Ландо вошел в каюту, поставил поднос на полку рядом с койкой Ди и опустился в кресло.

Ди никак не отреагировала. Глаза ее были закрыты, и только по тому, как поднималась и опускалась ее грудь, можно было судить, что она жива.

Ландо перебросил ногу через подлокотник кресла.

— Прекрати ерундой заниматься, Делла. Десять минут назад ты была жива-здорова и заглядывала во все углы — наверное, искала свой пулеметатель.

Один глаз распахнулся и уставился в его направлении. Глаз был зеленющий.

— Как ты узнал?

Ландо указал пальцем наверх.

— Когда ты очутилась на борту, Ки вмонтировал в потолок видеосенсор.

Открылся другой глаз.

— Вы за мной шпионили!

— Мы смотрели, чтобы все было в порядке, — возразил Ландо. — Прости, но с сиделками у нас туговато.

Делла выпрямилась и села на постели. Боль пронзила ее, но она слишком рассердилась, чтобы обращать на это внимание.

— Я была совсем голая! Ландо усмехнулся.

— Не совсем. На тебе была эта рубашка. Кстати, моя.

— Но больше ничего!

— Это верно, — согласился Ландо, — но можешь считать меня своим доктором.

— Доктором? Доктором? — Ди чуть не задохнулась от возмущения. — Какой-то паршивый уголовник — мой доктор? Да ни за что!

Ландо пожал плечами.

— Ну как хочешь. Как ты себя чувствуешь?

Делла упала на кровать и повернулась лицом к переборке. Ландо поднялся на ноги и направился к двери. Она остановила его на полпути.

— Пик…

Он обернулся.

— Да?

— Спасибо за заботу.

Ландо улыбнулся.

— Рад был помочь.

На мостике «Урода» Мелисса нажала на кнопку и скроила рожу почерневшему экрану. «"Спасибо за заботу". Ах, что ты, дорогая, не стоит благодарности. Фу, как противно!» — и она вышла, хлопнув дверью.

Ландо постучал в открытую дверь Кэпа.

— Вы хотели меня видеть?

Кэп поднял голову и прищурился. Ландо увидел, что, несмотря на двухдневную небритость, Соренсон вполне трезв. Как обычно, в офисе царил страшный беспорядок. Кругом валялся мусор, а под локтем у Кэпа стояла тарелка с недоеденным завтраком.

— Да. Я хотел тебя видеть. В последнее время ты меня избегаешь.

Ландо кивнул.

— Это верно. Я почему-то решил, что вы на меня сердитесь.

— Сержусь? — с сарказмом переспросил Кэп. — Сержусь на человека, который без разрешения отвез мою дочь на планету, затащил ее в игорный притон и дал арестовать? Сержусь? С чего это мне на тебя сердиться?

Ландо поднял руки, показывая, что сдается.

— Ладно, ладно, я признаю свою вину. Я был не прав — не следовало Мелиссу брать с собой.

— Не прав? — возмутился Кэп, наклоняясь вперед вместе со стулом. — «Не прав» — не совсем подходящее слово. Скорее, непроходимо глуп. Или преступно беспечен. Ты знал, что Ки тянет к азартным играм. Ты знал, что Виллер за нами гоняется. Ты знал, что за твоей головой охотятся… «Не прав»… Я бы это не так назвал.

Глаза Ландо сузились.

— Ах ты, старый ханжа! А ты где пропадал, когда Ки и Мелисса попросились на планету? Я могу сказать где. Валялся в стельку пьяный у себя на койке, вот где! Мелисса — твоя дочь. Ты за нее волнуешься? Прекрасно. Тогда не пей больше.

Кэп побелел как простыня. Они долго смотрели друг другу в глаза. Первым не выдержал Кэп. Он уставился в стол и заговорил едва слышным голосом:

— Конечно, ты прав. Я знаю, это мало что значит, но с тех пор, как я за ней спустился, я капли в рот не взял.

Ландо откашлялся:

— Может, не так уж и мало, Кэп. Может, если вы захотите, это начало новой жизни.

— Да, — сказал Кэп, подняв голову и встретившись взглядом с Ландо. — Думаю, что захочу. Я ведь читал об этом в книжках. Говорят, что нужно делать в день по шагу.

