Данила

— Так, на два ствола правее, — я стоял за спиной замахнувшегося бехолдером тролля и по подручным средствам прикидывал расстояние. — На этот раз постарайся попасть не в дерево, а точно в цель.

Клаус только виновато пожал плечами, а на отвратительной морде огромного живого глаза появилось выражение полной безысходности. Я даже не выдержал и ободряюще потрепал его, почесав за щупальцами.

— Может, не надо? — тут же раздался в голове дрожащий голос. Да, довели мы, похоже, глазика, но ничего не поделаешь, очень уж не хочется рисковать, а с ним вариант уже проверенный.

После победы на Милошом я отправился в сторону своего лагеря, вот только, похоже, немного заблудился. Ну, не было же на моем пути раньше столько нетронутых поселений: даже я со своей хронической «внимательностью» столько бы не пропустил. А тут сразу три.

Мимо первого просто прошел от греха подальше, а вот со вторым решил разобраться. Тогда и был придуман новый секретный план атаки. Мы забрасываем внутрь бехолдера, тот берет под контроль всех, кого может (а самое главное — захватить тех, кто держит ворота), открывает себе проход и быстро убегает.

После первой операции в минусе у нас были две шишки от неудачных бросков, в плюсе — тринадцать крестьян, восемь копейщиков, четыре арбалетчика и около двадцати мешков с различными ресурсами. Правда, вряд ли очень ценными, если я, конечно, не недооцениваю роль опилок, навоза и сушеного гороха.

Преследовать нас никто не решился, так что мы спокойно двинулись дальше, вскоре добрались до еще одного укрепления и теперь планировали повторить удачный эксперимент. Свиные наездники и мои новые солдаты спрятались в окрестностях, готовые прикрывать отступление нашего героя, кстати, заслужившего себе настоящее имя.

— Надо, Штирлиц, надо, — наконец, как мне кажется, я рассчитал траекторию и дал отмашку Клаусу: — Пли!

Тролль тут же заранее отработанным движением взмахнул рукой, и бехолдер устремился в полет.

— Прямо в яблочко! — раздались восторженные перешептывания гоблинов, которые всегда готовы были поддержать любые начинания своего более крупного собрата.

Лидерство +1, итого 4

Максимальное количество существ в отряде может быть увеличено до 40

Даже самые безумные ваши идеи приводят к результату, ваши подчиненные не могут этого не оценить

И что тут безумного? Вполне нормальная тактика. Штирлиц угодил прямо на вершину башни лучников и теперь, видимо, захватив как можно больше пленников, спешил назад. Теперь-то, я думаю, глупых ошибок он не допустит. Сначала лучники, чтобы не стреляли. Потом люди у ворот, чтобы открыть их. Следом все, кто бегает быстрее него, и, наконец, те, кто стоит возле чего-то ценного. У глаза оставалось еще пятнадцать слотов для подчинения, так что проблем быть не должно.

Вот ворота открываются, вот бежит толпа народу, вот наш Штирлиц, все-таки умудрившийся получить пару стрел. А это кто такие?

В проеме ворот появилась пара человек. Один — игрок, молодой парень, а с ним девушка, священник. Знать бы еще, чем мне все это грозит.

— Ты победил, Данила Корнев. Давай теперь по-честному сразимся один на один, — он серьезно? Неужели, на такое еще кто-то способен повестись: поставить на кон победу, которая у тебя в руках, ради такого сомнительного удовольствия как благородство. Блин, а ведь сейчас все моё воинство с такой гордостью на меня смотрит. Что будет, если отказаться? И идти не хочется, ведь пропущу удар, и все может на этом и закончиться.

— Я не буду тебя убивать, — вот он, наш ответ, только надо не забыть, что я черный властелин. — Пусть твое сердце, ожесточенное поражением, приведет тебя на темную сторону силы, — так, а это уже из другой оперы, ну да ладно, вроде, никто не заметил. — Я оставляю тебе и твоей спутнице жизнь, чтобы, глядя друг на друга, вы всегда вспоминали этот черный день.

— Хлюп, — пара гоблинов даже всплакнула. — Это так жестоко, повелитель.

— Спасибо, — парень склонил голову в поклоне.

