Мастера исторической живописи

Дятлева Галина Витальевна

Ляхова Кристина Александровна

Русская историческая живопись

 

 

Как и во Франции, историческая живопись пользовалась в России необыкновенной популярностью.

Импульс к широкому распространению исторического жанра был дан Академией художеств, основанной в Петербурге в XVIII веке. Согласно академическим требованиям создавали свои картины такие художники, как Федор Антонович Бруни, Антон Павлович Лосенко, Константин Дмитриевич Флавицкий, Генрих Ипполитович Семирадский и другие живописцы. Выполненные с большим художественным мастерством, их работы вызывали огромный интерес, но подлинно историческими произведениями назвать эти полотна было трудно, настолько поверхностно и условно они передавали колорит прошлых эпох. Историческая тематика привлекала многих художников, работавших в других жанрах. Так, знаменитый маринист Иван Константинович Айвазовский написал множество картин с изображением морских баталий. Темы античной и русской истории волновали Карла Павловича Брюллова, известного русского портретиста.

Говоря о мастерах русской исторической живописи XVIII столетия, нельзя обойти вниманием великого Ломоносова, в деятельности которого история занимала важное место.

 

Михаил Васильевич Ломоносов

(1711–1765)

Михаил Васильевич Ломоносов занимает особое место в русском искусстве. Замечательный ученый, химик, историк, писатель, художник, по словам А. С. Пушкина, «он все испытал и все проник». Поэтому, возможно, его мозаичная «Полтавская баталия» — не только шедевр изобразительного искусства и стремление увековечить память Петра Великого, но и результат долгих химический исследований в сфере производства цветного стекла.

Михаил Васильевич Ломоносов родился в селе Куростров Архангельской губернии. В 1731–1736 годах он учился в Московской славяно-греко-латинской академии. В 1736 году Академия направила Ломоносова на стажировку в Германию, где он пробыл до 1741 года.

В 1751 году в своей работе «Письмо о пользе стекла…» ученый наметил пути развития русского монументального искусства. В следующем году он занялся организацией Усть-Рудицкой фабрики по изготовлению цветных смальт. К этому же времени относится и создание по инициативе Ломоносова мозаичной мастерской в Петербурге. Среди мозаичных работ, выполненных Ломоносовым, портреты Петра I (1753–1755, Эрмитаж, Санкт-Петербург) и императрицы Елизаветы Петровны (1758–1760, Русский музей, Санкт-Петербург).

В 1758 году Михаил Васильевич закончил проект мемориального комплекса в Петропавловском соборе, в котором должны были отразиться важнейшие исторические события первой половины XVIII столетия. В 1765 году Ломоносов завершил свою знаменитую «Полтавскую баталию» — одна из семнадцати задуманных им мозаичных панно. К сожалению, мемориал не был осуществлен. «Полтавская баталия» в настоящее время украшает здание Академии наук в Санкт-Петербурге.

М. В. Ломоносов. «Полтавская битва». Фрагмент, 1764, Академия наук, Санкт-Петербург

М. В. Ломоносов. «Полтавская битва». Фрагмент, 1764, Академия наук, Санкт-Петербург

Начиная работу над проектом, Ломоносов составил очень подробный план каждой композиции, подобрал материалы: портреты Петра I, Карла XII, русских и шведских генералов; карты сражений и местностей, где проходили битвы. Детально точно передано вооружение, обмундирование воинов, знамена. Сцены сопровождались текстом, разъясняющим зрителям, кто изображен в каждом эпизоде.

Например, в текстовом сопровождении указывалось, что моделью для облика Петра послужил его восковой портрет — посмертная маска, хранящаяся в Кунсткамере, а также лучшие живописные изображения императора. Русские генералы (Меншиков, Шереметев, Голицын) также были написаны с портретов, выполненных известными художниками.

С 1763 года Ломоносов являлся почетным членом Петербургской академии художеств. Его перу принадлежат труды «Краткий российский летописец с родословием» (1760), «Идеи для живописных картин из российской истории» (1764), «Древняя российская история от начала российского народа до кончины князя Ярослава Первого, или до 1054 года» (1766). Темы этих сочинений использовались Академией художеств при разработке сюжетов для программных картин.

 

Антон Павлович Лосенко

(1737–1773)

В 1770 году на выставке в Петербургской академии демонстрировалась картина А. П. Лосенко «Владимир и Рогнеда». Картина ошеломила зрителей, доселе не видевших подобных произведений. Автор композиции, известный художник, по праву считается основоположником русской исторической живописи.