Ландо кивнул.

— Вы могли бы осчастливить одну маленькую девочку. Кстати, где она была? Нас развели в разные стороны. Мы с Ки очень волновались.

Кэп, на лицо которого постепенно стала возвращаться краска, откинулся на спинку стула.

— Ее отвели в какой-то приют для несовершеннолетних. Нелегко было ее оттуда вытащить, но, когда я все свалил на тебя, ее сразу же отпустили.

Ландо поморщился.

— Премного благодарен.

— Не стоит благодарности, — жизнерадостно ответил Кэп. — Теперь вот что. Выяснилось, что у нашего приятеля Ки было долгов на четверть миллиона.

— Четверть миллиона кредитов?

— Ага, без малого двести пятьдесят тысяч. Чтобы их оплатить, понадобилось все мое золото, твое золото и деньги, вырученные от продажи быстроходки.

— Погодите-ка! Я же золото спрятал!

— Конечно, — с хитрецой произнес Кэп. — Но не забывай, что это мой корабль. Я помогал его строить. Не так уж трудно было открыть вентиляционный ход, найти золото и поставить заслонку обратно на место.

— Ах, ты, старый…

— Стоп-стоп-стоп, — предупредительно перебил его Кэп. — Ки обещает вернуть нам долг. Даже если мне придется еще сто сорок лет вычитать у него из жалованья. А потом, не следует грубить человеку, который разрешает тебе приводить домой охотников за головами и платит за сожжение взятых напрокат автомобилей.

— Вы заплатили за машину? Кэп кивнул.

— Пришлось. Иначе они явились бы сюда и взяли тебя и твою охотницу под стражу.

Ландо припомнил перестрелку и летящие во все стороны пули.

— Спасибо, Кэп. Сожалею насчет быстроходки. Я знаю, как вы ее любили. Когда Ки вернет мне долг, я отдам вам деньги. Или это сделает Делла.

Кэп усмехнулся.

— Благодарю. Теперь к делу. Давай выполним контракт до конца. Виллер когда-нибудь до нас доберется. Это лишь вопрос времени.

Ландо поднялся на ноги. Кэп прав. Виллер хочет его смерти. Что же касается Кэпа, что ж, когда дело доходит до «Звезды Империи», они оба становятся немного помешанными, и Виллер даже больше. Ему в первую очередь нужен корабль, а во вторую — Кэп. Иначе Виллер уже десять раз успел бы прикончить Соренсона. Нет, у него какая-то безумная фантазия, в которой Кэп приведет его на корабль, корабль, где осталось его тело.

— Хорошо. Приступаю к работе.

— Не так быстро, — возразил Кэп. — Сначала взгляни вот на это. — Он протянул ему факс.

Ландо взял его в руки. Факс был заверен официальной печатью и адресован Кэпу:

«Уважаемый капитан Соренсон,

относительно ситуации с объектом Д-878, в настоящее время находящимся на орбите ОУ-18. Мы ознакомлены с тем фактом, что объект занимают неуполномоченные существа.

Однако этот факт ни в коем случае не освобождает вас или ваш экипаж от ответственности за выполнение контракта и попадает под сферу действия пункта второго на странице шестьдесят седьмой, который ясно утверждает "…что исполнитель контракта несет полную и абсолютную ответственность за любые формы жизни, обитающие на орбитальном мусоре и вокруг него в течение срока действия контракта''.

С учетом этого мы напоминаем вам, что окончательный расчет состоится по истечении оговоренного в контракте срока и что время почти вышло.

При возникновении возражений по поводу содержания данного письма вы имеете право обжаловать наше решение. Принимая во внимание нашу загруженность в настоящий момент, ваша жалоба будет рассмотрена через шесть или семь месяцев.

С уважением,

Каролина Бакстер

Секретарь орбитальной комиссии

Планета Пилакс».

Ландо вернул письмо.

— Не могу понять. Что за формы жизни? И что такое — объект Д-878?