— Спасибо, — вопросительно посмотрев на своего спутника, так же склонила голову священница.

И в этот самый момент башня, на которую мы так удачно закинули бехолдера при атаке, обрушилась прямо на не ожидавшего этого игрока.

Игрок Карлос дель Майо повержен

Получен 1 уровень

Повышение навыков заблокировано до выбора специализации

Вот черт, я на какое-то мгновение отвлекся, вспомнив, что так и не сделал столь важный выбор.

— Данила, — это священница? Интересно, она сейчас на меня нападет или спокойно уйдет в свою крепость? — Я услышала твои слова про ожесточенное сердце, и сейчас, потеряв своего господина, мне хочется уничтожить весь мир.

В этот момент название ее класса поплыло и изменилось на «темный священник». Существо второго уровня, как бехолдер, чувствую, сейчас будет жарко. Тут же даю отмашку своим — приготовиться.

— Но верно и обратное, — между тем, она как будто не заметила смены класса. — Ты был последним, кто сделал что-то хорошее для моего господина, и глядя на тебя, я всегда будут вспоминать его с улыбкой.

К вам присоединился 1 Темный священник, уровень 6

Класс существа 2

Темные священники отличаются тем, что могут обращать силу противников против них самих

Что-то меня даже не спросили, ну да я не против, тем более, как раз свободный слот под новых существ недавно появился.

— Может, захватим крепость? — тут же предложил Клаус, ревниво посматривая на нашего нового союзника.

— Нет, просто уходим, — я бы не отказался, только и так половина войск перегружена ресурсами, а внутри могут быть ловушки, не хочу рисковать. — Если на нас пойдет войной сильный враг, он какое-то время потратит на осаду этой крепости. Мне кажется, мы можем позволить себе не думать о слабых, но должны планировать на несколько шагов вперед против сильных.

— Вы не только сильны и благородны, милорд, — склонила голову темная священница, — но еще и мудры.

Репутация перед тьмой +1

Темные войска потребляют только 0,5 лидерства

А вот это лучший подарок: глупый разговор, нелепые оправдания, и сила моей армии увеличивается вдвое. Ужасно довольный собой, я устроился на спину одной из свиней, явно сразу выросшей в их табели о рангах, и указал новое направление движения. Уверен, что теперь-то я не ошибусь, и мы точно доберемся до дома. А пока, пользуясь моментом, можно заняться и выбором класса. Благо, лес тут редкий, кочек не предвидится — можно ни на что не отвлекаться. Но сосредоточиться оказалось не так-то и просто: почему-то все время лезли в голову мысли по оптимизации отряда, видимо, то, что тролль, священница и бехолдер занимают в три раза больше места, чем все мои свиные наездники вместе взятые, меня немного напрягает. А ведь сколько тут простора для творчества: мне больше всего понравилась идея с ведьмой на шаре, хотя я почему-то не уверен, что в игру хоть кто-то закладывал возможность появления ездовых бехолдеров. И о чем я только думаю?

— Уф, ну что — начнем, — отбрасываю все мысли в сторону и активирую выбор специализации.

Вам доступно три класса:

Рыцарь

Особенность: ваша защита и жизни удваиваются

Паладин

Особенность: доступ к магии света

Варвар

Особенность: ваша атака и жизни удваиваются

Общая особенность всех классов: ваши параметры передаются воинам вашего отряда

Вот честно, я разочарован: обидно до чертиков — ни одного нормального класса нет. Рыцарь точно не мое, сколько ноль не увеличивай в два раза, больше он не станет — с моей раскачкой самый бесполезный вариант. Может показаться, что варвар неплох: да, увеличение атаки — это круто, но вот увеличение количества жизней выглядит как бельмо на глазу. Так и кажется, что даже гоблины со свиньями начнут надо мной насмехаться — потратить специализацию на наполовину бесполезный класс. Остается паладин, но тут тоже кот в мешке — будет ли польза от этой магии света или она окажется каким-нибудь бесполезным лечением? Учитывая, что я большинству противников на один удар, эта награда смогла бы получить лидерство по бесполезности.

Чтобы отвлечься, докидываю так и нерастраченные очки характеристик в силу.

