Данила

— Рад, что ты вернулась, — с самого утра мы с неожиданной последовательностью оказывались вдвоем с Кристиной, вернее, ее двойником. Даже не знаю, что еще сказать, а пауза затягивается.

— Я принесла клятву верности тебе, и даже боги не вправе взять ее назад, — это она, похоже, про систему, перекинувшую ее к оригиналу.

— А тут разве они есть? — не могу удержаться. Вдруг что интересное удастся нащупать.

— Конечно. Ты же служишь тьме, и я приняла ее волю, пойдя за тобой, — и тут же возвышенный слог сменился переполненной эмоциями скороговоркой. — Только вот почему ты не хочешь основать ее культ, ведь тогда мы сможем нанять еще больше моих братьев, и, если повезет, тьма дарует нам новые способности. Если не хочешь сам, можешь поручить это мне.

Понятно, значит, наем и апгрейд темных священников — и как я такое пропустил, ведь было же в каком-то сообщении про темный культ. Обидно, но никогда не поздно признать свои ошибки.

— Приступай, ваши силы мне еще пригодятся, — класс Кристины тут же скакнул до четвертого и сменился на темную жрицу.

— Мы сделаем все, что нужно, повелитель, — и откуда у нее в руках появился извивающийся как огромная змея хлыст? А вот целовать меня в щеку было необязательно.

Отправив ее разбираться со своими подчинёнными, продолжаю прогуливаться по крепости. Вообще, эти три дня перемирия мне не очень понятны — ну, зачем они нужны? А если бы у меня не было подземелья? Тогда бы точно нечем было заниматься. Может, вернуться? Все-таки мы там еще не все исследовали. Или не стоит? Пожалуй, подожду: троглодиты и свиньи обещали все облазить и, если что попадется, сообщить.

А вот и Саманта решила подойти. Я понял, эти три дня — это испытание разговорами.

— Кстати, а что за артефакт ты забрал из сокровищницы драконов? — да уж, вот такого я от моей блондинки точно не ожидал. И когда, кстати, я начал называть ее своей? Стоп, сейчас главное другое: неужели, я поспешил уйти из подземелья? Ведь была же мысль остаться, исследовать логово драконов, но жажда халявы — бесплатный телепорт домой — сработала просто на инстинктивном уровне.

— Спасибо, что напомнила. Оставил его для тебя, должен же я заботиться о союзнике, — вроде, выкрутился. Или надо было просто послать свиней все забрать? Даже не знаю, что там, а уже жалко. С другой стороны, репутация дороже, да и союзников нужно развивать. — Сам забирать не стал, а то вдруг там привязка к игроку, взявшему артефакт в руки.

— Да, точно, спасибо, — такое ощущение, что Саманта растерялась. — Я тогда прямо сейчас за ним и отправлюсь.

— Чуть не забыл, — показавшаяся из подземелья вереница троглодитов напомнила о том, что у меня появилось пополнение, для которого по факту-то в моей армии и места нет. — У тебя же отряд небольшой, и до максимума по количеству еще долго — вот и взял тебе этих малышей по случаю. Не смотри, что показатели не очень, зато их хватит, чтобы любой лимит забить под завязку.

Кстати, интересно, а сколько же войск может набрать Саманта на ее уровне, но да ладно, отложим на потом. Сейчас главное, что я хотя бы часть новичков пристроил. К слову о пополнении моей армии — теперь надо подниматься на башню и разбираться с драконами. Как же мне этого не хочется: по сравнению со всеми остальными, в этих почтения нет ни на грош. И это несмотря на то, что я их задание выполнил. Тоже мрачная штука, а, главное, непонятно, откуда там взялась та тварь из прошлого. Вот же, сплошные загадки, а тут не то что гайдов, даже форума приличного нет.

Или расслабиться, пока Саманта будет в подземелье и никто не смотрит? Да, пожалуй, немного можно: все равно с игровой точки зрения делать мне сейчас нечего.

Приняв к исполнению это мудрое решение, я с толком тратил время: лежал на солнце и следил за орками, отрабатывающими удары в новой броне. Не могу до конца разобраться, что же все мои существа из себя представляют. Программы? Но почему тогда они такие живые? Или тут дело именно в моем отношении, и я сам их очеловечиваю?

