перебила ее Кирстен.

— И ты должна ей помочь! — закончила свою мысль мама.

— Но ей всего двенадцать! — произнесла сестра таким тоном, как будто девчонка была больная или сумасшедшая.

— Как и твоей сестре, — заметил папа.

Кирстен указала на меня вилкой:

— Точно.

Уитни фыркнула. Но мама, конечно, уже переключилась на меня:

— Послушай, Аннабель, может, если ты ее встретишь, то попробуешь с ней заговорить? Поздороваешься, например?

Я не стала рассказывать, что уже встречала эту девчонку. Мама бы пришла в ужас от ее грубости, хотя вряд ли позволила бы мне ответить тем же. Она — очень вежливая и требовала того же от нас независимо от обстоятельств. Мы всегда должны были быть на высоте.

— Ладно. Попробую, — ответила я.

— Умница! — похвалила меня мама. И я понадеялась, что дальше слов дело не пойдет.

Но на следующий день у бассейна мы с Кларк увидели, что незнакомка уже устроилась рядом с Кирстен. Я решила не обращать на них внимания, но случайно встретилась взглядом с сестрой. Она встала и пошла к бару — незнакомка тут же последовала за ней. Я знала, что нужно делать.

— Сейчас приду, — сказала я Кларк.

Она читала роман Стивена Кинга и сморкалась.

— Давай.

Я обогнула глубокую часть, возле которой отдыхал Крис Пеннингтон. Он лежал на шезлонге, накинув на глаза полотенце, а его приятели расположились прямо на полу. Я скрестила руки на груди, но вместо того, чтоб, как всегда, украдкой бросать на него взгляды (после плавания и карт — мое любимое занятие тем летом), я выставила себя полной дурой. А все потому, что мама пыталась вырастить из нас добрых самаритянок!

Конечно, можно было б рассказать Кирстен о нашей встрече с той девчонкой, но я решила не рисковать. Сестра никогда не отличалась скромностью — она кидалась в бой, даже не поняв полностью, что же произошло. Общаться с ней было все равно что сидеть на пороховой бочке. Сколько раз я стояла в сторонке, краснея и мечтая сквозь землю провалиться, а Кирстен ругалась с продавцами, водителями и бывшими парнями. Я любила сестру, но чувствовала себя с ней неуютно.

В отличие от Кирстен, Уитни никогда не взрывалась, а, скорее, тлела, как крохотный уголек. Она никому не говорила, что злится, но достаточно было взглянуть на ее лицо, на суровые прищуренные глаза, как все становилось понятно. И больше всего на свете хотелось, чтоб Уитни произнесла хотя бы слово, одно слово, но только б не смотрела так презрительно. Разница между сестрами была всего два года, и они постоянно ссорились. Казалось, говорит лишь старшая — обвиняет, нападает, но прислушаешься и замечаешь холодное, давящее молчание Уитни, ее редкие фразы в свою защиту, всегда к месту и всегда по делу, в отличие от запутанных и сбивчивых аргументов Кирстен.

Старшая — открытая, средняя — закрытая. Сестры всегда ассоциировались у меня с дверью. Кирстен — с входной: всегда нараспашку, всегда спешит, вбегает, выбегает, среди кучи веселых друзей. Уитни же больше напоминала дверь в свою спальню, всегда закрытую от нас.

Между сестрами лежала целая пропасть, а я же была где-то посередине: не самоуверенна и не открыта, не молчалива и не расчетлива. Не представляю, как бы кто-то описал меня или с чем бы я могла ассоциироваться. Я была просто Аннабель.

Мама ненавидела конфликты и очень переживала, когда сестры ссорились.

— Будьте любезными! — молила она.

Сестры возмущались, а я впитывала мамины слова, как губка: любезность — идеал, любезные люди никогда не кричат, но и не пугают тебя молчанием. Будь любезным, и тогда ни с кем не надо будет ссориться. Но как это непросто! Ведь окружающие бывают такими злыми!

Когда я подошла к бару, Кирстен, разумеется, уже убежала, но незнакомая девчонка все еще была там. Ждала, пока бармен пробьет ей шоколадку. «Вряд ли что получится», — подумала я.

— Привет! — Девчонка посмотрела на меня. Непонятно было, о чем она думает. — Меня зовут Аннабель. Ты недавно переехала?

Довольно долго девчонка молчала. Из туалета за ее спиной вышла Кирстен и, увидев нас вместе, остановилась.

— Мы… — Мне стало совсем не по себе. — Мы, наверно, в одном классе будем учиться.

Девчонка поправила очки, подняв их немного выше.

— И что дальше? — спросила она тем же резким и ехидным голосом, что и в прошлый раз.

— Я просто подумала… Поскольку мы ровесницы, может, сходим куда-нибудь вместе? Погуляем, например, ну или что-то вроде того.

И снова молчание.

— То есть ты, — уточнила девчонка, — хочешь, чтоб я куда-нибудь сходила вместе с тобой?

Это прозвучало так глупо, что я тут же принялась искать пути к отступлению:

— Необязательно, конечно, просто…

— Нет! — резко перебила она меня и рассмеялась. — Ни за что на свете.

Будь мы с ней вдвоем, мне б ничего не оставалось, как только, покраснев, развернуться и пораженной вернуться к Кларк. Но с нами была Кирстен.

— Ну-ка, ну-ка! — повысила она голос. — Что ты сказала?

Девчонка обернулась и удивленно взглянула на мою сестру.

— А что не так? — Как же изменился ее тон! Со мной она разговаривала совсем по-другому.

— Ну-ка повтори, что ты сейчас сказала! — потребовала Кирстен.

«Ой-ой-ой!» — подумала я.

— Да ничего! Просто… — ответила девчонка.

— Это моя сестра! — Кирстен указала на меня. — А ты сейчас ей нахамила!

Я уже покраснела, и мне очень хотелось провалиться сквозь землю. Кирстен же положила руку на бедро — верный признак того, что все только начинается.

— Ничего я не хамила, — возразила девчонка, снимая очки. — Я просто…

— Хамила! И ты прекрасно это знаешь! — перебила ее Кирстен. — Прекрати выкручиваться! И хватит уже повсюду за мной ходить! Бесишь! Пошли, Аннабель.

Я как будто приросла к месту. Стояла и смотрела на девчонку. Она была так напугана, что сразу стало понятно, что ей действительно двенадцать. Кирстен схватила меня за запястье и потащила к своему шезлонгу. Я обернулась и увидела удивленную Кларк, смотрящую нам вслед.

— Поверить не могу! — твердила сестра, усаживая меня на свое место.

Молли выпрямилась, заморгала и принялась разглаживать смявшиеся завязки на бикини.

— Что случилось? — спросила она, и Кирстен подробно ей обо всем рассказала.

Я же взглянула на бар, но девчонки там уже не было. Она босиком, с опущенной головой, брела по парковке за изгородью позади меня. Все ее вещи остались на соседнем шезлонге: полотенце, обувь, сумка с журналом, кошелек и розовая расческа. Я все ждала, что она вернется, но нет. Девчонка упорно двигалась дальше.

Вещи весь день пролежали у бассейна. Я успела вернуться к Кларк и рассказать ей о случившемся. Потом мы долго играли в карты и купались, пока кожа на руках не сморщилась. Ушли Кирстен и Молли, забрали свои шезлонги остальные, засвистели спасатели, объявляя о закрытии. Мы собрались и, загорелые и голодные, побрели домой.

Я прекрасно понимала, что незнакомая девчонка не должна меня волновать. Она дважды мне нахамила, и не стоило ни помогать ей, ни жалеть ее. Но Кларк остановилась у ее вещей:

— Нельзя их тут оставлять. — Она засунула обувь в сумку. — К тому же нам все равно по пути.

Мне было что возразить, но тут я вспомнила, как незнакомка босиком одна брела по парковке. Я сняла с шезлонга полотенце и сложила его поверх моего.

— Ладно, пошли.

К счастью, в окнах прежнего дома Дафтри не горел свет и на парковке не было машины. Мы решили оставить вещи и уйти, но, когда Кларк хотела поставить сумку у входа, дверь неожиданно растворилась. На пороге стояла незнакомка.

В шортах и в красной футболке, с хвостиком. Без очков. Без босоножек на шпильках. Взглянув на нас, она покраснела.

— Привет! — поздоровалась Кларк, когда молчать дальше стало уже неудобно. А затем, чихнув, добавила: — Мы принесли твои вещи.

Мгновение девчонка недоуменно смотрела на Кларк. Возможно, она и вправду не поняла, что та сказала — нос у подруги как всегда был заложен. Я подняла сумку:

— Ты оставила ее у бассейна.

Девчонка настороженно взглянула на сумку, а потом на меня:

— А… Спасибо!

Позади нас промчались на велосипедах дети. Они громко кричали и звали друг друга, затем снова воцарилась тишина.

— Детка! Кто пришел? — послышался голос из темного коридора.

— Нет-нет, никто! — ответила девчонка. Вышла на крыльцо и захлопнула за собой дверь. Она быстро проскочила мимо нас, но все же я успела заметить: глаза у нее были красные и опухшие, по-видимому, от слез. И тут, как обычно, у меня в голове зазвучал голос мамы: «Всегда тяжело переезжать. Может, она просто не умеет знакомиться».

— Слушай, моя сестра… — начала я.

— Все хорошо, — перебила меня девчонка. Голос у нее сорвался, она отвернулась и закрыла рот рукой.

Я не знала, что делать, но Кларк уже извлекла из кармана шорт упаковку бумажных платочков, с которыми никогда не расставалась, вытащила один и протянула его девчонке. Та молча прижала его к лицу.

— Я — Кларк, а это — Аннабель.

Много лет спустя я буду постоянно вспоминать этот момент. Летом после окончания шестого класса мы с Кларк стоим за спиной незнакомой девчонки. Поступи мы по-другому, вся наша жизнь пошла бы иначе. Но тогда казалось, что это всего лишь очередное событие, совершенно обыденное и неважное. Девчонка перестала плакать и на удивление спокойно обернулась:

— Привет! Я — Софи.

 

Глава вторая

— Софи!

Наконец наступила большая перемена. Слава богу, хотя бы половина первого дня в школе позади. В коридоре было полно народу, звенели дверцы шкафчиков, гудел громкоговоритель, и все равно я отчетливо расслышала голос Эмили Шастер. Отчетливее некуда.

Она появилась со стороны лестницы и пошла по коридору. Ее короткие рыжие волосы сразу выделялись в толпе. Когда Эмили почти миновала меня, наши взгляды встретились, но лишь на долю секунды. А затем она поспешила к Софи.

С Эмили я познакомилась первая и поэтому надеялась, что, возможно, мы останемся друзьями. Но нет. Между нами как будто выросла стена, и преодолеть ее я была не в силах.

Конечно, Эмили и Софи — не единственные мои друзья. Есть еще одноклассницы и девчонки из модельного агентства, где я работала уже много лет. Но видимо, мое затворничество летом возымело больший эффект, чем я предполагала. После всего, что случилось, я решила ни с кем не общаться — лучше уж быть одной, чем слушать, как кто-то тебя осуждает. Не отвечала на звонки, старалась не встречаться со знакомыми в магазинах и кинотеатрах. Не хотела ничего вспоминать и поэтому ни с кем не разговаривала. В результате когда сегодня я здоровалась со знакомыми или пыталась прибиться к весело болтающей компании, то сразу ощущала холод и отчужденность, и мне приходилось извиняться и отходить в сторону. В мае я мечтала побыть одной. И вот мое желание исполнилось.

Ну и конечно, сказалась дружба с Софи. Я поддерживала подругу во всех ее мелких хулиганствах, каких было немало, и, естественно, большинство знакомых не бросились мне навстречу с распростертыми объятиями. Софи обидела немало девчонок, а кто-то из-за нее остался в полном одиночестве, и теперь они радовались, что и я испытаю на себе прелести ее гнева. Объявить бойкот Софи было ой как нелегко, почему бы тогда не объявить его мне?

Я вышла в главный вестибюль и остановилась напротив длинного ряда стеклянных дверей. Во дворе на газоне и на дорожках, сбившись в группы, стояли школьники: спортсмены, любители искусства, политики и прочего. У каждого — свое место. Мое же раньше было на длинной деревянной скамейке справа от главной дороги, рядом с Софи и Эмили. А теперь… Может, вообще не стоит выходить?

— И снова наступила осень, — пропел кто-то за моей спиной фальцетом.

Послышался хохот. Я обернулась и увидела у кабинета директора компанию футболистов. Изображал меня высокий парень с дредами. Он, как и я в рекламе, протягивал руку, а остальные смеялись. Парни просто валяли дурака, и раньше я б на них и внимания не обратила. Но теперь все изменилось. Я покраснела и вышла во двор.

И первым делом попыталась найти себе хоть какое-нибудь место. Справа на длинном кирпичном настиле, на почтительном расстоянии друг от друга, сидели двое. Сразу было ясно, что пришли они не вместе. Кларк Рейнолдс и Оуэн Армстронг. Выбирать особо не приходилось, поэтому я устроилась между ними.

Теплые от солнца кирпичи приятно грели ноги. Я вытащила из сумки завтрак: на этот раз мама положила бутерброд с индейкой, бутылку воды и нектарин. Я жадно попила и наконец решилась взглянуть по сторонам. На скамейке напротив сидела Софи. Наши взгляды встретились, и она ехидно улыбнулась. Затем покачала головой и отвернулась.

«Она меня презирает!» — мелькнула мысль, но я тут же прогнала ее прочь. Больно надо сидеть с Софи! Хотя вот уж не думала — не гадала, что окажусь между Кларк и самым злым мальчиком в школе.

Кларк я хотя бы знаю, точнее, знала раньше. А вот Оуэна Армстронга видела только издалека: высокий, мускулистый, широкоплечий, с огромными бицепсами, всегда в ботинках на толстых резиновых подошвах, из-за которых он казался еще больше, а его шаги еще тяжелее. Волосы, темные и короткие, слегка топорщились на макушке. Всегда в наушниках с айподом: в школе и на улице, в классах и в коридоре. Наверняка у него были друзья, только я их никогда не видела.

Однажды Оуэн ввязался в драку. Это случилось в прошлом году, в январе, перед первым уроком. Я вылезала из машины и вдруг увидела Оуэна. С рюкзаком за плечом и, как всегда, в наушниках он направлялся к главному корпусу. По дороге ему попался Ронни Уотерман — тот стоял, облокотившись о машину, и болтал с приятелями. В каждой школе есть свой Ронни: полный болван, постоянно пристает ко всем в коридорах и кричит вслед девчонкам: «Какая попка!» Его брат Люк — совсем другой. Капитан футбольной команды, глава студенческого совета, очень милый и всеми любимый молодой человек. Только ради него и терпели Ронни. Но год назад Люк окончил школу, и его братец остался без поддержки.

Оуэн спокойно шел по своим делам и никого не трогал, но тут Ронни что-то выкрикнул ему вслед. Армстронг не ответил, и тогда Уотерман перегородил ему дорогу. Зря он это сделал. Ронни — довольно высокий, но по сравнению со своим соперником он — кроха. Оуэн — выше на голову и на порядок шире в плечах. Но Ронни, похоже, было все равно. Он опять что-то сказал Оуэну, тот оглядел его и попытался обойти. И тут Ронни ударил Армстронга в челюсть.

Оуэн лишь слегка покачнулся. Он снял рюкзак, положил его на землю и, размахнувшись, хорошенько врезал Ронни по лицу. Я стояла вдалеке, но даже оттуда услышала, как захрустела кость.

Ронни медленно опустился на землю. В начале туловище, затем плечи и, наконец, с тихим стуком, голова. Оуэн же поднял рюкзак и совершенно спокойно продолжил свой путь. Сбежавшиеся поглазеть на драку тут же расступились, а друзья Ронни подбежали к поверженному и, кажется, принялись звать охрану. Но я помню лишь, как уходил Оуэн: с той же скоростью, так же выдержанно, как будто и не останавливался.

Тогда он был новичком — проучился у нас всего месяц. В школе об Оуэне ходило множество слухов: вроде он сидел в колонии для несовершеннолетних, был исключен из предыдущей школы и являлся членом банды. И конечно, я не поверила, когда через пару месяцев мне сказали, что Оуэна арестовали за драку в клубе в выходные. Однако в школе он больше не появлялся. До сегодняшнего дня.

Вблизи Оуэн вовсе не был похож на чудовище. В темных очках и в красной футболке он молча слушал музыку, барабаня пальцами по колену. И все же лучше его не разглядывать. Вдруг заметит? Я решила переключиться на Кларк и повернулась направо.

Она сидела в конце настила. Ела яблоко и писала что-то в тетрадке на коленях. На Кларк была простая белая футболка, брюки защитного цвета, вьетнамки и маленькие пестрые очки, которые она начала носить год назад. Волосы — собраны в хвостик, на нем — обычная резинка. Кларк оторвалась от тетрадки и взглянула на меня.

Наверняка она слышала о том, что случилось в мае. Слухи распространились очень быстро. Кларк не отводила глаз, а во мне начала теплиться надежда, что, может, бывшая подруга меня наконец-то простила. Может, разрушив новые отношения, я смогу восстановить старые. Ведь нас обеих прогнала Софи, так что у нас снова немало общего.

Кларк все еще на меня смотрела. Я отложила бутерброд и сделала глубокий вдох. Надо всего лишь начать разговор, сказать ей что-нибудь хорошее, что-нибудь…

И тут Кларк отвернулась. Она вся напряглась и выставила в мою сторону локоть. Затем убрала тетрадку, застегнула молнию на рюкзаке, закинула его за плечо и ушла.

Я взглянула на свой недоеденный бутерброд, и в горле встал ком. Вот же глупая! Кларк меня всю жизнь ненавидела. Так что ничего удивительного!

Я просидела на лавке всю перемену, стараясь ни на кого не смотреть. Когда до звонка оставалось всего пять минут, я решила, что худшее уже позади. И жестоко ошиблась.

Я засунула в рюкзак бутылку, и тут в конце настила на развороте затормозил красный джип. С пассажирского места вылез темноволосый парень, он засунул за ухо сигарету и сказал что-то водителю. Когда он ушел, я взглянула на человека за рулем. Это был Уилл Кэш.

Внутри все оборвалось, как будто я упала с огромной высоты. В глазах помутилось, звуки затихли, вспотели ладони, а сердце громко застучало в ушах: бум-бум-бум.

Я не могла отвести от Уилла глаз. Он, положив руку на руль, ждал, когда машина впереди освободит дорогу — какая-то девочка выгружала из универсала большой инструмент, похожий на виолончель. Через секунду Уилл раздраженно потряс головой.

«Тсс, Аннабель! Это ж я».

За последние несколько месяцев передо мной промелькнула целая куча джипов, и в каждом я невольно высматривала Уилла. И вот наконец его встретила. Я твердила себе, что я сильная и ничего не боюсь. Светило солнце, повсюду были люди, мне ничего не угрожало, и все же, как и в ту ночь, я ощутила свою беспомощность.

Девочка наконец-то вытащила свой ящик, захлопнула дверь и помахала водителю. Машина отъехала, а Уилл бегло оглядел двор. И тут заметил меня.

Сердце рвалось из груди. Но Уилл меня даже не узнал. Безразлично скользнул взглядом и уехал. Вдали мелькнуло красное пятно.

Я снова вернулась к жизни. Услышала шум, увидела людей. Кто-то бежал на занятия, кто-то бросал мусор в корзину, звал друг друга. А я все смотрела, как, постепенно уменьшаясь, едет по холму к шоссе джип. И тут я приложила руки ко рту, и меня вырвало прямо на траву.

Когда я пришла в себя и огляделась, двор уже был пуст. Опустела лужайка под деревьями, ушли Эмили и Софи. Я вытерла рот и вдруг заметила, что Оуэн Армстронг все еще сидит на своем месте и смотрит на меня темными серьезными глазами. Я испугалась и быстро отвернулась, а когда решилась вновь взглянуть на Оуэна, он уже ушел.

Софи меня ненавидела. И Кларк тоже. Меня все ненавидели. Хотя, может быть, и не совсем все.

— Ты очень понравилась сотрудникам «Мушки», — радостно сообщила мама.

Я стояла после седьмого урока в огромной пробке на парковке и в отличие от мамы чувствовала себя паршиво.

— Правда? Здорово! — наигранно довольным голосом ответила я, перенося телефон к другому уху.

Пару дней назад мама сказала, что моя агент Линди отослала мои фотографии в компанию, занимающуюся выпуском купальных принадлежностей — «Мушка Серфуэр», — там как раз подбирали моделей для новой рекламы. Но я, конечно, совершенно об этом забыла. Последние дни было не до работы.

— Но Линда сказала, что они хотели бы с тобой познакомиться.

— Хорошо. Когда? — спросила я, немного продвинувшись в пробке.

— Э… Вообще-то сегодня.

— Сегодня? — Меня подрезала Аманда Чикер на новеньком БМВ и даже не оглянулась.

— Да. Просто сегодня глава их рекламного отдела как раз в городе, а вечером он уедет.

— Мам, я не могу. — Я сдвинулась еще на шаг и выглянула из окна, пытаясь понять, откуда взялась пробка. — Сегодня был ужасный день и…

— Знаю, детка, — сказала мама таким тоном, как будто и вправду знала, в чем дело. Она вырастила трех дочерей, и ее было не удивить разными девчачьими интригами. Поэтому она сразу поверила, что с Софи мы больше не дружим, потому что «она стала какая-то странная» и «вообще не понимаю, что произошло». Мама думала, что мы просто перестали общаться, и не представляю, что бы с ней стало, узнай она правду. Нет, точнее, очень хорошо представляю! Поэтому-то и молчу. — Но Линди сказала, они очень в тебе заинтересованы.

Я взглянула в боковое зеркало: красное лицо, волосы сосульками, пятна от туши вокруг глаз — после шестого урока я все-таки не выдержала, убежала в туалет и разрыдалась. В общем, выглядела я кошмарно.

— Ты не понимаешь, мам. — Я продвинулась на расстояние одной машины. — Я ужасно спала ночью, очень устала и вся вспотела.

— Аннабель, малыш, — ласково сказала мама, и от ее сочувствующего тона в горле вновь встал ком. — Я все понимаю. Но ведь это совсем нетрудно. Встретишься с «Мушкой» и будешь отдыхать.

— Мам… — В глаза светило солнце, и сильно пахло выхлопными газами. — Я…

— Слушай, а давай ты приедешь домой, быстренько примешь душ, а я тебе приготовлю бутерброд и сделаю макияж? А потом отвезу на встречу? Поговоришь и поедешь домой отдыхать. Как тебе такой вариант?

Мама в своем репертуаре. Всегда придумает какой-нибудь «вариант», который лучше по форме, но ничем не отличается по существу. Раньше я могла отказаться, а теперь придется согласиться. Иначе будет глупо.

— Ладно, — сказала я. Наконец-то мы поехали. Впереди охранник отгонял зевак от голубой «тойоты» с разбитым бампером. — Во сколько надо там быть?

— В четыре.

Я взглянула на часы:

— Мам, сейчас уже половина четвертого, а я еще не выехала с парковки. Где находится эта «Мушка»?

— В «Мейс Виллидж».

Туда ехать двадцать минут! И то если со светофорами повезет. Я и без заезда домой вряд ли успею.

— Ничего не выйдет.

Я понимала, что маме со мной приходилось непросто — я постоянно спорила. Но кроме того, понимала, что, разумеется, я изображу счастливую улыбку и отправлюсь на встречу. Потому что отказываться нехорошо. И нужно быть любезной.

— Ладно, — тихо сказала мама. — Хочешь, я позвоню Линди и скажу, что ты не приедешь?

— Нет, — ответила я, наконец-то подобравшись к выезду с парковки и включая поворотник. — Я поеду.

Моделью я работала всю жизнь. С бессознательного возраста. На первые съемки попала в девять месяцев — рекламировала ползунки для воскресного проспекта «СмартМарт». Няня тогда не смогла прийти, и мама была вынуждена взять меня с собой на пробы, в которых участвовала Уитни. Организатор спросила, можно ли задействовать меня в съемках, и мама согласилась. Так все и началось.

Первой моделью у нас стала Кирстен. Когда ей было восемь лет, она танцевала на концерте, и после него на парковке к родителям подошел представитель агентства по работе с талантами, вручил им свою визитку и попросил позвонить. Папа в ответ лишь рассмеялся, решив, что это обман, но мама заинтересовалась предложением и даже отвезла Кирстен на встречу. В агентстве сестру сразу же отправили на пробы для рекламы автосалона, которые, правда, она не прошла, а затем — для объявления в газете о пасхальном празднике в магазине в Лейквью. И вот эту работу Кирстен получила. Моя карьера началась с ползунков. А карьера Кирстен — с кроликов, точнее, с одного большого кролика, кладущего блестящее яйцо в ее корзину, в то время как моя сестра в пышном белом платье радостно улыбалась в камеру.

После того как у Кирстен появились регулярные заказы, Уитни тоже захотела стать моделью. Вскоре они обе участвовали в показах и иногда даже попадали на одни и те же пробы, из-за чего еще больше раздражали друг друга. Внешне сестры различались не меньше, чем внутренне. Уитни — красавица от природы — потрясающая фигура, яркие глаза. Зато Кирстен достаточно одного взгляда, чтоб передать всю живость своей натуры. Уитни прекрасно смотрелась в печатных изданиях, зато на экране не было равных Кирстен. И так во всем.

В общем, когда я начала работать, нас в городе уже очень хорошо знали и то и дело приглашали на съемки в рекламе универмагов, дисконтных центров или в роликах для телевидения. Папа старался держаться от модельного бизнеса подальше, как и от всего девчачьего, начиная с «Тампакса» и заканчивая несчастной любовью. Мама же была в восторге. С огромным удовольствием возила нас на съемки, вела переговоры с Линди по телефону и постоянно обновляла портфолио. Однако когда ее спрашивали, нравится ли ей, что мы работаем, мама всегда отвечала, что это наш выбор, а не ее.

— Лепи они куличики во дворе, я была бы счастлива! — все время повторяла она. — Но девочки захотели стать моделями.

По правде говоря, мама была влюблена в модельный бизнес, хотя и не хотела признаваться. Мне иногда казалось, что он для нее значил куда больше, чем для нас. Что он, по сути, ее спас.

Не сразу, конечно. Изначально наша работа была для мамы хобби. Обычно она помогала в офисе отцу, где, как мы шутили, было самое плодородное место на свете — то и дело беременели секретарши, и маме приходилось отвечать на звонки, пока не найдут новую сотрудницу, — а в свободное время возила нас на пробы и съемки. Но когда мне исполнилось девять, умерла бабушка, и все изменилось.

Я бабушку помню очень плохо, в основном по фотографиям. Но мама была единственным ребенком в семье и очень дружила со своей матерью. Они жили на разных побережьях и виделись всего несколько раз в год, но зато почти каждый день созванивались. По ним часы можно было проверять — зайдешь в десять тридцать на кухню и обязательно обнаружишь маму на стуле у окна с трубкой между ухом и плечом, размешивающую сливки в чашке с кофе. Разговаривали они о чем-то невыносимо скучном: о каких-то людях, которых я в жизни не видела, об обеде или даже обо мне, что в исполнении мамы звучало жутко тоскливо. Для нее, однако, эти беседы были как воздух. Мы и не осознавали, насколько они важны, пока бабушка не умерла.

Особым мужеством мама никогда не отличалась. Спокойная, с тихим голосом и добрым лицом. Случись на улице несчастье, всегда будешь искать такое в толпе, надеясь на утешение. После бабушкиных похорон мама сильно изменилась. Она как будто стала еще тише и казалась усталой и испуганной. Мне было всего девять, но я замечала, что с ней что-то не так. Привыкла, что мама всегда одинаковая, а тут… Папа говорил, что она просто очень сильно переживает и это нормально, что она устала, но вскоре придет в себя. Но время шло, а лучше маме не становилось. Она стала спать допоздна, а порой и вовсе не вставала с постели. Иногда утром я обнаруживала маму на кухне, все на том же стуле у окна, с пустой чашкой в руках.

— Мам! — звала я, но она не отвечала, и я звала снова. Иногда приходилось повторять по три раза, прежде чем мама медленно оборачивалась и смотрела на меня. И тут я пугалась и больше не хотела ее видеть. Казалось, она вот-вот совсем уйдет в себя и станет мне тогда совершенно чужой.

Сестры лучше помнят тот период. Они были старше, так что знали гораздо больше меня. И по старой доброй традиции совершенно по-разному себя вели. Кирстен занималась домашним хозяйством — убирала дом и готовила обеды, когда у мамы не было сил. Все это она проделывала с присущим ей напускным оптимизмом, как будто ничего не случилось. Уитни же часто проводила время под маминой прикрытой дверью — прислушивалась, приглядывалась, но всегда уходила, как только замечала меня, стараясь не встречаться со мной взглядом. Я же, как самая младшая, не знала, как себя вести, поэтому решила просто не мешаться под ногами и задавать поменьше вопросов.

От мамы тогда зависела вся наша жизнь. Получился такой своеобразный барометр — взглянешь на маму с утра и сразу поймешь, как пройдет день. Если она на кухне готовит завтрак, значит, все будет хорошо. Если же там только папа, мучительно пытающийся разогреть кашу или поджарить тост, значит, день не удался. Но хуже всего, если нет обоих… Возможно, я рассуждала примитивно, зато почти всегда верно. К тому же что еще оставалось делать?

— Мама плохо себя чувствует, — объяснял папа, когда мы садились за стол одни, и в глаза сразу бросалось мамино пустое место. Или же когда она целый день не показывалась из своей комнаты, а о том, что мама там, свидетельствовал лишь едва заметный свет в окне, приглушенный закрытыми шторами. — Надо постараться ей помочь.

Помню, мы с сестрами кивали в ответ. Но как помочь — не представляли. Я тогда решила, что важнее всего не расстраивать маму, но чем именно ее можно расстроить, не знала. И тогда придумала новое правило: если сомневаешься, лучше промолчи и не рассказывай ни о чем. Даже об очень важном.

Когда мамина депрессия (или нервное расстройство, я так и не поняла, как называлось это состояние) продлилась три месяца, папа уговорил ее пойти к врачу. Вначале она сопротивлялась — сходила на пару сеансов и бросила. Но потом возобновила лечение и продолжала его до следующего года. Никаких резких изменений не последовало. Конечно, здорово бы было как-нибудь зайти в десять тридцать на кухню и вновь обнаружить там радостную и сияющую маму. Но этого не случилось. Она менялась постепенно, по чуть-чуть, по капельке. Заметить улучшения можно было, только не видя ее какое-то время. Вначале мама перестала спать целый день, затем стала вставать по утрам и даже иногда готовить завтрак. За столом всегда резало слух ее молчание, но теперь оно стало менее продолжительным — она иногда поддерживала разговор или вставляла какое-нибудь замечание.

И все же спас маму модельный бизнес. Обычно именно она находила нам работу, вела все дела с Линди, составляла расписание проб. С тех пор как мама заболела, мы все работали гораздо меньше. Уитни съездила на пару показов, у меня были одни съемки, запланированные уже очень давно… Вот, собственно говоря, и все. Поэтому, когда Линди как-то позвонила в обед и предложила поучаствовать в пробах, она была уверена, что мы откажемся.

— Предложение, конечно, отличное, но время вряд ли подходящее, — сказал папа, оглядев нас всех за столом, и отошел в глубь кухни.

— Подходящее для чего? — спросила Кирстен, прожевывая хлеб.

— Для работы, — спокойно ответила Уитни. — Зачем бы еще Линди звонить в обед?

Папа поковырялся в ящике у телефона и наконец извлек оттуда карандаш.

— Ладно… — сказал он, беря лежащий рядом блокнот. — Я запишу, конечно, но… Какой там адрес?

Сестры внимательно на него смотрели. Конечно, им было интересно, для кого работа и где. Я взглянула на маму — она, не сводя глаз с отца, взяла салфетку с колен и вытерла губы. Когда папа вернулся на место и снова взял вилку, мама заговорила раньше сестер:

— Что там за предложение?

Папа посмотрел на нее:

— Пробы на завтра. Линди подумала, нас заинтересует.

— Нас? — уточнила Кирстен.

— Тебя. — Папа наколол на вилку бобы. — Но пробы утром, а я должен быть на работе, поэтому я ей и сказал, что время не самое подходящее…

Он замолчал, даже не закончив фразу. Папа — архитектор. У него куча дел на работе, к тому же он заботился о маме и вел хозяйство, и, разумеется, у него не было времени возить нас по городу. Кирстен все прекрасно понимала и тем не менее очень расстроилась. Но когда мы молча вернулись к еде, мама вдруг вздохнула и сказала:

— Я могу ее отвезти. Если, конечно, Кирстен сама хочет.

Мы все уставились на маму.

— Правда? — обрадовалась Кирстен. — Это ж…

— Грейс, — взволнованно перебил ее папа. Кирстен молча села на место. — Это необязательно.

— Знаю. — Мама слабо, но все же улыбнулась. — Но ведь это всего один день и одни пробы. Я с удовольствием ее отвезу.

Я отчетливо помню, как на следующий день мама вышла к завтраку, а когда мы с Уитни ушли в школу, отвезла Кирстен на пробы рекламы кегельбана, которые та успешно прошла. Конечно, это была не первая и не самая серьезная работа сестры, и все же, когда после я видела, как красиво она выбивает «страйк» (вмонтированный, конечно, — играть в боулинг Кирстен никогда не умела), я каждый раз вспоминала тот вечер, в который жизнь наконец-то стала возвращаться в привычное русло.

Мама начала возить нас на пробы. Она не светилась от счастья, но, возможно, раньше мне только казалось, что она всегда была веселой? Время шло, но поверить в то, что жизнь налаживается, было нелегко. Хотелось надеяться, но все же я каждый раз ожидала, что болезнь вот-вот повторится. Она ведь началась так неожиданно, да и нельзя сказать, что полностью прошла, где ж гарантия, что она не проявится когда-нибудь снова? Я боялась, что одной неприятности, одного разочарования будет достаточно, чтоб мама опять нас покинула. Наверно, тот страх не прошел до сих пор.

Именно поэтому я так и не сказала маме, что больше не хочу работать моделью. Не знаю почему, но летом на пробах я жутко волновалась — раньше такого никогда не было. Мне не нравились чужие взгляды, неприятны были незнакомцы. Как-то на примерке стилист подгоняла мой купальник, а я вся съежилась от отвращения. Потом, конечно, извинилась, но это не сильно помогло. В горле снова встал ком.

Я не раз пыталась сказать маме, что больше не хочу работать, но все не решалась. Теперь я единственная осталась в модельном бизнесе. Трудно лишить человека того, что делает его счастливым, но еще труднее, если у него больше ничего не останется.

Так что неудивительно, что когда я через пятнадцать минут добралась до «Мейс Виллидж», то обнаружила там маму. И в который раз поразилась, какая же она маленькая. Правда, я все вижу несколько искаженно, поскольку ростом пять футов восемь дюймов. Хотя все равно ниже сестер: Кирстен выше меня на полдюйма, а Уитни на два. Возвышается же над нами папа — шесть футов два дюйма. Поэтому когда мы всей семьей идем по улице, мама смотрится несколько странно, как выпавший из другой коробки кусочек мозаики.

Я затормозила у маминой машины и увидела, что рядом на пассажирском месте, скрестив руки на груди, сидит недовольная Уитни. Ничего удивительного в этом не было, так что я, вытащив из сумки косметичку, поспешила к маме. Она стояла у открытого багажника.

— Я б и одна справилась.

— Знаю, — ответила мама, не поднимая глаз, и вручила мне пластиковый контейнер с одноразовой вилкой на крышке. — Здесь фруктовый салат. Бутерброд сделать не успела. Садись.

Я открыла контейнер, попробовала салат и поняла, что умираю от голода. Что было неудивительно, поскольку съела я за завтраком совсем немного, а затем меня вырвало. Кошмарный выдался денек!

Мама вытащила из моей косметички набор теней и пудру.

— Уитни, передай, пожалуйста, вещи с заднего сиденья!

Сестра громко вздохнула и сняла с дверного крючка рубашки.

— Держи, — невыразительно сказала она.

Мама попыталась взять вещи, но не дотянулась, поскольку Уитни почти прижимала их к себе. Тогда за вешалки взялась я, но сестра не хотела их отпускать и на удивление крепко в них вцепилась. Наши взгляды встретились, и наконец она отдала мне вещи и снова отвернулась.

Я старалась быть терпеливой с Уитни. Говорила себе, что виновата не она, а анорексия. Но иногда провести четкую грань все-таки было очень трудно. Слишком уж Уитни напоминала прежнюю себя.

— Попей. — Мама передала мне открытую бутылку и забрала вещи. — И замри.

Я глотнула воды и постаралась не шевелиться, пока мама посыпала мое лицо пудрой. Затем, прислушиваясь к шуму машин на дороге, закрыла глаза, и мама нанесла мне тени и подводку, а затем, звеня вешалками, принялась перебирать вещи. Открыв глаза, я увидела розовый замшевый топ.

«Тсс, Аннабель! Это ж я».

— Нет! — твердо сказала я. Тверже, чем собиралась. Затем сосредоточилась и добавила обычным голосом: — Его я не надену!

Мама взглянула вначале на меня, затем на вешалку и удивленно спросила:

— Точно? Он же тебе так идет! И к тому же, по-моему, всегда нравился…

Я покачала головой, быстро отвернулась и уставилась на проносящийся мимо мини-вэн с наклейкой «Мой ребенок — прилежный ученик» на заднем стекле.

— Нет, — повторила я. И добавила: — Я в нем странно выгляжу.

— А… — Мама достала голубой топ с глубоким вырезом и с болтающимся ценником. — Как тебе этот? Залезай в машину и переодевайся. А то уже без десяти четыре.

Я кивнула и залезла на заднее сиденье. Сняла майку и замерла от ужаса.

— Мам!

— Что?

— У меня нет лифчика.

Мама, стуча каблуками по тротуару, подбежала к двери.

— Нет лифчика?

Я покачала головой и вжалась в сиденье.

— Он у меня в майку вшит.

Мама задумалась:

— Уитни! Дай…

— Нет!

Мама вздохнула:

— Детка, прошу тебя. Помоги нам, пожалуйста.

И вновь мы переживали за Уитни. Как и все последние девять месяцев. Через пару минут, показавшихся вечностью, она засунула руки под рубашку, вытащила через воротник бежевый лифчик и бросила его через спину. Я подняла лифчик с пола, надела и натянула поверх топ.

— Спасибо!

Но конечно, Уитни не ответила.

— Уже без восьми. Иди, малыш, — сказала мама.

Я вылезла наружу и подошла к ней. Мама протянула мне сумочку и внимательно осмотрела лицо.

— Закрой глаза.

Она осторожно сняла с моих ресниц комок туши.

— Ты прекрасна!

— Наверно, — ответила я, но мама так на меня посмотрела, что я добавила: — Спасибо!

Она постучала по часам:

— Беги! Мы будем ждать.

— Не нужно. Я и сама справлюсь.

Неожиданно заработал двигатель. Уитни прикрыла окно и высунула из него руку, постукивая пальцами по машине. На ней, как всегда, была кофта с длинными рукавами, из которых слегка выглядывали запястья: бледные и тонкие. Мама взглянула на Уитни, затем на меня.

— Я подожду, пока ты зайдешь, ладно?

Я кивнула и, нагнувшись, осторожно, чтоб не смазать помаду, поцеловала маму. Затем, дойдя до входа, обернулась. Мама помахала мне рукой, и я помахала ей в ответ. В боковом зеркале отразилось безразличное лицо Уитни. И тут у меня снова заболел желудок.

— Удачи! — закричала мама.

Я кивнула и снова посмотрела на сестру. Но она уже откинулась на спинку и исчезла из вида.

 

Глава третья

Уитни всегда была очень худая и стройная. Она от природы обладала фигурой и ростом модели. Кирстен подводили пышные формы, а меня спортивное телосложение и недостаточно высокий рост. Фотографы всегда говорили, что, несмотря на красивые лица, сняться для рекламы в серьезном печатном издании нам будет очень непросто. Уитни же была создана для этой работы.

И неудивительно, что, окончив школу, она решила попытать счастья в Нью-Йорке. Два года назад от нас уже уехала Кирстен. Она упросила родителей разрешить ей жить в Нью-Йорке с двумя девчонками из агентства, и те согласились, но при условии, что Кирстен поступит в колледж. Первое время сестре удавалось совмещать работу и учебу, но надолго ее не хватило. Пара роликов, реклама в печатном издании, и Кирстен забросила занятия. Однако серьезного дохода работа моделью ей не приносила, и приходилось подрабатывать официанткой в ресторанах и клубах.

Правда, Кирстен не сильно расстраивалась. В старших классах она настолько полюбила парней и вечеринки (а иногда наоборот), что перестала увлекаться модельным бизнесом. Уитни всегда высыпалась перед съемками и никогда не опаздывала, Кирстен же могла спокойно прогулять всю ночь, а затем, забыв даже расчесаться, заявиться на работу, когда ей заблагорассудится. Однажды она пришла на съемки рекламы бальных платьев для «Копфса» с огромным засосом на плече. Его было невозможно замазать никаким тональным кремом! Когда реклама вышла на телевидении, Кирстен, громко смеясь, показала мне засос, едва заметный под бретелькой красивого пышного платья.

Мама возлагала на Уитни огромные надежды. Через две недели после окончания школы родители отвезли ее в квартиру к Кирстен, где та теперь жила одна. Мне сразу показалось, что не стоит селить сестер вместе, но мама с папой твердо стояли на своем: Уитни всего восемнадцать, и ей нельзя жить одной, да и вообще сестры уже выросли, и все конфликты остались в прошлом. К тому же они помогали Кирстен оплачивать квартиру, так что грех было жаловаться (хотя Кирстен, конечно, все равно была очень недовольна).

Мама прожила с сестрами месяц. Она записала Уитни на лекции в колледже, походила с ней по агентствам. Каждый день вечером мама подробно обо всем рассказывала по телефону: о случайных встречах со знаменитостями, о делах Уитни, о том, какой чудесный город Нью-Йорк. Никогда еще мама не была так счастлива. Всего через неделю Уитни пригласили на пробы, а вскоре она получила работу. Через месяц заказов у нее было уже во много раз больше, чем у Кирстен, и мама со спокойным сердцем уехала домой. Ведь все шло по плану… но, как выяснилось позже, не совсем.

Через четыре месяца Кирстен позвонила маме и сказала, что Уитни очень странно себя ведет. Что она сильно похудела, почти не ест, а в ответ на замечания грубит. Мы решили, что не стоит волноваться. Уитни часто бывала не в духе, и даже родители понимали, что вряд ли она спокойно уживется с сестрой. К тому же мама решила, что Кирстен преувеличивает. И ничего страшного, если Уитни немного похудела. В модельном бизнесе огромная конкуренция, и необходимо следить за внешностью. Когда Уитни станет более уверенной в себе, она успокоится.

