Пришествие Аватара

Евтушенко Валерий Федорович

 

Евтушенко Валерий Федорович

Пришествие Аватара

 

Пролог

Материк, известный впоследствии как Гондвана, за много тысяч лет до рождества Христова располагался в экваториальной зоне Земли, включая в себя часть современной Азии, Африки и Австралии. К северу от Гондваны находилась Арктида, а на юге раскинулась величественная Антарктида, климат которой тогда мало чем отличался от экваториального. Конечно, в то время эти материки назывались иначе и населены были другими людьми, отличавшимися от ныне живущих. Человеческая цивилизация достигла к тому времени своего расцвета. Средняя продолжительность жизни людей составляла 900 и более лет в нашем исчислении, но и земные сутки в то время включали в себя 36 часов, а не 24, как сейчас. Население всех материков не отличалось друг от друга ни цветом кожи, ни другими расовыми признаками. Лишь жители северных областей Арктиды, выделявшиеся ярко-рыжим цветом волос, не гармонировали с более темноволосым населением большей части экваториальной Гондваны.

Климатические условия Земли позволяли населению не тратить много времени для добычи пропитания. На большей части территории Земли урожаи зерновых культур можно было получать два раза в год, плоды и овощи произрастали еще быстрее. Плодородные почвы не нуждались в удобрениях, обилие дичи в лесах и рыбы в водоемах удовлетворяло все продовольственные потребности населения. Отсутствие забот о пропитании позволяло сосредоточить усилия людей на открытии физических законов бытия и развитии научно-технического прогресса. По мере развития науки и техники разрастались города, человек овладел вначале энергией пара, затем появились двигатели внутреннего сгорания и, наконец, ему стала доступна тайна атомного ядра. Сколько времени понадобилось для этого, теперь уже никто не знает, но для той цивилизации время и не играло большой роли. Являясь одним народом, населявшим Землю, человечество жило в мире и согласии, так как не было причин для взаимной вражды.

Однако с течением времени людей на планете становилось больше, человеческая деятельность приводила к тому, что некогда обширные джунгли и леса, вырубались, природных богатств становилось все меньше и меньше. Безжалостное уничтожение животных, непомерный вылов рыбы постепенно стали наносить огромный и невосполнимый ущерб природе. Человечество начало привыкать к роскоши, людям требовалось все больше драгоценных металлов для украшений, мехов для одежды, каждый старался выглядеть перед остальными более нарядным и привлекательным, общество постепенно утрачивало изначальные ценности, превращаясь в толпу потребителей.

Положение усугублялось нехваткой и оскудением природных залежей полезных ископаемых, в первую очередь энергетических ресурсов. Материк Гондвана, более обеспеченный месторождениями золота, алмазов и редких металлов, меньше других имел залежей угля и нефти. Арктида, где этих энергетические ресурсов было в изобилии, стала требовать от других государств. признания ее политического лидерства. Постепенно все страны стали относиться друг к другу с недоверием, подозревая своих соседей в недобрых намерениях. Стремительными темпами стало наращиваться вооружение и создаваться новые типы оружия, основанные на реакции внутриядерных процессов. Как следствие этого, стал развиваться тотальный шпионаж, что еще более вызывало недоверие прежде добрых соседей друг к другу. С ростом ядерного арсенала отношения между государствами все более обострялись.

Призывы наиболее здравомыслящей части ученых ограничить добычу полезных ископаемых, перейти от развития техники и физических наук к познанию человеческой психики и его внутреннего мира, прекратить хищнически разрушать окружающую природу и научиться жить в гармонии с ней, не находили откликов у большинства населения, которое постепенно привыкло к потребительскому отношению к жизни и бездумному времяпровождению. Власть предержащих же эти призывы раздражали и они просто отмахивались от сторонников ограничения потребления. Постепенно за теми из ученых, кто призывал к познанию человеческой природы, раскрытию всех потенциальных возможностей и способностей разума, использованию биологической энергии людей, закрепилась полупрезрительное прозвище "маги". Тех же, кто пропагандировал необходимость гармонического единства человека с природой, насмешники стали называть "друидами".

Между тем время не прекращало свой стремительный бег и вот уже первые космические аппараты, созданные людьми, вышли на околоземную орбиту, что позволило задуматься о новых возможностях применения ядерного оружия. С помощью космических носителей можно было направить ядерный заряд в ту точку земного шара, куда стоило только захотеть. Появились и новые средства вычислительной техники. В течение небольшого промежутка времени все три материка стали обладателем сверхмощного ядерного оружия и средств его доставки. Над миром нависла смертельная угроза, а судьба человечества стала зависеть от воли правящих кругов всех трех материков, которые лишь выжидали подходящий момент для нанесения упреждающего удара. Проблема заключалась не в том, чтобы обрушить на противника ядерные снаряды, а в том, как избежать удара возмездия.

Угроза взаимного уничтожения привела и к смене политических режимов. К власти во всех государствах пришли диктаторы, появление которых приветствовалось отупевшим от потребительского отношения к жизни населением, лишенным к тому времени способности мыслить трезво и самостоятельно.

У кого из правителей первыми сдали нервы, выяснить теперь уже невозможно. Не осталось об этом ни письменных, ни устных преданий. В одну роковую ночь земная твердь вздрогнула от раскатов грома взлетающих ракет, небеса озарились молниями вспышек двигателей сотен космических аппаратов, несущих смерть всему живому. Навстречу одной смертоносной лавине понеслась другая- удара возмездия никому избежать не удалось. Над всеми материками расцвели чудовищные грибы ядерных взрывов, вспышки света, как будто от 10 000 солнц, озарили Землю. Невиданной силы смерчи и ураганы пронеслись над земной поверхностью, сокрушая все на своем пути, а затем многометровые водяные валы обрушились на нее, унося в пучины океана все, что еще оставалось на поверхности. Содрогнулась сама Земля, сдвинувшись со своей оси, и тучи поднявшегося пепла заполнили атмосферу. Небывалой силы землетрясение, порожденное гением человеческой мысли, пробудило к жизни сотни вулканов по всей планете, изменив даже привычные очертания материков. Из-за изменения земной оси и ускорения вращения Земли вместо тридцати шести часов в сутках стало только двадцать четыре.

Со временем дрожание земли прекратилось, пепел развеялся. Но от человеческой цивилизации не осталось почти никого. И никаких материальных следов некогда великой цивилизации, за исключением нескольких сотен огромных воронок оставшихся от взрывов ядерных снарядов.

Прошли годы, столетия, тысячелетия. Растительность вновь покрыла сушу, стал восстанавливаться и животный мир. Люди, сумевшие чудом уцелеть в той страшной катастрофе, оказались рассеянными по всей Земле, состоявшей сейчас из шести материков. Лишенные привычных орудий производства и достижений своей технической цивилизации, они в короткое время превратились в дикарей. Длительность их жизни уменьшился до 30–40 лет, им снова пришлось учиться добывать огонь, изобретать колесо, выделывать шкуры убитых зверей и обучаться другим премудростям каменного века. Столетия сменяли друг друга, складываясь в тысячелетия…

Наконец, стали возникать очаги первых цивилизаций: Атлантида, Междуречье, Египет, Индия, Эллада. Люди овладели письменностью, научились добывать руду и плавить металлы. Научно-технический прогресс вновь стал наращивать темп.

И вот в наши дни…

Там, где тихо дремлет тайна,

Есть нездешние поля.

Я лишь гость, лишь гость случайный,

На холмах твоих, земля.

С.Есенин

 

Глава первая. Монастырь

1.

Высоко в горах, в одном из отрогов горной гряды Гималаев люди издавна видели старинный монастырь. Когда и кем он был основан, не знал никто. Какому божеству из многочисленного пантеона индийских богов поклонялись его обитатели, не было известно никому. Паломники никогда его не посещали. Каменные стены монастыря, местами потрескавшиеся и поросшие мхом, могли соперничать древностью со скальной породой, продолжением которой они являлись. В этих уединенных места люди появлялись чрезвычайно редко, но, по мнению жителей, населяющих долину у подножия горной гряды, монастырь в этом месте стоял всегда. От дедов и прадедов из глубины веков передавались предания о том, что в нем живут люди, но никто их не видел и никогда с ними не встречался. В легендах, пришедших из седой древности, утверждалось, что в монастыре обитают Ститхапраждня или Просветленные, обладающие способностью передвигаться по воздуху без крыльев, мгновенно перемещаться из одного места в другое, проходить сквозь скалы; кое-кто даже готов был поклясться, что встречал некоторых Просветленных на горных тропах, но они тут же исчезали, растворяясь в воздухе. Одни верили этим рассказам, другие сомневались, считая их плодом разыгравшегося воображения, но и те, и другие никогда не рисковали без особой необходимости приблизиться к монастырю, что стоял одиноко на обрывистой скале, к которой ни с какой стороны подходов не было. Скала, на плоской вершине которой разместился монастырь, уходила отвесно вниз в глубину долины, и попасть за стены монастыря можно было только по воздуху, преодолев расстояние не менее двухсот шагов. Но все же в этой обители кто-то проживал, так как те из местных жителей, кого порой заставала ночь на горной тропе, рассказывали, что они видели отблески света за ее стенами. Из поколения в поколения передавались воспоминания очевидца, который некогда видел огромного огнедышащего дракона, парившего над стенами этого древнего сооружения. Слухи о загадочном монастыре распространялись в предгорьях Гималаев, обрастая подробностями, но индусы, принимающие происходящее в мире, как данность судьбы, и не привыкшие ничему удивляться, не видели в существовании Просветленных ничего необычного, так как об этом говорится в Бхагават-гите. Некоторые утверждали, что монастырь-это обитель Гуру или джняни-йогины, которые оттуда выходят очень редко, оставаясь большую часть времени погруженными в медитацию. Другие говорили, что в монастырь ведет мост из лиан, увидеть который может далеко не каждый. Перейти же по этому мосту в монастырь дозволено лишь очень праведным людям, не отягощенным никаким грехом. Находились и такие, кто утверждал, что из этого монастыря полторы тысячи лет назад вышел сам Гаутама Будда, основатель буддизма, а боги Кришну и Вишну и доныне посещают эту обитель монахов. Йоги-дервиши иногда намекали, что все круги Раджа-йоги ниспосланы обитателям монастыря свыше во время погружения их в состояние самадхи и затем это учение передано ими людям.

Индия во все времена считалась страной чудес и экзотики, поэтому проблемой монастыря европейцы, в первую очередь, англичане, превратившие эту страну в свою колонию, интересовались мало. Кроме того, хотя легенды об этой обители монахов были распространены довольно широко, но где точно он находился, никто из рассказчиков объяснить не мог. Одни помещали его в Непале, другие в Тибете, третьи вовсе утверждали, что он находится на самой вершине Эвереста.

С развитием научной мысли в Соединенном королевстве и пробуждением интереса как к истории Индии, так и к религиозно-философским воззрениям населяющего ее народа, монастырем и связанными с ним легендами заинтересовались ученые — англичане. В середине Х1Х века, вскоре после поражения восстания сипаев, группа ученых из Лондона, посетив Индию, сумела попасть в долину, жители которой знали о монастыре больше других, так как он находился недалеко от их поселения. Но, когда англичане попросили провести их к тому месту, откуда видна скала с воздвигнутым на ней монастырем, к удивлению проводников, там не оказалось ни скалы, ни монастыря. Проводники были чрезвычайно поражены этим обстоятельством, так как буквально недавно бывали здесь, и все находилось на своем обычном месте, англичане же пришли к выводу, что все рассказы об этом чуде, не более чем, вымысел. Действительно, сколько последующих исследователей не пыталось найти монастырь, им это не удавалось, он вместе со скалой как-будто растворился в воздухе. Шло время и постепенно о таинственном монастыре сохранились упоминания лишь в полузабытых легендах.

2.

В час чрезвычайно жаркого, даже для этих мест, заката, когда от удушливого зноя не спасала и прохлада джунглей, на берегу горного ручья возник человек. Он именно возник прямо из раскаленного воздуха, потому что за мгновение до этого здесь никого не было. Голову его венчала белая чалма из какой-то материи, напоминающей шелк. Одет он был в длинную мантию из такой же, но переливающейся багрово-алыми тонами, материи; из-под мантии выглядывали носки остроносых сафьяновых туфель. Широкий кожаный пояс ладно перехватывал его тонкую талию, довершая убранство незнакомца. Он был высок и строен, выглядел не старше 40 лет, черты его матово-бледного лица дышали спокойной величавостью. Национальность этого человека определить было невозможно: с одинаковым успехом он мог быть и европейцем и индусом. Взгляд его синих, почти фиалкового цвета глаз, был устремлен на молодую женщину, которая в нескольких шагах от него набирала в кувшин воду, не замечая присутствия постороннего. По-видимому, она пришла сюда из небольшого селения, видневшегося немного ниже по течению ручья.

Хотя мужчина не сделал ни одного движения и не издал ни звука, женщина внезапно оглянулась и выпрямилась, держа в руках великолепно инкрустированный медный кувшин. На ней было сари — обычная одежда индийских женщин, которое не скрывало, а, наоборот, подчеркивало изящество ее точеной фигуры: высокую грудь, крутую линию бедер и необыкновенно тонкую талию. Лицо женщины, а точнее девушки, которой едва ли исполнилось семнадцать весен, было необыкновенно красиво той мягкой, чарующей красотой, которая свойственна только юности. Увидев неизвестно откуда появившегося мужчину, девушка не испугалась, а лишь потупилась под его устремленным на нее и выражающим неподдельное восхищение, взглядом.

— Кто ты, дитя мое? — ласково спросил незнакомец. Необычайно мелодичный тембр его голоса поразил девушку, он прозвучал как музыкальная фраза. Никогда ни у кого она подобного голоса не слышала, он как будто проник в самую глубину ее души, вызвав незнакомое ей раньше сладкое томление в груди. Когда же незнакомец коснулся ее руки, чтобы взять у нее тяжелый кувшин с водой, его прикосновение едва не ввергло ее в состояние экстаза. С трудом справившись с охватившим ее непонятным волнением, она произнесла:

— Меня зовут Лакшми, я живу в этом селении, — она кивнула головой в сторону видневшихся неподалеку домов.

— Это имя жены бога Вишну, тебя не зря так назвали, ты столь же прекрасна, как и она.

Щеки девушки зарделись от неожиданного комплимента.

— Ты не будешь возражать, если я немного провожу тебя? — спросил незнакомец, мягко отбирая из ее рук кувшин с водой.

— Нет, господин, — тихо ответила девушка. Они медленно пошли вдоль ручья. Непонятно почему, но Лакшми прониклась доверием к незнакомцу. Он ей очень понравился, таких мужчин она никогда ранее не встречала. В ее родном селе жили хорошие, добрые люди, но они были обыкновенными сельскими тружениками, незнакомец же появился как раджа из какой-нибудь старой волшебной сказки. В течение нескольких минут она рассказала ему о своей короткой и ничем не примечательной жизни. О том, что она сирота, своих родителей не помнит, а воспитывалась бабушкой, которая уже старенькая. Девушка рассказала о том, что она сама ведет все домашнее хозяйство, ухаживает за бабушкой, что из своего села она никуда не ездила и нигде не была.

Не доходя до ближайших домов, мужчина передал Лакшми кувшин и сказал, что завтра в это же время будет ждать ее у ручья, где она берет воду. Он остался на месте, а девушка пошла дальше, но когда через минуту она оглянулась, незнакомца нигде не было.

На следующий день Лакшми едва дождалась назначенного часа, она не могла усидеть на месте, все валилось у нее из рук. Наконец, на закате, она почти бегом устремилась к ручью и увидела ожидавшего ее незнакомца, который шел навстречу, приветствуя ее взмахом руки. Лакшми едва не бросилась к нему в объятия, настолько он показался ей дорогим и близким. Как и в прошлый раз, время для нее пролетело незаметно. Она уже освоилась в его обществе, держалась свободно и уверенно. Девушка рассказывала своему новому другу о селе, в котором проживала, смешные истории об односельчанах, о том, что многие из них очень суеверны и верят в древние легенды, например в то, что раньше неподалеку отсюда стоял старинный монастырь, который самым таинственным образом исчез. Незнакомец слушал ее очень внимательно, не перебивал, и лишь иногда на его величественном лице появлялась добродушная улыбка. Расставаясь, Лакшми неожиданно для себя поняла, что она влюблена.

С тех пор они встречались каждый день и, в конце концов, обоюдное чувство любви бросило их в объятия друг друга…

Когда с момента их первой встречи, прошел ровно месяц, ее возлюбленный сказал:

— Любимая, сегодня мы с тобой должны расстаться и встретимся только через одиннадцать месяцев на том самом месте, где и в первый раз. Но после этого, я тебе обещаю, мы всегда будем вместе.

Осушая своими поцелуями слезы, брызнувшие из глаз Лакшми, он продолжил:

— Пойми меня и будь умницей. Я люблю тебя больше жизни и никогда не брошу, но отведенное мне время истекло, когда я вернусь, я тебе все объясню.

Он снял со своего пальца перстень неизвестного девушке металла с крупным граненным камнем и одел его ей на палец. Непонятно каким образом перстень пришелся ей точно по размеру. Затем он с усилием разнял обнимающие его руки девушки, отошел от нее на несколько шагов и вдруг исчез, словно растворившись в знойном воздухе…

3.

Придя домой, Лакшми проплакала всю ночь. На закате следующего дня, она, как обычно, пошла к ручью, но там никого не было. Дни проходили за днями. Девушка каждый вечер приходила к месту свидания, надеясь на чудо, но ее возлюбленный не появлялся. Односельчане удивлялись как изменилась прежде всегда жизнерадостная Лакшми: улыбка покинула ее лицо, она стала молчаливой и задумчивой. Наконец, у девушки появились первые признаки беременности, а затем начал стремительно увеличиваться живот. Односельчане гадали между собой, кто отец ребенка, но к Лакшми никто не обращался, девушку все любили и жалели. Но если бы кто даже спросил об этом, что она могла ответить? Ведь она и сама не знала, кто он и как его имя. Удивительно, но всякий раз, когда она хотела поинтересоваться кто он и откуда, как зовут ее любимого, будто мягкая волна окутывала ее мозг и она забывала задать свой вопрос, вспоминая об этом лишь после его ухода.

Но вот прошло девять месяцев и в урочное время у Лакшми родилось двое детей. Близняшки — девочка и мальчик были удивительно хорошенькими и мать в них души не чаяла. Имена им она давать не стала — до встречи с их отцом оставалось меньше двух месяцев, и она хотела, чтобы имена им выбрал он сам.

И вот наступил долгожданный день. Когда солнце стало склоняться к вершинам гор, Лакшим попросила бабушку побыть с девочкой, а чтобы той было чем играться, повесила ей на шею отцовский перстень. Сама же, взяв мальчика, на руки, поспешила на берег ручья. Она почему-то была уверена, что ее возлюбленный выполнит свое обещание и сегодня они обязательно встретятся.

В условленном месте никого не было, но и до заката еще оставалось время. Лакшми, погрузившись в сладкие мечты о предстоящем свидании, качала на руках младенца, когда внезапно почувствовала позади себя какое-то движение. С радостным криком она повернулась, чтобы броситься в объятия своего любимого, но тут же с ужасом отшатнулась. Перед ней стоял монстр необычайно отвратительного вида, похожий на демона- ракшаса из иллюстраций к ее любимой "Рамаяне". Чудовище в высоту достигало почти трех метров, изо рта усеянного множеством острых зубов, торчали изогнутые, как у вепря клыки. Зловонное дыхание с хрипом вырывалось из его рта, а свирепые глаза полыхали алым пламенем. Кожа его обнаженного, казалось состоявшего из одних переплетенных мышц, тела, была покрыта, словно панцирем, чешуйчатыми пластинами. С низким утробным рычанием чудовище протянуло руку с острыми кинжалами когтей на пальцах по направлению к ребенку.

— Нееет!! — пронзительно закричала Лакшми и, держа сына одной рукой, второй ударила монстра по его когтистой ладони. Демон на секунду замешкался, как будто пораженный наглостью такого слабого существа, а затем ткнул своими когтями-кинжалами прямо ей в живот, пронзив ее тело почти насквозь. От невыносимой боли Лакшми потеряла сознание и уже не видела, как рядом с ней появился тот, кого она так долго ждала. Не обращая внимания на монстра, ее возлюбленный бросился к ней и попытался возвратить ее к жизни. Ему это почти удалось, Лакшми пришла в себя и неожиданно почувствовала, что боль, пронзившая все ее естество, стала отступать. Но в этот момент она увидела, как демон со свирепой гримасой на уродливом лице, ударил ее любимого в спину с такой силой, что когти — кинжалы вышли из его груди. От охватившего ее ужаса она не могла вымолвить ни слова, не произнести ни звука, только широко открытыми глазами смотрела, как чудовище выдергивает свои когти из человеческого тела для нового удара. Но нанести второй удар ему не удалось. Как только когти-кинжалы освободили его тело, мужчина с трудом стал на колени и взмахнул рукой, От его ладони к груди демонического существа устремился огненный шар. Несколько секунд ничего не происходило, а затем с ужасным воплем, демон исчез.

Упал на землю и возлюбленный Лакшми. Чувствуя, как из ее тела уходят остатки жизни, она сумела все же подползти к нему, вместе с малюткой-сыном. От ее прикосновения мужчина пришел в себя и, собрав последние силы, прошептал:

— Я же тебе обещал, мы теперь не расстанемся никогда.

Последним усилием воли она заставила себя, превозмогая смертельную боль во всем теле, взять ребенка и положила его ему на грудь:

— Смотри, это твой сын, он так похож на тебя. А дома тебя ожидает…,- тут силы оставили ее окончательно и чистая душа Лакшми покинула ее истерзанное тело. Ей уже не суждено было увидеть, как внезапно, словно ниоткуда, появилось одиннадцать фигур в таких же одеяниях, как у ее избранника и очень похожих на него. Они подняли на руки его и ребенка, которого тот крепко прижимал к груди, и через секунду исчезли, словно растворившись в воздухе.

4.

Спустя некоторое время после этих событий в Зале Совета в ШАМБАЛЕ собралась группа людей. За огромным овальным столом располагалось больше сотни кресел, но сейчас только одиннадцать из них было занято. Все собравшиеся были удивительно похожи на погибшего в битве с демоном человека, только одеты были иначе- в просторные ослепительно белые тоги, и плетеные кожаные сандалии. Человек, выглядевший несколько старше остальных (хотя никому из собравшихся нельзя было дать на вид более 40 лет) произнес:

— Чрезвычайные события последних дней заставили нас вновь после долгого перерыва собраться всем вместе для того, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Мы понесли тяжелую утрату- ушел из жизни еще один из нас. Эта потеря невосполнима, но гибель его не была напрасной, она заставила нас по-новому взглянуть на происходящие в мире события. Мы еще до конца не закончили анализ развития человеческого общества за последние сто лет, но и те результаты, которые удалось получить, вселяют тревогу. Над человеческой цивилизацией нависла новая угроза.

Он сделал паузу, затем продолжил:

— Необходимо срочно выработать меры по предотвращению этой угрозы, в противном случае нынешней цивилизации грозит гибель, как и тем, что существовали на Земле до нее.

Говоривший обвел взглядом слушателей и произнес:

— Но в отличие от гибели нашей предыдущей цивилизации, когда хотя бы немногим удалось уцелеть и восстановить человеческую популяцию, нынешняя угроза значительно страшнее, под вопросом существование самой планеты.

Среди слушавших его людей прокатился легкий шум.

— Насколько полон и обоснован этот прогноз? — спросил кто-то.

— Я повторяю: анализ не полон, визуализация будущего не завершена. Но я, думаю, что более подробно об этой проблеме сделает короткий доклад Провидец. Мы слушаем тебя, брат, — он кивнул человеку, сидевшему рядом с ним.

— Прежде чем перейти к существу проблемы и доложить результаты анализа, я хотел бы напомнить те основные этапы нашей с вами деятельности, которой мы и наши предшественники занимались на протяжении последних тысячелетий… Еще в то время, когда существовала прежняя цивилизация, представителями и потомками которой являемся мы с вами, многие из касты ученых резко отрицательно относились к техническому прогрессу, призывая людей, сосредоточить усилия не на развитии техники, а на изучении и использовании энергии и возможностей человеческого разума. Нас за это некоторые остряки окрестили магами. Но действительно мы уже в то время исследовали природу магии, как основы познания необъяснимых с точки зрения физической науки явлений: телепортации, левитации, ясновидения и т. п. Что бы ни утверждали скептики, эти явления существовали объективно, и объяснить их можно было лишь глубокими исследованиями человеческой психики. Некоторые из ученых уже тогда понимали, что психическая энергия человека, собственно говоря, и порождает магию, которая не существует сама по себе и помимо человека. Магия не возможна там, где отсутствуют разумные формы жизни. Мана, как и прана, не существует в окружающем нас мире, как, например, магнитное поле, она является продуктом жизнедеятельности человеческого мозга.

Все присутствовавшие в зале все это хорошо знали, но слушали Провидца с интересом.

— Именно для изучения этих проблем, здесь в одном из отрогов высочайшей на Земле горной гряды, в уединенном от людей месте был создан центр по изучению природы и структуры магического естества, более известный как Школа академической магии брахманов астрала, или сокращенно ШАМБАЛА. Последнюю тысячу лет мы предпочитаем называть наш центр Кругом Света, членами которого мы с вами и являемся.

Провидец вновь выдержал паузу, как бы собираясь с мыслями:

— Создатели Школы поступили мудро, укрыв ее далеко от центров цивилизации. Когда разразилась ядерная катастрофа, ШАМБАЛА уцелела, так как в радиусе полтысячи километров от нее не упал ни один ядерный снаряд. Обрушившиеся на землю гигантские цунами не достигали горной гряды, а остальные последствия катастрофы были не столь опасны. Все маги, нас ведь для краткости можно называть и так, — грустная тень скользнула по его лицу, — приняли решение никогда более не допустить ничего подобного. К счастью, человеческая цивилизация не погибла полностью, но за прошедшие тысячелетия абсолютно деградировала. Мы с вами освоили к тому времени основы телекинеза, телепортации и левитации, что помогло заняться поиском оставшихся в живых людей и оказанием необходимой помощи в создании новых цивилизаций. Естественно, мы делали все возможное для того, чтобы не допустить развития технического прогресса, а нацелить людей на постижение возможностей собственного тела и разума. Наиболее положительный результат в этом направлении был достигнут в результате эксперимента с цивилизациями майя и Египта, но, сосредоточив свои усилия в этих регионах, мы упустили из виду Атлантиду. Нам до настоящего времени непонятно, каким образом за столь короткое время атланты сумели овладеть тайной атомного ядра, но они стали реальной угрозой всему миру, в первую очередь развивающейся цивилизации древней Эллады. К счастью, совершенно случайно, — сделав ударение на последнем слове, он со значением обвел взглядом присутствующих, — их смертоносное оружие было еще далеко до совершенства и при попытке его применения пострадали они сами. Атлантиду поглотила морская пучина. События, связанные с атлантами, явились для нас серьезным уроком. Впредь мы стремились держать в поле зрения развитие каждой из имевшихся на планете цивилизаций. Но нас уже в то время, десять тысяч лет назад, оставалось мало. Мы не владели еще тайной личного бессмертия, а также целым рядом магических искусств, которые нам доступны теперь. В целях продления нашей жизни мы в то время пришли к необходимости погружаться в глубокую медитацию на несколько лет, и лишь один из нас оставался бодрствовать. Находясь в состоянии самадхи, мы научились выходить в астральное поле Вселенной и получать оттуда знания, накопленные в других мирах.

Однако три тысячи лет назад, когда мы сумели, наконец, раскрыть тайну личного бессмертия и вечной молодости, из нас осталось всего тринадцать человек.

Провидец вновь умолк, немного склонив голову, как бы в память об ушедших товарищах, которые не дожили до этого времени.

