Добыча минерального сырья

Дробаха Юрий Борисович

Статья 1996 года о том как искать камни, как подготовиться к выезду, на что обратить внимание.

Приведены примеры мест для поиска в Ленинградской области (устарели или выработаны).

 

Добыча минерального сырья

Прежде чем начать рассказ о способах и местах добычи ценных минералов, необходимо вспомнить о юридической стороне этого занятия. Чем крупнее затевается старательская концессия, тем тщательнее следует проработать все юридические аспекты добычи и реализации. В нашей стране исправно действуют два взаимоисключающих закона: “Нельзя, но можно” и “Можно, но нельзя”. Я отнюдь не призываю кого-либо нарушать существующие ныне путанные хитрые законы, однако, начиная любое дело, неплохо бы проконсультироваться для начала у юриста или, как минимум, хотя бы просто посоветоваться со знающими людьми, занимавшимися подобной коммерческой деятельностью.

Порой очень важна тактика поведения с местным представителем власти, а бумага, оформленная по всем правилам “хорошего тона”, может превратить подозрительного чиновника в добровольного помощника. Мне на память приходит случай, происшедший с моим знакомым любителем камня в самом сердце уральских изумрудных копей. Этот человек, ни от кого не прячась, работал на приисковых отвалах, откуда милиция регулярно гоняла пробиравшихся туда тайком местных мужичков. Представителям власти он предъявлял удостоверение члена клуба “Минерал”, спокойно объясняя, что собирает образцы для коллекции. Единственное, что точно не рекомендуется делать старателю, так это брать чужое, в противном случая можно нажить себе очень крупные неприятности.

Представляю вниманию читателей статью удачливого старателя и знатока камня Юрия Борисовича Дробахи, в которой он делится секретами старательского дела из личной практики.

“Имея за плечами почти тридцатилетний опыт любительской добычи камня, его коллекционирования и обработки, я хочу поделиться свои опытом и предостеречь от тех ошибок, которые допустил сам. Увидев на полках своих знакомых чудесные образцы минералов, друзы горного хрусталя, кристаллы топазов, берилла, щетки уваровита, коралловые ветви арагонита или сердолик из Коктебеля в кольце на пальце у своей знакомой, вы внезапно можете быть охвачены любовью к камню и захотите сами поехать и попробовать добыть нечто подобное. Здесь вы должны для себя решить, что же именно желаете: камень в коллекцию или сырье для изготовления украшений, хотя зачастую одна поездка может успешно совмещать в себе обе цели. Начинать поход необходимо со сбора информации, ибо информация решает все! Все зимние месяцы я собирал эту самую информацию: знакомился с геологами, писал письма знакомым коллекционерам в другие города с просьбой сообщить интересующие меня сведения, стал членом клуба “Любитель камня” при ДК имени Ленсовета. Сейчас же, благодаря объединению “Мир камня”, регулярно организующему выставки-ярмарки минералов и изделий из камня, можно не только познакомиться с богатейшим миром коллекционных образцов, но и найти контакты с участниками выставки, ведь среди из них и бывшие геологи, и удачливые добытчики, и просто коллекционеры-любители. У этих людей можно получить ответы на все интересующие вас вопросы. Что-то можно почерпнуть из литературы по камням, которой сейчас хватает, но, правда, конкретных привязок по месторождениям минералов в них, как правило, нет. У тех, кто добывал камни сам, имеется указание мест добычи с точностью до метра со всеми ориентирами.

Собирая информацию по месторождениям, вы должны обратить внимание не только на особенности самого месторождения, но и на специфику добычи минералов. Образцы могут находиться в рудных жилах, в занорышах или же лежать в россыпях. Об этом важно знать заранее, чтобы подготовить соответствующий инструмент. В одних случаях потребуются сита для промывки отвалов, которые подчас лежат на земле с прошлого века, в других – клинья и кувалда.

Как правило, в экспедиции нужны лопата и кайло, но я очень часто доставал их на месте в горняцких поселках. Во время сбора информации очень важно узнать, далеко ли от населенного пункта находится месторождение камня, так как для успеха добычи иногда очень важен вопрос жилья. Можно жить в палатке, откармливая но ночам комаров, а можно спокойно спать в комфортных условиях. Так, со мной произошел один случай в Центральных Кызыл-Кумах на месторождении бирюзы. Жили мы у знакомых геологов в домике с кондиционером. Утром, позавтракав в нормальных условиях, шли и работали до полуденного солнцепека. В обед возвращались на базу и часов до четырех разбирали образцы или просто отдыхали. После отдыха со свежими силами вновь возвращались на работу и трудились до сумерек.

Однажды на нашей знаменитой бирюзовой горке появилось двое молодых ребят, которые поставили палатку прямо на месте разработок. Вокруг деревьев нет, спрятаться от солнца днем негде, так как палатка днем превращается в раскаленную сауну. В результате таких палаточных условий жизни парни смогли выдержать только четыре дня работы и, бросив перспективное место, уехали прочь. Им бы предварительно договориться с местными геологами и приехать в то время, когда они смогли бы их принять, а вышло так, что из-за такой неподготовленности они ушли с места, где мы впоследствии вскрыли прекрасные жилы бирюзы, подарившие нам основной материал в той поездке.