Однако, встретившись перед Днем благодарения, мы поняли, что она и впрямь очень сильно изменилась. Гибкая, элегантная Уитни стала костлявой, голова у нее перевешивала шею и казалась слишком огромной для туловища. Мы встретили сестер в аэропорту и с ужасом отметили, как сильно они различаются. Круглощекая, голубоглазая Кирстен, сияя от счастья, тепло обняла меня и прокричала, как сильно соскучилась. В это время бледная Уитни, без макияжа, в тренировочных брюках и черной водолазке стояла в стороне. Мы сдерживались как могли. Просто поздоровались, обнялись, спросили, как поездка. Но когда пошли получать багаж, мама не выдержала:

— Уитни, детка, ты совсем исхудала! До сих пор не вылечишься от простуды?

— Я здорова, — ответила Уитни.

— Нет, — решительно вмешалась Кирстен, снимая чемодан с транспортера. — Она не здорова. Она не ест. Совсем. Видно, решила покончить жизнь самоубийством.

Родители переглянулись.

— Не может быть. Уитни просто простудилась, — сказала мама, а Уитни зло посмотрела на сестру. — Правда, детка?

— Нет, неправда, — ответила за нее Кирстен. — Слушай, Уитни, я тебя в самолете предупреждала: или ты им сама все расскажешь, или я.

— Замолкни! — сквозь зубы выдавила Уитни.

— Давайте потом поговорим. Снимайте чемоданы, — предложил папа в своей обычной манере.

Он был единственным мужчиной в нашем женском царстве и поэтому, когда эмоции хлестали через край и назревал конфликт, всегда старался не говорить, а действовать. Обсуждаем во время завтрака боли в животе перед месячными? Папа тут же уходит в гараж менять масло в машинах. Ревем непонятно почему? Папа готовит жареный сыр, который, правда, обычно сам же и съедает. В общественном месте назревает семейный скандал? Папа снимает чемоданы с транспортера.

Мама взволнованно разглядывала Уитни.

— Малыш, скажи мне, это правда? — мягко спросила она, пока папа вылавливал еще один чемодан.

— Я здорова! А Кирстен просто завидует!

— Ой, ну хватит уже! — воскликнула Кирстен. — Да плевала я на твою работу, и ты это прекрасно знаешь.

Мама очень удивилась, а я в который раз отметила про себя, какая же она маленькая и хрупкая.

— Полегче, Кирстен! — вмешался папа.

— Ты не понимаешь, пап! У Уитни анорексия! Это серьезное заболевание! Ей нужна помощь!

— Да заткнись ты уже!!! Заткнись!!! — завизжала Уитни.

Вот тут мы испугались по-настоящему. Уитни, в отличие от Кирстен, никогда не кричала. Пару секунд мы молча смотрели друг на друга, не веря в то, что произошло. Тут на нас стали оборачиваться люди, мама покраснела и, подойдя поближе к папе, сказала:

— Эндрю, я не…

— Пошли в машину! — Папа подхватил чемодан Уитни, обнял маму за плечи, и они молча пошли вперед. Вслед за ними шла Уитни, и ее голова склонялась от ветра. Замыкали шествие мы с Кирстен. Сестра сжала теплой рукой мою холодную ладонь и прошептала:

— Они должны знать.

Но видимо, обращалась она не ко мне. Когда я обернулась, Кирстен смотрела в сторону.

— Так надо. Я должна все рассказать.

Мы так же молча сели в машину. Молча выехали с парковки и порулили по шоссе. Я сидела на заднем сиденье между сестрами. Кирстен то и дело порывалась что-то сказать, но каждый раз не решалась. Уитни смотрела в окно, сложив руки на коленях. Запястья у нее были тонкие, костлявые и очень бледные, что особенно подчеркивала черная водолазка. Родители не оборачивались. Иногда у папы слегка двигалось плечо — он, утешая, гладил маму по руке.

Едва мы остановились у гаража, Уитни выскочила из машины, вбежала в дом и громко захлопнула за собой дверь. Кирстен вздохнула.

— Нам надо поговорить, — тихо сказала она, когда папа заглушил двигатель.

Послушать, о чем пойдет речь, мне не разрешили. Велели идти к себе в комнату делать уроки. Я раскрыла на коленях учебник математики и сделала вид, что занимаюсь, а сама пыталась подслушать, что происходит внизу. Оттуда раздавался низкий голос папы, высокий мамы и возмущенные вскрики Кирстен. За стеной в комнате Уитни стояла тишина.

Наконец мама поднялась на второй этаж и постучалась к Уитни, но никто не ответил.

— Малыш, можно я войду?

Тишина. Минуты две мама ждала, потом щелкнул замок, дверь раскрылась и снова захлопнулась.

Я спустилась на кухню. За столом перед тарелкой с нетронутым жареным сыром сидела Кирстен, напротив нее — папа. Я полезла в шкаф за стаканом.

— Пап, у нее на все готов ответ, — сказала Кирстен. — Да она за три секунды промоет маме мозги.

— Думаю, ты ошибаешься. Положись на маму.

Кирстен покачала головой:

— Пап, Уитни больна. Она почти совсем не ест. Знаешь, какой у нее рацион? Четвертинка яблока на завтрак и три крекера на обед. К тому же она постоянно тренируется. У нас неподалеку есть спортзал. Он работает круглые сутки. Так вот. Иногда я просыпаюсь ночью, а Уитни нет. Она точно ходит тренироваться!

— А может, и нет.

— Я следила за ней пару раз. Она часами бегает по беговой дорожке. Когда я только переехала, у моей подруги соседка вела себя точно так же. Она похудела на восемьдесят фунтов, и ее пришлось положить в больницу. Это очень серьезно!

Папа помолчал.

— Давай все-таки выслушаем ее, а потом будем решать, что делать, — наконец предложил он. — Аннабель!

Я подпрыгнула:

— Да?

— Тебе надо доделать уроки.

— Хорошо.

Я допила воду, положила стакан в посудомоечную машину, вернулась к себе и постаралась сосредоточиться на параллелограммах. Через стенку раздавался тихий успокаивающий голос мамы. Когда я уже почти закончила делать уроки, дверь распахнулась.

— Знаю, — сказала мама. — А как тебе такой вариант? Прими душ, поспи, а я разбужу тебя к обеду. И все предстанет совсем в другом свете.

Послышалось сопение. Видимо, Уитни согласилась. Мама заглянула ко мне:

— Все хорошо. Не волнуйся.

Она и вправду так считала. Позже я узнала, что Уитни убедила маму, что она просто устала и слишком много работает. А мало ест и все время тренируется, потому что несколько толще своих конкуренток на пробах. И ничего страшного в этом нет. А Кирстен работает по ночам, а днем отсыпается и поэтому не замечает, как ест Уитни. И вообще, скорее всего, дело тут вовсе не в сестринской заботе. Кирстен просто завидует, потому что у нее никогда не было столько заказов, сколько у Уитни.

— Я не завидую!!! — зло завопила Кирстен через несколько минут после того, как мама спустилась на кухню. — Она же врет, неужели не ясно?! Вы что, совсем ничего не понимаете?!

Она еще что-то кричала, но я уже не разбирала что. Через час, когда меня позвали обедать, конфликт уже был улажен, и мы снова превратились в идеальную семью. Снаружи казалось, что у нас все просто чудесно.

Наш дом был построен по папиному проекту. Соседи называли его «Стеклянный дом» — самое современное сооружение в то время. Его передняя часть действительно сделана из стекла, и с улицы виден весь первый этаж: гостиная с огромным каменным камином, за ней кухня и бассейн на заднем дворе. Кроме того, частично просматривался второй этаж — двери в наши с Уитни комнаты и площадка с камином между ними. Остальное было спрятано от посторонних взглядов. То есть люди видели лишь разрозненные детали, но считали их единым целым.

Столовая находилась в передней части дома. Когда мы садились обедать, пролетающие мимо машины всегда немного притормаживали, и водители рассматривали случайно представшую перед ними картинку: счастливая семья за любовно накрытым столом. Но всем известно, внешность обманчива.

В тот вечер Уитни съела свой обед. Она ела его и после. Кирстен выпила очень много вина, а мама все три дня без остановки твердила, как здорово, что мы снова все вместе.

Утром перед отъездом она усадила сестер за стол и заставила пообещать ей: Уитни — что она будет следить за своим здоровьем, хорошо высыпаться и правильно питаться, а Кирстен — приглядывать за сестрой и относиться к ней с пониманием. Все-таки Уитни совсем недавно переехала в новый город и очень много работает.

— Обещаете? — спросила мама, глядя на дочерей.

— Да, — ответила Уитни. — Обещаю.

Кирстен же покачала головой и встала:

— А я нет. Слушай, мам, я тебя предупреждала, а ты мне не поверила. Запомни это, пожалуйста.

— Кирстен…

Но она уже ушла в гараж, где папа засовывал в машину чемодан.

— Не волнуйся, — сказала Уитни, целуя маму в щеку. — Все будет хорошо.

Первое время все и вправду шло неплохо. Уитни по-прежнему трудилась круглыми сутками и даже снялась для журнала «Нью-Йорк» — самый серьезный ее заказ на тот момент. Кирстен же пригласили работать в знаменитый ресторан. Кроме того, она снялась в рекламе для кабельного телевидения. Ладили ли сестры или нет, мы не знали. Правда, раньше они звонили вместе — передавали друг другу трубку, а теперь — раздельно. Кирстен ближе к полудню, Уитни по вечерам. А за неделю до Рождества раздался звонок во время обеда.

— Простите, что? — переспросила мама, стоя в дверном проеме между кухней и столовой. К одному уху она прижимала трубку, а другое зажала рукой, чтоб лучше слышать. Папа внимательно за ней следил. — Что вы сказали?

— Грейси, что случилось? — Он встал.

Мама покачала головой.

— Не знаю. — Она передала папе телефон. — Не…

— Алло! Кто говорит? А… Понятно… Да-да… Наверно, это ошибка. Подождите, не вешайте трубку, сейчас я вам все продиктую.

Он отложил телефон, а мама спросила:

— Что она хочет?

— Что-то не так со страховым полисом Уитни. Она сегодня была в больнице.

— В больнице?! — дрожащим испуганным голосом спросила мама. У меня быстро забилось сердце. — Что случилось?

— Не знаю. Ее уже выписали, просто с оплатой что-то не так. Нужно найти новый полис.

Пока папа искал в кабинете страховку, мама постаралась узнать у звонившей женщины подробности. Но ввиду врачебной тайны много выяснить не удалось. Уитни привезли утром на «скорой» и выписали через несколько часов. Папа разобрался с оплатой и принялся звонить сестрам. К телефону подошла Кирстен.

— Я вас предупреждала, — сказала она так громко, что я расслышала ее голос со своего места. — Предупреждала!

— Позови сестру, — велел папа. — Немедленно.

Уитни подошла к телефону и что-то быстро и весело затараторила. Родители склонились к трубке и внимательно ее слушали. Позже я узнала, что она им наговорила: ничего страшного не случилось. Просто небольшой синусит, и как следствие — обезвоживание. Она упала на съемках в обморок, а кто-то испугался и вызвал «скорую». Звучит пугающе, на деле пустяк. Не позвонила, потому что не хотела, чтоб мама волновалась. Ведь ничего серьезного не случилось! Ну совсем ничего!

— Давай я приеду? На всякий случай, — предложила мама.

Нет-нет, не стоит. Через две недели они сами приедут на Рождество домой, Уитни отоспится, отдохнет, и все будет замечательно!

— Точно? — все еще сомневалась мама.

Да. Абсолютно точно.

Папа попросил передать трубку Кирстен.

— Что с сестрой? Она здорова?

— Нет. Она больна.

И все же мама не поехала. И совершила огромную ошибку. До сих пор не понимаю, почему она поверила Уитни.

Уитни прилетела на Рождество одна, поскольку Кирстен задержали на несколько дней на работе. Папа поехал встречать ее в аэропорт, а мы с мамой приготовили обед и ждали их на кухне. Когда я увидела Уитни, то не поверила своим глазам.

Худющая. Истощенная. Это бросалось в глаза, даже несмотря на мешковатую многослойную одежду. Глаза ввалились, на шее проступили сухожилия. Они двигались как веревочки у марионетки каждый раз, когда Уитни поворачивала голову. Я не могла отвести от нее глаз.

— Аннабель! — раздраженно сказала Уитни. — Обними меня, что ли!

Я отложила нож для резки овощей и подошла к сестре. Обняв ее, испугалась, что могу сломать. Уитни была такая хрупкая! За ее спиной стоял отец с чемоданом. Взглянув на него, я поняла, что он тоже потрясен тем, как сильно изменилась Уитни всего за месяц.

А мама сделала вид, что ничего не случилось. Подошла к Уитни, улыбнулась и крепко ее обняла:

— Малыш, ты так устала!

Облокотившись о мамино плечо, Уитни медленно закрыла глаза. Ее веки казались прозрачными. У меня от ужаса побежали мурашки по телу.

— Но ничего. Поживешь с нами, и все наладится! Вот прямо сейчас и начнем. Умывайся, и будем обедать.

— Нет-нет, я сыта, — возразила Уитни. — Поела, пока ждала самолет.

— Правда? — обиженно спросила мама. Она целый день готовила. — Ну, может, хотя б овощного супчика поешь? Я его специально для тебя приготовила. Он поднимает иммунитет.

— Мам, я правда очень устала и хочу спать.

Мама взглянула на папу, а он очень серьезно смотрел на Уитни.

— Ну, хорошо, иди приляг, а потом покушаешь.

Но Уитни есть не стала. Она проспала весь вечер и всю ночь. Мама заходила к ней несколько раз с подносом, но Уитни даже не пошевелилась. И утром она есть не стала. Поднялась с рассветом и заявила папе, который обычно вставал раньше всех, что уже позавтракала. А днем снова заснула. За обедом мама заставила Уитни сесть с нами за стол.

Вот тут-то все и началось. Папа раскладывал еду, а Уитни стала нервничать. Я физически ощущала, как от нее исходит тревога. Уитни ерзала на месте, теребила манжеты, закидывала ногу на ногу, глотала воду и снова теребила манжеты. Просто не могла сидеть спокойно. Папа разрезал жаркое, положил куски на тарелки, добавил к ним картошку, фасоль и знаменитый мамин горячий бутерброд с маслом и чесноком и протянул еду Уитни. Тут сестра не выдержала.

— Я не голодная! — быстро проговорила она и оттолкнула тарелку.

— Уитни! Ешь! — велел папа.

— Не хочу! — зло отозвалась Уитни. Мама взглянула на нее так обиженно, что у меня заныло сердце. — Это все Кирстен, да? Она вас подучила?

— Нет, детка. Кирстен здесь ни при чем. Тебе просто нужно поправляться.

— Я не больна! Со мной все отлично! Просто устала. А есть не хочу и не буду! И вы меня не заставите.

Мы молча на нее уставились. А Уитни снова вцепилась в манжеты и опустила глаза.

— Уитни, — сказал папа, — ты слишком худая. Нужно…

— Ничего мне не нужно! — вскакивая, воскликнула она. — Откуда вам знать, что мне нужно? Знали б, не завели этот разговор!

— Детка, мы хотим помочь, — мягко сказала мама. — Хотим…

— Тогда оставьте меня в покое! — Уитни ударила стулом о стол так, что подскочили тарелки, и вылетела из столовой. Послышался стук входной двери.

Вот что было дальше: папа, как мог, успокоил маму и поехал искать Уитни. Мама, на случай, если он ее не найдет, устроилась ждать на стуле в прихожей. Я быстро пообедала, накрыла тарелки с нетронутой едой пленкой, убрала их в холодильник и помыла посуду. Когда закончила, увидела на подъездной дорожке папину машину.

Уитни зашла в дом, уставившись в пол. Папа велел ей поесть и отправляться спать в надежде, что завтра все наладится. По-видимому, они уже все решили по дороге, потому что Уитни не возражала.

Мама велела мне идти к себе, поэтому я не видела, как ела Уитни и пыталась ли она еще сопротивляться. Но когда все заснули и в доме воцарилась тишина, я спустилась в столовую. На столе стояла всего одна тарелка, полная еды. В ней лишь слегка поковыряли вилкой.

Я перекусила, посмотрела по телевизору повтор программы «До и после», послушала новости и пошла к себе. Как обычно, ярко светила луна, озаряя всю переднюю часть дома. Я никак не могла к ней привыкнуть и, когда поднималась по лестнице, закрыла глаза.

Коридор перед нашими с Уитни комнатами тоже был ярко освещен, в тени оставалась лишь площадка с камином. Я подошла поближе и поняла, что пахнет паром.

Я его даже почувствовала. Воздух как будто изменился, стал густым и влажным. Я вдохнула его и взглянула на ванну в другом конце коридора. В ней не был включен свет, но чем ближе я к ней подходила, тем гуще становился пар. Послышался плеск воды. Как странно! Можно забыть закрыть кран, но не душ же! Хотя Уитни вообще очень странно себя ведет, так что кто ее знает. Я подошла к приоткрытой двери и распахнула ее.

Дверь обо что-то ударилась и отскочила. Я снова ее открыла, и в лицо мне ударил пар, оседая на коже. Ничего не было видно. Я нащупала справа выключатель и зажгла свет.

На полу у моих ног, свернувшись калачиком, лежала Уитни. Это о ее плечо ударилась дверь. Уитни была замотана в полотенце. Из душа хлестала вода, заливая пол.

— Уитни… — Я присела возле нее на корточки, не представляя, что можно делать ночью одной в ванной. — Ты…

И тут я увидела туалет. А в нем желтоватую жидкость с чем-то красным. С первого взгляда стало понятно, что это кровь.

— Уитни. — Я положила сестре руку на лицо. Оно было горячее и влажное. У Уитни задрожали веки. Я потрясла ее за плечо. — Очнись!

Но Уитни не очнулась, а лишь слегка пошевелилась. Полотенце соскользнуло, и я увидела, во что она превратилась.

Кожа да кости. Первое, что мелькнуло в голове. И шишки — в позвоночнике каждую косточку пересчитать можно. Бедра торчат, колени тощие и бледные. И как Уитни выжила? Да еще и скрывала от всех свою худобу? Никогда не забуду, что произошло дальше. Уитни снова зашевелилась, и из спины показались тонюсенькие лопатки, похожие на крылья новорожденного неоперившегося мертвого птенца, которого я как-то нашла на заднем дворе.

— Папа!!! — завопила я. В крохотной комнатенке голос прозвучал особенно громко. — ПАПА!!!

Остаток ночи прошел как в тумане. Прибежал папа в пижаме, натягивая на ходу очки, оттолкнул меня и прижал ухо к груди Уитни. Мама же застыла в противоположном конце коридора, по-прежнему освещаемом луной, и прижала руки к лицу. Потом приехала «скорая». От ее мигалок дом стал похож на калейдоскоп. Уитни забрали, мама поехала с ней, а папа за ними на машине. И наступила тишина. А я осталась одна. Мне велели сидеть дома и ждать.

Я не знала, чем заняться. Поэтому решила вымыть ванную. Спустила туалет, собрала с пола воду, закинула использованные полотенца в стиральную машину и включила ее. Затем вернулась в залитую лунным светом гостиную, села в кресло и стала ждать родителей.

Через два часа позвонил папа. Я проснулась и схватила трубку. На улице уже вставало солнце, окрашивая небо в розово-красный цвет.

— Твоя сестра поправится. Объясним все, как приедем.

Я вернулась в свою комнату, забралась в кровать и проспала еще два часа. Проснулась от скрипа двери в гараже. Спустилась на кухню и обнаружила там маму. В той же одежде, что и вчера вечером, непричесанную. Она стояла ко мне спиной и заваривала кофе.

— Мам! — позвала я.

Она обернулась, и я содрогнулась от ужаса. Мама как будто только вернулась с бабушкиных похорон: уставшая, испуганная, с опухшими от слез глазами. Больше всего на свете мне захотелось закрыть ее собой, оградить от всего мира, от боли, которую он может ей причинить. И не только ей. Мне тоже. И всем нам.

И тут мама не выдержала и расплакалась. Она взглянула на свои трясущиеся руки и разрыдалась особенно громко в кухонной тишине. Я подошла к ней, не зная, как поступить. Но тут, к счастью, подоспел отец.

— Грейс! — Он стоял в коридоре, ведущем в кабинет. — Солнышко, все будет хорошо.

У мамы затряслись плечи.

— Боже, Эндрю, что мы… — выдохнула она.

Папа обнял маму, полностью закрыв ее своим огромным телом. Она зарылась головой в его грудь, продолжая сотрясаться от рыданий. Я тихо ушла в столовую и села там, с ужасом слушая, как мама плачет, — видеть ее у меня просто не было сил.

Наконец папа ее успокоил и отправил в душ и спать. Затем пришел ко мне.

— Твоя сестра тяжело больна. Она истощена и, по-видимому, уже много месяцев питается неправильно. Вчера ее организм просто не выдержал.

— Она поправится? — спросила я.

Папа провел рукой по лицу и слегка помедлил с ответом.

— Врачи считают, что Уитни необходимо направить в больницу на принудительное лечение. Для нас же с мамой главное — ее здоровье.

— То есть домой она не вернется?

— Пока нет. Лечение длится не один день. Посмотрим, как оно пойдет.

Я взглянула на свои руки, прижатые к холодному деревянному столу.

— Когда я вчера ее увидела, то…

— Знаю. — Папа встал. — Но теперь ей окажут необходимую помощь.

Я кивнула. Конечно, папа не будет обсуждать мои чувства. Он предоставил факты, сообщил прогноз. Этого достаточно.

Уитни пролежала пару дней в больнице, а потом ее направили на принудительное лечение. Она его так возненавидела, что перестала разговаривать с родителями, когда они ее навещали. Тем не менее постепенно Уитни становилось лучше — она стала набирать вес. В канун Рождества приехала Кирстен и вместо праздничного веселья обнаружила измученных, взволнованных родителей и меня, пытающуюся не путаться под ногами. И все же за обедом она не замедлила нас огорошить:

— Я приняла решение. Я больше не хочу работать моделью.

Мама отложила вилку:

— Что?

— Мне надоело. — Кирстен глотнула вина. — И, по правде говоря, уже давно. Я и так почти не работаю, но, по-моему, лучше сообщить вам о моем решении официально.

Похоже, маме стало только хуже. Она устала, измучилась, а тут еще такое. Папа взглянул на нее:

— Кирстен, не спеши.

— А я и не спешу. Я все обдумала. — Она единственная продолжала обедать, накалывая на вилку картошку. — Давайте взглянем правде в глаза: весить сто пять фунтов я никогда не буду. И сто пятнадцать тоже.

— Но ведь у тебя и так много работы, — сказала мама.

— Немного, — поправила ее Кирстен. — На жизнь все равно не хватает. Я работаю моделью с восьми лет. Сейчас мне двадцать два. Я хочу заняться чем-то другим.

— Например? — спросил папа.

Кирстен пожала плечами:

— Пока не знаю. Я встречаю гостей в ресторане, кроме того, подруга предложила мне работать администратором в салоне. Так что денег хватит. Возможно, я пойду учиться.

— Учиться? — поразился папа.

— А чего ты так удивился?

На самом деле я сама дар речи потеряла. Кирстен бросила колледж в Нью-Йорке, да и школу не сильно жаловала. В старших классах постоянно прогуливала либо из-за работы, либо из-за очередного грязного и не обремененного моральными устоями паренька.

— В моем возрасте большинство девушек уже окончили колледжи и делают карьеру. Я как будто упустила в своей жизни что-то важное, понимаете? Хочу получить диплом.

— А что мешает тебе учиться и по-прежнему работать моделью? — спросила мама. — Зачем ударяться в крайности?

— Других вариантов нет, — отрезала Кирстен.

При иных обстоятельствах родители, возможно, продолжили бы спор. Но они слишком устали. Кирстен всегда отличалась прямотой, и на этот раз ее упрямство победило. Конечно, вряд ли стоило удивляться ее решению — сестра уже давно не увлекалась модельным бизнесом. Но, учитывая болезнь Уитни, все несколько усложнилось. Особенно для меня.

Уитни за месяц набрала десять фунтов. Когда ее выписали, она решила вернуться в Нью-Йорк, но родители заставили ее остаться дома, поскольку врачи сказали, что если Уитни снова будет работать моделью, то вся польза от лечения сойдет на нет. С января она стала посещать врача два раза в неделю, а все остальное время сидела дома в дурном настроении. Кирстен же сдержала слово и, работая на двух работах, записалась на занятия в колледже. К всеобщему удивлению, учитывая ее поведение в старших классах, она очень полюбила учиться. Названивала нам каждые выходные и радостно рассказывала про колледж во всех подробностях. И снова сестры были полярными и одинаковыми одновременно. У каждой началась новая жизнь, но лишь у Кирстен — по ее собственному выбору.

Иногда казалось, что Уитни идет на поправку. Она ела, полнела и больше походила на себя прежнюю. Но порой она отказывалась от завтрака или пыталась у себя в комнате незаметно от нас вызвать рвоту. Тогда родители грозились вернуть ее в больницу и кормить насильно. Этого было достаточно, чтоб вновь привести Уитни в чувство. Но одно оставалось неизменным: она ни за что не хотела разговаривать с Кирстен.

Ни по телефону, ни когда наша старшая сестра приехала домой весной на выходные. Вначале Кирстен обиделась, затем разозлилась и решила в отместку тоже молчать. Мы с родителями оказались меж двух огней. Пытались, как могли, заполнить неловкие паузы, но ничего не получалось. С тех пор родители навещали Кирстен в Нью-Йорке, а она наотрез отказывалась приезжать домой.

Неприятная у нас сложилась в семье обстановка. Ребенком я ненавидела, когда сестры ссорились, но, оказывается, их молчание могло быть еще хуже. Они не разговаривали уже девять месяцев, и меня ужасал столь долгий срок.

За последний год сестры очень сильно изменились. Одна сразу бросалась в глаза, другую было слышно за километр. Я же, как всегда, застряла где-то посередине.

Но я тоже изменилась, хотя этого никто не замечал. Изменилась, как и все мы в ту ночь. Теперь мы лишь казались счастливой семьей, весело проводящей время за обедом в Стеклянном доме. Но не были ею на самом деле.

 

Глава четвертая

Первую неделю в школе Софи не обращала на меня внимания, что было очень неприятно. Но потом неожиданно со мной заговорила. Уж лучше бы она молчала!

— Шлюха!

Софи повторяла одно и то же слово, жаля, как змея. То неожиданно, исподтишка, то прямо в лицо. И никогда не получалось предугадать ее появление. Только мне становилось немного лучше или день проходил не так уж плохо, как Софи была тут как тут.

В тот раз я сидела на большой перемене на настиле и готовила доклад по истории. Написала слово «завоевание» и принялась обводить букву «о», поскольку заметила, что приближаются Софи и Эмили. Не поднимая глаз, я сосредоточилась на тетрадке, надеясь, что они спокойно пройдут мимо.

Эмили теперь все время крутилась возле Софи. Такова судьба. Не хотелось вспоминать, но раньше на месте Эмили была я: постоянно ходила с Софи и помогала ей в ее грязных делишках. То есть лично, конечно, я никого не оскорбляла, но и Софи не мешала. Например, прогнать Кларк.

Я взглянула на нее. Она сидела с подругами за столиком для пикника и, перелистывая тетрадку на коленях, вполуха слушала их разговор. Видимо, в первый день Кларк самой захотелось побыть одной. С тех пор она к настилу не подходила. И ко мне тоже.

Но Оуэн Армстронг по-прежнему садился на свое место. Кто-то приходил к нашему настилу, кто-то уходил, иногда прибегали целыми компаниями, но только мы вдвоем бывали здесь каждый день. Садились всегда на приличном друг от друга расстоянии так, чтоб между нами всегда мог вместиться кто-то третий. У нас появились еще кое-какие традиции: Оуэн никогда не ел, я всегда, благодаря маме, завтракала довольно плотно. Армстронг не обращал никакого внимания на остальных, похоже, они ему были совершенно безразличны. Я же всю большую перемену украдкой оглядывала двор, поскольку пребывала в полной уверенности, что все только и занимаются тем, что смотрят на меня и обсуждают. Оуэн всегда слушал музыку. Я делала уроки. И мы никогда не разговаривали.

То ли я слишком часто бывала одна, то ли уроков задавали мало, но Оуэн Армстронг меня очаровал. Я теперь все время осторожно на него поглядывала, подмечая все новые привычки и черты. Так что кое-что про него уже знала.

Например, наушники. Похоже, он их никогда не снимал. Видимо, очень любил музыку. Айпод постоянно лежал либо у него в кармане, либо на настиле. Еще Оуэн вел себя по-разному в зависимости от того, что слушал. Чаще всего сидел неподвижно, лишь еле заметно покачивая головой. Иногда постукивал пальцами по колену, а очень редко, когда никого не было рядом, тихонько подпевал. Но мне все равно было слышно и очень хотелось знать, что же он слушает. Казалось, что музыка должна быть похожа на него: мрачная, агрессивная, громкая.

Что касается внешнего вида, то в первую очередь в глаза бросался высокий рост и огромные запястья. Потом только — темные глаза, то ли карие, то ли зеленые. И два одинаковых гладких и широких серебряных кольца на средних пальцах.

В тот день Оуэн сидел, закинув ногу на ногу и облокотившись ладонями о траву. Как всегда в наушниках, с закрытыми глазами и слегка покачивая головой. На лицо ему падал луч солнца. Мимо проходила девочка с афишей. Около Оуэна она остановилась, а затем осторожно переступила через его гигантскую ногу и умчалась прочь. Армстронг даже не пошевелился.

Я раньше тоже, как и все, боялась Оуэна. Но постепенно, садясь каждый день неподалеку от него, успокоилась и перестала подпрыгивать каждый раз, когда он смотрел в мою сторону. На самом деле меня больше заботила Софи, от которой исходила серьезная угроза, и Кларк, ясно давшая мне понять, что по-прежнему меня ненавидит.

Странно, конечно, что с Оуэном было спокойней, чем с двумя бывшими и единственными лучшими подругами. Но я поняла, что не стоит бояться неизвестного. Люди, которых ты хорошо знаешь, бывают куда страшней, поскольку думают и говорят порой не только отвратительные, но и правдивые вещи.

С Оуэном мы никогда не общались, чего не скажешь про Софи и Кларк. И пусть признавать это мне не хотелось, но во всем произошедшем прослеживалась определенная связь. Конечно, мое нынешнее положение было несправедливо и неправильно, но оно не было случайно. Возможно, я просто получила по заслугам.

После того как мы с Кларк занесли Софи вещи, она стала гулять вместе с нами — так само собой получилось. Рядом с нашими шезлонгами появился еще один, и в карты теперь мы играли втроем. И приходилось брать в баре третью кока-колу. Мы с Кларк уже столько лет были лучшими подругами, что новый человек пришелся очень кстати. Скучать с Софи не приходилось. Она всегда ходила в бассейн в бикини, ярко красилась и рассказывала кучу историй про парней, с которыми встречалась в Далласе.

К тому же Софи ничего не боялась. Могла спокойно начать разговор с любым парнем. Или надеть, что ей нравится. Или сказать, что думает. Чем-то она напоминала Кирстен, но за сестру мне всегда было неловко, а вот за Софи нет. Я даже немного ей завидовала. Она часто озвучивала мои желания, когда я стеснялась, а еще затевала опасные, но веселые забавы, в которых без нее мне б никогда не довелось поучаствовать.

Но иногда мне становилось не по себе. Почему — непонятно. Просто вспоминалось, как Софи мне нахамила в день нашей первой встречи. Теперь же мы все время были вместе. Но иногда я смотрела на Софи, красящую ногти на краю моей кровати или рассказывающую очередную историю, и пыталась понять, зачем она тогда так поступила? И чего от нее ожидать?

Но, несмотря на напускную храбрость, Софи тоже приходилось несладко. Ее родители недавно развелись, и, хотя она то и дело твердила о подарках отца, говорила, что он покупал ей в Техасе все, что ей заблагорассудится: одежду, драгоценности, — я как-то подслушала мамин разговор с подругой. Оказалось, что отец Софи ушел к женщине намного моложе себя. Развод протекал ужасно: родители долго не могли поделить дом и мистер Ролинс прекратил всякое общение с прежней семьей. Но Софи мне об этом никогда не рассказывала, а я и не спрашивала. Не хочет — не надо.

В других вопросах, правда, Софи сдержанностью не отличалась. Например, постоянно повторяла нам с Кларк, что мы еще маленькие: носим не ту одежду (детскую), неправильно проводим время (скучно) и ни с кем не встречаемся. Софи очень заинтересовалась моей работой в модельном бизнесе и восторгалась Кирстен и Уитни (но они ее, как и меня, не замечали), а вот Кларк приходилось несладко.

— Ты похожа на парня! — как-то заявила ей Софи по дороге в торговый центр. — А можешь классно выглядеть, если постараешься! Почему ты не красишься?

— Мне нельзя, — сморкаясь, ответила Кларк.

— Брось! Родителям ведь знать необязательно! Вышла из дома и красься себе спокойно, а перед возвращением смоешь.

Но Кларк так не могла. Она дружила с родителями и никогда им не врала. Но Софи не успокаивалась. Постоянно привязывалась то к макияжу, то к одежде, то к непрекращающемуся чиху, то к тому, что Кларк надо было всегда приходить домой на час раньше нас. Соответственно приходилось раньше заканчивать все совместные занятия. Наверно, будь я повнимательней, поняла б, что происходит. Но мне казалось, что мы просто притираемся друг к другу и постепенно все наладится. Казалось до одного вечера в начале июля.

В субботу мы договорились пойти в гости к Кларк. Ее родители ушли на симфонический концерт, оставив дом в нашем распоряжении. Мы решили разогреть пиццу и посмотреть какое-нибудь кино. Типичный субботний вечер. Мы включили духовку, и Кларк пошла посмотреть, что идет по платному каналу. Тут появилась Софи: в джинсовой мини-юбке, в белой майке, подчеркивающей загар, и в белых босоножках на толстых каблуках.

— Ух ты! Здорово выглядишь! — сказала я.

Софи вошла в дом, громко цокая каблуками.

— Спасибо! — ответила она.

Мы прошли на кухню.

— Ты так нарядилась, чтоб съесть пиццу? — спросила Кларк и чихнула.

Софи улыбнулась:

— Нет, дело не в пицце.

Мы с Кларк переглянулись.

— А в чем?

— В парнях.

— В парнях? — переспросила Кларк.

— Да. — Софи запрыгнула на стойку и закинула ногу за ногу. — Сегодня по дороге домой я встретила двух парней. Они сказали, что будут вечером у бассейна, и предложили к ним присоединиться.

— По вечерам бассейн закрыт, — возразила Кларк, выкладывая пиццу на противень.

— Ну и что? Тоже мне проблема! Все равно все туда ходят.

Я поняла, что Кларк никуда не пойдет. Во-первых, если родители узнают, они ее убьют. Во-вторых, она всегда следует правилам, даже если все их нарушают. Например, принимает душ перед бассейном и выходит из воды, когда спасатель объявляет, что пришло время плавать взрослым.

— Ну, не знаю… — сказала я, подумав о Кларк. — Наверно, все-таки не стоит.

— Да брось, Аннабель! — воскликнула Софи. — Тебе слабо, что ли? Кстати, один из парней спрашивал про тебя. Он видел нас вместе и поинтересовался, придешь ли ты.

— Я?

Она кивнула:

— Ага. Такой красавчик! Его зовут Крис, а фамилия похожа на Пен… Пеннер? Или Пеннинг?

— Пеннингтон, — сказала я.

Кларк взглянула на меня. Она единственная знала, что я всю жизнь была в него влюблена.

— Точно, — подтвердила Софи. — Знаешь его?

Я посмотрела на Кларк. Она сосредоточенно засовывала пиццу в духовку.

— Да, мы его знаем, правда, Кларк?

— Такой красавец! — сказала Софи. — Ребята придут в районе восьми.

Кларк громко захлопнула духовку.

— Я не пойду.

— Почему? — спросила Софи. — Твои родители не узнают!

— А я не хочу, — отрезала Кларк. — Я остаюсь дома.

Я взглянула на Кларк и поняла, что должна сказать то же самое, но почему-то промолчала. Возможно, из-за Криса Пеннингтона, от которого я не могла отвести глаз у бассейна. Наконец с трудом выдавила:

— Ну, может…

— Тогда мы пойдем вдвоем. — Софи соскочила со стойки. — Тоже мне проблема. Правда, Аннабель?

Кларк многозначительно на меня посмотрела. Я взглянула в ее темные глаза и поняла, как непросто дружить втроем. Передо мной стоял выбор: лучшая подруга Кларк и привычный вечер, те же слова, те же поступки, или же Софи, Крис Пеннингтон и огромный новый мир, слегка приоткрывшийся передо мной. Я хотела пойти.

— Слушай, Кларк. — Я подошла к ней. — Давай сходим на полчасика, а потом вернемся, съедим пиццу и посмотрим кино?

Кларк не была эмоциональным человеком. Мужественная от природы, она рассматривала жизнь исключительно с логической точки зрения: определяла задачу, подбирала решение и двигалась дальше. Но в тот момент на ее лице вдруг промелькнуло удивление, сменившееся обидой. Так неожиданно и быстро, что можно было подумать, что мне показалось.

— Нет. Я не пойду.

Кларк уселась на диван, взяла пульт и принялась переключать каналы. На экране замелькали картинки.

— Ладно. — Софи пожала плечам и повернулась ко мне. — Пойдем.

Она пошла к выходу, а я не двигалась с места. Мне все было знакомо в кухне Рейнолдсов: запах пиццы в духовке, двухлитровая бутылка колы на стойке, Кларк на диване и мое пустующее место возле нее… Наш обычный вечер. А в коридоре у открытой двери — Софи. А за ней мерцающие огни придорожных фонарей. И я, боясь передумать, пошла на улицу.

Прошло уже несколько лет, но я все равно отчетливо помню тот вечер. Как лезла через дырку в ограде, как шла по темной парковке к Крису Пеннингтону, как он улыбнулся и позвал меня, как прижал меня к холодной стене за бассейном и поцеловал теплыми губами. Как смеялась вдалеке Софи, болтая с лучшим другом Пеннингтона — Биллом, переехавшим в конце лета в другой город. Я очень хорошо помню весь вечер, но один эпизод до сих пор стоит у меня перед глазами. Чуть позже на другой стороне улицы под фонарем я кое-кого заметила: маленькую темноволосую ненакрашенную девочку в шортах. Она слышала нас, но вряд ли могла рассмотреть.

— Аннабель! — позвала она. — Пойдем, поздно уже!

Мы замолчали. Крис, прищурившись, вгляделся в темноту.

— А это еще кто?

— Тссс! — сказал Билл. — Кажется, там кто-то есть.

— Не «кто-то», — Софи состроила гримасу, — а Ка-ларк!

— Кто-кто? Ка?.. — рассмеялся Билл.

Софи зажала нос двумя пальцами.

— Ка-ларк! — повторила она простуженно и до ужаса похоже на Кларк.

Все расхохотались, а во мне проснулась совесть. Ведь Кларк все слышала! Она до сих пор стояла под фонарем. Я знала: дальше она не пойдет. Мой долг немедленно присоединиться к ней.

— Я лучше… — Я сделала шаг вперед.

— Аннабель! — Софи взглянула на меня раздраженно и нетерпеливо. Потом она еще не раз будет так на меня смотреть, когда я не захочу плясать под ее дудку. — Ты что?

Крис и Билл не сводили с нас глаз.

— Просто… — Я замолчала. — Просто мне пора.

— Нет, — возразила Софи. — Не пора.

Конечно, надо было уйти. Подальше от Софи и от всех них. Но я не ушла. Позже убеждала себя, что осталась из-за Криса Пеннингтона, из-за его руки на моей пояснице, из-за его губ, слов, которые он мне шептал («Красотка!»). На самом же деле я испугалась Софи. Побоялась ей возразить. И стыдилась этого до сих пор.

В общем, я осталась, а Кларк пошла домой. Позже я пришла к ней, но свет был выключен, а замок заперт. Прямо как в тот вечер у Софи. Только на этот раз дверь не распахнулась. Я ждала Кларк, как раньше ждала меня она. Наконец не выдержала и ушла.

Я понимала, что Кларк на меня злится, но решила, что ничего страшного не случилось. Подумаешь, один вечер! Да, я совершила ошибку, но мы обязательно помиримся. Но когда на следующий день я поздоровалась с Кларк у бассейна, она даже не взглянула на меня. Тогда я села на соседний шезлонг, но подруга отвернулась.

— Перестань, Кларк! — сказала я, но ответа не последовало. — Я сглупила. Прости, пожалуйста!

Но она не простила. Даже не взглянула на меня. Я видела лишь ее четко очерченный профиль. Кларк очень сильно злилась, и я не выдержала. Встала и ушла.

— Ну и что? — сказала Софи, когда я пришла к ней домой и рассказала, что случилось. — Тебе не все равно?

— Она — моя лучшая подруга! И ненавидит меня!

— Да она еще мелкая совсем. — Софи причесывалась перед зеркалом, а я сидела на кровати. — И, честно говоря, занудная. Слушай, Аннабель, ты что, правда хотела бы так провести все лето? Играть в карты и слушать, как сморкается Кларк? Да брось! Ты вчера закрутила с Крисом Пеннингтоном. Радоваться надо.

— Я радуюсь, — согласилась я, хотя и не совсем искренне.

— Ну и отлично. — Софи отложила расческу и повернулась ко мне. — Пошли тогда в торговый центр сходим или еще куда.

Вот и все. Многолетняя дружба, игры в карты, вечера за пиццей, ночевки друг у друга — меньше чем за сутки всему пришел конец. Возможно, подойди я тогда к Кларк еще раз, мы бы помирились. Но я не подошла. Мешало чувство стыда и вины. Но время шло, а трещина между нами превращалась в пропасть. И если раньше я могла ее перепрыгнуть, то теперь с трудом видела, что происходит на другой стороне, и, уж конечно, не представляла, как туда можно попасть.

Мы с Кларк часто сталкивались. Мы ведь жили в одном районе, ездили на одном автобусе, ходили в одну и ту же школу. Но мы никогда не разговаривали. Моей лучшей подругой стала Софи, а вот с Крисом Пеннингтоном так ничего и не вышло. Несмотря на все его комплименты, он больше со мной не разговаривал. Кларк же нашла себе новых друзей. Осенью она записалась в футбольную команду и стала нападающим. Мы с ней были такими разными и общались совершенно с разными людьми. Не верилось, что когда-то мы дружили. Подтверждали это лишь фотографии в альбомах, страница за страницей: мы на пикнике на заднем дворе, на велосипедах, на лестнице у входа в дом Кларк. И с нами всегда неизменная упаковка бумажных платочков.

До появления Софи меня знали из-за сестер и модельного бизнеса. Но только когда мы подружились, я по-настоящему обрела популярность. Теперь все изменилось. Софи, благодаря свойственному ей бесстрашию, легко становилась лидером в любой компании как в средних, так и в старших классах. Я всегда боялась любителей покомандовать и пересудов за спиной, а вот Софи было на них наплевать. Для нее не существовало никаких преград, а если они вдруг появлялись, то она крушила их для нас обеих. И вот благодаря Софи я не просто приблизилась к тому миру, которому всегда завидовала: интересные люди, вечеринки и особенно мальчики, а стала его частью. Я даже была готова смириться с вечными перепадами настроения новой подруги и с потерей Кларк. Почти.

