Аптека на болоте

Елина Галина Андреевна

Знаете ли Вы, что на болотах и в мелководных водоемах нашей страны много таких растений, которых не встретишь ни в лесах, ни в горах, ни на лугах? А сколько среди них лекарственных, витаминных, пищевых, декоративных! Знаете ли Вы, что болота совершенно уникальные экосистемы, способные кон сервировать солнечную энергию, что непродуманная массовая мелиорация привела к уничтожению болот в отдельных регионах? Ответы на все эти и многие другие вопросы Вы найдете в книге «Аптека на болоте».

Болота и прибрежные водоемы заселены специфичными растениями, многие из которых имеют массу полезных свойств. В книге впервые обобщены сведения более чем по 100 лекарственным, пищевым, витаминным и декоративным растениям, приспособившимся к жизни в воде «по пояс». Среди «живой аптеки» есть растения популярные и широко применяемые в медицине, есть и совсем забытые, но не менее целебные. В мокрых местах можно встретить уникальные пищевые растения, которые по содержанию протеина поспорят с бобовыми, а по содержанию крахмала — с картофелем, не говоря уже о столь широко известных клюкве и морошке, водянике, голубике, и полянике. Все они не только вкусны, но и целебны. Удивительны по красоте северные орхидеи, ирисы и камнеломки, кувшинка и водяной лютик, обладающие одновременно и лекарственными свойствами.

Обитатели болотной стихии неразрывно связаны со своим субстратом — торфом, поэтому рассказ о болотах страны органично вписывается в повествование. Интенсивная мелиорация грозит исчезновением многим представителям флоры и фауны, типичным и редким болотным экосистемам. Уже теперь многие растения болот и прибрежных зон водоемов стали так редки, что занесены в «красные книги» разного уровня. Описания растений и болот сопровождаются иллюстрациями, стихами, высказываниями писателей и публицистов по проблемным вопросам, что делает текст более живым и популярным.

 

 

От редактора

Представленная научно-популярная книга написана доктором биологических наук, заслуженным деятелем науки КАССР, известным ученым, специалистом в ряде областей биологии: болотоведения, палеогеографии, ресурсоведения, биогеоценологии, экологии. В последние годы автор успешно сочетает научную работу с популяризацией ботанических знаний.

Новая ее книга нестандартна по содержанию и изложению материала. Можно сказать, что в таком виде, когда совмещены данные о полезных растениях болот и самих болотах, публикаций у нас еще не было. Здесь впервые обобщены основные сведения о полезных растениях болот и водоемов, а также дано представление о разнообразии болот нашей страны, причем в основном через личностное восприятие автора, что очень удачно для научно-популярного издания.

Г. А. Блина много путешествовала, работала в экспедициях разных регионов: от тундры до гор южных областей. Поэтому чаще всего сведения о болотах и растительном мире основаны на ее собственных исследованиях и наблюдениях. В то же время видны широкая эрудиция автора и прекрасное знание научной литературы по тем отраслям науки, которых она касается. И пишет Галина Андреевна только о том, что хорошо знает.

В книге подробно рассмотрено примерно 100 растений, обитающих в водоемах, на болотах, в заболоченных лесах и лугах, в других влажных местах. О растениях рассказано легко и непринужденно, с включением большого количества стихотворений, легенд и поверий, что украшает текст и делает его популярным и доступным для всех. Описания растений не перегружены ботаническими деталями, и в то же время они дают четкое представление о морфологии, биологии, экологии и географическом распространении каждого вида и, конечно, об их лекарственных свойствах.

Автор не дает полного и систематического обзора болот нашей страны, а описывает лишь отдельные типы болот. Но и в таком изложении видно, насколько непохожи они в разных природных зонах. Возможно, что это поколеблет непробиваемый до сих пор стереотип о везде одинаковых болотах, комариных топях и хлябях, бросовых землях.

Книга читается с большим интересом, а иногда даже с увлечением. Несомненно, что она найдет своего читателя.

Г. С. Бискэ

 

Вместо введения

Загадочны и таинственны болота. Они как бы выходят из воды, соединяя в непрерывную цепь водоемы и сушу. А сколько тайн хранят в своих недрах болота! Не все еще мы знаем о растительном и животном мире болот, о законах формирования и жизни этих удивительных образований. И хотя болота познаются все глубже, доскональнее и появляется все больше публикаций о них, обобщающих работ по-прежнему мало. Более подробно изучена водная и водно-болотная растительность. Однако, к сожалению, о них почти нет научно-популярной и популярной литературы. Много теперь пишут в этом жанре о лекарственных растениях, обитающих в лесах, на лугах, в горах, но совсем мало — о растительном мире болот и водоемов, а еще меньше — об их полезных растениях.

Болота, как и другие природные экосистемы, широко вовлекаются в хозяйственный оборот. В последние три десятилетия они очень активно осушаются и преобразуются в сельскохозяйственные земли или вводятся в лесной фонд. Столь же часто после осушения на болотах добывается торф на удобрение, химическую переработку, на топливо. И все же в отдельных регионах нашей страны естественные болота еще сохранились.

Так что же такое болото? Много дано ему определений, но, пожалуй, последнее слово еще не сказано. Ясно, что болота сосредоточили в себе черты водных и сухопутных экосистем: одни из них ближе к водоемам, другие — к суше; но есть и такие, которые находятся как бы посередине. Как раз такие болота, где больше всего специфических растений, встречаются в таежной зоне. Наибольшее количество болот расположено в бореальном поясе, немало их и в тропическом, например в долине Амазонки. Однако до сих пор неясно, к чему относить плавни в поймах южных рек и прибрежные заросли растений: к болотным или озерным экосистемам.

Стремление «окунуться» в нетронутую природу все сильнее охватывает наше урбанизированное общество. И тогда невольно думаешь о болотах, об их жутковатой дикости, своеобразии и уединенности. У многих читателей сложилось превратное представление о болотах, в основном, вероятно, из-за недостаточной информации о них.

Не раз приходилось слышать пренебрежительные высказывания о болотах: «Гнилая трясина, где кроме лягушек и не живет никто». Или: «Болото — это рассадник комаров и мошек». Так могут говорить только те, кто не знает болот. К сожалению, в кинофильмах болота показаны тоже не всегда верно: как гнилая, почти лишенная растительности трясина. Вспомним хотя бы прекрасный фильм «А зори здесь тихие», тот эпизод в нем, где героиня тонет в болоте. В этой и подобной ей сценах продемонстрированы стремление к внешнему эффекту и полнейшее незнание болот.

Спросите у любого болотоведа, геолога, топографа, охотника и даже хорошего туриста, так ли страшно болото, как его изображают в фильмах. Ходить по болотам действительно очень тяжело, особенно в жаркие дни, когда влажность приближается к 100 %, но утонуть в болоте можно, лишь совсем не зная его.

Чтобы опровергнуть бытующие небылицы о болотах, я и решила написать эту книгу. Захотелось рассказать о красоте и экзотичности болот, об их внутренней сути, познакомить читателей с полезными растениями, акцентируя внимание на их лекарственных свойствах. И все это для того, чтобы показать ни на что не похожий живой мир «мокрых» экосистем, заполнить определенный пробел в научно-популярной литературе. Лишь вплотную соприкоснувшись с болотами, можно не только познать, но и полюбить их.

В одной небольшой книге невозможно представить все сведения о болотах и растениях «мокрых» местообитаний нашей огромной и многообразной страны. Поэтому перед написанием раздела «Растительная мозаика» я долго думала, какую избрать систему подачи материала. Если рассказывать о всех растениях подряд, то получится справочник, а их и так много. Как же разделить растения? Ведь в каждом из них сочетаются разные полезные свойства. Сообщить только о лекарственной значимости растений, не вспоминая о пищевых, кормовых и декоративных их достоинствах? А если раскрыть весь букет, то как же упустить виды, в которых превалируют нелекарственные свойства?

В результате длительных раздумий я решила прибегнуть к такой системе: все растения условно разбить на несколько групп, в каждой из которых будут преобладать те или иные свойства (лекарственные, пищевые, декоративные); отдельно рассказать о растениях, включенных в Красную книгу СССР, хотя в некоторых случаях они попадут в другие группы; давая всестороннюю характеристику растениям, больше внимания уделять качествам «своей» группы; морфологические черты растений описать кратко, поскольку о них можно прочитать в справочниках и определителях растений, а подчеркнуть лишь самое главное. Кроме того, хотелось посмотреть на мир растений как бы со стороны, глазами неспециалиста. Для этого в книге приведены стихи ряда поэтов и высказывания писателей о том или ином растении.

Из всего многообразия растений для описания я отобрала около 100 видов (ведь о всех просто невозможно рассказать). Не обойдены вниманием и близкие, родственные виды, но о них упоминается лишь в качестве дополнений.

Долго я искала ответ на вопрос, как быть с болотными экосистемами. Полная типологическая характеристика их оказалась бы столь объемной и трудной для восприятия, что такой подход сразу отпал. Может быть, показать контрасты? Пожалуй, это самое приемлемое. Страна наша огромна, и естественно, что различия не только в природных факторах, но и в болотах очень велики. Поэтому решено было наиболее подробно осветить особенности таежных болот, а для контраста — болот «крайних» регионов: холодной тундры и жарких субтропиков, влажного запада и приморского востока.

Отмечу здесь и еще один очень важный момент: способ использования литературы. Я обращалась к многочисленным специальным публикациям (монографиям, книгам, статьям) и научно-популярным изданиям о болотах. Но, чтобы не перегружать текст, основные источники указаны в разделе «Рекомендуемая литература». В него вошли только обобщающие работы, которые имеются в библиотеках. Большинство же статей по отдельным вопросам или регионам можно найти в библиографиях приведенных монографий.

Рисунки растений, сопутствующие их описанию, взяты из разных источников: из «Флоры СССР», «Флоры Мурманской области», «Флоры Кавказа», определителей растений и отчасти из других. В Указателе приведены лишь растения, описанные в тексте. Латинские названия растений даны по С. К. Черепанову [1981] и по «Флоре СССР» (Т. 1-30).

Название монографии «Аптека на болоте» не претендует на оригинальность, но все же, надеюсь, отвечает содержанию его первой, самой объемной части. Подзаголовок «Путешествие в неизведанный мир» призван привлечь внимание к самим болотам и специфике работы на них. Хочу надеяться, что, прочитав эту книгу, кто-то, проникшись симпатией к болотам и их обитателям, поможет как их сохранению, так и своему здоровью. В этом случае автор будет считать свою задачу выполненной.

Административно-территориальные и географические названия приведены в книге по состоянию на 1991 г.

 

I. Растительная мозаика

 

Кажется, что растительный мир неисчерпаем. Трава и деревья всегда были и всегда будут. Но столь ли стабилен наш мир, как это кажется на первый взгляд? Или он постоянно изменяется? Конечно, он все время в движении. Раньше это происходило под воздействием природных сил, а в наше время все сильнее и сильнее в природу вмешивается человек и даже меняет естественный ход ее развития.

Приспосабливаясь к смене условий в течение тысячелетий, эволюционируя, растения увеличивали многообразие своего внешнего вида, адаптируясь к тем или иным условиям среды. Одни избрали себе сушу, другие — болота, третьи — воду, а четвертые стали как бы амфибиями, ибо могут жить и в воде, и на суше. Недаром так часто встречается в названиях видов слово «земноводный» (amphibia); например, жерушник земноводный, горец земноводный.

Недоумение вызывают некоторые растения, которые, казалось бы, совсем не вписываются в конкретную природную обстановку. Посмотрите на морошку, которая с теплого мезозоя принесла на болота Севера широкие листья и раннее цветение. А ведь то и другое частенько подводит ее: во время заморозков крупные цветы морошки нередко погибают.

Если внимательно присмотреться к нашей флоре, то можно найти в ней и не такие чудеса. Типично южные (неморальные) виды иногда встречаются в северных лесах, в то время как северные, арктические и арктоальпийские, вполне прилично чувствуют себя на юге. Вот карликовая березка. В ледниковые периоды она занимала огромные территории в холодных тундрах и тундростепях. А в наше время она «спускается» по болотам до южной границы лесной зоны. Нет «железных» границ и в экологии. Одни и те же растения могут процветать на болотах и в водоемах (например, белокрыльник или тростник); другие «растягивают» свою экологию от болот до лесов (посмотрите на багульник, можжевельник, ольху, чернику и ландыш). Но есть такие, которые прекрасно устроились на болотах и в тундрах (хотя бы карликовая березка и лишайники).

Распространение растений по территории нашей страны тоже неодинаково. Есть почти космополиты (среди них крапива и многие водные растения). А некоторые виды, называемые эндемиками, встречаются на совсем ограниченной территории. Ареал говорит о многом, в том числе о современных требованиях вида, истории его формирования и даже о динамике природной среды. Реконструируя ареалы вида в прошлом, поэтапно, можно получить достаточно полную информацию о состоянии природной среды и динамических процессах (климате, гидрологии, рельефе) прошлого.

А попробуйте вдуматься в названия растений. В них все: отношение человека, свойства, легенды, суеверия.

Что значат названья — ежа и тимьян, Дубровка, кукушкины слезки, дурман? И нету ответа, и слух не привык. Напрасно старались гортань и язык. Тем лечат любовь, этим — сон и живот, А этот — на рану, и все заживет… Но встаньте, найдите их в море травы, А я посмотрю, как беспомощны вы. Кипрей, незабудка, бодяк, василек! А вот фиолетовый с желтым цветок, Но кто мне расскажет, за что это он Иваном-да-марьей молвой наречен. Доставшись в наследство с дремучих времен, Нам эти названья подобьем письмен Китайских — топчи их ногой, не жалей, А мы все беспамятней, все веселей… Не помним родства, пребывая в тени — Сперва забываем, что значат они, А скоро не вспомним и сами слова. Ну что тут такого — трава и трава! Мне грустно…

О. Левитан

Вместе с автором стихотворения и мне грустно. Мы теряем растения, пробуем остановить их исчезновение, включаем в Красные книги и продолжаем уничтожать. Но об этом позже, а сейчас посмотрим на названия, вдумаемся в их смысл. «Белокрыльник болотный»: прицветный лист его, как белое крыло, а растет он на болоте (и в воде). Или «подбел». У него действительно нижняя сторона листьев почти белая. А его латинское имя Andromeda связано с древнегреческой легендой об Андромеде. Белозор свое название получил, вероятно, от слова «взор», поскольку народные лекари раньше лечили им заболевания глаз. Или «вахта трехлистная». Поселившись в болотной топи и расцветая великолепными белыми «пирамидами», она как бы стоит на вахте, предупреждая путников об опасности: здесь можно и утонуть. Листья же ее образованы из трёх долей. В ее латинское тля Menyanthes trifoliata тоже вложен определенный смысл: буквально — «ночной цветок трехлистный». И действительно, цветы вахты не закрываются на ночь. Таких примеров можно привести массу, но об этом вы прочтете в описании отдельных растений.

 

От озер к болотам

 

Полезные растения есть всюду. Они занимают все экологические ниши на Земле: в озерах, лесах, болотах, лугах. Они образуют заросли или вкрапливаются в растительные сообщества единичными экземплярами. Некоторые виды становятся совсем редкими. Чтобы их сохранить, нужны усилия всех и каждого.

Без зеленых растений не было бы кислорода, атмосферы, а значит, и жизни. Но не только в этом польза растительного мира: деревьев и кустарников, кустарничков и трав, мхов и лишайников, грибов и водорослей. Среди всех этих растений есть ягодные и лекарственные, медоносные и красящие, крахмалоносные и дубильные, эфироносные и ядовитые или совмещающие в себе целый букет полезных свойств. Об этом уже в 1796 г. писал популяризатор ботанической науки М. М. Тереховский (в «Пользе, которую растения смертным приносят»):

Отныне должны мы вовеки помнить твердо, Коль небо ради нас явилось милосердно, Что приготовило на службу нашу злак, Предвечных промыслов к нам непреложный знак, И что произвело толь много в свет растений Для наших нужд, для разных и хотений, Для пищи, пития, одежды, теплоты, Судов, домов, дворов, лекарства, красоты, Для обоняния их благословенна духа, Для поправления всеобщего воздуха.

У каждого из растений свой химический состав. А сколько нужно труда, чтобы изучить все растения! Много еще тайн скрывают они, и даже приблизительно невозможно сейчас сказать, для чего то или иное растение пригодится нам в будущем. «Растения неисчерпаемы! Их потенциал будет раскрываться еще миллионы лет. Грядут новые формы, зреют новые краски. А параллельно усложняется ассоциативное мышление человека — все многомерней его фантазия, все смелее его парадоксы. А что сулят еще небывалые превращенья!» — пишет Ю. Линник.

Каждое растение — «фабрика» полезных, вредных и безразличных веществ; поэтому и действие на организм человека приготовленного лекарства неоднозначно. С давних времен человек познавал разные свойства растений и включал их в сферу своей деятельности.

Любопытство всегда было исходным моментом познания мира вообще, в том числе и зеленой кладовой здоровья. Маргарет Крейг, автор многих научно-популярных книг о растениях, писала в своей книге «Зеленая медицина»:

Интересно, что там за поворотом? —

сказал путешественник.

Интересно, что это за растение? —

сказал ботаник.

Интересно, что из него можно получить? —

сказал химик.

Интересно, какова активность вещества? —

сказал фармацевт.

Интересно, поможет ли оно в данном случае? —

сказал врач…

Прежде чем перейти к описанию отдельных групп растений, познакомимся поближе с их экологией и сообществами, которые они образуют в тех или иных условиях.

 

Растения наших водоемов

Песнь озер моих великих И напевы рек игривых Далеко слышны… Онего Их подхватывает мощно, И леса им вторят эхом, Скалы гулом отвечают.

В. Сергин

Реки, речки, ручьи, побережья морей, пресные и соленые озера заселяются в своих мелководьях разными растениями. Основное их ядро составляют водные растения, или гидрофиты (от греческого hydor — «вода» и phyte — «растение»). Одни из них полностью погружены в воду, и только во время цветения их генеративные части поднимаются над водой. У других растений большая часть листьев плавает на поверхности воды. Между этими группами нет резкой границы, и в натуре можно встретить массу переходных форм. Но все же почти все исследователи делят водные растения на погруженные в воду и плавающие. В последних есть свободно плавающие и укореняющиеся. Обильно распространены в прибрежных зонах и воздушно-водные растения: гигрофиты (hygros — «влажный») и гелофиты (helos — «болото»). Одна часть вегетативных органов этих растений находится в водной, а другая — в воздушной среде. Разные авторы насчитывают неодинаковое количество водных и водно-болотных растений: от 224 до 260 видов.

Большинство из них распространено очень широко, а некоторые являются даже космополитами. И совсем мало эндемиков.

Фитоценозы водных растений чаще всего бедны видами и состоят из гидро- и гигрофитов. Они или образуют густые заросли, или лишь отдельные растения видны на поверхности воды. Это обусловлено многими факторами: глубиной водоема и проточностью, химизмом воды и особенностями грунта. От сочетания этих факторов зависит распределение растений по зонам, как бы повторяющим экологические группы. В самой глубокой части развиваются только придонные и подводные растения: элодея, пузырчатка, полушник, водяная сосенка. Ближе к берегу располагается зона плавающих растений, укореняющихся и неукореняющихся: ряска, кубышка, кувшинка, нимфейник, водяной орех; еще ближе — надводные растения: тростник, камыш, хвощ, рогоз, аир. Редко в озере мы встретим все зоны. В зависимости от условий наиболее хорошо формируется какая-то одна или две зоны.

Литература по водным растениям столь обширна, что все аспекты их биологии, экологии и фитоценологии охватить здесь невозможно. Мы познакомимся лишь с некоторыми регионами, зато достаточно различными в отношении климата и других условий жизни растений. Но уже и это может дать представление о флоре и фитоценозах водных растений.

Онежское озеро — одно из самых крупных на Северо-Западе европейской части СССР. Его площадь более 9.5 тыс. км2. Северная часть озера представлена несколькими крупными заливами. Берега их часто крутые, скалистые; литораль (мелководные зоны) выражена слабо. Здесь же многочисленные мелкие заливы, губы, активно зарастающие макрофитами. В южной части озера берега мало расчленены. Они низменные и заболоченные. Дно мелководий в Онежском озере разное: скалистое, каменистое, песчаное, илистое, глинистое. На берегах обычны сосновые и еловые леса.

Над Карелией ночи белые, Над озерами ветер стих. Зори падают перезрелые В ноги елочек молодых. Не колеблется, не колышется В белом мареве сладкий сон… Травы стелются, сосны высятся, Солнце катится колесом.

В. Сергин

В зарастании литорали участвуют 121 вид гидрофитов, 28 — гигрофитов, 6 — гелофитов и 17 — мезофитов. Но господствующая роль (эдификаторная) принадлежит только 31 виду, который формирует 61 ассоциацию. Главной особенностью зарослей водных растений является флористическая бедность. В одной ассоциации бывает от 1 до 20–30 видов.