Перед поездкой желательно узнать заранее, где и какие есть магазины, как решается на месте вопрос воды, топлива, есть ли условия для того, чтобы привести в порядок инструмент. Приведу пример, когда отсутствие рядом мастерской сорвало добычу каменного сырья. Дело происходило в Казахстане, на месторождении диоптаза. Обычно для того, чтобы вскрыть пустоту, стенки которой обсыпаны кристаллами диоптаза, люди тратят 4-5 дней. Нам очень повезло – мы через несколько часов работы открыли пустоту, но к этому времени у нас оставался не сломанным только один-единственный клин – ветеран, побывавший в нескольких экспедициях. Именно этим клином было пробито окно в пустоте; когда мы посветили туда фонарем, то просто обомлели: все стенки бы-ли усеяны великолепными кристаллами диоптаза. Зрелище было потрясающее!

Но, чтобы добыть эти щетки, нужно было выдолбить вглубь не менее 30 см скальной породы, что даже при наличии хорошего инструмента потребовало бы еще несколько дней упорной работы. С одним клином, да еще старым, там делать было нечего, а поблизости – ни мастерских, ни какой-либо МТС. И пришлось нам довольствоваться сбором отколовшихся кусков, собрались и ушли, оставив кому-то такой шикарный подарок, как подвскрытая полость с кристаллами.

Тщательная подготовка инструмента очень важна. При добыче агатов в породе, бирюзы и многих других минералов и коллекционных образцов нужны клинья. Они делаются из специальной стали, с квадратным сечением и должны быть правильно закалены: при пережиге сталь будет скалываться, а мягкие клинья легко тупятся и плющатся. Хорошие клинья – очень важная деталь для будущего успеха. Хорошо себя зарекомендовали зубила для отбойных молотков, специально применяемые метростроевцами для твердых пород.

Снова вернемся к теме подготовки вашей экспедиции. Допустим, что вы получили информацию о десятке различных мест добычи камня с привязками, сведениями о специфике месторождения, каким инструментом добывать камень, где расположить лагерь или арендовать жилье, об отношении местных жителей к старателям, то есть – все-все-все! Вот здесь хочу предостеречь от одной ошибки, которую я совершил еще в советское время, когда поехал за камнем во время своего очередного отпуска. За отпущенные мне 24 дня хотелось посетить как можно больше месторождений: я отправлялся за коллекционными материалами, затем в Нижний Тагил на Демидовские отвалы за кусочками малахита, затем – под город Пласт за кристалликами розового топаза, то есть рассеивал свое отпускное время на посещение очень многих месторождений. В итоге, что называется, похватал всего по верхам, так вот, не нужно стремиться объехать все имеющиеся в вашем архиве месторождения за один раз, лучше выбрать наиболее интересное место, то есть то, которое дает самый дорогостоящий материал или проще реализуется. Доводы, подтверждающие этот тезис, просты: даже если вы коллекционируете агаты, но есть возможность съездить за топазами, то нужно ехать за топазами и на вырученные деньги накупить себе кучу агатов, намного более разнообразных и качественных, чем вы смогли бы добыть сами.

Еще раз хочу подчеркнуть: не распыляйтесь, одна поездка – одно месторождение. Чем мне нравятся уральские добытчики камня “хитники”, так это своей настырностью в отработке месторождения, видимо, у них это свойство в крови и передается по наследству. Прибыл на месторождение – бей, и еще раз – бей породу, так как все поверхностные добычи “малым потом” очень редко завершаются успехом. Это похоже на лотерею – повезет–не повезет. Так, один мой знакомый ребенок с Урала, как-то возвращаясь из школы домой, обнаружил кристалл изумруда весом 130 г, достаточно неплохого качества, и где! На разровненной бульдозером площадке! Ну так ведь такое бывает раз в жизни и, как правило, не с тобой.

Но если работать планомерно и усердно, то интересные находки становятся закономерностью, опять-таки, на изумрудных копях Урала местные жители в местах старых отвалов неделями сидят на одном и том же месте. При мне был найден таким способом кристалл размером с граненый стакан. Старатели здесь до этой находки две недели работали практически впустую. Я же по молодости привозил за один отпуск из разных мест десятки малоценных образцов. Уникальные же образцы, добытые упорными поисками, могут иногда, не дай Бог, в тяжелые времена, крепко выручить коллекционера.