Получено достижение «Первый рубеж силы»

Вы получили тридцать очков силы, доказав, что серьезно отнеслись к своему выбору пути. В качестве награды боги благословляют вас на новые безумства

Награда: класс Берсеркер

А вот это уже интересно: уникальные классы я люблю. Вот что значит проявить упорство и не отступать от своего! Пускай неразумные глупцы сравнивают таких людей с ослами, я считаю, что это путь истинного дракона. И пусть мне покажут хоть одну историю, где дракон исправился или признал свои недостатки.

Берсеркер

Особенность: вы можете сокрушать существ, предметы и строения

Принять

И не важно, пусть в описании говорится все, что угодно, ясное дело, что уникальный класс не может быть плохим. Чуть не забыл: я вложил разблокированное очко характеристик в силу, повысив ее до тридцати одного.

— Спасибо, повелитель, — тут же довольно заворчал Клаус. — Сразу силушки прибавилось.

Свиньи тоже решили не откладывать проверку новых возможностей и сбили с разгону по паре деревьев. Вот она, настоящая армия, разрушающая все на своем пути.

Сразу вспомнилось, как мы весело все крушили на пару с троллем в самом начале. Интересно, как там теперь эта девушка — Саманта, вроде? Выбралась ли из третьей тысячи или, может, уже выбыла из соревнования? Хотя нет, вчера я ее, кажется, видел: стояла и флиртовала с кучкой каких-то напомаженных франтов. Может, и мне попробовать завести с кем-то знакомство? Времени много, нравы тут, судя по всему, раскрепощенные. Устроившись поудобнее на спине своего ездового хряка, я пару часов предавался мечтаниям.

А потом мы выехали из леса на открытое пространство. Неужели, доехали? Карта тут же подтвердила, что это моя первая деревня, захваченная у той самой блондинки. Но как же она изменилась!

Нет, никаких стен или укреплений так и не появилось — только дома, еще дома и поля на сотни метров вокруг. И повсюду снуют розовые пятна свиней и зеленые пятна гоблинов. И когда они только успели перебраться сюда да так расплодиться? В этот момент наш триумфально возвращающийся отряд заметили, и поселок потонул в волне яростного гвалта.

Лидерство +1, итого 5

Максимальное количество существ в отряде может быть увеличено до 50

Вас радостно и, главное, искренне приветствует больше тысячи живых существ

Это я удачно вернулся: теперь с таким лидерством и, конечно, с репутацией от темной священницы я смогу собрать приличную армию. Только вот разберусь, что тут произошло. Залезаю в настройки деревни, и все становится понятно. Большинство игроков развивают себе укрепления, выводят новые виды войск, а тут без изменений остался базовый алгоритм, видимо, прописанный в самом начале. Все ресурсы пошли на строительство домов и сельхозугодий. Конечно, и то, и то было выбрано самого низшего качества, но мои свиньи и гоблины, решившие проверить, что у меня тут за земли, были просто в восторге. Простенькие домики прекрасно пошли вместо сараев для одних и казарм для других, а быстро гниющая брюква, которой было засеяно все вокруг, была признана деликатесом, вознеся мои управленческие таланты на недосягаемую высоту. Так что нет ничего удивительного, что в такой райской атмосфере они принялись плодиться с учетверенным коэффициентом, и сейчас, судя по счетчикам, у меня в городе было чуть больше восьми сотен свиней и почти тысяча гоблинов.

— По-ве-ли-тель! По-ве-ли-тель! — нестройный вой перешел в слаженное скандирование, лишь иногда прерываемое случайным хрюканьем, все-таки кое-чьи глотки оказались не очень приспособлены для выражения восхищения.

Нельзя не признать, выглядит внушающе. Но вот что мне со всем этим делать — я просто не смогу взять их всех в свою армию. Пять очков лидерства: полтора из них уходит на моих уникальных существ, остается три с половиной. При максимальном размере в пятьдесят существ в отряде это три с половиной сотни воинов. Мне кажется или на видео героев-не-магов с такими армиями даже в финальных сражениях я не встречал? Обычно их мало, но они сильны — точно, и мне нужно занять своих прокачкой.

— Слушайте меня, мои свиньи и гоблины! Силы зла… — чуть не сбился, но вовремя исправился. — Силы добра не дремлют и хотят помешать нам жить мирной сытой жизнью.