Русский художник Антон Павлович Лосенко родился в городе Глухове Черниговской губернии. В шестнадцатилетнем возрасте он поступил в мастерскую к знаменитому портретисту И. П. Аргунову, а с 1758 по 1760 год учился в Петербургской академии художеств у Ж. Л. Де-Вильи, Л. Ж. Ле-Лоррена и Л. Ж. Ф. Лагрене (в те годы в Академии, основанной в 1757 году, преподавали практически одни иностранные живописцы).

В 1760 году талантливого молодого художника послали за границу, во Францию и Италию. В Париже Лосенко написал картину «Чудесный улов рыбы» (1762, Русский музей, Санкт-Петербург), в которой классицистические традиции сочетаются с необычной для того времени человечной трактовкой образа Христа. С 1766 по 1769 год Лосенко жил в Риме. Он изучал античное искусство, делал копии с полотен Рафаэля и других мастеров Возрождения, писал натурные этюды.

В 1769 году художник вернулся на родину. Ему предложили написать картину на звание академика исторической живописи. Сюжетной основой для будущей работы Лосенко стала старинная легенда о Владимире и Рогнеде, рассказывающая, что новгородский князь Владимир попросил полоцкого князя Рогвольда выдать за него свою дочь Рогнеду. Девушка отказалась, и Владимир, собрав войско, двинулся на полоцкое княжество. Он убил Рогвольда и двух его сыновей, а Рогнеду силой заставил стать его женой. История князя Владимира и Рогнеды была хорошо известна Лосенко, в XVIII веке о ней рассказывали все исторические труды, в том числе и «Древняя российская история» М. В. Ломоносова.

Художник показал на своем полотне тот драматический момент, когда Владимир, ворвавшийся в покои княжны, сообщает ей о смерти ее близких. С большим мастерством автор передает чувства и переживания героев. Глубокое горе и отчаяние застыло на лице Рогнеды, окруженной рыдающими служанками. Над ней склонился Владимир. Весь его облик (выражение лица, жесты рук, поза) передают горячее желание получить прощение и благосклонность девушки.

Черты прекрасного лица Рогнеды отличаются классицистической условностью, но князь Владимир написан с натуры. Моделью для его образа послужил современник Лосенко, известный драматический актер И. А. Дмитриевский. Идеализирована и молодая служанка, сидящая справа от Рогнеды. Она тоже страдает и сочувствует своей хозяйке, но горе ничуть не портит ее красивого лица.

Обратившись к историческому сюжету, Лосенко поднимал очень важные для своего времени проблемы. Деспотический произвол осуждали произведения художественной литературы, трагедии, которые ставились на театральных сценах в XVIII веке, но для живописи подобное явление было несколько неожиданным.

Осуждая своего героя, автор в то же время стремится облагородить его. С этой целью художник использует звучные цвета, одевая Владимира в одежду ярких красных, зеленых, оранжевых оттенков, контрастирующих с более холодными, приглушенными тонами костюма Рогнеды.

В 1770-х годах классицистический стиль еще только начинал проникать из Европы в Россию, и картина Лосенко с ее уравновешенной композицией и обращением к античности способствовала этому. Об античности напоминает не только трактовка образов, но и детали интерьера — колонна за спиной Владимира, греческая ваза, стоящая на полу. Но эти черты классицизма сочетаются с реалистичными элементами. Так, в фигурах воинов, пришедших с князем, нет ничего идеализированного и театрального, вероятно, художник писал их с натуры.

А. П. Лосенко. «Владимир и Рогнеда», 1770, Русский музей, Санкт-Петербург

В композиции нет традиционных для русской живописи того времени деталей: арок, драпировок, кулис. Лосенко не хотел изображать своих героев в античных одеяниях (на голове Владимира нет шлема с гребнем). Он пытался одеть персонажи в национальные костюмы, но уровень этнографических знаний об эпохе Древней Руси в XVIII столетии был невысок, поэтому мастеру пришлось довольствоваться театральными костюмами, поступившими в академию из придворного театра.

Вскоре после окончания работы над «Владимиром и Рогнедой» живописец представил свое творение на суд зрителей. Публика с восторгом встретила картину. Хотя произведения с исторической тематикой создавались многими художниками, до Лосенко никто не показывал так эмоционально и глубоко человеческие чувства и переживания. Картина принесла Лосенко звания академика и адъюнкт-профессора. В 1772 году он был назначен профессором и директором Петербургской академии художеств.