Еще хочу предупредить об одной возможной ошибке, совершаемой по неопытности. Иногда во время добычи камня приходит в голову мысль: ”Ах, это я успею добыть всегда!” Так вот, это весьма опрометчиво. Приезжаешь на следующий год, а того множества проявлений ценных минералов, что было прежде, как не бывало. Хочу привести поучительный пример. Как-то я поехал с напарником на Волынь в район Володарск-Волынска, где мы уже неоднократно искали или выменивали кристаллы топаза и берилла. Как-то мы наткнулись на шахтный отвал и начали его ковырять подручными средствами, в течение часа мы нашли 4 стограммовых кристалла берилла. Нет, чтобы нам сесть и, не сходя с места, работать на этом отвале, пока не переберем все! Но наша поездка пришлась на октябрьские праздники, и, поработав немного, мы отправились праздновать. Затем пришло время уезжать, и вновь мы попали сюда уже через несколько месяцев, а за это время отвалы были перемыты, и очень успешно. Местные жители намыли 23 кг ювелирного берилла, но, увы, без нас.

Бывают и противоположные ситуации, когда вы добыли столько камня, что не можете увести с собой за один раз. В таком случае остаток нужно прятать, и прятать его очень тщательно. Приведу еще один пример, происшедший со мной и моим товарищем на месторождении бирюзы. Бирюза крошится и, чтобы привезти качественные образцы, приходится брать ее вместе с породой, а это – лишний вес. Однажды мы добыли очень много ювелирного сырья и коллекционки. Что можно было унести, мы забрали, однако оставалось еще достаточно много мелкой, но пригодной бирюзы. Вместо того, чтобы унести остатки бирюзы по возможности подальше от места разработки, закопать и оставить у себя кроки с точнейшими ориентирами, мы довольно примитивно спрятали все свое добро в старую траншею, слегка присыпав сверху землей эмалированный таз, которому доверили хранить камень. Когда мы приехали туда вновь на следующий год, то первое, – о ужас! – что мы увидели среди отвалов, это наш знакомый тазик, валявшийся кверху брюшком, и, как вы понимаете, совершенно пустой. Из этого поучительного случая могу сделать лишь один вывод: если идет фарт, добывайте столько, сколько сможете добыть, сколько можете увезти – увозите, а остальное тщательно спрячьте. Даже когда месторождение будет выработано, можно ездить к своему тайничку.

Месторождение может оказаться очень недолговечным. Так, я несколько лет назад искал на Урале месторождение александрита и хризоберилла и совершенно случайно нашел. Оказалось, что информация о местоположении этой точки “состарилась”, потому что отвал порос деревьями и ориентиры оказались неузнаваемыми. Когда я сделал на отвале несколько промывок решетом, вернее сказать, хозяйственной металлической сеткой с ручками, в которой рыбаки иногда держат живую рыбу, то обнаружил в каждой промывке достойные коллекционные образцы, но добывать не стал, а оставил “на потом”. Когда же я вернулся на следующий год, то отвала просто-напросто уже не существовало – его перемыли другие.

При поиске дополнительных точек добычи камня нельзя сбрасывать со счетов и помощь местных жителей. Очень часто рядом с месторождением живут люди, хорошо знающие добываемый камень. Поэтому у местных жителей можно, не стесняясь, спрашивать, есть ли среди них кто-нибудь, коллекционирующий камни, попросить рассказать, где и что раньше было. Иногда в этих разговорах можно узнать много больше, чем из публикаций. Так, любители камня из Екатеринбурга при расспросе местных жителей нашли человека, видевшего в тайге выходы слюдита, основной вмещающей изумруды породы. Впоследствии я видел восьмиметровую шахту с двумя горизонтами добычи, которую вырыли эти любители, добыв при этом много очень достойных образцов изумруда. Вот что может дать расспрос местного населения.

Исходя из собственного опыта, могу посоветовать всегда ездить на добычу камней с напарником, особенно если с ним существует психологическая совместимость. Работать втроем, чисто технически, менее удачно – вдвоем проще устроиться на ночевку, остановить попутку.

Хочу обратить внимание на особенности транспортировки коллекционного материала. Друзы кристаллов, штуфы нужно очень тщательно упаковывать, иначе можно привести совершенно обесцененный материал. Следует не жалеть газет, картона и шпагата на упаковку.

Многие мои товарищи считали меня очень удачливым добытчиком камня. Действительно, как-то везло: что бы не планировал, всегда это исполнялось, и все, что хотел, то и привозил. В этих поездках, и просто в жизни, я всегда чувст-вовал, что меня поддерживает и оберегает от всевозможных бед и неудач рука Всевышнего, но это не дается просто так. Всегда относитесь с любовью к тому, что вас окружает, не ломайте ничего зря, не жгите, не уничтожайте. Всегда помните, что над вами, кроме оберегающей руки, есть еще и глаз Божий, следящий за всеми вашими действиями – причиняете ли вы зло или творите добро. Часто при добыче попадаются объекты, которые вы не в силах унести. Не надо их уничтожать, оставьте другим. Еще один совет из традиционного опыта старых уральских горняков: не кричите на всех углах о своей удаче, помните, что не вы находите дорогой камень, а Богу угодно, чтобы вы нашли его или же не нашли. Поэтому лучше всего во время поиска просить Бога послать вам удачу и усердно работать!”