Мы поссорились сто лет назад, но этим летом, коротая в одиночестве время у бассейна, я много думала о Кларк. Останься я у нее тем вечером, сядь на свое место на диване, и все было бы по-другому. И пусть Софи ушла бы одна. Но я сделала свой выбор, и изменить его нельзя. Но когда ближе к вечеру я закрывала глаза и засыпала под плеск воды в бассейне и под свист спасателей, мне казалось, что почти ничего не изменилось. А потом неожиданно просыпалась в тени, замерзшая, когда уже давно было пора домой, и понимала, что у меня теперь совсем другая жизнь.

Когда я вернулась из школы, дома никого не было. На автоответчике мигала лампочка. Я вытащила из холодильника яблоко, вытерла его о кофту и решила послушать сообщения. Первое было от моего агента Линди.

— Привет, Грейс! Прости, что так долго не перезванивала. Просто моя помощница уволилась, и вместо нее на звонки отвечает временный секретарь, который вообще ничего не соображает! Но в любом случае для тебя пока ничего нового. Я звонила в «Мушку», так что надеюсь, они скоро ответят. Буду держать тебя в курсе дела. Привет Аннабель. Пока!

Пи…

Я уж и забыла про пробы в «Мушке», а вот мама, видимо, нет. Думать о них не хотелось, поэтому я решила прослушать следующее сообщение. Оно было от Кирстен. Сестра обычно оставляла длинные, путаные сообщения и даже иногда перезванивала, потому что автоответчик ее прерывал. Поэтому, услышав ее голос, я придвинула к себе стул.

— Привет, это я. Звоню просто так, узнать, как у вас дела. Я вот сейчас иду на учебу. Здесь чудесная погода… Не помню, говорила вам или нет, но я записалась в этом семестре на занятия по искусству общения — мне их подруга очень рекомендовала. Они потрясающие! Там нас учат всему с психологической точки зрения, и я узнаю столько нового! А опрос у нас проводит ассистент преподавателя, и он просто чудо! Я на лекциях иногда отключаюсь, даже когда очень интересно, а вот от Брайана невозможно оторваться. Честное слово. Я тут подумала, может, выбрать искусство общения своей второй специализацией в колледже? Такой полезный предмет! Правда, еще мне очень нравится режиссура, поэтому я пока сама не знаю, чего хочу. Ладно, я уже почти в аудитории, надеюсь, у вас все хорошо, всех люблю, целую, пока!

Кирстен знала, что обычно ей приходится перезванивать, поэтому конец фразы выпалила на одном дыхании. Почти тут же прозвучал сигнал. Я нажала на «сохранить», и в доме снова стало тихо.

Я взяла яблоко и вышла в прихожую. Как всегда, остановилась у большой черно-белой фотографии, висящей напротив входной двери. Это был горизонтальный снимок мамы и меня с сестрами на пристани у дядиной дачи. На всех — белая одежда: на Кирстен — белые джинсы и светлая футболка с треугольным вырезом, на маме — сарафан, на Уитни — лиф от купальника и брюки на завязках, на мне — майка и длинная юбка. Все загорелые, а позади нас в углах рамки брызжет вода.

Три года назад мы всей семьей отправились в длительный отпуск на море, и там друг папиного приятеля как будто совершенно случайно предложил нам сфотографироваться. Но на самом деле папа уже давно планировал сделать маме подарок на Рождество — снимок ее вместе с нами. Фотограф, высокий и гибкий мужчина, позвал нас на пристань. Помню, первой пошла по песку Кирстен. Затем она протянула руку маме, а замыкали шествие мы с Уитни. Перебираться через камни было непросто, но Кирстен осторожно провела маму, и наконец мы добрались до ровной площадки.

На фотографии мы стоим в обнимку: Кирстен держит за руку маму, Уитни обнимает ее за плечи, а я стою впереди и держу маму за талию. Они с Кирстен улыбаются, Уитни же просто смотрит в объектив, но от ее красоты, как всегда, захватывает дух. Меня же не узнать. Когда фотограф щелкал камерой, я честно старалась улыбаться, но в результате получилось нечто среднее между широкой улыбкой Кирстен и прекрасной отчужденностью Уитни.

Качество фотографии великолепно, постановка тоже. Гости обычно говорили, что когда к нам приходишь, то первым делом видишь ее. Но последние несколько месяцев фотография вызывает у меня суеверный страх. Вместо черно-белого контраста и наших разных, но в то же время таких похожих лиц я вижу совсем другое: Уитни и Кирстен, слишком тесно прижавшихся друг к другу, мое спокойное лицо… И крохотная на фоне нас мама, которую мы плотно к себе прижимаем, закрываем своими телами и крепко держим, как будто боимся, что без нас она улетит.

Я откусила еще один кусок от яблока, и тут в гараж въехала машина. Хлопнули двери, послышались голоса, и мама с Уитни вошли в дом.

— Привет! — Мама положила на стойку пакет с продуктами. Послышался глухой стук. — Как дела в школе?

— Нормально, — ответила я.

Уитни проскочила мимо, даже не поздоровавшись, и скрылась наверху. Была среда, значит, сестра ходила к психиатру. После чего у нее всегда портилось настроение. Честно говоря, я считала, что после психиатра оно должно становиться лучше, но, видимо, не все так просто. Хотя с Уитни в принципе просто не бывает.

— Линди оставила тебе сообщение, — сказала я маме.

— Что сказала?

— Из «Мушки» так и не звонили.

На секунду мама взглянула на меня расстроенно, но быстро взяла себя в руки:

— Наверняка еще позвонят.

Она подошла к раковине, включила воду, намазала руки жидким мылом и посмотрела в окно на бассейн. При дневном свете мама выглядела устало. Ей среда тоже давалась нелегко.

— Еще звонила Кирстен. Оставила длиннющее сообщение.

Мама улыбнулась:

— Да ну?

— Если по сути, то ей нравится учиться.

— Здорово. — Мама вытерла руки полотенцем для посуды. Затем положила его у раковины и села рядом со мной. — Расскажи теперь про себя. Что хорошего произошло сегодня?

Хорошего… Так. Софи обзывается, Кларк меня до сих пор ненавидит, а я целыми днями разглядываю Оуэна Армстронга. Похоже, ничего хорошего со мной не происходит. Пауза затянулась, а я в ужасе пыталась придумать, о чем же рассказать. Хотелось порадовать маму, а то она и так переживала из-за «Мушки», Уитни, да и вообще из-за всего. Мама ждала.

— Мы на физкультуру ходим с одним симпатичным парнем, — наконец сказала я. — И вот он сегодня со мной заговорил.

— Правда? — Мама улыбнулась. Я молодец! — Как его зовут?

— Питер Матчинский. Он в выпускном классе.

И я не соврала. Со мной на физкультуру действительно ходил Питер Матчинский, симпатяга из выпускного класса. И в тот день он правда со мной заговорил: спросил, что тренер Эрленбах сказал только что о зачете по плаванию. Обычно я ничего не преувеличивала, но в последние несколько месяцев иногда приходилось, ради мамы. Она так радовалась! Не представляю, что б с ней стало, узнай она правду.

— Симпатичный выпускник. — Мама снова села. — Хорошо. Что еще?

И я принялась рассказывать. Что-то придумывала, что-то преувеличивала, чтоб только она думала, что у меня все хорошо. Что я живу обычной жизнью. А ведь на самом деле мне было чем поделиться с мамой. И как хотелось! Но тогда бы ей пришлось очень нелегко. А ведь она и так пережила немало: Уитни, Кирстен… Еще я со своими проблемами! Поэтому я и старалась порадовать маму, слово за слово, история за историей, хотя в них и не было ни грамма правды.

Обычно по утрам мы завтракали с мамой вдвоем. Папа присоединялся к нам, только если позже уезжал на работу, а Уитни старалась не вставать раньше одиннадцати. Но через две недели после начала учебы я вдруг обнаружила сестру за столом, одетую, умытую и с моими ключами от машины. Я поняла, что неспроста. И была права.

— Уитни довезет тебя до школы, — сказала мама. — А затем поедет в магазин, может, в кино сходит и заберет тебя после занятий. Хорошо?

Уитни смотрела на меня, плотно сжав губы.

— Да, конечно.

Мама улыбнулась и взглянула по очереди на меня и на сестру:

— Вот и замечательно. Значит, договорились.

Мама старалась говорить спокойным голосом, но видно было, что на душе у нее кошки скребут. С тех пор как Уитни выписали из больницы, она никуда не ходила одна. Мама водила ее по своим делам, постоянно давала поручения и пыталась хоть чем-нибудь занять. Уитни всячески отвоевывала свободу, но мама боялась, что сестра может опять начать провоцировать рвоту или пойдет в тренажерный зал. Видимо, теперь что-то изменилось, вот только я не представляла что.

Мы подошли к машине, и я автоматически направилась к водительскому месту. Уитни тоже. Пару секунд мы медлили, затем сестра сказала:

— Машину поведу я.

— Хорошо. Пускай.

По дороге атмосфера была напряженная. Я и забыла, как давно не оставалась с Уитни наедине, и не представляла, о чем с ней говорить. О покупках? Но вдруг речь зайдет о размерах одежды? О кино? О пробках? Ничего толкового в голову не приходило, поэтому я просто сидела молча.

Уитни тоже не разговаривала. Видно было, что она отвыкла от вождения. Ехала очень осторожно, дольше, чем нужно, тормозила перед знаками, пропуская людей. На светофоре рядом с нами остановился внедорожник. В нем сидели два бизнесмена: одному было двадцать с небольшим, другой — ровесник моего отца. Оба в костюмах, и оба уставились на Уитни. Неожиданно мне захотелось закрыть ее, защитить, хотя сестра, конечно, разозлилась бы, узнай она о моих чувствах. Но потом я поняла, что мужчины смотрят на Уитни не потому, что она слишком худая, а потому, что — потрясающе красивая. А я уж и забыла, что когда-то сестра была самой прекрасной девушкой на свете. Видимо, кто-то думал так до сих пор.

Когда мы почти подъехали к школе, я наконец решила начать разговор:

— Как настроение? Рада прогулке?

Уитни взглянула на меня, затем на дорогу.

— Рада… Почему я должна быть рада?

— Не знаю. — Мы подъехали к парковке. — Ну, ты целый день сможешь заниматься чем захочешь.

Уитни молча припарковалась у обочины.

— День. Раньше у меня была целая жизнь.

Я не знала, что ей ответить. «Ладно, пока!» — прозвучало бы глупо, если не сказать неприлично. Поэтому я просто молча открыла дверь и взяла с заднего сиденья сумку.

— Увидимся в полчетвертого, — сказала Уитни.

— Хорошо.

Она включила поворотник и оглянулась. Затем влилась в поток машин и скрылась из вида.

За день я совсем забыла об Уитни. У нас была контрольная по литературе. И хотя я весь вечер готовилась и ходила на большой перемене на консультацию к миссис Джингер, все равно не смогла ответить на некоторые вопросы. Сидела и тупо на них смотрела, пока не велели сдавать работы.

Я пошла на встречу к Уитни. Спускаясь по лестнице, достала свои записи, пытаясь понять, что же пропустила. На развороте была куча машин, и я так зачиталась, что даже не заметила красного джипа.

Только что я искала в лекциях по южной литературе цитату, а через минуту уже стояла лицом к лицу с Уиллом Кэшем. Он первый меня заметил. И теперь не сводил с меня глаз.

Я отвернулась, быстро обошла его машину и уже почти добралась до обочины, когда услышала голос:

— Аннабель!

Нужно было не обращать внимания, но я инстинктивно повернулась. Уилл сидел в машине. Небритый, в рубашке в клетку и с темными очками высоко на макушке, как будто боялся, что они упадут.

— Привет!

Я стояла так близко от машины, что даже чувствовала, как из нее веет холодом от кондиционера.

— Привет, — изменившимся голосом чуть слышно произнесла я.

Похоже, Уилл не заметил, как я нервничаю. Высунул из окна локоть и оглядел двор.

— Чего-то тебя давно не видно на вечеринках. Больше не тусуешься?

Подул ветер, и листы в моих руках затрепетали, как крылья. Я сжала их покрепче.

— Нет.

По шее пробежал мороз. Казалось, я вот-вот упаду в обморок. Не могла на него смотреть и опустила глаза, но все же боковым зрением видела его руку, беспечно барабанящую длинными, конусообразными пальцами по двери джипа.

«Тсс, Аннабель! Это ж я».

— Ну, ладно. До встречи тогда.

Я кивнула и наконец-то пошла прочь. Сделала глубокий вдох и напомнила себе, что здесь, среди людей, мне ничего не грозит. Но, как выяснилось, ошиблась. Живот скрутило, и к горлу прилила жидкость. С этим позывом я ничего не могла поделать. «Нет, пожалуйста, не надо!» — мелькнула мысль. Я быстро затолкала листы в сумку, перекинула ее через плечо, решив за нехваткой времени не застегивать, и ринулась к ближайшему зданию, надеясь, что смогу дотерпеть до туалета. Или хотя б до безлюдного места. Но не тут-то было.

— Это что еще такое?!

Софи. За моей спиной. Я остановилась, хотя терпеть уже не было сил. Софи до сих пор ограничивалась всего одним словом. Четыре — это как-то слишком.

— Ты что о себе возомнила, Аннабель?

Мимо нас пронеслись две испуганные девчонки из младших классов. Я вцепилась в сумку и еще раз сглотнула.

— Тебе прошлого раза не хватило? Еще захотела?

Я заставила себя пойти дальше, повторяя про себя:

«Держись! Только не здесь! Не оборачивайся! Не реагируй!» Голова кружилась, драло горло.

— Не смей отворачиваться!

Больше всего на свете хотелось сбежать. Свернуться в калачик и забиться куда-нибудь, отгородившись четырьмя стенами, чтоб никто не мог на меня глазеть, кричать или показывать пальцем. Но здесь не скрыться. Конечно, можно было бы просто не обращать внимания, и пусть Софи делает, что хочет, как в последнее время, но тут она схватила меня за плечо.

Во мне что-то надломилось. Как кость или ветка. Я развернулась и, не соображая, что делаю, какими-то не своими, чужими руками толкнула Софи в грудь. Неожиданно и легко. Софи удивилась не меньше меня.

Она пошатнулась, но быстро пришла в себя и снова бросилась ко мне. На ней была черная юбка и ярко-желтая майка, из которой выглядывали сильно загорелые руки. Волосы лежали на плечах.

— Слушай, ты, лучше… — тихо произнесла она.

Я отшатнулась, еле передвигая ставшие ватными ноги. Толпа, окружившая нас, подошла поближе. Люди теснили друг друга, чтоб поглазеть на драку. Софи уже готова была броситься на меня, но ее остановил оклик охранника, подъехавшего на гольфмобиле:

— Ну-ка хватит! Идите на парковку или на остановку автобуса!

Софи подошла поближе и тихо сказала:

— Шлюха.

Кто-то что-то прошептал, послышался удивленный возглас, а затем голос охранника, сделавшего второе предупреждение.

— Отвали от моего парня! Поняла?

Я стояла молча. Руки до сих пор ощущали тело Софи, толчок.

— Софи… — начала я.

Она покачала головой и ушла, больно ударив меня плечом. Я пошатнулась и влетела в кого-то стоявшего за мной. Все смотрели на Софи, лица двигались, сменяли друг друга, а потом вдруг взгляды оказались прикованы ко мне.

Я, зажав рот рукой, растолкала толпу. Люди смеялись, разговаривали, но мне наконец удалось добежать до дальней части двора. Впереди был главный корпус, а перед ним ряд высоких кустов. Я пробралась сквозь них, оцарапавшись о колючие листья, и прижала руку к животу. Далеко убежать не удалось, но хотелось надеяться, что никто не видел, как меня вырвало на траву. Я кашляла, отплевывалась, в ушах шумело.

Наконец все прекратилось. Я вспотела, на глаза навернулись слезы. Чувствовала я себя кошмарно, к тому же было очень стыдно и страшно хотелось остаться одной. Но не вышло.

Я не слышала шагов и не видела тени. Сидя на корточках, первым делом заметила руки с гладкими серебряными кольцами на средних пальцах. Одна сжимала мои листы, другая тянулась к плечу.

 

Глава пятая

Оуэн Армстронг был похож на гиганта. Я взглянула на его огромную руку и протянула свою в ответ. Оуэн помог мне встать, но через секунду у меня снова закружилась голова, и я пошатнулась.

— Ну-ну, держись. А лучше присядь.

Оуэн отвел меня на два шага назад, и я почувствовала спиной прохладную кирпичную стену. Медленно по ней сползла и уселась на траву. Теперь Оуэн казался еще выше.

Неожиданно послышался громкий стук — Оуэн бросил рюкзак на траву. Нагнулся и принялся в нем рыться, загремев предметами внутри. «Возможно, он старается для меня», — пришла в голову мысль. Наконец Оуэн выпрямился и медленно извлек из рюкзака… упаковку бумажных платочков. Маленькую и помятую. Оуэн прижал ее к огромной груди и разгладил. Затем вытащил платок и протянул его мне. Я взяла его так же осторожно и удивленно, как и руку Оуэна пару минут назад.

— Хочешь, возьми всю упаковку.

— Хватит одного, — хрипло ответила я, прижимая платок ко рту. Оуэн все равно положил упаковку рядом со мной. — Спасибо.

— Не за что.

Он уселся на траву рядом с рюкзаком. Поскольку на большой перемене я ходила на консультацию, то видела сегодня Оуэна в первый раз, но выглядел он как всегда: джинсы, потрепанная по краям футболка, ботинки на толстой подошве и наушники. Теперь вблизи стало заметно, что у Оуэна несколько веснушек на лице и глаза не карие, а зеленые. Со двора раздавались голоса, казалось, они проносятся где-то у нас над головами.

— Ну, как себя чувствуешь? — спросил Оуэн.

Я кивнула и неожиданно для себя ответила:

— Хорошо. Просто неожиданно затошнило, сама не знаю почему…

— Я все видел.

— Э… — Я покраснела. Все. Не ударить в грязь лицом уже точно не получится. — Да, некрасиво получилось.

Оуэн пожал плечами:

— Могло быть и хуже.

— Да?

— Конечно. — Я думала, его голос похож на раскаты грома, но на самом деле Оуэн говорил тихо и спокойно. Даже мягко. — Ты могла б ее побить.

— Могла бы, — кивнула я. — Ты прав.

— Хорошо, что не побила. Оно того не стоит.

— Не стоит? — искренне удивилась я. Такая мысль мне в голову не приходила.

— Нет. Даже если очень хочется. Поверь мне.

Самое странное, что я и вправду поверила. Подняла упаковку и достала еще один платок. Тут в сумке зазвонил телефон.

Я вытащила его и взглянула на экранчик. Мама. Я засомневалась, стоит ли отвечать. Все-таки я с Оуэном, что само по себе странно, а тут еще и мама… Но, в конце концов, терять было нечего. Оуэн и так видел, как я опозорилась почти перед всей школой, а потом как меня два раза вырвало. Чего уж теперь стесняться? Поэтому я ответила:

— Алло!

— Привет, малыш! — громко поздоровалась мама. Интересно, а Оуэну что-нибудь слышно? На всякий случай я посильнее прижала телефон к уху. — Как день прошел? — В мамином голосе послышались пронзительные нотки. Обычно она так разговаривала, когда волновалась, но не хотела, чтоб кто-нибудь это заметил.

— Все хорошо. Что случилось?

— Уитни все еще в магазине. Там просто были огромные скидки, и она пропустила сеанс в кино. А ей очень хочется посмотреть этот фильм, поэтому она задержится.

За углом послышались чьи-то голоса, и я прижала телефон к другому уху. Оуэн оглянулся: люди прошли мимо.

— То есть Уитни за мной не заедет?

— Получается, что нет. — Разумеется, Уитни не явится вовремя в первый свой свободный день. А мама, разумеется, разрешит ей задержаться. А потом будет сходить с ума от страха. — Но я могу за тобой заехать. Или может, кто из друзей тебя подкинет?

Из друзей. Чудесно. Я покачала головой, провела рукой по волосам и как можно спокойней сказала:

— Мам, понимаешь, уже поздно и…

— Хорошо-хорошо! Тогда я заеду. Буду через пятнадцать минут.

Мы обе знали, что ехать ей не хотелось. Вдруг Уитни позвонит или вернется? Или, что хуже, не вернется? Ну почему мы не можем просто сказать друг другу правду? — не впервые подумалось мне. Но это, конечно, невозможно.

— Не надо, мам, меня подкинут.

— Точно? — По голосу я поняла, что мама успокоилась: одной проблемой меньше.

— Да. Я позвоню, если что.

— Обязательно, — сказала мама, а затем добавила, как будто испугавшись, что я могу рассердиться: — Спасибо, Аннабель.

Я нажала на отбой и так и осталась сидеть с телефоном в руках. Опять свет клином сошелся на Уитни. Может, для нее сегодня и великий день, но вот у меня он точно не удался. А теперь еще и домой придется пешком идти.

Я взглянула на Оуэна. Он возился со своим айподом.

— То есть тебя нужно подвезти, — сказал Оуэн, не поднимая глаз.

— Нет-нет, — быстро ответила я, покачав головой. — Сестра тут просто… Житья от нее нет.

— Как я тебя понимаю! — Оуэн в последний раз нажал на кнопку, затем убрал айпод в карман, встал и отряхнул брюки. Затем взял рюкзак и перекинул его через плечо. — Пошли.

С начала учебного года меня не раз преследовали любопытные взгляды, но сегодня они побили все рекорды! Мы с Оуэном шли на парковку, а за спиной только и слышалось: «Ты видал?! Ничего ж себе!» И все на нас глазели. Но Оуэну, похоже, было все равно. Он подвел меня к синему старомодному «лэнд крузеру». Уселся за руль и скинул с переднего сиденья, наверно, штук двадцать компакт-дисков. Затем открыл мне дверь.

Я залезла в машину и хотела пристегнуть ремень, но Оуэн сказал:

— Постой. Он заедает, — и махнул, чтоб я передала ремень ему. Затем перекинул его, очень вежливо и осторожно, стараясь не задеть меня рукой, дернул прикрепленную к сиденью застежку и вставил в нее под углом ремень. После чего достал из кармана на двери небольшой молоток.

Наверно, на лице у меня отобразился испуг (перед глазами сразу встал заголовок в газете: «Семнадцатилетнюю девушку нашли на школьной парковке мертвой»), потому что Оуэн сказал:

— По-другому ремень держаться не будет.

И постучал трижды по центру застежки. Затем дернул ремень, проверяя, закреплен ли он, спрятал молоток и завел двигатель.

— Ух ты! — Я осторожно дернула ремень, но он не поддался. — А отстегнуть его как?

— Очень просто. Надо нажать на кнопку.

Мы поехали по парковке. Оуэн открыл окно и высунул наружу руку, а я принялась изучать машину. Приборная панель была вся потрепанная, кожа на сиденьях потрескалась. К тому же едва заметно пахло дымом, хотя в приоткрытой пепельнице лежали монеты — никаких следов сигарет. На заднем сиденье валялись наушники, рыжеватые ботинки «Доктор Мартинс» и несколько журналов.

И повсюду диски. Горы дисков. Помимо тех, которые Оуэн закинул под заднее сиденье. Какие-то куплены в магазине, но большинство записано дома. Все беспорядочно разбросаны по машине. Я взглянула на панель. Машине, по-видимому, немало лет, но вот магнитолу новейшей модели с кучей огоньков купили совсем недавно.

Тут мы как раз остановились у выезда с парковки, и Оуэн, посмотрев по сторонам, включил поворотник. Затем прибавил большим пальцем звук на магнитоле и поехал направо.

Я столько раз сидела рядом с Оуэном на большой перемене, что очень тщательно его изучила и подметила много интересного. Но вот музыка, которую он слушает, до сих пор оставалась загадкой. Соображения кое-какие были: панк-рок или трэш-метал, в общем, что-нибудь быстрое и громкое.

Вначале было тихо, а затем послышалось… стрекотание. Как будто в машине поселился хор сверчков. Через пару секунд голос начал произносить нараспев непонятные слова на неизвестном мне языке. Стрекотание стало громче, голос тоже, казалось, они зовут друг друга. Оуэн же спокойно вел машину и лишь слегка покачивал головой.

Через полторы минуты я не выдержала:

— Что это такое?

Он взглянул на меня:

— Духовные песнопения майя.

— Что? — громко переспросила я, пытаясь перекричать громыхающее стрекотание.

— Духовные песнопения майя. Они передаются из уст в уста.

— А… — Песнопения уже больше напоминали крики. — Откуда они у тебя?

Оуэн немного убавил звук.

— Из университетской библиотеки. Взял в отделе дисков.

— Понятно. — Оказывается, Оуэн Армстронг духовный человек. Кто бы мог подумать. Хотя кто бы мог подумать, что мы будем вместе сидеть в машине Оуэна и слушать песнопения? Уж точно не я. Да и, наверно, мало кто. И тем не менее так оно и получилось.

— Ты, видимо, очень любишь музыку, — сказала я, оглядев горы дисков.

— А ты? — спросил Оуэн, перестраиваясь.

— Люблю, конечно. Как и все.

— Все не любят, — твердо сказал он.

— Не любят?

Оуэн покачал головой:

— Кто-то только думает, что любит, хотя вообще ничего в ней не смыслит и сам себя обманывает. Кому-то музыка действительно нравится, да только не попадаются хорошие песни. Тогда человек идет по ложному пути. И наконец, есть такие, как я.

Я внимательно посмотрела на Оуэна. Он, как и раньше, сидел, откинувшись на спинку, высунув локоть из окна и подпирая головой потолок. Вблизи Оуэн действительно выглядел угрожающе, но не только из-за роста, а еще и из-за темных глаз, мускулистых предплечий, напряженного взгляда, которым он меня окинул, прежде чем вновь переключиться на дорогу.

— Такие, как ты? И кто это?

Оуэн снова включил поворотник и снизил скорость. Впереди виднелась моя прежняя школа. С парковки выезжал желтый школьный автобус.

— Те, кто живут ради музыки. Ищут ее повсюду. Не представляют без нее жизни. Просвещенные.

— Ага, — сказала я таким тоном, как будто и правда что-то поняла.

— Ведь музыка, если подумать, скрывает в себе удивительную мощь. Она объединяет. Совершенно разные люди порой любят одну и ту же музыку.

Я кивнула, не зная, что ответить.

— К тому же, — продолжил Оуэн, давая мне понять, что не нуждается в ответе, — музыка — это некая постоянная в нашей жизни. Слышишь песню и сразу вспоминаешь определенный момент, место или даже человека. Мир меняется, а песня остается, как и твое воспоминание. И это удивительно.

Да уж. Удивительно. А особенно удивителен наш разговор. Я его себе даже в самых смелых мечтах не могла представить.

— Да. В самом деле, — медленно проговорила я.

Мы немного помолчали. Нарушали тишину только песнопения.

— В общем, я хотел сказать, что да, я люблю музыку.

— Понятно.

— А теперь, — мы свернули к школьной парковке, — заранее прошу прощения.

— Прощения? Но за что?

Оуэн затормозил у обочины.

— За мою сестру.

У главного входа стояло несколько девчонок, и я быстро их осмотрела, пытаясь понять, кто именно сестра Оуэна. Вон та с длинной косой, футляром для инструмента и книжкой в руках, облокотившаяся о стену? Или высокая блондинка с большой спортивной сумкой «Найки», клюшкой для хоккея на траве и диетической кока-колой? Или, что вероятнее всего, брюнетка с короткой стрижкой, вся в черном, лежащая на скамейке неподалеку, скрестив руки на груди и устремив в небо взгляд, полный боли?

Тут за моим окном послышалось бряцанье. Я обернулась и увидела маленькую худенькую темноволосую девочку, с ног до головы одетую в розовое: розовая резинка на хвостике, розовый сверкающий блеск для губ, ярко-розовая футболка, джинсы и босоножки на розовой платформе. Увидев меня, девочка закричала:

— Боже мой!!! — Стекло приглушило ее голос. — Это ты!!!

Я открыла рот, пытаясь ответить, но девочка, мелькнув, как розовое пятно, уже исчезла. Задняя дверь распахнулась, и сестра Оуэна залезла в машину.

— Боже мой, Оуэн! — все так же громко и взволнованно проговорила она. — Ты не говорил, что дружишь с Аннабель Грин!

Оуэн взглянул на нее в зеркало заднего вида:

— Мэллори, уймись.

Я хотела повернуться и поздороваться, но девочка уже нагнулась вперед и просунула голову между нашими сиденьями, оказавшись так близко, что я почувствовала ее пахнущее жвачкой дыханье.

— Поверить не могу! Это ты!

— Привет, — сказала я.

— Привет! — прокричала она и подпрыгнула. — Ты не представляешь, как мне нравится твоя работа!

— Работа? — не понял Оуэн.

— Оуэн, ты что, не знаешь? — вздохнула Мэллори. — Аннабель — модель! Она постоянно снимается в рекламах для нашего города! И помнишь ролик, который я обожаю? Про девочку в форме капитана команды поддержки?

— Нет, — ответил Оуэн.

— Эта девочка — Аннабель! Господи, как же я хочу похвастаться Шелли и Кортни! Просто жду не дождусь! — Мэллори схватила сумку, расстегнула молнию и вытащила телефон. — Слушай, может, поздороваешься с ними? Будет так здорово, и…

Оуэн повернулся:

— Мэллори.

— Подожди. — Она принялась нажимать на кнопочки. — Хочу…

— Мэллори, — сурово и тихо проговорил Оуэн.

— Да подожди ты!

Оуэн выхватил телефон. Мэллори пораженно взглянула на свои руки, затем на брата.

— Ты чего? Я просто хотела, чтоб Аннабель поздоровалась с Кортни.

— Нет. — Он положил телефон между нами.

— Оуэн!

— Пристегни ремень. — Мы выехали на дорогу. — И угомонись.

Ненадолго наступила тишина, но вскоре Мэллори с шумом выполнила указания брата. Я обернулась и увидела, что она сидит, скрестив руки на груди и надув губы. Но, встретившись со мной взглядом, Мэллори просияла:

— Это свитер от «Леноулер»?

— Что-что?

Мэллори погладила желтую шерстяную кофту, которую я накинула утром.

— Твой свитер. Он великолепен! От «Леноулер»?

— Честно говоря, не…

Мэллори отвернула воротник и взглянула на ярлык.

— Точно! Так я и знала! Всю жизнь мечтала о свитере от «Леноулер»! Всю…

— Мэллори, ты повернута на ярлыках.

Она опустила руку.

— Оуэн, «ПиП».

Армстронг взглянул на сестру в зеркало. Затем громко вздохнул:

— Я хотел сказать, Мэллори, что меня беспокоит твоя любовь к ярлыкам и материальным благам.

— Благодарю. И ценю твою заботу. Но ты же знаешь, что я живу модой.

Я взглянула на Оуэна:

— Что такое «ПиП»?

— Перефразируй и повтори, — ответила Мэллори. — Согласно «Управлению гневом», если Оуэн говорит что-то обидное, нужно ему об этом сказать, и тогда он выразит свою мысль по-другому.

Армстронг хмуро взглянул на нее в зеркало.

— Спасибо, Мэллори, — сказал он.

— Всегда пожалуйста. — Она широко мне улыбнулась и снова плюхнулась на сиденье.

Некоторое время мы молчали, и я наконец перевела дух и попыталась привести в порядок свои мысли. Сколько ж всего выясняется об Оуэне Армстронге! Неудивительно, что он ходит на курсы «Управления гневом», но поразительно, какую музыку он любит и что у него такая сестра. А уж оттого, что я сижу в его машине, вообще голова пошла кругом. Хотя чего я ожидала? Конечно, у Оуэна есть и семья, и своя жизнь. Просто я никогда не задумывалась, какая именно. Как ребенок, который неожиданно встретил в магазине своего учителя или библиотекаря и испугался, поскольку никогда не думал, что они существуют вне школы.

— Огромное спасибо, что предложил меня подвезти! Не представляю, как иначе добралась бы до дома.

— Не за что! — ответил Оуэн. — Тут, правда, нужно пару…

Тут его перебила Мэллори — она громко ахнула:

— Боже мой!!! Я увижу твой дом?!

— Нет, — отрезал Оуэн.

— Но мы же везем ее домой!

— Вначале мы закинем тебя.

— Ну почему?

— Потому, — ответил Оуэн. Мы проехали перекресток и свернули с главной дороги. — Мне нужно заехать на радио, поэтому мама велела подвезти тебя к магазину.

Мэллори расстроенно вздохнула:

— Но, Оуэн…

— Никаких «но»! Все уже решено.

Мэллори с шумом откинулась на спинку:

— Это несправедливо.

— Как и жизнь вообще. Привыкай.

— «ПиП».

— Нет. — Оуэн прибавил звук на магнитоле, и снова послышались песнопения.

Через пару минут я даже стала к ним привыкать. Затем неожиданно почувствовала, что у моего уха кто-то дышит.

— Когда ты снималась в том ролике, тебе разрешили оставить себе одежду?

— Мэллори! — вмешался Оуэн.

— Что?

— Угомонись уже и послушай музыку.

— Это не музыка, а сверчки и крики, — сказала Мэллори. Затем обратилась ко мне: — Оуэн — просто фашист какой-то! Считает, что все должны слушать только странные песни из его передачи на радио.

— Ты ведешь передачу? — спросила я Оуэна.

— Да, но только для нашего городка.

— Он живет этой передачей! — выразительно сообщила Мэллори. — Всю неделю к ней готовится, переживает, хотя она идет в такое время, когда все нормальные люди еще спят.

— Я ставлю музыку не для нормальных людей, а для…

— Просвещенных, мы в курсе. — Мэллори состроила недовольную гримасу. — Вот лично я слушаю «104Зет». У них там полно хит-парадов, и под их песни здорово танцевать. Еще обожаю Битси Бондс. Она — моя любимая певица. Прошлым летом ходили с друзьями на ее концерт. Было так весело! Знаешь песню «Пирамида»?

— Э… Нет.

Мэллори выпрямилась и откинула назад волосы:

Все выше и выше камней твоих кладка, И солнце палит и смеется украдкой, Пусть смотрит, а ты подари поцелуй Своей пирамиде и с ней потанцуй.

Оуэн поморщился:

— Битси Бондс — не певица, Мэллори! Она — пустышка! Просто раскрученная девчонка. У нее нет ни души, ни убеждений.

— И?

— И она больше знаменита своим пупком, чем музыкой.

— Ну, пупок у нее и впрямь великолепен!

Оуэн озабоченно покачал головой и свернул на небольшую парковку. Слева располагались магазины, и мы подъехали к одному из них. В витрине стоял манекен в пончо и тонких серых брюках. На двери было написано: «Ткани вашей мечты».

— Мы приехали, — сказал Оуэн.

Мэллори явно была недовольна.

— Супер, — саркастически сказала она. — Еще один день в магазине.

— Им владеют твои родители?

— Да, — проворчала Мэллори, а Оуэн протянул ей телефон. — Это несправедливо! Я помешана на одежде, и у моей мамы свой магазин, но я такие вещи никогда в жизни не надену! Даже если умру.

— Если ты умрешь, вряд ли тебя будет беспокоить одежда.

— Серьезно, Аннабель, — мрачно сказала Мэллори. — У мамы там сплошняком одежда из натуральных тканей и волокон, тибетский батик, туфли для строгих вегетарианцев…

— Туфли для строгих вегетарианцев? — переспросила я.

— Они кошмарные! — прошептала Мэллори. — Просто ужас. С тупым мысом!!!

— Вылезай, пожалуйста, из машины.

— Вылезаю-вылезаю. — Мэллори медленно взяла сумку, отстегнула ремень и открыла дверь. — Было очень приятно познакомиться!

— Мне тоже! — ответила я.

Мэллори подошла к магазину, распахнула дверь и, обернувшись, радостно мне помахала. Я помахала в ответ. Оуэн нажал на газ, и мы снова выехали на главную дорогу. Без Мэллори в машине стало как-то теснее и тише.

— Еще раз, — сказал Оуэн, когда мы затормозили на светофоре, — прошу прощения.

— Да за что? Очаровательная девочка.

— Ты с ней не живешь. И не слушаешь ее музыку.

— «104Зет» — только самые лучшие хиты!

— Ты тоже слушаешь это радио?

— Было дело. Когда помладше была.

Оуэн покачал головой:

— Ладно бы у нее не было под рукой хороших дисков. Или культура б обходила ее стороной. Так ведь нет. Давал ей кучу всего — ничего не хочет слушать! Забивает голову дурацкой попсой с радиостанции, где песни ставят только иногда, в перерывах между рекламами.

— А у тебя в передаче все по-другому?

— Да. — Мы выехали на главную дорогу, и Оуэн переключил скорости. — Передача идет по общественному радио, поэтому рекламы нет. Мне просто кажется, что ты несешь ответственность за то, что ставишь в своей передаче. Можно выбрать ерунду, а можно искусство.

Я взглянула на Оуэна. Я точно ошибалась на его счет. Не знаю, каким себе его не представляла, но уж точно не тем человеком, что сидит сейчас передо мной.

— Где ты живешь? — спросил Оуэн, перестраиваясь у светофора.

— В Арборс. Неподалеку от торгового центра, я…

— Я знаю это место. Радио от него всего в паре кварталов. Заедем туда, если не возражаешь.

— Нет, конечно.

Общественное радио располагалось в небольшом квадратном здании — бывшем банке. Рядом с ним стояла металлическая вышка, а над главным входом косо висел плакат. На нем было написано большими черными буквами: «РАС. Общественное радио — радио для нас!» В большом окне виднелся мужчина за пультом, в наушниках и с микрофоном. В углу горела табличка: «И ет эфир». Видимо, «д» перегорела.

Оуэн припарковался прямо у входа и заглушил двигатель. Затем поднял с пола несколько дисков и открыл дверь:

— Сейчас вернусь.

Я кивнула:

— Хорошо.

Оуэн ушел, а я стала перебирать коробочки от дисков и поняла, что ни одно название мне не знакомо: «Хэндиуэкс (избранное)», «Джеремая Ривс (ранние композиции)», «Трут Скуод (опус)». Вдруг послышался гудок, и рядом припарковалась «хонда сивик». Я б на нее и внимания не обратила, если б не водитель: на нем был ярко-красный шлем.

Не такой, как у футболистов, а немного больше и толще. Водитель — парень примерно моего возраста в черных джинсах и свитере — помахал мне, и я помахала ему в ответ.

— Привет, — сказал водитель, опуская стекло. — Оуэн на радио?

— Да, — медленно проговорила я. У парня были большие голубые глаза, длинные ресницы и собранные в хвост длинные волосы. — Он сказал, что скоро придет.

Парень кивнул:

— Отлично.

Он откинулся на сиденье. Я очень старалась на него не глазеть, но не получалось.

— Кстати, меня зовут Ролли.

— А я Аннабель.

— Приятно познакомиться. — Ролли вытащил из держателя бумажный стаканчик с соломинкой, попил, и тут появился Оуэн. — Здорово! Я тут мимо проезжал и заметил твою машину. Ты разве сегодня не работаешь?

— Работаю. В шесть, — ответил Оуэн.

— Ясно. — Ролли пожал плечами и снова сел. — Может, я заскочу тогда.

— Давай. Да, кстати…

— Чего?

— Ты забыл снять шлем.

Ролли с ужасом ощупал голову. Его лицо по цвету почти сравнялось со шлемом, который он тут же снял.

— Ой. Спасибо.

На лбу у Ролли остались отпечатки, а волосы были примяты.

— Не за что. Скоро увидимся!

— Ладно.

Ролли положил шлем на пассажирское сиденье и разгладил волосы. Оуэн же снова уселся за руль. Когда мы разворачивались, я снова помахала все еще смущенному Ролли. Он кивнул и улыбнулся.

Мы выехали на главную дорогу.

— Он ему для работы нужен, — сказал Оуэн.

— В смысле шлем?

— Ну да. Он работает спарринг-партнером в секции самообороны.

— Кем-кем?

— На нем остальные во время учебы практикуют удары. Поэтому нужна защита.

— Понятно. И вы вместе работаете?

— Нет, я разношу пиццу. Сюда, да?

Мы подъехали к моему району. Я кивнула. Оуэн повернул.

— Он учится в школе Джексона?

— Нет, в «Фонтане».

«Фонтан» считался «альтернативным учебным заведением». Обычно его называли школой хиппи. Учеников там было мало, и особое внимание уделялось развитию личности. В качестве дополнительных предметов можно было выбрать батик или фризби. Кирстен в свое время встречалась с чудаковатыми парнями оттуда.

Мы остановились на светофоре.

— Сейчас налево или направо? — спросил Оуэн.

— Прямо. Недолго. Я скажу, когда повернуть.

Дальше мы ехали молча, и у меня возникло то же чувство, что и с Уитни с утра: надо хотя бы попытаться завязать разговор.

— И как ты попал на радио? — наконец спросила я.

— Меня всегда привлекала работа ведущего, — ответил Оуэн. — Когда я сюда переехал, то узнал о курсах на радио. Там обучали основам, а потом нужно было написать программу своей передачи. Если понравится, пригласят на пробы. Пройдешь пробы, дадут эфирное время. Так мы с Ролли прошлой зимой стали ведущими. А затем меня арестовали. Из-за этого с передачей пришлось повременить.

Оуэн упомянул арест так спокойно, как будто говорил о каникулах в Большом каньоне или о чьей-нибудь свадьбе.

— Тебя арестовывали?

— Да. — Оуэн снова затормозил на светофоре. — Я ввязался в драку в клубе. Поссорился с одним парнем на парковке.

— А… Да.

— Слышала об этом?

— Может быть, кое-что.

— Тогда зачем спрашиваешь?

Я покраснела. Решаешься на откровенный вопрос, подготовься к такому же ответу.

— Не знаю. А ты веришь всем слухам?

— Нет. — Оуэн посмотрел на меня и свернул. — Не верю.

«Все ясно», — подумала я. То есть слухи доходили не только до меня. Хотя справедливо в общем-то. Я ведь составила свое мнение об Оуэне, наслушавшись разных историй. Похоже, что и он тоже. Во всяком случае, одну историю про меня он слышал наверняка.

Мы молча проехали еще два светофора, наконец я набралась смелости и сказала:

— Если тебе интересно, то это неправда.

Оуэн переключился на более низкую передачу, постепенно заглушая мотор. Мы затормозили на перекрестке.

— Что неправда?

— Что ты про меня слышал.

— Я ничего про тебя не слышал.

— Ну да, конечно.

— Правда. Иначе б сказал.

— Да?

— Да, — ответил Оуэн. Наверно, у меня на лице было написано сомнение, потому что он добавил: — Я никогда не вру.

— Не врешь, — повторила я.

— Нет.

— Никогда.

— Нет.

«Ну да», — подумала я и сказала:

— Что ж, всегда говорить правду — хорошо, если получается, конечно.

— У меня нет выбора. Не умею сдерживаться. Прийти к этому было очень непросто.

Я тут же вспомнила, как ударилась о гравий на парковке голова Ронни Уотермана.

— То есть ты всегда честен.

— А ты?

— Я нет, — легко призналась я и почему-то совсем не удивилась.

Мы снова остановились у светофора.