— Это заброшенная станция, — с недовольным видом ответил Кэп. — Я наткнулся на нее, пока вы с лейтенантом Айтеком играли в казаков-разбойников. Как я понимаю, она была выпущена как невесомая узкопрофильная биолаборатория. Построившая ее компания разорилась, станция поменяла несколько владельцев и была полностью покинута.

— И что?

— И то, что она слишком велика для утилизации в таком виде, в каком она есть. Согласно условиям контракта, мы должны разбить ее на более мелкие кусочки, а это значит — уничтожить людей, которые живут на борту.

Ландо удивленно поднял брови.

— Сколько людей? И как они существуют?

— Всего двое, — ответил Соренсон. — А что касается второго вопроса, то кое-как перебиваются. Роются в мусоре, подворовывают, и все такое.

— И чего вы от меня хотите? Кэп пожал плечами.

— Ты читал письмо. Это наше дело. Или мы от них избавляемся, или остаемся без денег. Ступай и выгони их.

Ландо прищурил глаза.

— Почему я? Почему вы сам их не выгоните? Соренсон стукнул кулаком по столу. От удара все, что лежало на нем, подпрыгнуло.

— Потому что я, черт возьми, капитан! Потому что это мой корабль, а не твой!

— Хорошо, хорошо, — сказал Ландо, отступая к дверям. — Не будем устраивать бунт на корабле. Объект Д-878 на ОУ-18. Считайте, что с ним уже покончено. До скорого.

Ландо завел тормозные двигатели и дождался, когда корабль выравняет скорость с объектом Д-878. Он представлял собой жалкое зрелище. Два цилиндра, обмотанные длинным куском решетки, и беспорядочный набор солнечных панелей. Кэп был прав, в таком виде эту штуковину на переработку не отправишь, надо разбить на части. Его вывел из раздумья радиосигнал на межсудовой частоте. Голос принадлежал мужчине:

— Эй, вы там… Не знаю, кто вы такие и что вам надо, но лучше убирайтесь отсюда подобру-поздорову. Я нацелил на тебя энергопушку модели Нергелон 500. Одно неверное движение, и ты — обломок металла.

Ландо взял в фокус солнечные панели станции и посмотрел на датчики бота. Для Нергелона 500 они мощности не наработают, и, судя по тепловому сигналу со станции, бортовой синтезатор тоже слишком слаб. Это чистый блеф.

— Я только хочу переговорить, — ответил Ландо. — Я надену скафандр и загляну к вам в гости.

— Не смей! — выразительно произнес мужчина. — Если не хочешь свариться заживо вместе со своим скафандром.

— Боюсь, что придется рискнуть, — сухо ответил Ландо.

Через двадцать минут реактивная ранцевая установка на скафандре Ландо несла его по направлению к станции. Из скафандра так и не выветрился запах трюма мусорной баржи класса IV. Ландо старался дышать ртом.

Д-878 был уже так близко, что Ландо разглядел главный шлюз. Туда он и направился. Находясь в сотне ярдов от станции, он снова услышал тот же голос. На этот раз — по скафандровой рации.

— Ладно, пушкой я воспользоваться не смог, но если ты пристыкуешься, то я всажу тебе разряд из бластера прямо в светофильтр.

— Очень некрасиво получится, — спокойно ответил Ландо, — и абсолютно без надобности. Может, лучше побеседуем? Мне больше ничего не надо.

Ответа не последовало.

Ландо зацепился и включил электромагниты в ботинках. Они ударились о цилиндрический корпус с такой силой, что у него подогнулись колени.

Теперь, взгромоздившись на верхушку станции, Ландо увидел, что она порядком потрепана. Впечатление было такое, будто в один из цилиндров примерно посередине врезалось что-то тяжелое, может, корабль. Пробоина была кое-как заделана вкривь и вкось со штопанными лоскутами металла.

Были еще и другие повреждения; по всем признакам, со станции сняли все внешнее оборудование и сделали это весьма беспощадно.

Ландо прошелся по корпусу, достал из пояса многоцелевой инструмент и постучал по шлюзу. Люди внутри должны были его услышать.

Никакого ответа.

Ландо вздохнул и наклонился к рации.

— Ладно, продолжайте упрямиться. Придется прорезать вход.

