Солнце отсвечивало от тугоплавкого корпуса станции, делая «Диск Дево» похожим на золотую корону, сверкающую в темноте космоса. Разноцветные навигационные огни переливались, подобно драгоценным камням, лес антенн окаймлял станцию, словно золотая филигрань, а болтавшийся рядом огнемет в милю высотой походил на серебряный скипетр.

Когда-то, сотни лет назад, эта станция несла переселенцев к их новым домам среди звезд. Но это было давно, а теперь «Диск» имел совсем другое предназначение.

Теперь здесь находилось прибежище воров, контрабандистов и другого сброда еще похуже.

Ходили слухи, что и пиратские суда нередко пришвартовывались здесь, не то разношерстое сборище бандитов, что промышляли на астероидах, а настоящие пираты.

Здесь жили мужчины и женщины, которые сражались за конфедерацию и совершали рискованные набеги на приграничные миры, или их потомки.

Вначале они были солдатами, защитниками рвущейся по швам демократии, патриотами, верившими в свою благородную миссию. Они вели одну битву за другой, но в конечном итоге проиграли войну. Большинство из них сдались, приняли щедрые условия, предложенные новопровозглашенньш императором, и занялись восстановлением истерзанных войной планет.

Но некоторые не пожелали отказаться от борьбы и дали обет продолжать правое дело. Со временем, однако, идеализм уступил место прагматике, и они теперь мало чем отличались от шайки бандитов. Бандитов достаточно влиятельных, поскольку они владели несколькими планетами и станциями, включая «Диск Дево».

Ландо сверился с приборами и уменьшил скорость разведывательного корабля. Очень удобное суденышко, невероятно быстрое и гораздо лучше вооруженное, чем можно подумать.

Войдя в гиперпространство у Дерны, разведчик вынырнул из него тремя днями позже у Эрона IV и полетел к системе. Системе, в которой родился и провел свои юные годы. Системе, в которой погиб его отец и в которой его разыскивали за убийство. Что перечеркивало всю радость от возвращения домой.

Поскольку Ландо не терпелось поскорее закончить рейд и вернуться обратно, судно он не жалел и выжимал из него все что можно, устремляясь от огненного Эрона IV в темноту границы. Там и болтался между созданной людьми империей и темной неизвестностью «Диск Дево».

Место было выбрано не случайно. Следуя примеру многочисленных коммерсантов, Дево обосновался у важного торгового пути и таким образом получил преимущество над большинством конкурентов.

Расположившись в этом месте, на полпути между про-мышленно развитыми планетами Эрона IV и границей, Дево дешево скупал местное сырье, а промышленные изделия и технику продавал втридорога. Люди жаловались, но у Дево имелся стандартный ответ: «Вы хотите получить лучшую цену за свое зерно? Замечательно. Валяйте, попробуйте. Покатайтесь-ка недельку по системе. Внутренние планеты, пожалуй, дадут вам больше… и возьмут свое обратно в виде расходов на топливо».

Когда ему было выгодно, Дево приводил и такие аргументы: «Хотите больше денег за роботов-жнецов? Отлично. Прогуляйтесь вдоль окраин и продавайте их сами. Если только на вас не нападут пираты и если Иль-Ронн не использует ваш корабль в качестве мишени, тогда переселенцы заплатят вам больше. Желаю удачи».

Такова была честная и законная часть бизнеса, которым занимался Дево. Но существовала еще и теневая сторона. Благодаря своему положению диск являлся также идеальным местом для переправки наркотиков, скупки краденого и поставки товаров пиратам.

«Да, — подумал Ландо, — местечко и впрямь выбрано неплохо». Он зевнул.

Путешествие заняло относительно немного времени, но, тем не менее, с тех пор, как они покинули орбиту Пилакса, прошло больше полнедели, и Ландо устал. Устал от покровительственного обращения Айтека, устал от того, что вся затея была ему не по душе, устал от крошечных размеров судна. В кабину пилота едва втискивались все трое — Ландо, Айтек и Мартинес — одновременно.

Мартинес была пилотом, по словам Айтека, очень умелым пилотом, хотя по ней этого и не скажешь. Сейчас она с сонным видом сидела, ссутулившись, в кресле рядом с Ландо и что-то мычала себе под нос.