— Повелитель! — подняв облако пыли, рядом плюхнулся Эркюль. Вот так и знал, что под вечер обязательно что-нибудь случится, ну не может ни один день пройти спокойно. — Новички совсем обнаглели.

Да, видимо, черные драконы его хорошенько достали: в обычных условиях этого тяжеловеса вывести из себя практически невозможно.

— И что они натворили? — так лень вставать. Вроде бы и дел много, но обилие свободного времени все-таки безумно развращает.

— Они не слушаются! — вот, пошли личные обиды, но пока ничего критичного. Сейчас дам ему пару советов по лидерству, и, может быть, даже вставать не придется. — А еще они называли вас земляным червяком.

А вот это уже серьезно. Не то, что говорят, тут мне в принципе все равно, а то, что это услышали трущиеся рядом вездесущие гоблины и свиньи. Если спущу с рук, уже к вечеру информация разойдется по всему замку, а такая разрушающая атмосфера мне точно не нужна. С этими драконами одни проблемы!

— Подставляй спину, полетели! — под восторженный шепот гоблинов я забрался на Эркюля, по пути незаметно стараясь ему что-нибудь отдавить. К сожалению, безуспешно: он не только не самый сообразительный, но еще и не очень чувствительный.

Как только мы добрались до самого верха, там уже было все готово к переходу от бардака к горячему конфликту. Как оказалось, обустраиваясь, черные драконы снесли все размещенные на вершине башни постройки, в том числе и ту, что облюбовала себе пятерка выживших личей. И сейчас, угрожающе размахивая тридцатью руками, те барражировали вокруг огрызающихся ящеров, пока, к счастью, не переходя к активным действиям.

— А ну прекратить! — личи моментально замерли, а драконы недовольно повернулись в мою сторону. Да уж, вот она разница в уровне вовлечения и морали.

— Они сломали наши дома, — дружно прошелестела пятерка немертвых, все, кто остались в строю после великой осады.

— Раз они сломали, значит, они и помогут восстановить, — молчат. Как же не хочется это говорить, но есть ли у меня выбор? — Или у кого-то есть возражения?

— А что, если есть? — самый крупный из черных драконов тут же оскалился во все зубы. — Что ты будешь делать? Или, может быть, ты рискнешь отшлепать меня, а, парниша?

— Черт с тобой, раз по-другому у нас не получается, давай драться, — а что, один на один я с драконом могу и должен справиться. Плюс у меня есть пара задумок на этот счет. Во-первых, я подсмотрел тайминги и откаты его скиллов, так что вовремя активировать вихрь и уклоняться от пламени я смогу. Во-вторых, я сейчас не зря не стал спускаться со спины Эркюля: как только спрыгну, еще двадцать секунд неуязвимости мне гарантированы. Ну, а со всем остальным мне поможет разобраться моя силушка. И, вообще, любой уважающий себя геймер должен уметь справляться один на один с любым соперником. — Спускаемся во двор крепости, а то вообще тут все доломаете!

А еще я высоты боюсь. Немного, но в мои планы на предстоящий бой даже легкая дрожь и неуверенность не входят. И вот мы стоим друг напротив друга: я и черная матовая туша, превышающая меня в размерах в десятки раз. У меня за спиной собрались понаблюдать за боем почти все мои бойцы (вот незадача будет, если проиграю), а за спиной дракона только его сородичи. Как будто зарисовка из странной фантазии: обездоленные черные драконы восстали против ужасного и бесчеловечного эксплуататора, и другие несчастные с надеждой наблюдают за этой схваткой во имя свободы. И что за фигня порой в голову лезет? Ладно, пора приступать.

Как я и ожидал, дракон начал с пламени. Пробивающее любую защиту, хоть физическую, хоть магическую, идеальное оружие. И единственный способ уцелеть в нем — это неуязвимость. К несчастью, то ли я спрыгнул с Эркюля слишком рано, то ли мой противник проявил стратегическое мышление и придержал атаку, но, в любом случае, в самый ответственный момент у меня в запасе оставалось только три секунды абсолютной защиты. Впрочем, ничего страшного. С одной стороны, это, конечно, мало, ведь выдох дракона идет целых десять, с другой стороны, если он получает в самый ответственный момент в челюсть и от неожиданности сбивается, то и этого будет достаточно. Удар! Теперь у меня есть целая минута, пока он не будет готов снова дышать огнем.