Ландо выпустил из рук инструмент, тут же втянутый тросом на место. Взяв висевший у его бедра режущий лазер, Ландо проверил, заряжен ли энергопакет, и привел его в действие. Вспоротый лучом металл на корпусе раскалился докрасна.

Он почувствовал себя страшным серым волком, который ломится в дом к бедным трем поросятам.

— Хорошо, хорошо! — послышался голос. — Я открою шлюз. Выключите свою проклятую штуковину. В этой посудине и так уже дыр хватает.

Ландо повиновался, и крышка шлюза отъехала в сторону. В ту же секунду, когда он вошел внутрь, она закрылась у него за спиной, вероятно для того, чтобы больше никого не впускать. Прошло время, прежде чем его наружный датчик высветил: «Давление нормальное. Атмосфера пригодна для дыхания». Открылся внутренний люк.

Довольный тем, что они не предприняли попытки запустить в шлюз отравляющий газ, Ландо разгерметизировал скафандр и откинул шлем. Воздух отдавал привкусом вторичной переработки. Отключив питание от ботинок, Ландо нырнул в люк. Он ожидал, что по ту сторону его встретит обладатель голоса. Но помимо старого потрепанного скафандра на вешалке и сетки с ошметками орбитального мусора он не обнаружил никаких признаков жизни.

Ландо, подтянувшись, пролез через люк в длинный коридор. Несмотря на то что краска покрылась грязью и потрескалась, он сумел разобрать выведенные на переборке слова «Каюты экипажа» и выцветшую зеленую стрелку.

Используя удобно расположенные поручни, чтобы, подтягиваясь, продвигаться вперед, Ландо увидел, что пол в туннеле был почти как новый. Без механизма искусственной гравитации им никто не пользовался. Конечно, «пол» — понятие в условиях невесомости относительное, но в данном случае вполне подходящее, поскольку дорожка была лишена трубопроводов и застелена пластмассовым ковриком.

Путь Ландо преградила толстая переборка. Проделанный в ней люк был запаян наглухо. Выцветшая надпись гласила: «Каюты экипажа», но криво измалеванная стрелка указывала налево.

Ландо открыл небольшую дверку и очутился в туннеле, который, как он понял, предназначался для хозяйственных нужд и связывал между собой оба цилиндра. В туннеле было темно, но впереди виднелся свет.

Несколько минут спустя он выплыл в относительно просторное помещение. Когда существовала лаборатория, оно служило одновременно кают-компанией и кафе. Теперь же напоминало очень захламленное жилье. Кругом валялись вещи, в основном распиханные по сеткам. Но кое-что просто плавало по комнате.

Прямо посредине комнаты стоял старик. А за ним висело нечто наподобие гамака, в котором лежала пожилая женщина. Ландо не мог точно рассмотреть через одеяла, но похоже было, что тело ее скручено какой-то страшной болезнью. Гамак служил ей гнездышком, где она могла отдыхать, не испытывая давления.

Она была похожа на хрупкую птичку с носиком, чуть великоватым для ее крошечного личика и поэтому напоминавшим клюв. Однако какое-то сияние в глазах ее очень красило. Хоть Ландо и явился без приглашения, она улыбнулась, приветствуя его, и он невольно ответил улыбкой.

Старик был худым, с ореолом белых волос вокруг лысины и темными мешками под глазами. При приближении Ландо он подвинулся, чтобы заслонить собой женщину. Старик был испуган, но полон решимости. Трясущейся рукой он сжимал бластер.

— Ближе не подходите! Что вам нужно?

Ландо обезоруживающе улыбнулся.

— Здравствуйте, меня зовут Пик Ландо. Я работаю на спасательном буксире, и мы….

— Я уже сказал тому, что был здесь раньше, — перебил его старик, — никуда мы из лаборатории не уйдем. Моя жена больна, и если перевезти ее на планету, она погибнет. У нас нет денег на больницу с невесомостью, поэтому я и держу ее здесь. Мы потратили все наши сбережения, чтобы сделать станцию пригодной для жилья. Так что смелее вперед, довершайте то, что начали.

— Послушай, Герберт… — начала женщина.

— Нет, Эдит, я так решил, — упрямо возразил Герберт. — Хватит уже. Здесь теперь наш дом. Подходящее место, чтобы закончить свои дни.