Во всех частях озера господствуют тростниковые заросли. С тростником соседствуют разные виды осок, камыш, хвощ, рдесты, дербенник, чистец, горец земноводный и многие другие виды. Глубина воды здесь колеблется от 40 до 210 см. Благодаря обилию небольших, защищенных от ветра бухточек широкое распространение получили заросли нимфеидов: кубышки, горца земноводного, рдестов, шелковника и др. Так, кувшинка чисто-белая сочетается в разных пропорциях с кувшинкой малой, кубышкой, рдестами. Здесь же встречаются тростник, камыш, хвощ, частуха, стрелолист, горец земноводный, ежеголовки. Очень красивы во время цветения ценозы шелковника, покрывающего поверхность воды своими резными листьями и белыми цветами. Он предпочитает глубины воды 150–200 см.

Какое же место в заливах занимают разные ценозы? Возьмем какой-то конкретный залив, например Повенецкий. В его верховьях можно встретить хорошо выраженные зоны: у берега — осоки с травами, глубже — тростник с камышом, еще глубже — кувшинки с другими водными травами.

… Побледневшие, нежно стыдливые, Распустились в болотной глуши Белых лилий цветы молчаливые, И вкруг них шелестят камыши.

С. П. Аржанов

Особенно активно зарастают плесы, огражденные островами или узостями от больших заливов. Например, в заливах Святуха и Кефтеньгубд площадь с макрофитами составляет 11 %; это очень много по сравнению со средним значением по Онежскому озеру (0.24 %). Были подсчитаны даже площади литорали, заросшие разными видами макрофитов. Первое место занимает тростник, меньшие площади — заросли с рдестами, кубышкой желтой, камышом, осоками, хвощом, горцем земноводным, шелковником, кувшинкой. Площади рогоза, стрелолиста, урути, элодеи совсем маленькие.

«Дунайские плавни» — заповедник Украины, созданный в 1981 г. Площадь его 14.8 тыс. га. Заповедник расположен в Килийском рукаве дельты Дуная. В него входят острова, внутриостровные каналы (гирла, ерики, саги), заливы (куты) и приморская акватория. Современная дельта сформировалась сравнительно недавно: в послеледниковый период. Многочисленные рукава, опресненные заливы, внутриостровные озера и каналы активно зарастают макрофитами. Много здесь и крупнотравных болот. В заповеднике насчитывают 563 вида сосудистых растений, из которых 204 — гигро- и гидрофиты. У большинства растений севернопричерноморское происхождение, но есть и древние палеоэндемы, и западнопонтийские виды.

Растительность «Дунайских плавней» с высоты выглядит как бесконечные заросли тростника, рогоза, камыша, осок, а среди них — отдельные пятна водных растений: кувшинки, кубышки, водяного ореха, ряски, сальвинии, азоллы. Тростниковые ценозы обычно занимают участки с глубиной воды до 1 м. Они густы и высоки (3–4 м). Вместе с тростником встречаются рогоз, камыш, манник водный и луговоболотные виды (поручейник, окопник).

Распространены здесь и другие высокотравные ценозы: рогозовый (из рогоза узколистного, широколистного и Лаксманна), манниковый, камышовый (из камыша озерного и трехгранного). Меньшие площади занимают низкотравные ценозы воздушно-водных растений: из ежеголовок, сусака, стрелолиста, частухи, аира.

Среди настоящей водной растительности встречаются заросли из горца земноводного, рдеста прямого, водяного ореха, кувшинки белой, кубышки желтой, нимфейника, которые с другими растениями образуют множество сообществ (ассоциаций). Совершенно своеобразны ценозы водяного ореха. Они занимают опресненные заливы с глубиной воды 50-250 см и илистым грунтом. Сочетаясь с разными видами, водяной орех образует восемь ассоциаций, редких для Украины.

Листья его иногда сплошь покрывают поверхность воды. Кроме водяного ореха здесь есть и другие растения с плавающими листьями: нимфейник, сальвиния, азолла, водокрас, ряска, телорез. В наводном ярусе могут быть камыш озерный и трехгранный, ежеголовка простая, рогоз узколистный, сусак, тростник. Под водой растут рдесты, роголистник, шелковник, наяда, уруть. Столь же интересны ассоциации с нимфейником, также с густым травостоем, расположенным в три яруса.

Кроме сообществ водяного ореха редкими для Украины считаются сообщества из сальвинии, нимфейника, кувшинки белой, кубышки, ряски, пузырчатки, турчи, азоллы. Интересные сведения приводит об азолле А. Ньюмен. Оказывается, что в выемках листьев азоллы поселяется синезеленая водоросль. Два этих растения вступают в симбиоз: водоросль фиксирует азот из воздуха и снабжает им азоллу, которая предоставляет водоросли «квартиру». В них накапливается такое большое количество азота, что китайцы стали использовать это растение для удобрения рисовых полей. Теперь в Китае даже разводят азоллу на площади 1.4 млн га и получают огромную зеленую массу, в которой количество азота эквивалентно 100 тыс. т азотных удобрений. А. Ньюмен пишет, что применение такого естественного удобрения повысило урожайность риса на 158 %.

В дельте Волги. Везде обильная вода, И все каспийское поморье В лесах, болотах и садах, Каких не знает плоскогорье. Здесь вызревают апельсин, Гранат, рубинами горящий, А весь простор сырых низин Покрыл тростник густою чащей.

Н. С. Щербиновский

«Каспийскими джунглями» называли русские ученые обособленный мир дельты Волги. «…Мы поплыли далее, беспрерывно лавируя между камышовыми островами, и вошли в устье Волги — величайшей из известных нам рек», — писал путешествовавший в 1473–1477 гг. венецианский дипломат Амброзио Канторини.

Дельта Волги — это царство воды, водных и воздушно-водных растений. Здесь процветают реликтовые и эндемичные виды растений, водные папоротники: сальвиния плавающая и марсилия четырехлисточковая, древний реликт водяной орех и насекомоядная альдрованда пузырчатая.

На площади 62.5 тыс. га раскинулась дельта Волги, где многочисленные дельтовые протоки и ерики, култуки, ильменя и банчины (блюдцеобразные озера внутри островов, заливы и руслообразные понижения) образуют сложные переплетения с небольшими участками суши: грядами, отмелями, косами. Авандельта (подводная дельта) простирается в сторону моря до 50 км. Теплый климат и обилие мелководных водоемов создают необыкновенно благоприятные условия для развития водных растений. Отдельные участки настолько плотно зарастают растениями, что становятся труднопроходимыми для лодок, «…в стороне от протоки иссякала напористая сила течения. Дремно лежали на воде листья кувшинок, камыш неподвижно поднимал над водой свои метелки. Дремало все вокруг: и солнечные пятна, и тени деревьев на разливе, и воздух, густо настоенный запахами водорослей, свежей листвы и болотной прели, и обступившая со всех сторон чаща. Было очень жарко, парило. И все до краев наполняла зеленая жизнь, которой щедро отпущено света, тепла и влаги» (О. Волков).

В авандельте, где глубины колеблются от 0,3 до 1.2 м, пышно развиваются подводные «луга» из погруженных растений: роголистника, наяды, элодеи, шелковника. Выделяются ярко-зеленые «луга» из валлиснерии с ее длинными и узкими лентами листьев. Обширны заросли растений с плавающими листьями. В култуках и мелководьях ильменей и банчин типичны ценозы с водяным орехом и нимфейником. Пятнами встречаются заросли сальвинии и марсилии — водных папоротников с очень красивыми листьями. У сальвинии плавающей листья светло-зеленые, серебристые, сплошь или даже в несколько рядов покрывающие поверхность воды, а погруженные — нитевидные и разветвлённые. Листочки марсилий приподнимаются на длинных черешках и состоят из четырех долей.

Астраханская дельта — один из самых значительных по площади участков с лотосом. Заросли его постепенно расширяются. И если при организации заповедника они занимали только 4 га, то сейчас уже более тысячи. Цветущий лотос — великолепное и запоминающееся зрелище. Его приподнятые над водой округлые листья диаметром до 80 см чередуются с крупными розовыми цветками. Цветение лотоса продолжается с середины июня и до конца августа; поэтому всегда можно увидеть ярко-розовые бутоны и более светлые, распустившиеся цветы, а отцветающие они становятся уже совсем белыми.

Но особенно большие площади занимает тростник, образующий бордюрные заросли («крепи») в ериках, протоках, култуках. Такие крепи тянутся на 10–15 км. Часто в тех же местообитаниях встречаются заросли рогоза узколистного, а в мелководьях авандельты распространен более низкорослый рогоз Лаксманна. Обычны и такие растения, как ежеголовник простой, сусак зонтичный, частуха, стрелолист. Сусак образует даже две формы: с цветами — на мелководьях и в прибрежной зоне, без цветов — в более глубоких участках, где его листья вытянуты по течению воды на ее поверхности.

Озера Дальнего Востока. Самое большое озеро юга Приморья — Ханка. Его еще называют Ханкой или Синкай-ху, что с китайского одни переводят как «озеро процветания и благоденствия», а другие — как «впадина». Расположено оз. Ханка в обширной Ханкайско-Уссурийской депрессии. Площадь этого озера более 4 тыс. км2, и большая часть его находится в пределах СССР. Озеро почти все мелководное, преобладают глубины 1–3 м. Многочисленные мелководные бухты, а часто и луды буйно заросли водной и водно-болотной растительностью. Прибрежные заросли постепенно переходят в болота и заболоченные луга, окружающие озеро, а болота и луга — в «плави», как их в свое время назвал видный советский ботаник В. Л. Комаров. Что же это такое? Для оз. Ханка характерны периодические колебания уровня воды. При подъеме уровня вода проникает между почвой и сплетенными корневищами растений — и они как бы повисают на «водной подушке» и жидком иле. Вода спадает — и «плавь» садится на грунт. Вот как написал об этом В. Л. Комаров, исследовавший растительность Уссурийского края в начале нашего века: «При попытке высадиться на плави я выяснил, что держаться на них очень неприятно: ноги глубоко уходят в мягко сплетенные корневища, корни и гниющую листву. И каждое вдавление сейчас же наполняется водой».

В прибрежных зарослях и на мелководьях преобладает вездесущий тростник. В зарослях, вдали от берегов, стебли надламываются и удерживаются на плаву. Постепенно слой мертвых стеблей утолщается — и образуется сплавина, уже способная удержать тяжесть человека. И тогда на ней поселяются другие растения. Бывает так, что сплавина становится такой тяжелой, что погружается на дно.

Реже встречаются камышово-манниковые заросли из манника колосовидного, камышей озерного и укореняющегося с примесью хвоща топяного, тростника, вахты, ириса Кемпфера, калужницы. Но есть на оз. Ханка и растения, свойственные только этому краю. Характерна цицания широколистная — эндем Восточной Азии. Это крупный злак с пышными метелками, называемый еще водяным рисом. Нередки здесь чистые заросли цицании, обрамляющие берега широкой полосой. Иногда к цицании примешиваются тростник и рогоз восточный, стебли которых сплетает актиностемма — растение из сем. Тыквенных. В «окнах» — нимфейник, кувшинка, сальвиния пузырчатая, водокрас азиатский, к нижней стороне красноватых листьев которого прикреплены плавательные подушки. В воде обильна гидрилла мутовчатая. «Окна» и тихие заводи заполняются рдестами, водяным орехом и тропическим экзотом — монохорией влагалищной, которую неправильно называют водяным гиацинтом. Во время цветения такие участки имеют вид ярко цветущей клумбы. На совсем низких отмелях группами стоят камыш трехгранный, крупные осоки, сыть, проломник нитевидный.

В небольших озерах Приханкайской низменности, например в оз. Лебех, сохранились заросли лотоса, который предпочитает селиться в местах с глубиной не больше 1.5 м. И уж совсем редкими (эндемами) являются эвриала устрашающая со своими огромными колючими плавающими листьями и бразения Шребера. Оба растения — реликты третичного времени. В Хабаровском крае есть даже оз. Бразениевое, где бразения находится на северной границе своего ареала. В этом озере найден еще один редкий вид — кубышка японская. Здесь же, в Хабаровском крае, отмечена самая северная точка обитания цицании широколистной.

 

Мир болотных растений

«Неправду говорят о болотах. Какая там застойность!.. Сколько здесь творческого кипения, поиска. Болотные травы всегда самобытны. Белокрыльник, росянка, вахта — что ни растение, то какая-нибудь оригинальная придумка. Взять тот же венчик трифоли. Лишь отказ от канонов и настоящее дерзание могли привести к его возникновению. Не благоприятствует ли экология болот подобным поискам? Тут как бы сплетаются в контрапункте две среды: водная и наземная. Именно на границе этих сред когда-то произошли самые великие преобразования биосферы. Жизнь болот полна неугасимых порывов к новому. Тому свидетельство и венчик вахты», — пишет Ю. Линник.

Различаются ли флоры болот и других экосистем? Вопрос вполне правомерный. Но ответ на него неоднозначен. Дело в том, что на болотах нашли себе приют растения лесов, лугов и озер, которые воедино сплелись с истинно болотными видами. Разве удивляет кого-то, что на болотах обычны сосна, лиственница, береза. Даже кедр (сосна сибирская) и кедровый стланик неплохо чувствуют себя на некоторых болотах. Можжевельник и крушина, черника и брусника, вороника и вереск в изобилии растут по окраинам, а иногда и в центре болот. На богатых лесных болотах и ландыш может образовать сплошной покров. А ведь все это типичные «лесовики».

На болотах процветают также многие растения лугов: кровохлебка, валериана, купальница. Из озер на болота «пришли» тростник, рогоз, многие осоки и даже кувшинка. Типичные тундровые и альпийские растения тоже растут на болотах (правда, только тундровых). Среди них арктоус альпийский, филлодоце голубая, дриада точечная.

Тогда вправе ли мы называть все эти растения болотными? Ботаники считают, что вправе. Потому-то так пестра и разнообразна флора болот. Тем более что везде существуют постепенные переходы от лесов, лугов и озер к болотам. А сколько же тогда видов растений на болотах? К сожалению, точно сказать невозможно. Такие анализы делались пока только для отдельных регионов. Например, на болотах Карелии О. Л. Кузнецов насчитал 283 вида (причем это только сосудистые растения), а А. И. Максимов выявил 109 различных мхов. Остальное население (лишайники, грибы, водоросли) практически не изучено. По другим регионам приводятся такие цифры сосудистых растений: в центральной части Черноземья — 302 вида (К. Ф. Хмелев), в Верхнеангарской котловине — 209 (И. Л. Поспелова), в тундровой зоне — 205 видов (М. С. Боч). По данным же X. X. Трасса, только на низинных болотах Эстонии произрастает до 210 видов. Есть сведения и по другим регионам, где цифры довольно близки. Но состав флоры, конечно, разный; хотя встречается и много общих видов; Самый богатый флористический состав — в низинных лесных болотах, самый бедный — в сфагновых верховых.

Нельзя не отметить еще один факт. Флористический анализ усложняется присутствием «случайных гелофитов» — растений, более свойственных неболотным местообитаниям, но изредка встречающихся на болотах. В Карелии О. Л Кузнецов насчитал 80 таких видов. Вот это-то и вносит в анализ флоры болот субъективные черты. Однако не будем далее углубляться в решение этой задачи: пусть этим занимаются ботаники.

Теперь позволю себе напомнить несколько азбучных истин, без которых нам далее просто не обойтись. Среди основного «ядра» болотной флоры одни растения встречаются часто, другие — редко. Есть там эдификаторы (от латинского aedificator — «строитель»), которые особенно обильны и диктуют условия жизни всем остальным растениям. Других растений тоже много, но они уже приспосабливаются к эдификаторам. Это доминанты. Третьих хотя совсем мало, но они постоянны. Ботаники назвали их ассектаторами (от латинского assectator — «постоянный спутник»). Сочетания же этих разных по значению групп растений в каждой географической зоне свои. Например, в тайге эдификаторами являются в основном сфагновые мхи; в тундре — зеленые мхи, лишайники и осоки; в степи и низменностях с субтропическим климатом — крупные травы. Все это, конечно, очень схематично, но позднее мы поговорим об этом подробнее.

А теперь вернемся к рассказу о растениях болот. Среди них есть деревья и кустарники, кустарнички и травы, мхи и лишайники. В такой последовательности мы и познакомимся с ними. Более подробно поговорим о сосудистых растениях, коротко остановимся на мхах и лишайниках, но обойдем молчанием грибы и водоросли, сведений о жизни которых на болотах совсем мало.

Деревья. Наиболее типичный представитель деревьев на болотах — сосна обыкновенная. Реже встречается ель (сибирская и европейская). В Сибири и на Дальнем Востоке обычны болота с лиственницей сибирской и даурской. Обитает там и кедр сибирский. Столь же типична, как сосна, береза: в европейской части — пушистая, в Сибири и на Дальнем Востоке — Миддендорфа, овальная и приземистая. Обычна для лесных болот также ольха черная (или клейкая), образующая обширные болотные леса в Полесье. На сырых же равнинах Колхиды встречается ольха бородатая. Все эти деревья могут быть эдификаторами, формируя болотные леса. Но иногда они выступают как доминанты или ассектаторы.

На лесных болотах есть еще группа деревьев, мало характерных для болот: лапина, дуб имеретинский, ясень, бук.

Так построил он пирогу Над рекой, среди долины, В глубине лесов дремучих, И вся жизнь лесов была в ней, Все их тайны, все их чары: Гибкость лиственницы темной, Крепость мощных сучьев кедра И березы стройной легкость, А в волнах она качалась, Словно желтый лист осенний, Словно желтая кувшинка.

Лонгфелло

Сосна обыкновенная. В оптимальных условиях сосны на болотах разрастаются так, что внешне трудно отличить их от обитающих в лесу. Например, на окраинах болот сосны часто по габитусу напоминают суходольные. Высота их в среднем 10–12 м. Р. И. Аболин назвал эту форму топяной. Чем хуже условия, тем меньше высота и медленнее рост сосны. Сосна формы Литвинова вырастает всего до 3–4 м, а крона у нее сохраняется только в верхней трети ствола и имеет вид шара. Еще более угнетенная форма — Вилькомма, она уже не превышает 1–3 м; ствол ее часто искривлен, а ветви, как у карликовой японской искусственной сосны, размещены по всему стволу. Но и это еще не самая крайняя степень угнетенности. На старых сфагновых болотах сосна из дерева превращается в кустарник с несколькими стволиками, погруженными в мох. А над ковром сфагнов возвышаются лишь верхушки ветвей, растущих прямо от корневой шейки. Годичные кольца у болотных сосен такие тонкие, что рассмотреть и сосчитать их можно только под сильной лупой. И другие морфологические признаки отличаются от суходольной: у них короче хвоя, смоляных ходов в хвое больше, шишки и семена мельче, древесина плотнее и поэтому дольше не разрушается.

Болота с господством сосны, где она является эдификатором, встречаются и в европейской, и в азиатской частях СССР. И все же они не столь часты, как другие — травяные, сфагновые. Слишком много факторов должно совпасть, чтобы сосна на торфяном болоте стала эдификатором: и хорошие уклоны поверхности, и достаточный дренаж, и отсутствие длительного застоя, и наличие многих минеральных солей.

Сосну сибирскую часто называют сибирским кедром. Она обычна на болотах Сибири, где в особенно благоприятных условиях вырастает до 20 м и более (в лесах — до 40 м). Но чаще на болотах кедр бывает 7-10 м высотой. Кедр неплохо приспособился к жизни на сфагновом болоте, все время прирастающем вверх. По мере погребения корневой шейки в нижней части ствола вырастают придаточные корни. У кедра в пучках по пять длинных хвоинок, тогда как у сосны обыкновенной — по две. Шишки тоже больше, чем у сосны (до 13 см), и наполнены они довольно крупными орешками. В сограх (лесных болотах) урожай шишек меньше, чем в лесах, но иногда и здесь бывает значительным. Необыкновенно питательны кедровые орехи. Они содержат до 36 % жирного масла; в них есть белки и сахара, а в хвое — эфирные масла и витамин С. Великолепна и кедровая древесина, широко применяемая в народном хозяйстве.

Ель (сибирская и европейская) нередко встречается на болотах, но требовательность ее к режиму питания и проточности значительно большая, чем у сосны. На болотах она растет и развивается тем лучше, чем ближе там условия среды к суходольным. Все дело в корневой системе ели. Ее корни распластываются в приповерхностном слое почвы и совершенно не выдерживают застаивания воды и кислородного голодания. Но какова же сила жизни? Прирастает вверх торф, погребенные корни отмирают, а выше образуются новые придаточные корни.

В ельниках болотных в европейской части СССР в древостое может быть примесь сосны обыкновенной, березы пушистой, ольхи черной. Деревья ели достигают 18–20 м, а бонитет — V–Va. Для Западной Сибири типичны согры — низинные лесные болота с господством ели сибирской. В примеси часто выступает сибирская сосна. Нередко она становится эдификатором, а ель — ассектатором.

Лиственница (сибирская и даурская) на болотах проявляет чудеса приспособления. Там, где не могут расти сосна и ель, растет лиственница: на вечномерзлых восточносибирских и дальневосточных минеральных почвах и торфах. Вместо вмерзших в вечную мерзлоту корней у лиственницы тут же вырастают новые придаточные корни. Поэтому-то она и заняла почти половину площади лесной зоны Сибири.