В ближнем бою дракон тоже опасен, но тут за время игры я заметил небольшую слабость у всех существ, которая и поможет мне победить. Они слишком стремятся к совершенству, и именно этим я и буду пользоваться, чтобы добиться победы. Все просто: вот он готовится ударить, и я тут же делаю небольшой шаг в сторону. И все, теперь дракон уже не в идеальной позиции для удара. А пока он будет менять позу, уже я успею врезать ему дубиной. И еще раз, и еще — главное, не спешить, но и не опаздывать. Такой способ битвы с монстрами я отработал еще в своем времени, пусть и без виртуальной реальности. Как часто и бывает, самое действенное решение оказалось самым простым — ничего сложного. И именно поэтому, я считаю, настоящий азарт возможен только в сражении с живым человеком. Только когда напротив кто-то настолько же непредсказуемый, как и ты сам, только тогда в крови начинает кипеть адреналин, только тогда просыпаются эмоции. Во всех остальных случаях достаточно холодной логики и трезвого расчета.

Вот чем отличается геймер от любого другого человека? А все очень просто: он видит не красивый мир, не смертоносные скиллы, он видит способ убить противника. Последовательность шагов и противомер, которые не дадут тебе проиграть. Если ты проходил все уровни «Контры» на «Денди», не потеряв ни одной жизни, то что тебе какая-то черная огнедышащая и неуязвимая для магии тварь? Какая разница, нажимаешь ли ты кнопки или двигаешься сам — если ты настоящий игрок, то тебе все равно.

Так, стоп, а почему мой противник не двигается?

Да уж… Я попинал ногой потерявшего большую часть жизней дракона, сейчас без сил лежащего на камнях центральной площади крепости — пусть в стратегии по сравнению с аристократами я и не очень, но в бою один на один против искусственного интеллекта мне тут нет равных.

— Следующий! — в крови просто кипит адреналин, а передо мной с некоторой опаской опустился на землю второй дракон.

На этот раз я даже не буду использовать неуязвимость.

— Следующий!

У третьего просто не было и шанса. А потом с глаз как будто спала пелена, и мир вокруг снова ускорился, догоняя меня, и обрел краски. Драконы из последовательно двигающихся программ превратились в гигантские тяжело дышащие туши. И я их сделал!

— Ну, вы и зверь, повелитель, так отделать этих переростков, — уважительно протянул Эркюль. — Будут теперь знать, как языки распускать.

Но я его даже и не слушал. Вот же оно — наверно, у меня появился какой-то новый навык, ускоряющий время или реакцию. Бешенство, например! Но нет — системное меню было девственно чистым, а недобитые драконы не принесли мне ни капельки опыта.

Неужели, я все это сделал сам?

— Теперь я понимаю, как ты планируешь победить и почему не боялся раскрыть остальные свои козыри раньше, — оказывается, Саманта успела вернуться из своего похода в подземелье и сейчас стояла, пристально разглядывая меня, как будто впервые увидела.

Вот черт, да что за невезуха. Только, как мне кажется, она начала ко мне привыкать, как я взял и показал себя чуть ли не дикарём. А это кто еще с ней?

— Алессандро дель Майо, мы с вами уже знакомы, хотел бы присоединиться к вашему королевству, — и улыбается еще, радуется, наверно, что я оправдал его невысокие ожидания от чужака. Прибыть бы подлеца, да неудобно как-то.

— Принимается, — через систему выделил ему троглодитов под завязку, все равно их выше крыши, а дальше с ним пусть Саманта разбирается. Все равно они одного поля ягоды.

Только сейчас после того, как толпа разразилась восторженными криками и скандированием моего имени, система расщедрилась на дополнительную тройку к лидерству, но и оно обрадовало не так сильно, как обычно. А вот навык, который дали за то, что я преодолел рубеж в тридцать очков по этому параметру, смог немного поднять настроение.

Превосходство лидера

Раз в день вы можете подчинить себе одно любое враждебное вам существо. Ограничений по уровню и классу нет. Базовое время подчинения — 1 час

И чего я так переживаю? Неужели, чье-то мнение для меня так важно? Или дело в том, что от Саманты и ее друзей у меня одни проблемы?

