Карт-бланш

Дивер Джеффри

Вторник

Смерть в песках

 

 

Глава 19

Бонд проснулся в холодном поту и с колотящимся сердцем, не помня при этом, что ему приснилось. От жужжания мобильного телефона сердце забилось еще быстрее.

Будильник у кровати показывал пять часов одну минуту. Полусонно моргая, Бонд схватил телефон и посмотрел на экран. «Вот молодец».

— Bonjour, mon ami, — поздоровался он.

— Et toi aussi, — ответил густой хрипловатый голос. — Разговор шифруется, так?

— Oui, да, разумеется.

— Как мы только жили без шифрования? — поинтересовался Рене Матис, звонящий, очевидно, из своего кабинета на бульваре Мортье в 20-м arrondissement Парижа.

— Шифрование существовало всегда, Рене. Просто не всегда было соответствующее приложение на телефоне с сенсорным экраном.

— Точно подмечено, Джеймс. Ты признанный мудрец, comme un philosophe. Да еще в такую рань.

Тридцатипятилетний Матис служил агентом французских спецслужб — «Дирексьон женераль де ла секюрите экстерьор» (ДГСЕ). Они с Бондом периодически работали на совместных операциях ГМП и ДГСЕ, пресекая деятельность «Аль-Каиды» и преступных группировок в Европе и в Северной Америке. Сколько горькой настойки «Кина Лиллет» и шампанского «Луи Редерера» было ими выпито на двоих — не сосчитать, а еще вспоминались… м-м-м… зажигательные ночи в Бухаресте, Тунисе и в Бари, итальянском райском уголке на Адриатике.

Это ему, Рене Матису, накануне позвонил Бонд, а вовсе не Осборн-Смиту, с просьбой установить слежку за Хайдтом. Скрепя сердце он все же принял политически рискованное решение обойти не только Третье отделение, но и самого Эм. Слежка необходима, однако Хайдт с Ирландцем не должны подозревать о повышенном внимании к ним британских властей.

Во Франции, разумеется, имелись свои разведслужбы, как ЦПС в Британии, АНБ в Штатах и аналоги с таким же щедрым бюджетом в других странах. ДГСЕ постоянно прослушивала переговоры и читала электронную переписку граждан других государств, включая Британию. (Сейчас-то эти страны — союзники, но ведь историю со счетов не сбросишь.)

Поэтому Бонд и решил задействовать знакомство. Он попросил Рене Матиса послушать электронные и радиоэлектронные разведданные из Лондона, перехватываемые стометровой антенной разведывательного спутника, отслеживающего ключевые слова.

— У меня для тебя кое-что есть, Джеймс, — сообщил Матис.

— Я одеваюсь. Включаю громкую связь, — ответил Бонд, нажимая кнопку и выскакивая из постели.

— Хочешь сказать, что рыжеволосая красавица, уткнувшаяся в соседнюю подушку, тоже будет слушать?

Бонд усмехнулся, не в последнюю очередь потому, что француз назвал именно этот цвет волос. Перед глазами промелькнула картина, как он вчера прощался с Филли на пороге ее дома, и когда они на краткий миг соприкоснулись щеками, ее огненные волосы скользнули по его плечу.

— Я искал по сигналам с метками «Северан Хайдт» и с его прозвищем «Ной». А также все, что может относиться к «Грин уэй энтерпрайзис», плану «Геенна», крушению поезда в Сербии или вызывающим тревогу акциям, намеченным на ближайшую пятницу. Поглядывая, не попадутся ли поблизости какие-нибудь ирландские имена. Есть некоторая странность, Джеймс: спутник был нацелен точно на территорию «Грин уэй» к востоку от Лондона, однако никаких радиоэлектронных сигналов оттуда не поступало вообще. Как будто рабочим запрещено пользоваться мобильными. Очень загадочно.

«Да уж», — мысленно согласился Бонд, поспешно продолжая одеваться.

— Кое-что все-таки удалось выцепить. Хайдт сегодня утром отбывает за границу. Думаю, скоро. Куда именно, не знаю. Самолетом. Проскочило упоминание про аэропорт и еще про паспорта. Он полетит на частном самолете, его люди договаривались с пилотом напрямую. Из какого точно аэропорта, боюсь, установить не получится. Я понимаю, что в Лондоне их много, мы нацелились на все — исключительно в целях наблюдения, спешу добавить!

Бонд оценил шутку.

— Насчет плана «Геенна» ничего выяснить не удалось. Но есть и другие данные. Мы расшифровали короткий вызов, поступивший пятнадцать минут назад на объект, расположенный в десяти милях к западу от «Грин уэй», за пределами Лондона.

— Возможно, это дом Хайдта.

— Мужчина сказал: «Северан, это я», — продолжал Матис. — Голос с акцентом, но распознать регион не удалось. Потом обмен любезностями, а дальше: «Договоренность на семь вечера. Будет около девяноста погибших. Тебе прибыть не позже чем в шесть сорок пять».

Получается, Хайдт либо является участником плана по уничтожению десятков людей, либо намерен совершить массовое убийство лично.

— Кто жертвы? И от чего они должны погибнуть?

— Не знаю, Джеймс. Что меня еще насторожило, так это реакция самого Хайдта. У него был такой голос, как у ребенка, которому предложили шоколадку. «Чудесные новости! — сказал он. — Спасибо!» Никогда не слышал, чтобы так радовались известию о предстоящем убийстве, — мрачно прокомментировал Матис. — А потом, что еще непонятнее, он спросил: «Как близко я смогу подойти к телам?»

— Он так спросил?

— Да. И ему ответили, что очень близко. Это Хайдта тоже обрадовало. Затем телефоны умолкли, и больше по ним никто не звонил.

— Семь вечера. Где-то за границей. Еще что-нибудь известно?

— Увы.

— Спасибо тебе большое за помощь. Отправляюсь на охоту.

— Я бы с радостью подержал спутник подольше, но начальство уже и так интересуется, зачем мне понадобился скучный городишко под названием Лондон.

— За мной «Периньон», Рене.

— Само собой. До свидания.

— À bientôt, et merci beaucoup. — Бонд нажал «отбой».

За годы службы в резерве ВМФ и потом, в ГМП, Бонду попадались злодеи самого разного толка — боевики, террористы, маньяки-психопаты, беспринципные предатели, продающие секретные сведения о ядерном оружии безумцам, способным ими воспользоваться… Понять бы, в чем интерес Хайдта.

Намерения… действия.

Что ж, даже если разгадать намерения этого извращенца Хайдта пока не удалось, кое-какие действия Бонд предпринять может.

Десять минут спустя он сбежал по ступенькам, на ходу выуживая из кармана ключ от машины. Адрес Северана Хайдта ему вновь уточнять не пришлось. Он запомнил его наизусть еще вчера.

 

Глава 20

Здание МИ-5 Темз-Хаус, Министерство по делам Северной Ирландии и связанные с ними ведомства впечатляют внешне куда меньше, чем расположенная неподалеку, на противоположном берегу Темзы, цитадель МИ-6. Главный корпус «Шестерки» выглядит как футуристический анклав из фильмов Ридли Скотта (за сходство с зиккуратом его прозвали «Вавилон-на-Темзе», но есть и второе прозвище, более обидное — «Леголенд»).

Темз-Хаус, хоть и уступает в архитектурном отношении, внушает гораздо больший трепет. Девяностолетняя серая каменная глыба, вроде тех, где в Советском Союзе или в Восточной Германии человек отвечал на вопросы еще до того, как ему успевали их задать. Впрочем, здание может похвастаться весьма впечатляющей скульптурой (например, «Британия» и «Святой Георгий» Чарлза Сеарджента Джаггера), поэтому главную дверь ежедневно дергают туристы из Арканзаса и Токио, путающие здание МИ-6 с расположенной неподалеку галереей Тейт.

В глухих недрах Темз-Хауса скрывались кабинеты Третьего отделения. Площади и оборудование организация сознательно — из соображений непричастности — арендовала у «Пятерки» (по части оборудования МИ-5 равных нет).

Большая операторская выглядела довольно потрепанно — облупленные зеленые стены, обшарпанная мебель, потертый ковер. Со стен смотрели непременные казенные плакаты — о внимании к подозрительным предметам, о пожарных учениях, о делах профсоюзов и охране здоровья. Над некоторыми уже успели потрудиться скучающие сотрудники, дописавшие или вымаравшие кое-какие буквы и знаки:

В с.уП.е

обнаружен.А …доз.А

объеДКов

Но компьютеры здесь были мощные, с большими и яркими плоскими мониторами. Рядом с самым большим и ярким стоял, скрестив руки на груди, заместитель начальника по оперативным вопросам Перси Осборн-Смит, одетый в коричневый пиджак и не совсем того оттенка брюки (он проснулся в четыре утра), рядом двое молодых людей — его помощник и взъерошенный техник, склонившийся над клавиатурой.

Осборн-Смит нажал кнопку и еще раз прокрутил запись, сделанную подслушивающим устройством, которое поставили после бесполезной поездки в Кембридж, подарившей ему только ночное расстройство желудка от курицы с карри. Прослушка никоим образом не касалась подозреваемого по «Инциденту-20», однако плоды принесла неплохие. Подручные Осборн-Смита прилепили несколько микрофонов на окна одного из сообщников анонимного злодея — человека по имени Джеймс Бонд, агента категории «ноль-ноль» отдела «О» ГМП Министерства иностранных дел и по делам Содружества.

Осборн-Смит прослушал запись еще раз. Голос с французским акцентом: «У меня для тебя кое-что есть, Джеймс». И ответ: «Я одеваюсь. Включаю громкую связь».

Вот так Осборн-Смит узнал о Северане Хайдте и о том, что он стоит во главе «Грин уэй энтерпрайзис». Бонд, оказывается, не счел нужным упомянуть, что его визит на Бутс (на улицу, заметим, а не в аптеку) дал такие существенные результаты.

— Засранец этот Бонд, — выругался помощник Осборн-Смита, спортивный молодой человек с дурацкой копной густых каштановых волос. — Играет чужими жизнями.

— Не так резко, — осадил Осборн-Смит молодчика, которого мысленно называл «зам зама».

— А что? Засранец и есть.

Осборн-Смита как раз приятно поразило, что Бонд связался с французскими спецслужбами. В противном случае никто бы не узнал о намерении Хайдта уничтожить сегодня вечером девяносто с лишним человек где-то за пределами страны или по крайней мере присутствовать при их гибели. Эта запись только укрепила намерение Осборн-Смита заковать Северана Хайдта, то есть Ноя, в наручники и бросить в Белмарш или в камеру для допросов Третьего отделения, тоже не отличающуюся гостеприимством.

— Хайдта нужно обложить со всех сторон, — велел он помощнику. — Я должен знать все его сильные и слабые стороны, какое лекарство принимает, что читает — «Индепендент» или «Дейли спорт», за кого болеет — за «Арсенал» или за «Челси», чем питается, над какими фильмами плачет, каких боится, с кем крутит шуры-муры или кто крутит с ним. И как. Собери группу захвата. Да, и кстати, мы ведь так и не получили от Бонда заявление на право ношения оружия?

— Нет, сэр.

Вот это Осборн-Смита задело.

— Где мое небесное око? — обратился он к молодому технику, склонившемуся над пультом управления.

Выяснить конечный пункт путешествия Хайдта простейшим путем они уже пытались. Поскольку парижский espion установил, что подозреваемый летит частным самолетом, они прошерстили весь реестр Ассоциации гражданской авиации, выискивая борта, зарегистрированные на Северана Хайдта, «Грин уэй энтерпрайзис» или дочерние предприятия. Но ничего не нашли. Придется по старинке науськивать ищейку. Если можно так назвать беспилотный самолет-разведчик стоимостью в три миллиона фунтов.

— Сейчас, секундочку… — бормотал техник. — Все, «Большая птица» в дозоре.

Осборн-Смит посмотрел на экран. Удивительно четкое изображение с высоты трех миль.

— Ты уверен, что это дом Хайдта, — спросил он, присмотревшись, — а не территория предприятия?

— Совершенно уверен. Частное жилище.

Дом занимал целый квартал в Кэннинг-Тауне. От соседей из муниципальных домиков и обшарпанных квартир его (вполне закономерно) отделяла внушительная стена, ощетинившаяся колюче-режущей проволокой. За стеной зеленел ухоженный сад в майском цвету. Лет сто назад этот дом был, по всей видимости, скромным складом или фабрикой и теперь проживал вторую жизнь. Рядом сгрудились четыре пристройки и гараж.

«Почему, интересно, — размышлял Осборн-Смит, — такой состоятельный человек вдруг поселился в Кэннинг-Тауне?» Бедный район, этнически разношерстный, со всеми вытекающими минусами — преступностью и бандами, но при этом все сплошь патриоты, и городские советники из кожи вон лезут ради своих избирателей. Реконструкция тут шла полным ходом — не считая перестройки к Олимпиаде, которая, по общему мнению, лишала район души. Осборн-Смит припомнил, что еще его отец слушал в свое время «Полис», «Депеш Мод» и Джеффа Бека в каком-то легендарном кэннинг-таунском пабе.

— Почему Хайдт здесь поселился? — спросил он.

— Только что доложили: Бонд вышел из квартиры и направляется на восток, — сообщил помощник. — Потом он от нашей наружки оторвался. Гоняет, как Шумахер.

— И так понятно, куда он едет, — раздраженно ответил Осборн-Смит, не любящий объяснять очевидное. — К Хайдту.

Текли минуты, у дома Хайдта ничего не происходило. Помощник докладывал Осборн-Смиту о проделанной работе.

— Группу захвата собрали, пожарных тоже. Ждут команды, сэр.

— Пусть приготовятся, — подумав, велел Осборн-Смит. — Сначала выждем и посмотрим, не будет ли Хайдт с кем-то встречаться. Я намерен сцапать всю шайку разом.

— Зашевелились, сэр, — доложил техник.

Наклонившись поближе к экрану, Осборн-Смит рассмотрел шкафоподобного типа (видимо, охранника), выкатывающего чемоданы из дома Хайдта в отдельно стоящий гараж.

— Сэр, Бонд только что прибыл в Кэннинг-Таун. — Техник поиграл джойстиком, увеличивая поле обзора на экране. — Вот, — показал он. — Это Бонд. Его «бентли». — Приглушенно-серый автомобиль притормозил у обочины.

— «Континенталь-GT», — присвистнул помощник. — Не хило. Ему, кажется, устраивали обзор в «Топ гир». Вы не смотрите «Топ гир», Перси?

— К сожалению, в это время я обычно работаю. — Осборн-Смит бросил на лохматого «зама зама» скорбный взгляд: либо молодчик научится соблюдать субординацию, либо он вряд ли протянет (в карьерном смысле) дольше «Инцидента-20».

Свой автомобиль Бонд укрыл (если можно укрыть машину стоимостью сто двадцать пять тысяч фунтов в Кэннинг-Тауне) в пятидесяти ярдах от дома Хайдта, за мусорными контейнерами.