— Гибель Атлантиды. — продолжал он, — послужила хорошим уроком для других. Майя изобрели к этому времени колесо, но под нашим влиянием отказались от его применения и вообще от технического прогресса. Жрецы майя сконцентрировали усилия на познании возможностей собственного организма и достигли в этом направлении немалых успехов. Они сумели создать свою оригинальную письменность, изобрести лунный календарь, по которому год включал в себя тринадцать оборотов Луны вокруг Земли, научились на короткое время предсказанию будущего. Но их эксперименты над собственным мозгом, связанные с попыткой пробудить способности "третьего глаза" путем сдавливания дощечками головы у новорожденных младенцев, привели к вырождению нации и гибели их цивилизации в течение каких-нибудь ста лет. Египетская цивилизация, античная Эллада и цивилизация Индии, развивались в том направлении, которое было предначертано нами. Тем не менее, мы одни за всем происходящим на Земле уследить не могли, поэтому, когда в Израиле при царе Соломоне вновь наметился технический прогресс, в противовес этому нами было создано тайное общество вольных каменщиков, более известное теперь, как масонская ложа. На всем протяжении последующей земной истории задачей масонов являлось противодействие техническому прогрессу, в первую очередь разрушительным средствам ведения войны. В разное время общество "вольных каменщиков" именовалось по разному: тамплиеры, розенкрейцеры, мальтийские рыцари, но цель всегда оставалась одна — противодействие техническому прогрессу. Одним из примеров успешной деятельности членов общества, которых во все времена было достаточно при правящих домах Европы, явилось устранение греческого ученого Архимеда, который очень близко подошел к открытию парового двигателя и первого, хотя и примитивного, оптического гиперболоида. Правда, для этого понадобилось уничтожить Сиракузы, но в данном случае цель оправдывала средства. Спустя некоторое время мы вынуждены были направить войска Аттилы на Западную римскую империю, а позднее, когда византийцы изобрели "греческий огонь", мы инициировали нападение на них турок — сельджуков. Уже в более поздние времена, членам общества розенкрейцеров удалось убедить царя Ивана Грозного, в том, что изобретатель первого летательного аппарата- обыкновенный шарлатан и разгневанный царь приказал посадить его на бочку с порохом. Они же смогли предотвратить изобретение первого пулемета в 1664 году. Сам изобретатель по распоряжению короля Людовика Х1У был казнен, чертежи пулемета уничтожены. Я уже не буду останавливаться на такой мелочи, как похищение чертежей подводной лодки и винтокрылого летательного аппарата- гениальных изобретений. Леонардо да Винчи.

— Но это лишь одна из успешных сторон нашей деятельности, — продолжал Провидец. Помимо подготовки брахманов в нашей Школе для того, чтобы они несли полученные знания людям, одному из членов Круга Света, всем вам хорошо памятному Шакьямуни, удалось стать духовным лидером большей части азиатского континента. Полторы тысячи лет назад он под именем Гаутамы Будды стал основателем одного из религиозных течений Индии, философская основа которого полностью совпадает с нашей доктриной. Сегодня последователей Будды насчитывается в мире более миллиарда человек. Мы передали адептам индуизма и буддизма сведения об их великих предках, изложенные в "Типитаки", "Ригведе" "Махабхарата", и "Рамаяне", знания кругов высшей йоги, изложенных в "Бхагават-гите" обучили их сутрам, тантрам и чтению мантр. Ученики Будды получили даже некоторые из наших способностей, в частности, телепортации, телекинеза, умения замедлять или ускорять обмен веществ в организме. Людей, освоивших йогу, по крайней мере, хатху-йогу. становится все больше не только в Индии, но и во всем мире. Овладев этим искусством, человек получает способность познавать скрытые возможности своего организма и разума, осознать свое "Я", что является первым шагом к постижению основ магии. Без преувеличения можно сказать, что все это относится к числу наших серьезных успехов. Не менее важным стало появление в средневековой Европе большого количества людей с врожденными магическими способностями. В условиях почти полного отсутствия технического прогресса, стали особенно ярко проявляться скрытые способности человеческого организма. Телепортация, телекинез и левитация распространились в горных районах Англии, на севере Франции, в Германии. Но здесь вмешалась адепты католицизма, обрушившие гонения на всех инакомыслящих. По всей Европе запылали костры инквизиции, на которых сжигались все, кто хоть в малейшей степени обладал повышенной энергетикой или способностями, отличными от способностей среднего человека.

— К сожалению, — Провидец обвел взглядом внимательно слушавшую его аудиторию, — тогда мы не успели своевременно вмешаться, да у нас и не было для этого достаточных сил, а орден масонов в это время сам переживал не лучшие времена. Тем не менее, нам удалось, применив телепатию, внушить герцогу Оранскому идею возглавить народную революцию во Фландрии и Брабанте и уничтожить испанскую инквизицию.

— Таким образом, — продолжал оратор, — своей активной деятельностью мы затормозили развитие технического прогресса до самого минимума. Паровой двигатель, который мог быть изобретен еще во времена Архимеда, появился только в начале Х1Х века по новому летоисчислению, летательный аппарат тяжелее воздуха мог быть изобретен еще при Иване Грозном, но этого не случилось. К сожалению, огнестрельное оружие появилось, но согласитесь, также с большим опозданием. Другими словами, до середины прошлого столетия человеческая цивилизация развивалась в тех рамках, которые ей были отведены нами и под нашим контролем. Наша визуализация будущего, проведенная в то время позволяла сделать вывод о том, что к началу ХХ1 века большинство населения Земли будет обладать способностями, позволяющими людям обойтись без машинной техники, а, следовательно, не будет нужды в автомобилях, самолетах, то есть средствах доставки оружия массового уничтожения. Из нашего прогноза следовало, что уровень развития физики, химии и других точных наук не позволит человечеству раскрыть тайну атома, по меньшей мере, еще в течение пятисот лет. Тем самым мы полагали, что созданы все условия для развития цивилизации не по пути технического прогресса, а по пути познания человеком в первую очередь самого себя, своих внутренних возможностей. Когда это произойдет, войны станут невозможными.

Но сейчас мы вынуждены констатировать, что по какой-то причине наш прогноз не оправдался. Внезапно началось настолько стремительное и не предусмотренное нашей визуализацией развитие технического прогресса, что за какие-то сто лет, люди от парового двигателя шагнули прямо в космос, а главное сумели овладеть тайной распада ядра и ядерного синтеза. Хочу подчеркнуть, наша с вами предыдущая цивилизация секрет ядерного синтеза открыть не успела, однако даже обыкновенного ядерного оружия оказалось вполне достаточным для ее гибели. Сегодня мы можем убедиться в том, что весь мир стоит на грани уничтожения, накоплено столько ядерного и термоядерного оружия, что его применение грозит существованием самой планеты, а не только одной человеческой цивилизации. По нашему убеждению столь стремительное развитие физической науки естественным путем не возможно. Следовательно, эти знания людям были кем-то переданы. Отсюда вывод — передавший эти знания стремится уничтожить человеческую цивилизацию.

Провидец умолк, так как остальные маги начали обмениваться между собой телепатемами, а некоторые даже перешли на обыкновенную речь. Когда оживление в зале стихло, он продолжил:

— Теперь, собственно говоря, есть только два вопроса на которые, в первую очередь, необходимо получить ответ: как могло случиться, что мы не заметили проникновение в наш мир постороннего разума и кем является этот враждебный нам разум? Наконец, последний, но самый важный вопрос: сумеем ли мы противостоять замыслу врага? У меня, обладающего наибольшей среди всех нас способностью предвидеть будущее, ответа на него нет. Знает ли враг о нашем существовании? Не известно. Я уже неоднократно пытался прояснить ситуацию, но астральный канал связи с земным будущим примерно через двадцать — двадцать пять лет кем-то перекрыт.

Обычно сдержанные маги, не сумели скрыть переполнившие их эмоции.

— Как же случилось, что, сумев держать под контролем, пусть даже относительным, отрезок истории длиной 25 тысячелетий, мы не сумели проконтролировать события столетнего периода, да еще практически на территории одной Европы и Северной Америки? — выкрикнул один из них. — Как же это могло произойти и как мы это могли допустить?

— Две мировых войны прокатились по Земле смертоносным смерчем, а мы об этом и понятия не имели. Как же такое могло случиться? — возмутился другой маг.

Председатель Совета покачал головой.

— Сейчас этот вопрос не самый важный, но ответ на него очевиден. Вспомните, чуть более ста лет назад, желая избежать назойливости некоторых исследователей, проявлявших повышенный интерес к нашей Школе, точнее к монастырю, иллюзорное изображение которого так блестяще удалось нашему Мастеру Иллюзии, — он кивнул головой в сторону одного из магов, — мы пришли к единому мнению- закапсулировать ШАМБАЛУ в одном из параллельных пространственных континиумов. Я не помню, чтобы кто-то из присутствующих возражал против этого, или я не прав? — он обвел всех спокойным взглядом. Никто ему не возразил и тогда он продолжил:- После того, когда выход в земной план стал для нас затруднительным, а численность наша с уходом Будды сократилась до 12 человек, на последнем нашем совете было принято решение, согласно которому, одиннадцать месяцев в году каждому из нас надлежало пребывать в состоянии глубокой медитации, проще говоря, транса, а один месяц бодрствовать, не покидая стен Школы, без особой необходимости. С тех самых пор мы в земном плане не появлялись, опасаясь повредить структуру пространственного барьера. Один лишь Киритин, кстати, он действительно не даром носил это имя, так как являлся прямым потомком знаменитого Арджуны, легендарного героя первой из трех известных нам земных цивилизаций, нарушил нашу договоренность и вышел в земной план. Это было, конечно, довольно безрассудно с его стороны, но если бы не случившееся, мы бы до сих пор ничего не знали о сложившейся ситуации.

— Не требует особого напряжения ума и ответ на вопрос о том, — неторопроливо продолжил он, — что именно явилось причиной проникновения в земной мир враждебного нам разума. Этой причиной являемся мы сами. Капсулирование Шамбалы повлекло за собой с одной стороны нарушение структуры магического естества в регионе Гималаев, а с другой- повредило барьер пространственного континииума, отделявшего земной мир от соседнего с ним мира, более грубого плана. Но, — он умолк, обдумывая какую-то только что мелькнувшую у него мысль, — но прорыв в наш мир существ из мира более грубых материй, невозможно осуществить без знания магии сферического проявления, то есть вызова, или, проще говоря, некромантии или танатомагии. Никто из нас такими познаниями не обладает. Для меня становится очевидным, что на земле существует, по меньшей мере, еще одна школа магии, адепты которой владеют танатомагией.

Некоторое время все молчали, переосмысливая услышанное. Каждый из присутствующих понимал: в недалеком будущем предстоит битва двух магий, в ходе которой каждый из них мог погибнуть как погиб Киритин.

— Кстати, — спросил кто-то-, а что нам делать с сыном Киритина? Оставим его у себя либо возвратим в земной мир.

Провидец посчитал этот вопрос обращенным к себе, поэтому ответил:

— Визуализация будущего показывает, что судьба этого мальчика каким — то образом связана с судьбой всей человеческой цивилизации. Я не смог до конца выяснить этот вопрос по причине, о которой упоминал в своем докладе, но от этого младенца в будущем будет зависеть судьба всего мира. Учитывая, что демон, с которым сражался Киритин, пришел в земной мир именно за этим ребенком, смею предположить, что он будет представлять главную опасность для нашего врага. У меня есть предположение, кем на самом деле является этот ребенок, но оно требует проверки.

Когда Провидец умолк, председатель совета добавил:

— Хочу напомнить, что, когда мы доставили бездыханное тело Киритина сюда, он на короткое мгновение пришел в себя и успел сообщить нам телепатемой о своей битве с монстром из чужого плана, и о том, что младенец-это его сын. Последним усилием своего угасавшего разума он обратился с призывом ко всем нам передать его сыну те знания, которыми обладает каждый из нас. Мы не имеем права не выполнить эту последнюю волю нашего друга и брата.

Маг, задававший вопрос о судьбе мальчика, поднялся из кресла и, обведя взглядом зал, произнес:

— Клянусь памятью моего друга и брата Киритина, для меня его последняя воля так же священна, как и для любого из вас. Я уточню свой вопрос: до каких пределов мы должны обучать мальчика своим знаниями и как сложится его судьба, когда он достигнет возраста возмужания — останется он с нами или будет возвращен в земной мир?

Маг сел на место и воцарилось долгое молчание, Об этом как-то никто не задумывался, но вопрос был поставлен точно и конкретно. Все присутствующие внезапно осознали, что если ребенок получит все те знания, которыми обладает каждый из них, то станет почти равным богам. Более того, получив весь объем знаний, он сможет их совершенствовать и комбинировать из своих способностей новые умения. Если к тому же, он станет подобно им самим, практически бессмертным, то выпускать его в земной мир будет чрезвычайно опасно.

Наконец, председатель Совета сказал:

— Думаю, следует поступить таким образом: во-первых, каждый из нас научит его только основам своих знаний. Во-вторых, все наши кристаллы с записями, которые велись на протяжении последнего времени необходимо спрятать в одной из комнат библиотеки и заблокировать вход в нее, чтобы он, когда вырастет, не смог с ними ознакомиться. Наконец, мы не станем сообщать мальчику о том, кто были его родители, и где он родился. На все его вопросы следует отвечать, что он родился здесь в ШАМБАЛе, его родители были из числа наших слуг, но оба умерли, когда он был еще младенцем. Да простят нам всемогущие создатели, — он возвел глаза к небу, — эту святую ложь!

 

Глава вторая. Арджуна

1.

К своим шестнадцати годам, Арджуна, как назвали маги сына их погибшего в схватке с выходцем из потустороннего мира товарища, превратился в настоящего мужчину. Постоянные занятия йогой, искусство которой он постиг еще в детском возрасте, сделали его тело удивительно гибким и пластичным, а движения легкими и изящными. Когда он двигался, создавалось впечатление плавного скольжения, перетекания с одного места на другое, как в танце. Его рельефно выделяющиеся мышцы не казались особенно большими, скорее они напоминали, переплетенные между собой полосы листовой стали, и своей крепостью, действительно, могли соперничать с этим металлом. Одним из увлекательных занятий мальчика было туго обвязать тело несколькими рядами стальной проволоки, а затем напряжением мышц, разорвать их. С возрастом он стал постигать и другие круги йоги, что позволило ему к пятнадцати годам достигнуть полного управления своим телом. Без малейших усилий Арджуна мог замедлять дыхание так, что длительное время казался мертвым, умел мгновенно сконцентрировать всю свою мускульную силу в одном пальце руки или ноги, одной лишь силой воли мог за считанные минуты исцелить небольшое ранение на своем теле, так, что от него не оставалось никаких следов.

Маги были довольны своим учеником. Жизнь в ШАМБАЛЕ протекала размеренно, как и прежде. Десять человек были постоянно погружены в состояние транса, один бодрствовал в течение тридцати трех дней. Бодрствующий маг постоянно общался с мальчиком, постепенно раскрывая перед ним секреты своего собственного мастерства, а, кроме того, знакомил его с окружающим миром. Обучение проходило в форме игры, поэтому для ребенка эти уроки не были утомительными, наоборот он с нетерпением ожидал каждого из них.

Однажды, когда ему исполнилось 7 лет, он поинтересовался, почему его зовут Арджуна и что означает это имя.

— Арджуна — великий воин, живший очень-очень давно. В преданиях о нем реальность переплетена с действительностью, но, если хочешь, я тебе расскажу о нем.

— Расскажи учитель, — глаза мальчика загорелись от любопытства.

— Ну ладно, тогда слушай. Когда-то давно на Земле существовала человеческая цивилизация, которая достигла в своем развитии небывалых высот. Люди того времени обладали многими способностями, которые впоследствии были утрачены. Правил тогда в одной из стран царь Пандав. У него было три жены, это в то время считалось нормой, однако ни от одной из них он не мог иметь детей, так как было предсказано, что, если он попытается хотя бы прикоснуться к жене, то немедленно умрет. Но он очень хотел детей и тогда три его жены родили ему детей от разных богов. Одна из них — Кунти родила ему трех сыновей, соответственно от богов Дхармы, Ваю и Индры. Бог Индра, что означает сильный, могучий, повелитель грома и молнии, одно время являлся главой всех богов. Вот его сыном и был Арджуна, унаследовавший от отца силу и мощь. Впоследствии он стал великим воином, победил в рукопашном бою бога Шиву и получил у него божественное оружие. Случилось так, что в это время разразилась война богов с асурами или злобными демонами столь же сильными как боги, но несущими человечеству смерть и уничтожение. Арджуна поспешил на помощь отцу. На равнине Курукшетра произошла великая битва между Арджуной и остальными его братьями-пандавами, их всего было пять, потомков Бхараты, с сотней кауров, потомков Куру. Фактически же это была битва между светлыми богами и демонами асурами. Пандавы и кауры лишь являлись их земными воплощениями. Продолжалась она 18 дней и получила название Махабхарата, то есть битва Бхаратов. Сам Бхарата, их родоначальник, когда-то давно был царем, но потом отказался от трона и стал отшельником, чтобы вести благочестивую жизнь. Битва богов с асурами была очень тяжелой, множество великих подвигов совершил в ходе нее Арджуна. Хотя богам лично нельзя было в ней участвовать, но сам Кришна, воплотившись в возничего, управлял его колесницей и позднее подарил Арджуне "Бхагавад-гиту", учение о высшщих кругах йоги и достижения состояния Просветления. Но, несмотря на героизм, проявленный пандавами, им грозила гибель, слишком многочисленны были их враги…

Рассказчик умолк.

— Чем же окончилась битва? — не выдержал мальчик.

— В,конечном итоге, асуры были уничтожены, но Арджуне пришлось для этого применить страшное оружие своего отца Ярче 10 000 солнц сверкнула выпущенная им стрела Индры и не осталось ничего живого на многие сотни километров вокруг. Победа Арджуны в этой войне богов и демонов, по существу уничтожила великую цивилизацию. Впрочем, обо всем этом ты можешь прочитать в "Ригведе" и "Махабхарате", если захочешь. Они есть в нашей библиотеке.

— Так почему же меня назвали Арджуной? — повторил свой вопрос мальчик.

— Просто ты похож на него, дословно это имя переводится как "белый" или "светлый", — пошутил наставник. — А, вообще, у Арджуны много имен, например, Гудакеши или "кудрявый", Киритин или "увенчанный диадемой", — он вдруг остановился на полуслове, как будто сказал лишнее, — но обо всем этом ты можешь узнать из книг.

Серьезные занятия начались после того, как мальчику исполнилось десять лет.

— Послушай, мой ученик, — сказал ему тогда тот из магов, которого обычно называли мастером Телепатии, — все чему тебя обучали до этого, лишь слабый отзвук того, что тебе предстоит постичь в дальнейшем. Тебе уже известно что каждый из нас специализируется в своей области знаний и в этой области ему нет равных. Наша задача передать эти знания тебе, но для этого необходимо подготовить твой разум, ибо слабый интеллект не справится с такой нагрузкой. Проще говоря, ты можешь сойти с ума. Единственный путь для совершенствования интеллекта, то есть увеличения энергии разума, или маны — это медитация и концентрация. Медитация, то есть погружение в транс, как первый шаг на пути к нирване, позволяет отключать все, или почти все органы чувственного восприятия, за счет чего неиспользованная энергия сосредотачивается непосредственно в мозгу. Окружающая среда начинает восприниматься не через глаза, уши или осязанием, а непосредственно мозгом. Чем глубже ты погружаешься в состоянии медитации, тем меньше энергии остается в твоем теле, но тем более ее накапливается в мозгу. Это как бы гимнастика для твоего разума. С каждым погружением в транс, твой разум очищается от всего ненужного, прежде всего от эмоций и желаний, он расширяется, охватывая новые сферы сверхчувственного восприятия, но об этом мы поговорим позднее. Для начала и этого достаточно.

Мальчик внимательно слушал, впитывая каждое слово.

— Но медитация не самоцель, не транс ради самого транса или разрыва с реальностью, не достижение состояния самадхи или нирваны, как конечной цели духовного совершенства и ухода от действительности, хотя кое-кто именно так и считает. Между прочим, состояние самадхи иногда путают с нирваной, хотя это вовсе не одно и тоже. Нет, медитация требуется для накопления и увеличения энергии разума или маны, с помощью которой можно существенно ускорять мыслительные процессы, происходящие в мозгу человека. Но само по себе это не произойдет- для того, что накопленная энергия или мана была использована по назначению, необходимо обладать умением концентрации.

— Что такое концентрация, учитель? — не удержался от вопроса ученик, поздно сообразив, что перебивать наставника не разрешается. Но тот не стал делать ему замечание и продолжал:

— Достичь состояния концентрация, мой мальчик, значительно сложнее, чем просто медитировать. Медитацией может заниматься любой, но вот способность концентрации или иными словами, сосредоточенности, требует длительной подготовки. При медитации отключаются все органы чувственного восприятия человека, как во время сна, а при концентрации человек отключает все накопленные им знания, навыки, умения, за исключением одного, именно того, на овладение которым будет направлен мгновенный выплеск всей или части твоей маны. Например, ты порезал руку. Если ты станешь лечить рану с помощью обычных лекарств, она затянется через неделю, но, применив способность концентрации, ты ее излечишь за полчаса. Или другой пример: ты желаешь изучить русский язык, хотя до сегодняшнего дня не подозревал даже о самом существовании России. Хороший учитель может обучить тебя, скажем, за год. Но если ты возьмешь учебник русского языка, войдешь в состояние медитации, а затем отключишь все свои мыслительные процессы в мозгу и сосредоточишься только на изучении учебника, ты можешь в совершенстве овладеть знанием этого языка за три дня или даже меньше. Следовательно, концентрация- это способность очистить свой разум от ненужных тебе в данный момент знаний и сосредоточить все усилия разума на решение какой-то одной задачи. Нет, нет, — улыбнулся наставник, увидев выражение недоумения на лице ребенка, — ты своих знаний не забудешь. Концентрация-это достаточно непродолжительное состояние разума. И еще одно, что ты должен всегда помнить: медитация и концентрация неразрывно связаны друг с другом. После выброса энергии, ты обязательно должен будешь ее восстанавливать, впадая в состояние транса.

— Учитель, — осторожно спросил мальчик, — но ведь если у меня будет большой запас маны, то не обязательно после каждого ее применения погружаться в транс?

— Безусловно, мой юный ученик, ты совершенно правильно уловил суть проблемы. Если, предположим, ты сейчас войдешь в состояние концентрации с выплеском энергии, тебе придется после этого длительно медитировать, так как запасы ее у тебя еще не велики. Но по мере твоего совершенствования они будут увеличиваться и возрастать, поэтому каждый раз после использования маны, у тебя еще будет оставаться ее изрядный запас.

— Поэтому вы так долго, почти целый год находитесь в состоянии медитации?

— Ты прав, но это только одна из причин, нашего погружения в транс. Есть и другие, например, в этом состоянии все жизненные процессы в организме замедляются в десятки и сотни раз. Постоянно медитирующий человек продлевает свою жизнь, — наставник на некоторое время задумался, — хотя нам это в принципе, и не нужно. Но обо всем этом тебе еще рано знать.

2.

Сменивший его мастер Иллюзии начал обучение с того, что создал своего двойника и предложил Арджуне определить, кто из них фантом. Когда мальчик не смог этого сделать, иллюзионист уничтожил фантом и приступил к первой лекции:

— Основой для создания иллюзии является способность к сосредоточению и концентрации, о которых тебе уже рассказывал предыдущий наставник. Некоторые считают, что иллюзию можно вызвать лишь путем воздействия внушением на мозг другого человека. То есть, они полагают, что никаких фантомов в действительности не существует, а то, что человек якобы видит, является плодом его воображения. Эти невежды, иначе, я их назвать не могу, просто смешивают понятия гипноз и иллюзия, которые отличаются друг от друга как земля и небо. Гипноз- это действительно внушение. Скажем, я могу внушить кому-то, что он видит перед собой кошку, которой на самом деле нет, и он станет ее гладить. Вошедший в это время посторонний человек никакой кошки видеть не будет, он увидит только, что испытуемой проводит рукой по воздуху. Это тебе понятно?

— Да, — кивнул мальчик.

— Так вот, — продолжал маг, — для того, чтобы загипнотизировать кого-либо, нет нужды прибегать к концентрации. Достаточно лишь обладать некоторой практикой и знанием методики, тем более, что гипноз эффективен лишь при согласии испытуемого на его применение. Иллюзия же-это совсем другое. Это реализованная в пространстве мыслеформа, создать которую без умения концентрации невозможно. Иллюзии создается следующим образом: существующая в твоем восприятии мыслеформа или образ чего-то, выходя из твоего мозга, наполняется твоей мысленной энергией, то есть маной, и начинает существовать независимо от тебя, являясь объективной реальностью, которую можно познать чувственным путем, например осязанием. С ней можно разговаривать, ее можно слушать. В зависимости от твоего опыта, количества маны и умения концентрации, материализованная мыслеформа может быть величиной с горошину или с гору, просуществовать короткое мгновение или сотни лет.

Он вдруг весело улыбнулся и подмигнул ученику:

— Помню, как-то случилось мне побывать в древней Элладе, где я познакомился на острове Кипр с местным царьком. Знатный, скажу тебе, он был художник, а скульптуры у него получались и вовсе как живые. Как же его звали, имя из головы вылетело? Ах да, вспомнил, Пигмалион. Мы друг другу понравились, и за чашей амброзии он рассказал мне о том, что мечтает встретить женщину, которая бы полностью соответствовала его идеалу. Позднее он повел меня в свою мастерскую, показал вырезанную им самим из мрамора скульптуру прекрасной девы и сказал, что вот она и есть его идеал женщины… Да, скульптор он был замечательный и скульптура у него получилась на удивление реалистичной! Долго смотрел на нее Пигмалион, а потом заплакал. Рыдая, он рассказал мне, что каждое утро молится богине Афродите, чтобы та оживила эту скульптуру, но все безуспешно, не хочет слушать его мольбы ветреная богиня любви. Да, и как она могла его слышать, если к тому времени весь пантеон греческих богов мы уже…

Мастер умолк, вспоминая о чем-то своем, лишь хитроватая искринка теплилась в его прищуренных глазах.

— А что дальше, что было потом? — не выдержал заинтригованный мальчик.

— Дальше? Ничего особенного. Возвратились мы в палаты, да и продолжили застолье. А под утро, когда царь уснул глубоким сном, я вызвал телепатемой Мастера телепортации. Он, правда, не был от этого в восторге, но, увидев скульптуру, согласился мне помочь. Короче говоря, перенес он ее к нам сюда, сам бы я этого сделать не смог, больно тяжелая была статуя для меня. Да, ты ее должно быть видел, она стоит у входа в зал совета, а я создал по ее образу мыслеформу. Скажу без хвастовства, получилась она еще красивее, чем сама скульптура, а уж всеми женскими качествами я наделил ее в избытке. Правда, пришлось убрать у нее ревность, сварливость, склонность к истерикам, и к женским излишествам всяким нехорошим. Утром, когда Пигмалион проснулся, он первым делом пошел в свою мастерскую, и, опустившись на колени возле своего идеала женщины, стал возносить молитву. Ну, тут я и дал команду мыслефлорме ожить…

— А что было потом?

— А что было потом между ожившей скульптурой и Пигмалионом тебе знать не обязательно, мал еще. Но жили они долго и счастливо, были у них и дети, а умерли Пигмалион и Галатея в один день, как и положено добрым супругам.

Мальчик с восхищением посмотрел на Мастера:

— Так сколько же у тебя должно было быть энергии, мастер, чтобы создать мыслеформу, не отличимую от живого человека и, чтобы она еще при этом просуществовала так долго.

Тот добродушно рассмеялся:

— В этом не было ничего сложного, поверь мне, так, порыв души, желание помочь хорошему человеку. Гораздо тяжелее было создать иллюзию монастыря, в котором мы якобы обитали.

Постепенно улыбка сошла с его лица, а голос стал грустным:

— Раньше нас здесь было много, около сотни человек. Мы постоянно обучали брахманов из числа местного населения основам магии. Ну и для этого требовались соответствующие декорации. Вот и пришлось мне в центре глубокой горной долины воздвигнуть огромной величины скалу, на вершине которой стоял древний монастырь. К монастырю вел хлипкий мостик из лиан, на который и ступить- то было страшно. Но, впрочем, нужных людей мы по нему пропускали. Для большей достоверности, я даже создал летающего над монастырем дракона, но быстро понял, что это уже перебор и пришлось его уничтожить.

Почувствовав, что и так наговорил лишнего, Мастер сменил тему:

— А, что касается количества маны, то тут не все так просто. Действительно, на первых порах маны требуется много, но когда ты достигнешь уровня Мастера в иллюзии, или телепортации, или в другом магическом искусстве, у тебя всегда будет столько маны, сколько нужно.

— Но мастер телепатии говорит, что манна пополняется только во время медитации…

Наставник прервал его:

— Ты пока еще стоишь в самом начале пути, поэтому мы даем тебе лишь те знания, которые ты можешь осилить. Со временем ты поймешь все сам — торопись медленно, как любил говаривать когда-то мой приятель, латинянин Цицерон.

Следующим наставником Арджуны стал сам глава Школы.

— Поговорим о том, как научиться управлять процессами, происходящими в твоем организме, каким образом можно ускорять или замедлять свое субъективное время.

— А разве есть субъективное и объективное время? — удивленно спросил мальчик.