В общем, успокоиться окончательно удалось только к вечеру. Эх, мне бы с кем подраться, а то эта пауза просто с ума сводит. Только вот не с кем: все свиньи-разведчики, отправленные исследовать подземелье, пока вернулись ни с чем. Кроме бесчисленных троглодитов и гнезда черных драконов больше там пока ничего найти так и не удалось.

Я уже вышел из игры, а тяжелые мысли все продолжали меня преследовать. Недаром кто-то говорил, что много думать — это вредно. Для беззаботной жизни, я бы сказал, это даже противопоказано.

Послезавтра закончится перемирие, и все новосозданные королевства столкнутся друг с другом. Игроки, чудом уцелевшие до этого, но так и не успевшие перейти на новый этап, будут просто сметены. Против новых армий у них не будет и шансов. Стоя перед большим экраном, который уже три дня не показывает новости с игры, нагнетая интригу, я смотрел на список своих основных конкурентов.

— Это я, — на экране всплыла надпись «Великое королевство» и моя перекошенная физиономия, — и Саманта.

Камера наплыла, показывая стоящую за левым плечом союзницу. Алессандро, похоже, еще не добавили — ну, и ладно. На мой взгляд, мы и вдвоем неплохо смотримся.

— Это Кристина, — лидер королевства демонов, непредсказуемая, как и ее подданные. Но симпатичная — на лице появилась мечтательная улыбка.

— Василий? — не могу вспомнить, как же зовут новоявленного короля нежити. Вроде бы, так.

— Ка-те-ри-на, — практически пропел имя, но как же оно не идет этой девушке. Мы с ней один раз общались, так что меня не обманешь попыткой мимикрировать под эльфийскую принцессу. Впрочем, название «королевство Вечного леса» с головой выдает кое-чьи пафосные замашки.

— Саймон Вайт, — а этого кучерявого парня я ведь даже ни разу и не видел на вечерних приемах. И чего это лидер «королевства Света» решил вести затворнический образ жизни? Подозрительно.

— Джордж Саммерс, — вот это жирдяище, и глазки такие хитрые-хитрые. Зато, конечно, выделиться у него получилось: не королевство, как у всех остальных, а союз вольных баронств. Вспомни человека, вот и он, проплывает мимо меня в реальности: пользуясь случаем, поднимаю бокал и салютую ему. Раз уж мужик добрался до финальной части и смог объединить такую толпу, значит, чего-то он да стоит.

И опять все по кругу: основные конкуренты, лидеры игры. Данила, а ты понимаешь, что смог добраться до финала?! Ведь, если не врать самому себе, разве мог ты такое представить, когда, загоняя отчаяние и тоску поглубже, шел записываться на первое собеседование? Так что, пожалуй, все не так и плохо!

Не выдержав накативших эмоций, обнял изо всех сил неожиданно оказавшуюся рядом Саманту. Как и следовало ожидать, та тут же вырвалась, покраснела и убежала. И что я творю? Как бы меня теперь не засудили или еще чего похуже.

Саманта Холлинз

На время перемирия страсти немного поутихли, вот только не у меня в душе. Кристина, вернее, ее цифровая копия, игнорируя мои прямые приказы, продолжает каждую минуту клеиться к Даниле. Да что эта кошка о себе возомнила? И ведь тот ее не прогоняет. А теперь даже взял и поставил во главе всех священников. Неужели, у них уже что-то было?

Похоже, все-таки нет. Получив повышение и новый класс, девица собралась наброситься на Данилу и впиться ему прямо в губы, но тот ловко увернулся, в самый последний момент подставив щеку.

А потом он еще взял и подарил мне артефакт. Наверно, это самый ценный подарок в моей жизни. Нет, тот же дедушка отдал мне целый остров, вот только от этой пары квадратных километров в тот момент не зависела победа в игре. От них вообще ничего не зависело. Ценность настоящего подарка нельзя определять в абсолютных величинах, только обстоятельства определяют его реальную стоимость. Пока я раздумывала, как реагировать, он мне еще и троглодитов в армию передал.

Я аж чуть было от них не отказалась на эмоциях, зачем мне нужны эти слабаки, только мораль у основных отрядов портить, а потом подумала и поняла замысел. Не зря же его свиньи водили моих кузнецов в подземелья показывать залежи антимагической руды, прикрываясь пикником и пьянкой. Ну, какой может быть пикник под землей?

