Французская научная фантастика была почти убита Первой мировой войной, и начала возрождаться как движение лишь в конце пятидесятых. За это время было опубликовано несколько книг-предвидений, но они не имели пометки "НФ" — например, "Планета обезьян" или "Безрассудный путешественник".

В шестидесятые и в начале семидесятых во Франции регулярно публиковались многие известные авторы из США и Великобритании. Многие книжные серии — от роскошных изданий в твердой обложке до дешевых мягких — были почти целиком посвящены зарубежной фантастике. Парллельно существовала и популярная серия издательства "Fleuve Noir" ("Черная река") под названием "Anticipation" ("Предчувствие"), специализирующаяся на коротких романах (французском эквиваленте американских журналов на дешевой бумаге) местных авторов. В то время читатели полагали французских авторов лишь бледными копиями их англо-американских соперников.

Эта ситуация немного изменилась в середине семидесятых, когда несколько французских авторов (Мишель Жери, Филипп Кюрваль) были опубликованы в знаменитой серии "Ailleurs & Demain" ("Где-то и завтра"). Эти книги были не только превосходны в традиционном понимании англосакской НФ, они были другими. Вдохновленные литературными экспериментами наподобие "Nouveau roman" ("Новый роман"), они могут считаться французским эквивалентом британской "Новой волны".

Тем временем более молодое поколение "сердитых молодых людей" воспользовалось фантастикой как средством для того, подвергнуть сомнению французской общество, каким оно было. Они желали использовать НФ как политическую среду. Одна из книжных серий, созданная в те годы, называлась "Ici & Maintenant" ("Здесь и сейчас"), в ответ на солидную "Ailleurs & Demain". Интересно отметить, что хорошие авторы вроде Жери и Кюрваля публиковались в обеих сериях.

К сожалению, даже несмотря на то, что послания, выраженные "французской политической фантастикой", были интересными, слишком многие книги (или рассказы) того периода считались публикой плохо написанными. Как реакция на такое отношение, в начале восьмидесятых ненадолго, но ярко проявилось неоформалистское движение под названием "Limite" ("Предел"), в котором блистали новые авторы наподобие Эммануэля Жоанна, Франсиса Бертло или Антуана Володина. Они считали НФ средой для литературного экспериментирования и приняли постмодернистское отношение к писательству. Эти авторы независимо опубликовали несколько романов и рассказов, но их первая совместная антология оказалась и последней…

Следует отметить, что французская НФ не очень-то интересовалась космосом, хотя немногочисленные "космические вестерны" регулярно и публиковались. Жанр "космической оперы" по большей части ассоциировался с англоязычной фантастикой.

В то время — в середине восьмидесятых — появилось много новых авторов, и французская НФ могла похвастаться более чем сорока профессиональными писателями. ("Профессиональными", разумеется, означает то, что они публиковались профессионально, но лишь считанные из них зарабатывали достаточно, чтобы жить за счет литературного труда. Французский рынок был слишком мал, а французские книги редко переводились для публикации в других странах.) Ежемесячный журнал "Fiction" в каждом выпуске публиковал один или несколько рассказов французских авторов, открывая от восьми до десяти "новых" авторов в год. Для французских рассказов открылись регулярные антологии и особая одноразовая антология под названием "Futurs au Présent", целиком посвященная новым, еще не профессиональным авторам. Эта антология открыла нам Сержа Брюссоло и Жана-Марка Линьи — двух крупных французских фантастов, — а несколько лет спустя за ней последовала антология "Superfuturs". Тем временем издательство "Fleuve Noir" ("Черная река") ежегодно публиковало почти по 60 французских книг. Молодые авторы стали постепенно сменять старшее поколение.

Но, к сожалению, конец восьмидесятых и начало девяностых характеризовались серьезным издательским кризисом.

К тому времни прекратили существование как журнал "Fiction", так и ежегодная антология "Univers". Многие издатели НФ сократили свою деятельность, а большинство из них перестали печатать новых французских авторов. Единственным серьезным исключением стала серия "Anticipation" издательства "Fleuve Noir", однако они выдавали лишь тридцать французских НФ-книг в год, одновременно сделав несколько неудачных попыток издавать романы из серии "Star Trek" или серии легкой фэнтези. "Fleuve Noir" открыла нам почти всех новых авторов начала девяностых, таких как Айердаль и Серж Леман — не говоря уже о бельгийце Алене де Бюсси, швейцарце Уилди Петоде или канадце Жане-Луи Трюделе. Единственным исключением стал Пьер Бордаж, блестящий романист, открытый региональными издательствами и взобравшийся на вершину славы всего за год!

Ситуация почти не менялась до 1995 года, когда почти одновременно стали выходить три новых НФ-журнала. Первым оказался "CyberDreams", пожелавший стать французским эквивалентом "Интерзоны". Он сыграл важную роль в ознакомлении с новым поколением британских авторов, и опубликовал несколько французских рассказов.

За "CyberDreams" вскоре последовали "Bifrost" и "Galaxies" (), вышедшие в одном и том же месяце и предоставившие немного места для новых авторов. К настоящему моменту у каждого из журналов вышло около 30 номеров.

Вскоре вышли и две антологии французских рассказов, опубликованные крупным французским издательством "J’ai lu", и составленные знаменитыми французскими авторами: "Genèses" в 1996 году, составитель Айердаль, и "Escales sur l’horizon" в 1998 году, составитель Серж Леман. За ними последовали вышедшая летом 1999 года "Escales 2000", которую составлял я, и вышедшая в 2000 году "Escales 2001".

"Escales sur l’horizon" стала огромной книгой, включившей 16 рассказов и повестей, написанных 16 французскими и канадскими авторами. Она включает также очень важное предисловие Сержа Лемана, которое можно считать "манифестом французской НФ" конца столетия. Обе антологии были хорошо приняты читателями, обе получили призы, и теперь пресса называет нас "вундеркиндами французской фантастики". Только не смейтесь!

Фактически же, хотя ситуация и улучшается — каждый крупный французский издатель создает или возрождает собственные НФ/фэнтези/готические серии, а публика, похоже, заинтересовалась тем, как будет выглядеть будущее (вероятно, сработал "эффект миллениума") — для французской фантастики единственный путь к выживанию заключается в том, чтобы пересечь границы и найти читателей за пределами Европы.

И тогда мы вернулись в космос — где все это началось.

Хорошим примером авторов, работающих в этом направлении, служит Лоран Женефор (Laurent Genefort). Он один из наших вундеркиндов (ему тридцать лет, а на его счету уже почти столько же книг, и он знаменит как творец внеземных миров и странных планет. Женефор написал серию независимых романов, действие в которых происходит в галактике — но в галактике, некогда населенной очень древней расой "вангков". Вангки давно исчезли, но оставили после себя фантастическую коллекцию артефактов — от порталов, позволяющих путешествовать между далекими звездами, до целой планеты в форме "сферы Дайсона", куда люди и другие существа были массово перенесены для какого-то эксперимента. Нечто подобное можно найти и в книгах других европейских авторов — вспоминается Алистер Рейнольдс с его "Откровением", или Хуан Мигель Агилера.

Но, даже хотя многим французским авторам прекрасно известны культурные идолы и тенденции англо-американской фантастики, у наших книг свой четкий аромат. Вам следует отведать и нашего вина…