На лиственничных марях (болотах) деревья, конечно, не такие, как в лесах: 4-10 м (в лесах — 30–35 м). И кроны у деревьев на болотах часто уродливы, узки, с низко опускающимися ветвями. И все равно мари красивы, особенно осенью, когда нежная хвоя окрашивается в желто-золотистый тон. Затем, на зиму, хвоя сбрасывается, а весной появляется новая, нежно-зеленая, мягкая. Ценится древесина лиственницы красно-бурая, мелкослойная и очень смолистая. Она устойчива к гниению и поэтому используется для строительства гидротехнических сооружений. Например, известен такой факт: сваи, вбитые римлянами при строительстве Троянова моста 1700 лет назад, когда их откопали в 1958 г., стали такими твердыми, что не поддавались ни пиле, ни топору.

Береза пушистая почти столь же часта на болотах, как и описанные хвойные породы. Высота березы, диаметр стволов ее, сомкнутость крон очень разные (в зависимости от экологических условий). В наиболее благоприятных местообитаниях береза — дерево (10–15 м и даже больше). Но чем хуже условия, тем она все более похожа на куст, сформированный из нескольких стволов, которые отходят прямо от корневой шейки. В европейской части СССР, на низинных и переходных болотах, в поймах рек и в хорошо дренированных депрессиях, береза пушистая образует болотно-травяные леса. Особенно же характерны такие леса для Западной Сибири. Береза пушистая выживает на болотах даже при такой слабой аэрации торфа, при которой гибнут сосна и ель. А дело опять-таки в способности березы образовывать придаточные корни, которые проникают значительно глубже в торф, чем корни хвойных пород.

Широко распространена и береза карликовая. Это типичное тундровое растение, но оно нашло себе приют и на болотах лесной зоны, где карликовая береза — небольшой кустарник (не более 1 м высоты).

В Сибири и на Дальнем Востоке береза пушистая на болотах заменяется березой плосколистной. Но встречаются там и березы-кустарники: Миддендорфа, тощая, приземистая, овальнолистная.

Вместе с елью или в виде одновидовых древостоев на богатых, сильно увлажненных, но хорошо дренированных болотах обитает ольха черная (или клейкая). Она может достигать 15–18 м высоты. Черноольховые болота очень интересны и по облику, и по богатству видами растений. На высоких кочках растут ольха и лесные виды растений, а в глубоких понижениях — водные и водно-болотные виды. В колхидских болотах также встречается ольха черная, но преобладает все же ольха бородатая. Об этих ольхах, как и о березе пушистой, подробнее можно прочитать в разделе «Лекарственные растения».

Кустарники и кустарнички. Для болот характерны и другие кустарники: можжевельник, крушина ломкая, ивы, смородина черная. На восточносибирских болотах распространен курильский чай, в период цветения украшенный многочисленными желтыми цветами. На кавказских болотах растут рододендроны — кавказский и понтийский — с великолепными по красоте «шапками» цветов. Редкая теперь восковница обыкновенная встречается в основном на болотах Прибалтики, а душистая — только на Дальнем Востоке.

Многочисленны и обыкновенны кустарнички (багульник, вереск, вороника, голубика, кассандра, клюква), встречающиеся на большей части болот таежной зоны. На тундровых болотах нашли приют типичные арктоальпийские виды: дриада точечная, Кассиопея четырехгранная, брусника, черника.

Травы, мхи и лишайники. Особенно разнообразны на болотах травы. Здесь много видов из семейств осоковых, злаковых; растут хвощи и папоротники. А среди двудольных цветковых растений есть и невзрачные (подмаренник, мытник болотный, горичник), и очень декоративные (калужницы, ирисы, почти все орхидеи, камнеломка болотная, шпажник болотный), и лекарственные (вахта болотная, дербенник иволистный, лабазник вязолистный, горцы, валериана, кровохлебка), и ягодные (морошка, поляника), и др.

Необыкновенно интересны насекомоядные растения, которые в процессе эволюции приспособились к трудной жизни на болотах таким образом, что, имея хлорофилл, они питаются еще и животным белком — насекомыми. А орхидеи! Что может быть совершеннее в своей скромной и в то же время вычурной красоте! Здесь кистевидные розово-малиновые кисти ятрышников и офрисов, желто-коричневые — дремликов, одиночные крупные цветки венерина башмачка.

Одни из травянистых растений (космополиты) распространены почти по всей стране (тростник); другие (эндемы) встречаются только в одной ограниченной области. Так, лишь на Кавказе обитают гибискус понтический и костелецкия. Только на Дальнем Востоке можно увидеть эвриалу устрашающую и бразению Шребера, а в юго-западных районах европейской части СССР — горечавку желтую.

И, конечно, нельзя обойти молчанием растения болот, ставшие настолько редкими, что их пришлось вносить в Красную книгу СССР. Причины их постепенного исчезновения разные. Но чаще всего это неумеренные сборы в букеты редких по красоте растений. Об этой группе растений позже мы поговорим подробнее.

Мхи на болотах играют часто очень важную роль. На отдельных болотах они образуют сплошной ковер и являются эдификаторами. На низинных болотах наряду с травами и деревьями могут господствовать сфагновые евтрофные и бриевые (зеленые) мхи, на переходных — сфагновые мезотрофные, на верховых — сфагновые олиготрофные мхи и лишайники. Немалое значение на верховых болотах имеют и печеночные мхи.

 

Щедрость зеленых друзей

 

Из 21 тыс. растений, встречающихся в нашей стране, только 230 признаны научной медициной. Это из трех-то тысяч, применяемых народными лекарями! Кроме лекарственных существуют витаминные, дубильные, красильные, медоносные, декоративные, кормовые и другие группы растений. Но любое деление будет условным, так как в каждом растении содержатся полезные, вредные и безразличные для человека вещества. И все же какое-то свойство или сумма их позволяют разграничить растения.

А сколько же полезных растений обитает на «мокрых» местах: в мелководных водоемах, на болотах, в заболоченных лесах и лугах? Этого, увы, никто не считал.

Все описанные в этой книге растения разделены на две неравные по объему группы: лекарственные и «эстетические». Их можно было бы разделить и по-другому: по типам местообитаний, по действию на болезни, по систематическому принципу. Но книга научно-популярная, и автором выбрано именно такое решение.

Как уже отмечалось выше, материал подается здесь не в виде справочника, а тем более не в виде готовых рецептов (для этого есть врачи). Перед Вами свободный и небеспристрастный рассказ о знакомых мне растениях, для каждого из которых приведены известные по литературе данные об их лекарственных свойствах, химическом составе и лечебных качествах.

 

Живая аптека

 

Все описанные в этом разделе растения — лекарственные. Но ценность и значимость их разная: одни широко распространены и признаны официальной фармакологией; другие также хорошо апробированы, но не включены туда по разным причинам (из-за редкой встречаемости, замене их в последнее время более эффективными растениями); третьи забыты как лекарственные; четвертые известны больше не по лекарственным, а по пищевым свойствам. Все это и побудило лекарственные растения разбить на три группы: самые популярные и широко распространенные; частично потерявшие свою значимость; ягодные и салатные. При описании всех растений красной нитью проходят сведения об их лекарственных свойствах, рассказано также о направлениях их использования.

 

Растения популярные

Со времени написания этого стихотворения прошло почти 100 лет, но и сейчас в лекарственном арсенале медицины преобладают средства растительного — происхождения. Глубокое проникновение в суть действующих веществ лекарственных растений дало в руки людям целый букет новых сведений. Не вслепую теперь прописываются растительные препараты, а с полным знанием и ясным представлением действия их на организм. Эффективность каждого лекарственного растения и его препарата всегда проверяется многократно, и только потом оно становится официальным лекарственным средством.

В состав действующих веществ лекарственных растений входят белки, жиры, углеводы, алкалоиды, органические кислоты, гликозиды, сапонины, флавоноиды, эфирные масла, витамины, дубильные и некоторые другие вещества. Приведу краткие сведения о них.

Белки — высокомолекулярные азотсодержащие вещества. Они состоят из различных аминокислот, часть которых биологически активна. Например, нуклеиновая кислота играет важную роль в проявлениях наследственности. При гидролизе нуклеиновых кислот в некоторых растениях образуются кофеин, теобромин.

Жиры — смесь сложных эфиров высших жирных кислот (линоленовая, линолевая, арахидоновая) и глицерина. Основную часть жирных кислот человек получает только с растительной пищей. По их биологическим свойствам (понижению холестерина в крови, торможению развития атеросклероза) некоторые из них относят также к витаминам. Различные растительные масла широко применяются в медицине самостоятельно или как основа для других лекарств (мази, линеаменты).

Углеводы в растениях составляют 70–80 %. Они объединяют MOHO-, олиго- и полисахариды. Например, глюкоза — моносахарид. Крахмал, целлюлоза и гликоген построены из глюкозы. В зеленых частях растений много фруктозы, которая входит в полисахариды. Сахароза — уже олигосахарид. Они есть в листьях, семенах, фруктах, ягодах, клубнях. Клетчатка (целлюлоза), из которой состоят все оболочки растений, — тоже полисахарид. Так, в древесине ее до 50 %. В межклеточных пространствах растений содержатся пектины, относящиеся к полисахаридам. Их много в ягодах, плодах? Благодаря пектинам желируются мармелады, варенья. Попадая в организм, пектины не перевариваются, а адсорбируют ядовитые и вредные вещества и выводят их. К пектинам близки слизи и камеди.

Органические кислоты придают вкус фруктам, ягодам, листьям. Среди них чаще всего в растениях встречаются муравьиная, уксусная, щавелевая, яблочная, винная и лимонная кислоты.

Алкалоиды (соли органических кислот) — физиологически активные вещества. Многие алкалоиды: морфин, папаверин, кофеин, кодеин, эфедрин, стрихнин, атропин, берберин, — широко используются при лечении всевозможных болезней.

Гликозиды — соединения органических кислот с глюкозой. Они придают вкус и аромат растительным продуктам. Агликон, получаемый из гликозидов при кипячении, определяет физиологическую их активность. К ним относятся и сапонины, которые образуют стойкую пену при взбалтывании с водой. Их используют как отхаркивающее и противосклеротическое средство. Горечи — тоже гликозиды. Это безазотистые вещества с горьким вкусом. Их применяют для увеличения выделения желудочного сока, вследствие чего улучшается пищеварение.

Флавоноиды (флавоновые гликозиды или их агликоны) придают растениям желто-оранжевую окраску. Флавоноиды — гетероциклические соединения, почти не растворимые в воде. Многие растения окрашены благодаря содержанию в них кверцетрина, тоже относящегося к группе флавоноидов. Производным флавонов является, например, гесперидин, придающий цитрусовым их окраску. Флавоноиды служат основой для создания многих лекарственных и витаминных препаратов. Близки к флавоновым гликозидам и антоцианы, которые окрашивают черную смородину, бруснику.

Дубильные вещества (таннины, таниды) участвуют в коагуляции клеевых растворов и образовании нерастворимых осадков с алкалоидами и солями свинца. Слово «дубильные» произошло от большого содержания их в коре дуба (в некоторых растениях до 20–30 %). Катехины — тоже дубильные вещества (производные флавонолов и антоцианов). Вяжущие и противовоспалительные свойства дубильных веществ используются при создании лекарств для лечения желудочно-кишечных и других болезней.

Эфирные масла придают растениям своеобразный аромат. Это смеси различных летучих безазотистых веществ, в основном терпенов и их производных. Эфирные масла обладают противомикробным, болеутоляющим, противокашлевым действием. В них содержатся спирты, например ментол. По химическому составу ближе к эфирным маслам смолы, но чаще твердые или полужидкие.

Фитонциды объединяют органические вещества различного химического состава, а роднят их сильно выраженные антимикробные свойства.

Витамины играют очень важную роль в жизнедеятельности организма. Большая их часть поступает с растительной пищей, а совсем незначительная — синтезируется животным организмом. Во многих растениях содержится пигмент каротин (провитамин А), который превращается в организме в витамин А. Он придает растениям оранжево-красный цвет (морковь, крапива, рябина). Недостаток витамина A приводит к нарушениям функций нервной системы, понижению сопротивляемости инфекционным заболеваниям. Во многих растениях присутствуют витамин B1, способствующий росту организма, нормальной перистальтике кишечника, и витамин В2, необходимый для синтеза белка и жира, деятельности печени и желудка. В растениях встречаются еще и другие витамины группы В: В3, В6, В12, В15, — а также содержатся витамины D, Е, К, Р, РР, С, F, U, фолиевая кислота. Среди полезных веществ в растениях есть гормоны, ферменты, минеральные соли.

Итак, важнейшими действующими веществами считаются алкалоиды, глюкозиды сердечного действия, некоторые сапонины, флавоноиды, кумарины, аминокислоты, полисахариды и др.

По своему действию на организм человека лекарственные растения делятся на болеутоляющие, сердечно-сосудистые, моче-, желче- и потогонные, отхаркивающие, ранозаживляющие, слабительные, закрепляющие, инсектицидные. Иногда так и группируют растения при описании. Но в нашем случае, когда количество растений не так уж велико, удобнее расположить их по алфавиту.

Аир обыкновенный — Acorns calamus. Сем. Ароидные — Агасеае.

Ир — водяная райская трава… Корень ее снаружи красноват, внутри бел, толщиной в палец, легок, составлен из множества коленцев, покрыт волокнами и имеет пронзительный и нарочито приятный запах.

Старинный травник XVIII в.

Аир — многолетнее травянистое растение со сплюснутым стеблем и длинными (до 100–120 см) ярко-зелеными, как мечи, листьями, выходящими пучками из точек роста корневищ (рис. 1). Цветет он с конца мая и до середины июля. Цветонос трехгранно-уплощенный с соцветием (початком) на конце, обвернутым в основании кроющим листом. В соцветии много мелких невзрачных желто-зеленых цветочков. Возможно, поэтому растение назвали Acorus, что переводится как «некрасивый», «неукрашенный», а Acorus calamus — как «некрасивая трость». Аир называют еще благовонной тростью.

Корневище аира длинное, ползучее, извилистое, до 3 см толщины. Сверху оно бурое, а внутри — белое с розовым оттенком. На вкус оно жгуче-горькое с сильным приятным запахом. Поэтому есть также такое толкование родового названия аира: латинское Acorus близко по звучанию к греческому акорон, что значит «душистый».

Рис. 1. Аир обыкновенный (справа — початок).

Лекарственным сырьем аира являются корневища. Урожаи их достигают 200-1200 г/м2. Одно корневище ежегодно прибавляет в массе 10–70 г.

Аир — прибрежно-водное растение. Встречается оно обычно в мелководьях с медленно текущей и стоячей водой, в заболоченных долинах рек и озер, в плавнях, старицах, по днищам мокрых балок. Особенно велики запасы аира по Днепру, Донцу, Южному Бугу. Естественные заросли аира часты также в Прибалтике, в средних и южных регионах Европы, в дельте Волги, в плавнях Кубани. В азиатской части нашей страны он сосредоточен в южной тайге и на Дальнем Востоке. Но потребность в сырье превышает естественные запасы, а тем более заготовки аира. Поэтому в ряде стран его выращивают, закапывая куски корневищ во влажную землю.

В Европе аир появился сравнительно недавно: примерно в XIV в. Завезли его, по-видимому, татары, которые в своих кочевьях всегда брали с собой корневища аира и бросали их во все встречающиеся водоемы. Они считали, что если аир укореняется, то вода пригодна для питья. Недаром синоним аира — татарское зелье. В XVI в. аир уже знали в Германии, где засахаренные корневища считали лакомством. А раньше, в XV в., он был известен на Украине, в Польше, Литве. Исконная родина аира — Индия. Может быть, поэтому у нас он цветет очень редко, а вот в Индии — всегда, завязывая сочные красные ягоды.

Исследования показали, что в корневищах аира много эфирных масел, есть горький гликозид акорин, душистое каламусовое масло, алкалоид каламин, крахмал, смолы, камедь, дубильные вещества, а в листьях и корневищах — витамин С (особенно много его в листьях). Носитель запаха корневищ — азориновый альдегид, действующее вещество — каламин.

Аир как лекарственное растение известен с глубокой древности, особенно в Китае и Индии. О его лечебных свойствах знали и врачи Древнего Рима: Диоскорид и Гален. А в XVI в. немецкие аптекари продавали уже несколько центнеров аирного корня. Во многих странах он включен в официальную фармакопею. Считается, что горькое эфирное масло и акорин повышают аппетит; при этом усиливается выделение желудочного сока, улучшается пищеварение, уменьшаются желудочные боли. Применяется он и при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки; эффективен при желудочных заболеваниях, особенно с пониженной кислотностью желудочного сока. Есть сведения, что помогает аир при почечных коликах; используется как желче- и мочегонное. Обладая горьким вкусом, он рефлекторно стимулирует желудочную секрецию и повышает аппетит. Корневище аира входит во многие желудочные и аппетитные чаи. Спиртовой экстракт имеет успокаивающее и болеутоляющее свойство.

Аир используется в виде настоев, настоек, порошков. Вытяжки из аира входят в ряд лекарственных препаратов: в таблетки викаир, викалин, ультокс, в состав комплексного средства энатин. Эфирное масло азарон действует как аминазин, усиливая эффект ряда снотворных препаратов. Применяется аир и в ветеринарии как тонизирующее при желудочных и кишечных коликах.

Аир давно популярен в народной медицине. Он известен как болеутоляющее, ранозаживляющее, дезинфицирующее средство; применяется и при аллергии, подагре, воспалении десен, малярии, истерии, при лечении нарывов, при кашле, желудочных болезнях и мн. др. Особенно популярен аир в китайской и тибетской медицине, где рекомендуется в качестве тонизирующего, жаропонижающего, для лечения ревматизма, кожных болезней, слуха, зрения; используется и при бронхитах, пневмонии, неврозах, психических расстройствах. Ванны, ароматизированные аиром, действуют успокаивающе на нервную систему. Тибетская медицина рекомендует: «При коликах тонкой кишки сделать компресс из борца разнолистного и аира со снеговой водой… Горчица, аир, каменная соль при втирании удаляют с лица веснушки, рябины, прыщи».

Известны не только лекарственные свойства аира. Это древнейшая пряность, которая соперничает с лавровым листом. Эфирные масла нашли широкое применение в парфюмерии для ароматизации мыла и кремов. В пищевой промышленности с помощью аира ароматизируют пиво и фруктовые воды. Засахаренное корневище заменяет редкие у нас имбирь, корицу, мускатный орех. На Украине из корневищ аира варят компоты и варенья. Используют аир и для дубления кож, для получения краски. Листьями аира конопатят ушаты, кадки. Известен аир и как инсектицид против мух и комаров. Аир охотно поедают ондатры, бобры, лоси.

Багульник болотный — Ledum palustre. Сем. Вересковые — Ericaceae.

Багульник — кустарничек. Это типичный обитатель верховых болот, заболоченных сосновых и березовых лесов, лиственничных марей, моховых тундр. Обычен он и в долинах заболоченных горных речек.

Ареал багулькика голарктический. Он распространен в тундровой и, лесной зонах, в горно-лесном поясе Сибири и Дальнего Востока.

У багульника вечнозеленые узколанцетные листочки, похожие на широкую хвою. В сыром лесу или на окрайке болота багульник вырастает в высоту более чем на 1 м, а на сфагновых грядах верхового болота его стволики поднимаются над поверхностью лишь на 20–30 см.

Когда попадаешь в заросли багульника, особенно в период цветения, в первые мгновения запах его кажется приятным. Но стоит побыть там какое-то время — и реакция не замедлит сказаться: появляются вялость, сонливость, сердцебиение.

Пахучий кустарник на кочке растет, Болото собой украшая. Неярко, но пышно весною цветет Багульник — аптека лесная.

В. Г. Рубцов

Невзрачный зелено-бурый багульник во время цветения становится праздничным, ярким. Соцветия его кажутся то белыми пушистыми шапками, то мохнатыми шарами. Отдельные цветочки небольшие: 1–1.5 см. Над пятью овальными лепестками — тычинки на длинных нитях, а в середине — пестик с изогнутым рыльцем. Во время цветения заросли багульника покрываются как бы белой дымкой, и над ними плывет аромат, как дурман. Цветет багульник в мае-июне, часто очень обильно. На его многочисленных придаточных корнях, как и у всех растений сем. Вересковых, нет сосущих корешков. Их заменяет микориза — гифы грибов, сросшиеся с клетками корней (рис. 2).

Все растения багульника, и особенно молодые его веточки и цветы, насыщены эфирными маслами (до 7.5 %). Здесь и ледол, и палюстрол, и другие масла, и багульниковая камфора. Кроме эфирных масел в багульнике найдены дубильные вещества, аскорбиновая кислота, гликозиды (арбутин и андромедотоксин), кумарины, флавоноиды, фенолы, красящие вещества. Считается, что основное действующее начало багульника — багульниковая или ледум-камфора. Исследования последних лет показали, что в листьях содержится до 16 химических элементов (кальций, калий, магний, никель, марганец, железо, ванадий, алюминий, свинец, молибден, барий, стронций, хром, титан и др.). Из-за высокого содержания эфирного масла все растение ядовито. Чистое эфирное масло густое и зеленоватое, имеет горький вкус и резкий запах, обладает раздражающим действием, а в больших дозах может привести к парализации нервной системы. И даже мед, полученный с багульника, токсичен. Употребление его вызывает опьянение, напоминающее алкогольное (наверное, поэтому багульниковый мед называют пьяным).