От вопроса “Как искать?” пора переходить к вопросу “где искать ценное минеральное сырье?” Задача настоящего издания – не удалять читателя далеко за пределы Ленинградской области, ну, разве что в Карелию за самоцветами. Немного не укладывается в это правило глава о кустарной золотодобыче, которая возможна, по моим сведениям, лишь в Якутии и Магаданской области, и совсем в далекий маршрут отправляет читателя глава о реальной золотодобыче в Австралии. Тем не менее, для человека, разбирающегося в минералогии, сбор ценностей можно начинать прямо с ближайших городских окрестностей. В качестве красноречивого тому примера приведу факт находки геологом М. С. Лейкумом в районе поселка Синявино прямо на садоводческом участке двух замечательных самоцветов. Дело в том, что Михаил Сергеевич имеет обыкновение рассматривать все камни, попадающие в поле зрения; именно так он и нашел великолепный кусок чайного топаза граммов на 50-70 и несколько хороших кусков лабрадорита, темноцветного поделочного камня, распускающего свой “павлиний хвост” при определенном угле падения света. Откуда взялись эти камни среди болот? Для геолога ответ на этот вопрос не составил труда: эти и многие другие минералы принес с собой ледник.

Вот что по поводу таких переносов каменного материала пишет группа авторов в недавно изданной великолепной книге  “Геология и полезные ископаемые Ленинградской области”: “Четвертичные отложения нашей области могут быть источником многих ценных минералов. Об этом свидетельствуют поисковые предпосылки россыпеобразования.

Перечислим их: во-первых, Ленинградская область соседствует с Южной Карелией, в пределах которой имеются коренные источники многих рудных минералов (золото, олово, алмазы и др.). При их разрушении материал переносится водными потоками, льдами и другими природными агентами в южном и юго-восточном направлении, в том числе и на территории Ленинградской области. Во-вторых, здесь имеются благоприятные для накопления рудных минералов формы рельефа – своеобразные геоморфологические ловушки, образованные до эпох регионального размыва: древние долины и ложбины стока, эрозионно-тектонические западины, карст и др. Отметим, что с карстом связаны самые богатые россыпи алмазов. В-третьих, на территории области существовали благоприятные для россыпенакопления палеографические обстановки – периодически развивались морские бассейны, в прибрежных частях которых могли накапливаться устойчивые ценные материалы”.

Хороших книг, объясняющих, откуда и почему образуются и концентрируются полезные ископаемые, много, названия некоторых из них вы можете найти в библиографическом списке, который помещен в конце книги, а я сейчас перехожу к описанию мест месторождения полезных ископаемых, доступных для кустарного способа добычи. Большинство этих участков описали знакомые старатели, на некоторых точках я побывал сам, а кое-что узнал из публикаций и разговоров с местными жителями.

 

Месторождение гранатов Северного Приладожья

Пожалуй, самое богатое и живописное место по добыче вишнево-красных гранатов-альмандинов находится недалеко от северного берега Ладожского озера в заброшенном ныне местечке Кителя. Сначала приведу выдержки из статьи научного сотрудника музея “Северное Приладожье” И. Борисова, опубликованной в петрозаводском “Зеленом листе” № 7-9 за 1998 г.

“Скупые сведения о далеком деревушки Кителя и ее каменных сокровищах оставили нам книги С. Алопеуса, Н. Озерецковского, А. Андреева.

С. Алопеус, сердобольский пастор и прекрасный знаток приладожских минералов, в 1787 году писал, что в Имбилакском приходе и в Кительском погосте в земле сохою иногда вырывают “зрелые и прекрасные гранаты, кои крестьяне, собирая, продают любителям за сходную цену, сии их шлифуют и носят в перстнях”.

Посетивший деревню Кителя в 1785 году русский академик Н. Я. Озерецковский так писал:    “Место сие достойно примечания по гранатам, которые там во множестве находятся. Камни сии попадаются величиною близ небольшого грецкого ореха, и малые ребята собирают их на поле, когда крестьяне пашут землю, из которой вытаскивают их сохою, но гнездо их находится в Тальковом камне, в местечке Киделя Киви Каллио, которое начинается в лесу от селения не более как за 1 версту. В разных местах видны на поверхности небольшие гранаты в камне и добывают их легко, так как камень не крепок. Шведы тоже рыли там камень, сохранились следы – ломни, ямы. В Сердоболье видел я перстень, сделанный из здешнего граната, на котором темно-красный цвет столь был чист, что камень почти прозрачным казался...”

А вот что напишет спустя сто лет исследователь-озеровед А. П. Андреев: “Есть в горе место, где масса застыла каким-то слоистым коловоротом и в этом коловороте видны какие-то гранатного вида – величиною с волошский орех и менее – шарики, как бы раздавленные. Эти шарики легко выделяются из горы и называются здесь “киделя”.

Очевидно, деревня эта и станция получили свое название от этого минерала – в земле, которую пашут, он часто попадается... Гранаты эти иногда можно достать из сланца довольно крупные, но внутренность их всегда как бы раздавленная и снова склеена каким-то цементом. В этой склеенной массе можно отделить кусочки, но небольшие, чистого и прекрасной воды альмандина, нежного цвета. Мы сделали себе на память золотой перстень с этими каменьями и гордимся тем, что добыли образец драгоценного камня с северного берега Ладожского озера.”