— Природа времени даже нам до конца не понятна. Примем за аксиому, что в различных системах отсчета, время протекает по- разному. В основном это зависит от гравитации. Длина секунды на Земле и на Солнце может быть различна. Но помимо Солнечной системы, во Вселенной существуют триллионы звездных систем, входящие в состав миллиардов галактик, а те в свою очередь составляют отдельные домены. В каждой галактике, в каждом домене существуют свои физические законы, свое течение времени. Человеческий организм также является закрытой системой и субъективное время человека определяется скоростью происходящих в нем биологических процессов превращения энергии. Можно научиться ускорять или замедлять эти процессы и соответственно ускорять или замедлять субъективное время.

— Но как можно этого достичь, учитель? — удивился ребенок.

— Конечно же, с помощью энергии разума, то есть маны. Представь, что ты развел костер и он горит ровным пламенем. Но тебе понадобилось, чтобы пламя взметнулось вверх, и костер стал гореть ярче. Что ты сделаешь?

— Подброшу веток в огонь.

— Да, обычно так и поступают, но ведь иногда достаточно пошевелить те дрова или угли, которые уже находятся в костре, чтобы пламя взметнулось вверх. Так и ты, находясь в состоянии медитации, направляешь энергию своего разума на ускорение процессов обмена веществ в организме и твое субъективное время начнет ускоряться. Однако объективное время останется таким же как и прежде, поэтому пока я, скажем, успею только один раз поднять руку, ты ее поднимешь и опустишь десять раз. Ускорившись, ты сумеешь стать практически невидимым, ибо твои движения станут настолько быстрыми, что глаз обычного человека их не сумеет уловить. Но, конечно долго это продолжаться не может, а, кроме того, после такого напряжения организма ему нужен длительный отдых, иначе наступит преждевременная старость. Впрочем, многое здесь зависит от уровня твоего мастерства.

Воспользовавшись паузой, мальчик спросил:

— Учитель, а можно ли переместиться в прошлое или будущее?

— Путешествовать во времени в материальной форме невозможно. Наша Земля убегает от центра Галактики со скоростью 30 километров в секунду, а вся Солнечная система еще быстрее. Пока мы с тобой разговаривали, Земля в пространстве прошла уже огромное расстояние и ничто не сможет возвратить ее в то место, где она находилась час назад. В будущее попасть теоретически возможно, если, например, обогнать Землю и оказаться в том месте, где она будет через год. Но какой в этом практический смысл? Однако вне телесной оболочки разум человека может побывать и в прошлом и в будущем, так как в астральном плане, то есть в мире очень тонких материй, условно говоря, чистого разума, понятие времени не существует. Находясь в астрале, ты можешь наблюдать одновременно и прошлое, и будущее, и настоящее.

Заметив, что мальчик не понял его, маг, пояснил:

— Видишь вон там вдалеке край нашего сада, до него приблизительно 3000 шагов. Пройдя половину пути, ты не увидишь ни места из которого вышел, ни места, куда ты должен придти. Его скроет от тебя пшеница, растущая в поле примерно на половине пути к саду. Но, если ты поднимешься в воздух с помощью левитации и окинешь взглядом всю местность, то увидишь одновременно и то место откуда ты вышел, и то, куда ты должен попасть. Чем выше ты будешь подниматься, тем большую территорию будет охватывать твой взор, но тем меньше ты будешь различать деталей. Вот поэтому так трудно предсказывать будущее, тем более, что оно многовариантно. Ведь, чтобы дойти до того сада, ты можешь пойти прямо или окружным путем, можешь обойти какое-то препятствие справа или слева. Конечно, обычно человек выбирает прямой путь, выполняя свою карму, то есть поступает так, как предопределено ему судьбой или Роком, но на его пути может встретиться многое, что может заставить изменить направление движения. Проникая в будущее, можно предсказать судьбу стран, народов, групп населения и даже конкретного человека, но это очень трудно. Для этого нужна постоянная тренировка и огромное терпение, так как на будущее человека воздействуют миллионы различных факторов, которые нужно учесть. Предсказать будущее на день или два не составит труда любому здравомыслящему человеку, а вот на месяц, год и более, чрезвычайно сложно. Люди во все времена хотели знать свое будущее и некоторые пытались определить его по расположению звезд. Глупцы! Они даже не понимали, что видимый рисунок звезд — это не более чем иллюзия и в действительности никаких созвездий не существует. Все зависит от угла зрения. Наблюдатель, находящийся на планете, скажем, альфы Центавра, будет видеть совершенно другое звездное небо. Звездам нет никакого дела до нас, мой мальчик. Достичь физического и духовного совершенства возможно лишь через познание возможностей своего разума.

3.

Как уже стало понятно из предыдущих глав, Школа академической магии брахманов астрала, в действительности никакого отношения к монастырю, о котором сочиняли легенды местные жители, не имела. Ее создатели разместили ее не на горной вершине, а на самом дне глубокой горной долины, со всех сторон окруженной высокими горными вершинами. Школа представляла собой не одно, а целый комплекс зданий, включавший в себя помещения для отдыха, занятий магическими искусствами, библиотекой, небольшой обсерваторией с очень мощным оптическим телескопом. На некотором удалении от этого научного комплекса располагались строения, в которых проживал обслуживавший магов персонал, а за ними пшеничное поле, виноградник и фруктовый сад. Обслуживающего персонала с течением времени становилось все меньше и меньше. Пополнялся он за счет местного населения. Когда возникала необходимость, маги за солидное вознаграждение брали детей в ближайших селах, воспитывали их у себя и те, войдя в возраст, занимались сельскохозяйственным трудом и выполняли другие функции слуг. После того как Школа вместе с прилегающими к ней угодьями была закапсулирована, покинуть ее территорию никто из этих слуг не мог, да и не стремился как этому, так как жилось им здесь очень неплохо. Им только не разрешалось тревожить магов, поэтому доступ в основные помещения для слуг был ограничен.

Арджуна иногда видел этих людей, и даже изредка общался с ними. Они не были похожи ни на магов, ни на него самого. Как-то он поинтересовался у кого-то из наставников о причине таких разительных отличий между ними, на что получил довольно уклончивый ответ, из которого мало что понял.

Между тем шло время, мальчик осваивал все новые знания. Следующим его наставником стал мастер Телекинеза.

— Искусство передвигать предметы, — говорил он, — достигается не силой взгляда или мысли, как полагают некоторые. Мысль сама по себе не имеет материальной природы. С помощью мысли ты не сдвинешь с места предмет величиной даже с булавочную иголку. Энергия разума или мана, вот что способно двигать предметы. Сущность телекинеза состоит в том, что между объектом и разумом устанавливается взаимодействие. Энергия разума устремляется к предмету, но не в форме взрыва или всплеска, а в виде луча, жгута, который обволакивает предмет. Этот луч или жгут наполняется маной и, как бы, материализуется. Далее ты усилием воли подтягиваешь его к себе, сжимая луч. Когда предмет окажется там, где нужно, энергия выплескивается в пространство, то есть, втянуть ману назад в поле своего разума тебе не удастся, не позволит закон сохранения маны.

— Понимаю, — кивнул головой мальчик, — мана не может появиться извне разума, она вырабатывается только самим человеческим разумом.

— Ты попал прямо в точку, — подтвердил маг, — некоторые полагают, что ману можно черпать из астрала, или из космоса, но это полнейший абсурд. Медитируя, мы действительно выходим в астральный план, но не для того, чтобы черпать оттуда ману, поверь мне, ее там нет. Только человеческий разум может выработать ману и только в состоянии медитации. Факт заключается в том, что энергия проистекает не откуда-то из вне в организм, а является продуктом особого состояния человеческого разума, который накапливает ее в себе. Проще говоря, если у тебя иссякнет запас маны, он не восстановится, пока ты не погрузишь свой разум в это особое состояние, то есть в транс…

— Учитель, а нельзя ли почерпнуть энергию маны от таких же живых существ, как и мы, например, от животных или деревьев? — поинтересовался Арджуна.

— Никогда об этом не слышал, но вопрос тобой поставлен правильно. Припоминаю, что когда — то давно была группа людей, их называли еще друидами, которые утверждали о необходимости единения с природой. Ходили слухи, что они умеют излечивать болезни и даже смертельные ранения, получая энергию от деревьев, но я в это не особенно верю. В любом случае нам это, в принципе, и не нужно. Когда ты достигнешь уровня мастера, мана всегда будет пребывать в тебе.

— Но, продолжим наши занятия, — сменил он тему, — лучше я расскажу тебе, как пришлось мне когда-то в древнем Египте помочь одному фараону в строительстве пирамиды…

4.

Мастер Телепортации начал свой урок с того, что телепортировал мальчика на несколько десятков шагов, а когда тот вновь подошел к нему, спросил:

— Расскажи мне, что ты чувствовал в момент телепортации?

— Даже и не знаю, как это ощущение передать словами. Будто я прошел через какой-то плотный барьер, или меня через него протолкнули.

Наставник улыбнулся:

— Так оно и было, ты правильно описал свои ощущения. Проблема телепортации интересовала людей давно, но тех, кто правильно понимает ее сущность, очень мало. Многие полагают, что материальный объект действительно переносится или трансгрессируется на соответствующее расстояние в виде пучка элементарных частиц, но это совсем не так. Я тебя никуда не передвигал в прямом смысле этого слова, ты оставался на месте, но я искривил пространство, таким образом, что ты оказался на некотором расстоянии от меня. То есть тебя передвинул не я, а само исказившееся пространство, точнее, та энергия, которая высвободилась после возвращения пространства к прежней форме. В этом и заключается сущность мгновенной телепортации.

— Так просто? — хмыкнул мальчик, — А, если телепортироваться не на десять метров, а за сто или больше километров?

— Расстояние здесь не играет никакой роли, все зависит от количества маны, которой располагает твой разум и уровня твоей подготовки. Уровень мастерства имеет первостепенное значение. Вот к примеру, каждый из нас, магов, имеет практически одинаковый запас маны, но я с трудом создам мало-мальски приличный фантом, который исчезнет через минуту. Творения же мастера Иллюзии способны существовать столетиями, но зато он не сможет телепортировать предмет весом более ста килограмм, то есть кроме себя самого. Итак, повторяю. пространство везде на всем протяжении одинаково, поэтому мне нужно лишь точно знать, куда именно я должен попасть, в какую географическую точку или к кому конкретно. Если я это правильно представлю, то просто пройду через пространственный барьер, а он одинаков как для перехода на десять метров, так и на тысячу километром. Ключом к преодолению барьера является энергия разума. Если ты обладаешь способностью к телепортации, тебе не нужны никакие иные средства передвижения, ты можешь мгновенно оказаться там, где захочешь.

— Но как именно я должен использовать ману для телепортации?

— Я научу тебя этому позднее, сейчас же попробую объяснить попроще. Когда ты войдешь в состояние концентрации, представь себе, что тебе нужно пробуравить пространство насквозь и оказаться там, где ты хочешь. Если ты все сделаешь правильно- мана и выполнит роль такого бура.

5.

Когда наступило время осваивать основы левитации, Арджуна спросил у наставника:

— Я не совсем понимаю, зачем нужно учиться передвигаться по воздуху, если обладаешь умением телепортации?

Учитель рассмеялся.

— Зачем, спрашиваешь ты, нужна левитация? — переспросил он, — а попробуй с помощью телепортации подняться, например, к потолку. Уверен, у тебя это не получится. А,если тебе нужно подняться на какую-то высоту, чтобы разглядеть что-нибудь внизу? Телепортироваться в воздушное пространство ты не сможешь, ибо тут же рухнешь вниз и расшибешься в лепешку. Кроме того, нередко возникает необходимость в исследовании каких-либо объектов, находящихся высоко в горах, в ущельях, в пещерах. Здесь левитация тебе первый помощник. Да и расход маны при левитации намного меньше, чем при телепортации.

— Извини, учитель, я был не прав. А в чем заключается принцип левитации? Что нужно сделать, чтобы парить в воздухе подобно птице?

— В основе левитации лежит способность человека уменьшить гравитацию своего тела или полностью освободиться от нее. Иногда достаточно просто уменьшить вес организма, чтобы, скажем, прыгнуть с высокой скалы. В таком случае достаточно одних мышечных усилий, чтобы очень существенно замедлить падение за счет удлинения его траектории. Но если ты хочешь подняться в воздух, этого недостаточно, здесь нужен пусть небольшой, но отрицательный вес. А как этого достичь? С помощью медитации и концентрации, конечно. Другие наставники тебе уже объяснили, в чем состоит суть медитации и ее значение для всех магических искусств, но ты должен уяснить об этом еще кое-что.

Он взглянул на мальчика, который его внимательно слушал.

— Возможно, ты уже и сам понял, что в состоянии медитации твое сознание как бы выключается и, если ты находишься в трансе, то все происходящие процессы воспринимаешь непосредственно мозгом, то есть подсознательно. При этом будут активированы и резервные силы твоего организма. Например, в состоянии медитации, то есть при выключенном сознании, ты можешь бежать по узкой горной тропе над пропастью со скоростью порядка сорока — пятидесяти километров в час. Но стоит тебе выйти из состояния медитации, ты свалишься с этой тропы.

— Почему? — удивился ученик.

— Потому что при работающем сознании невозможно задействовать резервы организма. Сознание тебе скажет: " Стой! Люди не могут бежать с такой скоростью, ты повредишь свой организм. Остановись! Тропа слишком крута, ты на ней не удержишься!". В результате включившегося инстинкта самосохранения ты неминуемо свалишься в пропасть.

— Учитель, человек действительно не может бежать с такой скоростью, ведь у него не выдержит сердце, да и мышцы просто порвутся от таких нагрузок?

— Правильно, так и произойдет, если у тебя не будет необходимой тренировки. Но на какое-то непродолжительное время такую скорость развить можно без особых последствий, если включатся резервные силы организма. В связи с тем, что я тебе уже объяснил, ты должен понимать, что и левитация возможна только при погружении в глубокий транс и, при этом, из состояния медитации выходить нельзя. Но к чему слова, ты вскоре и сам все поймешь.

6.

Действительно, прошло некоторое время, и Арджуна освоил основы тех магических искусств, которым его обучали наставники. С помощью учителей он научился левитировать, мог телепортировать себя или какой-нибудь предмет на небольшое расстояние, умел передвигать материальные объекты. Мальчику нравилось создавать фантомы небольших птичек или мелких грызунов Иногда он создавал фантомы мыши и кота, наблюдая как кот пытается поймать мышь.

Мастер Телепатии открыл ему секреты передачи мыслей на расстояние, он научился посылать мысленные телепатемы. Но читать мысли никого из магов он не умел, так как его знаний для того, чтобы даже прикоснуться к их разуму, было недостаточно.

В день, когда ему исполнилось пятнадцать лет, мастер магии Огня приступил к обучению его искусству боевой магии, в основе которой лежала огненная стихия.

— Энергия огня, — начал он, — является основой всего сущего на Земле. Солнце, от которого эта энергия исходит, дарует жизнь всем живым существам, наполняя их светом и теплом. Энергия солнца пребывает в тебе, во мне и в каждом человеке с момента его появления на свет. Но в организме человека она существует не в форме огня или света, а с помощью различных биохимических процессов трансформируется в биотоки, которые окружают наше тело своеобразным полем. Следовательно, возможен и обратный процесс превращения энергии биополя в энергию огня. Вот этим, собственно говоря, я маг Огня. и занимаюсь. Смотри внимательно.

Он вытянул вперед руку и особым образом раскрыл ладонь, держа ее вертикально вверх. Какое то мгновение ладонь оставалась пустой, а затем прямо из нее вырвался ослепительный огненный шарик, с огромной скоростью устремившийся вверх.

— Я умышленно направил ладонь вверх, — объяснил учитель, — иначе этот огненный шар причинил бы здесь немалые разрушения. Поэтому и тебе советую проводить тренировки только в зале для занятий огненной магией.

Видя нескрываемое восхищение на лице юноши, Мастер улыбнулся:

— Скоро ты сам убедишься, что в преобразовании биополя в энергию огня, а точнее, плазмы, нет ничего удивительного. Все та же медитация и концентрация, но проводимые очень быстро, в течение каких-то мгновений. Преобразовывает энергию из одного вида в другой все та же мана, но огненному магу, пока он не достигнет уровня мастера, ее требуется особенно много. Остаться в бою без маны — это значит расстаться с жизнью. Помни об этом.

— Ты упомянул о том, что энергия биополя преобразовывается в энергию плазмы. А в чем отличие огня от плазмы?

— Огонь и плазма являются проявлениями огненной материи, но на разных уровнях. Огонь нуждается в кислороде, без этого газа ничто гореть не будет. Плазма не нуждается в кислороде, здесь тепло выделяется за счет внутриядерных процессов. Температура огня всегда значительно ниже температуры плазмы. Например, Солнце — это фактически огромный сгусток чистой плазмы. Огонь обугливает или сжигает объект, плазма разрушает его молекулярные связи, то есть взрывает. В боевой магии используется именно превращение энергии в плазму. Понятно?

Мальчик кивнул головой. — Так вот, — продолжал учитель, — есть довольно много людей на Земле, которые способны преобразовать энергию биополя в энергию огня. Но управлять ею они не могут. В результате вокруг них загораются предметы, иногда они сами сгорают в огне. Такое явление известно как пирокинез. Некоторые исследователи пытаются искусственно развить у себя способность к пирокинезу, погружаясь в медитацию. При этом им удается целенаправленно поджечь листок бумаги, не более того. Но никто из людей не способен преобразовать энергию биополя в плазму. Даже нам для того, чтобы овладеть этим методом понадобились тысячелетия. Но зато теперь маги могут это делать не только сами, но и передавать свои знания другим. Зная методику, ты освоишь это умение в течение нескольких дней. По правде говоря, искусство боевой магии Огня следовало бы называть магией Плазмы.

Со временем юноша узнал и освоил не только искусство создания плазменного шара, но также и другие секреты магии Огня. Он научился создавать вокруг себя огненный круг, направлять огненную волну, и даже вызывать плазменную бурю.

Со слов наставника Арджуна знал о том, что в огненной магии самыми разрушительными являются вызов плазменного дождя, но этим искусством ему предстояло овладеть только в далеком будущем.

— Огненная магия, — не уставал повторять ему наставник, — относится к категории боевой разрушительной магии. Использовать полученные тобой навыки в отношении людей ты можешь только в самых исключительных случаях, когда твоей жизни угрожает прямая опасность, и ты использовал все возможности убежать или скрыться.

Он помолчал, как бы раздумывая, стоит ли продолжать дальше, потом все же добавил:

— Но если тебе станут угрожать демонические существа, зомби или подобные им нелюди, применяй свои знания без всяких раздумий и жалости.

— Ты имеешь в виду нечто, подобное демонам — ракшасам из "Рамаяны", асурам из " Махабхараты" или ифритам из "Тысячи и одной ночи"? — удивился юноша. — Я думал они существуют только в легендах.

— Возможно, возможно, — уклончиво ответил маг, — но на всякий случай запомни мои слова.

Аналогичным образом Арджуна усвоил основы боевой магии Земли, Воды и Воздуха. Учителя обучили его способности по своему желанию укреплять кожу тела таким образом, что она становилась подобной каменной броне, либо же наоборот полностью проницаемой, так что он мог проходить сквозь запертую дверь или стену. Мальчик научился метать ледяные стрелы и понижать температуру вокруг себя, вызывать бурю, а также и другим полезным умениям.

7.

В Школе академической магии, как уже упоминалось, имелась научная библиотека, состоявшая как из произведений классической литературы давно погибших цивилизаций, так и существующей ныне. На ее полках хранились самые первые рукописные тексты "Ригведы", "Махабхараты", "Рамаяны" — наследие первой из известных земных цивилизаций, уничтожившей себя "оружием Индры" еще сотни тысячелетий назад. Были здесь произведения авторов и сменившей ее цивилизации основателей Шамбалы. Но большая часть литературы, хранившейся на библиотечных полках, была создана современными авторами, от Гомера до наших дней. В библиотеке имелись первые рукописные издания самых выдающихся писателей античности, шумерийские глиняные таблички, свитки египетского папируса, тексты, выполненные на пергаменте, на первых экземплярах китайской бумаги, на коре из бересты. Здесь можно было найти также тексты, выполненные на санскрите, руническим письмом древних бриттов, скандинавов, предками славян.

Арджуна с самого детства знал свой родной язык, на котором разговаривали его воспитатели, санскрит и английский язык. Со временем, развив в себе способность концентрации, он за несколько дней в совершенстве изучил латынь и древнегреческий язык, идеш и фарси. По мере удовлетворения своей любознательности он изучал и другие языки, так что к 16 годам владел почти всеми наречиями мира.

Но особый интерес у него вызывали кристаллы с записями событий, происходивших на Земле, созданные магами в результате их наблюдений за развитием человечества. В них содержалось такое огромное количество самой разносторонней информации, что даже его совершенный мозг с трудом ее перерабатывал. Но вскоре юноша заметил, что вся информация, записанная на кристаллах заканчивается серединой девятнадцатого века. Вначале он не придавал этому значения, но когда и через несколько лет новые записи в библиотеке не появились, он как бы случайно поинтересовался у одного из наставников, какой сейчас год по земному летоисчислению

— Одна тысяча девятьсот девяносто…,- ответил тот рассеянно, будучи погружен в свои мысли, но, не договорив фразу, испытующе посмотрел на мальчика, — а почему тебя это вдруг заинтересовало?

— Просто так, учитель, — простодушно ответил юноша, — я просматривал информационные кристаллы и обратил внимание, что вся информация на них заканчивается серединой прошлого века. А где остальные записи?

Этот вопрос поставил наставника в тупик. Правду говорить было нельзя, а более — менее подходящего ответа на этот вопрос он не находил. Между тем пауза затянулась, следы волнения явственно проявились на лице мага. Юноша с некоторым удивлением смотрел на своего учителя, он даже не предполагал, что такой простой вопрос может его привести в такое необычное состояние.

Неожиданно тот куда-то заторопился:

— Извини, но мне срочно нужно уйти-, поговорим позже.

Произнеся эти слова, он тут же исчез.

Удивленный юноша пожал плечами и занялся своими делами, но впервые в его голову закралась мысль, что маги скрывают от него какую-то важную информацию.

8.

Между тем, маг телепортировался прямо в рабочее помещение председателя Совета и сообщил ему о происшедшем. Оба задумались, ситуация с Арджуной грозила выйти из-под контроля. Вскоре к ним присоединился Провидец и остальные маги.

— Возникла проблема, — начал глава Школы, — и она называется Арджуна. Откладывать эту проблему на потом нельзя. Решать ее следует немедленно. Какие будут предложения?

Слово взял мастер Иллюзии:

— Изготовить несколько сотен кристаллов с фиктивной информацией и отдать их мальчику, труда не составит. Однако раньше или позже, но правду ему все равно придется открыть.

— Нельзя забывать одно важное обстоятельство, которому мы в свое время не придали должного значения, — заметил Мастер телепортации, — он уже знает содержание всех кристаллов до середины прошлого века, то есть ему известно, что нас было двенадцать, — он сделал ударение на последнем слове, — а теперь нас одиннадцать. Куда подевался один из нас?

— Я удивлен, что он еще об этом не спрашивал, — нахмурился Маг телекинеза. — Думаю, что долго ждать, пока он задаст этот вопрос, нам не придется.

— Дальше держать его в неведении нельзя, — согласились и остальные.

— А что по этому поводу думает наш предсказатель будущего, — обратился председатель к Провидцу, не принимавшему участия в общей беседе.

— Этот час был давно предвиден мною, — ответил тот. — Да и не нужно быть провидцем, чтобы понять: мальчик вырос, стал мужчиной и научился думать, точнее мы его научили думать. Мои попытки анализировать будущее не дают результата, поставленный кем — то барьер препятствует мне в этом. Одно я могу утверждать с уверенностью- недолго еще осталось до того часа, когда Арджуна покинет монастырь. У него есть свое предназначение, которое предсказано свыше и он должен его исполнить. Сейчас мне дано предвидеть лишь фрагменты из недалекого будущего и чем ближе к барьеру, тем они менее отчетливы. Уже несколько дней я наблюдаю одно и то же: лес, напоминающий сибирскую тайгу, небольшое селение, Арджуна в простой крестьянской одежде, он врачует какого-то больного.

— Но, что удивительно, — продолжал ясновидящий, — иногда эти видения перекрываются образом прекрасной девушки. Лицо ее я различить не могу, но знаю, что она прекрасна. Я не могу различить черты ее лица, но они мне до боли знакомы. Понятно одно- судьба этой девушки связана каким — то образом с судьбой нашего ученика.

В зале совета наступила тишина. Никто не хотел прерывать затянувшееся молчание. Маги, несмотря на свой огромный индивидуализм, ведь в этом и заключалась их жизненная философия, хорошо относились в Арджуне и даже по-своему любили его. Ни у кого из них своих детей никогда не было, а родителей, даровавших жизнь им, они не помнили. Воспитание мальчика, которым они сообща занимались, позволяли хоть на короткое время пробудиться в их душах те эмоции и человеческие качества, от которых они стремились избавиться на протяжении тысячелетий, погруженные в свои собственные проблемы.

Наконец председатель Совета тяжело вздохнул и сказал:

— Если никто не хочет взять на себя ответственность, придется это сделать мне. Разрешите мальчику ознакомиться с информацией во всех кристаллах, а там посмотрим, что из этого получится.

9.

События последнего времени нарушили привычный распорядок жизни магов, который сохранялся на протяжении столетий. Никто из них после совещания в зале совета не стал расходиться для занятий медитацией, они ожидали, какова будет реакция их воспитанника после ознакомления с информационными кристаллами. Все соглашались, что они поступили правильно, открыв ему правду, но как он воспримет информацию о гибели своих родителей, были разные суждения.

Из помещения библиотеки Арджуна направился прямо в зал совета. Внешне он был спокоен и сдержан, но каждый из магов ощущал, терзающую его бурю эмоций.

Низко поклонившись своим воспитателям, Арджуна сказал:

— Я благодарю вас, мои наставники, за то, что вы не стали скрывать от меня правду, хотя, могу предположить, что далось вам это не легко. Я не знаю, как бы я поступил на вашем месте, но то, что я узнал, не оставляет для меня выбора. Смерть моих родителей осталась неотомщенной и пока я не найду тех, по чьей вине они погибли, мне не будет покоя. Теперь я знаю, что за всем злом, происходящим на Земле, стоят конкретные люди, вызвавшие в земной мир тех демонических созданий, которые погубили моего отца и мою мать.

Он помолчал, затем продолжил:- Есть еще кое-что. Если врага не остановить, человеческая цивилизация погибнет. А я тоже наполовину человек современной эпохи. Я не могу оставаться безучастным, когда моим земным братьям грозит уничтожение. Я знаю, что вы пытаетесь спасти мир своими средствами, но мне кажется этого недостаточно. Прошу вас, мои дорогие учителя, позвольте мне возвратиться в земной план. Другого пути для себя, я не вижу. Вы заменили мне отца и мать, вы воспитали меня, я всегда буду любить вас, как своих родителей, я благодарен вам за все. Но я должен выполнить свою карму.

В зале совета воцарилось долгое молчание. Наконец, председатель совета поднялся со своего места, подошел к юноше и полуобнял его за плечи.

— Сын мой, мы скорбим вместе с тобой о гибели твоего отца и матери. Киритин на протяжении тысячелетий был нашим другом и братом, в память о нем каждый из нас передал тебе ту часть искусства магии, которой владел сам. Мы все полюбили тебя как собственного сына, ты сделал больше, чем думаешь, благодаря тебе мы вновь обрели чувство семьи, которого были лишены много тысячелетий.

Его голос прервался. Овладев своими чувствами, маг продолжил:

— Мы все понимаем твое состояние и знаем, что сказанное тобой не просто слова, поэтому убеждать тебя остаться с нами, не уходить в земной план, мы не станем. Ты хорошо знаешь, что не в наших правилах принуждать кого-то из нас к чему-то или навязывать свою волю, против желания кого-то. Но пойми и другое. Мы не можем позволить тебе, обладателю знаний, которые пока еще недоступны человечеству, появиться среди людей. Ты обладаешь разрушительной силой, способной сокрушить что угодно и кого угодно, но ты стоишь только в начале пути. Твой разум еще слишком юн, ты еще не освоил и сотой части того, что должен знать. Главное — ты еще не знаешь своей кармы, своего предназначения.

— Что же мне делать мастер? — спросил с горечью юноша, который умом понимал, что наставник прав.

— Есть только одно решение твоей проблемы, которое возможно в сложившейся ситуации. Ты должен пройти земной путь, на котором будешь самостоятельно постигать те знания, которыми владеешь сейчас, пока не поймешь свое предназначение. Только в этом случае все тайны магии станут подвластны тебе. Но путь этот тернист и долог, многие опасности подстерегают тебя в земном мире.

