Сегодня мне стыдно: вчера сорвался на уже второй раз проигравших аристократах. Как бы Саманта после такого не перестала со мной разговаривать: пользы от нее, конечно, немного, но уже привык к ней, будет обидно, если уйдет.

Впрочем, кто бы не сорвался, когда у тебя две тысячи воинов, ты разбиваешь десятикратно превосходящие силы, а потом практически сразу приходит армия в пять раз больше? До последнего была надежда, что они передерутся между собой, но нет: как будто заключив молчаливое соглашение, нежить начала разворачивать свои порядки с одной стороны замка, демоны — с другой.

— Думаешь, они смогут защититься от десанта? — стоящая рядом Саманта поежилась от порыва холодного утреннего ветра.

— Они поступили хитрее, они просто спрятали свою ставку, и я не знаю, куда атаковать, — получается, зря вчера целый час придумывал план, валяясь в ванне. Нет вражеских героев, нет десанта, при текущем численном превосходстве противника любой другой вариант теряет смысл.

— Ну что, тогда будешь испытывать крепость и ждать, пока они не допустят оплошность? — неплохой план, главное, он объясняет, почему мы на этот раз не выйдем в поле. Только надо будет его немного дополнить.

Построив во дворе крепости всех своих свиней, я рассказал, какая важная задача им достается. Я, если честно, не очень хорош в стратегии, но из школьного курса истории прекрасно помню, сколько проблем доставляли и Наполеону, и Гитлеру партизаны, активно уничтожающие их коммуникации. Пришло мое время организовать летучие отряды Дениса Давыдова.

— Ваша задача — проскользнуть между войсками нежити и демонов, они держат дистанцию друг от друга, так что место для маневра будет, — как они сразу напряглись, до сих пор до конца не разобрался, то ли они у меня миролюбивые, то ли трусливые. — А потом начнете рейд по их тылам. С основными силами в бойне вступать, основная задача: уничтожить обозы с запасами.

— Повелитель! Ура! — я прямо чувствую, как в их мозгу сработала логическая цепочка «обоз-еда», в свою очередь, активировав кричательную функцию.

Всем остальным я объяснил, что пользуясь такой прекрасной возможностью, мы протестируем оборону замка. Обычные-то бои еще точно будут, а вот когда еще такая армада под нашими стенами соберется.

— Только отбив хотя бы один штурм, мы сможем говорить, что нашу цитадель никто и никогда не смог взять! — вот оно, мы не прячемся за стенами, мы создаем историю.

— Но ведь и без осады можно так говорить, — из рядов гоблинов раздался визгливый выкрик, вот ведь кто-то прокачался и стал слишком умным.

— Можно, — подняв руку ладонью вперед, я остановил возмущенные крики. — Но будет ли это честным? Так можно взять любой камень в пустыне и сказать, что он непотопляем, так как никогда не тонул! Нет, только в бою рождается настоящая слава! Покажем им! За тьму! За победу!

— За темного короля! — двор потонул в восторженных криках, жалко, что характеристики не удалось повысить. Наверно, некоторая нелогичность речи не прошла бесследно. Хотя, на мой взгляд, аналогия с камнем вышла просто на загляденье.

Поднявшись на площадку для катапульт (И почему не подумал их сразу заказать? В бою-то уже нельзя…), я смотрел, как через приоткрытые ворота узкой змейкой выбирается на простор моя кавалерия. Вот их набралась почти полная тысяча — капля в море по сравнению с атакующими нас силами. Мгновенно набрав ход, они, как я и планировал, проскользнули между армией скелетов и демонов, и ни те, ни другие не рискнули их атаковать, опасаясь спровоцировать конфликт между собой. Даже приятно немного: хоть кто-то серьезный меня заметил и решил напасть, а то до этого только всякая мелочевка попадалась. Возможно, мне и удастся засветиться на этом турнире: даже если не получится устроить в итоге безбедную жизнь, став чемпионом, может, хоть в рекламу какую пригласят сняться, будут деньги на обустройство. Так, стоп, Даня: если ты начал думать о поражении, то уже проиграл! Только победа! И никаких мест кроме первого для нас нет.

Вокруг меня собрались командиры всех отрядов, в воздухе кружит Эркюль, готовый в любой момент спуститься и принять на борт отряд десанта. Нас мало, но это не значит, что мы проиграем.