Исторические и мифологические сюжеты, которые являлись в стенах Академии приоритетными, должны были воспитывать у зрителей чувства патриотизма, любви к родине. Главным героем произведений многих художников был смелый и отважный воин, гражданин, готовый отдать жизнь во благо своей страны. Именно такого героя изобразил Лосенко в поздней работе «Прощание Гектора с Андромахой» (1773, Третьяковская галерея, Москва).

Художник поместил своих героев перед воротами Трои. Андромаха с маленьким сыном на руках уговаривает мужа отказаться от похода и остаться с ней, но Гектор непоколебим, он не может забыть о воинском долге. Лосенко запечатлел момент произнесения Гектором клятвы. Античный герой стоит, окруженный троянцами, в развевающемся алом плаще. Высоко поднятая голова и широкий жест руки выделяют его среди других человеческих фигур. Андромаха, чей тонкий профиль напоминает женские лики древнеримских барельефов, внимательно слушает речь мужа. Рядом с ней стоит плачущая служанка, чье горе кажется очень искренним и убедительным. В образе этой женщины гораздо больше задушевности и естественности, чем в идеализированном облике ее хозяйки.

В торжественной и величественной сцене прощания черты классицизма сочетаются с реалистичностью в изображении троянских воинов и с непосредственностью передачи человеческих переживаний.

Лосенко не успел завершить «Прощание Андромахи с Гектором», он скончался в возрасте 36 лет от болезни сердца. Автор прекрасных портретов (президента Академии художеств И. И. Шувалова, 1760; актера Ф. Г. Волкова, 1763 — оба в Русском музее, Санкт-Петербург), рисунков, выдающийся педагог, он много сделал для развития русского искусства. Современники называли художника «Ломоносовым русской живописи».

 

Григорий Иванович Угрюмов

(1764–1823)

Картины Угрюмова не похожи на полотна его предшественников. В его живописи присутствуют яркие национальные черты. Художник детально точно передает многоглавые древнерусские храмы, стремится правдиво показать одежды своих героев, обстановку, пейзаж, на фоне которого происходило действие в его картинах.

Григорий Иванович Угрюмов родился в Норской слободе Ярославской губернии. С 1770 по 1785 год он обучался у Г. И. Козлова, П. И. Соколова, И. А. Акимова в Петербургской академии художеств.

В 1785 году программное полотно «Изгнанная Агарь с малолетним сыном Измаилом в пустыне» принесло ему Малую золотую медаль и звание классного художника.

В 1787 году Угрюмов отправился в Италию для совершенствования мастерства. Здесь он провел почти четыре года. Вернувшись на родину в 1791 году, мастер стал преподавать в классе исторической живописи Академии художеств.

В 1793 году Угрюмов исполнил большое историческое полотно «Торжественный въезд Александра Невского в город Псков после одержанной им победы над немецкими рыцарями» (Русский музей, Санкт-Петербург). Написанное согласно требованиям академизма, оно все же отличалось большой правдивостью и исторической достоверностью. С почти этнографической точностью переданы одеяния жителей Псковщины и латы воинов.

Одна из самых лучших работ Угрюмова — картина «Испытание силы Яна Усмаря» (1796–1797, Русский музей, Санкт-Петербург). Художник показал эпизод схватки русского богатыря Яна Усмаря, сына киевского кожемяки, с быком перед поединком с печенежским воином. За битвой человека и животного наблюдает сидящий на похожем на трон возвышении князь Владимир в красной мантии и с золотой короной на голове. Рядом с ним его воины с поднятыми вверх пиками. За спиной Яна Усмаря стоят его отец и брат. Они с большой тревогой наблюдают за ходом поединка, готовые прийти на помощь. Но помощь Усмарю не требуется, он остановил несущегося на него разъяренного быка и разорвал кожу на его боку.

Художник мастерски показал огромное физическое напряжение богатыря, откинувшегося назад. Весь вес своего тела он перенес на правую ногу, приподнял плечи и опустил голову. Глаза героя горят гневом. С восхищением следят за действиями Усмаря все присутствующие.

Следуя требованиям академизма, Угрюмов расположил фигуру Яна Усмаря в центре композиции. Драматическая напряженность усилена светотеневыми эффектами, колористической насыщенностью, пластической экспрессией фигур.