— Как это понимать, учитель? Мне, что придется родиться заново?

 

Глава магов покачал головой:- Конечно, это было бы наилучшее решение, но, боюсь, для этого у нас нет времени. Чувствую я, что-то темное проникает в земной мир и с каждым годом это проникновение становится все сильнее. Мы поступим по- другому, если ты согласен. Мастер Телепатии установит тебе гипноблоки на все информационные каналы, открывающие твои магические способности. У тебя сохранятся лишь знание йоги и умение врачевать людей, то есть заживлять раны, лечить нетяжелые заболевания. Все другие твои знания будут ограничиваться средними для обычных людей, но твоя мускульная сила, превышающая силу других людей, сохранится. Вся мана, содержащаяся в энергии твоего разума, также исчезнет. В этом есть и хорошая сторона, враг не сможет выявить тебя по эманации маны. Но с течением времени, когда гипноблоки будут сниматься, ты будешь становиться все заметнее и заметнее в поле магии. Впрочем, ты можешь прожить свою земную жизнь вполне благопристойно, не вмешиваясь ни в какие рискованные ситуации, оставаясь в стороне от опасностей. Но, если ты будешь выполнять свою дхарму, то, конечно, рано или поздно вновь приобретешь те знания, которыми обладаешь сейчас. В какой-то момент, даже, когда еще не все гипноблоки будут сняты, ты вспомнишь все: и кем ты был раньше и своих родителей и то, зачем ты пришел в земной мир. Вспомнишь ты и всех нас и сможешь даже вновь с нами общаться. Выбор за тобой, сын мой, тебе решать, как поступить! Да хранят тебя на твоем пути, высокие Боги!

Без колебаний Арджуна дал свое согласие начать прохождение земного пути. Когда он удалился с мастером Телепатии, Провидец задумчиво произнес:

— Мне представляется, что центром всех социальных потрясений на Земле скоро станет Россия. Думаю, нашего парня следует поместить именно в эту страну, но куда-нибудь подальше от центров политической жизни, чтобы у него было время освоиться с ситуацией.

А оставшись наедине с председателем Совета, добавил:

— Мне кажется, древнее пророчество начинает сбываться.

Председатель совета внимательно посмотрел на него:

— Возможно ли это? Ведь эра калиюги, о которой в нем говорится, еще не завершена.

Провидец молча пожал плечами.

По земному летоисчислению наступало утро 19 августа 1991 года.

 

Глава третья. Василий Юганов

1.

В то утро бабушка Матрена проснулась рано. В середине августа рассветало довольно поздно, но она не стала дожидаться восхода солнца и решила пойти пораньше в тайгу- урожай грибов в этом году выдался замечательным. Село, в котором старушка прожила всю свою жизнь, цивилизация обошла стороной. Здесь, в глухой тайге на берегу Васюгана когда-то промышляли на пушного зверя одни только охотники из местных племен, искони населявших Сибирь. С началом зимы, когда реки замерзали, охотники по их руслам поднимались до верховий Васюгана, добывали белку, куницу, а если повезет, то и соболя, но постоянно здесь никто не селился. Позднее тут стали появляться артели плотогонов, которые с наступлением лета рубили растущий у берега строевой лес и сплавляли его по течению Васюгана и Оби в сторону Стрежевого. На зиму в этих местах оставаться не рисковал никто. В конце прошлого века несколько десятков жителей Томска, не поладив каким-то образом с местными властями, вместе с женами и детьми сплавились вниз по Томи и вышли в Обь, подыскивая место для поселения подальше от населенных городов и поселков. После Колпашево, где во время разлива могучая сибирская река раздвигает свои берега так, что они перестают быть видны, пошла сплошная тайга, без признаков человеческого жилья. Кое-кто предлагал остановиться в этих местах, но другие настаивали на том, чтобы продолжить путь. Переселенцы не совершили ничего противозаконного, власти не стали бы их разыскивать, но они сами хотели уйти подальше от людей. Войдя в устье Васюгана, и пройдя примерно до его половины, они подыскали удобное место на возвышенном берегу, расчистили его от деревьев и приступили к строительству домов. Среди них были отличные плотники, которые умели возводить постройки с помощью одних только пилы и топора. Все переселенцы были людьми работящими, находились в дальнем родстве друг с другом, так что работа спорилась. Строительные материалы им давала тайга, она же снабжала и мясом диких животных, ягодами и грибами. В реке водилось огромное количество рыбы. Удача сопутствовала отважным людям: неподалеку от этого места оказались неплохие залежи глины, так что проблемы с кирпичом, а, следовательно, и с возведением в домах печей, была решена.

Через несколько лет переселенцы выстроили вполне добротные дома, с широким крестьянским подворьем, не хуже, чем те, в которых они проживали до переселения. Особой работы в деревне не было, поэтому часть мужчин занялась отхожим промыслом, другие остались дома, охотились или ловили рыбу.

С падением самодержавия в жизни поселения мало что изменилось. Первые представители новой власти появились здесь лишь в начале 20-х годов, собрали жителей и объявили, что теперь они должны выбрать себе сельский совет, который будет властью на селе. Мужики не вполне поняли, зачем это надо, ведь и прежде своим старостой, они были довольны, однако спорить не стали. Тот же староста стал теперь называться председателем сельсовета, а в остальном все осталось по-прежнему. Шло время, в 30-е годы несколько парней и девчат уехали в Томск, поступили там на учебу и больше в свою деревню не возвратились. После войны, правда, неподалеку был создан леспромхоз, появились новые люди. Жизнь деревни оживилась, но не надолго. Со временем в заготовке леса необходимость отпала, работы были свернуты. На берегу остались лишь штабеля никому не нужных бревен, которые постепенно превращались в гнилье. К концу 80-х годов в деревне осталось всего несколько десятков человек из тех, кто уже доживал свой век и никуда переселяться не хотел. У Матрены Ниловны, муж погиб на фронте, не дожив нескольких месяцев до победы, а сын, офицер-десантник, сложил голову в Афганистане почти 10 лет назад. Семейная жизнь у него не сложилась, детей у него не было. После гибели сына жила Матрена Ниловна одна в своем доме, который сохранился еще от первых поселенцев, но был вполне пригоден для жизни. Она получала пенсию и за мужа, и за сына, поэтому в деньгах не нуждалась, да и тратить деньги ей некуда было. Как-то к ним в село специально заехал райвоенком, предлагал ей переселиться в районный центр, где ей предоставят квартиру, но она отказалась. Иногда, на несколько дней к ней заглядывали друзья сына, приезжавшие сюда поохотиться, но с каждым годом это происходило все реже, они и сами уже были в годах.

Хотя бабушке Матрене, как ее назвали в селе, было уже за семьдесят, она оставалась крепкой и здоровой женщиной. С утра до вечера она возилась то на огороде, то уходила в тайгу собирать не только грибы и ягоды, но и различные травы. С детских лет она научилась распознавать лечебные растения и ее слава травницы распространилась по всему Васюганью. В былые годы люди приезжали к ней даже из Парабели, Александровского и Стрежевого, когда официальная медицина, не могла им помочь. Травница знала множество способов лечения заболеваний желудка, печени, почек с помощью отваров трав, различных корений и грибов. Как правило, ее лечение всегда заканчивалось выздоровлением пациента или существенным облегчением течения болезни. Года два тому назад, один из вылеченных ею пациентов, оказался председателем отделения Сбербанка из Сургута. Узнав, что все свои сбережения, а их к тому времени накопилось довольно много, Матрена Ниловна хранит дома, он настоятельно посоветовал обменять их на доллары. Бабушка вначале испугалась самого слова доллар, но, в конце концов, согласилась и отдала ему все свои деньги. Каким образом он сумел обменять деньги по очень выгодному курсу, осталось его тайной, но в следующий свой приезд он привез ей почти 20 000 долларов и порекомендовал их понадежней спрятать, туманно намекнув, что "грядут большие перемены". Что он имел в виду, она не поняла, но совету умного человека решила последовать, тем более, что происходящие в стране перемены, связанные с какой-то "перестройкой", "плюрализмом", "гласностью", "консенсусом", о чем она слышала по радио, не внушали ей доверия. Русский человек так устроен, что если что-то не понимает, то он это и не принимает, особенно, если все это связано с иностранщиной. Кто-то из заехавших недавно в деревню мужиков рассказал анекдот о том, что перестройка — это как ветер в тайге: наверху шумит, а внизу тишина, но в чем эта перестройка, на самом деле заключается, он и сам не знал. Шло время, но на жизни деревни "перестройка", затеянная в верхних эшелонах власти, никак не отражалась. Жизнь здесь протекала по-прежнему неторопливо, в обыденных трудах и заботах.

Вот и сейчас в этот ранний час Матрена Ниловна собралась проверить грибные места, а заодно поискать одну траву, которая ее давно интересовала, но попадалась не часто. В тайге вообще травы растут не так как в обычном лесу, а только на возвышенных местах, где посуше, да и то не всегда.

Выйдя за околицу, она присела на пенек передохнуть. Солнце только всходило, за темной стеной высоких деревьев его еще не было видно. Со стороны реки тянуло утренней свежестью. От тайги поднимался легкий туман. " А ведь лето-то кончается, — с грустью подумала Матрена, — еще неделя-другая и жди первого снега, а там и зима не за горами". Она собралась продолжать свой путь, как вдруг увидела стоявшего в нескольких шагах от нее человека.

"Чур меня, — мелькнула мысль, — откуда он взялся?". Удивляться было чему, мужчина, а точнее, совсем юноша, был одет явно не по сезону: в брюках и рубашке с короткими рукавами, на ногах у него были кеды. Первое, что ей бросилось в глаза- это необыкновенно мускулистые руки парня. Создавалось впечатление, что они обвиты плотно прилегающими друг к другу веревками, обтянутыми кожей. Выражение лица человека было таким, будто он спал и вдруг проснулся в совершенно незнакомом ему месте. Старушка готова была поклясться, что за минуту до этого никого вокруг не было. Некоторое время парень стоял, озираясь вокруг, затем подошел к женщине, которая молча смотрела на него. Матрене Ниловне бросилось в глаза, что движения его были удивительно плавными, он не шел, а, казалось, плыл по воздуху. Присмотревшись, женщина обратила внимание на его лицо с очень правильными чертами. У него были густые черные с синим отливом волосы и синего цвета глаза. Таких людей она никогда раньше не встречала. "Иностранец, что ли?" — мелькнула мысль.

— Что это за место, — спросил он, между тем, на чистом русском языке, обращаясь к ней. Его голос прозвучал настолько гармонично и музыкально, что создалось впечатление, будто он эту фразу не произнес, а пропел.

— Деревня наш, живем мы здесь, — не впопад ответила женщина. Потом добавила:

— А вы, простите, к кому-то приехали?

Юноша некоторое время помолчал, как — будто пытался что-то вспомнить, затем произнес:

— Нет. Я ни к кому не приехал. Но я не понимаю, как здесь оказался

— А откуда ты, сынок? Где ты живешь, где твоя семья? — поинтересовалась старушка.

Парень провел рукой по лицу и пожал плечами:

— Не знаю, ничего не знаю.

— А как тебя зовут?

— Не помню.

— А документы у тебя есть какие?

Он недоуменно посмотрел на нее:

— А, что такое документы?

— Ну, паспорт там, удостоверение какое, права водительские.

Парень вывернул карманы. В них ничего не было. Некоторое время они молчали, потом Матрена Ниловна сказала:

— Да, плохи твои дела, милок. Без документов ты, вроде, как и не существуешь. Как говорят, без бумажки ты букашка, а с бумажкой — человек. Послушай, — вдруг пришло ей в голову, — а может ты шпион какой?

— А что такое шпион?

— Да, ладно это я так, пошутила, — ответила женщина, а про себя подумала: "Какой дурак- шпион попрется бы в нашу глухомань, да еще без документов. Если бы он был шпион, то имел бы такие документы, что комар носа не подточит. А, может, он преступник какой? От милиции скрывается? Нет, не похоже, я все-таки в людях разбираюсь".

Подумав, она сказала:

— Скорее всего, у тебя потеря памяти или на ученом языке, амнезия. Может, ехал где или шел, ударился головой обо что-то, а может какой лихой человек ударил тебя по темечку, вот ты и забыл все. Но это временно, потом все вспомнишь. Знаешь что? Пойдем ко мне, перекусишь, ты наверно, голодный. А там видно будет.

Она поднялась с пенька и направилась домой. Юноша, доверчиво, не оборачиваясь, пошел за ней. Ни он, ни женщина не заметили, как от группы деревьев отделилась фигура человека в багрово-алом одеянии и растворилась в утреннем тумане.

2.

Природа Васюганья, так образно описанная Шишковым в его романе "Угрюм — река", за прошедшие сто лет совсем не изменилась. Та же трудно проходимая тайга, с ее болотами и медленно гниющими стволами деревьев, свалившихся под собственной тяжестью от старости; те же угрюмые, отливающие асфальтовой чернотой воды Васюгана, устремляющиеся к месту его впадения в Обь; то же отсутствие каких либо признаков цивилизации на протяжении сотен километров.

Деревня, где жила Матрена Ниловна находилась в самом центре излучины Васюгана, в пятистах километрах по прямой от Александровского и Стрежевой, и примерно в тысяче километров от Колпашево. К западу на протяжении двух тысяч километров раскинулась сплошная тайга вплоть до Тобольска. Конечно, в Сибири пятьсот километров не расстояние, были времена, когда местные мужики на лодках со спаренными "Вихрями" добирались и до Стрежевого и до Сургута, а некоторые и до самого Колпашево, но эти времена прошли. Во всей деревне осталась одна моторка у деда Мокия, да и то в последнее время дальше, чем на десять километров он от деревни не отъезжал.

Конечно, и в верховьях Васюгана, и ниже по течению у впадения его в Обь, можно было встретить и другие такие же поселения, частью заброшенные, а в некоторых тоже оставалось по несколько человек. Места здесь были дикие, глухие и новые люди не стремились сюда.

В доме Матрены Ниловны пахло травами и свежим сеном. В красном углу под рушниками виднелась икона, под ней теплилась лампада, а на тумбочке под иконой лежала библия, издания 1881 года.

— Проходи, не стесняйся, будь как дома, — пригласила незваного гостя Матрена Ниловна, — а я, тем временем, чайку вскипячу.

Позднее, заметив, что парень с интересом разглядывает висевшие на стене портреты двух похожих мужчин, она сказала, кивнув на один из них:

— Это муж мой, Георгий Иванович, погиб в апреле сорок пятого, не дожил до победы совсем малость. А это сынок мой, Олежка, подполковником был, десантником, батальоном командовал в афганскую войну.

Она помолчала, затем с горечью добавила:

— Героя ему дали, посмертно, да разве золотой звездой закроешь рану в материнской груди?

Некоторое время они молча пили чай, настоянный на травах. Несмотря на то, что на столе были закуски из мяса, рыбы, юноша к ним почти не прикоснулся, но ежевику и морошку отведал с видимым удовольствием.

После завтрака, когда стал собираться уходить, Матрена Ниловна сказала:

— Ну, куда ты пойдешь сынок? Осень надвигается, а у тебя и одежи-то никакой нет. Знаешь, что оставайся у меня. Скоро сюда должен подъехать участковый милиции из райцентра, Гриша Гончаренко, они с моим Олегом вместе в школе учились. Вот вместе и подумаем, как тебе быть дальше. А пока возьми вот в шкафу костюм, что от сына остался, да и другие вещи. Вы комплекцией, вроде бы, с ним похожи.

3.

Капитан милиции Гончаренко был велик ростом и громогласен голосом. С его появлением комната вдруг сразу уменьшилась в размерах.

— Здорово ли живете, свет Матрена Ниловна, не болеете ли часом? — осторожно обнял он женщину, как бы опасаясь причинить ей боль своими объятиями. — Вот, приехал тут по делам и первым делом к вам, дай, думаю, проведаю, в добром ли вы здравии.

— Спасибо, Гришенька, на здоровье не жалуюсь. Раздевайся, проходи, рассказывай, что в мире делается, а я пока на стол соображу. Да, вот познакомься, с моим квартирантом, — спохватилась она, — заодно и поразмыслим, как ему быть дальше.

В ситуацию Гончаренко вник с полуслова. Выслушав Ниловну и поговорив с ее постояльцем, он сказал:

— Что-то много за последнее время, становится людей, которые не помнят своего прошлого. К нам в райотдел уже не один десяток ориентировок поступил, когда обнаруживают человека, а кто он и откуда, не помнит, и ничего о себе рассказать не может. Причем ни денег, ни документов при нем нет. Самое интересное, что по данным спецучета, они среди пропавших без вести не значатся, отпечатки пальцев не помогают тоже, как правило эти люди ни в каких правонарушениях не замечены.

Шумно отхлебнув из чай блюдца, он улыбнулся юноше:

— Да ты не вешай нос, придумаем, что-нибудь, на то мы и милиция. Первым делом, давай я сниму у тебя отпечатки пальцев и направлю их куда надо, может, что удастся выяснить. Ну и сделаю несколько фотографий, как водится, в анфас и профиль, благо с фотоаппаратом я не расстаюсь. Ну и подготовлю ориентировку по нашей линии, может по приметам попробуем определить, не значишься ли ты среди без вести пропавших, а пока поживи у Матрены Ниловны, если она не возражает, заодно поможешь ей по хозяйству. А до весны, я чаю, что- нибудь, да прояснится.

После завтрака, когда капитан снял китель, чтобы не запачкать его во время снятия отпечатков пальцев у постояльца Ниловны, юноша вдруг спросил:

— Простите, а Вас не беспокоит рана, которая на левом плече. По- моему, она до конца не затянулась.

От неожиданности Гончаренко даже присел на стул, а бабка Матрена испытующе посмотрела на него:

— Что еще за рана, Гриша? В прошлый приезд у тебя никакого ранения не было.

— Да, понимаете, недавно пришлось помочь рыбоохране задержать браконьеров, а один из них пальнул жаканом, вот меня и зацепило. Хорошо, что выстрел прошел по касательной, правда, мяса приличный кусок вырвало, но, кость, слава Богу, не задета. Полежал немного в больнице, а теперь хожу на перевязку. Но, постой, — обратился он к парню, — а ты откуда об этом узнал?

Тот пожал плечами и вместо ответа спросил: " А можно я на нее взгляну?". Гончаренко все еще с недоумением на лице, снял рубашку. Юноша развязал бинт на его могучем плече и наметанным глазом Матрена Ниловна определила, что рана не только не затянулась, но и воспалилась по краям.

— Что же ты, Гришенька, делаешь? Когда ты последний раз менял повязку? Так и до заражения крови не далеко. Постой, дай-ка я тебе сейчас ее обработаю одним средством, да с собой его дам. Если будешь каждый день применять, через недельки две от раны останется только рубец. Да, вишь как тебя стрельнул, супостат, целый клок мяса вырвал, почти до кости. Ой, беда-то….

Продолжая причитать и клясть супостата, Ниловна ушла в сени, где у нее хранились лекарственные средства.

Между тем, парень не обращая ни на кого внимания, одной рукой взял Гончаренко за предплечье, а другую, сложив лодочкой, поднес к ране. Минуту другую он стоял так с полностью отрешенным видом и вдруг Гончаренко вздрогнул как от удара молнии, ему показалось, что его плечо пронзил электрический ток.

— Осторожно, больно же, — закричал он. Юноша отпустил его руку и отошел. В это время вошла Матрена Ниловна, держа в руке небольшой пузырек:

— Сейчас, Гришенька, обожди немного, я тебя вылечу. Вот только смажу рану своей настойкой.

Она взглянула на обнаженное плечо Гончаренко и ахнула от удивления, пузырек выпал из ее задрожавшей руки: никакой раны на плече у капитана не было, по внешнему виду одно его плечо не отличалось от другого, лишь в месте, где прежде было ранение кожа выглядела моложе…

Потрясенный Гончаренко и не менее удивленная травница набросились на парня с вопросами о том, как он смог это сделать, но тот только пожимал плечами:

— Само собой вышло.

Восхищенный Гончаренко не мог придти в себя:

— Да тебе, парень, цены, нет. Это же дар божий так врачевать раны, да тебе в Москву надо с такими способностями. Кстати, Матрена Ниловна, — обратился он к хозяйке, — я читал где-то, иногда, если кто-то пережил клиническую смерть, или, скажем, выжил после удара молнии, или черепно-мозговой травмы, то у него проявляются всякие необыкновенные способности. Может, и у этого паренька тоже в связи с потерей памяти появилось такое умение?

— Кто ж его знает, может так, может и нет. Знаешь, оно по всякому бывает, может, кто научил, а может дар божий, от рождения. Да, что толку гадать? Ты постарайся узнать, кто он, вдруг действительно, разыскивают его отец да мать или кто из родственников, а он у нас тут, бедняга, мается. Кстати, — вспомнила женщина, — что там нового в мире делается, у меня радио не работает, батарейки сели еще в июле…

Гончаренко спохватился:

— А так вы ничего не знает? Тут недавно было ГКЧП. Горбачева нашего-то в Крыму где-то на даче закрыли, а это самое ГКЧП власть хотело захватить, государственный переворот готовили, — со значением поднял он палец вверх, — но не получилось. Арестовали их всех, значит, и министра обороны и председателя КГБ, а наш министр, говорят, самоубийством жизнь покончил. Вот так, теперь все в Лефортове сидят. А сейчас, выходит, Ельцин у нас за главного, хоть вроде и Горбачев еще при делах, привезли его, назад в Кремль из Крыма.

— Ой, что деется-то, что деется, — вздохнула, Матрена Ниловна, — так я и думала, что вся эта перестройка до добра не доведет.

— Это точно, — согласился капитан.

4.

Наступила зима. В деревне электричества не было и долгими зимними вечерами Матрена Ниловна и ее постоялец при свете керосиновой лампы проводили досуг в неторопливых беседах. Правда, говорила в основном старушка, а юноша больше слушал, иногда только задавая какой-нибудь вопрос. Он был любопытен как ребенок и порой его вопросы ставили женщину в тупик. У нее-то и образования не было, так курсы ликвидации безграмотности при сельсовете, которые она окончила еще в конце 20-х годов, но о событиях русской истории она, что знала рассказала ему все. Матрена Ниловна хорошо знала изустные былины и легенды, сказания сибирского края, которые слышала еще от своих родителей и бабушки. Книг в доме у нее почти не было, за исключением старинной Библии, нескольких томов Пушкина, Лермонтова и Есенина, романа Толстого "Война и мир", да сборника сказаний Кирши Данилова. Матрена Ниловна не то, чтобы верила в Бога, но по русскому обычаю считала себя православной: знала "Отче наш", да умела правильно перекреститься. В наши дни многие, кто относит себя к православным христианином, не знает даже и этого, но священники в целом воспринимают это терпимо, так что Ниловна могла считаться образцовой верующей, а то, что не посещала храм, не ее вина- ближайшая церковь находилась километрах в пятистах от этих мест.

Как-то в самом начале их знакомства, она хотела почитать Библию своему квартиранту, но тот сам попросил у нее книгу и стал быстро-быстро перелистывать страницы. Старушка с интересом наблюдала за ним, а когда он дошел до посланий апостолов, спросила:

— А что ты делаешь?

— Как что, — удивился тот, — читаю, очень любопытная книга.

Матрена Ниловна не поверила:

— Да разве так читают, ты просто переворачивал листы, а Библию читать надо со внимание.

Юноша улыбнулся:

— Я и читал со вниманием, могу пересказать, если хотите, только назовите страницу и я воспроизведу текст.

Открыв наугад Библию, она назвала страницу. Он тут же, не задумываясь, повторил библейский текст своим певучим музыкальным голосом.

Столь же быстро он перечитал остальные ее книги, и иногда она просила его прочесть вслух что-нибудь из Пушкина или Лермонтова, или Есенина. Юноша никогда не отказывал ей, а начинал наизусть читать стихи. Прикрыв глаза, и попадая под очарование его необыкновенного голоса, она нередко вспоминала свою любимую радиопередачу " Театр перед микрофоном", популярную в начале 60-х годов.

Своим квартирантом старушка не могла нарадоваться. Он был всегда спокоен, очень вежлив, но тень задумчивости, никогда не покидала его лица. Казалось, он был постоянно погружен в размышления о чем-то важном, и своим чутким женским сердцем она понимала, что думы его связаны с попыткой разгадать, кто он и откуда. Всю тяжелую работу по дому он делал сам: колол и заготавливал дрова, приносил воду из реки, еще осенью починил забор. Но работы было немного, и большую часть времени он проводил в своей комнате, занимаясь какими- то странными упражнениями, которые Матрена Ниловна раньше никогда не видела. Юноша начинал как-то странно дышать, потом выполнял различные движения, которые требовали и силы и гибкости: садился на коврик и скрещивал ноги так, что их пятки торчали наружу, из этой позы переходил в стойку на голове. Занимался он подолгу, как-то она увидела, что он стоит вниз головой на одном мизинце правой руки. Старушка могла поклясться, что однажды видела, как сидя со скрещенными ногами, он на какое-то мгновение поднялся от пола примерно на полметра. Но потом подумала, что ей это померещилось.

Как-то она не выдержала и поинтересовалась, что это за упражнения, которыми он занимается.

— Не знаю, — сказал он, — но я просто знаю, как они выполняются. Эти позы само мое тело, принимает как бы автоматически. Думаю, — он помолчал, — я знаю их очень давно и выполняю эти упражнения просто рефлекторно.

Остальные жители деревни, их, правда, осталось уже немного и все преклонного возраста, вначале к незнакомцу относились настороженно: все таки, неизвестно кто, пришел неведомо откуда, что у него на уме, только Бог ведает.

Но один случай все изменил. Как-то в декабре, после продолжительной метели установилась хорошая солнечная погода. Было не очень холодно, градусов около двадцати ниже ноля и один из жителей деревни, бывалый охотник Иван Терентьев с утра отправился в лес на охоту. Жене Евдокии он сказал, что возвратится к обеду, но уже начало темнеть, а его все не было.

Сама не своя от волнения, Евдокия зашла к Матрене Ниловне, своей соседке.

— Ой, Ниловна, неспокойно у меня на душе, чует мое сердце, беда случилась. Отродясь такого не было, чтобы мой Иван задерживался в тайге. Если сказал, что будет к обеду, то так оно и должно быть, его слово кремень, ты же знаешь.

Матрена попыталась успокоить соседку, но и сама начала волноваться. Ее квартирант, прислушивавшийся к разговору женщин, вдруг спросил:

— Тетя Евдокия, а в какую сторону он пошел?

— Он пошел на лыжах. Следы ведут к Черному Яру, вообще он хотел поохотиться на белок, мех как раз сейчас самый подходящий.

Юноша встал, начал одеваться.

— Ты куда, — всполошилась Матрена, — вот-вот стемнеет, да и мороз крепчает…

— Но нельзя же все так оставить, а если дядя Иван нуждается в помощи?

Парень ушел, теперь уже обе женщины не могли найти себе места от волнения.

Прошел час, другой, совсем стемнело.

— Давай возьмем лампу и пойдем по следам навстречу. Да кликнем наших мужиков.

Они вышли на улицу, вскоре к ним присоединилось еще несколько мужчин. Всем им, как и Терентьеву было далеко за шестьдесят, моложе в деревне никого не было.

Освещая дорогу фонарями, они стали идти по лыжному следу, рядом с которым отчетливо виднелись следы ног Матрениного постояльца. Вдруг из темноты показалась какая-то непонятная фигура, которая уверенно двигалась в сторону села. Немного спустя все увидели, что это один человек несет на плечах другого. Юноша ступал легко и спокойно, сам он был цел и невредим, но Терентьев, которого, по его словам, он нашел километрах в трех отсюда, был без сознания. Когда его занесли в дом и сняли изодранный в клочья полушубок, то оказалось, что вся спина у него изуродована чьими- то острыми когтями.

— Видать, на шатуна нарвался, — сказал кто-то из стариков.

Юноша кивнул головой:

— Да, так оно и было. Дядя Иван, вероятно, не заметил вовремя медведя, но все же успел выстрелить в него из одного ствола в упор. А уже в агонии медведь порвал его, так как лежал рядом.

— Да, Иван всегда, даже если охотился на белок, один ствол заряжал жаканом. В тайге иначе нельзя, это его и спасло, — сказал кто-то.

Между тем женщины раздели раненого и выдворили мужиков на улицу. Терентьев дышал, но в сознание не приходил.

Матрена Ниловна осмотрев его, грустно сказала: "Боюсь, я помочь ему не смогу. Тут одними травами не поможешь, рана — то проникающая". Евдокия заголосила, как над покойником.

— Бабушка, а можно я взгляну на его раны? — вдруг спросил парень.