— Группа захвата на борту вертолета, — доложил помощник.

— Поднимай, — велел Осборн-Смит. — Пусть повисят где-нибудь возле «Огурца».

Сорокаэтажный небоскреб, он же штаб-квартира Швейцарской перестраховочной компании, который Осборн-Смиту больше напоминал космический корабль, а не огурец, благодаря своему расположению отлично подходил в качестве отправного пункта для слежки.

— Предупреди службу безопасности во всех аэропортах — Хитроу, Гэтуике, Лутоне, Станстеде, Лондон-Сити, Саут-Энде и Биггин-Хилле.

— Слушаюсь, сэр.

— Еще объекты, — сообщил техник.

Из дома на экране вышли трое. Высокий мужчина в костюме, волосы и борода с сильной проседью; рядом с ним долговязый блондин, нелепо ставящий носки врозь. Третьей была стройная седоволосая женщина в черном костюме.

— Хайдт, — показал техник. — Вот этот, с бородой.

— Что за женщина, известно?

— Нет, сэр.

— А этот жираф? — с ехидцей поинтересовался Осборн-Смит, по-прежнему недовольный тем, что Бонд пренебрег заявлением на право ношения оружия. — Может, это и есть пресловутый Ирландец? Фотографию, быстро!

Троица зашла в гараж, и через минуту из ворот выехала, быстро набирая скорость, черная «Ауди-А8».

— Пересчет по головам — все трое в машине плюс телохранитель, — известил «зам зама».

— Нацель приборы измерительно-сигнатурной разведки. И пометь лазером для лучшей наводки.

— Постараюсь, — ответил техник.

— Уж постарайся.

На экране серый «бентли» Бонда, плавно встроившись в поток, сел на хвост «ауди».

— Возьми более широкий угол обзора и держи их в поле зрения, — велел Осборн-Смит, слегка пришепетывая. Эта шепелявость отравляла ему жизнь, и он боролся с ней, сколько себя помнил.

Камера приклеилась к «немцу».

— Отлично, молодец, — похвалил техника Осборн-Смит.

«Ауди» прибавила газу. Бонд следовал за ней как пришитый, ни разу не оторвавшись. Водителя «ауди» он в мастерстве явно превосходил, предугадывая, что тот выкинет в следующий момент — резко передумает поворачивать или перестроится, — и успевая среагировать. Красный, желтый, зеленый — как нитка за иголкой.

— Следуют на север. Принс-Риджент-лейн.

— Значит, аэропорт Лондон-Сити вычеркиваем.

«Ауди» свернула на Ньюхем-уэй.

— Так, — воодушевился «зам зама», взъерошивая «гнездо» на голове. — Оттуда либо в Станстед, либо в Лутон.

— Следуют на север по А406, — сообщила присоединившаяся к наблюдателям пухлая блондинка, тоже техник.

После впечатляющей игры в кошки-мышки соперники, «ауди» и «бентли», сошлись на шоссе М25, по которому последовали против часовой стрелки.

— Лутон! — выкрикнул помощник.

— Выпускай вертушку, — приказал более сдержанный Осборн-Смит.

— Сейчас.

Они молча наблюдали за несущейся вперед «ауди», которая в конце концов въехала на временную стоянку у аэропорта Лутон. Бонд, прибывший следом, припарковал машину вне поля зрения Хайдта.

— Вертолет садится на антитеррористическую площадку в аэропорту. Группа передислоцируется на парковку.

Из «ауди» никто не выходил.

— Так я и знал! — улыбнулся Осборн-Смит. — Хайдт дожидается сообщников. Повяжем всех. Скажи нашим, чтобы не вылезали, пока я не отдам приказ. И выведи мне изображение со всех камер в Лутоне.

Пусть наземные камеры наблюдения запечатлеют перекошенное лицо Бонда, когда тот увидит, как посланная Третьим отделением группа захвата коршуном спикирует на Хайдта и Ирландца, а преступники и пикнуть не успеют. Разумеется, Осборн-Смит попросил видео не за этим — но такой бонус получить приятно.

 

Глава 21

Ханс Грулле сидел за рулем черной «Ауди-А8» Северана Хайдта. В молодости крепко сбитый светловолосый ветеран нидерландской армии увлекался мотокроссом и другими гонками и был очень польщен, когда мистер Хайдт попросил его сегодня показать свое мастерство. С наслаждением вспоминая бешеную гонку из Кэннинг-Тауна в аэропорт Лутон, Грулле рассеянно ловил обрывки фраз мужчины и женщины на заднем сиденье и пассажира на переднем.

Они со смехом обсуждали ход гонки. Водитель «бентли» оказался на редкость ловким и, что еще важнее, обладал хорошей интуицией. Не зная, куда держит путь Грулле, он вынужден был импровизировать, предугадывая его ходы, зачастую совершенно спонтанные. Преследователь словно руководствовался шестым чувством, подсказывавшим, когда Грулле свернет, притормозит или прибавит газу.

Прирожденный водитель.

Кто же он такой?

Ничего, скоро выяснят.

Описание водителя никому из сидящих в «ауди» получить не удалось — хорошо шифруется, — однако номер его машины они срисовали. Грулле позвонил сообщнику в «Грин уэй», у которого нашлись свои люди в Агентстве по регистрации водителей и транспортных средств в Суонси, и он как раз выяснял, кому принадлежит машина.

Ханс Грулле был готов к любым неожиданностям, — под левым локтем тепло и уютно пристроился «Кольт-1911» сорок пятого калибра.

Он взглянул на виднеющуюся неподалеку полоску серого крыла «бентли» и повернулся к пассажиру на заднем сиденье.

— Получилось, Гарри. Мы их провели. Звони мистеру Хайдту.

Двое пассажиров на заднем сиденье и один рядом с Грулле были рабочими «Грин уэй», посвященными в план «Геенна». Их отобрали за внешнее сходство с мистером Хайдтом, мисс Барнс и Найлом Данном, которые в данный момент ехали в совершенно другой аэропорт, Гэтуик, где их дожидался частный самолет.

Идея, разумеется, принадлежала Найлу Данну. Парень холоден как рыба, зато котелок у него варит что надо, этого не отнять. В Марче кто-то убил Эрика Янссена, коллегу Грулле по службе охраны. Убийца сам погиб, но Данн подозревал, что могут быть и другие, а за фабрикой или домом — или и за тем и за другим — ведется наблюдение. Поэтому он подобрал троих рабочих, обладающих достаточным сходством, чтобы обмануть слежку, и рано утром перевез их в Кэннинг-Таун. Затем Грулле выкатил чемоданы в гараж, за ним туда же из дома вышли мистер Хайдт, мисс Барнс и Ирландец. Грулле с подставными, дожидавшимися в «ауди», помчались в Лутон, а настоящие спустя десять минут сели в неприметный грузовик «Грин уэй» без логотипов и покатили в Гэтуик.

Теперь подставные должны были сидеть в «ауди», чтобы как можно дольше продержать на стоянке водителя «бентли», давая мистеру Хайдту со спутниками покинуть воздушное пространство Британии.

— Придется подождать, — сказал Грулле и кивнул на магнитолу. — Какое радио включить?

Большинством голосов было выбрано «Радио-2».

— Зараза, это подставные, чтоб им!.. — Голос Осборн-Смита оставался спокойным, но ругательство (если в наши дни это считается ругательством) выдавало его досаду.

Картинка с камеры наблюдения на парковке Лутона транслировалась на широкий экран в Третьем отделении. Разыгрывающееся на нем реалити-шоу зрителей не радовало. Хотя боковой вид на «ауди» оставлял желать лучшего, не было сомнений: парочка на заднем сиденье не имеет ничего общего с Севераном Хайдтом и его спутницей. И пассажир на переднем, которого Осборн-Смит принял за Ирландца, тоже лишь отдаленно напоминал долговязого блондина, который по-лягушачьи выворачивал носки.

Подстава.

— Но ведь в какой-то аэропорт они едут, — подал голос «зам зама». — Давайте разделим группу захвата.

— Если только они не решили зарулить в Манчестер или Лидс-Брэдфорд.

— Эх. Верно.

— Перешлите фотографию Хайдта всем сыскарям из отделения «А». Срочно.

— Да, сэр.

Прищурившись, Осборн-Смит всмотрелся в изображение с камеры. В двадцати пяти ярдах от «ауди» виднелось серое крыло «бентли» Бонда.

Только это и утешает — что Бонда тоже одурачили. А если учесть его упорное нежелание сотрудничать, сомнительные связи с французскими спецслужбами и стремление быть святее папы римского… пожалуй, ему пора трястись за свою карьеру.

 

Глава 22

Пятнадцатифутовый грузовик, арендованный «Грин уэй», но без логотипа, притормозил у диспетчерского терминала, курировавшего полеты частных бортов в аэропорту Гэтуик. Дверь кузова скользнула в сторону, Северан Хайдт, пожилая женщина и Ирландец выбрались наружу и забрали чемоданы.

На стоянке, в тридцати футах от грузовика, примостился черный с красным «мини-купер», в салоне которого в пластмассовой вазе, втиснутой в держатель для стаканов, торчала желтая роза. Сидящий за рулем Джеймс Бонд наблюдал, как троица высаживается из грузовика на тротуар. Ирландец, разумеется, настороженно оглядывался по сторонам. Всегда начеку.

— И как он тебе? — произнес Бонд в гарнитуру своего хэндс-фри.

— Кто?

— «Бентли».

— «Он»? Боже, Джеймс, такой автомобиль просто требует персонального имени! — Филли Мейденстоун сидела в «Бентли-континентале-GT» на стоянке аэропорта Лутон, куда ее привела погоня за «ауди» Хайдта от самого Кэннинг-Тауна.

— Я как-то не привык давать имена машинам, — ответил Бонд. «И выяснять, какого пола у меня оружие». Он не сводил глаз с высадившейся троицы.

Было совершенно ясно, что после Сербии и Марча Хайдт — или, вероятнее, Ирландец — заподозрит слежку. Да и сам Бонд мог оказаться под колпаком у Осборн-Смита. Поэтому, поговорив с Рене Матисом, он поспешил на крытую стоянку в Сити, где поменялся машинами с Филли Мейденстоун. Филли должна была в его «бентли» сесть на хвост «ауди» Хайдта, в которой наверняка поедут подставные, а Бонд тем временем в ее «купере» дождется отъезда настоящей троицы. Ждать пришлось недолго — всего десять минут с того момента, как «немец», набирая скорость, понесся прочь от дома Хайдта в Кэннинг-Тауне.

Бонд смотрел, как Хайдт, склонив голову, кому-то звонит. Рядом с Хайдтом стояла женщина лет шестидесяти-шестидесяти пяти, довольно привлекательная, несмотря на бледность и синяки под глазами.

«Любовница? — гадал Бонд. — Или преданная секретарша? Судя по взгляду, которым она смотрит на Хайдта, скорее первое».

Теперь Ирландец. При первой встрече Бонд его толком не рассмотрел, но сомнений не было: смешная лягушачья походка, вывернутые носки, сутулость, дурацкая белобрысая челка…

Он вспомнил погибших в Сербии — агентов, машиниста и водителя фуры, сообщника самого Ирландца, — вновь ощутил гнев и овладел собой, успокаиваясь.

— Очень понравился, — зазвучал в наушнике голос Филли, отвечавшей на вопрос про «бентли». — Лошадиными силами сейчас никого не удивишь, на «Мерседесе-AMG» детишек в школу отвозят, но какой же в твоем «бентли» вращающий момент! Никогда ничего подобного не водила!

— Чуть больше пятисот фунтов на фут.

— Бог мой! — прошептала Филли, то ли поражаясь, то ли завидуя. — А его распределение?

— Шестьдесят — задние, сорок — передние.

— Восхитительно!

— Твой тоже не промах, — похвалил он «купер». — Я смотрю, турбокомпрессор поставила?

— Поставила.

— Чей?

— «Авторотор», шведский. Увеличивает мощность двигателя почти вдвое. Теперь там почти три сотни лошадей.

— Я так и думал. — Бонд тоже находился под впечатлением. — Надо бы взять телефон твоего механика. У меня в гараже старый «ягуар» дожидается.

— Пожалуйста, пусть это будет «E-type»! Самый сексуальный автомобиль в истории машиностроения!

Еще одна общая точка… Бонд поспешно задвинул эту мысль в дальний угол сознания.

— Подержу тебя в неведении. Так, стоп. Хайдт зашевелился.

Бонд выбрался из «купера» и спрятал ключ под крылом автомобиля. Прихватив портфель и сумку с ноутбуком, он нацепил новую пару солнцезащитных очков в черепаховой оправе и влился в толпу, следуя за Хайдтом, его спутницей и Ирландцем к терминалу.

— Ты слышишь? — спросил он, используя хэндс-фри.

— Да, — подтвердила Филли.

— Как там подставные?

— Сидят в «ауди».

— Дожидаются, пока Хайдт не взлетит и самолет не покинет воздушное пространство Британии. А потом развернутся и поведут тебя (и, возможно, Осборн-Смита) обратно в Лондон.

— Думаешь, Оззи тоже следит?

Бонд невольно улыбнулся:

— Где-нибудь в десяти тысячах футов над тобой висит беспилотный разведчик, можешь не сомневаться. Все, Филли, они входят в терминал, мне пора.

— Спасибо за подаренную возможность поиграть в «Формулу-1». А то я все время в четырех стенах.

— Кстати, отличная мысль! Давай как-нибудь вытащим его за город, погоняем по-настоящему.

— Джеймс! — оскорбилась Филли, и Бонд заподозрил, что перегнул палку. — Прекращай уже называть эту красавицу машину в третьем лице. Я попробую на досуге придумать для нее подходящее имя. Но съездить за город было бы чудесно — при условии, что ровно полдороги поведу я. И под запрос о неприкосновенности. У меня в правах уже есть пара штрафных очков.

Хайдт со спутниками, задержавшись у ворот в сетчатой ограде, предъявили охраннику паспорта. Бонд заметил, что у женщины паспорт синий. Американка? Сделав пометки на своем планшете, охранник пропустил их. Подойдя к ограде, Бонд увидел, как все трое забираются по трапу в белый частный самолет, довольно большой, с семью иллюминаторами по борту и уже включенными проблесковыми огнями. Дверь закрылась.

Бонд нажал кнопку быстрого набора.

— Фланаган. Здравствуй, Джеймс.

— Морис, — обратился он к начальнику отдела «Т», ведавшего в ГМП вопросами транспорта, — мне нужно узнать пункт прибытия частного борта, который взлетает сейчас из Гэтуика. — Он продиктовал пятизначный регистрационный номер, написанный на фюзеляже.

— Минутку.

Самолет покатил вперед. Бонд мысленно чертыхнулся. «Притормози, ну же!» Он ни на секунду не забывал: если Рене Матис не ошибается, Хайдт летит куда-то, чтобы увидеть гибель по крайней мере девяноста человек, намеченную на сегодняшний вечер.