«Испытание силы Яна Усмаря» принесло художнику большой успех. За свою картину Угрюмов был удостоен звания академика.

В 1796 году живописец приступил к работе над двумя большими историческими композициями для Михайловского замка по заказу Павла I. Обе картины Угрюмов должен был представить не позднее 1799 года.

Одно из полотен, «Взятие Казани войсками Ивана Грозного 2 октября 1552 года» (1799, Русский музей, Санкт-Петербург), изображало въезд Ивана Грозного в покоренную Казань. Перед царем склонились побежденные татары, среди них царь Едигер и его семья. Опустившись на колени, он взывает к милости победителя. Иван Грозный, величественный и неприступный, в то же время великодушен. Он приказывает царю встать с колен. Рядом стоят жены Едигера, молодые и прекрасные. Одна из них прижимает к себе ребенка. Согласно историческим источникам, при въезде Ивана Грозного в Казани уже не было никого из жителей, но художник, стараясь сделать свою работу более привлекательной для зрителей, вводит в композицию фигуры покоренных мужчин и красивых женщин. Он, вероятно, следовал призыву своего современника, теоретика А. А. Писарева, писавшего в то время: «Нужно, чтобы историческая картина служила не только в пользу зрителя, но еще и пленяла».

Вторая картина для Михайловского замка имела два названия: «Избрание Михаила Федоровича Романова на царство 14 марта 1613 года» или «Венчание Михаила Федоровича на царство».

В основе композиции лежала официальная версия исторического события: Михаил Романов по просьбе народа согласился стать царем и тем самым положил конец Смутному времени. Угрюмов показал смущенного Михаила Федоровича в окружении людей, предлагающих ему принять шапку Мономаха. Будущий царь долго отказывается. Правую руку он приложил к сердцу, а левой как бы отмахивается от предложения. Действие разворачивается на фоне церковного интерьера. Сверкающий золотом иконостас, а также нарядные одежды персонажей, характерные скорее для XVIII, а не начала XVII века, придают изображению величественный и торжественный вид.

Картины для Михайловского замка отличались мастерством исполнения, изысканностью красок. Но в то же время некоторая театральность и идеализированность образов, условность сцен лишали их подлинного историзма.

В своих акварельных работах Угрюмов также обращался к исторической тематике («Минин взывает к князю Пожарскому о спасении отечества», Третьяковская галерея, Москва).

В творчестве художника, помимо исторических композиций, множество портретов (лейб-медика И. К. Каменецкого, 1810-е; купца А. И. Серебрякова, 1813).

 

Александр Осипович Орловский

(1777–1832)

Поляк по происхождению, Александр Орловский большую часть своей жизни провел в России, поэтому его искусство отразило особенности культуры обеих стран. Орловский был замечательным живописцем, карикатуристом, графиком. С одинаковым мастерством он работал в самых разных жанрах, писал портреты, бытовые сцены, пейзажи, баталии.

Александр Осипович Орловский родился в Варшаве. Его отец являлся владельцем заезжего дома, где останавливались самые разные люди. Мальчик часто слышал разговоры о трагической судьбе польского народа, и это во многом повлияло на дальнейшее творчество будущего художника.

Орловский учился живописи в Варшаве, в мастерской Я. Норблина и М. Баччарелли (1793–1802). В эти годы он написал ряд жанровых картин сатирического характера («Базар в местечке», 1794–1795, Национальный музей, Варшава; «Сцена в корчме», 1795–1796; «Постоялый двор в польском местечке», 1795, Национальный музей, Варшава). Кроме того, художник создал несколько портретов и композиций, посвященных польскому восстанию 1794 года. Именно жанровые картины принесли первый успех мастеру.

Тонкая наблюдательность и умение живописца передать типические черты отразились уже в ранних работах, изображавших людей из народа. Таковы картины «Крестьянин с мешком на спине» (1797–1798, Русский музей, Санкт-Петербург), «Крестьянин, закинувший за спину руки» (1797–1798, собрание Оссолинеум, Вроцлав), «Молодой мужчина в костюме XVIII века» (1797–1798, Национальный музей, Варшава), «Щеголь» (1798, Государственный исторический музей, Москва).