— Ох сынок, тут и ты вряд ли поможешь, но, если хочешь, попробуй.

— Тогда, пожалуйста, оставьте меня с ним наедине и не входите, пока я не позову.

Когда через минут тридцать юноша позвал женщин, они от удивления долго не могли придти в себя. Дед Иван спал, ровным спокойным сном, а все раны на его спине затянулись и покрылись розовой корочкой. Сам целитель сидел рядом с больным, но лицо его было покрыто каплями пота, глаза закрыты и создавалось впечатление, что он без сознания.

— Ох, нелегко ему видно пришлось в этот раз, рану Гончаренко-то он вылечил, играючи, — подумала Матрена Ниловна. Она сказала Евдокии, чтобы та шла домой и ни о чем не беспокоилась.

Действительно, наутро Терентьев проснулся, если и не полностью здоровым, то вполне в состоянии добраться домой. Ниловна смазала ему раны своим средством, чтобы процесс заживления проходил быстрее, и сказала, чтобы каждый день он приходил к ней на перевязки.

После чудесного спасения Ивана Терентьева авторитет незнакомца вырос необычайно. Все сельчане при встрече кланялись ему и относились к нему очень уважительно. Терентьев души в нем не чаял и почитал за своего спасителя. Его жена Евдокия каждый день старалась парня чем-нибудь вкусненьким, так что уже и Матрена Ниловна начала на нее сердиться.

Между тем, откуда-то по деревне распространились слухи, что Союза Советских Социалистических Республик больше нет. Мол, все, кто входил в его состав, объявили о своей независимости и теперь вместо СССР образовалось СНГ. Кто верил этим слухам, кто нет, но и те, и другие чувствовали, что грядут большие перемены.

— Теперь мы будем строить развитой капитализм, — говорил, попыхивая самокруткой, наиболее подкованный в политике дед Мокий. — Еще летом, когда батарейки в моем радиоприемнике были исправны, передавали, что надо развивать частную инициативу. А от партии вся власть должна перейти к Советам, как в семнадцатом году.

Но никто ничего толком ничего не знал, потому, что батарейки кончились не у одного деда Мокия. Когда-то в каждом доме был транзисторный радиоприемник, у многих даже и телевизоры на батарейках. Одно время, в деревне работал двигатель, вырабатывающий электричество, и в каждом доме был электрический свет. Правда, часов в одиннадцать вечера его выключали, но и этого вполне хватало. На улице горели электрические фонари, словом все было, как у людей. Но эти времена прошли. С середины восьмидесятых, когда в деревне остались одни старики, электричества не стало, опять перешли на керосиновые лампы, а со временем выслужили свой срок и батарейки для радиоприемников. Еще года два назад дед Мокий на своей моторке отважился добраться до Александровского и привез оттуда батареек для всей деревни, но в прошлом году даже он не рискнул плыть так далеко, тем более, что и бензина осталось мало. Так и жили старики в деревне в темноте и неведении о происходящих в мире событиях.

5.

Весна в Васюганье наступает поздно. Здесь на 58 градусе северной широты снег не тает до середины мая, а в тайге отдельные его сугробы, присыпанные землей, сохраняются и до середины лета. Но река в этом году вскрылась немного раньше обычного и к середине мая уже полностью очистилась ото льда. Некоторое время спустя в деревню заглянул Гончаренко. Сердечно поздоровавшись с Матреной Ниловной и, пожав руку ее постояльцу, как старому знакомому, участковый сказал:

— Все, что я обещал, то и исполнил, однако результатов нет. Да, боюсь, — тут он понизил голос, — что сейчас не до нас с тобой, парень. Ужас, что творится, Союз распался, полная неразбериха, все ударились в суверенитеты, преступность за полгода подскочила чуть ли не в двое. А людей, без вести пропавших, вообще не счесть.

Заметив, что юноша помрачнел и нахмурился, он продолжил:

— Я вот чего подумал: без документов тебе дальше жить нельзя. Поговаривают, что скоро советские паспорта перестанут, действовать, будут заменены на российские. Потом доказать кто ты есть, будет еще сложнее. Наш начальник паспортного стола мой хороший приятель. Рассказал я ему о твоей проблеме, и мы решили, что маленькое злоупотребление служебным положением Бог нам простит.

Капитан вытащил из планшета чистый бланк паспорта:

— Гляди, твоя фотография тут уже есть, все печати, где надо поставлены. Осталось внести только фамилию, имя отчество и год рождения. Прописан ты тут у Матрены Ниловны. Документ подлинный за надлежащими подписями. Итак, под какой фамилией тебя записать? А какое имя ты себе выбрал?

Парень пожал плечами:

— Да мне, в общем, все равно. Как запишете, так и будет.

— Нет, так не пойдет, — вмешалась Матрена Ниловна, — фамилия и имя- это как знак судьбы, они должны быть со значением.

— Добро, — согласился капитан, — ты у нас, где пришел в себя? На берегу Васюгана, вот и назовем тебя Василий Юганов. Так, Матрена Ниловна?

Та согласно кивнула головой.

— А отчество, дай подумать. Ну вот, ты же как- бы мой крестник, значит и отчество тебе запишем Григорьевич.

Занеся эти данные в паспорт, Гончаренко оценивающе посмотрел на своего "крестника":

— А лет — то тебе сколько? Ну, будем считать около двадцати. Вы какого числа его нашли Матрена Ниловна?

— Кажись девятнадцатого августа, ранним утром.

— Ты глянь, какое совпадение, это же день ГКЧП. Ну, значит, так и запишем 19 августа, — он стал загибать пальцы, — выходит 1972 года.

Когда все формальности были выполнены, участковый вручил заполненный паспорт новому гражданину страны и торжественно сказал:

— Поздравляю, Василий Григорьевич, теперь ты вступил во все права гражданского состояния. Имея на руках этот документ, ты волен передвигаться куда хочешь по всей территории Советсткого Союза, то есть России, проживать, где хочешь, хоть в Москве, хоть во Владивостоке и никто не может чинить тебе в этом препятствий.

Новоиспеченный "Василий" не знал, как благодарить своего благодетеля, но тот сказал просто:

— Я знаю, что ты правильный человек. Пока я шел к вам, встретил по дороге кое-кого и узнал, как ты рисковал своей жизнью, чтобы найти Терентьева зимой, да еще ночью в глухой тайге, а потом еще и спас его от верной смерти. Тебе учиться бы надо, да вот только одно плохо деньги обесцениваются со скоростью звука. В ходу одни только доллары, да где их взять, — он махнул рукой, — тут и "деревянными" зарплату стали задерживать. А то отвез бы я тебя в Томск, да пристроил там к какому — нибудь ремеслу. А заодно и экзамены ты сдал бы за среднюю школу, да аттестат получил бы. А там и в институт дорога открыта. Да вот беда, планы наполеоновские, а сруб Ивана — печника.

Матрена Ниловна слушала Гончаренко, но думала о чем-то своем. Вдруг, придя к какому-то решению, она сказала:

— Вася, голубчик, совсем забыла, сбегай, пожалуйста, к тетке Евдокии, попроси немного соли, у меня кончилась.

Когда они остались одни, Гончаренко вопросительно взглянул на нее, он понял, что она не случайно отправила парня к соседке, видимо хотела о чем-то поговорить с ним наедине.

— Гриша, а сколько надо этих самых долларов, чтобы вот прямо сейчас, ты мог бы отвезти парня в Томск и пристроить его к какой-то профессии. Ему просто необходимо получить диплом врача, ты сам знаешь, какой у него дар целительства.

Гончаренко задумался:

— Думаю, в общежитие устроить его большого труда не составит, есть у меня приятели в Томском УВД, да и экстерном за десятилетку ему помогут сдать. Потом для начала пусть поступит в медицинское училище. Может тоже удастся закончить его поскорее. А там будет видно. Думаю для всего этого нужно не менее, чем 10000 долларов.

Матрена Ниловна молча вышла в соседнюю комнату и через несколько минут возвратилась с пачкой купюр зеленого цвета.

— Вот, возьми. За меня не беспокойся, деньги у меня есть, еще столько же осталось. А парню надо помочь, предвижу я, далеко он пойдет и много добра сделает людям.

 

Глава четвертая. Сергей Матросов

После трех лет службы в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане старший лейтенант Матросов получил назначение в особый отдел КГБ СССР по Закво, другими словами в управление военной контрразведки округа. В Закавказье ему никогда раньше бывать не приходилось, а отзывы знакомых офицеров, которые раньше там проходили службу, были неоднозначными.

По обычаю, убывая к новому месту службы, полагалось сделать "отходную". После нескольких тостов, когда собравшиеся офицеры заговорили каждый о своем, не особенно слушая друг друга, Матросов вышел на воздух, покурить. К нему присоединился и майор Ширяев, командир группы спецназа.

Некоторое время они молча курили, затем Ширяев сказал:

— Значит, в Тбилиси будешь служить? Красивый город.

— А вы там бывали? — оживился Матросов. — Я в Закавказье никогда раньше не был.

— Бывал? — хмыкнул майор, — я там до Афгана от лейтенанта до капитана прослужил в составе 104 ВДВ.

— Ну и как там? Как природа? — поинтересовался старший лейтенант.

— Как тебе сказать, одним словом ее разнообразие не опишешь. Представь себе, что природа всех климатических поясов земли сконцентрирована на территории порядка тысяча на тысячу километров, от субтропиков до ледников. Тут тебе и пустыня, по которой верблюды ходят, Гобустан называется, всего в ста километров от Баку. Один песок, да солончаки. А триста километров в сторону- Ленкорань, настоящие субтропики, везде зелень, целые стаи фламинго останавливаются там на зимовку. Удивительное зрелище, скажу я тебе, тысячи птиц, как будто поле розовых цветов.

Он затянулся табачным дымом, помолчал, затем продолжил:

— А в Армении сплошь горы, почти такие же, как и здесь. Только в Ереване их нет, а вот Ленинакан и Кировакан расположены на высоте полтора километра. Грузия вообще благодатный край, есть и горы и море и цветущие долины.

— А люди, что за люди там живут?

— Люди, они тоже разные, — неторопливо ответил майор, — одни открытые и дружелюбные, другие клянутся, что жизнь готовы за тебя отдать, особенно когда им что-то от тебя нужно. А отпала в тебе надобность- пройдут мимо и не заметят. Да, собственно говоря, и у нас в России таких пруд пруди, сам, поди, знаешь.

Матросов согласно кивнул, с подобными людьми ему и в самом деле приходилось встречаться.

— Но есть у них в отличие от русских, пунктик один, — продолжал Ширяев, — все они просто помешаны на национальном вопросе. Любой из них в первую очередь грузин, армянин или азербайджанец, а уж потом коммунист, сотрудник органов, прокурор, офицер, милиционер и тому подобное. Попробуй на каком-нибудь районном или городском совещании выступить с критикой, скажем работы исполкома, я уж не говорю о райкоме, будет такой скандал, что до Москвы дойдет. Тебя тут же обвинят в великорусском шовинизме, чуть ли не в расизме. А вот зайди в дом к любому армянину, особенно из интеллигенции — на стене карта, где Армения изображена в границах государства Тиграна Великого- от моря и до моря. И это не считается национализмом. Азербайджанцы тоже не отстают- у них мечта соединиться в одно государство с восточным Ираном. А, что касается грузин, то те уверены, что они богом избранный народ, у них все лучшее и артисты, и композиторы, и художники, а все другие- это просто случайный продукт эволюции. Конечно, — добавил майор, — простые люди, особенно, кто прошел Отечественную войну, искренне уважают русских, но вот профессура и прочие интеллигенты постоянно мутят воду во всех республиках. А попробуй просто намекнуть, что они националисты- мало не покажется, забудешь на каком свете живешь.

Он щелчком пальца выбросил окурок, который упал на землю в нескольких шагах.

— А наше руководство, — он показал пальцем вверх, — думаешь, не знает обо всем этом? Знает и хорошо знает, но придерживается принципа: худой мир лучше доброй ссоры. Вот и дождались событий в Агдаме и Степанакерте. Но, попомни мои слова, это все еще даже не цветочки, а так, бутончики, ягодки еще впереди. Ленинская национальная политика, которую мы считаем единственно правильной, еще принесет нам сюрпризы. Короче Серега, — он полуобнял старшего лейтенанта за плечи, — как говаривал товарищ Сухов, Восток — дело тонкое, а мой дед, бывало, любил повторять — не верь никому, никто не обманет. Пошли, что ли, еще по рюмке поднимем за твою удачу на новом месте!

2.

В правоте Ширяева Сергею представилась возможность убедиться довольно скоро. В поезде Тбилиси-Москва, он оказался в одном купе с представительным грузином средних лет. Когда пришло время ужина, тот достал бутылку коньяку, многочисленные закуски. Разлив в принесенные проводником стаканы коньяк, он сказал:

— Предлагаю выпить за знакомство.

Сергей вначале отказался, сославшись на то, что сыт, но попутчик не принимал никаких возражений, пришлось уступить, тем более, что тот оказался весьма солидным человеком, кандидатом исторических наук, доцентом Тбилисского университета.

После нескольких тостов за знакомство, за родителей, за старшего брата — русский народ, Матросов, представившись строевым офицером, получившим назначение в одну из частей Тбилисского гарнизона, поинтересовался у попутчика достопримечательностями грузинской столицы. Затем разговор незаметно перешел в историческую плоскость. Надо признать, доцент оказался великолепным рассказчиком. О событиях давно прошедших лет, он говорил так, будто, являлся их очевидцем. Основатель Тбилиси Вахтанг Первый Горгасали, Давид Агмашенобели, царица Тамар, Великий Моурави Георгий Саакадзе в его рассказе обретали реальные формы, казалось сейчас откроется дверь и они войдут в купе. Рассказчик увлекся и стал описывать сражения, в которых участвовали грузинские полководцы в боях с турками и персами, так, что если ему поверить, лучших военачальников в мире не было.

Несколько задетый этим Матросов, воспользовавшись паузой, задал вопрос:

— Но ведь Наполеон, Суворов, Кутузов, как великие полководцы признаны во всем мире, а тех о ком Вы говорите, знают лишь в пределах Грузии.

— Молодой человек, о чем вы говорите! — обиделся грузин, — Суворов, до седых волос командовал одной дивизией, лишь на пороге семидесятилетия, да и то, благодаря туркам, стал командовать корпусом. И чем это для него закончилось? Едва сумел уйти через Альпы от полного разгрома. Как можно серьезно вообще вести речь о нем, как о крупном полководце? Кутузов и вовсе потерял всю армию, пока без боя дошел от Москвы до Березины. Наполеон, да — это бесспорно великий государственный деятель, но вы почитайте роман Валентина Пикуля "Под шелест знамен", там очень точно отмечено, что все его победы носили случайный характер и полководец из него был довольно посредственный. Да и не такой уж он был непобедимый, и австрийцы его победили в первом сражении при Маренго, и Бенигсен его разбил сначала при Прейсиш-Эйлау, а затем при Малоярославце и даже Блюхер, я уж не говорю о Веллингтоне. А то, что великих грузинских военачальников мало знают во всем мире, верно, но только потому, что русские историки во все времена принижали их талант и воинское искусство.

Матросов не особенно хорошо знал историю, так в объеме школьной программы, но внутренне с доцентом был не согласен, хотя и спорить не стал, помня, о чем его предупреждал Ширяев. Как раз в это время поезд притормозил, подъезжая к какой-то станции, и он под предлогом пройтись по перрону и проветриться, вышел из купе.

3.

На центральный вокзал Тбилиси поезд прибыл поздним вечером, опоздав, часов на шесть, но пассажиры были довольны- поезд мог опоздать и на полсуток, такое здесь было в норме. Удивительно, но, сколько впоследствии Матросову не приходилось ездить этим скорым поездом, он всегда приходил в столицу Грузии с огромным опозданием, хотя от Москвы до Адлера шел точно по расписанию.

Пассажиры толпой хлынули из вагонов, заполнив перрон, и Сергей даже несколько растерялся, не зная в какую сторону двигаться. В это время, лавируя в толпе, к нему приблизился высокий молодцеватый капитан, в военной форме с петлицами летчика и спросил, не Матросов ли он. Офицеры познакомились, капитан оказался Вячеславом Богачевым, его будущим сослуживцем.

Первое время Матросова разместили в недавно завершенной строительством военной гостинице "Кавказ", четырнадцать этажей которой рельефно выделялись над близлежащими одно- и двухэтажными постройками, но вскоре он переселился в однокомнатную квартиру, числящуюся за управлением контрразведки. Квартира находилась в восьмиэтажном доме на углу улиц Ташкентской и Канделлаки возле штаба Закавказского пограничного округа. Отсюда до штаба Закво, в котором размещался и особый отдел округа, была одна остановка на метро до станции " Делиси", но можно было добраться до работы и пешком минут за двадцать.

Тбилиси Матросову понравился. Теплый, но без удушающей жары климат, аромат вечнозеленых растений, наполнявших город, создавали непередаваемую атмосферу вечного лета. После суровой природы Афганистана Сергею казалось, что он попал в рай. Местные грузины, с которым ему приходилось сталкиваться и по службе и в быту, также были радушны и приветливы. Матросов обратил внимание, что люди старшего поколения, которым за шестьдесят, особенно гостеприимны и доброжелательны, с сердечной теплотой относятся к русским офицерам и солдатам.

Однако информация, поступающая в управление контрразведки округа, как по агентурным каналам, так и из легальных источников, настораживала. Доцент Тбилисского университета Звияд Гамсахурдия, сын известного писателя Константина Гамсахурдия, открыто вел агитацию в студенческой среде за изгнание из республики лиц негрузинской национальности. Его лозунгом было "Грузия- для грузин" и этот лозунг находил широкий отклик в молодежных кругах. Его единомышленник Мераб Костава, вместе с которым Гамсахурдия не так давно отбывал наказание за антисоветскую агитацию и пропаганду, особенным авторитетом пользовался в Западной Грузии и не только у молодежи, но и у людей среднего поколения. 27 — летний Ираклий Церетели и немногим старше его Георгий Чантурия, на собраниях своих единомышленников высказывались за то, чтобы грузины не служили в советской армии, а дезертировали и возвращались в домой. Идеи этих четырех неформальных лидеров, постоянно координирующих свою деятельность, получали все большую поддержку у населения. Кроме того, к ним откуда-то поступали и финансовые средства, отследить источник которых органы госбезопасности республики не могли или не хотели, а у военной контрразведки для этого не было ни средств, ни полномочий.

Обстановка стала накаляться осенью 1988 года спустя несколько месяцев после прибытия Матросова в Закво. Уже в сентябре от станции метро "Делиси" к штабу округа потянулись непрерывные колонны демонстрантов, которые с транспарантами "Оккупанты убирайтесь домой!" и криками "Гигаумарджос!" дефилировали у здания штаба округа. По заданию руководства, Матросов в гражданской одежде неоднократно сливался с колоннами демонстрантов, вслушивался в их разговоры, хотя, конечно понимал далеко не все. В нем все более росло убеждение, что эти молодые люди ведут себя весьма и весьма неадекватно. Дело было не только в фанатичной ненависти к русским, которая непонятно откуда вдруг так внезапно возникла, не в том, что большая часть юношей и девушек, не скрываясь, прямо здесь употребляли наркотики, а в том, что все они как бы пребывали в состоянии невменяемости. Слово "зомбирование" было в то время еще не в ходу, но демонстранты походили именно на зомбированных людей. Командование и офицеры округа понимали, что добром это все не окончится, наиболее решительные настаивали на проведении альтернативных демонстраций совместно с грузинской общественностью, но эти предложения вызывали ужас у партийного руководства: "Нет, нет, — не уставал повторять секретарь парткома Закво, — никаких демонстраций, ЦК партии ставит задачу проводить работу с неформалами, вступать с ними в дискуссию".

" О какой дискуссии может идти речь, — недоумевал Матросов, — если эти ребята, кроме наркотиков, ни о чем не хотят и думать. У них ведь и идей никаких нет, просто ходят как стадо, куда ведут их вожаки". Это мнение разделяло и большинство офицеров округа. Часть же наиболее предусмотрительных и дальновидных уже полным ходом строчили рапорта о переводе в Россию.

Тревожные новости поступали из Азербайджана и Армении. Там активизировались местные националистические организации. Активисты "Крунка" вели агитацию за присоединение Нагорного Карабаха к Армении, а националисты в Нахичевани требовали присоединения этого анклава к Азербайджану. Все смешалось в Закавказье: люди еще год назад жившие в мире и согласии становились смертельными врагами; породнившиеся десятилетия назад путем браков армяне и азербайджанцы, становились чужими и в одной, и другой республике; все чаще раздавались голоса в пользу того, чтобы армяне убирались из Азербайджана и наоборот.

Осенью Матросову пришлось побывать в Ереване. Древний город, которому исполнилось более 2500 лет, выглядел удивительно молодым. Новые высотные дома, широкие, утопающие в зелени проспекты, огромное количество машин на улицах создавали впечатление, что это город будущего. Как не похожи были на него города его родной Сибири: Томск, Омск, Новосибирск, в которых частный сектор из одноэтажных деревянных домов составлял больше половины общей площади. Здесь же в Ереване ему в одном из музеев показали дореволюционные фотографии города. Какое поразительное различие: узенькие ухабистые улицы, в которых две арбы не разъедутся, одноэтажные подслеповатые домишки." А ведь Ереван теперь стал таким красавцем, только потому, что сюда вкладывались средства, которые не дополучали те же Новосибирск, Омск, Томск, да и десятки других русских городов, — невольно подумал Матросов. — Вот она русская душа- последнюю рубаху отдай другому, а сам ходи голым".

Побывал он с местными коллегами из городского управления КГБ и в ресторане. Блюда армянской кухни ему понравились. После нескольких тостов, как водится за здоровье самого гостя, его родителей, старшего брата — русский народ, соответственно и за Армению, пошли застольные разговоры.

— Нет, ты только послушай, — горячился один из хозяев стола, обращаясь к Сергею, — все великие люди вышли из армян. Баграмяна знаешь? Великий полководец! А Шарль Азнавур — лучший в мире певец? А Наполеона знаешь? Тоже армянин.

Самое интересное, как об этом позднее узнал, Матросов, бабушка Бонапарта действительно была армянкой, хотя тогда, впервые услышав об этом, он не поверил.

— А сама Армения при Тигране Втором, — вклинился в разговор другой армянский коллега Сергея, — разве не от Каспийского до Средиземного моря была? А Урарту, это разве не Армения? За две тысячи лет до нашей эры, уже здесь на территории Турции жили армяне. Озеро Ван знаешь? Центром Армении было.

— Предлагал же Жуков Сталину, — подключился к разговору следующий, — отобрать у турок исконно армянские земли, да тот не захотел, а то снова была бы Армения от моря и до моря.

— А почему все таки армяне сейчас требуют, чтобы азербайджанцы покинули Армению, — осторожно поинтересовался Сергей, — они ведь тоже живут здесь давно.

— Как ты не понимаешь, — разгорячился более молодой, — азербайджанцы — это турки, нет такого народа азербайджанцы А турки во время геноцида уничтожили три миллиона армян. Армяне их резать не будут, мы христиане, но пусть убираются из нашей страны ко всем чертям.

Матросов счел за лучшее сменить щекотливую тему, дальнейший разговор в таком русле ни к чему хорошему не привел бы. Но Сергей сделал для себя вывод: армяне в отличие от грузин, к России и русским относятся очень доброжелательно, хотя антипатией к азербайджанцам проникнуты все слои армянского общества.

Разразившееся 7 декабря Ленинаканское землетрясение на время примирило оба народа. Из Баку даже вылетел самолет, имевший на борту более ста человек, спешивших на помощь пострадавшим, но при заходе на посадку он разбился. Азербайджанцы обвинили в происшедшем армян, и вражда вспыхнула с новой силой.

Между тем, в начале 1989 года в Тбилиси молодежное движение вступило в новую стадию. По всему проспекту Руставели напротив Дома правительства демонстранты шагали с утра до вечера, выкрикивая антиправительственные лозунги. Гамсахурдия объявил, что в этой акции должна принять участие вся студенческая молодежь, а те из преподавателей, кто поставит студентам неудовлетворительные отметки, горько пожалеет. Окрыленное студенчество ринулось к Дому правительства. На тротуарах, появились десятки палаток, в которых находились юноши и девушки, объявившие бессрочную голодовку.

Матросову было достоверно известно, что широко разрекламированная голодовка — это чистая фикция, ночью "голодающим" привозили не только еду, но и спиртное. Он сам это не раз наблюдал, затесавшись в толпу молодежи. К этому времени он уже серьезно продвинулся в изучении грузинского языка и понимал большую часть разговоров, хотя сам старался отвечать односложно.

4.

В начале апреля Сергей уехал в Москву на курсы переподготовки. Но сразу же после событий 9 апреля его отозвали в Тбилиси, куда он прибыл поздно ночью следующих суток. Ночной город был пуст и безлюден, на улицах стояли танки и БТРы, действовал комендантский час. Утром в управлении он узнал подробности случившегося: о том, что прокурор республики Размадзе дал санкцию на арест Гамсахурдия, Коставы, Церетели и

Чантурия, по вине которых погибли восемнадцать человек, в том числе четырнадцать молодых девушек, затоптанных насмерть, убегавшими от наступавшего со стороны площади Ленина оперативного полка 69 конвойной дивизии боевиками. Говорили также, что задержаны и арестованы еще несколько десятков активных участников этих событий.

Богачев, с которым Сергей успел сдружиться, отозвал его в сторону:

— Ты знаешь, я там был и все фиксировал на видеокамеру с крыши здания музея, напротив Дома правительства. Почему-то все пошло не по плану. Ведь еще до выхода оперативного полка милиция должна была задержать Звияда и его дружков, а люди Гумбаридзе должны были направлять манифестантов наверх к Мтацминде, в те улицы, которые были свободны. Однако и милиция, и наши грузинские коллеги после двух часов ночи куда-то исчезли, а без 10 минут четыре, Гамсахурдия призвал всех собравшихся садиться на проезжую часть, мол, военные остановятся и не пойдут дальше. Те, дурни, и сели. Тут откуда не возьмись, выскочили сотни две, а может больше парней, кто с железными пиками, а кто с длинными досками и пошли навстречу оперполку. Конечно, конвойники их смяли, хотя передние ряды здорово пострадали, те обратились в бегство и налетели на сидящих. Вот они-то их и подавили, а солдаты тут ни причем. Десантники, которые стояли ниже за парком по Дзнеладзе, те действительно кое-кому вмазали саперными лопатками, но не до смерти, естественно. А сами и виноваты, какого черта они побежали вниз, надо было бежать наверх, там никаких войск не было. Эх, — добавил Слава, — все же зря наш командующий ввязался в это дело. Пусть бы милиция и занималась со своими охломонами, а то, чувствую, все это добром не кончится.

— Читал в сегодняшней "Заре востока" сообщение ЦК и правительства Грузии? — спросил, держа газету в руках, непосредственный начальник Матросова полковник Сопелкин, — Вот смотри как написано: "С целью освобождения от митингующих территории, прилегающей к Дому правительства, были выведены специальные подразделения по охране общественного порядка. В это время число собравшихся перед Домом правительства составляло около 8 тысяч человек. Организаторов манифестации неоднократно призывали разойтись мирно, но они не вняли этим просьбам. Напротив, и так напряженную ситуацию довели до психоза, призывали молодежь не бояться кровопролития в противостоянии блюстителям порядка. Служащие сил охраны правопорядка не применяли огнестрельного оружия". Вот так-то, может быть, хоть сейчас грузины поймут, кем на самом деле являются эти негодяи, а то поклонялись своему Звияду, как мусульмане Магомету.

Однако оптимизм полковника не оправдался. Уже на следующий день в Тбилиси по заданию Горбачева прилетел Шеварднадзе, встал на колени перед матерью Коставы, попросил у нее прощения за все происшедшее, прокурор освободил задержанных и они превратились в национальных героев.

Тут же изменился тон средств массовой информации и, в конечном итоге, во всем происшедшем обвинили военных.

5.

Матросов, как и остальные офицеры, не мог ничего понять. В Тбилиси прибыла парламентская комиссия во главе с Анатолием Собчаком. С первых же дней ее работы стало ясно, что объективности от нее ждать не следует. Проработав что-то около двух недель, комиссия уехала готовить свой доклад, выводы которого все и так знали наперед. В это же время в Тбилиси начала работать следственная группа Главной военной прокуратуры, которую возглавили полковники юстиции В.Матус и Ю.Баграев. Следователи провели всестороннее, тщательное расследование, их выводы доказывали отсутствие вины в действиях кого-либо из командования Закво, но в декабре 1989 года на заседании второго Съезда народных депутатов СССР Главного военного прокурора Катусева А.Ф., выступившего с докладом по результатам, проведенного следствия, даже слушать никто не стал. Возмущению офицеров Закво не было пределов.