— Вот, есть, — подал голос Морис Фланаган. — Хорошая птичка, «Грумман-550», последнее слово техники и дорогущая. Принадлежит голландской компании, занимающейся мусором и переработкой отходов.

Ясно, одно из дочерних предприятий Хайдта.

— В полетном плане значится Дубай.

Дубай? Это там они собираются положить столько народа?

— Где будет останавливаться на дозаправку?

— Какая дозаправка, Джеймс? — рассмеялся Фланаган. — У него дальность полета — свыше шести с половиной тысяч миль, скорость — восемьдесят восемь сотых Маха.

Бонд смотрел, как самолет выруливает на взлетную. От Лондона до Дубая около трех с половиной тысяч миль. Учитывая разницу во времени, «грумман» сядет там в три или четыре часа дня.

— Мне надо опередить этот самолет и прибыть в Дубай раньше. Что можешь предложить, Морис? Есть паспорта, кредитки, три тысячи наличными. Готов на любые варианты. Да, и учти, у меня с собой оружие.

Бонд не сводил глаз с изящного белого самолета и вертикальных законцовок на его крыльях. Самолет напоминал не птицу, а, скорее, дракона — впрочем, это, наверное, потому, что Бонд знал о намерениях пассажиров, сидящих в его салоне.

«Около ста погибших…»

Самолет все ближе подкатывал к взлетной полосе.

— Прости, Джеймс, — послышался голос Фланагана. — Я могу лишь посадить тебя на коммерческий рейс из Хитроу через несколько часов. Будешь в Дубае в шесть двадцать.

— Нет, Морис, не пойдет. А военные? Правительственные?

— Ничего подходящего.

«Черт… Ладно, можно попросить Филли или Билла Таннера, чтобы через отдел ОАЭ в „Шестерке“ организовали наблюдение в аэропорту Дубая и проследили за Хайдтом и Ирландцем до самого конца».

— Тогда сажай меня на коммерческий рейс, — вздохнул он.

— Хорошо. Прости.

Бонд посмотрел на часы. В Дубае сейчас десять.

Девять часов до катастрофы.

Есть еще шанс, что рейс Хайдта задержат.

Но тут он увидел, как «грумман» выруливает на взлетную, а потом, не медля ни секунды, набирает скорость, отрывается от бетона и сжимается в крошечную точку в небе. Дракон стремительно уносился вдаль.

Перси Осборн-Смит наклонился к большому плоскому монитору, разделенному на шесть прямоугольных окон. Двадцать минут назад камера наблюдения зафиксировала номер грузовика, зарегистрированного на компанию Северана Хайдта, на Редхилл-Райгетском выезде с А23, ведущем в Гэтуик. Теперь Осборн-Смит с подручными отслеживали все камеры в аэропорту и в окрестностях.

Техник номер два, подключившаяся к работе, закончила перевязывать светлые волосы резинкой и ткнула пухлым пальцем в один из экранов:

— Вот! Вот он.

Судя по метке времени, четверть часа назад грузовик остановился у терминала, обслуживающего частные самолеты, и оттуда вышли несколько человек. Да, точно, это искомая троица.

— Почему Хайдта не опознали, когда он прибыл? Хулиганов-болельщиков из Рио на пути в Олд-Траффорд мы успеваем перехватить, а террориста средь бела дня опознать не можем? Вот так Уайтхолл расставляет приоритеты… Только это между нами… Все, следите за полосой.

Техник пощелкал настройками. Появилось изображение Хайдта со спутниками, следующих к самолету.

— Спиши регистрационный номер и пробей.

«Зам зама», к чести своей, это уже сделал.

— Принадлежит голландской компании, занимающейся переработкой отходов. Так, вот план полетов. Посадка в Дубае. Уже взлетел.

— Где они сейчас? Где?

— Ищу… — Помощник вздохнул. — Как раз покидают воздушное пространство Британии.

Стиснув зубы, Осборн-Смит смотрел на застывшее видеоизображение самолета.

— Напустить бы на них пару «харриеров», живо сядут! Да шучу, шучу, — отмахнулся он, поймав настороженные взгляды.

Хотя в каждой шутке есть доля шутки.

— А это что? Ну-ка гляньте, — подал голос техник номер один.

— Куда?

— Похоже, за ними еще кто-то наблюдает, — подтвердил «зам зама».

У сетчатой ограды терминала, пристально глядя на самолет Хайдта, стоял какой-то человек.

Бонд! Не может быть.

Значит, этот хитро сделанный агент ГМП на шикарной машине, но без разрешения на оружие все-таки сел на хвост Хайдту. Интересно, кто тогда вел «бентли»? Осборн-Смит понимал, что обманут не только Хайдт, но и Третье отделение.

Не скрывая злорадства, он смотрел, как Бонд отходит от ограды и, опустив голову, идет обратно на стоянку, прижав к уху мобильный. Наверняка шеф устроил ему хороший разгон за то, что упустил хитрого лиса Хайдта.

 

Глава 23

Обычно мы не слышим звук, от которого просыпаемся. Разве что он повторяется — звонок будильника или чей-то настойчивый голос. Обычный шум будит нас, не фиксируясь в сознании.

Джеймс Бонд не знал, что вытряхнуло его из сна без сновидений. Он взглянул на часы.

Начало второго.

И тут до него донесся восхитительный аромат: смесь цветочных духов, жасминовых, кажется, и глубокий, насыщенный вкус выдержанного шампанского. Подняв взгляд, Бонд увидел изумительные пышные формы красавицы ближневосточных кровей, одетой в узкую юбку винного цвета и золотистую блузку с длинными рукавами. Воротник блузки застегивался не на пуговицу, а на жемчужную булавку, и эта кремовая капля показалась Бонду особенно привлекательной. Иссиня-черные, как вороново крыло, волосы были уложены в пучок, и лишь одна дразнящая прядь обрамляла неброско, но умело накрашенное лицо.

— Салам алейкум, — поздоровался Бонд.

— Ваалейкум ассалам, — ответила девушка, ставя на откидной столик высокий бокал с шампанским и изящную бутылку короля всех вин «Моэт» — «Дом Периньона». — Простите, мистер Бонд, я вас разбудила. Наверное, пробка хлопнула чуть громче, чем следует. Я хотела просто оставить бокал, не беспокоя вас.

— Шукран, — поблагодарил Бонд, поднимая бокал. — И не волнуйтесь, пробуждение от звука открываемого шампанского у меня на втором месте в списке самых приятных.

Стюардесса едва заметно улыбнулась:

— Могу позаботиться о ленче.

— Если вас не затруднит, было бы замечательно.

Она удалилась на кухню.

Попивая шампанское, Бонд смотрел в широкий иллюминатор частного самолета, летящего под мерное урчание двух «роллс-ройсовских» двигателей в Дубай на высоте сорока двух тысяч футов с огромной скоростью. Как ни странно, это тоже был «грумман», только шестьсот пятидесятый, более быстрый и с большей дальностью полета, чем у «мусорщика».

Погоня началась четыре часа назад, в лучших традициях старых американских детективов, когда сыщик прыгает в такси и командует шоферу: «Следуйте за этим автомобилем!» Бонд решил, что коммерческий рейс доставит его в Дубай слишком поздно и предотвратить катастрофу не удастся, поэтому он позвонил своему другу по клубу «Коммодор», Фуаду Харазу, который тут же предоставил в его распоряжение частный борт.

— Дружище, я ведь перед тобой в долгу, — напомнил араб.

Год назад он, превозмогая неловкость, обратился к Бонду за помощью, поскольку полагал, что его работа как-то связана с органами безопасности. Сына-подростка Хараза стали регулярно травить по дороге из школы какие-то подонки лет девятнадцати-двадцати, которым обвинение в антиобщественном поведении — как медаль на грудь. В полиции посочувствовали, но разбираться им было недосуг. Хараз, отчаянно переживающий за сына, пошел за советом к Бонду. В Бонде проснулся благородный рыцарь, и он проследил за парнем от школы до дома. Когда показались приставалы, Бонд вышел на сцену.

Парой небрежных боевых приемов он мягко уложил двоих на асфальт, а третьего, главаря шайки, припечатал к стене. Потом списал фамилии с водительских прав и ледяным шепотом предупредил: если Хараза-младшего еще раз тронут, следующая встреча шайки с Бондом пройдет в менее дружеской обстановке. Парни отстали, сына Хараза больше никто не трогал, а его авторитет в школе возрос.

Вот так Бонд стал «самым наиближайшим» другом Фуада Хараза. Сегодня он решил попросить об ответной услуге и воспользоваться его личным самолетом.

Судя по электронной карте на перегородке под индикаторами скорости и высоты, самолет летел над Ираном. До посадки в Дубае — два часа.

Сразу после взлета Бонд позвонил Биллу Таннеру, доложил о том, куда направляется, и многочисленных жертвах, которые, возможно, появятся в семь вечера — предположительно в Дубае, но, возможно, и в каком-нибудь другом населенном пункте Эмиратов.

— Зачем Хайдту их убивать? — спросил начальник штаба.

— Вряд ли он будет убивать сам, но люди погибнут, и он намерен при этом присутствовать.

— Я задействую дипломатические каналы, сообщу в посольства, что есть угроза, но ничего определенного пока не известно. Они, в свою очередь, шепнут дубайским спецслужбам.

— Не упоминай имя Хайдта. Пусть проникнет в страну беспрепятственно и ничего не заподозрит. Мне нужно выяснить, что он затеял.

— Согласен. Будем действовать тихо.

Бонд попросил Таннера проверить через «Голден вайер», есть ли у Хайдта филиалы в Эмиратах. Через минуту начальник штаба снова был на проводе.

— Ни офисов, ни жилых домов, ни дочерних предприятий. Еще я сделал информационную проходку — брони в гостинице у него тоже нет.

Известия Бонда не обрадовали. Приземлившись, Хайдт моментально растворится на просторах страны с населением в два с половиной миллиона человек. И обнаружить его до катастрофы не представится возможным.

Вернулась стюардесса.

— Выбор у нас богатый, но я видела, как вы смотрели на «Периньон» как знаток, поэтому предложу вам лишь самое лучшее. Мистер Хараз велел обслужить вас по-королевски. — Она опустила на откидной столик серебряный поднос и долила шампанского в бокал. — Вот иранская икра — белужья, разумеется, — только не с блинами, а с тостами, сметаной и каперсами. — Каперсы оказались большими, такими большими, что их принесли нарезанными. — Тертый лук сорта «Видалия», из Америки, он самый сладкий в мире. И не портит дыхание, — добавила она. — Мы зовем его луком для влюбленных. Далее, заливное из утки с мятным йогуртом и финиками. Могу, если пожелаете, поджарить стейк.

— Нет-нет, — рассмеялся Бонд, — этого более чем достаточно.

Стюардесса удалилась. После еды Бонд выпил две маленьких чашки арабского кофе с корицей, читая досье, которое Филли Мейденстоун собрала на Хайдта и «Грин уэй».

Обращали на себя внимание два момента: как старательно Хайдт держится в стороне от организованной преступности и с каким фанатизмом он расширяет свою компанию, охватывая все новые и новые страны. В базе данных «Голден вайер» значились недавно поданные заявки на открытие филиалов в Южной Корее, Китае, Индии, Аргентине и полудюжине стран помельче. Никаких намеков на Ирландца в досье не обнаружилось. Филли пробила его фотографию и фотографию пожилой женщины по базам, но ничего не нашла. Билл Таннер сообщил, что агентам МИ-5 и прочим представителям, прибывшим в Гэтуик, сказали, что, к сожалению, все записи о пассажирах «груммана» «куда-то пропали».

И вот тут Бонда настигли тревожные новости. Зашифрованное электронное письмо от Филли сообщало, что кто-то пытается по неофициальным каналам выведать в «Шестерке» его местонахождение и предполагаемый маршрут.

Бонд сразу заподозрил милейшего Перси Осборн-Смита. То, что Дубай находится вне зоны полномочий Третьего отделения, не означает, что Перси не сможет изрядно подпортить Бонду жизнь и даже рассекретить.

Связей с людьми из «Шестерки» в Дубае у Бонда не имелось, значит, подключить местные кадры к встрече рейса, которым прилетает Хайдт, не получится. По большому счету он вообще не должен контактировать ни с кем из соотечественников — это особенно досадно, учитывая, что генеральный консул в Дубае — человек опытный и умный. И по совместительству — друг Бонда.

Бонд связался по интеркому с пилотом. Складывалось впечатление, что диспетчеры тормозят его «грумман», давая при этом «зеленый свет» рейсу Хайдта, и обогнать подозреваемого не удастся. Они отстанут минимум на полчаса.

Черт, эти тридцать минут могут решить судьбу около ста человек!.. Вытащив мобильный, Бонд смотрел в иллюминатор на Персидский залив и прокручивал длиннющую адресную книгу, в очередной раз думая о большой бухгалтерии шпионских связей. «Я прямо банк „Леман бразерс“ — долги начинают значительно перевешивать активы».

И все же он набрал номер.

 

Глава 24

Лимузин с Севераном Хайдтом, Джессикой Барнс и Найлом Данном подкатил к отелю «Интерконтиненталь». Вез их суровый водитель из местных, к чьим услугам они прибегали и раньше. Как и Ханс Грулле в Англии, он исполнял по совместительству обязанности телохранителя (и не только телохранителя, при необходимости).

Данн прочитал электронное письмо или эсэмэс, выключил айфон и сообщил Хайдту:

— Ханс навел справки относительно водителя в «бентли». Любопытно.

Хайдт пощелкал длинными ногтями.

Данн смотрел в сторону.

— Прослеживается связь с Марчем.

— Правда? — Хайдт попробовал понять, что скрывает взгляд Данна, однако тот, как обычно, оставался непроницаемым.

Больше Ирландец не проронил ни слова — при Джессике.

— Тогда пойдемте заселяться, — сказал Хайдт.

Задрав обшлаг своего элегантного пиджака, он взглянул на часы. Два тридцать.

«Около ста погибших…»

Данн вышел из автомобиля первым, по привычке настороженно оглядываясь по сторонам.

— Все чисто, — донесся до спутников его голос с легким акцентом. — Можно.

Хайдт с Джессикой, окунувшись в изнуряющий зной, поспешили нырнуть в гостеприимную прохладу отельного вестибюля, где возвышалась потрясающая десятифутовая композиция из экзотических цветов. С портретов на соседней стене сурово и уверенно взирали шейхи Объединенных Арабских Эмиратов.

Джессика расписалась за номер, забронированный на ее имя, — тоже с подачи Данна. Вселяются они, правда, ненадолго, вечером летят дальше, но ведь приятно где-то передохнуть и не мотаться с багажом. Чемоданами займется и отнесет в номер старший коридорный.

Оставив Джессику у цветочной колонны, Хайдт кивком отозвал Данна в сторону:

— Так что там с «бентли»?

— Зарегистрирован на некую фирму в Манчестере. Тот же адрес, что и у «Мидлендс диспоузал».