А. О. Орловский. «Польские повстанцы в лесу ночью», начало XIX века, Третьяковская галерея, Москва

В 1802 году Орловский поселился в Петербурге. Он много работал, создавая самые разнообразные по тематике картины. Среди них — полотна, посвященные лошадям и другим животным («В конюшне», 1802, Русский музей, Санкт-Петербург; «Орел с распростертыми крыльями», 1807, Национальный музей, Варшава; «Кляча», 1809, Третьяковская галерея, Москва; «Пасущаяся лошадь», 1811, Третьяковская галерея, Москва), проникнутые романтическим пафосом морские пейзажи («На берегу моря», 1809, Русский музей, Санкт-Петербург; «Кораблекрушение», ок. 1809, Русский музей, Санкт-Петербург), портреты («Портрет А. Д. Давыдова», 1806, Русский музей, Санкт-Петербург; «Портрет неизвестного в кресле», 1809, Эрмитаж, Санкт-Петербург; «Портрет Ч. Камерона», 1809, Русский музей, Санкт-Петербург).

А. О. Орловский. «Портрет великого князя Константина Павловича», 1802, Третьяковская галерея, Москва

А. О. Орловский. «Бивуак казаков», 1809, Русский музей, Санкт-Петербург

Глубоко поэтичны созданные мастером образы героев Отечественной войны 1812 года («М. И. Платов», 1812–1813, «Портрет М. И. Кутузова», 1812–1813, оба — Государственный исторический музей, Москва; «Портрет А. П. Ланского», 1813, Третьяковская галерея, Москва).

Важное место в творчестве Орловского занимает батальная живопись. Его картины, посвященные русским воинам, выполнены в романтических традициях («Казак-всадник», 1807, Русский музей, Санкт-Петербург; «Казак на белой лошади», ок. 1808; «Отряд уральских казаков с пиками», 1808; «Всадник-казак с пикой в руке, мчащийся на сером коне», 1810; «Вооруженный казак на неспокойном коне», «Уральский казак в красной шапке, сидящий на сером коне» — все в Национальном музее, Варшава).

Эти композиции отмечены героическим пафосом, их герои, эмоциональные и напряженные, готовы к подвигам во славу отечества.

В 1809 году за одну из лучших своих работ в батальном жанре — картину «Бивуак казаков» (1809, Русский музей, Санкт-Петербург) — Орловский получил звание академика. В этой многофигурной композиции, как и в ряде других работ художника с похожим сюжетом, выразилось новое, нехарактерное для живописи первой четверти XIX столетия: героем батальной сцены стал не военачальник, не командир, а простой казак. Полотно привлекало своим мажорным звучанием, мастерством рисунка и колористической насыщенностью.

Интерес к обычному человеку заметен во многих работах Орловского, который первым начал изображать представителей малых народностей России: калмыков, башкир, киргизов, монголов («Всадники-башкиры», 1807, Русский музей, Санкт-Петербург; «Монголы», 1807, Национальный музей, Варшава; «Монголы», 1808, Краевой художественный музей имени А. В. Луначарского, Краснодар; «Башкирский отряд», 1813, Русский музей, Санкт-Петербург). Эти картины имеют не только художественную, но и этнографическую ценность.

В более поздних произведениях Орловского романтическое влияние значительно ослабло. В его живописи постепенно появлялись черты реализма. Размышления мастера о тяжелом положении народа в России нашли отражение в картинах «Пашущий крестьянин» (ок. 1812, Русский музей, Санкт-Петербург), «Крестьянин на возу» (1812, Третьяковская галерея, Москва), «Двое арестованных крестьян, сопровождаемых конными казаками» (Русский музей, Санкт-Петербург), «Крестьянская телега» (1814, Исторический музей, Москва).

Орловского справедливо называют основоположником шаржа и политической карикатуры («Французский эмигрант Дю-Селон», 1806; «Ш. Л. Дидро», ок. 1810). Его рисунки изобличали пороки современного общества: жадность, самодовольство, глупость («Неудобство кирасирской формы для толстых», 1816, Русский музей, Санкт-Петербург; «Неудобство кирасирской формы для худощавых», 1816, Русский музей, Санкт-Петербург; «Высший офицер в треуголке с перьями и орденами на груди», 1818, Национальный музей, Варшава; «Монах, топчущий книгу», ок. 1818, Национальный музей, Краков; «Шляхтич в полосатом жупане», ок. 1818, Национальный музей, Варшава).

В 1816 году Орловский увлекся литографией. В этой технике он исполнил ряд работ, среди которых «Всадники» (1816, ГМИИ, Москва), «Наказание батогами» (1819, ГМИИ, Москва), «Персидский преступник в кандалах».