У нее были короткие черные волосы, хрупкая фигура и черты лица маленькой девочки. Внутри суденышка было тепло, и Мартинес носила форменные синие шорты и блузку. Ландо заметил у нее на левом плече маленькую татуировку. Череп и кости. Загадочно. Как и все остальное в этом путешествии, Мартинес являлась загадкой, частью головоломки, генерального плана, составленного Айтеком.

Поскольку Ландо и Мартинес сидели спереди, Айтек приютился в катапультирующемся кресле, расположенном чуть позади.

— Почему мы сбросили скорость? — осведомился Айтек, отрываясь от чтения лежащей у него на коленях голограммы.

— Чтобы нас не отнесло в соседнюю галактику. — ответил Ландо, сердито указывая пальцем на основной экран. — Взгляните-ка на огнемет.

Айтек поглядел на основной экран и увидел, что серебряный скипетр изменил положение. Теперь он указывал прямо в их направлении.

— Так вот он, значит, каков, огнемет, — лениво протянула Мартинес. — Модель немного устаревшая.

Ландо пожал плечами. Его бесил ее высокомерный тон.

— Очень даже устаревшая, но не единственная, что держит нас под прицелом. Такой уж у Дево вкус. Он любит всякое старье. Последний раз я видел, как он заряжает старинные кольты. Им было не меньше тысячи лет, но стреляли они прекрасно, тебе бы запросто башку оторвало.

— Ну что, пофилософствовал, — саркастически заключил Айтек, — теперь можно и на вызов ответить.

Ландо взглянул на приборную панель, увидел мигающий сигнал и включил экран. На нем высветились слова: «Введите код».

Контрабандист прикусил губу. Введя код, он навсегда изменит всю свою жизнь. Если он сначала введет код, а потом нарушит установленные Дево порядки, то путь в отцовский мир ему заказан. В мир коррупции, воровства, но в мир, ему понятный.

А чего ради, честные граждане будут так же его чураться, охотники за головами будут продолжать его преследовать, и он останется сидеть между двух стульев. Ни преступник, по крайней мере он себя таковым не считает, ни честный гражданин. С тех пор как погиб его отец, он все время в бегах, и не в одном мире, а сразу в обоих.

Айтек нетерпеливо прокашлялся, и Ландо набрал код. Длинная цепочка ничего не значащих букв и цифр. Когда отец приказал ему их запомнить, он было захныкал, но тот рявкнул на него и заставил выучить.

Когда Ландо закончил, на экране вспыхнула надпись: «Ждите ответа…» — компьютеры Дево проверяли достоверность информации. Долю секунды спустя на месте этих слов появились другие, сопровождаемые графической иллюстрацией: «Добро пожаловать, Пик Ландо, заходите на посадку».

Айтек одобрительно кивнул.

— Молодец. Вы пользуетесь у преступников заслуженным авторитетом. Теперь управление примет Мартинес.

Сонный вид Мартинес как рукой сняло. Она выпрямилась, взглянула на экран переговорного устройства и взялась за рычаги. Судя по тому, как мягко Мартинес положила судно на заданный им курс, девушка свое дело знала.

— Пора, Ландо, ваш выход. — Не дожидаясь ответа, Айтек высвободился из ремней и, размахивая руками, как пропеллерами, погреб к крошечной кают-компании. Как и большинство военных разведывательных кораблей, этот не был загроможден всякими излишествами вроде механизма искусственной гравитации.

К тому времени, когда Ландо добрался до кают-компании, Айтек уже перекинул крюк через шпангоут.

— Пристегивайтесь. Нужно отрепетировать наш план.

— А к чему такие сложности? — осведомился Ландо, прислоняясь спиной к одной из четырех подушечек. — Почему бы просто не разнести «Диск» на мелкие кусочки? Линкор за полчаса с такой работой справится, и никакой огнемет его не остановит.

— Что? — изображая возмущение, спросил Айтек. — Уничтожить сотни невинных мужчин, женщин и детей только из-за того, что среди них находятся те двое?! Я поражен.

— Это вряд ли, — возразил Ландо. — Военные способны и на худшие поступки. Причина ведь в другом, верно?

Айтек одобрительно кивнул.