Ландо вздохнул. Его использовали по полной программе. Кэп уже успел здесь побывать, обнаружил, что не в силах выгнать стариков, и поручил эту грязную работу ему. Ну что ж, не дождется. Он выдавил из себя улыбку.

— Простите, что ворвался без спросу. Мне пора. Ландо уже приготовился нырнуть в хозтуннель, когда Герберт остановил его.

— Подождите, молодой человек… Что вы собираетесь делать?

Ландо обернулся.

— То, за что мне влетит. Но вас с Эдит никто пальцем не тронет.

Бластер дрогнул и упал на пол.

— Простите, что я вам угрожал. Мы очень перепугались. Ландо понимающе кивнул.

— Ничего страшного. Держитесь. До свидания.

— Мы будем здесь. — Герберт обнял Эдит за плечо, и она улыбнулась.

Любящий взгляд Эдит и решительно сжатые губы Герберта стояли у Ландо перед глазами, когда он поднимался на борт «Урода».

Он направился прямо к капитанской каюте и вошел, не постучав. Кэп оторвал взгляд от экрана переговорного устройства.

— Ну как? Вышвырнул их оттуда? Ландо был вне себя от гнева.

— Нет, не вышвырнул. И вы тоже не смогли этого сделать! Кэп пожал плечами.

— А я и не должен этого делать. Для этого у меня есть ты. Расклад тебе известен. Либо они оттуда двигают, либо мы остаемся без денег.

Ландо раскрыл было рот, чтобы сообщить Кэпу, какой он низкий подонок, как в голове у него что-то щелкнуло.

— Как вы сказали?

Кэп поднял брови.

— Я сказал: «Расклад тебе известен. Либо они оттуда двигают, либо мы остаемся без денег». У тебя начинаются провалы, Ландо. Наверное, компрессорная стрела тебе мозги попортила.

Ландо пропустил оскорбление мимо ушей.

— «Двигают оттуда!» Вот ответ!

Кэп откинулся на спинку стула и покачал головой.

— Боюсь, что нет. Мне это тоже приходило в голову. Перетащить их с помощью «Урода» на другую орбиту. Мысль хорошая, но не получится. Мы подписали контракт на расчистку мусора, а не на перебрасывание его из одного места в другое.

Ландо покачал головой.

— Я не это имел в виду. У нас ведь есть переносные подруливающие устройства? Те, что мы иногда используем при крупных буксировках? Можно прицепить пару штук к лаборатории!

Кэп нахмурился.

— И что толку? Я же тебе сказал. Просто передвинуть ее недостаточно.

— Нет, — нетерпеливо сказал Ландо, — вы не поняли. Подумайте вот о чем. Какая разница между станцией и кораблем?

Кэп задумался.

— Ну, станция движется по орбите, а корабль имеет возможность… — Лицо Соренсона вдруг озарилось пониманием. — …передвигаться в разных направлениях! — Тут лицо его вытянулось. — Черт!

— В чем дело?

— Не получится, Ландо. Конечно, подруливающие, может, и перетащат ее на другую планету, но это еще бабушка надвое сказала. Может случиться все, что угодно. Вместо того чтобы спасти, мы пошлем их на смерть.

Ландо улыбнулся.

— Вы опять меня не так поняли, Кэп. Как вы верно заметили, корабль имеет возможность передвигаться, а это значит, что на него полномочия Комиссии не распространяются. С них могут взыскать плату за стоянку, но не более того.

Кэп медленно наклонил голову.

— Надо проверить, хотя, по-моему, ты прав. Но в какую сумму это выльется? Подруливающие устройства стоят тысячу кредитов каждое, да плюс еще плата за стоянку.

Остановившись в дверях, Ландо улыбнулся.

— Ответьте на такой вопрос, Кэп. Что вы предпочитаете? Деньги или чистую совесть?

Кэп прищурился.

— Деньги.

Но он на себя наговаривал. Через три витка он уже поливал шампанским пол лаборатории, окрещенной именем нелетающей птицы. Сверкая разнокалиберными солнечными панелями, новоиспеченное судно «Пингвин» огибало планету Пилакс.