Почти все произведения мастера проникнуты ощущением сопричастности к событиям истории и современности. Многие из них затрагивали животрепещущие проблемы, волновавшие общество в первой половине XIX века.

 

Федор (Фиделио) Антонович Бруни

(1799–1875)

Известность Ф. А. Бруни принесла картина «Смерть Камиллы, сестры Горация». Выполненная в традициях классицизма, она в то же время отмечена романтическим пафосом. Романтическая эмоциональность свойственна и другому произведению мастера — «Портрету княгини З. А. Волконской в костюме Танкреда». Позднее Бруни стал ревностно придерживаться академической направленности, из-за чего к концу жизни растерял почти всех своих учеников.

Федор Антонович Бруни, итальянец по происхождению, родился в Милане, но почти всю свою жизнь провел в России, ставшей для него второй родиной.

С 1809 по 1818 год Бруни учился в Петербургской академии художеств у А. Е. Егорова, А. И. Иванова и В. К. Шебуева. В год окончания академии за картину «Улисс, потерпевший кораблекрушение, перед царевной Навзикаей» молодой живописец получил звание классного художника.

В 1819–1835 годах Бруни жил в Риме. Здесь он написал свою известную картину «Смерть Камиллы, сестры Горация» (1824, Русский музей, Санкт-Петербург) на сюжет из древнеримской истории. Ведущие войну между собой Рим и Альба-Лонга договорились провести поединок, который определил бы город-победитель. Участвовать в поединке должны были по три представителя от каждого города. Для участия в битве Рим выбрал трех братьев Горациев, а Альба-Лонга — братьев Курациев. После сражения в живых остался лишь один из братьев Горациев. Победитель вернулся домой, где увидел свою сестру Камиллу, оплакивающую своего жениха, Курация. Разгневанный Гораций выхватил меч и убил сестру.

Ф. А. Бруни. «Смерть Камиллы, сестры Горация», 1824, Русский музей, Санкт-Петербург

Бруни расположил своих героев на первом плане, придав изображению вид скульптурного барельефа. В центре композиции выделяется высокая фигура Горация, одетого в красный плащ. Напряженная поза и суровое лицо воина говорят о переполняющих его чувствах гнева и возмущения.

Персонажи картины идеализированы, их движения и жесты театральны. Таковы умирающая Камилла, ее отец, окружающие их римляне и сам Гораций.

Фигуры, расставленные художником в один ряд, кулисное расположение зданий по краям полотна — все напоминает сцену из спектакля.

Автор не вникает в глубину трагедии. Отсутствие пятен крови на мече Горация и одежде Камиллы приглушает драматизм события.

Но, несмотря на явную академичность, картине свойственна легкая романтическая окраска. Чувствуется, что автор испытывает сострадание к Камилле, погибшей из-за любви к врагу. Художник не только прославляет патриотический подвиг Горация, олицетворяющего воинский долг, но и сочувственно передает страдания умирающей Камиллы.

В 1834 году за «Смерть Камиллы, сестры Горация» Бруни получил звание академика.

В 1838–1841 годах живописец вновь побывал в Италии, где создал полотно «Медный змей» (1841, Русский музей, Санкт-Петербург). Художник привез эту многофигурную композицию, написанную в академической манере, в Петербург.

Выполненная с большим художественным мастерством картина принесла автору огромный успех.

Ф. А. Бруни. «Медный змий». 1841, Русский музей, Санкт-Петербург

В Петербурге Бруни сделал успешную карьеру. Он преподавал в Академии художеств, стал профессором, а затем ректором академии. С 1849 по 1864 год живописец был хранителем картинной галереи Эрмитажа. Кроме того, он являлся почетным членом Болонской и Миланской академий искусств, профессором Флорентийской академии и Академии Св. Луки в Риме.

 

Карл Павлович Брюллов

(1799–1852)

Однажды Николай I решил заказать Брюллову историческую картину. Самодержец велел художнику изобразить Ивана Грозного вместе с женой в избе, а за ее окном — сцену взятия Казани. Но мастер отказался. «Государь, если я займу первый план двумя статичными фигурами, а самый сюжет, широкую панораму зажму в маленькое окно, то меня закритикуют, не поймут». Царю пришлось согласиться с Брюлловым, но он не простил живописцу его дерзости.

Русский живописец Карл Брюллов родился в Петербурге в семье скульптора-орнаменталиста П. И. Брюллова. Отец и стал первым учителем молодого художника.

