Небольшой травянистый бугорок посреди прекрасных холмов. Зеленая трава искрит свежей росой, словно напоминая о далеком детстве. Совсем рядом переливается маленький тихий ручей, недалеко растут ивы, шумящие на теплом ветерке своими изящными листьями. Слышны дивные песни первых утренних птиц. Вдали, на фоне багряного восхода, на горизонте виден большой город. Жизнь. Дурманящий запах свежего воздуха почти реален. Такая красота почти невозможна.

Но вдруг откуда-то сзади показывается нечеткая фигура худощавого человека. Облаченный в синий деловой костюм, в руке он держит небольшой кейс. Такое впечатление, что этот человек всегда был здесь, и появился он бесшумно, словно лишь сделал шаг по росистой траве.

— Здравствуйте, мистер Фриман. Простите, что заставил ждать. На вас, правда, время не повлияло, но так повезло далеко не всем.

Этот голос… Спокойный, умиротворяющий, не терпящий возражения голос, играющий гаммой интонаций и ударений…

— Я всё думал, как же объяснить вам, что произошло с миром в ваше отсутствие… Пожалуй, я вам просто покажу.

Вдруг жизнь вокруг словно начинает течь быстрее, что-то меняется. Небо угрожающе темнеет, словно готовясь обрушиться вниз. Яркая зелёная трава и листья блекнут. Птичьи песни замолкают, словно птицы пропали вовсе. Налетает нарастающий ветер. Прозрачный и чистый ручеёк стремительно мельчает.

— Смотрите внимательно. Иногда всё может измениться за одну ночь.

Вспышка прорезает забытье. Всё мгновенно меняется. Земля коричневая и растрескавшаяся, небо серое, словно обиженное на все живое. Русло ручья засохло и почернело. От деревьев остались лишь зловонные искривлённые скелеты. Птиц нет. Вдалеке слышен знакомый, смутно и мучительно знакомый рык и пронзительный, на грани ультразвука, вой. На чёрной иве вдруг каркает съежившаяся грязная ворона. Город на горизонте стал серым, словно он пустовал уже долгие годы. Над ним висит синеватое марево. В небе вспышки страшного света, пролетает, оставляя на небе черную полосу, серый самолёт. За горизонтом слышны гулкие и обреченные взрывы. И всё громче и громче, эти взрывы всё ближе и ближе… Странный, похожий на креветку, летательный аппарат с грохотом проносится над головой, и долина оглашается очередным взрывом. Комья земли летят сюда. Но человек в синем костюме спокоен. Как всегда.

— Не пугайтесь, мистер Фриман, — говорит он, растягивая звук "с", — Мы с вами не здесь… Пока что.

Ещё одна вспышка накрывает все вокруг, а потом израненные луга снова меняются. Земля окончательно изувечена. Русло ручья забито пеплом. Деревьев уже нет. На пустыре, возникшем вместо райского холма, слышен новый звук: мерзкий стрёкот насекомых. Город вдали превратился в руины, оставшиеся башни накренились и вот-вот упадут. Небо полно дыма и кружащего в воздухе черного мелкого пепла. Из центра города начинает мерно подниматься ассиметричный шпиль, нависая над разрушенными домами. На шпиле, словно на маяке, мигает красный прожектор, направленный в небо. В почти черное небо…

— Девятнадцать лет — долгий срок для людей, для некоторых — целая жизнь, — человек все еще здесь, и его голос уже звучит гулко и далеко, как из подземелья.

— Этого достаточно — продолжает он, — чтобы зализать первые раны. Достаточно для человечества, чтобы проглотить свою гордость и смириться со всеобщей долей. Достаточно, чтобы забыть о всяких мелочах, например, о свежем воздухе. Достаточно, чтобы ваши собратья привыкли к хозяйскому ошейнику. Достаточно, чтобы зажили первые рубцы от кнута. Достаточно, чтобы забыть, как всё было раньше. Но вы-то помните, мистер Фриман?

Все вокруг начинает угасать, меркнуть под спокойный и размеренный голос человека в синем костюме. Едва видно, как через пустыню протягивается полоса рельс, протягивается прямо к руинам на горизонте. В гуле далеких взрывов становится различим перестук колес.

— Но вы не забыли, мистер Фриман. Вы всё ещё помните запах свежего воздуха. Вы помните, что такое свобода. Вы помните… небо.

Тонкий и сплющенный по бокам серый локомотив подъезжает, разрезая воздух, словно ржавый нож. Он тормозит прямо здесь, на пригорке, останавливается и остывает, шипя и постукивая механизмами. В хвостовом вагоне открывается дверь. Этого уже почти не видно, все вокруг начинает плыть и плавно смешиваться.

— Прошу сюда, мистер Фримен, — приглашает голос, — Время ждёт лишь одного человека.

Поезд… В вагоне несколько пассажиров, но они все застыли в движении и не замечают его. Или нет? Дверь с шипением закрывается. Секунду спустя состав приходит в движение. Поезд ползёт вперёд. Все плывет перед глазами, мир мутнеет, но голос снова тянет из бездны, вытягивает на свет:

— Ну, а теперь проснитесь и пойте, мистер Фриман. Проснитесь и пойте. Нет, вы, конечно же, не заснули на работе — никто не заслуживает отдыха больше вашего, и все усилия мира пропали бы даром, пока… Скажем просто, что ваш час пробил снова.

Силуэты человека с кейсом начинают таять, обнажая обшарпанный и полупустой вагон…

— Нужный человек не в той ситуации может изменить абсолютно все. Так что просыпайтесь, мистер Фриман. Проснитесь и почувствуйте запах перемен…

Глава 1

Прибытие

— Эй, приятель!

Гордон открыл глаза. Лицо — не то, знакомое и размытое, а другое, нависало над ним. Гордон резко выпрямился на скамье и посмотрел на другого человека, который в свою очередь удивленно и с опаской глядел на него.

Фриман судорожно огляделся. Поезд. Как? Как он сюда попал? Гордон задышал часто, как в лихорадке, и потряс головой, сбрасывая с нее остатки наваждения. Ему было ясно только одно — он совершенно не помнит, так сюда зашел. Фриман напрягся, напрягся так сильно, что пот выступил у него на лбу тяжелыми каплями. Он ведь был в "Черной Мессе". Совсем недавно, только часа два назад… Нет. Гордон вздрогнул, когда ощутил, что память начинает нехотя выдавать воспоминания. Зен. Нихилант.

"Твоя сила ничтожна по сравнению с моей… У тебя нет шансов…".

G-man. Предложение принять работу. Гордон ведь согласился. Но дальше — провал. Огромная черная дыра в его голове, которая поглотила его прошлое. Фриман тщетно пытался вспомнить — память молчала. И лишь смутные, хотя и совсем недавние образы. Фриман смотрел в пол вагона, но не видел его. Он видел людей в белых халатах, которых рвали на части подобия людей, живые мертвецы… Он видел ужас на лицах давно мертвых несчастных. Он видел лицо мертвого друга. В его ушах не было мягкого перестука колес поезда. В его ушах стоял последний крик Майка. И Фриман обхватил голову руками и, поникнув, тяжело застонал…

Второй пассажир вагона, увидев такую реакцию на его восклицание от странного невесть откуда взявшегося парня, лишь пожал плечами. Мало ли что с ним или его семьей могли сотворить члены ГО. Пассажир подошел к затихшему Фриману, присел рядом с ним и похлопал его по плечу.

— Ну-ну, успокойтесь, — мирно сказал он, — Не все ведь так плохо, верно? Я вас понимаю, они и у меня отняли мою Фрэнки. Но надежда, она всегда есть. Мы переезжаем в Сити 17, а про этот город говорят, что он — один из самых спокойных.

Гордон поднял глаза на утешающего его пассажира. Не в силах ничего сказать, Фриман лишь грустно покачал головой.

"Нет, парень, тебе не понять. Надежды уже нет…"

Гордон глянул на все вокруг. Рваные подушки на сиденьях, тусклые лампочки, половина из которых перегорела, пол засыпан мусором, опилками и окурками, на ободранных алюминиевых панелях следы сорванных объявлений. Повсюду плакаты с изображением серьёзного человека со словно совиным лицом, наблюдающим за пассажирами. Везде одно и то же выражение лица и гордый взгляд в никуда. Гордон невольно напрягся. Где-то он уже видел это лицо. Это было давно, но он его видел…

Чернокожий незнакомец сел на противоположное сиденье, смущенно и виновато улыбаясь — Гордону сразу бросилось в глаза, что все зубы на нижней челюсти пассажира были железными. За окном позади него виднелся отвратительный пейзаж. Обломки, руины, запустение, останки ландшафта, который лишь частично напоминал тот мир, что Гордон видел раньше. Казалось что мир, который он знал, подняли и сбросили с огромной высоты. Разрушенные здания, столбы с оборванными проводами. Жирные, раздутые деревья, казалось, принюхиваются к поезду, втягивая пыльный воздух.

— Меня, кстати, зовут Самуэль, — заговорил вдруг пассажир приветливым голосом, — Самуэль Г-11789ФР, если вас интересуют формальности. Я тут стоял у окна и увидел вас, лежащего на сиденье, думал, что вы уже умерли. Бог знает, что они могут подмешать в воду — я слышал, они иногда перебарщивают с дозой, и человек может умереть. А вы сами из Сити 17? Я пару дней назад получил предписание: "Переехать в 17". Как всегда. Переселяют народ, морочат всем голову. Последние три месяца я провёл в Сити 49. Я ни в одной зоне больше шести месяцев не задерживался. Сити 17, говорят, ещё ничего. Я слышал, что Консул живёт там уже некоторое время. Может, я даже смогу увидеть его… Некоторые его ненавидят, но я думаю… Что можно было против них сделать? Можно было пойти на сделку или умереть, так? По мне, так мы многим ему обязаны. Мне бы очень хотелось увидеть его своими глазами.

Гордон почти его не слышал. Лишь глядел на этот угнетающий пейзаж за окном, который постепенно сменялся промышленными постройками. Промелькнул семафор, вагон прошел сквозь какую-то тонкую голубоватую пленку — в этот момент Фримана чуть кольнуло в сердце. Он заметил, что и его разговорчивый знакомец поморщился, сверкнув железными зубами.

— О! А вот и Семнадцать, — сказал Самуэль и встал, сжимая в руках небольшой чемодан.

Только сейчас Фриман заметил, что его «собеседник» одет не в нормальную одежду. На нем была синяя однообразная роба, вроде каких носили уборщики или заключенные. Фриман невольно глянул и на себя. Вместо уже привычных оранжевых бронепластин он увидел такую же робу. Гордон ощутил смутное беспокойство.

— Посмотрите, как вам? — спросил его Самуэль, который уже смотрел в окно, — Первое впечатление можно считать удачным, а?

Гордон обернулся и посмотрел в окно позади него. На горизонте растянулось что-то огромное, какая-то тень проглядывала через облака газа, поднимавшиеся от руин, словно там был огромный пожар, который невозможно погасить.

Город.

Вдалеке, за угрожающими обломками, виднелись многоуровневые башни. Рядами поднимались строения неизвестного возраста и архитектуры — странный город-призрак, проступающий из кислотного тумана. Позади строений с трудом просматривался огромный шпиль неправильной формы — его верхушка скрывалась в дыму, затянувшем небеса.

— По-моему, так это очень похоже на Сити 49, - заявил Самуэль, не глядя на Гордона, — И на 40. Издалека они все кажутся одинаковыми. Только когда попадёте в город, начинаете понимать, каким он был раньше — ну, вы знаете. До этого.

— До этого? — сдавленно сказал Фриман.

Самуэль кивнул и отвернулся к окну. Фриман покачал головой и уставился в пол. Он не заметил приближающегося туннеля. На секунду ему показалось, что дым сгустился так, что закрыл собой весь свет, но потом услышал грохот поезда в тёмной трубе. Потом мимо пронеслись тусклые лампочки, осветив серебристые камни и шлак, соединённые какой-то арматурой. Ему на миг показалось, что он видел человеческую бедренную кость, торчавшую из стены туннеля, и круглое углубление, похожее на кусок черепа. Гордон зажмурился и вздохнул несколько раз, успокаиваясь. Черт, это видение было почти реальным!

Они проехали через раздвижные ворота, и стены стали гладкими, тёмными и ровными. А потом поезд дёрнулся, и заскрипели тормоза. Впереди вспыхнул свет, и они въехали на просторную станцию.

— Станция Сити-17, - металлически произнес динамик на потолке поезда.

— А вот и конец линии! — сказал Самуэль, подходя к открывающимся дверям вагона, — Дам вам совет. Старайтесь сразу занять комнату и встать на довольствие. Пропустите свою очередь — потом от них ничего не дождетесь.

Фриман тяжело поднялся. Вагон качнулся в его глазах, и Гордон оперся на металлический поручень. Самуэль уже шагнул на платформу.

— Ну, удачи! — крикнул пассажир и направился вглубь вокзала. Фриман выпрямился и тоже вышел из вагона, двери которого тут же захлопнулись. И только теперь Гордон ощутил, что что-то не так. Он даже не успел оглядеть вокзал — что-то подлетело к нему справа. Фриман повернулся на звук — и тут же яркая вспышка ослепила его на секунду. Гордон, чертыхнувшись, зажмурился. Когда глаза уже могли видеть, он глянул вверх — от него улетало странного вида устройство, похожее на футуристическую кинокамеру. Наконец Фриман сошел с платформы и прошел между скамеечками, стоявшими здесь.

— Добро пожаловать!

Гордон дернулся от неожиданности и поймал себя на том, что его рука привычно потянулся к поясу за оружием. Фриман поднял голову на звук. И застыл в оцепенении. Сверху, с большого экрана под куполом вокзала, на него смотрело то самое лицо. Где же он его видел?

— Добро пожаловать в Сити 17! — мягким голосом сказало лицо на экране, окидывая взглядом зал, — Вы — или вас — выбрали чтобы переехать в этот город, один из лучших оставшихся. Я долго думал о Сити 17 и решил основать здесь мою администрацию — в Цитадели.

Гордона передернуло. "Мою администрацию…". Фриман вспомнил, где он видел это лицо. Вспомнил и вновь начал глядеть в эти глаза. В глаза своего бывшего Администратора.

— … в Цитадели, столь заботливо предоставленной нашими Покровителями. Я горд называть Сити 17 своим домом. И, неважно, собираетесь ли вы остаться здесь, или вас ждут неизвестные дали — добро пожаловать в Сити 17. Здесь безопаснее.

Экран отключился, но Фриман еще долго смотрел в его черную бездну. Брин… Но как? Как он оказался здесь? Что за ерунду он нес? Гордон, затравленно оглядевшись, медленно пошел вперед, вслед за Самуэлем. Гордон видел, как тот подошел к решетчатому заборчику с дверью и остановился, чтобы завязать шнурки. В этот момент человек в странной серо-черной форме с респиратором на лице и электродубинкой в руке взял чемодан Самуэля и положил его на большую тележку, к другим чемоданам. Самуэль, покосившись на человека в респираторе, медленно встал и потянулся к своему чемодану. И тут же получил сильный тычок кулаком в живот.

— Я сказал, отойди! — рявкнул человек, голос которого звучал яростно и металлически, словно тот говорил через модулятор.

— Успокойтесь, это все, что у меня осталось, — недовольно сказал Самуэль, еще раз потянувшись за чемоданом.

На этот раз удар был сильнее.

— Вали отсюда! — гаркнул человек и даже поддал хозяина чемодана пинком к двери.

— Ладно, ладно, — проворчал Самуэль, потирая ушибленное место, — Вот черт…

— Поговори у меня еще!

Фриман, наблюдавший за этим в полном недоумении, все же решил не вмешиваться. Он вдруг заметил движение в другом конце зала — там, за точно такой же клетчатой решеткой ходила какая-то сгорбленная фигура. Гордон, сделав несколько шагов туда, присмотрелся. И тут же задрожал, снова дернувшись рукой на пояс.

За решеткой, под присмотром такого же человека в респираторе подметал пол вортигонт. Почти потухший, унылый красный глаз глядел в пол, трехпалые руки возили метлой по полу. Но, когда вортигонт повел газом вокруг себя, его взгляд уперся во Фримана. Казалось, ничто не могло оживать так быстро, как взгляд этого трехрукого существа. Красный глаз засветился чем-то почти радостным. Вортигонт невольно сделал шаг вперед…

Этого Гордон уже не мог вынести. Он, застонав, кинулся бежать прочь. И тут же налетел на человека с дубинкой, который явно уже шел сюда.

— Эй, ты, с дороги! — прорычал человек и ударил Фримана локтем в бок. Гордон, не видя его, побежал в дверь в заборчике и остановился за углом, переводя дух и беря себя в руки. Перед глазами его плыли то странная эмблема на рукаве человека с надписью "Гражданская Оборона", то взгляд, еще один знакомый взгляд.

"Нет… Успокойся. Это могло просто показаться. Это — плод моего воображения. Это не может быть правдой. Что за чертовщина тут происходит?! Так, спокойно. Надо идти за этим Самуэлем, он все объяснит…"

И с этой немного ободряющей мыслью Фриман медленно пошел вперед, к выходу из коридора. В большом зале ожидание было совсем немного народу. Те же синие одежды, т же обреченно унылые лица. Фриман осторожно вошел в зал с высокими сводами и огляделся в поисках Самуэля. Но того уже, видимо, давно здесь не было. Гордон еще раз поискал глазами среди других своего случайного знакомого и, не найдя, решил подойти к кому-нибудь еще. Гордон заметил на лавочке сидящего мужчину средних лет, который смотрел в стену, и направился к нему. Но не дойдя до него пары шагов, Гордон прислушался — мужчина что-то шептал себе под нос, не глядя ни на кого. Слова слетали с его губ и разбивались о стену. Его никто не слышал, да это и не было нужно. Все они привыкли уже говорить в никуда, не надеясь на ответ.

— Они всегда отправляются, но никогда не приезжают… — услышал Гордон, остановившись, — А те, что приезжают, никогда не отправляются… Не видно, как они едут, и там всегда полно народу… Никто не садится на них, и они всегда отправляются, но никогда не приезжают…

Фриман покачал головой и отошел. С этим, похоже, разговор не принесет пользы. Может, подойти к кому-нибудь еще? Он прошелся вперед, к табло с расписанием поездов. Девушка, стоящая словно в ожидании у стены, заметила, как по ней скользнул взгляд Гордона и тут же направилась к нему, отчего Фриман слегка растерялся. Девушка подошла к нему быстрыми мелкими шажками и, оглянувшись куда-то, сказала Гордону:

— Вы только что приехали? А с вами на поезде никого не было?

— Был, — выдавил Фриман, — Самуэль…

— О, нет… — ответ совершенно смутил Гордона.

Девушка вся поникла и стала еще печальнее, чем была. В глазах мелькнула глухая тоска. Она до белизны сжала губы, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не заплакать. Она подняла взгляд — и все же слеза покатилась по ее щеке.

— Патруль остановил наш поезд где-то в лесу, — сказала она, глядя на Гордона, но словно сквозь него, — Моего мужа вывели куда-то на допрос. Они сказали, что он приедет следующим поездом… Я не помню точно, когда это было. Но это очень мило с их стороны, что… что они разрешили мне подождать его… Простите…

Девушка, опустив голову, отошла в сторону под тихие и слабые утешения Гордона. Фриман проводил взглядом женщину. И понял наконец, что все вокруг ему напоминает. Тюрьму. Лагерь военнопленных. Фриман вздохнул, посмотрев в лицо человека, который изучал табло. Та же тоска, та же обреченность… Словно Гордон смотрел в зеркало. Фриман подошел к нему и мельком взглянул на табло. Ничего не значащие надписи.

— Вы только приехали, так ведь? — вдруг спросил мужчина.

Гордон вяло кивнул.

— Тогда дам вам совет, — и мужчина, наклонившись прямо к уху Гордона, прошептал, — Не пейте воду. Они что-то подсыпают туда… Чтобы заставить нас забыть. Я даже не помню, как попал сюда.

Гордон совершенно потрясенно посмотрел на него и машинально кивнул. Нет, здесь точно не все в порядке… Мужчина отошел в угол. Фриман понял, что расспросы тут не нужны. Все, что люди могли говорить, они сказали. И сказали они абсолютно все… Вдруг, в конце зала мелькнуло знакомое лицо. Самуэль шел к небольшому коридорчику, созданному из решетчатых заграждений. В конце его виднелся небольшой контрольно-пропускной пункт: член "Гражданской Обороны" уже ждал, чтобы пинком подтолкнуть очередного приезжего в дверь. Перед Самуэлем прошел один человек, другой уже ждал своей очереди. Самуэль тоже встал за ним, ожидая своей. Фриман подошел ко входу в коридор из решеток, возле которого стояли еще два новоприбывших. Гордон подошел к ним. Сначала — взгляд, полный опаски и тревоги, но затем — апатия. Это человек.

— Доктор Брин? Опять? — недовольно поинтересовался один у другого, кивнув на висящий на стене экран, — Я думал, что последний раз его увижу в Сити 14.

— Потише ты! — осадил его второй, оглянувшись на Гордона, — Говорят, это его опорная база.

Фриман только хотел обратиться к ним, чтобы те объяснили хоть что-нибудь, но один из них, явно угадав его намерение, недовольно покосившись на Гордона, подтолкнул в бок второго, и они отошли к табло. Гордон вздохнул. Он не знал, куда он попал, и что происходит. Но он уже понял — людей здесь довели до состояния полнейшей вражды ко всему подозрительному. Словно они привыкли, что все новое — опасно.

Гордон прошел по решетчатому коридорчику, надеясь еще догнать Самуэля, но, когда Гордон встал в конец небольшой очереди из двух человек, подошла как раз очередь Самуэля. Он вышел вперед, под пристальные взгляды членов "Гражданской Обороны", которые, даже сквозь зеркальные линзы респиратора, казалось, излучали презрение. Один из них посмотрел на другого — тот неуверенно кивнул. Самуэля подвели к выходу — где на стене висела небольшая черная табличка с надписью "Нова Проспект". Самуэлю преградил путь еще один член "Гражданской Обороны", на этот раз разглядев его более придирчиво. Затем он покачал головой.

— Проходи сюда, — в голосе надзирателя слышались радостно-злобные нотки, словно у маньяка, долго искавшего свою жертву и, наконец, нашедшего ее.

Он толкнул небольшую дверь в стене, рядом с которой висела еще одна табличка, поменьше: «Security». Фриман видел, как Самуэль вздрогнул и весь как-то поник.

— Но подождите… — слабо засопротивлялся он, — Зачем?

— Сказано тебе, иди! Двигай!

— Но… но я ведь ничего не сделал… — Самуэль даже не договорил — сильный пинок втолкнул его в дверь.

Гордон поежился и не заметил, как прошептал:

— Сволочи…

Стоящая перед ним женщина подозрительно взглянула на него. И, прикрывшись ладонью, сказала:

— Потише. Не говорите ничего вслух, вокруг летают сканеры…

— Эй ты там, пошевеливайся! — оборвал ее голос одного из "Гражданской Обороны".

Женщина вздохнула и шагнула вперед, на досмотр. Фриман беспомощно оглянулся — сзади его уже подпирали два человека — уйти назад уже было нельзя. Если бы только этого патруля тут не было… Женщину критично осмотрели, затем последний из надзирателей и, очевидно, старший из них, удовлетворительно кивнул и пропустил женщину вперед. Она, облегченно вздохнув, шагнула в проход с табличкой "Нова Проспект" и скрылась за углом.

— Чего стал? Вперед!

Гордон поморщился от этого рыка, но все же повиновался. Законы здесь были — жестче не бывает, но Фриман был реалистом. Против трех надзирателей у него не было ни шанса. Гордон старался не смотреть в бесстрастные маски респираторов, и уже шагнул было к выходу, как ему преградили путь.

— Так, гражданин! Пойдем со мной!

Фриман вздрогнул от неожиданности. Что же? Похоже, на допрос? Как и Самуэля. "Что ж, — горько усмехнулся про себя Фриман, — Допрашивай. Все равно я ничего не смогу тебе сказать. Даже если бы хотел…". И Гордон прошел в дверь, на ходу увернувшись от тычка в бок. "Гражданская Оборона" что-то злобно пробормотал, но повторять удара не стал. Фриман прошел мимо небольшой двери с окошечком, откуда еще издалека слышался запинающийся голос Самуэля:

— Это, наверное, какая-то ошибка… У меня самый обычный миграционный билет, как и у всех…

Фриман едва успел заглянуть в окошечко двери — Самуэль сидел на небольшом кресле, напоминающем стоматологическое. И подошедший надзиратель захлопнул окно.

— Пошевеливайся, чего застрял? — гаркнули сзади на Гордона, и его толкнули в спину.

Побормотав что-то нелестное, Гордон пошел дальше, пока они наконец не остановились у такой же двери с задраенным окошечком. Член "Гражданской Обороны" толкнул дверь и прорычал:

— Давай, заходи!

Гордон осторожно заглянул в дверь. Если до этого желания идти туда у него не было, то теперь было желание убежать. В небольшой комнатке стояло такое же кресло. Часть его дерматиновой спинки и подлокотники были запачканы чем-то темно-красным. Пол вокруг кресла тоже был в кровяных разводах. Фриман попятился назад. И тут же его буквально силой впихнули в комнату. Послышался удар захлопнувшейся двери. Гордон затравленно огляделся — от большой странного вида панели управления отошел еще один член "Гражданской Обороны" и подошел к ним.

— Помощь нужна? — спросил приведший Гордона.

— Нет, я справлюсь, — тон ответившего не оставлял в этом сомнений.

— Давай! — первый вышел, захлопнув дверь.

Оставшийся член "Гражданской Обороны" презрительно глянул на Гордона и оттолкнул его.

— Назад! Сейчас… поболтаем с тобой наедине.

Он отошел к панели ни нажал несколько кнопок — в углу у потолка отключилась видеокамера. Внутри у Гордона все похолодело. Что же? Сейчас будет допрос? Это кресло красноречиво и в деталях дало Фриману представление о таком «допросе». Но что делать? Нет, он не дастся просто так этому амбалу. "Что же делать? Что? — мозг Гордона сейчас работал с невероятной силой, — Черт, даже оружия никакого нет. Вряд ли отобьюсь врукопашную… Да и этих, таких же, вокруг пруд пруди. Ладно, теперь уже все равно. Умирать тоже надо уметь… Так. Пока он не обернулся, я еще могу успеть…".

Гордон заметил, что его надзиратель, так и не поворачиваясь, взялся за виски. "Что, головушка болит? — злорадно подумал Фриман, — Сейчас заболит еще больше…" — и Гордон бесшумно схватил небольшой металлический табурет и сжал его посильнее. Но, когда он уже был готов нанести удар, "Гражданская Оборона" вдруг резко повернулся и снял респиратор. Гордон едва не уронил табурет. На него смотрело довольное лицо старого друга.

— Эй, как насчет того пива, которое тебе задолжал, а?

Гордон нервно хихикнул и прищурился, всматриваясь в давно знакомое лицо.

— Ты чего, Гордон? Это же я, Барни Калхун, — весело спросил его "надзиратель", — Из "Черной Мессы", помнишь?

Фриман шагнул к другу и пригляделся так пристально, как только мог.

— Барни?

— Ну слава богу, а то я уж думал, ты меня забыл совсем. Гордон, слушай, а ты все тот же. И очки все те же… — сказал Барни с напускной подозрительностью и озорным блеском в глазах.

— Очки?.. — Гордон был все еще в шоке от встречи.

Он только сейчас заметил, что на нем все еще сидят его очки, которые он когда-то в детстве так не любил. Но сейчас это не главное. Калхун… Откуда?

— Барни… — неуверенно проговорил Фриман, опуская, наконец, табуретку на пол, — А ты ведь изменился. Как-то покрепчал, что ли… Вон, виски почти седые…

— А, ну так это… — Калхун погладил волосы, — Нам с тобой обоим пришлось несладко, помнишь? Да, много времени прошло… А у тебя, наверное, тоже не все волосы рыжие. Под всей этой грязью что-то не видать!

— А что ты хочешь? — Гордон уже начал приходить в себя, — Последний раз я голову мыл в реакторе «Лямбда»… Нет, это сон какой-то. Откуда ты здесь?

— Я откуда? Я-то тут работаю. А вот ты как тут?

— Хотел бы я сам знать… — пробормотал Гордон и поднял глаза на друга, — Концлагерь, чтоб вас всех…

— Погоди, Гордон. Все нормально. Черт, знал бы ты только, куда ты чуть не попал, если бы тебя сейчас патруль ГО не остановил. Кстати, извини, что пришлось тебя напугать — камера работала. А я смотрю, ты хватку не потерял, а?

Калхун кивнул на отставленную Фриманом табуретку.

— Представляю, сколько смеху было бы, если бы ты меня все-таки двинул!

— Да, — сдержанно кивнул Гордон, — Только не уверен, что ты бы смеялся. А я смотрю, ты неплохо тут устроился, — Гордон указал на окровавленное кресло, — И какой я у тебя сегодня по счету?

Барни поморщился и отмахнулся.

— Не надо усложнять. Ты что, Гордон? Я же работаю в ГО под прикрытием. Кстати, заболтался я с тобой, надо терминал побыстрее закрыть, а то возникнут подозрения, — Калхун вновь повернулся к массивной панели и пробежался пальцами по клавишам, — Черт возьми, я ведь никогда не выполняю норму по избиениям!..

— Ну, хоть это радует, — мрачно сказал Гордон, — Барни… Ты не хочешь мне ничего объяснить?

— Подожди-подожди, — торопливо пробормотал Калхун, не отрываясь от панели, — Нам надо срочно выйти на связь, а то он потом мне житья не даст…

Экран над панелью вдруг осветился, и из динамиков рядом с ним послышался голос… Старый знакомый голос.

— Да, Барни, в чем дело? У меня же проходит важный тест!

Гордон напрягся. На экране появился тот, кого Фриман уже никогда не думал увидеть. О ком Фриман старался не думать с того самого момента, как… Но это был он. Постаревший немного, но он. Доктор Айзек Кляйнер.

— Извини, док, — развел руками Барни и указал на Гордона, — Но смотри, кто у меня здесь!

Кляйнер на экране близоруко прищурился и поправил очки.

— Боже мой! Гордон Фриман, — произнес он, сияя от удивления и радости, — Вот неожиданно как!

Фриман молча глядел на своего былого наставника и учителя. Перед его глазами вновь и вновь плыли все те же моменты… "У тебя время еще есть, отдай этот отчет Илаю…". С того момента Фриман старался не думать о Кляйнере. Могло случиться все, что угодно. То, что случилось с остальными… Но Айзек стоял сейчас в этом мониторе… Фриман даже не знал, что ему нужно делать. Наверное, все-таки радоваться…

— А для меня как неожиданно! — возбужденно заговорил Барни, — Представляешь, он чуть было не сел на поезд до Нова Проспект!

— Ну и что же ты намерен предпринять? — спросил обеспокоившийся вдруг Кляйнер.

"Боже мой… Постарел… Но голос все тот же… Голос и жизнь в глазах…"

— Я не знаю, — Барни виновато посмотрел на Фримана и почесал затылок, — Я думаю.

— Здесь Аликс где-то… Недалеко, — наморщил лоб Кляйнер, — Она придумает, как ему добраться.

Барни усмехнулся и хитро подмигнул Гордону. Затем снова обратился к экрану:

— Ну, по крайней мере, если он будет держаться подальше от постов, все будет нормально. Слушай, нам пора заканчивать, я и так сильно рискую.

— Э… Ладно. Да, Гордон… — Кляйнер смущенно улыбнулся, — Я рад снова тебя видеть.

— Я тоже, мистер Кляйнер… — тихо сказал Гордон, не в силах отогнать воспоминания.

Экран отключился. Барни потер руки в черных мягких перчатках и сказал, поворачиваясь к другу:

— Ладно, Гордон, тебе придется самому добираться до лаборатории доктора Кляйнера…

Его прервал резкий и настойчивый стук в дверь.

— Черт, этого-то я и боялся! Быстрее, пока ты меня не засветил! — Барни толкнул какую-то дверь в подсобку и подтолкнул туда Фримана, — Давай, быстрее! Через то окно можно уйти. Удачи, приятель, еще увидимся, я уверен!

С этими словами Барни захлопнул дверь, оставив Фримана наедине с ящиками и коробками. Гордон застыл, еще не отойдя от увиденного и услышанного. Слишком много знакомых он встретил в этом месте. Все бы хорошо, если на миг забыть, где он. А ведь он даже не знал, где он именно. Встреча с Барни и Кляйнером казалась бы удачной и радующей, если бы не еще два знакомых. Они как-то отрицательно компенсировали, затмевали его друга и учителя. Вортигонт и Брин. Если бы не они, если бы не этот странный, почти диктаторский режим, царящий вокруг, все должно было быть замечательно. Фриман чуть напрягся, вспомнив вортигонта, подметающего пол — это воспоминание потянуло целую цепь отчетливых и тяжелых воспоминаний. Зеленые молнии, срывающиеся с кистей вортигонта. Засады в полумраке офисного комплекса… "А ведь тот вортигонт здесь тоже вроде как заключенный… «ГО» за ним присматривал…".

Из раздумий Фримана вывели голоса за только что закрывшейся дверью — похоже, Барни снова говорил через модулятор респиратора. Гордон торопливо огляделся — под потолком нашлось небольшое окно, выходящее в миниатюрный дворик. Минута, чтобы сложить два ящика один на другой — и Гордон уже спрыгивает на сухую, безжизненную траву. Это — просто клочок земли между стенами смежных домов. Фриман поморщился — ему показалось, что стены снова начинают сдвигаться, стремясь раздавить его…

"Черт… Нервы надо лечить… "

Гордон подошел к небольшой двери, разгреб от ее порога обломки кирпича и пластика, ссыпавшиеся с изувеченных стен. К счастью, дверь была не заперта, и Фриман вошел в плохо освещенный коридорчик. "Держаться подальше от патрулей… Что ж, попробуем. Но куда идти-то? Вряд ли на стене меня будет ждать табличка "Лаборатория доктора Кляйнера — 500 м", — подумал Гордон и вышел из коридорчика в его расширение. Здесь было светло. Достаточно светло, чтобы разглядеть члена «ГО», поигрывающего дубинкой возле урны. Фриман вздрогнул, но назад идти было поздно, да и некуда. ГО-шник тоже заметил неуверенно идущего гражданина с потрепанной рыжей бородкой. Усмехнулся — но улыбки не было видно из-под респиратора.

— Эй, ты, гражданин!

Гордон сжал кулаки, но тут же взял себя в руки и подошел. «ГО» дубинкой сбросил на пол стоящую на крышке урны пустую жестяную банку. Презрение. Жалкий человечишка. Ходит тут, как на празднике…

— Ты чего мусоришь, а? Ну-ка подними банку и положи в урну!

Фриман стоял, не шевелясь. Он поймал себя на том, что у него появился нервный тик. Как жалко, что сейчас в его руках нет металлической табуретки… титановой монтировки.

— Ну, быстро! — легкий щелчок, и между жестяными стержнями на головке дубинки проскочили синие искры.

Гордон скрипнул зубами, сделал шаг и положил банку в урну. Отступил снова и развел руками — "Что, добился своего?!". ГО-шник снова усмехнулся и направился к выходу, на ходу сообщив в рацию у себя на плече: "Патрульный G1552, сообщаю о привлечении гражданина к добровольной общественной работе". Фриман злобно вздохнул, дождался, пока тот скроется за углом, и направился за ним, в большой полупустой зал. Похоже, это все еще был вокзал…

— Позвольте мне прочитать письмо, которое я получил.

Гордон неприязненно покосился на большой экран на стене, на котором снова красовалось умиротворенное лицо доктора Брина. "Здесь никто не говорит много, но уже и так многое ясно, — презрительно подумал Гордон, — Агитатор хренов…". Фриман вышел на середину зала, наблюдая за спиной удаляющегося в угол ГО-шника.

— "Уважаемый доктор Брин. Скажите, почему Альянс подавляет наш цикл размножения? Искренне ваш, обеспокоенный гражданин".

Гордон вдруг увидел небольшую очередь, которая упиралась в странного вида манипулятор на стене. Фриман подошел к группе людей в синих робах и немного понаблюдал. Когда к манипулятору подошел очередной «гражданин» и что-то сказал ему, тот зашевелился, ушел в стену и через секунду снова появился, сжимая небольшой брикет.

— Спасибо вам за письмо, гражданин. Конечно, ваш вопрос касается основных биологических потребностей, надежд и страхов за будущее вида.

"Черт, что он несет? Альянс подавляет наш цикл размножения?" — Фриман нервно огляделся, но все же подошел в конец очереди, встав за какой-то девушкой. Тронул ее за плечо — но она тут же отстранилась.

— Если хочешь получить паек, стой в очереди, как и все! Не пропущу.

Фриман задумался. Паек. Еда? Только сейчас Гордон ощутил, что он голоден. Очень голоден, словно не ел много лет…

— Но я вижу и несколько невысказанных вопросов. Знают ли наши Покровители, что для нас лучше? Что дает им право принимать такие решения за человечество? Отключат ли они когда-нибудь поле подавления и позволят нам размножаться?

Гордону хотелось заткнуть уши — от этого голоса никуда нельзя было деться. Хуже — только воспоминания. "Бред какой-то. Может, это просто сон? Да, в "Черной Мессе" наступил настоящий конец света. Но в остальном-то мире был порядок? Что же произошло? Брин говорит так, будто…". Гордон вдруг понял, что он начал понимать. Он пока не знал, прав он, или нет, но все же… Время научило его, что даже самое невероятное вероятно. Да, первое впечатление, кажется, оказалось верным. Лагерь военнопленных. Только слишком большой.

— Позвольте мне разрешить сомнения, лежащие в основе вашего беспокойства, чем отвечать на каждый невысказанный вопрос. Сначала давайте рассмотрим факт того, что впервые в истории мы стоим на пороге бессмертия, как биологический вид. Этот факт влечет за собой далеко идущие выводы. Он требует полного пересмотра наших генетических потребностей.

Гордон очнулся от мыслей — впереди его шагнул человек — Гордон вспомнил, что впереди — еда. Фриман приготовился ждать — выстоять очередь из двух человек ради целого пакетика еды — это было в его силах.

— Он требует планирования и обдумывания, что идет вразрез с нашими психологическими установками. В такое время необходимо, может быть, напомнить себе, что наш истинный враг — это инстинкт. Инстинкты воспитывали нас, когда мы только становились, как существа. Инстинкты предупреждали и оберегали нас в те тяжелые годы, когда мы делали первые орудия труда, готовили скудную пищу на костре и вздрагивали от теней, скачущих на стенах пещеры.

Но Фриман вдруг заметил, как очередной подошедший к манипулятору сказал:

— Гражданин Картер Диксон, номер Х672009L.

Гордон снова нахмурился, отходя от очереди. "А у меня какой номер? Я здесь, похоже, тоже вроде гражданина… Нет, без номера нечего и пытаться. Сработает еще какая-нибудь сирена — ведь второй раз в комнату именно к Барни я вряд ли попаду…". Фриман отошел от очереди и направился к массивным дверям. Это мог быть только выход. Может, на улице он сориентируется, куда идти?

— Инстинкт неотделим от своего двойника — суеверия. Инстинкт неразрывно связан с необдуманными импульсами, и теперь мы видим его истинную природу. Но инстинкт знает о своей бесполезности, и, как загнанный в угол зверь, ни за что не сдастся без кровавого боя. Он может нанести человечеству смертельную рану. Инстинкт создает своих тиранов и сам же приказывает нам восстать против них.

Фриман толкнул двери — перед его глазами раскинулась городская площадь, опоясанная домами в европейском стиле. Старомодная мостовая. Редкие лавочки вокруг высокой стелы, окруженной клумбой с чахлыми травинками, и увенчанной большим экраном. Брин.

— Инстинкт говорит нам, что неизвестное — это угроза, а не возможность. Инстинкт хитро и незаметно уводит нас с пути перемен и прогресса. Поэтому инстинкт должен быть подавлен. С ним нужно нещадно бороться, начиная с основной потребности человека — потребности в размножении. Мы должны благодарить наших Покровителей за их помощь в борьбе с этой всепоглощающей силой.

Фриман несмело шагнул на мостовую и еле успел увернуться от идущего куда-то «гражданина» с пустым и безучастным взглядом. Фриману на миг показалось, что этот взгляд затягивает — он как-то подавлял. Хотелось глубоко вздохнуть и сесть. Успокоиться. Перестать сопротивляться боли и страху. Просто забыться. Гордон поморщился — нет, его этим не проймешь… Ему вдруг на миг показалось, что стела на площади раздвоилась, когда он сделал шаг в сторону, но потом он увидел, что из-за нее возвышается исполинский шпиль странной формы, пронзающий серые клубы облаков и уходящий далеко ввысь. Гордон даже не успел приглядеться — со стороны послышалось механическое гудение, щелчок — и снова, второй раз за этот день, Фримана на миг ослепила вспышка белого света. Он недовольно застонал, отмахнувшись руками от чего-то висящего в воздухе рядом с ним, и попал по нему. Сканер отлетел в сторону, тревожно пища. Фриман досадливо сплюнул и вновь глянул на площадь. Пара «граждан» сидела на лавочке и напряженно смотрела в экран на стеле.

— Нажав на выключатель, они изгнали наших «демонов» одним движением. Они дали нам силы, которые мы сами не могли найти, чтобы справиться с этой манией. Они указали нам цель. Они обратили наши взоры к звездам. Я уверяю вас, что подавляющее поле будет снято в тот день, когда мы овладеем собой, когда мы докажем, что более в нем не нуждаемся. И этот день превращения, по сведениям из надежного источника, недалек.

Фриман быстро огляделся — к нему вдруг пришла решительность. Помогли слова Брина. Они помогли понять, хотя бы немного понять, что здесь происходит. Нужно было идти, двигаться, уходить отсюда. Он хотя бы знал пункт назначения. Доктор Кляйнер. Гордон понял, что глухие стены и навсегда закрытые магазины с мертвыми вывесками не выдают ни малейшего признака прохода между домами, или хотя бы двери. Фриман увидел вдруг небольшой переулочек — и быстрым шагом направился туда.

Гордон поймал себя на том, что даже не остановился, когда увидел, что в двери какого-то полуразрушенного магазина двое ГО-шников вводят слабо сопротивляющегося «гражданина». Третий из них встал в дверях и, завидев Гордона, прорычал:

— Не подходи!

Фриман зло усмехнулся и быстрым шагом прошел мимо, оставив за спиной недоумевающего "стража порядка". Тот еще никогда не видел здесь подобного. Все эти мягкотелые овцы, они всегда трясутся при виде дубинки и кулака. Но здесь ГО-шник почувствовал какой-то барьер. Взгляд… Взгляд этого гражданина в очках был словно выставленное вперед копье: "Не встанешь впереди меня — не напорешься!". Этот человечишка, он не задрожал. Это была усмешка, или ГО-шнику только показалось это?..

Переулок был перекрыт. Гордон в смятении остановился — странного вида ребристая металлическая стена пресекала проход на соседнюю улицу. Рядом — патруль. Гордон присмотрелся — в стене был небольшой проход, словно затянутый голубоватой пленкой. Что это, Фриман понял, когда какая-то женщина перед тем как пройти через нее, показала устройству на стене карту допуска. Нет, через силовое поле ему не пройти. Хотя… Может, все-таки стоит попытаться? Гордон уже медленнее пошел к металлической ассиметричной стене, возле которой осел небольшой патруль с машиной, напоминающей БТР времен Второй Мировой. Внезапно что-то начало гулко стучать по мостовой, казалось и без того частично выбитые стекла в домах зазвенели. Гордон на полпути встал, как вкопанный — за стеной, по соседней улице проходило нечто огромное. Удивительно изящное при своих громадных размерах, это напоминало трехногого домового паука на длинных тонких ногах. Вот только «паук» был метров пять в высоту, не меньше… Фриман, подавив знакомый импульс потянуться к оружию, присмотрелся — под брюхом у странного биомеханического существа пошатывалось устройство, в котором угадывалась или мортира, или пушка… Существо уже прошло мимо, а Гордон все стоял, переваривая то, что только что увидел. "Покровители, значит… Альянс?". Ответом был грубый толчок в плечо — проходивший мимо ГО-шник решил расшевелись зазевавшегося «гражданина». Фриман, машинально пробормотав что-то вроде: «Отвяжись», побрел в небольшую подворотню. За той стеной явно происходило что-то любопытное. Может, он сумеет найти обходной путь через дворы? Если они вообще тут есть… Фриман, завернув за угол, уперся в небольшой заборчик. Постоянно оглядываясь, он залез по его решетке наверх и спрыгнул уже на противоположной стороне. Пронесло… Он и не заметил, спеша уйти из подворотни, как в другом ее конце плотным кольцом ГО-шники окружили недвижное окровавленное тело какого-то гражданина, повторяя прохожим: "Назад! Не подходить!"…

Фриман вышел в небольшой дворик. Здесь веяло европейским стилем еще больше — чахлая и желтая, но все же трава, голые и сухие, но все же деревья. В бетонных джунглях американских мегаполисов такие дворики — непозволительная роскошь. Да и кому они там нужны? Фриман подошел к стоящим у дверей дома двум мужчинам, которые наблюдали за группой ГО-шников, вбегающих в подъезд. Двое из них остались на посту у дверей.

— Именно так все начинается. Сначала один дом, а затем — весь квартал, — один из мужчин поежился, словно от холода.

— Но к нам-то у них нет причин нагрянуть? — тихо спросил второй.

— Не волнуйся, причина у них всегда найдется!

Гордон заметил, что его наконец-таки не очень боятся. Он приветственно кивнул обоим и решил как-то начать. Думать пришлось недолго.

— Парни, а что натворили в том доме? — спросил он, кивая на охрану у дверей.

— Да ничего, как всегда, — ответил один, — Кто-то что-то говорил про Консула…

— Я слышал, — шепотом сказал второй, — Что вчера в том доме один гражданин ударил члена ГО…

— Давно пора, — усмехнулся Гордон, отыскивая взглядом выход.

Оба мужчины переглянулись и как-то подобрались. Ну вот, не хватало еще шпиона Альянса на их головы! Недавно в соседнем квартале был один такой — тоже подбивал всех на критику Покровителей, а потом… Оцепление и крики: "Не подходить!".

— Слушайте, парни, — тихо обратился к ним ничего не подозревающий Гордон, — Скажите мне, что здесь происходит?

Долгое молчание.

— Ничего здесь не происходит… — промямлил один, потянув за локоть второго, — У нас все очень хорошо.

— Мы ничего такого не делаем! — осторожным голосом сказал второй, отступая на шаг, — Все в порядке… Простите, нам надо идти…

— Да что же вы? — растерянно воскликнул Фриман, потянувшись к ним, — Я же только спросил… Вы чего?

— Мы ничего! — отчаянно заверил его один, подталкивая второго в двери подъезда и заходя за ним следом, — Всего хорошего! Да процветает Консул вечно!

Двери захлопнулись, оставив растерянного Гордона одного. Фриман вздохнул и пнул какой-то камешек. "Вот ведь… наверное, за шпиона приняли…". Гордон невесело побрел вглубь двора в надежде отыскать хоть какой-то выход — возвращаться ему было уже небезопасно. Когда он прошел мимо поста возле подъезда, вслед донеслось уже привычное "Назад!", но Фриман даже не оглянулся. Выхода из двора не было — лишь какая-то старая дверь с растрескавшейся серой краской. Гордон, еще раз вздохнув, зашел в дом. Сначала было тихо, но затем воздух начал наполняться хоть какой-то жизнью. Начали слышаться звуки телевизоров, разговоры людей, позвякивания посуды, шум воды в трубах… Гордон даже как-то повеселел, но внезапный топот ботинок и короткие кодированные фразы сразу же отбили у него все хорошее настроение. Едва Гордон поднялся по дощатой лестнице на второй этаж, он увидел, что коридор лестничной площадки в самом его конце прегражден еще одним патрулем. Один из ГО-шников, держа дубинку наготове, молотил кулаком в дверь, остальные терпеливо ждали, глядя на дверь так, словно готовы разорвать ее на куски. Гордон медленно начал приближаться, и один из них крикнул: "Не подходи!". Фриман усмехнулся, но рисковать не стал. В ту же секунду старший ГО-шник мощным ударом выбил дверь, и вся группа ввалилась в квартиру

— Проникновение 64РО. Не двигаться!

Фриман, поянв, что и здесь дело серьезно, быстро скользнул в первую попавшуюся квартиру и оказался в обветшалой кухне. Сидящий за столом унылый паренек резко обернулся, неловким движением опрокидывая бутылку.

— Это ты стучал в дверь? — неясны взгляд скользнул по Фриману и уперся в стену, — А я и не знал, что она у нас все еще есть…

— Там, к вашим соседям пришли… — расплывчато пояснил Гордон далеко не трезвому собеседнику.

— А, как всегда… — парень уронил голову на руки и тут же задремал.

Фриман осторожно прошел в другую комнату, из которой слышались скрип полов и бормотание телевизора. Едва он появился в дверях, какой-то темнокожий «гражданин» оглянулся на него, но потом снова уставился в окно, пробормотав:

— А, это ты… Я думал, это копы…

— Успокойся, Сэм, — сказала подошедшая женщина и сочувственно глянула на Фримана, — Он же один из нас…

— Один из вас… — проговорил Гордон задумчиво и тоже посмотрел в окно.

Еще одна группа ГО-шников вбегала в здание.

— Ну вот, они и до нас добрались… — пошептал мужчина, прижимая к себе жену, — Не думал, что это будет сегодня…

— Может, все еще обойдется? — неумело попытался утешить их Гордон, но был награжден лишь снисходительным взглядом.

— Приезжий, наверное…

"Вы даже не представляете, насколько…".

Фриман тихо вышел на лестничную площадку, обойдя патруль через квартиру. По нему скользнули сочувствующие и полные отчаяния глаза — и все вновь потеряли к нему интерес. Они уже давно потеряли интерес ко всему, кроме еды и допросам. К еде — поближе, от допросов — подальше. Это формула жизни «граждан» этого города. Многие еще помнят, какова была жизнь до этого, но и они боятся ее вспоминать. Когда не вспоминаешь, то не так тяжело переносить все это. Можно забыться. Можно уйти в себя, или убежать от реальности, читая какую-нибудь из запрещенных местных книжечек. Но когда начинаешь вспоминать, и без того тусклый мир блекнет вокруг. И уже никуда не убежишь — ведь от себя не убежать. И теперь та мысль, которая поначалу пугала и приводила в отчаяние, как-то утешала. Да, это даже хорошо, что это — последнее поколение людей на Земле…

Гордон осторожно вышел в коридор — ему снова удалось обойти патруль. И, когда он только-только почувствовал удовлетворение, где-то снаружи раскатистыми волнами взвыла сирена. Город сотряс спокойный женский глосс:

— Вниманию жителей: замечено отклонение численности населения. Сотрудничество с отрядом ГО награждается полным пищевым рационом.

Фриман заметался по лестничной клетке, словно лев. Только не это! Пока что он с таким не сталкивался, но уже понял, что пользы такое объявление мало принесет. "Черт! Если эту тревогу бьют обо мне, то… Знают же, гады, чем заставить людей травить своего же…". Фриман вдруг остановился. А что, если это просто нервы? Просто ищут не его, а кого-то еще? Тогда он своей суетой только навлечет подозрения. Гордон, стараясь сохранять спокойствие, поднялся на этаж выше. Надо понаблюдать, а потом действовать. Так правильнее как-то.

Вот только понаблюдать не получилось. Сзади послышался топот ботинок.

— Быстрее, наверх!

Гордон, похолодев, побежала вверх и, выбежав в какой-то коридор, побежал вперед, к спасительной двери. Внезапно чья-то сильная рука остановила его.

— Эй, ты! Быстрее сюда! — Гордон повиновался зову и юркнул в еще одну полуразрушенную квартиру.

Чернокожий мужчина не дал даже оглянуться.

— Быстрее, быстрее! — крикнул он, подталкивая Гордона к двери в глубине комнаты, — По лестнице на крышу!

— Подожди, объясни…

— Да не болтай ты! На крышу, быстро!

Фримана буквально выставили за дверь, которая тут же щелкнула замком. "Ну, спасибо, что ли…" — подумал Гордон и побежал наверх. Чердак был открыть, и Гордон быстро вылез на крышу через небольшое окошечко. Уже протискивая туда вторую ногу, он услышал сзади топот и скрип прогибающихся досок. Гордон, не оглядываясь, побежал. Вслед ему понеслись модулированные выкрики. Пара хлопков — в метре от ног Гордона в черепицу влетели пули. Тело Гордона словно обрело крылья. Он бежал, перемахивая через трубы и уступы, бежал иногда по самому краю, и куски черепицы бесшумно летели вниз, за мостовую. Снизу и с соседних домов слышались перекрикивания ГО-шников, по Фриману снова открыли стрельбу. Над ним, гудя, пролетело нечто огромное с большим винтом в хвосте, снизу подъехал БТР, выпустив шесть ГО-шников. Но он почти ничего этого не слышал — его ум был далеко, а тело словно проснулось. Знакомые ощущения вновь наполнили его, кровь стучала в висках, адреналин гулял по венам, мышцы налились силой. Фриману было легко. Как никогда за все время пребывания здесь. Он словно проснулся от спячки. Он бежал. Вокруг свистели пули, кроша черепицу и расщепляя доски. Но ему было легко. Тело вспомнило недавние рефлексы, вспомнило пьянящее ощущение опасности, ощущение хождения по лезвию бритвы. Гордон азартно усмехнулся, пролезая в какое-то окошко, — нет, он еще жив!..

Только здесь он перевел дух и как-то успокоился. Но медлить было нельзя — и Гордон побежал вниз, надеясь спуститься на улицу, или хотя бы спрятаться в квартирах. Но все планы, по их странному обыкновению разрушились в один миг — как только Фриман выбежал из чердака в небольшую кладовку, дверь ее с грохотом распахнулась. На пороге стоял ГО-шник. Фриман чуть не налетел на него, но все же сумел вовремя среагировать. Тот перехватил дубинку и ринулся за Гордоном, который уже дергал ручку другой двери, на том конце кладовки. Но вдруг ручка сама повернулась, и дверь чуть не прибила Гордона — два ГО-шинка тут же ввалились в комнату. Фриман заметался, подпустил поближе одного из них и нанес удар в живот. ГО-шник, застонав, согнулся, но тут послышался электрический треск, и сзади Фримана что-то так сильно ударило по затылку, отчего сразу потемнело в глазах — ток ударил по глазам и мозгу. Гордон со стоном упал, и на его бока посыпались удары тяжелых сапог. Гордон почти отключился, он слышал лишь удары, видел цветные круги. Была боль… Боль и воспоминания — солдатские ботинки, влетающие в его ребра…

— Эй вы, сюда!

Крик был женский. Удары прекратились, но тут же начались снова, но, к своему немалому удивлению, Гордон не чувствовал их. Наконец он понял — били не его. Грохот через секунд пять стих, Фриман уже пробовал встать. Муть в глазах рассеивалась — в глаза ударил свет лампы. Гордон застонал и прищурился. Но что-то закрыло собой этот свет. Это было лицо молоденькой девушки.

— Хм… — она сначала бегло осмотрела его, затем мягко улыбнулась, — Вы в порядке?

— Да, — эмоционально простонал Гордон и с трудом встал, опираясь на руку девушки.

Только теперь он еще раз взглянул не нее. На вид ей было лет двадцать вряд ли больше. Миловидное, чуть смуглое лицо, собранные волосы, простая, но интересная одежда. Гордон сразу заметил — не синяя роба «гражданина». Нечто сборное. Кожаные перчатки без пальцев, старые джинсы, тонкая потертая куртка (дыра на рукаве была легкомысленно заклеена липкой лентой), под которой виднелся некогда белый жилет, с рисунком… Нет, показалось, наверное. Девушка, заметив взгляд Фримана, тоже оглядела его, но все же больше с беспокойством и заботой, чем с подозрением. Снова улыбнулась.

— Доктор Фриман, надо полагать?

Гордон сначала машинально кивнул, но тут же насторожился. Она знает его? Странно… Девушка заметила его взгляд и сказала:

— Я много слышала о вас, доктор Фриман… А у вас, похоже, неприятности! — она окинула взглядом кладовку.

На полу без сознания лежали три ГО-шника. Гордон посмотрел сначала на них, потом на девушку, и покачал головой, усмехнувшись через силу.

— Пришлось… — виновато сказала она, прислушалась к приближающимся звукам сирены и добавила уже серьезнее, — Нам надо спешить. Альянс, может, и трудно расшевелить, но уж если это сделать, лучше им не попадаться…

Она толкнула дверь и вышла в небольшому лифту. Гордон, потирая ушибленный бок, вышел за ней. Что-то странное было в этой девушке. Может, он ее где-то видел? Нет… Она нажала на кнопку, и двери лифта разъехались в стороны, пропуская их внутрь.

— Доктор Кляйнер говорил, что вы будете идти к нему этой дорогой. Кажется, он забыл, что у вас нет карты, — она снова улыбнулась, но Фриман поморщился.

— Доктор Кляйнер… — сказал он, наконец, — Это он тебя прислал?

— Да, — ответ был в тон, сдержанный.

— А… — Гордон немного растерялся, — А почему не Барни? То есть, мистер Калхун…

— Барни сейчас еще на смене, — легко ответила девушка, проигнорировав "мистера Калхуна", — Все заняты, поэтому пошла я. Вы не довольны, доктор?

— Меня еще никогда не спасала девушка, — иронично усмехнулся Гордон, пока она нажимала кнопки на панели, — Странно как-то.

— А, ну тогда ясно, — весело ответила девушка, снова поворачиваясь к нему, — Извините, если это пошатнуло ваш авторитет. Я никому не скажу.

И она задорно улыбнулась. Фриман хотел улыбнуться в ответ, но как-то не получилось. Его мысли шли куда-то дальше, и девушка, заметив это, поспешила перевести тему.

— Я — Аликс Вэнс, сказала она, снова глядя на Гордона с какой-то заботой и уважением, — Мой отец работал с вами в "Черной Мессе". Хотя, я уверена, что вы меня не помните.

Гордона словно вновь пробило током. Что?! Эта девушка — Аликс Вэнс? Не может быть… Ей ведь всего три года было, когда он… "Черт… Нет, не может быть. Хотя, я сразу заметил что-то в ее лице… Но ведь я же ее на руках держал, маленькую, совсем недавно! Это же было, когда… "Черная Месса"… Это было там. Как же так? Сколько же времени прошло?.. Если сейчас ей двадцать, то…".

Аликс видела, как менялось лицо Гордона, когда он обдумывал то, что она ему только что сказала. И терпеливо ждала.

— Нет… — наконец выдавил Гордон, — Я тебя помню… Аликс.

— Правда? — девушка, казалось, даже обрадовалась.

— Я же тебя еще вот такой на руках держал…

После этой совершенно невероятной фразы повисло молчание. Двери лифта уже открылись, а Гордон все еще стоял, не шевелясь, погрузившись в жестокие воспоминания… Аликс вышла из лифта и подошла к большому плакату на стене. Гордон подошел тоже. Взгляд мельком — то же лицо. Те же глаза, бдительно, но мягко следящие за тобой…

— Помните его по "Черной Мессе"? — вопрос был излишен, но девушка говорила легко и свободно, — Старый Администратор. — она снова виновато усмехнулась, — Лучше не упоминайте о нем при отце…

— Аликс…

Она отвела взгляд от плаката и посмотрела на хмурого Гордона.

— Что, доктор Фриман?

— Скажи, доктор Вэнс… твой отец, он жив? Извини…

— Ничего, вы что! — отмахнулась Аликс, — Он все так же здоров и полон сил! Тогда он смог добраться до меня и мамы, уехать на безопасное расстояние…

"Жив! Доктор Вэнс смог выжить!" — Гордон впервые за все время почувствовал, как у него что-то потеплело в душе. Почти так же, как при встрече с Барни… Аликс надавила на небольшой распределительный щиток возле плаката, и часть стены с ним отъехала в сторону, открывая узкий коридор.

— Сюда, — позвала она и вошла первой, подойдя к еще одной двери, с кодовым замком.

Гордон медленно последовал за ней. Слишком много тяжелых мыслей крутилось в его голове сейчас. Только теперь он понял, что ему не показалось. На жилете Аликс действительно стояла эмблема "Черной Мессы"…

Глава 2

Красный День Календаря

Дверь открылась, пропуская Гордона и Аликс в просторный коридор.

— Забавно, что вы появились именно сегодня, — заметила Аликс, покосившись на задумчивого Фримана.

Тот ничего не ответил. События этого дня почти потопили его под собой. Он ощущал в себе двойственное чувство. С одной стороны, менее суток назад он еще был в зале телепорта «Лямбда»… И вот он уже здесь, и все изменилось. Все изменилось слишком быстро. Его не покидало странное чувство того, что все же после его миссии в Зене прошло время. Время. В мире что-то изменилось. В мире изменилось все. Барни и Кляйнер постарели. Аликс выросла… да еще как выросла!.. Все вокруг чужое. Всего того, что он знал всю жизнь, не осталось. Гордону казалось, что это все — злая шутка Всевышнего. Все переменилось… Все, кроме Гордона. Он остался прежним, для него все было словно вчера. Словно вчера он нашел Гарри мертвым. Словно вчера Гордона сбросили в мусоросборник, словно надоевшую вещь. Словно вчера он, пытаясь лишь выжить, отнял жизнь десятков людей… И пусть они не были Людьми, но их крики, их стоны, их кровь будут преследовать Гордона до конца его дней. Пока он не перейдет черту. Пока он не окажется по ту сторону, там, откуда он последние дни так отчаянно бежал, бежал, не оглядываясь, не думая о прошлом и будущем. Но всегда приходиться остановиться. Остановиться и оглянуться назад. И этот взгляд Назад не принесет ничего, кроме боли и страданий…

Аликс нахмурилась, но не стала трогать его. Она лишь прошла вперед и дождалась, пока молчащий Гордон пойдет за ней, к небольшому автомату с напитками.

— Мы помогали людям сбежать из города пешком, — наконец сказала она, глядя в сторону, — Это опасный путь до лаборатории моего отца, через старые каналы. Кажется, сегодня мы наконец-то нашли лучший путь.

Фриман повел плечами и неопределенно кивнул. Аликс, не показав своей тревоги, улыбнулась и подмигнула ему:

— Ну что, Гордон, — она впервые назвала его по имени, — Купить тебе выпить?

Голубой и потертый автомат «ВОДА» с бесстыжей надписью "Из личных запасов доктора Брина" выглядел забытым и покинутым. Фриман скользнул по нему взглядом. Что ж, если хочет, пусть покупает. Он что, запретит ей? Стоп. Что там за знак на стене?.. Фриман пригляделся и опустил взгляд — на стене оранжевой краской размашисто была выведена заключенная в кольцо греческая буква Лямбда… Аликс нажала пару кнопок на автомате и даже пару раз стукнула по железному боку кулаком. Внутри старого аппарата что-то скрипнуло — Гордон увидел, как его передняя стенка дрогнула. Аликс взялась за нее и неожиданно легко открыла ее, словно дверь. Внутри, вместо ожидаемых механизмов и банок с водой, показалась просторная комната.

— Кстати, рада познакомиться, — смущенно сказала Аликс, и тут же торопливо предложила, — Заходи, Гордон! Доктор Кляйнер ждет.

"Кляйнер… Он там!"

Гордон почувствовал неожиданное волнение — словно он на свадьбу идет, а не в лабораторию своего учителя и наставника. Фриман, повинуясь порыву, быстро шагнул в комнату, сделал два шага. И замер. Кляйнер.

— Ламарр! Черт побери, куда она делась? Выходи оттуда!

Сзади хлопнула железная «дверь» и Аликс вышла из-за спины Гордона, который стоял, стоял и смотрел на старого ученого. Кляйнер стоял спиной к ним, растерянно заглядывая в пустой раскрытый бокс, в каких перевозят домашних животных.

— Э, доктор Кляйнер… — растерянно начала Аликс, подойдя к Кляйнеру, — Все в порядке?

Кляйнер, голова которого почти полностью ушла в бокс, вздрогнул от неожиданности, при этом приложившись затылком о потолок бокса. Но ученый так и не повернулся, лишь махнул назад рукой, продолжая вглядываться в ящики и коробки, которые во множестве стояли за боксом.

— А, привет, Аликс, — голос Кляйнера был звонок и энергичен, — Ну, почти в порядке: Ламарр снова сбежала из клетки. Если бы Барни не был на смене, я бы подумал, что он расставил ловушки и…

Кляйнер, не прекращая говорить, медленно повернулся к собеседнице. И тут де его взгляд скользнул сквозь нее, на того, кто стоял за ее спиной. Аликс, сдержанно улыбнувшись, отступила в сторону. Кляйнер подался вперед, близоруко щурясь и поправляя очки.

— Боже мой! Гордон! Это ведь ты, верно?