— Хорошо, что предупредила, — сказал Оуэн.

— Я не врунья!

Оуэн взглянул на меня недоверчиво.

— Я не это имела в виду!

— А что тогда?

Я сама себе рыла яму, но все же попыталась объясниться:

— Просто не всегда говорю то, что думаю.

— Почему?

— Потому что правдой иногда можно ранить.

— Но и ложью тоже.

— Просто… — Я замолчала, не зная, как выразить свою мысль. — Просто мне не хочется никого обижать. Или расстраивать. Поэтому иногда я говорю не совсем то, что думаю. — Смешно, но факт: я уже давно не была так откровенна. А может, и вообще никогда.

— Но ты все равно лжешь. Даже с добрыми намерениями, — возразил Оуэн.

— Знаешь, — сказала я, — мне все равно трудно поверить, что ты всегда говоришь правду.

— А ты поверь. Я не вру.

Я повернулась к нему:

— То есть если я тебя спрошу, не полнит ли меня этот наряд, а ты решишь, что полнит, то так прямо мне об этом и скажешь?

— Да.

— Не скажешь.

— Скажу. Может, не совсем прямо, конечно, но если, на мой взгляд, наряд тебе не идет…

— Врешь, — решительно сказала я.

— …и ты захочешь узнать мое мнение, я тебе его выскажу. Если не захочешь, я промолчу — зачем лишний раз вредничать? Но если спросишь, скажу правду.

Я покачала головой, все еще не веря Оуэну.

— Считаю, что плохо говорить не то, что думаешь. К тому же лучше я скажу, что ты толстая, чем ударю тебя по лицу.

— А еще варианты есть?

— Не всегда. Но иногда случается. Хорошо, когда есть выбор, правда?

Я невольно улыбнулась, сама не знаю чему. Когда мы остановились у следующего светофора, я отвернулась. И увидела на противоположной стороне машину. Мою.

— Все еще прямо? — спросил Оуэн.

— Э… нет. — Я склонилась к окну. За рулем сидела Уитни. Она закрывала рукой лицо.

— А тогда куда? Налево? Направо? — спросил Оуэн и отпустил руль. — Что случилось?

Я снова посмотрела на Уитни. Интересно, почему она сидит в машине? Дом ведь совсем близко.

— Там моя сестра. — Я кивнула на машину.

Оуэн взглянул на нее:

— А что с ней?

— Она нездорова, — на автомате ответила я, не успев придумать что-нибудь другое. Может, привычка всегда говорить правду заразна?

— Понятно… — Оуэн помолчал. Затем спросил: — Может, стоит…

Я покачала головой:

— Нет. Сейчас направо.

Оуэн свернул. Я немного сползла в кресле. Мы проехали мимо Уитни, и стало понятно, что она плачет. Ее тонкие плечики тряслись, рука закрывала лицо. У меня ком встал в горле.

На следующем светофоре Оуэн взглянул на меня.

— Она уже давно больна, — пояснила я.

— Сочувствую.

Оуэн сказал то, что должен был. То, что положено. Но после нашего разговора я поняла, что Оуэн говорит искренне. Он на самом деле сочувствует.

Мы свернули на мою улицу.

— Где твой дом?

— Стеклянный.

— Стеклянный… — Тут как раз показался дом. — А, вот он.

Солнце светило так ярко, что наверху отражалась площадка для гольфа. Внизу за кухонной стойкой стояла мама. Увидев нас, она бросилась к выходу, но потом остановилась, поняв, что это я, а не Уитни. Пока мама не находила себе места, сестра сидела в двух улицах от дома. Мне снова стало грустно, к тому же напомнило о себе чувство долга.

— Ничего себе домик! — сказал Оуэн.

— У всех свои тараканы. — Я посмотрела на маму. Она не сводила с нас глаз. Интересно, она пытается понять, кто сидит со мной рядом? Или так расстроена, что даже не замечает, что я приехала в незнакомой машине с парнем? Хотя, возможно, мама решила, что это симпатичный ученик выпускного класса Питер Матчинский. — Ну ладно, — я взяла сумку, — спасибо, что подвез. Да и вообще за все.

— Всегда пожалуйста.

Сзади послышался шум, и к гаражу подъехала Уитни. Она вылезла из машины и тут заметила нас с Оуэном. Я помахала сестре, но она развернулась и ушла.

Я знала, что ждет меня дома: мама, весело задающая вопросы, и Уитни, не обращающая на нее внимания. Затем сестру накормят, и она уйдет к себе, громко хлопнув дверью. Мама расстроится, но сделает вид, что все хорошо. Я буду переживать за нее и ждать папу. Когда он придет, мы все усядемся за стол и притворимся, что ничего не случилось.

Я снова повернулась к Оуэну:

— А когда идет твоя передача?

— По воскресеньям. В семь.

— Я послушаю.

— В семь утра, — пояснил Оуэн.

— Утра?! — поразилась я. — Ты что, серьезно?

— Да. — Оуэн взялся за руль. — Не лучшее время, конечно, но уж какое дали. Слушают те, кто страдает бессонницей.

— Не просто страдают бессонницей, но еще и просвещенны.

Оуэн взглянул на меня удивленно.

— Да. — Он улыбнулся. — Совершенно верно.

Оуэн Армстронг улыбается! Кто бы мог подумать! День и так выдался странным, но улыбающийся Армстронг — это уж совсем удивительно.

— Наверно, мне пора, — сказала я.

— Ладно. До встречи!

Я кивнула и отстегнула ремень, просто нажав на защелку. Вставлялся он явно тяжелее, чем вынимался, хотя обычно бывает наоборот.

Я захлопнула дверь. Оуэн нажал на гудок и уехал. Я повернулась к дому и, разумеется, увидела Уитни, взбегающую наверх, перепрыгивая через ступеньку, и расстроенную маму на кухне у окна.

«Я никогда не вру». Так решительно, уверенно… Казалось, Оуэн говорил, что никогда не ест мясо или умеет водить машину. Понять мне его не дано, но все равно я завидовала его прямоте и открытости, тому, что он не уходит в себя. Особенно завидовала теперь, когда шла на кухню к маме.

 

Глава шестая

— Так, девочки, успокаиваемся! Внимание! Мы начинаем. Я называю ваши имена, а вы внимательно слушайте.

Я работала в модельном агентстве при торговом центре с пятнадцати лет. Каждое лето устраивались пробы, на которых отбиралось пятнадцать девушек. Они участвовали в акциях центра, например, позировали с участвующими в конкурсах детьми, раздавали шарики на празднике урожая в мини-зоопарке, фотографировались для рекламы в печатных изданиях, участвовали в показах мод и снимались для календаря, выпускаемого ежегодно торговым центром вместе с телефонной книгой. Вот как раз этим мы сегодня и занимались. Съемки должны были закончиться еще вчера, но фотограф попался нерасторопный, и поэтому нас собрали еще и сегодня, в воскресенье днем.

Я зевнула и села, облокотившись о горшок с цветком. Оглядела комнату: новенькие сбились в кучу в углу и очень громко разговаривали, несколько девочек, знакомых мне с прошлого года, обсуждали какую-то вечеринку, две модели-старшеклассницы сидели отдельно от всех, одна с закрытыми глазами, откинув голову, другая же, перелистывая книжку для подготовки к отборочному тесту на вступительных экзаменах. И наконец, напротив меня, тоже одна, сидела Эмили Шастер.

Мы познакомились на прошлогодних съемках для календаря. Эмили — младше меня на год, она только переехала в наш город и никого тут не знала. Пока мы ждали начала, она уселась рядом со мной. Мы разговорились и подружились.

У Эмили были короткие рыжие волосы и лицо в форме сердечка. Милая девочка! Как она обрадовалась, когда я пригласила ее погулять со мной и с Софи после съемок. Когда я заехала за Эмили, она уже ждала меня на пороге. Раскраснелась от холода, видно, простояла там немало.

А вот Софи совсем не обрадовалась. Она не слишком жаловала других девчонок, особенно хорошеньких, хотя и сама была хоть куда. Вечно злилась, когда я работала от агентства или получала другие крупные заказы. Но беспокоило меня в ней не только это. Софи часто срывалась, ни во что меня не ставила, а с посторонними любезничала, только если ей было выгодно. Но даже тогда, случалось, им хамила. Наши отношения с Софи были очень запутанными, и иногда я не понимала, почему считаю ее своей лучшей подругой. Ведь чаще всего я либо старалась ей угодить, либо уговаривала себя не обращать внимания на ее едкие высказывания. Но потом вспоминала, как сильно изменилась моя жизнь с ее появлением, а именно с того вечера с Крисом Пеннингтоном, насколько стала интересней. К тому же у меня больше не осталось друзей — уж Софи постаралась.

В тот вечер мы собирались на вечеринку к парням из частной школы «Перкинс Дей». Они окончили ее два года назад и теперь снимали вместе дом треугольной формы в пригороде. Парни организовали группу «Дей Афтер», играли в клубах и пытались записать свой диск. Кроме того, каждые выходные устраивали вечеринки, на которых собирались старшеклассники и просто разные знакомые.

Когда мы вошли в дом, все уставились на Эмили. Мало того что сама красотка, так еще и пришла с нами. Точнее, с Софи, которую хорошо знали не только в нашей школе, но и в «Перкинс Дей». На полпути к бару к нам подошел Грег Николс — крайне неприятный тип.

— Привет, девчонки! Как жизнь?

— Отвали, Грег, — бросила через плечо Софи. — Ты нас не интересуешь.

— Говори за себя! — Грег — крепкий орешек. — Кто твоя подружка?

Софи вздохнула и покачала головой.

— Это Эмили, — сказала я.

— Привет! — Эмили покраснела.

— При-вет! — протянул Грег. — Чем-нибудь угостить?

— Давай!

Грег ушел, а Эмили повернулась ко мне.

— Боже, он же — красавчик! — восторженно воскликнула она.

— Ничего особенного, — возразила Софи. — А к тебе подошел, потому что все остальные его уже отшили.

Эмили расстроилась:

— Ясно…

— Софи, ну в самом деле! — возмутилась я.

— Чем ты недовольна? — спросила она, стряхивая нитку со свитера и оглядывая толпу. — Я сказала правду.

Грег действительно приставал ко всем девчонкам, но Эмили-то зачем это знать? Однако в этом вся Софи. Она считала, что должна непременно каждого поставить на место, чтоб не зарывался. Кларк. Меня. Теперь Эмили. Я терпела не один год, но в тот момент поняла, что нужно что-то делать. Возможно, потому, что на вечеринку Эмили привела именно я.

— Пойдем возьмем что-нибудь выпить, — предложила я. — Софи, тебе принести?

— Нет! — отрезала она и отвернулась.

Когда мы вернулись, Софи куда-то исчезла. «Она рассердилась, — подумала я. — Но ничего, я ее быстро успокою». Но потом пришел Грег Николс, и мне не хотелось оставлять Эмили с ним наедине. Через двадцать минут мы наконец сбежали. Эмили встретила знакомых, а я пошла искать Софи. Обнаружила ее на заднем крыльце в одиночестве.

— Привет! — сказала я, но Софи не ответила. Я взглянула на покрытый листьями бассейн, на дне которого валялся складной стул.

— Где твоя подруга?

— Софи, успокойся.

— Что не так? Я просто спросила.

— Она в доме. Эмили и твоя подруга тоже.

— Ну уж нет, — фыркнула Софи.

— Чем она тебе не угодила?

— Она мелкая, Аннабель, к тому же… В общем, хочешь общаться с ней — вперед, а я не буду.

— Да почему?

— Не хочу. — Она посмотрела на меня. — А в чем проблема? Мы ж не сиамские близнецы. Тебе не обязательно всюду за мной ходить.

— Знаю, — сказала я.

— Серьезно? Вообще-то ты всюду со мной. С самого нашего знакомства. Я нахожу парней, узнаю про вечеринки. Раньше ты только и делала, что подавала платочки Ка-ларк Ребболдс.

Я терпеть не могла, когда Софи говорила такие отвратительные вещи. Отчасти потому, что понимала, что виновата.

— Я пригласила Эмили, потому что она ни с кем здесь не знакома.

— Она знакома с тобой. А теперь еще и с Грегом Николсом.

— Смешно.

— А я и не смеюсь. Просто говорю как есть. Хочешь общаться с ней, пожалуйста, а я не буду. — Софи быстро встала и пошла в дом.

Я взволнованно смотрела ей вслед. Может, она права? Может, без нее я правда ничего собой не представляю? Конечно, я понимала, что это не так, но все же душу грыз червячок сомнений. Софи всегда была максималисткой: либо ты с ней, точнее, позади нее, либо против нее. И никакой середины. Дружить с ней непросто, но и воевать было ой как страшно.

Я посмотрела на часы, поняла, что Эмили скоро надо домой, и пошла ее искать. Она болтала со знакомой моделью. Я немного постояла с ними — ждала, пока остынет Софи. Когда уже пора было ехать, я решила, что ее недовольство, скорее всего, уже прошло.

Но Софи снова исчезла. Ее не было ни на улице, ни на кухне. Наконец она мелькнула в коридоре. Заметила меня и скрылась в комнате. Я подошла к двери и дважды постучала.

— Софи, пора ехать.

Ответа не последовало. Я вздохнула и, скрестив руки на груди, подошла поближе к двери:

— Слушай, я знаю, что ты злишься, но поехали, пожалуйста, домой, а поговорим потом.

Снова молчание. Я взглянула на часы: если мы сейчас не уедем, то Эмили влетит от родителей.

— Софи, — я повернула ручку — дверь оказалась не заперта, — распахнула дверь и переступила порог, — давай…

И замолчала, застыв от изумления. Софи прижимал к стене какой-то парень. Одной рукой он шарил у нее под блузкой, другой гладил по бедру и целовал в шею. Я отступила назад, и парень обернулся. Это был Уилл Кэш.

Он взглянул на меня покрасневшими глазами и сказал, лишь слегка оторвавшись от шеи Софи:

— Мы заняты.

— Я… Извините, пожалуйста…

— Поезжай домой, Аннабель, — сказала Софи, гладя Уилла по волнистым волосам на затылке. — Поезжай.

Я закрыла дверь и так и осталась стоять в коридоре. Уилл Кэш был одним из хозяев дома. Он играл на гитаре и в этом году заканчивал школу. Уилла невозможно было не заметить — очень симпатичный, — но репутацией он пользовался дурной. Вел себя непорядочно и постоянно встречался с разными девчонками. Сегодня с одной, завтра с другой, никто долго не задерживался. Софи же предпочитала хороших мальчиков, спортсменов, и не признавала никого другого. Но, видимо, на этот раз решила сделать исключение.

Из дома я ей несколько раз звонила, но она не брала трубку. На следующий день Софи позвонила мне около полудня. Она уже и думать забыла об Эмили и о нашей ссоре. Теперь на уме у Софи был только Уилл Кэш.

— Он потрясающий! — Она в мельчайших подробностях рассказала о том, что было вчера, а затем заявила, что сейчас придет ко мне в гости. Как будто Уилл Кэш так важен, что его просто невозможно обсудить по телефону.

— Он со всеми знаком, чудесно играет на гитаре, умница и красавчик! Я б могла с ним всю ночь целоваться! — Софи сидела на моей кровати и листала старый «Вог».

— Ты вся светилась от счастья, — сказала я.

— Так я и была счастлива! И сейчас тоже. — Софи перевернула страницу и склонилась над рекламой туфель. — Он — моя мечта.

— Встретишься с ним еще? — спросила я, решив не упоминать о том, как Уилл любит погулять.

— Конечно, — ответила Софи таким тоном, как будто я спросила какую-то глупость. — Сегодня вечером. Их группа выступает в «Бендоу».

— В «Бендоу»?

Софи вздохнула и откинула назад волосы:

— Это клуб такой. В Финли. Да брось, Аннабель, ну что, ты никогда не слышала про «Бендоу»?

— А… Да, слышала, — сказала я, хотя понятия не имела, что это за клуб.

— Концерт начинается в десять. — Софи снова перевернула страницу и ровным безразличным тоном, даже не глядя на меня, спросила: — Если хочешь, поехали со мной.

— Нет, не могу. Завтра вставать рано.

— Дело твое.

Тем вечером я осталась дома, а Софи отправилась в «Бендоу». Как я узнала позже, после концерта она поехала к Уиллу и переспала с ним. Несмотря на всю браваду, раньше у Софи ни с кем не было близости, и Кэш стал ее первым мужчиной. С тех пор она ни о ком думать не могла, кроме него.

А я не понимала, что она в нем нашла. Софи утверждала, что Уилл очарователен, интересен, красив, умен (и еще миллион эпитетов), но, глядя на него, я так не думала. Кэш действительно был привлекателен, к тому же безумно популярен, но слишком себе на уме. А одной красоты в его случае было недостаточно. Уиллу не хватало душевной теплоты. Слишком уж он был холоден и напряжен, и мне всегда становилось не по себе, когда приходилось с ним разговаривать: в машине, пока Софи платила за бензин, на вечеринках, когда мы оба искали мою подругу. Уилл пристально на меня смотрел и выдерживал долгие паузы, а я начинала нервничать.

И что самое ужасное, он, похоже, об этом знал. И ему нравилось, что мне не по себе в его присутствии. Обычно, чтоб загладить неловкость, я начинала болтать без перебоя или слишком повышала голос. Уилл же оставался непроницаемым. Я путалась, сбивалась и наконец замолкала, уверенная, что Кэш считает меня глупой. Хотя вела я себя и в самом деле не слишком умно, как маленькая девочка, пытающаяся произвести впечатление. В общем, я всячески старалась поменьше с ним встречаться, но получалось это далеко не всегда.

Другие же девчонки, видимо, очень легко находили с Уиллом общий язык. Над своими отношениями Софи приходилось работать днем и ночью, а уж она-то сил не жалела. С самого начала об Уилле ходили слухи, и, куда бы он ни пришел, повсюду находились знакомые, обычно девушки. К тому же они с Софи учились в разных школах, то есть про загулы Кэша ей рассказывали через вторых-третьих лиц, и узнать, правду ли говорят, было порой очень непросто. А Уилл ведь еще играл в группе. В общем, скучать Софи не приходилось. Их отношения развивались по одному и тому же сценарию: Уилл начинал общаться с какой-нибудь девушкой, появлялись слухи, Софи ехала разбираться с девушкой, затем с Уиллом, ругалась с ним, расставалась, затем мирилась. И так до бесконечности.

— Я не понимаю, как ты его терпишь, — сказала я как-то Софи, когда мы мчались поздно вечером по незнакомому району в поисках очередной девчонки, по слухам флиртовавшей на вечеринке с Уиллом.

— Конечно, не понимаешь! — выпалила подруга, проскакивая светофор и резко заворачивая направо. — Ты никогда никого не любила!

Я промолчала, поскольку Софи сказала правду. Встречаться я встречалась, но серьезных отношений пока не заводила. Мы снова завернули, и Софи перегнулась через меня, вглядываясь в нумерацию домов. «Неужто любовь такая страшная штука?» — подумала я.

— Уилл мог выбрать кого угодно, — сказала Софи, притормаживая у ряда домов слева, — но он предпочел меня. И встречается со мной! Неужели ты думаешь, я позволю какой-то девице его увести?

— Они просто разговаривали! Почему ты думаешь, что она хотела его увести?

— Просто разговаривали? На вечеринке, наедине, в пустой комнате? Значит, не так все просто, — резко сказала Софи. — Если знаешь, что у парня есть девушка, особенно если эта девушка я, нечего вести себя двусмысленно! Всегда есть выбор, Аннабель. Сделаешь неправильный — будут последствия, пеняй тогда только на себя.

Я молча откинулась на спинку, а Софи остановилась у белого домика. На крыльце горел свет, на подъездной дорожке стояла красная «йетта» с наклейкой на бампере, на которой ребята из «Перкинс Дей» играли в хоккей на траве. Будь я хоть капельку поумней, поняла бы, что вряд ли все девчонки в городе только и делают, что мечтают отбить у Софи Уилла. Видимо, он тоже не ангел. Но потом я взглянула на ее лицо и вспомнила, как несколько лет назад у бассейна Софи решила, что хочет дружить с Кирстен, хотя сестра не обращала на нее внимания, а иногда и открыто ей грубила. Просто если Софи что-то нужно, она пойдет на все. Кроме того, теперь ей завидовали даже больше, чем раньше, — ведь она встречалась с Уиллом. Софи больше не нужно было навязываться самой популярной девчонке в школе. Она сама стала такой. И иногда мне казалось, что к Уиллу она относится, как я к ней: вместе трудно, но порознь еще тяжелее.

Софи вылезла из машины и, старательно избегая света, подошла к «йетте». А затем нацарапала ключом на красивом красном боку, что она думает про владелицу машины. Мне захотелось отвернуться, но я не стала. И превратилась в соучастницу. Отвернулась, только когда Софи вернулась в машину.

Самое смешное, что, хотя я десятки раз видела, как разворачивается у Софи и Уилла очередная драма, и выучила ее наизусть, все равно не ожидала, что стану ее частью. Один вечер, один неверный шаг, и вот Софи уже мстит мне и называет меня шлюхой, а потом вычеркивает не только из своей, но и из моей собственной жизни.

— Ты следующая, Аннабель, — сказала директор модельного агентства миссис Макмерти, проходя мимо.

Я кивнула, встала и отряхнулась. У противоположной стены новенькая, высокая брюнетка, неловко позировала с огромным синим блюдом из отдела товаров для кухни. Съемки для календаря вообще были очень странными. Каждую девушку фотографировали на отдельный месяц с товаром из какого-нибудь отдела торгового центра. В прошлом году, например, мне не повезло и пришлось рекламировать шины «Рочелле» — меня всю обложили покрышками.

— Протяни его, как будто что-то предлагаешь, — велел фотограф. Девочка вытянула руку и шею. — Это слишком. — Девочка покраснела и приняла прежнюю позу.

Я направилась к фотографу, обходя по дороге стоявших у стены девчонок. Тут одна из них, Хиллари Прескотт, преградила мне путь:

— Привет, Аннабель!

Мы с Хиллари пришли в агентство в одно время. Вначале подружились, но потом я быстро от нее отдалилась, поскольку она не умела держать язык за зубами. Кроме того, была подстрекательницей. Не только любила копаться в чужом белье, но и сама его подкидывала.

— Здравствуй, Хиллари.

Она вытащила жвачку, засунула в рот и протянула мне упаковку. Я покачала головой и спросила:

— Что нового?

— Да ничего особо, — ответила Хиллари, накручивая на палец локон. — Как лето прошло?

Задай этот вопрос кто другой, ответила бы как обычно: «Хорошо», но с Хиллари надо быть настороже.

— Нормально, — резко сказала я. — А твое?

— Да скучала все время. — Хиллари вздохнула и пожевала жвачку: розовую и блестящую. — А почему вы с Эмили не общаетесь?

— Почему не общаемся? Общаемся. С чего ты взяла?

— Ну, вы раньше все время гуляли вместе, а теперь даже не разговариваете. Странно как-то.

Я посмотрела на Эмили — она внимательно изучала свои ногти.

— Да как сказать… Просто все меняется.

Хиллари не сводила с меня глаз и, несмотря на вопросы, разумеется, прекрасно знала, что случилось. Может, конечно, не во всех подробностях, но в целом точно. Не хватало еще, чтоб я ее просвещала!

— Я пойду. Моя очередь.

— Давай. — Хиллари прищурилась. — До встречи.

Я облокотилась о стену и зевнула. Было всего два часа дня, а я уже еле держалась на ногах. А виноват во всем Оуэн Армстронг!

Утром я проснулась и взглянула на часы: 6.57. Хотела уже перевернуться на другой бок и спать дальше, как вспомнила про передачу Оуэна. Он все выходные не шел у меня из головы. Неожиданно я стала обращать внимание на всю сказанную мною безобидную ложь. Папа в пятницу спросил, как прошел день, — я ответила: «Хорошо», мама поинтересовалась, жду ли я с нетерпением начала работы в агентстве, — я кивнула. В общем, в сумме лжи накопилось немало, поэтому я решила по возможности держать слово. Обещала, что послушаю передачу Оуэна, — непременно ее послушаю.

Я включила радио ровно в семь, но по нему шли только помехи. Приложила его к уху, и тут оно загрохотало: гитара, тарелки, затем чьи-то крики… Я испугалась и нечаянно столкнула радио локтем с кровати, оно громко стукнулось об пол, но не выключилось, продолжая орать на полную мощность.

В стену застучала Уитни. Я быстро схватила радио, уменьшила звук и осторожно поднесла к уху: песня еще не кончилась, но разобрать слова, больше похожие на визги, не представлялось возможным. Я никогда не слышала такую музыку, да и музыка ли это была?

Наконец загремели тарелки, и песня закончилась. Но следующая была ничуть не лучше. Гитары, правда, больше не гремели, зато появились гудки и сигналы, как в электронике, а поверх них мужской голос декламировал слова, на мой взгляд, больше похожие на список покупок. И продлилась песня пять с половиной минут. Знаю точно, поскольку не отрывала глаз от часов, молясь, чтоб она закончилась поскорее. Наконец раздался голос Оуэна:

— Для вас играл «Мизантроп», «Сон Декарта», а до этого «Дженнифер» группы «Липоу». Вы слушаете «Управление гневом» на общественном радио «РАС». А сейчас «Напшел».

И вновь зазвучала музыка в стиле техно, сменили ее грубые и хриплые старческие голоса, декламирующие стихи об огромных кораблях. После чего целых две минуты кто-то очень неприятно играл на арфе. Привыкнуть к такой мешанине было невозможно. Я слушала передачу целый час, но не поняла ни одной песни. К тому же ничего не понравилось. Видимо, просвещение мне не грозило. Только усталость.

— Мы тебя ждем, Аннабель! — окликнула меня миссис Макмерти, спуская с небес на землю.

Я встала перед фоновой тканью. Ее украсили растениями: клеоме и папоротниками. А рядом установили большую пальму в горшке на колесиках. Видимо, в этом году мне достались «Растения от Лорель». Ну что ж, хотя б не шины.

С фотографом мы знакомы не были, поэтому он не поздоровался, продолжая возиться с фотоаппаратом. Реквизитор подкатил пальму поближе, так, что лист защекотал мне щеку.

Фотограф окинул нас взглядом.

— Нужны еще растения, — сказал он стоящей в стороне миссис Макмерти. — Или придется делать в основном крупные планы.

— У нас есть еще растения? — спросила миссис Макмерти реквизитора.

Он заглянул в соседнюю комнату:

— Два кактуса и один фикус, но он, похоже, завял.

Раздался хлопок — сработал фотометр. Я попыталась отодвинуть лист подальше от лица.

— Хорошо, — сказал фотограф, возвращая его обратно. — Мне нравится. Ты появляешься постепенно. Давай-ка еще разок.

Я снова отодвинула лист. Ветка защекотала лицо, и очень захотелось чихнуть, но я сдержалась. На меня смотрели все присутствующие: новенькие, старшие, Эмили… Но последнее время я все время находилась в центре внимания, а здесь хотя бы обстановка была подходящей и знакомой. Ненадолго я забыла о переживаниях и сосредоточилась на внешности: взгляд — улыбка. Готово.

— Хорошо, — сказал фотограф.

Кактус пододвинули ко мне поближе, но я не сводила глаз с фотографа. Он обошел меня и велел появляться из-за пальмы. Снова и снова. Замерцала вспышка.

Вечером, когда мама уже легла, а Уитни заперлась у себя, мне захотелось пить, и я спустилась на кухню. В смежной с ней комнате перед включенным телевизором сидел папа, положив ноги на тахту. Я зажгла свет.

— Ты как раз вовремя, — сказал папа, оборачиваясь. — Начинается отличный документальный фильм про Христофора Колумба.

— Правда? — Я достала стакан.

— Очень интересный! Посмотришь со мной? Может, узнаешь что новое.

Папа обожал исторический канал.

— Это ж мировая история! — восклицал он, когда мы отказывались от очередной передачи про Третий рейх, падение Берлинской стены или египетские пирамиды. Обычно ему приходилось сдаться и часами смотреть моду, переоборудование дома и реалити-шоу. Но вечерами телевизор поступал в папино полное распоряжение, но все равно одному ему было скучно, как будто история становилась интереснее, если кто-то составлял ему компанию.

Обычно этим «кем-то» была я. Мама рано ложилась, Уитни считала, что история слишком скучная, а Кирстен постоянно болтала и всем мешала. Мы же с папой хорошо друг другу подходили. Садились вечером перед телевизором и смотрели исторические передачи. Даже если папа видел их раньше, ему все равно было интересно. Он кивал и то и дело повторял: «Да?», «Серьезно?», как будто диктор не просто его слышал, но и не мог продолжать, не получив ответа.

Но в последние несколько месяцев я перестала составлять папе компанию. Не знаю почему, но я слишком устала и была не в состоянии следить за мировыми событиями. Пусть даже случившимися очень давно. История слишком на меня давила, и думать о прошлом просто не было сил.

— Нет, спасибо. Я рано сегодня встала и очень устала.

— Ладно. — Папа откинулся на спинку и взял пульт. — Потом как-нибудь посмотрим.

— Да, обязательно.

Я налила воду и подошла к папе. Он подставил щеку. Я поцеловала его, и папа, улыбнувшись, прибавил звук. В комнате зазвучал голос диктора:

— В пятнадцатом веке исследователи мечтали…

На лестнице я остановилась, глотнула воды и обернулась. Пульт лежал у папы на животе, мерцал экран. Может, стоило вернуться в комнату? Но я не смогла. Пусть папа в одиночестве слушает, как по сотому разу рассказывают об одних и тех же событиях.

 

Глава седьмая

Все выходные я думала о том, как поведет себя Оуэн в школе. Изменится ли что-то или мы по-прежнему будем сидеть молча вдали друг от друга? Все решил Оуэн.

— Ну что, ты послушала?

Я отложила бутерброд и обернулась. Оуэн, как всегда, был в джинсах и черной водолазке. На шее у него висели наушники от айпода.

— Твою передачу? — спросила я.

— Да.

Я кивнула:

— Послушала.

— И что скажешь?

Все выходные я думала о том, как часто вру или приукрашиваю действительность, чтоб никого не обидеть, но все же сказать Оуэну все, как есть, не смогла. Честность — это, конечно, хорошо, но как быть, когда задают вопрос, на который не можешь ответить правду?

— Ну… она довольно интересная.

— Интересная, — повторил Оуэн.

— Да. Никогда раньше не слышала этих песен.

Довольно долго он молча на меня смотрел. Затем вскочил и уселся рядом:

— Так. Ты передачу правда слушала?

— Да, — как можно увереннее ответила я. — Правда.

— Ты не забыла, как призналась мне, что часто врешь?

— Да не говорила я ничего такого! — Оуэн взглянул на меня удивленно. — Я сказала, что иногда чего-то недоговариваю. Но не сейчас! Я правда послушала всю передачу.

Но Оуэн все еще мне не верил. Что ж, неудивительно.

Я вздохнула:

— «Дженнифер» группы «Липоу», «Сон Декарта» «Мизантропа», песня, в которой постоянно что-то гудело…

— Я понял. Передачу ты слушала. — Оуэн кивнул и вернулся на свое место. — Тогда скажи честно, понравилась она тебе или нет?

— Я же сказала уже. Передача интересная.

— «Интересная» ничего не значит.

— Как это?

— А вот так. Это эвфемизм. И употребляют его, когда не хотят говорить правду. Слушай, — Оуэн нагнулся ко мне поближе, — ты меня обидеть не бойся. Говори как есть.

— Да сказала ведь уже! Хорошая передача.

— Говори правду! Какая б она ни была! Давай, не тяни!

— Мне… — Тут я запнулась. Может, потому, что Оуэн все равно уже меня раскусил, или надоело постоянно лгать… В общем, я сдалась: — Мне она не понравилась.

Оуэн хлопнул себя по ноге:

— Вот так и знал! Не умеешь ты врать, хотя все время и пытаешься.

Это хорошо. Или плохо? Кто знает…

— Не пытаюсь.

— Ах да, ты же просто стараешься быть любезной.

— И что в этом плохого?

— Ничего. Но приходится постоянно скрывать правду. А теперь скажи, что ты на самом деле думаешь о моей передаче?

На самом деле мне было очень не по себе. Как будто Оуэн с самого начала видел меня насквозь, а я даже и не заметила.

— Построена передача хорошо, но вот песни…

— Что песни? — Оуэн помахал пальцем. — Назови прилагательные. «Интересные» не подходит.

— Шумные, — сказала я. — Странные.

— Так. — Оуэн кивнул. — Еще?

Похоже, он не обиделся и не разозлился. Поэтому я продолжила:

— От первой песни заболели уши. А под вторую, которая «Мизантропа»…

— «Сон Декарта».

— …я заснула. В прямом смысле.

— Бывает. Что еще? — совершенно спокойно, без малейших признаков расстройства, сказал Оуэн.

— Когда заиграла арфа, мне показалось, что я попала на похороны.

— Ясно.

— А техно вообще ужасно!

— Совсем ничего не понравилось?

— Совсем.

Оуэн кивнул:

— Ну, хорошо. Все понятно. Спасибо.

Он достал айпод и начал тыкать в кнопки. Ни злости тебе, ни обиды.

— То есть ничего страшного? — спросила я.

— Что, тебе не понравилась передача? — уточнил Оуэн, не отрываясь от айпода.

— Да.

Оуэн пожал плечами:

— Конечно, нет. Понравься она тебе, было б здорово, но она в принципе мало кому нравится. Так что ничего удивительного.

— И ты не расстраиваешься?

— Да нет… Вначале, конечно, было неприятно, но потом прошло. Это совершенно нормально. Не в петлю ведь лезть, правда?

— В смысле?

— А как тебе матросская песня? — спросил Оуэн, но я не поняла, о чем речь. — Ну, мужчины. Поющие о плавании в открытом море. Как тебе?

— Странная песня. Даже очень странная.

— Странная, — повторил Оуэн. — Ладно.

Тут послышались голоса и шаги. Я обернулась и увидела, что по двору идут Софи и Эмили. В пятницу из-за Оуэна я совсем забыла о нашей стычке, но сегодня всю дорогу в школу переживала: что же будет? Однако когда мы с Софи встретились, она только зло на меня взглянула, пробормотала «шлюха» и ушла. Все как всегда.

Теперь же она удивленно взглянула на нас с Оуэном, толкнула локтем Эмили, и они обе на меня уставились. Я покраснела и принялась внимательно изучать рюкзак у своих ног.

Оуэн же не заметил Софи. Он выключил плеер, пригладил волосы и спросил:

— То есть техно ты в принципе не любишь? Вообще ничего?

Я покачала головой:

— Нет. Извини.

— Не извиняйся. У каждого свое мнение. Музыка не бывает правильной и неправильной. Все относительно.

И тут зазвенел звонок. Я изумленно потянулась за рюкзаком, уронив остатки бутерброда. Обычно перемена тянулась бесконечно, а тут пролетела за секунду! Оуэн встал, засунул плеер в карман и взял наушники.

— Ладно, — сказала я, — еще увидимся.

— Ага. — Он вставил наушники в уши. Я слезла с настила. — До встречи!

Оуэн ушел, а я снова взглянула на Софи и Эмили. Они все еще на меня таращились. Софи что-то сказала Эмили, а та улыбнулась и покачала головой. Не представляю, о чем они говорили и что себе напридумывали. Скорее всего, им и в голову не пришло, что мы с Оуэном Армстронгом просто друзья. Слишком уж это удивительно.

Оуэн пробирался сквозь толпу к корпусу гуманитарных наук. Рюкзак за плечами, наушники в ушах. Софи и Эмили следили и за Армстронгом тоже, но он не заметил. Хотя, думаю, ему было бы все равно. И я завидовала его независимости даже больше, чем честности и прямоте.

В «Мушке» не предложили мне работу. Но я не расстроилась и не удивилась, а только обрадовалась, что все позади. В отличие от мамы. Когда на следующий день я вытащила завтрак, из него выпала записка:

Аннабель,

просто хотела сказать, что очень горжусь всеми твоими достижениями. Пожалуйста, не расстраивайся из-за «Мушки»! Там была очень серьезная конкуренция, и Линди сказала, что организаторы очень хорошо о тебе отзывались. Мы сегодня обсудим с ней еще кое-какие интересные предложения. Подробней расскажу вечером. Удачного дня!

— Что-то случилось?

Я испуганно подпрыгнула. Передо мной стоял Оуэн.

— С чего ты взял?

— Ты расстроена. — Он кивнул на записку. — Что произошло?

— Да нет-нет, ничего. — Я свернула ее и положила рядом с собой.

Оуэн уселся на настил, не так близко, как накануне, но и не так далеко, как обычно. Достал из кармана айпод и облокотился ладонями о траву, оглядывая двор.

Я понимала, что снова не была с Оуэном откровенна. Конечно, вряд ли он об этом узнает. А если и узнает, то не расстроится. И все же мне почему-то захотелось «перефразировать и повторить». А точнее, сказать правду.

— Да с мамой тут кое-что не ладится.

Оуэн посмотрел на меня как на ненормальную, как будто вообще не понял, о чем я.

— Кое-что, — повторил он. — К твоему сведению, это тоже самый настоящий эвфемизм.

«Разумеется», — подумала я и пояснила:

— Дело в том, что я работаю моделью.

— Моделью? — озадаченно переспросил Оуэн. — Ах да! Мэллори ж говорила. Ты, кажется, снималась в какой-то рекламе?

— Я с детства снимаюсь, как и мои сестры. Но недавно мне надоело и захотелось бросить работу.

Надо же! Я призналась! И кому? Оуэну Армстронгу! До этого признавалась только самой себе. Серьезный шаг, и, возможно, стоило на нем остановиться, но я все равно продолжила:

— Но все не так просто. Мама без ума от модельного бизнеса и очень расстроится.

— Но ты ведь не хочешь больше сниматься, верно?

— Нет.

— Ну так скажи ей.

— Думаешь, это так просто?

— А что, нет?

— Нет.

Послышался хохот. Слева из школы выскочили восьмиклассники, громко о чем-то болтая. Оуэн взглянул на них, затем снова на меня:

— Почему?

— Потому что я стараюсь избегать конфликтов.

Оуэн повернулся к лавке, на которой сидели Софи с Эмили, затем медленно снова ко мне.

— Я в них не слишком сильна, — добавила я.

— Что у вас произошло?

— Ты про Софи? — спросила я, хотя уже знала ответ. Оуэн кивнул. — Ну, мы просто поругались летом.

Он молчал — ждал подробностей.

— Она думает, что я переспала с ее парнем, — пояснила я.

— А это правда? — вот так прямолинейно спросил Оуэн. Неудивительно, конечно, но я все равно покраснела.

— Нет.

— Почему ты ей не скажешь?

— Все не так просто.

— Да уж. Может, мне просто чудится, но, по-моему, ты опять чего-то недоговариваешь.

Я уставилась на свои руки. Оуэн читал меня как открытую книгу, хотя знакомы мы были меньше недели!

— То есть на моем месте ты бы…

— …сказал правду, — договорил за меня Оуэн. — И маме, и Софи.

— Думаешь, это так легко?

— Нет, конечно. Но вполне осуществимо. Нужно тренироваться.

— Тренироваться?

— На «Управлении гневом» нас заставляют участвовать в ролевых играх. Ну, чтоб мы учились сдерживаться.

— Ты и ролевые игры, — попыталась представить себе я.

— Приходится участвовать. Так постановил суд, — вздохнул Оуэн. — Но вообще-то они помогают. Когда попадаешь в похожую ситуацию, уже знаешь, как нужно себя вести.

— Действительно полезно.

— Тогда, — Оуэн пододвинулся ко мне поближе, — давай представим, что я — твоя мама.

— Чего? — удивилась я.

— Я — твоя мама, — повторил Оуэн. — Скажи, что ты хочешь бросить работу.

Я покраснела:

— Не могу.

— Почему? — спросил он. — Я плохо играю? Недостаточно правдоподобно?

— Да нет, просто…

— Я играю замечательно. В группе все просят, чтоб я был их мамой.

Я взглянула на него:

— Просто странно это как-то.

— Не странно, а трудно. Но выполнимо. Давай попробуй.

Всего неделю назад я даже не знала, какого цвета у Оуэна глаза. А теперь мы стали одной семьей. Пускай и на время. Я собралась с силами.

— Хорошо. Итак…

— Мама, — перебил меня Оуэн.

— В смысле?

— Чем больше тренировка приближена к жизни, тем лучше результат. В ролевых играх надо либо стараться, либо вообще их не затевать.

— Ладно. Мам…

— Да?

«Нет, все-таки это как-то странно», — подумала я, а вслух сказала:

— Слушай, в общем, я знаю, что модельный бизнес для тебя очень важен, но я хотела кое-что с тобой обсудить.

Оуэн, подняв руку, остановил меня:

— «ПиП». Перефразируй и повтори.

— Почему?

— Опять «кое-что». Когда назревает конфликт, надо говорить по существу, чтоб не было недопонимания. — Оуэн наклонился ко мне. — Знаю, ролевые игры кажутся странными, но они правда помогают.

Да уж, утешил. Если раньше мне было просто не по себе, то теперь я почувствовала себя почти униженно. Но продолжила:

— Мам, я знаю, что модельный бизнес для тебя очень важен и тебе нравится, что я работаю.

Оуэн кивнул и жестом велел продолжать.

— Но, честно говоря, — я убрала за ухо выбившуюся прядь волос, — последнее время я много думала и поняла, что…

Конечно, это была всего лишь игра. Тренировка. Но слова начали застревать в горле, как будто выходил из строя внутренний моторчик. Слишком много было поставлено на карту: не смогу объясниться с Оуэном, и он поймет, как сильно я боюсь конфликтов, и мне будет очень неловко.

Оуэн ждал.

— Нет, не могу я, и все. — Я отвернулась.

— Да ты ведь уже почти все сказала! — Оуэн хлопнул по стене. — Почти!

— Прости, — сдержанно ответила я и снова взялась за бутерброд. — Просто… не могу.

Оуэн взглянул на меня и пожал плечами:

— Ладно, не страшно.

Мы замолчали. «На самом деле страшно», — подумала я, сама не знаю почему. Оуэн вздохнул:

— Слушай, просто хочу тебя предупредить: вредно все держать в себе. День за днем мечтать, что скажешь правду, и все равно молчать. Так и с ума сойти можно.

Я знала, что Оуэн говорит о моей работе. Но думала в тот момент совсем о другом, о страшной тайне, которой ни с кем не могла поделиться, потому что даже намекни я на нее, и вся правда выплыла бы наружу.

— Мне пора. — Я запихнула бутерброд обратно в сумку. — Нужно обсудить задание с учительницей английского.

— Ясно. Ну, давай, — ответил Оуэн.

Я намеренно избегала его взгляда.

Встала и подняла сумку.

— До встречи.

— Хорошо. — Оуэн взял айпод. — Пока.

Я кивнула и заставила себя уйти. У главного входа обернулась.

Оуэн сидел на своем месте и слушал музыку, опустив голову, как будто ничего не случилось. Когда я впервые увидела Оуэна, то решила, что он опасен. Теперь я знала, что это не так. Во всяком случае, не физически. Но все-таки Оуэн меня пугал: он всегда был честен и требовал того же от окружающих. А я до смерти боялась правды.