Матросов, у которого к тому времени установились доверительные отношения со многими офицерами военной прокуратуры округа, зайдя в кабинет заместителя военного прокурора, застал того в бешенстве.

— Нет, ты только посмотри сюда, — ткнул он пальцем в газету, которая опубликовала стенографический отчет работы Съезда, — десятки следователей-профессионалов в течение шести месяцев по крупицам восстанавливали события той ночи и все, что ей предшествовало. А комиссия Съезда, состоявшая сплошь из дилетантов не только в следствии, но и в юриспруденции вообще, взяв за основу статью в "Литературной газете", непонятно, как появившегося на месте события Роста, и побеседовав с десятком неформалов, вынесла свой вердикт. И этот вердикт Съезд принял на веру, ты можешь себе это представить? И Горбачев тоже поверил этому бреду.

Матросов привыкший к мысли о том, что ЦК партии всегда прав, после этого стал все чаще ловить себя на мысли, что выполнять свои профессиональные обязанности в такой обстановке становится все сложнее и сложнее. Ведь добросовестное выполнение своего долга может быть внезапно рассмотрено под совсем другим углом, как получилось и с событиями 9 апреля. Главным виновником всего случившегося был признан генерал — полковник Родионов, хотя имелось политическое решение ЦК Компартии Грузии, а также прямой приказ со стороны первого заместителя Министра обороны ССР генерала армии Кочетова поддержать это решение, который сам, к тому же находился в это время в Тбилиси. Много позднее в газете "Свободная Грузия" от 28 февраля 1992 года было опубликовано интервью бывшего первого секретаря КП Грузии Джумбера Патиашвили "Кровавый апрель Тбилиси, хочу рассказать все". Матросову, который с интересом стал читать интервью, бросились в глаза следующие строки: "К вечеру в здании ЦК собралось немало народу. Кочетов сообщил, что акция по освобождению площади будет проводиться ночью, что руководить ею назначен генерал Родионов. А его заместителем будет Шота Горгодзе, тогдашний министр МВД. Кроме того, согласно схеме тогдашнему председателю КГБ Грузии Гиви Гумбаридзе поручили расставить своих людей, чтобы они не допустили какого-либо насилия на площади. Когда под утро пришли и сказали, что погибли люди, я вскочил и не помня себя схватил за грудки Горгодзе: "Почему? Ты же обещал". Он же в ответ: " Был бы у меня пистолет, я бы пристрелил Родионова" Я заметил, что лицо у него белое. И еще я заметил, что стоит он как-то скрючившись. Кто-то сказал, что это Родионов пнул его со всей силы в пах, узнав о гибели людей. Я кинулся к Родионову: "Ты что себе позволяешь?" А Родионов с перекошенным лицом крикнул: " Его не избить, его убить надо! Он же всю схему нарушил и, по- моему, не случайно". Тут выяснилось, что так же нарушил схему и все предварительные договоренности и Гиви Гумбаридзе. Сначала он, действительно, расставил своих людей среди митингующих. Но в три часа ночи, за полчаса до начала операции, дал приказ разойтись и все гебисты ушли. А через тридцать минут началось. Это что тоже случайно?"

Но это откровение Патиашвили было опубликовано много позже, а тогда, сразу после этих событий вместо него Первым секретарем ЦК компартии Грузии был назначен именно Гиви Гумбаридзе.

Сменилось и руководство округа. Начальник штаба и первый заместитель командующего возглавили Ленинградский и Уральский военные округа. Родионов был назначен начальником Академии Генерального штаба, что означало почетную ссылку.

жжж

Матросову не дано было знать, что далеко не только от Грузии, но и от всего СССР, внутри одного из отрогов горной гряды африканского материка в самом центре окружающей его пустыни стоял высокий зиккурат, сложенный из абсолютно черного камня неизвестной породы. О существовании зиккурата знали лишь немногочисленные местные жители, избегавшие не только говорить о нем посторонним, но даже приближаться к нему ближе чем на десять тысяч шагов. В глубине зиккурата, в помещении стилизованном под зал заседаний собрались люди в черных мантиях с надвинутыми на лица капюшонами.

— Итак господа, — произнес один из них, — с удовлетворением должен констатировать, что наша деятельность по дестабилизации обстановки на европейском континенте принесла свои первые плоды. Мы правильно определили ахиллесову пяту советской империи, которой является национальный вопрос, и верно вычислили самое слабое звено в составе входящих в империю государственных образований. Наши агенты влияния хорошо поработали и они скоро нам уже не понадобятся. Пора перейти ко второму этапу нашего плана, заключительным актом которого будет ликвидация советской империи, как государства на политической карте мира. Следует постоянно иметь в виду, что это не самоцель, а лишь средство для того, чтобы на территории одной шестой части суши запылал пожар братоубийственной войны, в чем, как вам известно, и заключается следующий этап нашего плана.

6.

В конце года серьезно осложнилась обстановка в Кировабаде, втором по величине городе Азербайджана с населением примерно четверть миллиона человек. Если Баку с полным правом носил звание многонационального города, в котором проживали представители более чем 80 национальностей, то Кировабад был городом всего двух народов- армян и азербайджанцев. Он и состоял всего из двух районов, в которых те компактно и расселялись. До последнего времени и армяне и азербайджанцы жили относительно дружно, но сейчас среди азербайджанцев началось движение за то, чтобы армяне убирались из города. Кое-где начались грабежи, насильственные захваты армянских домов, убийства их владельцев. Дело зашло так далеко, что генерал Сорокин, командир дислоцированной в городе воздушно-десантной дивизии, ввел для предупреждения беспорядков постоянное патрулирование городских улиц.

Как раз в это время Матросов приехал в Кировабад в командировку. Помимо увязки некоторых вопросов в особом отделе у десантников, ему предстояло встретиться с одним из своих агентов-азербайджанцев с целью получить информацию о последних событиях в городе. Встреча произошла поздним вечером, в одной из шашлычных, неподалеку от гарнизонного дома офицеров. Естественно, Матросов был одет в гражданскую одежду, чтобы не бросаться в глаза. Агент незаметно передал ему донесение и вскоре после этого он направился в гостиницу десантной дивизии, которая располагалась неподалеку. Проходя мимо одного из типовых четырехэтажных домов, он вдруг услышал доносившийся из окна на втором этаже сдавленный женский крик. Кричала девушка, но создавалось впечатление, что ей зажимают рот. Не раздумывая, он бросился в подъезд и поднялся на второй этаж. Дверь одной из квартир была полуоткрыта. Он вбежал вовнутрь и увидел, что на полу в комнате лежит молодая девушка-армянка, которую крепко держат два молодых парня. Третий расстегивал на ней одежду. Мелькнула обнаженная грудь, девушка извивалась, пытаясь вырваться., но силы были не равны. Бросив взгляд в соседнюю комнату Матросов увидел лежащую ничком на полу женщину в луже крови, по — видимому, это была мать девушки.

Между тем, парни увлеченные своим занятием, его еще не заметили. Тот, который раздевал девушку, уже обнажил ее живот и ноги, которыми она судорожно перебирала, пытаясь оттолкнуть насильника.

В душе Матросова, как будто что-то взорвалось. Он всегда был физически крепким человеком, а годы длительных тренировок развили в нем силу и выносливость Одним движением он схватил наклонившегося над своей жертвой парня и, подняв его в воздух, швырнул в стену. Ударившись об нее головой, тот упал и затих. Второму он нанес удар ногой в область кадыка, отчего парень захрипел и свалился на пол. Третий с побелевшим от ужаса лицом попытался встать и Сергей, ухватив его двумя пальцами за нос, сломал его. Парень тонко и пронзительно закричал и в это время в подъезде раздался топот ног и в квартиру вошли патрульные десантники. Объяснив начальнику патруля, молодому лейтенанту, в нескольких словах что произошло, он попросил его позаботиться о девушке и ее матери, потому что оставлять их одних в пустой квартире было нельзя.

— Не беспокойтесь, товарищ старший лейтенант, мы о них позаботимся, это не первый случай. У нас при штабе дивизии уже целое общежитие из местных жителей образовалось.

Бросив взгляд на корчащихся на полу насильников, он добавил:

— А крепко вы их уделали, теперь не скоро на подвиги потянет. Если вообще выживут, — добавил он, подумав.

7.

В январе 1990 года начались беспорядки в Баку. Собственно говоря, ничего неожиданного в этом не было. Изгнав из территории Азербайджана большую часть армянского населения, боевики националистических организаций, попытались добиться вывода с территории Азербайджана и воинских формирований. Эта попытка не удалась, в Баку были введены дополнительные подразделения и порядок был восстановлен, но ценой гибели около сорока ни в чем не повинных людей, ставших жертвами уличных боев. Азербайджанское правительство, собственно, как и правительство Армении реального влияния на происходящие в республиках события не оказывало. Формально государственная власть существовала, но фактически всем заправляли лидеры националистических организаций. Армянское население Нагорного Карабаха, сосредоточенное в Степанакерте, отказалось признавать власть Баку и по существу образовало свою республику, с которой вступило в бой азербайджанское население других районов Карабаха.

По границам Азербайджана и Армении стали создаваться блокпосты, на каждом из которых находилось несколько десятков солдат с двумя- тремя офицерами. Эта линия разграничения должна была предотвратить столкновения между армянами и азербайджанцами. В принципе, этого удалось добиться и серьезных конфликтов не происходило.

Однажды летним днем Матросов зашел а военную прокуратуру округа, узнать о ходе следствия по одному из интересовавших его уголовных дел. Войдя в кабинет заместителя прокурора, он увидел, что тот стоит у карты Закавказья, внимательно ее рассматривая.

— А это ты Сергей Васильевич, проходи, присаживайся — подал ему руку полковник и вновь занялся картой.

Через несколько минут он оторвался от карты и повернулся к Матросову:

— Ты ведь курируешь Грузию, насколько я помню?

— Да, — кивнул Матросов, — А в чем дело?

— Ну, тогда ты, вероятно, не в курсе. А дело в том, что столкнулись мы с чем-то непонятным, даже загадочным. Возможно, ты знаешь, по границе между Иджеваном и Казахом есть два блокпоста. С одной стороны ребята 23-й дивизии, с другой из пятнадцатой. Человек по тридцать на каждом блокпосту. Так вот, вчера среди бела дня те, что на азербайджанской стороне, открыли шквальный огонь по армянской стороне.

— Вы имеете в виду по блокпосту на армянской стороне?

— В том-то и дело, что не по нему, а метрах в трехстах от него по совершенно пустой дороге. Открыли не только ружейно-пулеметный огонь, но и раза два пальнули из "Мухи". У ребят на армянской стороне хватило ума ответный огонь не открывать. Командир попытался связаться с той стороной — связи нет. Ну, о случившемся они доложил в штаб дивизии, те в округ, но самое интересное, знаешь, в чем состоит?

— В чем? — поинтересовался заинтригованный Матросов.

— В том, что стрелявшие в свою очередь доложили своему командованию, что вступили в бой с группой примерно из 30–40 армянских милиционеров, которые подъехали к границе на автобусе, вышли из него и открыли из автоматов огонь по блокпосту. Ответным огнем они, мол, их всех или почти всех, уничтожили, а автобус взорвали из гранатометов. Вот такая петрушка получается — , он открыл пачку сигарет, закурил, глядя в окно. — Естественно командующему доложили, тот позвонил моему шефу, генерал Иванов соответственно меня озадачил. Короче, на место выехал мой заместитель, прокуроры Кироваканского и Кировабадского гарнизона.

— Так, что же погибло 40 армянских милиционеров? Это же катастрофа! Армяне нам этого никогда не простят, кто бы первым не открыл огонь, — не удержался Матросов.

— Да нет, все не так трагично. Как мы выяснили, автобус действительно там был, но только минут за тридцать до начала стрельбы. Ну и не 40 милиционеров в нем находилось, а около тридцати. Они границу объезжали для профилактики, поговорили с нашими на блокпосту, перекурили, да и поехали в сторону Семеновского перевала. Благополучно добрались до Еревана, все живы и здоровы. Кстати, автоматов у них не было, одни пистолеты.

— Если сорок милиционеров открыли бы автоматный огонь по блокпосту, то там пуль должно быть полтысячи не меньше, в брустверах, в строениях.

— Воистину так, дело говоришь, а вот там ничего нет. Ни следа от выстрела. И тот и другой прокуроры лично провели осмотр обоих блокпостов. Они опытные профессионалы, ошибиться не могли, да и мой заместитель не лыком шит. Кроме стреляных гильз ничего не обнаружили. А вот на дороге, куда стреляли наши, действительно, две воронки и земля пулями и вся выбита. Кучно стреляли, сразу видно, стрелки отменные, — с удовлетворением произнес полковник.

— Чем же все это можно объяснить? Ведь это не может быть розыгрышем!

— А черт его знает, мистика какая-то. Хорошо хоть командующий у нас осторожный, не поспешил в докладом в Москву, а то пришлось бы потом отписываться полгода.

8

Этот разговор Матросов долго не мог забыть. Нереальность происшедшего будоражила мозг, заставляя выдвигать все новые версии, объяснявшие бы странное поведение людей, находившихся на блокпосту. Он попытался выяснить есть ли у них в управлении какая — либо информация по этому поводу, но ничего нового не узнал. Начальник особого отдела 23 мсд, с которым он связался по телефону, тоже к известным ему фактам ничего нового не добавил: мол, прокурор гарнизона с представителями командования действительно выезжал на место, у военнослужащих блокпоста были получены объяснения. Факт стрельбы подтвердился, но каких-либо вредных последствий не наступило и оснований для возбуждения уголовного дела нет.

— Интересно получается, — сказал Матросов, — у них что у всех сразу мозги помутились? Все вдруг увидели автобус, целую толпу милиционеров, полчаса вели стрельбу по ним, а потом оказалось, что никого не было?

— Да, тайна сия велика есть, но для нас ведь главное, что никого не убили. Конечно, комдив весь блокпост тут же сменил, там теперь другие люди. А ты чего этим интересуешься? У вас же там мое донесение есть. Или шефу дополнительная информация нужна?

— Нет, это я так уточнить кое-что хотел, — сказал Матросов и положил трубку.

Он еще долго мысленно возвращался к этим событиям, пробовал их анализировать, но какой-то строго логической картины происшествия составить не мог. Если исключить вероятность того, что все внезапно сошли с ума, следовало исходить из того, что все военнослужащие действительно наблюдали автобус и людей около него. Конечно, есть наркотики, употребление которых вызывает в мозгу всякие видения и галлюцинации, но представить себе, что и солдаты, и прапорщики и офицеры одновременно " укололись и забылись", Матросов не мог. Кроме того, была еще одна деталь, которая свидетельствовала о том, что люди находились в здравом уме- точность стрельбы, а также то обстоятельство, что было лишь два выстрела из гранатомета. В самом деле, если автобус был уничтожен, продолжать по нему стрельбу гранатами необходимости не было. Но могли ли тридцать человек, находящиеся в наркотическом опьянении одновременно наблюдать, что автобус взорван? Нет, это исключалось. Сколько Матросов не размышлял об этом, никакой толковой версии выдвинуть так и не смог.

* * *

В это самое время в упоминавшейся уже пустыне в центре африканского материка знакомые читателю люди в черных мантиях собрались в том же зале заседаний.

— Вынужден отметить, что на данном этапе нашей деятельности допущена непростительная ошибка. Тщательно разработанная операция по вовлечению Армении, где антирусские настроения наиболее слабо проявляются, в противостояние с Россией, окончилась провалом. Наш план предусматривал создание иллюзии стреляющих по блокпосту милиционеров за пятнадцать-двадцать минут до прибытия реального автобуса с ними. Солдаты, приняв иллюзию за реальность, вступили бы с фантомными милиционерами в перестрелку и при подъезде автобуса неминуемо обрушили бы огонь и по нему, полагая, что это к нападавшим прибыло подкрепление. Гибель тридцати армянских милиционеров вызвала бы взрыв всенародного возмущения и недоверия к России. Из-за допущенной ошибки иллюзия сработала только через полчаса после отъезда автобуса. Поэтому некоторые элементы плана придется скорректировать.

— Мессир, — выступил вперед один из присутствующих, — я готов понести наказание…

— Мы все здесь являемся членами Высшего Совета Квадрата Хаоса, — прервал его тот, к кому он обращался, — никто из нас никем наказан быть не может. Я только Командор ордена, первый среди равных, не более того. Ошибка любого из нас — это наша общая ошибка, последствия ее отразятся на каждом из нас. Поэтому предлагаю в дальнейшем продумывать несколько вариантов для обеспечения каждого из элементов плана.

9.

Между тем, ситуация в Закавказье день ото дня становилась все напряженнее. На выборах президента Грузии, как и ожидалось, победил Звияд Гамсахурдия. Он обратился с прямым призывом к молодежи, проходящей службу в армии, возвращаться домой. В Грузию хлынуло более 6000 дезертиров, из которых стала формироваться Национальная гвардия. Известный во всем преступном мире вор в законе Джаба Иоселиани, отсидевший в общей сложности 17 лет за разбои и ставший, в конечном итоге, профессором словесности Тбилисского университета, создал свою организацию "Мхедриони", состоявшую из воров в законе и бывших уголовников. В Западной Грузии активизировалась деятельность боевиков Важа Адамии, отличительным признаком которых были черные башлыки.

В Армении участились нападения на войсковые части с целью захвата оружия. Нападавшие действовали по одной, но хорошо отработанной схеме: прежде всего захватывали заложников- обычно дежурного по КПП и его помощников, которые согласно правил несли службу только со штык- ножами, затем уже на территории части захватывали новых заложников и под угрозой расправы с ними получали доступ в комнату для хранения оружия. Несколько таких нападений произошло в Грузии и Аджарии.

В Нагорном Карабахе шла уже настоящая война. Азербайджанцы обложили Степанакерт со всех сторон, им противостояли армянские силы самообороны. Пока на территории Карабаха стояли два полка дивизии внутренних войск, порядок еще более- менее соблюдался, но с их уходом начались постоянные обстрелы города, приводившие к человеческим жертвам.

Уже в самом начале 1991 года многие офицеры Закво стали приходить к осознанию того факта, что центральная власть не способна управлять страной. Оппозиция КПСС и лично Горбачеву ширилась. В армии были ликвидированы партийные организации, всем членам партии было предложено приостановить членство. Наконец, грянул августовский путч.

Для Грузии он имел далеко идущие последствия. 19 августа один из заместителей Министра Обороны СССР встретился с президентов республики и в ультимативном порядке потребовал распустить Национальную гвардию, как незаконно созданное вооруженное формирование. Под угрозой немедленного смещения с должности Гамсахурдия подписал такой указ, но командующий гвардией Тенгиз Китовани, также отсидевший в свое время семь лет в колонии, отказался его выполнить и увел ее в Коджорское ущелье. Поступок президента республики подорвал к нему доверие не только в силовых структурах Грузии, но и в обществе. Как только Горбачева привезли из Фороса, Китовани возвратился в Тбилиси, укрепился на тбилисском море и оттуда повел наступление на центр города. Междоусобная война шла с переменным успехом, но в конце декабря гвардейцы оцепили Дом правительства и блокировали укрывавшегося в нем с наиболее верными соратниками президента. Понимая, что дальнейшее сопротивление бессмысленно, Гамсахурдия ночью 7 января выехал из Тбилиси через Азербайджан в Чечню.

К власти в Грузии пришел триумвират: Китовани, Иоселиани и бывший председатель правительства республики Сигуа.

10.

С распадом Союза для офицеров Закво наступили черные дни. Создалось впечатление, что округ вычеркнут из списков российских формирований и стал автономным. В Министерстве обороны его даже не включили в план обеспечения на 1992 год.

Матросов, как и другие офицеры, понимал, что их судьба в Москве мало кого волнует: для российского правительства самым лучшим вариантом станет полный развал округа, когда он будет разделен между тремя независимыми закавказскими государствами, а офицеры и прапорщики сами устроят свою судьбу. В течение декабря, января и февраля округ оставался как-бы бесхозным, его рвали на части, кто хотел и только 17 февраля 1992 года остатки некогда могучего приграничного военного округа, способного в течение года вести боевые действия без поддержи из центра на своем оперативном направлении, были взяты под юрисдикцию России, а командующий был назначен представителем российского президента в Закавказье.

К тому времени воинские части сохранились только на территории Армении и Грузии, а количество военнослужащих сократилось в разы. Предполагалось, что к 1 сентября 1993 года Закво преобразуется в Группу Российских войск в Грузии, со штатной численностью 18 тысяч военнослужащих.

Как бы то ни было, но такое решение уже свидетельствовало о некоторой стабильности, так как бесхозные и дотоле никому не нужные офицеры и прапорщики внезапно осознали себя россиянами.

Матросов, по-прежнему выполнял свои обязанности, получил повышение по службе и следующее звание. Управление контрразведки сократилось более чем на треть, работы в новых условиях прибавилось и деятельность контрразведчиков осложнилась. Пришлось вырабатывать новые методы работы, так как многие из прежних в сложившихся условиях использовать было нельзя. Действительно, органы безопасности России оказались на территории теперь уже суверенного государства, где имелись свои органы госбезопасности. Любое действие военной контрразведки, не согласованное с руководством местных органов расценивалось как недружественный акт.

В конце-концов, в начале лета Матросов подал рапорт с просьбой перевести его в любой другой округ, так как он не видит возможности применять здесь свой опыт и профессиональные знания.

Начальник управления генерал Матвеев, внимательно прочитав его рапорт, нахмурился:

— Ты пишешь тут, что не можешь использовать здесь свои профессиональные навыки. А кто может? Сопелкин, Богачев, я, наконец?

Матросов упрямо молчал, он и не надеялся, что генерал сразу даст ход его рапорту, но решил стоять до конца.

Матвеев посмотрел на него в упор:

— Что молчишь? Или я не прав?

Капитан пожал плечами, но ничего не сказал.

— Пойми, Сергей, — уже мягче произнес генерал, — не все так просто, Сегодня я дам ходу твоему рапорту, завтра получу еще десяток новых. Поверь мне, никто не хочет здесь оставаться. Но новых людей взять не откуда. Никто к нам сюда не едет, вплоть до увольнения. А потом, есть еще одна сторона этого вопроса. Вот у нас ты начальник отдела уже, на полковничьей должности, хотя и капитан. А за "хребтом " предложат тебе в лучшем случае майорскую должность и то вряд ли, там своих кандидатов на повышение хватает с избытком.

Он помолчал, потом предложил:

— Послушай меня. Рапорт свой забери пока, да послужи еще с годик. А я тем временем постараюсь через наши кадры, там наверху, подыскать тебе подходящую должность, не ниже подполковничьей. Ну как, лады?

— Хорошо, товарищ генерал, убедили согласен. Но не больше года.

Матвеев довольно улыбнулся:

— Вместе уйдем отсюда Сергей Васильевич, а пока послужи еще.

11.

Время шло. Работа военной контрразведки свелась в основном к чистому оформительству: фиксации фактов и анализу проблемных ситуаций. В Грузии вновь сменилась власть. Откуда-то из небытия был востребован Шевардналзе, который прибыл в Тбилиси и заменил в триумвирате Сигуа. С его приходом участились нападения на воинские части, дислоцированные в Грузии. Несмотря на то, что все они планировались в штабе национальной гвардии и осуществлялись гвардейцами, Китовани на все претензии руководства округа отвечал одно и то же:

— Это бандиты. У вас есть оружие, почему вы его не применяете и не защищаетесь?

Вооруженные люди стали захватывать военные машины прямо на улицах Тбилиси. Не желая обострять обстановку, командование округа ограничивалось только превентивными мерами, но это не помогало. В августе начались боевые действия в Абхазии, но дальше Сухуми грузинские части продвинуться не сумели. Между тем в Тбилиси оттуда прибыли толпы беженцев. Возглавивший борьбу с вооруженными формированиями Грузии глава Абхазии Владислав Ардзинба, накапливал силы, а затем нанес грузинам такой удар, что в плен едва не попал и сам Шеварднадзе, прибывший с инспекцией в Сухуми. Для его спасения пришлось задействовать военные корабли Черноморского флота и батальон российского спецназа. Матросов смотрел телевизор, когда передавали по новостям кадры спасения Шеварднадзе, видел его растерянное и испуганное лицо, задавая себе вопрос:

— Зачем все это? Грузия ведет против российских военнослужащих необъявленную войну, а российские военнослужащие спасают тем временем ее лидера. Не абсурд ли это?

1 сентября 1992 года округ преобразовался в ГРВЗ. Бывший командующий фактически оказался не у дел, вновь назначенный еще продолжал командовать армией в Ереване. Всеми делами заправлял заместитель командующего генерал — лейтенант Бестаев. Нападения на российские воинские части между тем продолжались. К контрразведчикам стали поступать сведения, что к некоторым из них причастен Бестаев.

Как-то в разговоре с заместителем военного прокурора округа, с которым он сошелся довольно близко, Матросов осторожно коснулся этой темы, спросив не кажется ли ему, что кто-то из руководства округа "подыгрывает" боевикам.

Полковник, снял очки, достал из кармана платок, протер их, затем снова одел:

— Ты помнишь, где прятались Китовани и Сигуа по ночам, когда ребятам Звияда удалось вытеснить национальных гвардейцев на Тбилисское море? Они тогда панически боялись оставаться ночью у себя даже под охраной своих гвардейцев.

Матросов кивнул, все это он хорошо помнил.

— Ты думаешь все это случайно? Вот Бестаев такой добренький, дал приют бездомным скитальцам в своем кабинете. Черта с два, я его знаю как облупленного: без выгоды или прямого указания сверху он и пальцем не пошевельнет. А ты не задумывался, почему вдруг наш командующий сидит у себя на даче и даже не появляется в штабе округа? Ведь формально он округ еще не сдал, а, тем не менее, все отдал на откуп Бестаеву.

Матросов начал понимать, что хочет сказать ему умудренный жизнью офицер, но ему не хотелось в это верить.

Тот достал из пачки сигарету, закурил.

— Так вот, что я тебе скажу, Сережа, наш командующий — очень порядочный человек и он не хочет играть в те политические игры, которые ему предлагаются свыше. Пусть в них, если хочет, играет Бестаев.

— Вы хотите сказать, что нападения на наши воинские части- это способ снабжения гвардейцев Китовани оружием, снаряжением и продовольствием и он происходит даже с ведома Москвы? — недоверчиво спросил капитан. — Насколько я знаю, у нас в управлении такой информации нет.

— Это у тебя ее нет, — хмыкнул полковник. Он помолчал, затягиваясь сигаретой.

— Я к Бестаеву давно присматриваюсь. Будь у меня доказательства, я бы его арестовал и не посмотрел бы на то с чьего ведома он подыгрывает грузинам. Тем более, что в случае чего все его покровители, открестятся от него в ту же секунду.

Он вдруг засмеялся:

— Расскажу тебе одну любопытную историю. Ты помнишь нападение на горийский полк?

Матросов кивнул. Этот случай произошел совсем недавно. На территорию танкового полка, дислоцированного в Гори, каким — то образом среди белого дня проникла группа боевиков, которая действуя по отработанной схеме попыталась захватить заложников. На беду нападавших там в это время находились офицер и два сержанта, из кутаисской десантно-штурмовой бригады полковника Марьина, прибывшие в Гори за какой-то техникой. Десантники, без долгих раздумий открыли огонь на поражение, к ним присоединились офицеры-танкисты, человек пять или шесть боевиков было уничтожено, а остальным едва удалось скрыться.

Воспоминания Сергея прервал голос прокурора:

— Так вот, я приехал на место по горячим следам. Трупы лежали в рядок, их даже никто не касался. Первым делом стал искать документы и что ты думаешь- у всех удостоверения офицеров гвардии, а главный среди них полковник Кутатешвили, заместитель Китовани. Ну, я его и так узнал. Буквально спустя полчаса сюда подъехал и сам Тенгиз Калистратович. Первым делом, я потребовал объяснить, каким образом случилось, что его гвардейцы напали на полк, на что получил стандартный ответ- все они бандиты, а документы с его подписью подделаны. Тогда я, уже внутренне торжествуя, протянул ему удостоверение Кутатешвили и спросил, а как понимать, что нападавших возглавлял лично его заместитель? И что ты думаешь, он мне ответил?

Он вопросительно посмотрел на Матросова. Тот пожал плечами.

— Дословно он сказал следующее: " Этот негодяй! Какой он мой заместитель! Да я его еще вчера уволил из гвардии".