Гордон молча смотрел на Кляйнера и поражался тем переменам, что произошли в его наставнике. Бросалось в глаза, что он постарел. Голова, которая раньше была покрыта короткими, но все же волосами, теперь была совершенно лысой, на ней появились старческие пятна. А ведь в "Черной Мессе" Айзек Кляйнер был уже немолодым ученым. Но больше всего Гордона поразил его голос. Все тот же, полный энергии и оптимизма. Словно и не прошло Время, словно они все еще сидят в маленькой столовой, и Кляйнер просит включить микроволновку с его завтраком… Гордон на миг зажмурился, прогоняя подступившие образы. Скорее, даже не образы, — призраки.

— Здравствуйте, доктор Кляйнер, — наконец сказал он.

— Я нашла его в городе, — весело сказала Аликс, желая «пробудить» обоих встретившихся, — Шатался где попало. Вечно с ним одни неприятности, — добавила она, украдкой улыбнувшись Гордону.

Но Фриман пропустил этот жест мимо себя. Он слушал биение своего сердца. Он понимал, что он все делает неправильно. Конечно, нужно смеяться. Нужно радоваться, радостно хлопать друг друга по плечу, сказать что-то вроде "Я так рад, что увидел вас!". Нужно улыбнуться. Но он не мог ничего поделать. Гордон напрягся. "Черт… Не могу. Но так все равно… нельзя. Они все-таки тоже рады мне…". И Гордон улыбнулся. Постарался улыбнуться, и получилось это почти искренне. Он не заметил, как Аликс облегченно вздохнула и снова расслабилась. Все в порядке.

Если бы.

— Какие неприятности, Аликс! — Кляйнер словно ожил, и шутливо строго посмотрел на девушку, — Мы очень обязаны доктору Фриману. Несмотря на порождаемые им неприятности.

Последние слова были произнесены тихо, но все же с тем же озорным блеском в глазах. Гордон усмехнулся.

— Так уж выходит у меня, доктор Кляйнер, — Гордон развел руками.

— Не бери в голову, Гордон, — беспечно махнул рукой Кляйнер и подошел к каким-то компьютерам, — Это все в прошлом. Но сейчас, несмотря ни на что, Гордон, ты как раз вовремя. Алекс как раз установила последнюю часть возрожденного телепорта.

— В этом прорыве нет моей заслуги, док, — сказала Аликс, покосившись на Гордона.

— Нонсенс, — Кляйнер на миг оторвался от мониторов, — Твой талант превосходит твою красоту.

— Да ладно вам, доктор! — Аликс даже покраснела и опять посмотрела на Гордона.

Тот приподнял брови и улыбнулся.

— Давайте посмотрим, как эта штука работает, хорошо?

Аликс торопливо отошла к другому монитору, начав что-то на нем просматривать. Гордон впервые огляделся вокруг, осматривая «владения» своего учителя. А вокруг было на что посмотреть! Прямо за немыслимым нагромождением компьютеров, сканеров, мониторов и счетчиков, за которым стоял Кляйнер, высились две огромные колбы с багряным раствором внутри. В жидкости то и дело побегали пузыри воздуха, колбы были подключены к целому набору проводов, которые шли под потолок и терялись там в трубах. Фриман заметил на одном из компьютеров бумажку с надписью «Месса», и отошел. С другой стороны лаборатории на заставленном беспорядочной аппаратурой столе выделялась странного вида небольшая установка в виде двух круглых платформ, подключенных к блоку проводов, тумблеров и плат. На одной из платформ, над которой куполом смыкались четыре проволочные колонны, стоял маленький горшочек с чахлым кактусом. Гордон подошел и пригляделся — на платформе была небольшая кнопка с надписью «Передача».

— Конечно, Гордон, осматривайся! — окликнул его Кляйнер, — Можешь активировать установку.

Гордон, оглянувшись на Кляйнера, нажал на кнопку. Внезапно от платформы отделилось опоясывающее ее стальное кольцо и завращалось вокруг кактуса. Гордон заметил, как внутри проволочного «купола» и кольца поголубело пространство — вокруг кактуса стремительно концентрировались сине-зеленые молнии. Вспышка, от которой Гордон, повинуясь привычке, чуть не пригнулся, на миг сверкнула — и кактус исчез. Мгновенье, треск — и кактус появился на соседней платформе.

— Это модель телепортера низких частот? — спросил Гордон подошедшего Кляйнера.

— Ну надо же! — Кляйнер улыбнулся, — За столько лет не забыл ничего! У нас ведь над тесткамерой были такие же портационные трубки, помнишь?

— За столько лет… — повторил Фриман и отошел.

Кляйнер покачал головой и тоже отошел к компьютерам. Гордон уже задумчиво разглядывал небольшой стенд на стене. Его взгляд переходил то к большому чертежу чего-то неимоверно сложного, то к небольшой вырезке из газеты, с которой на него смотрели два знакомых лица — чернокожий мужчина и белая женщина. Фриман даже не стал вчитываться в текст под фотографией — лица Илая и Азиан не отпускали взгляд от себя, тянули все глубже, туда, откуда не возвращаются — в такое недавнее и тяжелое прошлое.

— Доктор Кляйнер, — сказал он наконец, — А что будет, если в принимающий порт той вашей модели засунуть руку и нажать на кнопку?

Кляйнер поднял голову и внимательно посмотрел на Гордона, который все разглядывал стенд. Ученый теперь точно понял, что не все так хорошо, как он думал.

— Гордон, скажи лучше сразу, — сказал он, — Что тебя тревожит? Что-то не так?

Аликс, стоящая у мониторов окрестных телекамер, украдкой подняла голову и посмотрела на Гордона. Тот так и не обернулся.

— Нет, все так, — как-то странно сказал Фриман и кивнул на стенд, — Скажите, как вам удалось сохранить ваш журнал?

Кляйнер только мельком глянул на журнал, висящий на стенде. Это был выпуск "Популярной Науки" восемьдесят пятого года, и с обложки глядел еще молодой, с рыжеватыми волосами, Айзек Кляйнер. Этот журнал он когда-то принес в "Черную Мессу" и тоже повесил на стене. И, конечно же, не забыл забрать его с собой, когда…

Кляйнер подошел к Гордону.

— Гордон. Я все понимаю. И я тоже… — голос Кляйнера дрогнул, — Я тоже помню все… Все, что пережил тогда. Но я не хочу жить этим. Жить прошлым нельзя, Гордон. Оно затягивает в себя, и ты просто перестаешь существовать. Я стараюсь не вспоминать обо всем этом, хотя напоминания повсюду. Но надо жить. Надеяться, что все будет хорошо.

Фриман наконец посмотрел на своего наставника. Покачал головой:

— Для меня не все так легко, как для вас, мистер Кляйнер. Все это было словно… словно сегодня. Да, это все ушло. Но остались мы с вами. Остались Илай, Барни, Аликс… Я чувствую, что все еще продолжается. Будто те события снова и снова дают новые всходы.

Кляйнер отвернулся.

— Ты прав, Гордон. Всходы посеянных тогда семян все еще рождаются. Когда… Альянс пришел сюда, к нам, мы уже не ждали худшего. Две силы, две стены зажали нас с обеих сторон — Альянс и Зен. Многие простились с судьбой еще девятнадцать лет назад. Но… еще есть те, у кого осталась надежда. Кто все еще не хочет жить, как пленный, как раб. Мы — Аликс, я, Илай и другие — мы не хотим. На самом деле не хотят все, но не каждый осмеливается желать давно позабытого. Мирного неба. Солнца. Свободы. Я знаю, догадываюсь, что ты еще помнишь все это. И верю, что не сдашься. Те, кто хотят изменить что-то в своей жизни, идут к нам, сюда. Мы ведем их к Илаю, а затем — из города. Может, когда-нибудь у людей хватит дерзости подняться с колен. И я думаю, мы поможем им в этом. Ты поможешь.

Тяжелое молчание надолго повисло в лаборатории. Аликс отвернулась к мониторам, но не смотрела в них. Каждый был сейчас там… В Прежнем Мире.

— Я понимаю, доктор Кляйнер, — тихо сказал Гордон, отходя от стенда и расправляя плечи, — Я с вами.

Внезапный шум заставил всех вздрогнуть. «Дверь» в лабораторию открылась и перед всеми появился запыхавшийся Калхун.

— Он здесь? — спросил Барни с ходу и лишь затем заметил Гордона, — Черт, Гордон, ты разворошил улей! Эти стервятники теперь не скоро успокоятся — надо быть осторожнее.

Барни подошел к мониторам, у которых стояла Аликс, и покрутил ручку переключения каналов.

— Ну слава богу, слежки нет, — с облегчением произнес он, — А то я уже всего могу ожидать. Мы не можем здесь долго оставаться, док. Это ставит под угрозу всю нашу работу.

Кляйнер снова стал энергичен и подвижен.

— Боже, Барни, ты прав! Заговорились мы тут что-то, пора и заканчивать с подготовкой!

— Я еле упросил одного из ГО подменить меня на посту, — пожаловался Барни.

— Не волнуйся, — успокоила его Аликс, — Через минут десять меня тут уже не будет. Гордон пойдет со мной.

Фриман заинтересованно глянул на Аликс, а Барни, перехватив этот взгляд, подошел к нему.

— Ну, если он согласен… Гордон, ты как, в порядке? Слушай… может, это сейчас не к месту, но…

Гордон улыбнулся и похлопал Барни по плечу.

— Ну, говори, Барни! Пиво, наконец, принес?

— Черт тебя дери, — проворчал Калхун, — И когда ты забудешь? Слушай… Я понимаю, если ты здесь, а не в… Аризоне, то ты прошел через очень многое. Но скажи, где ты был все это время? Мы же ничего не слышали о тебе уже много лет. Где ты был?

— Калхун! — укоризненно произнес Кляйнер и покачал головой.

— Эх, Барни, — иронично вздохнул Гордон, — Хотел бы я сам это знать.

Барни как-то странно поглядел на Гордона, но ничего не сказал.

— Ну, хватит его доставать! — весело сказала подошедшая Аликс, — Совсем вы с доктором Кляйнером на него насели!

— Ну ничего себе! — искренне возмутился Барни, — Гордон, ты видишь, до чего ты докатился? Женщина уже тебя защищает!

— Нашел женщину, — нахмурилась Аликс, — Можно подумать, что мне сорок лет!

— Вот и не учи старших! — назидательно сказал Барни, подмигнув Гордону, — С ГО-шником со стажем опасно шутить. А с доктором наук — тем более.

— Все, прекратите ругаться, — окликнул их Кляйнр, снова развивший бурную деятельность, — Сегодня ведь все-таки праздник. Красный день календаря, можно сказать. Торжественно откроем телепорт двойной передачей.

Барни с неподдельным удивлением обернулся к ученому.

— Подожди, ты хочешь сказать, что эта штука работает? На этот раз в самом деле работает? Потому что… мне до сих пор снятся кошмары про ту кошку…

Кляйнер махнул рукой:

— Спокойно, не зачем так волноваться…

— Кошку? — встряла заметно обеспокоившаяся Аликс.

Фриман с любопытством наблюдал на гаммой эмоций на ее лице.

— Мы далеко шагнули с тех пор… — продолжал не заметивший ничего Кляйнер, — Да, далеко…

— Что за кошка? — Аликс даже тронула Барни за плечо.

Калхун мельком глянул на нее и безучастно отвел взгляд в сторону.

— Док, раз уж он пойдет не по улицам, — сказал он, кивая на Гордона, — может мы его переоденем?

— Что? — Кляйнер оторвался от монитора и рассеянно посмотрел на Барни, — Боже, а ведь ты прав! Барни, предоставляю это тебе.

Аликс уже снова стояла возле мониторов, недовольно поглядывая на остальных. Он не была вправе здесь чего-то требовать… Но элементарно можно оказывать хоть немного внимания?

Барни уже подозвал Гордона к массивной двери в стене и набрал код доступа. Фриман следил за медленно отъезжающей вверх дверью, которая открывала… Гордон не мог в это поверить! Прямо перед ним, в застекленном контейнере, стоял его старый костюм. Оранжевые пластины знакомо поблескивали в полумраке, с нагрудного щитка на Гордона смотрела заново выкрашенная эмблема комплекса «Лямбда». Гордону стало как-то не по себе. Он чувствовал это старое знакомое чувство, когда этот скафандр был частью его тела, его второй кожей, спасающей даже в самых невероятных местах. Это было именно то, что давало ощущение превосходства, силы. И в то же время, Гордон ведь только что слушал, что ему говорил Кляйнер. И вот теперь снова. Снова надо уйти в эту бесконечную бездну, в то, что уже случилось, и чего уже никогда не исправить. Гордон стоял и смотрел на то, что стало его судьбой, его спасением и приговором. Нет, что бы они все ни говорили — бежать бессмысленно. От себя не убежишь. От судьбы — тем более. Когда-то, может, десятки лет назад, он искренне думал, что изменит все вопреки судьбе, что поплывет против течения. То, что ощутил Гордон, увидев скафандр, нельзя назвать радостью. Скорее — еще один камешек в чашу весов его злой судьбы. Ты можешь пытаться плыть против течения. Вот только вряд ли при этом сдвинешься с места. И, когда последние тщетные силы закончатся, течение понесет его о своей, высшей воле…

Барни, не заметив замешательства Фримана, уже подошел к контейнеру и потянулся к панели открытия шлюза.

— Так-так! — нетерпеливо проговорил он.

И вдруг что-то свалилось на него сверху. Барни со сдавленным стоном извернулся, стараясь скинуть с себя… Нет, это не видение… Скорее, еще один призрак той темной бездны, вернувшийся из нее вместе со скафандром…. Гордон, увидев это, вздрогнул, крупные капли холодного пота выступили у него на лбу. Он напрягся и, не видя ничего вокруг себя, схватил со стола какой-то разводной ключ, приготовившись нанести удар по напавшему хедкрабу…

— Ламарр! — вдруг радостно воскликнул подбежавший Кляйнер.

Его рука отстранила руку Гордона с «оружием» в ней, легко и спокойно, и Гордон покорно опустил руку. Барни, похоже, с огромным трудом отодрав хедкраба с волос, с силой бросил его о пол, в метре от Гордона. Тот внешне был спокоен, и только глаза его неотрывно следили за шипящим существом, которые виделись ему не так давно в каждом темном углу. Удар о пол не принес хедкрабу никакого вреда — он ловко приземлился на ноги и тут же запрыгнул на небольшой шкафчик.

— Я думал, ты избавился от нее! — Барни казался возмущенным и даже испуганным.

Хедкраб злобно зашипел на Барни и провокационно дернулся в его сторону, словно дразня. Гордон, заметив, что Аликс наблюдает за сценой со стороны с легкой улыбкой, осторожно подошел к остальным.

— Конечно, нет! — не менее возмущенно ответил Кляйнер, — Не бойся, Гордон — ей удалили жало, и теперь она не опасна.

Гордон с нескрываемой ненавистью посмотрел на хедкраба, который почему-то не нападал. Но ведь должен напасть. Они всегда нападали. Ну же, напади. Напади. Дай повод размазать тебя по полу… За все — за все, что случилось и еще случится.

— Убери от меня эту дрянь! — зло крикнул Барни, когда тварь снова метнулась в его сторону.

— Доктор Кляйнер, — проговорил Фриман, — Вы что, держите хедкраба? Где вы его взяли?!

— Поймал в канализации, — сообщил Кляйнер, — Не бойся, Ламарр не опаснее собаки. Она может только попробовать присосаться к твоей голове. Тщетно, конечно же. Смотри!

Кляйнер наклонил блеснувшую лысиной голову, подставляя ее хедкрабу.

— Давай, малышка, прыгай!

— Мистер Кляйнер, не надо! — предостерегающе и одновременно беспомощно сказал Гордон.

Он чувствовал, что это неправильно. Этих тварей надо убивать. Забивать ногами. Но никак не держать дома, как домашнюю зверюшку. Недавнее чувство, что мир сошел с ума, снова дало о себе знать… Ламарр послушно повернулась, словно целясь на прыжок. И она прыгнула.

— Нет, не туда! — отчаянно крикнул Кляйнер, глядя, как хедкраб прыгнул на какие-то ящики, опрокидывая стоящие там мониторы и системные блоки, — Нет, осторожно, они очень хрупкие!

Барни с приятной улыбкой следил, как по ящикам Ламарр быстро достигла вентиляционной трубы, в которой и исчезла.

— Отлично! Теперь уйдет целая неделя, чтобы достать ее оттуда! — Кляйнер досадливо плюнул и отошел.

— Да, если повезет, то и дольше, — пробормотал Барни, подмигивая Фриману.

— Барни, а ты, по-моему, не любишь животных! — весело заметила подошедшая Аликс.

Барни лишь скривился и снова зашел в подсобку со скафандром. Гордон, растерянно улыбнувшись в ответ на взгляд Аликс, пошел за ним. Он осторожно взял свой костюм за рукав. Черт, все тот же…

— Ну, Гордон, давай, надень свой костюм, — подбодрил его Барни и вышел к мониторам камер.

Гордон, не став снимать грубую робу, привычно и легко влез в скафандр, отгоняя подступающие, совсем не веселые мысли… "Черт, прямо как тогда! — невольно поразился Фриман, — Обновили его, конечно, изрядно… Но все равно, как-то спокойнее с ним. Этот друг меня никогда не предавал…". Отогнав совсем уже мрачные мысли о человеке по имени Джон, Фриман, поводя руками, вышел к остальным. Он чувствовал себя снова собой. Прежним, наивным молодым ученым-физиком, которому казалось, что вот-вот он выберется на поверхность за помощью, и все будет хорошо. Как же!

"С ним можно и в ад… К тем, которые уже не со мной…"

Гордон подошел к Барни, просматривающему мониторы. Калхун, мельком оглядев Фримана, успокаивающе кивнул ему и отошел. Гордон окинул взглядом мониторы. Покрутил ручку переключения каналов камер. Вот «вход» в их лабораторию. Вот — небольшой квартальчик с прогуливающимися ГО-шниками. Вот какой-то пост охраны. Стоп! Гордон в смятении даже снял очки и пригляделся, наклонившись к экрану вплотную. Ему показалось? Нет, точно. Только что возле КПП на мониторе появился человек в синем костюме. Все то же властное снисходительно-насмешливое лицо. Строгий имидж. Кейс в правой руке. Гордон смотрел на него, и перед ним плыли смутные образы разрушенных городов, высохший ручей… G-man, поправив галстук, отошел, скрывшись из поля зрения объектива камеры. Но Гордон все еще стоял, смотря в пустоту. Он ничего не понимал, ничего не знал наверняка. Но одно он уже понял, за те последние дни его прежней жизни, он понял, что этот человек никогда не появляется случайно. Что-то готовится. Что-то будет, и очень серьезное…

"А, идите вы все"! — в сердцах крикнул про себя неизвестно кому Фриман и отошел.

— Гордон, костюм по-прежнему сидит на тебе, как перчатка, — поправил очки Кляйнер, смущенно добавив, — Ну… по крайней мере, перчатки костюма — точно. Я кое-что в нем изменил, пока сообщу тебе самое главное.

Кляйнер, под ироничным взглядом Барни, полез куда-то вниз, к стопкам бумаг на полу, и выудил оттуда небольшой ламинированный лист бумаги.

— Итак, приступим. Кхм… — Кляйнер близоруко уставился в лист, — Конструкция костюма H.E.V. модели Марк 5 изменена для повышения функциональности и комфортности… О, боже…

Стены вдруг едва ощутимо сотрясло, и тихий гул машин лаборатории прорезал протяжный гул далекой сирены.

— Док, у нас нет на это времени! — раздраженно воскликнул начавший нервно оглядываться Барни, — Давайте действовать. Кстати, Гордон, костюм будет немного отличаться от обычного пальто, если его подзарядить.

— Да, хорошая мысль, — одобрил Кляйнер, — Гордон, на стене есть зарядник. Теперь костюм можно заряжать от различных источников Альянса, которых полно в местах патрулирования.

Фриман кивнул и быстро направился с необычного вида щитку на стене. Разъем нашелся с трудом, зато процесс подзарядки прошел очень быстро.

— А пока, приступим к работе, — сказала Аликс, подходя к Фриману, — Ну, заходи, Гордон. Доктор Кляйнер ждет.

Прежде чем Гордон успел спросить, Аликс потянулась к висевшей рядом с зарядником фотографии в рамке. Фото покосилось, и рука Аликс поправила его. Но рамка встала на место с глухим щелчком — и тут же честь стены со стендом отъехала в сторону, обнаруживая еще одну комнатку. Аликс первой зашла, но Фриман задержался возле фотографии. Гордон скрипнул зубами — на него смотрели все те же лица. Старые друзья и коллеги, исчезнувшие в бездне времени и злого рока… Гордон узнал это фото. Эту групповую фотографию они сделали за неделю до самого главного в жизни Гордона эксперимента. Когда Фримана избрали Работником Месяца, приходил корреспондент из "Mesa Times", хотел написать немного об отделе Аномальных Материалов, где работал новый эталон труда. Для общего фото в номер собрали только старших научных сотрудников. Гордон почувствовал предательскую рябь в глазах. Вот — Гарри Робинс. А вот — Уолтер. Лучезарно улыбающийся Илай, рядом — Кляйнер, Стелли, сам Гордон. Келлер тогда фотографироваться отказался — не хотел быть на снимке в инвалидном кресле… А еще был один, который как раз даже специально приехал тогда в сектор С — как же без него — и сниматься для "Mesa Times"? Вот только Брин стоял тогда вроде бы слева от Илая… Гордон так и не увидел лица бывшего Администратора. На месте головы Брина были лишь грубые и даже яростные штрихи белого карандаша-корректора…

Фриман вздохнул и вошел вслед за Аликс. Барни и Кляйнер уже были там. Первым, что бросилось в глаза — это было странного вида громоздкое устройство, висящее под потолком, и рядом с ним — большая и замысловатая клетка, вся начиненная сложной аппаратурой. Гордон заметил, что у махины под потолком был большой окуляр, вроде объектива, направленный на клетку. Было даже удивительно, как столь громоздкая машина помещалась с такой маленькой комнатке.

Кляйнер уже забрался на небольшую платформу на уровне головы Гордона и возился с панелью управления и монитором. Барни помогал Аликс открыть клетку.

Фриман почувствовал себя лишним.

— Гордон, встань рядом с той панелью и жди моей команды, — крикнул ему с платформы Кляйнер, и Гордон был ему благодарен.

Внезапно небольшой монитор на стене осветился, и на нем появился… Гордон даже отошел от панели, чтобы лучше приглядеться. Илай Вэнс.

— Айзек, ты там? — спросило морщинистое, добродушное чернокожее лицо.

— Да, да, Илай, тут небольшая задержка, — сказал Кляйнер в свой монитор, в котором, похоже, были и камера, и микрофон, — Никогда не угадаешь, кто сегодня забрел в нашу лабораторию!

Илай широко улыбнулся.

— Ну, это же не тот, о ком я думаю?

— Он самый. И мы отправим его сейчас в компании твоей очаровательной дочери.

— Ты готов принять нас, папа? — громко спросила Аликс, чтобы ее голос достиг микрофона Кляйнера.

— У нас все готово, — Илай, казалось, говорил уже торопливее.

— Итак, вперед! — воскликнул Кляйнер и набрал что-то на своей панели, — Поток массового поля самоограничивается… Я установил ИЦ и базу на ЛГ сферочисленную, и… функцию Гильберта… Условия просто не могли быть лучше!

— Ты это говорил и в прошлый раз, — проворчал Барни, глядя, как клетка с вошедшей в нее Аликс чуть приподнимается над полом, а ее горизонтальные прутья начинают раскручиваться вокруг каркаса.

— Да, кстати, насчет той кошки, — торопливо спросила Аликс, спохватившись.

Но никто не ответил ей. Напряжение нервов всей компании чувствовалось буквально всей кожей. Кляйнер сосредоточенно барабанил по клавишам, и аппарат под потолком, слегка опустившись, осветился светом множества диодов и ламп.

— Пуск: три… два… один… — внезапно прямо за спиной у Гордона раздался треск, от которого тот отскочил от панели, как ошпаренный.

— Вот черт! — Кляйнер, наконец, оторвался от клавиатуры, — Ну что опять…

— Э, доктор, штепсель… — пояснила Аликс.

Гордон глянул на панель — рядом с ней валялся шнур, видимо, выпавший из разъема.

— Господи, ты права, успокаиваясь, сказал ученый, — Гордон, ты не включишь нас?

Фриман пожал плечами и вставил выпавший провод в разъем. Лаборатория снова наполнилась гулом механизмов.

— Отлично. Продолжай, Гордон. Поверни выключатель напряжения портполя. Финальная стадия. Инициируем… сейчас!

— Нет, я не могу смотреть… — Барни прикрыл лицо рукой.

Фриман так и не понял, шутил ли Калхун, или вправду тот кот так сильно пострадал в прошлый раз… Аликс, похоже, едва держалась. Она растерянно и нервно засмеялась, когда ее осветил луч, вырвавшийся из окуляра аппарата. Вращающиеся прутья клетки охватило бирюзовое сияние, по телу девушки бегали зеленые молнии. Смех Аликс вдруг перешел в стон, не то тревоги, не то боли… Гордону показалось, что пространство в клетке исказилось, на миг причудливо извернув фигуру девушки в лучах молний. Последовал громкий хлопок, вспышка — и пустая клетка опустилась на пол. Прибор под потолком потух.

— Ну, как… — спросил Кляйнер в экран, — Получилось?

— Посмотри сам! — и рядом с лицом Илая возникло лицо его дочери.

— Эй, док! — она весело подмигнула и отошла от экрана.

— Фу, слава богу! Как гора с плеч, — Кляйнер вытер с лысины пот.

— Отличная работа, Иззи, — Илай, похоже, тоже что-то набирал на клавиатуре — его лицо почти не смотрело в экран.

— Ну, это не только моя заслуга, — Кляйнер благодарно оглянулся на Гордона, — Доктор Фриман — очень способный ассистент.

— Ну, давайте тогда переправим и Гордона, — Илай куда-то оглянулся, — Нам надо поторапливаться — Альянс может засечь резкие перепады электроэнергии.

— Ты прав, Кляйнер снова уткнулся в клавиатуру, — Поговорим через секунду.

Заметив, что Гордон стоит, задумчиво глядя в стенку, Барни ободряюще кивнул ему.

— Хорошая работа, Гордон, — Калхун похлопал друга по плечу, — Ну, там — провода, кнопки и все такое. Я смотрю, ты не зря МИТ закончил.

Фриман иронично посмотрел на него.

— А я смотрю, кому-то надо напомнить, как он бросил колледж Мартинсон. И все последние пять лет — на должности обычного охранника.

— Да куда там, пять лет! — Барни не обиделся, — Хорошо, если не десять. А насчет обычного охранника — это ты погорячился. Сам посуди, я же среди ГО единственный, кто работает по профессии. И не только.

— Ну, ладно, Барни, у нас мало времени, — послышался торопливый голос Кляйнера, — Твой черед помогать мне.

— Ну спасибо! — недовольно произнес Калхун, который уже было надеялся разговорить друга, но спорить с Кляйнером не стал.

Барни открыл клетку, и Фриман вошел туда. Прутья тот час же сдвинулись, и клетка приподнялась над полом, начиная раскручивать роторы.

— Гордон, ты готов?

— Да, доктор Кляйнер.

Гордон вздохнул. Телепортация? В последний раз это привело его к долгому забвению… Из одного поезда — в другой, только путь занял несколько лет. А что будет сейчас? Гордон укоризненно покачал головой и заставил себя прогнать эти мысли. Что это он в самом деле? Он же видел, как только что переправилась Аликс.

— Прекрасно, — пробормотал Кляйнер, — Инициация через три… два… один… Барни, будь так добр…

— Удачи тебе, Гордон, — и Калхун повернул рычаг активации портполя.

Аппарат под потолком начал наливаться светом, исходившим откуда-то изнутри его. Гордон почувствовал себя неуютно, стоя перед этим окуляром, словно под стволом автомата.

— В самом деле, удачи, — махнул ему Клйнер, — Мы готовы передать тебя, Гордон. Счастливого пути, и успехов в твоих начинаниях… Финальная стадия.

Окуляр начал светиться. Гордон напрягся, ожидая, как его сейчас пронзит бирюзовый поток плазмы. И вдруг — ничего не произошло. Гордон услышал лишь громкий треск и сноп искр, выбитый из оборванных проводов — на толстые кабели откуда-то из вентиляции свалился и повис на них хедкраб.

Вот тогда Фриман действительно испугался.

— Что за черт?! — крикнул Барни, пытаясь рассмотреть того, кто висел на проводах.

Аппарат под потолком светился все больше — казалось, что-то сейчас оборвется — и луч вылетит из него, не контролируемый ничем. Гордон сжался и заметался внутри клетки.

— Что это? — Кляйнер в панике смотрел то на аппарат, то на хедкраба.

— Это твой хренов питомец! — злобно крикнул Барни, и постарался подпрыгнуть и схватить хедкраба, но не смог достать, — Выключай! Выключай немедленно!

— Я не могу, процесс уже необратим! — Кляйнер в отчаянии бил по клавишам, но телепортер гудел все сильнее.

— Да остановите же вы этот чертов аппарат! — крикнул Гордон, не зная, куда деваться из-под прицела окуляра.

— Я не могу… — простонал Кляйнер.

Хедкраб на проводах вдруг извернулся и прыгнул.

— Ламарр, Хеди… Нет!!!

— Берегись!

Крик Барни был последним, что Гордон услышал, прежде чем в него ударил луч. Гордон лишь успел заметить, как в охватившее его сияние влетел хедкраб…

…От оглушительного хлопка заложило уши. Гордон ничего не видел — весь мир померк. Знакомое ощущение, вот только вряд ли приятное… Вдруг — новая вспышка — Фриман упал на песок. Он не мог пошевелиться — лишь успел заметить, как по грязному пляжу, прямо к морю ползет, удаляясь от Гордона, хедкраб…

Новая вспышка накрыла его — треск в ушах и молнии перед глазами. Фриман даже ничего не успел подумать — его выбросило прямо в воду. Он попытался двинуться, но не мог. Зеленое пульсирующее сияние охватило его, и словно это оно сковало его. Гордон тонул — скафандр тянул вниз. Фриман раскрыл глаза — по ним резанула мутноватая вода. А ведь он даже не набрал воздуха… Уже задыхаясь, он увидел в толще воды какую-то приближающуюся тень. Фриман содрогнулся, но уже не от удушья — огромная акулообразная амфибия стремительно плыла к нему. Он уже видел это… Фриман помнил это очень хорошо… Вот только теперь арбалета с ядом при мен не было… Перед глазами поплыли круги — кислород в организме закончился. Гордон тонул — вода все сильнее давила на уши. Омерзительная тварь стремительно неслась к нему, уже обнажив ряды острых кривых клыков…

…Неожиданная вспышка заставила Гордона вздрогнуть. Первое, что он понял — воздух снова был. Он шумно глотнул побольше воздуха, и лишь затем заметил, что зеленая пульсация не прекратилась — он снова был в лаборатории Кляйнера!

— Ламарр…

— Да забудь ты о ней! Гордон!

Сквозь зеленое сияние и прутья клетки Фриман увидел Барни. И тут же его снова кинуло куда-то. Перед Фриманом возникли… Он даже не сазу узнал Илая. Подбежала Аликс.

— Он исчезает! — крикнула она куда-то в сторону.

— Что происходит, Джудит? — крикнул Илай, подзывая какую-то женщину.

— Не знаю… — пробормотала она, глядя на парализованного Фримана, который уже был на грани нервного шока, — Похоже на какие-то помехи…

— Гордон, не двигайся, — крикнул ему Илай, — Мы тебя вытащим… Аликс! Быстрее!

— Его что-то вытягивает…

Снова вспышка — Фриман оказался совсем в другом месте. Но единственное, что он успел заметить — это массивный дубовый стол, ковры. И Уоллеса Брина, стоящего спиной к нему, и глядящего в монитор на стене.

— Что? — Брин рассеянно повернулся и пораженно уставился на Гордона, — Что это все значит?! Кто вы? Как вы тут оказались?

Фриман хотел закричать, но не мог. Ему было страшно. Не оттого, что его кидало в пространстве и времени. А оттого, что он ничего не мог сделать… Даже пошевелиться… И снова вспышка — и снова знакомы голос.

— Эй, он вернулся! — крикнул Барни, — Гордон! Я тебя вытаскиваю!

Фриман увидел, как тот кинулся к клетке.

— Не смей приближаться к полю! — отчаянно крикнул Кляйнер, — Тебя разорвет на части!

Вспышка и треск. Аликс.

— Мы потеряли Гордона. Что происходит?

Вспышка!

— Если бы я только знал о возможных помехах… — стонал Кляйнер.

— Не волнуйся, — крикнул Фриману Барни, — Гордон, мы…

Вспышка!

— Вот он! — Илай испуганно отскочил от возникшего рядом с ним Гордона.

— Мы опять его упускаем… — женщина рядом с ним пыталась что-то сделать с панелью управления…

Вспышка!

— Человек, которого я видел, это был… — Барни говорил тихо и взволнованно в монитор, — Гордон Фриман….

Вспышка! Фриман стоял на улице, прямо перед окном, в котором виднелся Кляйнер и глядящий на него с монитора Илай.

— Если его у вас нет, то где же он тогда?! — беспомощно спросил Кляйнер.

— Сзади тебя! — Илай смотрел на Фримана.

Кляйнер оглянулся и вскрикнул, заметив Гордона за окном. Фриман вдруг заметил, что зеленое охватившее его облако начинало угасать. Он уже мог немного пошевелить руками…

— Выкючай, выключай! — крикнул Илай, но было уже все равно.

Зеленая пульсация прекратилась.

— Гордон, ты должен немедленно уходить оттуда! Беги! Беги!

В окне показался Калхун.

— Быстрее, Гордон, я догоню тебя!

Фриман, громко застонав от злобы и беспомощности, кинулся бежать в первый попавшийся проход. Он пробежал между опасно гудящими трансформаторами, миновал какую-то подсобку, какой-то дворик, затем снова какой-то коридор… Только здесь Гордон остановился и попытался взять себя в руки.

"Спокойно! Ничего, такое бывает при телепортации — тебе ли не знать… Ничего плохого не случилось — ведь я совсем рядом с лабораторией доктора Кляйнера… Вот только теперь куда бежать? Альянс, похоже, уже меня ищет. Я был в резиденции Брина. Он заметил меня… Даже доложил кому-то. Своим этим несчастным Покровителям! Ну, теперь точно конец… Ладно, спокойно! На мне теперь мой старый бронекостюм, заряженный по отказа. И не из таких передряг вылезал" — Гордон горько усмехнулся. Конечно, и не из таких. Тогда было гораздо хуже. Он был один. Абсолютно один.

Фриман медленно побрел по коридору и снова вышел под открытое небо, к новым трансформаторам.

— Эй, Гордон!

Фриман резко обернулся — на балкончике над ним стоял Барни.

— В Цитадели полная боевая готовность — никогда такого не видел! — Калхун бросил взгляд туда, где над городом возвышался, уходя в серое небо, массивный шпиль, — Убирайся из Сити 17 как можно скорее! Иди по каналам, они ведут в лабораторию Илая. Это опасный путь, но там много беженцев, они помогут тебе, чем смогут.

— Барни, подожди! Что ты мелешь?! Как я дойду туда? Может, мне еще на улицы выйти?

— Сможешь, и не такое мог! Давай, выбора-то у нас все равно нет. Я бы пошел с тобой, но мне надо присмотреть за доктором Кляйнером. О, пока не забыл! — Барни потянулся куда-то вниз, — Кажется, ты потерял это в "Черной Мессе"! Держи.

У ног Гордона о бетон тяжело звякнула брошенная другом монтировка. Фриман усмехнулся и поднял ее, такую знакомую, тяжелую, удобную, и, конечно же, опасную.

— Удачи тебе там, друг. Она тебе понадобится.

Барни скрылся в здании. Фриман вздохнул и взвесил монтировку в руке. Нет, конечно, это не была та самая, но на вид и не отличишь… Странно. Откуда Барни узнал, что такая была Гордону надежным оружием тогда? Удивляться теперь не в моде. Фриман поудобнее перехватил монтировку и, обойдя трансформаторы, вышел на свободную площадку, поросшую травой. Фриман огляделся. Он узнал это место — он проезжал его на поезде, перед самым прибытием. Вот только тогда все казалось проще — туннели да вагоны. Теперь — надо было решать, куда идти. Фриман решил спуститься вниз по небольшой лестнице, к поездам. Спуск не занял много времени. Но уже на ступеньках Фриман услышал будто приглушенные голоса. Не придав поначалу этому значения, он вышел на рельсы.

— Тревога! Ситуация GT2677!

Гордон судорожно обернулся — на крыше одноэтажного здания возле рядов рельс и вагонов стоял ГО-шник. Фриман успел заметить, как он выстрелил из сигнального пистолета красной ракетой.

"Ну все… началось".

Когда ГО-шник выхватил боевой пистолет, Фриман уже бежал. Гордон бежал к ближайшему стыку вагонов — удастся попасть за поезд, и его не будет видно. Вслед ему хлопали выстрелы, но Гордон не обращал на них внимания. Он лишь бежал, считая миллиметры до вагона. Судя по звуку, к стрелку присоединились еще один. Секунда — и Фриман протиснулся между вагонами. И едва не попал под уже подъезжающий поезд. Затравленно кинувшись в сторону, Фриман понял свою ошибку. Здесь он был вообще как на ладони, удобная и отличная мишень. Мельком он заметить на крышах окружающих подсобных зданий еще несколько ГО-шников, которые уже стреляли. Фриман рванулся к очередным вагонам, надеясь, что на той стороне путей будет хоть какой-то вход в служебные помещения. Вслед ему неслись крики и выстрелы. На бегу Фриман почувствовал три сильных толчка в спину — три пули ударились о бронеспинку костюма. Но скафандр и впрямь был отремонтирован на славу — пули не то что не пробили, даже не погнули прочный и легкий металл. Еще одна пуля отскочила от щиколотки Фримана. Он на бегу усмехнулся — с таким костюмом он был практически неуязвим… До тех пор, пока одна из пуль не влетит в его голову… Фриман протиснулся между вагонами. На этот раз ошибки е было — в стене виднелась заколоченная дверь. Быстро оглядевшись, Фриман удостоверился, что вокруг нет Гражданской Обороны, и быстрыми и точными движениями оторвал от двери старые доски. Толкнув дверь, он быстро вбежал в какой-то темный коридорчик, оставляя за спиной полные досады и злобы крики…

Глава 3

Через Каналы

…Самуэль осторожно вышел из вагона, прижимая к телу забинтованную руку. От недавнего допроса раскалывалась голова и ныло тело. Электроды подключали к руке, поэтому теперь на ней не было живого места. Сквозь грязные бинты местами проступила кровь. Было очень больно, до сих пор. Перед глазами до сих пор стояла бесчувственная маска респиратора ГО-шника…

Но потом его все же пустили в ту дверь, куда он отправлялся сперва. В Нова Проспект. Поездка заняла полчаса. Самуэлю не дали даже опомниться — к нему тут же подступил ГО-шник со включенной дубинкой и подтолкнул его вперед, по служебным коридорам с шахматной плиткой на полу и специальными лампами холодного света. Самуэль не сопротивлялся. После недавнего происшествия к этому совершенно отпала охота. Он знал, что ему надо получить жилье. Обычная процедура.

— Пышное название у этого места… — неуверенно попытался заговорить Самуэль, — Это что, центр города?

ГО-шник усмехнулся.

— Самый центр, не волнуйся.

Они вышли к длинному широкому коридору с рядами комнатушек, скрывающихся за толстенными прутьями решеток. ГО-шник подвел Самуэля к одной из камер и начал отпирать замок.

— Что… что это такое? — Самуэлем быстро овладел страх, — За что? Вы… вы не можете этого сделать! У меня с документами все в порядке!

— Кто бы спорил, — снова усмехнулся ГО-шник и открыл решетку, — Давай, заходи!

— Но… — Самуэль сделал шаг назад, — Я не могу здесь… У меня астма, мне нужно регулярно принимать лекарство, а иначе…

— Не беспокойся! Через день-два за тобой прибудет капсула, и ты переедешь отсюда. Быстро зашел!

Самуэль попятился назад. Но что-то вдруг ощутимо толкнуло его в спину. Сзади стоял еще один ГО-шник.

— Что у вас тут происходит? Офицер, отвечайте!

— Да вот, — злобно сказал первый ГО-шник, — Залезать сам не хочет. Помочь придется.

— Не придется. Я забираю его. Приказ номер 083ХН, — и он уже жестче добавил, — Свободен.

Го-шник быстрым шагом отошел, в недоумении оглядываясь на оставленного им гражданина. "Ничего себе — хлюпик! — подумал он, — Зачем же он им понадобился?.."

Оставшийся ГО-шник молча указал на выход и уже совершенно напуганный Самуэль пошел туда, подгоняемый тяжелыми шагами ГО-шника, идущего за ним. После пары коридоров они вошли в небольшую комнату, почти пустую: лишь стул посреди комнаты и большой монитор Альянса на стене.

— Сядь, — и ГО-шник запер дверь снаружи.

Самуэль беспомощно огляделся. И в отчаянии застонал. "Ну все… это конец. Второго допроса я не перенесу…". Он за всю свою жизнь пережил много произвола со стороны Гражданской Обороны. О самом первом в его жизни обыске его квартиры до сих пор напоминали его зубы — вся нижняя челюсть сверкала железными коронками. Но вдруг монитор на стене ожил.

— Добрый день, мистер Гидье.

Самуэль вздрогнул — с монитора на него смотрело знакомое лицо с мягким, но цепким взглядом.

— Да процветает Консул вечно! — поспешно воскликнул Самуэль и чуть опустил голову.

— И вам доброго здоровья, мистер Гидье, — мягко ответил Брин, — Ну, рассказывайте.

— Что рассказывать? — оторопел Самуэль.

— Все рассказывайте. Как вам нравится наш город? Вежливо ли с вами здесь обращаются? Еда хорошая?

— Ну… — Самуэль совершенно растерялся, — Все… все нормально, Консул. Еда хорошая. Рука только…

— Что у вас с рукой? — прищурился Брин.

— Да так… мне право, неловко вам это говорить, но на допросе…

— Все ясно. Это насилие не останется безнаказанным, уверяю вас, мистер Гидье. Я лично найду офицеров, проводивших допрос, и они получат сполна. Вы удовлетворены?

— Конечно, — горячо заверил его Самуэль.

Ему так хотелось верить в хорошее…

— Вот только…

— Что-нибудь еще не так? — поинтересовался Брин.

— Меня привели в камеру, и говорят, что я там должен жить. Пока не прибудет какая-то капсула.

— О, об этом не волнуйтесь, мистер Гидье. Это — обычная процедура приема на должность. Вы получится рабочее место в Цитадели.

— В Цитадели? — удивленно воскликнул Самуэль, — Ну тогда… тогда — спасибо вам!

— Не за что, ну что вы, — улыбнулся Брин, поглаживая серебристую бородку, — Более того, я позабочусь о том, чтобы вам не пришлось ждать — капсула прибудет за вами сегодня.

— Консул… — Самуэль от неожиданной радости даже не знал, что и сказать.

— Однако обратимся к сути нашего с вами дела, — посерьезнел Брин, — Собственно, зачем я вас сюда пригласил… Учтите, что от правдивости ваших слов сейчас будет зависеть очень многое.

— Да, конечно, я понимаю!

— Итак, — Брин наклонился к монитору вплотную, — Мне стало известно, что сегодня утром вы ехали в одном поезде с человеком по имени Гордон Фриман…

Стараясь восстановить дыхание, Гордон шел по коридору и задумчиво смотрел на свою монтировку.

"Интересно получается, — думал он, — Мне надо идти в таком виде по городу, да еще неизвестно куда, и притом — с вот этой железкой в качестве оружия… Нет, монтировка отличная, слов нет… Черт, теперь меня во всему городу наверное уже с собаками ищут… Ничего, это не впервой. Выкарабкаюсь. Значит, мне нужно добраться до Илая. Через каналы. Ну что ж, как увижу ГО-шника, обязательно попрошу его указать мне дорогу…". И Гордон толкнул какую-то дверь. Тут же до него долетел совсем близкий крик — кричала женщина. Фриман сорвался с места, перехватывая монтировку поудобнее.

— Нет, пожалуйста, остановитесь! Мы же ничего не сделали!

Фриман ворвался в очередной коридор — и сразу же оценил обстановку. Двое ГО-шников остервенело били ногами скорчившегося на полу гражданина, рядом в бессильном ужасе кричала девушка, по-видимому, его жена. Ее глаза поднялись на Гордона, и еще больше наполнились ужасом. Она замолчала и даже отступила на шаг. Одновременно подняли головы ГО-шники. Фриман в приступе ярости решительно и молниеносно пошел прямо на одного из них, не отрывая взгляда от серого респиратора. ГО-шник тут же занес дубинку и тоже начал идти на Фримана, но тот оказался быстрее. Гордон с налету нанес ГО-шнику удар в пах и сразу же со всех сил огрел его монтировкой по голове. Его «оружие» было направлено изгибом вперед — и Фриман услышал мерзкий хруст — монтировка острым концом ушла в череп ГО-шника, разбрызгивая кровь. Убитый ГО бесшумно свалился, увлекая за собой монтировку, которую Фриман яростно вырвал из его головы и уже повернулся ко второму ГО-шнику. Тот, видя жестокую смерть своего собрата, дрожащими руками выхватил пистолет. И Гордон открыто и стремительно пошел на него, на ходу примеряясь для удара. ГО-шник сделал шаг назад и судорожно нажал на спуск. Пять пуль одна за другой отскочили от брони Гордона. Последний выстрел был сделан почти вупор.

— Что, нравится безоружных бить?! — прошипел Фриман и нанес последний, мощный удар.

Со стуком упавшего на пол тела ярость еще не ушла, она все еще клокотала в ученом, но Гордон сразу бросился женщине, которая уже склонилась над мужем. Фриман, подойдя, увидел, что было поздно уже что-либо делать. Мужчина был мертв.

— Они тебя искали, — злобно проговорила женщина, не отрывая взгляда от мертвого мужа, — Зачем ты вообще появился? Зачем?

Она тихо заплакала.

— Простите меня… — в смятении проговорил Гордон, — Может, я могу чем-то…

— Ничем ты помочь не можешь! Уходи. Уходи быстрее!

Фриман растерянно кивнул и поднял с пола окровавленную монтировку. Спохватившись, он поднял и выроненный ГО-шником пистолет. Уже на ходу проверил обойму — негусто — всего тринадцать патронов… Гордон пристально рассмотрел оружие — таких пистолетов он никогда не видел. Не то, что он был невероятным или фантастическим, нет. Просто какая-то совершенно новая модель. Хотя калибр, похоже, все тот же, девятый… "Эх ты, ученый! — мрачно подумал он, — Тебе надо в консерватории сидеть, физику квантовых полей изучать, а ты пушками интересуешься… Хотя физика квантовых полей до сих пор меня не спасала". Фриман за своими мыслями даже не заметил, как выбрался на какую-то лестницу. Но едва он ступил на ступеньки, по ним сверху сбежал ГО-шник, уже выхватывая пистолет. Фриман привычным движением вскинул пистолет и, не дожидаясь, пока ГО-шник подбежит поближе, сделал три выстрела. Второй пробил голову ГО-шника, и третья пуля уткнулась уже в мертвое тело, катящееся к ногам Фримана по ступенькам.

"Надо же, есть еще порох! — довольно подумал Гордон, но тут же осекся, — Дурак… ты только что легко убил трех человек. Но они истязали невинных… Ну и что? Они тоже люди… Скорее всего им просто промыли мозги. Но ведь они у тебя на глазах забили до смерти того парня… Нет, это — не люди. И с ними по-людски я не буду. Я уже видел таких. Вот только те были в камуфляже. Нет, дичь с охотниками дружить никогда не станет. Они хотят убить меня… Без Брина тут не обошлось — он ведь узнал меня… Ничего, скоро все закончится. Вот только доберусь до Илая…"

Урожай был неплохим — у убитого ГО-шника в пистолете было целых восемнадцать патронов. Гордон перезарядил оба пистолета, вставив по равному количеству патронов в каждый. И повесил монтировку на пояс. Теперь — точно совсем, как прежде… Сжав в руках пистолеты, Фриман вышел на какой-то верхний этаж — тут же нашелся выход на улицу. Гордон от неожиданности даже пригнулся — резкий нарастающий гул пробил воздух. Фриман проследил взглядом за пролетевшим мимо вертолетом Альянса. В небо впился бесстрастный шпиль Цитадели. Фриман заметил, что в воздухе, кроме вертолета, были еще и эти странный сканеры, один из которых ослепил Гордона на площади. Сейчас они летали со включенными прожекторами, словно вытравливая кого-то… Да, дела плохи… Это уже настоящая охота. "Ну ладно, поохотимся!" — решительно ухмыльнулся Фриман и осторожно вышел под серое небо, на какую-то крышу. Было более-менее спокойно, но нужно было как-то идти дальше — а это означало перебраться на соседнюю крышу. Фриман остановился у края в недоумении — внизу были рельсы железной дороги — а прыгать с крыши на крышу с такой высоты было просто безумием. Где-то сзади уже послышались приближающиеся голоса переговоров ГО. Нужно было что-то делать. Гордон судорожно оглянулся — он вдруг услышал шум. Он увидел, как к нему приближается поезд. Фриман улыбнулся — решение пришло мигом. Поезд под ним медленно въехал в коридор и поравнялся с Фриманом. Гордон решительно прыгнул на крышу поезда и, спеша изо всех сил, уцепился за край крыши противоположного дома — он едва не поскользнулся, когда услышал сзади злобные крики. Фриман разом подтянулся и запрыгнул на крышу — в это момент сзади прогремели выстрелы — и пара пуль раскрошила бетон у его ног. Фриман решил не тратить патронов и воспользовался испытанным способом — побежал. Он пробежал через какие-то полуразрушенные постройки на крыше — где-то рядом, боковым зрением он постоянно видел выбегающих откуда-то ГО-шников. Их выстрелы через минуту бега уже слились в бесконечную дробь. Но в один прекрасный момент крыша оборвалась — ничто не бесконечно. Фриман быстро огляделся — и не поверил глазам — возле какого-то вентиляционного отверстия красовался размашистый знак «Лямбда». Фриман улыбнулся и юркнул в дыру, не обращая на гремящие сзади выстрелы. Путь по темной трубе занял всего полминуты — Гордоны вышиб решетку и обнаружил себя на очередной крыше.

— Стоять!

Фриман обернулся и, не задумываясь открыл огонь с обеих рук. Два ГО-шника тут же упали, пораженные прямо в голову… Фриман улыбнулся. "Что, не по зубам я вам, да? Недоросли еще…" — его мысли прервал сильный толчок в бок. Фриман взвыл отболи — пуля отскочила от торса, но уже было ощутимо больно — заряд костюма кончался… Гордон, выстрелив наугад, снова побежал… И крыша снова кончилась. Не найдя ничего лучше, учитывая беспрерывный град пуль, Фриман быстро спрыгнул вниз, на рельсы.

— Фриман, стоять! Сдавайся!

И трое ГО-шников одновременно выстелили. Фриман ловко перекувыркнулся по гравию и спрятался за какой-то бетонной колонной.

— Кретины, — крикнул он в яростном веселье, — Если предлагаете сдаться, чего же тогда стреляете?

ГО-шники почему-то не ответили. Ответом был новый шквал пуль по бетонному укрытию Гордону — его, видимо решили взять измором. Фриман всерьез задумался: надо было выбираться, а надеяться на разряженную броню было уже опасно. Он огляделся — и снова ему повезло. Рядом стоял всякий промышленный хлам, включая разнокалиберные бочки с кричащей надписью «Огнеопасно». Фриман ухмыльнулся и выбрал из них самую маленькую. Взвесив ее в руках, он резко выглянул из-за своего укрытия и бросил ее ГО-шникам, одновременно выстелив по ней. ГО-шники не успели сообразить о подвохе — бочка взорвалась прямо перед их лицами…

Довольный Фриман вышел из-за своего укрытия и направился к трупам, чтобы собрать урожай. Вдруг туннель загудел — приближался поезд. Фриман торопливо пособирал пистолеты у тел и едва успел отскочить с пути промчавшегося мимо локомотива. Фриман, перезарядив пистолеты, и, опьяненный легкой победой, открыто вышел по небольшой лесенке в подсобку — и тут же поплатился за беспечность. Со ступенек на него покатилось что-то большое, охваченное огнем. Фриман в ужасе отбежал в сторону, пропуская горящую бочку мимо себя. Тот, кто ее толкнул, оказался сообразительным — прогремели выстрелы, направленные в бочку, и Фриман стремительно отбежал от опасного сосуда, и в спину ему ударила взрывная волна. Тут же обернувшись и воспользовавшись тем, то его уже считали мертвым, Гордон ворвался в подсобку и тут же открыл двойной огонь. Через секунду три так ничего не понявших ГО-шника валялись без движения. Фриман собрал их обоймы… И вдруг удивленно воскликнул — на стене но увидел зарядник Альянса — в лаборатории Кляйнера он заряжал костюм таким же! Гордон пристроил нужные провода и разъемы — и через каких-то полминуты его костюм был заряжен на треть мощности. Что ж, это тоже очень неплохо. "Я не знаю, где ты сейчас, Джина, и жива ли ты, — подумал Гордон, — Но не устаю тебя благодарить — твое изобретение в который раз спасает мне жизнь…"

Немного пробежавшись, Гордон выбрался из туннеля — и снова был встречен огнем на поражение. На этот раз думать об отпоре было нечего — на Фримана мчался целый отряд — девять ГО-шников. Гордон, оглядевшись, быстро принял решение — и прыгнул с путей куда-то в сторону, вниз, где виднелась мутная водная гладь. Тяжелый всплеск — и Фримана поглотила вода. Еще под водой он увидел влетающие в нее с шипением пули и изо всех сил поплыл вперед, стараясь держаться под водой подольше. Огонь и правда скоро прекратился — либо его сочли утонувшим, либо нашли обходной путь. Стараясь не думать о втором варианте, Фриман бесшумно вынырнул и глубоко вдохнул. По стеклам очков струилась грязная вода, и Гордон, мрачно вздохнув, снял их на секунду и протер о какую-то тряпку. Он был в какой-то канаве, заполненной водой. "Может, это и есть каналы? И я на верном пути?". Фриман вдруг заметил ржавую лестницу наверх. Посмотрев вверх, он увидел, что лестница была закреплена на большом погрузочном контейнере, которые используют в порту. Быстро забравшись наверх, он увидел люк в крыше контейнера, и не нашел ничего лучше, как откинуть его и прыгнуть внутрь.

"Боже мой!" — пронеслось в голове у Фримана, когда он увидел это, — "Это просто мираж… видение… галлюцинация…". Его взгляд уперся в стоящего возле маленького телевизора вортигонта. От руки того до телевизора протянулась синяя молния, и на экране секунду еще был заметен… Гордон не знал, чей вид ему был больше неприятен — вортигонта, или G-man`a в телевизоре… Вортигонт, услышав падение Фримана, тотчас поднял взгляд, и молния пропала. Телевизор потух.

— Боже мой! — озвучил мысли Фримана чей-то голос.

Попятившись назад и поднимая пистолеты на монстра, Фриман мельком глянул на незамеченного до этого парня в робе «граждан». Вортигонт, как-то оживившись, сделал шаг вперед и тронул парня за руку.

— Мерзкая тварь… — Гордон даже не заметил, как прошептал это вслух, — Даже если ты — галлюцинация, я тебя все равно даже голыми руками порву! Сволочи…

Его взгляд помутился. Он снова был в "Черной Мессе", и снова видел, как зеленые молнии, срываясь с трехпалых рук, летят в его сторону и в сторону его друзей… Он снова был в разрушенных офисах, где он и Майк попались в столь удачную засаду… И Гордон выстрелил.

Но вортигонт стоял невредим, мираж не рассеялся. Руку Фримана жестко обхватила рука стоящего рядом парня, ударив ее под ствол — пуля ушла в потолок.

— Спокойно, приятель! Успокойся, — сказал парень так, как это говорят буйным больным, — Все хорошо. Здесь все свои.

— Как… какой он нам свой?! — задыхаясь, прошептал Фриман, отталкивая парня, — Эти твари не знают ни пощады, и жалости…

— Да успокойся ты! — уже грозно крикнул парень.

Фриман зло глянул на него, и парень как-то ослабил взгляд. Он и сам прекрасно понимал, что он ничего не может против легендарного Доктора Фримана.

— Мы с тобой служим одной цели, — вдруг произнес вортигонт.

И Фриман замер. Что? Он не ослышался? Эта тварь только что сказала… Нет, этого не может быть… Эти звери могут мыслить, но не говорить… И голос был каким-то странным — гортанный, дребезжащий. Совсем так же они перекрикивались между собой в Офисном Комплексе, только не по-английски… А ведь это же чистый английский…

— Успокойся, друг, — снова сказал парень, — Вортигонт за нас. Он с нами.

— Я видел, как эти твари рвали людей на кровавые ошметки… — прошептал Фриман, — Что ты можешь знать?..

— Я знаю, по крайней мере, что уже с того дня как я родился, я не видел, чтобы вортигонты нападали на людей, — твердо сказал парень, — Они нам здорово помогают.

— Но почему?

— Они такие же, как и мы. Альянс и у них отнял родину. Долгие столетия они были рабами…

— Свободный Человек здесь, — неожиданно сказал вортигонт, указывая на Гордона, — Судный день Альянса настал.

— Что за ерунду он говорит? — ошеломленно спросил Гордон, опуская, наконец, оружие.

— То, на что все мы надеялись долгие месяцы. Вы — Доктор Фриман, верно?

— Похоже на то, — пробормотал Гордон и вдруг подозрительно посмотрел на парня, — А ты откуда меня знаешь? Я тебя что-то не помню!

— Вы меня не знаете, но я знаю Вас, — туманно ответил повеселевший парень, — Вас тут мало кто не знает. Еще бы!

— Ну конечно, я же такая знаменитость! — зло проговорил Фриман.

Ему очень не нравилось то, что он только появился здесь и еще ничего не понимает, а его уже каждая собака знает. Эта тварь, она ведь его тоже узнала… Может, просто ГО расклеили афиши с его лицом повсюду, с наградой за его голову?

— Не бойтесь, Доктор Фриман, — словно угадал его мысли парень, — Здесь вы в безопасности. Вы — не первый, кто проходит через это место. Вам, наверное, надо попасть в подземку?

— Не знаю, — проворчал Гордон, косясь на пристально его рассматривающего вортигонта, — Наверное.

— Тогда Вам повезло! Главная станция здесь практически за углом. Там Вам дадут подходящий транспорт.

— Подходящий для чего? — спросил Гордон, начиная перезаряжать пистолеты.

— Для плавания. Вам же надо в "Восточную Черную Мессу"?

— Куда мне надо?!

— Ну, — смутился парень, — К доктору Вэнсу, ведь так?

— А, да! — оживился Гордон, — Ну, хоть теперь мне что-то ясно.

— Тем лучше, — улыбнулся парень, — А пока, позвольте моему другу дать Вам небольшой заряд бодрости.

Парень отступил на шаг, и, прежде чем Фриман что-то успел предпринять, вортигонт вскинул руку — и от его ладони к костюму Гордона протянулась синяя молния. Фриман, оцепенев от ужаса, замер, наблюдая, как разряды расходятся по костюму… И только через долгую секунду он догадался глянуть на индикатор заряда батарей костюма. Когда вортигонт опустил руку, там светились цифры "100 %".

— Черт тебя подери… — только и пробормотал Фриман.

— Это поможет Свободному Человеку оставаться невредимым, — пояснил вортигонт.

Он отошел к телевизору и начал копаться в его внутренностях, парень же, приложив весьма большие усилия, открыл дверь контейнера.

— Давайте, отправляйтесь, Доктор Фриман. И быстрее — нельзя, чтобы нашу точку засекли.

Фриман медленно вышел из контейнера на какую-то свалку. Парень кивнул ему и начал закрывать дверь.

— Да, и кстати, — сказал ему Фриман, — Советую тебе все-таки пристрелить эту тварь, — и дверь захлопнулась.

Фриман пожал плечами и полез через груды мусора вперед. "Нет, мир точно сошел с ума…" — думал он, перебираясь через очередную кучу каких-то обломков, бумажек и стекла. Вдруг он вздрогнул — что-то черное вылетело у него из-под ног. Гордон едва удержался, чтобы не открыть огонь, но вовремя понял — это всего лишь вспугнутая им ворона. Фриман облегченно проследил за ее полетом взглядом — как давно он не видел нормальных зверей! Ворона летела на удивление легко и изящно, пока… Через два метра он на задела крылом свисающий откуда-то сверху толстый кольчатый жгут, покрытый слизью. Ворона вскрикнула — липкая слизь ее он отпускала. Жгут, словно змея, изогнулся, обхватывая добычу еще крепче. Гордон, как завороженный, следил за слабо бьющейся вороной, которую жгут тащил наверх. И птица исчезла в круглой клыкастой пасти…

Гордон остолбенело смотрел, как барнакл поедает добычу. Смотрел, и с каждой секундой терял и весь боевой задор, и уверенность. Нет, этого быть не может — откуда эти-то твари здесь?! Фриман привалился к стене. Нет, это было нечто неописуемое. Слишком много старых знакомых за пять минут… И снова эти воспоминания — вечный палач и судья… Гордон покачал головой. Если он будет так переживать из-за каждого из этих гадов, он загнется прежде, чем снова столкнется с ГО. Взять себя в руки… только так.

Гордон, презрительно плюнув в сторону барнакла, обошел его язык и побежал к выходу. Свалка была подземной — и впереди уже виднелся выход под небо. Но то, что Гордон увидел впереди, заставило его приостановиться и рассчитать свои силы. У края свалки, вдоль бетонной стены с руками за головой стояли трое человек, граждан. Прежде чем Фриман сумел просчитать ситуацию, хлопнул тройной выстрел — и стена позади людей окрасилась кровью. Все трое повалились на землю. "Сволочи! Черт, где же вы?!" — Гордон никак не мог найти, откуда стреляли. Вновь было тихо — слышался лишь шум далеких сирен. Гордон осторожно начал выходить к месту страшной казни — никого не было видно.

— Эй, сюда! Помоги мне!

Гордон судорожно обернулся на крик — всего в метре от него стоял запыхавшийся мужчина с искаженным страхом лицом. Он стоял в какой-то большой трубе, пронзавшей бетонную стену свалки. Гордон кинулся к нему, но эхо выстрела наполнило трубу — и мужчина со стоном повалился на пол.

— Нет! — яростно крикнул Фриман и наугад трижды выстрелил в темноту трубы.

Но, похоже, безрезультатно. Гордон, со злости пнув какой-то кирпич, отошел от трубы (решетка на ней мешала пройти туда) и вышел за угол.

— Цель обнаружена. Огонь!

Фриман даже не успел удивиться — он лишь заметил пост ГО, который расположился сверху, за пределами свалки, прямо на самом верху бетонной стены. Нечто с массивным стволом повернулось в его сторону — и взорвалось снопом бирюзового огня. Фриман, чертыхнувшись в голос, наугад ринулся в сторону, ища хоть какого-нибудь укрытия. Еще одна труба! На этот раз без решетки! Гордон кинулся туда, но серия мощных толчков сбила его с ног — последний метр до трубы Гордон изо всех сил прополз на руках, прежде чем пулемет перезарядился. Фриман встал, чувствуя дикую ноющую боль в ногах — пули ударили по ним в нескольких местах. Но, надо отдать должное, вортигонт постарался на славу — скорее всего, дело обошлось лишь сильными ушибами. Гордон презрительно усмехнулся — ну вот, уже какая-то тварь ему жизнь спасла… Он, прихрамывая, отправился вглубь трубы, надеясь найти обходной путь. Но, пройдя метров десять и завернув, он едва не упал, споткнувшись о что-то тяжелое. Догадавшись наконец включить фонарик скафандра, Гордон увидел, что это был мертвый ГО-шник. Фриман понял — труба смежна с предыдущей. Похоже, его те выстрелы достигли цели. Да что толку? Того парня уже не вернуть. Прокляв всю Гражданскую Оборону, Гордон пошел дальше и вскоре вышел в темную комнатушку. Она была почти пуста — лишь пара ящиков, диван, стулья, матрац и стол с радио на нем. И следы небольшой битвы — следы пуль на стенах, немного крови на полу… "Да, похоже, я нашел центральную станцию…" — мрачно подумал Фриман, но вдруг рация на столе ожила:

— Станция 12! Станция 12, вы слышите? Ответьте, Станция 12! Прием, ответьте!

Женский голос в рации замолк. Фриман покачал головой — похоже, эта станция уже никогда не ответит.

— Это Станция 8! — вдруг снова заговорила рация, — Мы слышали, Станцию 12 накрыли… Они направляют арт-удары на железнодорожные и подземные станции! Повторяю — Гражданская Оборона начала облавы на подземные станции! Мы уже получили подтверждение от Станции 9 и других. Мы…

Треск помех прервал говорившего. Фриман, в надежде узнать еще хоть что-нибудь, покрутил ручку приема. Вскоре комната наполнилась еще один голосом:

— Станция 8! Вы слышите? Вы на связи? Мы получили подтверждения о мэнхаках! Повторяю, они заполняют подземку мэнхаками!