— Отлично. Рассуждать вы умеете. Да, причина в другом, и причина достаточно веская. Наша цель — использовать этих людей в качестве примера, чтобы другим впредь неповадно было.

— Значит, вам нужны свидетели, — продолжал рассуждать Ландо. — Тогда возникает другая проблема. И довольно серьезная. Допустим, нашли мы убийц, но как мы их заберем со станции? На ней два шлюза, и оба они охраняются. Вот и все дела.

— Я это предвидел, — спокойно ответил Айтек. — Шлюзы мы обойдем.

— Обойдем? — удивился Ландо. — Как?

— Очень просто, — ответил Айтек. — Проделаем новый люк с помощью взрыва.

— Но все, кто находятся на борту, тоже взлетят на воздух!

— Нет, потому что сначала мы изолируем отсек, — объяснил Айтек. — Затем проделаем отверстие. Выберемся наружу и будем ждать, когда Мартинес нас подберет.

— Замечательно, — усмехнулся Ландо. — За исключением одной детали. Служба охраны Дево не пропустит нас на борт станции со взрывчаткой и с оружием.

— Еще как пропустит, — стоял на своем Айтек. — Это будет контрабанда.

— Что это будет?

Айтек нахмурился. Такое отношение Ландо к делу начинало его раздражать.

— Вы доставите их на борт станции в качестве контрабанды. Это ведь ваше основное занятие, так? Вы занимаетесь незаконными перевозками. Вот и покажите, на что способны.

— Вы хоть представляете, о чем вы говорите? — возмутился Ландо. — Вы просто из ума выжили. Я больше за эти дела не берусь, но даже если бы взялся, то к такой операции как минимум неделю надо готовиться. Вы меня начинаете утомлять.

— Да неужели? — Голос Айтека звучал угрожающе спокойно. — Так вот послушайте, гражданин Ландо, либо вы выполняете условия сделки, либо приготовьтесь остаток своих дней провести на тюремной планете. Итак, слушайте внимательно. Вы возьмете взрывчатку, которую я вам дам, и оружие в придачу и положите их в ваш хитрый саквояжик, который вы с собой прихватили. Ну, тот самый, с потайным отделением и навороченной электроникой. Да, я порылся в ваших вещах — любого, кто обвиняется в убийстве, положено обыскивать. Так что вы пронесете свой багаж через кордоны Дево или вас пристрелят при попытке это сделать. Вы меня хорошо поняли, мистер?

Последовало долгое молчание, во время которого они пристально глядели друг на друга. В Ландо сидели два человека, один из которых говорил: «Да иди ты к черту, делай что хочешь». Но другой отвечал: «А он ведь прав, может и выгореть, и тогда золото твое». Верх одержал второй человек.

— Я хорошо вас понял, лейтенант, — наконец проговорил Ландо. — Будь по-вашему, но с одним условием. На борту станции командовать буду л. Хотите соглашайтесь, хотите — нет.

Айтек улыбнулся.

— Я соглашаюсь. А теперь кончаем разговоры и займемся делом.

Приблизительно четыре часа спустя корабль-разведчик пристыковался к швартовочному шлюзу номер один. Хотя на самом деле до него было лишь двадцать минут лёта, по соображениям безопасности к «Диску Дево» допускалось только по одному судну, поэтому пришлось долго ждать в очереди, пока остальные корабли освобождались от груза и пассажиров.

Ландо с Айтеком еле втиснулись в крохотный шлюз. На обоих были надеты полужесткие скафандры с откинутыми на плечи шлемами. Может, излишняя мера предосторожности, но при спуске на незнакомую станцию вещь вполне естественная, у службы охраны Дево подозрений не вызовет.

Пока Мартинес завершала стыковку, Ландо обратился к Айтеку:

— Вы мне еще не все рассказали. Айтек с невинной улыбкой поднял брови.

— В самом деле? Что именно?

— За кем мы охотимся. Не худо было бы мне узнать, как их зовут.

— Разумно, — насмешливо согласился Айтек. — Что ж, отвечу. Мы охотимся за неким Даниэлем Дево и его женой, Сюзанной. Это они расправились с Нуглео.

Ландо прищурился.

— Надеюсь, Айтек, что у вас просто такой своеобразный юмор, потому что в противном случае нас можно считать трупами.