Для медицинских целей собирают молодые побеги с листьями и цветы. Сбор сырья проводят от начала цветения и до созревания семян, т. е. до августа-сентября. Продуктивность сухой массы багульника колеблется от 60 до 834 кг/га. Больше всего эфирного масла в молодых веточках. Оно очень широко применяется для приготовления лекарств, которые используются при лечении ринитов и гриппа. Настой багульника рекомендуют в научной медицине при бронхитах, бронхиальной астме, туберкулезе как отхаркивающее и бактерицидное средство. Испытания эфирных масел показали, что одно из его составляющих — ледол — хорошо действует против кашля, а настой из листьев является общеуспокаивающим и наркотическим препаратом. Эфирное масло снижает также артериальное давление и замедляет частоту сердечных сокращений. Используется багульник и при спастических энтероколитах.

Рис. 2. Багульник болотный.

Известен багульник и в народной медицине. Уже в средние века о нем упоминается в датских и немецких травниках. Здесь спектр его полезных свойств еще более широк. Так, с его помощью лечат бронхит, туберкулез легких, простуды, болезни почек и желудка, заболевание кожи, подагру, дизентерию; употребляют как мочегонное.

Багульник — прекрасный инсектицид. Отвар его применяют для истребления бытовых насекомых. Например, чтобы предохранить одежду от моли, ее пересыпают порошком из листьев багульника или прокладывают молодыми веточками.

Издавна известен багульник как источник получения краски для шерсти. В зависимости от количества сырья и способа приготовления краски пряжа получается разных оттенков. Сохранилось даже несколько старинных рецептов. Вот один из них: 500 г веток замачивают на сутки и в этой воде кипятят пряжу в течение 4 ч, в результате чего она получается желтой с бежевым оттенком. Если же в отвар прибавить чайную ложку соли, то пряжа приобретает розовый цвет. С дихроматом калия ткань окрасится в зеленый цвет, с квасцами — в серый с коричневым оттенком.

В нашей стране встречается еще несколько видов багульников, по свойствам близких к болотному. Багульник крупнолистный растет на моховых болотах и сырых лиственничных лесах Дальнего Востока. В горах он поднимается до высоты 1600 м над ур. м. Он также имеет отхаркивающие свойства; используют его и для лечения хронического ревматизма, скрофулеза. Эфирное масло показало в эксперименте высокое противовоспалительное действие. Багульник стелющийся встречается в европейской Арктике, Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Его экологический ареал еще более широк: от кочкарных и сфагновых болот до зарослей кедрового стланика, от сухих еловых лесов до лиственничного редколесья, от гольцов до пойм. Это небольшое растение (всего до 20 см высоты), а веточки его стелются по земле. По своим лекарственным свойствам он похож на другие виды багульника. В качестве лекарственного называют и багульник подбелый, обитающий на Дальнем Востоке. Это очень декоративный кустарник, достигающий 1 м в высоту, с многочисленными белыми цветами, собранными на концах ветвей.

Береза пушистая — Betula pubescens. Сем. Березовые — Betulaceae.

Стоит дерево, цветом зелено, в этом дереве четыре угодья: первое — больным на здоровье (банный веник), второе — от тьмы свет (лучина), третье — дряхлым пеленанье (береста, которой связывали битые горшки и делали из нее короба и туески), четвертое — людям колодец (березовый сок).

Старинная русская поговорка

Береза — неприхотливое дерево, занимающее такие разные по экологии местообитания, что остается только удивляться ее приспособительным свойствам. Она типична для низинных и переходных болот с достаточной аэрацией, хорошо растет в заболоченных лесах с почти застойным водным режимом и в горах, где поднимается до высоты 1500–2000 м над ур. м. Но особенно много ее, конечно, в лесах. Распространена береза пушистая очень широко: в таежных районах Европы, Азии, на Кавказе.

Береза пушистая — дерево, в благоприятных условиях достигающее 25 м, но на болотах часто образует многоствольные кусты высотой всего 3–5 м. Светлые белокорые стволы березы делают болота как бы ажурными, прозрачными. Листочки березы пушистой яйцевидные, ромбические и хорошо отличаются от треугольных листьев другой широко распространенной березы — поникающей, которая не растет на болотах. Есть и другие отличительные признаки: у первой веточки торчат вверх, у второй — вниз; у первой они пушистые, у второй — с бородавочками.

Цветет береза пушистая весной, распуская длинные сережки одновременно с листочками.

Смотри, как листьем молодым Стоят овеяны березы, Воздушной зеленью сквозной, Полупрозрачною, как дым.

Ф. Тютчев

Мужские, тычиночные сережки длинные, гибкие, по две на концах веточек, а женские — более короткие. Пыльцы у березы так много, что в период цветения в воздухе носятся заметные на глаз желтые облачка. Благодаря обилию семян и особых приспособлений — два крыла вокруг семечка — береза быстро и активно занимает свободные места, но легко проникает и под полог леса, и на болота.

Береза всегда была излюбленным средством для лечения многих болезней. Лекарственное сырье — почки и молодые листочки, березовый сок и березовый деготь. Химические исследования показали, что в почках есть эфирное масло (около 2 %), витамин С, каротин, дубильные вещества, флавоноиды, высшие жирные кислот. Изучались и другие части: кора, листья, пыльца, сок. Так, в листьях обнаружены эфирное масло, гликозиды, витамин С, фенолы, дубильные вещества, кумарины, флавоноиды, антоцианы, а в соке — углеводы (фруктоза, глюкоза), органические кислоты, ферменты, микроэлементы и вещества, обладающие антимикробной активностью.

Для лечения молодые листья и почки настаивают на водке и пьют как мочегонное, желчегонное и при отеках сердечного происхождения. Эти настойки помогают и при некоторых желудочных болезнях, при воспалениях почек, мочевого пузыря, как потогонное, дезинфицирующее и отхаркивающее. Березовые почки входят во многие лечебные сборы мочегонных чаев. Очень популярен и любим березовый сок. За время сокодвижения с одного взрослого дерева можно получить около 5 л сока. Это не только вкусный, но и оздоровительный напиток. Березовый сок обладает сильным мочегонным действием. В медицине сок применяется и при заболеваниях легких, как общеукрепляющее средство, при нарушениях обмена веществ, при артритах, экземе, лишаях, сыпях. Полезен он при подагре и ревматизме. В старину на Руси березовым соком лечили незаживающие раны. Сок можно выпаривать и получать сладкий лимонно-желтый сироп, который имеет нежный запах и приятный кисловатый вкус. В таком сиропе до 70 % сахара.

Для лечебных целей применяют и березовый деготь, который получают из коры. В дегте содержится много фенолов, и используют его для приготовления мазей и паст, которыми лечат некоторые кожные болезни, незаживающие раны, язвы, пролежни. Он входит в состав мази Вишневского и популярен в хирургической практике. Извлекаемое из дегтя эфирное масло — хорошее глисто- и мочегонное средство. Спектр полезных свойств березы очень широк. Так, в Болгарии из сока готовят квас, используют его для укрепления волос и стимуляции их роста. Известны дубильные, технические, декоративные, кормовые свойства берез. Древесина березы также имеет большое практическое значение: для столярных и токарных изделий, идет на фанеру, на топливо. Из древесины производят и различные химические вещества: уксусную кислоту, метил, спирт, активированный уголь. Из листьев, собранных весной, можно делать краску, пригодную для окраски шелка, шерсти и хлопка. Сохранились старинные рецепты. Например, такой (рассчитанный на 100 г пряжи): 500 г листьев прокипятить 1 ч, процедить, в этот отвар опустить пряжу (предварительно прокипяченную с 20 г квасцов в течение 30 мин) — и ткань окрасится в ярко-желтый цвет.

И еще один аспект использования березы: у древних славян береста заменяла бумагу. Множество берестяных грамот сохранилось в культурных слоях древнего Новгорода. От гниения эти грамоты спасли фенолы.

На болотах и тайги, и тундры растет еще несколько видов берез: береза низкая, б. тощая, б. извилистая, б. карликовая, б. овальнолистная, б. плосколистная и др. Всего в «мокрых» местах встречается 10 видов берез, и в каждом из них проявляются более или менее выраженные лечебные свойства.

Валериана лекарственная — Valeriana officinalis. Сем. Валериановые — Valerianaceae.

Валериана — очень требовательное растение, поэтому встречается нечасто. Ее местообитания — богатые травяные болота, заболоченные луга, берега водоемов, лесные поляны с достаточно влажной почвой. Растет она и в горах. Но все более редкой становится валериана в естественных местообитаниях.

В перелесках меж полей Растет корень-чародей, Он целебен, ароматен, Сердцу каждого приятен. Не копайте его рьяно, Это корень валерианы.

В. Г. Рубцов

Валериана лекарственная распространена почти по всей европейской части СССР, кроме северо-востока и южной степной зоны. В горах она поднимается до субальпийского пояса.

Валериана — многолетнее травянистое растение до 1 м высоты. На одиночных стеблях сидят крупные сложно рассеченные листья, а на верхушке — щитковидное соцветие, пушистое и ароматное. В соцветии — множество мелких розовато-сиреневых цветков (рис. 3). Цветение валерианы продолжается с конца мая до середины июля. Бывает, что она разрастается как куст, достигая 1.5–2 м высоты. Корневище у нее 2–3 см длиной и толщиной, двулетнее, с многими шнуровидными корнями, с сильным своеобразным запахом.

На высоте стеблей спесивых, Меж трав зеленых и кустов, Пестреют зонтики красивых Лилово-розовых цветов. В них сок содержится целебный, Способный дух нам обновлять, Владея силою волшебной, И боль, и муки утолять.

H. А. Холодковский

Целебные силы валерианы известны были еще в Древнем Риме. Свое название растение получило от латинского valere, что означает «быть здоровым». Б России валериану называли кошачьим корнем или мяуном, так как запах ее действует возбуждающе на кошек. Древние греки считали, что валериана несет людям благодушие, согласие и спокойствие.

Лекарственным сырьем являются корни и корневища валерианы. Собирают их рано весной, когда еще не развилась надземная часть, или осенью, после обсеменения. Выкопанные корневища тщательно очищают от земли, моют в холодной воде и сушат. Корневище валерианы содержит до 2 % эфирного масла сложного состава. В них найдены алкалоиды, сапонины, органические кислоты (в том числе валериановая), гликозид, сахара, дубильные и смолистые вещества. Наиболее благоприятное влияние на организм человека оказывают не отдельные компоненты валерианы, а ее действующие вещества в целом. Кроме того, высокая эффективность лечения достигается при систематическом и длительном применении ее препаратов.

Экстракты и спиртовые настойки валерианы способствуют излечению некоторых заболеваний щитовидной железы, стенокардии, мигрени, эпилепсии. Они действуют успокаивающе при бессоннице, нервном возбуждении, неврозах со спазмами и сердцебиением. Используется валериана и для лечения общих неврозов. Она входит в состав многих комплексных препаратов: в капли Зеленина, валокардин, кардиовален. Применяется валериана и в стоматологии (при лечении пародонтоза). В народной медицине указываются и другие направления использования валерианы: как противорвотное, антигельминтное, стимулирующее пищеварение, а в климаксовый период у женщин — при аритмиях, головных болях и приливах.

Рис. 3. Валериана лекарственная (слева — отдельный цветок).

В домашних условиях легко приготовить водную или спиртовую настойку (наиболее эффективна последняя). В некоторых руководствах ее рекомендуют принимать не по 30–35 капель, а по чайной ложке. Но при этом нельзя забывать и о другом свойстве валерианы: повышать свертываемость крови, и при длительном ее употреблении вызывать головные боли и беспокойство.

Поскольку валерианы лекарственной становится все меньше в дикой природе, ее все шире вводят в культуру. Потребность в сырье в настоящее время столь велика, что, конечно, естественные заросли ее спрос не удовлетворяют. Агротехника возделывания валерианы в культуре достаточно хорошо отработана, так как выращивать ее в России начали на «аптекарских огородах» с очень давних пор: со времен Петра I.

В европейской части СССР известно еще много видов валерианы, но их лекарственные свойства более слабые. Так, на лугах и болотах субальпийского пояса Кавказа встречаются валериана приальпийская и в. колхидская. Изучение некоторых видов валерианы Дальнего Востока показало, что они вполне могут заменять валериану лекарственную. Например, у валерианы амурской, типичной для заболоченных лесов и лугов, содержание эфирного масла достигает 3.5 %.

Вахта трехлистная — Menyanthes trifoliata. Сем. Вахтовые — Menyanthaceae.

Экологический ареал вахты довольно широк: от сплавин в озерах до лесных низинных, аапа и сфагновых переходных болот. Однако предпочитает она сильно обводненные и богатые местообитания болот, где образует обширные заросли.

На краю трясины зыбкой

«Семафор» со стеблем гибким,

Он как будто говорит:

«Дальше пеший ход закрыт».

В. Г. Рубцов

Действительно, вахта любит сильно обводненные болота, но лучше растет там, где хорошая проточность. Географический ареал вахты относится к голарктическим, т. е. она встречается в европейской и азиатской тундре, в тайге, в горах Кавказа, на Дальнем Востоке.

Латинским наименованием вахты пользовались ученые еще античных времен, например Теофраст. Родовое ее название состоит из двух греческих слов: men — «месяц» и anthos — «цветок». И действительно, цветки вахты не закрываются на ночь. Круглые сутки она «стоит на вахте», как бы предупреждая об опасности.

Вахта — травянистое растение с многолетним мясистым корневищем и ежегодно отмирающими листьями. Весной, в начале мая, над поверхностью воды появляются первые листья, черешки их постепенно удлиняются, а пластинки разворачиваются и растут. Листья у вахты тройчатые, крупные: по 8-10 см. Форма листьев и дала растению второе имя — трехлистная. В народе ее часто зовут трилистником, трифолью, троелисткой. И чем лучше условия, тем больше листьев развивается у вахты (за лето от 6 до 11).

В начале июня на болоте все преображается: зацветает вахта. Ее великолепные свечковидные соцветия по красоте и нежности не знают себе равных. Каждая кисть достигает 10–15 см, а отдельные пяти лепестковые цветки — настоящее совершенство. Они кажутся мохнатыми из-за густо опушенных, длинных, беловато-розовых волосков, образующих как бы бахрому. «Будто густой туман стоит над цветком — не всякий в нем проберется к нектарникам» (Ю. Линник). Оттенок соцветия меняется от густо-розового цвета, когда преобладают бутоны, до чисто-белого с розовым румянцем в период полного распускания цветков (рис. 4).

Благодаря своим быстро растущим корневищам вахта выступает в числе передовых отрядов при зарастании водоемов и образовании сплавин. Корневища растут в сторону открытой воды и плавают вблизи ее поверхности: утонуть им не дают воздухоносные полости. Переплетаясь между собой, они скрепляются корнями и растительными остатками. И вот уже под ногами колышущийся, но прочный живой ковер, который выдерживает тяжесть человека. При подходящих условиях вахта может продвигаться в глубь озера на 0.5 м ежегодно. В наступлении на озеро ей сопутствуют сабельник, белокрыльник, осоки, хвощи.

Как же вахта приспособилась к обилию воды и постоянному росту вверх торфа? Оказывается, что прежде всего благодаря своим мощным мясистым и очень разветвленным корневищам, которые ежегодно нарастают в длину до 30 см. А общая длина одного корневища достигает 1.5 м. Воздухоносные полости, буквально переполняющие корневища (и корни, и стебли), — тоже прекрасное приспособление к жизни в воде «по пояс». Корневища располагаются почти горизонтально уровню грунтовых вод. Прирастает вверх болото — и вахта образует новый «этаж» на более высоком уровне.

Основное лекарственное сырье вахты — ее листья без черешков. Чем они крупнее и мощнее, тем лучше. Сбор сырья начинают сразу после окончания цветения и продолжают в течение всего лета. Опыты показали, что действующее начало вахты — горькие глюкозиды (мениантин, мелиантин), о которых еще не все известно. В листьях вахты обнаружены дубильные вещества, каротин, витамин С, алкалоиды, фитостерин, флавоноиды; вещества, содержащие йод; жирные масла, смоляные кислоты.

Рис. 4. Заросли вахты трехлистной (фото М. И. Федорова). Вверху — цветущая кисть.

Водные и спиртовые настойки листьев способствуют повышению секреции пищеварительных желез, улучшают перистальтику кишечника, в результате чего у больного повышается аппетит. Они же действуют как желчегонное, поэтому применяются при некоторых болезнях печени. Известна вахта и в гомеопатии, где используют все части растения. Издавна вахта почиталась хорошим народным средством против лихорадки, как противоглистное и противоцинготное. А отвар из листьев в народе считается антисептиком, способствующим заживлению ран и язв; настой же ее применяется для полоскания рта при гингивитах и стоматитах.

Есть и другие аспекты хозяйственного использования вахты. Так, горькие гликозиды листьев — основа для придания горечи пиву, настойкам, ликерам. Из листьев вахты получают зеленую краску, пригодную даже в живописи. Вахта — хороший корм для лосей, северных оленей, ондатр, бобров; вероятно, поэтому в Архангельской области ее называют бобровником. А косули совершают длинные миграции, к зарослям вахты, которая действует на них как глистогонное. Как видим, заросли вахты — настоящая природная лечебница и для четвероногих.

Горец земноводный — Polygonum amphibium. Сем. Гречишные — Polygonaceae.

Рис. 5 Горец земноводный

Горец земноводный имеет две формы: водную и сухопутную, — и много переходных между ними образований. Отсюда, видимо, и название вида. Водная форма горца обитает в мелководьях озер с медленно текущей или стоячей водой, где может образовывать густые; чистые заросли, или он растет в смеси с такими водными растениями, как кубышка, кувшинка и др. Сухопутная форма горца приурочена к сырым лугам и поймам рек. Географическое распространение этого вида очень широкое: его можно встретить в европейской и азиатской частях тундровой и таежной зон, в лесостепи, на Кавказе, Дальнем Востоке, в Средней Азии.

Горец земноводный — многолетнее травянистое растение (рис. 5) с простым стеблем и ползучим ветвистым корневищем. Почти безграничны возможности горца приспосабливаться к изменению водного режима. Недаром ведь называется он земноводным. Есть у него и такие синонимы: водная гречиха, утевник, щучья трава. Летом горцы, растущие вблизи берега озера, часто оказываются на суше. И они легко смиряются с новыми условиями: листья становятся грубыми и покрываются жесткими волосками, а на стебле выступает липкая жидкость. Все вместе это предохраняет растение от высыхания.

«Гречиха располагается на зеркалах (воды) с несказанным изяществом. Как-то свободно пластаются ее листья по поверхности… Лист — как плоская лодка: у нее широкая корма и суженный нос. Срединная жилка — как осевой киль. По обе стороны от нее — около ста жилок-весел… Незабвенен август с гречихой. Если листья — как зеленые лодки, то цветы — как розовые бакены. О, как дружно поднимаются эти цветы-свечечки!.. Цветенье гречихи — как дерзкая метафора: розовый огонь на воде!.. А ведь мудро устроен розовый колос! Легко заметить, что цветы в нем идут по спирали: пламя будто навинчивается на соцветья. Цветок в отдельности — это пять околоцветников, пять тычинок — и раздвоенное рыльце… Такой колос виден издалека. Шмели охотно прилетают на гречишные острова… Странно видеть золотых шмелей в пору цветения гречихи среди синих стрекоз-стрелок!» — такое поэтическое и очень ботаническое описание горца земноводного есть у Ю. Линника.

Издавна используется этот горец в народной медицине; причем собирают все растение с листьями, цветами и корневищами. В траве горца обнаружены флавоноиды (до 7.5 %), антоциан, фенолкарбоновые кислоты, витамины С и К, каротин. В корнях и корневищах его много дубильных веществ (до 20 %), есть и витамин С.

Отвар и настой подземных частей применяют при болезнях желудка, мочеполовой, нервной и эндокринной систем. Трава в виде сухого порошка используется как гемостатическое средство, настой — при желудочных заболеваниях и как диуретик. Настой листьев имеет мочегонное свойство, он помогает и при мочекаменной болезни. В Забайкалье с помощью горца лечат диабет, на Алтае — геморрой, а в Австрии — носовые полипы и раковые опухоли.

Благодаря обилию дубильных веществ корневище горца служит хорошим дубителем кож. Из корней и листьев получают краску, которая окрашивает шелк в синий цвет. Иногда корневища используют в пищу, отваривая или измельчая их. Плоды горца являются кормом для птиц, а цветы дают хороший взяток пчелам.

Горец змеиный — Polygonum bistotfa. Сем. Гречишные — Polygonaceae.

Горец змеиный — мезофит. Он встречается довольно часто, но привередлив и разборчив: требует богатой почвы и хорошей проточности. Поэтому он обычен только на заливных лугах, низинных травяных и слабооблесенных болотах, влажных опушках, лесных полянах, среди кустарников. Растет он и в горном поясе на альпийских и субальпийских лугах, и в горных тундрах. В оптимальных условиях может образовывать густые заросли, но вовсе не селится среди дернистых растений (рис. 6).