В полном недоумении Гордон отступил от рации. Многое было непонятно, но общий смысл был предельно ясен — дела совсем плохи. Но одно радовало Фримана. Когда он появился здесь впервые, они видел лишь овечью покорность и рабство. Теперь уже было ясно видно — режим Альянса не смог удержать всех в узде. Нет, все-таки были те, кто сопротивлялся. Гордон почувствовал прилив сил — он понял, что сопротивление Альянсу все же есть, и имеет хорошо организованный характер — вон, сколько повстанческих станций основано. Кляйнер говорил, что он, и его друзья помогают дать людям решительность подняться с колен. Фриман теперь видел, что их усилия действовали. Кляйнер сказал, что Гордон поможет им в этом. Если раньше Гордон еще сомневался, не понимал, то теперь… Черт возьми, да, он им поможет!

Гордон, заметив на стене лестницу, ведущую к люку в потолке, осторожно полез по ней. Одного взгляда наверх было достаточно — он находился прямо под постом ГО. Но все оказалось легче, чем он думал — один выстрел в бочки с горючим, стоящие рядом успокоившимися ГО-шниками — и все живое на посту было уничтожено. Не ожидая, пока рассеется дым, Гордон вылез наверх и огляделся — трупов было целых семь. Фриман пособирал у них патроны — половина даже не поместилась в отделение его костюма. Но оказалось, что праздновать победу рановато — Гордон, прислушавшись, посмотрел на небо. Странный гул приближался — в последний момент Гордон успел заметить вылетевшую откуда-то сверху небольшую ракету — она неслась прямо на него. Фриман с криком спрыгнул вниз, на свалку и, словно пытаясь обогнать взрывную волну, побежал в какой-то туннель — продолжение свалки. Ракеты остались позади, но Гордон и не собирался сбавлять шаг. Обегая гибкие языки многочисленных барнаклов, Фриман выбежал снова под открытое небо. Заметив верху проезжающий мимо тяжелый БТР, он уже хотел было снова бежать в очередную трубу, но внезапно его окликнул женский голос:

— Эй, сюда!

Фриман поискал взглядом — среди мусора молодая девушка была почти незаметна, ловко спрятавшись под какими-то руинами. Фриман, пригибаясь, подошел к ней. Она приветливо кивнула ему, даже не удивившись его внешнему виду.

— Продолжай идти, друг! Эту станцию взяли, но впереди есть и другие!

— Что ж, отлично, — ответил Гордон, тревожно оглядываясь, — А ты-то как тут очутилась? Пойдем со мной — вместе до станции добраться будет легче!

Девушка серьезно посмотрела на него и покачала головой.

— Нет. Ты — не один такой. Будут и другие, я должна их направлять. Иди, и удачи тебе!

— Спасибо, — ответил Гордон и нырнул в трубу. Он и сам-то не очень хотел, чтобы она шла с ним. Все-таки, сидя тут, она была в меньшей опасности, чем рядом с ним…

Фриман за двадцать минут миновал еще несколько свалок, и везде ему был оказан радушный прием. ГО-шники сыпались будто с неба. При этом не скупясь на пули и ругань. Фриману они давались без труда, за исключением тех случаев, когда они наступали сразу по пять-шесть человек. Теперь предложения сдаться не было — всем было давно ясно, какая у кого роль. Вот только Гордону казалось, что Брин недооценил его. И ведь его даже не пытаются взять — только убить. Значит, Брину есть чего бояться. Теперь миф о невинном Администраторе развеялся окончательно. Гордон заметил, что эти свалки находятся в своего рода каналах прямо по всему городу — длинные каналы мусора с отвесными бетонными стенами. Значит, он на верном пути — теперь уже сомнений не было. Еще два раза за ним сверху свалок следовал БТР — его ракеты еще два раза пытались разорвать Фримана в клочки. Но эти свалки были хорошим укрытием, со всеми этими трубами, колоннами и уступами.

Наконец, он снова оказался в каком-то подземном переходе между каналами, и остановился передохнуть. Он даже не успел перевести дух и перезарядить оружие — как вдруг его нога поехала по наклонному полу. Фриман неловко дернулся — и упал, покатившись по смазанному какой-то слизью наклонному полу. Стараясь не выронить пистолеты, Гордон посмотрел вниз, туда, куда он катился. И в ужасе всем конечностями попытался затормозить — прямо на его пути висела целая бахрома из слизистых языков барнаклов. Застонав, Фриман попытался ухватиться за стены — но поздно — он уже набрал приличную скорость. На полном ходу он влетел в вереницу языков, которые тут же обхватили его руки, ноги и тело. Гордон закричал, в панике он выронил один из пистолетов. Вскинув оставшийся, он ожесточенно начал стрельбу по барналклам, которые каждый тянули его к себе. Но тянули его слишком быстро — он не успевал всадить пули во всех. Некоторые языки ослабли, но остальные хватали еще крепче… Когда его подтянули к самому потолку, и уже в метре от него хлюпали громадные пасти, Гордон свободной рукой сорвал с пояса монтировку и одной рукой принялся наносить удары по тварям, не прекращая стрелять со второй руки. Его тянуло все выше, но с каждый ударом, с каждым выстрелом их хватки ослабевали. И вот, когда до пастей оставалось уже меньше полуметра, все барнаклы, наконец, были мертвы. Гордон застонал и в изнеможении повис в сети их языков. Только через пять минут, придя в себя, он начал пытаться спуститься вниз. Сообразив, что чем больше он бьется, тем больше он запутывается в языках, как муха в паутине, Фриман начал действовать осторожно, отлепляя языки один за другим. Так, постепенно спускаясь, он вскоре достиг пола. Еще раз выругавшись, он попытался поискать на полу выроненный пистолет — но тщетно. Но он нашел нечто менее приглядное. Это были куски мяса. Гнилые куски человеческих тел… Гордон еще раз злобно посмотрел на громаду мертвых барнаклов. "Черт, сколько же нарду они загубили здесь…". Стараясь не смотреть на разбросанные вокруг останки и, морщась от дикой вони, которую он заметил только сейчас, Гордон побрел по туннелю.

Когда впереди стал виден свет и кусочек серого неба, Фриман почти побежал туда — так опостылели ему эти смрадные туннели, полые призраков прошлого… Но едва он выбежал под открытое небо на очередной канал, его обдало сильными ветром и оглушило гулом — прямо над ним висел большой черный вертолет. Фриман замер — может, еще не заметят? Но вертолет, провисев секунду без движения, сдал назад — Фриман попал в поле его видимости. Прокляв Альянс, Фриман что было мочи побежал по каналу к уже видневшемуся следующему туннелю. И в этот момент раздался оглушительный стрекот — в полуметре от ног Фримана землю пробили крупнокалиберные снаряды. Фриман, ощутив холодок по спине, побежал еще быстрее, не видя уже вокруг себя ничего. Он знал, что это — не пистолетные пули. Костюм его после последних стычек почти разряжен. Пара таких пуль — и костюм уже не потребуется… Фриман бежал, делая нечеловеческие прыжки через рвы и канвы, огибая руины и кучи мусора — и все время всего в полуметре сзади земля постоянно кипела от пуль вертолета, Фриман, уже совсем близко от спасительного туннеля, почувствовал легкий тычок сбоку — он с ужасом увидел, что одна из пуль чиркнула по костюму, чудом не попав в спину. Пара пуль просвистела на уровне го головы — и вот уже совсем нечего не помнящий от страха Гордон влетел в туннель. Но даже теперь он продолжал бежать — подальше от этого жуткого гула…

Туннель быстро кончился — Фриман с разбегу, не подумав, выбежал прямо на середину следующей свалки… И остановился. Очередного туннеля не было. Гул сзади все нарастал — вертолет приближался. Судорожно оглядевшись, Фриман заметил за грудой ящиков небольшую синюю дверь в бетонной стене канала — и мигом ринулся туда. Считая каждый метр, он через несколько долгих секунд достиг ящиков и в панике раскидал их в стороны, освобождая проход к двери. Нырнул внутрь — и успел заметить, отбежав от двери, как ее прошил десяток крупнокалиберных пуль.

Фриман отдышался и взял себя в руки. Сейчас ему определенно повезло — не больше такого не будет, если он и впредь подастся панике… Восстановив дыхание и перезарядив пистолет, Фриман осторожно пошел вглубь темного коридора. Пока все было тихо…

Вот только резкая терпкая вонь сразу ударила ему в нос, когда он прошел шагов пять. Гордон искренне пожалел о том, что пути назад не было — вперед идти уже совсем расхотелось. Расталкивая в потемках какие-то бочки и ящики, Гордон почувствовал, что вонь уже режет глаза — явно это был природный аммиак. А аммиак мог означать только одно… Фриман вздрогнул, когда понял это, и затем еще сильнее — когда это увидел. В сумраке, привалившись к стене лежал разложившийся труп. Сгнившие губы придали телу ужасный оскал. Фриман поморщился и пригляделся — сгнившие трупы валялись по всему коридору… Гордон осторожно переступал через кишащие личинками руки и ноги. "Надо же… Неужели это Альянс сбрасывает сюда замученных после допросов людей…". Этого ему не дано было узнать. Миновав еще три таких жутких коридора, Фриман вышел к какой-то комнатке, в которой уже угадывались следы человека. Кто-то сложил из досок целую конструкцию, чтобы иметь возможность ходить на помостах под потолком.

— Эй, человек!

Крик заставил его вздрогнуть, но он тут же расслабился — с помостов к нему спрыгнул чернокожий мужчина средних лет в синей одежде «гражданина».

— Рад, что ты дошел, — он протянул руку в приветствии, — Тяжело тебе, наверное пришлось?

— Да, нелегко, — признал Фриман.

— Радуйся, что ты — не тот парень, которого они ищут, — заявил он, — У этого бедолаги нет никаких шансов…

— Слушай, — проговорил Гордон, стараясь не обращать внимание на многообещающие слова парня, — А как ты тут сидишь — вонь же дикая стоит? И не пугает такое… э… соседство?

— Трупы видел, да? — сочувственно спросил он, — Ничего, мы уже привыкли. Чистого воздуха все равно не бывает. Сюда ГО раньше складывала тела тех, кто отказывался сотрудничать. Вообще-то эти трупы должны потом отправлять на переработку, только…

— Ну ладно, ладно, — поморщился Фриман, — Ты что, тут живешь?

— Ну, некоторым образом, — не без гордости сказал парень, — Это своего рода под-станция: я направляю тех, кто проходит здесь, дальше, на станцию. Мне еще повезло, что удерживаю это место за собой — Гражданская Оборона совсем нам на хвост села. Мы сейчас отстаиваем железную дорогу, чтобы прикрывать пути сюда.

— И что, — поинтересовался Фриман, — Много здесь проходят мимо?

— Не очень, — признался парень, — Хотя в последние два дня настоящий наплыв — это все из-за облав. Были сообщения, что и сюда уже идут. Так что ты, похоже, будешь последним, кого я пропущу.

— Погоди, так они уже сюда идут? — Гордон посмотрел на него, — Так почему же ты еще здесь? Беги, тебе против них не устоять.

— Ничего, приятель. Сюда скоро должен прийти небольшой летучий отряд наших — они помогут отстоять точку. Пойдем, я открою тебе дверь, пока здесь еще все спокойно.

Они подошли к двери, и хозяин начал отпирать массивный железный засов. Гордон прислушался. Ему кажется, или это какой-то механический гул? Парень тоже прислушался.

— Что за черт? — и он приоткрыл дверь.

И тут же отбежал, хватая с полки какую-то арматурину.

— Дьявол, они уже здесь. Быстрее, готовься!

— Готовиться к чему? — Гордон в приступе паники прислушивался к нарастающему гулу, словно от вертолета.

— Мэнхаки! Они запустили к нам мэнхаков!

И в этот момент в комнату ворвалась стая маленьких… Первое, что пришло на ум Фриману, это — маленькие вертолеты. Вот только пропеллер, похоже, был основной их частью — остальной корпус был очень мал и едва заметен. Мэнхаки покружили по комнате, часто они задевали своими винтами пропеллеров стены, высекая из них пи этом снопы искр. Один мэнхак задел какую-то деревянную подпорку помоста — и лопастями перерезал ее, словно бумажную. Гордон уже понял, чем эти штучки опасны — и знакомиться с ними близко ой как не хотелось… Многие из них уже навелись на двоих мужчин и на их корпусах замигали красные огни.

— Получай, сволочи! — крикнул парень, ловко прибивая одного из них арматурой.

Фриман тоже включился в бой и открыл огонь по смертоносным машинкам. Вот только пули почему-то не причиняли им никакого вреда.

— Железкой! — крикнул ему парень, отбиваясь от мэнхаков, — Железкой своей их гаси! У них корпус бронированный!

Фриман быстро сорвал с пояса монтировку и начал наносить удары уже совсем подобравшимся близко мэнхакам. И действительно, это выходило куда более действенно — многие из них падали уже от первого удара. Минута — и бой окончен. И оба победителя оглядывают обломки побежденных.

— Да, — пораженно проговорил Фриман, — Неслабо… И что, эти налеты — это часто?

— Нет, — отдышавшись ответил парень, — Редко, только в самых серьезных случаях… Давай, вали отсюда! Быстрее!

— Стой, а ты? — воскликнул Гордон, уже было направившись к двери.

— Иди давай, — махнул рукой парень, — Мне надо моих друзей дождаться. Надо точку держать до их прихода. Удачи тебе там!

Гордон кивнул и выбежал в коридор, все еще под впечатлением недавней битвы. "Нет, так эти механизмы все же держатся в воздухе? На тяге от этих своих лезвий? Удивительно… Странно, а почему бы нам не перепрограммировать их на атаку ГО-шников? Надо предложить на следующей станции, мысль неплохая…". Но из раздумий его вывел снова уже знакомый гул. Он посмотрел за угол — к нему приближалась, высекая из стен искры, новая стая мэнхаков. Фриман приготовился. Бой он принял достойно. Проблемой было лишь то, что они нападали все сразу, но имели, похоже, плохо отлаженную систему наведения — часто промахивались, натыкаясь на стены. Фриман с боем пробивался вперед, не чувствуя усталости. Ему казалось, что главная станция буквально за углом — и каждый угол обманывал его ожидания. Судя по месту, куда он попал, это были не то какие-то древние катакомбы, не то канализация — во всех старых коридорах тянулись трубы с газом и водой…

…Фриман шел по этим катакомбам уже больше часа. За это время он сталкивался и с ГО, и с мэнхаками, и всегда был почти на краю пропасти. Но сил было предостаточно, как после долгого сна. Кровь весело бежала по жилам — Фриман уже давно привык, что жизнь и война — это две совсем рядом лежащие вещи. Привычными движениями он уклонялся от пуль ГО-шников, посылал им свои выстрелы, и всегда они достигали цели. Фриман очень удивился, когда набрел на какой-то тайник, но это удивление было приятным. Он не знал, почему здесь тоже была эта эмблема Комплекса «Лямбда», наверное, какое-то странное совпадение, но видно было, что тайник делали с умом. Здесь нашлись и патроны, и обезболивающее, и таблетки от головной боли, даже растворимые супы. Еще там были странного вида ассиметричные штуковины, и Гордон долго гадал, для чего де они. Какова же была его радость, когда он заметил на них знакомый разъем — это были батареи, подходившие под его H.E.V. костюм. Конечно, в этом не было ничего удивительного — Альянс явно пользовался такими же, но новая возможность подзарядить «ослабший» костюм радовала безмерно. И можно уверенно сказать, что эта подзарядка сыграла свою роль — когда ничего не подозревающий Гордон шел по очередной канализации, откуда-то вдруг прогремела очередь, и поясницу Гордона несколько раз ударило что-то мощное. Костюм славно справился с задачей — пули не причинили вреда Горждну, и вскоре он, открыв место укрытия стрелка, покончил с ним. Приятный сюрприз ждал его и здесь — в руках мертвый ГО-шник сжимал нечто посерьезнее пистолета. Это был, странного вида, но все же автомат. Гордону даже показалось, что он чем-то напоминает пистолет-пулемет Штейера, ствол был точно такой же. Это было очень ценной находкой, и выяснилось, что сделан странный автомат был сделан, что называется, с головой — отдачу почти полостью поглощал легкий приклад.

Уверенный в себе после этих удач, Гордон, наконец, увидел впереди свет. Это был дневной свет, он мог быть только под открытым небом. Фриман поспешил туда — там виднелся уже открытый туннель, и уже не с бетонным полом, а с мягкой желтой почвой… и с желто-зелеными лужами… Фриман приостановился — счетчик Гейгера в его скафандре тревожно трещал. "Эй, да ведь это — радиоактивные отходы! — присвистнул Фриман, обходя лужу, — Этого еще не хватало… Хотя чего ты ожидал — это же свалка…". Вдруг впереди послышались выстрелы и сдавленный крик — Фриман мигом бросился туда. Он застал какого-то гражданина, стоящего среди желто-зеленой жижи и бешено отстреливающегося от хедкрабов, которые вылезали прямо из земли. Фриман, ни слова не говоря, присоединился к обороне — и в считанные секунда атака была остановлена. Гражданин опустил автомат и с интересом и восхищением уставился на Фримана.

— Ты — Гордон Фриман, верно?

— И как ты догадался? — досадливо пробормотал Гордон, перезаряжая автомат.

— Ты не вовремя, — мрачно пояснил он, — Только что начали обстрел ракетами.

— Обстрел чем? — оторопел Гордон, но его прервал голос, который раздался из динамика стоящей рядом рации:

— "Восточная Черная Месса" передает станции 6! Вы слышите? Доктор Фриман уже на пути к реке. Одолжите ему воздушный катер и окажите любую нужную помощь. Повторяю: Гордон Фриман вернулся! Ему срочно нужно попасть в "Восточную Черную Мессу"!

Фриман покосился на рацию и недовольно спросил:

— Слушай, а они что, все время каждое мое появление предупреждают?

— Ага, — кивнул гражданин.

— Теперь ясно, откуда все знают мое имя… — проворчал Фриман.

— О чем вы? — удивленно воскликнул гражданин, — Да вас и так все знают! Вы — великий человек, док. Человек с большой буквы.

— Да? — растерянно переспросил "Док", — Но что ты там говорил про обстрел ракетами? Я не ослышался? Надеюсь, не ядерные?

— Нет, для ядерных положение еще не слишком опасное, — серьезно ответил гражданин, — А что до этих ракет… Это транспортеры. Впрочем… вам надо на Станцию 6, так что идите в тот туннель. И увидите, что это за ракеты.

Фриман, который наконец почувствовал близость цели, решительно зашагал в туннель.

— Да, и вот вам совет, — донеслось ему вслед, — Держите ствол наготове!

Гордон поежился от столь оптимистичного совета, но спорить не стал. И с первым же поворотом за угол он понял — это был действительно ценный совет… Фриман замер, переваривая то, что открылось его взгляду…

То, что он увидел, и то, что почувствовал в этот момент, просто не поддается описанию. Все вокруг было разрушено, словно после бомбежки. На грязной почве торчали какие-то жалкие руины от частных домиков, на который их бывшие владельцы натянули брезенты и притащили свои пожитки в надежде все-таки остаться тут. Но все было мертво. Гордону сразу бросился в глаза одинокий труп гражданина с большой раной на животе… Все вокруг источало дым, все источало смрад радиации и гнили. Гордон присмотрелся к одному из останков домов — прямо посреди руин высилось то, что и уничтожило дом — из земли и обломков торчал хвост небольшой ракеты толщиной в торс человека. Хвост ракеты был раскрыт, словно цветок. Эта странная деталь больше всего поразила Фримана — он такого нигде не видел… Но едва он сделал шаг — раздался резкий приближающийся гул и свист — и в пяти метрах от него в землю вонзилась точно такая же ракета, заставив землю содрогнуться, и ее хвост тотчас же раскрылся. Фриман не удержался на ногах — от резкого толчка и неожиданности он упал. Грохот ракеты оглушил его. Сердце бешено колотилось — ведь всего пять метров в его сторону, и… Фриман еще не успел успокоиться, как услышал до боли знакомый мерзкий визг. Фриман не поверил глазам — из раскрытого хвоста ракеты один за другим выпрыгнули три хедкраба. Гордон машинально пристрелил их, и только потом понял… Он понял, как погибли эти дома и все, живущие в них… Фриман задрожал от ярости и боли… Он не думал, что Альянс зайдет настолько далеко, чтобы использовать хедкарбов… как оружие массового уничтожения…

Гордон, в душе закипая, осторожно двинулся между руинами, переступая через радиоактивные лужи. Он прошел еще одно бывшее убежище бывшего беженца… Попались четыре хедкраба, но самих беженцев не было, не считая еще одного тела в углу, с порванной глоткой… Фриман задрожал, когда его снова утянуло в бездну, откуда не возвращаются. В бездну прошлого. И снова перед ним стоят те жуткие и несчастные живые мертвецы, против своей воли идущие убивать своих же товарищей… И опять перед его глазами стоит зомби, склонившись над телами его друзей…

Фриман шел, полностью уйдя в эти образы, и даже чуть не выстрелил, когда услышал стон откуда-то сбоку. Фриман оглянулся туда — за решетчатым забором, прямо в метре от него корчился человек. Гордон содрогнулся, когда увидел это, и вся кровь в миг застыла в его жилах… Несчастный беженец едва стоял на ногах и с диким, полным отчаяния и боли криком пытался оторвать от головы вгрызающегося в нее хедкраба. Человек со стоном и плачем повалился на решетку, от боли и бессилия ударяя ногами о землю, колотя по хедкрабу кулаками. Тварь с хрустом вгрызалась в череп несчастного, и тот ничего не мог сделать — лишь стоны и судороги были все слабее…

Фриман почувствовал, как у него что-то оборвалось внутри. И он закричал, зажмурился и трижды спустил курок… Человек больше не стонал. Алые пятна расцветали на его груди, и только хедкраб продолжал вгрызаться в череп мертвого… Гордон, скрипнув зубами, потряс головой, беря себя в руки… Все нормально… Все нормально… Да ни хрена не нормально! Этого не может быть! Не должно быть!

Полный боли и ярости, он быстрым шагом пошел прочь, между лужами и обломками. Пробравшись под каким-то навесом, он остановился как вкопанный — прямо на него, прихрамывая, и с жуткими стонами шли три перерожденца. Фриман застыл, не в силах двинуться. Вот оно… его призраки… они достали его… Они пришли за ним, пришли оттуда, чтобы забрать его, туда, к остальным… Мертвецы шли с подворачивающимися ногами, хлюпая по радиоактивной жиже. Из боков торчат сломанные ребра, из огромного разреза на теле на землю падают куски кишок, облитые красно-желтой жижей… Руки, поросшие язвами и коростой, их пальцы стали в три раза длиннее, и ногти превратились в жуткие и острые когти… Из-под маски хедкраба слышался истерический стон и плач, человеческий плач, никак не подходивший этому чудовищу… Тело не хотело, сопротивлялось, но жестокий хозяин приказывал… Убить.

И так бывшие на пределе, нервы Фримана не выдержали. Гордон заорал, и, отступая, открыл огонь по перерожденцам. Они заплакали, застонали еще громче и печальнее, каждый раз, когда в их исковерканные тела влетала все новая пуля… Но и они дрогнули… И вскоре все они без движения лежали в лужах отходов. Одному из них выстрелы сбили хедкраба с головы — и небу предстало изуродованный окровавленный кусок плоти, бывший когда-то лицом…

Фриман еще долго смотрел на них, прежде чем уйти. Ему не хотелось уходить. Ему хотелось упасть и заплакать. Только потому, что в этом чертовом мире такое бывает… Только потому, что мертвые не умирают… Только потому, что чья-то рука спокойно нажимает кнопку запуска этих Богом проклятых ракет…

Прошло полчаса. Гордон Фриман медленно вышел из мертвого «поселка», вяло опустив автомат… Только что он видел такое, что не приснится и в самом кошмарном сне самого сдвинутого сумасшедшего. Только что он упокоил семь чудовищ… Нет, не чудовищ. Семь людей… Фриман мрачно посмотрел вперед — в конце очередного туннеля, по правой стороне которого тек большой ручей из ядерных отходов, была видна женская фигура. Она призывно махнула ему рукой, но он не спешил. Лишь, когда спустя несколько минут он подошел и увидел, что девушка в синей робе граждан канистрой наполняет бензином какой-то покачивающийся на радиоактивных водах аппарат. Катер, что ли?

— Эй, Доктор Фриман! — весело крикнула она, — Я ждала, что Вы появитесь. Вот воздушный катер, он отлажен и полностью готов к дороге.

Фриман медленно подошел и мрачно оглядел катер.

— А зачем? — вдруг спросил он.

— Что зачем? — не поняла девушка.

— Зачем катер? Зачем куда-то ехать? — спросил Фриман, и постепенно на его лице проступала злоба, — Зачем вообще все это?! Пока ТАМ люди становятся живыми трупами, вы тут… Сволочи…

— Я понимаю Вас, — спокойно ответила она, — Но им уже не поможешь. Ракеты мы не способны сдержать. Мой Вам совет — не пытайтесь разбить лбом стену. Гораздо лучше сделать под нее подкоп. Илай Вам в этом поможет. Мы все поможем. Мы верим в Вас.

Фриман саркастически ухмыльнулся.

— Ты меня не за того принимаешь, девочка. Я всего лишь один из вас.

— Нет, — убежденно ответила она, — Вы не "всего лишь". Вы — великий человек.

"Да что за бред она несет?! — чуть не вскрикнул Гордон, — Какой я великий? Я такой же, как все. Я даже хуже — у меня активно пополняется не список новых друзей, а список друзей мертвых… И будь я чуть менее изворотливым — и я был бы там же. И там мне и место…"

Гордон сплюнул в радиоактивный поток и уселся на сиденье катера.

— Тут все просто, — поспешно сказал девушка, — Вот газ, вот тормоз, вот задний ход. Руль, как у водного мотоцикла… Ну, знаете, были такие давно…

— Знаю, — грустно усмехнулся Фриман.

— Дорога опасна, скажу честно, — призналась девушка, — Там много Гражданской Обороны. Но если вы будете половчее — доедете. Радиоактивные воды ведут прямо в "Восточную Черную Мессу".

— В "Черную Мессу"? — пробормотал Фриман, включая мотор, — Ладно, доедем…

— И удачи вам, Док! — девушка покрутила какой-то вентиль — и одна из стен туннеля поднялась, открывая глазам Гордона туннель, заполненный желто-зеленой жидкостью.

Гордон еще раз оглядел управление. Закрыл глаза. Снова открыл их. И улыбнулся, махнув девушке рукой.

— Передай Илаю, что Доктор Фриман уже едет!

И он, включив полную скорость, скрылся за поворотом.

Глава 4

Опасные Воды

… Ольга с ненавистью смотрела на солдат Альянса, конвоирующих ее. Те же респираторы вместо лиц, что и у ГО-шников, но рука жестче, и нрав беспощаднее. Только что они разбили Станцию 19 подчистую. Они напали, как стервятники, внезапно, круша все на своем пути, не жалея никого… Обычная процедура — оставить одного их повстанцев в живых для допроса. Но Ольге уже было все равно. Только что на ее глазах жестоко избили, а затем и расстреляли ее мужа… Она уже не хотела ничего, так как знала — ее все равно убьют. Она лишь хотела сделать все, чтобы от ее допроса солдаты получили все, кроме того, что они хотят.

— Эй ты, шевелись! — и удар в спину толкнул ее вперед.

Ее вели по прибрежной базе Гражданской Обороны, как она поняла из надписей на стенах. Конечно, надписи были не на русском, и даже не на английском, но за столько лет поневоле научишься понимать и такое… Ольга едва шла — во время штурма станции ей пулей перебило колено, и теперь, не чувствуя ничего, кроме боли, она едва ступала по бетонному полу. Но солдаты беспощадно подгоняли ее пинками, и она шла, шла, от усиливающейся боли уже не понимая, что творится вокруг. За распухшей и словно тряпичной ногой по полу шла темно-красная полоса.

Ее втолкнули в какую-то дверь. Она увидела шкафы с инструментами и БТРы. Кажется, это гараж… Тут же подошли два ГО-шника и еще трое солдат.

— Да вы что, спятили? — спросил один ГО-шник у солдат, конвоирующих Ольгу.

— А что тебе не нравится? — возмутился солдат, — Предписание мы выполнили.

— Да она еле жива! Как я с такой работать буду?! Она и без меня уже почти на том свете!

— Слушай, ты! — шагнул вперед солдат, — Не нравится — можешь подтереться! А с нас довольно! Нас послали сюда не вам прислуживать, а охранять базу! Или забирай ее, или мы ее сбросим в реку!

ГО-шник что-то проворчал, и, повернувшись ко второму ГО-шнику, приказал:

— Бери ее. Сейчас начнем.

— Ты, а ну, иди сюда! — прорычал тот, кому приказал первый ГО-шник.

Ольга машинально сделала шаг вперед, и в глазах у нее потемнело от боли. Она застонала. ГО-шник схватил ее за руки и скрутил их за спиной. Она видела, как первый «ГО» что-то сказал солдатам, и они ушли из гаража. И он вновь повернулся к ней.

— Слушай, — задумчиво сказал тот, что держал ей руки, — Может, не будем? Она и так сейчас умрет, кровью вся истекла…

— Опять ты за свое? — презрительно спросил второй, — Нечего тут самоуправством заниматься! Старший офицер здесь я, и я буду приказывать! У тебя, как я слышал, с трех последних допросов граждане ушли сами?

— Ну, — замялся ГО-шник, — Да, в общем. Они вроде сильно не провинились…

— Офицер HG2435! Ты уже покатился назад! В опасные ты игры играешь! Смотри, как бы потом плохо не пришлось. Ладно, заводи ее в комнату, сажай.

ГО-шник подтолкнул Ольгу к двери. Она кое-как пошла туда.

— Садись!

Она в изнеможении опустилась на твердое деревянное кресло. Она даже не заметила, что его спинка и подлокотники окрашены чем-то бурым… Старший Офицер подошел к ней.

— Гражданка номер RF2435, вам предлагается добровольно сообщить нам местонахождение человека по имени Гордон Фриман.

Ольга, собрав все силы, открыла глаза и посмотрела на двух нелюдей мутным взглядом. Слипшиеся губы едва раздвинулись…

— Я не знаю, где он…

Старший Офицер многозначительно посмотрел на ГО-шника. Сделал ему знак рукой — и тот вышел.

— Гражданка номер RF2435, вы отказались сотрудничать с Альянсом добровольно. К вам будет применена инструкция о допросах номер 24.

ГО-шник вернулся, неся в руках жестяной поднос со множеством инструментов на нем, похожих на хирургические.

— Ну что, начнем…

………………………

Все было не так уж и хорошо — Фриман это понял уже после первых минут пути по туннелю. Терпкий запах радиоактивных отходов, которые плескались под воздушной подушкой катера не давал покоя Гордону, который уже даже перестал замечать непрерывный треск счетчика Гейгера. Если бы при скафандре был шлем, Гордон был бы совершенно спокоен — но голова его оставалась совершенно открытой. Фриман поморщился, заметив дохлую птицу, плавающую на поверхности. Да, место не из приятных… Гордон решил прибавить газу — дорога обещала быть долгой, а среди этой жижи долго находиться не просто опасно, а почти смертельно. Едва Гордон убыстрил ход, катером стало намного труднее управлять. Да и до этого управление было слегка замысловатым — катер постоянно заносило на поворотах, у него был слишком большой тормозной путь, как показалось Гордону — около семи метров. Вдобавок, воздушная подушка катера не всегда ровно держала вес своего водителя — катер иногда проседал то слева, то справа, а то и весь целиком, и при этом желто-зеленая жидкость в канале касалась сапог костюма, что Гордона совсем не радовало… Нет, не любит он радиацию. Еще с тех самых пор, как… Фриман отогнал ненужные мысли. Хватит угнетать самого себя. Пора брать ситуацию в руки.

Спустя еще пару минут Гордон наконец выехал на свежий воздух. Зеленые отходы здесь смешивались с водой, в которую плавно и переходили. Фриман улыбнулся, заметив, что вода становится все чище. По сути, он уже был не в канале, а в реке — новый пейзаж вокруг не оставлял в этом сомнений. Берегами были местами отвесные, местами пологие скалы, иногда переходившие в довольно нормальное побережье. Берега поросли чахлой, но все же зеленой травкой, деревья стояли, роняя последнюю сухую листву. Над головой Гордона раскинулось необъятное серо-синее небо. Ветер приятно обдувал лицо ученого. Фриман с удивлением заметил, что впервые он не видит вокруг Цитадели, этого гигантского шпиля-башни, пронзающей небо и уходящей далеко за облака. Хотя, чему тут удивляться — ее, наверное, скрывали от взгляда эти прибрежные скалы. Но Фриману почему-то все равно было приятно, что он не видит этого порождения Альянса. Все вокруг так и норовило напомнить о присутствии захватчиков, но то, что их основной центр не был виден здесь — это было приятно.

Фриман на средней скорости подъезжал к большому крытому ангару, который стоял на побережье, почти над самой водой, опираясь на балки-опоры, которые уходили под воду и глубоко в грунт. Останавливаться не было нужды, и Гордон хотел уже проехать мимо, пока его не заметили (мало ли, кто там мог быть?). Но вдруг на небольшом балконе возле входа в ангар он заметил фигуру человека. Мгновенно сбавив ход, Фриман пригляделся. Зрение не могло его обманывать. Фриман пригляделся пристальнее, но мнимый мираж не рассеялся — на балкончике стоял человек в синем костюме. Гордон даже заметил кейс в его руке. Человек глядел на водную гладь, прямо на подъезжающего Гордона. Фриман нахмурился и, прибавив ходу, повернул катер к причалу возле ангара. Он подъехал к берегу, не сводя глаз с молчаливого наблюдателя.

— Эй, G-man! — Фриман даже не заметил, как произнес придуманное им прозвище вслух, — Подожди, нам надо поговорить. Стой там, я сейчас поднимусь.

Гордону на миг показалось, что G-man усмехнулся. И затем спокойно повернулся и ушел вглубь ангара.

Фриман нахмурился еще больше. "Ну ладно, — сжал кулаки он, — Хочешь поговорить там, я не против. Дай только тебе в глаза посмотреть! Я уж знаю, что тебе сказать…". Фриман быстро нашел лестницу наверх и поднялся на балкончик. Медленно, но решительно подошел к дверям.

— Выходи сюда! Я буду говорить здесь!

Но ответом Гордону был сдавленный стон. Гордон невольно напрягся — похоже, его недавний знакомый попал в беду. Фриман снял с плеча автомат и распахнул двери. И едва успел увернуться от летящей в него стальной промаслянной бочки. Фриман прыгнул за двери, проверяя заряд автомата. "Ничего себе! А G-man, похоже, совсем не настроен на беседу. Ладно, тем хуже для него!".

Стон становился все громче и яростнее, и, похоже, стонали в две глотки. Фриман услышал тяжелые нестройные шаги и стоны, которые срывались на истерический, обреченный плач… Зомби? Нет, не может быть.

Гордон осторожно заглянул в двери ангара. И понял, что казался прав. И понял, что он ничего не понимает. Прямо к нему приближались, разбрызгивая кровь из ран, два перерожденца. Гордон поморщился, отвел взгляд и выстрелил… Длинная очередь пуль вырвалась из ствола автомата, вгрызаясь в тела мертвецов и «маски» хедкрабов. Гордон открыл глаза, только когда раздался второй глухой стук падающего тела. Фриман, стараясь не смотреть на убитых им зомби, бегло оглядел ангар.

"Ну куда он делся?! Не растворился же он в воздухе? Или он что, заодно с этими зомби? Нет, с этими несчастными никто не может быть заодно… Опять он меня провел… да как ловко провел! — Гордон усмехнулся, — Что ж, пора открывать счет. Два — ноль во втором раунде, в пользу человека в синем костюме. Первое его очко было еще в поезде!"…

Фриман остановился перед корпусом ракеты, которая почти до хвоста вонзилась в пол ангара. Хвост ее был раскрыт, словно цветок — из отверстия не доносилось ни звука. Гордон машинально глянул в потолок — точно сверху в крыше через большую пробитую дыру было видно начинающее розоветь небо. Фриман вздохнул — похоже, эту бывшую базу повстанцев зачистили основательно. Против таких «подарочков», как хедкрабы, не поможет ничто, кроме хорошего ствола или чего-нибудь тяжелого, а вряд ли все это было у пары напуганных и пойманных врасплох граждан.

— Станция 12, прием!

Фриман невольно вздрогнул, и подошел к зазвучавшей рации на наскоро сколоченном столе.

— Станция 12, вы там? Вы слышите меня, двенадцатая?

— Здесь нет никого в живых, — как можно спокойнее сказал Гордон в микрофон, — Все, кто был на станции 12, погибли. Не приходите сюда — ангар зачищен Альянсом.

— Кто говорит? — голос, похоже, зазвучал еще тревожнее.

— Говорит доктор Гордон Фриман, бывший член научно-исследовательского персонала "Черной Мессы", — твердо ответил он.

— Не может быть… — на том конце радиоволны растерялись, — Подождите… Доктор Фриман, с вами все в порядке? Вы можете передвигаться на местности?

— Все в полном порядке, — сухо ухмыльнулся Фриман, — Направляюсь в лаборатории доктора Илая Вэнса.

— Поняли вас, станция 12. Мы передадим о вашем пути в "Восточную Черную Мессу".

Гордон оттолкнул микрофон и быстрым шагом направился к катеру. Конечно, он сейчас поступил довольно глупо. Выложил свой маршрут, как на блюдечке. Но все-таки это были люди… Это были его союзники. Гордон вдруг понял, что это согревает его. Для него закончилось время, когда он, затравленный, уворачивается от вечно злых пуль, всегда один на один с судьбой, всегда один против целого мира… Гордон понял, что у него есть друзья, даже спустя столько лет… У него есть союзники, и, похоже, даже поклонники. Вот только не нужно ему поклонение. Ему нужна была лишь жизнь и свобода. И он желал того же своим друзьям. А что бывает с теми, кто пытается все это у него отобрать — он это показал всем двадцать лет назад.

Гордон вновь набрал полный ход, оставляя пустую станцию 12 за спиной. Фриман глянул в небо — солнце уже начало клониться к закату — надо же, а ведь он приехал в Сити 17 совсем недавно. Внезапно раздался резкий гул — и черный силуэт изящного вертолета затмил солнце на миг. Гордон пригнулся, когда его обдало ветром из-под винтов. Но, похоже, его не заметили. Вертолет унесся вдаль, вниз по реке. Гордону опять повезло. Он даже и не хотел думать о том, что было бы, если эта махина дала по нему залп из всех орудий. Даже его костюм бы не помог — он был почти разряжен, хотя вортигонт потрудился на славу.

Гордон все так же быстро, но уже осторожнее, поплыл вниз по реке. Местами высохшая река была кое-где перекрыта хлипкими подобиями плотин, наскоро сколоченных из разномастных досок. Но останавливаться не приходилось — через все эти заграждения были Перекинуты добротно сделанные трамплины, которые иногда представляли собой доски, иногда — листы шифера, иногда металла. Похоже, эта трасса была уже хорошо обжита повстанцами. Интересно, сколько уже беженцев прошло через эти воды, направляясь в лаборатории Илая? И сколько из них добрались до конца? Гордон только мельком задумывался об этом, перемахивая через плотины и заборы по трамплинам. Его катер, казалось, трещал по швам, но выдерживал эти жесткие прыжки. Вообще Гордону казалось, что его столько своеобразный транспорт собран из всех возможный подручных материалов — проволоки, газовых баллонов, жести, винтиков и старых диванных пружин. Но, как ни странно, все это отлично работало, и, скрипя и шатаясь, все же везло Фримана вперед без малейших неполадок в механизме, который придумывал какой-нибудь безумный инженер-конструктор в припадке яростного вдохновения. Так, по крайней мере, казалось.

И, когда в первый раз перед Гордоном попался вместо очередной плотины массивный каменный мост, пересекающий речушку, Гордон вздохнул от облегчения, решив, что его скачки окончены. Но расслабиться ему не удалось.

— Эй, там, на катере!

Гордон удивленно поднял голову — на мосту стоял человек. Он не был одет, как «гражданин», но и не как ГО-шник. В руках он сжимал ящик. Фриман замедлил ход, но приготовил автомат. На всякий случай.

— Сюрприз! — и ящик полетел вниз, плюхнувшись в воду перед самым носом у Гордона.

Фриман даже ничего не успел сделать — он лишь замер и сжался. Это могло быть чем угодно, даже… Но это была не бомба. Отойдя от прилива адреналина, Гордон увидел, что удар о воду сорвал с ящика крышку. В медленно наполняющейся водой таре покачивались три коробки патронов, два коричневых бумажных пакета и три странных коробочки. Подняв ящик на и без того шаткий борт катера, Гордон увидел, что эти странные предметы, показавшиеся ему поначалу коробочками, оказались батареями, какими пользовался Альянс для подзарядки своих энергожилетов. Фриман улыбнулся — вот это сюрприз так сюрприз! Гордон запоздало посмотрел наверх, на мосту уже давно никого не было. Фриман пожал плечами и первым делом подзарядил костюм. Три батареи дали заряд около восьмидесяти процентов — проценты, которые могли восемьдесят раз спасти ему жизнь. Патроны оказались большей частью для автомата, и только одна коробка была наполнена рядами патронов тридцать восьмого калибра. На секунду задумавшись, Гордон вспомнил, что такой калибр, в основном, используется в револьверах системы Smith & Wesson. Жаль вот только самого револьвера не было… Но Гордон уже давно привык ничего не бросать под ноги — и на этот раз он припрятал коробку с патронами в одно из отделений скафандра. Туда же отправились и излишки автоматных патронов. Как только Гордон с удовольствием заметил, что он превосходно экипирован, он принялся за два бумажных пакета. В одном из них, побольше, оказался завернутый в полиэтилен большой гамбургер. Фриман еще раз улыбнулся доброте неизвестных друзей — надо же, это ведь они, наверное, караулили его у этого моста не один час… А вот содержание второго пакета совсем его удивило — в нем нашлась литровая бутылка русской водки. Гордон присвистнул — это была не та дешевая подделка, какие продавали в баре на углу Стейтон стрит, этикетка у бутылки была на русском языке, название тоже. Фриман пожалел, что не знает этого языка и не может прочесть название. Он со странной смесью сомнения, аппетита и сожаления посмотрел на бутылку. И покачал головой — ну что с ней делать? Как поступил бы на его месте русский, для которого и выпустили эту водку? Наверное, махнул бы рукой и на Илая, и на Альянс, хорошенько бы выпил и закусил, и уснул тут же, под мостом, на воздухе, не заботясь о том, что будет потом — сейчас ведь хорошо! Гордон даже ощутил мурашки на руках — такой план показался ему заманчивым. Но нет. Фриман отлично понимал, что сейчас не время. Да и если откровенно, он никогда не умел пить ТАКИЕ напитки… Так, по чуть-чуть, в общежитии с друзьями, в шумной компании. Но не литр за раз. Гордон усмехнулся. Какие все-таки интересные у него его неизвестные друзья. Но пить он это не будет. По крайне мере, сейчас. Гордон положил бутылку в какой-то ящик, закрепленный на катере. Кто знает, может, Илай по этой части больший ходок, чем Гордон?

Фриман быстро перекусил гамбургером и поспешил отправиться в путь — солнце неумолимо все сильнее окрашивало серое небо в розовый цвет. Гордон проехал несколько поворотов, когда вдруг снова почувствовал терпкий запах. Вода снова начала переходить в желто-зеленую жижу. Фриман поморщился и прибавил газу — опять он попал в эти гадкие отходы… Но он не успел даже как следует поворчать про себя — над его головой вдруг пронесся и умчался вперед странный летательный аппарат. Фриман понял, что он видел такой раньше — там, на крышах Сити 17 над ним пролетело нечто подобное. Если бы Гордон верил в то, что ему казалось, то он бы решил, что этот аппарат — живое существо — слишком уж изящно двигаются его ласты-крылья, лавирует его тело между скалами. Фриману даже показалось, что он видел два огромных фасеточных глаза… Гордон поругал самого себя за лишние раздумья — надо было срочно выяснить, что это был за корабль, и зачем он здесь появился. Но ответ пришел очень быстро — прямо за поворотом Гордон увидел, как аппарат (или гигантское насекомое?) снизился и, открыв отделения в боках, высадил на берег группу людей. Фриман резко затормозил. Это были ГО-шники. Фриман долго не раздумывал, и, поддав газу набрал максимальную скорость. Еще издали, по гулу мотора катера ГО-шники заметили того, за кем они прилетели сюда. Они сразу же сгруппировались — двое заняли удобные позиции по обеим сторонам речушки, не обращая внимания на радиацию, а трое встали в виде футбольной «стенки», выставив вперед автоматы. Гордон затаил дыхание, выжал ручку газа до конца и пригнулся, когда начался ливень пуль. План его сработал, хотя и отчасти — он на полном ходу врезался в стену ГО-шников, успев услышать их последние крики — и подмял их под днищем катера. Он даже успел услышать тревожный писк их систем жизнеобеспечения, и унесся далеко вперед, оставляя позади обескураженные крики двух оставшихся ГО-шников. Гордон усмехнулся — первая победа далась легко, и Гордон на всякий случай сделал несколько виражей, и вовремя — несколько последних пуль просвистели мимо. Гордон еще более ободрился и на полном ходу понесся сквозь встречный ветер.

Проезжая мимо какого-то жилого района, который виднелся недалеко от берега, Гордон обратил внимание на один из мониторов, висящих на зданиях. Именно на таком передавали речь Брина, когда Гордон только приехал в этот город. Но сейчас экран словно бился в агонии. Изображение на нем беспорядочно мелькало, прыгало искажалось, мерцало. Мелькало то лицо Брина, то разноцветные волны помех. Гордон прищурился — ему показалось, или среди этих помех проскочило бесстрастное лицо G-man`a? Лет двадцать он решил бы, что ему показалось. Но сейчас он знал, что он действительно это видел.

Гордон увидел, что вода снова начала переходить в радиоактивные отходы. Странно, он и не заметил, как кончились предыдущие. Но на наблюдения не было времени. Гордон на полном ходу выехал за очередной поворот и чуть не снес еще одного ГО-шника, который, так же как и Гордон, явно этого не ожидал, и со сдавленным криком отпрыгнул в сторону и тут же открыл огонь, как и два его товарища. Гордон, когда чуть не налетел на него, резко увел руль влево, заставив катер круто вильнуть, и при этом чуть не опрокинулся. Катер, сделав такой лихой вираж, значительно замедлил ход, и Гордон едва успел пригнуться, прежде чем грянули выстрелы. На ходу, пытаясь одно рукой вывести катер на середину реки, Гордон другой рукой схватил автомат и вслепую дал очередь по ГО-шникам. Писк из систем жизнеобеспечения дал ему понять, что он не промахнулся. Уже, вырулив на реку, и успокоив отчаянно бившееся сердце, Гордон мысленно отметил, что раньше при смерти амуниция ГО не пищала. Да и только теперь он понял, что эти ГО-шники изрядно отличались от прежних, которых он видел в городе. У этих булла та же форма, но уже не угольно-черная, а сероватая, со странными нашивками на плечах. И опять же, высадка из летательного аппарата, система жизнеобеспечения, серьезное вооружение… Судя по всему, это были уже не ГО-шники. Первое, что шло на ум — это то, что это солдаты. Да и действую они более слаженно, упорядоченно, идя в атаку группой. Гордон усмехнулся, снова набирая ход. С солдатами он уже дело имел. Пусть только попробуют…

Фриман проехал под очередным мостом, но кое-что заставило его уже серьезно волноваться. Сначала был вертолет, потом транспортный корабль, а теперь — по мосту, гудя двигателями, пронесся бронетранспортер. Гордон понял, что игра затевается большая. Подтягивают войска, и, похоже, именно с целью уничтожить Фримана. Гордон поежился. Если на него пустят сотню человек, или ударят артиллерией, то ему точно не поздоровится… Но пока что это все были домыслы, и надо было ехать. Только бы успеть до темноты…

Проезжая под мостом, Гордон засмотрелся в ту сторону, куда уехал БТР, и едва успел отклониться в сторону — прямо на его пути сверху свешивался скользкий канат. Фриман глянул на верх — три барнакла очень удобно устроились на нижней части моста. Еще бы чуть-чуть, и Гордона бы потащили наверх мясистые твари, а катер выехал бы из-под него и унесся бы далеко вперед. Гордон понял, что здесь нельзя закрывать глаза, даже когда нет ГО-шников и солдат. Ну что это за городок — Сити 17? Опасность здесь буквально дышит в спину!

Фриман, в полной готовности к бою выехал к тому месту, где русло реки расширялось. Здесь на побережье возвышалась огромная двухэтажная постройка, одна из стен которой была округлой формы — странное архитектурное решение, которое явно замыслили не люди. Впрочем, этого Гордон не знал, пока не увидел на стене нарисованные черной краской странные письмена и знак, который он видел повсюду в Сити 17 — ядро, заключенное в квадрате, один из углов которого пробит изнутри навылет. Фриман, решив не влезать, куда не надо, хотел просто объехать здание, но за углом его ждал неприятный сюрприз — реку закрывали массивные ворота. Гордон присмотрелся — механизм их открытия уходил проводами вглубь здания. "Черт! Похоже, все-таки придется влезть в это логово… — подумал он, пригоняя катер к причалу, — Ну ничего, я постараюсь не поднимать шума. Может, там никого нет?".

Но уже забравшись по лестнице на уровень первого этажа и подойдя к двери, Гордон напрягся — внутри слышался чей-то голос. Проверив состояние оружия, Гордон резко открыл дверь и уже был готов дать очередь перед собой, но… Комната оказалась пустой. Это была подсобка — кроме стола, шкафа и стула здесь было множество стеллажей с ящиками и коробками. Гордон с отвращением уставился на монитор над столом — голос исходил оттуда. Со стены на Гордона смотрело лицо Брина.

— Теперь у нас есть прямое подтверждение о расколе среди нас, о том, кто практически приобрел репутацию мессии в умах некоторых граждан.

Гордон прищурился. Так-так… Неужели все наконец-то начали называть своими именами?

— Его личность ассоциируется с наиболее темными сторонами инстинкта, невежества и разрушения. Многие из худших моментов инцидента в "Черной Мессе" напрямую связаны с его именем.

Гордон скрипнул зубами и сжал рукоятку автомата. Как бы он хотел сейчас оказаться лицом к лицу со своим Администратором, один на один… и без свидетелей. Ведь Фриман знал правду. Там, у телепорта «Лямбда», он убедился в том, что всегда подозревал. И теперь Брин пытается окупить старые грехи, свалив их на того, кто для этого почти идеален…

— И все же, — продолжал Брин, — некоторые неуравновешенные умы продолжают окружать его ореолом романтического сияния, наделяя его такими опасными поэтическими именами, как Свободный Человек, или Открыватель Пути. Позвольте мне напомнить гражданам об опасности таких суждений. Мы только начали выбираться из черной ямы проблем нашего вида. Давайте же не будем скатываться вниз, в забвение, тогда, когда мы только-только начали наконец видеть свет.

Гордон поневоле улыбнулся. Теперь ясно, почему его всюду узнавали незнакомые ему люди! И какие ему прозвища придумали… Мелочь, а приятно. Но что там этот гад болтает? Как, интересно, появление Гордона в Сити 17 может низвергнуть человечество во тьму?

— Если вы увидите так называемого Свободного Человека, сообщите о нем. Помощь граждан в его задержании не останется без награды. И, напротив, соучастие в его преступлениях не останется безнаказанным. Будьте благоразумны. Будьте осторожны. И остерегайтесь.

Фриман презрительно сплюнул и отошел от потухшего монитора. Он уже много думал и о Брине. И том, что ему сказать, оказавшись с ним лицом к лицу. В "Черной Мессе" все факты сходились воедино. Нихилант спровоцировал кражу кристалла, но… Брин спровоцировал каскадный резонанс. Это наводило на совсем странные мысли… Но это пока не важно. Важно, что Брин не забыл своих дел в "Черной Мессе". И теперь пытается развеять давно уже остывший пепел. Гордон покачал головой и поморщился. "Черт, как же я хотел бы встретиться с ним в темном переулке! — яростно подумал Фриман, — Сволочь… Так бы по стене и размазал…".

Фриман подошел к небольшой двери, вспомнив, зачем он здесь. Нужно открыть ворота. Но едва он надавил на ручку, откуда-то изнутри послышалось:

— По двери огонь! — и автоматные дроби прошили дверь.

Гордон еле успел отскочить в сторону, но все же несколько пуль, пробив тонкую дверь, ударили по его животу. Скафандр защитил от ранений, но на эти попадания, как понял Гордон, упав на пол, ушла добрая половина заряда, который и так был не большим. Фриман выругал себя за такую поспешность и, схватив выроненный автомат, осторожно пополз к двери, надеясь занять удобную позицию. Но едва он подполз к двери, она распахнулась — прямо над Гордоном стояли трое солдат Альянса и два ГО-шника. Все их стволы смотрели Фриману в лицо.

— Бросай оружие, Фриман!

Гордон, ощутив нервную испарину, усмехнулся. И выпустил автомат из рук. И тут же получил сильный пинок ботинком в бок.

— Ладно, поднимайся! Шевелись! Руки за голову!

Гордон, стиснув зубы, встал. Что же они будут делать? Сразу изобьют, или отведут в свой центр, или куда там еще? Или сразу, без лишних разговоров… Почему-то Гордон не чувствовал боли или страха. Лишь разочарование. Разочарование в том, что его взяли так быстро.

Его проведи по большому гаражу. Повсюду валялись инструменты, детали двигателей, глушители от автомобилей. Здесь даже стояла пара БТРов. Фримана, постоянно подталкивая в спину, провели мимо небольшой комнатушки. Гордон с дрогнувшим сердцем вдруг заметил в ней кресло с поникшей окровавленной фигурой на нем. Кажется, это была женщина…

— Давай, двигай, ты! — прикрикнули на него, отводя от комнатки.

Гордон с ненавистью посмотрел на своих победителей.

— Что, — злобно поинтересовался он, — Женщин мучить у вас даже рука не дрогнула?

И тут же получил сильный удар в ребра.

— Поговори у меня еще, урод!

Его руки сзади почувствовали холод — их ловко связали валявшейся на полу цепью. Солдаты пинком его оттолкнули от себя и принялись совещаться. Гордон не слышал их слов, но вряд ли они говорили о чем-нибудь хорошем. И почти сразу они все решительным шагом направились к нему, приказав встать возле стены. Гордон встал, не споря. Нет, он не будет биться в истерике, или падать на колени в слезах. Он умрет так же, как и жил. Никому не отдавая свою свободу. Он умрет вместе с ней.

Солдаты встали метрах в пяти от него. Один из них легко подтолкнул под руки другого — тот несколько нерешительно поднял автомат. Остальные усмехнулись — мол, давай, не робей, ты можешь теперь сам прикончить этого мерзавца… Гордон закрыл глаза. Ему вспомнилось и его недавнее студенческое прошлое. И карьера кандидата наук. И работа в "Черной Мессе". И все его друзья. "Что ж, — подумал он, — Наверное, так должно быть. Второго шанса никогда не бывает. Простите меня, если сможете… Я сделал все, что смог…". Но на какой-то миг он ощутил реальные чувства. Умирать страшно…

И грохнула длинная очередь, эхо которой тысячу раз отразилось от стен гаража. И — все.

Гордон стоял, не открывая глаз, вслушиваясь в Тишину. Неужели это — все? Теперь — точно все… Но Гордон не почувствовал ни боли, ни ударов пуль. В его ушах лишь стоял треск автомата…

И только спустя минут пять он открыл глаза. И вздрогнул. Нет, такого не бывает…

Прямо перед ним на полу лежали солдаты, в расплывающихся матово-красных лужах. Четверо… Пятый сидел на полу между телами, обхватив руками голову и мерно раскачивался взад-вперед, как это делают сумасшедшие… У его ног дымился ствол выроненного автомата… Гордон, с трудом восприняв то, что только что увидел, опустил руки, которые все еще держал за головой. И мельком заметил на рукаве сидящего на полу нашивку. Это был ГО-шник. В этот момент тот тихо застонал, еще сильнее стиснув голову руками…

Гордон, перекинув связанные руки наперед, быстро нагнулся за автоматом и навел его на ГО-шника, который сидел все так же, не поднимая головы. И Фриман опустил автомат. Подошел к ГО-шнику и осторожно присел рядом с ним.

— Эй, ты! — неуверенно позвал Гордон, трогая раскачивающегося и стонущего ГО-шника за плечо, — Эй! Ты чего?

ГО-шник поднял на него лицо, скрытое маской респиратора, стекла которого уже запотели. Но даже через эту пелену Гордон увидел его глаза. Это были глаза испуганные, затравленные, полные слез. ГО-шник оглядел своих убитых им же товарищей и снова опустил голову на колени. Гордон снова потряс его за плечо, на этот раз сильнее.

— Эй! Да скажешь ты, что тут случилось, или нет?!

— Предательство, — вдруг прошептал ГО-шник, — Случилось предательство. Я убил членов ГО и Альянса. Я их предал.

— И что же с тобой случилось? — не смог сдержать сарказм Гордон, — Они тебя обижали, да?

ГО-шник посмотрел на Гордона и снова отвернулся.

— Почему ты не выстрелил? — вдруг спросил Фриман, — Почему не расстрелял меня?

— Да потому, что я больше не могу так…

— Как? — усмехнулся Гордон, но уже не так уверенно.

— Вот так, — ГО-шник кивнул на комнату с трупом женщины, — Надоело… Надоело все. Все эти крики, мольбы… Боль, кровь и страдания… Все, что я вижу каждый день… Я не знаю… я не знаю, зачем это все. Раньше знал. Теперь — не знаю…

Гордон с трудом подавил удивленный возглас. Не может этого быть! Или может? ГО-шник отрекся от своего дела? От Альянса? Он убил своих…

— Но тогда скажи, — начал Гордон неуверенно, — Зачем же все это? Зачем, если это все, если ты… Что ты раньше знал? Что, ты знал, зачем ты все это делаешь, знал высшую цель? Так?

— Д… да! — простонал ГО-шник, — Ты, тот кто убивает, даже не задумываясь, ты даже не представляешь, где я был, и что я видел! Сколько раз я думал над этим… Я предал своих… хотя какие они уже мне свои?!

— Я убивал, — сказал Гордон, — Только тогда, когда пытался спасти свою жизнь. Когда на меня открыли охоту, как на зверя… Но, если ты говоришь так… Тогда скажи, какого черта ты пошел в эту проклятую Гражданскую Оборону?

— Да что ты можешь знать обо мне! — крикнул ГО-шник, — Как ты будешь действовать, когда все, во что ты верил, превратилось в руины? Когда твоя родина обернулась тюрьмой… Когда прятаться уже некуда, и еды нет… Когда твоя жена покрывается язвами от плохой пищи и грязной воды… Я пошел в ГО… Я хотел только лучшей жизни для себя и своих детей, для моей Лизы.

Гордон вздохнул. Может, это плохо, но он понял. Может, это плохо, но человек перед ним сейчас перерождался.

— Но потом появилось подавляющее поле… — прошептал ГО-шник, глядя на убитых "товарищей", — Потом появилось сопротивление, появились допросы, аресты, избиения… смерть… Я не могу так…

— Тогда пойдем вместе, — тихо спросил Фриман, — Вместе, к свободе. Туда, где есть настоящие друзья. Настоящие, не эти…

ГО-шник посмотрел на него. Посмотрел и снова опустил голову. И тихо сказал:

— Как давно я не видел друзей… Да все мои друзья теперь желают моей смерти не меньше, чем все те, которых я замучил на допросах…

— Но всегда есть шанс вернуться, — сказал Гордон, — Ты это понял, и выстрелил в своих. Пойдем. Все, кто по-настоящему ценили тебя, они поймут. Человек может меняться…

Гордону показалось, что взгляд ГО-шника заблестел.

— Ты ведь человек, верно? — полушутливо осведомился Гордон.

ГО-шник покачал головой.

— Нет, — усмехнулся он и, отключив вакуумные зажимы, снял респиратор.

На Гордона смотрел мужчина лет сорока. Лицо его было бледным, глаза красными, грязные волосы спутались.

— Какой я человек? — горько спросил он, и Гордон отметил, что голос его оказался грубоватым, но спокойным, — Всем перед службой в ГО делают такую процедуру… Проще говоря, промывание мозгов. Всех нас специально модифицировали морально, на жестокость и безжалостность, верность Альянсу. Это мне потом приятель рассказал, он в ГО человек не последний… Всех нас модифицировали физически, мышцы наращивали… Я — не человек…

— Брось, — проговорил уже было напрягшийся Фриман, — Ты еще человек… Но как? Скажи… как ты решился убить своих? Вас же изменили ментально?

ГО-шник скрипнул зубами и сжал кулаки. Фриман понял, что ляпнул лишнее. "Черт…". Они посидели молча. Фриман мягко поднялся. ГО-шник тоже встал. Гордон, извернув кисть, сбросил цепь с рук и поднял автомат.

— Ладно, Фриман, — сдавленно проговорил ГО-шник, — Я пойду… пойду с тобой.

Гордон кивнул. Он не знал, правильно ли поступает. Эта "промывка мозгов" прочно засела у него в памяти. Но понял, что теперь ГО-шник ходит по краю собственного рассудка. И так же быстро, как этот ГО-шник предал своих, он может предать его. Но одно обстоятельство перечеркивало все другие. Среди этих гадов нашелся один человек… Это значит, что у них есть будущее. У тех, кто сопротивляется Альянсу. Это значит, что у этого парня есть будущее…

ГО-шник взял с пола один из автоматов своих бывших соратников.

— У тебя имя есть? — спросил Гордон, подходя к внутренней двери гаражей.

— Меня звали Марек, — не сразу ответил ГО-шник, — Марек Мирошевик.

— Ну, а я Гордон.

— Знаю-знаю, — попытался улыбнуться ГО-шник, — Свободный Человек.

— Ну, можно и так, — усмехнулся Фриман.

И они направились к двери. Гордон вдруг вздрогнул — за дверью, из подсобки гаража слышался знакомый монотонный гул. Марек, который тоже его услышал, схватил Гордона за руку, останавливая его.

— Стой! Мэнхаки! Назад! — тихо сказал он, отступая от двери.

Гордон шагнул за ним. И вдруг тонированное окно подсобки взорвалось тучей черных осколков — и в гараж влетела стая мэнхаков.

Гордон тут же открыл огонь, недоумевая, почему Марек медлил присоединиться к нему. Но тот вглядывался сквозь стаю смертельных машинок вглубь темной подсобки. Фриман, быстро вспомнив свою прошлую встречу с мэнхаками, опустил автомат и сорвал с пояса монтировку. Марек уже присоединился к нему, и, даже отбиваясь от лезвий лопастей мэнхаков, Гордон с удивлением заметил, что Марек сумел точными выстрелами сбить два из них. Гордон решительно ринулся на отлетевших для разгона мэнхаков и добил их. Когда последний из них свалился на пол, Гордон повернулся к Мареку. Но тот не дал ему сказать ни слова. Его рука опять рванула руку Гордона, повергая его на пол. Фриман, падая, похолодел, услышав свист пуль прямо над головой — стреляли из глубины подсобки. Фриман даже не успел сориентироваться — Марек, который повалился на пол вместе с ним, быстро и аккуратно снял с пояса цилиндрический предмет, напоминающий гранату, и кинул его в окно подсобки. Грохнул взрыв, выбивший остатки стекла и окативший стеклянной крошкой Гордона и Марека. Эхо взрыва еще не улеглось, но Марек знаками показал Фриману, чтобы тот двигался вперед. Гордон резко поднялся и дал очередь сквозь дым. Послышался глухой стук тела — и выживший после взрыва раненый солдат рухнул на пол. Марек поднялся.

— Они услышали мои выстрелы… — проговорил Марек, — Теперь нам точно конец… Они вызвали подкрепление.

— Ладно, не раскисай, — ответил Гордон, — Прорвемся. Лучше скажи, у тебя что, автомат заговоренный? Как это ты им мэнхаков сбил?

Марек улыбнулся.

— Поработаешь на Альянс с моё, и не тому научишься.

— Нет уж, спасибо, — пробурчал Гордон, покосившись на него.

— Все просто, — объяснил Марек, — Стрелять надо в сочленение корпуса и винта. Смотри только, чтобы потом лопасти не отлетели прямо тебе в лицо.

— Ясно, — почесал в затылке Фриман, — Как это я сам не додумался? Кстати, спасибо. Ты уже второй раз спас меня.

— Не трави душу, и так тошно, — поморщился Марек и отвернулся, — Нам нужно идти. Подкрепление очень скоро будет здесь, если оно УЖЕ не здесь.

— Ладно, — посерьезнел Фриман, — Мы на катере. Покажешь, где открываются ворота?