«Мидлендс» была связана с одним из крупнейших преступных синдикатов, базировавшимся в Южном Манчестере. В Америке мафия традиционно не брезговала мусорным бизнесом, а в Неаполе, вотчине Каморры, сбор мусора считался Il Re del Crimine — королем криминала. Хотя в Британии организованная преступность не питала особого интереса к этому делу, время от времени какой-нибудь местный авторитет норовил вломиться на рынок, как злодеи в фильмах Гая Ричи.

— Сегодня утром, — продолжал Данн, — по военной базе шастали легавые с фотографией типа, которого видели на территории накануне. У них на него ордер за тяжкие телесные. И он работал на «Мидлендс». Полиция говорит, пропал без вести.

«Еще бы, — мысленно усмехнулся Хайдт. — Пропадешь, если твое тело потихоньку гниет под развалинами снесенного здания».

— И что ему там понадобилось?

— Возможно, хотел саботировать работы по сносу, — поразмыслив, ответил Данн. — Срыв договора, на репутации вашей фирмы пятно, а «Мидлендс» тут как тут, оттяпывает клиентуру.

— Тогда водитель «бентли», возможно, просто хотел выяснить, что случилось вчера с его дружком?

— Именно.

У Хайдта отлегло от сердца. Значит, на «Геенну» никто не покушался. И, что еще важнее, к полиции или спецслужбам незваный гость тоже не относится. Просто издержки мусорного бизнеса.

— Ладно. С «Мидлендс» разберемся потом.

Хайдт с Данном подошли к стоявшей у колонны Джессике.

— У нас с Найлом кое-какие дела. Вернусь к обеду.

— А я, наверное, прогуляюсь, — ответила она.

— В такую жарищу? — нахмурился Хайдт. — Тебе станет плохо. — Нечего ей разгуливать тут. Дело не в том, что она может проболтаться — о «Геенне» она все равно ничего не знает. А что касается остальных темных сторон его жизни — там тоже ничего криминального, максимум постыдное. Просто когда Джессика ему требовалась, она требовалась немедленно. Вера в то, что тлен неумолимо возьмет свое, научила Северана Хайдта: жизнь достаточно коротка и полна опасностей, чтобы в чем-то себе отказывать.

— Ничего, я выдержу, — возразила она робко.

— Разумеется, разумеется. Однако женщине ходить по городу одной?.. — продолжал Хайдт. — Ты ведь знаешь, какие тут мужчины.

— Арабы, ты имеешь в виду? Здесь же не Тегеран и не Джидда. Никаких сальных взглядов. Уважения больше, чем в Париже.

Хайдт мягко улыбнулся. Забавно ее слушать. И рассуждает правильно.

— И все-таки лучше посидеть в спокойном месте. Преступность, опять же… А в отеле чудесный спа-салон. В бассейне часть дна прозрачная — можно смотреть на землю с высоты сорока футов. Вид на «Бурдж-Халифу» впечатляет.

— Не сомневаюсь.

Только теперь, когда она подняла взгляд к цветочной колонне, Хайдт заметил новые лапки морщин в уголках ее глаз.

Ему вспомнилось женское тело, найденное вчера в контейнере и теперь покоящееся, по словам бригадира Деннисона, в неприметно отмеченном месте. Хайдт почувствовал, как внутри что-то распускается, будто отпущенная пружина.

— Лишь бы тебе было хорошо, — сказал он ей негромко и погладил длинным ногтем лучики морщин. Отшатываться она давно отучилась, хотя и раньше его это не останавливало.

Хайдт внезапно почувствовал, что прозрачные голубые глаза Данна смотрят на него в упор. Замерев на мгновение, Ирландец тут же отвел взгляд.

Хайдт вскипел. Какое этой бесчувственной глыбе дело до него? Он уже не впервые заподозрил, что в его сексуальных пристрастиях Данна отталкивает не их необычность, а сексуальность как таковая. За несколько месяцев знакомства Хайдт ни разу не видел у Данна даже намека на обращенный хоть к мужчине, хоть к женщине вожделеющий взгляд.

Опустив руку, он снова посмотрел на Джессику, на лучики морщин, разбегающиеся от ее смиренных глаз. Вылет вечером, отдельных кабинок в самолете нет. О том, чтобы заняться с ней любовью в присутствии Данна, даже если тот будет крепко спать, и помыслить нельзя.

Надо было решать. Хватит ли сейчас времени подняться в номер, уложить Джессику на кровать, раздвинуть шторы пошире, чтобы солнце залило это мягкое тело, подсвечивая каждую морщинку…

…и пробежаться по ее коже ногтями?

Судя по тому, что творится сейчас у него внутри, они управятся быстро.

— Северан, — сухо окликнул Данн, — мы не знаем, что приготовил для нас аль-Фулан. Пора идти.

Хайдт сделал вид, что обдумывает его слова, хотя на самом деле все уже решил.

— Полет был долгим. Мне нужно переодеться. — Он посмотрел в усталые глаза Джессики. — А тебе, дорогая, хорошо бы вздремнуть с дороги.

И решительно увлек ее к лифту.

 

Глава 25

Примерно без четверти пять частный самолет Фуада Хараза замер на посадочной полосе. Джеймс Бонд отстегнул ремень и, взяв багаж, поблагодарил пилотов и стюардессу, тепло пожав ей руку (от поцелуя в щеку воздержался — как-никак они уже на Ближнем Востоке).

Сотрудник миграционной службы сонно проштамповал паспорт, подвинул его обратно и жестом пригласил Бонда проследовать на территорию страны. Бонд прошел со своей смертоносной контрабандой в багаже через «зеленый коридор» и вскоре окунулся в изнурительный зной. С плеч словно гора свалилась.

Он снова был в своей стихии — один на один с заданием, ни с кем его не деля. Чужая земля вернула ему карт-бланш.

Дорога от аэропорта до Фестиваль-Сити пролегала по задворкам города — подъезды к аэропортам во всем мире одинаковы, и это шоссе мало чем отличалось от лондонского A4 или платной автострады в вашингтонский Даллес, разве что песка и пыли здесь было побольше. Однако, как и повсюду тут, вокруг царила безупречная чистота.

Бонд смотрел на раскинувшийся за окном город, обращенный на север, к Персидскому заливу. В мареве предвечернего зноя над геометрически сложным силуэтом небоскребов на шоссе шейха Зайеда взмывала к небу игла «Бурдж-Халифы», самого высокого на сегодняшний день здания на земле. И вряд ли в ближайшее время этот титул смогут оспорить.

Бросалась в глаза и другая характерная для города черта — торчащие повсюду строительные краны — белые, желтые и оранжевые. Они снова трудились в полную силу. В прошлый приезд Бонда краны бездействовали, словно игрушки, брошенные ребенком, которому наскучила игра. Недавний кризис сильно ударил по эмирату. Официальное прикрытие требовало от Бонда следить за финансовой обстановкой в мире, и он испытывал досаду от того, что Лондон и Нью-Йорк пытаются свалить всю вину на Дубай. На самом деле вклад Уолл-стрит и Сити в приближение краха на порядок больше. Однако дыхание кризиса все же чувствовалось и тут. Многие дерзкие проекты, вероятно, останутся замороженными навсегда — например искусственный архипелаг в форме карты мира, составленный из насыпных островков у побережья.

К одной только ошеломляющей роскоши образ Дубая не сводился — по правде сказать, роскоши хватало и в Сингапуре, Калифорнии, Монако и в сотнях других мест, избранных богачами для работы и досуга. Для Бонда Дубай значил в первую очередь не бизнес и недвижимость, а экзотику, слияние старого и нового, мирное сосуществование множества религий и культур. Особенно его восхищал бескрайний простор пустыни, стихия верблюдов и «рейндж-роверов», так разительно не похожая на пейзажи Кента, где он вырос. Как знать, не в эти ли красные пески приведет его сегодняшнее задание…

Такси ехало мимо коричневых, белых и желтых одноэтажных построек, украшенных скромной арабской вязью зеленого цвета. Никаких кричащих вывесок и неоновых огней, максимум — объявления о предстоящих мероприятиях. Над одноэтажными кварталами возвышались минареты — символы веры, стоящие незыблемо посреди дрожащего знойного марева. Пустыня наступала со всех сторон, финиковые пальмы, мелии и эвкалипты доблестно несли вахту на границе бесконечных песков.

У торгового центра Бонд вручил водителю несколько десятидирхамовых банкнот и выбрался из машины. Торговый центр в этот час между двумя намазами, Асром и Магрибом, буквально кишел местными вперемешку с иностранцами; в бессчетных магазинах бойко шла торговля. Невольно вспомнишь, что Дубай на английском переиначивают как «Do buy» — «Покупай!».

Бонд влился в толпу, озираясь, будто ища приятеля, с которым договорился где-то здесь встретиться. На самом деле искал он человека, следовавшего за ним от самого аэропорта, возможно, с враждебными намерениями. Он уже дважды засек этого мужчину в темных очках и синей рубашке или куртке: сначала в аэропорту, затем в пыльной черной «тойоте», ехавшей за такси. В машине мужчина нахлобучил на голову бейсболку, но Бонд видел по плечам, посадке головы и форме очков, что это тот же самый, из аэропорта. Теперь «тойота», замедлив без особой причины ход, проехала мимо торгового центра и скрылась позади ближайшего отеля.

Послать такси по отвлекающему маршруту? Впрочем, Бонд не хотел отрываться от «хвоста». Зачастую гораздо полезнее загнать преследователя в ловушку.

Кто он такой? Ждал Бонда в Дубае? Или проследил за ним от Лондона? Или вообще не знает, что Бонд — это Бонд, просто решил сесть на хвост только что прибывшему в город иностранцу?

Бонд купил газету. Несмотря на палящее солнце, он пренебрег кондиционированной прохладой внутреннего зала кафе и сел на улице, держа в поле зрения все входы и выходы.

Пока он отправлял и принимал эсэмэс-сообщения, к его столику подошел официант. Бонд скосил глаза на поблекший листок меню и заказал кофе по-турецки и минеральную воду с газом. Когда официант удалился, он бросил взгляд на часы. Пять вечера.

Всего два часа до гибели девяноста с лишним человек где-то в этих знойных песках.

* * *

В полуквартале от торгового центра накачанный мужчина в синей куртке сунул дубайскому дорожному инспектору несколько сотен дирхамов и пообещал на английском, что отлучается ненадолго. До вечернего намаза он обязательно уедет.

Инспектор пошел прочь, будто и не заметил немытую «тойоту», припаркованную у тротуара в неположенном месте.

Человек, называвший себя Ником, закурил сигарету, закинул на плечо рюкзак и вошел в прохладный полумрак торгового центра, где объект его слежки, почитывая газету, беспечно попивал турецкий кофе.

Он так и называл его мысленно — «объект». Не враг, не ублюдок.

Ник знал, что на такой операции надо отключить все чувства, как бы это ни казалось порой трудно. Не человек, а маленькая черная точка в центре мишени.

Цель. Объект.

Может, он и ушлый, этот тип, но уехать из аэропорта — это он здорово сглупил. Ник выследил его в два счета. И еще больше уверился в собственных силах перед предстоящей операцией.

Спрятав лицо под темными очками и длинным козырьком бейсболки, Ник перебежками подобрался ближе к цели. Здесь такая маскировка не казалась необычной, в Дубае все прикрывали голову и глаза от солнца. Единственное, что могло вызвать недоумение, — куртка с длинными рукавами, которую по такой жаре мало кто из местных отважился бы надеть. Но другого способа скрыть спрятанный за поясом брюк пистолет он не видел.

Золотая серьга в ухе тоже могла бы привлечь любопытные взгляды, однако в этой части побережья Дубайской бухты, с его торговыми центрами и парком развлечений, местные привыкли закрывать глаза на необычный внешний вид туристов, лишь бы те не пили спиртное и прилюдно не целовались.

Ник глубоко затянулся, потом бросил окурок на землю и затоптал, подбираясь еще ближе к объекту, который неспешно тянул кофе на жаркой веранде кафе.

Вынырнувший откуда-то уличный торговец начал по-английски предлагать коврики:

— Очень дешево, почти даром! Много узлов! Тысячи тысяч узлов!

Одного взгляда Ника хватило, чтобы торговец захлопнул рот и испарился.

Ник прокрутил в голове план. Остаются, конечно, проблемы транспортировки — в этой стране все за всеми следят. Нужно заманить объект подальше от людских глаз — на парковку или в подвалы торгового центра, может, во время вечерней молитвы, когда толпа поредеет. Чем проще, тем лучше. Пристроиться за ним, приставить к затылку пистолет и «сопроводить» вниз.

А там уже в дело пойдет нож.

Ох, как он — объект, хотя, ладно, пусть будет ублюдок — заговорит, когда лезвие начнет неспешную прогулку по его телу!

Плавно перемещаясь из тени в тень, Ник сунул руку под пиджак и снял пистолет с предохранителя.

 

Глава 26

Поставив кофе и воду перед собой, Джеймс Бонд уткнулся в газету «Нэшнл», выходящую в Абу-Даби. Он считал ее лучшей на Ближнем Востоке. Статьи на любой вкус — от скандала по поводу недостатков экипировки мумбайских пожарных и прений о правах женщин в арабском мире до репортажа на полстраницы о гангстере-киприоте, вскрывшем могилу бывшего президента островной республики, чтобы похитить тело.

Немалый интерес для Бонда представляли и отличные репортажи с гонок «Формулы-1».

Сейчас, однако, он газету не читал, а использовал для маскировки — правда, без стереотипной дырки, проверченной где-нибудь между рекламой дубайского гипермаркета «Дулу» и местными новостями. Газета лежала на столе, и Бонд сидел опустив голову, но при этом не переставал следить за окружающей обстановкой.

Тут он услышал резкий скрип кожаной обуви за спиной и понял, что кто-то быстро приближается к его столу.

Бонд не пошевелился.

Широкая рука — бледная, веснушчатая — схватила и дернула на себя соседний стул.

Подошедший тяжело плюхнулся на сиденье.

— Здорово, Джеймс, — прозвучал голос с сильным техасским акцентом. — Добро пожаловать в Дубай.

(В его исполнении «в Дуба-а».)

Бонд с улыбкой повернулся к приятелю, и они радостно пожали друг другу руки.

Феликс Лейтер — долговязый и такой худой, что пиджак на нем болтался как на вешалке, — был на несколько лет старше Бонда. С его бледной кожей и соломенными волосами секретная работа на Ближнем Востоке практически исключалась — кроме тех случаев, когда он изображал самого себя, развязного проныру с американского Юга, который приехал в город по делам, но не прочь совместить приятное с полезным. Его расхлябанность и фамильярность были обманчивы: в случае необходимости он выстреливал, как пружинный нож.

Когда пилот «груммана» сообщил, что сесть в Дубае раньше Хайдта не получится, именно ему, Феликсу Лейтеру, позвонил Бонд, израсходовав еще один актив из своей «бухгалтерской книги».

