Открыв глаза, я первым делом кинул взгляд на руку. Она ныла. Болела. Но была на месте. Следующим, что я увидел — была Карел. Она сидела на переднем сидении, рядом с ведущим цинн псиоником.

— Карел.

Женщина резко обернулась.

— Мы поправили руку в Месдохе. Через час будем в Элесхоне. Там портал.

Я прикрыл глаза. Память о невыносимой боли ушла, стало стыдно. Притронувшись к поврежденной руке, наткнулся на твердый материал. Постучал пальцем. Карел наблюдала.

— Всего два перелома. Собрали за три часа.

Открыл глаза.

— Сколько всего я был без сознания?

Карел закусила губу, наклонив голову. Этот взгляд исподлобья не обещал успокоения.

— Почти сутки. Ты пару раз просил вырубить тебя…

— Пару раз? Сутки?

— Здесь была Арханцель.

— Где здесь?

— Здесь. Сказала, что если ты появишься в поле зрении хоть одного ланита на Земле, тебя переломают во всех частях тела, чтобы ты не мог двигаться пока они не уйдут.

— Так и сказала? То есть она, вот так просто призналась?

— А что ей скрывать? Кто тебе поверит? Кто может что-то изменить?

Я выдохнул. Вот как…

— Достань из кармана иллюзор.

— Не надо, Андрес.

— Карел! — Вскричал я, чувствуя как к глазам подступают слезы.

Женщина перебралась на задние сидения.

— Останови.

Псионик повернул подбородок. Карел кивнула, подтверждая. Когда я двинулся, чтобы подняться, боль пронзила всю руку, предплечье и грудь. В местах переломов что-то подвинулось, померещился мягкий тошнотворный звук.

— Что ты с ней сделала?

— У меня не было другого выхода. — Увернулась псионичка. Я поднял взгляд, ожидая нормального ответа. — И не было времени… Когда второй рейнджер вырубил тебя, девчонка мгновенно оказалась рядом. Одно действие, одна мысль. Либо они — либо мы.

— Вот поэтому Арханцель и навестила нас со своим обнадеживающим обещанием…

— Они спустят это. Они все спустят…

— Потому что времени больше нет. — Прошептал я, распрямляя ногу. Карел полезла в карман штанов за иллюзором.

Оглядевшись по сторонам, я потянулся вперед.

— Оставь мой цинн в покое! — Поднял голос псионик.

— Заткнись, пожалуйста.

Выдернув из потолка осветительную пластину, я перекинул ноги на улицу. Карел спрыгнула с другой стороны. Любой светящийся кристалл имеет подпрограмму зависания. Отойдя на несколько шагов от цинна, остановился, оглядываясь. Карел шла следом. Выпустив пластинку из руки на уровне бедра, я взял у нее иллюзор.

— Отойди.

Кинув на меня жалостливый взгляд, женщина отошла. Иллюзор привычно лег на кристалл. Зальцестер, резиденция Гильдии псиоников, комната Целесс.

— Андрес? Где ты? Что у тебя с рукой?

Я сглотнул колючий ком.

— Ты знаешь, что происходит?

Целесс наклонила голову, вглядываясь в меня исподлобья.

— О чем ты?

— О том, что Ранцесс уводит ланитов в другой мир.

— Что за бред?

Я дернулся от пробежавшей внутри руки острой боли.

— Целесс, тебе уведут со всеми. Времени почти не осталось… И я не знаю что делать…

— Никто и никуда меня не уведет, Андрес. Что ты несешь?

— Да, залезь ты в голову любого ланита у Воронки. В голову Арханцель, отца, дяди! Кого угодно!

— Нельзя…

— В мою!

— Ты же знаешь, я не могу… — Целесс растерянно смотрела на меня, поднявшись с места. — Что с тобой? Где ты?

Я сжал челюсти.

— Я люблю тебя, Целесс.

По ее щекам полились слезы. Да, я никогда этого не говорил. Но ты ведь знала. Ты с рождения была моей.

— Андрес…

— Я ничего не могу сделать. Если бы ты мне поверила…

— Я верю.

— Тогда беги.

— Куда, мальчик?

— Мама?

— Целесс!

Иллюзия исчезла, и вокруг стало тихо-тихо. Я глотал слезы, опускаясь на землю. Воронке восемнадцать лет. Они с самого начала знали это… За что же — так?

— Андрес, пойдем. — Карел притронулась к плечу.

— Уйди.

Через несколько минут я вернулся к цинну.

— Ты была в Мертвых горах?

Карел замотала головой, взгляд ее выразил все эмоции по поводу моего психического состояния. Я посмотрел на небо, выпуская из пальцев кристалл и снова пристраивая иллюзор.

— Позови маму. — Попросил тихо Рори.

— Андрес? Что с рукой? Где ты? — Голос мамы дрожал, лицо было встревожено.

— Я буду через час. Жди меня с отцом.

Как и обещал псионик, в Элесхон мы прилетели где-то через час. Еще через пятнадцать минут дошли до центрального портала.