В конце XIX века кительские самоцветы были практически забыты, добыча их велась эпизодически и в очень малых объемах, еще на протяжении нескольких десятилетий, пока окончательно не прекратилась.

После Великой Отечественной войны месторождение гранатов Кителя изучалось геологами. В результате разведки было установлено, что наибольшая концентрация и самые крупные кристаллы граната-альмандина отмечаются в полосе шириной от 300 м до 2500 м, сложенной крупнозернистыми кварц-биотит-силлиманитовыми сланцами. Среднее содержание граната в породе всего 2 %. В основном, это слабограненные зерна – ромбододекаэдры диаметром 1-3 см. Те, что крупнее 1 см, как правило, трещиноваты и замутнены.

В целом Кительское месторождение было определено как источник прекрасного декоративного коллекционного камня, абразивного сырья при попутной добыче ювелирного граната. Аналогичное месторождение в России находится только в селе Шуерецкое центральной Карелии.”

В заключение своей статьи геолог Борисов призывает бережно относиться к этому уникальному месторождению и предлагает заинтересованным лицам услуги “Музея горного дела Северного Приладожья” (г. Сортавала) в организации учебных и познавательных экскурсий.

Другой знаток северных гранатов, Аркадий Николаевич Кожевников, по моей просьбе написал подробный очерк-путеводитель по району Кителя.

“Ранее в Питкяранту можно было попасть поездом как с Финляндского (огибая Ладогу с севера), так и с Московского вокзала (огибая Ладогу с юга). По времени было удобнее ездить северным путем, поэтому мы так и расположим в нашей экскурсии порядок посещения месторождений интересных камней.

1. На самой северной оконечности Ладоги есть месторождение цветных мраморов, но, так как рядом находится пограничная зона, то туда можно попасть лишь по спецпропускам.

2. Не доезжая 4-5 км до месторождения граната-альмандина в Кителя, есть симпатичная станция Леппясильта; на ней очень чистенький и уютный вокзальчик с деревянными диванами и голландской печкой. Там можно переждать заморозки или затяжные дожди, если они застанут вас во время добычи гранатов в Кителя. От этого вокзала удобнее и уезжать, так как обратный поезд идет ночью. Кроме того, здесь останавливаются все поезда, а в Кителя поезд останавливается, если только заранее договориться с бригадиром.

Вокзал и поселок Леппясильте расположены у подножья протяженного холма или горы. Если прямо от вокзала подняться на его гребень, то там вы увидите линию оплывших окопов. Так вот, на бруствере и в стенках этих окопов попадаются пластинки и целые куски мелкорисунчатого письменного гранита, на почти белом полевом шпате. Почти в торце этой же горы существует гранитный карьер и там тоже встречаются зонки письменного гранита, но уже в коричневом полевом шпате и с более крупным рисунком (рис. 1).

3. Кителя или “Платформа Кителя”, однако, от платформы там остались лишь фундаменты из каменных блоков, да и те наглухо заросли травой, и поезда там обычно не останавливаются, только если договориться с машинистом. Метров через 300, если идти по ходу поезда, будет мост через небольшую речку. В ней водятся ракушки-жемчужницы, и я видел там артель добытчиков жемчуга. Сразу же за мостом по левому берегу начинается территория добычи крупного граната-альмандина. Там и старые шведские копи, и новые канавы и шурфы.

Более мелкий гранат встречается по всей округе, даже на крестьянских полях и огородах. Крестьяне называют его как-то вроде “Киттель-кивы”. Там его очень много, но качество камня низкое – трещиноват и загрязнен слюдой. Наиболее качественный гранат попадается в зонах черного “жирного” слюдита, где мало кварца. Этот “жирный” слюдит легко разбирается острым концом геологического молотка. Возможно, что рыхлый слюдит смягчал в таких участках горное давление, сохраняя тем самым зерна граната от трещин. Но такие “мягкие” участки попадаются редко.

На этой же территории проходят жилы чисто-белого молочного кварца, мощностью до 4-х метров. Жилы когда-то разрабатывались. Сейчас выработки затоплены водой, а, из литературных источников, в них находили небольшие пустотки, на стенках которых сидели кристаллы горного хрусталя и бесцветного топаза.

Если от Кителя идти по железной дороге дальше на юг, то справа от насыпи будет находиться обширное болото. Похоже, что оно совершенно непроходимо, так как на нем, кроме мха, нет никакой другой растительности. Сразу за болотом железная дорога резко поворачивает вправо, и, если сойти с насыпи и пройти 200-300 м. вперед, то вы попадете на касситеритовую шахту. Там же находятся и затопленные старые финские шахты, вокруг которых сохранились отвалы породы. В этих отвалах можно порыться и набрать неплохие образцы.