В отличие от связей в «Шестерке», которые Бонд опасался задействовать из-за чрезмерного интереса Осборн-Смита, связи с ЦРУ, обладавшим широкими полномочиями на территории Объединенных Арабских Эмиратов, он зазорными для себя не считал. Однако просить помощи у Лейтера, занимавшего высокий пост в Национальной секретной службе разведуправления, значило идти на политический риск. Обращение к дружественной спецслужбе в обход верхов чревато нешуточными дипломатическими последствиями, а Бонд уже и так привлек к делу Рене Матиса. Карт-бланш снова на волоске.

Феликс Лейтер с готовностью принял просьбу встретить самолет Хайдта и проводить троицу до места назначения — отель «Интерконтиненталь», примыкающий к торговому центру, где и сидел теперь в кафе Бонд.

Бонд уже рассказал американскому приятелю о Хайдте, об Ирландце и — десять минут назад — о человеке в «тойоте». Лейтер занял в торговом центре наблюдательную позицию, чтобы — в буквальном смысле — прикрыть Бонда со спины.

— Ну что, есть за мной хвост?

— Видел, как он входил, в сорока ярдах к югу, — ответил Лейтер с улыбкой, будто контрнаблюдение сейчас заботило его в последнюю очередь. — Был вон там, у входа. А потом растворился.

— Ловкач.

— Однозначно. — Лейтер оглянулся. — Как тебе здешний шопинг? — Он обвел рукой толпы посетителей. — У вас в Англии торговые центры есть, Джеймс?

— Конечно. И телевизоры. И водопровод. Со дня на день и компьютеры появятся.

— Ха! Надо будет как-нибудь в гости заглянуть. Когда научитесь пиво держать в холодильнике.

Подозвав официанта, Лейтер заказал кофе, шепнув Бонду:

— Я бы попросил американо, только боюсь, этим тут же себя рассекречу.

Он дернул мочку уха, подавая, судя по всему, условный сигнал, — потому что рядом со столиком тут же вырос худощавый араб в местной одежде. Откуда он вынырнул, Бонд даже не догадывался. Вполне мог катать туристов на джонках по Дубайской бухте.

— Юсуф Насад, — представил его Лейтер. — А это мистер Смит.

Бонд понимал, что Насад тоже вымышленная фамилия. Этот парень из местных кадров и определенно спец, раз его привел Лейтер. Феликс Лейтер умеет подбирать людей. Именно Насад помогал ему «вести» Хайдта от аэропорта.

Насад присел за столик.

— Как наш приятель? — спросил Лейтер.

— Ушел. Наверное, вас увидел.

— Да, выделяюсь я будь здоров! — рассмеялся американец. — То ли дело Алабама — там на меня никто и не взглянул бы.

— Я его практически не рассмотрел, — сказал Бонд. — Темные волосы, синяя рубашка.

— Крепкий парень, — произнес Насад. Американский телевизионный английский — так мысленно охарактеризовал его выговор Бонд. — Мускулистый. Очень короткая стрижка. И золотая серьга в ухе. Бороды нет. Я хотел сделать фото, но он слишком быстро исчез. Да и фототехника у нас дерьмовая. А ваш игрушечных дел мастер еще трудится? Как там его — на букву «кью»… Квентин? Квигли?

— «Кью» не человек. Можно сказать, это наш отдел снабжения.

— И синяя на нем не рубашка была, а куртка, — продолжал Насад. — Вроде ветровки.

— В такую жару? — удивился Бонд. — Значит, оружие прячет. Какое именно, не видели?

— Нет.

— Есть догадки, кто он?

— Определенно не араб, — высказался Насад. — Возможно, катса.

— На кой черт, спрашивается, я понадобился оперативному офицеру Моссада?

— Тебе виднее, дружище, — ответил Лейтер.

Бонд покачал головой:

— Скорее, его наняла местная тайная полиция. В последнее время в Дубае моих соотечественников не жалуют.

— Вряд ли. Люди из Амн ад-Даулы никого не выслеживают. Просто приглашают в свои четырехзвездочные апартаменты в Дейре, и человек сам выкладывает все, что их интересует.

Насад обежал взглядом кафе и окрестности, но ничего подозрительного не обнаружил. Он постоянно это делал, как подсел за столик.

— Думаешь, этого молодчика подослал Хайдт? — поинтересовался Лейтер.

— Не исключено. Даже если так, сомневаюсь, что они знают, кто я.

Бонд объяснил, как беспокоился до выезда из Лондона, что Хайдт с Ирландцем заподозрят слежку — особенно после провала в Сербии. Поэтому он через отдел «Т» слегка подтасовал данные, позаботившись, чтобы номер «бентли» выводил на манчестерскую утилизационную компанию с криминальными связями. А потом Билл Таннер прислал на бывшую военную базу в Марче несколько агентов, которые изображали сотрудников Скотленд-Ярда, разыскивающих якобы пропавшего здесь охранника.

— Пусть Хайдт с Ирландцем хотя бы на несколько дней ослабят бдительность, — сказал Бонд. — В эфире ничего не пролетало?

Добродушный американец посуровел.

— По электронным и радиоканалам глухо. Я, правда, не особый любитель подслушивать.

Бывший морской пехотинец, Феликс Лейтер (там, на службе, Бонд с ним и познакомился) специализировался на агентурной разведке, предпочитая роль куратора, вербующего местные кадры, — например Юсуфа Насада.

— Я подключил все свои связи, поговорил с агентурой. Что бы там Хайдт и его здешние помощники ни планировали, утечки они не допускают. Ни одной зацепки. Подозрительных веществ в Дубай никто не ввозил. Друзьям и родным никто по секрету не шептал, мол, держись подальше от такой-то мечети или такого-то торгового центра примерно в семь вечера. И с того берега Залива никаких незваных гостей.

— Ирландец позаботился, чтобы все было шито-крыто. Не знаю, кем именно он работает у Хайдта, но конспирация у них отличная. Будто предугадывает наш следующий ход и заранее продумывает ответные меры.

Они помолчали, обводя словно бы рассеянными взглядами торговый центр. Никаких следов «хвоста» в синей куртке. Равно как и Хайдта с Ирландцем.

— Ты у нас по-прежнему писака? — полюбопытствовал Бонд.

— А то, — ответил Лейтер.

Техасец работал под прикрытием журналиста-фрилансера и блогера, пишущего на музыкальные темы — блюз, ритм-н-блюз, афро-карибские мотивы. Журналистская деятельность часто используется секретными агентами для прикрытия: она оправдывает частые поездки, особенно в горячие точки и не самые злачные места мира. Лучшее прикрытие всегда то, которое соответствует подлинным увлечениям агента, ведь иногда приходится конспирироваться по нескольку недель или месяцев подряд. Режиссер Александр Корда (завербованный знаменитым британским куратором сэром Клодом Дэнси) под предлогом поисков натуры для съемок фотографировал в преддверии Второй мировой объекты в запретных зонах. Бонду же прикрытие (системный аналитик ГМП в сфере безопасности) не сулило ничего, кроме смертельной скуки. В особенно тяжкие дни он мечтал променять его на должность инструктора по лыжам или дайвингу.

Бонд подался вперед, и Лейтер проследил за его взглядом. Из парадных дверей «Интерконтиненталя» вышли двое, направляясь к черному представительскому «линкольну».

— Это Хайдт. И Ирландец.

Лейтер отправил Насада за машиной, а Бонду показал на пыльную старую «альфа-ромео» на ближайшей стоянке.

— Моя тачка, — шепнул он. — Пойдем.

 

Глава 27

«Линкольн» с Хайдтом и Найлом Данном плыл сквозь зной и духоту на восток, вдоль линии электропередачи, несущей энергию в дальние районы города-государства. Слева раскинулся Персидский залив, припудренный висящей в воздухе пылью и выбеленный низким, но безжалостным солнцем.

Они пересекали Дубай по широкой дуге, минуя по пути крытый лыжный комплекс, отель «Бурдж аль-Араб», похожий на парус, надетый на мачту высотой с Эйфелеву башню, и роскошную Пальму Джумейра — насыпной остров с магазинами, домами и гостиницами, выдающийся далеко в Залив и выполненный, как подсказывало название, в форме представительницы местной флоры.

Северана Хайдта эти сверкающие красоты угнетали — слишком новые, с иголочки. Ему стало гораздо уютнее, когда машина свернула в старые кварталы Сатвы, населенные тысячами и тысячами рабочих — в основном приезжих.

Время близилось к половине шестого. Полтора часа до встречи, на которой он увидит по меньшей мере девяносто трупов. И полтора часа, с внутренней улыбкой отметил Хайдт, до заката.

Интересное совпадение. Хороший знак. Его предки — духовные предки, а не те, что по крови, — верили в знаки и предвестия, поэтому он тоже позволял себе верить в них. Да, он практичный, приземленный бизнесмен… Но у него есть и другая сторона.

Автомобиль катил по улицам, выписывая замысловатые петли. Целью поездки был вовсе не осмотр достопримечательностей. Нет, это Данн, перестраховываясь, добирался до пункта назначения в жалких пяти милях от «Интерконтиненталя» таким кружным путем.

Водитель — наемник, воевавший в Афганистане и в Сирии, — доложил:

— Кажется, за нами был «хвост». «Альфа» и «форд», по-моему. Но мы оторвались, точно.

Данн оглянулся:

— Хорошо. Тогда на завод.

Автомобиль покатил в обратном направлении. Через десять минут они были в промышленном комплексе Дейры, пестрого и тесно застроенного центрального района, прилепившегося к Заливу. Хайдт сразу почувствовал себя как дома. Время тут словно остановилось: кособокие домишки, восточные базары, гавань в бухте, где у причалов толпятся одномачтовые дхоу и другие мелкие суденышки… Декорация к приключенческому фильму тридцатых годов. Палубы ломились от тюков с грузом, наваленных огромными кипами. Водитель отыскал нужный участок — большую фабрику со складом и прилегающими офисами, одноэтажными, выкрашенными бежевой, уже облезающей краской. Поверх сетчатого забора тянулась колюче-режущая проволока — редкое зрелище в спокойном, некриминогенном Дубае. Водитель подъехал к переговорному устройству и заговорил по-арабски. Ворота медленно распахнулись, «линкольн» вплыл на парковку и остановился.

Оба пассажира выбрались из салона. До заката оставался час с четвертью, в воздухе разливалась прохлада, хотя раскаленная земля еще продолжала отдавать накопленный за день жар.

Пыльный ветер донес до Хайдта радушное приветствие:

— Прошу вас! Заходите, друг мой!

Им махал рукой мужчина в дишдаше — длинной белой рубахе особого эмиратского фасона — и без головного убора. Хайдт знал, что ему лет пятьдесят пять, однако выглядел он, как и многие арабы, моложе. Аккуратная борода, элегантные очки, европейская обувь. Длинноватые волосы зачесаны назад.

Махди аль-Фулан зашагал через островки красного песка, вьющегося поземкой по асфальту и наметаемого под бордюры, мостки и стены домов. Глаза араба блестели, как у школьника, рвущегося показать выстраданное задание. Впрочем, почти так оно и есть, подумал Хайдт. Борода у араба была ухоженная, густая. Любопытно, что в этой стране, где краска для волос спросом не пользовалась, поскольку и мужские, и женские головы чаще всего скрывались тканью, популярным товаром стала краска для бороды.

Последовало рукопожатие.

— Друг мой!

Хайдт не решился здороваться по-арабски. Языки ему давались плохо, а обнаруживать недостаток мастерства он считал проявлением слабости.

Найл Данн шагнул вперед и тоже поздоровался, однако светлые глаза смотрели мимо араба. Только сейчас они не выискивали опасность. Он пожирал глазами несметные сокровища этого склада, видимые через открытую дверь, — около пятидесяти станков всех мыслимых и немыслимых геометрических форм, из крашеной и некрашеной стали, железа, алюминия, углеволокна и черт знает чего еще. Сплошные трубки, провода, пульты управления, лампочки, переключатели, лотки и ремни. Сладкий сон робота (если роботам снятся сны).

Они вошли на безлюдный склад. Данн то и дело останавливался, чтобы осмотреть, а иногда и ласково погладить какой-нибудь агрегат.

Махди аль-Фулан, закончивший в свое время Массачусетский технологический, работал конструктором. Он старался держаться подальше от раскрученных фирм, дающих прямую дорогу на обложки деловых журналов (а иногда в суд по делам о банкротстве), проектируя функциональное промышленное оборудование и системы управления, на которые никогда не исчезал спрос. Хайдт познакомился с ним на конференции по перерабатывающему оборудованию, и с тех пор аль-Фулан входил в число основных поставщиков его фирмы. Узнав, в какие именно командировки араб ездит за границу и кому продает продукцию, Хайдт немедленно взял его в партнеры. Изобретения талантливого ученого и инженера оказались для «Геенны» весьма кстати.

Равно как и его связи.

«Около ста погибших…»

При этой мысли Хайдт невольно бросил взгляд на часы. Почти шесть.

— Прошу вас за мной, Северан, Найл, — позвал аль-Фулан, ведя гостей сквозь череду полутемных безмолвных помещений. Данн замедлял шаг у разных механизмов и пультов, то кивая одобрительно, то морща лоб в попытке понять, как эта штука работает.

Миновав машинные залы, наполненные ароматами масла, краски и особым металлическим, почти кровянистым запахом электрооборудования большой мощности, они вошли в офисную часть здания.

В конце полутемного коридора аль-Фулан открыл электронным ключом дверь без таблички и пригласил в просторное бюро, где громоздились ватманы, чертежи и разные бумаги с текстом, таблицами и диаграммами, большей частью оставшиеся для Хайдта загадкой.

Здесь было жутковато — мягко говоря, — во-первых, из-за полумрака и загроможденности, а во-вторых, из-за того, что́ украшало стены.

Изображения глаз.

Самых разных — человеческих, рыбьих, собачьих, кошачьих, глаз насекомых… Фотографии, компьютерная трехмерная графика, картинки из анатомических атласов 1800-х годов. Неприятнее всего выглядел вычурный, подробный инженерный чертеж человеческого глаза, будто созданного каким-нибудь современным Франкенштейном по новейшим технологиям.

Перед одним из десятков больших мониторов сидела симпатичная брюнетка лет тридцати. Встав из-за компьютера, она подошла к Хайдту и энергично пожала ему руку:

— Стелла Киркпатрик. Работаю у Махди младшим референтом.

Хайдт приезжал в Дубай к аль-Фулану уже не впервые, но с этой девушкой еще не встречался. Выговор у нее американский, отметил он. Скорее всего умна, расчетлива и воплощает уже не первую сотню лет бытующий в этих краях феномен — выходца с Запада, влюбленного в арабскую культуру.

— Почти все алгоритмы разработала Стелла, — пояснил аль-Фулан.

— Вот как? — улыбнулся Хайдт.

Девушка залилась краской смущения, продиктованного признательностью своему наставнику, на которого она кинула быстрый взгляд, молящий об одобрении. Аль-Фулан улыбнулся в ответ обольстительной улыбкой. Хайдт сделал вид, что ничего не заметил.