— Все, кто проявит себя в этой битве, получат знак красной руки, — привычного рева в ответ не последовало, только заметил, как все перехватили покрепче свое оружие. Что ж, порой ничего и говорить не надо. А в этот момент как-то тихо и буднично орда нежити первой двинулась на штурм. Демоны занялись какими-то приготовлениями, уступая им первый ход. Армада скелетов шла медленно и устрашающе, но вперед сразу вырвались костяные лошади, на боках которых висело сразу по пять-семь зомби.

— Неплохо, — прокомментировала стоящая рядом Саманта. — Судя по всему, эти мертвяки довольно неповоротливые, но сильные. Если их забросить вот так вот прямо в гущу вражеской армии, могут быть проблемы.

Ну, мы-то на стенах, можно не волноваться — расстреляем всех сверху вниз, как в тире. В этот момент гоблины с копьями совершили первый бросок, и сразу не меньше сорока лошадей покатились по земле, разбрасывая во все стороны уцепившихся в них зомби и сбивая с ног тех, что скакали рядом. Но как же это все-таки мало в той лавине, что сейчас накатывается на нас. Да, они слабее, но такое количество врагов чисто психологически просто пугает.

Впервые заметил эффекты от своей ауры игрока: тем гоблинам, что были подальше, требовалось два удара, чтобы расправиться с врагом, а тем, что рядом — только один.

Еще немного, и вот от стен нападающих уже отделяет только ров. Надеюсь, он глубокий, и так просто его завалить у них не выйдет. Но они оказались хитрее, чем я думал: ухватившись друг за друга, зомби как будто наползли на отделяющее их от крепости препятствие сверху, превратившись в своеобразный живой мост.

— А я все думала, как они переберутся через твой «бездонный ров», — он у меня, оказывается, бездонный, и где Саманта нашла эту информацию, и почему я этого не знаю? — Мертвая хватка зомби, их особый прием, который невозможно расцепить, и в итоге получается идеальный способ перебираться через такие препятствия. Не думаю, что удастся их так просто развалить.

Блондинка как в воду глядела. Еще один залп со стен, но нежить как будто просто не обращает внимания на потери, а к ним приближается уже вторая волна подкрепления — опять лошади-умертвия, но на этот раз со скелетами. Я завороженно смотрел, как они, разогнавшись, влетели на только что построенные мосты и прямо на них взорвались, разлетевшись во все стороны осколками костей и кусками мяса.

— Ну, конечно, ты же заранее все знал! — эта девушка разрушает мой мозг, но и задавать вопросы после такого у меня просто язык не повернется. Ладно, что бы тут ни случилось, мне это на руку. Атака захлебнулась, и командир армии нежити отвел их перегруппироваться.

И это не может не радовать: демоны как раз закончили какие-то приготовления и в любую минуту, что-то мне подсказывает, готовы начать. А атака с двух сторон — это последнее, что мне сейчас нужно. И, действительно, переполох в задних рядах демонов быстро прекратился, а прямо перед крепостью в облачках дыма появились пять огромных деревянных свиней. Это только звучит безобидно, а на самом деле гигантская конструкция, не меньше десяти метров в высоту, выглядит очень устрашающе.

— Осадные големы, — рядом раздался тихий шепот Саманты. — Обычно даже один может решить судьбу осады, а тут их целых пять. Неужели, она все деньги потратила на них, вместо того, чтобы отложить на постройку замка?

Я, если честно, подобного пиетета перед этим достижением техники не разделял — да, мощные, да, большие, но только я все равно не могу представить, как они сломают стены. Хотя, надо признать, от атак копьями моих орков и гоблинов они защищают неплохо. Вот и ров, который потребовал от той же нежити хитрых маневров, они просто перешагнули.

Баммм!

Скрытые внутри каждого из големов тараны с гулким звоном ударили по стене, в результате чего ее прочность упала почти на пять процентов. И как я мог забыть, что вокруг игра — в обычном мире такая атака была бы бесполезна, но здесь «урон есть урон». А значит, разрушить стену им вполне по силам, вот только почему бы мне не воспользоваться этим же правилом в обратную сторону?

— Клаус, собирай своих! — надеюсь, мой голос прозвучал достаточно спокойно. — Орки, готовьтесь прикрывать провал, если они все-таки прорвутся.