— Пошли.

Они осторожно двинулись через черную от взрыва подсобку, и вошли в просторную освещенную комнату. Вошли они тихо, и Гордон увидел стоящего возле монитора на стене ГО-шника, который что-то набивал на клавиатуре. Марек стоял, опустив руки, и прикончить ГО-шника пришлось Гордону. Но он уже не косился на Марека и не спрашивал его ни о чем. Кем бы ты ни был, всегда тяжело стрелять в своих недавних товарищей… Фриман вышел на середину комнаты под холодный свет странного устройства с продолговатой лампой, которое висело в углу под потолком. Марек кинулся к каким-то странным установкам, закрепленным на стене. Гордон обшаривал труп ГО-шника.

— Здесь хранятся индивидуальные системы жизнеобеспечения для солдат Альянса, — сообщил Марек, — Черт, жаль я кода доступа не знаю…

— Может, в компьютере посмотреть? — просил Фриман, указывая на монитор и кнопочную панель под ним.

— Дохлый номер, — ответил Марек, возясь уже с каким-то ящиком, — Доступ только по образцу ДНК… Хватит болтать. Иди сюда, посмотри, может, тебе нужно из этого что-нибудь?

Гордон подошел к раскрытому ящику — в нем, между пластами полиэтилена лежали автоматы, пистолеты, блоки патронов к ним, гранаты. Фриман присвистнул — и тут же набрал патронов для давно уже оставшегося не у дел пистолета, и взял пять гранат. Все отлично разместилось в скафандре, как в те дни…

— Ну, теперь пусть хоть три подкрепления присылают! — радостно воскликнул Гордон, — Я готов.

Марек лишь покачал головой и направился к двери.

— Пойдем. Кран открытия ворот там.

— Погоди! — Гордон вдруг заметил знакомый щиток на стене.

Фриман уже быстро и легко присоединил нужные разъемы и провода и начал подзарядку костюма. Марек в недоумении подошел.

— Что-то я не пойму… — сказал он, — Это же для солдат Альянса. Для питания их системы жизнеобеспечения.

— Ну, я же не даром в этом скафандре хожу, — пояснил Фриман, — Я бы уже сто раз мертв был…

Марек понимающе кивнул.

— Теперь ясно. Сказать по правде, я никогда не понимал, зачем тебе этот костюм. Думал, люди все выдумывают, что ты в нем ходишь…

— Хм… — растерялся Фриман, — Слушай, а что за ерунду Брин нес? Меня что, кто-то считает мессией?

— Еще как, — усмехнулся Марек, — Да ты походи по Сити 17, послушай, что люди говорят. Много про тебя всякого городят. Раньше я не верил во все эти байки, но теперь даже не знаю, во что верить… Теперь я могу, наверное, поверить, что это ты тогда, в 2000-ом, устроил эту заварушку в Аризоне…

Фриман мгновенно побагровел. Кулаки его затряслись. Он шагнул к Мареку вплотную.

— Не смей… — прошептал он, — Не смей даже упоминать об этом… Что ты можешь знать? Ты! Да ты тогда еще от маминой юбки не отходил! Ты не знаешь всей правды. Ты не знаешь, что я пережил там… Сколько друзей потерял… А если ищешь виновных, обратись лучше к своему разлюбезному Консулу, пусть он тебе расскажет про свои делишки!..

— Да пошел ты со своим Консулом, — отвернулся Марек.

— Ладно, — Гордон понял, что тоже сказанул не то, — Ты что-то сказал, я вспылил… Прости. Не подумал.

— Ладно, прости. Я тоже хорош, — сказал Марек, как показалось, даже с облегчением, — Говорю, говорю все… Пойдем быстрее. Нам надо успеть уйти отсюда до прибытия подкрепления.

Гордон подошел к двери, но вдруг Марек его остановил.

— Подожди. Дальше мы так не пройдем.

— Что такое? — недовольно поинтересовался Гордон.

— Там складская площадка, — пояснил Марек, — На ней установлен пулемет. Там было много наших. Пять, или шесть. Если они слышали выстрелы, то солдат за пулеметом уже давно взял площадку на прицел.

Фриман потоптался на месте. Черт, ну все не слава богу…

— Предложения есть?

Марек подумал.

— Ну, есть одно… Не знаю, получится ли… Попробую рискнуть. Так… сиди здесь и не высовывайся, — он нагнулся к убитому ГО-шнику…

Член "Гражданской Обороны" уже заскучал. Уже час назад его приятели ушли в подсобное помещение, оставив его здесь на посту, возле пулемета. Время, казалось, тянулось очень медленно. Светило вечернее розовое солнце, едва пробивающееся через пелену тумана и облаков. Было очень тихо — наверное, даже птицы боялись нарушать эту тишину. ГО-шник уже совсем было задремал под тихий плеск волн, как вдруг из соседней подсобки послышались выстрелы. Он мигом схватился за пулемет и занял удобную позицию за энергощитами. Ну, наконец-то хоть что-то интересное! Он взял дверь на прицел и начал выжидать. Минуты две ничего не происходило, но потом ручка повернулась, и дверь открылась. ГО-шник чуть было не выстрелил, но вовремя опустил ствол — на пороге стоял его собрат.

Пришедший медленно подошел, играя в руках автоматом.

— Назовитесь, офицер! — крикнул ГО-шник за пулеметом.

— Офицер HG2435, - ответ был почти веселым, — Ты чего, не узнаешь, что ли?

— Да ну тебя! — буркнул ГО-шник, вставая из-за пулемета, — Ходит тут, ворон считает… Что там за стрельба? Все в порядке?

— Все отлично, — ответил пришедший, — Просто из вентиляции выскочила одна из этих тварей, ну, хедкрабы. Они теперь повсюду развелись… пришлось успокоить.

— А, — протянул ГО-шник, — Ну и правильно. А меня солдаты оставили здесь дежурить. Вот ведь скоты! Скоро они ГО-шников заставят им воду покупать!

— И не говори, — сочувственно отозвался тот, — Хоть бы кто их на место поставил… Так ты говоришь, они ушли?

— Да, вон, в подсобку зашли, что-то им там обсудить захотелось.

— Ладно, я к ним заскочу, и сразу к тебе вернусь, будет не так скучно на дежурстве стоять, — сказал пришедший и пошел к двери комнаты, где сидели солдаты.

ГО-шник кивнул и отвернулся, снова облокотившись на энергощиты. Его собрат, бесшумно ступая, вдруг развернулся на полпути к двери и подошел к нему. Молниеносный замах — и приклад автомата ударил ГО-шника по затылку. Он, дернувшись, без сознания сполз на пол.

— Эй, Фриман! — тихо позвал другой.

Дверь осторожно открылась — и Гордон подошел к Мареку.

— Давай, пойдем быстрее, пока он не очнулся!

— Погоди, — приостановился Фриман, — Мы что, так и оставим его?

— Да, — торопливо ответил Марек, — Если убьем его, то выстрелы услышат. Даже и не думай! Мы сейчас можем сыграть на неожиданности.

Гордон подумал, что мог бы и прикончить ГО-шника монтировкой, но возражать не стал. Он видел, что Марек, а точнее, его обработанный Альянсом мозг, ищет способы обойти для него морально спорные вопросы. Что ж, его можно понять…

Марек встал справа от двери. Фриман занял позицию слева. Секунду они прислушивались — из-за нее доносились приглушенные голоса солдат. Гордон взглядом указал на дверь. Марек кивнул. И удар ноги Гордона распахнул дверь, в которую тут же влетели очереди пуль из двух автоматов. Фриман видел, как солдаты от неожиданности пробовали пригнуться, но это не помогло. Кто-то из них схватился за оружие, но — тоже поздно. Марек ни на секунду не прекращал стрельбу, и Гордон, отметив, что его новый друг отличный стрелок, увидел, что он стреляет лишь по ногам и плечам солдат Альянса. Фриман усмехнулся, но все же добивал солдат сам. И только после того, как затворы обоих автоматов красноречиво и тихо щелкнули, оба стрелка опустили стволы. Расталкивая ногой гильзы, Гордон вошел первым. Да, нападение прошло удачно. Мертвые солдаты валялись между столами, шкафами и большими паровыми котлами. Марек, не задерживаясь, на ходу подхватил два автомата солдат и уже направился к двери в конце подсобки. Фриман, приостановившись, оглядел все вокруг еще раз, перезарядил автомат, снял с пояса убитого солдата две гранаты, и лишь затем поспешил за Мареком.

Тот уже был за дверью. Фриман шагнул за ним — и они оказались на маленьком балкончике, висящим над водами реки. Гордон увидел слева те самые ворота. Нужно было быстрее открывать! Но Марек стоял, не шевелясь. Гордон глянул ему через плечо и все понял.

— Они свернули кран открытия ворот, — угрюмо сказал Марек, — Теперь нам их не открыть…

— То есть как? — ошеломленно сказал Гордон, — Как это — не открыть? Но должен же быть хоть какой-нибудь способ!

— Я его не знаю.

Гордон скрипнул зубами. Нет, выход должен быть. Если его нет, значит, все напрасно… Гордон оглядел окрестности ворот в надежде найти на той стороне реки еще один вентиль. Но тщетно — его не было. Взгляд приунывшего Фримана остановился на ветке портового подъемного крана, нависшей над рекой. Фирман заметил, что тросы от конца ветки, на которых обычно на крюке висит груз, не тянутся, как им положено, горизонтально вниз, а под очень острым углом уходят куда-то вправо. Машинально скользнув взглядом по натянутым тросам, Гордон увидел, что огромные железные балки, которые висели на тросах, лежали справа от его и Марека, на небольшой деревянной вышке. Прямо под вышкой стояли бочки с предупреждающими эмблемами. Гордон улыбнулся — надо же, опять везет! Может, это сработает?

— Отойди-ка… — пробормотал Гордон, отстраняя Марека в сторону.

Тот отошел, в недоумении глядя на своего спутника. Фриман прицелился и дал очередь по бочкам. Прямо на глазах изумленного Марека бочки разорвались внушительным взрывом, который в щепки разнес деревянную вышку. Балки, прикрепленные к натянутому тросу, потеряв опору под собой, да еще и ускоренные взрывом, подобно гигантскому маятнику помчались в противоположную сторону — и с оглушительным грохотом выбили ворота.

Марек пораженно смотрел то на створки ворот, скрывающиеся под водой, то на довольно улыбающегося Фримана.

— Да, — протянул он, — Теперь я понимаю, почему ты все еще жив, Свободный Человек…

— Так-то! — довольно изрек Гордон, — Ладно, пошли скорее назад, к катеру! Путь, как видишь, свободен.

— Стой! — Марек схватил его за плечо и указал в небо.

Гордон увидел большой летательный аппарат, который тихо вылетел из-за скалы и скрылся за стеной базы ГО, в той стороне, куда Гордон и Марек собрались возвращаться.

— Черт, поздно! — прошептал Марек, — Это подкрепление…

Фриман перехватил автомат.

— Ладно, нечего стоять, — решительно сказал он, — Пойдем быстрее, другого пути нет.

Марек пошел за ним, с каждой минутой все больше сомневаясь в количестве шансов на их с Гордоном выживание…

Выйдя в подсобку, они наткнулись на покинутого ими в бессознательном состоянии ГО-шника. Тот, едва держась на ногах, и тряся гудящей головой, в ужасе и недоумении ходил от одного мертвого солдата к другому, не понимая, что тут случилось. Но едва Гордон и Марек появились в подсобке, ГО-шник поднял на них мутный взгляд и, не отрывая его от Марека, сдавленно крикнул:

— Ты! Это ты!

— Черт, что я тебе говорил, Марек! — крикнул Гордон, вскидывая автомат, — Надо было его убить сразу!

И выстрел в голову повалил ГО-шника на пол. Больше он не двигался. Марек, покосившись на Гордона, молча прошел мимо трупа и осторожно встал у двери. Гордон подошел.

— Итак, там сейчас полно солдат, — сказал Марек, — Как будем действовать?

— Как обычно, — пожал плечами Гордон, — Распахиваем дверь и без лишних реверансов стреляем.

— Плохо ты Альянс знаешь! — усмехнулся Марек, — Скорее всего, дверь уже под прицелом десяти автоматов.

— А у тебя есть другие предложения? Ладно, можно открыть ногой дверь и не показываться в ней. — предложил Фриман, — Когда они начнут стрелять, мы сразу увидим их позиции.

— Ладно, давай так… Там, за дверью, есть энергетические щиты. Они не пропускают пули… На счет три открываю. Раз. Два. Три!

Он ногой толкнул дверь и тут же спрятался за косяк. Раздались выстрелы двух или трех автоматов, но они тут же поспешно смолкли — солдаты поняли свою оплошность. Но и ее было остаточно — Марек, высунувшись наполовину, открыл огонь.

— Давай! — крикнул он, и Гордон перекатился по бетону прямо к энергетическим щитам. Он тут же поднялся и, схватив пулемет, открыл огонь по солдатам, прикрывая Марека. Солдаты бросились в рассыпную, и спрятались за какой-то контейнер, стоящий рядом. Тех, кто не успел отбежать, свалили пулеметные пули. Марек, стреляя по солдатам, скрывающимся за какими-то ящиками, чуть вышел из-за щитов. Фриман, не переставая, поливал пулями контейнер, не давая солдатам возможности высунуться. Но вдруг из за контейнера нога в солдатском ботинке толкнула что-то большое и охваченное огнем. Фриман на секунду растерялся — прямо на них стремительно катились зажженные бочки с надписью «Огнеопасно».

— Стреляй! — крикнул Марек, — Стреляй по бочкам, пока они до нас не докатились!

Фриман, взрыв себя в руки, выстрелил по трем бочкам, который тут же окатили все вокруг эхом мощного взрыва. Зажмурившись от вспышки, Гордон поморщился от грохота и волны жара, накатившей на него. Рядом раздался сдавленный крик — Гордон открыл глаза и в ужасе увидел, как Марек упал. Фриман, пользуясь, что сквозь черный дым солдаты их не видели, быстро оттащил стонущего Марека к себе, за щиты. Гордон склонился над ним — из его плеча торчал острый железный обломок взорвавшейся бочки.

— Черт… — простонал Марек, — Оставь! Стреляй быстрее, пока они не…

Фриман молниеносно глянул на контейнер — за ним прятались уцелевшие после взрыва солдаты. "Что ж, — злобно подумал Гордон, — Хотите взрывов? Будут вам взрывы…" — и он сорвал с пояса три гранаты. Миг — и они одна за другой полетели за контейнер. Раздался крик — один из солдат, испугавшись, выбежал из-за контейнера, но выстрел Гордона тут же свалил его. Мощный тройной взрыв во второй раз сотряс базу ГО — из за контейнера выбросило пять изуродованных тел. Гордон быстро выбежал из-за щитов и, пользуясь дымом, как завесой, подбежал к укрытиям солдат. Нет, все в порядке — все мертвы. Фриман метнулся назад, к медленно поднимающемуся на ноги Мареку. Подбежав, он успел увидеть, как он, вскрикнув от боли, резко вырвал осколок из плеча — и пошатнулся от новой волны боли, но все же устоял на ногах. Гордон подбежал к нему.

— Ты в порядке?

— Нормально, — проговорил Марек, перехватывая в левую руку автомат.

— Точно? Идти можешь?

— Могу.

— Быстрее, пойдем, я тебя прикрою, — сказал не на шутку взволнованный Фриман, — Доберемся до "Восточной Черной Мессы" — там тебе помогут!

Марек кивнул, и указал взглядом на дверь — "Вперед!". Гордон, перезарядив автомат, быстро пошел туда. Заглянул в подсобку. Чисто. Они быстро прошли через нее, выходя назад, к гаражам. Фриман шел впереди, но Марек, едва сдерживаясь, чтобы не уронить автомат из ослабшей руки, тоже старался быть не позади. Когда они осторожно вышли в гараж, все было тихо. Гордон присмотрелся — оставленные ими трупы ГО-шника и солдат так и лежали на полу. Кажется, здесь нет ни души. Они обошли тех, кто совсем недавно хотел расстрелять Гордона, и медленно направились в выходу, поводя стволами автоматов по темным углам и маленьким кладовкам. Что-то было не так. Гордон чувствовал это… Но они не видели врагов…

— По предателю огонь! — вдруг крикнули из-за стоящего невдалеке БТРа, и грохнули выстрелы.

Гордон судорожно обернулся туда, но было поздно. Марек, пробитый полусотней пуль, со стоном грянулся на пол и затих. Гордон видел это… Фриману казалось, что это его расстреляли только что… Он чувствовал каждую пулю… И со стоном боли и отчаяния он вскинул автомат и пошел на БТР. Двое солдат, ошеломленные наглостью жертвы, выскочили из-за БТРа и выстрелили по Гордону. Фриман даже не остановился, когда пули дробью стегнули его по груди, отлетая от бронированного покрытия, — и нажал на спуски. Так ничего и не понявших солдат пули прошили вупор. Когда последний из них упал на пол, Фриман опустил автомат. Он стоял, окруженный темнотой гаража и телами убитых. Он стоял и смотрел на мертвого ГО-шника. Того, кто был его врагом, но потом стал другом — как это нелепо и удивительно! Того, кто, превознемогая собственное сознание, сумел отличить свет от тьмы. И сумел правильно выбрать свою сторону. Он так не разу и не убил ни одного из своих бывших товарищей… Он не хотел больше убивать никогда, но отлично понимал, что, покинув свой лагерь, он вступает в еще более кровавую войну, чем в ту, в которой он участвовал до этого. Но он сделал выбор, и умер за него… Умер. Умер.

Гордон стоял и смотрел на него. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Но его душа билась в судорогах. В ней появилось еще одно, черное, бездонное пятно…

"Друг умер… Еще один друг умер…"

…………………

… Чак в ужасе огляделся. Во тьме этого чертова туннеля ничего не видно! Но, кажется, он слышал… Это тихое ворчание, такое знакомое… Эти хедкрабы уже повсюду! Но как они смогли сюда пробраться? Весь туннель ведь заполнен радиоактивными отходами, кроме маленькой дорожки вдоль стены. Они с Роджером там и спали всегда… Только в этих туннелях можно укрыться от охотников — на улице у них не было ни шанса. Они много раз пытались выбраться отсюда, добраться до любой станции, но тщетно… И они уже три дня сидели безвылазно здесь, благо продуктов они набрали достаточно. Им уже было плевать и на отходы, и на лучевую болезнь, лишь бы протянуть еще немного…

Но сегодня Чак проснулся от какого-то шума. Хедкрабы? Вот черт… Было слышно странное чавканье… Чак приподнялся на своем покрывале, заменявшем ему матрас. Вгляделся в полумрак туннеля, на постель Роджера. Было плохо видно, но Чак заметил, что его друг трясется, словно в лихорадке.

— Эй, Роджер! — тихо позвал он.

Но друг не откликался. Чак осторожно поднялся… Черт, опять этот звук! Надо скорее бежать — хедкрабы нашли их и тут… Разбудить Роджера, собрать тряпки и еду — и бежать, пока темно. Чак подошел к другу и, присев над ним, потряс его за плечо.

— Эй, Роджер, ты чего? — Чак не на шутку испугался — его приятель под одеялом колотился крупной дрожью.

Чак откинул одеяло… и с криком упал на спину и тут же вскочил на ноги. На голове его друга сидел хедкраб, и, чавкая, вгрызался в черепную коробку… Чак уже видел перерожденцев… но так рядом… Бедный Роджер… Чак понял — ему уже не поможешь, он уже заметил на теле бывшего друга язвы и вздутия. Надо бежать… бежать. Пока он не встал… Чак быстро похватал еду с пола… И тут на него с шипением прыгнуло что-то. Чак с диким криком упал, выронив все из рук… Хедкраб, похоже, сорвался с его спины… Но где он? Ничего же не видно! Чак, словно в лихорадке, безумно оглядывался в стороны, не зная, с какой стороны ждать нового нападения. Он медленно поднялся на ноги и начал тихо пятиться назад… Все было тихо. Но вдруг совсем рядом что-то злобно зашипело, и Чак, вскрикнув от ужаса, кинулся в сторону. Нога его сорвалась, и его последний крик потонул в потоке желто-зеленой жижи. На поверхности показались пузыри, и туннель снова наполнился гробовой тишиной…

……………………..

Гордон спустился к катеру и завел его. Он старался сконцентрироваться, думать о цели своей поездки, но все его мысли возвращались к мертвому ГО-шнику. Фриман ехал по реке, ехал на полной скорости, словно пытаясь убежать от этих мыслей, но они все рано нагоняли его… Теперь уже, стреляя по встречным ГО-шникам, его рука не раз дрогнула — если среди них нашелся одни такой… то они пока еще тоже люди… Но, каждый раз, когда перед Гордоном вставал немой вопрос "Стрелять или не стрелять?", он сжимал все свои чувства в кулак — и все же нажимал на курок. Перед его глазами снова и снова пули пробивали кричащего Марека… Нет, они не люди.

Гордон, став еще более осторожным, кое-где замедлял ход, и иногда это чуть не стоило ему жизни. ГО-шники и солдаты поменяли тактику — начали нападать с мостов и склонов берега. Один раз, когда Гордон шел на малом ходу, прямо перед ним с очередного моста вдруг свесились два троса — и тут же, по ним на карабинах вниз съехали два солдата. Фриман, едва успев увернуться от одного из них, обогнул их и выжал двигатель полную мощь, не забыв обернуться и выстрелить. Гордон с волнением посмотрел на солнце — становилось все темнее. А темнота сейчас была хуже целого отряда солдат — Фриман не сможет видеть дороги, и, может быть даже, попадет прямо в руки Альянса. Гордон на полном ходу выехал за поворот реки и, объезжая камень, торчащий из воды, круто вильнул. И тут же понял, что сделал это как нельзя вовремя — с гулом в то место, где он только что был, влетела маленькая ракета, подняв подводным взрывом тучу брызг. Фриман, похолодев, молниеносно проследил угасающий дымный след ракеты и увидел стоящий на крутом берегу БТР. Как только Гордон увидел его, он заметил, как от него отделилась еще одна ракета. Фриман, выжимая из катера все его силы, помчался вперед, чудом избежав встречи с ракетой. "Вот черт, — мысленно выругался он, — Его-то я автоматом не завалю…". И, на ходу делая виражи, Гордон помчался вперед, видя перед собой лишь скалу, в которую уходила река, и слыша сзади свист и взрывы. Влетев в пещеру в скале, по которой текла река, Фриман немного успокоился, но ход сбавлять не собирался. Гордон заметил, что стены пещеры становились все более гладкими — было видно, что она переходила в трубу. Фриман усмехнулся — вот будет смешно, если его снова занесет в какую-нибудь канализацию! Но его опасения рассеялись, едва впереди показался свет. Фриман вылетел из трубы, словно пуля из ствола, неожиданно обнаружив вокруг себя непривычный простор — здесь русло реки расширялось, образовывая нечто вроде большого озера. Гордон сразу заметил обширную портовую базу, и туту же проследил взглядом ход реки. Она шла через большие ворота… С побережья базы раздались выстрелы, и пули зашлепали по воде возле Гордона, но он этого даже не слышал. Он лишь видел, как огромные ворота начали закрываться…

"Нет!!!" — Гордон застонал и, снова подбавив газу, рванулся к воротам. "Только бы проскочить… только бы успеть…". Фриман несся к воротам, не видя ничего вокруг себя. Он не видел, как на бетонный берег базы сбежались восемь солдат, и уже каждый из них стрелял. Вода за катером Гордона буквально кипела от пуль, но даже они не поспевали на быстры катером… И Гордон влетел в почти метровую щель в закрывающихся воротах. Радости его не было границ… Но она тут же оборвалась так же внезапно, как и пришла — Фриман, ощутив сверху сильный ветер, поднял голову. С базы стремительно поднимался боевой вертолет…

Гордон, застонав от бессилия, лишь всматривался вперед, выбирая себе путь понадежнее. Может, вертолет не за ним? Но нарастающий шум винтов обманывал все ожидания, и Фриман действительно испугался. Он не мог ничего сделать! Он не мог стрелять — разве вертолету страшны автоматные пули? Он не мог спрятаться! Он не мог… Фриман, обливаясь потом, едва успевал поворачивать — река начала извиваться серпантином. Гордон скрипнул зубами, когда по воде сзади него ударила оглушительная россыпь крупнокалиберных пуль… Он уже ни во что не верил, ни на что не надеялся, и ничего не чувствовал… Перед его глазами стояла река. В его висках оглушительно стучала кровь. Сердце было готово пробить броню скафандра изнутри. Вокруг по воде стрекотали пули, мимо мелькали берега, деревья, песок… Гордон до рези в глазах следил за дорогой, виляя и делая виражи. "Только бы дожить до следующего поворота… Только бы дожить…". Фриман уже потерял счет этим поворотам, он потерял счет мгновениям, когда горячее дыхание пуль обдувало его щеки, когда пули, высекая искры, попадали в корпус катера… Гордон вздрогнул, когда впереди него сверху, под гул винтов, на воду упало что-то шарообразное… Еще, еще… Фриман почувствовал немыслимый страх — это были мины! Он, едва справляясь с рулем катера на сумасшедшей скорости, успел обогнуть две из них… Огибая третью, услышал, как что-то тяжело звякнуло о днище катера… И писк активизируемого запала. Бешеная скорость сделала свое дело — через долю секунды в спину Гордона ударила взрывная волна, которая почти оглушила его… Гордон еще быстрее понесся вперед, даже не слыша, что к вертолетному огню присоединился еще один — БТР, стоящий на берегу, бил по катеру прицельным огнем… Гордон, не помня себя, несся вперед, через повороты, сквозь град пуль и мин…

И, обезумевший от отчаяния и шока, он влетел в какой-то туннель. Гул винтов остался позади… Все накрыл полумрак. Но Гордон еще долго несся по туннелю, не сбавляя скорости, прежде чем… Громкий крик, в котором вылились и отчаяние, и боль, и нечеловеческий страх — крик сотряс стены туннеля. И Гордон сбавил ход, пытаясь успокоить колотящееся сердце, не в силах поверить, что он еще жив. Он, занятый этими мыслями, не заметил, как медленно подъехал к освещенной части туннеля, где уже были видны бетонный берега по краям…

— Эй, вы — Доктор Фриман, правильно?

Этот женский голос, прозвучавший в туннеле совсем внезапно, заставил Гордона даже подпрыгнуть от неожиданности. Он резко пригляделся, уже нащупав автомат, но тут же опусти его, увидев стоящую на одном из бетонных берегов женщину. Здесь туннель расширялся, причем расширялась не река в нем, а именно берега — справа даже был маленький причал со ступеньками, и небольшая бетонная площадка. И Гордон остановил катер.

— Эй, Роберт, быстро сюда! Это Доктор Фриман!

Гордон знал, что надо что-то сказать. Но после пережитого только что речь отказывалась повиноваться. На площадке появился крепкий мужчинка.

— Да это действительно Фриман! — воскликнул он, — А я уже было не поверил… Что же вы, Доктор Фриман? Прошу вас. Подъезжайте к причалу!

Гордон подвел катер к ступенькам и, наконец, ступил на твердый пол. И тут же оцепенел… В трех шагах от него стоял вортигонт. В руках он держал массивный пулемет. Гордон, не сводя с него глаз, потянулся за автоматом…

— Вы как раз вовремя, Док… — сказал подошедший Роберт, но тут же осекся, — Эй, вы что?

Фриман поднял ствол на инопланетянина. Вортигонт, подняв взгляд, шевельнулся, и почти радостно шагнул Гордону навстречу. Фриман, напрягшись, нашел пальцем спусковой крючок…

— Эй, стойте! — крикнул Роберт, вставая между вортигонтом и Фриманом.

Вортигонт, впрочем, тут же выглянул из-за него, глядя на Гордона с каким-то восхищенным преклонением.

— Доктор Фриман, остановитесь! Он же с нами!

Гордон, не опуская автомат, с натянутыми нервами стоял и смотрел, как вортигонт медленно выходит из-за Роберта. Тот, увидев, что Гордон его не слушает, положил руку на ствол автомата и силой опустил его. Гордон не сопротивлялся, но взгляд его не отрывался от вортигонта. Они, именно они убивали его друзей… так, как сейчас убили одного из его друзей солдаты…

— Мы помним Свободного Человека, — внезапно сказал вортигонт, — Наши дороги идут рядом.

— Я никогда не пойду рядом с тобой, гад… — пробормотал Гордон.

— Успокойтесь, док, — снова сказал Роберт, — Мы слышали гул винтов — вам, наверное, пришлось несладко. Но здесь все свои.

— До сих пор не понимаю, как это эти твари, — Гордон бесцеремонно ткнул пальцем в вортигонта, — Вдруг стали нам своими?!

— Они такие же, как и мы, — возразил Роберт, — Они тоже сражаются за свободу. Ведь ты вселил в них надежду тогда…

— Чушь какая-то, — пробормотал Фриман и решительно отвернулся от вортигонта, глядящего прямо ему в глаза.

— Док, пойдемте пока в комнату, — предложил Роберт и указал на дверь в стене, — Вы, кстати, как раз вовремя — мы уже почти собрались отсюда уходить, пока нас не засек Альянс.

Фриман вошел вместе с ним в маленькую комнатушку, освещенную одной-единственной лампочкой. Роберт подвел его к большой карте, которая висела на стене.

— Давайте я покажу вам, куда вам надо плыть дальше. Вот, посмотрите сюда, — и он уткнулся в карту.

Фриман, заглядывая ему через плечо заметил у него на рукаве нашивку — греческую букву Лямбда…

— Вот три базы ГО, которые вам предстоит проехать. Убежище Илая вот здесь, за скалой, после третьей базы, в старой гидроэлектростанции. Но добраться сюда с вертолетом-охотником на хвосте лучше и не пытаться.

— Это уж точно, — только и сказал Гордон, — Второй раз я этот трюк повторять не собираюсь.

— Но есть хорошие новости, — подбодрил его Роберт, — Вортигонт сейчас что-то так колдует с твоим катером, так что у тебя будет огневая мощь…

— Что?! — перебил его Гордон, бросаясь к двери, — Что эта тварь делает с моим катером?!

Гордон выбежал на причал и увидел… Вортигонт стоял, не шевелясь, возле катера, и лишь от его кисти с катеру протянулась синяя молния. Фриман заметил, что она упирается в основание большого пулемета, теперь укрепленного возле руля.

— Он приваривает пулемет к катеру! — поспешно заверил его подбежавший Роберт, — Этот пулемет — один из тех, что установлены на таких вертолетах-охотниках, который у тебя на хвосте. В этом есть даже какая-то ирония…

— Свободный Человек сильно пострадает по пути вперед, если не примет это оружие, — изрек вортигонт, на миг оборачиваясь на Гордона.

— А он точно будет стрелять? — недоверчиво спросил Гордон, наблюдая за вортигонтом, — Твой дружок нас не обманет?

— Обманет? — засмеялся Роберт, — Ты что? Ворти — самый лучший механик в округе!

— Забавно, — пробормотал Фриман, — А он карьеру себе сделать не думает?

— А вы шутник, Док, — улыбнулась женщина, тоже наблюдавшая за вортигонтом, — Ладно, залезайте на катер, все готово.

Гордон, подождав, пока вортигонт отойдет, сел в катер. Попробовал дотянуться до пулемета — это получилось легко и свободно. Словно этот катер и не мог существовать без оружия.

— Думаю, с этим вы сможете прорваться к Илаю, — сказал Роберт.

Гордон пожал плечами и завел мотор. Он все же не доверял этому трехрукому… Он махнул своим новым знакомым рукой, и поехал по туннелю.

— Удачи вам, Доктор! — крикнула ему вслед женщина.

— Во имя свободы! — а это, похоже, был вортигонт.

Гордон усмехнулся. Что и говорить, искренне это прозвучало. Вот так всегда — когда проблемы уже нет, разум все равно не хочет, чтобы ее не было…

Через минуту впереди показался розовый свет заката. Фриман уже мысленно приготовился к новому бою, как вдруг впереди послышался резко нарастающий гул — и метрах в двадцати Гордон увидел, как вертолет буквально заглянул в туннель. Черт, да ведь он же караулит его! Не успел Фриман даже подумать об этом, как в туннель полетели трассирующие заряды вертолета. Гордон резко вильнул, ощутив знакомы холодок по спине, но, вспомнив про новое оружие, злобно ухмыльнулся. "Посмотрим, как тебе это понравится…" — и Гордон, схватив пулемет одной рукой, нажал на спуски. Катер сильно тряхнуло — отдача была просто неимоверной, и Фриман увидел, как из ствола пулемета вылетели заряды и тут же пробили бок вертолета, висящего впереди. Вертолет тут же круто взял вправо, уходя из поля зрения Гордона.

"Ага! Что, не понравилось, гад?! Ну что, пришел и мой черед пострелять…" — Гордон со злобной ухмылкой начал набирать полную скорость и через пару секунд уже на полном ходу вылетел из туннеля. Скорость спасла его от неожиданного огня вертолета, который решил открыть стрельбу, залетев назад, за туннель. Фриман, лихо развернув катер, мгновенно навел пушку и дал ответный залп. Часть пуль прошли мимо, но половина из них ударила в хвост уже и так дымящего вертолета, разбивая его вдребезги. Тот, теряя управление, плавным зигзагом полетел к берегу, очевидно, пытаясь скрыться за скалами и приземлиться. Но Фриман, не выпуская его из виду, быстро развернул катер для более удобной стрельбы и, с довольной улыбкой нажал на спуск. Одна из пуль попала прямо в топливный бак агонизирующего вертолета, и мощный взрыв разметал его обломки по руслу реки.

Фриман победно сжал кулак. Как давно он не испытывал этого чувства! Чувства триумфа победителя… С самого боя с Нихилантом…

Гордон, постоянно оглядываясь на уже наполовину скрывшееся за горизонтом солнце, на полном ходу поплыл дальше, вспоминая карту. Дальнейший путь его был не очень долгим. Для Гордона время пролетело незаметно — все эти полчаса прошли в боях с ГО-шниками и солдатами, которые на каждой из трех баз уже поджидали его в полной боевой готовности. Гордона гнало вперед садящееся солнце. Его гнала вперед мысль о скорой встрече со старым другом. Уже устало виляя катером, и избегая пуль солдат и БТРов, Гордон несся по реке вперед, к старой гидроэлектростанции. Только один раз он снова не на шутку испугался — когда, проезжая через темный туннель, заполненный радиоактивными отходами, он в темноте не заметил сгорбленной фигуры и с ходу сшиб какого-то перерожденца… Но он понял, что это было, только проехав еще метров десять, когда уже окончательно мертвый повстанец остался далеко позади…

Давя на спуск пулемета, Гордон вспоминал прошедший день. Как много всего за этот день случилось! Еще утром он приехал сюда на поезде… А теперь он, уже признанный кумир повстанцев, несся навстречу друзьям, навстречу ответам на свои вопросы… И, может быть, если бы он не вспоминал всего, что с ним сегодня случилось, он бы и не заметил фигуры худого человека на берегу последней базы. Фриман пригляделся — это был не Альянс. Гордон еще издали пулеметом перебил всех высыпавших на берег солдат. Нет, это был не солдат. С далекого берега на него смотрело довольное лицо G-man`a. Гордон даже и не попытался подплыть к нему — он уже знал, что это бессмысленно. Фриман лишь, проезжая мимо, усмехнулся и провокационно кивнул ему. Он не надеялся, что человек в синем костюме разглядит его жест, но… G-man едва заметно кивнул Гордону, поправил галстук и скрылся между портовыми контейнерами… Фриман покачал головой. Нет, этот как всегда в своем стиле. Наблюдает и не вмешивается. Значит, все идет по плану. Все, как он рассчитал.

Солнце уже совсем скрылось за прибрежными скалами, когда Гордон остановил свой катер на берегу, у больших трансформаторов. Ступив на мягкую влажную землю, Фриман пошел к двери старой электростанции…

……………….

… Уоллес Брин сидел в своем кабинете, пытаясь успокоиться. Только что он связывался с Советником Альянса. От них ничего нельзя скрывать, все равно ведь узнают. Советник был очень недоволен. Брину пришлось рассказать о вспыхивающих тут и там восстаниях. Помогла только его искусная дипломатичность, и он смог убедить Советника в том, что эти восстания имеют локальный характер… Черт, и из-за этого уличного сброда он, Брин, так рискует?! Ну когда же эти глупые людишки наконец поймут, что они отрицают свое будущее, хватаясь за прошлое? Перебрались бы тогда уже сразу на деревья и, прыгая по ним, общались бы бессвязным ревом… Но нет, только все начало стабилизироваться, как появился он. Гордон Фриман. Брин злобно сжал кулак. Этого человека не было нигде двадцать лет, Брин считал его благополучно погибшим при взрыве "Черной Мессы". И вот он появился, возник, словно из-под земли! Мало того, что среди граждан и так ходили всякие вздорные слухи о нем, так он еще и явился в город собственной персоной… И начались восстания… Сам Фриман в бегах, и, судя по сводкам ГО, убил не один десяток членов Альянса. Брин, нахмурившись, начал прохаживаться по кабинету. Нет, Фриман неспроста вернулся… Он что-то готовит. То, что он сознательно инициировал восстание — это было уже совершенно ясно. Но что будет, если он предпримет что посерьезнее? Полезет ко всем со своей правдой… Люди ведь верят ему… Брин знал, что так и будет. Так ведь было и этим дураком, Розенбергом. Они еще в "Черной Мессе" ненавидели друг друга, и не скрывали этого. И, когда, после Семичасовой Войны, Розенберг, тоже возникший непонятно откуда, попытался обратить свою пропаганду к народу, Брин оказался на краю пропасти. Хорошо, что этого выскочку удалось вовремя нейтрализовать. Но Фриман не таков… Это Брин знал уже давно. Этого "Свободного Человека" голыми руками не возьмешь… Нужно думать, думать… думать…

Монитор на стене тревожно запищал. Кто бы это мог быть? Связь с Консулом имели очень немногие. Хотя, Брин, подумав, понял, кто это. И, включив монитор, с улыбкой поздоровался:

— Здравствуй, Джудит!

Женщина на мониторе опасливо огляделась, и торопливо заговорила:

— Уоллес, нам только что сообщили, что Фриман уже приближается к нам.

— Да? — Брин искренне удивился, — В "Восточную Черную Мессу"? Интересно. Что же он задумал?…

— Я не могу долго говорить, расход электроэнергии могут заметить, — сказала женщина, — Уоллес!

— Что, Джудит?

— Я верю в тебя, — сказала она, — Я ведь знаю тебя настоящего. И понимаю. И они тоже поймут. Ты ведь ничего не сделаешь им?

— Конечно, нет, — улыбнулся Брин, — Все будет хорошо. Спасибо, что сообщила. Я буду готовить транспортер. Пожалуйста, свяжись со мной, когда он будет у вас, хорошо?…

Глава 5

"Восточная Черная Месса"

Едва он вошел, массивные двери за ним сомкнулись, и Гордон остался в полной темноте. "Опять ловушка… — с болью подумал он, — Черт, и почему я всегда так глупо попадаюсь?…". Фриман, услышав утробный гул со всех сторон, вновь схватился за автомат. Не зная, с какой стороны ждать нападения, Гордон медленно поводил автоматом в темноту. Друг, с внезапным щелчком, откуда-то слева тьму рассек яркий, нестерпимо яркий свет. Гордон, обернувшись туда, тут же зажмурился — от какого света можно было и ослепнуть! Но он успел увидеть, как из стены выдвинулись два аппарта, похожие на видеокамеры.

— Так, у нас гости! — резкий женский голос, похоже, раздался из динамика под потолком.

Гордон, пересиливая себя, все же открыл глаза. Камеры пристально изучали его.

— Отлично, это человек, — заключил голос, — Эй!

Тьма вдруг снова окутала Гордона, но затем вся камера осветилась нормальным, мягким светом. Фриман, резко направляя ствол автомата на голос, увидел в стене широкое окно, в котором виднелись два лица — женское и мужское.

— Не беспокойтесь, — обратилась к нему женщина, — Вы теперь в безопасности.

— Вы уверены? — саркастически пробормотал Гордон, с опаской глядя, как его ноги окутывает сероватый пар.

— Извините за сканирование, — сказала женщина, склонившись над чем-то, — Мы не можем рисковать.

— Сканируйте, — мрачно сказал Гордон, наблюдая, как на него с потолка медленно опускается прозрачная красная плоскость, — Лишь бы только эти лучи не повредили скафандр.

При этих словах женщина наконец подняла на него взгляд. И растерянно улыбнулась.

— Доктор Фриман? Гордон Фриман? Это вы?

— Я очень удивился бы, если б вы меня не узнали, — усмехнулся Фриман, вешая автомат на плечо.

— Вы добрались так быстро? — в ее голосе слышалось одновременно и восхищение, и недоверие, — Вот это да! Илай будет впечатлен! Как гора с плеч…

— А где сам Илай? — Гордону уже начало надоедать стоять под исследующими его лучами, — Кто вы?

— Я доктор Моссман. Джудит Моссман. Я слышала о вас еще задолго до инцидента в "Черной Мессе".

— Да?!

"Вот это да! — подумал Гордон, уже внимательнее всматриваясь в лицо новой знакомой, — Он слышала обо мне еще тогда? Интересно, от кого? Тогда я ведь был лишь обычным кандидатом наук…"

— Вы знали меня? Как? Я имею ввиду…

— Мне тогда очень много рассказывал о вас доктор Кляйнер. Он очень хвалил вашу работу в "Черной Мессе"… Да, "Черная Месса"… — казалось, Моссман даже закрыла глаза, вспоминая, — Как это было давно! Я так завидую вам — вы работали с Илаем и доктором Кляйнером, когда они были на вершине своей работы.

— Было дело… — сказал Фриман, тоже уносясь в те далекие дни… Он вспоминал Илая, который всегда был рад ему. Он вспомнил и маленькую девочку Аликс, играющую на столе дискетами и карандашами…

Пар куда-то ушел, красная плоскость потухла.

— Ну, вот и все! — в голосе Моссман слышалось неподдельное облегчение, — Можете проходить.

Мощные двери позади Гордона с гулом разъехались, и Фриман вышел в просторный коридор. Вслед за ним, из контрольной комнаты вышла и Моссман. Ее взгляд был так исполнен причудливой смесью восторга, смущения и восхищения, что Гордону стало как-то неловко. Он даже потоптался на месте, но Джудит так и не отвела взгляда. Это была стройная женщина лет сорока, с приятным лицом и добрым взглядом. Гордон заметил, что эта женщина начинает нравиться ему. Действительно нравиться.

— Я провожу вас к Илаю, — поспешно прервала молчание Джудит, — Он ни за что не простит мне, если я заставлю вас ждать.

Они отправилась по коридору, к небольшой двери.

— Да… — протянул Гордон, осматриваясь, — Интересное название вы придумали для такого места… Даже чем-то напоминает те коридоры. И большие у вас лаборатории, доктор Моссман?

— Ну, они небольшие, но их много, — пояснила Джудит, — Шесть. Мы достаем, по мере возможностей, самую современную технику Альянса. Помощников у нас мало, немногие желают работать со сложным оборудованием.

— Неудивительно, — сказал Гордон, пропуская в дверь Моссман, — Знаете, доктор, как я предполагаю, ведь Альянс уничтожил систему образования?

— Как вы догадались? — засмеялась она, — Действительно, ни школ, ни университетов давно уже больше нет.

— Интересно, а кто тогда у вас работает? — улыбнувшись, спросил Гордон, подходя к лифту, — Наверное, такие же динозавры, как мы с Барни?

— Почти! — засмеялась Джудит, — Да, у нас есть несколько специалистов старой школы. Но большинство все же молодые. Мы, по ходу работы, учим их. Особенно старается Илай, не понимаю, как он все успевает?

Они остановились, и Моссман вызвала лифт.

— И многого вы достигли?

— Ну, за несколько последних месяцев мы покрыли ноги области наших проблем, — сообщила Моссман, — Но все будет быстрее, когда у нас появятся люди, обученные вами.

Последние слова были сказаны с затаенной надежной, и Гордон решил ее не развеивать. В конце-концов, кто знает? Может, здесь он снова ощутит, что он — физик?

— Мы уже почти освоили технологию локальной телепортации, — продолжала Джудит, входя в лифт, — Это то, что пока так и не освоил Альянс. Илай думает, что их порталы нитевидные, вроде нашей Коллабиальной модели, но у них не те коэффициенты в уравнении темной энергии.

Гордон шагнул за ней, и решетчатые двери сошлись. Лифт начал двигаться.

— Они могут пробить энергетический коридор через свою вселенную, но, пока они здесь, они зависят от локальной телепортации. Если бы только они знали, что мы делаем с их проблемой…

Фриман с интересом посмотрел на свою новую коллегу. А она неплохо знает предмет!

— Ой, только послушайте меня… — смутилась Джудит, — Я рассуждаю, как лаборантка. Я просто так рада, что у нас наконец-то будет шанс поработать вместе!

— Конечно, поработаем! — улыбнулся Гордон, — Эх, как я давно не занимался телепортацией!.. Разве что ее практикой…

Гордон осекся, увидев, что проплывает за дверями кабины. Секунду назад там мелькала стена — лифт медленно шел вниз. Но теперь они проезжали какой-то этаж. Гордон увидел уютную, хорошо обставленную комнату, напоминающую классическую гостиную. Но не это смутило его. Он успел увидеть сидящего на диване парня, который задумчиво глядел на шахматную доску перед собой. Не менее задумчивый вортигонт передвинул черного коня, побив белую пешку. Парень еще больше напрягся, и приготовился уже было сделать ответный ход, но Гордон этого уже не увидел — лифт опускался дальше. Гордон молча смотрел в стену. Нет, это просто в мозгу не укладывается!

— Так о чем это я? — спохватилась Моссман, — Ах, да. Доктор Кляйнер сумел сжать ретранслятивную функцию Зена, да так, как никому в "Черной Мессе" даже и не снилось.

Гордон машинально кивал, глядя на очередной проплывающий мимо этаж. Это уже было совсем невообразимо. Расположившись в просторной кухне, два вортигонта с увлечением готовили. Один из них, поправил белую поварскую шапочку, осторожно попробовал на вкус суп, который помешивал. Другой, бормоча что-то, усердно нарезал ломтиками хедкраба…

— Мы придумали, как можно использовать Зен в качестве своего рода Оси, или опорной точки между измерениями.

— Значит, — заключил Гордон, вспоминая свои исследования, — При локальной телепортации объект неизменно попадает в Зен, и потом — опять на Землю, в точку назначения…

— Именно так и было, — улыбнулась Джудит, — Но сейчас все по-другому. Нет ни спутников наведения, ни огромных резервов энергии для совершения телепортации тем путем. Нам пришлось искать новые пути. И мы нашли их. При локальной телепортации объект все так же идет к Зену, но теперь он просто огибает Зен и возвращается в точку назначения, не попадая в подъизмерения Пограничного Мира.

— И это реально? — спросил Фриман, ощущая себя вновь в своей любимой науке, — То есть, теперь энергии затрачивается меньше?

— Намного меньше! — горячо заверила его Моссман, — Тем более, используя столь уникальный источник энергии…

Гордон пропустил «уникальность» источника энергии мимо ушей — он видел еще одну комнату, проплывающую за дверями лифта. За ней тоже были его старые знакомые. Три вортигонта стояли в длинном коридоре возле мужчины в синей одежде гражданина. На том конце коридора на канате висел манекен… Да это же был искусственный ГО-шник! Мужчина, что-то сказав вортигонтам, резко махнул рукой, словно тренер стартующим бегунам. Вортигонты с электрическим треском напряглись, и коридор пронзили зеленые молнии. От неожиданного и такого знакомого стрекота разрядов Гордон схватился за автомат, все еще не веря, что это не в него, и даже не в мужчину вонзились молнии. Манекен в конце коридора, дымясь, раскачивался.

— Что такое? — забеспокоилась Моссман, увидев реакцию Гордона, — А, это вортигонты. Не волнуйтесь, они на нас никогда не нападут!

— Что-то слабо верится…

— Я понимаю, — мирно сказала Джудит, — То, что вы пережили в "Черной Мессе"… Но с той поры все изменилось. Они нам больше не враги. Они и тогда не хотели нападать. Они лишь находились под влиянием их лидера.

Гордон промолчал, снова вспоминая те часы… Часы ужаса, часы риска и хождения по лезвию косы старухи в черном балахоне. Хождение по краю пропасти с названием Смерть. Эти зеленые молнии всегда несли смерть. Неужели теперь они защищают повстанцев?

— О, а вот и Илай!

И Гордон увидел его. В медленно предстающей перед ним лаборатории он увидел старого друга.

— Хорошо, теперь займись этим, — стоящий к лифту спиной чернокожий мужчина отдал что-то вортигонту, который, взяв прибор, направился с ним куда-то в сторону.

Лифт остановился. Гордон все еще смотрел на Илая, не в силах поверить, что наконец нашел его… Моссман вышла из лифта первой.

— Илай, смотри, кого я нашла в шлюзе!

Фриман шагнул вперед. Илай обернулся. Гордон помнил это лицо. Да, Илай постарел… Почти полностью седой, с добрыми морщинами вокруг уголков рта и глаз, Илай смотрел на Гордона, и в его голове тоже воскресали те далекие дни. Сколько же Гордон его не видел? Сколько раз считал погибшим? Но этот ученый сумел выжить, сумел спасти семью. И теперь он здесь. Гордон подошел, не отрывая глаз от его лица. Илай, поначалу смутившийся, мягко улыбнулся.

— Гордон Фриман. Дай-ка мне на тебя посмотреть, старик! — Илай протянул руку, — Боже, ты нисколько не изменился! Как это тебе удается?

— Сам не знаю, — смущенно ответил Гордон, пожимая теплую руку Илая, — Я даже не помню, где я был все это время. Много времени прошло, Илай…

— Да… Последний раз я тебя видел, когда я послал тебя за помощью после резонансного каскада. Никогда бы не подумал, что это у тебя займет так много времени!

Гордон рассмеялся — он не понимал, как, но этот человек не мог не подарить хорошее настроение. Илай засмеялся тоже, вздохнув, уносясь в те времена.

— Ну, как бы то ни было, — сказал он наконец, — Добро пожаловать в лабораторию! Это, конечно, не "Черная Месса", но тоже неплохая.

Илай повел рукой, как бы приглашая Гордона осмотреть комнату. Гордон еще раз улыбнулся, и тут… Взгляд его опустился чуть ниже, и он вздрогнул. Вместо левой ноги Илай стоял на железной пластине-протезе.

— Илай… — Гордон в смятении посмотрел на него, — Что произошло?

Илай помолчал, понимая, о чем его спросил Фриман. Видимо, ему тоже довелось… ходить по краю.

— А! — беспечно махнул он рукой, но выглядело это натянуто, — Не волнуйся об этом. Неудачная стычка с буллсквидом… Да, времена были тяжелые…

— Да и сейчас не из легких, — пробормотал Гордон, переваривая услышанное.

Уважение Гордона к этому человеку возросло еще на порядок. Он знал, что теперь Илай как никто понимает его. И он понимает Илая. Это было удивительно, по после всего пережитого Илай держался очень легко, непринужденно и даже весело. По лаборатории он ходил, словно не замечая, что у него нет ноги. Он прошелся по лаборатории, поглядывая то на Гордона, то на вортигонта, уткнувшегося в какое-то устройство.

— У нас здесь оборудование не уступает тогдашнему! Бедному Стелли о таком даже и не снилось.

— Да, — сказало Джудит, наблюдая за друзьями, — С доктором Фриманом здесь все станет еще больше похожим на "Черную Мессу".

— Ты права, — улыбнулся Илай, — Выпускники МИТа в наши дни — большая редкость! Ну что, Гордон? Осваивайся. Ничего, мы вытащим тебя из этого костюма и оденем в белый халат!

— Хорошо, Илай, — обратилась к нему Моссман, — Сейчас, я только закончу кое-какие дела и посмотрю, что я смогу откопать.

Джудит направилась к какой-то двери. Проходя мимо Гордона, она задержалась. Ее глаза смущенно и даже извиняющееся смотрели на него.

— Доктор Фриман, для меня это действительно большая честь. Я жду не дождусь, когда мы будем работать вместе.

— Я тоже этого жду, доктор Моссман, — мягко улыбнулся Гордон.

— Называйте меня Джудит, хорошо? — тоже улыбнулась она и отошла, закрыв за собой дверь.

Гордон поглядел ей вслед. Илай за его спиной лукаво улыбался. Гордон, увидев это, покраснел.

— Хорошая женщина, — как бы оправдываясь, сказал он.

— Джудит — очень хороший ученый, — кивнул Илай, — Она действительно верит в тебя. Да и мы все верим. Ладно, я не буду докучать тебе, Гордон. Можешь пока осмотреться тут, посмотреть наше оборудование. Уверяю тебя, такого ты не найдешь даже у Иззи.

И он отошел в сторону, к вортигонту, прилаживающему кокой-то маленький приборчик к большому. Илай устало развел руками.

— Нет, не так! — он вздохнул и терпеливо объяснил, — Я же тебе говорил, что штырь диаметром в восемь миллиметров нужно подсоединять к разъему в десять через вот этот переходник…

Вортигонт, пристально посмотрев на приборы, кивнул и снова завозился с ними, на этот раз оставив своего учителя довольным.

Фриман решил последовать совету Илая. И тут действительно было на что посмотреть! В углу лаборатории стояла клетка телепортера, а сам он висел под высоким потолком, как и у Кляйнера. Оглядев аппарат, Гордон пошел дальше, рассматривая компьютеры и мониторы с данными. Невдалеке стояла большая стеклянная колба, как и у Кляйнера, только намного совершеннее — она была компактнее и облита в железный каркас. Вортигонт только что закончил прилаживать к ней какое-то устройство и теперь, похоже, просто заряжал его — от его руки к прибору протянулась голубоватая молния. Фриман секунду понаблюдал за ним. Тот почти сразу отошел к компьютерам и начал что-то набивать на клавиатуре. Презрительно обойдя его, Гордон хотел уже было пройти мимо, но вдруг заметил на полочке возле мониторов черно-белую фотографию в рамке. Не замечая уже трехрукого существа, Гордон подошел поближе и заглянул вортигонту через плечо. Это было хорошее семейное фото. Илай с женой держали на руках маленькую девочку. Фриман смотрел в давно знакомые и ушедшие в прошлое лица. Вортигонт, заметив, что Фриман подошел, уставился на него с неподдельным уважением, и даже почтительно отступил на шаг.

— Илай! — позвал Гордон, — А где Азиан?

И тут же понял, что этого не стоило спрашивать…

— В лучшем мире, — ровно ответил ученый, — По крайней мере, хоть теперь ей хорошо… Я не смог. Я не успел добраться до нее вовремя.

— Прости, — прошептал Гордон, — Я правда не знал…

— Да все в порядке. У меня есть Аликс, которая напоминает мне о ней. Она ведь с каждым днем становится похожа на мать… Посмотри-ка сюда, Гордон!

Фриман поспешил к Илаю, поняв, что вортигонт уже несколько минут безотрывно смотрит на него. Илай стоял у большой стеклянной камеры. Внутри виднелось что-то оранжевое. Гордон пригляделся. Да ведь это же…

— Ну как тебе? — улыбнулся Илай, — Это — самый лучший источник энергии на планете, после Ядра Цитадели.

— Совсем как тот… — сказал Гордон, вглядываясь в грани кристалла.

— Мы сумели добыть один. Его хватит, чтобы снабжать телепортер энергией несколько десятилетий! Ладно, не буду тебе мешать.

Илай отошел. Гордон еще минуту любовался переливами кристалла, через который проходил пучок лучей и исчезал в глубинах аппаратуры лаборатории. Обернувшись, чтобы продолжить осматривать все, Гордон вдруг встал, как вкопанный. Он понял, что же именно Илай хотел показать ему. И это действительно стоило внимания…

Фриман вплотную подошел к стенду на стене, читая заголовки наклеенных на него вырезок из газет. И не верил своим глазам. "Портальный шторм продолжается". "Семичасовая Война оканчивается победой Альянса". "Земля сдается!". "Уоллес Брин провозглашен временным президентом". "Администратор "Черной Мессы" принимает пост Консула". Гордон стоял, не в силах принять это. Его охватывал то гнев, то страх, то боль. Он читал заголовки, и с каждым из них на его сердце возникал новый шрам.

Илай подошел и положил руку ему на плечо.

— Вот так, Гордон. Тогда каждый из нас не верил в завтрашний день.

— Что же произошло? — Гордон повернулся к другу, — Что произошло с миром? Как это получилось, что у нас больше не дома?

Илай смотрел на заголовки статей и думал. Это было давно, но словно этих двадцати лет и не было. Словно еще вчера Земля была планетой мира и ярких красок. Ученый наконец посмотрел на Гордона.

— Ты действительно ничего не знаешь?

Гордон лишь смотрел на вырезки из газет.

— Пойдем, у меня есть кое-что для тебя.

Гордон послушно шагнул на Илаем, а тот порылся в ящике стола. Через секунду он извлек оттуда маленький компакт-диск. Из-под того же стола появился небольшой прибор с окуляром, напоминающий проектор. Илай вставил в него диск и направил проектор на стену.

— Так, посмотрим… Где тут начало?

Пока он нажимал кнопки, не стене уже успели появиться первые кадры. Фриман напрягся. Вот оно. Этот призрак снова пришел за ним, пришел, чтобы утащить его в ту черную бездну с названием Прошлое. Неумолимое прошлое, которое все же стремится захватить власть над настоящим. Оно прорывается везде, где только можно себе представить. Оно долго искало жертву и нашло ее. Гордона Фримана прошлое уже не оставит никогда. Никогда в его голове не стихнут стоны мертвых друзей, никогда не исчезнут образы тех, кого он убил, пытаясь выжить. Никогда он не забудет это роковое место, где жизнь и смерть схлестнулись в грандиозном поединке, не щадя никого вокруг. Каждый кадр на стене оставлял в душе Гордона глубокий рубец, давая пищу маленькому голоску в голове, который шептал, что он проклят…

Мелькают старые знакомые стены. "Черная Месса" с высоты птичьего полета. Прибывающий монорельсовый поезд. Лаборатории Аномальных Материалов. Тестовая камера.

— "Чёрная Месса", — сказал Илай, глядя на картинку, — Не будем на этом останавливаться. Тебя никто не винит.

Гордон посмотрел на него, но так и не сказал ни слова. Не так давно ему в голову начала закрадываться мысль — а может, действительно он виноват во всем? Он?

— Мы все ответственны за случившееся… — Илай опустил глаза, — Главное — это то, что мы будем делать дальше. После катастрофы…

— Что же произошло? — прошептал Гордон, замечая, что вортигонт тихо вышел из лаборатории.

— Ну, скажем так, волна пошла дальше.

Гордон смотрел на изображение и не верил. Нет, этого не может быть! Нет… его сны, его самые тайные кошмары… он видел их здесь и сейчас на этой пленке. Фриман вздрагивал при каждом новом кадре, он даже не почувствовал, как рука Илая успокаивающе легла ему на плечо. Гордон не хотел верить, но это было правдой. Он видел то, что действительно было, то, что он пропустил, спя в черной пустоте. Кадры сменяли друг друга, и каждый был ужаснее предыдущего. С полок супермаркетов на покупателей прыгают хедкрабы. Буллсквид гонится за семьёй из пригородного дома. «Собачки» рыщут по темным улицам городского парка. Огромный синий ящер, сжигая колосья огнем из своих лап, опрокидывает трактор, и фермер в ужасе бежит по полю… Акулоподобная тварь материализуется в общественном бассейне, прямо перед зажимающим нос мальчиком, который только что прыгнул с вышки…

— Что это…

— Смерть Нихиланта повлекла за собой портальный шторм. Ученые группы «Лямбда» ошиблись. Гибель Нихиланта сделала все только хуже. Не помог даже ядерный взрыв.

— Взрыв?

— Да. Военные доставили в "Черную Мессу" ядерную боеголовку и взорвали ее. Сдетонировали все ракеты, которые хранились на складах… Но огромная доза радиации и гигантский кратер не решили проблемы. Портальный шторм охватил всю землю. Сельская местность, пригороды и все места, которые тяжело патрулировать, стали практически необитаемыми из-за нашествия хедкрабов, барнаклов и прочих тварей из Зена. В поисках защиты люди бросились в города.

Гордон видел все, что случилось с его домом, с его миром. Люди толпятся у ограды с колючей проволокой, позади виднеется большой город. Напуганные полицейские в наскоро выстроенных сторожевых башнях стреляют по перерожденцам за периметром…

— Возникла иллюзия безопасности, но ненадолго. А потом появились цитадели. Всего за секунду, сразу по всему миру. Из центра города просто исчезал кусок, а на его месте вырастала Цитадель, штаб-квартира Альянса. Центр вторжения.

Новые картины… Центр города совершенно пустой, здания снесены начисто, из ниоткуда возникает огромная яма, куда падают люди. И — тот же вид, но уже с нависающей в центре Цитаделью.

Фриман, не замечая ручьев пота на лице, судорожно обернулся на Илая.

— Как? Скажи, почему?! Откуда они пришли?

— Члены Альянса воспользовались портальным штормом, который привел к дестабилизации пространственно-временных коридоров между вселенными. Словно Альянс только и ждал такого случая. А, впрочем, так и было… Без этой дестабилизации они не могли попасть к нам, никак. Но с ней — все изменилось за сутки… И мы познакомились с нашими новыми хозяевами.

Фриман глянул на экран — из гигантской Цитадели выходили все новые отряды колоссальных существ на трех ногах, с большими пушками под брюхом. Ведь это именно такого он видел в одном из кварталов Сити 17… Во воздухе над Цитаделью появляются их полуживые корабли…

— Мы сопротивлялись, да.

Танки и солдаты… Армия людей приближается к Цитадели. Следующий кадр — та же армия разбита наголову, полностью уничтожена. Трупы везде, где только есть земля…

— Земля бросилась в битву, которая длилась всего семь часов… Семичасовая Война.

Дымящиеся руины в форме пятиугольника…

— А потом один человек захватил столько власти, сколько можно захватить в критический момент. И он использовал эту власть, чтобы заставить нас сдаться.

Гордон вздрогнул, когда увидел его… Это был Брин. Он стоит у подножия радиобашни, с наушниками и микрофоном. Он поднимает руки высоко к транспортникам Альянса и объявляет о капитуляции Земли…

— Теперь они зовут его Консулом. Наместник от людей. У него всё хорошо. Он говорит от имени Альянса и делит с ними власть. Что же до остальных людей…

На стене возникают кадры из Сити-17, по улицам бродят сгорбленные горожане. Воздухообменник выплёвывает чёрный дым. Тусклое солнце жарит высушенное море с обломками кораблей и скелетами китов на потрескавшемся дне…

— Ну вот, теперь и ты в курсе. После портальных штормов вся Земля все еще заселена хадкрабами и барнаклами. Пиявки и амфибии из Зена прекрасно освоились в наших водоемах. В условиях постоянных метаморфоз экосистемы планеты хедкрабы мутировали — появились новые виды. Альянс уже додумался использовать их, как биологическое оружие. Все подчинено Альянсу. Они заменяют воздух какой-то дрянью, которой едва можно дышать. Они осушают океан. Мы не знаем, готовят ли они планету к новым поселенцам, или просто забирают все оставшиеся ресурсы. Но они подавили наш цикл размножения, и те люди, которых ты видел — это последнее поколение людей на Земле. Мы не знаем, что они готовят нашему миру. Всё, что мы знаем — это то, что их надо остановить.

И проектор погас.

Гордон еще долго стоял без движения. Илай понимал его. Узнать такое за пять минут — это все равно, что быть разом погребенным под тонной пуха… Гордон остекленевшими глазами смотрел на стену. Значит, так было… Семь часов — и Земля у ног гостей со звезд. Все, все, на что можно было надеяться, только что рухнуло для Гордона. Нет, никогда он не думал, что все так серьезно. Что Земля обречена. Наконец, Фриман снова заговорил:

— Но как они… как Альянс узнал о гибели Нихиланта? Как они поняли, что портальным штормом можно воспользоваться?

Илай нахмурился.

— А об этом мы спросим Брина, когда он нам попадется… Я пока не знаю, я могу лишь строить предположения.

— Но ведь был приказ… — Гордон вдруг вспомнил, — С чего все началось… Администратор приказал Келлеру повысить уровень напряжения в антимассном спектрометре… Брин…

— Я тоже думал об этом… Но фактов пока мало. Это было слишком давно, еще в начале целой цепи событий… Брин ведь не ясновидящий! Думаю, тут дело в другом… Альянс мог узнать об этом от Нихиланта.

— Как? — опешил Гордон.

— Ты что, еще не понял? — горько улыбнулся Илай, — Вортигонты ведь были рабами. Всего лишь беглыми рабами, и поступали так, потому что не могли сопротивляться. Потому что находились под влиянием Нихиланта. Главного бывшего раба.

— О чем ты говоришь? — Гордон вдруг осекся.

Он вспомнил. Нихилант пытался сказать ему это. "Мы — всего лишь рабы…".