Как подсказывали картинки на стенах, аль-Фулан специализировался на оптике. Целью своей жизни он видел изобретение искусственного глаза для слепых, который не уступал бы «созданному для нас Аллахом, слава Ему». Однако на пути к этой цели он зарабатывал неплохие деньги конструированием промышленного оборудования. Большинство специализированных аварийных, управляющих и контрольных систем на сортировочных агрегатах и машинах для уничтожения бумаг в «Грин уэй» разработал именно он.

Недавно Хайдт заказал ему еще один агрегат для фирмы и сегодня приехал с Данном взглянуть на образец.

— Продемонстрировать? — спросил араб.

— Да, пожалуйста, — ответил Хайдт.

Прошествовав обратно в царство машин, аль-Фулан подвел гостей к замысловатому устройству весом в несколько тонн, пристроенному на погрузочной площадке рядом с большими уплотнителями для промышленных отходов.

Араб нажал несколько кнопок, и машина, взревев, начала постепенно разогреваться. Агрегат был футов двадцати в длину, шести — в высоту и десяти — в ширину. К переднему торцу подходил металлический конвейер, исчезая в широкой квадратной пасти шириной в ярд. Внутри, в кромешной темноте, угадывались горизонтальные валики со спицами, как на комбайне. В противоположном торце полдюжины мусоросбросов нависали над контейнерами с заправленными в них толстыми серыми пластиковыми мешками, приготовленными для сбора того, что выплюнет агрегат.

Хайдт внимательно осмотрел машину. «Грин уэй» зарабатывает хорошие деньги на безопасном уничтожении документов, но мир меняется. Сегодня информация большей частью хранится на компьютерах и флэш-накопителях, и чем дальше, тем популярнее будет эта практика. Хайдт решил расширить свою империю, предложив новый подход к уничтожению компьютерных носителей информации.

Подобные услуги уже предлагала не одна компания, в том числе и сама «Грин уэй», однако благодаря аль-Фулану теперь подход будет принципиально другим. Сейчас, чтобы уничтожить информацию безвозвратно, требуется вручную раскрутить компьютер, стереть данные с жесткого диска путем размагничивания, затем пустить носитель под пресс. Кроме того, нужно отсоединить и другие элементы старого компьютера, в большинстве своем способные нанести вред окружающей среде.

Агрегат аль-Фулана будет выполнять все это автоматически. Ставите компьютер на конвейерную ленту, а остальное машина сделает сама: разберет устройство на части под бдительным надзором оптики аль-Фулана, распознающей и распределяющей детали по соответствующим лоткам и мусорным контейнерам. Рекламщики Хайдта смогут с чистой совестью заверить клиентов, что агрегат позаботится не только об уничтожении компромата на жестком диске, но и об утилизации прочих компонентов в полном соответствии с экологическими нормами.

По кивку шефа Стелла взяла старый ноутбук и положила на ребристую ленту конвейера. Ноутбук скрылся в темной утробе агрегата.

Изнутри донесся металлический лязг, толчки, затем громкий скрежещущий звук. Аль-Фулан подвел гостей к заднему торцу агрегата, откуда в разные контейнеры посыпались рассортированные запчасти — металлические и пластиковые детали, платы и тому подобное. В контейнер с надписью «Носители информации» полилась струйкой мелкая кремниево-металлическая пыль — все, что осталось от жесткого диска. Вредные отходы, вроде батарей и тяжелых металлов, угодили в контейнер с соответствующей маркировкой, а безобидный мусор — в накопители для утилизации.

— Отлично! — похвалил Хайдт.

Ледяная маска Данна растаяла. Казалось, он мог бы пуститься в пляс.

Хайдт тоже был доволен. Очень доволен. Он хотел задать вопрос, когда заметил настенные часы. Половина седьмого. Ему тут же стало не до машин.

 

Глава 28

Джеймс Бонд, Феликс Лейтер и Юсуф Насад притаились за большим контейнером в пятидесяти футах от фабричного здания, наблюдая через окно погрузочной платформы за Хайдтом, Ирландцем, арабом в национальной белой рубахе и симпатичной брюнеткой.

Они вели слежку за «линкольном» от «Интерконтиненталя» — Бонд с Лейтером на «альфе» американца, Насад на «форде», замыкающим, — но вскоре поняли, что водитель-араб начинает запутывать следы. Обеспокоившись, как бы он не засек хвост, Бонд с помощью приложения на своем телефоне сделал измерительно-сигнатурный слепок машины, взял с помощью лазера ее координаты и отправил данные в отдел слежения ЦПС. Лейтер перестал давить на газ, предоставив слежку за «линкольном» спутникам, непрерывно передающим результаты на мобильный Бонда.

— Черт, — завистливо глядя на трубку в руке приятеля, протянул Лейтер. — Я тоже такой хочу.

Следя за маршрутом «линкольна» по карте, Бонд подсказывал американцу и державшемуся за ними Насаду общее направление движения. Траектория у Хайдта выходила весьма любопытная. Наконец «линкольн» покатил обратно в старую часть города — Дейру. Прибывшие через несколько минут Бонд, Лейтер и его агент оставили машины в проулке между двумя пыльными складами и, прорезав сетчатую ограду, подобрались к зданию фабрики, надеясь выяснить, что замыслили Хайдт с Ирландцем.

Бонд вставил в ухо наушник и навел объектив телефонного фотоаппарата на четверку внутри здания, устроив прослушку с помощью приложения, разработанного Сану Хирани. Вибромикрофон восстанавливал разговор, происходивший за окном или прозрачной дверью, считывая вибрации стекла или ближайшей гладкой поверхности. Звуковые данные программа комбинировала с визуальным рядом — движением губ и щек, выражением глаз и жестами. В подобных условиях точность передачи разговора составляла около восьмидесяти пяти процентов.

— Говорят про оборудование для «Грин уэй», — пересказал Бонд содержание беседы, — его официальной компании. Черт!

— Ты только посмотри на этого урода, — прошептал американец. — Знает, что через полчаса девяносто человек распрощаются с жизнью, и хоть бы что — будто пиксели на широкоэкранном телевизоре обсуждает.

У Насада зажужжал мобильный. Он ответил на отрывистом арабском — Бонд, разобрав отдельные слова, понял, что ему передают информацию про фабрику. Владеет ею, как сообщил, договорив по телефону, Насад, гражданин Дубая Махди аль-Фулан. Фотография подтверждала, что именно он сейчас беседует с Хайдтом и Ирландцем. В связях с террористами не подозревается, в Афганистане никогда не был, обычный инженер и бизнесмен. Хотя свою продукцию он наряду с другими поставляет полевым командирам и торговцам оружием. Недавно он разработал оптический сканер для инженерных мин, способный распознавать военную форму или знаки отличия.

«Радиус взрыва…» — вспыхнуло в мыслях у Бонда.

Беседа в здании склада возобновилась, и Бонд, склонив голову набок, вновь стал прислушиваться.

— Пора отправляться. Нам с Махди, — сказал Хайдт Ирландцу и с жутковатым, каким-то алчным взглядом повернулся к арабу. — Тут ведь недалеко?

— Недалеко, можно пешком.

— А вы со Стеллой займитесь техническими вопросами, — закончил Хайдт, обращаясь к Ирландцу.

Хайдт с арабом скрылись в глубине склада, а Ирландец обернулся к брюнетке.

Бонд отключил приложение.

— Хайдт с аль-Фуланом отправляются туда, где произойдет теракт. Пешком. Я за ними. А вы попробуйте тут еще что-нибудь выяснить. Ирландец с женщиной остаются. Если сможете, подберитесь ближе. Когда разберусь, что именно они затеяли, позвоню.

— Само собой, — прогудел техасец.

Насад кивнул.

Бонд проверил свой «вальтер» и сунул его обратно в кобуру.

— Погоди, Джеймс, — сказал Лейтер. — Спасая этих девяносто или сколько там человек, ты можешь себя рассекретить. И тогда Хайдт, заподозрив, что ты на него охотишься, заляжет на дно — исчезнет, — и ты его не увидишь, пока он не затеет новый «Инцидент-20». Только конспирацию еще больше повысит. А если ты позволишь ему сейчас довести дело до конца, он ничего о тебе не узнает.

— Предлагаешь пожертвовать людьми?

Американец выдержал взгляд Бонда.

— Выбор тяжелый. Не знаю, смог бы я сам его сделать. Но подумать стоит.

— Я уже подумал. Люди не погибнут.

Бонд заметил двух человек, направляющихся к выходу с территории.

Пригибаясь, Лейтер подбежал к зданию, пролез, подтянувшись, в небольшое окно и бесшумно скрылся внутри. Через секунду он махнул рукой, и Насад последовал за ним.

Бонд проскользнул обратно сквозь дыру в ограде и пустился за двумя подозреваемыми. Попетляв несколько кварталов по промышленным задворкам, Хайдт с аль-Фуланом вышли на крытый базар Дейры: сотни палаток со столиками и более основательных лавочек, где торговали золотом, специями, обувью, телевизорами, компакт-дисками, видеокассетами, шоколадными батончиками, сувенирами, игрушками, западной и ближневосточной одеждой — всем, что душе угодно. Уроженцы Эмиратов составляли здесь не самую многочисленную прослойку — Бонд слышал обрывки разговоров на тамильском, малайском, урду и тагальском; арабский доносился гораздо реже. Покупатели толпились на базаре сотнями. У каждой палатки и в каждой лавочке шел оживленный торг — с энергичной жестикуляцией, насупленными бровями и перебрасыванием хлесткими фразами.

«Do buy — покупай».

Бонд незаметно следовал за сообщниками, выискивая намеченную ими цель — тех, кого через двадцать пять минут они намерены отправить на тот свет.

Что задумал мусорщик? Генеральный прогон перед массовым убийством в пятницу, где жертв будет в десять, а то и в двадцать раз больше? Или пятница тут ни при чем? Может, Хайдт использует свой статус бизнесмена международного уровня для прикрытия и их с Ирландцем наняли просто как исполнителей?

Бонд прорывался через плотную толпу торговцев, покупателей, туристов и портовых грузчиков, сваливающих груды тюков на палубы суденышек. Приближалось время послезакатной молитвы, Магриба, и народу все прибывало. Может, здесь, в толпе, и устроят теракт?

Но нет, Хайдт с аль-Фуланом покинули базар и прошли пешком еще полквартала. Там они остановились перед современным зданием в три этажа, с большими окнами, выходящими на Дубайскую бухту. Общественное здание, в котором находятся взрослые и дети. Подобравшись поближе, Бонд прочитал вывеску на арабском и английском: «Музей Эмиратов».

Вот, значит, где их цель. Да, знали, что выбрать. Только по первому этажу бродит человек сто, а наверху явно еще больше. Музей расположен у самой бухты, перед фасадом лишь узкая дорожка, то есть пожарным и «скорым» проехать будет затруднительно.

Аль-Фулан обеспокоенно оглянулся, но Хайдт уже толкнул входную дверь. Сообщники растворились в толпе.

Воткнув в ухо наушник, Бонд включил подслушивающее устройство на телефоне и вошел вслед за сообщниками в здание. Там заплатил символическую сумму за билет и, смешавшись с группой западных туристов, стал приближаться к злоумышленникам.

Слова Феликса Лейтера не давали ему покоя. Предотвратив катастрофу, он может спугнуть Хайдта.

Как бы поступил Эм на его месте?

Скорее всего старик пожертвовал бы сотней ради спасения тысяч. Он ведь был действующим адмиралом ВМФ. Офицерам такого ранга постоянно приходится принимать нелегкие решения.

Вокруг копошились дети, взрослые рассматривали и увлеченно обсуждали экспонаты, смеялись и, кивая, с живым интересом слушали экскурсовода.

Хайдт и аль-Фулан шли все дальше. Что они собираются делать? Подложат взрывное устройство? Может быть, его они и изготавливали в Марче?

Или промышленный конструктор аль-Фулан что-то разработал для Хайдта по спецзаказу?

Бонд обошел просторный мраморный зал, заполненный шедеврами арабского искусства и антиквариатом. Бросалась в глаза массивная позолоченная люстра. Бонд незаметно направил в сторону Хайдта и его сообщника микрофон. До него донеслись десятки обрывочных фраз из чужих разговоров, но только не от Хайдта с аль-Фуланом. Досадуя на себя, он прицелился поточнее и наконец расслышал голос Хайдта.

— Как долго я этого ждал. Еще раз спасибо за помощь.

— Рад был оказаться полезным. Хорошо, что мы оба в одном деле.

— Я бы хотел сфотографировать тела, — рассеянно прошептал Хайдт.

— Само собой. Все, что пожелаешь, Северан.

«Насколько близко я смогу подойти к телам?» — думал Хайдт.

— Почти семь, — проговорил он. — Сейчас начнется?

«Что делать? — лихорадочно соображал Бонд. — Вот-вот погибнут люди».

Выбор действия диктуется намерениями противника…

Он заметил на стене кнопку пожарной тревоги. Если нажать, всех тут же эвакуируют. Но помимо пожарной сигнализации еще есть камеры наблюдения и охрана. Его засекут, а при попытке бежать полиция и охрана перехватят его и найдут оружие. Хайдт тоже все увидит и мгновенно поймет, в чем дело. Миссия будет провалена.

Нет ли иного способа?

Однако больше в голову ничего не приходило, и Бонд начал подбираться к тревожной кнопке.

Без пяти семь.

Хайдт с аль-Фуланом быстрым шагом направлялись к двери в дальнем конце вестибюля. Бонд стоял рядом с кнопкой. Прямо под тремя камерами наблюдения.

Охранник находился шагах в двадцати, не больше. Он уже начал присматриваться к Бонду, сообразив, что тот ведет себя не совсем как обычный западный турист в музее. Склонив голову набок, охранник заговорил в микрофон, закрепленный на плече.

Впереди семья посетителей рассматривала диораму, изображающую верблюжьи скачки. Маленький мальчик с отцом смеялись над забавными фигурками.

Без четырех семь.

Коренастый охранник повернулся к Бонду. В кобуре у него висел пистолет. Снятый с предохранителя.

Без трех семь.

Охранник шагнул вперед, потянувшись к пистолету.

Не сходя с места и не выпуская из виду находящихся в двадцати шагах Хайдта с аль-Фуланом, Бонд занес руку над кнопкой пожарной тревоги.

 

Глава 29

В этот момент из громкоговорителя донеслось объявление на арабском. Бонд замер, вслушиваясь, и разобрал почти все.

«Господа! Купивших билеты на семичасовой сеанс просим проследовать ко входу в северное крыло».

Именно к этому входу приближались сейчас Хайдт с аль-Фуланом, к той самой двери в торце вестибюля. Покидать музей в их планы явно не входило. Но если сейчас здесь погибнут люди, почему эти двое не спешат убраться?

Бонд шагнул к двери, оставив кнопку тревоги. Охранник бросил на него еще один взгляд и отвернулся, застегивая клапан кобуры.