Руда оказалась очень бедной: если делать броню, получится лишь один процент шанса на отражение заклинаний. В обычных обстоятельствах это только трата ресурса, но не с троглодитами. Учитывая их небольшие и удобные для ковки габариты, одеть их всех в такие броньки будет гораздо проще, чем представителей большинства рас. А потом, при их количестве даже один процент шанса это очень много: да половина вражеской армии уничтожит сама себя. А как под их прикрытием можно осуществлять маневры и перестроения чуть ли не на глазах у противника! Так, Саманта, что-то ты размечталась, хватит тянуть время, пора отправляться за подарком.

В самом подземном путешествии ничего интересного не было, не считая самого артефакта. Ожерелье в виде пламенной саламандры, дающее полную неуязвимость перед огнем. Данила, как всегда, не сказал напрямую, но намекнул на очень интересный вариант развития. Продумывая детали использования новых возможностей, я вернулась на поверхность и сразу же нос к носу столкнулась с Алессандро, сумрачно топающим в окружении свиней-патрульных. И что он тут делает?

— Во! — обрадовались парнокопытные, увидев меня. После похода на суккубов наши отношения наладились и перешли, наверно, даже в разряд приятельских. О боже, я дружу со свиньями! — Этот тип искал кого-то из боссов, оставляем его тебе.

И тут же умчались куда-то в сторону кухни.

— Судя по всему, ты с мирными намерениями? — с незваными гостями не принято здороваться, особенно, если не знаешь, чего от него ждать. Ведь что здесь нужно дель Майо, неожиданно попавшему ко мне на попечение, пока не ясно.

— Конечно, — он какой-то уставший, но еще пытается сохранить достоинство.

— Что тебе нужно? — жалость к людям — отвратительное чувство: оно и оскорбляет других, и ничего не дает тебе. Единственные, кто без него не могут — слабаки, а стоит ли принимать таких во внимание? И человек передо мной точно не из них.

— Ты же знаешь, что в эти три дня все играют в дипломатию, собираются на границах, делают вид, что заключают союзы, а на самом деле пытаются обмануть друг друга. Ты бы видела, что там сейчас творится, — и тут Алессандро попробовал перейти в атаку, резко повысив голос. Похоже, общение с «мясом» на нем сказалось не в лучшую сторону — такая грубая имитация давления, на меня подобное уже лет десять как не действует. — Только вот ты не видела! От вашего королевства мало что никто не пришел, так вы еще и границу не закрыли. Заходи, кто хочет.

— Не думаю, что стану объяснять тебе причины нашего решения, — не удержалась, не надо было оправдываться.

— Так я и знал: значит, Данила не поставил тебя в известность о своем решении, — все-таки дель Майо хитрый лис, от него сложно что-то утаить, но обидно, что он так быстро меня считал. — Думаешь, он собирает союзников?

Скорее, отчаявшихся, готовых рискнуть всем и шагнуть в неизвестность, поверив в него. Те, кто будет стоять за принявшего их лидера до конца, те, кто готов рвать остальным глотку ради победы. Вот, значит, чего ты ждешь от своей команды в будущем, Данила.

— Да, — столько мыслей, и такой короткий ответ. — Пойдем, провожу тебя во двор, он должен быть там.

Не чувствую в итальянце фальши, такой союзник может пригодиться. Но это решение Данилы игнорировать дипломатические игры, и ему теперь решать, что делать с Алессандро. Интересно, а чем мой союзник занимался весь день? Политикой, экономикой, развивал боевые навыки своих войск? Нет! Он побил дракона. Пять минут мы смотрели, как он вбивал в землю своей дубинкой гигантскую черную тушу.

Притом, какой точный расчет, только сейчас стало все понятно: недавно появившиеся боевые драконы из-за высокого класса и уровня выделялись не в лучшую сторону среди остальных. Можно было бы сразу поставить их на место и получить в будущем скрытый конфликт, который может перейти в активную стадию в самый неудобный момент. Данила поступил хитрее: он дождался, пока проблема станет явной для всех, а потом решил ее самым жестоким образом, раз и навсегда включив черных драконов в выстраиваемую им вертикаль власти. Настоящий мастер конфликтологии.

— Теперь я понимаю, как ты планируешь победить и почему не боялся раскрыть остальные свои козыри раньше, — вроде бы, знаю его, но каждый раз он открывает все новые и новые грани. И почему я никогда не встречала никого, хотя бы похожего на него?