С 1809 по 1821 год Брюллов учился в Академии художеств у А. Е. Егорова, А. И. Иванова и В. К. Шебуева. В 1821 году за программную композицию «Явление Аврааму трех ангелов у дуба Мамврийского» он получил Большую золотую медаль и право на поездку в Европу. С 1823 по 1835 год Брюллов работал в Италии, где быстро получил известность портретиста. Одна из самых лучших работ художника этого периода — «Всадница» (портрет Джованины и Амацилии Паччини, воспитанниц графини Ю. П. Самойловой, 1832, Третьяковская галерея, Москва). Публика в Риме восторженно встретила картину, а итальянские критики сравнивали Брюллова с Рубенсом.

Делая в Ватикане копию с «Афинской школы» Рафаэля, Брюллов задумал написать на тему античной истории собственную картину. Он отправился на развалины Помпеев. Вид разрушенного землетрясением города поразил художника.

Прежде чем обратиться к написанию большого полотна, размер которого составлял почти тридцать квадратных метров, Брюллов создал несколько эскизов. Черновая работа над картиной заняла три года. Когда картина наконец была завершена, живописец буквально падал от усталости — настолько огромен был холст и грандиозна проделанная им работа.

Полотно «Последний день Помпеи» (Русский музей, Санкт-Петербург) было завершено в 1833 году. Потрясающая по силе эмоционального воздействия величественная композиция ставит Брюллова в один ряд с такими создателями картин-катастроф, как У. Тёрнер, Т. Жерико и др. Желая подчеркнуть трагическую напряженность изображения, мастер усилил контрасты света и тени, довел экспрессию образов до верхней границы возможного.

К. П. Брюллов. «Последний день Помпеи», 1833, Русский музей, Санкт-Петербург

Хотя при работе над полотном Брюллов старался не выходить за рамки требований академизма, картина получилась исторически правдивой. Автор стремился передать все многообразие человеческих переживаний в момент страшной катастрофы. Благодаря этим качествам произведения, а также замечательному колористическому мастерству творение художника оказало на зрителей просто ошеломляющее впечатление. Римская публика стекалась к мастерской Брюллова, чтобы увидеть замечательную картину. Посмотреть на шедевр приезжали люди даже из других городов Италии. Однажды русского живописца посетил популярный в то время художник Винченцо Камуччини. Полюбовавшись полотном, он обнял Брюллова и сказал: «Обними меня, колосс!» А знаменитый английский писатель Вальтер Скотт произнес: «Это не картина, это целая поэма».

К. П. Брюллов. «Нашествие Гензериха на Рим». Эскиз неосуществленной картины, 1833–1835

Затем полотно из Рима было перевезено в Милан. И здесь перед ним с утра и до позднего вечера собирались толпы восхищенных зрителей. С этого времени Брюллова узнавали на улице. Однажды художнику устроили овацию в театре. А в России с нетерпением ждали прибытия картины. То была настоящая слава.

Вернувшись в 1835 году на родину, Брюллов поселился в Москве. Очарованный ее красотой, он бродил по московским улицам и любовался старинными памятниками архитектуры.

Жители Москвы с радостью встретили создателя «Последнего дня Помпеи» и всячески зазывали на приемы и банкеты. Его так часто приглашали, что очень скоро художник устал от ежедневных встреч с почитателями своего таланта. А. С. Пушкин, с которым Брюллов познакомился и подружился в Москве, писал в 1836 году: «Мне очень хочется привезти Брюллова в Петербург. А он настоящий художник, добрый малый и готов на все. Здесь Перовский его было заполонил; перевез к себе, запер под ключ и заставил работать. Брюллов насилу от него удрал».

Вскоре Брюллов и в самом деле приехал в Петербург. В Академии художеств в его честь устроили торжественный обед. Живописец был растроган оказанным ему приемом и со слезами на глазах слушал восторженные речи.

В Петербурге Брюллову присвоили звание младшего профессора (для получения старшего ему необходимо было написать картину на заданную тему) и должность руководителя историческим классом. Но старшим профессором художник так никогда и не стал. Причина тому — отказ Брюллова выполнять заказы царя.

Когда Николай I попросил художника написать картину на тему из истории времен Ивана Грозного, Брюллов предложил ему свой вариант — полотно «Осада Пскова». Завершить работу над этой композицией мастеру не удалось. Он мечтал расписать стены Зимнего дворца, поврежденного сильным пожаром в 1837 году, монументальными фресками на сюжеты из русской истории, но царь, не поверивший в талант художника, не позволил ему этого сделать.