К тому моменту, как я во главе отряда в двадцать пять троллей стоял на стене, големы успели снести еще тридцать процентов. Еще повезло, что торчащие во все стороны колья не дали им собраться в одном месте: будь у них возможность сконцентрировать атаку, точно бы уже прорвались.

— Прыгаем! — за мной тут же последовал весь тяжелый десантный отряд.

Оказавшись на спине голема, в двадцать шесть дубинок мы в мгновение ока ее пробили и вырвали крепления тарана, превратив еще недавно грозное оружие в гору дерева и стали. Вот только я как-то не продумал, как мы вернемся обратно на стену, чтобы спрыгнуть на спину следующего. Мне начало казаться, что время замерло: сердце панически колотится в груди, основные силы нежити начали движение к стенам, чтобы отбить нашу дерзкую вылазку, а может, и чтобы ворваться внутрь через пролом, который вот-вот появится. В первых рядах неслась толпа маленьких импов, что-то задорно верещащих и размахивающих небольшими кинжалами.

— Берегите ноги, — скомандовал остальным троллям Клаус. — Эти мелкие будут стараться перерезать вам сухожилия, так что всех, кто подберется вплотную, топчите.

Ноги — ну, конечно! Осененный внезапной идеей, я повел троллей крушить лапы свиней-големов, продолжающих в это время ломать стены. Вроде бы очевидное решение, но как же сложно переключиться с одного на другое, особенно в горячке боя. И опять наши дубинки мгновенно смели сопротивление попытавшихся преградить нам дорогу огромных, но хлипких рогатых монстров, прикрывавших осадные машины снизу, а потом пришел черед и самих големов. Все-таки тролли — это сила, особенно, когда я рядом. Вот рухнула вторая осадная свинья, третья, четвертая.

— Еще немного и мы с ними расправимся! — подбадриваю свой отряд, стараясь не думать, что будет, когда мы окажемся в ловушке между стеной и армией нападающих. Может быть, позвать Эркюля и сбежать хотя бы мне — троллей-то ему не вытащить? Но нет, мы своих не бросаем!

Практически одновременно рухнули последний осадный голем и кусок стены, открывая нам дорогу назад. Вот оно — если не сдаваться, то сама судьба придет к тебе на помощь. Провал получился небольшой, буквально пара метров в ширину, но нам больше и не надо. Перед самым носом наступающих демонов мы юркнули внутрь, моментально упав на землю чуть ли не за спинами орков, тут же перекрывших лазейку в крепость.

— Классно мы их, — все еще не отдышавшись, с паузами после каждого слова, сказал Клаус.

— Это да, — дыхание у меня все еще не восстановилось, но начинать думать, что делать дальше, нужно уже сейчас. Сможем ли мы сдержать врага в этом проходе? И даже если да, что мешает ему проделать новые, если мы оставим стены, сосредоточив все силы здесь? Пока мы бежали внутрь, я впервые оценил их ширину — не меньше тридцати метров, и все это было разрушено меньше, чем за десять минут. Эти осадные големы, действительно, опасны.

В этот самый момент лавина бесов добралась до прикрывающих пролом орков. Похоже, броня созданная кузнецами Саманты, оказалась не лишней, они смогли остановить прорыв. Демоны гибли быстрее, чем новые пробирались вперед по их телам, но было ясно, что это ненадолго. Вот они уже ползут вперед по двое, по трое, устроившись чуть ли не на плечах друг у друга.

— Да помогите вы им! — над ухом прогремел крик Саманты, и в этот самый момент зеленокожих защитников охватило серебристое сияние.

Ваши отряды повысили класс с Орков-воинов до Орков-преторианцев

Текущий класс 2

Особенность: при сражении в строю эффективность повышается на 300 %

Прекрасно, сработала моя репутация перед тьмой — вовремя, ничего не скажешь. Опять атакующий порыв был сбит, но демоны и не думали останавливаться: вот внизу уже начали появляться адские гончие, и, кажется, весь провал забит карабкающимися друг по другу телами. Их же там уже несколько тысяч набилось. И где, вообще, обещанные замком ловушки? Стоило мне о них подумать, как стены с мрачным чавком сошлись, поглотив всех, кто был между ними. Шум боя, который, как еще недавно казалось, никогда не стихнет, полностью пропал.