— Не будьте пессимистом, — спокойно отвечал Айтек. — Он — такой же смертный, как мы с вами. Кроме того, у нас преимущество внезапной атаки. Здесь его дом, его крепость, и он меньше всего ожидает нападения.

Ландо почувствовал, как его прошибает холодный пот. Он чуть было не задохнулся от гнева. Ему стоило огромных усилий сохранить ровный тон:

— Почему вы мне не сказали?

— А вы бы полетели? — Нет.

— Вот потому и не сказал.

Стыковка состоялась, давление воздуха было уравнено, и по интеркому раздался голос Мартинес:

— Счастливо поразвлечься, господа. Сообщите, когда нужно будет вас забрать.

Бормоча проклятия, Ландо ступил на «Диск Дево». Шлюз был огромный, способный вместить одновременно человек пятьдесят или целый грузовой контейнер. В детстве он не мог понять зачем. Отец заставил его подумать и сообразить, что может произойти в жизни колонистов.

Что если спешно понадобится попасть внутрь или выбраться наружу? Что если с другим шлюзом, еще больших размеров, что-нибудь случится? Что если придется дезактивировать весь поступающий на станцию или со станции груз? Ландо улыбнулся. Правильно делал его отец, что отвечал на вопрос вопросом — теперь он умеет рассуждать самостоятельно. Ну и как ему теперь рассуждать?

Проглотив подступивший к горлу комок, Ландо вышел из шлюза, и вслед за ним закрылся люк. Мартинес отвела корабль в сторону, уступая место для стыковки другому судну, и теперь ждет их сигнала. Сигнал может и не поступить, если их не будет в живых. Ландо отогнал прочь эту мысль.

В зале ожидания, еще большем по размерам, чем шлюз, было полно народу, самого разного. Оглядываясь по сторонам, Ландо заметил облаченных в кожу пиратов, коммерсантов в синтетических костюмах, жителей окраинных миров в лохмотьях. Кто-то готовился к отправлению, а кто-то, наоборот, только что прилетел.

Женщина в сером бронежилете нейрохлыстом указывала на прочерченную на палубе зеленую линию. У нее были прямые светлые волосы и унылое выражение лица.

— Добро пожаловать на борт. Будьте добры, следуйте к сканерам по зеленой линии.

Вместе с наступающим ему на пятки Айтеком Ландо проследовал за толпой по линии и приблизился к пропускному пункту в тот момент, когда через него проходили две женщины среднего возраста. Они выглядели спокойными и беззаботными, но почему бы и нет? Ведь они не провозили чемоданы, напичканные оружием и взрывчаткой. Когда женщины скрылись за бластеронепроницаемой дверью, Ландо пожелал оказаться на их месте.

Глядя по сторонам, Ландо заметил множество сканеров наблюдения, четверых одетых в серое охранников и такое количество дистанционно управляемого оружия, какого хватило бы, чтобы остановить космофлотский десант.

Навстречу им вышел мускулистый мужчина с суровым лицом. «СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ» — крупно было выведено на его бронежилете. Голос звучал монотонно:

— Вы прибыли на «Диск Дево». Здесь имеются свои правила. За несоблюдение правил — смерть. Правило первое. Никакого оружия. Сюда входит метательное оружие, энергетическое оружие, холодное оружие, энерголезвия, снаряды, взрывчатые вещества, нервно-паралитические газы, яды, токсины, бактериологическое оружие и другие приспособления или организмы, способные нанести увечья или вызвать смерть разумных существ. Если у вас имеется что-нибудь из вышеперечисленного оружия, сдайте его сейчас. Вы сможете забрать его, когда будете покидать станцию.

Ландо показалось, что содержимое саквояжа удвоилось в весе и теперь притягивало его руку к палубе. Не получив ответа, мужчина продолжал:

— Правило второе. Чтобы попасть на «Диск Дево», необходим допуск или чья-либо рекомендация. У вас есть допуск?

— У меня есть, — ответил Ландо. — А гражданин Ла Паз походит по моей рекомендации.

Хотя офицер космофлота этого и не говорил, Ландо понял, как само собой разумеющееся, что тот служит в военной разведке, поэтому имя его могло просочиться в базу данных Дево. На всякий случай они договорились называть его Ла Пазом.