Уйдя от Оуэна, я почувствовала облегчение. Но только поначалу.

Позже я поняла, что уже давно ни с кем не говорила так искренне, как с Оуэном, хотя почти совсем его не знала. Рассказала ему, почему поссорилась с Софи, что Уитни больна, а я хочу бросить работу. Столько ему доверила, а подружиться побоялась! Окончательно я осознала свою ошибку, когда после седьмого урока встретила Кларк.

Она открывала свой шкафчик. В джинсах, черной рубашке, блестящих туфлях с ремешком и с двумя торчащими косичками. Кларк окликнула какая-то девчонка, и та, обернувшись, улыбнулась и поздоровалась. Ничем не примечательный эпизод обычного дня, но меня как молнией ударило: я вспомнила тот вечер у бассейна и все, что случилось до и после него. Снова я испугалась конфликта, побоялась быть честной, да что там, не решилась даже просто поговорить с Кларк! И потеряла лучшую подругу! Какой у меня никогда больше не было!

Поздно что-то менять. Но я могу измениться сама. И я решила найти Оуэна.

В нашей школе учится две тысячи человек. Тут и самой потеряться легко, а уж найти кого-то вообще невозможно. Но Оуэн сильно выделялся в толпе. Поэтому когда я не обнаружила ни его, ни «лэнд крузер», то решила, что Армстронг уже уехал. Села в машину и выехала на главную дорогу. И тут же его увидела. Оуэн, в наушниках и с рюкзаком за плечами, шел по разделительной полосе.

Я поравнялась с Оуэном и вдруг подумала, что, возможно, совершаю ошибку. Но жизнь ведь не так часто дает второй шанс! Почему бы им не воспользоваться? Если нельзя изменить прошлое, нужно хотя б изменить будущее! Я притормозила, опустила стекло и крикнула:

— Эй! — Молчание. — Оуэн! — По-прежнему нет ответа. Я нажала на гудок, и Оуэн наконец обернулся.

— Привет!

Сзади кто-то зло загудел и промчался мимо.

— Что с твоей машиной? — спросила я.

Оуэн остановился и вытащил из уха наушник.

— Эвакуировали.

«Ну же! Давай, не тяни!» — сказала я сама себе.

— Как я тебя понимаю! — Я распахнула пассажирскую дверь. — Залезай.

 

Глава восьмая

Первое, что сделал Оуэн, когда забрался в мою машину, это ударился головой — все-таки она довольно низкая, как я поняла в тот момент.

— Ой! — Оуэн потер лоб и стукнулся коленом о приборную панель. — Маленькая у тебя машинка.

— Вот уж никогда не замечала! А я ростом пять футов восемь дюймов.

— То есть высокая, что ли?

— Ну да, всегда считалась. — Я повернулась к Оуэну.

— Во мне шесть футов четыре дюйма. — Он попытался отодвинуть кресло подальше от приборной панели, но оно и так стояло на максимуме. Тогда решил положить руку на открытое окно, но не смог — она оказалась слишком большая. Прижал ее к груди, а затем просто расслабил. — Видимо, все относительно.

— Ну как, устроился?

— Ага, — невозмутимо отозвался Оуэн, как будто каждый день путешествовал в маленьких машинах. — Спасибо, кстати, что решила подвезти.

— Да не за что. Тебе куда?

— Домой. — Оуэн снова зашевелил рукой, видимо, все-таки надеялся уложить ее на сиденье. — Поезжай прямо. Поворот еще нескоро.

Некоторое время мы ехали молча. Я понимала, что нужно как-то с ним объясниться. Собралась с силами и сделала глубокий вдох.

— Как ты ее терпишь? — спросил Оуэн.

Я моргнула:

— Извини, терплю что?

— Тишину. И пустоту.

— Где?

— Тут. — Оуэн махнул рукой на машину. — Ты водишь в тишине. Без музыки.

— Честно говоря, даже не обратила внимания.

Оуэн откинулся на спинку и ударился о подголовник.

— А я вот сразу заметил. Тишина жутко громкая.

По-моему, получился оксюморон. Сочетание несочетаемого. Кажется, это так называется.

— Диски в бардачке в центре, если…

Но Оуэн уже распахнул бардачок, вытащил оттуда стопку дисков и начал их просматривать. Я неожиданно разволновалась:

— Здесь, правда, нет моих любимых. Просто лежит что попало.

— Угу, — ответил Оуэн, не отрываясь от дисков. Я снова сосредоточилась на дороге, краем уха слыша, как он стучит коробками. — Дрейк Пейтон… Дрейк Пейтон… Тебе что, нравится этот педик-хиппи?

— Вообще-то да. — Наверно, это не очень хорошо. — Я ходила на его концерт прошлым летом.

— Так, еще один альбом Дрейка Пейтона и… «Элэмэнс». Это альтернативное кантри?

— Да.

— Интересно, — сказал Оуэн. — Никогда б не подумал, что ты… Тайни? Это его последний альбом?

— Купила летом. — Я затормозила на светофоре.

— Значит, последний. Слушай, ты меня удивила! Никогда б не подумал, что ты любишь Тайни! И рэп вообще.

— Почему?

Оуэн пожал плечами:

— Сам не знаю. Так показалось, но я ошибся. А кто тебе записал этот диск?

Я взглянула на диск и тут же узнала наклонный почерк.

— Моя сестра Кирстен.

— Она любит классический рок.

— С девятого класса. У нее на стене много лет висел плакат с Джимми Пейджем.

— Ясно. — Оуэн прочел список песен. — А у твоей сестры хороший вкус. Здесь много «Лед Зеппелин», но нет «Лестницы на небеса». А вот «Благодарю» — моя любимая песня, — с уважением сказал он.

— Правда?

— Да. Довольно сентиментальная баллада. Ироничная, но в то же время правдивая. Можно включу?

— Конечно. Спасибо, что спросил, — сказала я.

— А как иначе? — Оуэн вставил диск. — Без спроса чужой магнитолой пользуются только хамы. Это дело серьезное.

Проигрыватель щелкнул, и чуть слышно заиграла музыка. Оуэн потянулся к кнопке звука и взглянул на меня. Я кивнула, и он прибавил громкость. Услышав вступление, я поняла, что скучаю по Кирстен. В старших классах ее обуял бунтарский дух. Она неожиданно полюбила гитарный рок семидесятых и круглыми сутками слушала «Темную сторону луны» «Пинк Флойда».

Я повернулась к Оуэну — он барабанил пальцами по колену. Вот Кирстен всегда говорит что думает! И я решила последовать ее примеру. Ну, или хотя бы попробовать.

— По поводу сегодня, — начала я. Оуэн взглянул на меня. — Прости меня, пожалуйста.

— А что не так?

Я уставилась на дорогу и покраснела:

— Я испугалась, когда мы играли, и сбежала.

Думала, он скажет что-то вроде «Да ладно, забудь», но Оуэн ответил:

— Игра была страшная?

— Ну да.

— Ясно.

— Даже не думала, что так расстроюсь, — пояснила я. — Но я уже говорила, что всячески избегаю конфликтов. Думаю, ты это уже понял. Так что прости, пожалуйста.

— Да ничего. — Оуэн снова попытался отодвинуть кресло и врезался локтем в дверь. — Вот только…

Я думала, он закончит мысль, но он молчал. Тогда я спросила:

— Что «только»?

— Ничего страшного-то не было.

— Не было?

Оуэн покачал головой:

— Страшно, когда люди повышают голос, кричат до хрипоты. Дерутся на парковках.

— Я такими вещами не занимаюсь.

— И не надо. — Оуэн провел рукой по волосам, и кольцо на его среднем пальце сверкнуло на солнце. — Это я для примера. Сейчас направо.

Я свернула на улицу, по краям которой стояли деревья. Все дома были большими, с широкими крыльцами. Мы проехали мимо детей, играющих в тупике в хоккей на роликах, затем вокруг компании мам, окруживших на углу коляски.

— Вон он, серый, — сказал Оуэн.

Я затормозила у обочины перед красивым домом с широким крыльцом, на котором стояли качели, а на ступеньках — горшки с ярко-розовыми цветами. На дорожке перед домом грелась на солнышке рыжая кошка.

— Ух ты! Отличный дом! — сказала я.

— Не стеклянный, но тоже ничего.

Теперь мы поменялись ролями: я ждала, пока Оуэн выйдет из машины.

— Знаешь, — сказала я наконец, — ты сегодня был прав. Когда сказал, что нельзя все держать в себе. Но для меня иногда говорить куда труднее.

Не знаю почему, но я чувствовала необходимость снова вернуться к нашему разговору. Может, чтоб объяснить, что происходит. Ему и себе.

— Да, но и молчать нельзя! Иначе ты еще больше усугубишь проблему и в результате просто взорвешься.

— В этом-то все и дело, — сказала я. — Не выношу злости.

— А что в ней плохого? Злость свойственна людям. К тому же ну подумаешь, расстроится кто-то, не навсегда же!

Я взялась за руль:

— Не знаю, не знаю… У меня так получается, что если уж я кого-то расстроила, то это навсегда. Все меняется.

Оуэн помолчал. Где-то вдали залаяла собака.

— Может, этот кто-то не так уж тебе был близок?

— То есть?

— Если ты расстраиваешь близкого человека или он тебя, ваши отношения не меняются. Потому что это нормально. Так и должно быть. А потом вы миритесь.

— Интересно как? У меня вот никогда не выходит.

— И неудивительно. Ты ведь ни с кем не ссоришься.

Все еще играл тот же диск, теперь уже песня «Раш». Я не знала, сколько времени мы уже сидим в машине, но казалось, что очень долго.

— У тебя на все есть ответ, — сказала я.

— Нет, — ответил Оуэн и покрутил кольцо на пальце. — Но я стараюсь как могу.

— И как, получается?

Оуэн взглянул на меня:

— Да так… Раз на раз не приходится.

Я улыбнулась и кивнула на его руки:

— Мне нравятся твои кольца. Они одинаковые?

— Не совсем, но похожие. — Оуэн снял с левой руки кольцо и передал его мне. — Они — что-то вроде «до и после». Их сделал для меня Ролли. Его отец — ювелир.

Кольцо оказалось довольно тяжелым.

— Ролли сам его изготовил?

— Не его, а гравировку внутри.

— А… — Я повернула кольцо внутренней стороной. Там заглавными буквами официальным и очень элегантным шрифтом было написано: «Убей себя об стену!» — Как мило! — сказала я.

— Не правда ли, остроумно? — Оуэн скорчил гримасу. — Это кольцо Ролли подарил мне до ареста. Я был немного…

— Зол?

— Ну, вроде того. А вот это — когда я закончил ходить на занятия по «Управлению гневом». — Оуэн снял кольцо с правой руки и протянул мне. Тем же шрифтом, такими же буквами на нем было написано: «А может, не надо?»

Я рассмеялась и вернула кольцо:

— Что ж, хорошо, когда есть выбор.

— Точно! — Оуэн улыбнулся, а я снова покраснела. Но не потому, что смутилась или разволновалась. Совсем от другого чувства. Вот уж не думала, что его у меня вызовет Оуэн Армстронг. Но тут раздался голос:

— Аннабель!

У окна Оуэна стояла Мэллори. Интересно, как давно она за нами наблюдает? Мэллори широко улыбнулась и помахала рукой:

— Привет!

— Привет! — поздоровалась я.

Она жестом велела Оуэну опустить стекло. Он очень неохотно послушался. Как только это стало возможно, Мэллори просунула голову в машину.

— Боже, у тебя потрясающая кофточка! Она из «Тоски»?

Я опустила глаза:

— Наверно. Ее мне мама купила.

— Ну ты и везунчик! «Тоска» — мой самый любимый магазин! Зайдешь?

— Куда? — спросила я.

— К нам! Останешься на обед? Ой, ты обязательно должна с нами пообедать!

— Мэллори, — Оуэн потер лицо, — прекрати орать.

Но она не обратила на брата внимания, еще больше просунула голову в окно и восторженно предложила:

— Посмотришь мою комнату! И мой шкаф! Покажу тебе…

— Мэллори, — повторил Оуэн, — отойди от машины.

— Как тебе мой наряд? — Мэллори сделала шаг назад и покрутилась. На ней была простая белая футболка, поверх короткий жакет, джинсовые капри и блестящие сапожки на толстой подошве. — Меня вдохновила Николс Лэйк. Она — панк. Моя любимая певица.

Оуэн попытался откинуться на спинку, снова стукнулся о подголовник и пробасил:

— Николс Лэйк — не панк!

— Панк! — возразила Мэллори. — И я тоже! Во всяком случае, пока.

— Мэллори, мы уже обсуждали с тобой, кто такие панки. Ты хоть послушала диск «Блэк Флэга», который я тебе давал? — поинтересовался Оуэн.

— Он слишком шумный! — ответила Мэллори. — И подпевать нельзя! Николс Лэйк лучше.

Оуэн угрожающе вздохнул:

— Мэллори, может, ты…

Тут на пороге дома появилась высокая темноволосая женщина — мама Оуэна. Она позвала Мэллори. Та раздраженно обернулась и сказала:

— Мне пора домой. — Затем еще больше залезла в машину и почти коснулась Оуэна лицом. — Но ты ведь еще заедешь?

— Конечно, — сказала я.

— Пока, Аннабель!

— Пока!

Мэллори улыбнулась и помахала мне. Я помахала в ответ. Она пошла по лесенке на крыльцо, оборачиваясь на каждой ступеньке.

— Видал, она теперь панк! — сказала я.

Оуэн в ответ несколько раз громко вздохнул.

— Это ты так злишься? — спросила я.

— Нет, раздражаюсь. Не знаю почему, но от сестер с ума сойти можно!

— Как я тебя понимаю! — сказала я.

Опять молчание. Каждый раз я говорила себе, что вот теперь-то точно Оуэн встанет и уйдет и все будет кончено. А как не хотелось!

— Ты часто повторяешь эту фразу, — сказал Оуэн.

— Какую?

— «Как я тебя понимаю!»

— Вообще-то, ты первый ее сказал.

— Серьезно?

Я кивнула:

— Тогда за школой.

— А… — Оуэн помолчал. — Если задуматься, фраза странная какая-то. Вроде хочешь посочувствовать, а получается, что говоришь человеку, что ничего особенного в его словах нет.

Я задумалась. Мимо промчались дети на роликах с клюшками за плечами.

— Да, но, с другой стороны, говоришь, что как плохо бы ему ни было, ты тоже переживаешь.

— Ага. То есть ты за меня переживаешь?

— Нет-нет.

— Хорошо. — Оуэн взглянул в окно. Я обратила внимание на его профиль и вспомнила, как долго изучала его со стороны.

— Ну, наверно, все-таки немного да.

Оуэн повернулся ко мне, и мы замолчали. Я снова задумалась над тем, что будет дальше. Наконец он распахнул дверь:

— Еще раз спасибо, что подвезла.

— Да не за что! С меня причиталось.

— Нет. Давай, до завтра тогда. — Оуэн выбрался из машины.

— Пока!

Он захлопнул дверь, поднял рюкзак и пошел к дому.

Я подождала, пока Оуэн зайдет внутрь, и уехала. Странный выдался денек, очень уж необычный. В голове царил хаос, и просто невозможно было привести мысли в порядок. Но вскоре я поняла, что что-то меня раздражает: диск доиграл до конца и музыка стихла. Раньше я бы, наверно, и внимания не обратила, но теперь тишина если не оглушала, то уж машину вести мешала однозначно. Почему — не знаю. Но я все-таки включила радио.

 

Глава девятая

Красавица и Чудовище. Странная парочка. Шрек и Фиона. Как только не называли нас сплетники! Не знаю, кем мы были на самом деле, трудно сказать. Не вместе, конечно, но и не порознь. Скорее, где-то посередине.

Но кое-что было очевидно. Во-первых, ежедневно на большой перемене мы сидели вместе на настиле. Во-вторых, я постоянно ругала Оуэна за то, что он ничего не ест (он признался, что потратил все деньги на диски), а затем угощала своим завтраком. В-третьих, мы постоянно спорили. Точнее, дискутировали.

Вначале только о музыке — любимая тема Оуэна. К тому же в ней он был наиболее подкован. Если я соглашалась с ним, то считалась умной и просвещенной. Если ж нет — то у меня не было вообще никакого вкуса! Обычно оживленней всего споры получались в начале недели, когда мы обсуждали передачу Оуэна. Я теперь старательно ее слушала каждое воскресное утро. Мне самой не верилось, что когда-то я боялась сказать Оуэну, что думаю. Теперь это получалось само собой.

— Шутишь? — воскликнул Оуэн в понедельник, покачав головой. — Тебе не понравилась песня «Бейби бейджесусис»?

— Это в которой был только писк от клавиш в тональном режиме?

— Не только, — возмутился Оуэн. — Там еще много чего было.

— Например?

Он замер, так и не донеся до рта половину моего бутерброда с индейкой.

— Понимаешь… — Оуэн все-таки откусил кусок от бутерброда, что значило, что он специально тянет время. Пережевал его, проглотил и наконец сказал: — «Бейби бейджесусис» — первопроходцы в жанре.

— Тогда им стоило бы написать песню, которая состоит не из одних только пищащих звуков.

— Это «ОП». Следи за словами.

«ОП» значит «обидно и провокационно». К «ОП» я привыкла уже не меньше, чем к «ПиП» и к «эвфемизму». Пообщаешься с Оуэном и бесплатно пройдешь «Управление гневом».

— Вообще-то ты в курсе, что я не люблю песен в стиле техно. Может, хватит уже спрашивать, что я о них думаю?

— К чему такие обобщения? — воскликнула Оуэн. — Как можно не любить целый жанр? Ты слишком спешишь с выводами.

— Вовсе нет, — ответила я.

— А почему тогда критикуешь?

— Потому что не хочу врать.

Оуэн помолчал. Затем вздохнул, снова откусил кусок и сказал, жуя:

— Ладно, поехали дальше. А как тебе трэш-метал «Липсуитчес»?

— Слишком громкий!

— А каким ему еще быть? Это ж трэш-метал!

— Да бог с ней, с громкостью, будь у песни другие достоинства. А то в ней просто кто-то вопит, надрываясь.

Оуэн запихал в рот корку.

— Так, значит, техно не нравится, трэш-метал тоже. Что у нас остается?

— Все остальное? — спросила я.

— Все остальное… — медленно и неуверенно повторил Оуэн. — Ладно. А как тебе последняя песня? Где был металлофон.

— Металлофон?

— Ну да. Эйми Декер. Вначале играл контрабас, потом пели йодлем, а…

— Йодль? Это так называется?

— Что, и йодль тебе не нравится?

И так до бесконечности. В общем, страсти кипели, но я оставалась спокойна и каждый день с нетерпением ждала встречи с Оуэном, хотя и не признавалась в этом даже самой себе.

Кроме того, что мы беседовали о раннем панк-роке, бигбэнде и сомнительных достоинствах техно, я все больше и больше узнавала о самом Оуэне. Он всегда любил музыку, но после развода родителей полтора года назад просто на ней зациклился. Расстались родители очень некрасиво и постоянно винили друг друга. Музыка стала для Оуэна спасением. Все менялось и заканчивалось, и лишь она оставалась неисчерпаемой.

— Когда родители не разговаривали, — сказал как-то Оуэн, — посредником между ними становился я. Они твердили мне друг про друга всякие гадости. Если я соглашался, то соответственно кто-то обижался. Если нет, считалось, что веду себя предвзято. Никак не выкрутиться!

— Тяжело тебе приходилось, — сказала я.

— Отвратительно. Именно тогда я по-настоящему увлекся музыкой. В особенности малоизвестной. Никто ее не слышал, соответственно не мог повлиять на мое мнение. И не было музыки «правильной» и «неправильной». — Оуэн отмахнулся от мухи. — К тому же примерно в это время в Фениксе в колледже было свое радио «Кей-экс-пи-си», и я им очень увлекся. Там вечерами по выходным работал один диджей… Он все время ставил очень серьезные и малоизвестные песни, например племенные, панк-рок. А в некоторых целых пять минут просто капала вода из крана.

— Да ладно? — удивилась я. Оуэн кивнул. — И ты считаешь, что это музыка?

— Не всякий ее поймет. — Он взглянул на меня. Я улыбнулась. — Но в этом-то вся соль. Такая музыка была для меня чем-то неизведанным. Я записывал названия композиций, а затем искал их в магазинах или в Интернете. И отключался от происходящего дома. К тому же музыкой легко можно было заглушить крики внизу.

— Они сильно кричали?

Оуэн пожал плечами:

— Не то что б сильно, но иногда случалось. Но, честно говоря, молчание было хуже.

— Хуже криков? — спросила я.

— Намного. — Оуэн кивнул. — Когда ссорятся, ты хотя б понимаешь, что происходит, ну, или догадываешься. А вот когда молчат… Кто знает, что у них на уме? Тишина ведь иногда такая…

— Громкая, — закончила я за него.

— Точно, — подтвердил Оуэн.

В общем, тишину он ненавидел. Кроме нее, не любил арахисовое масло (слишком сухое), врунов (понятно почему) и тех, кто не дает чаевые (за доставку пиццы, видимо, плохо платят). И я еще не все знала. Как-то сказала, что, возможно, из-за курсов «Управления гневом» Оуэн четко знает, что его выводит из себя.

— А ты нет? — спросил он.

— Нет, хотя должно же быть что-то или кто-то.

— Например?

Я невольно взглянула на Софи — она сидела на своей скамейке и болтала по сотовому. Но вслух произнесла:

— Музыка в стиле техно.

Оуэн рассмеялся:

— А если серьезно?

— Не знаю… — я подняла оставшуюся от бутерброда корку, — наверно, мои сестры. Иногда.

— Что еще?

— Не знаю, — сказала я.

— Да брось! Думаешь, я поверю, что тебя бесят сестры, музыкальный жанр и больше ничего? Так не бывает. Ты не человек, что ли?

— Может, я просто не такая злюка, как ты?

— Злюк, как я, не бывает, — заметил Оуэн, нисколько не обидевшись. — Это точно. Но и тебя должно что-то бесить!

— Ну не знаю я что! Ничего не приходит в голову! — Оуэн сделал недовольное лицо. — И что значит, злюк, как ты, не бывает? А как же «Управление гневом»?

— Оно-то тут при чем?

— Тебя должны были там научить не злиться.

— Не должны были.

— Как это?

Оуэн покачал головой:

— Человек не может не злиться. На «Управлении гневом» учат направлять злобу в нужное русло, а не бить людей на парковках.

Раньше я сомневалась, но теперь знала наверняка: Оуэн всегда говорит правду. Задашь вопрос — получишь ответ. Вначале я постоянно проверяла Оуэна, спрашивала, что он думает о моей одежде («Не твой цвет» — речь шла о новой кофточке персикового цвета), первое впечатление обо мне («Слишком идеальна, не подойдешь!») и есть ли у него девушка («В настоящий момент нет»).

— А у тебя есть хоть какие-нибудь секреты? — спросила я как-то, когда Оуэн сказал, что хотя моя новая стрижка неплохая, но все-таки коротковата. — Которые ты никому не откроешь?

— Ты сама меня спросила, — заметил Оуэн, беря крендель, лежащий на сумке между нами. — Зачем, если не хочешь знать правду?

— Я не про волосы! А в целом. — Он взглянул на меня с сомнением и проглотил крендель. — Серьезно. Тебе никогда не приходило в голову, что, может, чего-то говорить не стоит?

Оуэн задумался:

— Нет, не приходило. Я тебе говорил уже: не люблю врунов.

— Это не вранье. Просто умалчивание.

— А в чем разница?

— В первом случае ты обманываешь, а во втором — не говоришь правду вслух.

— Да, — Оуэн отправил в рот еще один крендель, — но все равно участвуешь в обмане. Просто про себя, так ведь?

Я посмотрела на него задумчиво и медленно произнесла:

— Ну, не знаю, не знаю…

— На самом деле умалчивание еще хуже. Нужно хотя б себе говорить правду. Ведь если не можешь себе доверять, тогда кому?

Я ничего не сказала Оуэну, но он сильно на меня повлиял. Я поняла, как часто говорю неправду, пусть и не со зла, как о многом умалчиваю… И как здорово хоть с кем-то быть искренней! Пусть даже в вопросах музыки. И не только.

Однажды на большой перемене Оуэн положил на настил рюкзак, вынул из него пачку дисков и протянул мне:

— Держи.

— Это мне? А что на них?

— Все подряд. Хотел записать больше, но сломался дисковод. Получилось не так много.

«Не так много» значило десять. Я просмотрела первые четыре — у каждого название: «Настоящий хип-хоп», «Песнопения и морские песни (избранное)», «Хороший джаз», «Певцы, которые на самом деле поют». Под ними аккуратным почерком написаны названия композиций. Накануне мы очень горячо обсуждали стоунер-рок, и Оуэн решил, что, возможно, мои знания музыки (цитирую) столь «малы и ограниченны», поскольку я просто никогда не слышала ничего хорошего. Вот он и решил заняться моим образованием: принес «учебник», состоящий из разных частей.

— Если что понравится, — продолжил Оуэн, — принесу еще. Когда ты будешь готова к чему-то более серьезному.

Я просмотрела остальные диски: кантри, британский рок, народные песни… Но на последнем диске было написано всего два слова: «Просто слушай».

Меня обуяли подозрения.

— Это что, техно?

— Нет, конечно, с чего ты взяла? — обиженно спросил Оуэн.

— Оуэн! Что это?

— Не техно!

Я молча на него посмотрела и покачала головой.

— Смотри: все остальные диски составлены тематически. Послушай их вначале как учебник. А потом, если поймешь, что готова, в самом деле готова, включи этот диск. Музыка на нем… не столь очевидна.

— Так, — сказала я, — ты меня пугаешь!

— Возможно, ты ее возненавидишь. Или наоборот. А может, она станет ответом на все твои важные жизненные вопросы. В этом-то ее прелесть, понимаешь?

Я снова взглянула на диск.

— «Просто слушай».

— Верно. Не думай, не суди. Просто слушай.

— А потом?

— А потом решишь, понравилась или нет. По-моему, это справедливо.

По-моему, тоже. Нельзя судить о человеке по первому впечатлению, о рассказе — по отрывку, а о песне — по нескольким куплетам.

— Хорошо. — Я убрала диск в самый низ стопки. — Договорились.

— Грейс. — Папа взглянул на часы. — Нам пора.

— Знаю, Эндрю, я почти готова. — Мама забегала по кухне, хватая сумочку и перекидывая ее через плечо. — Аннабель, вот деньги на пиццу на вечер, а завтра приготовьте что-нибудь. Я купила много еды.

Я кивнула. Папа переминался с ноги на ногу у открытой двери.

— Так, а где мои ключи? — сказала мама.

— Зачем они тебе? — поинтересовался папа. — Машину поведу я.

— Мне завтра весь день, да еще и понедельник до обеда сидеть одной в Чарлстоне, пока у тебя будут переговоры. — Мама сняла с плеча сумочку и начала в ней рыться. — Я же не могу не выходить из гостиницы!

Папа уже, по-моему, минут двадцать стоял у открытой двери, ведущей в гараж. Он громко вздохнул и облокотился о косяк. Было утро субботы. Родители собирались в Южную Каролину до вторника на какую-то серьезную конференцию по архитектуре и уехать должны были уже давным-давно.

— Возьмешь мои, — сказал папа, но мама не обратила на него внимания и стала вытряхивать на стойку кошелек, упаковку бумажных платочков, мобильный телефон… — Грейс, поехали. — Мама не отреагировала.

На мой взгляд, папино предложение поехать вместе с мамой в один из их любимых городов было просто замечательным. Пока папа будет на конференции, мама походит по магазинам, посмотрит достопримечательности. А вечером они пообедают в лучшем ресторане и прекрасно проведут время вдвоем. Но мама согласилась далеко не сразу. Она боялась оставлять нас с Уитни одних. Тем более что целую неделю Уитни пребывала в отвратительном настроении: ее, против ее желания, перевели в другую группу и к другому психиатру (по ее словам, к «полной дуре»).

— Перестань, Уитни, — сказала мама как-то за обедом, когда сестра в первый раз начала жаловаться. — Доктор Хэммонд считает, что лечение тебе поможет.

— Доктор Хэммонд — дебил, — ответила Уитни. Папа укоризненно на нее взглянул, но она не обратила внимания. — Я знаю тех, кто посещал занятия этой женщины. Она больная!

— Ну, это вряд ли, — сказал папа.

— Вовсе нет! Она даже не настоящий психиатр! Многие врачи считают, что ее давно пора уволить. У нее нетрадиционные методы.

— Например?

— А вот доктор Хэммонд считает, — вмешалась мама, а Уитни состроила гримасу, услышав его имя, — что Мойра Белл так удачно лечит пациентов как раз благодаря нестандартному подходу.

— Я так и не понял, что такого нестандартного в ее методах, — сказал папа.

— Она с пациентами очень много проходит на практике, а не просто сидит и разговаривает, — пояснила мама.

— Хочешь пример? — Уитни отложила вилку. — Помнишь Джанет, девочку, с которой я лежала в больнице? Так вот на занятиях у Мойры Белл она училась разводить огонь.

— Огонь? — удивилась мама.

— Да. Мойра дала ей две палки и велела тереть их друг о друга до тех пор, пока не получится огонь. И пока она не научится разводить его каждый раз.

— А в чем был смысл этого упражнения? — спросил папа.

Уитни пожала плечами и снова взялась за вилку:

— Вроде оно нужно было для повышения чувства самостоятельности. Но вообще Джанет сказала, что Мойра больная.

— Действительно нестандартный подход, — озабоченно заметила мама, видимо представляя себе, как Уитни сжигает весь дом.

— Просто мы зря потратим время, — сказала сестра.

— Давай ты все-таки попробуешь походить, а потом мы решим, что делать, — сказал папа.

Но, судя по тому, как прошел остаток вечера, Уитни уже приняла решение: дулась и еще громче, чем обычно, хлопала дверью и вздыхала. На следующий день она вернулась с занятия в отвратительном настроении. Затем посетила еще два, и дом до сих пор не спалила, но мама все равно волновалась. Да и я тоже. Это ж меня с ней оставляли на целых два дня.

Но папа решил, что пора начать больше доверять Уитни. А то она никогда не станет самостоятельной, если мама и дальше будет с ней так возиться. К тому же поездка продлится недолго. Папа даже посоветовался с доктором Хэммондом, и тот полностью его поддержал. Но маму они все равно до конца не убедили, поэтому она никак не могла уйти, все рылась и рылась в своей сумочке, распахнув ее пошире.

— Не понимаю, куда они делись. Вчера были на месте!

Тут хлопнула входная дверь, и на кухню зашла Уитни. В брюках для занятий йогой, футболке и кедах, с собранными в хвостик волосами. В одной руке она держала сумку из магазина домоводства «Хоум энд гарден», а в другой мамины ключи.

— Так, загадка решена. — Папа подошел к маме и сложил все вещи со стойки обратно в сумочку. — А теперь поехали, пока еще что-нибудь не потерялось.

Они наконец-то сели в машину. Когда уже выезжали на дорогу, мама обернулась. Затем они скрылись из виду.

Я встала и повернулась к Уитни. Она, нахмурившись, изучала содержимое сумки.

— Ну вот, мы и остались вдвоем.

— Что? — спросила Уитни, не поднимая глаз.

В доме было непривычно пусто и тихо. Да, долгими будут выходные…

— Да нет, ничего. Забудь.

К счастью, у меня помимо Уитни забот хватало.

На следующих выходных в торговом центре планировался осенний показ мод, и сегодня мне надо было сходить туда, узнать насчет расписания репетиций. В «Копфсе», как всегда в субботу, царило оживление, усугубленное приездом поп-звезды Дженни Риф, которая участвовала в акции «Мушки Серфуэр» (кто бы мог подумать?). В подростковом отделе толпились девчонки, очередь начиналась от самого магазина нижнего белья, а в стоящем рядом магнитофоне гремела, повторяясь, одна и та же песня.

— Аннабель!

Я обернулась и увидела Мэллори Армстронг. Она широко улыбнулась и бросилась мне навстречу. Правда, ее немного стесняли плакат, диск и фотоаппарат. За Мэллори размеренной походкой шла ее мама — я ее видела, когда подвозила Оуэна домой.

— Привет! — поздоровалась Мэллори. — Ты что, тоже поклонница Дженни Риф?! Не верю!

— Ну… — мимо нас пробежали еще несколько девчонок и встали в очередь, — вообще-то нет. Я здесь по делам.

— Модельного агентства?

— Да. На следующих выходных будет показ мод.

— Знаю! Осенний показ мод! Я так его жду! — воскликнула Мэллори. — Прям не верится, что Дженни Риф здесь. Она подписала мой плакат!

Мэллори развернула его. Разумеется, на плакате была Дженни Риф. Она выглядела как типичная жительница Калифорнии, увлекающаяся серфингом. Рядом с ней на песке с одной стороны лежала гитара, а с другой доска. Внизу черными чернилами было подписано: «Для Мэлл Ари. Катайся на серфинге со мной и „Мушкой Серфуэр“. Твоя Дженни».

— Ух ты! Здорово.

Тут к нам подошла миссис Армстронг.

— А еще мне подарили диск и фотографию! — приподнимаясь на носки, сообщила Мэллори. — Я хотела еще футболку от «Мушки», но…

— Да у тебя их уже тысяча, наверно, — вмешалась миссис Армстронг. Огромный рост Оуэн явно унаследовал от нее. Она была выше меня, с собранными в пучок волосами, в джинсах и вязаном свитере. Я осторожно взглянула на ее туфли — они были с тупыми мысами. Интересно, они для строгих вегетарианцев?

— Здравствуй! — поздоровалась мама Мэллори. — Я — Тереза Армстронг. А тебя как зовут?

— Мама! — Мэллори покачала головой. — Это же Аннабель Грин! Неужели ты ее не узнала?

— Прошу прощения. А должна была?

— Нет, — сказала я.

— Да! — воскликнула Мэллори. — Аннабель снималась в рекламе «Копфса», в которую я влюблена!

— Да, точно, — вежливо улыбнулась миссис Армстронг.

— И она дружит с Оуэном. Очень дружит!

— Правда? — удивилась миссис Армстронг и улыбнулась мне. — Здорово.

— Аннабель участвует в показе мод на следующих выходных, — сказала Мэллори, а мне пояснила: — Мама не очень хорошо разбирается в моде. Я ее просвещаю.

— А я, — вздохнула миссис Армстронг, — пытаюсь приучить Мэллори интересоваться чем-то более серьезным, а не только одеждой и поп-звездами.

— Непростая у вас задача, — сказала я.

— Почти невыполнимая. — Она поправила ремешок сумочки. — Но я стараюсь как могу.

— Здравствуйте, покупатели «Копфса»! — прогремел голос из громкоговорителя. — Спасибо, что пришли сегодня посмотреть на Дженни Риф! Она приехала к нам в магазин благодаря «Мушке Серфуэр». Через несколько минут, в час дня, мы ждем вас в кафе «Копфс», расположенном рядом с отделом мужской одежды, где Дженни будет исполнять свой новый хит. До встречи!

— Слышала? Она будет выступать! — Мэллори схватила маму за руку. — Надо обязательно остаться!

— Нет, у нас в половине второго занятия в женском центре, — возразила миссис Армстронг.

— Мам, ну почему сегодня?! — застонала Мэллори. — Давай не пойдем, пожалуйста!

— Мы раз в неделю ходим на занятия по взаимоотношениям матерей и дочерей, — пояснила мне миссис Армстронг. — Там собирается шесть мам и шесть дочек. Мы обсуждаем вопросы, важные для нашего личностного роста. Занятия ведет замечательный профессор, специалист по женским исследованиям, Бу Коннел, и они…

— Жутко скучные! — закончила за нее предложение Мэллори. — В прошлый раз я заснула.

— И зря! Мы обсуждали менструацию, — продолжила миссис Армстронг. — Она — проявление важных изменений и новых процессов в организме женщины… Очень интересное получилось занятие.

Мэллори ахнула:

— Мама! Не вздумай обсуждать с Аннабель Грин месячные!

— А чего тут стесняться, детка? — спросила миссис Армстронг, а Мэллори еще сильнее покраснела. — Думаю, они есть даже у моделей.

Мэллори закрыла глаза, как будто мечтала провалиться под пол или представляла, что уже провалилась.

Из громкоговорителя снова послышался голос.

— Мне пора, — сказала я. — Приятно было с вами познакомиться.

— Мне тоже, — ответила миссис Армстронг.

Я улыбнулась напуганной Мэллори:

— До встречи!

Она кивнула:

— Пока, Аннабель.

Я пошла в конференц-зал. Поднимаясь по ступенькам, услышала, как зашипела Мэллори:

— Мам, да как ты могла?

— А что не так?

— Ты меня унизила! И должна извиниться!

— Детка, — миссис Армстронг вздохнула, — я не понимаю, что случилось. Давай, ты…

Конец фразы заглушили голоса женщин в отделе косметики, которым визажисты создавали новый облик. У конференц-зала я обернулась. Мэллори с мамой все еще стояли на прежнем месте. Миссис Армстронг присела на корточки и внимательно слушала дочь, периодически кивая.

Из конференц-зала послышался голос миссис Макмерти. Она велела всем замолчать и сказала, что пора начинать. Но я все еще следила за Мэллори с мамой. Наконец миссис Армстронг встала, и они направились к выходу. Мэллори все еще была недовольна, но, когда мама взяла ее за руку, противиться не стала. Сжала пальцы миссис Армстронг, и они вместе вышли из торгового центра.

Когда я вернулась домой, то обнаружила Уитни на лестнице перед домом. Перед ней стояли четыре маленьких цветочных горшка и мешок специальной земли. В руке сестра сжимала совок и явно была очень недовольна.

— Привет! — Я подошла к ней. — Что делаешь?

Вначале она не ответила. Молча разорвала мешок и зачерпнула совком землю. Но когда я подошла к двери, сказала:

— Мне траву велели вырастить.

Я остановилась:

— Траву?

— Ну да. — Она переложила вязкую землю в крошечный горшочек, разбрызгав часть по краям. — Для этих идиотских занятий.

— А почему траву?

— Понятия не имею. — Она так же неаккуратно наполнила второй горшочек и вытерла лицо рукой. — Папа с мамой платят Мойре Белл сто пятьдесят баксов в час за то, чтоб я выращивала розмарин! — Уитни достала пакетики с семенами. — А также базилик, душицу и тимьян! Отличное капиталовложение!

— И в самом деле странно.

— Естественно! — Она кинула землю в третий горшочек. — Глупость полная! Пустая трата денег! Скоро зима! Какая трава?

— А ты об этом миссис Белл говорила?

— Пыталась! Но ей плевать. Главное — выставить нас дураками. — Она швырнула землю в последний горшок. Земля задрожала, но не высыпалась. — «Расти ее дома! — защебетала Уитни. — Поставь на солнечное окошко!» Чудесно. Да у меня эта трава за неделю загнется! А если и нет, то на кой она мне?

Она надорвала пакетик с базиликом и высыпала на руку несколько семян.

— Ну, с ней готовить можно, например, — предложила я.

Уитни собиралась посадить семена, но остановилась и взглянула на меня. Ее лицо было непроницаемо.

— Готовить, — повторила она. — Понятно.

Я покраснела. Ну вот, опять ляпнула глупость. А ведь не хотела! К счастью, зазвонил телефон, и я бросилась в дом, радостно захлопнув за собой входную дверь.

Когда я вбежала на кухню, уже сработал автоответчик, и раздался громкий голос Кирстен:

— Алло! Есть кто дома? Возьмите трубку, это я! Да куда все подевались? У меня хорошая новость!

Я схватила трубку:

— Какая?

— Привет, Аннабель! — воскликнула Кирстен. Как не похоже на монотонный ровный голос Уитни! Я села и устроилась поудобней. Кирстен обычно болтает без перерыва, и с ней можно целый вечер провисеть на телефоне. — Здорово, что ты дома! Как дела?

— Хорошо. — Я немного подвинулась направо, чтоб видеть Уитни. Она хмуро кидала семена в горшки. — А у тебя?

— Великолепно! — Кто б сомневался. — Помнишь, я рассказывала тебе про занятия режиссурой, на которые я хожу в этом семестре?

— Да, — ответила я.

— Так вот. Нам к промежуточному зачету задали снять короткометражный пятиминутный фильм. Но для показа, куда все пойдут, выбрали всего два! И один из них мой!

— Ого, здорово! Поздравляю!

— Спасибо! — рассмеялась Кирстен. — Знаешь, я понимаю, что это всего лишь учеба, но все равно я счастлива! Режиссура и искусство общения… они очень изменили мой взгляд на мир. Брайан говорит, что я учусь не только говорить, но и показывать, а еще…

— Стоп, — перебила я ее. — Кто такой Брайан?

— Ассистент преподавателя искусства общения. Он помогает на занятиях и проводит дискуссии в маленьких группах по пятницам — я их тоже посещаю. Он — просто чудо! Такой умный! Слушай, я горжусь своим фильмом, но на следующих выходных придется о нем рассказывать целому залу! Я ужасно боюсь!

— Ты боишься? — По-моему, страх моей сестре не присущ в принципе. — Ты?

— Вообще-то, да. Мне придется рассказывать о фильме толпе незнакомцев.

— Ты ведь столько раз выступала перед незнакомцами! Даже в купальнике!

— Это совсем другое дело! — возразила Кирстен.

— Почему?

— Потому что… — Она вздохнула. — Понимаешь, фильм — это что-то очень личное. Настоящее.

— Да… Понимаю… — неуверенно согласилась я.

— Ладно. До показа еще целая неделя. Вы там за меня болейте!

— Конечно! А о чем он?

— Мой фильм?

— Да.

— Трудно сказать… — начала Кирстен и замолчала, но конечно же продолжила: — Вообще, он обо мне. И Уитни.

Я взглянула на сестру: она разрывала еще один пакетик с семенами. Интересно, понравится ли ей фильм Кирстен?

— Серьезно?

— То есть это художественный фильм. Но в его основе реальные события. Помнишь, когда мы были маленькими, мы поехали кататься на велосипедах? Уитни сломала себе руку, и я везла ее домой на руле.

Я задумалась.

— Да-да! Это был…

— Твой день рождения. Тебе исполнилось девять лет. Папа тогда вместо праздника повез Уитни в больницу. Ей наложили гипс, и они вернулись как раз к торту.

— Точно! — Я все вспомнила. — Так и было.

— Ну вот, фильм об этом случае. Но немного отличается. Я могу тебе его скинуть. Я тут, правда, пока кое-чего доделываю, но в целом ты все поймешь.

— Давай! Здорово! — сказала я.

— Но только если он кошмарный, так и скажи!

— Да не может быть!

— Все прояснится в субботу, — Кирстен вздохнула. — Ладно, мне пора… Я, собственно, о фильме и хотела рассказать. У вас там как, все хорошо?

Я снова взглянула на Уитни. Она забросила в горшки еще земли и теперь, прищурившись, поливала их из шланга, разбрызгивая вокруг воду.

— Да. Все хорошо.

Я повесила трубку, и тут хлопнула входная дверь. Я вышла в прихожую и встала в арке перед столовой. Уитни аккуратно расставила свои горшки на подоконнике и протерла края. Затем, уперев руки в бока, заявила:

— Все равно ничего не получится!