— Это Альянс? — спросил Гордон прямо.

— Да, — ответ был беспощаден, — Мир Зен был не родным домом вортигонтов, их туда вынудили бежать. Альянс еще очень давно, задолго до нас захватил расы Нихиланта и вортигонтов, поработил ее, как сейчас поработил нас. Знаешь, как членов Альянса называли вортигонты до того, как встретились с людьми? Их называли Комбинами. Это их тактика — комбинироваться с захваченным миром, с его доминирующей расой. Вспомни…

Фриман поморщился, понимая, о чем Илай. Как же он раньше не понял?..

— Вспомни Грантов, Гаргов. Ведь это все — вортигонты. Нихилант каким-то образом бежал от атак Альянса и встал во главе кучки освобожденных им же вортигонтов. Но новый правитель оказался немногим лучше Альянса.

— Я понял, — прошептал Гордон, — Нихилант, получив власть, немедленно воспользовался ею…

— Наступила тирания. Нихилант жестоко подчинил себе всех вортигонтов с помощью своих сородичей — Контроллеров. Он делал с ними все что угодно, оправдывая это одной целью — укрепить оборону от Альянса, который продолжал атаковать их. Вортигонтов химически и генетически изменяли. Нихилант принес им от своей расы много новых знаний о химических и телепортационных технологиях. Он и себя подверг гено-химическому улучшению — вживил себе левитационное устройство, работающее на основе кристаллов из Зена. Вортигонты рассказали мне, что Нихилант вживил подобный кристалл даже себе в голову. Вортигонты всегда были консервативны и свято верили в то, что мудростью и властью может обладать лишь подобный им, носящий на себе признак вортальной сущности — третью руку на груди. И чтобы удерживать власть, Нихилант вживил себе такую руку…

Гордон смутно увидел перед глазами громадную фигуру Нихиланта, огромную третью руку, грубо пришитую к груди…

— Полностью узурпировал власть, воспользовавшись репутацией мудреца, — проговорил Гордон.

— Почти, — усмехнулся Илай, — Насчет Нихиланта ты немного не прав. Он не стал таким, каким стал Брин. Он злоупотребил властью и доверием, но все же любил вортигонтов и надеялся когда-нибудь избавить их от Альянса, который уже и тогда перебил большую часть их расы. И он увидел эту возможность — возможность избавиться от Альянса раз и навсегда.

— Нихилант захотел сбежать на Землю… — не спросил, а скорее подтвердил Гордон.

— И привести туда вортигонтов, дать им новый дом. Убежать от Альянса. Он хотел добыть лучшую жизнь для себя и своих собратьев. Но не подумал, что мы тоже хотим жить… Не понял, сто свободу не купишь чужими жизнями.

— Илай, — вдруг понял Гордон, — Так вот почему вортигонты так преклоняются передо мной…

— Точно, — Илай спрятал проектор под стол, — Убив Нихиланта, ты освободил их от ига своего правителя. Ведь Нихилант через свои каналы мог манипулировать буквально каждым движением каждого из вортигонтов. Когда они приняли Нихиланта в лидеры, они думали что нашли свободу, а на самом деле просто отдались новому рабству. И убив его, ты показал вортигонтам миг истинной свободы. Они теперь могли сопротивляться — теперь на их мозг и способности не влиял никто. Один вортигонт рассказал мне, что в тот день они наголову разбили всех тех, кто был верен Нихиланту — и грантов, и контроллеров. И поспешили убраться из Зена. Через портально активные участки — прямо сюда, на Землю. Ведь Альянс и не собирался оставлять их в покое. Это было не сразу, это было нелегко, но мы объединились. Они ведь тоже мечтают о свободе. Как и мы.

Фриман улыбнулся. Теперь все было ясно. Как это ни было неприятно, но вортигонты стали людям друзьями.

— Теперь понятно, — усмехнулся он, — А меня ведь в городе узнает каждый. Дай догадаюсь — это вортигонты рассказали народу обо мне?

— Именно, — улыбнулся Илай, — Ты даже не представляешь, насколько ты у них популярен! Они бы молились тебе, если бы мы им позволили. О тебе ими сложено много сказаний и даже песен.

— Вот это да! — рассмеялся Фриман, — Никогда бы не подумал! А люди и рады это подхватить.

— Конечно. Многие стали приходить ко мне, к Иззи и расспрашивать о тебе. Ты ведь стал в их глазах символом Свободы от Альянса. И даже мне кажется, что для этого были все основания… мистер Свободный Человек!

— Да ладно тебе! — отмахнулся Гордон, — Слушай, Илай… У меня есть один вопрос. Ученые у телепорта «Лямбда» сказали мне… Ведь были еще одни пришельцы. Раса Икс. Они были, я знаю. Что же во всем этом кошмаре стало с ними?

Илай на миг задумался, но потом улыбнулся.

— А, Раса Х? Не беспокойся, Альянс теперь может забыть о ней.

— Альянс? А они тут причем? Я думал…

— Ты что, не знал? — Илай искренне удивился, — Хотя, откуда… Раса Х — это синтетическая раса, созданная Альянсом. Это — продукт генетических мутаций, скрещиваний существ из Зена. На конвейер пошли не только вортигонты, но и хедкрабы, хаундаи. Я не уверен, но, по-моему, их труперы — это результат скрещивания вортигонта, тентакла и гранта.

— Но зачем эта Раса Х нужна Альянсу?

— Раса Х еще только формировалась. Альянс готовил ее для наращивания собственной боеспособности и заодно использовал для атак на Зен. Но во время инцидента "Черная Месса" Альянсу пришлось послать ее на Землю. Члены Альянса поняли, что Нихилант нашел способ сбежать, и решили пустить Расу Х на Землю в качестве сдерживающего фактора для вортигонтов Нихиланта. И — как разведывательный отряд. Уже тогда они начали подумывать о нас…

— Да… — протянул Гордон, — Никогда бы не подумал, что эти пришельцы уже тогда были у нас… Но что же с ними стало?

— Расы Х больше нет, — ответил Илай, — Кто-то — благослови его бог! — уничтожил основное существо Расы Х, когда оно находилось на барьере между мирами, когда оно пребывало в процессе перехода из их мира в наш. Это повлекло за собой пространственный парадокс — цепную реакцию с образованием темной материи. Все объекты планетарной системы Расы Х начали стремительно притягиваться к ее центру. Был огромный взрыв. С Земли вспышка была видна через семь лет, и она была очень яркой. Вортигонты рассказывают, что Зен тогда основательно тряхнуло.

— Бывает же такое… — пробормотал Фриман, — Интересно, кто именно убил это самое основное существо? Я бы ему с удовольствием пожал бы руку. Так утереть нос Альянсу! Не то, что я…

— Ладно, успокойся, — усмехнулся Илай, — Ты ни в чем не виноват. Ты тогда ничего не знал. В глазах народа ты — герой. И это заслуженно, можешь не сомневаться. Освободить вортигонтов — это не каждый сможет. Кстати…

Но договорить он не успел — дверь лаборатории открылась, и вбежала знакомая фигура. Гордон поднял глаза. Это была Аликс, радостная и тяжело дышащая от бега.

— А, Гордон! Вортигонты сказали мне, что ты здесь, — она приветливо махнула рукой, — Не могу поверить, что ты добрался сюда так быстро пешком!

— Думаю, он даже побил твой рекорд, дорогая, — улыбнулся Илай, — А ведь когда ты в последний раз ехала по реке, там было еще довольно безопасно.

— Ну, тогда я не буду бороться за первенство, — улыбнулась Аликс, обнимая отца, — Думаю, Гордон еще раз всем доказал, что он справится даже с такой трудной дорогой.

— Нет ничего, с чем бы Гордон не мог бы справиться, — Илай хитро взглянул на Гордона и приобнял дочь, — Кроме тебя, конечно!

— Папа… — Аликс, казалось, покраснела, когда Илай подмигнул ей.

Гордон тоже покраснел. А когда глянул в глаза Аликс — смутился еще больше. "Черт, да что это со мной?.. — подумал он, — торопливо отводя взгляд, — Словно первоклассник какой-то…". Аликс, спрятав взгляд, быстро подошла к какой-то лестнице на стене, залезла под потолок и начала что-то прикручивать к висящему над Гордоном телепортеру. Фриман хотел было помочь ей, но голос вошедшей Джудит остановил его. Он неловко стал посреди лаборатории, не дойдя двух шагов до девушки.

— Аликс, я думала, ты на посту! — Моссман, мимоходом улыбнувшись Гордону, строго взглянула на девушку.

— Вортигонты отпустили меня, и я пришла увидеться с Гордоном, — в голосе Аликс не было ни тени оправдания, — Все равно ведь мне надо здесь работать над порталом.

— Я все и так уже проверила, — ответ был даже слишком жестким.

— Джудит очень трудолюбива, — шепнул Гордону Илай, наблюдавший за сценой, — Она должна была занять твое место в "Черной Мессе", но рекомендации Иззи сложили о тебе впечатление.

Фриман удивленно взглянул на ученого. Моссман должна была занять его рабочее место? Она этого не упоминала… Странно. Гордону даже стало как-то неловко перед этой приятной женщиной…

— А кто-то, между прочим, — жестко сказала Моссман, — В прошлый раз неправильно рассчитал емкость альянсовских конденсаторов и…

Аликс резко спрыгнула вниз, заставив Моссман вздрогнуть, и мельком глянула на Гордона, наблюдавшего за ними.

— Ты что, винишь меня? — фраза Аликс была не вопросом, а скорее, вызовом.

— Нет, что ты! — Джудит даже отступила на шаг, — Это же была ошибка в вычислениях, а не механическая неполадка…

Гордону стало совсем неловко — он то и дело ловил на себе взгляды то одной, то другой женщины.

— Тогда может быть, — продолжала наступать Аликс, — В следующий раз ты доверишь мне делать вычисления с деталями? А равно и их устанавливать!

— Аликс, прошу тебя! — Джудит неприязненно посмотрела не нее, — Иногда мне кажется, что ты упорно не желаешь понимать меня!

Илай за спиной у Гордона тихо усмехнулся. Он-то знал, что это все ему напоминает. Битву самок за самца.

— Кхм! — решительно произнес он, выходя вперед, — Аликс, почему бы тебе не забрать Гордона и дать ему попрактиковаться с гравипушкой?

Гордон заинтересованно посмотрел на него. Аликс, отвернувшись от кипящей Моссман, улыбнулась.

— Конечно! Пойдем, Гордон, повеселимся!

— Манипулятор гравитационного поля с нулевым уровнем — это не игрушка, Аликс! — резко сказала Джудит.

Аликс, поморщившись, вздохнула.

— Ладно, Гордон, пойдем отсюда…

— А что за гравипушка? — спросил наконец Гордон.

— Увидишь, — многообещающе сказал Илай, знаком подзывая Джудит к компьютерам, — Тебе понравится.

Гордон кивнул и вышел вслед за Аликс. Лишь только двери захлопнулись, оставив Гордона и Аликс в большом коридоре, Аликс повернулась к нему.

— А я вижу, ты познакомился с доктором Моссман! — многозначительно сказала она, — Именно из-за нее я провожу столько времени на посту, снаружи.

Гордон усмехнулся, украдкой глянув на Аликс пристальнее. Все-таки, симпатичная девушка.

— Ты бы слышал ее причитания о том, что это именно она должна была быть в тестовой камере в "Черной Мессе" в тот день!

Фриман поморщился. Вот значит как…

— Не дай бог ей когда-нибудь пережить такое, — покачал головой он, — И что, она сильно переживает, что я вытеснил ее с рабочего места?

Аликс поняла, что сказала лишнее.

— Нет, просто… Прости, я не должна говорить об этом у нее за спиной.

— Все в порядке, — ответил Гордон, — Я думаю, может мне стоит извиниться перед ней…

— Как знаешь, — пожала плечами Аликс, остановившись возле ответвления коридора и тоскливо посмотрев туда.

— Что-то не так?

— Это старый туннель в Рэвенхольм, — объяснила Аликс, не отводя взгляда от темного прохода, — Мы… мы больше туда не ходим.

И она пошла дальше. Гордон запоздало пошел за ней. Что же произошло? В голосе Аликс была какая-то непонятная тоска… На том конце туннеля был город. Может, его разгромил Альянс? Но спросил Фриман так и не решился. Слишком много тоски и печали было в голосе Аликс, когда она смотрела в тот туннель…

Они вошли в маленький лифт — кабинка была очень тесной. Гордон, улыбнувшись, пропустил Аликс вперед, едва втиснувшись вслед за ней внутрь. Ехали они в полном молчании, и у каждого в голове мысли не могли прийти в порядок. Что думала Аликс, Фриман не знал, хотя она иногда смущенно улыбалась ему. Но свои мысли он слышал. Мыслей было необычно много, но одна из них тщетно пыталась заглушить все остальные: "Ты ведь еще вчера держал ее на руках!".

Наконец, лифт остановился, и Аликс поспешила выскочить первой.

— Ну, вот мы и на месте, — она гостеприимно развела руками, — Это свалка.

— Колоссально, — выразительно кивнул Гордон, оглядываясь.

Вокруг стояли сложенные в беспорядке коробки, ящики, обломки техники, двигатели, доски и прочий хлам. Невдалеке стоял сарайчик. Размерами это место просто поражало. Стенами служили высоченные отвесные скалы, поросшие лишайником, а над головой раскинулось ночное небо. Где-то пел сверчок.

Аликс подошла к большому застекленному щитку на стене и набрала код на цифровой панели рядом. После утвердительного писка стекло щитка медленно отъехало в сторону, открывая Гордону довольно массивное устройство, стоящее в квадратной нише. Заинтересованный Фриман подошел поближе, и Аликс достала устройство из ниши. Было видно, что держать такой массивный аппарат ей было нелегко, и Гордон быстро подхватил его, приняв его у девушки из рук.

— Это гравипушка, — объяснила Аликс, — Та, о которой говорил отец.

Гордон поудобнее перехватил тяжелое устройство, которое можно было назвать оружием только с сильной натяжкой. Фриман с удивлением заметил, что главной частью устройства был небольшой, размером с кулак, кристалл с Зена.

— Ты можешь называть ее "Манипулятором гравитационного поля с нулевым уровнем", если хочешь, — со смешанным чувством сказала Аликс, покачав головой.

— Нет, пожалуй, «гравипушка» звучит лучше, — сказал Гордон, — Слушай, а с какого конца ее брать? Или это не важно?

— Вот так! — улыбнувшись, показала Аликс, — Вот эта кнопка инициирует разряд, которым ты можешь с легкостью отбрасывать от себя тяжелые предметы. Эта кнопка инициирует поле с нулевым уровнем гравитации, так что ты можешь притягивать предметы или удерживать их в воздухе. А можешь и отбросить то, что поднял, используя первую кнопку.

— Забавно, — усмехнулся Гордон, — Такого оружия еще не видел!

— Вообще-то ее разработали для поднятия грузов, но я еще нашла ее очень удобной для разминирования местности.

— Интересно… — проговорил Гордон, прикидывая в уме способности гравипушки, — А человека она может поднять?

— А вот это вряд ли, — покачала головой Аликс, — Она работает только с неподвижными предметами. А ведь у человека постоянно сокращаются органы… Но, думаю, труп она поднимет. А так, вообще, она тянет предметы до ста пятидесяти килограмм весом.

— Ну-ка, ну-ка! — заинтересовался Фриман, направляя ее на бочки на крыше сарая, — Попробуем!

После нажатия а кнопку кристалл в гравипушке засветился резким оранжевым светом, и оружие завибрировало. С громким грохотом одна из бочек сорвалась с крыши и быстро и плавно подлетела к Гордону, повиснув в метре от него в воздухе. Улыбнувшись необычному оружию, Гордон повернулся к скале и нажал на вторую кнопку. Мгновенный разряд ударил из кристалла по бочке и отбросил ее далеко, к скале.

— Ничего себе! — Гордон радовался, как ребенок, — Ничего подобного в жизни не видел! Да при виде такого оружия весь Альянс сам сдастся безо всяких условий!

— Наверное, — засмеялась девушка, — Пойдем в центр свалки, там можно будет еще попрактиковаться!

Фриман пошел за ней, поглядывая на новое оружие. Да, такого он даже себе и представить не мог! Тяжелое только… Фриман, засмотревшись на кристалл, вдруг споткнулся о что-то жестяное. Нагнувшись, он оторопел. На земле лежала крышка от H.E.V.-зарядника. От тех самых, какие были в "Черной Мессе" тогда… Гордон поднял крышку с земли и оттер с нее пыль. На потрескавшемся стекле мини-монитора все еще угадывалась надпись "Готов к зарядке". Фриман, как завороженный, рассматривал такую знакомую фигурку человека в скафандре, на три буквы — "H.E.V".

— Это панель от старых зарядников? — подошла Аликс, — Отец случайно прихватил ее со всеми вещами тогда… Теперь она валяется тут, хотя я и хотела восстановить ее.

Гордон, усмехнувшись своим воспоминаниям, разжал пальцы. Крышка зарядника ударилась о землю. Прошлое есть прошлое.

Они с Аликс вышли к большой площадке — центру свалки. По дороге Гордона заинтересовала дощатая табличка, прибитая к столбу у входа на площадку. Фриман, поправив очки, прочел: "Берегись Пса!"

— Пса? — спросил он, взглядом указав на табличку, — Любопытно. У вас тут собака?

— Ага, — просто ответила Аликс, улыбнувшись.

— Кусается? — тоже улыбнулся Фриман.

— Не очень! Я сейчас позову его, ты с ним познакомишься, — и они вышли в центр площадки, — Эй, Пес!

Фриман сначала не понял, где же прячется эта собака. Услышав грохот, он насторожился, посмотрев туда, откуда шел звук. Удивление его было немалым — там стояла огромная собачья будка в человеческий рост. Но удивление его было еще большим, когда оттуда появился…

— Пес! Иди ко мне!

С жутким грохотом громадный робот понесся к ним. Гордон, не на шутку испугавшись, схватил Аликс за руку, заслоняя ее собой. Эта махина сейчас может снести все на своем пути…

— Все в порядке, — засмеялась Аликс, выходя из-за Фримана, — Это Пес.

Двухметровый, ни на что не похожий робот подбежал к ним. Фриман напряженно представлял себе, как это чудо техники сейчас размажет по земле и его, и Аликс. Но… Робот остановился перед девушкой и радостно взвыл. Аликс, улыбнувшись роботу, погладила его по странной голове. Гордон никак не мог понять… Это создание не было похоже ни на человека, ни уж тем более на пса. Что-то было в нем сходное с гориллой — робот передвигался так же, опираясь на мощные кулаки.

— Хороший песик! — похвалила Аликс, — Отец построил его для меня, когда я еще была ребенком. Первая модель была ростом с кота. Но я его нарастила. Не правда ли, Пес?

Робот издал мощный звук и запрыгал перед хозяйкой. Фриман, пытаясь расслабиться, подошел ближе.

— Не бойся, Гордон, он не причинит вреда! Можешь погладить его…

Резкий нарастающий гул прервал ее. Гордон быстро глянул на небо — над ними летели, приближаясь, черные точки.

— Сканеры! — крикнула Аликс, оглядываясь, — Альянс нашел нас!

Фриман, схватив свободной рукой автомат, огляделся в поисках выхода. Вдруг со страшным грохотом из-за скалы вылетело что-то черное и продолговатое. От сильнейшего толчка и оглушительного удара у Гордона потемнел в глаза, а Аликс чуть не сбило с ног. Совсем рядом в землю влетела ракета, и тут же ее хвост раскрылся, выпуская хедкрабов…

— Они зачищают территорию! — крикнул Гордон, хватая Аликс за руку, — Бежим!

Они бросились к выходу, Пес побежал за ними. Гордон едва мог бежать — земля снова и снова содрогалась от вонзающихся в нее ракет. Где-то сверху пролетел вертолет-охотник…

Они быстро вбежали в какой-то коридор. Не знаю, куда идти дальше, Гордон пропустил вперед Аликс, которая побежала в массивным дверям. Пес не отставал ни на секунду. Стены дрожали, готовые развалиться — где-то совсем рядом гремели взрывы. Двери впустили из в большой грузовой лифт, и, только вбежав туда, все почувствовали себя в безопасности. Аликс тут же набрала на панели номер этажа, и лифт задвигался в стонущей от взрывов шахте.

— Кажется, успели… — прошептала Аликс, — Что же с остальными?

— Мы можем с ними связаться? — Гордон кивнул на небольшой монитор на стене.

— Попробую, — решила Аликс, подбежав к экрану.

Через несколько попыток экран тускло замерцал, и на нем возникло обеспокоенное лицо Илая.

— Папа, это Аликс, ты слышишь меня? — еще никогда Гордон не видел ее такой взволнованной.

— Аликс, дорогая… — Илай замялся.

— Что у вас происходит?

— Где ты, Аликс? — проигнорировал вопрос Илай.

— В лифте свалки. Похоже, застряли. Что у вас происходит?

— Гордон все еще с тобой?

"Похоже, связь односторонняя! — подумал Фриман, — Хотя черт его знает…".

— Он здесь, — Аликс, похоже, даже обиделась, но вопрос больше не повторяла.

— Отлично. Я хочу, чтобы вы…

И все вокруг погрузилось в темноту. Фриман, не зная, что делать, ринулся было к Аликс, но, похоже, в темноте налетел на Пса, сильно ударившись о него головой. Фриман сдавленно выругался, и отошел подальше от робота.

— Только не это… — простонала девушка, — Они вырубили электричество… Теперь на сточно отсюда никто не достанет…

Внезапно темноту прорезал тусклый свет красного аварийного фонаря. Одновременно с ним засветился и экран.

— Выведи Гордона оттуда! — лица Илая не было видно, — Отправляйтесь на базу, на побережье! Не идите через Рэв…

И связь оборвалась.

— Черт! — вскрикнула Аликс.

— Спокойно, — попытался взять контроль Фриман, — Лифт стоит? Надо быстро бежать в лабораторию — я слышал выстрелы. Может, здесь есть кнопка аварийного открытия дверей?

— Нет… — Аликс повернулась к своему роботу, — Пес, открой двери. Вытащи нас отсюда!

Пес, издав неопределенный звук, подскочил к дверям, едва не сшибив Гордона. Фриман, увернувшись, проворчал что-то нелестное в адрес «собаки».

Пес, схватившись за двери, пыхтел над ними секунд десять, но тщетно. Их удалось раздвинуть лишь на толщину руки.

— Пес, вырви двери, если нужно! — Аликс уже была в панике, — Только вытащи нас!

Пес, быдто только и ожидав такого разрешения, с легкостью разорвал одну из дверей. За ней виднелся коридор. Аликс быстро выскочила в дыру, и Гордон вылез на ней. Пес, не раздумывая, просто разнес остатки дверей и выбежал вслед за ними. Аликс затравленно огляделась, словно не зная, куда бежать. Совсем рядом слышались беспорядочные выстрелы. Фриман, похоже, услышал переговоры солдат Альянса…

Выбрав направление, Аликс побежала, причем прямо на звуки боя. Гордон, приготовив оружие, кинулся за ей… Но не успел. Когда Аликс забежала за поворот, где уже кипел бой, бетонные плиты потолка обвалились от взрывов снаружи… Гордон, едва увернувшись от падающих камней, остался вместе с Псом по эту сторону завала. С той стороны сквозь бреши на них в смятении смотрела Аликс.

— Гордон, тебе нужно бежать отсюда!

Она быстро оглянулась назад. Сзади нее пробежал мужчина в одежде гражданина с автоматом в руках. Он к громким криком выстрелил во что-то и послышался писк системы жизнеобеспечения солдата.

— А ты? — в этом вопросе вылились все эмоции, которые Гордон сейчас чувствовал.

— Я не могу бросить отца… — вымученно сказала Аликс, еще раз оглянувшись, — Со мной все будет в порядке! Беги! Пес поможет тебе.

Фриман на секунду вздрогнул — за спиной у Аликс пронеслись зеленые молнии. Крик вортигонта отразился эхом много раз:

— Недостойный существования, отдай свой дух!

Аликс заговорила очень быстро.

— Пес, отведи Гордона в туннель к Рэвенхольму! Проведи его и вернись сюда, прошу тебя!

Робот кивнул.

— В Рэвенхольм?! — Гордон замер, — Подожди, но ведь там… Туда ведь нельзя!

— Но это единственный выход, — почти простонала Аликс, — Если не туда — то ты заперт в этих коридорах намертво! Ты только будь осторожнее! Беги!

Фриман, еще раз посмотрев в глаза девушке, быстро кинулся за уже убежавшим Псом. Ему было тяжело оставлять ее. Но что он мог поделать? Вот так всегда! Всегда одно и то же — "Что он мог поделать?", как же он устал от этого. Но он вернется, он найдет ее. Она сумеет выбраться…

Фриман подбежал к роботу, который уже поднимал массивные ворота в туннель.

— Что, песик, теперь и ты на моей стороне? — усмехнулся Гордон, — В прошлый раз у меня от «собачек» были лишь неприятности… Ладно, беги к своей хозяйке, и попробуй только не защитить ее! На винтики разнесу!

Пес, что-то промычав, опустил ворота, когда Гордон был уже с той стороны. Фриман прислушался — удаляющийся топот железных лап… С потолка посыпалась штукатурка — похоже, сверху уже не осталось ничего живого. Вздохнув, Фриман вышел к большой шахте лифта. Самого лифта не было и в помине. Лишь лестница не стене, уходящая вверх. И… иссохший струп человека у ее подножия. Гордон постоял над несчастным. От черепа у того ничего не осталось… Хедкрабы потрудились на славу…

Что ждало его впереди? Странный город, с которым случилось что-то настолько страшное, что проход в него навечно закрыли? Может, это теперь — база Альянса? Фриману хотелось бежать обратно, найти выход. Но его не было. Только этот путь, другого нет. Ну почему с ним так всегда? Почему? С этой мыслью, буравящей мозг, словно Цитадель — небо, Фриман полез в шахту лифта…

Глава 6

"…мы больше туда не ходим…"

…Луна снова скрылась за этими вечными черными тучами… Они висят над городом с тех пор, как все это произошло. Но не стоит… не стоит возвращаться к тем временам. Сейчас — все по-другому. Сколько он помнил Света и радости здесь, в этом городе! Сколько счастливых детей и родителей, юношей и девушек гуляли здесь, по эти улицам, под ярким и радостным солнцем. Сколько людей хотели приезжать сюда каждое лето, и даже на Рождество. Тогда церковь была полна прихожан, улицы — людьми, а семьи — счастьем. Потом появились они — и радость исчезла с улиц. А через несколько лет — исчезли и дети. Все остальное изменилось за одну ночь. И теперь это место мертво, как никогда. Люди больше не ходят сюда. Ему было больно, когда он понимал — люди боятся этого места, избегают его. Но как они могут бояться его? Почему, когда Дьявол забрал души наших братьев и сестер, никто даже не откликнулся? Все думают, что они все погибли. Никто не знает, но все они еще здесь. Они уже мертвы, но их Души мечутся в дикой боли и муках, не в силах ничего поделать против всепоглощающей Тьмы. Тьмы, которая заставила их работать на себя. Тьмы, которая превратила людей в исчадия Ада. Это, конечно, случилось не сразу. Обстрел начался ночью, и большинство людей были просто застигнуты смертью во сне. Казалось бы — самый лучший конец. Но нет, они ведь проснулись. И проснулись уже другими. Уже с дикой болью. Уже с Тьмой в душе, затмевающей Свет. Это было сначала. Потом — оставшиеся пытались обороняться. Но ничего не вышло. Аккуратно, по одному, маленькие существа забрали их всех. Он наблюдал, как город бьется в агонии, но не мог ничего сделать. Он постепенно оставался один. Люди шли к нему, чтобы найти у него убежище, но Дьявол вошел и туда.

И он остался один. Совсем один. Здесь одиночество чувствовалось, как нигде больше. Сначала — боль. Потом — безумные часы дикого страха и ужаса… Потом — отчаянная битва за лишние минуты жизни, ставшая уже привычкой. Как и постоянный страх. Но потом все переменилось снова. Нет, не город. Он сам. И он понял, что происходит. И понял, что нужно делать. И понял, что нужно жить, чтобы дарить другим освобождение.

Он тащил по бревенчатому полу окровавленную нижнюю часть человеческого тела. Да, трудно было рассечь надвое этого нечастного, и еще труднее — снять это чудовище с его головы. Он ведь помнил их истинные лица. И только от этого ему было легче. Он вытянул человеческие останки во дворик, под призрачный свет Луны. Теперь — надо перекинуть трос через ветку дерева… Вот так. А теперь — покрепче привязать останки к нему… И еще кое-что… Когда работа была сделана, он оглядел результат. Да, должно сработать. На это они попадутся. Ими движет Дьявол, и поэтому их легко предугадать. Он оглядел темный двор и посмотрел на Луну в небе. Надо идти… Дождавшись, пока луна спрячется за черным облаком, он тихо ушел, оставив на дереве плод своих усилий…

Это было нелепо, может быть даже где-то смешно. Куда идти, зачем, для чего? Фриман думал об этом, переводя дух после преодоления шахты. С каждым ее метром дикая вонь усиливалась. Гордон усмехнулся — а ведь так с ним всегда. Чем дальше он заходит, тем больше вонь. Ну почему так? Чем он отличается от других людей? Обычный молодой ученый, решивший достать с неба звезду с помощью науки. Наверное, это плата за самонадеянность. Он убедился в своем истинном положении еще у пусковой установки ракеты в "Черной Мессе". Делай свое мелкое дело, не лезь в чужое. Не задавай лишних вопросов, не думай слишком много — а иначе пеняй на себя. Так и случилось. Так хотелось все узнать, так хотелось ответов на вновь и вновь рождающиеся вопросы, что молодой физик и сам не заметил, как попал в водоворот. А теперь он почти в его центре — звать на помощь поздно. Самое время задуматься о том, что же правильного сделал он в своей жизни? Что? Помог ли он науке? Вряд ли, может, самую малость. Вот только все это бесполезно — Альянс уничтожил науку. Подарил ли он кому-нибудь счастье? Ответа нет. Все, кто были рядом с ним, либо погибли, либо в той же яме, что и он сейчас. Подарил ли он кому-нибудь жизнь? Нет. Лишь смерть. Но что-то все же он дал людям. Ведь не зря его знает каждый? Не зря его прозвали Человеком Свободы? Наверное, не зря. Хорошо, когда есть цель. Можно потрепыхаться еще. Но что бывает, когда понимаешь, что та цель, которая еще вчера казалась почти реальностью, теперь рассыпалась перед тобой, как карточный домик? Наступает самый трудный период. Подумать, может, прожить долгие годы, прежде чем появится новая цель. Быть может, именно поэтому он здесь. Быть может поэтому G-man как-то пропустил двадцать лет мимо него, чтобы у него не было времени подумать? Чтобы в такой ситуации он действовал, и действовал сразу и наверняка, с еще свежими мыслями и воспоминаниями?

Гордон, кое-как закрепив гравипушку на поясе и взяв автомат, осторожно пошел вперед, по коридору с деревянными стенами и полом. Спереди веяло воздухом посвежее, слышно было резкое пение сверчков и еще каких-то насекомых. Похоже, уже глубокая ночь. Фриман поежился. В темноте проще устроить засаду. Хотя с чего он взял, что здесь все так плохо? Ведь это какой-то поселок, похоже. Или пригород. Возможно, здесь еще есть люди. Фриман вышел под черное небо, все еще надеясь, что все будет хорошо. Но то, что он сразу увидел, начисто отбило все позитивные мысли.

Да, это был поселок. В нем было что-то от старых немецких деревенек — крыши, покрытые некогда красной черепицей, печные трубы, аккуратный сарай, дворик с травой и деревьями. И торчащая из земли ракета. Гордон машинально напрягся, но хедкрабов нигде не было видно. Даже если они и были тут, заметить их было бы просто невозможно — стояла густая темень, рассеиваемая лишь тусклым светом фонаря на отдаленном дереве. Фриман различив темноте очертания раскрытого хвоста ракеты. Осторожно подошел поближе. В нос ударила терпкая вонь. Фриман, догадавшись наконец включить фонарик костюма, отпрянул назад. Из-под ушедшей в землю ракеты виднелись две ноги, в сухих, пропитанных кровью штанах. Гордон почувствовал, как у него внутри что-то вздрогнуло. Он осторожно потянулся к ногам, надеясь вытащить несчастного. Но нога мягко продавилась под его пальцами, и, убрав руку, Гордон услышал мерзкий хруст зашевелившихся в трупе червей. Фриман, сглотнув, встал и снова окинул взглядом двор. Стояла полная тишина, лишь пели утихающие сверчки, да где-то завыл койот. Гордон, тревожно оглядываясь, пошел к фонарю на дереве, освещая мрак вокруг себя фонариком. Невдалеке нашлась еще одна ракета. Гордон, наконец, подошел к свету, но тут же вздрогнул. Его охватили отвращение, страх и жалость. Но скорее все же страх и отвращение. Он утер проступивший пот на лбу и, не отрываясь, смотрел на это. На ветке, привязанная тросом, покачивалась нижняя часть тела человека. Трос был грубо привязан прямо к торчащему из черного зловонного мяса обломку позвоночника. Гордон нервно усмехнулся. Это уже слишком…

— Эй, — позвал он, он вышло это у него как-то даже жалобно, — Здесь есть кто живой? Отзовись!

Из-за черной тучи на секунду вышла серебряная луна, осветив все призрачным светом. Где-то снова завыл койот.

— Эй, — снова позвал Гордон.

Ему стало совсем не по себе… Внезапно на его зов откликнулись. Фриман услышал слабый стон из черной глубины двора. Он сначала списал его на подстегиваемое страхом воображение, но стон вдруг повторился, на это раз громче.

— Оставайтесь на мессе! — срывающимся голосом крикнул Гордон, — Я сейчас! Я иду к вам.

Ответом был стон, и Гордону показалось, что на этот раз будто бы перемешанный с глухим рычанием. Гордон, осторожно ступая, пошел вперед, на звук. Фонарик светил все слабее, и скоро Гордон снова оказался в темноте. Но он все равно шел, слыша из темноты вздохи и даже вроде как неуверенные шаги. Что-то хрустнуло. Стон раздался еще громче, казалось, человек шел из последних сил, умирая. Гордон скрипнул зубами — что же довелось пережить этому бедняге?

Но вдруг на секунду снова вышла луна и… Фриман хотел закричать, но крик застрял в его горле, пропуская лишь слабый хрип… Буквально в метре от себя Гордон увидел идущего на подгибающихся ногах перерожденца. Человек под хедкрабом застонал, на этот раз отрывисто, переходя на рык. Зомби занес для удара жуткую руку с когтями… И Фриман закричал, и, казалось, от его нечеловеческого ужаса и крика даже зомби на секунду остановился. Гордон, в ужасе крича, неловко дернулся — и, оступившись, упал на сухую траву. Перерожденец с тихим мычанием сделал шаг к Гордону, и тот, забыв все от страха и шока, судорожно отползал все дальше, не отрывая глаз от чудовищной сгорбленной фигуры. Зомби вдруг оглушительно взвыл и занес обе руки. И тут Гордон, перехватив автомат, с криком отчаяния полоснул очередью пуль по хедкрабу перерожденца. Кровь и желтая жижа брызнули вместе с жутким криком зомби. Фриман зажмурился и со скрипом зубов еще сильнее давил на спусковой крючок. Автомат безнадежно щелкнул пустым затвором и затих, но Гордон не слышал этого — в его ушах стоял звон и крик человека, убитого и оживленного хедкрабом. Зомби, издав звук сливаемой раковины, конвульсивно дернулся и упал. Гордон вскрикнул, когда почувствовал, что на него свалилось холодное и мягкое тело, и судорожно вырвался из-под трупа, вскочив на ноги. Сердце его бешено колотилось. В этой адской темноте уже не было видно ничего, даже фонарь на дереве не спасал от мрака. Гордон, бесцельно передергивая затвор, попятился от тела, ожидая, что это дитя преисподней вот-вот встанет и набросится на него… Фриман ударился головой о висящие на тросе ноги, и, вскрикнув, ударил наотмашь по ним автоматом, словно дубинкой. В этом мраке ему казалось, что уродливые подобия людей подступают к нему со всех сторон. Тень каждого дерева причудливо изгибалась, напоминая костлявые и когтистые руки перерожденцев, каждое дуновение ветра было холодным, почти ядовитым дыханием не-людей… Фриман, с бешено колотящимся сердцем, резко направлял пустой автомат то в оду сторону, то в другую, в панике не осознавая ничего… Его старые призраки из "Черной Мессы" пришли за ним…

Через минуту он понял, что автомат пуст, и патронов больше нет. Попытался успокоить выпрыгивающее из брони костюма сердце. Попытался понять, что вокруг стоит почти мертвая тишина — лишь изредка завывали койоты на то и дело выходящую из-за облаков луну. Фриман дрожащими руками поискал в отделениях скафандра автоматные обоймы.

"Все… все закончилось, — он пытался успокоить себя, но выходило это довольно фальшиво, — Черт, да что же руки так дрожат?!.. Можно подумать я никогда перерожденца не видел… Дьявол, лучше бы это были солдаты… Боже, что же здесь произошло?.. Хотя все и так ясно… Но неужели все жители Рэвенхольма стали такими… Черт, да где же патроны?!".

С душевным стоном Гордон понял, что патронов больше не осталось. Повесив автомат на плечо, Фриман достал пистолет — единственное, что еще могло стрелять. И снова — это старое знакомое чувство. Когда с жалким пистолетом в дрожащих руках вот-вот ждешь, что из-за угла на тебя набросится очередное порождение ада… Фриман, стараясь сохранять хладнокровие, огляделся и, угадав в темноте чуть освещенный порог какого-то дома, осторожно пошел туда, вздрагивая даже от скрипа гравия под ботинками. Полуминутное испытание было закончено — и Гордон почти вбежал в небольшое помещение. Метнувшись в угол, он обвел стволом всю комнату, ища взглядом живые трупы. Но здесь все было давно мертво. Похоже, это была столярная мастерская — здесь стояли токарные станки, вдоль стены выстроилась батарея баллонов с пропаном, грубый дощатый стол был завален инструментами, по полу всюду валялись диски от циркулярной пилы. Но, оглядев все это, на первый взгляд, мирное зрелище, Гордон вздрогнул. Он нашел верхнюю часть трупа, висящего снаружи, на дереве. Человек, а точнее, все, что выше пояса, было практически врезано в бревенчатую стену. Труп держался, почти лежал на диске циркулярной пилы, горизонтально воткнутой в стену. Гордон, преодолевая отвращение, подошел. Голова человека была изуродована так, что сразу становилось ясно, кто стал его убийцей. Фриману показалось очень странным то, что диск пилы был вогнан в доски настолько глубоко, словно его метнули со страшной силой. Похоже, именно этот диск и перебил тело бывшего зомби пополам. Но кто же мог сотворить такое? Еще один перерожденец? Гордон нахмурился. Нет, эти твари друг друга не убивают… Не видят, как живые объекты. Так что же, здесь есть кто-то, кто сумел справиться с тем, что было раньше его товарищем? Фриман покачал головой — ведь человек не мог настолько сильно метнуть диск… Или мог?

Ощутив себя очень неуютно, Гордон поежился. Здесь все просто дышало смертью, и ему, живому, здесь было, мягко говоря, не по себе. Фриман чувствовал себя беспомощным с жалким пистолетом в руках, особенно здесь… Но нужно хотя бы поискать здесь выживших — должны же они быть? Гордон вдруг заметил, что вход из комнаты вглубь здания загорожен столом. Фриман попытался сдвинуть его, но тщетно — стол был жестко вставлен в дверной проем враспор. Фриман, вздохнув, перелез через стол в следующую комнату, порадовавшись про себя, что хоть она была хорошо освещена. Но едва Фриман оказался там, его снова хлестнуло жестокое чувство, называемое страхом. Здесь была бойня. Пол был бурым от высохшей крови, стены были ободраны и побиты чем-то тяжелым, вдоль стен лежали, скрючившись в последней агонии, трупы, которые, к тому же, испускали терпкий смрад. Фриман поморщился, оглядывая это место, но совсем не заметил, что у троих из трупов на головах сидели кожистые четырехлапые существа… В эту секунду позади Гордона вдруг раздался тихий рык, и, прежде чем Гордон успел обернуться, на его спину обрушился мощный удар. Датчики скафандра тревожно запищали, сообщая о серьезной травме. Фриман, вскрикнув от острой боли в спине, повалился на пол, успев заметить за спиной перерожденца. Похоже, одетого в изорванное и грязное женское платье… От крика Фримана некоторые из трупов зашевелились, и Гордон, подавляя мучительную боль в позвоночнике, привстал и заметил, что те, у кого на головах были хедкрабы, со слабыми стонами поднялись на ноги. Всхлипывая и вздыхая по-человечески, страшные, изуродованные фигуры неуверенно вставали, опираясь о стены спиной, с дрожащими коленями и непослушными ступнями. Фриман словно заглянул Сатане в глаза, и затем — снова в глубины своего сердца, в Черную Бездну прошлого, которая накатывала новой волной, издевательски шепча, что это все правда, что страхи и призраки прошлого вернулись, вернулись за Гордоном, чтобы забрать его туда, где его уже давно ждут…

Холодная, густая кровь, вперемешку с желтой жидкостью, капала на пол, из жутких разрезов на телах зомби выпадали зловонные куски внутренностей. Словно канаты, на нечеловечески длинных руках перерожденцев натянулись жилы и волокна мускулов, а язвы на них начали источать белую слизь… Гордон закричал, судорожно ища выроненный пистолет, а воскрешенные покойники приближались, и из их ртов вылетали сдавленные, полные горя и боли стоны… Это и было самым ужасным. То, что человек все еще чувствовал боль и мучения, его кости ломались, росли новые горбы и язвы, внутренности вываливались из чрева, но мертвец все это чувствовал и страдал адскими муками, но не мог прекратить это. Он хочет умереть, умереть снова и побыстрее, но не может… Он понимает, что так не должно быть, но не может сопротивляться этому маленькому монстру на своей голове, превратившего его тело в гниющую марионетку с одной лишь целью — убивать.

Фриман наконец нашел пистолет и со стоном боли и нечеловеческого страха выпустил пять зарядов в тело ближайшего к нему перерожденца. Пули вошли одна за другой, с глухим чмоканьем, и живой труп застонал еще жалобнее. Кажется, это был женский голос… Фриман, в панике метаясь по полу, ощутил, что из-за боли в спине не может подняться на ноги. Ничего не видя от ужаса и боли, Гордон выпустил в зомби еще три пули, и тот, наконец, упал, издав вздох, похожий на облегчение. Гордон, скрипя зубами от боли в позвоночнике, приподнялся на руках и, перезарядив пистолет, с криком открыл огонь по уже подошедшему с другой стороны зомби. Четыре пули вошли в покрытое язвами тело, словно в масло, и Гордон отчаянно застонал — зомби не остановился, и, напротив, со сдавленным стоном еще быстрее пошел на жертву. Гордон, не прекращая стрелять по развороченному торсу трупа, конвульсивно сорвал с пояса монтировку и несколько раз изо всех сил ударил уже занесшего руки перерожденца по «голове». Издав хриплый звук, зомби упал, и Гордон, превознемогая боль в спине, еле успел увернуться от падающего тела. Затравленно оглядевшись, он увидел, как к нему, переступая через трупы, приближаются еще два перерожденца. И вдруг Гордон увидел за их спинами прислоненный к стене небольшой баллон с пропаном. Не думая о последствиях, он нажал на спуск.

Гордон успел лишь увидеть вспышку ослепительного огня, звуковая волна щелкнула по ушам, оставив в них глухой звон. Гордона хлестко швырнуло к стене, и все затихло.

С минуту Фриман лежал, не открывая глаз, пребывая в довольно странном состоянии. Он то проваливался в забытье, то вновь начинал осознавать себя. В голову лез совершенно невообразимый вихрь мыслей — ему вспоминались часы диких пирушек с однокурсниками, сцены из разных фильмов ужасов и даже текст его диссертации. Гордон то тщетно пытался понять, жив ли он еще, или уже на том свете, то вслушивался в пронзительный звон в ушах и ноющую спину. Наконец, он решился открыть глаза — по ним тут же резанул прозрачный серый дымок. Гордон, не поднимая головы с дощатого пола, оглядел то, что осталось от комнаты. Трупы были разбросаны в новом беспорядке, и над ними уже натекли свежие лужи затхлой крови. Зомби лежали недвижно, с одного из них даже сорвало хедкраба. Пистолет Гордон все еще сжимал в руке. Но Фриман увидел в полуметре от себя нечто новое — перед ним, шагах в трех лежал грязный револьвер «Магнум». Гордон даже не пытался понять, откуда он тут, хотя, скорее всего, до взрыва он лежал под трупами. Фриман, все еще дрожа крупной дрожью, захотел встать. Но не получилось — от нахлынувшей в спину боли Гордон даже вскрикнул. Зомби приложился основательно… Фриман, преодолевая боль, все же сумел сесть на полу. Быстро посмотрел на мониторчик скафандра, который был на руке. Индикатор показывал сильный ушиб и гематому, но, видимо, взрыв заклинил скафандр — лечебная программа не запустилась. Запустив ее вручную, Гордон наконец почувствовал, как костюм вколол порцию обезболивающего и включил охлаждение на участке ушиба. Через минуту боль начала отступать. Гордон, осторожно порадовавшись, что так легко отделался, дотянулся до револьвера и, правда, с трудом, встал.

Но Фриман не успел даже как следует оглядеть находку — вдруг слабый стон огласил комнату. Гордона бросило в пот, он напряженно оглянулся на звук. И увидел то, что долго не мог забыть. Трупы на полу зашевелились, их словно что-то двигало изнутри. И вдруг из-под тел вылез зомби… Гордон попятился назад, выставил руку с револьвером, но выстрела не последовало. Гордон все жал и жал на курок, отказываясь поверить в то, что барабан пуст. А оно вылезало…. Это был зомби, но не такой, как раньше… Судорожно шкрябая по полу когтями, к Гордону ползло на руках то, что осталось от перерожденца — верхняя часть туловища до живота. Дальше по полу волочились лишь кровавые ошметки, оставляя на досках бурый след… Зомби застонал, и нервы Гордона не выдержали. Вместо крика из горла Фримана вырвался слабый хрип, и он бросился бежать. Он не знал, куда бежит, и что его там поджидает, но он не мог смотреть на это… А сзади еще долго слышались все слабеющие стоны ползущего по полу разорванного надвое перерожденца…

Гордон в панике и ужасе выбежал из этого приюта смерти в какой-то темный внутренний дворик, зажатый между коттеджами европейского стиля. Фриман остановился лишь тогда, когда понял, что ужасное существо больше не гонится за ним. Гордона трясла дрожь. Ему было страшно, как никогда. Он чувствовал себя загнанным зверем, мышонком, брошенным в змеиную яму на забаву хозяевам и змеям. В каждой тени дворика ему виднелись зомби, каждый ствол дерева напоминал ожившего мертвеца. Фриман сжал зубы — в голове снова пронесся этот крик. Последний крик Майка в рации… Перед тем, как его убило такое же порождение Тьмы со звезд. Спина Фримана все еще побаливала — и ему мигом вспомнилась вся боль, которая омывала его в "Черной Мессе". Как его били зомби, как жгли молниями вортигонты, кусали хедкрабы, оглушали «собачки» и врезались в ребра тяжелые армейские ботинки. Гордон вдруг вспомнил, как его на дамбе зацепила пуля — пробила навылет кисть. Странно, но он вспомнил об этом только теперь — тогда было не до того, а потом и вовсе забылось. Фриман со смешанным чувством обнаружил, что рука его совершенно здорова, хотя ее и украшает розоватый шрам. Фриман поежился — он не знал, как это все объяснить. Но понимал, что теперь все намного хуже. Тогда он был в своем мире, вокруг были люди. Хоти и не те люди, каких бы ему хотелось, но все же люди. А здесь…

Фриман презрительно покачал головой — теперь уже вряд ли здесь остался кто-то живой… Но все же — кто-то ведь убил того зомби? Значит, здесь остались уцелевшие. Может, здесь все еще держатся солдаты Альянса? Гордон должен был найти хоть какой-то признак Жизни. Полу-жизнь уже и так заполнила все вокруг.

Фриман оглядел место, куда попал. Луна уже вышла из-за облаков и теперь ровно освещала все вокруг призрачным серебряным светом. Этот свет может творить самые настоящие чудеса, получше любого волшебника из сказок. Этот свет может быть таким разным и так по-разному влиять на мир. Он может быть романтическим — такую луну обожают влюбленные пары, целующиеся в ночном парке на лужайке, вдыхая запах ночных цветов и слушая волшебные трели сверчков. Это свет может быть таинственным и демоническим — как раз подходящим для кристально чистой ночи, в которую уголовник выходит на «дело», взвешивая в руках бейсбольную биту, высматривая в темной аллее запоздалых гуляк и вслушиваясь в тугой ритм собственного сердца. Свет Луны может быть и волнующе манящим, совсем как тогда, когда одинокий матерый волк воет ночью на залитой этим светом поляне, вспоминая стаю, которая бросила его, вспоминая теплую шерсть матери и прислушиваясь к томящему голоду в своем чреве. Этот свет может быть умиротворяющее философским, зовущим подвыпившего парня на минуту остановиться и вслушаться в музыку Тишины, вспомнить о бездне Вечности и о величии Вселенной. Свет Луны может быть призрачным и зловещим, как раз таким, который освещает все то зло, которое копошится по углам, обнажая демонов человечества, которые как раз и ждут этого Света, как гимна их триумфа на поле битвы Добра и Зла. Такой свет — словно вечная индульгенция тем, кто живет злом и не может видеть чужого счастья.

И сейчас Луна светила как раз таким светом. Гордон уже не был уверен, что же происходит — ему казалось, что призраки его прошлого ползут из всех щелей и вышедшие из могил мертвецы пришли за ним, чтобы забрать его с собой, обратно, на поле крестов и плит, где царит вечная мгла и скорбь. Фриман, не понимая, что же с ним происходит, постарался рассмотреть все получше. Но в глаза сразу бросилась вонзившаяся в землю ракета, в самом углу двора. И иссохшее тело в кустах. Фриман, поморщившись, сжал револьвер. Вдруг он вспомнил. Потянувшись рукой в одно из отделений скафандра, он извлек оттуда пригоршню патронов. Тех самых, что нашел в ящике, сброшенном ему с моста неизвестным другом. Да, это были патроны как раз под это оружие. Гордон, впервые за пребывание в этом страшном месте ощутил что-то похожее на уверенность. Но голосок в голове все же шептал: "Это не уверенность. Просто — продление агонии".

Фриман, ступая неслышно, подошел к месту, где дворик заворачивал. Видно было плохо, но все же Гордон сумел пройти бесшумно. Вдруг откуда-то впереди раздался шум, словно кто-то ходил, шаркая ногами. Гордон, ощутив, как его сердце вздрогнуло, быстро выглянул за угол, выставив вперед револьвер. Но там никого не было. Вместо зомби Гордон ошалело смотрел на нечто совершенно немыслимое — большой мотор от станка, к главному валу которого, смотрящему в небо, был параллельно земле прикреплен кусок стального листа, каким кроют крыши. Острый кусок железа вращался на шуршащем двигателе, рассекая воздух, словно лопасть вертолета. Фриман, уставился на это сооружение, стоящее посреди пятен крови, и почувствовал снова то же чувство, которое ощущал, когда увидел перебитого пилой зомби. Это не мог сделать перерожденец. Это сделал человек. И, словно в ответ на мысли Гордона, совсем рядом, откуда-то сверху раздался голос, торжественный, словно читающий проповедь:

— И было сказано, что они стали подобны тем невообразимым демонам, кои пребывают во плоти, и в коих невозможно увидеть Свет!

Фриман вздрогнул, как от удара — и попытался найти говорящего, голос которого звучал совсем рядом. Но он услышал лишь удаляющиеся шаги на одной из крыш. Гордон хотел окликнуть говорившего, но не смог. Что-то задержало его. Он метнул взгляд в сторону — за вертящимся листом железа на моторе показался перерожденец. Фриман, еще слыша в голове прозвучавшие странные слова, заворожено наблюдал за "демоном во плоти" Но зомби, слепо идя на жертву, вдруг вскрикнул и, с фонтаном крови, разорвался пополам — острая, как бритва, железка вошла в его тело, словно нож, и рассекла надвое, отбросив останки назад. Гордон сглотнул — он вдруг понял задумку этой ловушки. Придумано с умом — но кто ее ставил? Человек. Не тот ли, чей голос он слышал только что? Надо быстрее бежать вперед, пока тот не ушел далеко!

Тесно прижавшись к стене узкого прохода, Гордон осторожно протиснулся вперед, с замиранием сердца наблюдая, как окровавленный лист железа рассекает воздух в десяти сантиметрах от его живота… Изо всех сил Гордон старался не дергаться, и это у него получилось. Получилось и не смотреть она зловонные останки перерубленного надвое зомби. Быстро войдя в открытую дверь, он понял, что слишком поспешил. С противоположного конца комнаты уже вставали с пола, изрыгая стоны и кровь, ожившие мертвецы. Гордон даже не успел ничего сделать — на него вдруг справа прыгнуло что-то до боли знакомо шипящее. Гордон со сдавленным ругательством сбросил с бока повисшего на нем хедкраба и судорожно отбросил его ногой в угол. Выхватил револьвер и выстрелил. И ощутил мимолетное удовлетворение — мощным выстрелом тварь разорвало на части. Громкий стон заставил Гордона вернуться к пугающей реальности — зомби приближались. Гордон уже собрался открыть огонь по мучающимся после смерти людям, но вдруг заметил посреди комнаты ловушку. Такую же, что и на улице — к мотору был прикреплен заточенный с двух сторон железный багор. В голове ученого мелькнула смелая мысль и он, преодолевая страх и чувствуя азартный прилив адреналина, подбежал к устройству. Рычаг запуска мотора нашелся сразу — и Гордон едва успел отбежать от раскручивающегося багра.

"А вдруг багор плохо закреплен, — пронеслось у него в голове, — И сейчас на полном ходу вонзится мне в глотку?…" Но эти мысли были прерваны тихим, едва различимом в стоне зомби звуке шагов. Кто-то ходил по крыше. И Гордон снова услышал это голос со странным, неуловимым акцентом и торжественным выражением:

— Целые дни моя жизнь таяла, подобно дыму, и мои кости рассыпались, как пепел…

Громкий вскрик — капли крови долетели до лица Гордона. Первый перерожденец был рассечен лезвием багра.

— И позволь моим порокам быть пищей для этого костра, пока ничего не останется во мне, кроме Света.

Последний зомби затих, и багор продолжал вращаться, брызгая кровью, но Гордон все еще вслушивался в этот тихий но сильный голос, и в удаляющиеся шаги…

Фриман, развернувшись, быстро нашел выход и вышел в другой стороны на улицу. И чуть не споткнулся о труп зомби. Чертыхнувшись, Гордон переступил через тело, отметив, что у того были пулевые ранения. Это уже начало воодушевлять. Он слышал человека, он находил все больше его следов. Но почему же этот кто-то так избегает Фримана? Или делает вид, что избегает? Гордон бегло оглядел крышу — но на ней никого не было. Фриман продолжал всматриваться, и вдруг заметил на крыше тощую сгорбленную фигуру. Этого было достаточно.

— Эй, там, на крыше! — крикнул Гордон, оглядываясь, — Вы слышите меня? Вы в порядке?

Но худая фигура, казалось, проигнорировала Гордона. Луна висела прямо над крышей, и Гордону показалось, что на ее фоне мелькнула фигура человеческого скелета. "Тьфу ты! — зажмурился Гордон, наблюдая, как тощий силуэт исчезает из виду, — Мало ли что привидится…".

Фриман пошел по темному переулку, держа револьвер наготове. Картина ночного города была удручающей. Город был мертв. В нем шевелились лишь черви в трупах, да и сами трупы, ожившие по воле пришельцев из Зена. Изредка выли койоты в степи за городом, тут и там попадались ракеты, врезанные в землю. И все они были открыты, все уже выпустили свой груз. Гордон, проходя по темной аллее, видел дома с пробитыми крышами, в которых зияли огромные дыры — все, что оставляли после себя ракеты Альянса. Фриман даже услышал отдаленный дикий, полный ужаса крик, и затем выстрел. И все снова смолкло. Если здесь и были выжившие, то теперь Гордон остался один. Он чувствовал свое одиночество, как никогда. Нет, поступить так с целым городом — это было слишком бесчеловечно. Если Гордон раньше, отчасти благодаря Мареку, смог глядеть на Альянс, как на людей, то теперь эта иллюзия окончательно рассеялась.

Фриман вдруг услышал откуда-то впереди тихий голос, все тот же, торжественно-угрожающий:

— И стали они подобны пеплу на ветру, и Ангел Тьмы неотступно следовал за ними повсюду.

Гордон, поежившись от меткости этих слов, ускорил шаг, вздрагивая от каждой тени. Говорящий был впереди, совсем близко. Но звать, кричать в этом месте было подобно самоубийству. Гордон прошел по грубой каменной мостовой, мимо покореженного старого «Запорожца», вышел к повороту, ведущему на площадку перед домами, и вдруг застыл, с содроганием глядя на открывшуюся картину.

На большой площадке перед трехэтажным домом готического стиля бушевало пламя. Гордон с дрожью в ногах глядел на этот костер. Его сердцем были торчащие из земли колья, на которые были насажены тела людей. Огонь причудливо играл тенями, и казалось, что некоторые из них были еще живы, но это была лишь иллюзия. Тела, насаженные грубо, через живот, грудь и даже голову, уже шипели в охватившем их адском пламени. Смрад вокруг костра казалось, можно было резать ножом. На некоторых кольях были крюки, и на них тоже были насажены трупы. Гордон почувствовал головокружение. Нет, ничего из того, что он повидал в своей жизни, не сравнится с этим… Это не мог сделать человека. Такое с людьми мог сотворить лишь Сатана. Любой другой бы дрогнул.

Фриман, едва стоя на слабеющих ногах, увидел, как к жуткому костру из подворотен начали нестройно идти перерожденцы. Они шли на запах горящего мяса, и он манил, звал из, как запах спирта — алкоголика. Гордон, не в силах двигаться, наблюдал, как зомби слепо входили в пламя, и огонь тут же охватывал их. Живые покойники начинали стонать, громко и протяжно, и Гордон отдал бы все, чтобы этого не слышать. Словно человека резали живьем, словно на его глазах расстреливали его ребенка, словно у него без наркоза ампутировали ногу — вот как кричали перерожденцы, даже не понимая, что с ними происходит. Они отходили от кольев, охваченные пламенем и, расставив скрюченные руки шли на подворачивающихся ногах в стороны, даже не пытаясь сбить пламя. И лишь когда один из них по чистой случайности пошел в сторону Гордона, тот нашел в себе силы выстрелить. И тут же он услышал второй выстрел, который, словно эхо, прогремел по крышам Рэвенхольма.

Гордон поднял взгляд. На балконе дома, перед которым разгорелось ужасающее пожарище, стоял человек с винтовкой. Словно не замечая адского пламени внизу, он прицелился в очередного горящего перерожденца. Выстрел! — и хедкраб слетел с головы несчастного. Выстрел — и последний зомби рухнул на мостовую. Гордон так и застыл с поднятым револьвером в руках и, как завороженный, смотрел на человека с ружьем. Тот, наконец, оторвавшись от приклада оружия, посмотрел вниз, на недвижного ученого. Гордон видел его фигуру отчетливо, хотя и едкий дым смазывал лицо.

— Кто же это? — голос человека был все так же торжественен, но уже мягок, — Еще одна душа, нуждающаяся в спасении?

В голове у Фриман что-то щелкнуло. Гордон сумел разглядеть на груди у человека большой золотой крест. Священник…

— Вы в порядке? — зачем-то крикнул Фриман, — Кто вы?

Человек, похоже, усмехнулся. Посмотрел в черную даль неба, вдохнул дым костра. Окинул взглядом двор, ища новую цель. И только тогда его голос раздался вновь:

— Я присмотрю за тобой, — сказал он, перехватывая ружье поудобнее, — Большего я обещать не могу.

— Подожди! — но поздно — фигура человека скрылась с балкона, оставив Гордона на улице.

Фриман стоял и чувствовал глубокую растерянность. Кто это был? Уцелевший? Человек, чудом выживший в этом аду, и теперь пытающийся сохранить жизнь? Гордону стало жутковато. Это ведь был священник. И если он здесь один, то выходит, что это все он сделал? Перерубил зомби пополам, поставил две ловушки с моторами, устроил это жуткое кострище, которым мог похвастаться лишь Дракула? На как? Все это — ловушки для перерожденцев… Он начал охоту на тех, кто были его друзьями и родными. Но такая охота больше похода на отчаянное выживание. Гордон покачал головой — он бы и дня не прожил в этом месте, не сойдя с ума… Это был священник. Это объясняет все эти странные фразы, которые он слышал с крыш. Но все же здесь было что-то не так. Гордон пока не понимал, что именно, но он чувствовал это всем телом. Этот священник — не заурядный беженец…

Гордон пошел по черной и зловонной мостовой. Вокруг снова было тихо — только зловеще гудел костер с трупами на кольях. Фриман старался уйти от этого места поскорее, но это ему не удалось — сразу за поворотом его ожидал тупик. Гордон, еще не зная этого, осторожно заглянул за поворот, откуда слышались электрический треск и чьи-то вздохи. Гордон увидел трансформаторную клетку — весь забор вокруг электрощитов был под напряжением. Фриман чуть не отпрянул, увидев перед собой лежащих на земле зомби. Один из них с огромным усилием встал. Гордон, покрывшись холодным потом, приготовил револьвер, но зомби направился не к нему. Он пошел к забору. И только тут Гордон заметил, что на заборе висел человеческий труп. Он конвульсивно дергался в так разрядов электричества, кожа его источала черный дым, в воздухе висел запах жареного мяса. Зомби шел на это запах, как и те, у костра. И случилось так, как и планировал автор ловушки — зомби схватил руками труп — и с диким ревом заколотился в судорогах. Секунда — и его отбросило к стене. Больше он не двигался. Дымящийся мертвый хедкраб бесшумно соскользнул с головы жертвы. Гордон, собрав все свои чувства в кулак, резко шагнул к оставшимся зомби и, не дав им даже встать, сделал несколько выстрелов. Два перерожденца умерли сразу, но третий повел себя абсолютно непредсказуемо. Как только пули порвалась в гниющее тело зомби, хедкраб на его голове вдруг зашипел и прыгнул прямо на Фримана. Тело, оставшись без «хозяина», грузно свалилось на камни. Фриман с криком едва успел закрыть рукой лицо, не ожидавший от твари такой атаки. Хедкраб цепко обхватил руку, но, быстро поняв свой промах, попытался перескочить на такое близкое лицо этого человека. Гордон ощутил во всему телу парализующие волны дикого ужаса. В сантиметре от его глаз мелькнула зловонная пасть существа с рядом длинных окровавленных зубов. Гордон, со стоном бессилия, резко рванулся и выкинул вперед руку. Хедкраб, взвизгнув, не смог удержаться на гладком скафандре и полетел вперед — прямо на искрящий забор. Вспыхнул разряд — и тварь упала вниз, уже мертвая.

Гордон отдышался, приходя в себя и вытирая уже миллиардные по счету капли холодного пота со лба. Успокоиться было трудно, но все же Гордон сумел взять себя в руки. Он поглядел за забор — там виднелась лестница наверх. Возможно, на крышу, где и ходил этот странный священник. Надо было туда попасть. Вот только как — ток убивает всякого, кто прикоснется к забору. Гордон внимательно осмотрел трансформаторы и заметил толстый провод. Фриман проследил за ним взглядом — он проходил прямо над ним, и упирался в какое-то окно стоящего рядом дома. "Так, — сообразил ученый, — Значит, управление ловушкой там… Ну что ж, поглядим…" — о Гордон решительно отправился назад, ко входу в этот дом.

Вход быстро нашелся, но Гордон почему-то не был этому рад. Вход был прямо за тем костром, в котором горели трупы, насаженные на колья. Фриман решил подумать. Ведь видно было, что дров, или иного твердого топлива у огня нет — площадка просто горела, огонь шел словно из-под земли. Преодолевая отвращение, Гордон принюхался. И вдруг совершенно отчетливо ощутил сквозь трупный смрад запах газа. Гордон поискал глазами — и точно! От середины костра тянулся железная трубка, и языки пламени выходили из нее, прямо из аккуратно просверленных дырочек. Трубка шла к небольшому баллону, который из-за дыма практически нельзя было заметить. Гордон подбежал к нему и крутанул на нем вентиль — и огонь, словно по волшебству, погас. В небо сразу потянулся черный дым, смешанный с пеплом. Сразу стало темнее. Гордон, поморщившись, быстро пробежал по углям и оказался в доме.