Охранник кивнул:

— Поставьте обе ноги на желтый крест.

Когда Ландо сделал шаг вперед, решетчатая конструкция сканеров безопасности слегка пошатнулась и скрипнула.

— Стойте и не шевелитесь.

Ландо встал, как ему сказали. Его взвесили на невидимых весах, световыми лучами измерили его рост, ультразвуком проверили плотность тела, магнитный томограф исследовал сетчатку, а рентгеновские лучи тем временем просветили его скафандр и выявили содержимое его саквояжа. Или попытались это сделать, поскольку находившееся в саквояже электронное устройство поглощало рентгеновские лучи и творило с ними странные вещи.

Вот это и был, возможно, самый опасный момент, и Ландо постарался подавить свой страх, от которого у него перехватило дыхание, подскочил пульс и замигали веки. Такие явления поддаются измерению приборами.

«Существует единственный способ побороть свой страх, сынок, — учил его когда-то отец, — это принять его. Помни о том, что страх — твой помощник, он оберегает тебя от опасности, сохраняет тебе жизнь. Так что признайся себе в своем страхе, но наблюдай за ним со стороны».

Ландо не был уверен, помог ли ему сам совет или размышления о нем, но вдруг опять обрел способность ровно дышать.

Охранник снова заговорил:

— Благодарю вас, гражданин Ландо. Сделайте шаг вперед. Вы и ваш гость допускаетесь на станцию.

Ландо кивнул. Бластеронепроницаемый люк, открутившись, открылся. Сначала в него прошел Айтек, следом за ним — Ландо. Они очутились в сияющем чистотой коридоре. Ландо прибавил скорости. Чем раньше все это кончится, тем лучше.

Переборки были так густо покрыты бежевой краской, что Ландо с трудом мог разглядеть бесчисленные заклепки, на которых они держались. Палуба была отдраена до блеска. Над головой у них пролегал лабиринт из труб и свежевыкрашенных изоляционных проводов, каждый из которых был промаркирован своим цветом.

— Потрясающе, — оглядываясь по сторонам, восхитился Айтек. — Просто потрясающе.

— Что именно? — рассеянно спросил Ландо. Все его мысли были заняты тем, что им предстояло совершить.

— Так чисто, будто на военном судне перед инспекцией. Или в элитном госпитале.

Ландо взглянул в сторону Айтека, увидел, что тот не шутит, и презрительно фыркнул:

— Ну да, конечно. Все преступники — грязные свиньи, и живут они тоже в хлеву. «Потрясающе», что вы так думаете. Вы ведь не в забегаловке на окраине мира находитесь, вы явились в штаб управления исключительно удачным бизнесом, и обстановка здесь соответствующая.

— А, понятно, — с сарказмом ответил Айтек. — Исключительно чистый бизнес — наркотики и убийства.

Ландо хотел было возразить, но замолчал. Что бы он ни сказал, Айтек найдет способ ответить какой-нибудь гадостью.

Планировка «Диска Дево» напоминала колесо с тремя основными коридорами. Один шел по внешней окружности корпуса, другой образовывал кольцо на полпути к центру, а третий огибал командный пункт и пульт управления, находившиеся в самом центре.

Наружный коридор обозначался буквой «А», средний — буквой «Б», а внутренний — буквой «В».

От командного пункта, подобно спицам колеса, радиально расходились проходы, пронумерованные от П-1 до П-16 и обеспечивавшие быстрый доступ ко всем отсекам станции. По ним сновало в разные стороны множество народа. К Айтеку и Ландо никто интереса не проявлял.

Айтек открыл было рот, но Ландо покачал головой.

— Нет, молчите. Помните, сейчас моя очередь.

Ландо провел своего спутника вглубь, а затем свернул влево, в коридор «Б», чтобы проверить, нет ли за ними хвоста. Никого. Прекрасно. Не хватало еще, чтобы им вслед увязалась охрана или какой-нибудь охотник за головами.

По проходу номер семь они последовали к центру управления. Предполагалось, что там находятся Дево с женой, то есть им полагалось там находиться, если они вообще были на борту. Ландо испытывал смешанные чувства. С одной стороны, он почувствует огромное облегчение, если окажется, что Дево отсутствуют, а с другой стороны, он будет разочарован, что так рисковал совершенно без толку.