— Темный король, они отступают! — раздался со стены крик одного из гоблинов, но я смотрел на только что вылезшее системное сообщение.

Активирована ловушка «Каменная гробница»

Обновить ловушки будет возможно только после завершения осады

Что ж, первый штурм мы отбили, но впереди еще целый день. Надо держаться, подумал я и, сам не заметив, сжал руку стоящей рядом Саманты. А она случайно не заболела, а то вид у нее какой-то нездоровый?

Василий Мамонтов

Вот и пришел день настоящей битвы, Данила. И пусть тут еще армия Кристины, но, я уверен, если ее не спровоцировать, то она тоже сосредоточит все свои силы только на тебе. При каждой нашей прошлой встрече я допускал ошибки, но сегодня, одно я знаю точно, самую главную из них я больше не сделаю — теперь я не буду пытаться победить грубой силой.

И пусть у меня намного больше войск и весь предыдущий опыт кричит, что так будет правильно, теперь я знаю — это ловушка. Если я все-таки хочу победить, надо мыслить нестандартно.

Вот, стоило мне настроить себя, что я ко всему готов, как Данила опять ставит меня в тупик своими поступками. Зачем выпускать легкую кавалерию из крепости? Если бы это была полноценная осада, то они могли бы нарушить мне подвоз ресурсов. Но учитывая, что все решится до конца дня, то какой в этом смысл? Даже для удара в тыл их слишком мало. Может быть, он просто хочет меня отвлечь? Вот ведь хитрый сукин сын, даже имея тотальное превосходство в силах, я не могу полностью контролировать ход боя. Я даже встать не могу, приходится прятаться от его смертельного десанта. Как же мне хочется узнать, что творится у него в голове!

— Атака! — что бы Данила ни задумал, пока не вижу повода отходить от своего плана.

Основное войско начинает движение — если все пойдет, как задумано, этот удар ему уже не остановить. Вперед отправляются кони-скелеты, нагруженные зомби — и кто сказал, что кавалерия бесполезна при осаде? Они преодолели зону поражения под стенами крепости практически моментально — если бы зомби шли своим ходом, уверен, не добрался бы никто. Сколько бы их ни было, защитники бы всех расстреляли. А теперь мое ноу-хау — мост из зомби. Самое интересное, что когда они используют мертвую хватку, их жизни объединяются, и уничтожить их теперь можно только всех одновременно. Непростая задача, даже если у тебя есть время, но я ведь его и не дам.

Живые бомбы — одно из опаснейших орудий героя-некроманта. И сила эта компенсируется только сложностями и условностями ее применения. Но я же все рассчитал: сейчас последние кони-скелеты перенесут несколько сотен живых бомб под стены цитадели. И уже будет неважно, что случится дальше — взрыв уничтожит все вокруг, и моим легионам останется только добить остатки сил Данилы внутри. В таком сражении что-то сделать с моим превосходством в численности армии будет уже невозможно.

— Подрыв произошел, — скелет-адъютант доложил то, что я и так видел.

Но почему? Почему они взорвались раньше? А самое обидное — эта атака обнулила жизни еще и всех зомби. Да уж, не такого начала я ожидал.

А ведь это самый настоящий позор: все это время Данила просто стоял на стене, не двигаясь, и смотрел. Он с первого взгляда понял, что я ошибся в расчетах, и даже не пошевелился. Вот это хладнокровие и самообладание. Но ничего, у меня еще есть солдаты и козыри в рукаве, мы еще поборемся.

Кристина дель Майо

У сына Мамонтовых был неплохой план, вот только он не учел, что при повышенной влажности скорость реакции ускоряется. Вот из-за таких мелочей, малыш, тебе и не стать первым.

— Госпожа, — обратился подошедший главный демон-механик, — все пять осадных големов готовы к активации.

— Почему только пять? — как же я не люблю неприятные сюрпризы, но без них, к сожалению, не обойтись. — Мы же готовили десять.

— Те свиньи, которые выступили из осажденной крепости, они вытоптали почти весь луноцвет, без которого не призвать духов для машин, — хитро, Данила, а я-то думала, зачем ты их выпустил. Прикрыла все цели, которые можно было бы атаковать тысячей воинов, а это был обман — количество было нужно только для отвлечения внимания, а так они сделали то, что можно было бы совершить и в одиночку. И, действительно, зачем атаковать основные силы, если можно добиться такого же результата, просто перекопав пару полян?