— Он сломан. — Понял я, подходя. Бандура из металла и креацина мертвой грудой стояла посреди центральной площади. В сердцах, ударив по нему ногой, развернулся. — Тут есть резиденции?

— Есть, конечно. Но вряд ли в них есть порталы.

— И у магов нет?

Карел осмотрелась. Сняла с пальца колечко, вызвала карту. Спросила у проекции махонького городка, где находится резиденция Гильдии магов.

— Пошли.

Еще через десяток минут мы удостоверились, что порталов в городе нет. Вернулись к цинну. Скрипя зубами, я попросил маму найти проводника по Мертвым горам — к пещере со второй страницы книги Кам Ин Зара. Когда она сказала, что восемнадцать лет назад их сопровождал рейнджер и псионик, я напрягся. С явным волнением в голосе, мама пообещала разыскать кого-нибудь. О том, что к ланитам обращаться нельзя, она понимала без слов.

— Ты дрожишь. — Карел прикоснулась к моей руке. Вокруг было темно, я смотрел на болтающуюся над моей левой дверью крышечку, за которой раньше крепился махонький кристалл, спасший нас при столкновении со щитом. Что и как видел псионик, ведущий цинн — я не представлял.

— Он точно никуда не врежется?

Карел улыбнулась. Я обернулся к ней.

— У тебя, все же, был повод не разбирать цинн на куски.

Я не сдержал усмешки. Облизал губы. Когда я ел последний раз? Когда пил? А Карел и Торус, наш водитель, они ведь тоже…

— Давай остановимся в ближайшем городе. Или деревне. Где угодно.

Карел обернулась к псионику. Передала беззвучную просьбу.

— Как рука?

— У той ланитки был повод не разбирать меня на куски…

Карел не засмеялась. Смеяться было не над чем. Да, ланитка не срастется…

— Ты знаешь, что в Мертвых горах?

— Я знаю лишь то, что прочел Сартен на второй странице книги.

— С помощью этого артефакта Ранцесс создал новый мир. Или же нашел… Именно из артефакта в пещере он черпал силы эти восемнадцать лет.

— Ты не можешь их остановить.

Я отвернулся. Если они еще здесь, значит не все готово. Возможно, не готовы лишь порталы.

— И ты не имеешь права мешать им. — Договорила Карел и я резко повернул голову. Рука немедленно заныла с новой силой.

— Ранцесс принял это решение восемнадцать лет назад. Меня еще на свете не было! Целесс только родилась. Они оба знали, что уйдут — уже тогда. Зачем они позволили нам… — Я захлебнулся словами, отворачиваясь.

— А могло быть иначе? — Ее голос дрогнул. — Андрес, у тебя перед глазами моя история. Твой отец, мать, Андра… Можно ли было изменить что-то те восемнадцать лет назад? Я пыталась! С тем же отчаянием и надеждой!

— Приехали. Не Зальцестер, конечно, но можно поискать гостиницу. — Водитель открыл дверь и выпрыгнул из цинна. Дверь с шорохом поползла обратно. Придерживая руку, я поднялся. Толкнул дверь, перекинул ноги. Карел спрыгнула за спиной. Спящий городок встречал нас двухэтажными домиками по обеим сторонам неожиданно обрывающейся улочки.

Спал я практически сидя, постоянно просыпаясь. Иногда жалел, что не остался в цинне. Мне бы там было удобнее. Но не Карел и Торусу.

В очередной раз проснувшись, я увидел в окошко светлеющее небо. Пора.

Когда я свесил ноги и завертел головой, разминая мышцы, в дверь заглянула Карел.

— Вы поели?

Скривив гримасу, псионичка исчезла. Я пошел за ней.

— Думаешь, везде сломаны? — Карел жевала пирог, захваченный в гостинице. Мне же кусок в горло не лез.

— Ничего не думаю. Но на проверку всех порталов у нас как раз уйдет время, за которое мы можем долететь до Зальцестера.

— Завтра к обеду будем. — Подал голос псионик.

— Ты не передумал по поводу Мертвых гор?

Я мотнул головой.

— Когда будем подлетать к Зальцестеру, останови у резиденции своей Гильдии.

— Ты с ума сошел? — Закашляла Карел, подавившись. — Они убьют тебя, Андрес. Тебя никто не спасет!

— На глазах у Целесс?

— Ее там нет. Арханцель, конечно, самоуверенна, но не до глупости.

— Ты можешь узнать это наверняка?

Карел молчала, смотря на меня и размышляя.

— Попроси Марго. Тебя нельзя в Гильдию. Никак нельзя… Да о чем я?! — Карел нервно засмеялась. — Андрес, ты и память о тебе до сих пор не стерта с лица Земли лишь потому, что Целесс этого никогда не простит. Даже если Ранцесс и мать влияют на нее с высоты своего опыта, в будущем они не смогут это скрыть. Целесс будет слишком сильным псиоником. У них века впереди…

Я вздохнул, понимая, что Карел права. Убить не убьют, но свое обещание Арханцель сдержит. Я не способен помешать им настолько, чтобы уделять мне какое-либо внимание. Но если дать повод, успокоят быстро. Я познакомился лишь с одним рейнджером. Причем женщиной, просто охраняющей свою часть периметра…

От новой волны беспомощности свело челюсти. Что же делать?…

— Поспи.