Внезапно в ноздри Ландо ударил запах пищи, и в животе у него заурчало. В секции П-7 обосновались владельцы ресторанного и развлекательного бизнеса, все они отдавали часть прибыли Дево. Здесь сконцентрировались разнообразные еда, напитки и развлечения. Предназначены они были в основном для гуманоидов, но кое-что могли себе подобрать и другие существа, а также те, кто шел на эксперименты по скрещиванию видов. Подобно всей станции, секция П-7 блестела чистотой.

Постепенно рестораны и бары уступили место инженерным коммуникациям, за которыми последовал гидропони-ческий отсек, а потом строго охраняемый центр обработки информации. Впереди уже виднелся коридор «В».

Ребенком лазая по станции, Ландо обнаружил, что в центр управления можно попасть через одну из четырех герметично закрывавшихся дверей: П-1, П-4, П-8 и П-12.

Из них один только П-1 была открыта для общественного доступа, и поэтому наиболее часто использовалась.

Ландо свернул направо в коридор «В» и устремился в точку, где он пересекался с П-1.

Айтек потрусил за ним.

— Где мы…

— Заткнитесь и слушайте. Через несколько минут мы окажемся в центре управления. Я спропп, администратора, на месте ли Дево. Если они там, то мы силой прорвемся в их личные апартаменты, оденем их в скафандры и заложим взрывчатку. Потолок их каюты должен соответствовать внешнему корпусу станции. После этого проделываем отверстие и будем надеяться, что нам повезет. Ясно?

Айтек нахмурился.

— Да, но…

— Никаких «но», — отрезал Ландо. — И пошевеливайтесь. Вот он, центр управления, так что приготовьтесь.

Центр управления был ясно обозначен и неярко освещен Деловитое молчание нарушалось лишь приглушенным гудением офисной техники и шипением вентилятора.

Расставленная кругом антикварная мебель была сама по себе весьма изящна, но на фоне крашеного металла казалась совсем не к месту. Стены увешивала коллекция раритетов, начиная от старого кремневого ружья и кончая инопланетными инструментами.

Единственным живым существом был лысеющий мужчина средних лет. Он сидел за столом со стеклянной столешницей, не загроможденной ничем, кроме переговорного устройства и листка бумаги.

Одет он был в безупречный деловой костюм с логотипом Дево на левом нагрудном кармане. Когда мужчина поднял руку, чтобы поправить старомодные очки, на его мизинце сверкнул огромный золотой перстень.

— Да?

Этим словом было сказано все. А именно: «Это центр управления Вселенной, и здесь все происходит под моим контролем, так что советую вам об этом не забывать».

Ландо расплылся в улыбке и поставил саквояж прямо на середину стола.

— Приветик. А супруги Дево у себя?

Удивленный и шокированный одновременно, мужчина за столом попятился от такого вторжения в его личное пространство.

— Что? Ну да… то есть, нет… если у вас не назначена встреча.

— Тогда нет проблем, — ответил Ландо, расстегивая молнию на саквояже. — Конечно же, у нас назначена встреча. Вот наше приглашение.

С этими словами Ландо достал ручной бластер и нацелил его в голову мужчины. При этом контрабандист выбрал позицию спиной к двери.

— Будьте так добры, прикройте дверь и позаботьтесь о том, чтобы случайно не нажать не на ту кнопку. Если здесь появится охрана, вы умрете первым.

Глядя в отверстие бластера и нажимая при этом кнопку, мужчина беззвучно шевелил челюстями.

Ландо услышал у себя за спиной шум сдвигающихся створок двери и с облегчением вздохнул. Пока что все идет, как задумано. По крайней мере, посторонних не будет.

— А теперь свяжитесь с охраной. Объясните им, почему закрыли дверь, только сочините что-нибудь правдоподобное. Мужчина дернул головой и сглотнул слюну. Когда он коснулся правого нижнего угла стола, на столешнице появилась клавиатура с подсветкой. По мере того как он печатал, сверху над клавиатурой возникала надпись. Пока Айтек лез в саквояж за бластером, Ландо прочел ее вверх ногами: «От Эссекса службе безопасности. Закрыто на два часа. Д.». Айтек ткнул в надпись бластером.