Пока я копалась в своих мыслях, он успел принять к нам Алессандро — что ж, возьму над тем шефство, а заодно, наконец-то, будет перед кем похвастаться нашими достижениями. Жалко, что до практики с заклинаниями высших уровней можно будет добраться только завтра.

Из планов на сегодня осталось только сходить на прием: почему-то сегодня хочется быть особенно нарядной. И из-за кого у тебя, Саманта, такое мечтательное выражение лица? Все-таки слишком много эмоций — в важном деле это вредно, надо будет потратить остаток вечера на структурирование мыслей. Но сначала еще полчаса можно подарить самой себе и расслабиться.

А вот и Данила — стоит, мечтательно улыбаясь, возле главного экрана. Интересно, и о чем он думает с такой масленой улыбкой на лице? И что это делает Кристина? Поправив свои лоснящиеся волосы, она зачем-то вернула бокал официанту, и, готова поклясться, я услышала фамилию «Корнев». Быстрым шагом догоняю разносчика, что бы она ни задумала, стоит этому помешать — вот только что теперь делать. Уронить бокал с подноса? Нет, мне не нужна репутация неуклюжей курицы, похоже, не остается выбора — выпить и сразу же уйти. Здоровью бы дель Майо вредить не стала, а все остальное я спокойно перетерплю без лишних глаз.

Глоток, пора уходить. Ну, разве еще на минутку задержусь: что это там говорит Данила?

— Это я и Саманта, — он думает о нас. Неужели, он заметил, что я благосклонно к нему отношусь? А если он сейчас предложит закрепить отношения? Соглашаться? И ни с кем не посоветоваться — ни деда, ни отца нет рядом. Конечно, такое не принято, но ведь это Данила, он уже столько раз менял правила под себя.

— Это Кристина, — он представляет нас втроем. Так, Саманта, тебе сейчас лучше отойти в сторону, тихо и незаметно. Делить мужчину — пусть этим занимаются безродные девки, а не наследницы клана Холлинз.

— Василий? — сомнение в голосе. Ему что, нравятся не только девушки? На этот раз подсознание отказалось рисовать красочные картины, впав в панику. А Данила все дополнял и дополнял список новыми именами.

Господи, да что за глупости лезут ко мне в голову! Он же просто смотрит на своих главных противников. И почему его это так радует, ведь все они — серьезные соперники! И в этом весь Данила. Может быть, именно поэтому мне и хочется за ним идти?

А вот обнимать меня сейчас не стоило. Все образы, недавно наполнявшие голову, как будто снова вернулись, только на этот раз став сильнее в десятки раз. Не могу, просто не могу. Не на людях. Даже сказать ничего не могу — боюсь, из груди вырвется стон. Да что же со мной творится?

Или это последствия того выпитого бокала? И что было бы, если бы я не вмешалась?

Алессандро дель Майо

Когда я отказался от своей армии и решил пробраться на территорию Данилы, забыв про осторожность, такого приема я точно не ожидал. Забить в одиночку черного дракона — да кто на такое, вообще, способен? А главное, зачем нужен этот бессмысленный риск?

С другой стороны, за таким человеком, действительно, не стыдно и пойти. Тем более, армию мне обеспечили, и пусть это обычные троглодиты с практически нулевыми параметрами, но отдать почти сотню тысяч воинов первому встречному — где еще такое можно встретить! А еще, Саманта сказала, будет достроена гильдия магов седьмого уровня. И всем этим Данила готов делиться, по факту, с первым встречным. А ведь я еще никогда так не ждал следующего захода в игру! И как он проворачивает со всеми нами такие штуки? Так невольно можно и задуматься, а нет ли магии и в реальном мире.

Хотя порой этот человек бывает и жесток: как он унизил Саммерса в его первый же день в зоне элиты. Дождался, когда его баронства появятся на экране, а потом сделал акцент на том, что тому так и не удалось развить их до королевства. Не думаю, что толстяк ожидал такого приема. И, самое главное, он не только втоптал американца в грязь, но и поменял ход мыслей у остальных.

Вот только что все считали тебя героем, а «мясо» — новой силой на игровой сцене, проходит мгновение, и ты снова никто. Букашка, прыгнувшая выше головы, но все еще неспособная что-то изменить.

А, вообще, интересный прием. Манипулировать другими через ненависть к себе. Не каждый на такое решится.