Ареал у горца змеиного обширный: евразиатский бореальный, т. е. он обычен для тундровой и таежной зон. На Кавказе в субальпийском и альпийском поясах отмечена форма горца змеиного мясо-красного. Здесь он обитает на заторфованных и суходольных лугах с достаточно влажной почвой. Нижняя граница этой формы в горах совпадает с верхней границей леса.

Горец змеиный популярен, любим в народе и очень широко используется. Да еще он красив. Очень уж напоминают толстые и извилистые корневища горца розовую шейку рака или змею, поэтому чаще всего и называют его раковой шейкой или змеевиком. А в ботанических определителях оба имени нередко объединяют, и получается «горец раковая шейка».

Горец змеиный — многолетнее растение с высоким стеблем (до 1 м), который раструбом охватывают стеблевые листья. Чем выше на стебле расположены листья, тем они мельче. Прикорневые листья цилиндрические, заостренные, на длинных черешках. Они крупные (величиной с ладонь), волнистые, снизу сероватые. В июне заросли горца змеиного украшаются множеством розовых султанов. Цилиндрический колос (так ботаники называют его соцветие), длиной 5–6 см, как пушистый цилиндрик, унизан маленькими цветочками розового цвета. Раскачиваются на ветру яркие султанчики, и вьется над ними всякая насекомая мелочь, кормится нектаром, а заодно и опыляет цветы. Ко времени сенокоса созревшие семена — буроватые трехгранные орешки — осыпаются, листья чернеют, стебли падают на землю. Но для сена этот горец не годится; поэтому косцы не жалеют, что зеленые его части уже погибли.

Рис. 6. Горец змеиный. 1 — соцветие, 2 — листья, 3 — корневище, 4 — цветок в разрезе.

Главное богатство раковых шеек — корневище, спрятанное в земле. Сверху оно красновато-коричневое, а на изломе — розовое, темнеющее на воздухе. И все потому, что в нем очень много дубильных веществ: до 36 %. Здесь же галловая и эллаговая кислоты, катехин, кумарин, витамин С, провитамин А, оксалат кальция, красящие вещества. Вполне готовое лекарство! Да к тому же еще и крахмала до 30 %. Больше всего полезных веществ накапливается в корневищах к осени, поэтому и собирают их только в это время года. В надземной части тоже много витамина С (0,10-0,15 %); есть дубильные вещества, флавоноиды, кумарин, антоциан.

Благодаря богатству дубильными веществами горец — прекрасное вяжущее и противовоспалительное средство. В научной медицине он применяется при острых энтеритах, колитах и как гемостатическое средство. Экстракты и отвары корневища используются как в чистом виде, так и в сборах: с ольховыми шишками, лапчаткой, кровохлебкой, конским щавелем. Основное назначение их — средство при желудочно-кишечных расстройствах, болезнях мочевого пузыря, внутренних кровотечениях, энтеритах. Отварами горца в виде полоскания или примочек лечат стоматит, кровоточащие раны. Все части растения обладают высокой протистоцидной активностью.

Горец змеиный — старинное народное лекарственное средство. Здесь спектр применения более широк. Настойки и отвары используют при болезнях мочевого пузыря, при камнях в желчном и мочевом пузырях, застарелых ранах, нарывах. Вместе с семенами льна горец — хорошее средство при внутренних кровотечениях, язве желудка и кишок. Рекомендуют горец и для лечения некоторых нервных и гинекологических болезней.

Горец — прекрасный дубитель. Экстрактами из корневищ проводят дубление кож и окрашивают их в красновато-желтый цвет. Из корневищ добывают желтую и черную краски, в определенных соотношениях окрашивающих шерсть и сукна в различные цвета. Известно применение корневищ горца и в ликеро-водочной промышленности. А листья и побеги, богатые витамином С, употребляют в сыром, вареном и квашеном виде. Вкусен чай, заваренный сушеным корневищем. Из хорошо промытого корневища, потерявшего горечь, делают муку, питательные свойства которой довольно высоки: в ней содержится до 30 % крахмала и до 10 % белков.

Запасы корневищ горца змеиного хорошо изучены. Известно, например, что одно растение дает 8-70 г сырого корневища, а с 1 м2 на влажных лугах можно собрать от 30 до 112 г.

Трава горца змеиного богата белками, и поэтому на пастбищах ее охотно поедают многие домашние животные (коровы, овцы). Особенно любят горец северные олени: они под корень обгрызают зеленые части растения.

Горец перечный, или водяной перец — Polygonum hydropiper. Сем. Гречишные — Polygonaceae.

Типичными местообитаниями водяного перца являются сырые заболоченные и заторфованные луга, берега водоемов, окрайки болот, канавы, отмели, уремы и даже полосы вдоль лесных дорог. Его относят к гидромезофитам, т. е. растениям, растущим на контакте водных и сухопутных экотопов. Ареал водяного перца голарктический. И распространен он почти по всей европейской части СССР, кроме крайних тундр и Крыма; встречается также на Дальнем Востоке; в степную зону заходит в основном по долинам рек.

Водяной перец — однолетнее травянистое растение с прямым стеблем, ветвящимся от основания. Многочисленные ланцетные листья и стебель к осени краснеют. Во время цветения, которое продолжается с июля и до осени, на концах стеблей развиваются кистевидные соцветия; на них собраны редко расставленные зеленовато-розовые мелкие цветочки (рис. 7). Свежие листья водяного перца имеют острый жгучий вкус перца, определяемый смолистым секретом, содержащимся в многочисленных железках. Отсюда и название вида. В буквальном переводе с латыни polys — «многий», gony — «колено», а в целом — «многоколенный водный перец» (hydor — «вода», piperi — «перец»). Но есть у него и другие названия: «лягушачья трава», «горчак», — также отражающие суть этого вида.

Лекарственным сырьем водяного перца является вся надземная часть, которую собирают, во время цветения, т. е. почти все лето. При исследовании сырья оказалось, что в нем есть флавоновые гликозиды (7 видов), немного дубильных веществ (3–4 %), органические кислоты, эфирные масла, сапонины, витамины К, РР и С, каротин. Лечебные свойства этого горца определяются наличием гликозида полигопиперина и значительного количества витамина К, а также флавоноидов, среди которых — рутинол, уменьшающий хрупкость и проницаемость мелких кровеносных сосудов.

Рис. 7. Горец перечный.

Водяной перец применяется в научной медицине. Жидкий экстракт его или настой имеют кровоостанавливающее и антисептическое свойства. Их эффект значительно сильнее, чем спорыньи или традиционной американской «золотой печати». Известно также успокаивающее действие экстрактов на нервную систему. Главное направление применения водяного перца — стимуляция сокращения мускулатуры матки при кровотечениях. Препараты перца в этом случае (и при любых других кровотечениях) ускоряют свертываемость крови и тем самым уменьшают время кровотечения. Экстракт водяного перца входит в состав противогеморроидальных свечей, называемых анестезолом.

Водяной перец известен как лекарственное растение с глубокой древности. О нем есть упоминания у древнеримского ученого Диоскорида. Употребляли его и в древнем Китае как наружное раздражающее средство и как острую приправу к кушаньям. А в средние века был он популярен среди ученых-алхимиков. Есть о нем упоминание также у Парацельса — знаменитого врача XVI в.

В народной медицине России водяной перец назначали как противопоносное и болеутоляющее. Известно его использование при почечнокаменной болезни, при язве желудка. На Руси любили чай из травы водяного перца. Его пили при кровотечениях, головной боли. Свежую траву прикладывали к затылку вместо горчичников. Свежеистолченные надземные части тоже могут заменять горчичники, причем дают даже лучший эффект. Употребляют водяной перец и в пищу как приправу к различным блюдам. Его применяют и для окрашивания тканей, получая желтый, золотистый, черный цвета, а также хаки.

На Дальнем Востоке известны другие виды горцев, которые могут заменить горец змеиный. Например, горец уссурийский, типичный для влажных мест, гольцов и замшелых зарослей кедрового стланика, или г. манчжурский, встречающийся в сырых долинах, на горных лугах.

Дербенник иволистный — Lythrum salicaria. Сем. Дербенниковые — Lythraceae.

И слава будет не слова, И свет для всех, но только проще, И эта жизнь — плакун-трава Пред той широкошумной рощей.

А. Тарковский

По берегам рек и озер, в прибрежной полосе среди водных растений, на низинных травяных болотах и очень влажных лугах в изобилии можно встретить дербенник иволистный. Проникает он и под полог кустарников, может расти даже на рисовых полях, как сорняк. Ареал дербенника охватывает почти всю европейскую и азиатскую части СССР, встречается он и в горах Кавказа.

Латинское название рода происходит, вероятно, от слова ludron, обозначающего «кровь», а видовое буквально переводится как «иволистный». Есть у дербенника иволистного и другое распространенное имя — плакун-трава. И действительно, посмотришь на него в сухой день и увидишь, как с длинных узких листьев падают крупные капли сока, будто растение плачет. Так плакун-трава, листья которой снабжены водяными щелями, избавляется от лишней воды. Под названием «плакун-трава» растение упоминается в старых преданиях и сказках. Одна из легенд даже приписывает ей способность открывать земляные клады. По другой легенде дербенник вырос из слез Богородицы:

Плакун-трава всем травам отец: Когда Христос на распятьях был, Тогда Дева, Мать пречистая, Она плакала, сильно рыдала, На сыру землю слезы роняла, От той слезы, от Пречистенской, Выросла та Плакун-трава, Оттого Плакун-трава всем травам отец.

«Песня о Голубиной книге»

Дербенник — многолетнее травянистое растение с длинным стеблем, достигающим 1 м и более. Ланцетные листья в нижней части стебля сидят напротив друг друга, а в верхней они очередные. Соцветия длинные, узкие. Собранные по два-три в одном растении, унизанные красно-лиловыми небольшими цветочками, они очень эффектны. Правда, в разных зонах растение сильно варьирует по морфологическим признакам: форме соцветия, опушению плодов. Любопытно, что цветки у дербенника разные: одни — с длинными пестиками, другие — с короткими, третьи — со средними, а тычинки тоже разной длины. Так получается, что у него три формы цветка (рис. 8), что называется триморфизмом. Это устройство полностью исключает самоопыление. Нормальное опыление наступает только тогда, когда насекомое перенесет пыльцу с длинных тычинок на длинные пестики и т. д. За внешний вид соцветий плакун часто называют красносиним хвостачом. «Я не мыслю себе августа без плакун-травы, раздольно растущей на каменистых островных берегах. Ее тревожно-красные кисти в озерной зыби лучатся отсветами истории и народной поэзии», — пишет Н. Заболоцкий.

Рис. 8. Дербенник иволистный. Справа вверху — цветок в разрезе.

Кроме декоративности дербенник обладает массой полезных свойств. Исследования показали, что в его листьях и стеблях содержатся танин, смолы, каротин, следы эфирного масла, гликозид саликарин; в корнях — дубильные вещества, сапонины; в семенах — алкалоиды, гликозид литрарин; в цветках — флавоноиды. Он высоко ценится у народных лекарей. Лекарственным сырьем считаются трава и корневища; первую собирают во время цветения, вторые — осенью. Например, кашицей, приготовленной из травы, лечат кровоточащие раны. Все растение применяется как противовоспалительное или вяжущее средство при расстройствах пищеварения и сердечно-сосудистых заболеваниях, как болеутоляющее, ранозаживляющее, при диарее. Корневище используется как отхаркивающее при бронхите, при внутренних кровотечениях, при простудных заболеваниях, как полоскание при стоматитах. В тибетской медицине дербенник рекомендуется при некоторых болезнях нервной системы, а в гомеопатии — как закрепляющее средство.

Народная фантазия приписывала дербеннику даже волшебную силу. Было известно такое заклинание: «Плакун, плакун! Плакал ты долго, но выплакал мало. Не катись твои слезы по чистому полю, не разносись твой вой по синему морю. Будь ты страшен злым бесам, старым ведьмам. А не дадут тебе покорища — утопи в слезах, а убегут твоего позорища — замкни в ямы преисподние».

Благодаря насыщенности дубильными веществами дербенник используют в качестве дубителя; недаром его зовут еще и дубняком. Так, сети, пропитанные отваром корней и травы, не гниют в воде. Очень хорош дербенник как медонос, но пчелами посещается только на открытых местах и в период массового цветения. Красный сок цветков употребляют даже в кондитерском производстве.

В нашей стране встречается 14–16 видов дербенников. На юге России, на Кавказе, в Западной и Восточной Сибири по заливным лугам, берегам рек и озер, по окраинам болот растет дербенник прутовидный. Очень красиво его негустое соцветие с розоватопурпурными цветами. В его траве и в корнях обнаружены дубильные вещества. На Кавказе по сырым болотистым местам и берегам рек встречаются три вида дербенника. У двух из них — д. трехприцветникового и д. иссополистного — понтический, средиземноморско-туранский ареал, у третьего — д. теодора — ареал гирканский. Все три дербенника также применяются в народной медицине как вяжущее средство и при кровотечениях. Используют их и при дублении кож. Все они очень декоративны.

Дягиль аптечный (лекарственный) — Angelica archangelica. Сем. Сельдерейные (зонтичные) — Apiaceae (Umbelliferae).

Дягиль — скорее мезофит, но любит влажные местообитания и тучные богатые земли, предпочитая нейтральную реакцию почвенных вод. Типичными для него являются берега рек и озер, старицы, заливные луга, низинные травяные болота, опушки заболоченных лесов. Он может подниматься в горы, где растет среди высокотравья; на юге занимает днища балок и западин. Наиболее оптимальные условия для него — хорошо освещенные и влажные луга речных пойм. Но неплохо выносит он и затенение, часто встречаясь в топяных ольшаниках. Ареал его европейский. Растет он почти по всей территории, за исключением крайне южных и крайне северных районов; находят его и в Западной Сибири.

Дягиль — трава-гигант; в иных местообитаниях, особенно на открытых хорошо обеспеченных влагой полянах, он достигает даже 2.5 м в высоту. Средний его рост — примерно 1 м. Это многолетник, хотя иногда живет всего 2 года. Его крепкие с краснинкой стебли украшены дважды- и триждыперистыми листьями со вздутыми влагалищами: огромными прикорневыми на черешках и более мелкими верхними (сидячими) без черешков. Стебель венчают шаровидные зонтики соцветий, в которых масса мелких зеленовато-белых цветков (рис 9). После цветения в июне, на второй год жизни, разбросав тысячи семян, дягиль отмирает. Любопытно, что двулетний цикл у дягиля только на влажных и богатых почвах, а в крайних экотопах он может зацвести даже на 20-й год жизни. Корневище у дягиля толстое, вертикальное, с множеством развитых корней. Все растение (листья, цветы, корневища) имеет приятный, острый и характерный запах. Но самое пахучее в нем — бурое и мясистое корневище.

Корни в земле расправляет, Силу ее он вбирает, Издали виден, высок Дягиль — целебный цветок.

В. Г. Рубцов

Лекарственным сырьем считают корневища и корни, которые заготовляют осенью и весной: весной — старые, а осенью — молодые, от еще нецветших растений. Срок хранения хорошо высушенного сырья — 3 года. После сушки корневища и корни ароматны; на вкус они пряные и едкие.

Рис. 9. Дягиль лекарственный.

Очень популярен дягиль в народной и научной медицине. Чего только нет в его сырье: эфирные масла, кумарины, дубильные вещества, сахара. Много здесь и сильных органических кислот: ангеликовой, валериановой, яблочной, уксусной; есть каротин и крахмал. В листьях и цветках присутствуют флавоноиды, в плодах — кумарины. Сок корневища так насыщен веществами, что раздражает кожу до красноты.

С давних пор дягиль используют для улучшения пищеварения; с его помощью лечат некоторые желудочно-кишечные и почечные заболевания; экстракт его действует и как потогонное. Но чаще всего дягиль входит в состав сложных мочегонных сборов. Дягиль — просто находка для аптеки. В народной медицине есть показания, что сырье дягиля можно применять при бронхите и истощении нервной системы, при невралгии, ревматизме и артрите, бессоннице и головной боли, простуде и гипертонической болезни, в качестве противорвотного и общеукрепляющего. Цветки и листья используют для сухих и влажных компрессов, для ароматических ванн, при кожных сыпях. Свежий сок корневищ считают хорошим болеутоляющим средством при болезнях ушей и зубов. Применяется дягиль и в ветеринарии. Перечень его лекарственных свойств можно и продолжить. Недаром назвали это растение дягилем, что в славянских языках близко к понятию «здороветь», «быть сильным».

Из-за богатства дягиля лекарственными веществами его культивируют во многих странах (Бельгии, Франции, Венгрии) и получают из него ценное эфирное масло, применяемое в пищевой и парфюмерной промышленности. Дягиль считается также пищевым растением. Порошком из корневища ароматизируют различные блюда: добавляют его в тесто, соусы, мясо, соленья, маринады, а семена — в супы, настойки, наливки. Из свежих корневищ, отваренных в сахарном сиропе, готовят цукаты, конфеты, варенье. В Швейцарии из дягиля делают оригинальный ароматный напиток, для чего в воду добавляют порошок корней и корневищ и ставят для брожения. Во Франции из него получают ликер Шартрез. Но и в отечественном ликеро-водочном производстве дягиль применялся не менее широко. Популярен дягиль и как свежий овощ, особенно на Севере. Как кормовое растение дягиль не имеет высокой ценности, тем более что не выносит выпаса, но скашивания не боится (даже двухразового) и дает прекрасный силос. В лесу дягилем охотно кормятся медведи и бобры.

Есть и другие аспекты применения дягиля: как инсектицид он отпугивает муравьев и молей от домашней одежды; из его стеблей и корневищ добывают буро-красную и черную краски. Кроме того, дягиль — хороший медонос.

В Сибири встречается другой вид — дягиль низбегающий. Он характерен для лесотундры, тайги, лесостепи и вполне может заменять дягиль аптечный. Но известны и другие его свойства; например, тонизирующее при нервном истощении. Настойка на водке корневищ снимает боль при ревматизме и радикулите. Экология его та же, а вырастает он даже больше: до 3 м высоты. Соцветие его — крупный шаровидный зонтик с желтовато-зеленоватыми цветками, до 18 см в диаметре. Цветет он в июле-августе и дает ароматный, хорошо кристаллизующийся мед.

Жеруха аптечная — Nasturtium officinale. Сем. Крестоцветные — Cruciferae.

На низинных болотах, около родников, вблизи рек и ручьев, а иногда и в медленно текущей воде можно встретить жеруху аптечную. Распространена она на равнинах Западной, Центральной и Южной Европы, в предгорьях Кавказа и в горах Средней Азии, на юге Сибири и на Дальнем Востоке.

Это невысокое (до 60 см) растение с голым стеблем, перисто-рассеченными листьями и белыми мелкими цветами (рис. 10). Цветет жеруха с мая по август.

В молодых побегах ее обнаружены жирные масла, подобные горчичному, витамины С, В и Е, каротин, сапонины, алкалоиды; в семенах — жирное масло (до 24 %), а в корнях — йод. Лекарственным сырьем является все растение (с листьями и цветами). Жеруха используется как диуретическое, аппетитное, противоцинготное средство. Ее отвар рекомендуют при некоторых онкологических заболеваниях и хронических запорах, а сок полезен при анемии, почечно- и желчекаменной болезнях, пиелонефрите. Наружно — в виде мазей и примочек — ею лечат липомы и бородавки.

Есть много показаний и в народной медицине: при цинге, анемии, кожных болезнях, сыпи, дерматозах, ожогах, гингивитах и др. Считается, что наибольший эффект дают свежая трава и сок из нее, а сухая трава теряет свои целебные свойства.

Не менее популярна жеруха и как пищевое витаминоносное растение. Молодые побеги ее собирают с ранней весны и в течение всего лета; едят их как салат свежими или поджаривают с маслом и яйцами. Свежие части растения имеют вкус огурцов. Побеги используют для супов и зеленого витаминного сока. Семена заменяют пряности и горчицу; их даже используют для получения масла — заменителя горчицы.

Рис. 10. Жеруха аптечная

На Кавказе зимой листья идут на приготовление долмы. Жеруха — хороший медонос.

Довольно близкие полезные свойства имеет жеруха земноводная. Она встречается в Южной Европе и в Сибири.

Исландский мох (цетрария исландская) — Cetraria islandica. Сем. Пармелиевые — Parmeliaceae.

На самом деле это не мох, а лишайник. «Загадочный сфинкс природы, удивлявший еще недавно нашего блестящего физиолога К. Тимирязева. Особый вид симбиоза: гриб плюс водоросль. Не простая сумма. Свой собственный образ жизни. Свой способ размножения» (А. Смирнов). Исландский мох относится к числу самых высокоорганизованных лишайников. Симбиоз грибов и водорослей в нем дружен и взаимовыгоден: грибы добывают воду, водоросли — пищу, а затем делятся между собой своей добычей, Поэтому-то цетрария может расти даже на голом камне или на совсем бедном торфе.