Тут же раздалось многоголосое недовольное ворчание, сулящие всяческие кары всем, кто соберется помешать им наслаждаться жизнью в этом брюквенном раю.

— Мы можем сдаться. А можем защитить то, что нам дорого!

— Защитить! — тут же все вокруг взорвалось довольными криками.

— Тогда слушайте мой приказ. Сейчас вы все небольшими отрядами по пятьдесят всадников отправитесь в разные стороны: уничтожайте врагов, если встретите на своем пути. Помните: никто не должен добраться сюда и разрушить наш цветущий, — и довольно вонючий, нельзя не отметить, — город! А завтра с утра семь сильнейших отрядов поступят под мое личное руководство.

Вроде, удалось всех воодушевить — значит, свиней и гоблинов я пристроил. А мы пока со всеми остальными сможем сходить до моей деревни, а заодно и троллий лес проверим. Уверен, Клаус, хоть он и не хочет об этом говорить, жил там не один.

— Вперед, — взмахом показываю путь в обход деревни моим оставшимся воинам. — Прямо не пойдем, а то затоптанные поля нам не простят.

— Куда дальше? — тут же поинтересовался Клаус, а Штрилиц и священница, надо бы ей тоже имя придумать или хотя бы спросить, тут же пододвинулись ближе и стали прислушиваться.

— Пойдем искать тебе невесту, — тролль сразу заулыбался.

— В твоем же лесу они были? — аккуратно продолжаю расспросы.

— Нет, — улыбка сразу спала. — У нас там одни мужики, а в качестве невест мы хотели эльфиек похищать, правда, пока ни одной не попалось.

Так, значит, еще тролли есть, это прекрасно. А вот насчет эльфиек не понял, и, похоже, не я один. Темная священница тоже уставилась на Клауса расширившимися глазами.

— Как? Вы же большие, а они маленькие? Или вы их для красоты заводите? — наконец, поинтересовался я.

— Скажешь тоже, для красоты. Между прочим, тролли в брачный период могут как драконы менять размер и превращаться в людей, так что все у нас нормально, — ничего себе, у них тут устроено! И в этот момент Клаус не выдержал и расхохотался. — Грырг, грырг. Ой, не могу, как можно было в такое поверить! Тролли — драконы!

Глаз, как мне показалось, тоже начал трястись в легких конвульсиях. Вот ведь, мешок с щупальцами, и тот вздумал насмехаться. Все следующие несколько часов, что мы искали дорогу, эти двое постоянно вспоминали глупейшую шутку и ухохатывались.

Сеанс завершен. Через 60 секунд вы будете отключены, постарайтесь завершить к этому моменту все важные дела.

Вот и пора в реал, и, пока не забыл…

— Эй, священница, а как тебя зовут-то?

— Кристина, — какое-то странное имя, слишком простое, что ли. В этот момент, поймав мой взгляд, она внимательно посмотрела в ответ. — Данила, мы будем ждать тебя здесь, возвращайся поскорее.

Выход

Пять минут повалявшись на кровати, я собрался и направился в общий зал. Отдельно кормить меня никто не будет, так что придется немного потерпеть этих занудных снобов. Так и знал, стоило мне только появиться, как ко мне тут же подошла Саманта. Вот ведь настырная дамочка, хоть и симпатичная, надо признать. И что вот теперь делать? С одной стороны, есть хочется ужасно, с другой, при даме как-то неудобно. Будь это обычная вечеринка, я бы потерпел пусть даже ради призрачного шанса приятно провести время, но сейчас-то я уже достаточно давно в этой эпохе и точно знаю, что такие как она не заводят отношения с такими как я. Не к месту вспомнилась история про тролля и эльфиек.

И о чем она только спрашивает? Что я думаю делать, когда начнется следующий этап? А вот это интересно — оказывается, уже скоро все земли в «Пантеоне» поделят на будущие королевства, внутри каждого из которых начнется война за власть. Где-то к власти придут монархи, где-то появятся вольные баронства — неважно, самое главное, как можно быстрее завершить этот процесс, чтобы получить бонусы от нового статуса и лучше всех подготовится к финальному этапу. Битве пяти воинств, когда несколько огромных армий сходятся друг с другом, чтобы выявить победителя. Что ж, может, я и не совсем зря потратил время.