Здесь было тихо. Лишь затхлый запах и пара сгнивших консервных банок напоминали о том, что здесь когда-то жили люди. Похоже, это была старая котельная — рядом Гордон разглядел несколько котлов высокого давления. Здесь все было уже давно пусто и немо. Вдоль плинтусов валялись какие-то обрывки книжных страниц, старый башмак, куски выцветших фотографий. Приглядевшись, Гордон нашел даже две гильзы 12-го калибра с надписью «Baikal». Сначала он насторожился, но потом понял — ведь этому священнику тоже надо было чем-то отстреливаться. Фриман, отбросив гильзы в сторону, прошел по скрипящей лестнице на второй этаж, туда, где должен был находиться рубильник. Но едва он вышел с лестничного пролета, откуда-то справа на него прыгнули сразу два хедкраба. Вскрикнув, Гордон едва успел увернуться и дважды спустил курок. Нервно качая головой, Фриман перезарядил револьвер, с унынием отметив, что патронов осталось совсем немного. Что ж, все-таки десять — лучше, чем ничего. Здесь эти десять патронов могут десять раз спасти ему жизнь.

Осторожно озираясь по сторонам, Фриман прошел по пустой разгромленной комнате. Стулья были перевернуты, некоторые — разбиты, от стола тоже остались лишь щепки. Повсюду валялись бутылки, бумажки, консервные банки. Гордон нашел еще три гильзы. Да, похоже, этот человек здесь долго держался… Комната с рубильником и окном, выходящим на трансформаторы, оказалась совсем рядом. Войти в нее оказалось трудно — она была завалена пустыми картонными коробками и деревянными тарами. Распинав коробки ногами, Гордон вдруг услышал, как что-то загремело, совсем как шарики в полупустом подшипнике. Присмотревшись, ученый нашел на полу небольшую коробочку. Девятимиллиметровые пистолетные патроны из нее рассыпались по полу, и Гордон, с жадностью пигмея, сбившего кокос, кинулся собирать их. Вот это везение! Теперь он сможет продержаться здесь подольше. Почувствовав что-то похожее на уверенность, Гордон потянулся рукой к рубильнику и опустил его. Ручка вдруг со страшным лязгом отломилась — проржавевший металл не выдержал. Гордон секунду беспомощно и испуганно смотрел на рукоятку, и потом только кинулся к окну. Но ему в несчетный раз повезло — труп на заборе перестал дергаться. Электричество было отключено.

Гордон был почти уверен, что теперь все будет хорошо. Все складывалось все лучше и лучше — перерожденцы перестали появляться, он обнаружил уцелевшего человека, да и к тому же сумел обезвредить преграду. Но пыл Фримана уже готовилось охладить черное быстрое существо. Оно уже поджидало человека, вися на потолке, и, когда Гордон спускался с лестницы вниз, разжало лапы. Фриман успел лишь заметить круглое тело и четыре длинных тонких ноги — тварь упала ему на плечи, издав мерзкий визг. Вскрикнув, Гордон потерял равновесие и с грохотом покатился по ступенькам, больно ударяясь о них локтями и коленями. Тварь держалась крепко — при падении она еще крепче вцепилась в скафандр Гордона. Фриман, забыв про ушибы, вскочил и с отчаянным стоном стал отдирать черное существо от себя, но оно, казалось, еще сильнее прижималось к человеку. Гордон выронил револьвер. Он чувствовал, как скользкое брюшко твари упорно тянется к его шее, все ближе и ближе. Гордон ничего не мог сделать, он старался изо всех сил, на которые только способен человек, но сдержать существо не удалось. Он ощутил мгновенный ослепительный укол боли, что-то острое пронзило его шею. Заорав, Фриман нечеловеческим движением оторвал мерзкую черную тварь от себя и отбросил ее в угол. И, схватившись за ужаленное место, упал, чувствуя, что пол уходит из-под ног. Тварь, оставив на стене желтое пятно, упала и больше не двигалась.

Первым делом тревогу забил скафандр Гордона. Раздался механический голос: "Критическое снижение уровня здоровья носителя! Подбор алгоритма для реанимации". Гордон слабо стонал, чувствуя, что боль тугой волной разливается по всему телу. Первым начало подводить зрение — уже через несколько секунд Гордон видел перед глазами лишь разноцветный туман. Потом, не прекращая болеть, начали отказывать руки. В ушах Гордона стоял равномерный гул, когда он пытался согнуть пальцы. Но бесполезно. Рук он больше не чувствовал. Голова превратилась в тяжеленный чугунный котел. Потом онемение пошло ниже, и уже через минуту Гордон перестал чувствовать ноги. Все тело будто стало чужим, невесомым. Фриман хотел закричать, но не мог даже открыть рта. Его начало мутить, кровь оглушительно застучала в висках.

"Мне конец… — слабо подумал Гордон, — Она укусила меня… Конец…"

Скафандр все время, не переставая, пищал, бья тревогу, но Гордон не слышал этого. Яд быстро проник в главные органы. Фриман внезапно почувствовал приступ тошноты. Он не ощущал этого, но пот крупными каплями падал с его лба на пол. Его вдруг начало трясти. Скафандр уже никак не реагировал, лишь сигнал тревоги заполнил всю лестницу. Пока все еще было в порядке с воздухом, но Гордон, уже проваливающийся в забытье, вдруг ощутил, что горло словно сдавили удавкой. Он напрягся всем телом, хотя у него и не получилось, он с хрипом втягивал воздух, но горло распухло изнутри, и воздух проходил со свистом. А затем и вовсе перестал проходить. Шея его отекла, и легкие застыли без работы. Фриман задыхался.

Глаза его закатились, и голова тихо стукнула об доски пола. И тут раздался голос скафандра: "Внимание, химическая структура яда опознана. Введен антидот. Состояние носителя — клиническая смерть!". Датчики скафандра ожили, регистрируя давление и порцию вводимого лекарства. На минуту все снова стихло. И вдруг снова ожил динамик костюма: "Пульс носителя близок к норме. Начата электромагнитная стимуляция". Тело ученого слабо задергалось под воздействием токов, и челюсть Гордона судорожно дрогнула. И в его горле снова зашумел воздух.

Сначала он проходил туго, со свистом, но потом дыхание становилось все ровнее, тише. Скафандр уже прекратил голосовые сообщения и теперь просто снимал показатели датчиков и продолжал реанимацию…

…Он напрягся в последний раз — и грузно положил тело на стол. Так, все пока шло правильно. Лишь бы получилось не как в прошлый раз. Тогда он просто не рассчитал количества спирта, и живой мертвец начал шевелиться прямо на столе. Нет, сейчас он это предусмотрел… Спирта было достаточно, чтобы перекрыть большинство их функций этого маленького монстра на голове мертвого. Достаточно, чтобы парализовать тело, но оставить лишь жизненно важные циклы. Ведь именно благодаря им это мертвое тело снова ходит. И снова Душа в нем просыпается. Страдает. Чувствует боль. Нет, на это раз все должно получиться. Насколько он знает, тело после смерти этого Дьявола во плоти еще может дергаться в течение пяти минут… Это значит, что токсинов хватает на пять минут, хватает, чтобы тело жило. Он наконец сделает это, сделает то, что пытался сделать уже два раза. Освободить брата от мук. И дать ему настоящий, осознанный покой перед смертью. Он уже продумывал и прорабатывал это тысячу раз. Главное — нажать на определенные точки на теле этого монстра, чтобы оно безболезненно отпустило голову мертвеца. И тогда — может сработать. Мертвый проживет еще целых пять минут, сам, на остаточном действии токсинов. Но без боли. Без мук. Это — самый высший подарок, который он мог даровать своим ушедшим братьям и сестрам. Продумав все еще раз, он принялся за дело и осторожно сдавил тело твари на голове мертвого в нескольких местах…

…Прошел час. Это было совсем удивительно, но за это время свежее теплое тело никто не нашел, не съел и не подверг перерождению. Гордон так и лежал, как и час назад, черная тварь — тоже. Наконец, неимоверные усилия системы жизнеобеспечения не прошли даром — и Фриман, слабо дернувшись, издал тихий стон.

Сознание возвращалось медленно, нехотя, словно его тянули на поводке. Сначала к Гордону вернулся слух. Затем — с головы и шеи начало отступать онемение. Гордон, не совсем понимая, что с ним, и что произошло, попытался открыть глаза — и размытая комната с каждой секундой становилась все отчетливее. Голова гудела так, будто весь день провисела в церковном колоколе. Но, тем не менее, Гордон сразу вспомнил, где он, и тут же приподнял голову, чтобы осмотреть все. Постепенно отходили грудь, руки — и Гордон уже смог сесть. Поворачивать голову было больно — рана на шее была слишком глубока. Но скафандр уже начал обрабатывать и ее. Первым делом, все еще не веря, что он выкарабкался, Гордон посмотрел на черный трупик и стены.

"Так вот ты какая, смерть… — пронеслось в голове Фримана, — Я думал, что уже никогда не вернусь… Неужели это скафандр меня вытащил? Если так, то я даже не знаю… Голова-то как раскалывается! Но что это за чертовщина была? Что это было?"

Ответ так взволновал Гордона, что он, забыв про гудящее тело, подполз к трупу черной твари. Осторожно перевернул ее и осмотрел. И вдруг понял. Черное круглое тело, похожее на тельце хедкрабов, те же четыре ноги, только в три раза длиннее, черные ноги, покрытые белыми кольцами светлого пушка и крупными черными волосинами. Все это напоминало четырехлапого паука. Или…

"Это же то, о чем говорил Илай… Хедкрабы мутировали… Но неужели они стали ТАКИМИ?! Почему? Именно ядовитыми. Илай говорил, что они мутировали и закрепили мутацию, которая помогала им выживать… Так, значит? Конечно, гораздо удобнее жалить жертву. Но это значит — конец. Если раньше у меня были шансы, то теперь их не осталось. Вторая такая штука окончательно прикончит меня… И причем, все лишь укусив…".

Гордон, опираясь на стену, подобрал револьвер, поднялся. Апатично принялся потихоньку разминать руки и ноги, но мысли его были далеко. В это было трудно поверить. Зен показывал все новые и новые лица, и одно было страшнее другого. Хуже того, что на него напало, не было. Это была конечная точка. Финал. Приехали.

Машинально обводя револьвером все углы, Гордон вышел на улицу. Теперь ему казалось, что он сам подобнее этим живым мертвецам. Сопротивляться уже не имело смысла. Странное дело, но Фриман всегда был таким — знал, что дело безнадежно, и все равно продолжал его делать. Фриман на ходу разминал шею, которой досталось больше всего. Из маленьких, но глубоких ран все еще сочилась кровь. Гордон чувствовал, что он выкарабкался только чудом. А чудо, как известно, дважды не случается.

Фриман, сцепив зубы от боли в теле, с трудом взобрался по забору, а затем и по лестнице позади него. Очутившись на небольшом уступе на крыше, он перепрыгнул на другую крышу, более просторную, и к тому же плоскую. Распугав пару ворон, он оглядел ночной Рэвенхольм. Пробитые и одинокие крыши домов выглядели осиротело и зловеще. В воздухе летал едва различимый запах беды — как раз такое предчувствие бывает у человека, который ночью, в абсолютной темноте идет по минному полю, думая, что это просто огород. Фриман слушал едва уловимые шорохи, тихие стоны и шарканье ослабших ног по земле. Перерожденцы бродили в поисках последнего покоя, который они никогда не получат, пока существо из Зена сидит у них на головах. Фриман вдруг уловил тихое ворчание — звук совершенно новый в этом заповеднике смерти. Зомби такие звуки не издавали — это было скорее похоже на рык голодного волка. Ворчание сначала было незаметным, но потом стало все громче, причем Гордон, как ни вертел головой, не мог разглядеть, кто это был. Кто-то словно бегал вокруг него по соседним крышам, стягивая кольцо все уже. Или это просто разыгравшееся больное воображение, подстегнутое недавней встречей со смертью? Фриман потряс гудящей головой, и ему показалось, что галлюцинации ушли. Но вдруг он услышал чей-то легкий топот сзади себя. Фриман резко обернулся, но успел лишь заметить забежавшую за угол крыши тощую, но невероятно быструю фигуру, сгорбленную и костлявую. Кровь снова застыла в жилах у Гордона. Он только что встречал то, что не смог бы никогда представить. Что же теперь? Ведь это был не зомби. Может, еще один уцелевший? Еще один потерявший рассудок человек, исхудавший и озлобленный, бегающий по крышам — единственному месту, где живые мертвецы не смогут его достать? Фриман вдруг подумал, что это совсем другое. Пусть даже безумный, но это — человек. Может, встреча с другим человеком осветлит его разум? Фриман, держа револьвер наготове уже сделал шаг в сторону, где исчезла худая фигура, но вдруг прямо позади его раздались быстрые шаги, тяжелые и уверенные. Вздрогнув, Гордон в страхе обернулся, едва сдержавшись, чтобы не выстрелить сразу. Он увидел небольшой чердак дома, стоящего рядом. В окне чердака сначала показалась тень, а потом возник и сам человек. Фриман уже сразу узнал его.

— Свет с тобой, брат! — священник держал в руках все то же ружье.

Гордон шагнул к нему. Вгляделся в его лицо — крупный нос, черная борода и усы, сверкающая на свету лысина. И мягкие, но пронзительные глаза. Словно сканеры.

— Я видел пару ваших ловушек, — сказал Гордон, — Хитро придумано.

— Ты можешь свободно пользоваться ими, — Священник вдруг усмехнулся, — Но смотри, не попадись в них сам!

Фриман уже хотел задать главный вопрос, но человек вдруг вскинул ружье. Ствол смотрел прямо на Гордона. Тот похолодел.

— Осторожно, брат! Сзади!

Грянул раскатистый выстрел. Фриман, не на шутку испугавшись, метнул взгляд назад — по откосу крыши катился только что застреленный хедкраб.

— Чтобы выжить в Рэвенхольме, надо быть бдительным, — Эти слова прозвучали, словно насмешка. Священник раскатисто захохотал и, не прекращая смеяться, ушел вглубь чердака.

Гордон поежился. Этому безумцу пришлось многое пережить. Любой рассудок на его месте не выдержал бы. Но все же Гордон подумал, что священник не так безумен, как казалось вначале. Он ведь только что спас Фриману жизнь… Гордон осторожно посмотрел вниз — надо ведь было найти какой-нибудь путь вперед. Предчувствие его не обмануло — чуть ниже уровня крыши на торчащих из зданиях перекладинах были проложены доски. Этот своеобразный мостик, висящий над землей на уровне четвертого этажа, казался более чем сомнительным. Но другого выхода не оставалось — Гордон осторожно ступил на доски. Стараясь не смотреть вниз и не вслушиваться в странное тихое ворчание по сторонам, Фриман сосредоточенно шел вперед, по шатким доскам. Эта «дорога» привела его к стене какого-то здания. Прямо к его открытому окну. Усмехнувшись тому, как священник здесь обстроился, Гордон влез в окно.

Его ноги встали на дощатый пол, который тут же затрещал. Фриман даже не успел испугаться — гнилое дерево не выдержало, и Гордон с криком провалился через трухлявые доски вниз. Летел он меньше секунды. Упав на пол, Фриман ощутил боль в растревоженной шее, и вдруг тут же забыл про нее — сбоку раздалось знакомое шипение. Мгновенно совладав с собой, Гордон пристрелил уже ползущего хедкраба, потом еще одного, и еще… И мощный, истеричный стон заставил его похолодеть — Гордон увидел, как к нему приближается перерожденец. Это когда-то была девушка, Фриман сейчас видел ее изорванную рубаху, джинсы. Это было жутко и невероятно — из-под хедкраба, плотно обхватившего голову, свисали длинные светлые волосы. Видеть девушку, ставшую такой — хуже всякой пытки. Ее стройное тело покрылось шишками и язвами, за плечами вырос отвратительной горб, прорвавший одежду. Тонкие руки превратились в покрытые коростой коряги, пальцы покрылись бородавками и удлинились в три раза.

Фриман, не шевелясь, смотрел, как это изуродованное существо приближалось к нему, хромая и проливая на пол слизь. Вдруг девушка закричала, дико, пронзительно, срываясь на визг. Фриман еще никогда не испытывал подобного страха. Девушка, стоная, пошла к нему еще быстрее, невзирая на сломанную и вывернутую ногу, из которой торчала окровавленная кость. С каждым шагом нога подворачивалась все сильнее, и перерожденец упал. Со стоном отчаяния и боли, она поползла к Гордону, срываясь на мерзкое рычание, ползла, подтягиваясь руками и оставляя на досках глубокие борозды от когтей. Гордон не выдержал. Он закричал, одновременно выставив вперед револьвер, и выстрелил почти в упор. Его обдало потоком желтой жижи. Зомби издала вздох, словно полный облегчения, и осела на пол.

Фриман встал. Долго еще стоял над телом девушки. Вздохнув, перезарядил револьвер. Последние шесть патронов.

Унылый и неуверенный ни в чем Гордон вышел из здания. И вдруг сразу наткнулся на какое-то устройство. Оно напоминало поставленный на столик двигатель от трактора. От его валов вверх тянулся трос, из скопища деталей и шестеренок торчал большой рычаг. Выглядела конструкция так, будто ее собирали вручную из всего, что нашли под ногами. Фриман пожал плечами и, повинуясь какому-то мальчишескому импульсу, повернул рычаг. Мотор тот час запустился, трос пришел в движение. Его вдруг рвануло наверх, где он перекидывался через навесной блок. Фриман даже не успел ничего понять — сверху со страшным грохотом упал автомобиль. Мотор продолжал гудеть, и через секунду заработал в обратную сторону. Автомобиль на тросе снова взмыл вверх и остался висеть в двух метрах от земли. Гордон удивленно смотрел то на мотор, то на автомобиль. В сущности, конструкция проста, но, как говорит доктор Кляйнер, каковы масштабы!

Масштабность сооружения тут же дала о себе знать. На страшный грохот упавшего автомобиля откликнулись сразу три голоса. Все они одинаково выли, стонали и плакали. Перерожденцы приближались с темного угла развороченной ракетами улицы. Фриман напрягся. На расчеты не было времени, и Гордон быстро сгруппировался. Пошаркав ногами для привлечения внимания, он занял место у рычага. Четыре перерожденца шли нестройным радом, задевая друг друга руками-плетьми. Услышав шарканье, они оживились еще больше, ускорили свои хромающие шаги. Фриман ждал, обливаясь потом. Не так-то просто было сдержаться, чтобы не выстрелить. Он мог бы и сделать это. Но патроны здесь на дороге не валялись. В голове у Гордона мелькнула безумная мысль о том, что надо бы оставить хотя бы один патрон — для себя.

Зомби подошли на приличное расстояние, и Гордон рванул рычаг. Мотор взвыл, трос скрипнул, и прямо на «головы» уже бегущих к Фриману зомби упал тяжеленный автомобиль. Фриман считал секунды до его падения, и его радости не было предела, когда раздался грохот, смешавшийся с омерзительным хрустом. Вдруг раздался громкий, почти яростный вой — один перерожденец в бешенстве бился на земле — его ноги были расплющены и придавлены машиной. Фриман, испугавшись, поспешно выстрелил. Промах. Второй выстрел был точнее — зомби затих.

Фриман удовлетворенно кивнул. А этот священник оказался настоящим мастером на все руки! Его ловушки с каждым разом казались все гениальнее. Эта была выше всяких похвал. Фриман наблюдал, как автомобиль снова поднимается вверх с окрашенным кровью днищем, оставляя на мостовой кашу их зловонных останков. Фриман переступил через труп перерожденца и вышел на улицу, изрытую бомбежкой. Но еще раз убедиться в бесчеловечности Альянса он не успел — совсем рядом раздались яростные вздохи. Испуганный Гордон вскинул пистолет и выстрелил на звук. Его не покидало ощущение, что патроны вот-вот закончатся. Пуля с визгом отскочила от стоящей в метре от него машины. Фриман понял, в чем дело. Зомби столпились прямо за автомобилем, на том конце улицы, и, не в силах перебраться через преграду, злобно рычали в сторону человека. Фриман вдруг увидел, что крыша машины обвязана тросом. Мгновенный взгляд в сторону — и тут же нашелся еще один тракторный мотор с рычагом. Фриман, не успев все как следует рассчитать, дернул за рычаг, и автомобиль взмыл в небо. Перерожденцы словно этого и ждали. С хрустом и всхлипываниями они все кинулись в освобожденный проход, к вожделенной жертве. Фриман ждал, и с каждым мгновением его сердце все сильнее сжималось. Автомобиль не падал! Зомби шли все быстрее. Фриман, не зная, что делать, приготовился стрелять, но вспомнил — в револьвере почти не осталось патронов. В отчаянии Гордон еще раз дернул за рычаг, словно это была спасительная кнопка катапультирования. И это произошло. Мотор взвизгнул, и автомобиль всем грузом грохнулся на землю, превратив в месиво целых трех зомби. Голова одного из них торчала из-под машины и слабо шипела. Фриман подозрительно и с отвращением посмотрел на нее — хедкраб тут же разжал свою стальную хватку. С мерзким хрустом он оторвался от головы зомби и спрыгнул на мостовую. Изуродованная голова человека практически упала на камни, превратившись в сдувшийся окровавленный мешок. Хедкраб, яростно шипя, уже приготовился к прыжку. Фриман, не думая ни о чем, кроме как о ненависти к этим тварям, дважды спустил курок. И все. Все стихло.

Гордон посмотрел на опустевший револьвер. Вздохнул — ведь все к этому и шло. Спрятал его, достал единственное, что еще могло стрелять — пистолет. Перезарядил его — патронов хватит еще на три обоймы, не больше. Фриман прикинул — восемнадцать на четыре — это получается семьдесят два. Если по пять патронов на зомби, плюс хедкрабы — получается, что патронов хватит только на десять-двенадцать перерожденцев. И — все. Конец.

Но Гордон всегда и отличался от всех остальных тем, что не думал о конце. Он думал о продолжении. И сейчас были патроны, и надо было продолжать движение. Фриман оглядел улицу — со всех сторон были тупики. Кстати, справа он видел в отдалении канатную дорогу, уходящую куда-то в ночь. Надо же! Похоже, когда-то это европейское местечко было курортом… Но выхода с улицы все равно не было. Уже наученный жизненным опытом, Гордон по привычке осмотрел и все здания, окна над ним, стены, по которым можно было бы в эти окна влезть. И вдруг заметил сверху «мостик». Прямо над автомобилем, превратившим зомби в кашу, на перекладинах, торчащих из стены, были проложены доски, совсем как там, где Фриман шел недавно. Видимо, священник сделал себе целую сеть таких проходов над городом — там он был недосягаем для мертвых. Но как туда попасть?

Фриман думал недолго — решение, которое пришло ему на ум, оказалось простым и гениальным. Рассчитав все, он снова дернул за рычаг мотора. И — метнулся в сторону машины. Гордон едва успел вскочить на ее капот — и она грузно поднялась вверх. Прямо к «мостику». Кивнув в знак своей победы, Гордон спокойно сошел с автомобиля на доски. Осмотрелся — совсем рядом было окно последнего этажа. И они было распахнуто. Словно приглашая в него гостей. Гордон уже намеревался осторожно протии по доскам, как вдруг на крыше, прямо над окном, возникла фигура человека с ружьем. Священник появился так внезапно, что Гордон чуть не сорвался вниз. Собравшись, он всмотрелся в лицо человека. Оно было довольным и зловеще веселым.

— Все лучше и лучше! — похвалил священник, оглядывая Гордона.

— Кто вы? — в лоб спросил Гордон.

Лучшей вещи, чтобы спросить, просто не пришло на ум. Священник прищурился и перехватил ружье. Он смотрелся очень картинно с огромной сияющей Луной за спиной.

— Я — Отец Григорий, — наконец сказал он, — Ну, а с моей паствой ты уже познакомился!

Священник разразился безумным хохотом. Фриман скривил губы — как можно так шутить? Священник вдруг, не прекращая смеяться, вскинул ружье и выстрелил в показавшегося внизу зомби. Возможно, Фриману только показалось, но при выстреле человек прошептал: "Упокойся, дитя Тьмы!". И священник скрылся так же тихо, как и появился.

Фриман в смятении стоял на шатких досках. Отец Григорий, значит… Русский? Ну да, Гордон все время ощущал в его голосе этот едва уловимый акцент. Русский — и священник? Это было уже само по себе удивительно. Но как он выжил в этом аду? Как он попал сюда? Фриман покачал головой — лучше бы он никого здесь не встретил. Русский, да еще и сумасшедший — это было просто плевком судьбы. И все же Гордону стало невыносимо жаль этого человека. Совершенно один, он остался здесь, в городе, захваченном Смертью. Он видел, как его родные умерли, как его друзья превращались в этих чудовищ. Фриман сразу понял, что все его жестокие мысли об этом священнике были несправедливы. Он жил здесь, и только за это он заслуживал высшей награды. Он сумел остаться живым, он сумел сохранить веру в Бога. Может, он и сумасшедший, но это не сделало из него монстра. Будучи сумасшедшим, он все же остался человеком. А большего и не надо.

Фриман, решительно вздохнув, пролез в открытое окно. Надо было во что бы то ни стало найти Отца Григория. Поговорить. Услышать его, и дать услышать себя.

Толкнув грязную дверь, Гордон оказался в узком коридоре, и сразу же его насторожил один звук. Это был быстрый, словно барабанная дробь, топот — словно к нему бежала толпа карликов. Сжав в руке пистолет, Фриман застыл и вслушался. И в следующую секунду произошло непредсказуемое. Из коридора впереди молниеносно выбежало какое-то существо. В глаза бросились его тонкие и длинные членистые лапы, словно у паука. Гордон, не на шутку перепугавшись, поспешно выстрелил, но тварь двигалась слишком быстро — так быстро, что от ее тонких когтистых лапок рябило в глазах. Метнувшись к нему, тварь со скоростью мысли прыгнула. Гордон инстинктивно закрыл лицо рукой — и почувствовал, как на запястье сомкнулись мощные челюсти — даже прочный материал костюма слегка погнулся. С криком Гордон стряхнул существо с руки и, пока оно, словно плетьми, секло воздух своими ногами в надежде перевернуться на живот, Фриман трижды выстрелил. И все стихло.

Пытаясь успокоить сердце, Гордон старался дышать глубже. В изнеможении сполз по стене на пол. Апатично перезарядил пистолет. И лишь потом посмотрел на то, что чуть не убило его. Тварь лежала в луже желтой крови. Ее длинные и тонкие лапки, словно веревки, лежали на полу, блестя мощными суставами. Небольшое круглое тельце зияло пастью с мелкими зубками и хаосом из внутренностей и кишок за ними. Гордон, уже ощущая смутные подозрения, ногой перевернул тварь и раскинул ее лапки. Их было четыре. Вот оно… Еще один новый вид хедкраба. Фриман нервно усмехнулся — все так, как говорил Илай. Если не хуже… Еще не известно, что за яд у этой твари… Но как она непохожа на обычных особей! Тело стало очень маленьким, максимально маленьким, чтобы только обхватить голову человека. Лапы длиннее в три раза, с когтями длиной в палец, острыми, как ножи. Такие ноги приспособлены только для бега, причем для очень быстрого. Фриман усмехнулся и отбросил трупик в угол. Теперь его шансы уменьшились еще на порядок, а ведь их и так почти не было. Но Гордон вдруг вздрогнул. У него даже потемнело в глазах. Ведь это все были цветочки. А ведь если это — новые виды хедкрабов, то и из их жертв должны получаться новые виды перерожденцев… От одной только этой догадки Гордону стало жутко. Если это так, то шансов у него теперь нет вообще. Альянс знал, что делал.

Вздрагивая при каждом шорохе, Гордон пошел вперед, с горечью глядя на свое оружие. Теперь оно казалось детской игрушкой. Фриман шел по дому, понимая, что он напоминает мальчика с деревянным автоматом на поле настоящих боевых действий.

Внезапно из за угла раздался какой-то шум. Похоже, звук бьющегося стекла. Выстрелы! Фриман поспешно рванулся на звук. Послышался знакомый злобный смех. Фриман улыбнулся — священник был там! Гордон почти сразу увидел его, когда подбежал к окну. Отец Григорий стоял на чердаке противоположного дома и с бешеным весельем стрелял во что-то внизу. Фриман уже хотел было крикнуть ему что-то, но вдруг услышал совсем рядом звон разбившейся бутылки. Окровавленный перерожденец вставал в метре от Фримана, уже повернув свою уродливую «голову» к нему. Гордон не успел даже испугаться — ружейная пуля пробила окно и снесла хедкраба с головы зомби. Фриман благодарно посмотрел на священника за окном.

— А, это ты, брат? — радушно спросил Отец Григорий, — Я прошу прощения. Но, похоже, я не причинил тебе вреда. Мои пули — это меньшая из твоих проблем.

Фриман усмехнулся — а ведь он прав.

— Вы неплохо приспособились ко всему этому, не так ли? — спросил Гордон, с иронией глядя на безумца.

— Что есть, то есть, — просто ответил священник и бросил, уходя, — Внизу тебя уже ждут, осторожнее!

Фриман с недоумением посмотрел ему вслед. О чем это он? Может, за ним пришли? Альянс? Вряд ли. Они сюда не сунутся. Тогда кто же? Гордон заметил за выбитым окном довольно большой карниз и вылез на него. Осторожно, держась рукой за раму окна, посмотрел вниз. И похолодел. Он всегда считал, что свойство волос "вставать дыбом" к нему не относится. Но теперь он ощутил этот процесс в полной мере.

Внизу был самый настоящий АД. Такого бы не привиделось даже самому кровожадному из колдунов Вуду, когда он напьется болотной воды. Да, эти улицы были мертвы, но они были — само движение. Гордон едва не сорвался вниз от наплыва эмоций. Внизу, по узкой мостовой ходили бывшие люди, Фриман насчитал в стонущей улице целых двенадцать перерожденцев. Путаясь под их слабыми ногами, взад-вперед бегали хедкрабы, причем Фриман с ужасом увидел, что там были и обычные, и «быстрые». Нужно было следовать за Отцом Григорием, но теперь это было подобно самоубийству. Фриман с ужасом посмотрел сначала на свой жалкий пистолет, а потом на адское сборище внизу. Это было поистине жуткое зрелище. Люди, которые раньше смеялись, любили и жили своими жизнями — теперь они стали гниющим мясом, по воле маленьких существ из иного мира вернувшимися из мира сладостного покоя. Они понимали, что мертвы. Они понимали, что они больше не люди. Каждым нервом они чувствовали дикую боль. Размягченные токсинами кости ломались, язвы на теле лопались, внутренности вываливались на землю, зубы хедкраба все глубже вдавливались в опухший череп. И все это чувствовали люди, те, которые уже умерли. Они хотели быть мертвыми — конечно же, лучше умереть, чем жить в таком мире. Быть может, смерть для кого-то из них стала бы волшебным избавлением, но Альянс отнял и это. Альянс подчинил себе даже смерть. И всякого, кто со вздохом облегчения отправляется в Вечную Обитель, корявая железная рука со злобным смехом выдирает оттуда и вновь кидает в этот мир, уже ставший для них пыткой при жизни, а теперь ставший Адом при смерти. Фриман слышал стоны этих несчастных внизу, их плачь и крики боли. Хедкрабы оставили им только это. Они забрали у них разум, тело, жизнь, свободу, но оставили лишь клочок сознания своего убожества, оставили боль и страдания. Каждый из этих бывших людей не хотел быть таким, в кого он превратился, но ничего не мог поделать. И они плакали. Все, до одного. Фриман еще ни разу не встречал зомби, который бы не стонал от дикой боли и горя. И поэтому он жалел их. Если они еще плакали, то они еще сохраняли в себе что-то от человека. И поэтому каждый раз, когда Фриман нажимал на спуск, посылая пули в тело мертвеца, ему было больно так же, как и умершему. И каждый раз, когда с облегченным вздохом перерожденец падал и затихал, Фриман был рад за него. Мертвый наконец обретал покой, о котором молил небеса, бродя по этому городу Тьмы. По Рэвенхольму.

Фриман, совладав со своими мыслями, начал бормотать их вслух, чтобы хоть как-то не слышать стонов обреченных на вечные муки:

— Так… что же делать? Спуститься вниз не проблема. Можно спрыгнуть на вон ту кучу бочек… А вот дальше… Дальше — я труп. Или даже хуже… Можно упокоить их и отсюда, но патронов хватит разве что на половину перерожденцев. А ведь еще есть и хедкрабы… Нет, это самоубийство. Но почему этот русский так спокойно ушел, и даже не помог мне? Обычное сумасшествие? Хотя нет — он ведь предупредил меня. Этот Отец не так прост, как кажется. Он на что-то намекал. Раз он меня оставил, значит, здесь есть какой-то вариант, лазейка… Надо приглядеться… Черт, ну почему они так кричат?!

Фриман невольно усмехнулся, вспомнив фразу из фильма.

— Могут, могут, — сказал он себе, — Погоди, а что это за бочки по всей улице стоят? Странно, из словно специально здесь понаставили… Красная эмблема на боку… Эй, а ведь это — бензин. Точно, бензин!

Фриман почувствовал себя так, будто только что изобрел электричество. Злобно усмехнувшись, он начал прикидывать все в уме. Выбрав нужную бочку и момент, когда возле нее оказалось побольше нежити, Фриман выпустил пять пуль. Выстрелы прорвали ночную тишину. Две пули отскочили в сторону, а остальные сделали свое дело. Сверкнула искра. И бочка взорвалась. Сноп яркого пламени озарил улицу. Сразу стало светло, как днем. Несколько трупов хедкрабов и три перерожденца разлетелись в стороны в виде пылающих кусков плоти. От дикого жара вспыхнули соседние бочки, остальные твари кинулись к ним, чувствуя запах горелой плоти. Фриман прикрыл глаза и еще минуты три слушал жуткую музыку смерти. Гремели разрывающиеся бочки, орали от дикой боли горящие перерожденцы, шипели умирающие хедкрабы… Но через три минуты все смолкло. Фриман открыл глаза. Улица представляла собой ночной кошмар. Вся мостовая стала черней ночи он сгоревшего бензина. Повсюду на ней горели маленькие огоньки — догоравшие куски плоти. Сразу почувствовался резкий характерный запах. Но все было тихо. Ничто не двигалось. Пятью пулями Фриман упокоил всех.

Спрыгнув на землю и едва удерживаясь, чтобы не зажать нос от дикого смрада, Фриман пошел вдоль по улице. Впереди виднелся темный туннель, в глубину которого тянулись тросы — часть старой канатной дороги. Справа улица была заблокирована руинами дома, уничтоженного ракетами. Слева был тупик. Фриман начал нервничать. Ходить среди горелого мяса ему было неприятно, запах сбивал с ног, и к тому же все оказалось напрасным. Выхода не было.

Вдруг со стороны Гордон услышал какой-то хлюпающий звук. Гордон резко обернулся, выставив оружие. Из темного угла улицы к нему, шипя горящими мышцами, шел перерожденец. Фриман похолодел. Этот мертвец пережил и этот ад. Он все еще горел. Плоть дымилась и шипела, бурля мелкими пузырями. Зомби уже не мог кричать, побывав в раскаленном пламени, и теперь лишь слабо хрипел. Гордон на миг зажмурился. Он даже не представлял, что на свете могут быть ТАКИЕ мучения. Зомби шел, повинуясь подергивающемуся хедкрабу на голове. Но вот сгоревшие кости не выдержали — ноги его с хрустом обломились, сразу обе. Зомби упал. И, волоча за собой останки конечностей, пополз к Гордону на руках. Тот в ужасе смотрел на все это, не в силах пошевелиться. Зомби, слабо шипя, полз, но его движения становились все слабее. Раздался мерзкий хруст — и одна из его рук осталась лежать на земле. Зомби зашипел, в ярости пытаясь подползти еще ближе, но уже не смог сдвинуться с места. С омерзительным хлюпаньем зашевелился хедкраб на голове несчастного и, пролив на мостовую поток крови и слизи, спрыгнул с иссохшего черепа на камни. Тело обмякло. Гордон, ощутив приступ злобы и жалости к несчастному погибшему, вскинул пистолет и в миг изрешетил пулями хедкраба, оставив от него лишь кусок мяса.

Скрипнув зубами, Фриман перезарядил пистолет. Патроны таяли прямо на глазах! Это бесило и пугало одновременно. Но ничего не поделаешь. Гордон отвернулся от мертвой твари и вдруг уперся прямо в стену. Прямо в лестницу, висящую на ней. Фриман удивленно проследил за ней — она шла наверх, к тросам. Тросы шли вдоль натянутых сверху железных рельс — они были направляющей для канатных вагончиков, которые когда-то возили по городу веселых туристов. И прямо на двойной лини этих рельс была проложена дорожка, проложена из досок. Гордон покачал головой и полез. Похоже, Отец Григорий постарался и здесь.

Идя по узкому мостику, Гордон чуть не сорвался вниз, когда услышал выстрел. Он увидел, как, выбив стекло, из окна дома спиной вперед вылетел зомби. Как раз из окна того дома, где недавно исчез безумный священник. Послышались и другие хлесткие выстрелы ружья. Звон разбивающегося стекла и стук падающих тел.

— Хотя они и говорят, что меня обуяло безумие, — Фриман услышал отчетливое бормотание, — Мне все равно. Оно бо есть мой помощник, моя сила и мое спасение…

Гордон покачал головой. Да, что тут скажешь? Не так он прост, этот священник, как кажется… Ох, не прост…

Фриман залез в попавшееся открытое окно, когда мостик прервался. Посчитал свои патроны. Их осталось совсем мало. Толкнув дверь, Фриман вошел в какое-то помещение. И застыл. Это было похоже на лабораторию сумасшедшего доктора из фильмов ужасов. Другой образ на ум просто не шел. Фриман осторожно сделал шаг вперед, чтобы понять, не видение ли это. Скорее всего, когда-то это была столовая для туристов. Но теперь… Повсюду здесь лежали диски от циркулярных пил, пустые баллоны из-под пропана, какие-то инструменты, ножи. На столах, стоящих рядами, лежали трупы. Все они когда-то были перерожденцами, в этом не оставляли сомнений окровавленные, словно вспоротые тела, язвы на теле и нечеловеческие руки. От лиц остались лишь бесформенные образования. Но хедкрабов на них не было. Они лежали рядом, прямо над их головами, мертвые и с аккуратно расставленными в разные стороны лапами. Гордон прошел между столов, и эти тела надолго запомнились ему. Один из них был совершенно высохшим — почти скелет. Мясо на костях почти высохло, даже не пахло. Гордон поморщился. Все это сделал Григорий, больше некому. Но как? Как он смог притащить сюда зомби и отделить хедкрабов от головы? Или он сначала убил их? Но зачем он тогда все это сделал? Что за безумное, бессмысленное занятие? Фриман поежился, вспоминая, с каким лицом Отец Григорий стрелял в ходячих мертвецов. Это было злобное веселье, не страх, а словно упоение процессом. Неужели и это он сделал лишь ради какого-то своего, безумного удовольствия? Фриман поморщился. Отец Григорий был сумасшедшим. Постепенно это качество затмевало все остальные.

Фриман поспешил выйти из столовой, по лестнице, ведущей вниз. Но как только он прошел по ступенькам и толкнул дверь, Фриман закричал и, в ужасе, спотыкаясь, помчался наверх. То, что он увидел, чуть не лишило его сознания. Прямо на него шли целых пять живых мертвецов. Гордон, снова вбежав в жуткую столовую, заметался по ней, словно загнанный зверь. Теперь — точно конец… Патронов не хватит — это факт, и монтировкой от них не отобьешься. Он уже слышал их стоны и нестройные шаги по ступенькам — зомби поднимались сюда. В отчаянии застонав, Фриман снова оглядел столовую — оружия нет — и достал пистолет. Расставил ноги пошире, чтобы принять устойчивую позицию. Встал так, чтобы столы оказались прямо за спиной — чтобы никто не напал сзади. Открыл отделение скафандра, где лежала последняя обойма к пистолету — чтобы суметь быстро перезарядить. И навел пистолет на выход с лестницы. И стал ждать. С каждый секундой уверенность исчезала, с каждым шагом на ступеньках пот со лба Гордона лил все сильнее. Что ж, помереть тоже надо уметь достойно.

Едва из прохода вышел первый зомби, Гордон открыл огонь. Первые пули влетели в тело перерожденца, но, к огромному страху Гордона, зомби это только разозлило, и он, с громким ревом понесся на Фримана. Еще пяти выстрелов хватило, чтобы окончательно упокоить зомби. Он, даже когда тот был еще на ногах, уже показался второй, и сразу за ним — третий. В подступившей панике Фриман выстрелил остатки обоймы в стонущего мертвеца, причем почти половина пуль прошла мимо. Молниеносным движением Гордон выхватил последнюю обойму и тут же нажал на спуск. Шквал пуль свалил раненого перерожденца, ранил следующего… И все. Пистолет издевательски щелкнул затвором, словно говоря: "Все, друг, приплыли!". Фриман в диком ужасе выронил пистолет из дрожащих рук. Пока зомби на непослушных ногах шли к нему, его мозг работал как никогда. Нет, он еще мог бы справиться и монтировкой, но это только если бы зомби был один. А их осталось трое. Фриман мысленно перебирал все, что он нес с собой, надеясь найти что-нибудь полезное. Автомат, висящий на плече — пуст. Револьвер — тоже. Что толку от монтировки? Фриман инстинктивно попытался отступить — он не смог. Он стоял у самых столов. Вдруг Гордон вспомнил про то, что своей тяжестью уже долго оттягивало пояс костюма. Схватив гравипушку, подаренную Аликс, Фриман молниеносно глянул на приближающихся зомби и с сомнением посмотрел на «оружие». Нет, это, конечно, мысль, но слишком хлипкая… Хвататься за жалкую соломинку Гордон не любил. Но сейчас ничего другого не оставалось. Надо было попробовать. А вдруг получится?

Фриман выбрал на одном из столов крепкий стальной штырь с заточенным концом. Бегло вспомнив управление гравипушкой, Фриман нажал на нужные кнопки и направил кристалл аппарата на штырь. Тот немедленно поднялся в воздух и, пролетев метра два, завис перед Фриманом, в зоне активного действия кристалла. Гордон глянул в сторону раздававшихся стонов. Переходящих в тихое яростное рычание. Зомби уже были в пяти шагах. Стараясь быть хладнокровным, чтобы не тряслись руки, Гордон осторожно просунул руку в поле гравипушки и с трудом повернул в нем штырь так, чтобы он смотрел вперед, как копье. И, наконец, обратив импровизированное оружие на зомби, нажал на кнопку.

С оглушительным треском молния из кристалла ударила в штырь, и он, свистя в воздухе, мгновенно преодолел три метра до первого зомби. Гордон даже не увидел летящего «копья», но это сработало! Влекомый мощным толчком, первый зомби, которому штырь влетел в грудь, сложился пополам и отлетел назад, прямо на своих собратьев. Одного он свалил, третий же, споткнувшись о них, неуверенно пошел вперед. Радости Гордона не было предела. Штырь, пробив насквозь первого перерожденца, застрял в животе второго, и оба они обрели долгожданный покой. Замысел сработал. Но еще один зомби все еще шел к нему, хоть и неуверенно — кажется, у него была сломана нога. Фриман, быстро оглядевшись, заметил на полу диск от циркулярной пилы и тут же притянул его гравипушкой. Поправив его рукой (что удалось с большим трудом) так, чтобы он находился параллельно полу, Гордон «выстрелил». Диск, пропев в воздухе, с хрустом вошел в тело зомби, словно нож в масло, снес ему «голову» и с силой вонзился в стену. Зомби, испустив фонтан вонючей жидкости из шеи, упал на пол. Битва закончилась.

Фриман был удивлен и рад, как никогда. Его довольно сомнительный и смелый план сработал. Фриман не мог о таком даже мечтать. Теперь в его руках было очень мощное, хоть и примитивное оружие, по классификации подходящее под «самострел». Фриман прикинул в уме свои новые, открывшиеся так внезапно возможности. Ведь это же было просто отлично! Помимо того, что он теперь мог «стрелять» штырями, пилами и другими острыми предметами, он мог метать в перерожденцев кирпичи, камни, даже бочки с бензином. Но у этого «оружия» был один большой недостаток — оно было однозарядным, и «заряжать» его очень долго. И тяжело. Против пяти-шести хедкрабов с такой штукой не пойдешь. Но вот против пары-тройки зомби, тем более, если они вдалеке… Фриман впервые за все пребывание здесь ощутил слабую надежду. На то, что он все-таки выживет. Найдет Отца Григория. Сможет уйти из Рэвенхольма.

Фриман подошел к трупам зомби и перевернул одного из них ногой. Преодолевая отвращение, вырвал из его живота штырь. Обтер его о пол и взвесил в руке. Нет, эта штучка определенно лучше других вариантов. Надо же — с пяти шагов пробила двух перерожденцев! Фриман снова включил гравипушку и захватил ею штырь. С трудом проворачивая его так, чтобы он смотрел острым концом вперед, Гордон вдруг подумал: "Н-да, жуткое место… Может, именно поэтому здесь не обойтись обычным оружием? Я похож на какого-то сумасшедшего ученого с лучом смерти собственного изобретения…".

Обдумав это сходство и найдя его донельзя удачным, Гордон направился к лестнице. Теперь он шел, выставив вперед тяжелую гравипушку. Впереди, в трети метра от него, в воздухе висело «копье». Готовое пробить всякого, кто встанет у Гордона на пути.

Фриман вышел из дома, полный уверенности. И тут же она испарилась, словно дым дешевой сигареты в душном вокзале после трех часов ожидания поезда, который сломался на полпути к перрону. Фриман услышал то злобное и яростное ворчание, которое недавно слышалось ему со всех сторон. И он увидел, как прямо на него по улице стремительно бежит нечто. Бежало оно очень быстро, опираясь на все четыре конечности, и при этом ворчало, поэтому эта тварь была очень похожа на собаку. Фриман, нешуточно испугавшись, вскрикнул и, близко не подпустив и без того быстрого «зверя», нажал на кнопку. Штырь ушел вперед, словно ветер, просвистев в ночном воздухе. Тварь уже подбежала слишком близко, и штырь пробил ее голову навылет, оставив в ней дыру с грецкий орех. Мгновенно умершая тварь упала прямо к ногам дрожащего от ужаса Гордона. Тот, дернувшись, с отвращением и страхом отшагнул от нее. Судорожно хватая ртом воздух и стараясь не выронить гравипушку, Гордон снова и снова прокручивал в голове все, что только что произошло. Это существо с рыком бежало на него, так быстро, как никто на Земле не способен. Фриману показалось, или на свету луны мелькнули ее костлявые руки? Или лапы?

Совладав со своим все еще теплящимся страхом, Гордон все же решил посмотреть на то, что на него напало. Фриман перевернул носком ботинка труп… и, скрипнув челюстями, зажмурился. Это был ужас в оправе жалости — то, что он чувствовал, глядя на перерожденцев, только в пять раз сильнее. Это был труп человека. Все в нем напоминало о том, что когда-то, очень давно, это был человек. Но теперь это был почти скелет. Местами голые кости белели под светом луны. Заметно удлинившиеся ноги и руки, словно адаптированные под бег на "всех четырех". Кости зияли везде, лишь конечности были снабжены неимоверно раздувшимися мышцами, необходимыми для движения. Внутренностей почти не было — сквозь останки легких через ребра был виден коричневый позвоночник. Тело словно тщательно выпотрошили — даже кожи не было. Руки, а главное, пальцы стали в три раза длиннее, их увенчивали острые когти. А на голове у этого несчастного, плотно обхватив ее, сидел «быстрый» хедкраб.

Фриману было тяжело. Ему было странно и непонятно. Он недоумевал — за что? За что природа изобрела для человека такие мучения? Само существование хедкрабов было величайшей трагедией всего живого. Они вырывали человека из того света, возвращали его к боли и мукам, оставляя часть сознания, а волю и тело забирая себе. Но такое… Хедкрабы мутировали, появились новые виды. И появились новые пытки. Это — было в три раза хуже того, что Гордон видел до сих пор. «Быстрые» хедкрабы, похоже, отбирали у человека даже последнее — его тело и остатки сознания. Они забирали его плоть, оставляя лишь скелет, лишь несколько мышц, необходимых для бега и атаки. Оставляли сеть нервов. И больше ничего. Эти — больше не осознавали, что они — люди. Этот не стонал, не плакал — он лишь яростно рычал, словно зверь. Да он и стал зверем. Гордон еще раз глянул на тело «быстрого» зомби, доставая из стены застрявший в ней штырь. Нет, это уже был не человек. Хедкрабы теперь срезают под корень. Оставляя лишь убогую оболочку. Да и та была страшнее, чем любой некрасивый человек.

Опустивший голову Фриман пошел по улице, слушая тихий топот по крышам и глухое рычание. Раньше он не замечал этого, но теперь понял. Они все время следовали за ним. «Пасли», вели его. Выжидая удобного момента…

Фриман, поняв это, в страхе обвел крыши гравипушкой со штырем. Казалось, что вот-вот, из-за той трубы на него кинется отдаленное подобие человеческого тела — ходячий скелет. Смерть наконец обрела свое истинное лицо.

Гордон, решив не соваться с темные подворотни, в которых слышался зловещий шорох, вошел в небольшой дом. Собственно идти туда было незачем, но все же Гордон не видел иного выхода. Другого пути не было. Как это ни было жутко, но надо было забраться наверх и по крышам продолжать дорогу. Теперь это не казалось таким безопасным делом, но хотя бы, сверху нет обычных зомби.

Фриман вошел и с порога увидел все, что стало с этим домом. Гордон шел по коридору, заглядывая в комнаты, и он видел, каким этот дом был раньше. До всего, что произошло. Фриман видел обрывки занавесок на полусорвавшихся карнизах — наверняка когда-то они были праздничными и яркими, создавая всей семье, жившей здесь хорошее настроение. Гордон видел заброшенную кухню — старая покореженная печка валялась в углу с раскрытой духовкой. А сколько вкусных блюд веселая хозяйка этого дома готовила на ней, угощая постояльцев — туристов, приехавших посмотреть тихий городок и живописные холмы вокруг. Кухня была пуста. Почти вся плитка была отбита со стен, потолок давно потек и растрескался. Лампочек не было и в помине. На полу, залитом чем-то бурым и уже затвердевшим, толстым слоем валялись деревянные щепки, бывшие когда-то столом, осколки фарфоровой посуды, погнутые вилки и ложки, проржавевший насквозь кофейник, куски какого-то тряпья. Фриман, нагнувшись, достал из мусора на полу что-то, блеснувшее в лунном свете, проникавшем через выбитое окно. Это оказалась совсем выцветшая и отсыревшая фотография в пластмассовой рамке. Стекло рамки было рассечено множеством трещин, но все же Фриман смог рассмотреть на фото трех человек. Счастливые минуты, на век застывшие на карточке. Веселые родители держат за руки свою десятилетнюю дочку, которая весело смеется, глядя на яркое солнце и голубое небо над головой. Гордон аккуратно поставил фотографию на чудом уцелевшую полку на стене. Посмотрел на нее еще раз. Он видел этих людей, там и тогда они были счастливы, как никто в мире. Они жили, строили планы на будущее, твердо веря в завтрашний день. Родители обязательно должны дожить до пенсии и провести свой отдых в теплом домике в Европе, радуясь жизни и успехам своего ребенка. Дочь должна окончить школу, где у нее было так много друзей, на «отлично» и поступить в хороший университет. С ее оптимизмом она будет всегда счастлива и уверенна в будущем, вскоре выйдет замуж за отличного парня из соседнего дома, и ее счастливые родители с улыбкой будут ожидать появления на свет первых внуков. И все будет хорошо.

Так и должно было быть. Пока прямо на улице не начали открываться зеленые порталы, выпускающие уродливых четырехногих тварей. Пока в дом не зашел патруль с эмблемами "Гражданской Обороны" на рукавах. Пока в крышу дома не влетела ракета, несущая в себе пять существ — дьяволов во плоти. И — все. Девочка погибла от зубов буллсквида, прыгнувшего на нее из портала. Мать замучили на допросах. Отец, в ужасе бежавший от вырвавшихся из ракеты хедкрабов, был настигнут ими. И все. Все мечты — растаяли, словно их и не было. Прах. И ничего более. Гордон уныло вышел из разбитой кухни, оставляя на полке фотографию с потускневшей подписью: "Семья Штронберг, 1999 год"…

Фриман поднимался по прогнившей темной лестнице, когда услышал стон. Уже приготовившись, он сделал осторожный шаг вперед. Перерожденец его чувствовал, еще не видя. Да у него и не было глаз… Он спускался сверху, медленно, спотыкаясь. Фриман, встав на изгибе лестницы, навел свое «оружие» на тело, которое давно уже умерло, но продолжало ходить по земле, стараясь забрать с собой побольше живых. Зомби услышал скрип досок под ногами Гордона и взвыл, делая поспешный шаг вперед. Мертвая нога, неловко подвернувшись, соскочила со ступеньки и хрустнула. И с громким стоном перерожденец полетел вниз, колотясь шишками и горбами о ступеньки. Фриман отвернулся, чтобы не видеть, как несчастный мертвец катится по лестнице, оставляя на ней багрово-желтые пятна и куски полусгнивших кишок. Фриман хотел бы никогда не слышать этих стонов — но покойнику было больно. С каждым ударом об очередную ступеньку его голос становился все тише, слабее. Зомби упал на пол и затих.

Фриман опустил гравипушку. "Обошлось…". Но вдруг тело зомби внизу слабо зашевелилось. Слышно было лишь злобное шипение хедкраба — он пытался заставить тело встать. Фриман, сообразив, что делать, быстро подскочил к нему и добил его тремя ударами монтировки. Тело уже было и так мертво окончательно — и Гордон услышал лишь последний звук хедкраба. И вновь стало тихо.

Поднявшись на второй этаж, Гордон сразу же пригвоздил к стене зомби, который попытался встать, когда Фриман вошел. Перерожденец, облегченно вздохнув, затих, но Гордон не мог вытащить штырь из его тела. Он засел слишком глубоко, а лезть рукой в месиво внутренностей трупа Гордону ох как не хотелось. Скрипнув зубами, Гордон огляделся в поисках подходящего снаряда. Не найдя ничего получше, Фриман притянул гравипушкой небольшой кирпич. Впрочем, учитывая силу метания, и этим кирпичом можно было убить.

Поднимаясь на чердак, Фриман уже отчетливо услышал пугающий шум сверху. По крыше кто-то бегал. Причем, с нечеловеческой скоростью. Слышно было и жуткое ворчание, яростное и тихое, словно у тигра перед прыжком. Фриман приготовился — ему очень не хотелось, но похоже, снова предстоит встреча с «быстрыми» зомби. Но Фриман был готов. По крайней мере, он убеждал себя в этом. Фриман вдруг услышал тихий и такой знакомый смех, сопровождаемый выстрелами. Похоже, одна из пуль попала в крышу прямо над головой у Гордона. Нахмурившись, он толкнул окошко чердака и вылез через него на плоскую часть крыши.

Первым, что он увидел, был быстро убегающий по темным крышам перерожденец, вслед которому гремели ружейные выстрелы. Еще мгновенье — и перерожденец пропал из виду.

— Эй, брат!

Фриман повернулся на знакомый голос. Священник стоял на балконе соседнего дома, сжимая свое ружье. Глаза его светились безумной азартом и вниманием. Фриман подошел к краю крыши — теперь их разделяло всего три метра.

— Ты разворошил Ад! — произнес Отец Григорий, окидывая взглядом темный город, — Ты мне по душе.

— Вам по душе все время скрываться? — спросил Гордон, опуская гравипушку, — Может, нам лучше встретиться и поговорить, не крича, словно на другой берег?

Григорий взглянул Гордону в глаза.

— Будь терпелив, и жизнь научится ждать тебя, — сказал он наконец, — Ты попал в такое место, где поспешность может стоить тебе многого.

Фриман пристально посмотрел на этого человека. Кто же он на самом деле? Безумец, отшельник, нашедший идеальную келью? Или все-таки священник, человек Бога?

— Я вижу, ты в затруднении, — туманно сказал Отец Григорий, посмотрев на необычное оружие Гордона, — Вот, у меня есть для тебя более подходящее оружие.

Он нагнулся и поднял лежащий у своих ног карабин.

— Лови!

Фриман ловко поймал три коробки охотничьих патронов и ружье. Бегло оглядел его — тут и впрямь было чему радоваться. Это был хорошее, легкое, но мощное помповое ружье. Старое, видавшее виды, ружье, упокоившее не одного несчастного, ожившего вопреки всему. Фриман с благодарностью посмотрел на священника и, отключив гравипушку, укрепил ее за спиной.

— Спасибо вам, — сказал он легко, — Я уже хотел отбиваться от них кирпичами… Какие они все… ничего, кроме жалости и страха, я к ним не чувствую.

— А большего и не надо, брат! — улыбнулся Григорий, — Свет добра для них погас, и не по их воле. Они обрели ад на земле… Мой тебе совет, — Григорий помолчал, — Целься в голову.

Вдруг Гордон вздрогнул от громкого топота, раздавшегося, казалось, сразу со всех сторон. Кто-то бежал по крышам.

— Тихо! — насторожился Отец Григорий, — Они идут!

Фриман передернул затвор. Священник со злобной улыбкой проследил за «быстрым» перерожденцем, пробежавшим невдалеке по черепице. Фриман заметил, как по стене дома, в котором был Григорий, молниеносно забрался скелет с хедкрабом на голове.

— В Рэвенхольме нет покоя никому, — задумчиво сказал Григорий, глядя на призрачную луну в небе, — Надо идти. Ты хотел встретиться, брат?

— Да! — Гордон с надеждой подался вперед.

— Тогда иди в церковь, — и Григорий махнул рукой в сторону черного силуэта купола над городом, — Я встречу тебя там.

Фриман вдруг заметил, что верх водосточной трубы, торчащий из-за края крыши начал с сильным лязгом трястись. Словно по нему кто-то взбирался наверх… И вдруг, с тихим рычанием откуда-то сверху спрыгнуло омерзительное существо. Мелькнув в темноте ребрами и когтистыми кистями рук, «быстрый» зомби встал на задние ноги и гулко зарычал.

— Да оставит тебя боль, дитя!

Мгновенный хлесткий выстрел пробил его череп, и человеческий скелет с издыхающим хедкрабом рухнул к ногам насмерть перепуганного Гордона.

— С-спасибо, — пробормотал Гордон, глядя на коричневые кости.

И вдруг заметил второго перерожденца, бегущего по крыше к Григорию со спины. Вскинув новое, необычно легкое и удобное оружие, Фриман выстрелил. Заряд дроби отбросил уже мертвого зомби метров на пять.

Отец Григорий злобно ухмыльнулся. А это все, похоже, ему даже нравилось! Но вдруг с той стороны крыши, где гремела водосточная труба, возник еще один «быстрый» зомби и, с громким и яростным ворчанием кинулся на всех четырех лапах на Гордона. Фриман вскрикнул, но не успел вовремя передернуть затвор. Два тяжелейших удара обрушились на его бока — зомби сделал два выпада руками и отпрыгнул на шаг. От боли у Гордона перехватило дыхание, и он закашлялся — ведь скафандр уже давно был разряжен. Зомби, встав на дыбы, по-звериному рявкнул и, мелькнув голыми ребрами, снова кинулся на Гордона. Но тот на этот раз успел совладать с ружьем — и после резкого выстрела перерожденца отбросило так далеко, что он даже упал с крыши вниз.

Гордон шумно хватал воздух, пытаясь отдышаться. Только что его сердце чуть не пробило броню скафандра от боли и ужаса. Фриман видел зомби, видел лицом к лицу и этот образ он не забудет никогда. Гордон судорожно оглянулся — Отца Григория уже и след простыл. Гордон, со смесью страха и жалости столкнул с крыши оставшийся на ней труп перерожденца — почти голый скелет с остатками мышц и хедкрабом. Гордон все еще видел перед собой ужасную маску зомби. В его ушах все еще стоял этот яростный рев… Фриман искал глазами по крышам, но, похоже, пока что его оставили в покое. Ему было даже как-то легче сражаться с этими «новыми» зомби. Нет, конечно, эти были немного быстрее, да и силища у них, словно у лошади, но все же… Гордону было легче пристрелить этих, нежели тех зомби, что бродят сейчас по темным улицам внизу. Просто эти создания уже даже отдаленно не напоминают человека. Прежние перерожденцы могли чувствовать боль, они осознавали, кем они были, и что с ними стало. Они страдали и молили о покое. Но эти — совсем другое дело. Эти уже совсем не напоминали людей. Просто гора коричневых костей. Изменившиеся, они напоминали скелеты горилл, яростных псов, мчащихся на добычу. Они больше не чувствовали ни боли, ни страданий. Они не помнили, что раньше были людьми. Они не знают эмоций, они не ведают пощады. «Быстрые» хедкрабы уничтожали в них абсолютно все ненужное — практически всю плоть, убивали сознание, парализовывали нервные центры. Оставляли лишь острые когти и раздутые, краснеющие на костях мышцы. И человек превращался в марионетку. Это была не лучшая участь. Но все же не страшнее, чем участь прежних перерожденцев. Гордону было легче стрелять в этих зомби. Они не напоминали людей и почти не вызывали жалость. Ведь когда тебе до боли жалко того, в которого ты стреляешь, значит, битва проиграна уже изначально. Фриман огляделся. Вслушался в стоны перерожденцев на улицах, в шорох «быстрых» зомби на крышах, в шипение хедкрабов в домах. Вдохнул этот воздух, который казался тяжелее, чем самый тяжелый трупный запах. И вдруг понял, что здесь надежда почти умерла. Эта земная преисподняя дышала на Гордона терпким смрадом и шептала: "Ты — труп, человек. Гниющее мясо, как и все вокруг…".

Фриман постарался не слушать этот тихий голос. Он-то знал, что погибать надо уметь достойно. Не стоя на месте. Гордон огляделся — надо было как-то двигаться дальше. Прямых путей с крыши не нашлось — все дома стояли от нее достаточно далеко. И не прыгнуть… Но Гордон вдруг заметил кое-что необычное внизу. Со стороны улицы он увидел еще одно дело рук безумного священника. На электропроводах висели тела людей. Они были целыми, то есть обычными людьми. Но мертвыми. И — почти разложившимися. Гордон насчитал пять трупов. Трое из них висели в петлях, словно повешенные. Двое — подвешены за руки. Фриман поморщился. Ну и зачем все это? С какой целью Григорий развесил здесь людей? Может, это — очередные ловушки? Черт его знает. Гордон всмотрелся еще пристальнее — и увидел кое-что поинтереснее. Трупы висели не в беспорядке. Они окружали большую водонапорную башню с открытым верхом. Луна отражалось у самых ее краев — башня была полна воды. Фриман наконец-то начал понимать смысл этой хитрости. Все оказывалось предельно просто. «Быстрый» зомби прыгает с крыши на «жертву», но она оказывается не закреплена, и он, вместе с телом летит в воду. И, скорее всего, выбраться оттуда уже не может. Гордон пригляделся, и точно — на глади воды виднелось что-то темное.

Но главное было даже не в этом. А в том, что эта ловушка и была единственной дорогой отсюда. Фриман видел совсем рядом с башней лестницу, закрепленную на стене здания. И она вела прямо наверх, на крышу соседнего дома. Гордон поежился. Да, прыжок ему предстоял, мягко говоря, неприятный. Высота была приличной, да и было не очень приятно прыгать в мутную, вонючую воду, в которой бог знает сколько дней плавают трупы. Гордон от одной этой мысли поморщился. Но ведь другого выхода не было. Надо прыгать.

Фриман плотнее прикрыл отделения скафандра, чтобы до ружейных патронов не добралась вода. Попрочнее закрепил монтировку на поясе и гравипушку на спине. Приготовился. "А что если я не допрыгну? — мелькнуло у него в голове, — С такой высоты от меня только лепешка останется… Черт, ненавижу безысходность!". И с этой мыслью он, разбежавшись, прыгнул.

Прыжок получился почти удачным. Темная ночная улица мелькнула перед Гордоном. Он лишь успел испугаться, когда увидел совсем рядом край башни — и влетел в воду. Водная гладь больно ударила по ногам, и Гордон на полной скорости ушел вниз с головой. По лицу Гордона задело что-то мягкое и скользкое. Похоже, чья-то нога. От отвращения Гордона чуть не стошнило, и в его открывшийся рот хлынула горькая черная вода. Застонав, Гордон изо всех сил заработал руками и вынырнул на поверхность. Судорожно схватившись за край башни, Фриман подтянулся и тут же прыгнул на лестницу. Молниеносно забравшись по ней на крышу, он упал и ощутил, как его желудок выворачивается наизнанку. Фримана стошнило прямо на пол, и он упал на колени, отплевываясь и стоная от омерзения. Гордон еще чувствовал во рту этот мерзкий трупный вкус загустевшей воды, чувствовал это прикосновение на лице. Он громко и с чувством выматерился и со всей силы пнул стену. Ну почему?! За что?! Лучше бы сразу — вниз, мордой о мостовую! Фриман ощутил, что он теперь даже самому себе противен — по лицу и волосам струилась вода, если эту зловонную жижу еще можно назвать водой! Фриман вдруг потрогал переносицу… и снова выругался в полный голос. На нем не было очков. Не переставая ругаться и скрипеть зубами, Фриман подошел к краю крыши глянул в воду. Догадка была верна — очки плавали там, держась на плаву лишь благодаря легкой оправе. Со стоном злости и отвращения Гордон полез к краю водонапорной башни…

Еще десять минут ушло на то, чтобы монтировкой выловить очки из воды с трупами. Кое-как протерев их и отряхнув с них слизь, Фриман одел их, хотя и чувствовал такое отвращение, будто целовал в дёсны тридцатидневного покойника. Еще раз выругавшись, Гордон, наконец, поднял ружье и осмотрелся. Впереди, казалось, совсем близко чернел купол старинной церкви. Фриман с минуту разглядывал ее таинственные и изящные очертания. Эта церковь была православной, Гордон никогда раньше не видел таких. Ему показалось, что здесь остановилось время. Во всем Рэвенхольме. Каждый дом застыл, люди больше не жили здесь. Все осталось, как и было оставлено. Дома, хотя и изуродованные, но все же стоят. Дома тихого европейского стиля девятнадцатого века. И купол этой старой церкви величаво поднимался над городом, словно венец его мрачной торжественности и вечности.