— А может, и получится! — возразила я.

Уитни взглянула на меня. Интересно, она сейчас раскричится или в очередной раз съязвит? Но Уитни лишь, опустив руки, ушла на кухню и включила там воду.

Я же стала рассматривать горшки на окне. Земля в них была черная, посыпанная удобрениями и приятно пахла. Кое-где блестела на солнце вода. Может, задание и правда глупое и зимой ничего вырастить не удастся, но как же здорово, что семена хотя бы посажены и, возможно, прорастут. Их не видно под землей, но молекулы там взаимодействуют, а семена набирают силы и старательно пытаются прорасти.

 

Глава десятая

Пока меня не было, мама успела позвонить два раза. В первом сообщении она сказала, что они приехали в гостиницу, а во втором напоминала, где лежат деньги на пиццу. То есть осторожно намекала, чтоб мы (точнее, Уитни) не забыли пообедать. «Сообщение доставлено», — подумала я и пошла на кухню. Деньги лежали на барной стойке рядом со списком мест, где можно заказать пиццу. Мама подготовилась основательно. Иначе она просто не может.

— Уитни! — крикнула я, встав у лестницы, но ответа не последовало. Скорее всего, сестра была у себя, просто не хотела отзываться. — Я заказываю пиццу. Будешь с сыром?

Опять тишина. «Ладно, — подумала я. — Значит, с сыром». Я набрала первый попавшийся номер и сделала заказ.

Затем отправилась к себе в комнату и поставила первый диск из тех, что дал мне Оуэн, — «Песни протеста» (мировая акустика). Прослушала три песни о союзах и задремала. Вздрогнув, проснулась от звонка в дверь и села.

Мимо моей комнаты как раз прошла Уитни. Она спустилась по лестнице и направилась к двери. Я почистила зубы и последовала за ней. Уитни стояла у открытой двери, закрывая от меня пришедшего. Но я отчетливо слышала их голоса.

— …новые не очень, а вот старые альбомы — да, — сказала Уитни. — Мне друг привозил пару — отличные песни!

— Правда? — спросил мужской низкий голос. — Из Великобритании привозил или еще откуда?

— По-моему, из Великобритании, но надо проверить.

Может, спросонья, но мне их разговор показался знакомым. Не знаю даже почему.

— Так сколько с меня? — спросила Уитни.

— Одиннадцать долларов восемьдесят семь центов, — ответил парень.

— Держи двадцать. Сдачи давай только пять.

— Спасибо! — Я подошла поближе. Нет, я точно знаю этот голос! — К «Эббу Тайду» просто надо привыкнуть. Сразу он не всем нравится.

— Совершенно верно, — сказала Уитни.

— Большинство даже не…

Я подошла к двери и увидела Оуэна (кого же еще?). Он стоял на коврике у входа и отсчитывал моей сестре сдачу. Вокруг шеи болтались наушники. Уитни кивала и смотрела на Оуэна куда теплее, чем на меня за целый год. Увидев меня, Армстронг улыбнулся.

— А вот и живой пример, — сказал он Уитни. — Аннабель не любит «Эбб Тайд». Она вообще ненавидит техно.

Сестра в замешательстве взглянула на меня, потом опять на Оуэна:

— Правда?

— Ага. Как я только не пытался ее переубедить! Но Аннабель очень упряма. Раз уж решила, то решила, и точка. Очень честная. Но думаю, ты и сама знаешь.

Уитни снова взглянула на меня. Я знала, о чем она думает: то, что сказал Оуэн, ну никак со мной не вяжется! Совсем. Она права, конечно, но почему-то я расстроилась.

— Ладно. — Оуэн вытащил из пластикового контейнера пиццу. — Держите. Приятного аппетита.

Уитни кивнула, не сводя с меня глаз, и забрала ее.

— Спасибо! — сказала она. — Хорошего тебе вечера.

— И тебе тоже, — ответил Оуэн, и сестра ушла на кухню.

Я встала напротив него. Он запихнул деньги в карман и поднял контейнер. На Оуэне были джинсы и красная футболка с надписью «Сыр»! Надо же! Мама оставила мне столько номеров, а я позвонила в фирму, где работает Оуэн. Но, честно говоря, я была рада его видеть.

— Твоя сестра обожает «Эбб Тайд». У нее даже есть диски из-за границы.

— Это хорошо?

— Очень хорошо! — ответил Оуэн. — Она почти просвещенная! Достать такие диски очень непросто.

— Ты со всеми о музыке разговариваешь?

— Нет. — Я молча на него смотрела. В это время Уитни включила телевизор. — Не со всеми. У меня просто были наушники в ушах, и твоя сестра спросила, что я слушаю.

— И совершенно случайно выяснилось, что как раз группу, которую она любит.

— Музыка универсальна! — радостно сказал Оуэн, беря контейнер в другую руку. — Она объединяет. Сводит людей вместе. Друзей и врагов. Старых и молодых. Меня и твою сестру. И…

— Меня и твою сестру, — закончила я за него. — А еще твою маму.

— При чем тут мама? — удивился Оуэн.

— Я встретила ее сегодня в торговом центре. Они с Мэллори пришли посмотреть на Дженни Риф.

У Оуэна вытянулось лицо.

— Ты что, ходила посмотреть на Дженни Риф?

— Я обожаю Дженни Риф! — заметила я, и Оуэн скорчил недовольную гримасу. — Она куда лучше, чем «Эбб Тайд».

— Совсем не смешно, если честно! — серьезно сказал он.

— А чем она тебе не угодила?

— Да всем! — выпалил Оуэн. «Ну, понеслось!» — подумала я. — Видела плакат, который она подписала Мэллори? И вставила в автограф рекламу? Это же отвратительно! Возомнила себя артисткой и бесстыдно продается! Во имя…

— Ну, все-все, успокойся. — Я поняла, что нужно сказать правду, пока Оуэна удар не хватил. — Я ходила туда не для того, чтоб посмотреть на Дженни Риф. У нас просто было собрание в модельном агентстве.

Оуэн вздохнул и покачал головой:

— Слава богу! А то я уж начал волноваться.

— Как же так, Оуэн? Ты же говорил, что не бывает правильной и неправильной музыки? — спросила я. — Или к подростковым звездам это не относится?

— Относится! — резко сказал он. — Ты имеешь право на собственное мнение о Дженни Риф. Я просто ужаснулся, что ты можешь ее любить.

— А ты сам-то хотя бы попытался? — спросила я. — Помнишь: не думай и не суди. Просто слушай!

Оуэн скорчил недовольную гримасу:

— Да слушал я ее, слушал. Не по собственной воле, конечно. Но слушал. Скажу тебе, она — продажная певичка, которая торгует своей музыкой, если ее, конечно, можно так назвать, для получения материальных благ.

— Мне кажется, ты преувеличиваешь.

Тут послышалось жужжание. Оуэн вытащил из заднего кармана мобильный и, взглянув на экран, сказал:

— Все, мне пора. Хоть тебе и очень хочется, но стоять тут и спорить с тобой весь вечер о музыке я не могу.

— Серьезно? — спросила я.

— Да. — Оуэн отошел от двери. — Но если ты захочешь как-нибудь продолжить наш спор, я буду рад.

— Во вторник, например?

— Отлично. — Оуэн начал спускаться по лестнице. — Тогда до вторника?

Я кивнула:

— Пока, Оуэн!

— И не забудь завтра про передачу! — крикнул он через плечо, направляясь к машине. — Целый час будет техно играть. Капающая вода из крана.

— Шутишь?

— Возможно. Чтоб узнать наверняка, придется послушать.

Я с улыбкой смотрела, как Оуэн влез в «лэнд крузер», вначале включил магнитолу и только потом двигатель. Кто бы сомневался!

В гостиной Уитни, сидя на диване, смотрела телевизор и пила воду из бутылки. Пицца стояла на барной стойке. Когда я вошла Уитни ничего мне не сказала, она сосредоточилась на передаче про актрису из ситкомов, которая страдала наркотической зависимостью. Я взяла тарелку, кусок пиццы и уселась на кухне за стол.

— А ты… — начала я и замолчала. — Ты есть не хочешь?

— Сейчас поем, — не отрываясь от телевизора, ответила Уитни.

«Отлично!» — подумала я. Мама бы, конечно, расстроилась, но ее не было дома. А я слишком проголодалась. Когда я откусила кусок от пиццы, Уитни выключила звук у телевизора и спросила:

— Откуда ты знаешь этого парня?

— Мы учимся в одной школе. — Я проглотила пиццу. Уитни не сводила с меня глаз, поэтому пришлось добавить: — И дружим.

— Дружите, — повторила она.

Я вспомнила, как удивленно улыбнулась миссис Армстронг, услышав то же самое.

— Да. Иногда болтаем на перемене.

Уитни кивнула:

— А с Софи он тоже дружит?

— Нет, — ответила я и насторожилась. С чего она спрашивает? И, вообще, почему вдруг со мной заговорила? Я целый день пыталась завязать разговор, а она ни в какую. Тут я вспомнила, как удивилась Уитни, услышав от Оуэна, что я честная, и добавила: — Мы с Софи больше не дружим.

— Правда?

— Да.

— А что случилось?

«С чего такой интерес?» — хотела спросить я, но вместо этого сказала:

— Мы поругались весной. Очень серьезно… И больше не разговариваем.

— Ясно…

Я уставилась на тарелку. Зачем только рассказала Уитни о нашей ссоре? Похоже, я совершила ошибку. Сейчас Уитни наверняка съязвит или скажет какую-нибудь гадость. Но сестра просто отвернулась и включила звук.

На экране актриса рассказывала свою историю, то и дело промокая глаза бумажным платочком. Уитни слушала ее, сидя в папином кресле. Кто бы мог подумать, что сестра любит «Эбб Тайд», что у нее есть диски из-за границы? Что с точки зрения Оуэна, она, возможно, просвещенная? Хотя Уитни обо мне тоже многого не знает. Мы могли бы столько рассказать друг другу за выходные, но вместо этого молчали. Сидели вместе и в то же время раздельно и смотрели передачу о незнакомке. Слушали ее секреты, а свои, как всегда, держали при себе.

На следующее утро Оуэн начал передачу с композиции в стиле техно, которая длилась целых восемь с половиной минут. Все это время я твердила себе, что могу с чистой совестью отправляться спать, но что-то мне мешало.

— Вы слушали «Прикл» группы «Вельветин», — послышался голос Оуэна, когда музыка наконец стихла. — Из их последнего альбома «Наболевшее», на мой взгляд, лучшего техно. Трудно представить, что некоторые не любят этот стиль, правда? С вами «Управление гневом». Есть заявки? Звоните: пять-пять-пять-«РАС». А теперь «Сансевиерия»!

Я чуть с кровати не упала. Но прослушала, как обычно, всю передачу. Оуэн поставил кантри-рок, григорианские песнопения и песню на испанском, которую он расплывчато описал как «почти Аструд Жилберту, но не совсем». Наконец за несколько минут до окончания передачи послышалась знакомая мелодия. Я решила, что ошиблась, но тут Оуэн объявил:

— С вами было «Управление гневом» на общественном радио «РАС», восемьдесят девять и девять эф-эм. Закончим передачу песней, посвященной нашему постоянному слушателю издалека, и скажем ему: не стесняйтесь музыки, которую любите. Даже если по нашим скромным убеждениям ее и музыкой-то назвать нельзя. Мы знаем, зачем вы вчера ходили в торговый центр. До встречи на следующей неделе!

И тут до меня дошло: это ж песня Дженни Риф! Та самая, которую крутили вчера весь день в торговом центре! Я схватила телефон.

— Общественное радио «РАС».

— Я же тебе сказала, я ходила в торговый центр не ради Дженни Риф!

— Тебе что, не нравится песня?

— Еще как нравится! Она куда лучше всех остальных!

— Очень смешно!

— А я не шучу.

— Не сомневаюсь. Хотя это очень грустно.

— Грустно, что ты поставил Дженни Риф. Что, только «самые лучшие хиты»?

— Вообще-то я хотел пошутить!

Я улыбнулась, убирая за ухо прядь волос:

— Сам себя убеждаешь?

Оуэн громко вздохнул:

— Все, хватит уже о Дженни Риф. Скажи-ка лучше, ты бекон любишь?

— Бекон? — переспросила я. — Это что еще за песня?

— Это не песня, а еда. Знаешь, есть такая еда — бекон называется. Делается из свинины. И обжаривается на сковородке на кипящем масле.

Я посмотрела на трубку и поднесла ее обратно к уху.

— Ну так как? Хочешь?

— Хочу чего? — спросила я.

— Позавтракать.

— Сейчас? — Я взглянула на часы.

— А что, у тебя уже какие-то планы?

— Нет, но…

— Отлично. Заеду через двадцать минут.

И Оуэн повесил трубку. Я поставила телефон на базу и взглянула на себя в зеркало на трюмо. «Двадцать минут… Ладно».

За девятнадцать с половиной минут я успела принять душ и наспех одеться. Когда подъехал Оуэн, я уже ждала его на крыльце. Уитни, к счастью, еще спала, так что не нужно было ей ничего объяснять — да я б и не знала, что сказать. Я подошла к машине. С переднего сиденья вылез Ролли и оставил передо мной открытую дверь.

— Помнишь Ролли? — спросил Оуэн.

— Да, — ответила я, а Ролли кивнул. — Зачем ты пересаживаешься? Давай я сзади сяду.

— Да мне нетрудно! — Ролли устроился на заднем сиденье. — К тому же мне нужно проверить снаряжение.

— В смысле? — спросила я, захлопывая дверь.

Оуэн знаком велел мне пристегнуть ремень, а затем закрепил его молотком.

— Снаряжение для работы. У меня сегодня занятие, — пояснил Ролли. Я обернулась: на заднем сиденье лежали уже знакомый мне красный шлем, несколько наколенников и налокотников разных размеров: одни большие, похожие на судейские, несколько в форме трубок — и пара толстых перчаток. — Сегодня занятия у промежуточного уровня. Защита должна быть надежной.

— Да уж, — сказала я. Оуэн включил задний ход и выехал на дорогу. — И как ты дожил до такой работы?

— Как и все, — ответил Ролли, опуская вниз наколенники. — Увидел объявление, написал, мне ответили. Поначалу отвечал на звонки и записывал людей на занятия. А потом меня повысили: один спарринг-партнер получил сильный удар в пах, и я занял его место.

— Это как посмотреть, — вмешался Оуэн. — По-моему, тебя скорее понизили.

— Нет-нет! — воскликнул Ролли, покачав головой. На самом деле Оуэну работа спарринг-партнером подошла бы больше: высокий, широкоплечий… Ролли же был очень миловидный, невысокий, крепкий и с ярко-голубыми глазами. — Лучше уж быть спарринг-партнером, чем с бумажками возиться!

— Правда?

— Конечно! Во-первых, весело. Во-вторых, очень близко сходишься с людьми. Когда кто-то выбивает из тебя мозги, между вами образуется настоящая связь!

Я взглянула на Оуэна. Одной рукой он успевал переключать скорости и нажимать кнопки на магнитоле.

— Смотри на меня сколько хочешь. Я все равно ничего не скажу, — заявил он, сосредоточившись на дороге.

— Драка объединяет людей, — продолжил Ролли. — Многие женщины обнимают меня после занятий! В нас царит дух единства. Такое миллион раз случалось!

— Но для тебя важен лишь один, — добавил Оуэн.

Ролли вздохнул:

— Это точно.

— То есть? — спросила я.

— Ролли влюбился в девушку, которая ударила его по лицу, — сообщил Оуэн.

— Не по лицу, а по шее, — поправил его Ролли.

— Видимо, у нее хорошо поставлен удар справа.

— Да, неплохо, — согласился Ролли. — Мы встретились на выставке в торговом центре, где я работал. У нас там был стенд, и любой желающий мог записаться на бесплатное занятие и побить меня просто так, для удовольствия.

Оуэн покачал головой и включил поворотник.

— В общем, она пришла с друзьями. Моя начальница, Делорес, принялась разглагольствовать о занятиях и предложила побить меня для пробы. Друзья девушки отказались, а вот она… Взглянула мне в глаза — и бум! Четко в ключицу.

— Но на тебе была защита? — уточнила я.

— Конечно! — ответил Ролли. — Я же профессионал. Но хороший удар все равно чувствуется сразу! И поверь, у этой девчонки он был неплох! К тому же она — красотка! Убойная смесь. Но я и рта открыть не успел, как она улыбнулась, поблагодарила меня и ушла. Мгновенно. Я даже имени ее узнать не успел.

Мы выехали на автостраду и набрали скорость.

— Вот это да… Бывает же, — сказала я.

— Да уж, — торжественно согласился Ролли. Он аккуратно сложил руки на лежащем на коленях шлеме. — Бывает.

Оуэн опустил стекло, пустив в машину свежий воздух, и сделал глубокий вдох.

— Ну вот! — сказал он. — Мы почти приехали.

Я посмотрела по сторонам: ничего не видно, кроме дороги.

— Куда?

— Скажу тебе только два слова: двойной бекон.

Через пять минут мы съехали с автострады и припарковались у круглосуточного кафе «Мир вафель», где можно было позавтракать. «Похоже, они любят завтраки», — подумала я. Тут подул легкий ветерок и донес до меня восхитительный запах, сильный, от какого не спрячешься. Бекон!

— Ого! — воскликнула я. Мы пошли к кафе. Оуэн и Ролли по обе стороны от меня радостно вдыхали воздух. — Это…

— Знаю, — сказал Оуэн. — Раньше тут так вкусно не готовили. То есть бекон-то был, но до нынешнего ему далеко. Но потом на другой стороне автострады открыли новое заведение…

— «Утреннее кафе», — вмешался Ролли, сморщив нос. — Ужасное местечко. Там вечно дают непропеченные блинчики.

— …и им пришлось обгонять конкурентов. И теперь здесь каждый день готовят отличный двойной бекон, — закончил Оуэн, распахивая передо мной дверь. — Правда, здорово?

Я кивнула и зашла в кафе. И тут же запах стал сильнее, хотя куда уже? В маленьком, забитом столиками помещении было ужасно холодно.

— Ой. — Оуэн заметил, что я обхватила себя руками. — Забыл сказать, чтоб оделась потеплее. — Он снял куртку и протянул мне. Я хотела отказаться, но Оуэн сказал: — Здесь так холодно, чтоб люди не засиживались. И если ты уже сейчас замерзла, то через десять минут превратишься в ледышку. Держи.

Я накинула на себя куртку. Конечно, она была мне велика, и рукава полностью скрыли руки. Я посильнее завернулась в куртку. Высокая стройная официантка по имени Динн провела нас к столику у окна. Сзади него сидела женщина и, низко опустив голову, тихо кормила младенца. С другой стороны расположилась парочка нашего возраста в костюмах для бега: девчонка — блондинка с резинкой на запястье, и высокий темноволосый парень с выглядывающей из-под рукава татуировкой.

— Рекомендую блинчики с шоколадной стружкой, — сказал Ролли после того, как Динн принесла нам кофе и меню. — И побольше масла и сиропа. И бекон.

— Фу, — фыркнул Оуэн. — Я буду как всегда: яйца, бекон и печенье. Все.

Да… Свинину все-таки стоило попробовать, и, когда вернулась Динн, я заказала вафлю с беконом. Хотя я его уже так нанюхалась, что не знала, смогу ли есть.

— Вы сюда каждую неделю ходите? — спросила я, глотнув воды.

— Да, — кивнул Оуэн. — Со времен нашей первой передачи. Это традиция. И Ролли всегда платит.

— Плачу я не потому, что традиция, а потому, что я тебе проспорил, — возразил Ролли.

— И долго тебе платить? — поинтересовалась я.

— Всю жизнь, — ответил Ролли. — Я упустил свой шанс и теперь расплачиваюсь. Причем в прямом смысле слова.

— Ну, не всю жизнь, — сказал Оуэн, постукивая ложкой по стакану с водой, — а пока ты с ней не заговоришь.

— Когда еще это случится! — вздохнул Ролли.

— Когда в следующий раз встретитесь.

— Ага. — Ролли помрачнел. — В следующий раз…

Я взглянула на Оуэна.

— Мы про ту девчонку. У которой удар хороший, — пояснил он. — В июле мы встретили ее в клубе. Впервые за все время! Ролли говорил о ней, не замолкая, с тех пор, как она ему врезала…

Ролли покраснел:

— Неправда!

— И вот наконец! Она перед нами! — продолжил Оуэн. — А Ролли стормозил.

— Просто я считаю, что для знакомства необходим подходящий момент, а он бывает очень редко.

Высказать до конца свою глубокую мысль Ролли помешала (а может, и, наоборот, помогла — это как смотреть) Динн. Она принесла нашу еду. Я никогда не видела столько бекона сразу! Он был больше вафли и едва не выпадал с тарелки.

— Ну так вот, — продолжил Ролли, намазывая блинчики маслом. — Стою я, значит, думаю, как к ней подойти, и вдруг у нее со спинки стула падает свитер. Момент идеален! Но я не могу сдвинуться с места! Так и не решился.

Оуэн уже засунул в рот кусок бекона и теперь посыпал яйца перцем.

— Просто когда ты понимаешь, что вот-вот осуществится мечта всей твоей жизни, то страшно пугаешься!

Ролли пододвинул ко мне розетку с сиропом, и я полила им вафлю.

— Это точно.

— Поэтому, — сказал Оуэн, — я и предложил: поднимет свитер и заговорит с девчонкой, я буду всю жизнь платить за завтраки, струсит — будет он.

Ролли отправил в рот еще один блинчик.

— Я встал и пошел к ней. Но тут она обернулась, и я…

— …струсил, — закончил за него Оуэн.

— …испугался. Она меня заметила, я разнервничался и прошел мимо. И теперь должен всю жизнь платить за завтраки. Ну, или пока не выиграю пари, что очень маловероятно, поскольку я ее больше не видел.

— Да… Бывает же.

Ролли кивнул так же мрачно, как до этого в машине:

— Бывает…

Ушли мы из кафе только через час. Успели съесть весь бекон, и мне казалось, я вот-вот лопну. Я уселась в машину и перекинула через себя ремень. Оуэн вставил его в застежку и взялся за молоток. Его руки оказались рядом с моей талией, голова — у плеча. Я посмотрела на его темные волосы, россыпь веснушек у уха, длинные ресницы… Оуэн закрепил ремень и откинулся обратно на спинку.

Всю дорогу обратно я разглядывала в боковое зеркало Ролли. Он надевал защиту: вначале на грудь, затем наколенники, налокотники, становясь все крупнее и почти не похожим на себя. Мы затормозили неподалеку от автострады у торгового центра, где находилась секция «Укрепление», и Ролли надел шлем.

— Спасибо, что подбросил. — Ролли вылез из машины. Защита была настолько толстой, что идти он мог только очень медленно и неуверенно, растопырив руки. — Я тебе позвоню.

— Давай! — ответил Оуэн.

Мы поехали дальше. За окном мелькали деревья, а я вспоминала, как неловко себя чувствовала в первый день в машине с Оуэном. Теперь я уже не волновалась. На улице почти не было людей. Работали разбрызгиватели, из одного дома вышел за газетой мужчина в халате. «Вот тебе и подходящий момент», — подумала я, вспомнив Ролли. Надо было что-нибудь сказать Оуэну, может, поблагодарить его или дать понять, как много для меня значит наша дружба. Но только я набралась мужества и открыла рот, как Оуэн меня опередил:

— Ты послушала диски, которые я тебе записал?

— Да, — ответила я. Мы свернули на мою улицу. — Я вчера начала слушать первую песню протеста.

— И?

— Уснула. — Оуэн явно был недоволен. — Но я очень устала. Попробую еще раз и скажу тебе тогда.

— Можешь не торопиться. — Он затормозил у моего дома. — Такие дела быстро не делаются.

— Но ты мне правда дал очень много дисков!

— Десять. Это не много. Так, на закуску.

— Оуэн, да там как минимум сто сорок песен!

— Хочешь учиться? Не жди, пока музыка к тебе придет, а сама двигайся ей навстречу.

— Предлагаешь совершить паломничество? — пошутила я, но, судя по серьезной гримасе Оуэна, он шутить и не думал.

— Можно и так сказать.

— Какого рода?

— Пошли в клуб на концерт на следующих выходных? Хорошая группа, поют вживую.

Я чуть не ляпнула: «Ты что, приглашаешь меня на свидание?» Но вовремя сообразила, что Оуэн ответит правду, а знать ее я не хочу. Если «да», то что? Здорово, конечно, но страшновато. А если «нет», я буду выглядеть глупо.

— А кто думает, что группа хорошая? — спросила я.

— Я, конечно.

— Ага…

Оуэн взглянул на меня недоуменно:

— И не только я. Другие тоже. Ее организовал двоюродный брат Ролли.

— Они…

— Нет, не техно, — отрезал Оуэн. — Их песни ближе к альтернативному року, иногда веселые, иногда нет. Исполнять они будут совсем новые.

— Ну ты и описал!

— Да какая разница, как я описал! Главное, музыка хорошая, — сказал Оуэн. — И поверь, она тебе понравится.

— Посмотрим-посмотрим, — ответила я, и Оуэн улыбнулся. — И когда же выступает эта твоя группа, поющая новые песни, которые ближе к альтернативному року и иногда веселые, а иногда нет?

— В субботу вечером в «Бендоу». Пускать будут всех независимо от возраста. Открывать концерт должна другая группа, так что наша выйдет часов в девять.

— Хорошо.

— Хорошо — это значит, ты пойдешь?

— Да.

— Отлично.

Я улыбнулась. Тут в доме, на лестнице появилась Уитни в пижаме. Она зевнула, закрыв рот рукой, и пошла в прихожую. Рядом на стене мелькала ее вытянутая тень. Уитни зашла в столовую и склонилась над горшками на окне. Пощупала землю в одном из них, а второй повернула другой стороной к свету. Затем присела, сложив руки на коленях, и уставилась на горшки.

Оуэн тоже смотрел на Уитни. Интересно, что он думает? Все выглядело совсем не так, как было на самом деле. Взглянешь на другой дом и увидишь другую картинку, другую историю… Пусть это и не мое дело, но мне вдруг очень захотелось рассказать Оуэну про Уитни.

— В горшках трава. Она ее вчера посадила. Это для лечения.

Оуэн кивнул:

— Ты говорила, что она больна, а чем? Если не секрет, конечно.

— У нее анорексия.

— Ясно…

— Сейчас ей уже намного лучше, — добавила я, и это была правда. Вчера вечером Уитни съела два куска пиццы. Гораздо позже, чем я, сняв с нее жир и разрезав на много маленьких кусочков, но все-таки съела. Так что прогресс налицо. — Когда мы только узнали, что она больна, она была в ужасном состоянии. Даже лежала в прошлом году в больнице.

Мы посмотрели на Уитни. Она встала и откинула с лица прядь волос. Интересно, что теперь думает о ней Оуэн? Как повлияли на ход его мыслей мои слова? Но он оставался непроницаемым.

— Вам, наверно, тяжело пришлось, — сказал Оуэн.

Уитни обошла стол и скрылась на кухне. Но через секунду появилась снова. Все время забываю про хитрость нашего дома: вроде видно все, но определенные островки остаются скрытыми от окружающих.

— Да, очень тяжело. Я страшно испугалась.

Я не сомневалась, стоит ли говорить правду. Так получалось само собой. Не нужно было собирать волю в кулак и заставлять себя быть искренней. Оуэн взглянул на меня, и я сглотнула. А затем, как обычно, когда он меня внимательно слушал, продолжила:

— Просто Уитни очень скрытная. Никогда не скажет, что с ней что-то не так. Вот Кирстен, наоборот, вечно болтает без умолку, и, если у нее что-то случается, не хочешь, а все равно узнаешь. А вот из Уитни все приходится тянуть клещами. Или самим как-то догадываться.

Оуэн снова посмотрел на дом, но Уитни опять скрылась из виду.

— А ты?

— Что я?

— Если у тебя что-то случается, как об этом узнают твои родственники?

«Никак», — подумала я, но, конечно, не произнесла вслух. Просто не могла. А вместо этого сказала:

— Не знаю. Их надо спросить.

Мимо промчался внедорожник, подняв в воздух сложенные у обочины листья. Они ударились о ветровое стекло и упали. Я взглянула на дом. Уитни шла вверх по лестнице с бутылкой воды в руках. На этот раз она взглянула на улицу и, заметив нас, замедлила шаг.

— Мне пора, — сказала я, отстегивая ремень. — Еще раз спасибо за завтрак.

— Да не за что, — ответил Оуэн. — Не забудь про паломничество. В субботу. В девять.

— Поняла.

Я вылезла из машины и закрыла дверь. Оуэн завел двигатель, помахал мне рукой и уехал. И только на пол-пути к дому я поняла, что забыла отдать ему куртку. Обернулась, но синяя машина Оуэна уже скрылась за поворотом. Слишком поздно!

Я вошла в дом. Скинула куртку и перекинула ее через руку. И почувствовала, как что-то оттягивает карман. Засунула туда руку и нащупала нечто твердое. И сразу поняла, что это: айпод с обмотанными вокруг него наушниками. Он был весь исцарапан, а на экранчике виднелась небольшая трещина. И хотя в «Мире вафель» куртка долго пролежала на холоде, айпод все равно грел мою руку.

— Аннабель, это ты?

Я подпрыгнула и обернулась. Сверху на меня смотрела Уитни.

— Привет! — поздоровалась я.

— Ты рано встала.

— Да, — сказала я. — Я… завтракала.

Уитни взглянула на меня подозрительно:

— И когда ты уехала?

— Давно уже. — Я пошла вверх по лестнице. Уитни посторонилась, давая мне пройти, но не сильно, и мне пришлось протискиваться мимо нее. Она вдохнула воздух. Раз, другой. Учуяла бекон.

— Пойду делать уроки. — Я пошла к себе в комнату.

— Хорошо, — медленно проговорила Уитни, но с места не сдвинулась и смотрела мне вслед. Я закрыла за собой дверь.

Оуэн жить не мог без айпода, и я решила, что он очень быстро заметит его отсутствие. Поэтому, когда днем зазвонил телефон, я подумала, что это Оуэн, умирающий от нехватки музыки. Но звонила мама.

— Привет, Аннабель!

Когда мама нервничала, она старалась казаться еще более веселой. Линия аж трещала от ее напускной бойкости.

— Привет! Как там ваши дела? — спросила я.

— Все хорошо, — ответила мама. — Папа играет в гольф, а я только что с маникюра. Столько дел было! Но я все равно решила позвонить. Как вы?

С момента их отъезда она звонила третий раз, но я решила ей подыграть.

— Хорошо. Особо ничего нового.

— Как там Уитни?

— Нормально.

— Она дома?

— Не знаю. — Я слезла с кровати.

— Она что, ходила куда-то? — спросила мама.

— Может быть, — ответила я и подумала: «Ой, господи…» — Подожди минутку. — Я вышла в коридор и прижала трубку к груди. Прислушалась. Телевизор не работал, и внизу было тихо. Я подошла к комнате Уитни. Дверь была прикрыта. Я тихо постучала.

— Да?

Уитни сидела на кровати по-турецки и что-то писала в тетрадке.

— Тебя мама.

Уитни вздохнула и протянула руку ладонью вверх. Я дала ей трубку.

— Алло! Привет… Да, я дома… Хорошо… Все хорошо. Можешь больше не звонить.

Мама что-то начала говорить, а Уитни облокотилась о спинку кровати, произнося только «МММ…» и «угу». Я выглянула в окно. Хотя мы жили в соседних комнатах, от Уитни площадка для гольфа выглядела иначе, как будто это было совсем другое место. На нем сейчас мужчина в клетчатых штанах отрабатывал свинг.

— Да, хорошо. — Уитни разгладила волосы. Взглянув на нее, я в который раз отметила, как же она прекрасна. Даже в джинсах, футболке и без макияжа. От красоты просто захватывает дух. Неужели ей когда-то могло не нравиться собственное отражение в зеркале?

— Я ей передам… Хорошо… Пока.

Уитни нажала на «Выкл.» и отдала мне трубку.

— Мама просила передать, что они приедут завтра днем.

— Да, хорошо.

— На обед мы можем либо приготовить спагетти, либо сходить в кафе. — Уитни притянула ноги к груди и взглянула на меня. — Ты что думаешь?

Я помедлила с ответом, не понимая, в чем подвох.

— Да в принципе все равно. Можно и спагетти.

— Хорошо. Я чуть позже приготовлю.

— Ладно. Если хочешь, могу помочь.

— Посмотрим. — Уитни сняла с ручки колпачок и снова склонилась над тетрадкой. На первой странице было что-то написано ее почерком. Интересно что? Уитни подняла голову. — Что такое?

— Да нет, ничего. — До меня дошло, что я все еще стою в ее комнате и внимательно ее разглядываю. — Увидимся.

Я вернулась к себе, уселась на постель и взяла айпод. Как-то странно и даже неправильно, что он здесь, в моей комнате, у меня в руках… Но я все равно раскрутила наушники и включила его. Через секунду экранчик ожил. Появилось меню, и я выбрала «песни».

Их там было 9987. «Мамочки!» — подумала я. С минуту проглядывала список, и перед глазами мелькали названия песен. Оуэн как-то сказал, что во время развода родителей заглушал скандалы музыкой. Похоже, он каждый день тем же самым занимается. С десятью тысячами песен можно не бояться тишины.

Я вернулась в меню и выбрала «список композиций». Появился длинный список: «Утренняя передача 12.08», «Утренняя передача 19.08», «Песнопения (зарубежные)» и, наконец, «Аннабель».

Я перестала нажимать на кнопку. Скорее всего, здесь просто были песни с одного из дисков, который Оуэн для меня записал. Искушение, как и раньше в машине, было велико, но на этот раз я не выдержала.

Нажала на кнопку, и на экранчике появился список песен. Первая — «Дженнифер» группы «Липоу» — показалась знакомой. И «Сон Декарта» «Мизантропа» тоже. Тут до меня дошло: это песни из передачи! Которую я слушала в первый раз. Правда, она мне не понравилась. Но я ее прослушала целиком и потом обсудила с Оуэном.

Они все были здесь. Все песни по порядку, о которых мы говорили и спорили. Песнопения майя — Оуэн меня тогда впервые подбросил до дома. «Благодарю» «Лед Зеппелин» — я подбросила его. Очень много техно, все песни в стиле трэш-метал. И даже Дженни Риф. Я слушала понемногу от каждой песни и вспоминала те времена, когда я смотрела на Оуэна в наушниках и пыталась понять, что же он слушает и о чем же думает. Кто бы мог предположить, что обо мне?

Я взглянула на часы — без пяти пять. Оуэн, наверно, уже обнаружил пропажу. Но ничего страшного. Я завезу ему айпод. Мне ведь совсем не трудно!

Спускаясь по лестнице, я услышала грохот. Затем Уитни пробормотала: «Черт!» Я заглянула на кухню. Уитни засовывала кастрюлю обратно в шкаф.

— Что случилось?

— Да ничего. — Уитни выпрямилась и убрала с лица прядь волос. Перед ней стояла банка с соусом для пасты, коробка со спагетти, разделочная доска с красным перцем и огурцом и упаковка салатных листьев. — Ты уходишь?

— Да, ненадолго, — ответила я. — Если нужно, я…

— Нет, можешь идти. — Уитни взяла коробку со спагетти и, прищурившись, начала читать, что написано сзади.

— Хорошо. Вернусь к…

— Просто… — Уитни отложила коробку. — Я не знаю, в какой кастрюле готовить пасту…

Я положила куртку Оуэна на стул и подошла к шкафчику у плиты.

— В этой. — Я протянула Уитни большую кастрюлю с крышкой с дырочками. — Из нее легче сливать воду.

— А… Точно. Понятно.

Я наполнила кастрюлю водой, поставила на плиту и включила конфорку. Уитни внимательно за мной следила.

— Теперь нужно подождать. Если закроешь крышкой, будет быстрее.

Уитни кивнула:

— Хорошо.

Я подошла к стулу, на котором лежала куртка Оуэна, и остановилась там, наблюдая за Уитни. Она достала маленькую кастрюлю, выложила туда соус для пасты и поставила на плиту. Действовала Уитни очень медленно и неуверенно, как будто расщепляла атомы, что было неудивительно. Она никогда сама не готовила. Все делала мама: даже бутерброды и кашу на завтрак. Я представила, как неловко сейчас себя чувствует Уитни. Все-таки она готовит впервые, да еще и в одиночку.

— Может, тебе помочь? — спросила я. Уитни достала ложку и начала осторожно мешать соус для пасты. — Мне не трудно.

С минуту сестра молчала. Я уже подумала, что она обиделась, но тут она сказала:

— Помоги. Если хочешь, конечно.

Тем вечером мы впервые в жизни готовили с сестрой обед. Мы почти не разговаривали, Уитни лишь иногда задавала вопросы: при какой температуре подогревать чесночный хлеб и сколько спагетти варить? А я отвечала: триста пятьдесят градусов, варить все. Я накрыла на стол, а Уитни медленно и осторожно нарезала салат, сгруппировав овощи на доске по цветам. Наконец мы вдвоем сели обедать. Я взглянула на горшки на подоконнике и сказала:

— Они там хорошо смотрятся.

Уитни села за стол.

— Да. — Она взяла салфетку. На тарелке у Уитни был в основном салат и только чуть-чуть пасты, но я ничего не сказала, не хотела вести себя, как мама. — Теперь им осталось только прорасти.

Я накрутила на вилку спагетти и откусила немного.

— Очень вкусно! Просто отлично!

— Это ж паста, — пожав плечами, заметила Уитни. — Ее легко готовить.

— Не совсем, — ответила я. — Если недоваришь, будет внутри хрустеть. Переваришь, получится каша. А у тебя вышло то, что нужно.

— Правда? — спросила Уитни.

Я кивнула. Пару минут мы ели молча. Я снова взглянула на горшки и на площадку для гольфа позади них. Трава на ней была необыкновенно зеленая.

— Спасибо, — добавила Уитни.

Я не знала, благодарит ли она меня за то, что я похвалила пасту, или за салат, или просто за помощь. Мне было все равно. Я просто была рада услышать от нее «спасибо».

— Не за что.

Уитни кивнула. По дороге промчалась машина. Она затормозила у дома, и водитель взглянул на нас, прежде чем поехать дальше.

 

Глава одиннадцатая

— Это Аннабель!

Я еще не отпустила звонок, а Мэллори уже тут как тут. Заскрипела ручка, и дверь распахнулась.

Вначале я Мэллори даже не узнала. Слишком уж сильно она была накрашена: тональный крем, подводка, тени, очень яркая помада и накладные ресницы. На одном глазу они отклеились и прилепились к брови. На Мэллори также было обтягивающее платье без бретелек и босоножки на высоких каблуках, на которых она еле передвигалась.

Вокруг нее, уставившись на меня, сгрудились четыре девочки, все разодетые и накрашенные: невысокая брюнетка в очках, черном платье и туфлях на танкетке, две рыжеволосые близняшки с веснушками, в джинсах и коротких майках и круглолицая блондинка в вечернем платье. От девчонок жутко пахло лаком для волос.

— Аннабель! — завопила Мэллори, запрыгав на месте. Ее высокая прическа даже не покачнулась. — Привет!

— Привет! А что вы…

Закончить я не успела. Мэллори схватила меня за руку и втащила в дом. Остальные девочки отступили назад, не переставая на меня таращиться.

— Девчонки, вы представляете! Это же Аннабель Грин!

— Ты снималась в той рекламе, — сказала блондинка в вечернем платье, наморщив ярко-розовые губы.

— Ну да! А она работает на «Копфс» и в модельном агентстве!

— А зачем ты пришла? — спросила одна из близняшек.

— Ну, я тут была неподалеку и…

— Она дружит с моим братом! И со мной! — заявила Мэллори, сжав мою руку своей горячей ладошкой. — У нас сейчас будет фотосессия. Поможешь придумать позы?

— Я на самом деле ненадолго. Заехала всего на минутку.

Так я сказала Уитни после обеда. Что мне нужно кое-что завезти другу и я вернусь в течение часа. Уитни кивнула и как-то странно на меня взглянула, видимо, прикинула, буду ли я опять пахнуть беконом.

— Нравится, как я выгляжу? — спросила Мэллори, закинув руку за шею и закатив глаза. Затем снова встала по-обычному. — Мы сегодня представляем различные наряды. Я — вечерний.

— А мы — повседневный, — сказала одна из близняшек, уперев руку в бедро. Ее сестра, у которой было больше веснушек, торжественно кивнула.

Я взглянула на брюнетку в очках.

— Офисный классический, — пробормотала она, одернув черное платье.

— А я, — объявила блондинка, закружившись так, что зашуршала юбка, — наряд на помолвку.

— Нет, на бал, — возразила Мэллори.

— Нет, на помолвку! — стояла на своем блондинка, все кружась. А мне сказала: — Платье стоило…

— Четыреста долларов, мы в курсе, — недовольно перебила ее Мэллори. — Воображает о себе невесть что, потому что ее сестра — дебютантка.

— Когда мы начнем съемку? — спросила одна из близняшек. — Мне надоел повседневный наряд! Хочу платье!

— Сейчас! — раздраженно выпалила Мэллори. — Вначале я покажу Аннабель свою комнату. Потом спросим, что она думает по поводу нашего внешнего вида.

Она потащила меня по ступенькам. Девчонки, громко топая, помчались за нами.

— А Оуэн дома? — спросила я.

— Да, ходит где-то, — ответила Мэллори. Брюнетка в очках шла рядом со мной и внимательно меня разглядывала. Остальные сзади перешептывались. — Я тебе сейчас покажу фотографии с прошлого раза! Которые мы у Мишель делали. Они потрясающие! На мне был наряд в европейском стиле. Просто чудесный!

— Что за наряд? — поинтересовалась я.

— Берет и шотландская юбка. А в руках я держала французскую булку. Очень красиво.

— Я тоже хочу наряд в европейском стиле! — заявила девочка в черном. — Мой слишком скучный. И почему это ты всегда в вечернем платье?

— Теперь подожди секунду! — прошептала Мэллори у закрытой двери в свою комнату. Она встала напротив нее и прижала руки к груди. — Итак! — На одном глазу снова отклеились ресницы. — Приготовьтесь к культу моделей!

Это прозвучало как-то не очень… Я оглянулась. Девчонки молчали и не сводили с меня глаз. Я снова повернулась к Мэллори и медленно проговорила:

— Ну, давай.

Мэллори распахнула дверь:

— Гляди! Могла подумать, что у меня тут такое?

Нет, не могла. Три стены в комнате Мэллори от пола до потолка были оклеены фотографиями из журналов. Модели, знаменитости, блондинки, брюнетки, рыжие… Высокая, вечерняя, повседневная мода, мода шоу-бизнеса… Красивые лица с высокими скулами, разные позы… Целое море фотографий, вырезок с наклеенными друг на друга краями так, что стен за ними было почти не видно.

— Ну, — спросила Мэллори, — как тебе?

Я была поражена. Мэллори подтолкнула меня к стене и указала на одно из лиц. Я подошла поближе и только тогда поняла, что это я.

— Это с прошлогоднего календаря, когда ты была апрелем и фотографировалась вместе с шинами. Помнишь?