5. Питкяранта – это небольшой город при целлюлозно-бумажном комбинате. Шоссейные и железные дороги проходят по берегу Ладоги, а сам городок расположен на склоне. Через него по диагонали когда-то проходила жила, содержащая самородное серебро и черный непрозрачный гранат. Кристаллы граната росли на плитах вмещающих пород, а не отдельно. Жила была выработана, а жители города завалили выработки мусором. На траверзе города находится остров, на котором и расположен целлюлозно-бумажный комбинат. Остров соединен с материком мостом и на нем еще попадаются интересные минералы. Лично я нашел там какие-то крупные темно-зеленые непрозрачные кристаллы с занозистым изломом.

В Питкяранте есть гостиница, в которой можно остановиться, пока знакомишься с окрестностями.

6. Далее на юг, километрах в семи от Питкяранты, слева от железной и шоссейной дорог был огромный карьер “Люппико”, имеющий подковообразную форму. Я говорю “был”, потому что слышал, что его рекультивировали, то есть засыпали. Там в кварце было много черного турмалина “шерла”.

7. Недалеко от Люппико от шоссе ответвляется дорога направо, к берегу Ладоги. Дорога ведет к деревне с удивительным названием “Юля-Ристи-Оя”(рис. 2). Чуть ниже деревни на берегу видны отвалы светлого камня и остатки пристани, на которой, наверное, осуществлялась погрузка камня на баржи. От пристани идет узкоколейная железная дорога, а недалеко в лесу находится старая затопленная шахта, по-видимому, касситеритовая. К этой шахте и подходит узкоколейка.

Если идти от этой шахты лесом к шоссе, параллельно дороге на Юля-Ристи-Оя, то можно найти старые, заросшие лесом разведочные канавы, в отвалах и стенках которых попадаются прослойки флюорита бесцветного, желтого и фиолетового цветов. 

8. Далее на юг ехать поездом или автобусом до бывшего поселка “Салми”, расположенного при впадении р. Салми в Ладогу. Там надо пройти от вокзала до железнодорожного моста через реку и немного подняться вверх по течению. При этом вы наткнетесь на диобазовую дайку, пересекающую рус-ло Салми. В этой дайке встречаются миндалины сарда – красно-бурого сердолика. Добывать сард из диобаза непросто, а в русловой россыпи самоцветы найти можно, но немного”.

9. На северном побережье о-ва Пеллотсари недалеко от старого финского фундамента находятся такие же старые канавы. В них и в отвалах рядом можно найти розовый кварц и шерл.

Месторождение минералов окрестностей г. Кондопоги

На окраине г. Кондопоги находится заброшенный карьер, в котором когда-то добывали диабаз. В самом начале карьера, возле базальтовой стены (рис. 3) видны многочисленные осколки светло-зеленого кварцевого кошачьего глаза, куски окварцованного асбеста с зелеными кристаллами эпидота. Здесь проходит кварцевая жила. Кошачий глаз не везде присутствует в жиле и не везде обладает хорошим ювелирным качеством. Нужно искать раздувы жилы, где камень плотен. Жила прослеживается на сотни метров, мощность ее – 10-50 см, угол падения приблизительно 30°. Вмещающие породы очень твердые, требуется разборка пород зубилами и кувалдой. Кошачий глаз при обработке его в виде высокого кабошона имеет хорошо выраженный эффект “глаза”. Иногда вместе с кошачьим глазом в этой жиле можно встретить самородную медь. Во время разработки карьера отсюда извлекались образцы самородной меди весом до 200 кг, сейчас же попадаются лишь небольшие образчики, как в виде пластин, так и в виде дендритов. От Кондопожского вокзала можно доехать до садоводства “Медик”, что расположено на берегу Онежского озера. Расстояние до садоводства – километров тридцать. Выйдя из автобуса, следует пересечь дорогу и по тропе через лес дойти до дороги, ведущей к садоводству. Пройдя через садоводство, вы попадете на берег озера, по которому в живописном беспорядке разбросаны валуны, а в них можно найти кварцевые щетки (рис. 4).

Щетки пользуются хорошим спросом у ювелиров, в качестве декоративных вставок в различные изделия. Из монолитных валунов выколачивать эти щетки довольно сложно, поэтому можно подняться на береговой обрыв и мотыгой рыть разрушенные ржавые породы, в которых тоже попадаются обломки щеток мориона, аметиста и бесцветного кварца. Кристаллы небольшие – 1-2 мм.

 

Месторождения шунгита

Название минерала шунгит происходит от названия поселка Шуньга в Карелии. Шунгит на 93-98% состоит из углерода и является промежуточным продуктом между аморфным углеродом и графитом. Он весьма успешно используется ювелирами как эффектный поделочный камень, обладающий сильным металлическим блеском и хорошо принимающий полировку. Выходов шунгита в Карелии много. Самые богатые углеродом шунгиты выходят на берег Онежского озера возле пос. Толвуя, а также возле дер. Шуньга.