— Спасибо, — вежливо благодарю ее и пытаюсь аккуратно скрыться и затеряться в толпе других игроков.

И чего она на меня так злобно смотрит?

Саманта Холлинз

Как можно не понимать таких прямых намеков? Ну, ради чего еще можно рассказывать такие общеизвестные вещи про игру, как не для того, чтобы обсудить союз? А он стоит, делает вид, что внимательно слушает, и даже виду не подает, что о чем-то догадался. Убью гада.

Острые ногти впились в ладонь, заставляя прийти в себя. Саманта, ты уже взрослая девушка, нельзя позволять эмоциям управлять собой. Вдохнуть-выдохнуть, теперь можно возвращаться. Алессандро, Милош и Василий — все внимательно смотрят на меня, ожидая результатов переговоров.

— Он сделал вид, что не понимает, о чем я, — поднимаю бокал и, спрятав глаза, незаметно наблюдаю за ними.

— Не могу понять, что за игру он затеял, — задумчиво протянул Мамонтов.

— Я сегодня отправлял несколько лазутчиков на его территорию, — решил поделиться информацией Милош. Это интересно, я тоже пыталась, но никто так и не вернулся. — И обычные, и улучшенные, все были убиты свиньями и гоблинами, так чувство, что там все леса кишат ими.

— Если он настолько усилил патрули, то точно не просто так, — Алессандро почесал подбородок — выглядит отвратительно; и что Алиса и Мария находят в бородатых мужчинах? — Я тоже пытался кое-кого заслать, но ничего не вышло.

— А ведь ответ на поверхности, просто наша гордость не дает нам его признать, — Мамонтов? О чем он? — Он опять нас обошел. Вот сколько своих ресурсов вы потратили на то, чтобы понять его планы, вместо того, чтобы вложиться в развитие? Я — десять.

— Я — пятнадцать, — Милош.

— Я — десять, — Алессандро. А я промолчу, хотя этот русский прав. О чем ты думала, Саманта, спустив почти двадцать процентов ресурсов на слежку за этим неотесанным чурбаном?

— Вот видите, даже ничего не делая сам, он замедляет нас, еще больше увеличивая разрыв. Что бы мы ни придумывали, он всегда оказывается на несколько шагов впереди — давно я не встречал таких опасных соперников.

— И при этом таких раздражающих, но интересных людей, — продолжаю про себя.

Так, а кто это к нам идет?

Карлос дель Майо

Сегодня я пытался напиться. И было из-за чего. Я пришел в игру доказать брату, что способен на что-то большее, чем руководить семейным бизнесом в одной-единственной стране, но кто же знал, что все так выйдет? Я выпил уже целый стакан чистейшего виски, но алкоголь и не думал помогать, зато появилась решимость пойти и поговорить с братом. Как когда-то в детстве. И пусть он сейчас стоит с какими-то своими друзьями и делает вид, что не знает меня, сегодня я буду достаточно смел, чтобы не пройти мимо.

— Брат, я проиграл! — вот я и сказал это.

— Уйди, — разочарованный взгляд Алессандро и немного заинтересованные у его друзей.

— Я не просто проиграл, я сделал аватару Кристины и потерял ее, — нас тут же оставили вдвоем, все-таки семейное дело — это семейное дело.

— Нашей сестры? Как ты умудрился? — и где его обычная невозмутимость? Что-то с братом не так: может, и у него тоже проблемы?

— У меня был только малый семейный бонус, так что выбрал себе редкое существо — священника, а когда меня попросили выбрать ему внешний вид, почему-то вспомнилась именно она, — наша двоюродная сестра, старшая ветвь рода; если она узнает, мне конец. А ведь сначала это казалось просто немного забавным, тем более, я думал, что все предусмотрел, случайности невозможны.

— Ладно, неважно. Это игра, тут можно потерять любого из своего отряда, а я постараюсь сделать так, чтобы она об этом не узнала. Все, уходи, — он еще не понял, что на самом деле случилось. Погибни аватара Кристины, та бы просто устроила мне семейный разнос, и все бы закончилось.

— Но она не просто погибла. Ее переманили в другой отряд, до сих пор не могу поверить, что это случилось.