Мимо малого мира проходишь ты как посторонний. Сев на камень, вглядись в удивительный микрорельеф. На лесном валуне — между мхами — причуды кладоний. Эти формы познай, их фантастику запечатлев. ………………………………………………………………………. Будто явлен в модели нам образ другой биосферы! Вот лишайник, как рюмочка; рядом — как гранистый лед. А наросты цетрарий похожи на дебри Венеры, Через эту чащобу торопится жук-вездеход. Без лишайников Север всю прелесть бы сразу утратил, Потому изучаю палитру задебренных скал.

Ю. Линник

Слоевище цетрарии исландской разветвлено на лопасти и приподнято над почвой. Лопасти слоевища, снабженные по краям ресничками, широкие и плоские или скрученные в трубочки, часто с белыми пятнами на верхней стороне.

В тундрах, на вершинах гор, в лесотундре и тайге цетрария исландская нередко образует чистые куртины или смешанные с другими видами. Лишайникам сопутствуют здесь северные виды трав и кустарничков. В тайге исландский мох распространен вместе с настоящими мхами в наземном покрове сухих сосняков. Нередко он встречается на грядах и склонах очень бедных верховых болот. Много его, например, на болотах Прибеломорья, на вершинах бугров тундровых болот. Попадая в подходящие условия на болота, лишайники постепенно вытесняют сфагновые мхи — и тогда болота перестают нарастать вверх.

Но почему же у этой цетрарии такое видовое название? Не связано ли оно как-то с Исландией? Вероятно, все-таки эта страна имеет какое-то отношение к нашему лишайнику. Может быть, тем, что в Исландии (впрочем, и в других северных странах) цетрарию добавляли к муке при выпечке хлеба?

Цетрария исландская признана научной медициной, известна и среди народных лекарей. Дело в том, что ее слоевища на 80 % состоят из углеводов, а половина из них — лихенин (особый лишайниковый крахмал). При намачивании он сильно разбухает, после чего уже может усваиваться организмом. Есть в исландском мхе горькое вещество (2–3 %), цетрарин, фумаровая кислота, камедь, сахар, минеральные соли, витамин В12. Но особенно интересна для медицины усниновая кислота, обладающая сильным бактерицидным действием. Даже в малых дозах (1:2000000) она убивает болезнетворные микробы, а в более сильных — и возбудителей туберкулеза. Препараты из цетрарии действуют успокаивающе на нервную систему; обволакивая слизистую оболочку желудка и кишечника, они лечат поносы и хронические запоры. Горькое вещество, стимулируя разделение желудочного сока, способствует повышению аппетита. Спиртовые и масляные экстракты цетрарии используются в качестве наружного средства для лечения гнойных ран и ожогов. Народная же медицина рекомендует цетрарию при коклюше и туберкулезе.

Известна цетрария исландская и как пищевое растение. Углеводов в ней много, и усвояемость их хорошая, но уж очень горькая она. Многовековой народный опыт и тут пригодился. Вымоченные в содовом растворе слоевища теряют горечь. Просушенные и смолотые, они служили добавкой к муке в трудные годы у северных народов. Лишайниковую муку смешивали с ржаной в пропорции 1:1. Хлеб без муки рассыпался бы, поскольку в цетрарии почти нет белка.

Цетрария исландская вместе с другими лишайниками (один из которых — олений мох) — основной корм северных оленей. Из некоторых видов лишайников добывают душистые вещества, используемые в парфюмерии. Известный одеколон «Шипр», например, отдушивается вытяжкой из лишайника эвернии.

Нельзя не упомянуть еще об одной особенности цетрарии исландской — ее любви к чистому воздуху. Стоит появиться в воздухе вредным примесям, как цетрария погибает.

Касатик болотный — Iris pseudacorus. Сем. Касатиковые — Iridaceae.

Ирис, Моя золотая триада! Тайна Вселенной открыта для взгляда, Высвечен венчиком план бытия. Три лепестка — словно три ипостаси. Думаю о вековечном согласьи, Светлых наитий своих не таю. «Троицу» ирис напомнил мне снова! С этим твореньем Андрея Рублева По композиции ирис мой схож. О совершенство его построенья!..

Ю. Линник

Из-за многоцветья ирисов — чисто-белых, желтых, фиолетовых, синих, розовых — многие из них введены в культуру, и гамма их естественных красок еще пополнилась новыми, созданными руками и сердцем человека. У нас встречается 58 видов ирисов, и часть из них влаголюбива. Пестрота цветов рода ирисов скорее всего и дала название ему. Слово Iris произошло от греческого иридос, что значит «радуга». Относительно названия рода существует легенда, корни которой уходят в греческую мифологию. В загробное царство души умерших женщин переносила богиня Иридос. Поэтому ирисы сажали только на могилы умерших женщин (душами умерших мужчин занимался бог Гермес).

Наиболее широко распространен ирис желтый, который называют еще касатиком болотным (водным). В буквальном переводе Iris pseudacorus — «ирис ложно-аировый».

Касатик болотный (так будем его называть) очень требователен к почве; поэтому его можно встретить только в условиях богатого питания и проточного увлажнения: на низинных топяных болотах, по заболоченным берегам рек и озер. Ареал его обширен и включает почти всю европейскую часть СССР, Западную Сибирь, Кавказ и Среднюю Азию. Не заходит касатик лишь в Арктику и северную тайгу.

Касатик болотный — крупное растение, достигающее 1.5 м высоты. Даже без цветов он эффектно выделяется на фоне других растений (рис. 11). Его длинные широколинейные листья, собранные у основания, напоминают мечи или косы (отсюда, вероятно, и название — касатик). Прямо от толстого подземного корневища растут цветоносные стебли, окруженные листьями, которые как бы входят друг в друга, защищая молодые нежные побеги. Листья покрыты восковым лоснящимся налетом, препятствующим попаданию в устьица воды. Цветок этого ириса крупный и очень красивый. Он устроен так, чтобы в него за пыльцой попадали только определенные насекомые — шмели и мухи-журчалки. У цветка шесть ярко-желтых лепестков: три из них — широкие, отогнутые, украшенные оранжевыми жилками посередине, а три — узкие, приподнятые кверху. Жизнь одного цветка продолжается всего 1–2 сут, но после его увядания появляется другой. И так почти все лето: с мая по август. Размножается касатик болотный и корневищами, и семенами. Благодаря воздушной полости семена его легко разносятся водой и не тонут.

Лекарственным сырьем являются толстые и ветвистые корневища касатика, которые заготавливают весной и осенью. В них обнаружены эфирные масла (иридин, кетон, ирон), гликозиды, дубильные вещества, органические кислоты, крахмал, сахар, витамин С. В аптечном деле сырье касатика известно под названием «фиалковый корень». Применяют его как обезболивающее при воспалении десен и при прорезывании зубов. Толченый фиалковый корень добавляют даже в зубные порошки. Отвар его — хорошее отхаркивающее средство, но употребляют его обычно в сборах с мать-и-мачехой, коровяком, солодкой. В составе сбора по прописи М. И. Здренко касатик используют для лечения некоторых болезней мочевого пузыря, анацидного гастрита, при язве желудка.

Рис. 11. Касатик болотный.

Касатик издавна известен в русской народной медицине. Соком из его корневищ лечили золотушные опухоли, простуды, пневмонию, бронхиты, кровотечения, эпилепсию. Компрессы из травы касатика — хорошее средство от укусов змей, от свищей, язв, ран. Использовали его и для укрепления волос, и для полоскания полости рта при гингивитах, стоматитах.

Касатик болотный — неплохой дубитель и поставщик желтой краски. Применяют его и в ликеро-водочной промышленности, а в парфюмерии используют его эфирное масло для ароматизации различных изделий.

В Сибири и на Дальнем Востоке, на низинных болотах и в сырых поймах по побережьям водоемов, встречается еще несколько видов: касатик сибирский — с бледно-синими лепестками и сине-фиолетовыми жилками на них; к. щетинистый — сине-пурпуровый; к. Кемпфера — ярко-фиолетовый (последний — излюбленное садовое растение в Японии и европейских странах).

Ирис, ирис мой лиловый, Ты под снегом столько сил От ветров зимы суровой В корневище затаил.

Вс. Рождественский

По химическому составу эти ирисы во многом напоминают касатик болотный. Благодаря своей декоративности многие ирисы становятся все более редкими, поэтому относиться к ним следует бережно. Ведь это потенциальный фонд для нашего садоводства. В Красную книгу СССР занесен касатик гладкий. Цветы у него темно-фиолетовые, крупные.

Крапива двудомная — Urtica dioica. Сем. Крапивовые — Urticaceae.

Я цветы обходил стороной, Их считал за ненужное диво, Я искал те места, где крапива Неприступной стояла стеной. Обжигаясь зеленым огнем, Обрезал ей колючие ножки. Необычного цвета лепешки, Обжигаясь, мы ели потом…

В. Сергин

Больше всего крапива известна как сорняк, растущий вблизи жилищ, на огородах и заброшенных пашнях. Но первичными, природными ее местообитаниями являются влажные вязовые и черноольховые леса, поймы южных и западных рек. Там крапива образует густой наземный ярус. Вместе с ней растут такие влаголюбивые травы, как лабазник вязолистный, недотрога, вейник, тростник, сердечник. Встречается она и в травяном ярусе влажных ивняков и дубовочерноольховых лесов, по побережью водоемов, оврагам, балкам. Ареал крапивы в ее естественных местообитаниях евразиатский, а вот как сорняк она уже космополит.

Крапива — растение многолетнее. Начинает она расти от корневищ в первые же теплые дни (уже при 6–7 °C), а затем быстро набирает силу, образуя густые, темно-зеленые заросли. Высота ее четырехгранных стеблей достигает 1.5 м. Стебель и особенно листья густо покрыты жгучими волосками. При малейшем прикосновении эти хрупкие волоски ломаются — и из них выделяется едкий сок, состоящий в основном из муравьиной кислоты. Она-то и жжет кожу. Даже родовое название крапивы происходит от латинского urere, что значит «жечь». А вот высушенная или подсоленная крапива совсем безобидна. За жгучесть крапиву нередко зовут еще стрекачкой, жгучкой, жигалкой.

Цветение крапивы продолжается долго: с мая по сентябрь. Ее пазушные сережки состоят из многочисленных зеленых цветочков; и летит от малейшего ветерка легкая пыльца, опыляя женские цветки. Семян у крапивы завязывается множество, причем созревание их уже не зависит от погоды и происходит даже при заморозках.

У крапивы масса полезных свойств, среди них и лекарственные. Листья ее очень богаты витаминами В, Е, К и РР, но особенно много витамина С (до 0.266 %). В сырье крапивы (листьях и молодых стеблях) есть белки, крахмал, сахара, гликозид уртицин, эфирное масло, камеди, дубильные вещества, воск, алкалоиды, флавоноиды, пантотеновая и муравьиная кислоты, соли железа, кальция, меди, марганца, бора, титана, никеля.

Как лекарственное растение крапива была известна уже древним славянам. При раскопках одного из городищ, датированного 510 г. до н. э., были обнаружены остатки многих лекарственных растений, в том числе и крапивы. В научной медицине препараты крапивы назначают при малокровии, анемии, атеросклерозе, некоторых заболеваниях печени и желчевыводящих путей. Они успешно применяются при нарушениях обмена веществ, ревматизме, астме, как противолихорадочное и противораковое средство, даже как тонизирующее. При их употреблении повышается свертываемость крови; кроме того, они действуют как антигельминты. Настои, экстракты и особенно свежий сок крапивы — поливитаминное и общеукрепляющее средство. Сухой экстракт крапивы входит в состав препарата аллохол. Листья крапивы включают в смеси многих лечебных чаев: витаминного, желудочного, слабительного. В одном из пособий по фармакотерапии крапива помещена в число растений, вещества которых влияют на тканевой обмен.

Какие только советы не давала народная медицина по применению крапивы: для лечения фурункулеза, почек, мигрени, при сахарном диабете, подагре, дизентерии, малярии, бронхитах и неврозах. Свежей травой крапивы натирали больные места при ревматизме и асците. Используют траву и для укрепления волос, и в косметике. Смесь крапивы с медом или сахаром считается полезной при болезнях сердца, коклюше, простуде. В старинных травниках есть и такие рекомендации: семена крапивы, сваренные в вине, употреблять при камнях в почках; сухие листья, смешанные с черным хлебом, принимать при поносах. А в памятнике средневековой тибетской культуры «Джуд-Ши» писали: «…лютик, семена крапивы и лук репчатый будут способствовать перевариванию овощей».

Но более всего крапива любима как пищевое витаминное растение. Она появляется, когда нет еще никаких овощей, и поэтому ее собирают и готовят даже в наше время. На Кавказе ее засаливают и используют как приправу к хлебу и мясу или едят побеги, истолченные в сыром виде в кашицу и приправленную уксусом, растительным маслом, солью и перцем. Она популярна как суповая приправа; из нее готовят зеленые щи, ботвиньи, делают салаты. Вообще крапива считается съедобным растением с доисторических времен, когда люди занимались только собирательством. «Когда суп, какой бы он ни был, готов и можно нести его на стол, надо бухнуть в кипящую кастрюлю ворох свежей мытой крапивы. И как только кипение в кастрюле, усмиренное на несколько минут прохладной крапивой, возобновится, снимают кастрюлю с огня; разливают по тарелкам. Весенняя, майская, целебная и питательная еда готова. Крапива остается и в тарелке ярко-зеленой; кажется еще ярче, чем росла на земле. Она как живая, только не — „жалится“» (В. Солоухин).

Столь же популярна крапива как кормовое растение. В ней содержится много протеина и витаминов, что спасает животных от авитаминоза. Хорошо поедают ее и куры, которые при этом даже увеличивают яйценоскость.

Сейчас забыты прядильные свойства крапивы, но до распространения хлопчатника ее рассматривали как законную поставщицу волокон. В таком своем качестве она была известна уже в X в., когда из ее ткани шили паруса, а позже делали холст, канаты. Остяки Нарымского края, например, считали крапиву главным лубоволокнистым растением. Они срезали осенью крапиву и вязали в снопы, затем сушили на солнце, толкли пястами и только потом пряли, нити же вываривали в щелоке и сушили на морозе.

Есть у крапивы и другие полезные свойства: из ее корней получают желтую краску, из листьев — зеленую, а из нежных соцветий можно приготовить чай. Ее семенами кормят домашнюю птицу и даже делают из них вкусное масло. Известна крапива и как фитонцидное растение: обернутые ее листьями рыба или мясо долго не портятся даже без охлаждения.

Наиболее простой способ приготовления настоя крапивы следующий: свежие или сухие листья (из расчета столовая ложка на стакан воды) заливают кипятком и оставляют на час. Затем процеживают и льют по столовой ложке 3–4 раза в день до еды. Этот же настой можно использовать и для укрепления волос, втирая его в кожу после мытья головы.

Я крапиву сорвал И приставил к букету крапиву! И — о чудо! — зеленая, мощная сущность крапивы Озарила цветы. Оттенила всю нежность соседки ее незабудки, Показала всю слабость малиновой тихой гвоздички, Подчеркнула всю тонкость, всю розовость «раковой шейки».

В. Солоухин

Кровохлебка лекарственная (аптечная) — Sanguisorba officinalis. Сем. Розоцветные — Rosaceae.

Экология кровохлебки неоднозначна. Растет она на влажных заливных и суходольных лугах в лесной и лесостепной зонах, но неплохо чувствует себя и в разреженных хвойных лесах, на низинных заболоченных лугах и в долинных болотах, на берегах водоемов, в заболоченных западинах, на солонцеватых лугах, в поймах рек. Ареал у кровохлебки лекарственной голарктический. Он включает тайгу европейской и азиатской частей СССР (кроме Крайнего Севера), Кавказ и Дальний Восток.

Кровохлебка лекарственная — многолетнее травянистое растение с высоким стеблем (до 1–1.5 м) и сложными сизовато-зелеными листьями. Прикорневые листья крупные на черешках, а стеблевые — мелкие и сидячие. В июле на верхушках стеблей появляются черно-пурпурные или розоватые мелкие цветочки, собранные в небольшие овальные головки (рис. 12). Цветение кровохлебки продолжается до сентября. Под землей у нее спрятано корневище, массивное и деревянистое, длиной до 12 см, окруженное редкими крупными корнями. Основное лекарственное сырье кровохлебки — корни и корневища, но используются также листья и цветы.

Кровохлебка лекарственная довольно подробно изучена. В ней обнаружена масса полезных веществ: крахмал (до 30 %), органические и фенолкарбоновые кислоты, дубильные вещества, эфирные масла, флавоноиды, антоциан, сапонины, тритерпеноиды, стероиды, витамин С (до 0.36 %), каротин.

Давно в народе известны лечебные свойства кровохлебки. Еще в старину, не зная ее химического состава, считали ее способной лечить опухоли. Говорили, что она «паче всех зелий канцеровы язвы заживляет». Даже в латинском родовом названии кровохлебки, которое состоит из двух слов, заключен ее лечебный смысл: sanguis — «кровь» и sorbere — «впитывать». Наибольший эффект в качестве кровоостанавливающего и противовоспалительного средства отмечали при желудочных кровотечениях. Употребляли кровохлебку и для лечения желудочно-кишечных заболеваний, и как бактерицидное. Отвары корней и соцветий применяли при ангинах, головных болях. Тибетская медицина рекомендовала ее для лечения дизентерии, ожогов, слизистых оболочек рта. Использовали ее и для ванн при геморрое, а наружно — для компрессов и промывания кровоточащих и гнойных ран.

Применяется кровохлебка и в научной медицине: как антибактериальное (для лечения стоматитов, ларингитов, гингивитов), как кровоостанавливающее при легочных и других кровотечениях, как вяжущее при желудочно-кишечных болезнях. На основе жидкого экстракта кровохлебки готовят дрожжированные таблетки сорбекс, используемые при желудочно-кишечных заболеваниях. Известна и популярна кровохлебка и в ветеринарии, особенно как противогельминтное для лошадей, при желудочно-кишечных заболеваниях, как усиливающее двигательные функции желудка, при лямблиозе.

Рис. 12. Кровохлебка лекарственная (справа — цветок).

Молодые корневища кровохлебки съедобны в вареном виде; свежие листья, имеющие запах огурцов, употребляют для салатов, а сушеные — для заправки супов и для чаев. Можно использовать кровохлебку и для получения красок (черной, серой, красной), которые применяются для крашения тканей. Известны также дубильные качества кровохлебки.

Есть и другие полезные виды ее. В Забайкалье это кровохлебка малоцветковая, применяемая при лечении ожогов; на Дальнем Востоке — к. тонколистная; ее считают близкой к лекарственной, но и съедобной. Так, якуты едят корневище этой кровохлебки замороженным или сваренным в молоке. На севере, в тундрах и лесотундрах европейской и азиатской частей СССР, в горно-лесном и альпийском поясе встречается кровохлебка многобрачная . Ее местообитания — болота и заболоченные луга, берега рек и озер, травянистые березняки и моховые сосновые леса. Она более мелкая (15–80 см), а соцветия — плотные головки с кроваво-красными или пурпурными цветками. Корневище ее тоже богато дубильными веществами и используется в народной медицине как вяжущее и кровоостанавливающее, а в ветеринарии — как противоглистное и лечащее желудочно-кишечные заболевания.

Крушинник ломкий (ольховидный) — Frangula alnus. Сем. Крушиновые — Rhamnaceae.

Нередко крушинник можно встретить на безлесных низинных или лесных болотах. Растет он и на заболоченных лугах, в подлеске пойменных лесов, по берегам рек и озер, на опушках леса и во влажных лесах. В пойменных ивняках крушинник сочетается со смородиной черной; в черноольховых — с калиной, бузиной черной, смородиной черной (в подлеске); в травяном ярусе — с крапивой, пасленом, лабазником. Ареал крушинника охватывает почти всю европейскую часть СССР, Сибирь, Кавказ, Среднюю Азию.

Рис. 13. Крушинник ломкий.

Обычно крушинник имеет форму куста (высотой до 3 м), но иногда может быть деревом (до 7 м). Кора у него гладкая, почти черная; листья — простые, очередные. В пазухах листьев образуются мелкие зеленовато-белые цветочки, объединяющиеся в плотные пучки (рис. 13). Зацветает крушинник в мае, а продолжается цветение до июля. Осенью созревают плоды — шаровидные костянки красно- или фиолетово-черного цвета.

Основным лекарственным сырьем является кора. Но в свежем виде она вызывает тошноту и рвоту; поэтому ее подвергают тепловой обработке, выдерживая час при температуре 100 °C, или собранную хранят 1–2 года. Применяют кору крушинника в качестве слабительного, что определяется наличием в коре антрагликозидов и их производных. Есть в коре и дубильные вещества, сахара, яблочная кислота, немного эфирных масел. Лекарственное действие на организм имеют также листья, корни, плоды. Используют крушинник при различных желудочно-кишечных заболеваниях: спастических колитах, запорах, атонии кишечника, для регулирования деятельности кишечника при геморроях. Экстракты и отвары крушинника имеют мягкое слабительное действие, проявляющееся через 8-10 ч после приема. Чтобы избежать привыкания организма, препараты крушинника чередуют с другими слабительными средствами. Крушинник входит в ряд апробированных препаратов: в викалин, викаир, холагол. Последний имеет желчегонное действие и спазмолитический эффект; он применяется при лечении заболеваний печени.