Шунгит, иногда еще называемый аспидным камнем, широко используется как черный красящий пигмент, как облицовочный и, как уже говорилось, поделочный камень. Но самое необычное его свойство – это целительные способности. Так, большой специалист по камням-лекарям Ю. О. Липовский из ТО “Минеральная продукция” убежден, что вода, прошедшая через шунгитовый фильтр, превращается в целительный бальзам от многих болезней, особенно эффективна такая вода при лечении аллергий.

Юрий Олегович Липовский и геолог-самоцветчик Александр Всеволодович Черныш любезно предоставили материалы по месторождениям полезных ископаемых Карелии. Если же у читателей появится желание получить более подробную информацию по минералам северо-запада, то они могут обратиться к Юрию Олеговичу по тел. 567-09-89.

В 2-х км от пристани Шуньгская находится разработанное шунгитовое месторождение. В восточном карьере в основании разреза обнажена пологозалегающая слоистая толща шунгита, нарушенная складками и мелкими сбросами. Верхняя часть разреза представляет собой зону смешанных пород – шунгитовые сланцы, доломиты. Северный карьер представлен шунгитовыми сланцами, заключающими блоки черного доломита. В основании разреза лежит шунгит, более насыщенный углеродом. Шунгит, годный для поделочных работ, встречается в тесной связи с рядом минералов, имеющих жильный характер образования. Такой шунгит связан с кальцитом, пиритом и другими вторичными минералами. Иногда он встречается в жильной форме.

 

Лечебный кремень

Наверняка, каждый человек слышал об этом минерале. Чаще всего, кремень связывается с зажигалками, старинными ружьями и орудиями древних людей. В популярных книгах по геологии о кремне сказано немного, вот, например, что пишет Ю. В. Никитин в книге “Поделочные камни и их обработка” (Наука, 1979 г.) и “Краткий геологический словарь (Недра, 1989 г.).

Кремень – минеральный агрегат, состоящий из скрытокристаллических зерен кварца и халцедона, опала и аморфного кремнезема, а также из глинистых минералов, песка, пигментов, поэтому его правильнее называть халцедоновой горной породой. Кремень имеет раковистый излом и бывает окрашен в серый, желтоватый и черный цвета. Кремень с роговой окраской принято называть роговиком. Кремень чрезвычайно распространен в природе и встречается повсюду в виде желваков и конкреций округлой или неправильной формы в карбонатных и глинистых осадочных горных породах.

В последние годы о кремне неожиданно заговорили как о чудодейственном камне, превращающем воду в целебное средство, его стали усиленно рекламировать и продавать в аптеках. Затем, в одном из номеров “Калейдоскопа”, я прочитал статью И. Филиппова “Незаслуженно забытый кремень”. Вот несколько цитат из этой публикации.

“...В кремне содержатся остатки микроорганизмов, которые в свое время из ила мелового периода сформировали современный кремень, и именно они выполняют функцию облагораживания воды.

Целебные свойства кремня были известны и раньше. Оказывается, колодцы в Карелии выкладывались именно кремнем, потому что было замечено, что вода в таком колодце поражает своей прозрачностью и вкусом. Правда, надо иметь в виду, что такими свойствами обладает только опало-халцедоновый камень черного и темно-серого цвета, бактерицидная эффективность которого так велика. Что он способен восстановить питьевые свойства уже гнилой воды.

Примечательно, что вода, взятая из любого источника, уже через три дня взаимодействия с кремнем становится пригодной для питья. А через неделю даже болотная вода будет соответствовать всем требованиям ГОСТа к питьевой воде.

В огородничестве кремневая вода творит чудеса. Замачивание семян в такой воде повышает их всхожесть. Полив этой активизированной водой сокращает срок созревания овощей на 15-20 (!) дней, ускоряет плодоношение фруктовых деревьев, а также повышает их урожайность на 10 процентов, убивает плесень, серую гниль и другие грибки. Хозяйки могут не опасаться, что банки с соленьями и маринадами взорвутся, если пользоваться кремневой водой или просто положить на дно банки кусочек кремня массой 3-5 грамм. Если бросить камешек кремня в вазу с букетом срезанных цветов, например, капризных роз, то срок сохранности цветов резко возрастет – это особенно полезно знать торговцам цветами. А аквариумисты могут предупредить цветение воды в аквариумах тоже крохотным кремешком.

...Замечено, что у людей, постоянно пользующихся кремневой водой, никогда не появляется новообразований, как доброкачественных, так и злокачественных, восстанавливается утраченный или ослабленный иммунитет, снижается холестерин в крови. Активизированную кремневую воду очень полезно пить при следующих заболеваниях: атеросклероз, нарушения обмена веществ, ангина, грипп, фарингит, ревматизм, инфекционный гепатит, дизентерия, запоры, кишечное расстройство желудка, пищевые отравления, туберкулез, саркома, флегмона, боль головная, зубная и суставная, возбуждение нервной системы, нарушение сна, фурункулы.