Хайдт с коллегой стояли у входа на устроенную в музее выставку. Осознав наконец, в чем дело, Бонд медленно выдохнул. Выставка называлась «Смерть в песках». Плакат у входа разъяснял, что прошлой осенью недалеко от оазиса Лива в эмирате Абу-Даби, примерно в сотне километров от Персидского залива, археологи раскопали массовое захоронение тысячелетней давности. От рук головорезов погибло целое племя кочевников-бедуинов, девяносто два человека. Налетевшая сразу после битвы песчаная буря погребла мертвых под слоем песка, который и сохранил все племя для археологов.

Экспозиция представляла собой воссозданное бедуинское поселение с разложенными точно в таком же виде, в каком их нашли, иссушенными телами. Для обычных посетителей тела, судя по всему, прикрывали приличия ради. А сегодня в семь был устроен специальный показ — для научных работников, врачей и преподавателей, исключительно мужского пола, на котором тела оставили как есть, неприкрытыми. Видимо, аль-Фулану удалось достать билеты.

Бонд чуть не рассмеялся, испытав неимоверное облегчение. Потом пришла более трезвая мысль: только что он едва не провалил всю операцию ради девяноста человек, которые уже тысячу лет как мертвы.

Он заглянул в просторный выставочный зал, скользя взглядом по этому царству смерти — иссушенным телам, сохранившим в некоторых случаях большую часть похожей на пергамент кожи. От большинства несчастных остались в основном скелеты. Воздетые, видимо, в мольбе о пощаде, руки. Ссохшиеся фигурки матерей с младенцами. Пустые глазницы, прутики пальцев и у некоторых жуткий оскал, сотворенный временем и тленом.

Бонд посмотрел на лицо Хайдта. В глазах мусорщика, разглядывающего погибших, светилось вожделение, сродни сексуальному. Даже аль-Фулану было не по себе от того, какое неподдельное удовольствие испытывает его деловой партнер.

«Никогда не слышал, чтобы так радовались известию о предстоящем убийстве…»

Хайдт делал снимок за снимком, вспышка его мобильного окутывала трупы мерцающим сиянием, придавая им еще более жуткий вид.

«Сколько времени коту под хвост», — с досадой подумал Бонд. Только и удалось выяснить, что Хайдт обзавелся хитроумным перерабатывающим агрегатом и что его возбуждает вид мертвых тел. Может, «Инцидент-20» тоже результат неверно истолкованного перехваченного сообщения? Однако, процитировав мысленно исходную фразу, Бонд пришел к выводу, что катастрофа, намеченная на пятницу, в любом случае не вымышленная.

…предполагаемое число жертв в несколько тысяч человек, ущемление британских интересов, передача средств согласно договоренности.

Определенно теракт.

Хайдт с аль-Фуланом постепенно двигались в глубь зала. Бонд, не имея билета, последовать за ними не мог. Но тут Хайдт снова заговорил, и Бонд поднял телефон.

— Надеюсь, ты не всерьез с этой твоей девушкой? Как там ее зовут?

— Стелла, — ответил аль-Фулан. — Нет. Когда поймет, что от жены я не уйду, она станет опасна. Слишком много знает. И, честно говоря, — добавил он, — в последнее время она меня порядком достала.

— Мой напарник обо всем позаботится, — продолжал Хайдт. — Вывезет в пустыню, и поминай как звали. На него можно положиться. Отличный стратег… во всех областях.

Вот почему Ирландец остался на складе.

Если он собирается убить Стеллу, значит, не такие уж безобидные у них дела в легальном бизнесе. Видимо, связь с «Инцидентом-20» все же есть. Бонд поспешил к выходу, набирая номер Феликса Лейтера. Надо спасти женщину и выяснить, что ей известно.

Однако мобильный Лейтера после четвертого гудка переключился на автоответчик. Бонд попробовал снова. Черт, почему американец не отвечает? Может, они с Насадом уже пытаются спасти Стеллу, дерутся с Ирландцем или шофером? Или с обоими сразу?

Очередная попытка дозвониться. Снова автоответчик. Бонд пустился бегом, петляя по базарным рядам под аккомпанемент заунывных голосов, созывающих на молитву.

Обливаясь потом, запыхавшийся, через пять минут он прибежал к складу аль-Фулана. «Линкольн» Хайдта исчез. Бонд проскользнул в прорезанную дыру в ограде. Окно, через которое Лейтер пробрался на склад, было закрыто. Подбежав к зданию, Бонд с помощью отмычки вскрыл боковую дверь и прокрался внутрь, вытаскивая «вальтер».

В помещении никого не было, хотя где-то неподалеку громко завывал работающий аппарат.

Никаких следов девушки.

И где Лейтер с Насадом?

Ответ на свой вопрос — по крайней мере частичный — Бонд получил через несколько секунд. В комнате с маленьким открытым окном на полу алели свежие капли крови. Видны были следы борьбы — валялись инструменты, а рядом с ними — пистолет и телефон Лейтера.

Бонд попытался мысленно восстановить события. Лейтер с Насадом разделились, американец спрятался здесь. Пока он наблюдал за Ирландцем и Стеллой, водитель-араб подкрался сзади и огрел его куском трубы или гаечным ключом. Что дальше? Лейтера бросили в багажник «линкольна» и увезли в пустыню вместе с девушкой?

Сжимая пистолет, Бонд осторожно подкрался к двери, из-за которой доносился шум работающего оборудования.

Увиденное заставило его оцепенеть.

Человек в синей куртке — тот самый, преследовавший его от аэропорта, — закатывал бесчувственного Феликса Лейтера в огромный мусоротрамбовочный агрегат. Агент ЦРУ лежал, распластавшись, ногами вперед на пока неподвижном конвейере, хотя сама машина уже работала: в ее глубине лязгали, почти смыкаясь, две массивные металлические пластины.

Ступням Лейтера оставалась пара ярдов до лезвий. Еще минуты две — и его перемелет в фарш.

Злоумышленник поднял голову и недовольно посмотрел на незваного гостя.

Бонд наставил на него дуло пистолета, крикнув:

— Руки в стороны!

Противник повиновался, но при этом, дернувшись, нажал кнопку агрегата и рванул со всех ног прочь.

Конвейер плавно пополз вперед, увлекая Лейтера к толстым стальным пластинам.

Подскочив к аппарату, Бонд надавил на красную кнопку «Выкл.» и помчался было догонять злоумышленника. Но трамбовщик не спешил останавливаться, лента по-прежнему тащила Лейтера к смертельным, неумолимо клацающим лезвиям.

Нет, только не это! Бонд сунул «вальтер» в кобуру и развернулся. Обхватив бездыханного американца, весившего килограммов на шесть больше его самого, Бонд, напрягая все силы, попытался стащить его с конвейера. Однако лента была утыкана металлическими шипами, чтобы мусор лучше держался, и одежда Лейтера зацепилась.

Конвейер упорно тащил его к лопастям.

Восемнадцать дюймов до лезвий. Шестнадцать. Двенадцать…

Вскочив на конвейер и упершись ногой в раму, Бонд намотал пиджак Лейтера на руки и вцепился изо всех сил. Конвейер слегка притормозил, но мощный мотор под несмолкающее клацанье лезвий все продолжал прокручивать ленту.

Восемь дюймов. Еще шесть — и ноги Лейтера превратятся в кровавую кашу.

Превозмогая жгучую боль в мышцах, Бонд, застонав от напряжения, потянул сильнее.

Три дюйма.

Прошипев напоследок гидравликой, конвейер остановился.

Тяжело дыша, Бонд отцепил брюки американца от зубцов конвейера и осторожно стащил обмякшего приятеля на пол. Затем кинулся к погрузочной площадке, вытаскивая пистолет, но мужчины в синей куртке уже и след простыл. Тогда, оглядываясь по сторонам, он вернулся к агенту ЦРУ, который уже начал приходить в себя. Поддерживаемый Бондом, Лейтер медленно сел, постепенно осознавая, где находится.

— На пять минут тебя оставить нельзя, — проворчал Бонд, пряча пережитый страх. Не теряя времени даром, он осмотрел рану на голове американца и промокнул первой найденной поблизости ветошью.

Лейтер оглянулся на жуткий агрегат и покачал головой. Однако серьезное лицо тут же озарилось знакомой улыбкой.

— Вечно вы, британцы, врываетесь в самый неподходящий момент. Я как раз собирался взять его.

— С собой в больницу? — поинтересовался Бонд. Сердце у него колотилось — от неимоверных усилий и от облегчения, что друга удалось спасти.

— Не-а. — Лейтер осмотрел пропитанную кровью ветошь. Вид у него был при этом скорее сердитый, чем обеспокоенный. — Черт, Джеймс, крайний срок ведь уже миновал! Что там с теми девяноста?

Бонд рассказал про выставку.

Лейтер отрывисто рассмеялся:

— Вот прокол, а! Надо же было так купиться. Значит, говоришь, его мертвяки заводят? И он их фотографировал? Новое слово в порнографии…

Бонд вернул Лейтеру подобранные пистолет и телефон.

— Что тут случилось, Феликс?

Взгляд американца застыл.

— Едва ты ушел, как объявился водитель «линкольна» и стал переговариваться с Ирландцем, поглядывая на девушку. Я понял, что ей несдобровать, а значит, ей что-то известно. Надо было как-то исхитриться помешать им и спасти ее. Представиться каким-нибудь инспектором по технике безопасности… Но не успел я и шагу сделать, как они схватили девушку, связали и потащили в кабинет. Я отправил Юсуфа в обход, чтобы он зашел с тыла, а сам двинулся вперед. Тут меня и подсек этот урод из торгового центра, который за тобой следил.

— Знаю. Я его заметил.

— Дерется эта гнида будь здоров. Вырубил меня в два счета.

— Что-нибудь говорил?

— Только пыхтел. Когда меня треснул.

— На кого он работает, на Ирландца или аль-Фулана?

— Неизвестно. Вместе с ними я его не видел.

— А девушка? Надо ее найти!

— Они сейчас, наверное, на полдороге в пустыню. Если повезет, Юсуф за ними проследит. Может, он звонил, пока я был в отрубе. — С помощью Бонда американец поднялся на ноги и нажал кнопку быстрого набора на телефоне.

Где-то рядом зазвучала жизнерадостная электронная мелодия. Зазвучала приглушенно.

Оба агента обернулись.

— Господи… — прошептал Лейтер, зажмуриваясь.

Они поспешили к дальнему торцу утилизатора. Звук доносился из большого переполненного мусорного мешка, который машина уже запломбировала и вытолкнула на погрузочную платформу для отправки.

Бонд тоже все понял.

— Я посмотрю.

— Нет, — остановил его Лейтер. — Это моя обязанность. — Он раскрутил пломбу и, глубоко вздохнув, заглянул в мешок. Бонд встал рядом.

В плотной мешанине острых металлических частей, проволоки, гаек, болтов и винтов виднелись обрывки окровавленной и перемазанной одежды, плоти, кожи и костей.

Остекленевшие глаза Юсуфа Насада смотрели с раздробленного, покореженного лица куда-то в пространство между Бондом и Лейтером.

Не произнеся больше ни слова, они сели в «альфа-ромео» и, сверившись со спутниковой системой слежения, выяснили, что лимузин Хайдта вернулся в «Интерконтиненталь». По дороге он сделал две короткие остановки — видимо, чтобы пересадить девушку в другую машину, которая отвезет ее в последний путь в пустыню, а потом забрать Хайдта из музея.

Через пятнадцать минут Бонд проехал мимо отеля «Интерконтиненталь» на прилегающую стоянку.

— Может, в номер? Рану обработать? — Он кивнул на рассеченную голову Лейтера.

— Не-а, мне бы хлебнуть чего покрепче. Пойду умоюсь. Встретимся в баре.

Они припарковали «альфу», Бонд вытащил из багажника ноутбук, а чемодан оставил. Повесив на плечо небольшую сумку, Лейтер отыскал бейсболку с эмблемой «Лонгхорнов» — футбольной команды Техасского университета, — бодро нахлобучил ее на раненую голову и заправил под кромку свои соломенные волосы. В отель агенты вошли с бокового входа.

Лейтер отправился умываться, а Бонд, убедившись, что поблизости нет никого из свиты Хайдта, прошел через вестибюль на улицу. Там, столпившись, о чем-то оживленно беседовали водители лимузинов. Оглядев эту тесную группу и увидев, что водителя Хайдта тут нет, Бонд подозвал жестом самого щуплого шофера. Тот с готовностью подошел.

— Есть визитка? — спросил Бонд.

— А то как же, сэр, пожалуйста… Что желаете? Сафари по барханам?.. А, знаю! На золотой базар! Подарок для вашей дамы — привезете сувенир из Дубая и станете ее героем!

— Кто ездит в том лимузине? — поинтересовался Бонд.

Взгляд водителя застыл. Бонда это не беспокоило, он чувствовал, кто продается, а кто нет.

— Ты ведь его знаешь?

— Не особенно, сэр.

— Но вы, водители, между собой общаетесь как-никак. Все знаете. Тем более про такого заметного человека, как мистер Хайдт.

Бонд украдкой сунул водителю пятьсот дирхамов.

— Да, сэр. Да. Пожалуй, что-то я слышал.

— И что же?

— Кажется, он с друзьями отправился в ресторан. Просидят там часа два. Хороший ресторан. Дорогой, без суеты.

— А оттуда они куда могут направиться, есть соображения?

Кивок. И ни слова.

Еще пять сотен дирхамов отправились за предыдущими.

Водитель рассмеялся приглушенным саркастическим смехом:

— На нас не обращают внимания. Мы ведь так, вьючные животные, вроде верблюдов. Я имею в виду, что мы для всех пустое место. А значит, при нас можно говорить о чем угодно, мы вроде как не слышим.

Бонд вынул еще несколько купюр, но тут же спрятал в карман.

Водитель оглянулся по сторонам.

— Вечером он летит в Кейптаун. Частным самолетом, через три часа. Как я уже говорил, ресторан на нижнем этаже славится неторопливыми сытными трапезами. — Он притворно надулся. — Но вы, я погляжу, не захотите, чтобы мой приятель забронировал вам столик. Понимаю. Возможно, в следующий ваш приезд…

Бонд выдал ему остальные деньги и, вытащив водительскую визитку, потеребил ее большим пальцем.

— Моего друга видел? Того здоровяка, что со мной вошел?

— Американец.

— Да, американец. Высокий.

— Очень высокий.

— Я скоро уеду, а вот он останется. И он очень надеется, что сведения о мистере Хайдте верны.

Улыбку словно ветром сдуло.

— Да-да, сэр, все точно. Клянусь Аллахом, да славится имя Его!

 

Глава 30

Бонд зашел в бар и занял столик на террасе с видом на Дубайскую бухту; ее мирная зеркальная гладь, усеянная колеблющимися цветными отблесками, постепенно вытесняла жуткую сцену во владениях аль-Фулана.

Подошедший официант поинтересовался, что он будет заказывать. Из всех спиртных напитков Бонд предпочитал бурбон, однако водка, особенно обжигающе ледяная, обладала, по его мнению, более целебными свойствами. Поэтому он попросил полусухой мартини с двойной «Столичной» — тщательно взболтать (тогда водка не только лучше охлаждается, но и насыщается воздухом, что значительно улучшает вкус).