Полковник невесело рассмеялся:

— Никто не хочет брать на себя ответственность, и чем выше должность, тем меньше такого желания. Так что в случае чего, откажутся и от Бестаева. Но я думаю, что, по-видимому, он теперь станет осторожнее и постарается улизнуть отсюда. По этому делу о нападении на танковый полк уж очень прозрачно просматривается его причастность. Накануне его видели в полку вместе с Кутатешвили. Он водил его по парку, показывал, где стоят танки. Правда, Бестаев на допросе не скрывал этот факт, но объяснил все тем, что в соответствии с ташкентскими соглашениями девяносто второго года мы должны передать Грузии какое-то количество танков. Вот он, мол, и показывал эту технику Кутатешвили. Это все может быть и так, но очень уж подозрительно.

12.

Этот разговор оставил очень тяжелый осадок в душе молодого капитана. Если все это правда, то получается, что за политические игры в высоких кругах расплачиваются ни в чем не повинные люди. Ведь в результате всех этих нападений только за один год погибло свыше 70 офицеров и солдат Как-то он заговорил на эту тему с Сопелкиным, тот не был столь откровенен, как полковник юстиции, но из его намеков Матросов понял, что его непосредственные начальники думают также, а знают даже больше.

Прогноз прокурора оправдался. Бестаев вскоре, не дожидаясь даже прихода нового командующего, уволился и убыл к себе на родину в одну из республик Северного Кавказа.

Прекратились и нападения на воинские части, но во многом благодаря жесткой позиции, занятой новым командующим ГРВЗ. Генерал Реутов создал очень мобильную и подвижную группу из числа разведчиков и десантников, которую возглавил один из его заместителей полковник Потапенко. При получении сообщения о нападении группа на вертолете следовала на место происшествия и вступала в бой с боевиками. В результате первого же такого вылета было уничтожено 15 национальных гвардейцев, попытавшихся захватить аэродром недалеко от Кутаиси.

— Видел бы ты кислое лицо Эдуарда Амвросиевича, когда он приехал на место происшествия, — смеялся заместитель прокурора, рассказывая об этом Матросову, — а на Китовани просто жалко было смотреть. Я не удержался и сказал: "Вы постоянно говорили нам, что бандитов нужно уничтожать, вот результат". Он ничего не сказал, повернулся и отошел.

Под влиянием всех событий, связанных с его службой в Закавказье Матросов стал все больше и больше задумываться, а тот ли он выбрал путь в жизни. В Афганистан он попал по собственному желанию, по велению своей души, будучи убежден, что выполняет священный долг перед Родиной. Но после вывода войск из Афганистана средства массовой информации стали все чаще утверждать, что это была ошибка и, следовательно, советские солдаты там проливали свою кровь напрасно. Слушать это было горько и обидно. Оказавшись в Закавказье, он столкнулся с фактами откровенного пренебрежения по отношению к армии, и чем дальше тем больше девальвировалось звание военнослужащего вообще и офицера, в частности. Непонятно, что происходило с телевидением, все российские телеведущие, особенно Татьяна Митюкова комментировали события в Закавказье с неприкрытой ненавистью по отношению к российским военным. Политические игры, в которых жизнь сотен офицеров и солдат становилась разменной монетой, вызывали в его душе глубокое возмущение.

Размышляя обо всем этом Матросов, все чаще приходил к мысли об увольнении. Последней каплей, переполнившей чашу его терпения, стало решение руководства органами безопасности об их реорганизации. Политика главы органов Баркатина, в результате которой десятки тысяч профессионалов оказались не нужными новому государству и были представлены к увольнению, сыграла в данном случае в пользу Матросова. Его рапорт был удовлетворен без промедления, и ему даже с учетом выслуги лет в льготном исчислении было присвоено новое звание и назначена небольшая пенсия.

Перед отъездом в родной Томск, он зашел в военную прокуратуру округа. Заместитель прокурора, ставший теперь военным прокурором ГРВЗ, и получивший генеральское звание, крепко пожал ему руку и сказал:

— Ну, что же, удачи тебе, дружище. В Томск едешь, может еще и свидимся. Я ведь тоже сибиряк, правда, из Тюменской области.

Он помолчал.

— Сам понимаешь, еще год, другой и Группа войск прекратит свое существование. Мне уже сейчас предлагают Сибирский округ, так, что до скорой встречи в Сибири!

 

Глава пятая. Юганов и Матросов

1.

За короткое время пребывания в Томске Василий Юганов совершенно изменился. Повстречай его на улице кто-то из односельчан бабушки Матрены, вряд он признал бы в этом одетом по моде, уверенном в себе молодом человеке, того молчаливого парня, который неизвестно каким образом некогда попал к ним в глухую таежную деревню. К городской жизни он быстро адаптировался и, если и выделялся в толпе других горожан, то лишь пластикой движения и своей неординарной внешностью.

Как и предполагал Гончаренко, устроить Василия в общежитие не составило особого труда. Благодаря поддержке друзей Григория из областного УВД, ему также в одной из вечерних школ разрешили сдать экстерном экзамены за десятилетку. Освоив за несколько дней всю школьную программу, Василий настолько блестяще отвечал на экзаменах, что все преподаватели поставили ему высший балл и наперебой рекомендовали поступать в ВУЗ именно по их предметам. Однако Гончаренко, который специально взял отпуск для того, чтобы первое время помочь подопечному на новом месте, предложил поступить иначе.

— Высшее образование, сынок, от тебя никуда не уйдет, — сказал он. — У тебя вся жизнь впереди. В ВУЗ ты можешь поступить и через год, и через два. Да, и то сказать, институтский диплом еще никому ума не прибавил, хотя, конечно, "поплавок" не дает утонуть в житейском море многим бездарностям. А у тебя, Вася, есть дар от Бога- исцелять людей. И никакой институт этому дару обучить не сможет. Так, что послушай моего совета: сдавай экзамены в медицинское училище, получай диплом фельдшера, а там открывай свою практику. К тебе повалят толпы людей, отбоя не будет.

Гончаренко с сожалением посмотрел на свои руки, вздохнул:

— Сейчас человеку не на кого надеяться, кроме как на себя. Посмотри, что творится с ценами, такого никогда не было. Людям зарплату не платят, заводы закрываются, везде сокращения рабочих мест. Одни непонятно каким образом вдруг становятся миллионерами, а другие идут на улицу простить милостыню Христа ради. А у кого хоть немного котелок варит, — он постучал себя по голове, — в бизнес ударились, открывают свое дело. А тебе, так сам бог велел заняться чем-то вроде частной врачебной практики. Если бы я обладал таким даром…, - он сокрушенно покачал головой. — Правда, и у меня, говорят, золотые руки, любую технику могу в порядок привести. Вот уволюсь из органов да и открою какую-нибудь мастерскую по ремонту автомобилей. Их, гляжу, все больше появляется, да все импортные.

Совет милицейского капитана Василию пришелся по душе. Он поступил в медицинский колледж, так, по-новому, стали именоваться медучилища, но, проучившись около месяца, обратился к директору с просьбой разрешить ему сдать экзамены экстерном за полный курс обучения. Тот вначале колебался, но потом в порядке эксперимента согласился, пригласив все же, больше для страховки, участвовать в приеме экзаменов нескольких ведущих специалистов из медицинского института. Успех Василия был потрясающий. Один из приглашенных специалистов, несколько дней назад случайно обварил себе руку кипятком и пришел на экзамены с перевязкой. Когда Василий, закончил давать ответы по теоретическому курсу, он предложил продемонстрировать свои способности излечивать ранения на этом преподавателе. Тот вначале отнесся к этому предложению с изрядной долей скептицизма, но, когда в течение нескольких минут его рука приняла свой первозданный вид, не удержался и бросился обнимать Василия. Диплом об окончании колледжа Юганов получил незамедлительно, а преподаватели из медицинского института стали предлагать ему опубликовать свою методику исцеления в научном журнале, обещая всевозможную помощь.

Проблема с постановкой на воинский учет решилась неожиданно просто: при медицинском обследовании у него было обнаружено плоскостопие и Василий, как не подлежащий призыву на военную службу, получил "белый билет".

2.

Дело оставалось за малым- подыскать подходящее помещение и зарегистрироваться в качестве частного предпринимателя. Но и это оказалось не сложно. Регистрация не заняла много времени, а арендовать кабинет с приемной и отдельным выходом в одной из городских поликлиник, которая отчаянно нуждалась в средствах, оказалось и вовсе не трудно. Юганов подписал соответствующий договор и внес арендную плату за год вперед. Затем он дал объявление в газету и стал ожидать пациентов. Первую неделю посетителей было мало, но когда слухи о чудодейственном враче распространились в городе, больные стали приходить один за другим, иногда очередь выстраивалась даже на улице. Однако постепенно все упорядочилось. Василий принял на работу в качестве медсестры и одновременно секретаря, молоденькую девушку с непривычным именем Вилита, окончившую тот же колледж, что и он сам, и вместо живой очереди прием стал вестись по записи, как и полагается в солидном учреждении.

Несмотря на довольно большое количество пациентов, врачевание не приносило слишком больших доходов, так как он установил в качестве вознаграждения за лечение тот минимум, который позволял оплачивать аренду помещения и платить зарплату Вилите, правда, в несколько раз превышавшую оклад главврача поликлиники, в которой был арендовал кабинет. Его собственная зарплата была едва ли больше, чем у секретаря, но это его устраивало. В свободное время Юганов посещал городскую библиотеку и за короткое время освоил значительную часть книг, которые его интересовали. Довольно скоро ему стало ясно, что комплекс упражнений, которыми он владел, именуется хатха-йогой, то есть низшей йогой. Существовали еще несколько уровней йоги, которые в своей совокупности составляют значительную часть религиозно-философского воззрения индуизма и буддизма. К сожалению, литературы по индуистской и буддистской религиозной философии в библиотеке было очень мало и глубоко постичь их сущность он не смог, тем более, что одни авторы противоречили другим. Однако Юганов обратил внимание, что приведенные в учебнике йоги упражнения, значительно проще чем, те которые выполняет он сам. Описание некоторых трудновыполнимых асан вовсе отсутствовали, хотя учебник назывался "Полный курс йоги".

Из анализа этой информации следовал на первый взгляд невероятный, но вполне логичный вывод- в совершенстве освоить йогу он мог только у тех учителей, которые ею владели, по меньшей мере, не хуже чем он сам, то есть у индийских йогов. Это с большой долей вероятности означало также, что свое детство или юность он провел в Индии, где живут и сейчас или проживали в прошлом его родители. Ему стало понятно, что свою родословную ему следует искать именно там.

В общежитии условий для занятия физическими упражнениями не было, поэтому он стал посещать тренажерный зал. После нескольких тренировок, один из наблюдавших за ним тренеров, спросил, не желает ли он организовать в этом же тренажерном зале курсы по изучению йоги. Василий обещал подумать и через некоторое время принял это предложением.

Теперь его рабочий день был уплотнен до предела, но зато спустя полгода он уже располагал достаточными средствами для того, чтобы подумать о приобретении собственного жилья. В это время Томск переживал строительный бум. Множество предприимчивых людей, оказавшись в условиях рыночной экономики, сумели составить за короткое время вполне приличный капитал. Но в обстановке все возрастающей инфляции сохранить деньги можно было только путем вложения их в недвижимость. Коттеджи "новых русских" стали расти как грибы и места их набольшего скопления получили меткое название "Поле чудес". Свое "Поле чудес" появилось и на одной из окраин Томска. Для строительства там коттеджа или, хотя бы небольшого дома, у Юганова собственных средств не хватало, а деньги Матрены Ниловны он тратить не хотел. Но внезапно случай пришел к нему на помощь: один из нуворишей, владелец уже полностью готового двухэтажного коттеджа, внезапно обанкротился. Для того, чтобы рассчитаться с кредиторами, он готов был продать дом за цену, которая вполне устроила Василия. Так он оказался владельцем собственного коттеджа и нескольких соток земли, и на английский манер мог именоваться "эсквайром".

3.

Приобретение Югановым недвижимости Гончаренко, приехавший на несколько дней в Томск по своим делам, одобрил.

— Мой дом- моя крепость, — сказал он, оглядывая коттедж оценивающим взглядом знатока. — Деньги- это что? Бумага. Сегодня они есть, а завтра инфляция, девальвация и они превратились в дым. Молодец, Василий, теперь дело за малым- машину надо купить, я гляжу у тебя тут и гараж есть. Только, если надумаешь, без меня не покупай, а то подсунут какую-нибудь рухлядь.

Немного позже Василий поинтересовался, давно ли тот видел Матрену Ниловну и как ее здоровье.

— Здоровье у нее ничего, старушка она бойкая, нам с тобой еще фору даст. А вот дела в деревне нашей обстоят не важно, — погрустнел капитан.

— А что случилось? — встревожился Юганов.

— Да нет, ничего особенного там не произошло, просто людей все меньше становится. Кто умер, а кто в город перебрался. Из одиноких она, считай, одна и осталась. Жалко Ниловну, ни родных у нее не близких не осталось. У других, если не дети, так племянники там, или еще кто, а у нее никого. Одна она на белом свете.

После отъезда Гончаренко, Василий сказал Вилите, что должен на несколько дней отлучиться из Томска. Ведение курсов йоги он поручил на это время одному из своих наиболее способных учеников, а сам выехал в Колпашево. Там не торгуясь, арендовал речной буксир и поплыл на нем вниз по Оби.

За Колпашевым река то широко разливалась, то ускоряла свой бег между сжимающими ее крутыми берегами. В некоторых местах тайга подходила прямо к воде, в других отступала от берега. До самой Парабели Юганов не видел ни одного селения, хотя местами на возвышенных местах встречались заготовленные когда — то давно для сплава почерневшие от непогоды штабеля бревен. В устье Васюгана буксир вошел ночью, а на рассвете Юганов уже стучал в дверь к Матрене Ниловне.

Старушка, увидев его, от неожиданности даже расплакалась. Она бросилась было накрывать на стол, но Василий не терпящим возражения тоном, сказал, что времени нет, надо собирать вещи, он забирает ее к себе в Томск. Вначале она стала отказываться, но он не стал даже ее слушать, и женщине пришлось уступить. Собрав скромные пожитки, Ниловна попрощалась с соседями, оставила ключи от дома Терентьевым и в тот же день они с Василием поплыли назад.

В городе старушке, которая никогда не покидала пределы своей деревни, все было непривычно, но постепенно она освоилась. У нее появились знакомые среди таких же пожилых женщин из соседних коттеджей, и постепенно она стала привыкать к непривычной ей обстановке. Долго оставаться без дела она не любила, поэтому занялась благоустройством территории возле коттеджа, разбила клумбы, заставила Василия достать саженцев и посадила несколько деревьев. Те деньги, которые Матрена Ниловна ему дала когда-то, он не истратил, а положил вместе с остававшимися у нее долларами на открытый на ее имя валютный счет в отделении Сбербанка.

4.

Возвратясь в Томск, Юганов занялся своими обычными делами, а осенью решил поступить в Томский университет, чтобы получить диплом биолога. Этот факультет ему подходил больше всего, так как в отличие от медицинских вузов, имел заочное отделение. К этому времени он уже стал понимать, что не обязательно всюду афишировать свои феноменальные способности, поэтому не стал сдавать экзамены экстерном, а как и другие студенты, решил переходить с курса на курс.

Возвратясь как-то вечером к себе домой, он застал там Гончаренко, которого Матрена Ниловна угощала чаем, приготовленным по ее собственному рецепту. Василий, хорошо изучивший к тому времени своего "крестного", понял, что настроение у Григория подавленное, хотя он и старается это скрыть.

После обмена приветствиями капитан, выбрав момент, когда Ниловна куда-то ненадолго отлучилась, сказал:

— Это хорошо, что ты ее к себе забрал, а то совсем бы она там осталась без присмотра. То хоть я изредка наведывался, а теперь там новый участковый.

— А как же ты, дядя Григорий, на повышение что ли пошел?

Гончаренко невесело рассмеялся:

— На повышение! Как бы не так. На пенсию меня отправили, теперь я юный пенсионер.

— На какую пенсию? Тебе же всего сорок лет!

— Ну, положим не сорок, — вздохнул бывший милиционер, — а все сорок два, но не в этом дело. Я еще лет десять, а то и больше способен ловить преступников. Да, видать, не нужны мы стали, избавляются от нас повсеместно. Самое смешное, что увольняют опытных профессионалов, а взамен набирают вчерашних выпускников школы милиции, молоденьких лейтенантов, у которых молоко на губах не обсохло. Выходит, государству выгоднее мне в сорок лет платить пенсию, чем дать возможность заниматься тем делом, которое я знаю лучше всего, то есть ловить воров и бандитов. Вот и думаю я себе, а может именно это государству и надо — чтобы не было кому их ловить?

Юганов промолчал. Он не особенно разбирался в политике, как-то даже особенно не интересовался тем, что происходит в мире, да и живых преступников никогда не видел. Но как человек, обладающий живым умом и здравым смыслом, не мог не согласиться с Гончаренко. Тот, между тем, с нескрываемой горечью, продолжал:

— Да я особенно и не переживаю, руки есть, голова тоже, авось, не пропаду, дело по душе всегда найти можно. За державу только обидно, как говорил когда-то герой известного кинофильма.

Василий предложил Григорию остановиться у него, но тот отказался:

— У меня тут в городе брат живет, я тебя с ним еще не познакомил, все некогда было, да и другие родственники есть.

Отказался он и от денежной помощи:

— Спасибо, но деньги у меня свои есть. Немного, правда, но, чтобы открыть мастерскую по ремонту и обслуживанию автомобилей, должно хватить.

Действительно, довольно быстро Гончаренко открыл свою мастерскую, а так как, и в самом деле, очень хорошо разбирался в машинах, мог быстро обнаружить и устранить любую неполадку, то без работы никогда не оставался. Помогал ему племянник Коля, молоденький паренек лет семнадцати, только недавно окончивший школу. Мастерская Гончаренко находилась неподалеку от поликлиники, где арендовал свой офис Юганов и тот нередко вечером заходил к своему "крестному", выпить чашку чая или просто поговорить на отвлеченные темы.

Григорий считал, что для поддержки своего имиджа преуспевающего врачевателя, Василию просто необходим хороший автомобиль. Юганов вначале отнекивался, мол, и водить не умеет, но, в конце концов, сдался. Машину ему подобрал лично Гончаренко на авторынке, потом отладил ее у себя в мастерской и сам стал обучать Василия практике

вождения. Научиться управлять автомобилем для него не составило труда и, сдав экзамен на право вождения автомобиля, он довольно скоро стал неплохим водителем.

Однажды зайдя в мастерскую, Василий заметил, что Гончаренко чем-то расстроен. Против обыкновения он не шутил, не сыпал прибаутками, а молча прихлебывал чай из чашки.

— Что случилось, дядя Григорий? — не выдержал, наконец, Юганов. — Может, помощь нужна какая?

— Видишь ли какое дело, — немного подумав, произнес Григорий, — я не хотел тебе говорить, но раз уж спросил, придется. Сегодня днем я ремонтировал машину одного клиента, ничего серьезного, так крылом обо что-то зацепил. Вдруг вижу, подъезжает трехсотый "Мерседес" и выходят из него два таких качка, лет по двадцать пять. Бритые, в кожаных черных куртках, как нынче модно, в черных очках. Ну, таких много сейчас развелось. Я вышел навстречу, думаю, клиенты приехали. А они без лишних суесловий перешли сразу к делу: мол, если хочешь жить и работать спокойно, то отстегивай по две штуке баксов в месяц. А мы, значит, будем твоей "крышей". В противном случае всякое может случиться, вплоть до летального исхода.

Гончаренко помолчал, отхлебнул чаю из кружки, затем продолжил:

— Естественно, я дал им от ворот поворот, не пристало мне, офицеру милиции, пусть и бывшему, платить каким-то бандюкам. Да и откуда мне денег столько взять? Если я буду им по столько отстегивать, самому ничего не останется. Но я знаю этих подонков, так просто они от меня не отстанут. Сейчас это в моду вошло облагать данью всех, кто имеет, хотя бы небольшой бизнес. Рэкет называется.

— А почему ты не заявишь на них в милицию?

— Эх, сынок! Какая милиция? Подумай сам, что я скажу: неизвестно, кто приехал, неизвестно куда уехал, ищи ветра в поле. Или может теперь в моей мастерской засаду устроят и будут ждать, пока, кто придет требовать деньги? Не смеши меня. В наше время только на себя и можно надеяться.

5.

В жизни Василия женщины играли очень малую роль, а точнее, вовсе никакой. В деревне на берегу Васюгана, моложе шестидесяти лет их и не было, а в Томске, погруженный в свои повседневные заботы, он не находил свободного времени для времяпровождения в женском обществе. Да и сами девушки, с которыми ему приходилось общаться, чувствовали себя в присутствии этого двухметрового великана с густой волной черных, отливающих синевой, волос, спадающих к широким плечам, как- то неуверенно. Возможно, дело было в том, что его необычайно синие глаза, как омуты, таили в себе некую непостижимую глубину и тайну, отчего у наиболее впечатлительных особ женского пола, даже мурашки пробегали по коже. Девушки с более развитым восприятием, после первых же минут общения с Югановым инстинктивно осознавали его неизмеримое интеллектуальное превосходство и у них возникало желание немедленно скрыться от него подальше. Да и сам Василий, хотя и был совершенно нормальным мужчиной, но в сексе не нуждался, так как умел с помощью йоги преобразовывать свою сексуальную энергию в другой вид жизненной силы, позволявшей ему более полно использовать свои феноменальные способности.

Вилита вначале к Юганову относилась, как и прочие его знакомые девушки, настороженно. Несмотря на свою молодость- ей едва исполнилось восемнадцать лет, она уже имела определенный сексуальный опыт. Еще в восьмом классе средней школы она уже полностью сформировалась как женщина и постепенно привыкла к тому, что в устремленных на нее взглядах не только сверстников, но и взрослых мужчин читается откровенное желание затащить ее в постель. Вилита бы довольно высокой девушкой, с очень милым личиком, копной слегка вьющихся светлых волос и глазами чистого изумрудного цвета. Ее груди были подобны двум твердым резиновым мячикам, а небольшие вишенки сосков, торчащие немного кверху, находились в постоянном напряжении. Она не нуждалась в лифчиках, поэтому обычно носила такие, которые лишь поддерживали груди снизу, открывая их взгляду любого, кто не поленился бы заглянуть в вырез ее блузки… Длинные, точеные ноги Вилиты были удивительно изящными, хотя и не чрезмерно мускулистыми, поэтому она носила настолько короткие юбки, что иногда даже это переходило допустимую грань приличия. Впрочем, в последнее время понятие этой грани стало весьма относительным. Многие девушки и даже женщины в возрасте стали появляться в общественных местах в прозрачных белых блузках без бюстгальтеров с обнаженными животами. Вошли в моду юбки и джинсы с опущенной талией, из — под которых торчали наружу резинки трусиков танго. Стринги вообще стали непременным атрибутом одежды молодых девушек, а некоторые, наиболее раскрепощенные и вовсе предпочитали обходиться безо всякого нижнего белья. Вилита — дитя своего времени, не была в этом плане исключением из общего правила. Порой девушка даже допускала опасное кокетство в общении с более старшими, чем она ребятами, но до поры до времени дальше легкого флирта с поцелуем на прощание у подъезда, дело не доходило. Правда, когда однажды в девятом классе, два десятиклассника после уроков, воспользовавшись тем, что школа опустела, подстерегли ее и затащили в мужской туалет, где минут десять лапали и щупали ее за все сокровенные места, Вилита стала более строже и в одежде и в общении со сверстниками. О случившемся она никому рассказывать не стала. В конце концов, ничего особенно страшного не произошло, а ведь могло все окончиться групповым изнасилованием, а то и еще чем похуже. На ее счастье оба парня оказались не слишком опытными в сексе, окажись на их месте кто-нибудь поопытней, невинность сохранить ей бы вряд ли удалось. После этого случая она сделала для себя определенные выводы, стала избегать оставаться на улице или после уроков в школе одна, и перестала носить вне школы вызывающие наряды. Произошедшее с ней она вначале вспоминала с отвращением и омерзением, но через некоторое время стала ловить себя на мысли, что не против повторения подобного приключения.

Когда она заканчивала девятый класс ее родители развелись. Трехкомнатную квартиру, в которой они с Вилитой проживали, разделили на три однокомнатных. Девушка решительно заявила, что станет жить отдельно, бросает школу и поступит в медицинское училище. Понимая, что ее не переубедить, родители не стали ей противоречить. Так в свои неполные шестнадцать лет она стала вполне самостоятельным человеком. Конечно, отец и мать оказывали ей постоянную материальную помощь, навещали ее, но Вилита стала осознавать, что он уже взрослая и может распоряжаться своей судьбой, как считает нужным. Учиться в училище ей нравилось, предметы давались ей легко, у нее появились новые подружки. Изучая основы медицины, девушка к некоторым вопросам, в том числе и в области половой сферы, стала относиться иначе, чем прежде, постепенно осознавая, что, что секс-это неотъемлемая составляющая жизни человека, а не только функция, выполняемая для продолжения рода.

Однако со своими сверстниками она почти не общалась, так как в ее понимании, многие из них оставались еще инфантильными подростками и, как мужчин, она их не воспринимала.

В один из теплых осенних суббот ее однокурсница Ольга предложила поехать к ней на дачу, сказав, что ее родители в отъезде и им так никто не помешает. Не видя причин для отказа, Вилита согласилась. Девушки захватили с собой несколько бутылок шампанского, легкую закуску и к вечеру оказались в загородном домике родителей Ольги. Дача не была особенно большая, состояла всего из двух комнат и кухни. По приезду девушки открыли бутылку шампанского и решили перекусить. Немного захмелев, Ольга принялась обзванивать по имевшемуся на даче телефону знакомых, и вдруг в ходе одного из разговоров, прикрыв трубку ладонью, спросила Вилиту:

— Ты не будешь против, если к нам присоединится пара моих знакомых?

Вилита, несколько осоловевшая после шампанского, не поняв до конца смысл вопроса, рассеянно кивнула, следя по телевизору за приключениями инспекторов Скалли и Маудера. Тем временем, Ольга, закончив разговор, упорхнула на кухню, накрывать на стол.

Когда стемнело, у дачи остановился автомобиль, из которого вышли два молодых человека, знакомые Ольги. Они привезли с собой шампанское, водку, закуску. Оба были лет на шесть-семь старше подружек, были вежливы и обходительны. После первых тостов, Вилита, стала вести себя раскованнее. Парни ей нравились, в отличие от ее сверстников это были настоящие, вполне самодостаточные мужчины и ей даже льстило, что они относятся к ней, как к равной. Вскоре парни пригласили их танцевать, потом выпили еще, сыграли в "бутылочку", что было дальше, она почти не помнила. Утром они с Ольгой проснулись на одной кровати абсолютно голые, их одежда и нижнее белье в живописном беспорядке были разбросаны по всей комнате. За окнами уже вовсю светило солнце, парней не было. Постепенно картины прошедшей ночи стали всплывать в памяти и, хотя всех деталей Вилита не помнила, но и отрывочных воспоминаний хватило, чтобы восстановить картину происшедшего. Тем более, что некоторые свидетельства любовных игр, оставшиеся на простыни, и боль в промежности не оставляли сомнения, что ночью она лишилась девственности. Ольга, по видимому, пришла к такому же выводу в отношении себя, потому что махнула рукой и сказала:

— Все равно рано или поздно это должно было произойти. Лучше уж так, чем где-то в подъезде или под кустом.

Вилита молчаливо согласилась с ней, тем более, что воспоминания о своем первом сексуальном опыте сразу с двумя мужчинами не были ей неприятны. Такое несколько необычное посвящение ее в женщины, пробудило в шестнадцатилетней Вилите дремавшую чувственность, однако она не пустилась во все тяжкие, как можно было ожидать, а, наоборот, стала очень строго относиться к выбору партнеров. Добиться ее расположения стремились многие, но сходилась она лишь с теми, кто ей действительно нравился и был интересен. Как правило, эти связи носили непродолжительный характер и обрывались по ее инициативе. Девушка не желала, чтобы простое увлечение переросло в нечто большее.