Кремневая вода – прекрасное косметическое средство, так как лечит любые гнойничковые поражения. Особенно полезно умываться этой водой, а также принимать ее внутрь при юношеских прыщах. Женщинам бальзаковского возраста можно посоветовать чудодейственный рецепт, эффективность которого они могут почувствовать уже через неделю: бросить небольшой кремешок (3-5 грамм) в эмалированную кастрюлю с тремя литрами воды, довести до кипения, остудить и разлить в формочки для порционного льда. Поставить в морозилку. Утром протирать кожу именно этими кусочками льда. Но запомните, кипятить кремень недопустимо, если воду собираетесь использовать как питьевую – вода становится чрезвычайно биоактивна!

...Приготовить воду совсем не сложно: просто бросить в емкость с водопроводной (лучше, конечно, кипяченой) водой маленький кусочек кремня, постараться, чтобы в банку не попадали прямые солнечные лучи и не ставить в холодильник. Через двое-трое суток активизированная вода готова. Теперь ее можно использовать для приготовления пищи, употреблять внутрь и наружно. Но пить воду, если в ней кипятился кремень, категорически запрещается из-за переизбытка активных веществ.

После использования кремня его нужно промыть теплой водой и часа два подержать на солнечном свете, после чего он опять готов к употреблению. При появлении на поверхности кремешка наслоений необходимо погрузить камешек в двухпроцентный раствор уксусной кислоты на 2 часа. Затем кремень обмыть водой и опустить на 2 часа в раствор питьевой соды и снова обмыть. Лучше всего это делать, если кремень найден где-нибудь в открытом грунте”.

Честно говоря, я сначала посмеивался над таким “лечебным камнем”, как кремень, но серьезные специалисты-минералоги, следящие за новейшими научными исследованиями, мне разъяснили, что лабораторные данные полностью подтверждают повышенную биологическую активность кремневой воды, правда, объяснения этому феномену приводятся различные.

Тогда мне стало непонятно, почему именно черный кремень продают в аптеках по таким высоким ценам и в какой мере другие кремни обладают целебными свойствами? На эти вопросы мне ответил очень уважаемый геолог Владимир Иванович Едовин, в авторитетности и непредвзятости суждений которого нельзя усомниться. Впервые Владимир Иванович узнал о целебных свойствах кремня от своей бабушки, уроженки Архангельской области, которая еще в детстве видела, как деревенские мужики засыпали дно колодцев тонким слоем белого кремня. Он объясняет, с точки зрения геологии, именно такой выбор камня тем, что в белом кремне более всего содержится опала, а, значит, и воды прошлых геологических эпох.

Три года назад Владимир Иванович поставил такой эксперимент: он наполнил семь стеклянных банок водой и разместил в шести из них различные образцы кремня, предварительно измельчив их для увеличения площади соприкосновения с водой. В первую банку он поместил черный кремень с о-ва Рюген, затем сиреневый из Подмосковья, черно-белый с берегов Северной Двины, кремень из окрестностей Белозерска, бело-коричневый с побережья Онежского озера и серый кремень Ленинградской области. В седьмой, контрольной, банке была одна вода. Продержав в тепле 3,5 месяца все банки, Владимир Иванович осмотрел все семь образцов воды – в шести “кремневых” пробах вода оставалась свежей и вкусной, в контрольной банке – безнадежно протухла.

На мой вопрос о том, где в Ленинградской области можно собирать кремень, геологи мне ответили, что делать это можно в любых речных наносах или песчаных карьерах, находящихся вблизи выхода карбонатных пород – это область Балтийского глинта, участок юго-восточнее Каменногорска (долина р. Вуоксы), в Кингисеппском, Гатчинском, Кировском, Бокситогорском, Волховском р-нах и на востоке Ленинградской области. В карьерах кремень удобнее всего собирать из куч камня, которые остаются после промывки песка. А что качается черного по цвету кремня, то я его собирал в песчано-гравийных карьерах в окрестности г. Сафоново Смоленской области, где на любом карьере за несколько часов можно набрать десяток килограммов черного кремня.

 

Некоторые месторождения минералов Карелии

В карьере, что находится в 1,5-2 км от пос. Толвуя, на месторождении Зажогинское – линзы лидита.

На берегу Заонежского залива, возле пос. Великая Губа в 3 км на юго-восток от пристани располагается Кондобережское месторождение желтой яшмы и карнеол-агата среди плотных масс черного шунгита. Проявления этих минералов выходят в ледниковых отложениях.

В 2 км от знаменитого острова Кижи расположен Волкостров, на северной оконечности которого находится пос. Щепино, около поселка среди диобазов встречаются жеоды с фиолетовым аметистом, пронизанные иглами гетита. По сведениям, полученным от местной жительницы, на северном побережье в прибойной полосе можно отыскать отдельные кристаллы аметиста размерами до 3-4 см.

Из Петрозаводска автобусом можно добраться до пос. Суйсарь (через Ялгубу); помимо того, что в поселке снимался кинофильм “холодное лето 53-го”, эта местность еще известна среди любителей камня месторождением аметистовых щеток в мандельштейнах, которые можно найти на северной оконечности о-ва Суйсари, что напротив поселка (рис. 5).