Кора крушинника включена в несколько официально признанных лечебных слабительных чаев: с тысячелистником, вахтой и тмином; с тысячелистником и крапивой. Можно делать отвар из одного крушинника. Для этого столовую ложку размельченной коры заливают стаканом воды и кипятят 20 мин. Но если крушинник сочетать с мятой, крапивой, аиром и валерианой, то чай будет регулировать деятельность кишечника. Столь же хорош и другой желудочный чай, где крушинник берется в смеси с аиром, мятой, крапивой, одуванчиком и валерианой. В народной медицине кору крушинника используют при тех же заболеваниях, а ветки и кору — еще и как ранозаживляющее.

Из коры и листьев крушинника можно получить прочную краску. Широкое применение находит и древесина — мягкая и ломкая. Особенно хороша она для токарных работ и получения древесного угля, который считается лучшим для составления охотничьего пороха. Из древесины делают декоративную фанеру, фурнитуру для мебели, колодки для обуви, сапожные гвозди. Крушинник имеет некоторое кормовое значение: его неплохо поедают овцы, козы, лошади, пятнистые олени.

Кубышка желтая — Nuphar lutea. Сем. Кувшинковые — Nymphaeacea.

У озера свой гелиоцентризм, у озера — свой солярный культ: солнце явлено ему в образе кубышки, и поэтому оно лелеет эти подобия. Кубышки цветут! Неисчислимое множество солнышек поднялось сегодня из первичного лона вод.

Ю. Линнгас

Кубышка — водное растение, населяющее мелководные водоемы, тихие заводи рек, а иногда и озерки аапа болот. Распространена кубышка почти повсеместно, нет ее лишь в горных районах и в Арктике.

Кубышка желтая — постоянная соседка кувшинки; кстати, Nuphar в переводе с арабского тоже означает «нимфа». Листья их внешне похожи, но есть и небольшие различия: в форме их лопастей и характере жилкования. Цветы у кубышки желтые, небольшие (4–6 см), плавающие на поверхности воды. Корневища у нее толстые, длинные: до 10 м (рис. 14). Урожай их (в пересчете на воздушно-сухую массу) колеблется от 1 до 10 кг/га. В корневищах обнаружены алкалоиды, нуфарин, дубильные вещества, крахмал, смолы; есть гликозид сердечного действия — нимфалин. Во всех ее частях много витамина С, но особенно в листьях: до 0.17 %. Корневище кубышки используют для получения лютенурина — лекарственного препарата, применяемого для лечения трихомонадных заболеваний и в качестве противозачаточного средства. Экстракты корневища входят в состав сборов, которыми лечат болезни мочевого пузыря, анацидный гастрит, язву желудка. Есть показания на ядовитость растения, поэтому при сборе лекарственного сырья следует быть осторожным.

Кубышка издавна применяется в народной медицине. Отвары корневищ и цветков считали хорошим средством от кашля. Настой листьев и стеблей использовали при некоторых болезнях почек, корневище вместе со стеблями — при ревматизме и подагре. Из бутонов готовили настой, с помощью которого лечили почечнокаменную болезнь; настойку цветков также пили при камнях в почках. Применяли кубышку и при радикулите или невралгии, как жаропонижающее и обезболивающее, а семена — в качестве жаропонижающего и седативного средства. Известны также инсектицидные качества кубышки, особенно сильно действующие на тараканов.

Рис. 14. Кубышка желтая.

Кубышка — съедобное растение; иногда ее называют подводным хлебом. После вымачивания, высушивания и размалывания корневищ из них получали крахмал, который добавляли в хлеб. Содержание крахмала в приготовленных таким образом корневищах составляет 18–19 %, сахарозы — 1.0–1.2, декстрозы — 5–6 %. В семенах же количество крахмала достигает 45 %. Поджаренные до коричневого состояния и размолотые семена использовали как суррогат кофе. Имеет кубышка и кормовое значение: для промысловых животных и водоплавающих птиц.

Кроме кубышки желтой на Дальнем Востоке встречаются еще два вида с близкими лекарственными и пищевыми свойствами: кубышка малая и к. японская. Последняя находится под угрозой исчезновения, тем более что в СССР проходит северная граница ее ареала.

Кувшинка чисто-белая — Nymphaea candida. Сем. Кувшинковые — Nymphaeaceae.

Проникаясь решимостью твердою Жить мечтой и достичь высоты, Распускаются с пышностью гордою Белых лилий немые цветы. Расцветут и поблекнут бесстрастные, Далеко от волнений людских, И распустятся снова, прекрасные, И никто не узнает о них…

К. Бальмонт

По своей популярности кувшинка не знает себе равных. Вряд ли найдется человек, который не знаком с большими белоснежными, будто фарфоровыми, цветами водяной лилии. Именем нимфеи (Nymphaea) нарекли ее ботаники. Еще древние греки считали, что в кувшинку превратилась прекрасная богиня Нимфа, которая олицетворяла животворную силу природы.

В мелководьях озер, по тихим заводям рек, в старицах кувшинка чисто-белая образует целые заросли. Ареал ее охватывает почти всю азиатскую часть СССР. Но более обычна она в европейской части, где доходит до 68 ° с. ш. Отдельные местонахождения ее есть и на Кавказе, и в Средней Азии.

Кувшинка чисто-белая — многолетнее травянистое растение с длинными толстыми корневищами. В мягком иле озера они протягиваются на многие метры, а от них поднимаются длинные (до 2.5 м) черешки листьев. Сами листья, распростертые на воде, достигают 30 см в диаметре. «Лист кувшинки — великолепный образец совершенства в природе. Внешне он прост. Сердцевидный. Толстый, как лепешка: внутри воздухоносные полости. Поэтому он и не тонет» (А. Смирнов). Цветы этой кувшинки достигают до 12 см в диаметре. «Цветок кувшинки поставлен на четырехугольное основание; перевернув его, сразу увидишь квадратный цоколь. В центре цветка — солнцеподобное рыльце; оно похоже на изящную зубчатую шестерню… Первый окоем лилии — это кольца тычинок… За орбитами тычинок начинается орбита лепестков; они связаны замечательными переходами: лепестки постепенно превращаются в тычинки» (Ю. Линник). Удивительно, что цветки кувшинки — как живые часы: каждое утро, в 6–7 ч, они появляются над водой и раскрываются, а вечером, тоже в 6–7 ч, складывают свои лепестки и погружаются в воду.

Мало того, кувшинки и погоду предсказывают: не появятся утром цветки на поверхности воды или поднялись, но не раскрылись — жди дождя.

Туманом зыбким стелется закат, Все липнет к зыбке озера лесного, И закрывают лилии глаза, Как будто бы страшатся водяного.

М. Сухорукова

Корневища кувшинки прямо «набиты» крахмалом: до 20 % их массы; а в семенах его даже больше: до 47 %. В корневищах есть также глюкоза, алкалоиды, и танинов здесь немало, а в цветках — кумарины.

Кувшинка может образовать очень большую массу, но преобладают в ней корневища: до 5 т/га. Корневища и используют больше всего в народной медицине, хотя в ход идут и листья, и цветы, и семена. Например, настои и отвары корневищ применяют при артритах, ревматизме, болезнях почек, мочевого пузыря, желтухе. Настои цветков рекомендуют при анемии, болезнях сердца и нервной системы, а также как жаропонижающее и успокаивающее. Листья и черешки считаются противожелтушным и слабительным средством. В древности кувшинку называли русалочьим цветком или одолень-травой, способной одолеть любую болезнь. «Мать сыра земля с живой водой тот цветок породила — оттого равна сила у него на водяницу (нечисть в водах) и на поляницу (нечистая сила в поле и вообще на Земле),» — гласит старинная легенда, записанная еще Н. Анненковым. А в народных травниках так писали: «Корень травы добр от зубной болезни, и пастуху, чтобы стадо не расходилось, или кто тебя любить не станет и хочешь его присушить — дай ясти корень».

Рис. 15. Кувшинка малая (четырехгранная). Слева — цветок со стороны чашечки.

Применяют кувшинку и в научной медицине. Алкалоид нимфеин, извлеченный из растения, входит в известный сбор М. И. Здренко, которым лечат болезни мочевого пузыря и гастриты.

Корневища кувшинки охотно поедают ондатры, водяные крысы и даже свиньи. Не обходят их стороной и лоси. А в отваренном и поджаренном виде они вполне съедобны и для человека. Из них можно приготовить муку и примешивать ее к различной выпечке или использовать на корм скоту. В Западной Сибири съедобными считают и семена, а называют их водяным маком. Корневища — прекрасное сырье для дубления кож, а его настои окрашивают ткани в черный и коричневый цвета.

Не менее широко распространены у нас еще два вида: кувшинка белая и к. малая (рис. 15). Первая близка к кувшинке чисто-белой. Зато вторая свободно чувствует себя не только в мелководьях озер, но и в глубоких мочажинах, и в озерках аапа болот. Практическое значение этих двух кувшинок такое же, как чисто-белой, но для кувшинки малой приводят и некоторые другие рекомендации. Так, ее корневище применяется при бронхиальной астме, а цветки — в качестве жаропонижающего, успокаивающего и при лечении рожистого воспаления. Кроме того, благодаря своим сравнительно малым размерам (цветки — 3–5 см, а листья — 6–9 см) эта кувшинка культивируется. С 1805 г. ее использовали для украшения аквариумов.

Лабазник вязолистный — Filipendula ulmaria. Сем. Розоцветные — Rosaceae.

Берега озер и рек, влажные луга, низинные травяные болота, леса по ложбинам, где проточное увлажнение и богатая почва, — вот места обитания лабазника.

Иногда он бывает так обилен, особенно при застаивании весенней воды, а его заросли так густы, что создается впечатление какой-то нереальности, древности. Ареал у лабазника вязолистного обширный: от европейской Арктики до Нижней Волги, от Западной до Восточной Сибири. Встречается он и на Кавказе, и в Средней Азии.

Царицей лугов называют французы лабазник, а русских синонимов у него не перечесть: и таволга, и белоголовник (за бело-кремовые шапки цветов), и медовник (за запах меда, издаваемый соцветиями). А научное название лабазника Filipendula объединяет два греческих слова: фипос — «любовь» и иппос — «лошадь». Но почему вдруг лошадь? Оказывается, лабазник — любимый корм лошадей, которых древние греки лечили этой травой.

Лабазник вязолистный — крупное многолетнее растение (высотой до 1 м). Листья его похожи на вязовые, поэтому видовое название его — вязолистный. Зацветает лабазник в середине июля, а цветение продолжается до конца лета. В народе считают: лабазник зацвел — лето перевалило на вторую половину. И вот «косогор превратился в пенный каскад: так и хлещут цветы-гейзеры, окутывая траву млечным паром. Не кисти, а взбитые сливки! — столько в них легкости и белизны» (Ю. Линник). Крупные метельчатые соцветия лабазника состоят из многочисленных мелких желтовато- или кремовато-белых цветков, испускающих очень сильный и терпкий аромат (рис. 16).

По лугам, низинам, По сырым равнинам Таволги душистой, Нежной и пушистой Заросли стоят И всегда готовы Приторно-медовый Лить свой аромат. Их благоуханье — Сонное дыханье Знойных летних дней: Жарко солнце греет, Сладко ленью веет Аромат полей…

Н. А. Холодковский

В пору массового цветения лабазника все окрестности благоухают. Аромат его напоминает запах свежих огурцов или свежевыпеченного хлеба. Многочисленные насекомые вьются над цветущими зарослями лабазника, собирая сладкую дань, а пчелы получают с них щедрый медовый взяток.

В народе очень почитают лабазник и называют его сорокоприточником, помогающим якобы от сорока недугов. На лекарства его собирают в «белом цвете». Химические анализы показали, что во всех частях лабазника много целебных веществ: в подземных — танниды, флавоноиды, кумарины, лейкоантоцианы, витамин С; в листьях — кроме перечисленных есть катехины и до 0.2 % витамина С. В цветах обнаружены также эфирные масла, ароматические соединения, Стероиды, фенолкарбоновые кислоты, фенолгликозиды, каротиноиды; в семенах — дубильные вещества, воск, жирные масла.

Лабазник почитаем у любителей лечебных трав. Чай из его цветков в народе считают хорошим потогонным средством; он не только полезен, но вкусен и ароматен. Настой травы применяют при нефрите, цистите, ревматизме, подагре. Отвар корневищ лабазника и горца змеиного — прекрасное средство для лечения поноса, незаживающих ран, фурункулов. Спиртовая настойка лабазника обладает бактерицидным свойством и способствует заживлению ран, ожогов, язв. Для восстановления кожи на обваренных местах используют также сухой цвет лабазника. С его же помощью лечат и насморк. Экспериментальные исследования последних лет показали, что отвар цветков лабазника укрепляет сосуды; он же действует и как противовоспалительное, диуретическое, противоязвенное средство.

Рис. 16. Лабазник вязолистный (фото М. И. Федорова).

Известны и другие полезные свойства лабазника: красильные, дубильные, пищевые. Дубитель, содержащийся в листьях лабазника, способен окрашивать кожу в черный цвет. Из листьев получают также желтую и красную краски. Популярен лабазник и как пищевое растение: из его зелени можно приготовить питательный и витаминный салат. Хорош он в борщах и супах: придает им особый вкус и аромат. Очень приятен напиток из лабазника. Для этого 50 г свежих цветов нужно вскипятить в литре воды, потом настоять 30 мин и добавить 60 г меда. Пьют его холодным.

Есть показания о применении лабазника в ветеринарии: как тонизирующего, вяжущего, кровоостанавливающего и жаропонижающего средства. Используют его и при желудочно-кишечных заболеваниях у животных. Любят лабазник и пчеловоды. Они считают, что если натереть его травой и цветами ульи, то пчелы будут меньше болеть и принесут больше меда.

В нашей флоре известны 12 видов лабазника. Один из них — лабазник обнаженный. Его экология неоднозначна, но среди его местообитаний есть и болота. Более всего распространен он все же на сырых болотистых лугах, заболоченных лесах, на берегах рек и озер. Ареал этого лабазника европейский. Химические анализы показали, что во всех его частях содержатся действующие вещества: флавоноиды, танниды, эфирные масла, ароматические соединения. Спиртовые экстракты и водные его настойки обладают противоязвенной! активностью и седативными свойствами. Порошок и отвар имеют и ранозаживляющее действие, а сок листьев — протистоцидное. На Дальнем Востоке обитает лабазник камчатский (шеломайник) — эндемичный, очень декоративный вид. Он введен в культуру, а естественные места его обитания те же, что и у лабазника вязолистного.

Лапчатка прямая (прямостоячая) — Potentilla erecta. Сем. Розоцветные — Rosaceae.

Лапчатка — обычное растение лесных опушек, лесных вырубок, влажных лугов. Но наиболее пышно она развивается на кислых торфяных почвах по окрайкам болот. В северной тайге европейской части СССР она обильна даже на грядах аапа болот, где в июле образует густые, буйно цветущие куртины. Распространена эта лапчатка в основном в тундровой и таежной зонах европейской части и на Кавказе, а в Западной Сибири встречается в тайге и в лесостепи.

Внешне лапчатка довольно невзрачна, но обладает ярко выраженными лекарственными свойствами. Ее, пожалуй, лучше многих других лекарственных растений знают любители-травники. Лапчатка прямая — небольшое растение: 20–30 см высотой. Ее тонкие ветвистые стебельки часто лежат на земле и тогда достигают 1.5 м. На них сидят красивые изрезанные тройчатые листья. Прикорневые листья такие же, но крупнее и не сидячие, а на длинных черешках. Каждая веточка завершается маленьким (около 1 см) золотисто-желтым цветком (рис. 17). «Цветок у калгана напоминает старинный мальтийский крест: четыре выемчатых лепестка образуют симметричную фигуру. Необычная для представителя семейства розоцветных композиция. Ведь здесь канонической является пятерная симметрия» (Ю. Линник). Четыре лепестка в цветке — главный признак, отличающий лекарственную лапчатку от других видов этого рода. Особенно часто путают ее с лапчаткой гусиной, где в цветке пять лепестков, а листья — вроде птичьего пера. Цветок лапчатки прямостоячей украшен множеством тычинок (15–20) и пестиков, и это делает его нарядным.

К осени лапчатка накапливает в своих толстых деревянистых корневищах, похожих на клубни, целебные вещества. Тогда же, осенью, или ранней весной корневища и заготавливают. Но собирать их следует осторожно и не все подряд, иначе восстановление зарослей затянется на 7–8 лет. Урожай корневищ лапчатки сильно колеблется: в пересчете на сухую массу может быть.3.5 и 500 г/м2. Высушенное корневище снаружи бурое, а на изломе — темно-красное, с приятным запахом и очень терпким вкусом.

С самых древних времен почитали эту лапчатку травознаи и народные лекари. У нее было множество прозвищ: завязник и вяз-трава, поносная трава и куриное зелье, дикий калган и дубравка. Но чаще в народе ее называют могущником. И в его латинском имени Potentilla tementilla (erecta) — тот же буквальный смысл: «растение, сильно действующее при дизентерии». Интересно, что среди синонимов есть и такое — шептуха; по-видимому, раньше лечение калганом сопровождалось заговором, шепотом. Как видим, в синонимах отражается ее лекарственная суть: останавливать кровь, «завязывать» желудочные расстройства. Наиболее общепризнано другое название этого вида — калган.

Рис. 17. Лапчатка прямая.

Чем же так чудодействен калган? Перечень его целительных свойств, пожалуй, превосходит многие другие. Дело в том, что в корневищах лапчатки есть дубильные вещества (до 35 %), хинная и эллаговая кислоты, гликозид, эфирное масло (торментол), воск, смолы, крахмал, сахара. Кроме того, в листьях довольно много витамина С: до 0.18 %.

Калган давно признан научной медициной, а в нашу фармакологию он включен в 1961 г. По своему действию на организм лапчатка похожа на горец змеиный. Отвары и спиртовые настойки, обладающие сильными бактерицидными свойствами, используют для лечения различных воспалительных заболеваний желудочно-кишечного тракта (энтериты, энтероколиты), ангин, полости рта, экзем. Лапчатка как главный компонент входит в состав многих вяжущих чаев (вместе с горцем змеиным, зверобоем, шишками ольхи). Отвары лапчатки хороши при внутренних кровотечениях; ими лечат кровоточащие раны, язвы, ожоги. Исследования показали, что отваром корневища можно лечить хронический гепатит и цирроз печени. Применяют лапчатку и в гомеопатии.

В народной медицине среди рекомендаций приводятся и такие: настойка калгана снимает зубную боль и воспалительные процессы в горле при ангине, успокаивает боль от ожогов, способствует регенерации кожи после обморожения; калганом лечат воспаления и язву желудка. А крестьяне издавна смазывали ципки и трещины на руках и ногах калгановой мазью, которую готовили сами. Для этого мелко нарезанные корневища кипятили в коровьем масле, потом теплым процеживали — и мазь готова. Лечат калганом также желтуху и ревматизм, а в Болгарии — даже больную печень. В литературе приводятся сведения и об антигельминтных качествах отвара надземных частей калгана.

Широкие применение находит калган в ветеринарии, где его используют как вяжущее и гемостатическое средство для лечения болезней желудочно-кишечного тракта. Есть у лапчатки и другие хозяйственные достоинства. Она известна, например, как хороший дубитель и краситель. Так, вытяжка корневища с квасцами дает красную краску, а с железным купоросом — черную; листья же окрашивают ткани в палевый цвет. Благодаря выраженным бактерицидным свойствам калган применяют и в рыбоконсервной промышленности, а наличие еще и пахучих веществ дает возможность использовать его для отдушки ликеров и настоек.

Можжевельник обыкновенный — Juniperus communis. Сем. Кипарисовые — Cupressaceae.

Можжевельник на болотах? Невероятно! Представление о нем, как правило, связано с сухими местообитаниями: дюнами, скалами, редкими хвойными лесами, опушками, лесными горными склонами. Из суходольных экотопов особенно интересны альвары — сухие приморские пустоши с редкостойным можжевельником. Альвары — продукт нашей эпохи, и создали их люди и овцы. Люди вырубали леса, а животные довершали уничтожение деревьев, объедая все, кроме, можжевельника. Теперь прибалтийские альвары стали даже эмблемой Прибалтики.

Однако вернемся к болотам. Где же еще находит себе приют этот любитель сухих известковых почв и обильного света? Оказывается, его много не только под пологом деревьев лесных болот, но и на грядах аапа болот. Из его болотных пристанищ особенно интересны, конечно, аапа болота. Там, среди обилия открытой воды озерков, на узеньких высоких и сухих грядах пышно разрастается можжевельник, но при одном условии — хорошей проточности.

И вот уже нет никакого противоречия. На аапа болотах можжевельник чаще всего имеет форму куста, реже — свечкообразную с одним стволом. Но в самых благоприятных условиях можжевельник — дерево высотой до 12 м. Растет он медленно, и отдельные деревья его достигают 500-летнего возраста. Дерево чаще всего имеет конусо- или яйцевидную форму. Красновато-бурые веточки можжевельника унизаны хвоинками и сидячими шаровидными плодами — шишкоягодами (рис. 18). Плоды черные, с сизым налетом, покрытые сросшимися чешуйками. Они созревают на 2-3-й год после опыления. Поэтому на одном кусте одновременно можно увидеть и зеленые, и черные плоды. Вкус зрелых плодов сладковато-пряный, с очень приятным ароматом. Их охотно поедают птицы, и так разносятся семена на новые местожительства.