Брюллов обиделся. Николай I хотел, чтобы мастер написал его портрет, но художник придумывал всевозможные отговорки и хитрости, и царь так и не дождался своего портрета кисти великого мастера.

Со школьной скамьи каждый, вероятно, знает историю, характеризующую Брюллова как человека высоких душевных качеств. Чтобы освободить из крепостной неволи Тараса Шевченко, Брюллов написал портрет Жуковского, продал его на аукционе за 2500 рублей и выкупил из рабства молодого поэта. Оставаясь замечательным портретистом (портреты Н. В. Кукольника, 1836; И. А. Крылова, 1839; Ю. П. Самойловой с приемной дочерью, до 1842), Брюллов мечтал создать картины, в которых воплотилась бы судьба всего народа, героическая история России. К сожалению, его надеждам не суждено было сбыться.

Важное место в жизни художника занимала педагогическая деятельность. Брюллов работал в Академии художеств, и многие студенты стремились попасть в его класс. Прекрасный преподаватель, он был заинтересован в успехе каждого своего воспитанника.

Ухудшение здоровья вынудило Брюллова в 1849 году покинуть Петербург и уехать за границу. Он посетил Испанию, Англию, Германию. Умер художник в Италии от острого сердечного приступа. Прах великого русского мастера покоится на одном из римских кладбищ.

 

Иван Константинович Айвазовский

(1817–1900)

Иван Константинович Айвазовский был всесторонне образованным человеком и интересным собеседником. В юности он часто посещал дом композитора М. И. Глинки, где исполнял на скрипке собственные мелодии. Позднее две из них вошли в оперу Глинки «Руслан и Людмила».

Русский художник Иван Константинович Айвазовский (настоящая фамилия — Гайвазовский) родился в Феодосии, в семье разорившегося торговца. Его отец, по национальности армянин, был хорошо образован, знал несколько восточных языков. В детстве Ваня интересовался музыкой и рисованием — он сам сочинял небольшие музыкальные произведения и исполнял их на скрипке, а также рисовал углем.

У родителей не было возможности дать мальчику хорошее образование. Однако Ване повезло: градоначальник Феодосии А. И. Казначеев заметил талант Айвазовского и похлопотал о его зачислении в симферопольскую гимназию.

Проучившись там два года, в 1833 году шестнадцатилетний Айвазовский был принят в Императорскую академию искусств в Петербурге, в класс М. Н. Воробьева.

Больше остальных Айвазовского интересовала тема моря. Во время учебы будущий маринист даже участвовал в походе Балтийской эскадры и изучал военные корабли. Вернувшись из путешествия, он выполнил несколько картин, которые экспонировались на выставке академии в 1836 году.

В них можно заметить влияние голландских мастеров XVII века, однако талант молодого художника уже ни у кого не вызывал сомнений. Айвазовский окончил академию в 1837 году с Большой золотой медалью, которая давала ему право на заграничную командировку. Однако перед этим по решению Совета академии молодой художник отправился в Крым писать морские пейзажи. Там он не только выполнил много пейзажей, набросков с видами Феодосии, Керчи, Гурзуфа, Ялты, Севастополя, но и принимал участие в десантных операциях Черноморского флота.

В 1839 году он участвовал в одном из военных морских походов в качестве живописца. Результатом его творчества в Крыму стал ряд картин, из которых наиболее удачными можно считать «Лунную ночь в Гурзуфе» (1839) и «Морской берег» (1840).

И. К. Айвазовский. «Петр I при Красной горке, зажигающий костер для сигнала гибнущим судам своим», 1846, Русский музей, Санкт-Петербург

В 1840 году Айвазовский вместе с другими выпускниками академии приехал в Италию, где довольно быстро завоевал популярность. Он познакомился там с Н. В. Гоголем, а также с художниками А. А. Ивановым и англичанином Дж. Тёрнером. Айвазовский посетил Рим, Венецию, Флоренцию, Неаполь, изучая художественные шедевры. В это время он выполнил работы: «Вечер в Венеции» (1843, Дворец, Павловск); «Кораблекрушение» (1843, Картинная галерея им. И. К. Айвазовского, Феодосия); «Венеция» (1843, собрание Музалевского); «Неаполитанский залив ночью» (1843, Картинная галерея им. И. К. Айвазовского, Феодосия).