— И еще лимонную цедру.

Когда коктейль принесли — непрозрачный, а значит, взболтанный правильно, — Бонд залпом выпил половину. Лицо и горло обожгло ледяным огнем, притупляя горечь от того, что не удалось спасти ни девушку, ни Юсуфа Насада.

Однако воспоминание о том, с каким вожделением Хайдт смотрел на иссушенные тела, коктейль стереть не смог.

Бонд сделал еще глоток, рассеянно глядя на экран телевизора над барной стойкой; там в калейдоскопе кадров, как в клипах арабского и индийского телевидения, мелькала прекрасная Ахлам из Бахрейна. Из динамиков лился ее чарующий, переливчатый голос.

Допив коктейль, Бонд позвонил Биллу Таннеру. Рассказал о ложной тревоге и о выставке в Историческом музее, потом добавил, что Хайдт поздним вечером вылетает в Кейптаун. Не сможет ли отдел «Т» организовать перелет и для Бонда? Снова напроситься на борт «груммана» не выйдет — он уже отбыл обратно в Лондон.

— Я посмотрю, Джеймс. Наверное, придется коммерческим рейсом. И не уверен, что получится опередить Хайдта.

— Мне главное, чтобы кто-то встретил его в аэропорту и проследил, куда он поедет. Как там дела у «Шестерки» в тех краях?

— У резидентуры «Зет» есть тайный агент в Кейпе. Грегори Лэмб. Секунду, проверю статус. — В трубке послышался перестук кнопок. — Сейчас он в Эритрее, танцы с саблями на суданской границе принимают угрожающий характер. Хотя знаешь, Джеймс, Лэмба лучше не вовлекать. У него в личном деле не все чисто. Он там совсем ассимилировался, как какой-нибудь герой Грэма Грина. Думаю, у «Шестерки» он числится в кандидатах на увольнение, просто руки никак не доходят вручить ему документы. Поищу тебе кого-нибудь из местных. Рекомендую обратиться в Полицейскую службу Южной Африки, а с органами национальной безопасности не связываться — они в последнее время в новостях предстают не в самом приглядном свете. Я прозвоню пару номеров, потом по результатам — тебе.

— Спасибо, Билл. Соединишь меня с «Кью»?

— Сейчас. Удачи!

Вскоре в трубке послышался задумчивый голос:

— Отдел «Кью», Хирани.

— Сану, это ноль-ноль-семь. Я в Дубае. Срочно кое-что нужно. Но «Шестерка» здесь пока нон грата.

— Не волнуйся, к «Шестерке» мои люди никакого отношения не имеют. Я работаю с местными.

Выслушав разъяснения Бонда, Хирани явно разочаровался — слишком простое задание.

— Ты где сейчас?

— «Интерконтиненталь», Фестиваль-Сити.

Снова перестук кнопок.

— Хорошо. Тридцать минут. Главное, запомни: цветы.

Разговор как раз закончился, когда появился Лейтер и, усевшись, заказал «Джим Бим» — неразбавленный.

— Никакого льда, никакой воды, никаких фруктовых салатов, ничего. Но двойной. Или даже тройной.

Бонд попросил еще мартини.

— Как голова? — спросил он, дождавшись, пока отойдет официант.

— Жить буду, — пробурчал Лейтер. Рана действительно казалась неопасной, и Бонд понимал, что подавленное настроение товарища вызвано гибелью Насада. — Выяснил что-нибудь насчет Хайдта?

— Они сегодня улетают. Через пару часов. В Кейптаун.

— А что там?

— Понятия не имею. Надо выяснить.

Причем выяснить за три дня, напомнил себе Бонд, если он действительно собирается спасти тысячи намеченных в жертву людей.

Принесенные официантом напитки они приняли в молчании и, отпивая, одновременно обвели глазами просторный бар. Темноволосого мужчины с серьгой — или других наблюдателей, чересчур пристально высматривающих (или, наоборот, старательно не замечающих) двух мужчин в углу, — видно не было.

Ни тот ни другой не помянули только что погибшего агента. При всем соблазне почтить память, этого не делали никогда.

— А Насад? — спросил Бонд. — Тело? — Думать о напарнике, принявшем такую жуткую смерть, было тяжко.

Лейтер плотно сжал губы.

— Если тут замешаны Хайдт с Ирландцем и я бы вызвал команду, они бы поняли, что за ними следят. Нельзя рисковать прикрытием. Юсуф понимал, на что идет.

Бонд кивнул. Так будет правильнее, хотя легче от этого не становится.

Лейтер вдохнул пары виски, потом сделал еще глоток.

— Сам знаешь, в нашем деле тяжелее всего принимать такие вот решения — а не изображать Бутча Кэссиди, выхватив шестизарядник. На это особого ума не надо.

У Бонда зажужжал мобильный. Отдел «Т» забронировал для него билет на ночной рейс в Кейптаун компанией «Эйр эмирейтс». Вылет через три часа. Выбором перевозчика Бонд остался доволен. Авиакомпания изо всех сил пыталась «сохранить лицо», поэтому пассажиров ждал качественный сервис, достойный золотой эры воздушных перевозок, царившей лет пятьдесят-шестьдесят назад. Бонд поделился с Лейтером своими планами по поводу отъезда.

— Давай поедим, — добавил он.

Американец подозвал официанта и попросил принести мезе.

— А потом групера на гриле. Только, будьте любезны, без костей.

— Да, сэр.

Бонд заказал бутылку хорошего шабли, и они в молчании потягивали вино из охлажденных бокалов, пока не появились закуски — тефтели, оливки, хумус, сыр, баклажаны, орехи и лепешки, вкуснее которых Бонд никогда не пробовал. Оба агента налегли на еду. Потом официант убрал со стола и принес главное блюдо — простую белую рыбу, исходящую паром на подушке из зеленой фасоли. У нее оказался изысканный, слегка мясной вкус. Однако не успел Бонд проглотить и нескольких кусков, как телефон зажужжал снова. Определитель показывал лишь код номера, принадлежащий британскому правительству. Предположив, что это, наверное, Филли из другого кабинета, Бонд ответил.

И тут же об этом пожалел.

 

Глава 31

— Джеймс! Джеймс! Джеймс! Угадай кто! Перси! Давно не слышались!

У Бонда сжалось сердце.

Лейтер нахмурился, увидев помрачневшее лицо приятеля.

— А, Перси. Да.

— Все хорошо? — поинтересовался Осборн-Смит из Третьего отделения. — Никаких стычек, требующих серьезного оперативного вмешательства?

— Все в порядке.

— Рад слышать. Здесь у нас все в темпе вальса. Ваш шеф проинформировал всех насчет «Геенны» — вам ведь было недосуг, вы так спешно покидали пределы страны… — Он выдержал многозначительную паузу. — Не обращайте внимания, Джеймс, я нарочно вас подкалываю. На самом деле я звоню в первую очередь, чтобы извиниться.

— Правда? — с подозрением спросил Бонд.

Голос сотрудника Третьего отделения посерьезнел.

— Сегодня утром я пригнал в аэропорт группу захвата в надежде скрутить Хайдта и притащить на доверительную беседу. Но похоже, вы были правы. Ищейки перехватили и расшифровали обрывок одного сообщения. Сейчас зачитаю… Сперва неразборчиво, потом: «У Северана три основных партнера… если его самого не будет, кнопку может нажать любой из них». Так что ваша взяла, Джеймс, арестовывать его опасно. Остальные просто уйдут на дно, и мы потеряем всякую надежду выяснить, в чем состоит план «Геенна», и предотвратить катастрофу. — Осборн-Смит перевел дыхание. — Я вел себя слегка резковато при встрече и за это тоже прошу прощения. Очень надеюсь продолжить сотрудничество, Джеймс. Извинения приняты? Будем считать, что Гермиона взмахнула волшебной палочкой и обиды как ветром сдуло, идет?

Бонд давно усвоил, что в мире разведки союзники просят прощения за промахи так же редко, как враги. Наверняка уступчивость Осборн-Смита отчасти продиктована желанием остаться в игре и получить свою порцию славы, но это его не задевало. Главное — узнать, в чем состоит план «Геенна», и предотвратить гибель тысяч людей.

— Конечно.

— Хорошо. Ваш шеф послал нам агентурное сообщение по результатам вашей поездки в Марч, так что я по нему работаю. С «радиусом взрыва» все ясно — самодельное взрывное устройство, поэтому мы вылавливаем любые сообщения о неучтенной взрывчатке. Поскольку известно, что в «условия» сделки входит пять миллионов фунтов, я подключил свои контакты в Банке Англии, чтобы отследить ПФО.

Бонд и сам думал позвонить в банк с просьбой сигнализировать о подозрительных финансовых операциях. Но пять миллионов фунтов — такая мелочь по нынешним временам, что скорее всего в потоке отчетов он бы просто захлебнулся. А Осборн-Смит, если хочет, пусть покажет.

— Что касается подтвержденного «курса», — продолжал сотрудник Третьего отделения, — без более подробной информации взять под контроль какие-то воздушные или морские суда не представляется возможным. Но ребята в морских портах и аэропортах будут наготове, если нам понадобится срочно реагировать.

— Хорошо, — сказал Бонд, не уточняя, что практически о том же самом попросил Билла Таннера. — Мне как раз стало известно, что Хайдт со своей подругой и Ирландцем направляются в Кейптаун.

— Кейптаун? О, это уже пища для размышлений. Я тут покопался в грязном белье Хайдта…

Бонд уже понял, что Перси Осборн-Смит не мыслит дружеской беседы без подобных шуток.

— В ЮАР у «Грин уэй» один из крупнейших филиалов. Второй дом, можно сказать. Наверняка «Геенна» имеет к этому какое-то отношение — чего-чего, а британских интересов там хоть отбавляй.

Бонд рассказал про аль-Фулана и смерть девушки.

— Все, что нам доподлинно удалось узнать, — Хайдт ловит кайф от созерцания мертвых тел. И что фирма араба, возможно, тоже как-то участвует в плане «Геенна». Он не раз поставлял оборудование торговцам оружием и полевым командирам.

— Правда? Любопытно. Да, кстати, сейчас перешлю один снимок, взгляните обязательно. Он вам пригодится.

Бонд свернул окно вызова на мобильном и открыл засекреченное приложение. Снимок оказался фотографией Ирландца.

— Это он, — сообщил Бонд Осборн-Смиту.

— Так я и думал. Его зовут Найл Данн.

— Как вы его нашли?

— Посмотрели материал с камер наблюдения в Гэтуике. В базах данных его нет, но я посадил своих неутомимых помощников сличать картинку с данными уличных лондонских камер. Попалось несколько очень похожих изображений мужчины с такой же дурацкой челкой, который осматривал тоннели у здания «Грин уэй» на набережной Виктории. Последнее слово в индустрии — сбор и перевозка мусора подземным путем. И дороги чистые, и туристам радость. Наши ребята притворились, что пришли с проверкой из коммунальных служб, показали фотографию и добыли имя с фамилией. Я отослал досье на него в «Пятерку», в Скотленд-Ярд и вашему начальнику штаба.

— И что известно о Данне? — поинтересовался Бонд. Рыба на тарелке остывала, но ему было уже не до нее.

— Биография любопытная. Родился в Белфасте, изучал архитектуру и инженерное конструирование, стал лучшим в своем выпуске. В армии служил в инженерных войсках.

Военные инженеры — это те, кто строит мосты, аэродромы и всякие укрытия, а также устраивает и обезвреживает минные поля. Они славятся мастерством импровизации, умением изготовить оборонительную и наступательную технику и укрепления из любых подручных материалов и в самых неблагоприятных условиях.

В инженерных войсках служил в свое время подполковник ГМП Билл Таннер, а Бонд еще не встречал человека опаснее и умнее, чем этот спокойный любитель гольфа.

— После армии, — продолжал Осборн-Смит, — Данн стал вольнонаемным инженерным инспектором. Я и не подозревал о существовании такого занятия; оказывается, при строительстве здания, корабля или самолета на каждом шагу необходимо проходить самые разные проверки. Вот Данн смотрит на проект и говорит — быть или не быть. Судя по всему, спец он, каких поискать: любую мелочь замечал там, где другие в упор не видели. Но потом он эту работу вдруг оставил и пошел, если верить реестру Налогового управления, в консультанты. Там он тоже преуспел — зарабатывает около двухсот тысяч в год, причем без логотипов и всяких талисманов вроде Уэнлока и Мандевиля.

После выслушивания извинений выносить искрометный юмор Осборн-Смита было чуть легче.

— Видимо, так они и познакомились. Данн инспектировал что-то для «Грин уэй», и Хайдт его нанял.

— Информационная проходка показала, — излагал Осборн-Смит дальше, — что последние несколько лет Данн постоянно летал в Кейптаун и обратно. У него одна квартира там, другая в Лондоне (кстати, мы в нее заглянули, но ничего интересного не нашли). Известно также, что он побывал в Индии, в Индонезии, на Карибах и в других местах, где происходят всякие заварушки. Очевидно, столбит территорию для босса. Уайтхолл по-прежнему рассматривает афганский след, — добавил Осборн-Смит, — хотя я бы на него не ставил. А вот вы, Джеймс, наверное, напали на золотую жилу.

— Спасибо, Перси. Вы очень помогли.

— Рад, что и от меня польза есть.

Вчера Бонд увидел бы в этих словах ерничество, но сегодня они показались ему вполне искренними.

Попрощавшись, он пересказал Лейтеру добытые Осборн-Смитом сведения.

— Значит, это пугало Данн еще и инженер? В Америке мы зовем их задротами.

В ресторане появился уличный торговец и начал ходить от столика к столику, предлагая розы.

Лейтер проследил за взглядом Бонда.

— Не надейся, Джеймс. Ужин, конечно, был хорош, но если думаешь, что теперь букетик — и дело в шляпе, я не по этой части.

Бонд улыбнулся.

Торговец подошел к соседнему столику и протянул цветок сидевшей там молодой паре.

— Прошу, — обратился он к девушке. — Это очаровательной даме от меня, бесплатно, в качестве комплимента. — И отправился дальше.

Через секунду Бонд приподнял салфетку и открыл конверт, который ловко вытащил из кармана прошедшего мимо торговца.

«Главное, запомни: цветы…»

Он украдкой изучил поддельное разрешение на ношение оружия в ЮАР, проштемпелеванное и подписанное.

— Пора идти. — Бонд взглянув на часы. Не хотелось бы столкнуться с Хайдтом, Данном и их спутницей на выходе из отеля.

— Запишем на счет Дяди Сэма, — сказал Лейтер, оплачивая ужин. Приятели покинули бар и, выскользнув на улицу через боковую дверь, направились на парковку.

Через полчаса они прибыли в аэропорт.

Пожимая Бонду на прощание руку, Лейтер проговорил вполголоса:

— Юсуф был отличным агентом. А еще он был моим другом. Так что, когда увидишь эту сволочь в синей куртке, стреляй не раздумывая.