Ареал у можжевельника обыкновенного евразиатский циркумполярный: он обилен в таежной и лесостепной зонах европейской части СССР, встречается и в Западной Сибири. Можжевельник выделяет много фитонцидов, поэтому воздух в местах его обитания чист и стерилен.

Лекарственное сырье — шишкоягоды, а хвою и древесину используют в других направлениях. В мясистых шишках содержатся эфирное масло, глюкоза, смола, воск, гликозиды, органические кислоты (муравьиная и уксусная); в коре — дубильные вещества; в хвое и шишках — витамин С (в плодах — до 0.056 %, а в хвое — до 0.250 %). Эфирное масло обладает сильным местно-раздражающим действием.

Рис. 18. Можжевельник обыкновенный.

Приемы внутрь больших доз его вызывают вначале возбуждение нервной системы, а потом — торможение. Сухая перегонка дает масло Oleum cadinum, применяемое в качестве отвлекающего средства.

Плоды можжевельника имеют выраженное мочегонное и противовоспалительное действие. Они входят в состав многих мочегонных чаев, которые пьют при отеках, заболеваниях почек и мочевого пузыря. Мочегонный эффект дает эфирное масло терпинеол; он же способствует усилению перистальтики кишечника, выделению желчи и усилению секреции желудочного сока. Поэтому настой его возбуждает аппетит и улучшает пищеварение. Плоды используют также как желчегонное и отхаркивающее средство; спиртовыми настойками или можжевеловым маслом растирают больные суставы, лечат подагру. Считается, что сырые плоды помогают при язве желудка, а сок — при болях в животе. Очень популярен можжевельник обыкновенный в тибетской медицине. «Можжевельник обыкновенный с другими растениями, смешанные с сахаром… лечат повреждение почек, задержку мочи, ноющие боли в пояснице, слабость в ногах и почечный жар без остатка», — повествуется в «Джуд-Ши». Далее (Там же): «Если ванны в горячих источниках не помогают, сделать паровую ванну из „с пяти амрит“, которые… из старых костей излечивают тугоподвижность с жаром, совмещенную с возбуждением ветра, и перемежающиеся колики». «Пять амрит» — это рододендрон, можжевельник, эфедра, мирикарш и полынь холодная. «Паровой» древние тибетские медики называли ванны, в горячую воду которой человек погружался и закрывался с головой тканью. Рекомендации по использованию горячих ванн с можжевельником дает и современная медицина для лечения ревматизма и подагры.

Можжевельник находит применение и в пищевой промышленности. В сухих плодах его содержится до 40 % виноградного сахара. Из плодов добывают можжевеловый сахар, который используют для приготовления водки, пива, морса; а в Англии он идет на приготовление джина — можжевеловой водки. Известен можжевельник и как пряность. Во французской кухне, например, плоды для аромата добавляются в блюда из мяса и птицы (на 1 кг мяса не более 7–8 ягод).

Древесина можжевельника прочная, с узкими годовыми кольцами; ядро серовато-коричневое, с матовым блеском; заболонь белая. Древесина устойчива к гниению и порче насекомыми. Она не имеет промышленного значения, но все же используется при изготовлении мебели, при производстве карандашей, для токарных работ. Но, к сожалению, активное истребление можжевельника привело к почти полному исчезновению крупных (10–12 м) его экземпляров. Кроме того, можжевельник — чемпион по количеству выделяемых фитонцидов: до 10 кг с одного куста в сутки!

Мята полевая — Mentha arvensis. Сем. Яснотковые (губоцветные) — Lamiaceae (Labiatae).

Кто не знает запаха мяты! С ним мы встречаемся везде: в душистом мыле и зубном порошке, лекарствах и пряниках, настойках и ликерах. Правда, в промышленном производстве этих изделий применяется другой вид — мята перечная. Но самая распространенная — все же мята полевая. Увидев ее в природе, невозможно удержаться и не сорвать нежный душистый листок. А растерев его в ладонях, с удовольствием вдыхаешь неповторимый аромат. Считается, что латинское имя Mentha дано в честь сказочной нимфы — покровительницы лугов, ущелий, рек и родников.

И действительно, широко распространенная в лесной зоне, она обильно растет в сырых и хорошо освещенных местах: на лугах, по берегам рек и озер, в заболоченных лесах и даже вдоль канав.

С виду такая невзрачная мята признана и любима издавна. Уже в XI в. о ней писали в древнерусских книгах, а римские патриции почитали ее за душистость и даже отчасти обожествляли. Ученики в те времена (и вплоть до средневековья) носили венки из мяты, возбуждающей якобы умственную деятельность. В домах опрыскивали мятной водой залы, натирали травой столы.

Мята полевая — невысокая (до 45 см) многолетняя трава с распростертыми по земле и приподнятыми на концах стеблями. Листочки ее небольшие, продолговатые и заостренные, супротивно расположенные по стеблю. А в их пазухах уже в июне появляются маленькие цветочки с розовым или розово-фиолетовым волосистым венчиком, собранные в плотные мутовки (рис. 19). В период цветения, которое продолжается до сентября, собирают «урожай» мяты. В сырье идет все растение, кроме корней и корневищ. Но самые душистые — листья и цветы.

Душистость мяте придает эфирное масло (в листьях — до 2.75 %, а в соцветиях — до 6.0 %), и главная его составная часть — ментол. Есть в мяте терпены, каротин, витамин С, сахара, жирные кислоты.

Мята полевая всегда была очень популярна в народной медицине. Отвары ее повышают секрецию пищевых желез, усиливают перистальтику кишечника и повышают аппетит. Поэтому мята используется при хронических гастритах, некоторых заболеваниях кишечника, колитах. Опыты последних лет показали даже ее желчегонное действие. Более всего мята имеет славу отменного пото- и ветрогонного. Она действует успокаивающе и на центральную нервную систему. Ментол, являясь сосудорасширяющим средством, входит в состав капель для лечения насморка и в валидол. Имеет мята ранозаживляющее и противовоспалительное действие, поэтому применяется для полоскания горла при ангинах. Мята — непременный компонент различных лечебных чаев: ветрогонного, желчегонного, потогонного. Китайская медицина признавала мяту глазной травой и рекомендовала для промывания глаз, а русские крестьяне купали в мятном отваре детей, больных золотухой и рахитом.

Рис. 19. Мята полевая (справа — цветок).

Не меньшую популярность имеет мята и как пищевое растение. Листья ее — прекрасная пряность, улучшающая вкус и запах любого блюда: и мясного, и рыбного, и мучного. Вкусен квас, настоенный с мятой. Добавляют ее и к различным кондитерским изделиям. Мята — хороший медонос. Мятный мед прозрачен, янтарного цвета, с приятным освежающим вкусом.

В нашей флоре известны 22 вида мяты. По сырым берегам рек и озер юга России и. Западной Сибири растет мята длиннолистная. В ее эфирном масле содержится эвгенол, который в качестве болеутоляющего и обеззараживающего средства употребляется в зубоврачебной практике. А в народной медицине ее настой рекомендуется как успокаивающее, противосудорожное, болеутоляющее и потогонное.

Потребность в эфирном масле мяты настолько велика, что используют не только дикорастущие мяты, но и некоторые культивируемые виды. Из мяты полевой в мире получают около 3000 т эфирного масла, но этого недостаточно. Поэтому сейчас широко культивируется мята перечная, родиной которой считают Англию. Путем скрещивания диких видов мяту перечную вывели уже в XVIII в. На Дальнем Востоке культивируется мята сахалинская, встречающаяся и в диком виде; распространен там и другой вид — м. даурская. Обе они широко используются местным населением и перспективны для промышленных заготовок.

Ольха клейкая (черная) — Alnus glutinosa. О. серая — A. incana. Сем. Березовые — Betulaceae.

«У нас в Полесье ольха — первое дерево: куда ни пойдешь, всюду ее встретишь. И приметы на урожай, да и на лето по ольхе примеряли. Коли береза перед ольхой лист распустила — лето будет сухое, если ольха вперед — мокрое…» (В. Сущеня).

Приметна ольха и как дерево-первоцвет.

Еще снега в лощинах светятся, Еще стоит на реках лед, Цветет ольха в апреле месяце И холодов не признает. Хоть и собою неприметна, И не стройна, и не красна, А украшает первым цветом В лесу одну ее весна.

В. Кулагин

Экология ольхи клейкой и о. серой у каждой своя, но цветут обе рано. И морфология их несколько различна. Ольха черная — типичный влаголюб: растет по влажным берегам рек и озер, в долинах, в местах выхода грунтовых вод. Она — эдификатор лесных болот, которые в Белоруссии называют ольсами, а в науке — черноольшаниками. Именно они связаны непрерывной линией развития с третичными болотами. Об этом говорят и теплолюбивые виды, обычные на ольсах и сейчас: ирис-касатик, вех ядовитый, морошка. Нередко ольха черная растет и с другими деревьями: с елью, сосной, березой. Встречается ольха черная почти по всей европейской части страны, кроме тундр и пустынь; заходит и в Западную Сибирь. Но настоящее ее царство — в Полесье. До сплошной мелиорации очень разнообразны были ольсы: с крапивой, таволгой, белокрыльником, пасленом сладко-горьким и с другими растениями-нитрофилами в травяном ярусе. Деревья достигают в ольсах 20–30 м. В более северных условиях высота уже меньше: 10–15 м. Листья ее округло-обратнояйцевидные, голые и клейкие. Молодые ветки и почки — тоже голые, а стволы — с темно-бурой корой.

У ольхи серой экология похожа, но амплитуда пошире: она обычна на болотах и в лесах, на вырубках и гарях. Как порода-пионер она быстро занимает освобождающиеся местообитания. Ареал ольхи серой — тоже европейский, но на север заходит она дальше, чем ольха черная. На Кавказе по долинам рек поднимается до высоты 2000 м. Ольха серая — дерево, но более низкое (в среднем 5-12 м), часто растет и кустом — многими стволами от корневой шейки. Листья ее мельче и заостренные в верхнем конце: да к тому же густо-опушенные. Молодые веточки тоже опушены серым войлоком, а стволы гладкие, серые. Ольхи — ветроопыляемые растения.

…Глядится в зеркало ольха, В серьгах расцветших — славная обнова! Ну не сирень, а все же неплоха. Сирень когда? А я уже готова. Сережки нежным золотом сквозят, Летит по ветру золотистый цветень. Черна земля, но свадебный наряд Ее пречист, душист и разноцветен. Висят сережки длинные подряд, Разнежились. По десять сантиметров. Пыльцой набухли. Жаждут. Ждут. Хотят программой предусмотренного ветра.

В. Солоухин

Рано весной еще снег не сошел полностью, а длинные сережки ольхи, качаясь на ветру, выбрасывают облачка пыльцы, разносимые на далекие расстояния. На других деревьях листьев еще нет, и ничто не мешает лететь легкой пыльце далеко-далеко. Для ольхи дальний разнос пыльцы биологически очень выгоден. Происходит опыление далеко отстоящих деревьев, а значит — обновление и укрепление популяций. Все ольхи ценятся как почвоулучшающие виды. На их корнях поселяются азотфиксирующие бактерии, усваивающие свободный азот воздуха. Поэтому леса из ольхи славятся богатым флористическим составом и буйством форм.

Известна ольха и как лекарственное растение (речь идет сразу о двух видах, так как лекарственные свойства и действия на организм у них хотя и не буквально, но похожи). Лекарственным сырьем являются почти все части: листья, кора, соцветия, корни. Но главное сырье — «ольховые шишки». Это деревянистые соплодия, собираемые зимой. Их урожай, например, в Белоруссии составляет от 10 до 500 кг/га. При подробном исследовании в шишках обнаружены флавоноиды, дубильные вещества, кумарины, высшие жирные кислоты, фенолкарбоновые кислоты; в коре — эфирное масло, дубильные и красящие вещества, витамин РР, тритерпеноиды; в листьях — белок, жир, витамин С, каротин, флавоноиды, смолы, дубильные и горькие вещества. Конечно, химический состав двух видов несколько различен, но очень много и общего.

Ольховые шишки применяются как мочегонное, потогонное (при простудах), при желудочно-кишечных расстройствах (энтеритах, колитах, дизентерии). Из соплодий приготовляют сухой экстракт — тхмелин, используемый при желудочно-кишечных заболеваниях. Столь же эффективна и кора. Ее настои — хорошее потогонное, а также вяжущее и противовоспалительное средство при болезнях желудка и кишечника. Применяется она и при кровотечениях из кишечника. Настоем коры полощут больное горло, промывают раны, ожоги, язвы. Слабый настой листьев помогает при воспалении горла, болезнях кишечника, ревматизме, подагре. Наличие горького вещества салицина — основа для применения листьев как слабительного. Соцветия ольхи имеют хорошее протистоцидное свойство.

Народная медицина с давних пор считает ольху прекрасным целителем расстройств функций желудка и кишечника. Используется она при отравлениях растительными ядами, при диатезе и детских экземах. Цветочные сережки, настоянные на водке, рекомендуют при геморрое и запорах. Считается, что если простудившегося человека обернуть увлажненными теплой водой листьями ольхи, то простуда быстро проходит. Молодыми листьями лечат также гнойные раны и чирьи.

Очень ценится древесина черной ольхи. Она светло-красная, легкая и достаточно прочная, водостойкая и не гниет в воде. Поэтому из нее делают различные гидротехнические сооружения, но применяют и в столярно-мебельном, и в токарном деле, при выделке фанеры, катушек и челноков для текстильной промышленности. Хороша она и как изоляционный материал в электротехнике. Из луба делают веревки, а кору, древесину и шишки используют для дубления кож и получения краски (черной, красной, серой, желтой). Ольховые дрова считаются лучшими для копчения рыбы, так как дают мало сажи.

На Дальнем Востоке вместо европейских видов используют ольху японскую, о. пушистую и о. сибирскую. Очень интересна ольха бородатая — термофильный третичный реликт, распространенный в Закавказье. В Колхиде еще сохранились участки лесных болот, где ольха бородатая одна или в смеси с лапиной является эдификатором. Болота эти расположены в прибрежной полосе Черного моря и славятся мощными слоями торфяной залежи. В древесном ярусе здесь встречаются и другие породы: ясень, бук, граб, тополь, много лиан. Очень богат видами кустарниковый и травяной ярусы. Ольха бородатая встречается еще в ряде точек Закавказья (в Ленкорани, Талыше), где поднимается в горы до высоты 1500 м. Как лекарственное растение ольха бородатая во многом напоминает о. черную и о. серую. Очень высоко ценятся ее капы в токарном деле; древесина используется в сооружении подземных и подводных конструкций, а кора и соплодия — для дубления и получения краски.

Росянка круглолистная — Drosera rotundifoiia. P. длиннолистная (английская) — D. longifoiia (angtica). Сем. Росянковые — Droseraceae.

Латинское Drosera в переводе с греческого — «орошенная росой». Оно столь же образно характеризует эти маленькие и совершенно своеобразные растения, как и русское «росянка». И действительно, у всех росянок листочки опушены длинными красными ресничками, а на конце каждой из них — капелька сока. И блестят на солнце капельки, привлекая к себе мелких насекомых. Американцы даже зовут росянку травкой драгоценных камней. Настолько удивительны росянки, что В. Г. Рубцов ввел их как бы в сказку:

В «кащеевом» царстве на моховой кочке Розеткой лежат медвяные листочки. Их сок, как росинки, на солнце сверкает, Бесславную смерть комару обещает.

Росянку круглолистную можно увидеть почти на каждой кочке верховых сфагновых болот. Она очень маленькая. Круглые листочки размером меньше копейки собраны в розетку и прижимаются к сфагновому ковру. А если мох бурый или красный, то и разглядеть росянку трудно: ее листочки из-за красных ресничек сами кажутся красными и сливаются со сфагновым мхом (рис. 20), тем более что сверху их прикрывает ярус болотных трав и кустарничков. И вот эта-то кроха — хищник, питающийся «мясом» насекомых. Прозрачные капельки на листочках — не вода, а липкая и густая слизь, которая содержит вещества, по составу напоминающие желудочный сок животных. Блестящие капельки привлекают насекомого, но стоит ему сесть на лист — и оно пропало. Как бы пленник ни бился, освободиться из ловушки он уже не сможет. Почувствовав добычу, реснички, а затем и край листа загибаются и охватывают ее. Одновременно в капельках сока появляются муравьиная кислота и вещества, подобные пепсину (в спокойном же состоянии сок на ресничках — просто клейкое вещество). Жертва быстро переваривается, из нее извлекается все полезное, и через 2–3 сут остается только хитиновая оболочка. Листок разворачивается, легкие останки сдуваются ветром — и снова растение готово принять новую порцию «мясной» пищи.

Рис. 20. Росянка круглолистная (справа — отдельный листик).

Эй, брат, комарик, берегись! На лист росянки не садись — Придется с жизнью распрощаться: Раз сядешь — вновь уж не подняться.

Д. Кайгородов

Росянка длиннолистная немного крупнее круглолистной и растет в топких местах низинных и переходных болот, образуя иногда сплошные заросли. Листочки ее удлиненной формы, а в остальном она похожа на круглолистную. Цветут обе росянки в июле-августе. Мелкие белые цветочки, собранные в однобокую кисть, хорошо видны на сфагновом ковре и даже среди трав. «Ее цветоносы поначалу спирально завернуты… С бесконечным изяществом вычерчивает стебель бессмертную кривую. Но потом — выпрямляется. И раскрывает по пяти шовчикам бутоны: миру предстает чисто-белый пятилепестковый венчик. Странно смотрится: внизу — насекомоядные листья со своими растерзанными жертвами, а наверху — симпатичные цветы, опыляемые теми же насекомыми. Чувствуется внутренняя двойственность растения — его противоречивый склад» (Ю. Линник).

Не только составом слизи росянки похожи на животных. Сгибание ресничек по направлению к добыче напоминает реакцию животных на раздражение — нервный импульс. Ч. Дарвин, проводивший многочисленные опыты с росянкой, писал: «Эти удивительные растения можно назвать крайне остроумными животными». Выяснилось, например, что росянка не только чувствует тяжесть добычи, но способна и «нюхать» ее. Если бросить сухую травинку на лист росянки, то реакции ресничек не будет. Но когда попадается живая жертва, то она захватывается очень быстро.

А вот погибнет ли росянка, если не будет получать белковую животную пищу? Такие опыты тоже ставились. И оказалось, нет, не погибнет. Она, как и все цветковые растения, фотосинтезируя, получает белки из углекислого газа и минеральных веществ почвы. Но питаясь животными белками, растение становится крепче, быстрее растет и дает больше семян.

Обе росянки распространены очень широко. Они обычны на болотах всей Европы (кроме Причерноморья); встречаются в Западной и Восточной Сибири, на Кавказе и Дальнем Востоке.

Росянки обладают лекарственными свойствами и признаны научной медициной. Для медицинских целей собирают целиком все растение во время цветения. Но при очень маленьких размерах масса их незначительна. По данным В. Ф. Юдиной, с 1 м2 можно собрать 0.9–1.4 г росянки круглолистной и 5-13 г — длиннолистной (в пересчете на воздушно-сухую массу).

В листьях росянок содержатся антибиотик плюмбагин, пептинозирующий фермент дрозерон, минеральные соли, органические кислоты, красящие и дубильные вещества, антоциановый пигмент, витамин С. Экстракты из этой травы являются основой препаратов дрозерина и дрозана, которыми лечат коклюш, ларингит, трахеобронхит и бронхиальную астму. Спазмолитическим и антибактериальным действием данного препарата объясняется успокаивающее влияние его при кашле. Используется росянка и при лечении болезней обмена веществ, и даже в гомеопатии (при коклюше, ларингите, туберкулезе). Исследования показали, что потогонные грибки и бактерии подавляет плюмбагин, а туберкулезные бактерии, стрептококки — нафтахинон. Выяснено, что в небольших дозах плюмбагин возбуждает, а в больших — вызывает конвульсии и даже паралич.

Широко известно это растение и в народной медицине. Сложные сборы из росянки, подорожника и иван-да-марьи рекомендуют при кашле. Используют росянку как потогонное при простудах и головной боли, как отхаркивающее при кашле (вместе с тимьяном), как мочегонное, при нервных заболеваниях, ослаблении зрения, атеросклерозе, гипертонии, поносах. Свежим соком росянки выводят бородавки, мозоли, веснушки.

С давних пор известны особенности ферментов росянки и жирянки — другого насекомоядного растения. Бросая листочки росянки в парное молоко, получали специфический сыр с оригинальным запахом и вкусом. А вот как писал об этом Д. Кайгородов еще в конце прошлого века: «Если взять свежие листья жирянки и обливать их парным молоком, то вскоре такое молоко свертывается в особенную, своеобразную, густую и довольно плотную массу. Это издавна любимая пища лапландцев и называется (на их языке) сэтмиольк, что означает сытное молоко.

А если взять его как закваску и налить на него свежего молока в большом количестве, то оно также свернется». Листочки росянки использовали и в качестве пищевого красителя, окраш