Я кивнула. Тогда Мэллори оттащила меня вправо и снова указала на вырезку. Девчонки же разошлись по разным местам. Рыженькие близняшки уселись на кровать и стали листать журналы, а блондинка и брюнетка пытались поделить стул у трюмо.

— А это вот реклама «Загара от Бока». Ее раздавали на баскетбольном матче в университете, на который я ходила в прошлом году. У тебя тогда волосы были светлее!

— Да… — У меня еще кожа была золотистого цвета. Странно. А я и думать забыла об этой рекламе. — В самом деле светлее.

Теперь Мэллори потащила меня влево. Снова замелькали фотографии.

— Но вот эта моя любимая! — сказала она. — Поэтому я повесила ее прямо над кроватью.

Я нагнулась поближе. И увидела коллаж из снимков из ролика для «Копфса»: я в форме капитана команды поддержки, на скамейке с девчонками позади, с симпатягой в смокинге под руку.

— Откуда у тебя фотографии?

— Это снимки с экрана, — гордо сообщила Мэллори, — я записала рекламу на DVD, вставила его в компьютер и сохранила отдельные фрагменты. Здорово, правда?

Я внимательнее взглянула на фотографии и, как всегда, вспомнила тот апрельский день, когда снимали этот ролик. Я была тогда другим человеком. Все было по-другому.

Мэллори отпустила мою руку и тоже нагнулась поближе.

— Обожаю эту рекламу! — сказала она. — Вначале она мне нравилась из-за формы капитана команды поддержки — я ей тем летом очень увлекалась. Но потом я влюбилась в одежду и в сам сюжет… Они чудесны!

— Тебе понравился сюжет? — спросила я.

— Да. — Мэллори повернулась ко мне. — Ты прекрасно провела лето и вот снова возвращаешься в школу.

— Понятно.

— Начинается все с того, что ты болеешь за игроков на крупном матче, готовишься к контрольным и гуляешь по двору с друзьями.

«Гуляю по двору с друзьями… — подумала я. — Да уж».

— А затем первый бал, знакомство с потрясающим парнем… То есть дальше будет только лучше. — Мэллори вздохнула, уткнувшись в фотографии. — Кажется, что у тебя очень интересная и увлекательная жизнь. В средней школе. Ты как девушка…

— …у которой есть все, о чем только можно мечтать, — закончила я, вспомнив слова режиссера.

Мэллори повернулась ко мне и кивнула:

— Точно!

Я чуть было не рассказала ей, что это неправда. Что я вовсе не та девчонка, у которой есть все, о чем только можно мечтать. Между мной и девушкой с фотографий нет ничего общего! Да и много ли найдется людей, кто живет так, как она? Один радостный эпизод сменяется другим… Нет, это точно не про меня. Я вспомнила, как пришла в сентябре в школу: как ругалась, скривив красивый ротик, Софи, как улыбался Уилл Кэш, как меня рвало на траву за корпусом. Вот что представляет собой моя жизнь.

Тут раздались тяжелые шаги, и кто-то громко вздохнул:

— Мэллори, я же тебе говорил: хочешь фотографироваться — пошли. А то мне еще над передачей работать, и я не горю желанием…

Я встала. В дверном проеме возвышался Оуэн.

— …сидеть всю ночь, — изумленно закончил он. — Привет! А ты сюда как попала?

— Она приехала ко мне на вечеринку! — заявила Мэллори.

— Что, правда? — спросил Оуэн, взглянув на меня подозрительно.

— Ты им помогаешь на фотосессии?

— Нет, я просто…

— Нам нужен фотограф! — пояснила Мэллори. — Чтобы делать групповые снимки. А теперь у нас есть еще и стилист! Это ж здорово! — Она захлопала в ладоши. — Так, все пошли вниз! Строимся для групповых снимков! Потом перейдем к индивидуальным. У кого наш список?

Темноволосая девочка встала со стула и вытащила из кармана сложенный лист бумаги.

— Вот он, — сказала она, и Мэллори забрала список себе.

— А теперь скажи серьезно, зачем приехала, — спросил меня Оуэн.

— Я живу модой, — ответила я. — Ты же знаешь.

Мэллори откашлялась.

— Вначале — повседневные наряды. — Она указала на рыженьких близняшек. — Потом официальный классический, вечерний и бальный.

— На помолвку! — поправила ее блондинка.

— Все! Вниз! — скомандовала Мэллори.

Первыми вышли близняшки, за ними последовала темноволосая девочка. Блондинка же никуда не торопилась. Спокойно встала, смерила меня взглядом и пошла к выходу.

— Привет, Оуэн! — сказала она, подметая ковер подолом платья.

Оуэн в ответ кивнул, ни капли не изменившись в лице:

— Здравствуй, Элинор.

Блондинка покраснела и бросилась прочь из комнаты. Внизу ее встретили дружным смехом.

Мэллори остановилась у двери и взглянула на нас:

— Ты, Оуэн, понадобишься мне в пять внизу вместе с фотоаппаратом. А ты, Аннабель, можешь быть нашим стилистом и следить за съемками.

— Разговаривай нормально или сама себя снимать будешь! — разозлился Оуэн.

— Начинаем через пять минут! — Мэллори бросилась вниз, громко раздавая указания подругам.

— Ух ты! — сказала я Оуэну, когда голоса девчонок стихли. — Как у вас тут все серьезно!

— Не говори! — Он уселся на край кровати. — И помяни мои слова, закончится все, как всегда, слезами! Девчонки эти не знают, что такое золотая середина!

— То есть?

— Не знают, что такое золотая середина, — повторил Оуэн, а я села рядом с ним. — Мы так на «Управлении гневом» говорим. В смысле, впадают в крайности. Либо получают, что хотят, либо нет! Либо правы, либо нет!

— Либо я представляю наряд на помолвку, либо бальное платье, — добавила я.

— Точно. Мыслить так опасно, поскольку максимализм не всегда уместен. Хотя для тринадцати лет, наверно, нормален.

— Девушка в платье на помолвку явно считает себя звездой.

— Элинор? — Оуэн вздохнул. — Да уж, это нечто.

— Ты ей, похоже, очень нравишься!

— Так, все, хватит! — он помрачнел. — Это «ОП»! Серьезно!

— А что, знаешь, многие модели гуляют с фотографами! — Я подтолкнула Оуэна коленом. — Для дела бывает полезно!

— Спрашиваю еще раз, зачем ты приехала?

— Привезла тебе куртку. Забыла утром отдать.

— А… Спасибо! Но можно было и до вторника подождать.

— Можно, — я вытащила из кармана айпод, — если б я не обнаружила его.

Оуэн изумленно схватил айпод:

— Ой, спасибо! Мне бы его очень не хватало.

— Я думала, уже не хватает.

— Да я вот как раз собирался готовиться к следующей передаче, так что точно бы хватился. Спасибо!

— Пожалуйста.

Внизу послышался шум: кто-то то ли радовался, то ли плакал.

— Слышала? — Оуэн указал на открытую дверь. — Вот тебе и слезы. Наверняка. Сплошной максимализм!

— Может, никуда не пойдем? — спросила я. — Тут безопасней.

— Ну, не знаю… — Оуэн огляделся. — Меня тошнит от этих фотографий.

— На них хотя бы нет тебя.

— А ты что, есть?

Я указала на фотографии из ролика. Оуэн подошел поближе.

— Да ничего особенного на самом деле.

Он довольно долго их разглядывал, и я уже начала жалеть, что показала.

— Странные, — наконец сказал он.

— Ну, спасибо тебе!

— Да нет! Просто ты на них сама на себя не похожа. — Оуэн нагнулся поближе. — То есть лицо знакомое, но кажется, что это совсем другой человек.

Я удивилась. Ведь, глядя на старые снимки и особенно на фотографии из «Копфса», мне тоже казалось, что на них изображена совсем другая девушка, цельная, несломленная, у которой в жизни все хорошо. Она сильно отличалась от той, кого я видела каждый день в зеркале. Но я думала, что больше никто этого не замечает.

— Только не обижайся, — добавил Оуэн.

— Да ну что ты. — Я покачала головой.

— Фотография хорошая. — Оуэн снова в нее вгляделся. — Но сейчас ты, по-моему, выглядишь лучше.

Вначале я подумала, что ослышалась.

— Сейчас?

— Ну да. — Оуэн повернулся ко мне. — А ты что подумала?

— Я… — начала я, но замолчала. — Ладно, не важно.

— Думала, я скажу, что ты лучше на снимках?

— Ты всегда говоришь правду…

— Да, но я не грубиян, — ответил Оуэн. — Ты хорошо выглядишь на снимках, просто по-другому. На себя не похожа.

— По-другому, значит, хуже.

— По-другому, значит, по-другому.

— Очень туманно, — заметила я. — И к тому же эвфемизм. Причем двойной.

— Ты права. Понимаешь, глядя на эти фотографии, думаешь: «Нет, это не Аннабель. Совсем не похожа!»

— А на кого я должна быть похожа?

— На себя. — Оуэн кивнул в мою сторону. — Дело в том, что я никогда не видел, как тебя фотографируют в форме капитана команды поддержки. Не ассоциируешься ты у меня с моделью.

Я чуть было не попросила его пояснить, с кем же тогда я у него ассоциируюсь. Но потом поняла, что он и так уже все сказал. Оуэн думает, что я честная, прямолинейная и даже забавная. Сама я себя такой никогда не считала! Кто знает, какой еще я окажусь? Какой еще могла стать, изменившись со времени съемки? Вариантов очень много.

— Оуэн! — завопила Мэллори, стоя у лестницы. — Мы готовы!

Взглянув на Оуэна, я подумала, что он тоже появился, когда я вернулась в школу. Вместе с ругающейся Софи, улыбающимся Уиллом и всем этим кошмаром. Оуэн протянул мне руку, и я взяла ее, радуясь, что мне наконец есть на что опереться.

Оуэн оказался прав насчет слез. Меньше чем через час началась истерика.

— Это нечестно! — дрожащим голосом возмутилась темноволосая девочка, которую, как оказалось, зовут Анджела.

— Ты хорошо выглядишь, — сказала ей Мэллори, поправляя боа. — Что не так?

По-моему, это было очевидно. Мэллори и остальные по очереди надевали вечерний и бальный наряд (или же наряд на помолвку, кому как), а Анджеле постоянно доставался офисный классический, который, по-видимому, был у всех самым нелюбимым. Она взглянула на свою прямую черную юбку и черную блузку и решительно заявила:

— Хочу вечернее платье! Когда моя очередь?

— Оуэн! — позвала Элинор, оттягивая вниз топ. — Готов меня снимать?

— Нет, — пробормотал Оуэн, стоя у дивана. Элинор подошла к нему, откинув назад волосы и уперев руку в бедро. — Совсем не готов.

Фотосессия проходила по всем правилам. Девчонки отодвинули к стене мебель, повесили на каминную полку белую простыню в качестве фона и даже организовали гримерную, где еще и переодевались. К тому же включили музыку (в основном Дженни Риф, Битси Бондс и «104Зет». Предложение Оуэна сделать микс было сразу же отвергнуто).

— Дойдет очередь и до тебя! — сказала Мэллори. Теперь на ней был золотистый лиф от купальника, саронг и боа на плечах. — Но классический офисный наряд тоже очень важен! Кто-то же должен его представлять.

— Тогда почему не ты?

Мэллори вздохнула и поправила челку. Близняшки же в это время переоделись в купальники и готовились к снимкам в движении, кидая друг другу футбольный мяч.

— Потому что мне вечерний наряд идет больше. А ты в очках. И тебе больше подходит серьезный офисный вид.

У Анджелы задрожала нижняя губа.

— Она могла бы снять очки, — вмешалась я.

— Я готова! Давай, фотографируй! — велела Элинор Оуэну.

Оуэн поморщился, но поднял фотоаппарат. Вообще-то, исходя из моего опыта, модели никогда фотографами не командуют. Но на нашей фотосессии все явно было по-другому. Девчонки сами вставали, как им нравится, а Оуэн просто нажимал на затвор, делая снимок за снимком, практически без перерыва. Тут Элинор послала поцелуй камере, а заодно и Оуэну, тот взглянул на нее в ужасе.

В мои обязанности стилиста входило находиться в гримерной и подбирать девчонкам одежду и обувь, раскиданную по столу, полу и лестнице. Я поначалу предложила не так ярко краситься и не надевать слишком глубокое декольте, но слушать меня никто не стал, поэтому в основном я занималась тем, что смотрела на Оуэна и отчаянно старалась не смеяться.

— Знаете, — сказал он, когда Элинор улеглась на пол и поползла к нему, стуча локтями о деревянный пол, — по-моему, пора заканчивать.

— Но мы еще не сделали групповые фотографии! — воскликнула Мэллори.

— Тогда давайте становитесь! — велел ей Оуэн. — Вообще-то фотографу и стилисту платят по часам. Вам скоро денег не хватит!

— Ладно, — пробурчала Мэллори, перекидывая боа через плечо. — Так, все становимся у простыни!

Близняшки взяли мячик и пошли к фону, Элинор встала и снова поправила топ, Анджела же осталась стоять в арке, ведущей в гостиную. Руки скрещены на груди, верхняя губа уже трясется не на шутку. «Втроем дружить непросто, — подумала я, — но впятером, видимо, не легче».

— Пошли-ка, переоденемся, — позвала я Анджелу.

Пока Мэллори раздавала указания насчет того, кому и как становиться, мы с Анджелой пошли в гримерную. Я прикидывала, какой наряд можно выбрать.

— Вот она очень симпатичная, как думаешь? — спросила я, поднимая красную юбку.

Анджела хлюпнула носом и поправила очки:

— Да, ничего.

— А к ней подойдет… — я огляделась и выбрала черный топ на тонких лямках, — вот это. И очень высокие каблуки.

Анджела кивнула, взяла юбку и направилась в соседнюю комнату.

— Хорошо, пойду переоденусь.

— А я пока подберу туфли.

— Анджела! — завопила Мэллори. — Мы тебя ждем!

— Минутку! — крикнула я в ответ. Затем склонилась над огромной кучей обуви, выудила оттуда босоножку на ремешке и принялась искать вторую, но тут почувствовала, что кто-то за мной наблюдает. Подняла голову и увидела Оуэна. — Момент! Мы тут образ меняем.

— Я слышал, — сказал он, облокачиваясь о дверь. Я наконец нашла вторую босоножку, валявшуюся под чьей-то дутой курткой. — Молодец, что помогла ей.

— Модельный бизнес — дело грязное, — ответила я.

— Правда?

Я кивнула и, взяв босоножки, выпрямилась. Затем выглянула в коридор, проверяя, не идет ли Анджела, и облокотилась о противоположную сторону двери. Оуэн поднял фотоаппарат.

— Не надо! — Я закрыла рукой лицо.

— Почему?

— Ненавижу фотографироваться!

— Но ведь ты модель!

— Поэтому и ненавижу. Надоело.

— Да ладно тебе! Всего одну!

Я убрала руку, но не улыбнулась. Оуэн нажал на затвор, и загорелась вспышка.

— Отлично.

— Правда?

Оуэн кивнул, перевернув фотоаппарат и взглянув на экран. Я тоже подошла посмотреть: позади дверной проем, волосы не причесаны, без макияжа, и ракурс явно не мой. Хотя снимок был не так уж плох. Я нагнулась и вгляделась в лицо, позади него едва заметно брезжил свет.

— Видела? — спросил Оуэн. Мое плечо касалось его, а наши лица были совсем близко друг от друга. — Вот как ты выглядишь на самом деле.

Я хотела ему ответить (не знаю, правда, что) и повернулась, и тут его щека оказалась совсем рядом с моей. Я взглянула на него, и вдруг Оуэн склонился ко мне. Я даже не успела понять, что происходит, как его мягкие губы дотронулись до моих. Я прижалась к…

— Давай туфли!

Мы испуганно подпрыгнули. Оуэн ударился головой о дверной проем.

— Черт!

У меня колотилось сердце. Анджела же очень серьезно на нас смотрела.

— Да-да, вот туфли. — Я протянула их ей.

Оуэн, закрыв глаза, потер голову:

— Больно как!

— Ты живой? — спросила я и дотронулась до его виска. Кожа у Оуэна была теплая и мягкая. Я на секунду задержала руку.

— Оуэн! — закричала Мэллори. — Мы готовы! Давай уже, фотографируй!

Оуэн пошел в гостиную, за ним медленно поковыляла Анджела. Я же взглянула на себя в зеркало в изумлении от того, что только что произошло. Посмотрев внимательно на свое отражение, пошла в гостиную.

Девчонки уже забыли все обиды, и съемка была в самом разгаре. Они активно позировали, изгибаясь кто как может: трясли бедрами, наклоняли голову, хлопали ресницами. Оуэн же старательно делал свое дело.

В гостиной играла песня, как раз из разряда ему ненавистных: попсовая, очень ритмичная, с хорошо обработанным женским голосом, легко перекрывающим инструменты. Мэллори прибавила звук, и девчонки, завопив, начали танцевать, размахивая руками, прыгая и кружась. Оуэн повернул фотоаппарат в мою сторону. Я не знала наверняка, что он в нем видит, но могла предположить. И на этот раз я улыбнулась.

Когда я подъехала к дому, свет в нем горел только в комнате Уитни. Она сидела на стуле у окна, поджав под себя ноги, с той же тетрадью на коленях и что-то туда писала.

От Оуэна я уехала как раз вовремя. Элинор, Анджела и близнецы уже устали от фотосессии и от привычки Мэллори постоянно командовать и готовы были взбунтоваться. В доме творился кавардак, а мама Оуэна, большая любительница порядка, должна была приехать с минуты на минуту. Я предложила помочь с уборкой или же хотя бы выступить в роли миротворца, но Оуэн отказался.

— Я сам разберусь, — сказал он, когда мы стояли на крыльце. — На твоем месте я бежал бы отсюда как можно быстрее, а то у нас тут только хуже и хуже будет.

— Да ты оптимист! — подметила я.

— Нет. — Тут послышался возмущенный крик и хлопанье дверью. Оуэн обернулся, затем снова взглянул на меня. — Я реалист.

Я улыбнулась и, спустившись на одну ступеньку, достала из кармана ключи.

— Ну, ладно, увидимся тогда в школе.

— Да, до встречи.

Мы по-прежнему стояли на месте. Интересно, он меня поцелует?

— Ну, я пойду. — У меня закрутило желудок.

— Давай. — Оуэн подошел ближе к краю ступеньки, а я — к нему. Он нагнулся, я закрыла глаза, но тут послышался топот, становящийся все громче. Заскрипела дверная ручка, и мы отпрыгнули друг от друга. На крыльцо выскочила Мэллори в черном обтягивающем комбинезоне, с перекинутым через плечи зеленым боа и в туфлях на толстой танкетке.

— Стой! — Она бросилась ко мне. — Держи, это тебе.

Она протянула мне пачку только что напечатанных фотографий, все еще пахнущих чернилами. Сверху лежал снимок Мэллори крупным планом в золотистом лифе от купальника и с поднятыми вверх перьями от боа вокруг лица. Дальше шли групповые снимки, где Элинор ползала по полу, и наконец, с Анджелой в подобранном мною наряде.

— Ух ты! Отлично вышло, — сказала я.

— Они для твоей стены. Чтоб ты тоже на меня иногда смотрела, — пояснила Мэллори.

— Спасибо! — поблагодарила ее я.

— Пожалуйста! — Она повернулась к Оуэну. — Только что звонила мама из машины. Она будет дома через десять минут.

— Хорошо. — Оуэн вздохнул и сказал мне: — Давай тогда, до встречи.

Я кивнула. Они зашли в дом, Мэллори помахала мне в последний раз рукой и закрыла дверь. Девчонки явно о чем-то спорили, но тут послышался голос Оуэна, и они сразу стихли. Когда я пошла к машине, из дома уже не доносилось ни звука.

Я вылезла наружу, сжимая фотографии Мэллори. Всю дорогу я вспоминала лицо Оуэна так близко от моего и наш поцелуй, такой короткий, но в то же время незабываемый. Я, покраснев, распахнула дверь и стала подниматься по лестнице.

— Аннабель! — позвала меня Уитни, когда я дошла до второго этажа. — Это ты?

— Да, я вернулась.

Я хотела зайти к себе, но тут Уитни вышла из комнаты:

— Мама снова звонила. Я сказала, что ты у друга. Она спросила у какого. Я ответила, что не знаю.

Мы молча смотрели друг на друга, и я не знала, должна ли рассказать Уитни, где именно я была.

— Спасибо! — наконец сказала я. Вошла к себе в комнату и, включив свет, положила фотографии на комод. Затем сняла куртку и повесила на стул. Повернувшись, увидела Уитни.

— Я сказала маме, что ты, может, позвонишь, как вернешься. Но это необязательно.

— Хорошо, — ответила я.

Уитни, переминаясь с ноги на ногу, облокотилась о косяк. И тут увидела фотографии.

— А это что? — спросила она.

— Да так, ерунда!

Уитни осторожно взяла фотографии и стала их просматривать. Безразличие на ее лице сменилось любопытством, а когда она дошла до распластанной на полу Элинор, — ужасом.

— Младшая сестренка моего друга устроила модельную вечеринку с ночевкой. — Я подошла к Уитни. Она рассматривала фотографии близняшек, изображающих зеркальное отражение друг друга, Анджелы в ужасном классическом офисном черном платье, Мэллори, задумчивой, мечтательной и, видимо из-за Оуэна, раздраженной. — Они нарядились и фотографировались.

Уитни дошла до снимка задумчивой Элинор в белом платье.

— Ух ты! Красиво как.

— Это наряд на помолвку.

— Хм. — Уитни взглянула на следующую фотографию. На ней Элинор лежала, распластавшись на полу, с приоткрытым ртом. — А это что такое?

— Не думаю, что у этой позы есть особое название, — ответила я.

Уитни решила не развивать тему и перешла к следующей фотографии: Мэллори в красном топе с огромными ресницами и надутым ротиком.

— Симпатичная девочка, — заметила сестра, слегка наклонив фотографию. — Глаза красивые.

— Услышь она тебя, умерла бы от счастья, — сказала я, покачав головой.

— Правда?

Я кивнула:

— Она обожает моделей. Видела б ты ее комнату! Повсюду фотографии из журналов!

— Она, наверно, была счастлива, что ты пришла? Живая модель.

— Да уж.

Уитни теперь рассматривала групповые фотографии. На одной девчонки прижали лица друг к другу, на следующей — смотрели в стороны, как будто ждали разные автобусы.

— Мне на самом деле было немного не по себе, — добавила я.

Уитни помолчала, но потом сказала:

— Понимаю.

Для меня в эти выходные все было настолько неожиданно, в том числе приход Уитни в мою комнату, что я боялась сделать что-нибудь не так. Но наконец сказала:

— Просто мы, когда были детьми, никогда не устраивали такие вечеринки.

— А зачем? — спросила Уитни, дойдя до фотографии бледной и серьезной Анджелы. — Мы и так были моделями.

— Да, но ведь вечеринки — это так весело! Демонстрировать наряды на них гораздо проще, чем в жизни.

Уитни взглянула на меня, затем опять на снимки. Тут только до меня дошло, что она решила, что я говорю про нее. Я думала, теперь Уитни скажет мне какую-нибудь гадость, но она просто вернула фотографии:

— Ну, кто знает.

Уитни вышла в коридор. Я взглянула на фотографии — сверху лежал снимок Мэллори в боа.

— Спокойной ночи! — сказала я.

— И тебе, Аннабель. — Позади Уитни горел свет, и меня поразила красота ее скул и губ. Вроде не самые существенные составляющие внешности, но как же они изумительны.

Я легла в постель и, облокотившись на спинку, стала заново рассматривать фотографии. Пролистав стопку дважды, я подошла к столу и, порывшись в верхнем ящике, извлекла оттуда кнопки. Расположив фотографии по три в каждом ряду, я прикрепила их к стене над радио. «Чтоб ты тоже на меня иногда смотрела», — сказала Мэллори. Я выключила свет и стала разглядывать фотографии, освещаемые яркой луной. Наконец поняла, что засыпаю, и повернулась на бок, подальше от света.

 

Глава двенадцатая

Мама вернулась после первой за год поездки отдохнувшая, помолодевшая и с новым маникюром. И все бы было просто замечательно, но появившиеся силы она целиком и полностью направила на событие, о котором я и думать не могла, но избежать которого не представлялось возможным: осенний показ мод.

— Значит, сегодня ты едешь в «Копфс» на примерку, завтра — на обычную репетицию, — сказала мама, пока я вяло ковыряла завтрак, — а в пятницу на генеральную. К парикмахеру в четверг, а на маникюр я тебя записала на утро субботы. Как тебе такой расклад?

Я все выходные провела так, как хотела, и почти не работала последние несколько месяцев. Так что неудивительно, что расклад меня совсем не устроил. Но я промолчала. Меня очень пугали события предстоящей недели, особенно сам показ, но зато после ждала награда: поход с Оуэном в «Бендоу».

— Я вот тут подумала, — продолжила мама, — в «Копфсе» скоро начнутся пробы для весенних показов, но тебя увидят в субботу, заранее, и это просто здорово, как думаешь?

Ужас какой-то! Я знала: нужно сказать маме, что я больше не хочу быть моделью. Но тут я вспомнила, как мы разыгрывали возможный разговор во дворе с Оуэном, и даже тогда я не смогла себя пересилить. Мама сидела напротив и пила кофе. Я вспомнила Ролли: момент просто идеален! У нее упал свитер, и я могу его поднять. Но, как и Ролли, я промолчала. Скажу позже. После показа. Непременно.

Пока я буду показывать наряды в «Копфсе», моя сестра Кирстен тоже будет выступать перед публикой. Но совсем по другому поводу. Накануне она наконец-то прислала мне свой фильм. Обычно Кирстен любила все объяснять и рассказывать, иногда даже с излишними подробностями, поэтому я очень удивилась, прочитав письмо:

«Привет, Аннабель! Вот фильм. Напиши, как он тебе. Люблю, целую, Кирстен».

Первым делом я промотала письмо вниз. Если уж по телефону сестра могла болтать часами, то и электронную почту она использовала по полной программе. Но продолжения не было.

Я нажала на «загрузку». На экране появились синие квадратики. Когда видео загрузилось, я нажала на «проигрывать».

Первым делом на весь экран появилась трава. Красивая, зеленая, как на площадке для гольфа через дорогу, то есть полностью покрытая химикатами. Затем камера отъехала, и показался белый дом с красивой голубой отделкой. Мимо на велосипедах промчались две фигуры.

После чего показали их лица: девочка, блондинка, лет тринадцати и худенькая брюнетка — она едет сзади.

Вдруг блондинка обернулась и принялась быстро-быстро крутить педали. На экране мелькали то ее ноги, то развевающиеся на ветру волосы, то красивый задний план: спящая на тротуаре собака, мужчина, поднимающий газету, синее-синее небо, разбрызгиватель над цветочной клумбой… Чем больше набирал скорость велосипед, тем быстрее сменяли друг друга картинки. Наконец девочка остановилась у Т-образного перекрестка и обернулась. Далеко позади посредине дороги валялся велосипед, одно колесо у него крутилось, а за ним сидела брюнетка, держась за руку.

Блондинка быстро подъехала к ней:

— Что с рукой?

— Не знаю. — Брюнетка покачала головой.

Блондинка подъехала поближе.

— Давай залезай.

Брюнетка устроилась на руле, придерживая больную руку. Блондинка поехала вперед. И снова на экране замелькал задний план, но только собака на этот раз лаяла, мужчина споткнулся, нагнувшись за газетой, небо посерело, разбрызгиватель, зашипев, обдал водой проезжающую мимо машину, и по ее бокам потекли капли. Вроде все так же, но в то же время по-другому. Изменился даже появившийся вдалеке дом. Камера отъехала назад, и блондинка, заехав во двор, остановилась. Брюнетка слезла с руля, крепко прижав больную руку. Девочки бросили велосипед на траву и побежали к дому. Поднялись по лестнице. Кто-то, но неясно, кто именно, распахнул перед ними дверь. Девочки вошли, и на экране снова появилась трава, яркая, неестественная и пугающе зеленая. На этом фильм закончился.

Я сидела, молча уставившись на экран. Затем снова нажала «проигрывать» и посмотрела фильм еще раз. А потом еще раз. Так и не поняв, в чем суть, позвонила Кирстен и сказала, что фильм мне понравился, но его смысл остался загадкой. Но сестра не расстроилась, а сказала, что в этом-то вся соль.

— В чем? В том, что я ничего не поняла?

— Нет, — ответила Кирстен. — В том, что смысл неочевиден. Каждый интерпретирует его по-своему.

— Но ты ведь знаешь, в чем он!

— Разумеется.

— И в чем?

Кирстен вздохнула:

— Для меня — один смысл, а для тебя может быть совсем другой. Фильм каждый воспринимает по-разному. Не бывает правильных и неправильных интерпретаций. Все зависит от конкретного человека.

Я снова взглянула на экран. Я остановила фильм на последнем кадре — на зеленой траве.

— Понятно.

Странное дело. Уж кто как не Кирстен любит рассказать о себе все, что только можно? Но сейчас она молчит! Мне часто приходилось гадать, что на уме у других людей, но с Кирстен всегда все было просто, и мне не очень понравилось, что и с ней появились неясности. Сестра, однако, была просто счастлива.

— Я так рада, что фильм тебе понравился! И вызвал столько эмоций! — Она рассмеялась. — Теперь главное, чтоб он всем понравился в субботу. Вот тогда будет совсем здорово!

«Тебе-то точно! — подумала я, повесив трубку. — А вот я так и не поняла, в чем суть». Фильм, признаться, меня заинтриговал. Я пересмотрела его еще два раза, внимательно вглядываясь в каждую деталь.

Тут на кухню вошел папа, и мама принялась вокруг него хлопотать. Я опустила в раковину тарелку и включила воду. В окне виднелась Уитни. Она сидела в шезлонге у бассейна, рядом стояла чашка кофе. Раньше Уитни спала допоздна, но теперь начала вставать рано, и таких изменений в ее поведении за последнее время было много.

Вначале — незначительные, но все же заметные. Уитни стала общаться с людьми и пару дней назад ходила пить кофе с ребятами из группы Мойры Белл. Теперь несколько дней в неделю по утрам она отвечала на звонки у папы в офисе, поскольку очередная секретарша забеременела. Дома же Уитни стала чаще выходить из комнаты, правда, не сразу. Дверь туда, всегда закрытая, теперь бывала приоткрытой, а иногда и вообще распахнутой настежь. Уитни перестала запираться у себя и время от времени появлялась в гостиной. Накануне я вернулась из школы и обнаружила сестру за столом. На нем повсюду были разбросаны книги, а Уитни что-то писала в большом блокноте.

Она никогда не обращала на меня внимания, и поэтому я всегда долго думала, прежде чем что-либо у нее спросить. Но на этот раз Уитни заговорила первая.

— Привет! — поздоровалась она, не глядя на меня. — Мама уехала по делам. Просила передать, чтоб ты не забыла о репетиции в полпятого.

— Да, хорошо, — ответила я. Уитни одной рукой обнимала блокнот, а другой что-то писала, скрипя ручкой. Яркое солнце освещало горшки на окне, трава, правда, так пока и не проросла. — А что ты делаешь?

— Мне нужно написать рассказ.

— Рассказ? — удивилась я. — И о чем?

— Ну, на самом деле рассказов должно быть два. Один — о моей жизни, а другой — об анорексии.

Мне было непривычно слышать от Уитни о ее болезни, и вот почему: хотя уже год в нашей семье больше ни о чем думать не могли, сестра никогда не признавалась, что нездорова. Как всегда, все знали, что проблема существует, но никто о ней не говорил. А теперь Уитни совершенно спокойно упомянула свою болезнь, то есть, наверно, она к ней привыкла.

— То есть они не пересекаются?

— По-видимому, нет. Так, во всяком случае, считает Мойра. — Уитни вздохнула, хотя имя врача произнесла больше устало, чем зло. — Она говорит, что между ними есть разница, пусть и неочевидная. И что у нас была жизнь до болезни.

Я подошла поближе и взглянула на книги на столе. «Голодание как способ привлечь внимание: нарушение пищевого поведения у подростков» — было написано на одной, на другой потоньше — «Голодная боль».

— Тебе надо прочесть все эти книги?

— Не надо. — Уитни снова взялась за ручку. — Из них можно взять фактическую информацию, если потребуется. Но рассказ я пишу исходя из своих воспоминаний. Год за годом. — Сестра кивнула на блокнот. Сверху было написано «одиннадцать (11)». И больше ничего.

— Как необычно! Вспоминать год за годом…

— Это довольно трудно. Я думала, будет легче. — Уитни пролистала лежащую рядом книгу и закрыла ее. — И помню я почему-то немного.

Я снова взглянула на горшки, освещенные ярким солнечным светом. За окном, на противоположной стороне улицы, виднелась ярко-зеленая площадка для гольфа.

— Ты сломала руку.

— Что?

— Когда тебе было одиннадцать, ты упала с велосипеда и сломала руку, помнишь?

Уитни задумалась.

— Точно, — наконец сказала она. — Было дело. Сразу после твоего дня рождения, да?

— Нет, в тот же самый день. Тебе наложили гипс, и ты вернулась как раз к торту.

— И как я могла забыть?! — Уитни покачала головой. Снова взяла ручку и начала писать.

Я чуть было не рассказала о фильме Кирстен и о том, что это он мне напомнил о том случае, но не стала. Уитни уже написала три строчки, я не хотела ей мешать и тихо вышла из комнаты. Когда проходила мимо через час, она все еще писала, но на этот раз даже не подняла головы.

Я отвернулась от раковины и взглянула на маму. Интересно, если спросить ее, что случилось, когда мне исполнилось девять, за пару месяцев до смерти ее матери? Что она вспомнит? Ярко-зеленую траву, как Кирстен? Или мой день рождения, как я? Или вообще ничего, как Уитни, во всяком случае, поначалу? Одно событие каждый вспоминает по-разному. И нельзя сказать, что кто-то прав, а кто-то нет. Воспоминания, как кусочки мозаики, складываются вместе и помогают понять, что произошло на самом деле.

— Давай залезай!

Я удивленно взглянула на Оуэна. После очередной репетиции я шла по парковке у «Копфса» к своей машине и вдруг услышала скрип тормозов. Испуганно обернулась, ожидая увидеть белый фургон похитителей, но это была машина Оуэна. Он распахнул пассажирскую дверь.

— Это похищение? — спросила я.

Оуэн покачал головой и нетерпеливо махнул рукой, одновременно другой включая магнитолу.

— Ты обязательно должна это услышать! — сказал он, когда я медленно залезла в машину, и продолжил нажимать на кнопки.

— А как ты узнал, что я тут?

— Никак. Ехал домой, остановился на светофоре и увидел тебя. Слушай!

Он прибавил громкость. Послышался свист, затем — инструмент, похожий на скрипку, но только играл он гораздо быстрее, и звук был электрический. Получился жуткий шум, неприятный и на обычной громкости. Но от того, как он грохотал теперь, у меня волосы на голове встали дыбом.

— Правда, здорово? — Оуэн широко улыбнулся. Он кивал головой в такт громыхающим звукам. Я сразу представила кардиомонитор: в сердце закололо, а на экране побежали иголочки.

— Что это? — прокричала я, поморщившись.

— Музыкальный проект! Называется «Мелизма»! — прокричал в ответ Оуэн. От грохота басов у меня затряслось сиденье. Рядом женщина пыталась запихнуть в автомобиль сопротивляющегося ребенка. Она удивленно взглянула на нас. — Музыканты отлично играют на струнных, к тому же синтезируют их и смешивают с разными мировыми ритмами под влиянием… — Его слова заглушили быстрые раскатистые барабанные удары. Некоторое время губы Оуэна двигались бесшумно, наконец стало потише, и я расслышала, что он говорит: — И новая инициатива в музыке стала доступна за счет объединения. Правда, здорово?

Ответить я не успела. Помешал грохот тарелок и последовавшее за ним шипение. То ли рефлекторно, то ли из-за инстинкта самосохранения я не сдержалась и закрыла руками уши.

Оуэн взглянул на меня изумленно. Тут я поняла, что натворила. Опустила руки, но песня уже кончилась, поэтому они на удивление громко хлопнули по сиденью. Особенно по сравнению с неловкой паузой.

— То есть ты сейчас заткнула уши? — тихо спросил Оуэн.

— Я случайно! Просто…

— Так, это уже серьезно. — Он покачал головой и выключил магнитолу. — Одно дело послушать и уважительно сказать, что не понравилось. И совсем другое — полностью отгородиться.

— Я послушала! — возразила я.

— Так разве слушают? Пять секунд всего! — возмутился Оуэн.

— Мне хватило!

— И как тебе?

— Я заткнула уши! — ответила я. — Как думаешь, понравилась мне песня или нет?

Он хотел что-то сказать, но не стал и просто покачал головой. Женщина на мини-вэне, выезжая с парковки, скользнула взглядом по окну «лэнд крузера».

— Эта песня новаторская и комбинированная.

— Если «комбинированная» значит, что ее слушать невозможно, тогда согласна, — тихо ответила я.

— Это «ОП». — Оуэн указал на меня пальцем. Я пожала плечами. — Как ты можешь! Такое чудесное сочетание инструмента и технологий! Никто никогда ничего подобного раньше не играл! Звук невероятный!

— Если только на автомойке, — пробормотала я.

Оуэн сделал глубокий вдох, видимо, собираясь продолжить спор, но, услышав, что я сказала, выдохнул:

— Что-что?

Про автомойку я сказала так же неосознанно, как и закрыла уши. Иногда я очень тщательно следила за собой в присутствии Оуэна, но не сейчас. Не знаю, плохо ли это или хорошо… Судя по испуганному и обиженному выражению лица Оуэна, скорее все-таки плохо.

— Ну, может, — я откашлялась, — звук и вправду невероятен на автомойке.

Оуэн уставился на меня, и я принялась ковырять край сиденья.

— То есть? — наконец сказал он.

— Ты понял.

— Если честно, то нет. Просвети меня.

Естественно, он заставил меня объясниться!

— Ну… — медленно проговорила я, — все звучит лучше, когда едешь по автомойке. Всегда.

Оуэн все так же молча смотрел на меня.

— Просто, — пояснила я, — песня мне совсем не понравилась, прости. Конечно, уши нельзя было закрывать, это невежливо, но я…

— По какой автомойке?

— Что?

— Где эта волшебная радиостанция, на которой решается, достойна музыка внимания или нет?

Я удивленно на него взглянула:

— Оуэн…

— Серьезно. Давай говори.

— Речь идет не об определенной автомойке. А вообще о любой. На всех мойках музыка кажется лучше, неужели не знал?

— Нет, — ответил Оуэн, включая задний ход. — Но теперь знаю. Поехали.

Через пять минут мы подъехали к автомойке «123САДС», расположенной через улицу от моего района. Мы с семьей очень часто там бывали, потому что мама автомойку просто обожала! Папа считал, что по-настоящему отмыть машину можно только вручную, чем он и занимался в солнечные дни. А «123САДС», по его мнению, просто бессмысленная трата времени и денег. Но маме было все равно.

— Какая разница, каков результат?! Главное же процесс! — повторяла она.

Посещение автомойки мы никогда не планировали заранее. Просто, проезжая мимо, мама неожиданно на нее заворачивала и заставляла нас с сестрами искать по всей машине мелочь для автомата. Мы обычно выбирали простое мытье, без горячей воды, иногда с добавлением очистителя для шин. Закрывали окна, откидывались на спинки сидений и въезжали вовнутрь.

Это было что-то незабываемое! В темном отсеке, как во время сильной, неожиданно разразившейся грозы, начинала литься вода. Она била по капоту и багажнику, стекала по окнам, смывая с машины пыль и грязь. А закрыв глаза, я представляла, что отправляюсь вслед за ними. Очень необычное, фантастическое чувство! И говорили мы всегда шепотом, даже не знаю почему. Но больше всего мне запомнилась музыка.

Мама любила классическую музыку. И не разрешала включать в своей машине ничего другого. Мы с сестрами злились и просили дать послушать обычное радио, передающее песни нашего века, но мама твердо стояла на своем.

— Вот будут у вас свои машины, тогда слушайте, что хотите! — говорила она и прибавляла звук, чтоб заглушить Брамсом или Бетховеном наши недовольные вздохи.

Но на автомойке мамина любимая музыка звучала совсем по-другому. Красиво! Я даже закрывала глаза и с удовольствием ее слушала, понимая наконец, что мама находит в классике.

Получив права, я смогла слушать в своей машине все, что захочу, чему несказанно обрадовалась. Но когда впервые одна заехала на «123САДС», то стала искать на радио что-нибудь классическое — захотелось вспомнить старые добрые времена. Но когда машина оказалась внутри автомойки, неожиданно включилась волна, соседняя с той, что я слушала, и заиграла громкая бренчащая песня в стиле кантри. Что-то про вождение старого «форда» в полнолуние. В общем, я б ее в жизни слушать не стала. Но вот ведь странно. Под звук стекающей по окнам воды и работающих щеток песня показалась мне прекрасной. Как будто не важно было, что играет, а важно — насколько внимательно я слушаю, сидя там в темноте.

По дороге я все рассказала Оуэну и добавила, что с тех пор уверена, что любая музыка хорошо звучит на автомойке. Он выглядел настороженно, закидывая монеты в автомат, и я подумала, что, возможно, моя теория сейчас будет опровергнута.

— Так, а теперь что? — спросил он, получив квитанцию. На въезде на автомойку загорелся зеленый свет. — Просто туда заехать?

— Ты что, никогда не был на автомойке?

— Я не любитель следить за внешним видом машины. К тому же у меня, по-моему, дырка в крыше.

Я жестом велела ему ехать вперед. Оуэн проскочил небольшую колдобину и остановился у линялой от старости желтой линии с надписью «остановитесь».

— Ну? Где волшебство? Я готов! — заявил он.

— Знаешь, ты здесь впервые, поэтому для пущего эффекта надо откинуть спинку.

— Ага…

— Тогда тебе больше понравится! Честно! — заверила я Оуэна.

Мы откинули спинки и устроились поудобней. Рука Оуэна касалась моей, и я вспомнила, как тогда, у него дома, мы дважды чуть не поцеловались. Тут зашумела машина, и я включила магнитолу:

— Итак, начинаем.

По крыше застучала вода, затем волной обдала окна. Оуэн заерзал в кресле — на него сверху капнуло.

— Отлично! В крыше и в самом деле дырка!

Он замолчал, поскольку заиграла следующая песня на диске. Послышалось тихое бормотание, затем зазвучала одна струна за другой. Еще что-то гудело, но из-за воды машина казалась совсем крохотной, и гудение как будто исчезало позади нас. Жужжание приближающихся щеток накладывалось на тихую грустную скрипку. И снова время словно замедлилось и жизнь замерла. Здесь и сейчас.

Я взглянула на Оуэна. Он сосредоточенно смотрел на переднее стекло, по которому щетки размазывали большие мыльные круги. И слушал. Я закрыла глаза и постаралась последовать его примеру. Но не вышло. Все никак не шло из головы, как сильно изменилась моя жизнь всего за несколько недель знакомства с Оуэном. Так хотелось ему об этом рассказать! Подобрать правильные слова, построить идеальные предложения… Ведь лучше, чем сейчас, ни места, ни времени не найти.