Хорошо, что первый урожай мы уже успели снять: пять големов — это не десять, но все равно огромная сила. По семь тысяч золота на активацию, не каждый может позволить себе такие траты, но с таким противником как Данила не стоит мелочиться. Порой нужно бить наверняка.

Итак, големы отправлены вперед, рядом стоит Кристина-двойник, сжала кулаки, думает, что я не замечаю. Как же забавно за ней наблюдать. Пока все по плану: защитники не могут повредить моих големов, ров — тоже не препятствие. Даю сигнал основным силам готовиться к рывку — если подойдем к стенам сразу, будут просто ненужные жертвы. А уж я-то точно путать глупость с предусмотрительностью не собираюсь: вот проломят стену, тогда нас никто не остановит.

Данила решил сам возглавить атаку? Ну, что за глупость, и, главное, какой риск — тут же подаю сигнал ускориться. Если удастся зажать его в ловушку под стенами, вот это будет удача, просто подарок небес. Надо отметить, что он неплох: судя по всему, даже успеет разобраться со всеми големами до того, как мои силы доберутся до него. И насколько же прокачана у него сила: его тролли и мои погонщики — это существа одного уровня, при этом сейчас их битва проходит в одни ворота. Эти рогатые ничтожества вообще никого не смогли убить. Ничего, еще немного, Данила, и я поставлю тебя на место.

— …! — приличные девушки не ругаются, но как же обидно. Я думала, что он в ловушке, а этот подлец как будто играет со мной. А ведь должно быть наоборот! Теперь становится понятно, почему он не сразу отдал команду атаковать второго голема — выжидал нужное время, чтобы пятый успел доломать стену и открыть ему путь назад.

Так, Кристина, тебе нужно успокоиться: решения, принятые на горячую голову, подозрительно редко приводят к успеху. Ведь, если так подумать, сейчас он не победил, это всего лишь размен: мои големы на дырку в стене. И пусть все пока прошло не в мою пользу, но я-то могу себе это позволить, а он нет.

По моему приказу были быстро установлены мостки через ров, а все силы устремились в узкое жерло прохода. Да, мы несем потери, с того момента, как я двинула демонов вперед, чтобы зажать Данилу в ловушку, его копейщики и лучники со стен постоянно собирают кровавую дань, но ничего. Я чувствую, еще немного, и узкая линия защитников будет прорвана.

Магическое око исправно показывает мне все, что происходит на передовой. Вот она, истинная сила мага: не огненные шары и молнии, а возможность видеть всю картину любого боя целиком, а потом принять решение, которое приведет к победе. Воины, несущиеся впереди своих армий, этого лишены, и поэтому их участь всегда быть вторыми. Вот уже Холлинз начинает нервничать, хорошо. Вот только почему Данила так спокоен? Почему, несмотря на кипящий рядом бой, он до сих пор даже не встал? Чего он ждет?

Вот его орки прокачались, но это всего лишь отсрочка. Неужели, я чего-то упускаю из виду? Ничего, еще немного, и все будет кончено: вот мои демоны уже заполнили весь проем, как будто оказавшись между ладонями огромного великана. Ну, конечно, вот в чем здесь подвох!

— Всем назад! Это ловушка! — поздно.

Когда четверть твоей армии на твоих глазах уничтожают не потому, что враг оказался сильнее, а только потому, что ты допустила ошибку, позволила противнику перехватить управление боем, — это так непривычно. Какое странное чувство. Что это: ярость, обида? Или уважение?

Так, Кристина, что-то ты раскисла, еще ничего не кончено: впереди полдня, а ты даже еще не ввела в бой магов. И хватит так глупо улыбаться!

Если этот момент попадет в кадр, я кого-нибудь точно убью!

Саманта Холлинз

Он взял меня за руку. Сам! Впервые! И почему я сейчас стою и краснею: последний раз такое было только в детстве, когда дед похвалил меня за проект, принесший мой первый миллион.

Саманта, ты же не украшение, почему ты стоишь и позволяешь ему все делать за тебя? Данила слишком благороден, чтобы тебе на это указать — у кого-то другого я бы посчитала это за слабость, но когда так делает он, только и хочется, что показать, на что ты способна.

Что ж, начинается новая атака. Саманта, настало твое время.