— Что это, черт побери, значит?

— То, что написано, — ледяным тоном ответил Эссекс. — Время от времени я закрываюсь по просьбе мистера Дево. Других объяснений не требуется. — Эссекс начал оправляться от первоначального шока.

— Замечательно, — ответил Ландо. — Теперь отойдите от стола спиной вперед. Хорошо… Теперь я хочу, чтобы вы…

Ландо так и не договорил, потому что в этот момент отодвинулась часть переборки, и оттуда вышел Даниэль Дево.

Он был крупного сложения, с гривой седых волос, густыми бровями и румяным лицом. На нем был серый комбинезон с собственным логотипом на кармане, хозпояс и пара черных сапог до колен. В правой руке Дево держал охапку распечаток.

— Эссекс, .. А где… — Он замолчал при виде двух мужчин с бластерами. — Что за дьявол?

— И вправду, дьявол, — согласился Айтек, обходя Дево. — Где твоя жена?

Дево нахмурился, и его густые брови вытянулись в одну серебристую линию.

— Черта с два я тебе скажу. Плохо ваше дело, ребята. С этой станции всего два выхода, и оба они под охраной.

В дверном проеме появилась женщина. Ей было лет на двадцать меньше, чем Дево. Красавица, с длинными черными волосами, правильными чертами и идеальной фигурой.

— Дэн? Что происходит? Я…

— Ах, — произнес Айтек, удостоверившись, что Ландо держит на прицеле обоих мужчин, прежде чем взять женщину на мушку. — Сюзанна Дево собственной персоной. Как раз вовремя. Встань рядом с мужем.

Ландо нахмурился. Здесь что-то не так. Что делает Айтек? Зачем вытаскивать ее в приемную, когда надо совсем наоборот? Наверняка скафандры Дево находятся у них в апартаментах.

— Итак, — продолжал Айтек, — вас, наверное, интересует, из-за чего вся эта шумиха. Ответ очень прост. Я — офицер Императорского космофлота. Несколько недель назад вы убили императорского курьера, и теперь пришла пора платить. Есть вопросы?

Дево переводил взгляд с Ландо на Айтека и обратно, словно хотел удостовериться в их здравомыслии.

— Платить? Так вам деньги нужны? Так бы сразу и сказали. Я уверен, что мы сможем…

Из оружия в руке Айтека выскочила голубая молния. На стене, по которой сползла на пол Сюзанна Дево, появился след ожога.

Ландо резко повернулся вправо.

— Айтек… какого черта вы…

Но было уже слишком поздно. Дево уже сорвался с места. Кремневое ружье без труда слетело со скоб, на которых висело, и с громким треском выстрелило. Свинцовый шарик угодил Айтеку прямо между глаз и вышел через затылок.

Ландо стрелял, скорее повинуясь инстинкту, чем разуму, первым разрядом пробив Дево живот, а вторым, когда тот уже падал, попав ему в темя. Когда Дево упал на пол, раздался глухой удар, а затем воцарилось гробовое молчание.

Эссекс и Ландо глядели друг на друга, как завороженные, пытаясь осознать, что же произошло, не в состоянии двигаться от потрясения. Айтек хладнокровно расправился с Сюзанной Дево, причем он заранее спланировал это убийство. Все разговоры о том, чтобы арестовать преступников и увезти с собой — всего лишь уловка, чтобы заполучить Ландо в сообщники.

Эссекс слегка шевельнулся, и вслед за ним двинулся бластер Ландо.

— Оставайтесь на месте.

Эссекс повиновался.

— Сядьте себе на руки.

Эссекс приподнялся, подсунул руки под мясистую задницу и снова уселся. Его бледный лоб покрылся испариной, а верхняя губа задрожала. Ландо представал в его сознании беспощадным убийцей.

— Не двигаться.

Отмотав от своего скафандра кусок моноволоконного троса, Ландо привязал Эссекса к стулу. Если у Ландо вообще что-нибудь получится, то Эссекс ему теперь не помешает.

Последний раз окинув помещение взглядом, Ландо схватил саквояж, перешел в личные апартаменты Дево и щелкнул выключателем на стене. Дверь позади него с мягким стуком задвинулась.