Я повернулась к Оуэну и открыла глаза. Он смотрел на меня.

— Ты была права! — тихо сказал он. — Звучит потрясающе! Серьезно.

— Это точно.

Оуэн подвинулся ко мне поближе, прижавшись своей теплой рукой к моей, и наконец меня поцеловал. По-настоящему. И тут все стихло: вода, музыка. Я даже не слышала ударов своего сердца. И эта прекрасная тишина длилась вечность. А может, всего мгновение. Но вдруг закончилась.

Перестала шуметь вода, закончилась музыка. Над нашими головами висела большая капля. Я смотрела на нее, пока она не шлепнулась мне на руку. Сзади послышалось гудение.

— Ой-ой-ой, — сказал Оуэн, и мы сели ровно. Он завел мотор, а я, обернувшись, увидела у входа парня на «мустанге». — Держись.

Мы выехали на улицу. Ярко светило солнце, отражаясь в стекающих с крыши потоках воды. Мне стало страшно. После поцелуя в темноте казалось, что я все еще под водой.

— Да, впечатления незабываемые, — сказал Оуэн, подъезжая к обочине.

— Я же тебе говорила. На автомойке все звучит куда лучше.

— Уж прямо так все?

Оуэн взглянул на меня, и я вспомнила, как внимательно он слушал музыку, глядя на переднее стекло. Может, когда-нибудь я скажу ему все, что хотела. А может, даже и больше.

— И техно тоже? — Оуэн провел рукой по волосам.

— Нет, — твердо ответила я.

— Точно?

— Еще бы. — Я кивнула. — Никаких сомнений.

Он взглянул на меня подозрительно:

— Ну что ж, посмотрим.

И мы завернули за автомойку.

— Слышала?

Была суббота, шесть вечера. Скоро начинался показ мод. Я сидела в импровизированной гримерной в «Копфсе» и ждала. Пока мне несколько часов делали прическу, красили и приводили в порядок наряд, я старалась не слушать, о чем кто говорит. Надо просто пережить этот вечер, а потом радостно отправиться с Оуэном в «Бендоу». У меня очень хорошо получалось абстрагироваться. До сих пор.

Я посмотрела налево: Хиллари уселась рядом с девочкой по имени Марни. Им тоже уже сделали прически и наложили макияж, и теперь им оставалось только любоваться на себя в зеркало, попивать воду из бутылок и сплетничать.

— Что? — спросила Марни. Она чем-то напоминала Уитни: худенькая, с вытянутым лицом и высокими скулами. Правда, Марни скорее была хорошенькая, чем красивая.

Хиллари обернулась, убедилась, что никто не подслушивает, и обернулась в другую сторону, как всегда перепроверяя.

— Что произошло вчера на вечеринке у Бекки Дерхэмс?

— Нет. — Марни осторожно промокнула пальцем блеск на губах. — А что?

Хиллари нагнулась к ней поближе:

— Как я слышала, там настоящая драма разыгралась. Луиза сказала, что посреди вечеринки… — Хиллари замолчала и уставилась в зеркало напротив.

В комнате появилась Эмили Шастер. Руки у нее были скрещены на груди, голова слегка опущена. Эмили пришла вместе с мамой. Я быстро окинула их взглядом и поняла, что выглядит бывшая подруга ужасно: опухшее лицо, красные глаза, под ними темные круги…

Эмили с мамой прошествовали мимо нас и подошли к миссис Макмерти, сидевшей с противоположной стороны комнаты.

— Ничего себе! Она пришла! — сказала Хиллари.

— А в чем дело? Что случилось?

«Меня это не касается!» — подумала я и снова уткнулась в тетрадь по истории, которую взяла с собой, чтоб позаниматься, если нечего будет делать. Но тут к моей щеке прилипла прядь волос. Я взглянула в зеркало, решив ее убрать, но вдруг услышала:

— Она вчера переспала с Уиллом Кэшем, — тихо, но все же разборчиво сказала Хиллари, нагнувшись поближе к Марни. — У него в машине. А Софи обо всем узнала!

— Да ладно! — Марни была в изумлении. — Что, правда?

Поскольку я смотрела на себя в зеркало, то увидела, как я отреагировала на эту новость: моргнула, приоткрыла рот, быстро его закрыла и отвернулась.

— Сама Луиза была в доме, — пояснила Хиллари. — Так что она лично ничего не видела. Но по-видимому, Уилл привез Эмили на вечеринку, и их кто-то заметил. Когда Софи узнала, она чуть с ума не сошла.

Марни оглядела Эмили. Та стояла к нам спиной рядом с мамой, которая разговаривала с миссис Макмерти.

— Обалдеть! А что Уилл?

— Не знаю. Но Луиза сказала, что Софи последнее время что-то подозревала. Вроде Эмили с ним флиртовала и вела себя как-то глупо, когда он рядом был.

«Глупо, — подумала я, — или просто нервничала». Вспомнился напряженный безразличный взгляд Уилла и как медленно шло время, когда мы вдвоем в машине ждали Софи. Сзади проходили люди, болтали другие модели, все шумели, суетились, но я слышала лишь два голоса и биение моего сердца.

— Бедная Софи! — сказала Марни.

— Это точно. Они же с Эмили вроде как лучшие подруги. — Хиллари вздохнула. — Никому верить нельзя!

Я повернулась. Разумеется, они обе смотрели в мою сторону. Марни покраснела и отвела взгляд. Хиллари же довольно долго на меня таращилась, затем встала, встряхнула волосами и ушла. Марни неловко покрутила в руках бутылку с водой и последовала за подругой.

Я же осталась на месте, пытаясь осознать, что же произошло. Эмили теперь сидела на стуле напротив миссис Макмерти, которая время от времени кивала. Миссис Шастер что-то говорила, положив дочери руку на плечо, и то и дело его пожимала, комкая ткань.

Я закрыла глаза и сглотнула вставший в горле ком. «Она вчера переспала с Уиллом Кэшем. Софи чуть с ума не сошла! Они же вроде как лучшие подруги. Никому верить нельзя».

«Нет, нельзя», — подумала я и вспомнила, как жила последние несколько месяцев. Как в одиночестве провела лето, пошла в школу. Толкнула Софи на школьном дворе. Что тут было поделать? Наверно, ничего. Но слишком поздно я осознала, что изменить кое-что все же было в моих силах.

Я пыталась сконцентрироваться на учебе, затем на вечере с Оуэном. Но ничего не получалось. Всякий раз, пытаясь отвлечься, я все равно ловила себя на том, что смотрю на Эмили. Она сидела возле зеркала, а вокруг суетились парикмахер и визажист. Они работали одновременно, поскольку Эмили опоздала и привести ее в порядок нужно было очень быстро. Между нами бегали люди. Кричали, волновались, ведь до начала показа оставались считаные минуты, но Эмили спокойно смотрела прямо перед собой, только на свое отражение и больше ни на кого.

Когда нас вызвали из гримерной, она не пошла вместе со всеми, а появилась, когда мы уже построились и заняла свое место, второе в очереди, за три человека до меня. Напротив часы с цифровым табло показывали «6:55». А совсем в другом штате, далеко-далеко отсюда, Кирстен готовилась к рассказу о своем фильме, и я вспомнила зеленую-зеленую траву, больше не казавшуюся такой замечательной.

Почти перед самым выходом я обычно начинала волноваться. Впереди Джулия Рейнхарт одергивала рубашку, позади новенькая модель жаловалась, что ей жмут туфли. Эмили стояла молча. Ее взгляд был прикован к щели в занавесе.

Тут заиграла музыка, громкая, популярная, как раз для поклонников «104Зет». К нам подскочила измученная миссис Макмерти с планшетом в руках.

— Одна минута! — скомандовала она, и девочка во главе очереди, уже давно работавшая моделью, встряхнула волосами и расправила плечи.

Я размяла пальцы и сделала глубокий вдох. В самом универмаге все казалось как-то радостней и проще. Надо просто собраться с силами, отработать, а затем найти Оуэна и поехать в «Бендоу», куда я очень хочу попасть, в отличие от места, где уже нахожусь.

Музыка затихла на мгновение, затем заиграла снова. Показ начался. Миссис Макмерти поднялась по ступенькам к занавесу, откинула его и жестом велела первой девушке выходить на подиум. Через образовавшуюся щель я заметила зал: кучу людей на стульях и еще толпу позади них.

Когда наступила очередь Эмили, она вышла на подиум, высоко подняв голову с идеально прямой спиной. Жаль, что я не могла, как публика в зале, видеть в ней просто красивую девушку в красивой одежде. На подиум вышла следующая девушка, затем Джулия (а Эмили вернулась с другой стороны и направилась прямо в гримерную). Тут наступила моя очередь.

Занавес распахнулся, и я вышла на подиум, ничего не видя кроме него и мелькающих лиц по обеим сторонам. Гремела музыка, и я двинулась вперед, пытаясь смотреть прямо перед собой, но все равно то и дело бросая взгляд в толпу. Слева, светясь от счастья, сидела мама. Папа рядом обнимал ее. С другой стороны в конце расположились Мэллори Армстронг и рыженькие близняшки. На долю секунды наши взгляды встретились, и Мэллори радостно замахала рукой, подпрыгивая на месте. А я все шла и шла по подиуму. И вдруг заметила Уитни.

Она стояла, облокотившись о декоративную кладку у магазина витаминов, довольно далеко от других зрителей. Я и не знала, что Уитни придет. Но больше меня поразило ее выражение лица, такое несчастное… Мне будто под дых ударили. Наши взгляды встретились. Уитни засунула руки в карманы. Мне сдавило грудь. А потом надо было идти обратно.

В горле встал ком, а я заставляла себя идти дальше. К занавесу. Все. Довольно. Я не хотела больше думать ни о том, что происходит сейчас, ни о том, что уже произошло. С Эмили. И со мной. Я хотела на настил, к Оуэну. Болтать с ним о музыке и быть для него той девчонкой, которую он себе представлял, сильно отличавшейся от меня настоящей. В лучшую сторону.

Я была уже на середине пути. Четыре раза переодеться и четыре раза выйти на подиум. Появиться на торжественном завершении, и все! Конец. И не обязана я никого спасать. Тем более что и себя-то я спасти не могу.

— Аннабель! — раздался возглас. Я взглянула налево и увидела широко улыбавшуюся Мэллори. Она поднесла к лицу фотоаппарат и нажала на затвор. Близняшки махали мне руками, публика смотрела на подиум, не отрываясь, а я при свете вспышки вспомнила тот вечер у Оуэна и комнату Мэллори. Как я смотрела на лица на стене, но не узнавала сама себя.

Я повернулась лицом к публике, и на подиум вышла Эмили. Мне вспомнились слова Кирстен, ее ответ на вопрос, почему она боится показывать свой фильм: «Понимаешь, это что-то очень личное. Настоящее». Личным была и наша с Эмили встреча, хотя с первого взгляда не скажешь. Внешне все выглядело фальшиво, но так искренне изнутри. Надо лишь присмотреться, очень внимательно, и все станет ясно.

Самое странное, что всю осень в школе, на репетициях, повсюду Эмили старалась не встречаться со мной взглядом. Как будто вообще не желала меня видеть. Но на этот раз, когда мы шли навстречу друг другу, я почувствовала, что она пристально на меня смотрит, как будто ловит глазами мой взгляд. Я сопротивлялась как могла. Но когда Эмили проходила мимо, я сдалась.

Она все знала. Это стало понятно с первого взгляда, за один миг. Обо всем рассказали ее глаза. Под толстым слоем тонального крема виднелись круги, а взгляд у Эмили был испуганный и несчастный. И так хорошо мне знаком! Сотни незнакомцев не помешали мне его заметить. Я как будто увидела себя летом: испуганная, растерянная, несчастная… Этот взгляд я узнаю везде.

 

Глава тринадцатая

— Софи!

Я опоздала на ежегодную июньскую вечеринку по случаю окончания учебы и первым делом услышала голос Эмили.

В прихожей и на ступеньках толпился народ, поэтому увидела я ее не сразу. Но тут она как раз показалась с пивом в руках и, увидев меня, улыбнулась:

— Наконец-то! Где ты была?

Перед глазами у меня тут же промелькнуло мамино лицо. Как оно изменилось, когда Уитни час назад швырнула стул об стол, отчего даже подпрыгнули тарелки. Скандал разгорелся из-за курицы, а точнее, из-за половинки грудки, которую папа положил сестре на тарелку. Уитни разрезала грудку на четыре части, затем на восемь, затем на крохотные шестнадцать, затем отодвинула на самый край и принялась за салат. Она откусывала по чуть-чуть от листа и медленно-медленно пережевывала. Мы с родителями притворялись, что ничего не замечаем, и разговаривали о погоде. Но через пару минут Уитни бросила салфетку, и она накрыла курицу, как шар фокусника. Видимо, сестра надеялась, что таким образом грудка исчезнет, но ничего не вышло. Тогда папа велел ей доесть, и тут Уитни взорвалась.

Истерики за обедом — дело обычное. Уитни только пару месяцев назад выписали из больницы, и мы успели привыкнуть к ее взрывам. Но уж больно неожиданными и бурными они порой бывали и иногда заставали нас врасплох. Особенно маму. Что бы ни делала Уитни: повышала голос, хлопала дверью, что-нибудь бросала или даже просто язвительно вздыхала, — мама все воспринимала на свой счет. Поэтому после обеда я осталась на кухне. Мама мыла посуду, а я вглядывалась в отражение в стекле над раковиной, как всегда боясь разглядеть на мамином лице так хорошо знакомое мне выражение…

— Дома дела были, — сказала я Эмили. — Я много пропустила?

— Да нет, — ответила она. — Софи видела?

Я оглянулась. За стоявшей позади нас компанией, в гостиной, на невысоком диване у окна сидела Софи. И скучала.

— Нам туда. — Я пролезла в гостиную. — Привет! — поздоровалась я с Софи, пытаясь перекричать орущий телевизор. — Что случилось?

— Ничего, — равнодушно ответила Софи.

— Кофточка у тебя, Аннабель, просто чудо! — восхитилась Эмили. — Новая?

— Да. — Я провела рукой по розовому замшевому топу, который мы с мамой накануне нашли в «Тоске». Стоил он недешево, но мы все равно его купили, поскольку прикинули, что носить я его буду все лето. — На этой неделе купила.

Софи громко вздохнула и покачала головой:

— Заявляю официально, это худшая на свете вечеринка по случаю окончания учебы!

— Сейчас только полдевятого, — заметила я, оглядевшись. На соседнем кресле целовалась парочка, в столовой несколько ребят играли в карты, где-то играла музыка, и пол вибрировал от басов. — Может, еще разойдется.

— Вряд ли. Вообще, судя по вечеринке, лето выдастся отвратное.

— Да? — удивилась Эмили. — А я на улице пару симпатяжек студентов видела.

— И зачем тебе студент, который тусуется на школьной вечеринке?

— Не знаю…

— Вот и я о том же. Тухло тут.

Тут слева кто-то зашумел. Я оглянулась и увидела, как несколько человек проталкиваются в прихожую: девчонка, с которой мы вместе ходили на физкультуру, какие-то парни и, в конце процессии, Уилл Кэш.

— Ну, вот видишь? Жизнь налаживается! — подбодрила я Софи. Но она только разозлилась еще больше. Я знала, что они с Уиллом поругались несколько дней назад, но думала, что уже, как всегда, помирились. Видимо, нет. Уилл только кивнул Софи и пошел за остальными на кухню.

Софи откинулась на спинку, положила ногу на ногу и заявила:

— Дебильная вечеринка!

На этот раз мне хватило ума не спорить.

Я встала и протянула ей руку:

— Пошли пройдемся.

— Не пойду, — решительно отказалась Софи.

Эмили хотела встать, но тут же села обратно.

— Софи!

Она помотала головой:

— Идите вдвоем. И развлекайтесь на здоровье.

— А ты будешь сидеть здесь и киснуть?

— Я не кисну, — холодно возразила Софи. — А просто сижу.

— Ладно. Я пойду. Тебе что-нибудь принести?

— Нет. — Софи пристально смотрела на ребят в столовой: Уилл разговаривал с парнем во главе стола, раздающим карты.

— Пойдешь со мной? — спросила я Эмили.

Она кивнула, и мы направились в прихожую.

— Не пойму, что с Софи! — сказала Эмили, когда мы отошли подальше.

— Да нормально все, — ответила я.

— Она расстроенная какая-то. Пока ты не пришла, она почти не разговаривала.

— Ничего, все впереди. Ты же знаешь Софи.

Мы вышли на крыльцо, где толпились парни постарше.

— Привет! — поздоровался один из них, высокий и худой. — Давай я тебя чем-нибудь угощу?

— Спасибо, не надо. — Я слегка улыбнулась и наполнила себе кружку.

— А ты тоже в «Джексоне» учишься? — спросил Эмили другой, стоящий в стороне со скрещенными на груди руками. Она кивнула, не сводя с меня глаз. — Обалдеть, смотрю девчонки у них там в младших классах все красивее и красивее!

— Мы не в младших классах, — заметила я и отвернулась от бочонка, но дорогу мне преградил курчавый парень. — Можно пройти? — спросила я.

Он посмотрел на меня и отошел в сторону.

— Крепкий орешек, да? Люблю таких!

Я пошла обратно на кухню. Эмили, захлопнув дверь, последовала за мной.

— Я не о них говорила, — тихо заметила она.

— Знаю, — ответила я. — Эти ребята ни одной вечеринки не пропускают.

Мы хотели вернуться к Софи, но в прихожей набилось столько народу, что я застряла на полпути. Обернувшись, попыталась разыскать Эмили. Но к ней пристала Хелена, громкоголосая девчонка, с которой мы вместе работали в агентстве. Она что-то кричала ей в ухо.

— Можно пройти? — Какая-то девушка, проталкиваясь, задела меня локтем. Послышался всплеск, и у меня по ноге потекло пиво, не знаю, правда, чье.

Прихожая как будто стала теснее и уж точно жарче, и, когда слева образовалось немного свободного места, я сразу нырнула туда и спряталась под лестницей в небольшой нише, где наконец-то можно было отдышаться.

Я облокотилась о стену. Мимо пробегали люди. Я уже хотела продолжить свой путь, но тут увидела Уилла Кэша. Он заметил меня и остановился.

— Привет! — поздоровался он. Мимо пронеслись два парня, один из них взъерошил Уиллу волосы. Тот поморщился. — Что делаешь?

— Ничего. Просто…

Уилл встал со мной рядом. Для двоих места в нише явно было маловато (там бы поместился только небольшой столик или картина). Но я все равно попыталась отодвинуться подальше.

— Прячешься, да? — спросил Уилл без тени улыбки, хотя очевидно было, что он шутил. И вот так всегда. Понять Уилла было невозможно, во всяком случае, у меня никогда не получалось.

— Да там сумасшедший дом какой-то, — сказала я. — С Софи уже общался?

Уилл все еще смотрел на меня с безразличным выражением лица, и я снова покраснела.

— Нет пока. Вы давно пришли?

— Я приехала отдельно.

Тут как раз мимо проходила Хиллари Прескотт. Заметила нас, замедлив шаг, окинула взглядом и продолжила свой путь.

— Я это… дома просто задержалась.

Уилл молча сверлил меня взглядом.

— Ну, ты понимаешь. — Мимо, громко смеясь, промчалась компания девчонок. — Семейные проблемы и все такое.

Сама не знаю, зачем я ему все это рассказала. Я вообще вела себя крайне странно, когда рядом находился Уилл Кэш. С ним было жутко неуютно, и я чувствовала себя настолько неуверенно, что начинала болтать обо всем на свете.

— Ясно, — безразлично сказал Уилл.

Я снова покраснела.

— Мне нужно найти Софи. Давай, увидимся.

Уилл кивнул:

— Пока.

Я даже не стала ждать, когда рассосется толпа. Метнулась вперед и, врезавшись в какого-то футболиста, проследовала за ним на кухню. Там, облокотившись о стойку, с телефоном у уха стояла Эмили.

— Где ты была? — спросила она, захлопывая крышку и убирая его в карман.

— Нигде, пошли.

Софи все еще сидела на диване в гостиной. Но уже не одна. К ней присоединился Уилл Кэш, и, похоже, они о чем-то спорили. Софи со страдальческим видом что-то объясняла, но он слушал вполуха и смотрел по сторонам.

— Лучше не будем им мешать, — сказала я Эмили. — Придем попозже. К тому же я хочу в туалет. Не знаешь, где он?

— По-моему, где-то там. — Эмили кивнула на прихожую. — Пошли посмотрим.

Туалет мы нашли, но в него стояла такая очередь, что мы решили попытать счастья на втором этаже. Пока шли по длинному коридору, услышали, как кто-то выкрикнул мое имя.

Я вернулась к открытой двери, которую мы только что прошли. В комнате играли в пул два старшеклассника: Майкл Китченс и Ник Лестер. Мы с ними вместе в этом семестре ходили на искусствоведение.

— Вот видишь? — сказал Ник. — Говорил же, что видел Аннабель!

— Надо же! А я думал у тебя галлюцинации. — Майкл, склонившись над столом, собирался ударить по шару.

Ник обернулся и прижал руку к груди:

— Нет же! Это Аннабель! Аннабель, Аннабель, Аннабель Грин!

— Вообще-то ты обещал, что, когда учеба закончится, ты прекратишь дразниться, — заметила я. Ник готовил к выпускному экзамену исследование творчества Эдгара По и доконал меня этой строчкой. — Помнишь?

— Нет. — Ник улыбнулся.

Майкл ударил, и шары с грохотом разлетелись по столу.

— Хочу тебя предупредить: Ник пьян.

— Не пьян! — возразил Ник. — Мне просто весело.

— А тут есть туалет? — спросила я. — Мы его уже обыскались.

— Да вот он. — Майкл кивнул на противоположную сторону комнаты.

— Пошли, — сказала я Эмили и направилась к туалету. Она последовала за мной. Я добавила: — Это Ник и Майкл. А это Эмили. Я сейчас.

Эмили кивнула, правда, немного испуганно.

— Играешь? — Майкл указал на стол.

— Ну, так.

Майкл протянул ей стоящий у стены кий:

— Ага, конечно. И обыграешь меня за десять секунд.

— Да у нее на лице написано: я круче всех играю в пул! — заметил Ник. Эмили рассмеялась и покачала головой. — Все вы, тихони, такие.

— Ты только со мной не в полную силу! Пожалуйста! — попросил Майкл.

Когда я через две минуты вышла из туалета, Эмили весьма уверенно гоняла шары и вовсю флиртовала с Майклом. Он же радостно отвечал ей взаимностью. А мне достался Ник. Он уселся рядом со мной на диван и заявил, что есть разговор.

— Знаешь, — он пристально смотрел на меня, — поскольку школу я окончил, могу теперь сказать: я в курсе, как ты ко мне относишься.

— И как? — спросила я.

— Хватит, Ник! Потом жалеть будешь! — крикнул Майкл, стоя у правой боковой лузы.

— Шшшш! — зашипел Ник, махнув рукой, и снова повернулся ко мне. — Да брось, Аннабель, я же тебе нравлюсь! Чего стесняться-то, а?

— О боже! — застонал Майкл. — Мне за тебя стыдно.

— Удивляться на самом деле нечему, — несвязно пробормотал Ник, а я еле сдержала улыбку. — Я выпускник. Совсем взрослый. Конечно, вызываю восхищение. Но… у нас ничего не получится.

— Правда? Ну что ж, лучше узнать об этом сейчас, чем потом.

Ник кивнул и погладил меня по руке:

— Мне очень приятно, но, понимаешь, я не могу ответить тебе взаимностью.

— Как же! — усмехнулся Майкл, и Эмили засмеялась.

— Я все понимаю, — сказала я Нику.

— Серьезно?

— Конечно.

Он продолжал на автомате гладить меня по руке.

— Отлично. Просто было бы здорово, если б у тебя все прошло и мы бы остались друзьями.

— Конечно, здорово.

Ник откинулся на спинку и поднес ко рту бутылку. Затем перевернул ее вверх дном. Из бутылки вытекла капля.

— Пиво кончилось, — сообщил Ник. — Хочу еще.

— По-моему, тебе уже хватит, — заметил Майкл и нахмурился: Эмили ударила по битку и загнала два его «полосатых» шара в лунку.

— Может, лучше воды? Я как раз хотела себе принести.

— Воды… — медленно повторил Ник, будто пробуя на вкус новое слово. — Хорошо. Куда идти?

— Мы сейчас, — сказала я Эмили и встала. Ник с огромным трудом последовал моему примеру. — Тебе чего-нибудь принести?

Эмили покачала головой и, нагнувшись, приготовилась к удару.

— Нет, спасибо, — сказала она.

— Ну, отлично! — возмутился Майкл, когда еще два его шара исчезли в лунке. — Это называется, играю «ну, так».

На полпути Ник заявил, что устал, и плюхнулся у входа в спальню.

— Тебе тут плохо не станет? — спросила я.

— Да не… Ты только принеси эту самую, как ее?

— Воду.

— Ну да… А я тебя тут подожду. Ладно? — Он облокотился о стену. — Вот тут вот.

Я кивнула и пошла по лестнице. По дороге заглянула в гостиную. Народу в ней только прибавилось, а вот Софи исчезла. И Уилл тоже. Это было либо хорошо, либо очень плохо.

На первом этаже я раздобыла две бутылки воды, кое с кем поболтала и направилась обратно в коридор. Но Ника там уже не было. Я решила, что он вернулся в комнату для игр, но тут услышала тихий, едва различимый голос:

— Аннабель!

Справа от меня дверь в спальню была слегка приоткрыта. Конечно, если Ника затошнило или он уже на ногах не стоял, то, скорее всего, залез сюда. «Вот бедняжка!» — подумала я. Засунула одну бутылку в задний карман, другую открыла и, распахнув дверь, вошла вовнутрь.

— Ты что, заблудился? — спросила я.

В комнате было темно, и мне стало не по себе. Как-то неуютно. Что-то явно было не так. Я сделала шаг назад и попыталась нащупать ручку, но не нашла ее и коснулась стены.

— Ник!

И тут меня кто-то ударил в левый бок. Именно кто-то, не что-то. Какой-то человек. «Это Ник! — уговаривала я себя. — Он пьян!» Попыталась как можно быстрее нащупать выключатель или ручку. Наконец нащупала ее, начала поворачивать, но тут кто-то схватил меня за запястье.

— Эй. — Я делала вид, что ничего особенного не происходит, но все равно в моем голосе прозвучал страх. — Что…

— Тсс… Аннабель! — Его рука поползла вверх по моей, а другой он схватил меня за правое плечо. — Это ж я.

Это был не Ник. Этот человек говорил низким голосом и очень разборчиво, четко произнося каждый слог. Мне стало страшно, и я сильнее сжала бутылку. Крышка отскочила, и мне на топ вылилась вода.

— Прекрати! — потребовала я.

— Тсс! — снова повторил незнакомец и закрыл мне глаза.

Я бросилась вперед, пытаясь увернуться. Наполовину пустая бутылка выскользнула из рук и с глухим стуком ударилась о ковер. Незнакомец поймал меня за плечи. Я, извиваясь, пыталась дотянуться до двери, но лишь бессмысленно молотила руками воздух. Казалось, стены отодвинулись назад и исчезла всякая опора.

Незнакомец зажал мне локтем шею так, что я начала задыхаться, и приподнял. Я забила ногами и даже один раз дотянулась до двери, но он оттащил меня назад. Стащил свободной рукой топ и спустил джинсы.

— Прекрати! — попыталась закричать я, но теплая и пахнущая потом рука закрыла мне рот. Незнакомец скинул с меня белье. Я все еще пыталась вырваться, но тут его дыханье участилось, а острые пальцы оказались во мне.

Я больно укусила его за руку. Незнакомец закричал и оттолкнул меня. Я бросилась к стене, натягивая вещи, но он поймал меня за пояс и развернул к себе. Я попыталась закрыться руками, но он их оттолкнул и швырнул меня на пол.

Через мгновение он уже был на мне. Он двигался на удивление быстро! Расстегнул застежку на джинсах, одной рукой попытался их стянуть, а другую положил мне на грудь. Ковер больно царапал мне спину, а в нос ударил запах влажной замши. Я уперлась локтями в пол и изо всех сил попыталась встать, но не смогла даже пошевелиться.

Незнакомец расстегнул ширинку и снова на меня навалился. Я попыталась его оттолкнуть, но он был слишком тяжелый. Я не верила, что этот кошмар происходит наяву. Он задрал мне ногу, а я в последний раз отчаянно попыталась вырваться, но тут нас осветил тонкий лучик света.

Я увидела спину, всю в веснушках, тонкие белые волосы на зажавшей меня руке, крохотный кусок темно-розовой замши и, когда незнакомец слез, его голубые глаза с то сужающимися, то с расширяющимися зрачками. Он встал, а луч стал чуть больше.

У меня бешено колотилось сердце. Я села, подтянула штаны и сосредоточенно стала их застегивать. Как будто не было на свете дела важнее. Тут в комнате загорелся свет, и я увидела Софи.

Меня она заметила первой. Затем повернулась к Уиллу Кэшу, сидящему сзади на кровати.

— Уилл! Что это значит? — потребовала объяснений Софи.

«Уилл, — подумала я, вспомнив его руку на моих губах, глазах, затем как он стоял в нише, совсем близко. — Так это был Уилл!»

— Не знаю. — Он пожал плечами и пригладил волосы. — Она…

Софи довольно долго на него смотрела. В коридоре раздавался смех, мелькнули Эмили и Майкл — они все еще играли в пул. И ждали меня.

— Аннабель! — Софи вошла в комнату, не отпуская ручки. — А ты чем занята?

Меня как будто раскололи на части, и все случившееся не имело к целому никакого отношения. Я встала, поправила на животе топ и выдохнула:

— Ничем.

Постаралась сглотнуть.

— Я просто…

Софи снова взглянула на Уилла. Она меня не перебивала, но я все равно замолчала. Уилл спокойно смотрел ей в глаза. На его лице не дрогнул ни один мускул.

— Ну-ка, быстро мне объяснили, что это значит! — сказала Софи.

Но мы молчали. Позже я сама себе удивлялась. Но тогда думала, что за меня ответит кто-то другой, словно меня вообще тут не было.

— Ну же, Уилл, не молчи! — обратилась к нему Софи.

— Я ждал тебя, — сказал он, — а тут она… — Он замолчал и покачал головой, но взгляд все же не отвел. — В общем, так вышло.

Софи снова повернулась ко мне. Мы молча смотрели друг на друга. Я была уверена, что она поймет, что не все так просто. И не нужно ей ничего говорить. Я ведь не какая-то там незнакомка, из тех, к кому мы ездили по ночам, а лучшая подруга! Тогда я искренне верила в нашу дружбу.

Софи скривила губы и выдала:

— Ах ты, шлюха!

Позже я поняла, как глупо себя вела, но в тот момент решила, что ослышалась.

— Что?

— Шлюха! — дрожащим, но громким голосом сказала она. — Да тебе, оказывается, верить нельзя!

— Постой, Софи, я не…

— «Я не» что? — По стене в коридоре замелькали тени. «Люди услышали наши голоса и решили зайти, — подумала я. — Они все узнают». — Думала, трахнешь на вечеринке моего парня, а я и не узнаю?

Я хотела ответить, но не смогла. Стояла и молча на нее смотрела. Тут позади Софи появилась Эмили.

— Аннабель! — испуганно проговорила она. — Что случилось?

— Случилось то, что твоя подруга шлюха, — ответила Софи.

— Нет! Неправда! — наконец сказала я.

— Я своими глазами все видела! — завопила Софи и указала на меня пальцем. Эмили сделала шаг назад. — Тебе вечно нужно то же, что и мне! Ты всегда мне завидовала!

Я вздрогнула. Громкий крик Софи пробирал меня до самых костей. Я была растеряна и напугана, но так и не заплакала (не представляю, как мне это удалось?). А теперь в горле встал ком.

Софи влетела в комнату и встала прямо передо мной. Пространство как будто сузилось, а Уилл и Эмили исчезли. Я видела только горящие от ярости глаза и указывающий на меня палец.

— Какая ты дура! — дрожащим голосом произнесла Софи. — Ну все, тебе крышка.

— Пожалуйста, Софи, — я помотала головой, — я…

— А ну вали отсюда! Вон пошла!

И тут все появилось снова. Толпа людей в коридоре. Уилл Кэш на кровати. Ковер цвета морской волны под ногами, желтый свет лампы на потолке. Трудно представить, что всего пару минут назад вся комната была объята темнотой и я не понимала, что где находится. Теперь же свет обнажил предметы. И меня.

Софи все еще стояла на прежнем месте. Все молчали. Я могла бы объясниться. Противопоставить свои слова словам Уилла, а теперь еще и Софи. Но я промолчала.

Под пристальными взглядами обогнула Софи, вышла в коридор и стала спускаться по лестнице. Распахнула входную дверь и направилась по влажной траве к своей машине. Я двигалась осторожно и целеустремленно, как будто, если тщательно продумать свои действия сейчас, они как-то компенсируют случившееся ранее.

За всю дорогу домой я ни разу не взглянула в зеркало. Ни в боковое, ни в заднего вида. Когда тормозила на светофорах или просто сбрасывала скорость, то выбирала какой-нибудь объект впереди: здание, бампер или даже разделительную полосу и не сводила с него глаз. Я не хотела знать, как выгляжу теперь.

Дома меня, как всегда, ждал папа. Он сидел в гостиной в одиночестве перед включенным телевизором.

— Аннабель! — позвал меня папа, приглушая звук. — Это ты?

Я знала, что, если не загляну в гостиную, папа заподозрит, что что-то не так. Поэтому пригладила волосы, собрала волю в кулак и подошла к нему.

— Хорошо время провела? — спросил папа, повернувшись ко мне.

— Ну да, — ответила я.

— Тут интересная передача идет. — Он кивнул на телевизор. — О «Новом курсе». Хочешь посмотреть?

В любой другой день я бы согласилась. Мы с папой традиционно смотрели вместе передачи, хотя иногда я оставалась всего на пару минут. Но в этот раз не смогла.

— Нет, спасибо. Я устала просто. Пойду спать.

— Ладно. — Папа взял пульт и снова уставился в телевизор. — Спокойной ночи.

Я вернулась в прихожую. Яркий лунный свет через окно над дверью освещал фотографию на противоположной стене. Видно было все до малейшей детали: волны вдалеке, сероватый оттенок неба… Я стала нас разглядывать: улыбку Кирстен, отчужденный взгляд Уитни, маму, слегка наклонившую голову. И себя. Такую яркую на темном фоне. Но я себя больше не узнавала. Так иногда напечатанное и прочитанное миллион раз слово вдруг кажется незнакомым, неправильным, чужим… И ты пугаешься и думаешь, что что-то потерял. Вот только не знаешь что.

На следующий день я звонила Софи, но она не ответила. Конечно, надо было пойти к ней домой и поговорить лично. Я несколько раз собиралась, но все время вспоминала ту комнату, руку, зажимающую мне рот, мои ноги в воздухе, задевающие дверь… И не решалась. Просто не могла. У меня начинало крутить живот, а к горлу приливала желчь. Как будто часть меня старалась избавиться от случившегося, вытолкнуть из организма, помочь мне сделать то, на что я не была способна самостоятельно.

Однако от молчания пользы тоже было мало. Софи уже обозвала меня при всех шлюхой, а через пару часов история обрастет слухами, и что тогда будет — неизвестно. Хотя хуже уже быть не может. Софи никогда не нанесет мне удар больнее, чем уже был нанесен другим человеком.

В глубине души я понимала, что не совершила ничего плохого. Что ни в чем не виновата, и живи мы в идеальном мире, я б уже обо всем рассказала и ничего бы не стеснялась. Но в жизни, к сожалению, не все так просто. Я привыкла, что на меня смотрят, — все же с детства работала моделью. Но узнай кто о случившемся, и я бы предстала совсем в другом свете. Все стали бы под микроскопом изучать мою рану, такую постыдную и личную, но теперь вывернутую наизнанку. Из девушки, у которой есть все, о чем только можно мечтать, я превратилась бы в девушку, на которую напали и изнасиловали, а она ничего не смогла поделать. Безопаснее было держать все в себе и быть самой себе судьей.

Порой меня одолевали сомнения: правильно ли я поступаю? Но дни складывались в недели, и уже поздно было в чем-то признаваться. Кто бы мне теперь поверил?

И я бездействовала. Недели через две после того вечера мы с мамой зашли в аптеку.

— А это не Софи? — спросила мама.

Да, это была как раз Софи. Стояла в конце прохода и листала журналы. Перевернув страницу, поморщилась.

— Тогда иди поздоровайся, а я пока возьму, что надо. — Мама забрала у меня список. — Потом подходи, хорошо? — Она пододвинула ручку корзины поближе к локтю и ушла, оставив нас с Софи наедине.

Конечно, надо было уйти вместе с мамой. Но я почему-то направилась к Софи и остановилась позади нее. Она как раз засовывала обратно на полку журнал, обложка которого целиком и полностью была посвящена недавнему раздору между знаменитостями.

— Привет! — сказала я.

Софи испуганно подпрыгнула, обернулась и зло на меня взглянула:

— Чего тебе?

Я не планировала свою речь, но после таких слов говорить мне стало еще труднее.

— Слушай, — я взглянула на соседний проход, где мама рассматривала полку с аспирином, — я просто хотела…

— Я с тобой не разговариваю! — громко, куда громче, чем я, заявила Софи. — Не о чем!

— Софи, ты все неправильно поняла! — почти шепотом сказала я.

— Ого, ты, оказывается, не только шлюха, но и экстрасенс?

Я покраснела и взглянула на маму. Интересно, она слышала, что сказала Софи? Мама нам улыбнулась и пошла к следующему проходу.

— У тебя неприятности, Аннабель? — спросила Софи. — Сейчас угадаю. Как всегда, семейные проблемы?

Я растерянно на нее взглянула, а потом вспомнила: про семейные проблемы я зачем-то рассказала Уиллу под нишей. А он, разумеется, не замедлил поделиться с Софи и использовал мою глупость против меня же. Скорее всего, сказал, что я поделилась с ним своими неприятностями, затем пошла наверх… Я думала, он как-то объяснится, но он всего-навсего сказал: «В общем, так вышло. Она…»

— Если знаешь, что у парня есть девушка, особенно если эта девушка я, нечего вести себя двусмысленно! — сказала мне как-то Софи. — Всегда есть выбор, Аннабель. Сделаешь неправильный, будут последствия, пеняй тогда только на себя.

С ее точки зрения, все было проще некуда. Я знала, что Софи не права, но меня все равно обуяли сомнения и страх. Кирпичики сложились в здание, оправдав мои худшие ожидания. А что, если бы я сказала правду, а мне бы никто не поверил? Или не поверит, если скажу сейчас? Или, что хуже, обвинит меня в случившемся?

Желудок скрутило, а в горле снова появился знакомый привкус.

Софи взглянула на мою маму. Я вспомнила мамино лицо в тот день, когда Уитни швырнула стулом об стол. Я так за нее испугалась! И всегда боялась! Вдруг маме снова будет так же плохо, как раньше? Как она это переживет?

— Слушай, Софи, я… — попробовала я еще раз.

— Отойди от меня, — отрезала Софи. — Видеть тебя не хочу.

Она покачала головой и вышла из аптеки. С трудом взяв себя в руки, я пошла по проходу. Перед глазами все плыло. Полки, женщина с ребенком, старик, толкающий ходунок, складской клерк, изучающий сканер… И наконец, мама у стойки с солнцезащитными кремами.

— О, пришла, — сказала она, увидев меня. — Как там Софи?

— Хорошо, — заставила себя ответить я.

Так я впервые солгала маме про Софи. Но впоследствии лгала не раз. Я думала, что стыд и страх постепенно притупятся, как затягивается глубокая рана, превращаясь в едва заметный шрам. Но этого не произошло. Напротив, все чувства и воспоминания давили на меня все сильнее и сильнее. Но тяжелее всего было вспоминать, как я зашла в ту темную комнату, что приключилось потом и как зажегся свет, превратив кошмар в реальность.

И вот это было ужаснее всего: раньше между светом и тьмой прослеживалась четкая граница. Одно хорошо, другое плохо. Но неожиданно все изменилось. Темнота по-прежнему оставалась таинственной и пугающей, но я начала бояться и света тоже. Свет обнажает все, что пытаешься спрятать, даже если кажется, что оно спрятано очень хорошо. Закрыв глаза, я видела темноту, и она напоминала мне о самом главном моем секрете. Но, открыв глаза, я видела яркий мир, не знавший правду, скрыться от которого было невозможно.

 

Глава четырнадцатая

— Молодец, что приехала! — сказал Оуэн, повернувшись ко мне.

Я стояла у сцены в «Бендоу». Сама не знаю, как до него добралась. Смутно помнила все, что было после нашей встречи с Эмили.

Я все же доработала до конца, показала еще три наряда, похлопала миссис Макмерти, когда ее вывели на сцену за цветами. Она, как всегда, смутилась и жутко удивилась. Потом я ушла за кулисы к родителям.

Мама тут же заключила меня в объятия и погладила по спине.

— Ты прелесть! Просто красавица! — воскликнула она.

— Вырез, правда, великоват, — заметил папа, оглядывая белое облегающее бальное платье. — Как думаешь?

— Да ну что ты! — Мама шлепнула папу по плечу. — Платье прекрасно! И ты тоже! — обратилась она ко мне.

Я выдавила улыбку. Я все еще не пришла в себя. За сценой толпились люди, они шумели и суетились, но я все думала об Эмили. «Она знала! — крутилось у меня в голове. — Она знала!»

Мама сказала, что нужно найти миссис Макмерти. Я очень нервничала, переживала, а от шума и толпы становилось еще хуже. Тут мама заговорила вновь:

— …просто чудесно. Но нам пора домой. Уитни готовит ужин, и я сказала, что мы приедем через десять минут.

— Уитни? — удивилась я. Папа кивнул проходящему мимо мужчине и позвал его по имени. — А разве она не здесь?

Мама сжала мое плечо:

— Уитни с радостью бы приехала, малыш, но ей все еще непросто смотреть показ мод… Она захотела остаться дома. Зато нам все очень понравилось!

Конечно, из-за Эмили я соображала неважно, но одно знала наверняка: когда я была на подиуме, на меня издалека смотрела моя сестра. Абсолютно точно!

Кто-то взял меня за руку. Я обернулась и увидела миссис Макмерти, а рядом с ней седого мужчину в костюме.

— Аннабель, это мистер Дрисколл. Он глава отдела маркетинга в «Копфсе». Хочет с тобой познакомиться.

— Здравствуйте! — поздоровалась я.

— Здравствуйте! Приятно познакомиться! — сказал он, протягивая руку. Его ладонь была сухая и холодная.

— Мне тоже!

— Мы ваши большие поклонники. Очень вы нам всем понравились в ролике про школу.

— Спасибо! — поблагодарила я.

— Отлично поработали! — Он улыбнулся, кивнул моим родителям и ушел. Миссис Макмерти последовала за ним. Мама, покраснев, смотрела ему вслед.