— Что? Но у священников же абсолютная преданность, как такое вообще возможно? И ты хочешь сказать, что сейчас у кого-то в отряде есть точная копия нашей сестры, сделанная с твоего разрешения, с которой можно делать все, что угодно? — даже думать не хочу, что с ней уже могли сделать. А ведь помимо морального унижения, тут есть еще и политические риски, которые нельзя не учитывать.

— Кристина не простит меня? — неужели, я опять веду себя, как нашаливший ребенок?

— Это уже не важно, тут дело касается чести семьи. Кто это сделал? Может, удастся договориться? — и здесь я надеюсь на тебя, брат, сам я просто не решусь подойти к нему.

— Вон тот парень, — показываю на атаковавшего мою крепость игрока. Но что это с Алессандро, куда пропала вся его решимость? И что это за человек, с которым он не хочет (или боится?) даже попробовать договориться?

— Как он это сделал? — хотел бы я сам до конца в этом разобраться.

— Он осадил мою крепость, а потом закинул внутрь бехолдера, — и как смог только до такого додуматься?

— Но ведь при падении же есть пятидесятипроцентный шанс, что существо умрет! Чем ты ему так насолил, что он пошел на такой риск? — мне бы знать. Вот так запросто рисковать существом второго уровня я бы не смог. Еще раз смотрю на своего утреннего противника, пытаясь получше запомнить его. И ведь пытается выглядеть так глупо и беззаботно, но я больше не попадусь на эти уловки.

— Я не знаю, может, он узнал про священника, и тот ему для чего-то очень нужен, — почему-то не верю, что кто-то решил воспользоваться ситуацией и свести с семьей счеты. Все-таки это же корпорация, она тщательно следит, чтобы все такие разборки оставались за ее стенами.

— Ладно, он закинул внутрь бехолдера, и что дальше? Взял ее под контроль с помощью какого-то хитрого трюка? — и я понимаю брата, сам до сих пор не могу понять, как он смог все это продумать и организовать.

— Нет, у священников же абсолютное сопротивление ментальным атакам. А свою я даже успел посвятить свету, так что даже в случае, если бы его сняли каким-то артефактом, они бы с бехолдером погибли вместе. Мне казалось, я все предусмотрел, — небольшая закладка, чтобы прочувствовал, как я постарался сделать все возможное для защиты аватары.

— Не уходи от темы, — Алессандро моментально отмел мои попытки оправдаться. — Значит, даже пытаться не стал. Похоже на него — все знал и поэтому захватил всех, кроме нее. Что дальше?

— Дальше он открыл ворота, вывел всех моих бывших подданных, а мы с Кристиной вышли вперед, чтобы умереть с честью. А он сделал вид, что получил все, что надо, и собрался уходить. Я, на самом деле, уже прощался с жизнью, так что был немного на взводе и, когда все так неожиданно разрешилось, поблагодарил его. И ведь даже потом до меня не сразу дошло, какую же глупость я совершил.

— Я, кажется, понимаю, что он сделал, — так и знал, опять этот лед в его взгляде. — Твоя священница видит, как он получает от тебя благодарность, потом ты каким-то образом умираешь, и ему осталось бы только привязать ее к себе, чтобы обойти все мыслимые правила игры и включить в свой отряд. Но как он избавился от тебя, чтобы она не смогла связать это с ним? Иначе бы ничего не сработало.

— Я думаю, его бехолдер не просто увел моих солдат, — точно, недаром же его забросили именно туда, — но и повредил башню, на которую его доставили, так что в нужный момент этот Данила просто подал знак, ее разрушили, и меня придавило.

— Какая сложная комбинация, и все ради священника. А я даже представить не могу, зачем ему это могло бы понадобиться. И откуда он такой мог только взяться? — а ведь брата, похоже, этот человек давно интересует, надо будет посмотреть про него информацию на портале, а то я как-то совсем выпал из жизни. Непозволительная роскошь.

— Может, сходим попробуем договориться, чтобы он отпустил аватару сестры? — ведь может же произойти чудо, и все получится.

— Ты думаешь, что после стольких затраченных усилий он согласится? Нет, мы просто покажем свою слабость. Так что пока просто подождем, но будь готов в любой момент нанести удар.