О пути к церкви по крышам можно было и не мечтать — все крыши были очень далеко от той, на которой стоял Гордон. Нужно было подумать о спуске вниз. Фриману повезло — прямо за его спиной нашлась дверца на чердак. Гордон все же никогда не заинтересовался ею, если бы не заметил вдоль стены этого дома идущую вниз решетчатую шахту старого лифта. Гордон вяло вошел в дверь, даже не надеясь, что древний механизм все еще работает. Настроение у Гордона было самым поганым, и ночь казалась ему бесконечной. Тесные сумерки давили на него, и луна, освещая дорогу перерожденцам, помогала им избавить город от нежданного посетителя. Фриман почти с отвращением нажал кнопку и вслушался. Где-то сверху раздался скрип ржавых блоков — и тросы потянулись наверх, поднимая кабину. Фриман даже не обрадовался. А зачем? Все равно этот лифт не вывезет его отсюда, из города. Фриману до безумия надоело при каждом шорохе трястись, словно мышь, вздрагивать от каждой тени. Его и без того расшатанные нервы не выдерживали — сказывался и недавний срыв. Это место пожирало каждого, кто тут появлялся, и Гордон чувствовал это. Он уже начинал сходить с ума от нескончаемого, постоянного и хищного страха. "А ведь это Аликс сказала, чтобы шел сюда, — подумал он с неожиданной злобой, — Сказала это, хотя Илай ее предупреждал… Ну все… дай только выбраться отсюда, и я выскажу Аликс все, что я об этом думаю!".

Фриман вдруг снова вздрогнул — он услышал что-то похожее на рычание. Он думал, что ослышался, но звук снова повторился, и уже громче. Гордон бегло оглядел черную улицу через решетку шахты. Где-то внизу мелькнула черная тень. Еще одна, и еще… Тяжелое дыхание «быстрых» перерожденцев уже висело в воздухе. Фриман ощутил на лбу холодный пот. Только лифт поскорее прибыл… Черт, ну что же он так долго?! Они же идут, уже идут за ним! Фриман в отчаянии пнул решетку. "Ну где же ты?! Быстрее!". Гордон снова вгляделся в улицу — черные тени так и бегали по ней, словно духи Тьмы собрались на жуткое пиршество, в безумной радости кидая жертву из пасти в пасть.

И лифт открыл дверь. Фриман молниеносно влетел в кабину и нажал кнопку спуска. Лязгнув старыми деталями, механизм начал медленный спуск. Гордон, судорожно оглядываясь через решетку, слышал, как дыхание перерожденцев становится все громче. Фриман, прижавшись к решетке, разглядывал темные подворотни и кромки крыш, стараясь предугадать, откуда будет нападение. И вдруг, со страшным воем прямо на решетку прыгнул, хрустнув костями, «быстрый» зомби. Гордон закричал. Зловонное дыхание и уродливые ноги хедкраба были лишь в сантиметре от его лица. Сердце чуть не вылетело у Гордона из груди. С криком дикого ужаса он отпрянул от решетки и вжался в угол кабины. Зомби яростно заревел и сотряс решетку мощными лапами. Со страшным криком он тряс решетку, наносил все новые и новые удары по прутьям. Жертва была совсем рядом, можно было даже слышать стук ее обезумевшего сердца, но достать ее не получалось. В яростном безумии зомби начал бить по решетке и ногами, пытался просунуть сквозь нее длинные пальцы. Гордон, совершенно парализованный от нечеловеческого страха, сидел, вдавившись в угол кабины, считал сантиметры до смертоносных когтей жуткого трупа, яростно орущего, вцепившись в решетку. Раздалось новое звериное ворчание — и на решетку кабины прыгнул еще один зомби. Фриман, уже не в силах закричать, лишь вздрогнул и зажмурился — смотреть на эти ходячие трупы было выше его сил. Он слышал дикие кики и удары по решетке — зомби ни за что не оставили бы жертву, когда она так близко. А кабина медленно опускалась, преодолевая сантиметр за сантиметром до земли.

Грохот заставил Фримана открыть глаза — и дикий визг заполнил его уши. В миллиметре от его лица мелькнули просунувшиеся в решетку когти — третий зомби вцепился в прутья прямо по ту сторону от Гордона. Заорав, Фриман отпрыгнул в сторону и одновременно отошел от ступора. Вскинув ружье, он открыл огонь по шипящим перерожденцам. Часть дроби отлетала от прутьев решетки, но почти вся она все равно попадала в цель. Перерожденцы не сдавались, даже когда в них влетала очередная порция свинца — боли они не чувствовали. И лишь после целой минуты ожесточенно-безумной стрельбы последний зомби упал на землю. Упал почти с метровой высоты. Кабина наконец остановилась.

Скованно и трясясь крупной дрожью, Фриман вышел из лифта, машинально перезаряжая ружье. Никогда он не видел Страх так близко, как сейчас. Все вокруг казалось словно опущенным в кисель — улица виднелась мутно, звуки доходили до ушей гулкими раскатами грома. Гордону хотелось рухнуть на мостовую и забыться, навсегда. Он сейчас сам чувствовал себя ходячим трупом.

Но Рэвенхольм не дал даже секунды отдыха. Вздрогнув и чуть не выстрелив, Гордон услышал откуда-то со стороны тяжелый и мощный стон. Словно стонал кит, выброшенный волной на берег. Словно сами небеса сделали последний выдох и отправились в небытие. Фриман повернул ствол на звук и почувствовал, что ему нехорошо. Земля чуть не ушла у него из-под ног. Фриман стоял и смотрел, как к нему со стороны улицы приближается черная горбатая фигура.

Гордон еще никогда не видел, чтобы хедкрабы могли сотворить подобное с человеком. Зомби шел, тяжело вздыхая и сгорбившись, словно под тяжестью всех грехов Альянса. Тело его неимоверно распухло, он едва переставлял толстые, вздутые ноги. Он был так горбат, что, казалось, сам был сплошным горбом. Но самое ужасное было не в этом. В свете луны Фриман увидел то, что потрясло его до глубины сознания. От пояса все тело человека было сплошь покрыто хедкрабами. Черные, с белыми кольцами но лапах, хедкрабы сидели на нем везде, словно чешуя на рыбе. Один, самый большой, обхватил его череп, и еще шесть или семь вгрызались в его кожу со всех сторон. Некоторые сидели на своих же собратьях — на теле, распухшего от их яда, не осталось больше места. Вся эта масса копошилась, шевелилась, подрагивала, и то, что осталось от человека, тяжело вздыхало под этом кошмаром. Распухшие руки с длинными когтями, словно плети, свешивались из этого жуткого клубка, и пальцы сгорбленного трупа волочились по земле.

Фриман почувствовал, что чья-то невидимая рука сжала его горло — он не смог даже закричать. Он начал пятиться назад и, оступившись, упал. И так и остался на земле, не сводя взгляда с несчастного мертвеца, медленно приближающегося к нему. Медленно-медленно Гордон поднял ствол ружья. В его голове вдруг всплыла картина из фильма о насекомых — паучата облепили всю спину матери, которая так и носила их, передвигаясь под этой постоянно шевелящейся массой. Фриман почувствовал, будто раскаленный нож резал его мозг — он слышал тихий и тяжелый стон зомби и с каждой секундой все сильнее ощущал боль. Он ведь знал, что сейчас чувствует этот человек. Ядовитые хедкрабы, один из которых чуть не отправил Гордона к праотцам, вновь и вновь кусали его мертвое тело. От огромного количества яда тело мертвеца распухло до невероятных габаритов. Но и хедкраб, сидящий на его черепе, уже начал свое дело. Тело уже изменило генетическую структуру. Начали расти горбы, язвы, удлинились руки и пальцы, на них выросли когти. Мышцы вздулись. И мертвец чувствовал все это. Фриман слышал его тихий стон — единственный звук, едва протискивающийся через распухшее гниющее горло.

Внезапно зомби пошел еще медленнее, и с его спины вдруг прыгнул один из ядовитых хедкрабов. Оттолкнувшись ногами от своих же собратьев, он, со знакомым шипением прыгнул прямо на Гордона. Выстрел — и тварь отлетела на мостовую. Но этот выстрел словно сорвал с нервов Гордона какой-то замок. И он все жал и жал на спусковой крючок. Пули и дробь, одна за другой влетали в хедкрабов, в тело несчастного, и с каждой новой раной зомби стонал все громче. Его ноги подвернулись, и, под тяжестью своих «хозяев» он упал на колени. Гордон, глядя сквозь цель, все стрелял и стрелял, с одним лишь желанием — поскорее оборвать мучения этого мученика из мучеников. Наконец, со вздохом, полным облегчения, зомби грузно повалился на землю. Еще пара выстрелов — и на нем не осталось ни одного живого хедкраба.

Гордон, с замирающим сердцем, подошел к издохшему перерожденцу. Посмотрел на него. И сжал зубы. Нет, Бога нет. Он забыл нас. Если на земле существуют такие жуткие муки, то Бога давно уже нет. Есть только Сатана. И он, смеясь, бросает все новые души на пир Тьмы. Фриман почувствовал, что в нем появилось еще одно черное пятно. Самое большое. Он хотел взять всех хедкрабов и долго-долго жечь их напалмом, пока их пепел не развеется по вселенной. Он хотел прикончить каждого из членов Альянса, каждого из них, выворачивая их конечности и глядя в их глаза, полные боли. Они заслуживали большего, чем просто смерти за то, что они сотворили с этими людьми. С этим городом. Фриман застонал и в пустом бессилии пнул какой-то камень. Нет, он не мог даже дотянуться хотя бы до одного из этих нелюдей в противогазах. Он был здесь, среди этого земного Ада, и тут, скорее всего, и останется. Если мертвые после смерти испытывают такие муки, то справедливость давно умерла. И Гордону уже нечего делать на этом свете.

Минутное отчаяние медленно таяло. Гордон отошел от трупа зомби и попробовал взять себя в руки. Уже в который раз. Фриман знал, что сдаваться нельзя даже тогда, когда знаешь, что этот твой вздох последний. Сколько бы не пережил за всю свою жизнь этот несчастный ученый, он твердо верил, что в мире все же есть хоть крупица света. Может, именно поэтому его называли Свободным Человеком. Ибо он умел ценить то высшее сокровище, которым только может обладать человек. Он ценил и любил Свободу. Любил всей душой. И ненавидел каждого, кто пытался отобрать ее у него. Фриман встрепенулся и посмотрел в зловещий лик луны. Нет, он не остановится. Свобода ему дороже всех богатств. И он никому не отдаст ее. Он добудет ее, даже если за ней придется лезть в самое сердце пламенеющего сердца Дьявола. Он не остановится.

Перезарядив ружье, Гордон подошел к забору, стоящему рядом. Прямо за ним виднелась церковь, совсем рядом. Осталось лишь обойти его — и он увидит Григория. Быстрым шагом Гордон пошел по черной улице, ища обход. Зная, что не остановится ни перед чем.

Фриман вышел на довольно просторную улицу, залитую серебряным светом. Здесь было почти тихо — лишь изредка слышались стоны бродящих по домам и улицам зомби. Фриман снова увидел над головой тросы канатной дороги, на них даже висело крепление для вагончика. Но хорошего здесь было мало — Фриман с неприязнью заметил, что забор уперся в темное здание. Гордон, как оказалось, уходил от церкви все дальше и дальше. Вздохнув, он направился в одну из подворотен, которая шла хотя бы мимо церкви. Может, там удастся свернуть? Фриман тихо ступал по камням мостовой, стараясь производить как можно меньше шума. Вокруг было совершенно темно — из-за узких стен сюда не попадал даже скудный лунный свет. Всматриваясь в черноту, Гордон шел вперед, держа ружье наготове. Впереди не было даже намека на развилку.

И вдруг Гордон споткнулся обо что-то мягкое. Фриман чуть не упал, а это что-то тут же слабо застонало и заворочалось. Похолодевший от ужаса Гордон отпрянул прочь от этого существа и трижды наугад выстрелил в темноту. Вспышки выстрелов осветили ужасное тело перерожденца, пробужденного от сна. Выстрелы Гордона просвистели мимо. Зомби поднимался на непослушные ноги. Выстрелив еще раз, Гордон, не ожидая эффекта, кинулся куда-то в сторону — и тут же упал, споткнувшись еще об одно тело. Вместе с громким рыданием еще одного разбуженного зомби, Гордон, колотясь от страха, вскочил и кинулся во тьму подворотни, уже слыша за собой тяжелые шаги. И все вокруг словно пробудилось, ожило, только и ждав гостя. Фриман бежал, натыкаясь на стены по темным переулкам, и уже отовсюду слышал стон и плач несчастных мертвых. В очередной раз налетев в темноте на стену, Гордон на миг остановился, и вдруг услышал шипение. Конвульсивно дернувшись, он едва успел увернуться от прыгнувшего на него ядовитого хедкраба, и побежал на виднеющийся впереди свет.

А сзади уже кипел Ад. Перерожденцы и хедкрабы шли вслед. Гордон выбежал опять на ту же просторную улицу — здесь было видно все от призрачного света луны. Фриман судорожно оглянулся и выстрелил в уже подкатывающую волну из зомби, которая бежала за ним по пятам. Выстрелив еще раз наугад, он едва успел отпрыгнуть — тут же откуда-то сверху свалился хедкраб. Тяжело и отрывисто дыша, Гордон метался по улице, словно пойманная мышь. Кварталы ожили. Из каждой подворотни на перепуганного Фримана шло очередное исчадие ада. Вот показались три стонущих зомби, вот несколько хедкрабов уже заходят со спины, а вон в том темном углу вдруг тяжело вздохнул распухший «ядовитый» зомби. Фриман в ужасе стрелял по этим теням, метался — но тщетно — зомби росли словно из-под земли. Словно все перерожденцы Рэвенхольма потянулись сюда — на кровавый пир. Гордон передернул затвор, но тот лишь выбросил пустую гильзу. Услышав со спины злобное шипение, рука Фримана рванулась в отделению на бедре скафандра — за патронами. Но трясущиеся пальцы не слушались — он никак не мог отрыть отделение. Со всех сторон уже шаркали ноги мертвых, он уже видел их, совсем рядом. В упорно пытался открыть отделение, судорожно оглядываясь по сторона и мечась туда-сюда, завидев очередное воплощение ужаса. Он остановился и уже со злобой пытался нащупать неподдающееся отделение костюма, и вдруг его чуть не сбил с ног сильный толчок в бок. Отпрянув, Гордон в ужасе увидел всего в метре от себя зомби, уже замахивающегося для следующего удара. Закричав, Гордон сорвал с пояса монтировку, наотмашь ударил ею по телу перерожденца и в слепом, паническом страхе побежал. Уже ничего не видя и не слыша, он врезался в какую-то груду ящиков и бочек и судорожно, не понимая, что делает, полез по ним наверх. Забравшись по ящикам на крышу какой-то хибарки, Фриман пополз по ней, и не остановился, пока не попал в самую середину крыши. И лишь тогда отдышался и уронил голову на грудь.

Поняв, что на него больше никто не нападает, он, наконец огляделся. Встав, Фриман с опаской подошел к краю и глянул вниз. Внизу ходили, натыкаясь друг на друга зомби. Между их ногами ползали хедкрабы. Они упустили того, кто был совсем рядом. Но как их было много! Гордон в смятение насчитал целых двадцать три перерожденца, причем два из них — «ядовитые». Со спину одно из них на Гордона прыгнул хедкраб, но, не допрыгнув, шлепнулся на мостовую. Фриману почему-то захотелось с облегчением перекреститься. Он отошел от края крыши и уже спокойнее перезарядил ружье патронами, которых, кстати, уже оставалось совсем немного. "Да, — подумал Гордон, оглядывая крыши вокруг, — Тут я в безопасности… Если конечно, не появятся эти ходячие скелеты…". Фриман оглядел улицу. Пока все складывалось по меньшей мере удобно — Фриман легко перелез на крышу прилегающего дома, а оттуда — на просторный карниз большого здания возле канатной дороги. Здесь он даже нашел стоящий стул и подвешенный на тросах труп мужчины — похоже, Григорий побывал и тут. Может, он таким способом указывал дорогу? Неизвестно. Гордон так и видел его, сидящего здесь, на этом стуле, смотрящего с темную даль и со своим безумным смехом постреливающего в бегающих по крышам зомби.

И, словно эхо его мыслей, раздался выстрел, и по откосу крыши противоположного дома скатился убитый «быстрый» зомби. И из-за трубы там же вышел Отец Григорий со своим вечным ружьем в руках.

— Ну что, брат? Как ты попал сюда?

Гордон, с таким чувством, словно уже разучился говорит, разжал челюсти и сказал, сбиваясь:

— Да я… едва ноги унес от ваших… знакомцев.

Григорий усмехнулся и в глазах его мелькнул огонек. Фриман заметил, что он смотрит куда-то за его спину. И тут же, вскинув ружье, священник выстрелил. Прямо позади Гордона откуда-то сверху упал еще один зомби. Фриман пораженно посмотрел на Григория, на что тот лишь покачал головой.

— Тебя занесло совсем не в ту часть города. А разве я не сказал тебе искать церковь?

Гордон не нашелся, что ответить. Не станет же он объяснять, что хотел обойти забор, а нашел два десятка ходячих трупов.

— Направь стопы свои на верный путь, — сказал Григорий, уходя за трубу, — Направь, пока еще не поздно.

И он исчез.

— Эй, подождите! — крикнул Гордон, но тщетно.

"Что, опять?! — он в досаде даже сплюнул, — Ну почему у него все так сложно?! Почему нельзя пообщаться здесь? Почему он не отведет меня сам, куда хочет? И все время этот русский исчезает, уходит. Он напоминает мне одного моего знакомого. Только тот ходит все время не с ружьем, а с дипломатом…".

Гордон вдруг понял, что за своими мыслями он не заметил главного — тот карниз, на котором он стоял, был расположен очень близко к открытому чердачному окну как раз того дома, где исчез священник. Обрадовавшись реальной возможности наконец нагнать его, Гордон перелез через окно и оказался на темном чердаке. Выход нашелся сразу — и Гордон спустился в комнаты какого-то полуразрушенного дома. Угадывались и бывшая спальня, и детская. В детской Гордон на миг остановился — в углу лежал черный скрюченный трупик. Фриман тут же отвел глаза. Было непонятно, кто это был — ребенок или старик, но зрелище было одно из печальнейших. Словно памятник безвременно погибшему прошлому.

Проходя по коридору, Гордон услышал стоны, которые становились все громче. И, только увидев тень перерожденца, выходящего из-за угла, Гордон сразу выстрелил. Переступив через тело того, кому по воле Альянса достались самые жуткие муки на Земле, Фриман вдруг заметил небольшой балкон. Придя туда, он с удовлетворением отметил, что нашел путь каким отсюда ушел Григорий — между балконом и ближайшей крышей была перекинута доска. Фриман осторожно прополз по шаткому мосту — пройти на ногах у него не хватило бы решительности. Но уже на новой крыше минутный покой кончился. Послышался стук ног по черепице и нарастающий рев. Гордон, мысленно приготовившись к битве, оглядел путь к отступлению. Крыша доходила почти до земли — можно было легко спрыгнуть вниз. И до церкви уже рукой подать.

Зомби прыгнул на Гордона совсем не оттуда, откуда тот его ожидал — из-за какой-то печной трубы. Гордон едва успел вскрикнуть, когда его сбило с ног что-то мощное, и стремительно покатился вниз, по крыше. Больно ударяясь затылком о ребристую черепицу, Гордон сжал зубы и думал лишь о том, как бы не выпустить ружье из рук. Времени сгруппироваться не было — но Фриману повезло. Он упал с крыши, с самого ее края, где она была всего лишь в метре от земли. Фриман на полной скорости упал на мостовую, чудом не ударившись о камни головой. Удар был сильный — от боли е Гордона потемнело в глазах, и лишь руки до боли в костях продолжали сжимать оружие. Пересиливая боль в спине, Гордон вскочил, ожидая, что зомби вновь прыгнет на него, но все было тихо. Перерожденец куда-то пропал. Гордон еще долго водил стволом ко крышам, но все было спокойно. И только через пять минут Фриман решился продолжать путь.

Церковь стояла почти тут — до нее было совсем мало, около пятидесяти шагов. Но вновь ее от улиц отделял забор, и довольно высокий. Фриману надоело искать обходные пути — это оказывалось, мягко говоря, опасно для здоровья. Поэтому нужно было что-то решать. Подумав минуту, Гордон принял решение перепрыгнуть через забор. Нет, конечно он не был мировым чемпионом по прыжкам в высоту, но все было немного проще. Гордон заметил довольно удобный путь. Прямо перед собой он видел большое здание, похожее на завод. По его стене поднимались ступеньки лестницы, которая вела на небольшой балкон. Балкон этот находился почти вплотную к забору — и с него можно было попробовать перепрыгнуть на ту сторону. Прыгать с высоты третьего этажа было очень даже невесело, но другого выхода Гордон не видел. Может, там, на балконе, он увидит путь получше…

Пройдя по намеченному пути на удивление без происшествий, Фриман ступил на балкон. Подошел к его краю. Посмотрел на забор. Нет. Это нереально — до забора было почти пять метров. Плюс высота. Не получится — здесь он точно шею свернет. Фриман досадливо сплюнул вниз, но даже не успел подумать над другим путем — его окликнул знакомый голос:

— А, вот и ты, брат!

Фриман пригляделся — за забором, почти не видный в тени дерева, стоял Григорий, мягко улыбаясь. Гордон почему-то недоверчиво усмехнулся — неужели священник и сейчас его бросит?

— Самому не верится, но вы правы, — сказал Фриман, опираясь на перила балкона.

— Ну наконец-то, — облегченно вздохнул Григорий, опуская ружье, — Я сейчас пошлю тебе вагончик. Он будет через минуту!

И священник быстрым шагом направился вглубь двора, к какому-то большому мотору. Фриман тут же проследил взглядом за тросом, который шел от вала мотора. Трос шел почти к нему, а именно к столбу, который стоял в метре от края крыши. На столбе трос перекидывался через блок и возвращался назад. Фриман, услышав гул мотора, увидел, как со стороны Отца Григория к нему на тросе едет небольшая… тележка, или даже платформа. Усмехнувшись предусмотрительности священника, Гордон приготовился к посадке на эту платформу. Было видно, что мотор у этого механизма был слабенький, от автомобиля, или даже мотоцикла, но платформа ехала довольно быстро. И вот она уже у столба. Сгруппировавшись, Фриман прыгнул. Уцепившись за столб, Гордон уже осторожно перебрался в платформу. Отыскав на столбе какую-то кнопку, Гордон запустил обратный ход. Платформа пошла назад, но уже не так, как раньше. Мотор с громким ревом надрывался, и Гордон ехал очень медленно. Фриман, уже мысленно готовившийся к встрече, вдруг краем уха услышал какой-то стук. Он не обратил на это внимания — и зря. Через секунду откуда-то сверху прямо на борт платформы прыгнул «быстрый» зомби. Гордон закричал, отпрянув назад и при этом чуть не сорвавшись вниз. Зомби яростно зарычал и начал подтягиваться на краю платформы. Фриман вскинул ружье и выстрелил, но перерожденец, вовремя почуяв опасность, нырнул за борт платформы, и пуля Гордона влетела в доски бортика. Молниеносно вынырнув из-за борта, перерожденец одним мощным прыжком влез в едущую платформу с яростным желанием добить добычу, которую он упустил тогда на крыше. Фриман, сжавшись от ужаса, быстро выпустил почти вупор три заряда — и ружье смолкло. Зомби, уже вставший над Фриманом, неловко дернулся и замертво свалился на пол. Фриман с облегчением осел на пол вместе с ним, пнув иссохшие кости трупа. Но покой длился всего секунду — тут же с яростным рыком на борт платформы откуда-то спрыгнул еще один перерожденец. Фриман, дернувшись, вскинул ствол, но ружье снова щелкнуло пустым затвором. Перерожденец, уже ожидавший выстрела и увидев, что жертва все же беззащитна, встал на задние ноги и сделал шаг к Фриману. Гордон вскрикнул и, подавив отвращение, сорвал с пояса монтировку. Он ударил по зомби монтировкой, но тот с нечеловеческим проворством увернулся. Зарычав еще яростнее, он занес когти для удара. Фриман уже мысленно попрощался с жизнью. И вдруг хлесткий выстрел сорвал зомби с платформы, и перерожденец, брызнув кровью, улетел в темную улицу. Фриман ошеломленно повернул голову — Отец Григорий вновь поднял ружье и, похоже, даже прошептал: "Позволь отдать тебя Светлейшему Свету".

Фриман как можно быстрее выпрыгнул из платформы, когда та была в двух метрах от земли. Ему ох как не хотелось дожидаться конца этой «поездки», хотя он и был уже за высоким забором, обвитом колючей проволокой. Встав на ноги, Фриман повернул голову и уже рядом увидел Отца Григория. Наконец-то рядом. И их не разделяла улица, или костер с горящими на нем телами. Фриман приветственно кивнул ему и подошел ближе. Здесь светил одинокий фонарь, и Гордон впервые смог рассмотреть лицо священника получше. Черная короткая борода и усы, почти как у самого Фримана, орлиный нос, добрые, но горящие каким-то странным блеском глаза. Крест, висящий на груди. Грязная, оборванная одежда. И вечное ружье в руках.

— Приветствую тебя, брат! — немного торжественно произнес Григорий, гостеприимно поводя рукой, — Наконец мы встретились.

Фриман уже немного привык к этой манере речи Отца Григория, и поэтому тоже сказал:

— Здравствуйте и вы! Да, ну и пришлось мне за вами побегать… А ведь здесь пять минут — как пять часов…

— Ты это верно подметил, — ухмыльнулся священник, — Ты меня впечатлил, брат!

— Чем же? — несколько с опаской поинтересовался Гордон, вспоминая сложность этого человека.

— Ты прошел там, где еще никому не удавалось пройти, — медленно проговорил Григорий, словно уносясь в свои воспоминания, — Немногие пытались. Это место стало проклятым. Теперь сюда не ходят…

Фриман помолчал, понимая, что Григорий прав. Ведь Гордон как-то прошел по этому городу, испытав дикий страх и жуткую боль, но прошел. А ведь могли и другие. И не в одиночку, а вместе. Очистить это место, возродить… Но никто не решился. Да оно и понятно. Гордон, если бы знал, что его ждет здесь, тоже бы не решился…

— Я предупреждал тебя, чтобы ты сам не попался в мои ловушки… — как-то туманно произнес Отец Григорий.

— Да, я заметил несколько, — сказал Фриман, и прибавил с уважением, — Вы здорово потрудились над ними.

Григорий вздохнул. Фриман показалось, что в глазах священника впервые нет этого безумного огонька. Просто обычная тоска и воспоминания…

— Мои ловушки, — усмехнулся Григорий, — Дело рук человека, у которого раньше было сколь угодно времени, которое теперь он тратит лишь на то, чтобы остаться на этом свете…

Фриман посмотрел на его измученное лицо. Сколько всего он здесь видел, сколько пережил? И при этом не потерял веру, не потерял желания жить…

— Ну да ладно, — вдруг сказал Григорий, — Что это мы все болтаем? Ты, наверное, голоден, брат?

— Да, немного, — Гордон вдруг ощутил, что его желудок совсем и очень давно пуст.

— Ну, тогда прошу к столу, — улыбнулся Григорий, жестом приглашая Гордона на веранду какого-то церковного здания.

Фриман принял приглашения, хотя и много чувств боролись внутри него. С одной стороны, очень хотелось есть. С другой — для трапез, мягко говоря, было не самое подходящее время. И к тому же, Гордон все время поглядывал на Григория. Сейчас он казался вполне нормальным. Измученным, много повидавшим священником, но все же он казался человеком в здравом рассудке. Но Гордон видел его. Там, на улицах. И этого не забыть. Он видел его странные ловушки, он слышал этот смех, это дикое яростное веселье при виде очередного перерожденца… Но все же чувство голода перебороло все остальные. Они поднялись на освещенную одинокой лампочкой веранду. Там уже стоял стол и три стула. На столе стояла какая-то засаленная бутылка, по-видимому, пустая. Рядом лежала потрепанная Библия. Фриман неловко остановился. Григорий, положив на стул ружье, взглядом показал на второй стул.

— Садись, брат! Я сейчас, — и он вошел в дом, оставив Гордона у стола.

Фриман скинул с плеча автомат и гравипушку и положил их на пол, рядом с собой. Туда же отправилось и его ружье. Фриман опустился на стул, вдруг почувствовав дикую усталость. Немного расслабившись, насколько это позволяли голоса зомби из города, Гордон глянул на обиталище священника. Дверь за ним уже медленно закрывалась, и все же Фриман успел увидеть часть комнаты. Он увидел большое распятие на стене, стопку потрепанных и старых книг на полу, какие-то коробочки (похоже, от патронов) и грязный матрас, прикрытый рваным одеялом. Кровати не было.

Через минуту на веранде снова появился Григорий. В руках он уже нес дымящийся котелок и две миски. Это все стразу перекочевало на стол. Священник убрал со стола бутылку с какой-то русской надписью, и поставил на ее место такую же, только полную. Вскоре на столе появился горячий чайник и две погнутые жестяные кружки. Григорий быстро разлил по мискам содержимое котелка и, наконец, присел за стол.

— Ну что, брат, не заскучал без меня? — поинтересовался священник, беря ложку.

— Немного, — признался Гордон, — Здесь… здесь чувствуешь себя одиноким, как нигде больше.

— Зря ты так, — вдруг сказал Григорий, прихлебывая суп, в котором плавали кусочки мяса, — Я здесь не один. Со мной есть моя паства, метущиеся души, нуждающиеся в спасении.

Гордон неловко застыл, не ожидая таких слов. Похоже, его опасения были не напрасны.

— Нет, я хотел сказать… — Фриман захотел переменить тему, но не получилось.

— Здесь много работы для меня, — сказал Григорий, вупор глядя на Гордона, — Ведь им никто не поможет, кроме меня. Они так и будут мучаться, пока я не упокою их.

Фриман сглотнул суп, который оказался довольно неплохим. Это было не нормально, неправильно, но он понимал этого человека. Ведь у него были точь-в-точь такие же мысли там, на этих черных улицах, носящих на себе этих несчастных, страдающих и после смерти.

— Я здесь занят тем, для чего и стал священником, и рад этому, — довольно весело сказал Григорий, но Гордону все же показалось, что в этих словах мелькнула боль, — Вот и ты, брат, нуждался в помощи. Я постарался помочь.

— Я вам очень благодарен, — сказал Гордон и вдруг понял, что от этой темы все равно не уйти.

И поэтому спросил:

— Отец Григорий, а почему вы делаете все это?

— Что — это? — нахмурился Григорий, снова пробуя суп.

— Ну, все это. Я видел в городе страшные веши, — Гордон даже на миг забыл про ароматную еду в миске, — Но видел и еще кое-что. Еще страшнее. И это сделали вы. Зачем? Скажите, зачем все эти трупы… все эти тела, подвешенные за головы? Разделанные зомби… Труп на электрощите, костер с телами людей…

Гордон остановился, вдруг поняв, что сказал слишком много. Если этот человек и вправду настолько безумен, то он сейчас может прийти в бешенство. Но Григорий спокойно хлебнул супа и снисходительно посмотрел на Фримана.

— Я понял тебя, брат, — спокойно сказал он, — Я знал, что ты не поймешь этого. Но я и не навязывал это тебе. Но разве ты не понимаешь, что мои братья, которых забрал Дьявол, могут убить меня, сами того не желая? Они могут прийти каждую секунду и сделать меня подобным им.

— Я понимаю, — горячо заверил Гордон, которому вдруг стало стыдно, — Но… трупы…

— А что — трупы? — спросил Григорий, — Это ведь тела. Тела душ, которые ушли в лучший мир, в царство Господа нашего. Остались тела, но тела — лишь тлен. Душа бессмертна в вечности, а тело рассыплется прахом через год-два. И те, кто уже покинул это место, оставляют тела здесь, чтобы дать мне этим свою последнюю помощь…

Григорий жестом попросил Гордона доедать суп, а сам, сделав паузу, привстал и откупорил бутылку. И, разливая ее прозрачное содержимое по кружкам, продолжил:

— Трупы — это то единственное, чем Дьявол приманивает перерожденных людей. И я использую это. Ведь эти ловушки срабатывают. И за что же меня ты судишь, брат? За то, что спасаю себе жизнь? За то, что пользуюсь тем, чем могу? За то, что освобождаю моих братьев от адских мук?

Фриман молчал, не зная, что ответить. Он чувствовал, что это неправильно, но все же этот священник прав. Он все делал правильно. Но…

— Но скажите тогда мне еще одну вещь, — Гордон придвинул к себе подозрительно пахнущую кружку, — Я был в каком-то здании, скорее всего, в бывшей столовой. Я видел там… на столах… Да вы и сами знаете.

— Знаю, — легко согласился Григорий, — Я понимаю, это смутило тебя. Но смятение — опасно, ибо оно порождает мать греха — сомнение. Я не смогу объяснить тебе этого… Скажем так, я пытался вырвать души своих братьев из рук Дьявола. У меня не получилось.

Они помолчали. Фриман молчал, обдумывая услышанное. И решительно ничего не понимал. Григорий вдруг взял свою кружку и посмотрел на мрачный город.

— За спасение ваших душ, братья, — сказал он и одним махом осушил кружку, шумно выдохнув.

Фриман, поняв, что сейчас не может обособляться, тоже хлебнул из кружки… И тут же поперхнулся, подавив огонь в горле. Неужели это…

— Это что, водка? — тупо спросил Гордон, отдышавшись.

— А что же еще? — с насмешкой посмотрел на него Григорий, — Пей давай. Согреешься.

Гордон покачал головой и отодвинул от себя кружку, в которой плескались остатки напитка.

— Я не могу сейчас, — довольно неловко произнес он, — В другой раз — обязательно, но… Поймите…

— Ха! — Григорий закрыл бутылку и отставил кружку, — А зря. Алкоголь они не переносят, — и он кивнул в сторону города, — Даже запах.

Фриман удивленно поднял брови, но все же не сдался. И с двойным энтузиазмом набросился на суп, быстро доев его до конца. С наслаждением съев кусочки мяса, он вдруг заинтересовано глянул на Отца Григория.

— А из чего этот суп? Ведь продуктов, как я понимаю, здесь не продают?

Григорий встал, и в его глазах снова мелькнул веселый огонек.

— Из хэдкрабов, из чего же еще? — спокойно ответил он, убирая котел.

Гордон резко закашлялся, его глаза расширились от неожиданности и отвращения. Застонав, он поморщился и злобно глянул на священника.

— Это вы что, так шутите? — спросил он сдавленным голосом, чувствуя, что суп просится наружу.

— Нет, брат. Я сказал правду. Что тебя так напугало? Тебе ведь понравился вкус? Этих существ вполне можно есть, если проварить пять часов на медленном огне, давая воде с ядом выкипеть. А попробовал бы ты из них жаркое!

— Нет, спасибо, — проворчал Гордон, резко вставая.

— Я уже долго питаюсь лишь этим, и, как видишь, жив пока, — обнадеживающе сказал Григорий, подхватывая со стула ружье.

Фриман, стараясь не думать о том, что он только что ел, оглядел церковный двор. Григорий словно прочел его мысли:

— Мне думается, что тебе не хочется больше оставаться в Рэвенхольме, — сказал Отец Григорий.

— Вы правы, — усмехнулся Гордон, — Я это почувствовал сразу, как оказался в этом городе.

— Ну, а по сему, — Григорий кивнул на тропинку за церковью, — Пойдем, я покажу тебе выход через старые шахты.

— Ну что ж, пойдемте, — и Гордон снова взял все свое вооружение.

— Следуй за мной, брат. Но ступай осторожнее, — Григорий понизил голос, — Ибо это — священная земля.

И он тут же быстрым шагом направился по тропинке, Фриману пришлось догонять его. Нагнав его, Гордон с надеждой спросил:

— Но вы-то пойдете со мной?

Григорий долго молчал, прежде чем ответить. Фриману вдруг стало его жалко. Он сейчас боролся, боролся с самим собой.

— Нет, — медленно сказал Отец Григорий, — Я не уйду.

— Но почему? — Гордон не поверил ушам.

Но Григорий даже приостановился и мягко поглядел на Фримана.

— Я остаюсь. Пастух всегда должен оставаться со своим стадом, — Григорий усмехнулся, — Особенно, если оно стало непослушным.

И он снова пошел быстрее. Дорога вела через какие-то поросшие мхом и травой скалы и валуны, скатившиеся с холмов. Все было спокойно. Они шли, и Гордон заметил, что небо начало светлеть. Неужели эта вечная ночь скоро кончится?

Ответом на это немой вопрос были тихий рев и ритмичный стук ног по земле. Фриман вдруг заметил мелькнувшую сверху, на скалах тень. Вторую, треть… Вскинув ружье, Фриман выстрелил в бегущего сверху зомби. Дробь оторвала на бегу перерожденцу ногу, и он, с жутким воем покатился вниз. На землю он упал уже бесформенным сучком гнили, и тут раздался второй выстрел — стрелял Григорий.

— Покойся с миром, дитя! — крикнул Григорий, уже целясь в следующего перерожденца, — Брат! Держись ближе ко мне!..

…Хедкрабы уже давно заметили это место. Настоящее сокровище — оно выдавало себя по чудесному и манящему запаху, исходящему из-под крестов и плит. Это место захоронений было очень старым — но в последнее время здесь похоронили много свежих тел. Многие из хедкрабов потянулись сюда еще с первых дней, как они оказались здесь. Это место манило всех — еще бы, здесь всем хватит добычи. Уже неделю назад первые хедкрабы пришли сюда, к холмикам и крестам над ними. Но появилась проблема — тела людей, пахнущие так соблазнительно, находились под землей. Что ж, пришлось копать, благо ноги у этих существ хорошо приспособлены к рытью нор. И вот, сегодня почти все добрались до желанной цели. Процесс освоения тел продолжался совсем недолго, когда хедкрабы услышали совсем близкие выстрелы. Похоже, пора.

Тела задвигались в гробах, выросшие мышцы натянулись, ломая отсыревшие крышки гробов. Никто не видел этого, но в черноте ночи на многих могилах зашевелилась земля, и из них вылезали когтистые, изуродованные руки…

…Фриман быстро побежал к Григорию, но вдруг прямо сверху спрыгнул зомби, преградив Фриману дорогу. Вскрикнув, Гордон поспешно выстрели, но промахнулся. Зомби со страшным ревом кинулся на Гордона. Фриман, судорожно передергивающий затвор уже видел его совсем близко, как вдруг, когда ходячий мертвец был уже в метре от него, его хребет переломила порция дроби. Гордон ощутил, как отдельные дробинки, пролетев через голые ребра перерожденца, прыснули по его скафандру, но броня сдержала их. Зомби упал, и Гордон благодарно кивнул Григорию. Отдышавшись, он подбежал к священнику, который зорко оглядывал холмы — но никого не было. Сохраняя то самое выражение лица, которое не раз пугало Гордона, Григорий пошел дальше по тропинке. Фриман, поежившись, тоже пошел за ним, опасливо оглядываясь. За время ужина у священника он уже совсем позабыл настоящее лицо смерти…

И оно явило себя. Фриман и Отец Григорий подходили к небольшой равнине, зажатой между довольно высоких скал. Фриман еще издали различил в сумерках очертания крестов, но думал, что ему лишь показалось. Но это на самом деле было кладбище. Старое и величественно-ужасное. За мощной чугунной оградой стояли покосившиеся мраморные кресты и гранитные плиты. Зловеще высились над ними столбы двойных могил и обветшалые, но грозные памятники склепов. В сумерках, в тени голых, черных и скрюченных деревьев поднимались старые, местами осыпавшиеся кресты со тершимися надписями, из которых можно было различить лишь глубокое R.I.P. Последнее пристанище мертвых уходило далеко на холм, наверх, где покосившиеся кресты нависали над могилами. Здесь всегда стояла зловещая и гнетущая тишина, нарушаемая иногда лишь хлопаньем крыльев вороны, перелетающей с креста на плиту.

Гордон содрогнулся, входя в эти ворота. Он первым почувствовал неладное. В густых сумерках казалось, что какие-то черные тени, перемещаются в глубине кладбища, между крестами. Словно родственники умерших, пришедшие поплакать на могилы и вспомнить своих близких, гниющих теперь в земле. Словно покойники, восставшие из-под земли, чтобы забрать с собой на тот свет то, что им причитается… Фриман думал, что это ему кажется, но вот послышались и нестройные шаги. Григорий остановился, вглядываясь в черноту кладбища. В звенящей и тяжелой тишине нестройные шаги звучали, как предсмертный гимн. Тени подходили все ближе. Фриман покрылся потом. Не раз в детстве он пугался, слушая страшные истории про мертвецов, восставших из могил. Сейчас эти страхи вновь пришли и прочно засели в сознании. Нет, не может быть…

Из глубины кладбища выходили жуткие создания. Ноги переставляются неуверенно, руки напряженно дрожали. На телах — изорванная, прогнившая одежда, вся в комьях земли. Синюшная, иссохшая кожа, на которой уже вздулись первые язвы. Разошедшиеся, словно треснувшие животы… Белые черви, извивающиеся между костями ног. И хедкрабы на головах.

Фриман замер. Никогда в жизни он не испытывал такого ужаса. Не может быть… Нет!!! Они не могли… Как хедкрабы пробрались в могилы?! Как сумели поднять этих давно ушедших людей?! Гордон почувствовал, что дрожит всем телом. Что в его голове происходит что-то невообразимое. Что рассудок уплывает, вытекает из его головы, оставляя лишь черную зияющую рану… Гордон отказывался верить в это, но они шли. Они шли, и подходили все ближе, хрипя через прогнившие связки. Каково этим мертвым сейчас? Если бы Фриман задумался бы об этом, он бы тоже стал безумен.

— Целься в голову! — зловеще прошептал Григорий, вскидывая винтовку.

Гордон стоял и смотрел, как поднявшиеся из земли мертвецы шли, шли к нему… Такое зрелище было выше его рассудка. Они шли, и влажная земля с их тел комьями сыпалась вниз, обнажая гниющее мясо, заполненное червями и слизью…

Первый выстрел разнес прогнившему мертвецу грудную клетку. О его упавшее тело споткнулись еще двое мертвых и, повалившись на землю, уже не встали. Григорий стрелял и стрелял, потихоньку отходя в сторону, к проходу между могилами. Мертвецы падали, пули отрывали сгнившие руки и ноги, но они все шли и шли… Гордон, очнувшись от ступора, но не от страха, вскинул ружье и тоже выстрелил. Кажется, промахнулся. Священник стрелял, отходя все глубже.

— Сюда, брат! Быстрее!

Фриман кинулся к нему, подальше от этих… Подбегая к Григорию, он надеялся, что зомби отстали, но священник снова выстрелил.

— Освободи душу, дитя! — прошептал Григорий, упокоив еще одного мертвеца.

Фриман встал вместе с ним и они, отстреливаясь, медленно отступали вглубь кладбища, в лабиринт крестов. Гордон в паническом ужасе вдруг заметил, что сгорбленные и неуверенные фигуры потянулись к ним уде и из другой стороны. Они шли, неуверенно, но шли. Некоторые из них, те, что сгнили окончательно, разваливались прямо на ходу, но, даже переломившись пополам, продолжали ползти на руках к двум живым на этом пиршестве смерти. Фриман сделал пару выстрелов по ним, но остановить такое количество мертвецов он не мог.

— Да прибудет с тобой Светлейший Свет! — Григорий упокоил еще одну душу.

Фриман медленно отступал вслед за ним. Григорий, вдруг прекратив огонь, взобрался на постамент давно развалившегося памятника. Фриман подбежал к нему и тоже залез тужа же. Григорий, словно не замечая Гордона, вдруг рассмеялся в яростном веселье. И выстрелил по подступающим мертвецам. Гордон содрогнулся от этого смеха, но еще больший ужас ощутил, когда посмотрел по сторонам.

Мертвые шли отовсюду. Они ковыляли со всех сторон, натыкаясь на кресты и друг на друга, они все шли к постаменту. Фриман вдруг дрогнул — он увидел, как слева от него могильная земля зашевелилась, словно ее кто-то поднимал изнутри. И из вздувающегося холмика показались полусгнившие руки… Фриман отчаянно выстрелил по шевелящейся могиле, и тут же заметил, как в другой стороны тяжелая, двухтонная могильная плита отодвигается — мертвец уже ворочался внутри, пытаясь найти выход. Не выдержав такого зрелища, Гордон вскрикнул, и встретил лишь азартный взгляд Григория.

— Позволь мне оборвать мучения! — пробормотал Григорий, снося череп подошедшему близко мертвецу.

Фриман дрожащими руками еле успевал наводить ружье — мертвые подобрались уде совсем близко. Гордон застонал и зажмурился, словно в кошмарном сне, надеясь, что он проснется. Но мерзкий хруст и чавканье со всех сторон не исчезли. И Гордон, открыв глаза, отчаянно открыл огонь по мертвым.

Вдруг Григорий сорвался с места и кинулся к небольшому склепу, чернеющему в глубине кладбища. Фриман, спотыкаясь о мертвых, кинулся за ним, бешено оглядываясь — их зажали в тесное кольцо. Словно все мертвецы мира пришли за ними, чтобы не дать им увидеть солнце еще хотя бы раз… Отец Григорий подбежал к мрачному домику склепа и встал на могильную плиту. Пока Фриман в нечеловеческом страхе отстреливался от восставших из могил людей, Григорий нагнулся к какому-то невесть откуда тут взявшемуся механизму. Потянув за рычаг, он включил маленький двигатель, на шум которого уже совсем потерявший голову Фриман чуть не ответил выстрелом. Но, увидев это, Гордон даже на миг отвернулся от подступающей армии зомби. Трос, тянувшийся от механизма и перекинутый через метку дерева над забором, натянулся, и часть забора вместе с торосом поднялась.

— Скорее, пока я держу ворота! — крик Григория ударил по ушам Гордона.

Фриман, выстрелив в толку гниющих тел, метнулся к «воротам» и полез под ним. И тут же они опустились. Гордон оказался за оградой кладбища. Но он этого почти не заметил. Прижавшись к решетке, он снова начал стрелять по мертвецам, пробирающимся к Григорию между крестами и плитами. Под прикрытием огня Фриман Григорий, пригнувшись, подбежал к забору. Распрямился и, улыбнувшись, развел руками.

— Ну что ж, — сказал он, с доброй улыбкой глядя а Фримана, — Прощай, брат!

Фриман замер, осознав, что патроны кончились. Он посмотрел на священника, за спиной которого шагали мертвые. Он смотрел в это лицо, словно видел его в первый раз. Он глядел в эти глаза и видел, что пережил этот человек. Он видел его душу, его сердце, которое, несмотря ни на что, было добрым. Да, этот человек был безумцем, но Фриман искренне пожелал бы всем такого безумия. Отец Григорий сумел увидеть добро и Свет даже в этих беспощадных и несчастных существах, сумел понять их страдания и отдавал свою жизнь ради них. Он жил, чтобы обрели покой эти мученики. Этот священник сохранил веру в Свет и Бога даже в земном Аду, и продолжал свято верить в это. Фриман бы преклонил колени перед ним, если бы не…

— Боюсь, — снова заговорил Григорий, — Что я отправляю тебя в куда более Темное место, чем это. Так пусть Светлейший Свет указывает тебе там дорогу, брат!

Гордон посмотрел в эти глаза. Он не видел ничего — ни тьмы, ни мертвых, подошедших совсем близко, ни крестов, и смерти. Но видел лишь этого поистине Великого Человека.

— Отец Григорий, — выдавил он, — Пойдем… Пойдем со мной!

Григорий улыбнулся и покачал головой. Поднял ружье.

— Иди. И да спасется твоя душа!

И священник отвернулся. С яростным смехом он, увернувшись от удара зомби, отбежал назад, к склепу и встал там. Фриман успел заметить, как его окружила толпа перерожденцев, стонущая и зловонная. Раздались выстрелы и смех. И снова — выстрелы. Фриман, отвернувшись, с дрогнувшим сердцем пошел в черный туннель шахты. И сзади еще долго слышались выстрелы и смех священника. А потом пропали все звуки — шахта ушла глубоко под землю…

Фриман шел по темному коридору, погруженный в невеселые мысли. Уныло, опустив ружье, он шел по туннелю, который уже начал подниматься. Если бы Фриман еще мог плакать, он бы сейчас заплакал. И стены туннеля эхом повторили бы этот стон тысячей голосов, которые бы никто никогда не услышал…

Гордон шел, растворившись в этой темноте. И вдруг он слабо поднял взгляд. Впереди ярким маревом брезжил свет…

Глава 7

Дорога 17

Фриман все еще не мог поверить этому, но он оказался под голубым утренним небом. Неудачливый ученый вышел из шахты, морщась от света, кажущегося теперь таким резким и ярким. Гордон чувствовал, будто он, после долгой жизни в темноте, вдруг увидел ослепительный свет. Фриман, зажмурившись, сделал несколько шагов вперед и, опершись на скалу шахты, сполз вниз. Солнце, которое он уже не надеялся никогда увидеть, ослепило, хотя оно и было закрыто слоем серых испарений, висящих над городом. Но сейчас этот воздух казался нектаром после трупного смрада Рэвенхольма. Этот воздух резко ударил в нос, и у Гордона закружилась голова. Но, несмотря на это, он почувствовал какую-то застенчивую, робкую радость. Неужели все закончилось? Неужели он все-таки дожил до этого утра? Гордон слабо повернул голову и еще раз глубоко вдохнул этот воздух. Почувствовал утренний ветерок, перебирающий его волосы. Ощутил легкое тепло солнечного света. И слабо улыбнулся.

Несмотря на то, что ему хотелось так и сидеть целую вечность, наслаждаясь почти свежим воздухом и солнцем, Гордон все же понимал, что этот мнимый конец — это еще далеко не конец. Ведь он — неизвестно где, может быть, очень далеко от Сити 17. И, как всегда, один, наедине с открытым сезоном охоты на Свободного Человека. И, хотя это чувство было уже привычным, а ощущение вечного риска стало почти частью его души, Фриман понимал, что пренебрегать им не стоит. Цитадель все еще стоит. Альянс все еще существует. Война, жесточайшая в истории, все еще идет. Гордон, пересилив себя, открыл глаза, чтобы они привыкли к свету. И уже через минуту он смог рассмотреть, где находится.

Первое, что он понял — он, оказывается, очень недалеко от города. Более того, в его индустриальной зоне. Фриман снова, как и в первые минуты своего пребывания в Сити 17, оказался на железной дороге. Прямо перед ним, в пяти шагах, на рельсах стояли ржавые цистерны и пара грузовых вагонов, уходящие в туннель. Сзади — дупло шахты. Слева — темный железнодорожный туннель, справа — рельсы, уходящие под мост-арку. Фриман, уже привыкнув к свету тусклого солнца, увидел за стеной складских помещений пару высотных жилых домов. Хотя эти здания сейчас скорее всего были заброшены, но было видно, что когда-то они были элитными пятнадцатиэтажками европейского типа.

Гордон поднялся на ноги, еще раз ощутив ветерок. Вздрогнул, услышав резкий шорох за спиной — оттуда, из сухих кустов вылетела ободранная ворона. Гордон покачал головой. Конечно, "Черная Месса" не прошла для него даром, и он это место будет помнить по своего последнего часа. Но и Рэвенхольм подбросил в этот черный костер своих дров. Фриман усмехнулся, наблюдая за улетающей птицей. Так и по какой-нибудь сердечной болезни недалеко. Если только она уже не имеет место. Гордон впервые за долгое время вдруг вспомнил о своем здоровье. "Эх, доктора бы сюда! — почти мечтательно подумал Фриман, — А еще лучше, поваляться на больничной койке месяц-другой, восстанавливать силы, есть пюре и слушать ласковые и настойчивые голоса медсестер…". Гордон посмотрел на свою руку, — и его снова пронзило воспоминание об острой боли, когда трассирующий снаряд пробивает навылет кисть… G-man ему в этом помог, ничего не скажешь. Фриман понимал, что, как ни крути, а ведь он — теперь официальный наемник человека в синем костюме. Может, пришло время забрать часть зарплаты? Как Гордон понял, для этого человека это сущий пустяк — залечить несколько гематом и ушибов. Если уж на пробитой насквозь ладони за каких-то, по сути, пару дней остался лишь едва заметный шрам?

— Ну что, G-man, — презрительно сказал Гордон вслух, глядя в небо, — Может, поправишь мое здоровье еще раз, а?

Небеса, как всегда, молчали. И адресат насмешливого предложения — тоже. Фриман усмехнулся, — размечтался! Может, еще и кофе в постель? Или вечер с Аликс в дорогом ресторане?

Стоп.

Гордон вдруг напрягся, и все лишние мысли улетучились из его головы. Аликс. Он ведь оставил ее, когда на "Восточную Черную Мессу" была облава. Вортигонты оборонялись, как могли, но что толку? Фриман забыл за всеми ужасами Рэвенхльма, куда ему идти, и зачем. Но теперь — сомнений не оставалось. К черту эту вечную охоту, к черту Альянс! Надо найти Аликс. Или хотя бы узнать, что с ней, с Илаем, и другими. Фриману даже как-то полегчало оттого, что появилась новая цель. Но все же это чувство не затмило беспокойства. Гордон осмотрел себя и все свое тяжелое снаряжение. Негусто… После битвы на пару с Отцом Григорием патронов не осталось вообще. Пустые пистолеты, револьвер, автомат и гравипушка были развешены по всему его телу, но от них не было никакого толку. Его руки все еще сжимали дробовик, но тоже пустой. Получается, из хоть насколько-то пригодного к применению оружия при нем были лишь монтировка и гравипушка. Поменяв ее местами с дробовиком, Гордон еще раз задумался. И выбросил пистолет вглубь шахты. Через секунду туда полетел и бесполезный автомат. Жалко, конечно, но носить на себе столько железа было не только тяжело, но и глупо. Сбросив таким образом вес, Фриман почувствовал, что стало даже легче ходить. Он поискал вокруг взглядом и, не найдя ничего лучше, притянул гравипушкой массивный булыжник. Вполне сгодиться, если целить сразу в голову.

Откровенно наслаждаясь воздухом и солнцем, Фриман пошел по рельсам под арку, тем не менее, не теряя бдительности. Пока что путь был спокойным — рельсы шли через туннель, только без потолка, стены по сторонам были довольно высокие, так что опасности нападения с флангов не было. Но, пройдя мимо двух одиноко стоящих на рельсах вагонов, Фриман остановился.

Под следующей аркой, привалившись к стене, сидел перерожденец. Фриман уже почти привык к такой картине. Но здесь было нечто новенькое — рядом с зомби, на залитой кровью земле, лежало тело солдата. Гордон, приготовившись к возможному нападению, медленно и осторожно пошел на них. Первое, что он понял — это то, что оба они мертвы. Солдат, похоже, перед смертью успел сильно ранить своего убийцу, и хедкраб на голове зомби издох. Немного расслабившись, Гордон подошел к ним, тронул ногой солдата. Фриман даже был рад видеть его здесь. Это уже не жуткий ходячий мертвец, это уже человек. Не совсем, конечно, но все же в более лучшем варианте, чем перерожденец. А значит, и настоящие люди недалеко.

Но вдруг уверенность Фримана как рукой сняло. Откуда-то справа послышались нестройные шаги и знакомый стон. Гордон, уже по привычке, быстро обернувшись и вскинув «оружие», уже приготовился стрелять. Но сказать проще, чем сделать. Прямо на него шли целых пять перерожденцев. А у него из оружия — только булыжник. И вдруг в голове ученого мелькнула смелая мысль. Он метнулся к трупу солдата Альянса и быстро осмотрел его. То, что он искал, нашлось под телом. Фриман, отложив в сторону гравипушку, схватил автомат и гранату. Даже не глянув на счетчик боеприпасов, он вскинул автомат, но выстрелить так и не успел. Где-то над головой прогремел мощный выстрел, и прямо на глазах у Гордона один из зомби отлетел назад с пробитой головой. Фриман растерянно смотрел, как из арки нал его головой тянется тонкий голубой лучик целеуказателя. Луч остановился на голове второго зомби, и вновь грохнул выстрел. Фриман, быстро закрепив гравипушку за спиной, присел на корточки и, пригибаясь к земле, осторожно пополз вперед, глядя на луч. Гремели выстрелы, зомби падали, но Фримана интересовал лишь невидимый стрелок. Осторожно выглянув за край арки, он, наконец, понял, где прячется снайпер. В массивной арке было три окна, два из которых заколочены. Но одно из них распахнуто настежь. Луч тянулся именно оттуда.

Разумно подождав, когда стрелок расправится со всеми зомби, Гордон хотел уже выдвигаться вперед, но луч все не исчезал. Снайпер оглядывал рельсы, видимо, не собираясь уходить. Фриман посмотрел на свое скудное снаряжение. Конечно, это мог быть и одинокий повстанец, но вряд ли он стал бы держать этот проход. Скорее всего, эта территория все еще под контролем Альянса. Фриман вырвал чеку из гранаты и прижал предохранитель. Шанс был только один.

Резко рванувшись вперед, Гордон выбежал на середину рельс. Луч целеуказателя метнулся к нему, когда он бросил гранату в окно. Фриман так же молниеносно рванулся назад, и в полуметре от него просвистела пуля. Гордон с бешено колотящимся сердцем упал на гравий под аркой и услышал удивленный возглас снайпера. И — взрыв. Фриман прикрыл голову рукой — сверху посыпались мелкие камешки и песок. Но не только это выбросила взрывная волна. Вспышка пламени выбросила на рельсы почерневшее тело снайпера. Не теряя ни секунды, Гордон схватил автомат и подбежал к телу. Нет, все в порядке — мертв. Это действительно был солдат Альянса, на его рукаве красовалась желтая эмблема "Ядра Цитадели", а лицо было скрыто за черным респиратором. Фриман тщетно обыскивал его — видимо, винтовка, или то, что от нее осталось, так и лежит в арке. Зато Гордон нашел разбитую взрывом рацию, несколько каких-то непонятных электронных приборчиков и пистолет. Последняя находка очень обрадовала Гордона, но и тут же огорчила. Взрывом у пистолета сорвало затвор, и теперь он был бесполезен. Гордон покачал головой, но все же вытащил обойму из пистолета и вставил ее в свой пистолет. И поднялся. Все. Теперь можно даже выдержать небольшую перестрелку.

Гордон шел по рельсам, обходя одинокие вагоны и грузовые платформы. Не исключено, что здесь засел еще один снайпер. Что же здесь такого важного, для чего Альянс отрядил снайпера для охраны путей? Фриман подумал, что, может быть, эти рельсы ведут в какой-нибудь опорный пункт "Гражданской Обороны", или тех же солдат. Фриман шел вперед, и над стенами прохода начали показываться крыши зданий. Судя по их виду, жилых зданий не было — только индустриальные постройки. На одной из них была даже надпись из больших стоящих на крыши букв. Фриман даже не смог ее прочесть, она была сделана на каком-то другом языке, как показалось Гордону, на русском. Он усмехнулся. Он все-таки в Европе, нечего удивляться. Хотя, судя по этой надписи, Сити 17 стоит совсем недалеко от России. Что там говорил Илай — Восточная Европа? Где-то в районе Чехословакии и Польши. Фриман не задумывался раньше над тем, где он, и сейчас почувствовал себя как-то странно. Смешно — он всегда мечтал побывать в Европе. Оказывается, мечты сбываются. Жаль только, что таким способом.

Мысли Гордона о дальних и теперь уже близких странах прервались далекими выстрелами. Где-то шел бой. Фриман, обрадовавшись, почти побежал вперед, огибая вагоны — ведь, может быть, там сражаются повстанцы, и им нужна помощь. Фриман шел все быстрее. Мирно стоящие вагоны сменили опрокинутые — они лежали почти поперек рельс, словно неведомая сила сдула их с путей. Звуки перестрелки были совсем рядом. Гордон, чертыхнувшись, перебрался через загородившую проход опрокинутую цистерну, Обогнул еще один вагон… И понял, что зря торопился. В трех шагах от него два солдата Альянса отчаянно отстреливались от воющего перерожденца, идущего на них. Фриман еще не успел подумать об укрытии, когда один из солдат его заметил. Солдат, вскрикнул, пихнул в бок второго, указывая стволом автомата на Гордона, и одновременно открывая по нему огонь. Фриман, выругавшись, резко пригнулся и исчез за вагоном. Ему повезло — у солдат сейчас были дела поважнее, чем преследовать Свободного Человека. Но ждать окончания битвы Гордону не хотелось. Почувствовав такой знакомый раж, Гордон сжал автомат и, высунувшись с другой стороны вагона, длинной очередью изрешетил одного из солдат. Вместе с ним на землю рухнул и поверженный зомби. Оставшийся солдат, не успев еще оправиться от одного ужаса, ощутил другой, видя смерть товарища. Судорожно дернувшись, он выстрелил в Гордона. Одна из пуль срикошетила от плеча скафандра, при этом ощутимо ударив Гордона. Ему еще повезло, что пуля шла под углом — ведь его костюм уже давно полностью разряжен, и защищал хозяина немногим лучше легкого бронежилета. Фриман услышал, как выстрелы солдата прервались щелчком затвора. И, пока солдат судорожно пытался вставить в автомат новую обойму, Гордон открыто вышел из-за вагона и безжалостно застрелил врага.

— Да вас убить мало за эти ракеты с хедкрабами, сволочи, — презрительно сказал Гордон, глядя на умирающего солдата.

После беглого обыска Фриман обогатился еще на три автоматных и пять пистолетных обоймы. Настроение его неуклонно улучшалось — все больше нормальных, живых соперников, напоминающих о том, что все-таки ты не в Аду на земле, а в реальном мире. Фриман, уже видя впереди выход из туннеля, приостановился перед опрокинутым вагоном. В открытом люке вагона как будто что-то мелькнуло. Гордон осторожно влез внутрь. И не поверил собственной удаче. Здесь, как видно, было нечто вроде базы тех двух солдат, и остальных, что наверняка были поблизости. Гордона конечно заинтересовали не стулья и банки с водой, а тяжелые металлические ящики с эмблемой Альянса. Немного повозившись с крышкой, Гордон отрыл один из ящиков. Оружие внутри тускло поблескивало. Фриман, улыбнувшись, достал один из автоматов. Поднес его к открытому люку, чтобы получше рассмотреть. Да, это был не тот автомат, какой был у Фримана. Это было нечто куда более массивное и совсем странной формы.

Это было оружие, сделанное не людьми. Гордон почувствовал легкую растерянность — ведь впервые он держал в руках инопланетное оружие. Во всем образе автомата угадывался «фирменный» стиль Альянса. Как в все сооружения Хозяев Земли, это оружие было сделано из темного, почти черного металла, отливающего бирюзовым цветом. В форме его было что-то неуловимо нелогичное — странно смотрелись и маленькая ручка и большой щиток, закрывающий подающий механизм, который был расположен не сзади, как и земного оружия, а сбоку.

"Странная штучка, — думал Гордон, оглядывая автомат, — Даже ствола нет… А все-таки его удобно держать. Ну эти инопланетяне и дают! Веешь, похоже, убойная. Только как она работает? Ну, это понятно — кнопка включения… А где же патроны? Как эта штука стреляет без ствола? Может, очередной синтезатор направленной плазмы? Похоже на то… Надо бы испытать…"

Гордон включил оружие, и на маленьком мониторчике высветилось количество выстрелов. Сто. Не может быть… Фриман, приготовившись к сильной отдаче, поудобнее перехватил автомат и нажал на спуск. Все произошло мгновенно, но Гордон успел это увидеть. Из недр спускающего механизма вылетел массивный боек и ударил по небольшому металлическому стакану, закрепленному спереди. И из стакана вырвался желто-бирюзовый короткий луч, напоминающий трассер. И заряд ударил в стену туннеля, оставив на ней глубокую пробоину.