Я усмехнулся, закрывая глаза. Я не могу потерять тебя, Целесс. Я могу не видеть тебя два года, зная, что ты рядом и моя. Но если тебя не станет…

— Андрес. — Я вздрогнул от прикосновения. Рука Карел лежала на здоровом правом плече. — Подлетаем.

Повернув голову, я увидел исчезающий замок Гильдии псиоников. Вздохнул. Через пару минут впереди показались знакомые белые стены нашего дома. Когда цинн остановился у ворот, мама уже бежала к нам. Я вылез, придерживая руку. Карел задержалась с Торусом. Отец ждал у двери. В библиотеке сидел Эзнер.

— Рейнджер умер… В пещере. Ты разве не помнишь? — Поднял отец взгляд на маму.

— Забыла совсем… — Мама вздохнула, садясь в свое кресло.

В комнату вошла Карел. Села справа от меня на диван. Нежданно перед глазами пронеслось воспоминание. Карел, сидящая на этом же месте, Тайрен — на моем, и я — на мамином. Было бы у меня больше шансов, знай я тогда обо всем, что знаю сейчас?

— Там был еще один псионик… Как его звали? — Подалась вперед мама.

— Не знаю. Я так и не спросил.

— Ну, вы даете… — Выдохнул я.

— Я знаю лишь одного рейнджера, излазившего пол мира, включая Мертвые горы… — Подал голос Эзнер. Интонациями эта фраза не отличалась от любой другой. Но все же я понял, что он тоже не сможет помочь.

— Кто же? — Карел подобрала ноги с пола, обнимая ступни.

— Кларисс…

Я усмехнулся. Мама тяжело вздохнула.

— Андрес, зачем? — Спросил отец. Я оторвал взгляд от напряженно белеющих костяшек пальцев Карел. Мотнул головой, выплывая из эмоций, витающих по маленькой комнате библиотеки.

Остановил недвижимый взгляд на его лице. Ты бы не использовал все возможности, все самые ничтожные шансы?

— Она все равно уйдет, Андрес. — Говорил он тихо, почти гипнотически проникновенно. — Не сама, так уведут силой. Они приняли решение.

— Это решение принял Ранцесс. Один за всех.

— Это ничего не меняет. Они уйдут. Ты можешь отпустить Целесс сейчас и попытаться успокоиться. Или же подвергнуть себя и окружающих опасности и все равно потерять ее.

Я резко подался вперед, но поморщился от боли. Откинулся на спинку, смотря на отца.

— Ты бы отпустил маму?

По его лицу пробежала тень. Он перевел взгляд на маму. Она сглотнула, выдыхая. Я видел, как задрожал ее подбородок. Глаза отца заблестели от слез. Сам поморщился, отворачиваясь. Как вы можете? Как можете так мучить друг друга?

— Отпустил. — Прошептал он, не отводя от мамы глаз.

Я вздрогнул, почувствовав, как Карел встала. Обогнула диван, тихо закрыла за собой дверь.

— Мне надо в Мертвые горы… — Проговорил я тихо. — Если я могу сделать еще хоть что-то, я это сделаю.

Мама обернулась. Кивнула, чуть улыбнулась. По ее щеке скатилась слезинка. Поднявшись, я дотронулся до ее плеча и вышел. Горло сжимали раскаленные щипцы, челюсти сводило от напряжения.

— Какая самая дальняя от Зальцестера точка, куда у тебя открыт портал? — Карел сидела на белых ступенях у входа в дом. Я облокотился о колонну, вспоминая. Я, особо, нигде и не был. Достав из кармана осветительную пластинку, а за ней и свой иллюзор с библиотекой — подарок отца — я вызвал глобус. Минуты две искал город у границы Объединенных земель, до которого дошел из степи днями раньше. Тыкнул в него пальцем. Карел поднялась со ступеней.

— Не плохо. Мертвые горы — здесь.

— Сколько до них?

Повернувшись к Торусу, она подала ему знак. Водитель пошел к нам. Минут пять они соображали.

— Как далеко ты можешь перемещаться своими некреациновыми порталами?

— Несколько километров. Дальше не пробовал. Если слишком далеко, я не могу представить себе поверхность. Не достаю взглядом…

— Сколько за день? По глобусу. Примерно так… — Карел провела кривую линию между городом и горами. Я приблизил карту настолько, чтобы видеть деревушку, которую посещал в степи. Правда, я не был уверен, которая из нескольких на карте была именно той. Но расстояние от ближайшей деревни и до города — приблизительно оценить было можно.

— Пару недель — точно. Это если не спать…

Карел тряхнула головой.

— У нас выходит чуть быстрее. Договаривайтесь о цене.

Наблюдая за псионичкой, возвращающейся к цинну, я легонько вздохнул. Перевел взгляд на водителя. Вопросительно кивнул. Вопрос цены передо мной не стоял. Торус это понимал.