Личные апартаменты Дево казались маленькими, но по стандартам станции были достаточно просторными. Ландо увидел толстый ковер на полу, антиквариат в обстановке и тот же приглушенный свет, что и в приемной. Погодите-ка, а это еще что такое?

Слева Ландо заметил возвышение, второй этаж, где, по-видимому, находилась спальня, и поспешил туда. Теперь ему не придется передвигать мебель, чтобы достать до потолка.

Одним прыжком преодолев невысокую лестницу, Ландо поднял голову и рассмеялся. Там, заподлицо вмонтированные в потолок, находились металлическая рама и люк. Шлюз! Аварийный спасательный шлюз. Ну разумеется! Дево приготовил для себя черный ход. Насторожится ли охрана, если он им воспользуется? Какая разница? В конце концов, он обратит на себя меньше внимания, чем если бы устроил взрыв, к тому же тот факт, что шлюз принадлежит Дево, замедлит действия охранников.

Ландо взобрался на супружеское ложе. Оттуда было легче Дотянуться до красной кнопки.

Шлюз открылся со свистом всасываемого воздуха. Загудел мотор, и вниз спустилась складная лестница. Ландо завел руки за плечи, чтобы надеть шлем. После этого проверил все застежки, молнии, загерметизировал скафандр и взобрался вверх по лестнице.

Оставалось только нажать еще одну красную кнопку, подождать, пока сложится лестница, и запечатать люк. Через три минуты давление в шлюзе было такое же, как в открытом космосе, и можно было выходить наружу.

Ступив из искусственной гравитации на поверхность станции, Ландо на мгновение ощутил легкость в теле. Затем включились электромагниты в ботинках, и это ощущение пропало.

Нагнувшись, Ландо включил передатчик, вынул из хозпояса две лазерные сигнальные ракеты и запалил их. Одновременно вспыхнули два огненных хвоста. Ответ последовал почти мгновенно.

Мартинес к тому времени подобралась так близко к станции, что, когда в ее наушниках раздался непрерывный сигнал, она вела оживленную перебранку со службой безопасности Дево.

Оборвав связь на полуслове, Мартинес добавила ходу и спикировала на станцию. На это стоило посмотреть. Ландо с восхищением наблюдал, как Мартинес зависла на расстоянии нескольких дюймов от корпуса, подождала, пока он очутится на борту, и пулей ринулась прочь.

Через несколько минут он сидел рядом с ней, уже освободившись от скафандра и пристегнувшись ремнями.

— Погоня есть?

Мартинес не отводила взгляда от приборов.

— Да, но они уже опоздали. Через тридцать три секунды мы нырнем в гиперпространство.

— А огнемет?

Мартинес едва заметно улыбнулась.

— Они нас уже две минуты обстреливают, да все никак попасть не могут. Это тебе не кремневое ружье.

Ландо начал что-то говорить, но именно этот момент навигационный компьютер счел подходящим для выхода в гиперпространство. Почувствовав привычную тошноту, контрабандист тяжело сглотнул. Если нужное место не обозначено навигационным маяком, прыгать в гиперпространство наугад — очень опасно. Но вскоре стало ясно, что Айтек предвидел именно такую ситуацию и заранее рассчитал координаты. Поэтому они с Мартинес особенно и не беспокоились по поводу огнемета.

Ландо повернулся к Мартинес, и на этот раз она встретилась с ним взглядом.

— А как ты узнала про кремневое ружье? Она пожала плечами.

— Я все видела.

— Что-что?

— Я все видела по трансляции. В ваши скафандры были вмонтированы видеокамеры и лучевые передатчики. Ведь не могли же мы пустить туда Айтека, оставив его без наружного наблюдения.

Она грустно покачала головой.

— Должно быть, Айтек глупо себя чувствовал перед смертью. Это же надо — кремневое ружье, но от судьбы не уйдешь. Миссия выполнена, и Эссекс разнесет новости. «Курьеры неприкосновенны». Можно считать, что дело закрыто.

— И все?

Мартинес презрительно фыркнула:

— Конечно, все. А что еще? Мне что теперь — плакать что ли? Самодовольный осел этот Айтек. Дилетанты. Иди отдохни, Ландо. И глазом моргнуть не успеешь, как я тебя домой доставлю.