"Ничего себе! Такую дыру в бетоне пробить… Автомат-то явно не пулями стреляет. И даже не направленной плазмой — она тянется непрерывным лучом и в условиях обычной атмосферы имеет красно-синее свечение, — в Гордоне наконец заговорил ученый-физик, — В этом стакане скорее всего по давлением находится какая-то концентрированная энергетическая материя, которая может пробивать эту оболочку при возрастающем давлении, которое и обеспечивает удар бойка. Довольно просто, вобщем-то. Вот бы только знать, что именно внутри этого стакана… Простой газ, пусть даже сильно ионизированный, не может пробивать такие дыры в бетоне. Да, он может жечь, плавить, но не пробивать… Скорее это напоминает лазер… Точно! Лазер может содержаться в закрытом сосуде и лучом вылетать из него при пробоинах. Но как тогда этот странный лазер вылетает из стакана, не пробивая в нем дыру? Да и как тогда в такой маленькой емкости можно поддерживать постоянный лазер, да еще и без непрерывной электроподпитки? Черт! Голову можно сломать! Эх, было бы у меня побольше времени, немного хорошего оборудования… Надо будет потом Илая попросить…"

Фриман усмехнулся. Как давно он не работал по своей специальности! Или даже, по призванию. Его жизнь уже давно изменилась, изменилась безвозвратно. Но он все же был и оставался ученым. И, как говорил Кляйнер, "весьма гениальным" ученым. Для Гордона работа, связанная с квантовой физикой и эффектом телепортации всегда была отдыхом, наслаждением. Как много он отдал бы за то, чтобы наконец бросить автомат и вернуться в лабораторию! И вместе с этим Гордон понимал, что не получится. Эта борьба уже давно стала частью его самого, так же как когда-то наука.

"Не все так просто в этом мире, — подумал Гордон, опуская автомат, — Ничего, когда будет время, разберусь… Еще немного времени…".

Взять с собой он мог только один такой автомат, но и его было достаточно. Немного подумав, Гордон оставил тут свой дробовик — он все-таки не мог таскать на себе столько оружия. Тем более, что находка оказалась довольно тяжелой. В ящике нашлись и стаканы с «топливом» к этому оружию. Но по-настоящему Фриман обрадовался, лишь заглянув во второй ящик. Фриману даже показалось, что это мираж — там лежали батареи к жилетам солдат. Гордон, радостно рассмеявшись, живо начал заряжать скафандр. Это была просто неслыханная удача! Теперь половина его проблем уходит на второй план. С полностью заряженным костюмом он может спокойно пережить пару очередей из автомата в грудь. Фриман, зарядив костюм полностью, рассовал по его отделениям еще пять батарей — их с лихвой хватит для следующей подзарядки. И, почувствовав себя почти всемогущественным, Фриман вышел из туннеля.

Он попал на довольно просторную автостоянку. Сейчас она представляло собой жалкое зрелище — все машины были либо покорежены, либо вовсе перевернуты. Кое-где стояли лишь пустые корпусы. Фриман, глядя на здания и дымящие трубы заводов над стоянкой, отметил про себя, что все автомобили были русских моделей. Может быть тогда, все эти здания — части автомобильного цеха? Но это не важно. Фриман осторожно шел вперед, зная, что даже сейчас нельзя забывать об опасности. И она появилась.

Гордон вздрогнул — он вдруг разом заметил сразу несколько человек. Пять из них были солдатами Альянса, они мерно прохаживались между машинами и вдоль стены завода. Но еще один человек стоял вдалеке, на рельсах у входа в новый туннель. Фриман вдруг понял, что этот человек все это время смотрел прямо на него. Конечно, ученый узнал эту фигуру, облаченную в синий деловой костюм. G-man едва заметно кивнул и поправил галстук. Он был слишком далеко, и Гордон не видел его лица, но был уверен, что человек в синем костюме усмехнулся. Все шло удачно. Как всегда. И G-man, развернувшись, спокойно ушел за вагоны, вглубь туннеля.

Фриман, не теряя ни секунды, пригнулся. Все было вполне логично — этот человек всегда следил за ходом дел. Сейчас он, скорее всего, проверял, все ли в порядке с его наемником после столь особого места, как Рэвенхольм. Фриман уже научился относиться спокойно к его появлениям, но так и не научился понимать его. Даже отбрасывая такие главные вопросы, как "Кто этот человек?" и "Зачем ему это все нужно?", Фриман не мог понять другого — в чем его план? Ведь, наняв Гордона, ему должны были дать хотя бы вводную. Изложить суть задания. Сейчас создается видимость того, что Фриман действует по своему усмотрению, то есть, как ему захочется. Хотя Гордон и понимал, что наивно так полагать. Но выходит, что он делает все согласно замыслу G-man`a, или его «нанимателей». Человек в синем костюме ничего не предпринимает, лишь контролирует ситуацию. Вобщем-то все было правильно, и Фриману не о чем было волноваться — он сам согласился на это сотрудничество. Но черт возьми, тогда все было совсем другим! Фриман не понимал целей этого человека. Пока казалось, что они весьма положительные — но кто знает, может, это только ширма, скрывающая реальную картину? Довольно неприятно чувствовать себя инструментом. Хочется хотя бы знать, для чего ты делаешь то, что делаешь. Все, что делал Гордон, так или иначе совпадало с замыслом этого человека. А что Фриман, по сути, сделал? Гордон задумался. В сущности — очень мало, но и одновременно очень много. Он просто появился на сцене. Появился герой в глазах всех непокорных Альянсу, появился символ Свободы, как это ни смешно осознавать. И пошла волна. Чего же G-man добивается? Что он еще ждет от Гордона?

Небеса, как всегда, молчали.

Но, так или иначе, нужно было как-то пройти через эту охрану, и орана все еще была отлично вооружена. Гордон заметил, что у двоих из солдат были такие же табельные автоматы, какой только что нашел и он. Фриман долго сидел за одной из покореженных машин, обдумывая план предстоящего нападения. Действовать надо было с умом, их все-таки намного больше, и это не совсем люди. Те ГО-шники, которых Гордон видел в самом Сити 17 по техничности боя даже не могли сравниться с этими хорошо натренированными солдатами. Гордону вдруг вспомнился Марек. Нет, вряд ли кто-то из этих солдат еще настолько человек. Этим наверняка промывают мозги намного тщательнее.

Трое солдат свободно прогуливались порознь вдоль рядов автомобилей, двое, о чем-то тихо переговариваясь, прогуливались вдоль стены цеха. У Гордона было три главных плюса: полностью заряженный костюм, новое оружие и фактор внезапности. Но первый из этих плюсов ему не хотелось терять так сразу — неизвестно, что еще его ждет впереди, может, очередной «Охотник». От предыдущего его спасла лишь энергия костюма. Нет, сейчас придется обходиться только оставшимися двумя пунктами. "Так… можно выскочить, когда эти двое отойдут подальше, — размышлял Фриман, — И первыми убить вот этого, который уже минуту стоит на месте. Нет… не получится… эти двое меня вмиг достанут. Неизвестно ведь, чем стреляет этот Альянсовский автомат — может, он легко пробьет мой скафандр… Нет, сделаем так — надо поймать момент, когда вот эти два уйдут подальше, а те, что возле стены, дойдут до тех бочек с бензином… или что там "Взрывоопасное"?". Гордон занял удобную позицию для выстрела и начал ждать. Солдаты разошлись в подходящей комбинации только минут через пять. Фриман нажал на спуск легко, и так же легко автомат выстрелил безо всякой отдачи. Привыкший к постоянной сильной отдаче, Фриман невольно опустил ствол при выстреле вниз, и первые три заряда пробили кирпич стены. Но солдаты даже не успели ничего понять — следующая пуля пробила бочку с надписью «Взрывоопасно». Мощный взрыв отбросил обоих солдат на стену, и их загоревшиеся тела больше не шевелились. Фриман, не меняя позиции, тут же подкосил выстрелами того солдата, что стоял неподвижно. И оглянулся — оставшиеся двое уже спешили к нему, сообщая по рации о его появлении. Фриман перебежал за другой «Запорожец» и вдруг услышал слабые звуки стрельбы, доносящиеся из зала цеха.

"Неужели этот гад отдал приказ расстреливать пленных повстанцев?".

Фриман нахмурился и в порыве злобы резко вышел из-за автомобиля, когда солдаты были уже довольно близко. Солдаты растерялись, но лишь на миг — сказывалась отличная боевая подготовка. Они, словно в ковбойской дуэли, вскинули стволы одновременно с Гордоном, и одновременно выстрелили. Всем известно, что если человек очень сильно уверен в себе, то с ним ничего плохого и не случится. Фриман был сейчас полностью уверен, что даже десяток пуль в его грудь не причинит ему вреда, и поэтому даже не отскочил в сторону, стреляя. Но, по странной прихоти случая, пули инопланетного оружия прошли мимо него, а его выстрелы были точны. Один из солдат сразу же упал, сраженный в голову, но Фриман с изумлением и растерянностью увидел, как целях семь зарядов словно растеклись по груди второго солдата. Тот от сильнейших толчков упал на спину, но тут же попытался встать.

"Надо же! Эта пушка не так уж и эффективна против их энергожилетов!".

Фриман, прицелившись, добил солдата в голову и шею. И все стихло. Испытания нового оружия прошли успешно. Фриман уже давно потерял то чувство, которое владело им, когда он убил первых морских пехотинцев в "Черной Мессе". Он не чувствовал вины, угрызений совести, он не чувствовал себя убийцей. Может, это потому, что его жизнь давно пошла по этому руслу, а может, потому, что он знал, что это не люди. Даже с биологической точки зрения. Редкий солдат в сорок третьем году считал себя убийцей, убив японского офицера. Он защищал свою родину, он боролся за свободу своего народа. За Свободу.

Фриману было сейчас не таково, как ему было в "Черной Мессе". Теперь все было иначе. Там он был одиноким, затравленным зверем, приоритетной мишенью. Там он был совершенно один, один против всех. Но сейчас за Свободу бились и другие люди, и, может, сейчас как раз такие нуждались в его помощи. Фриман понял это, снова услышав звуки стрельбы из глубины цеха.

Едва вбежав в цех, Гордон понял, что спешить как раз не надо. Из подсобки, в которой он оказался, он увидел в небольшом зале со станками, конвейерами и корпусами машин солдат Альянса, бешено отстреливающихся от кого-то. Фриман быстро оценил обстановку — здесь уже нельзя было устроить небольшой взрыв. Да и вообще с размахом действовать было неудобно — можно было задеть своих.

Но времени терять было нельзя. Фриман, пользуясь тем, что его нападения не ожидали, прицельно выстрелил по одному из солдат, и сразу же свалил его. Было слышно, как кто-то из солдат чертыхнулся, заметив Гордона, по которому тут же открыли огонь. Перекувыркнувшись, Фриман выкатился в зал и спрятался за корпусом одной из машин, в который тут же забарабанили пули. Его появление, видимо, ободрило тех, от кого отстреливались солдаты, потому что огонь с другой стороны зала стал в два раза интенсивнее. Фриман уже прицелился, но не успел выстрелить — солдата сняли пули их неизвестных противников. Гордон, неосторожно высунувшись, увидел вдруг одного солдата прямо рядом с собой и поспешно выстрелил. Солдат тоже в это момент открыл огонь, но сам испугался не меньше Фримана, и поэтому пара пуль лишь срикошетили от плеча скафандра Гордона, лишь слегка ударив его. Но выстрел ученого тяжело ранил солдата, и Гордон, выйдя в центр зала, добил ползущего под машину истекающего кровью солдата. И наступила тишина. Фриман бегло и осторожно оглядел тела и наконец повернулся к людям, помогшим ему. И тут тишину пробил резкий звук автоматной очереди, и Фримана чуть не сбила с ног серия мощных ударов в спину.

— Нехватка энергии! — тут же сообщил электронный голос скафандра.

Фриман, едва устояв на ногах, резко развернулся и, почти не целясь, выстрелил по последнему солдату. От головы слуги Альянса, спрятавшегося под машиной, осталось лишь кровавое месиво. Только теперь Гордон устало и резко опустил автомат и как-то поник. Боль от очереди в спину была просто адской, учитывая, что ей и так досталось в Рэвенхольме. Фриман, ссутулившись, вновь повернулся к оставшимся людям.

Один из повстанцев, зажимая рукой рану в животе, тихо стонал на полу. Двое других робко выходили из укрытия. Какая-то женщина подбежала к раненому. Фриман шагнул к ним. Почти сразу же подбежал еще один повстанец, чернокожий мужчина лет тридцати.

— Кто ранен? — обеспокоено спросил он, оглядывая уцелевших.

— Уинстона подстрелили, — сообщила женщина, пальпировавшая рану лежащего, — Но вроде бы ничего серьезного, навылет пробит только левый бок.

— Оперируй, если нужно, — решительно распорядился негр, мельком скользнув взглядом по Уинстону, — Но как только он будет на ногах, сразу же пусть возвращается в строй. У нас и так большие потери.

И только тогда он перехватил изумленный взгляд его товарищей.

— Гордон Фриман? — это скорее был крик радости, — Невероятно — вы добрались сюда!

— Невозможное возможно при наличии отсутствия полного сопротивления со стороны обстоятельств, — усмехнулся Фриман, — Рад, что вы целы.

— Доктор Фриман, для нас большая честь…

— Оставьте это! — махнул рукой Гордон, — Я тоже очень счастлив вас видеть. Что это за часть города? Какая-то из станций?

— Станция здесь практически за стенкой, — заверил его негр, — Мы неплохо укрепились здесь, захватили часть портового побережья.

— Альянс не пришлет подкрепления? — с сомнением спросил Гордон, — Я заметил на рельсах снайпера и пару солдат…

— Вряд ли кто-то из них успел вызвать подмогу до того, как мы их прикончили, — кивнул на трупы негр, — Думаю, эта территория чиста. Альянс не очень сильно контролирует окрестности Рэвенхольма.

— Опасаются стать жертвой своего же оружия? — усмехнулся Гордон, — Ну ладно. Я здесь задержусь ненадолго. Мне нужно найти короткий путь к "Восточной Черной Мессе".

— Эге, док! — улыбнулся негр, — Вам придется нанять себе самолет. Пешком туда уже не дойти, а по морю — вообще невозможно из-за пиявок и ихтиозавров. Но… Доктор Фриман, у меня тут была на связи Аликс полчаса назад. Мы попробуем вызвать ее снова, годится?

— Еще бы! — мысль о том, что Аликс жива и вне опасности сразу заставила Фримана забыть о боли в спине.

Негр, оставив остальных перебинтовывать Уинстона, повел Фримана в небольшую подсобку, внутри которой виднелась дверь. Гордон на ходу глянул на индикатор зарядки батарей скафандра — он показывал лишь тридцать процентов. Это — все, что осталось после очереди из инопланетного автомата в спину.

Негр шумно заколотил по двери кулаком.

— Эй! У нас все чисто, открывайте! И у меня тут Гордон Фриман.

Дверь тут же открыла пожилая женщина с нарисованным красной краской крестом на рукаве.

— Доктор Фриман? — изумленно переспросила она, уставившись на скафандр Гордона, — Быть этого не может! Док, у меня как раз тут на связи Аликс.

И женщина кивнула за монитор в глубине комнаты.

— Ее отца схватили.

Последние слова поразили Фримана, словно молния.

— Что?! — прошептал он и, обогнув женщину, ринулся к рации, даже не замечая, что происходит вокруг.

С монитора рации сквозь пелену помех на него смотрело мрачное лицо Аликс. Фриман, не зная, как включить передачу, растерянно заметался перед рацией. Но подошедший негр-повстанец нажал какую-то кнопку и сказа в микрофон:

— Алекс, это Леон. И со мной Гордон Фриман.

Гордон, не в силах больше сдерживать волнение, оттеснил Леона от монитора и схватил микрофон. При виде Гордона лицо Аликс как будто бы прояснилось.

— Гордон! — устало и облегченно воскликнула она, — Ты прошел через Рэвенхольм, слава богу! Мне нужна твоя помощь. Они забрали моего отца.

— Что случилось? — взволнованно спросил Фриман, — Что произошло? Это во время атаки на "Восточную Черную Мессу"? Илай жив?

Такой угрюмой и грустной он Аликс еще никогда не видел…

— Надеюсь, что да, — устало и мрачно сказала Аликс, — Его и Джудит Моссман увезли в Нова Проспект. Вортигонты выследили корабль, на котором на котором их увезли. Я должна поехать туда, пока еще поезда ходят.

"Так они схватили и Джудит…" — пронеслось в голове у Гордона.

— Аликс, что, что я должен делать? У нас есть шансы вытащить Илая? Скажи, что я должен делать! — Фриман уже начал терять контроль над собой.

— Гордон, от тебя может зависеть очень многое, — сказала Аликс, хмурясь, — Одной мне не справиться с солдатами. Мне нужно, чтобы ты по побережью добрался до Нова Проспект. Раньше это была тюрьма строгого режима, но теперь — это намного хуже… Но я думаю, что туда все еще возможно пробраться.

— Проберемся! — внезапно посерьезнел Фриман, — Сделаем, не волнуйся. С Илаем ничего не случится. Я уже отправляюсь.

— Вы хотите пойти пешком по побережью?! — встрял обеспокоившийся вдруг Леон, — Это же займет больше дня! Тем более что сейчас у муравьиных львов начался жор.

— У кого? — покосился на него Фриман, чувствуя себя не в своей тарелке.

— Вот почему я и вызвала тебя, Леон, — сказала Аликс, наморщив лоб, — Надеюсь, у тебя есть та машина, которую мы оставляли у тебя прошлым летом? Та, на которую мой отец установил гауссову винтовку.

Леон как будто мигом понял, что к чему.

— Конечно осталась. Кстати, хорошая идея! Погоди секунду… — и Леон потянулся к другой рации, стоящей рядом, — Морко? Выкатывай наш багги. Да, он нужен доку прямо сейчас. Гордон Фриман его поведет.

— Тот самый Фриман? — сдержанно удивился женский голос из рации, — Ладно, сделаем! Я как раз недавно закончила приваривать ящик с боеприпасами на бампер…

Гордон стоял, пытаясь понять, что ему предстоит. И, кажется, понимал. Плевать — Илай в беде!

— Отлично, как раз вовремя! — и Леон снова повернулся к монитору, — О`кей, Аликс, все почти готово.

— Спасибо, Леон, — мрачно улыбнулась Аликс.

Фриман невольно заметил, как она сейчас не похожа на ту веселую и беззаботную девушку. Какой он видел ее в лабораториях Кляйнера и Илая. Боль от разлуки с отцом словно давила на нее тяжелым камнем. Даже голос стал будто бы старше.

— Гордон, я не ездила по побережью больше года, — обратилась девушка к нему, — Но у меня нет оснований полагать, что там стало безопаснее. Будь очень осторожен. Встретимся на платформе, там, где разгружают поезда. Береги себя, — и я увижу тебя в Нова Проспект. Пока!

И экран погас. Фриман еще секунду стоял перед ним, погруженный в свои мысли. Он чувствовал и боль за схваченных Илая и Моссман, и за так сильно изменившуюся Аликс. От его недавней обиды на нее не осталось и следа. Так же, как и от усталости. Бездействие сейчас было словно бур, сверлящий дыру в мозгу. Хотелось бежать, ехать, лететь, погибать и побеждать всех и вся — лишь бы освободить друга. И вернуть прежнюю Аликс — веселую и милую.

Леон тронул его за плечо и подвел к большой карте, висящей на стене. Он что-то сказал, указывая на различные красные кружки на ней, но Фриман не слышал этого. Он вдруг заметил, что в комнате кроме женщины-врача и раненого Уинстона был еще кое-кто. Он безотрывно смотрел на Гордона своим манящим красным глазом и за все это время не проронил ни звука.

— Эй, вы меня слушаете?

Гордон насилу повернулся к вортигонту спиной.

— Карта, конечно, уже устарела, но вы можете видеть хотя бы общий путь до Нова Проспект. Вот здесь, по шоссе вдоль побережья. Вот эта буква «Лямбда» — наша станция. Следующая станция будет возле холмов. Дорога уже во многих местах повреждена, да и мы потеряли связь со многими из станций до Нова Проспект… Слишком уж это отвратное место…

— Я так понял, вы дадите мне автомобиль? — спросил Гордон, пробежав глазами по карте.

— Мы дадим вам наш багги, — пояснил Леон, — Он очень легкий и маневренный, топливо не взрывоопасно и его хватит хоть на пять путешествий до Нова Проспект! Плюс — на корпусе багги установлена гауссова винтовка старого образца. Рухлядь, конечно, но все-таки надежная.

— А как же солдаты? — Гордон уже начал мыслить слаженно и четко, хотя все еще косился на уставившегося на него вортигонта, — Побережье охраняется?

— Ну, вобщем-то да, — замялся Леон, — Просто солдаты тоже не любят бывать в песках моря. Там слишком опасно даже для них… Оставайтесь рядом с машиной, используйте рычаг ускорения движения багги, и тогда у вас будут все шансы избежать муравьиных львов.

— Стоп! — Гордон вдруг нахмурился, — А это еще что за звери?

— Да это так, — мрачно усмехнулся Леон, — Жуки. Большие. Будьте осторожнее, док, и все будет в порядке. Мы сообщим на следующую станцию, что вы едете. Надеюсь, вам удастся найти Илая.

— Только бы он был еще жив, — пробормотал Гордон, покачав головой.

— Он жив, — вдруг раздался дребезжащий гортанный голос.

Фриман нахмурился и резко повернулся к вортигонту.

— А ты почем знаешь? — прищурился Фриман.

— Свободному Человеку не понять этого, ведь его вортальный ввод нарушен, — спокойно сказал вортигонт, — А мы знаем это. Мы видим это, чувствуем. Илай Вэнс жив.

Фриман медленно подошел к вортигонту.

— Скажи, ты уверен в этом?

— Мы знаем точно. Вортичувство верно тому, кто верен ему. Свободный Человек должен идти за Илаем Вэнсом. Но мы видим тьму…

Фриман почувствовал что-то странное. Он не мог этого объяснить, но все же почувствовал. О чем это существо говорит?

— Что… что ты видишь? — просил Фриман.

— Мы видим яркий свет. Много страха, — ответил вортигонт, помолчав, — Затем тьма и бездна. Она долга и непроницаема, но вместе с тем быстра, как ветер. Тебе покажется, что ты был в ней всего минуту. Но отпустит она тебя лишь через много-много часов…

Леон, слушая это, видел, как Фриман напрягся. Из-за чего — ведь это были всего лишь бессвязные слова.

— Что это значит? — Фриман дотронулся до плеча вортигонта, — Объясни!

— Свободный Человек должен идти, — и вортигонт отступил назад, — Илай Вэнс в беде.

Фриман, еще секунду вглядывался в глаз существа и лишь затем повернулся к Леону.

— Идем.

И повстанец проводил его к двери…

……Офицер CE121007 дождался, когда поезд полностью остановится. Да, нечасто таким, как он, удается выбраться сюда. Почти все свое время офицер проводил либо в Цитадели, получая приказы непосредственно от Консула, либо в самом сердце Нова Проспект, командуя малыми подразделениями. На самых обычных улицах Сити 17 он не бывал уже много месяцев — должность не позволяла. Да и что ему тут делать? Предполагается, что здесь со всем прекрасно справляется "Гражданская Оборона", изредка ей помогают солдаты. Но именно поэтому он здесь. Именно потому, что ГО больше не может держать улицы под контролем. И, если раньше на мелкие вспышки непокорности Альянсу не обращали внимания, то теперь приходится пожинать плоды этой халатности. Офицер СЕ121007 втайне был даже немного рад случаю походить по городскому вокзалу и его окрестностям — какой бы прекрасной и великой ни была Цитадель, а все же ее серые стены иногда надоедали ужасно.

Офицер, сопровождаемый свитой из еще двух боевых единиц, вышел на перрон. Сквозь иллюминатор своего скафандра проследил за высадкой команды тюремщиков. Критично осмотрев их, он успокоился и направился к выходу в служебные коридоры. Внезапно вспомнив что-то, он повернулся к двоим, сопровождавшим его.

— Я здесь справлюсь сам. Оставьте меня и ждите здесь до поступления особых распоряжений.

Сопровождающие, не говоря ни слова, отошли от него и заняли караульные позиции у входа в поезд. Вот что значит отличная выучка! Офицер СЕ121007 удовлетворенно кивнул и вышел в коридор.

— Ты, шевелись! — подгоняли граждан ГО-шники, толкая их через решетчатые ворота в коридоре.

Офицер СЕ121007 скромно встал в стороне и начал наблюдать за членами "Гражданской Обороны". Секунд пять его никто не замечал, но вдруг один из ГО увидел его и замер. Ошеломленно толкнул локтем в бок своего товарища. Тот, на миг остолбенев, метнулся к своему начальнику и шепнул что-то. Старший офицер ГО удивленно поднял взгляд на нежданного гостя. С усмешкой офицер СЕ121007 кивнул, убедившись, что его наконец заметили. И вдруг, выйдя на середину коридора, повелительно поднял руку:

— Перераспределительный пункт номер 1 закрыт! Приказ Консула. Всех граждан отвести за периметр пункта.

ГО-шники, ошеломленные столь неожиданным распоряжением, да еще и от высшего начальства, замерли в нерешительности. Но, тем не менее, преградили электродубинками бредущим через коридор гражданам проход. Старший офицер ГО сделал шаг вперед:

— Основания приказа, позвольте узнать? — довольно нагло спросил он, не отводя взгляда от офицера СЕ121007.

— Приказу самого Консула не нужны основания. Что с вами, офицер? Вы что, еще и ослепли? Вам приказывает старший по званию! Выполнять! — рявкнул он.

Старший офицер ГО, нехотя повернулся и отдал несколько приказов ГО-шникам.

— Вы, быстро назад! — они начали выгонять из решетчатого коридора граждан, — Пост закрыт! Назад, я сказал!

Придирчиво оглядев эту процедуру, офицер СЕ121007 вновь повернулся к старшему офицеру ГО.

— А с вами, старший офицер, — сказал он, — Я хочу поговорить особо. Потрудитесь препроводить меня в надлежащее помещение.

ГО-шник, удивленно подняв голову, пожал плечами и толкнул небольшую дверь со старой табличкой «Security». Офицер СЕ121007, еще раз убедившись, что на перрон с пометкой "Нова Проспект" никто больше не пройдет, последовал за ним. Они прошли по узкому коридору мимо двери с узким окошечком и остановились перед последней, такой же дверью. Открыв ее, ГО-шник посторонился, пропуская старшего по званию. И закрыл дверь.

— Ну и как это понимать, Купер? — вдруг спросил ГО-шник, повернувшись к офицеру СЕ121007.

— А понимай, как хочешь, — усмехнулся тот, — И не называй меня этим именем! Ты же знаешь, нам больше не нужно это. Эти имена — атавизм. Пережиток старого мира. А старый мир, как известно, был убог и жалок.

ГО-шник, подойдя к большой консоли у стены, пробежался по клавишам. Камера в углу потолка пискнула и втянулась в нишу. ГО-шник потянулся к вакуумным зажимам на своем респираторе и снял его. Отложил в сторону.

— А ты все не меняешься, Купер, — сказал он, — Все так же педантичен, правда?

— Калхун, ты же знаешь, я всегда был сторонником порядка, — и офицер СЕ121007 тоже снял с головы шлем скафандра.

На Калхуна смотрело жесткое, точеное лицо с резким проницательным взглядом. Офицер развалился на испачканном кровью кресле, с иронией представив, как он выглядит со стороны.

— Честно говоря, — сказал Барни, — Я жутко удивился, увидев тебя, Купер. Представителей Элиты Альянса тут не часто встретишь.

— Это так, — сдержанно кивнул офицер СЕ121007, - Мне и самому приятно выбраться сюда из серых стен Цитадели.

— Сколько мы с тобой не виделись? — Барни облокотился на консоль, — Одиннадцать месяцев? Я уже думал, что тебя перевели в другой город.

— Нет, просто я теперь стал проводить много времени наверху… Да я и, кстати говоря, тоже не думал, что ты все еще работаешь здесь. В чем дело, Калхун? С твоими замечательными задатками ты мог бы уже давно подать заявление о переводе в ряды солдат Альянса. А оттуда — открыты все двери наверх.

— Ты же знаешь, я не тщеславен, — улыбнулся Барни, — Мне просто нравится стабильность. Нравится эта комната, этот вокзал. Да и паек тут неплохой!

— Скажи лучше, что тебе просто лень ездить на рейды! — засмеялся СЕ121007.

— Лень, — согласился Калхун, — Я и не скрываю. Ну что, может, поведаешь о цели своего визита?

Офицер Элиты Альянса посмотрел на друга.

— Калхун, ты же понимаешь, что я не гулять сюда пришел. И не зря заговорил о строгом порядке.

— Ясно, — Барни вновь стал серьезным, — Так, значит, да? Что за странный у тебя приказ? Консулу чем-то не угодил наш пункт?

— Калхун, — укоризненно сказал офицер, — Странные вопросы ты задаешь. После того, как через ваш пункт таинственным образом пролез Гордон Фриман, этот вокзал вообще следовало бы прикрыть.

— Консул этого не сделал, и это верное решение, — ухмыльнулся Барни, — Закрыть главный вокзал означало бы признать тяжелое положение в городе.

— Давай без этого фарса! — махнул рукой СЕ121007, - Мы-то с тобой знаем, что город уже на грани всеобщего восстания. Именно поэтому я здесь.

— Что-то случилось в Нова Проспект?

— Да. Калхун, мы с тобой знакомы уже семь лет, и я доверяю тебе как себе. Причины закрытия вашего пункта просты — в Нова Проспект случилась вспышка неповиновения. Уже вторая за последние дни. И опять ее спровоцировали граждане, которых именно вы пропустили через пункт на поезд.

— Да? — новость ошеломила Барни, — Ну а причем здесь наш пункт?

— Не прикидывайся дураком, Калхун! Ты же понимаешь, что после появления Фримана все эти вспышки восстаний приобрели новый характер. И еще — у одного из поднявших бунт нашли пистолет. Табельный пистолет ГО! Ты понимаешь, что это значит?!

— Теперь — да, — Барни в задумчивости прошелся по комнате, — Невесело… Ни, и что Консул хочет с этим делать?

— Он послал меня сюда, чтобы навести хотя бы подобие порядка. Консул приказал мне поговорить с начальством "Гражданской Обороны" города.

— Купер, — сказал Калхун, останавливаясь, — Послушай, а тебе никогда не лезли в голову эти мысли? О том, что он лишь оттягивает неизбежное.

— Ты это сейчас о чем? — напрягся офицер СЕ121007.

— Ты прекрасно понимаешь, о чем я. Вспышки неповиновения — уже каждодневное явление. Повстанцы основали десятки своих опорных пунктов. Я не хочу сказать, что это правильно. Но… Купер, мне иногда кажется, что к этому все и шло…

— Ты хочешь сказать, что массовое восстание неизбежно? Я и так понимаю это.

— Жаль только, что Консул этого не понимает.

— Консула мы с тобой критиковать не вправе, — отрезал офицер, — Он знает, что делает. Эти люди лишь пытаются разбить лбом стену.

— Понимай меня как хочешь, Купер, — проговорил Калхун, — Но мне кажется, что я понимаю их. Мы отняли у них дом. И они будут драться за него до последнего.

— Калхун, что ты мелешь?! — напрягся СЕ121007, - Альянс не отнимал у них дома. Он построил для них лучший мир, сдвинул человеческое существо с мертвой точки эволюции!..

— Послушай, — оборвал его Барни, — Ты никогда не задумывался, почему я никогда лично не провожу допросы? Никогда не задумывался, почему я пресекаю любой беспредметный допрос, любое беспричинное избиение граждан? Потому что я всегда чтил законы войны. А на войне с пленными принято обращаться с уважением. Уважать сына своей страны за то, что он бился до последнего, а не смешивать его с грязью.

Офицер СЕ121007 резко встал и тоже прошелся по комнате.

— Закон войны состоит в другом, — наконец остановился он, — Победитель получает всё. Да, наши меры жестки, но эти меры — необходимы! Ты сидишь тут и рассуждаешь, а в Нова Проспект граждане, вооруженные пистолетами, поднимают бунт! Вот, что бывает, если ослабить хватку!

— А ты никогда не думал, что именно эта «хватка» и провоцирует бунты? — мрачно усмехнулся Барни.

Офицер СЕ121007 пристально посмотрел на Калхуна.

— Ты говоришь опасные вещи, — сказал он, — И хорошо, что тебя сейчас никто не слышит!

— Я все же надеюсь, что Ты меня услышал, — отвернулся Барни, — Просто подумай над этим.

Офицер СЕ121007 одел шлем скафандра и положил руку Калхуну на плечо.

— Отведи меня в управление "Гражданской Обороны"…

…Солоноватый морской воздух сразу же ударил в лицо. Лучи высоко поднявшегося солнца уже припекали довольно ощутимо. Плещущееся справа море было спокойным и серым. Волны не набегали на выжженный солнцем песок, который когда-то был дном этого моря. Одинокие грязные чайки вдалеке носились над водной гладью. А слева были лишь песок и отвесные скалы, поросшие редким сухим лесом на самом верху. Фриман вышел на деревянный помост, укрепленный над пляжем. Было видно, что когда-то весь этот пляж был частью моря, а эти скалы вдалеке — крутым берегом. Этот помост был пирсом, теперь же этот деревянный мост на опорах поднимался над песком, оканчиваясь примерно на высоте трех метров от бывшего дна. Гордон, привыкший сразу оценивать обстановку, в которой оказался, оглянулся назад. За ним было лишь здание цеха и расположенные вдоль «берега» портовые пустые причалы и грузовые контейнеры. Впереди, по левую сторону от пирса, на высоких балках стоял портовый подъемный кран для разгрузки прибывавших сода когда-то кораблей. Теперь этот кран, как и пирс и все остальное стояли на опорах высоко над безжизненным песком, из которого кое-где проглядывали куски скал.

Фриман медленно пошел по пирсу — она сразу заметил стоящий впереди багги. Гордон, оглядываясь, подошел к своему новому транспорту. На вид эта машина выглядела, мягко говоря, необычно. Как ни гадал Фриман впоследствии, он так и не понял, где у нее расположен двигатель. Казалось, багги состоял лишь из корпуса из арматуры, сидения и руля. Но так казалось лишь на первый взгляд. Гордон еще заметил, что корпус сделан наподобие гоночных автомобилей "старого мира" — массивные, почти квадратные формы не позволили бы водителю удариться обо что-нибудь, даже если бы багги перевернулся.

"Обычная машина, — решил для себя Фриман, — А вот что эти ребята тут делают?", — и он подошел поближе к парню, стоящему возле большого станкового пулемета странного вида. На другом конце песочного пляжа, на одном из причалов стояло еще два таких стрелка.

— Это что, — спросил Гордон, обращаясь к парню, — Здесь такая серьезная охрана?

Парень недовольно оторвался от пулемета, но, увидев Фримана, оторопел.

— Ну, да, — наконец проговорил он, всматриваясь в лицо Гордона, — Сейчас у муравьиных львов жор, поэтому приходиться не поворачиваться к пескам спиной…

— Эй, там, не спать! — заорали вдруг с того конца пляжа, и Фриман услышал мощные выстрелы.

Парень, охнув, припал к своему пулемету и, метнув взгляд вниз, тоже открыл огонь. Фриман мельком глянул на остальных стрелков, и машинально посмотрел вниз. И даже захотел протереть очки. Ему казалось, что он бредит.

Из вспухающего на глазах песка на свет стремительно выбирались какие-то совершенно невообразимые существа. Фриман увидел сначала лишь множество острых лап, пронзивших песок. Первое существо так и не смогло вылезти — выстрелы убили его, когда оно было еще под песком. Но паре других удалось выбраться. Такого Гордон еще никогда не видел. Четыре членистых и острых ноги, голова под мощным хитиновым щитом, небольшие перепончатые крылья, как у жуков… Эти жуткие насекомые были просто гигантскими — ростом почти по грудь Фриману. Гордон, оправившись от мгновенного шока, поднял свой автомат, но парень за пулеметом тронул его за руку.

— Не надо, Доктор Фриман. Справимся!

Гордон дождался, когда дождь пуль превратил насекомых в гору залитого жижей хитина, и проговорил, кивая на останки:

— Это у нас теперь такие большие клопы?

Парень сначала серьезно посмотрел на него, словно Гордон сказал несмешную шутку, но все же ответил:

— Да разве это больше? Мирмидонты намного крупнее…

Но внезапный громкий женский голос прервал его:

— Здравствуйте, мистер Фриман! Машина уже готова.

Фриман быстро огляделся — голос шел из мегафонов, установленных на столбе. От него шел кабель к подъемному крану, который уже начал поворачиваться. Фриман, махнув рукой женщине в кабине крана, подошел к багги.

— Садитесь, и я опущу вас на пляж.

Гордон осторожно сел, найдя кресло весьма удобным. Правая и левая перекладины корпуса не давали выпасть при крутых поворотах, верхние — при аварии. Гордон вдруг заметил укрепленную рядом с рулем гауссову винтовку — она была почти точно такой же, какая была у него в "Черной Мессе"! Фриман, непонятно почему обрадовавшись, огладил ее корпус, роторы и стартеры. Ну, хоть что-то не меняется!

Большой электромагнит, который опускала женщина в кабине крана, был уже над ученым. Приклеившись к верхним перекладинам у Гордона над головой, он начал вновь пониматься. Гордон, едва успев перехватить автомат поудобнее, схватился за какую-то железку, чтобы не выпасть. И кран начал довольно быстро поднимать его наверх. В считанные секунды кран повернулся, и багги завис над пляжем. Женщина опускала Гордона уже намного осторожнее. Но вдруг его ощутимо тряхнуло, и спуск остановился за три метра до земли.

— Черт, магниты барахлят! — выругалась женщина, — Держитесь…

Фриман, успев в последний миг понять, что сейчас будет, схватился за обе рамы руками, и багги, оторвавшись от магнита, полетел вниз. Фриман, закричав, еще сильнее схватился за корпус. Багги наполовину перевернулся в воздухе и, с грохотом упав на песок, перевернулся вверх колесами.

— Извините, док!

Фриман, застонав, вывалился из багги. Удар был очень сильным, Фриман больно ушибся головой и ребрами о корпус машины. Багги лежал вверх дном. Но самое ужасно произошло сразу же — совсем рядом с собой Фриман услышал нарастающий стрекот и увидел, как песок вздымается, слово кто-то лезет из него наружу. Вскрикнув, Гордон отступил назад, к машине и вдруг понял, что выронил при падении автомат. Судорожно оглянувшись, он увидел свое оружие в пяти шагах от себя. Гордон, медленно пятясь назад от вылезающего муравьиного льва, пытался достать автомат рукой. Вот на поверхности показались членистые острые лапы. Массивная хитиновая голова, усеянная зубами. Гордон закричал, рванувшись к автомату, и в этот момент гигантское насекомое прыгнуло на него. И вдруг, вместо адской боли Фриман услышал дробь пулеметных очередей. Его обдало серо-зеленой слизью, и муравьиный лев упал к его ногам. Пулеметчики наверху, улыбаясь, подняли большой палец. Фриман, поняв, что опасность пока что обошла его стороной, схватил автомат и подбежал к багги. Попробовал перевернуть его, и это оказалось не так просто сделать — тонкие перекладины завязли в песке. Пока Фриман раскачивал багги, песок сзади него вновь начал подниматься. Гордон, оглянувшись, заработал с новой силой, и наконец ему удалось. Едва багги встал на колеса, Фриман запрыгнул в него и, вспомнив, что рассказывал Леон про систему управления, мгновенно запустил двигатель. Пятисекундный подогрев мотора — и Фриман вдавил в пол педаль газа и кинул в какой-то ящик свой автомат. Багги, взревев, пробуксовал по песку и сорвался с места. В спину Гордону раздались выстрелы и шипение убитого муравьиного льва.

"Ничего себе поездка начинается! — испуганно подумал Гордон, пытаясь вырулить на дорожку, — Хотя эти тараканы все же лучше ходячих мертвецов…".

Судорожно вспоминая карту, Гордон выехал на дорогу, помеченную стоящими по обочине бочками. Фриман не сбавлял скорости и чуть не врезался в грузовой катер, увязший в песке и завалившийся набок. Судно было полностью ржавым и кое-где даже прогнило. Трудно было даже представить, что когда-то, двадцать лет назад этот катер рассекал морские волны прямо на этом самом месте… Фриман вдруг услышал за спиной нарастающий гул, похожий на гул самолета. Судорожно оглянувшись, он с ужасом увидел, что за ним летят на перепончатых крыльях два муравьиных льва. Сглотнув, Фриман вновь смотрел только на дорогу, которая начала уходить круто вверх. Он слышал, как жуткие насекомые в попытке настичь его упали на землю, промахнувшись мимо очень быстро движущегося багги, и зарылись в песок. Почти сразу же Фриман увидел прямо у себя на пути растущий песчаный холм. Вскрикнув. Гордон переложил одну руку на гауссову винтовку. Рука привычно нащупала кнопку спуска. Песчаный холм на его пути взорвался, выпуская омерзительно существо на воздух, которое тут же с диким шипением ринулось навстречу несущемуся на него багги. Фриман, сцепив зубы, немного придержал ручку зарядки… И, когда муравьиный лев уже прыгнул, Гордон выстрелил. Ослепительно-желтый луч пробил хитиновый панцирь со снопом искр и отбросил тело насекомого далеко в сторону. Фриман, торжествующе улыбнувшись, вновь сосредоточился на дороге. Перелетев на полном ходу через трамплин, Фриман оказался на вполне нормальном асфальтированном шоссе. Пляж, причалы, кран и зарывающиеся в песок муравьиные львы остались позади. Сбавив ход, Гордон облегченно вздохнул и, успокаивая сердце, медленно поехал вперед.

Дорога была просто замечательной, не в пример той тропинке, что была на пляже. Видимо, уцелевшая еще со времен Свободной Земли, она была разделена на полосы белой прерывистой линией, а не желтой, как это принято в Америке. Впервые за долгое время Гордон почувствовал, что все спокойно. Вокруг, если забыть иссушаемое Альянсом море, был прекрасный вид. Невдалеке, за холмами виднелись пригородные многоэтажки. Фриману вдруг вспомнились те дни, когда он катался по улицам Финикса на автомобиле приятеля.

"А ведь сейчас намного приятнее, — подумал Гордон, ведя багги, — Нет ни встречных машин, ни копов, на ограничений скорости… Хотя от придорожной забегаловки я не отказался бы!".

Но Фриман вдруг помрачнел. Нет, сейчас совсем не приятнее. Гордон вдруг, впервые за все эти дни, заскучал по своему миру, прежнему миру. Как тогда было весело на дорогах города! Повсюду яркие неоновые рекламы, огни, свет, музыка, люди. Движение, эмоции, спокойствие и радость. А сейчас… Гордону вдруг захотелось вернуться в черную бездну, откуда его вытащил вчера G-man. Там, по крайней мере, не чувствуешь ни тоски по прошлому, ни боли по настоящему…

Фриман выехал на прямую полосу. Прибавил газу — он все-таки не на прогулку сюда выбрался. Положил автомат поудобнее, чтобы его в случае чего схватить — солдаты и ГО-шники могли быть совсем рядом. Впереди виднелся длинный темный туннель. Проезжая по нему, Гордон с усмешкой подумал, что любой бы на его месте окрестил этот темный туннель символически. Но сейчас было не до лирики. Он помнил этот туннель по карте Леона. Дальше должна быть следующая станция. Решив все-таки быть осторожным, Гордон сбавил ход на выезде из туннеля. На свет он выехал медленно, а затем и вовсе остановил багги.

Сойдя на дорогу, Гордон подошел к полосатым заграждениям. За ними — лишь обрыв, куски асфальта, скатившиеся вниз. Другой край дороги — далеко впереди. На карте этого не было. Что ж, как видно, Альянс потрудился на славу. Не иначе, как взрывали. Гордон оглядел край дороги, исследуя спуск вниз, на пляж. Был лишь один путь — спуститься туда и по песку проехать до исправного участка дороги, а там и вернуться на шоссе. Убедившись, что угол насыпи позволяет съехать вниз без риска, Фриман снова залез в багги и осторожно направил его вниз. Камешки и куски земли захрустели под колесами. Фриман вел медленно, так что спуск прошел без неприятностей. Однако главные неприятности могут быть впереди. Отсюда Фриман вдруг увидел вдалеке небольшую хибарку, которую не было видно с дороги. И стояла она как раз у обочины, там, где дорога уже была целой.

"Может, объехать? — подумал вдруг Гордон, — Не соваться туда. От греха подальше… Но там ведь должны быть повстанцы. Да, точно, на карте это место было обозначено как станция. Придется заглянуть… Только сначала надо как-то проехать эти чертовы пески! Эти мерзкие твари, наверное, уже дожидаются меня там… И откуда они только взялись?..".

И Фриман, набирая скорость, съехал на песок. Был шанс — если проехать очень быстро, то муравьиные львы не смогут нагнать его. Но как только Гордон подумал об этом, прямо на его пути начал подниматься песок. Фриман, скрипнув зубами, промчался вперед, обогнув бугор, но сзади уже слышалось мерзкое трещание крыльев. Похоже, к этому звуку добавился еще один такой же. Фриман оглянулся — гигантские членистоногие летели вслед за ним. Вжав педаль газа до предела, Гордон понесся вперед. Но один из муравьиных львов опередил его и успел вынырнуть из песка, прежде чем Фриман объехал его. Рука Гордона метнулась к гауссовой винтовке. Вспышка луча — и насекомое, уже мертвое, врезалось в перекладины корпуса багги, обдав Фримана серо-зеленой слизью, и улетело назад. Гордон, брезгливо сплюнув, бешено крутанул руль, объезжая очередной камень. До склона, на котором стояла хижина, оставалось несколько метров, когда Гордон заметил радом с домом странного вида приспособление. Внешне оно напоминало ту машину, что забивала сваи на стройках, но все в ее облике так и излучало колорит техники Альянса. Суровые, жесткие линии, черно-серый металл, иррациональные и асимметричные формы. Что-то подсказало Гордону, что вряд ли на станции повстанцев будет стоять аппарат Альянса. А вдруг трофей?…

Фриман на полной скорости подъехал к хижине и остановил багги. Быстро спрыгнув на землю, он огляделся. Муравьиные львы летели сюда. Нужно было срочно прятаться — мысль о схватке с этими существами даже и не приходила ему в голову. Он метнулся к стоящему рядом с хижиной сараю и спрятался там. Тяжело дыша, Гордон приготовил оружие. Он слышал трещание их крыльев, слышал, как они приземлились возле багги. После минуты бессмысленного шороха Фриман услышал удаляющийся треск — муравьиные львы улетели, так и не поняв, куда делать жертва. Победоносно и устало улыбнувшись, Гордон приготовился выйти из сарая, но тут же понял свою большую ошибку. К сараю кто-то шел.

"Как я мог так облажаться?! — мысленно ругал себя Фриман, вслушиваясь в шаги, — Теперь, если здесь есть солдаты, они знают о моем появлении! А если это повстанцы? Надо оценить обстановку…".

Гордон решился на довольно смелый поступок — выглянул из сарая. И почти лицом к лицу столкнулся с ошалевшим солдатом Альянса. Мигом поняв всю серьезность своего положения (чуть раньше, чем это успел понять солдат), Фриман приложился изо всех сил прикладом о стекла респиратора солдата. И, даже не дав ему упасть, втащил в сарай. Все это заняло лишь две секунды. Тяжело дыша, Фриман забрал у солдата табельный автомат, а свой, почти разряженный, опустил на землю. Теперь все нужно было делать тихо. Никаких повстанцев тут нет — это уже ясно. Теперь вопрос в том, чтобы зачистить этот домик без лишнего шума. Может, здесь расположена серьезная опорная база, и Гордон найдет здесь для себя много интересного? Фриман осторожно вышел из сарая, убедившись, что никто не заметил исчезновения солдата. Вокруг не было ни души — очевидно все солдаты сидели в хижине. Гордон медленно пошел к ней. Было видно — это когда-то был красивый прибрежный домик с отличным видом на бухту. Сколько радости и счастья видели эти деревянные стены когда-то! Быть может, здесь жила молодая семья, решившая убежать от городской суеты на живописное побережье. А может, это было обиталищем одинокого холостяка, живущего здесь наедине с собой и целым миром — идеальное место, чтобы познавать смысл жизни и всего сущего. Но эти многострадальные стены были свидетелями не только счастья и покоя. Были потом и боль, и страх, и огонь. Стекол в рамах больше не было — их выбило взрывами Семичасовой Войны. Бревна обгорели — их опалили огнеметы крематоров. Крыша пропала — ее сорвало вихрем ураганного огня штурмовика, который зачищал территорию. И — все. Только каминная труба и ветхие обгоревшие стены. Все, что осталось для тех, кто уцелел.

Обходя угол домишки, Фриман приостановился — впереди, возле дверного проема без двери стояли двое солдат и что-то вполголоса обсуждали.

"Что, весело живется, сволочи?! — злобно подумал Гордон, поднимая автомат на них, — Вы предали всех нас, ушли к этим инопланетным псам, уничтожающим все живое! А собаке — собачья смерть!".

И Гордон нажал на спуск. Короткая очередь пробила их черепа, и, прежде чем тела упали на песок, Гордон метнулся в дом. Терять драгоценные секунды было нельзя — там могли быть еще солдаты. Фриман сразу увидел в пустой комнате одного — он стоял у какого-то чрезвычайно сложного бинокля на станке у окна, и уже поворачивался на звук выстрелов. Мгновенье — и Гордон уже спокойно опускает автомат. Перешагнув через тело, он подошел к биноклю.

"Ничего себе у них техника! — не мог не восхититься Фриман, — Простой вроде бы бинокль, а какой навороченный… Не удивлюсь, если тут и прибор ночного видения, и инфракрасный сканер движения, и тепловизор самого последнего поколения. Черт, и почему я сейчас в пути? Почему я вечно в пути? Почему я не могу спокойно пройти в какую-нибудь светлую просторную лабораторию и заняться изучением всех странных вещей, что в этом чертовом новом мире валяются на каждом шагу?! Кстати, за кем этот гад так усердно наблюдал через эту штуку?.." — и он прильнул к биноклю.

Удивление было бы слабым словом для этого чувства. Увеличение бинокль давал чуть ли не пятидесятикратное. Видимость была просто превосходной — о такой Галилей когда-то не смел даже мечтать. Перед глазами Фримана раскинулся большой лагерь повстанцев. Он видел даже лица некоторых из них. Вот между хижинами прохаживается с автоматом в руках какой-то парень… Вот — два чернокожих парня сидят на помосте, глядя в воду. Один из повстанцев сидит на высокой наблюдательной вышке и оглядывает окрестности. Еще один ногой сталкивает мертвого муравьиного льва с обрыва в море. Вот еще двое…

Фриман прекратил двигать ручку бинокля. Напрягся до самого мозга костей. На вдрызг разбитом втором этаже какого-то коттеджа стоял G-man. Человек в синем костюме разговаривал с каким-то из повстанцев в коричневой куртке и вязаной шапочке. Повстанец что-то объяснял G-man`у, оживленно жестикулируя, тот лишь слушал. Гордон скрипнул зубами от бессилия. Опять! Опять это человек далеко до него, и его не достать… Гордону почему-то показалось, что даже сейчас человек в синем костюме посмотрит прямо на него и издевательски ухмыльнется. Но тот лишь что-то коротко сказал повстанцу, поправил галстук и, не слушая больше его торопливые объяснения, скрылся за обломком стены. Повстанец торопливо ушел вслед за ним.

Все! Теперь Фриману хотелось попасть туда еще больше, чем хотелось до этого. Глупо надеяться, что G-man будет его там ждать. Но Фриману все же казалось, что можно найти этого повстанца и поговорить с ним. Как-никак Гордон — Свободный Человек для них. Повстанец не сможет смолчать.

Гордон выше на песок и торопливо направился к своему багги. Еще издали он заметил на нем нежданного гостя — грязную оборванную чайку. Птица, видимо, уставшая от полета, решила присесть отдохнуть на одну из перекладин машины. Фриман неожиданно для самого себя улыбнулся ей — ведь это было существо еще из старого мира, не монстр, не инопланетянин. Самая обычная чайка. Но сейчас она казалась чем-то родным, знакомым, чем-то, что связывало Фримана с прошлым. Когда таких чаек было множество, и на каждом пляже Америки они слетались сотнями, чтобы порыться в мусоре и полетать над купающимися людьми. Фриман подошел, и птица, испугавшись, полетела к воде. Фриман сел в багги и сразу влез перчаткой скафандра в желто-белую кашу. Поморщившись, он стряхнул с пальцев птичий помет и ухмыльнулся вслед улетающей чайке. "Птица есть птица, — покачал головой он, — Может, это и хорошо… Хоть что-то не меняется…".

Путь Фримана по шоссе оказался невозможен — хотя сейчас дорога, идущая над побережьем, была цела, но заехать на нее не было никакой возможности. Слишком крутой склон. Придется ехать пока по песку… Фриман, чертыхнувшись, досадливо сплюнул и рванул багги с места. Сразу набрал максимальную скорость — уже послышалось шипение муравьиных львов. Гордон вел багги довольно проворно, лихо огибая торчащие из песка скалы. Один раз снова попалась увязшая в песке ржавая яхта. Гордон хотел было остановиться у нее и поискать в ней что-нибудь полезное, но понял, что и Альянс, и повстанцы выжали из этого бывшего судна все, что только можно было. Да и муравьиные львы в завидным упорством продолжали преследовать Гордона, не понимая, как это человек может так быстро уходить от них. Фриман уже приноровился к управлению багги и почти не оглядывался назад на звук крыльев насекомых, лишь только изредка бил из гауссовой винтовки по тем, что успевали вылезти из песка на его пути.

И вдруг он напрягся, приглядевшись вперед. Там, метрах в пятидесяти, уже виднелась еще одна заброшенная лачуга, почти такая же, как и предыдущая. Но то, что происходило возле нее, заставило Фриман притормозить. Прямо перед домом стоял БТР Альянса, из тех, какие Гордон видел в Сити 17. Рядом — еще один аппарат, похожий на забиватель свай. И тря солдата, яростно отстреливающихся от наседающих со всех сторон муравьиных львов. Фриман увидел, как один из солдат вдруг кинулся в Альянсовскому аппарату и нажал какую-то кнопку. Махина взвыла, заработал двигатель. И большая свая, разгоняясь, ударила в землю. Солдаты подбежали ближе к аппарату, но муравьиные львы, к удивлению Гордона не кинулись за ними. Свая тяжело ударила в песок еще, и еще… Муравьиные львы, словно ощущая гулкие удары всем телом, неуверенно начали отступать. Солдаты, видимо, добившись своего, вновь начали огонь по тварям. Пару из них они успели свалить, но три зарылись в песок сами, негодующе шипя.

"Так им не нравятся сильные вибрации? — догадался Фриман, — И опять же — ну и умные же у Альянса инженеры! Такой аппарат придумать, спроектировать, построить, привезти сюда — это суметь надо… Знал бы раньше, включил бы эту штуку еще возле предыдущей хижины…", — и Фриман вновь прибавил газу.

Солдаты, выбитые из колеи боем с муравьиными львами, заметили приближающийся багги слишком поздно. Гордон влетел в их лагерь, еще издали открыв огонь из гауссовой винтовки. Солдаты с криком бросились врассыпную. Фриман, решив рискнуть, открыл огонь по одному из солдат и одновременно направил несущийся на полной скорости багги на второго. Лучи гауссовой винтовки прожгли ноги слуги Альянса насквозь, и, когда он упал, пробили и голову. Фриман, поспешно, крутанув руль, на полном ходу снес одного из солдат. С недвусмысленным хрустом тело прошло под колесом и больше не двигалось. Фриман, бешено крутил руль — он чуть не сорвался в пригорка. В эту секунду раздался треск автоматной очереди — пули полоснули по задним перекладинам багги. Фриман с ругательствами пригнулся и резко надавил на тормоз. Выскочив из машины, он точными выстрелами прикончил последнего солдата. И снова — лишь плеск поды и шепот ветра.

Он быстро уехал с этого места. БТР он не смог даже открыть, а хижина оказалась разбитой настолько, что вот-вот могла похоронить случайного посетителя под своими обломками. Фриман, перезарядив табельный автомат, поехал вперед, снова по песку. Но это стоило всех усилий — впереди уже угадывались контуры домов. Большая база повстанцев была всего в километре от него.

Путь до станции прошел без происшествий. Гордон заметил по пути еще два таких же орудия для отпугивания муравьиных львов. Они были включены. Видимо, Леон выполнил обещание и сообщил на станцию о приезде Гордона. Хоть это было хорошей новостью. Теперь Фриману не придется тратить время на объяснения и выслушивать все эти восхищенные приветствия. По правде говоря, ему они очень льстили, и он чувствовал себя крайне неловко перед этими людьми, которые всю свою жизнь считают его Мессией.

Гордон спокойно и неторопливо въехал в лагерь повстанцев, еще издали хорошо изучив его. Здесь стояли несколько домов — пара сараев, гараж и два коттеджа. Оба — с разрушенными верхними этажами. Нижние этажи выглядели довольно сносно. Здесь были и редкие деревья, и трава, так что Гордон сразу почувствовал атмосферу жизни. Кто знает, может, эти некогда шикарные владения принадлежали когда-то состоятельной семье, променявшей суетливую неугомонность города на прибрежное уединение?

Человек на наблюдательной вышке спокойно пропустил Гордона в лагерь и даже приветливо махнул ему рукой. Сдержанно ответив на приветствие, Фриман остановил багги и сошел на землю.

— Гордон Фриман!

Обернувшись, он увидел бегущего к нему мужчину в простецкой деревенской одежде и с автоматом в руках.

— Да, — полуспросил Гордон, оглядываясь в поисках дома, в котором он видел G-man`a.

— Скорее, — пропыхтел парень, подбежав, — Заходите в подвал. С минуты на минуты сюда могут заявиться штурмовые корабли Альянса. Полковник Кэббедж будет рад узнать, что вы добрались в целости.

— Зачем так спешить? — покачал головой Гордон, — Друг, а в какой хоть дом идти?

— Вон в тот, Доктор Фриман! С печной трубой.

Гордон кивнул и пошел к дому. Он хотел уже спуститься в подвал, но, увидев лестницу наверх, задержался. После секундного раздумья, он все же заглянул на второй этаж. Туда, где он видел человека в синем костюме. Пусто. Как всегда. Гордон, ухмыльнувшись, быстро спустился вниз. Мимо него пробежала какая-то женщина с буквой «Лямбда» на рукаве.

— Быстрее, док, в подвал! Мы должны знать, что каждый экипирован достаточно для отражения атаки.

Фриман удивленно кивнул и, наконец, вошел в подвал. В тесной комнатке здесь собрались четверо. Двое повстанцев — парень и девушка, — и вортигонт рассеянно слушали человека в вязаной шапочке и морской ветровке, который демонстративно держал в руках ракетомет, напоминающий РПГ. Фриман, подходя к ним, бегло оглядел комнатку. Несмотря на бедность обстановки, выглядела она очень уютной. Пара шкафов, стол с рациями, тумбочка, стеллаж, несколько стульев делали подвал похожим на обычную жилую комнату. Картину удачно завершал замысловато вытканный ковер на полу.

— Этот ракетомет с системой лазерного наведения — лучшее, что мы можем противопоставить штурмовику Альянса, — продолжал человек в шапочке, и, увидев подошедшего Гордона, радостно кивнул ему, — О, а вот и вы! Подождите, я скоро займусь вами… Так, о чем это я? Ах, да!

И он снова обратился к своим странным слушателям, которые вовсе отвлеклись от него и восхищенно уставились на Фримана.

— Используя лазерное наведение, вы можете управлять ракетой, обходя систему магнитной защиты штурмовика, и совершать маневры, не позволяющие вашу ракету сбить. Одно попадание только разозлит штурмовика, но если вы сможете оставаться в живых достаточно долго, чтобы сделать несколько прямых попаданий, — оптимистично заметил человек в шапочке, — Можно будет считать, что вы прожили жизнь не зря!

Гордон приподнял бровь, а повстанцы испуганно переглянулись. Вортигонт склонил голову набок, словно птица.

— Итак, — человек в шапочке величаво посмотрел на всех, кто был в подвале, — Кто из вас станет тем счастливцем, который пойдет с этой штукой в бой?

Повстанцы переглянулись еще более испуганно и дружно посмотрели на вортигонта. Тот лишь вопросительно посмотрел сначала на ракетомет, а потом на свои трехпалые руки. Фриман, наблюдая за этим, не удержался, чтобы не хихикнуть. Наверное, зря он это сделал…

— А, да! — обернулся к нему "командир", — Доктор Фриман!

Улыбка медленно сползла с лица Гордона.

— Я не мог и мечтать о лучшем добровольце! — воскликнул человек в шапочке и протянул Фриману ракетомет.

— Э… — растерянно протянул Гордон, машинально беря ракетомет, — Вы, наверное, не так поняли…

— Я знал, что сам Гордон Фриман уж точно не откажется помочь нам! — человек в шапочке немного склонил голову, — Полковник Одесса Кэббедж к вашим услугам…

Но их знакомство прервал резкий вой сирены.

— Штурмовик! — закричали снаружи, под нарастающий гул.

Фриман резко обернулся на звук и растерянно поглядел на ракетомет.

— Черт! — рассерженно воскликнул Кэббедж, — Началось! Сейчас, дайте только отправлю предупреждение на станцию «Маяк», и я сразу же вернусь к нашей беседе. Давайте! Преподайте этому штурмовику урок, который он никогда не забудет! И помните — только лазерное наведение поможет обойти электромагнитные поля штурмовика.

И полковник отвернулся к рации. Фриман, поняв, что медлить он не вправе, вздохнул и побежал по ступенькам наверх, слыша сзади голос Одессы Кэббеджа:

— Станция Н.М.О. вызывает станцию «Маяк». Вызываю «Маяк», прием! Это полковник Кэббедж. Ответьте!

Фриман выбежал под открытое небо. И тут же увидел кружащий над лагерем штурмовик. Это был один из тех кораблей Альянса, которые он видел уже много раз — странное полуживое-полумеханическое создание, напоминающее насекомое и вертолет одновременно. Но в том, что оно было живым и никем не пилотируемым, было очевидно. Штурмовик, заложив изящный вираж, развернулся и открыл пулеметный огонь из пушки, висящей у него под днищем. Оглушительно воющие пули просвистели в трех метрах от Гордона и вспороли землю.

— Осторожнее, док! — крикнул кто-то, но Гордон этого не слышал.

Он пытался собраться с мыслями. "Спокойно, — твердил он сам себе, поднимая ракетомет на плечо, — Ты ведь раньше уже это делал… Тогда все было намного хуже… Это был противотанковый ракетомет, а против меня был вертолет с пилотами ВВС США. Сейчас — все проще… Только бы попасть…".

Но новая порция пулеметного огня рассеяла весь настрой Гордона, и он понял, что стоит на открытом пространстве и в него не попадет только слепой. Похолодев, Гордон метнулся к стене какого-то дома и спрятался за ней. Вокруг уже ничего не было слышно, кроме непрерывного огня штурмовика, криков повстанцев и их бесплодных автоматных очередей. Фриман, наскоро разобравшись с системой лазерного наведения, выглянул из укрытия и, подождав, пока штурмовик начнет заходить на поворот, выпустил ракету. Она с шумом и снопом пламени за собой вырвалась из трубы ракетомета и понеслась к цели, оставляя за собой белый дымный след. Развернувшийся штурмовик, казалось, заметил ракету и попытался уйти от нее. Фриман корректировал курс ракеты, и она плавно повернула правее и описала дугу — прямо навстречу штурмовику, который даже во время всего этого не прекращал обстрел прячущихся повстанцев. И далее произошло совсем неожиданное. Двигатели штурмовика взвыли еще громче и внезапно ракета, выйдя из-под контроля Гордона, резко отвернула от штурмовика и штопором ушла вниз. Раздался взрыв — и штурмовик открыл огонь с новой силой. Фриман промахнулся.

Он был готов поклясться, что целился и наводил ракету правильно. Просто в какой-то момент она перестала его слушаться… Словно какая-то сила отвернула ее от цели. "Электромагнитная защита! — вспомнил Гордон, прячась за стену, — Он успел включить защитное поле… Наверное, он не может держать его постоянно — оно забирает много энергии у двигателей… Ну и что теперь?" — последняя мысль была почти душевным стоном.

— Эй, Фриман! — он вдруг услышал женский голос сквозь грохот огня штурмовика, — Боеприпасы!

И к его ногам упали три ракеты. Гордон благодарно кивнул девушке и поспешно вставил новую ракету в ракетомет. И вдруг раздался дикий крик. Фриман молниеносно выглянул из укрытия и увидел, как один из повстанцев упал, пробитый несколькими пулями. Гордон, злобно поморщился и выпустил вторую ракету. Штурмовик на этот раз пытался просто уйти от нее крутым вира