На работу к Юганову она попала случайно. Ее специальность, полученная в училище, не оставляла широкого выбора, куда устроиться на работу: либо ехать в село и стать фельдшером в медпункте, либо поступать в больницу и работать медсестрой. Ни то, ни другое ее не прельщало. Пробыв несколько месяцев в поисках более подходящих вариантов, она зашла в районную поликлинику и обнаружила там объявление, что врачу-народному целителю Юганову нужен секретарь-помощник… Из любопытства она решила узнать, в чем именно заключаются обязанности секретаря и, побеседовав с Василием, дала свое согласие работать у него. Других кандидатур у Юганова в тот момент все равно не было и он согласился принять ее на должность медсестры — секретаря. Когда она узнала, какой у нее будет оклад, девушка сначала не поверила, что это правда, а затем подумала, что, по-видимому, предполагается, что она должна выполнять и другие обязанности, более интимного характер. Некоторое время она вела себя очень сдержанно, намереваясь дать немедленный отпор, если шеф позволит себе с ней какую-нибудь вольность. Но время шло, она регулярно получала зарплату, но Юганов даже намеков на установление более близких отношений не подавал. Он был, как всегда спокоен, сдержан, малоразговорчив, не просил ее задержаться после конца рабочего дня, провести с ним вечер в кафе или ресторане, словом, как к женщине он к ней интереса не проявлял. Такое пренебрежение ее прелестями стало задевать Вилиту. Как-то перед концом рабочего дня она зашла к шефу в кабинет с какой то бумагой на подпись, в блузке, как бы случайно расстегнутой до самого живота. Положив на стол бумагу она наклонилась так, что напряженный сосок ее почти голой груди находился чуть ли не у самых глаз Василия, но тот на это никак не отреагировал. Подписав документ, он рассеянно произнес:

— Спасибо, вы свободны, — и вновь углубился в работу.

В следующий раз она одела очень короткую юбку и, войдя к Юганову, как бы по делу, уронила на пол несколько документов. С извинениями она наклонилась и стала их подбирать с пола, выставив на обозрение шефа практически обнаженные половинки своих очаровательных ягодиц. Но и эта демонстрация прелестей ее тела, также успеха не имела. Подобное повторилось еще несколько раз с тем же результатом.

Девушка злилась на своего слишком целомудренного начальника и дала себе слово, все же рано или поздно соблазнит его. Несколько дней спустя Юганов обратил внимание, что обычно жизнерадостная девушка молчалива и задумчива. Как-то вечером, собравшись уходить из офиса, он увидел в приемной Вилиту, хотя думал, что она давно ушла домой. Та сидела в кресле и на лице ее Василий заметил следы слез.

— Я думал вы уже ушли. Что случилось? — спросил он.

— Я не могу идти домой, лучше я останусь здесь, — ответила Вилита и вдруг заплакала.

Сквозь слезы она рассказала, что уже несколько дней подряд ей вечером звонит по телефону какой-то маньяк, который угрожает ее изнасиловать и убить. Вчера он сказал ей что этой ночью он проникнет к ней в квартиру и пусть она готовится к смерти.

— Я боюсь идти домой, он меня убьет, — рыдала девушка на груди у своего шефа.

— Хорошо, — сказал вдруг Василий, — давайте я пойду с вами и мы подождем у вас дома этого маньяка. Думаю, он не такой и страшный, как кажется

Слезы девушки мгновенно высохли, она стала благодарить Юганова, просила не оставлять ее одну.

О том, что хитрая девчонка всю эту историю с маньяком просто выдумала, Василий понял только глубокой ночью, оставшись в ее квартире, но обижаться на нее за это не стал, а сам пошел навстречу желанию девушки и они стали любовниками.

После той ночи Вилита поняла, что влюблена в своего шефа. Оба они свои отношения не скрывали, так что их любовная связь вскоре перестала быть секретом для окружающих. Бабушке Матрене, с которой Василий как-то познакомил Вилиту, девушка понравилась, но несколько дней спустя она сказала Василию:

— Вилита хорошая девушка, но для замужества ей нужен мужчина с другим характером, который бы ей во все подчинялся. С тобой она счастлива не будет.

Василий внимательно посмотрел на старушку, но ничего не сказал, он и сам был того же мнения.

6.

Как-то вечером, когда Вилита уже ушла домой, а Василий, тоже собирался уходить, к нему в кабинет влетел запыхавшийся племянник Гончаренко.

— Там дядю Гришу убивают, — с порога закричал он.

Юганов, даже не закрыв кабинет, выскочил на улицу. В спешке он забыл даже, что его автомобиль стоит прямо у входа в офис, и побежал к мастерской. Со слов бежавшего рядом испуганного паренька он понял, что к Григорию нагрянули те самые молодчики, о которых он ему недавно рассказывал. Мастерская по ремонту автомобилей, которую открыл Гончаренко, размещалась в одном из пустующих помещений гаража бывшей продовольственной базы. Помещение, арендованное Григорием, было довольно просторным, пять — шесть автомобилей в нем размещалось без труда. Подбегая к мастерской, Василий увидел стоявший возле здания "Мерседес", но ни в самой машине, ни рядом с ней, людей не было.

Внутри помещения находилось пять человек. Одним из них был Гончаренко, сидевший в углу, опустив голову и держа одной рукой другую в области локтя. На голове его была кровь. Когда Григорий, услышав, что хлопнула входная дверь, с трудом поднял голову, Юганов вначале даже его не узнал. Лицо Гончаренко было залито кровью, один глаз заплыл.

Стоявшие рядом с ним люди были одеты в черные кожаные куртки, в руках у всех были бейсбольные биты. Судя по крепким мускулистым затылкам и плотному телосложению, все они профессионально занимались атлетикой или боксом.

— Что здесь происходит? Кто вы такие, черт возьми, и что вам тут надо? — крикнул Василий, направляясь к Гончаренко.

Парни повернули головы.

— А это еще что за кент? — спросил один из них, видимо старший.

— Да он кореш этого мента, я его тут часто наблюдал, — ответил второй.

— Кореш, говоришь? — переспросил первый и оценивающим взглядом окинул фигуру Юганова. — Шел бы ты своей дорогой, фраерок, у нас тут свой базар, тебя он не касается.

— Я думаю, что это лучше вам убираться отсюда, да поскорей. И оставьте в покое этого человека.

— Товарищ не понимает, — протянул старший. Глаза его опасно прищурились. — Мы с ним по доброму, а он борзеть! Не хорошо.

В то же мгновение он сделал молниеносный взмах тяжелой битой, целясь в голову Юганова. Тот слегка отклонился в сторону, и бита просвистела в сантиметре от его виска. Одновременно Василий сильнейшим ударом ноги отбросил на несколько метров от себя, пытавшегося ударить его рэкетира, и развернулся к остальным. Надо сказать, те не были новичками в драке и биты в их руках уже взлетали в замахе. От одного из ударов он сумел увернуться, но два других, направленные с разных сторон, обрушились ему на голову и позвоночник. Для любого другого такие удары закончились бы смертью или тяжелым увечьем, но Василий даже сумел удержаться на ногах и не упасть. На какое-то мгновение сознание его померкло, затем вдруг в голове его будто что-то взорвалось и все его естество наполнилось не испытывавшимся им никогда ранее ощущением внезапно пробудившейся мощи и силы. Во всем его теле бушевал ураган неукротимой энергии, процессы обмена веществ в организме ускорились в десятки раз. Василию показалось, что время вокруг него остановилось, оно обтекает его, как струи воды обтекают одинокий островок посреди реки. Оказавшись в этом временном коконе, он неторопливо осмотрелся вокруг. Оба ударивших его бандита оставались в странных позах, держа перед собой биты, которые опускались невероятно медленно. Третий в такой же позе делал замах тяжелой битой. Поднимавшийся в груди Юганова гнев требовал своего выхода. Сконцетрировав всю мускульную силу своего тела в указательном пальце правой руки, он ткнул им в плечо одного из нападавших. Палец, пробив тело и кость, вышел наружу. Выдернув его из раны, он резким ударом ладони перерубил другому руку, державшую биту. Третьему он нанес удар ногой, раздробивший лодыжку. Старшему, который так и застыл в попытке подняться с пола, Юганов одним движением рук оторвал напрочь оба уха и отбросил их в сторону.

И внезапно все закончилось. В голове у него будто что-то щелкнуло, он ощутил легкий шум, ощущение замедления времени исчезло. Он услышал многоголосый вой четырех человек, которые корчились на полу, хватаясь, кто за руку, кто за ногу, а кто за плечо. Он подошел к старшему, который обеими окровавленными руками держался за места, где недавно у него были уши и сказал:

— Забирай своих подонков и чтобы через секунду вас здесь не было. И уши свои не забудь прихватить, может, еще какой-нибудь умелый хирург сумеет их пришить назад.

Сам он занялся Григорием. Повреждения на лице и голове ему удалось исцелить за несколько минут, но врачевать переломы, а у Григория был перелом предплечья, он не умел, поэтому просто наложил ему лубок и приказал вошедшему в это время Коле, чтобы тот вызывал "Скорую помощь". Племянник Григория смотрел на Юганова, как на полубога или былинного богатыря. Сам он во время боя в помещение не заходил, Василий оставил его на улице, но когда увидел, как все четыре рэкетира, поддерживая друг друга вывалились из мастерской и с трудом добрались до машины, восторгу его не было предела. Гончаренко, который во время сражения Юганова с бандитами, находился в полубреду, тоже почти ничего не успел рассмотреть, поэтому никак не мог понять, каким образом Василию удалось справиться с четырьмя здоровенными парнями, вооруженными тяжелыми битами.

Прибывший врач "Скорой помощи" осмотрел перелом и сказал, что Григорию нужна срочная госпитализация, с такой травмой его раньше чем через месяц не выпишут.

На самом деле кость срослась меньше, чем за неделю, благодаря Юганову, который ежедневно навещал своего "крестного" в больнице.

8.

Первое время после этого случая Василий не находил объяснения тому, каким образом ему удалось ускорить процессы обмена веществ в своем организме. После того необычайного взрыва энергии он чувствовал некоторое время почти полностью опустошенным и восстановить силы ему удалось лишь с помощью погружения в состояние длительной медитации. Восстановив силы, он попытался разобраться в своем внутреннем состоянии и вызвать такой же всплеск энергии искусственно. Но ускорить процессы обмена веществ сознательно, у него не получалось.

Гончаренко, выйдя из больницы, возвратился к своим занятиям. Пока его больше никто не тревожил. Юганов считал, что напуганные полученным уроком, рэкетиры больше не появятся, но Григорий к его мнению отнесся скептически:

— Нет, Вася, они так просто все это не оставят. Дело не во мне, с меня им прибыль в любом случае небольшая, даже, если бы и стал платить. Проблема в другом- узнав, что я дал отпор рэкетирам и те отстали от меня, им перестанут платить и другие. Нет, они просто ждут удобного случая. Да и тебе, — подумав продолжил он, — надо быть поосторожнее, всякое может случиться.

Мрачное пророчество Гончаренко сбылось самым неожиданным образом. Ноябрь в том году стоял на удивление теплым, снега не было и в помине, заморозки наблюдались только по ночам. В один из дней. Юганов, придя на работу обнаружил отсутствие Вилиты, хотя девушка никогда раньше не позволяла себе опаздывать. В приемной уже находились первый пациенты, и он приступил к работе. Освободившись, Василий выглянул в приемную, но, к его удивлению, девушки на рабочем месте все еще не было. Подумав, что она заболела, он позвонил ей домой, но трубку никто не брал. Тогда он позвонил Матрене Ниловне, подумав, что, может быть Вилита за чем-то забежала к нему домой. Старушка ответила, что ее не было. Беспокойство Юганова нарастало. Он позвонил в "Скорую помощь" и городскую больницу, но она туда не поступала. С замиранием сердца он набрал номер морга, но, к его облегчению, ответ был отрицательным. Забыв о работе (к счастью и пациентов не было), Юганов не знал, что предпринять. Наконец, наспех одевшись, он пошел к Гончаренко.

Тот, узнав о случившемся, нахмурился. Некоторое время он молчал, затем сказал:

— Боюсь, что все хуже, чем я думал. Девушка у них в руках.

Увидев, как побледнел Юганов, он сделал успокаивающий жест рукой:

— Да, ты не переживай так, ничего они с ней не сделают, она им нужна в целости и сохранности. И не бегай, не ищи ее. Иди на работу и сиди у телефона, они сами на тебя выйдут. А если я понадоблюсь, то буду тут на месте.

Оставшееся до вечера время прошло в томительном ожидании. Когда стрелки настенных часов оказались в вертикальном положении, раздался телефонный звонок.

Юганов схватил трубку:

— Алло, слушаю вас.

— Это хорошо, что слушаешь, — раздался грубый мужской голос, — девка твоя у нас. Если хочешь ее увидеть, — хохотнуло в трубке, — ровно через час подъезжай к пятому километровому столбу от поста ГАИ в сторону Юрги. Машину оставь на обочине, а сам пройди метров тридцать вглубь леса. Увидишь кое-что интересное. Но не вздумай бежать в ментуру, хуже будет. В трубке раздались короткие гудки.

Ровно в семь часов вечера Юганов остановил автомобиль в указанном ему месте. Солнце давно закатилось, лес подступал к трассе черной стеной. В обе стороны дорога была безлюдна. Василий пожалел, о том, что не подумал захватить с собой фонарик, но делать нечего. Внимательно глядя под ноги, он вошел в лес. К его удивлению, буквально через десять шагов деревья закончились и он оказался на обширной поляне, посреди которой стоял высокий свежеоструганный деревяный крест. На нем висела распятая женская фигура.

— Сволоочи! — вырвался из груди Юганова мучительный стон. Он рванулся к кресту и обнял женщину за ноги, чтобы попробовать снять ее с креста, но вдруг вместо живой девичьей плоти почувствовал под пальцами резину.

В тот же момент поляна внезапно осветилась автомобильными фарами нескольких машин и раздался грубый мужской хохот. Обернувшись, Василий увидел, что его полукругом окружили около десятка парней в кожаных куртках. Среди них находился и его старый знакомый безухий рэкетир…

— Ну насмешил, так насмешил, попался на таком простом приколе, — сказал он, — Резиновую куклу спутал со своей шлюшкой. Знаешь, пожалуй, за это мы будем убивать тебя не очень больно.

Поняв, что он действительно выглядит по-дурацки, Юганов, с закипающей в душе злостью, глухо спросил:

— Где девушка? Что вы с ней сделали?

— Ничего с ней не случилось, пока. — с ударением на последнем слове произнес безухий и сделал кому-то знак рукой. В круге света появилась Вилита, которую поддерживал один из бандитов. Руки у нее были связаны за спиной, рот обмотан скотчем, но одежда была в порядке, и видимых повреждений у нее на лице не было. Ее глаза умоляюще смотрели на Юганова.

Василий с облегчением вздохнул. Он повернулся к безухому:

— Чего вы хотите?

Тот усмехнулся:

— Вообще — то босс велел тебя и твою шлюху не трогать, если ты пообещаешь, что больше не будешь вмешиваться не в свои дела и каждый месяц станешь отстегивать по штуке баксов за "крышевание". Видишь, какой у нас шеф добрый.

Он сделал паузу, а потом внезапно заорал:

— Но я — не он, я тебе своих ушей, сука, не прощу, ты у меня еще попляшешь. Первым делом, у тебя на глазах оттрахаем твою шлюшку, а потом и ей и тебе камень на шею и в Томь. А там и концы в воду.

Он подал знак парню, который держал Вилиту. Тот резким движением разорвал на ней блузку, обнажив на всеобщее обозрение высокие девичьи груди, и вытолкнул ее на середину. Бандиты заржали в предчувствии потехи.

Медленно закипавший во время разговора с безухим гнев, внезапно выплеснулся, подобно волне цунами. Василий почувствовал необыкновенную легкость в движениях, прихлынувшая откуда-то из самых недр его разума энергия, переполнила все его тело. Наступило то состояние, которое он тщетно пытался вызвать в себе после первого столкновения с рэкетирами.

Для окружающих время как-будто остановилось. Те, кто стоял подальше еще успели различить как в месте, где он был секунду возникла какая-то смутная тень. Ближние не заметили ничего. Первым начал падать с раздробленным горлом безухий бандит. Ладонь Василия со страшной силой перерубила ему шею, почти отделив ее от головы. Следующим была очередь парня, стоявшего рядом с ним с металлической цепью в руках. Он даже не успел ее поднять для замаха, когда вырванная из его рук, она обвилась вокруг его собственной шеи, захлестнув ее, как петля, сломав шейные позвонки. Третьего, вырванная из его рук бита проткнула насквозь широким концом, превратив сердце, легкие и печень в одну кровавую кашу. Следующего бандита, стоявшего поодаль он достал в высоком прыжке, снеся ему полголовы. Пятый, по-видимому, начал что-то осознавать, но так и не поняв, что случилось инстинктивно направил ствол пистолета в сторону Вилиты, решив пристрелить хотя бы ее. Василий оторвал ему руку с пистолетом в плечевом суставе и отбросил ее в сторону. Живых бандитов оставалось только трое. Тот, что раньше держал Вилиту, опасности пока не представлял, но остальные двое, подняв автоматы, целились в девушку. Понимая, что даже с его феноменальными способностями сразу двух ему не достать, Юганов на мгновение растерялся в выборе. В то же мгновение, он почувствовал, что энергия покинула его, время восстановилось, вокруг него с шумом стали валиться погибшие от его рук бандиты и он понял, что Вилиту ему спасти не удастся. Прошло несколько секунд пока в его голове стихал шум и он находился как бы в оцепенении, ожидая роковой очереди из автомата. Когда через несколько секунд он окончательно пришел в себя и взглянул в сторону бандитов с автоматами, то увидел поразившую его картину, в реальность которой в первое мгновение не поверил. Выронив из рук автоматы, они стояли под очень острым углом к земле, как иногда люди идут против сильного ветра. Юганов не мог понять, в чем дело, но вдруг заметил незнакомого мужчину, который находился на краю поляны метрах в пятнадцати от них и делал непонятные движения ладонями обеих рук. Потом он вдруг с силой выбросил ладони вперед и оба бандита рухнули как подкошенные. Пораженный этой картиной, Юганов некоторое время стоял без движения, а затем вспомнил о Вилите. Он увидел, что оставшийся в живых бандит, держа у ее горла нож, и прикрываясь ею, пятится поближе к деревьям.

— Не подходите ко мне, — кричал тот истерическим голосом, — стойте на месте или я убью ее.

Юганов беспомощно посмотрел на незнакомца, который тем временем подошел поближе, но после крика бандита остановился. Встретив взгляд Василия, он успокаивающе кивнул ему и вдруг неожиданно выбросил ладони вперед в направлении бандита. Юганов мог поклясться, что почувствовал, как луч сконцентрированной в некое поле энергии пронесся мимо него. В то же мгновение бандит выронил нож и грохнулся об землю. Но с ним вместе упала и Вилита, чего видимо не предвидел незнакомец. Не сговариваясь, они оба устремились к девушке. Она дышала, но была без сознания.

— Извини, друг, не рассчитал немного, — сказал незнакомец, склонившись над Вилитой, — не успел до конца сфокусироваться. Но ничего страшного, ее только немного задело, скоро она придет в себя.

Он выпрямился и взглянул в Юганову в глаза:

— Но ты настоящий мастер боя, я, как ты мог убедиться и сам кое-что могу, но такого никогда не видел.

— Да, — спохватился Василий, — спасибо тебе, я даже не знаю как благодарить тебя, ты ведь спас меня от верной смерти.

— Ну, положим не столько тебя, а ее, — усмехнулся парень, — но все равно благодарность принимаю. А теперь, мой тебе совет, забирай девушку и сматываемся отсюда.

Пока Василий поднимал девушку и выносил ее к своей машине, незнакомец внимательно осмотрел поляну. Догнав Юганова уже у машины, он сказал:

— Поляну я осмотрел, наших с тобой следов там вроде нет, но на всякий случай как вернешься домой, обувку сними, заверни в полиэтиленовый пакет и где- нибудь подальше от дома выбрось в мусорный ящик.

Он помолчал:

— А лучше утопи в Томи. Кстати, будем знакомы — Матросов Сергей Васильевич.

9.

В офисе Юганова Матросов появился на следующий день. Поздоровавшись с Василием, как со старинным приятелем, он поинтересовался здоровьем Вилиты. Василий сокрушенно покачал головой:

— Пришла в себя, но передвигается как сомнамбула. Ничего не помнит Все понимает, но взгляд отрешенный. Я опасаюсь за ее рассудок. Осталась дома, я велел, чтобы никуда ни шагу.

— Нет, ты не волнуйся, — произнес ободряюще Матросов, — с рассудком у нее будет все в порядке, но я должен на нее взглянуть, потому что на первых порах, кроме меня, ей никто не поможет.

Дома у Вилиты он уложил девушку на диван и сосредоточенно стал медленными движениями проводить ладонями над ее головой, время от времени, стряхивая ладони в сторону. Юганов, наблюдавший за его действиями смутно припомнил описание таких приемов в какой-то эзотерической литературе, попавшейся ему в библиотеке, но сам он лечить людей таким образом никогда не пытался.

Минут через десять Матросов закончил все занятие и помог Вилите подняться. К удивлению Василия, ее было не узнать. Щеки девушки разрумянились, от ее отрешенности не осталось и следа. Но о том, что она стала жертвой похищения и о событиях в лесу она не помнила. Юганов счел за лучшее не вводить ее в курс дела, а сказал, что она упала, ударилась и потеряла сознание на некоторое время. Он представил ей Сергея как своего знакомого врача, практикующего в нетрадиционной медицине.

Когда они оказались на улице, Матросов сказал:

— Конечно, для полного выздоровления, ей бы сменить обстановку, поехать в какой-нибудь круиз, особенно по морю. Все негативные последствия своего вмешательства в ее психику, я снял, но она уже к тому времени перенесла сильный стресс от испуга. Помнишь, как у Конан Дойля в " Собаке Баскервиллей" случилось с сэром Генри? Морской воздух его излечил за каких-нибудь полгода, но в нашем случае хватило бы и двух месяце.

Он сменил тему:

— Кстати, ты сегодняшние газеты не просматривал? Нашли наших жмуриков. Следователи считают, что произошла разборка между бандитами.

Юганов промолчал. В первый раз ему пришлось убить человека, даже не одного, а сразу пятерых, но ни жалости к ним, ни чувства вины он не испытывал, подобно солдату на фронте.

С того времени они стали часто встречаться и постепенно сдружились. Хотя Матросов не особенно распространялся о своем прошлом, но постепенно Василий узнал, что Сергей служил в органах госбезопасности, воевал в Афганистане, проходил службу в ГРВЗ, затем в звании майора уволился из органов и сейчас работает тренером в секции рукопашного боя при областном ФСК. Матросов рассказал ему, что в вечер их знакомства, он возвращался на своей машине из Новосибирска и увидел стоявший на другой стороне автомобиль Василия. Больше рефлекторно, чем с умыслом, он решил остановиться и узнать, что случилось. Подойдя к нему, он увидел, что автомобиль пуст и уже собирался ехать дальше, когда вдруг увидел отблеск света между деревьев.

— Ну, а дальше ты сам все знаешь. Только я никак не мог понять, что произошло, — добавил он, — на какие — то секунды ты исчез, просто растворился в воздухе, а затем начали падать окружавшие тебя люди и вдруг ты вновь появился. Это, что какая-то новая система боя? Никогда о такой не слышал.

— Я и сам не знаю точно, — честно признался Юганов, — это у меня проявилось недавно. Чувствую, что эта способность возникает только в состоянии сильного гнева или реальной угрозы жизни. В обычных условиях, как я не пытался, искусственно войти в него не получается.

Матросов понимающе кивнул:

— Я думаю, у тебя в этом состоянии происходит ускорение обмена веществ. Ты начинаешь двигаться быстрее по сравнению с другими, поэтому выпадаешь из поля зрения, ускоряется твоя реакция. Некоторые мои знакомые добивались умения ускорять свои движения, но на это уходили годы тренировок. А у тебя все получается само собой, да и совершенно на ином качественном уровне. Думаю, со временем ты научишься управлять этой своей способностью и сумеешь развить ее еще больше.

— Послушай, Сергей, — Юганов посмотрел ему в глаза, — давно хотел спросить, а как это ты ухитрился трех здоровых мужиков уложить наповал с расстояния двадцати метров одним движением ладоней? Нигде, ни в одной книге не читал, что это возможно. Сам бы не видел, никогда бы не поверил.

— Есть многое на свете, друг Горацио, что неизвестно нашим мудрецам, — засмеялся Матросов. — А об этой системе ты, действительно, литературы не найдешь. Собирали все по крупицам, то в летописи какой древней упоминание встретишь, то изустное предание услышишь от какого-нибудь столетнего деда. Но в результате получилась СББ- система бесконтактного боя. Мог бы и тебя научить, но, чаю, мой друг, тебе это умение не очень и нужно. Думаю, у тебя есть еще скрытые резервы, о которых ты и не подозреваешь.

жжж

Далеко от Томска в глубине Гималайских гор в известной читателю ШАМБАЛе Провидец обратился к Главе Совета:

— Первый из Паладинов Света установил контакт с Аватарой.

— Уверен ли ты, что Арджуна и есть Аватара? Насколько точен твой прогноз, ведь канал связи с будущим по-прежнему закрыт!

Провидец склонил голову:

— Теперь уверен. Будущее уже частично стало прошлым. Что мы предпримем?

— Пока ничего. Нужно быть твердо уверенными, что мы не ошибаемся. Подождем прихода Второго Паладина.

Провидец помолчал:

— Я до конца не могу понять пророчество. Второй Паладин должен быть антиподом Первого, но в то же время половиной его и самого Аватары. Возможно, мы не правильно поняли текст пророчества?

— Я думаю, со временем все станет понятно. Подождем, как будут развиваться события дальше.

жжж

В подземном убежище в глубине пустыни Калахари один из членов Высшего Совета доложил Великому Командору ордена:

— Мессир, в астральном поле отмечен неожиданный всплеск магической энергии.

— Пеленг?

— Не удалось точно зафиксировать, всплеск был кратким и в совершенно непредвиденном месте.

— Где?

— Где-то в области Сибири с точностью тысяча на тысячу километров.

— Необходимо усилить группу наблюдения за астралом, особенно в районе Сибири. При повторении подобного факта немедленно доложить.

 

Глава шестая. Спрут

1.

Некоторое время ничего особенного не происходило. Юганов решил воспользоваться советом Матросова и отправил Вилиту на круизном теплоходе в морское путешествие до Сан-Франциско и обратно. Круиз обошелся ему в солидную сумму, но восстановление здоровья Вилиты, которая пострадала, как он осознавал, исключительно из-за него, было дороже. Девушка вначале не хотела ехать, говорила, что она предчувствует, будто они больше не встретятся, но Василий был непреклонен. Прощаясь с ним в Томском аэропорту, откуда она вылетала в Москву, а затем в Новороссийск, девушка разрыдалась. Юганов тоже был растроган, но крепился. Когда лайнер взмыл в небо и взял курс на запад, он из аэропорта поехал к Гончаренко. Настроение было не важное, ничего делать не хотелось. В таких случаях неторопливая беседа с "крестным" на отвлеченные темы действовала на него расслабляющее, как хороший массаж.

Григорий читал газету. Когда Юганов присел к столу, он неторопливо сложил ее и сказал:

— Видишь, что в Чечне творится, отделиться хотят. Да вот только неужели Дудаев серьезно думает, что это ему удастся? Ну, допустим, отделятся от России, а к кому присоединятся? К Азербайджану? К Грузии? А может к Ирану? Глупо это все как-то.

Юганов политикой не интересовался в принципе, поэтому сменил тему, спросив:

— А у тебя дела то как? Больше никто не беспокоит?

Хотя Василий и доверял Гончаренко во всем, но в события, связанные с похищением Вилиты, он его посвящать не стал. Как и сама девушка, Григорий был уверен, что она просто ударилась дома головой, потеряла сознание и у нее наступила временная амнезия.

— Нет, после того случая никого не было, удивительно даже, — ответил Гончаренко, — Да, чуть не забыл, Матросов тебя искал, он уезжать собрался, попрощаться забегал.

Григория с Сергеем он познакомил уже давно, они быстро сошлись, так как оказалось, что оба состоят в каком-то дальнем родстве. О том, что Матросов собирается съездить к своим сослуживцам в Грузию, тот ему тоже говорил, но Василий не думал, что это случится так скоро.

Попрощавшись с Гончаренко, он направился к себе в офис и буквально через несколько минут там появился и Матросов.

— Вот хорошо, что я тебя застал, а то думал, не удастся попрощаться перед отъездом. Тут оказия подвернулась: знакомый собирается на своей машине в Ростов — на — Дону, а потом во Владикавказ, у него там родичи какие-то живут. Ну, а оттуда уже и до Тбилиси рукой подать. Так, что как говорят, счастливо оставаться. Вернусь не раньше чем через месяц.

2.

Дня через два после отъезда Матросова в кабинет к Юганову, кто-то постучал. Затем дверь открылась и на пороге появился представительный мужчина лет сорока пяти на вид. В его темных густых волосах местами серебрилась седина, но лицо выглядело моложавым. Юганов заметил, что одет он был с тем особым неброским шиком, который отличает истинного аристократа от разбогатевшего на спекуляции пшеницей, мелкого торговца.

Обведя кабинет внимательным взглядом, вошедший слегка наклонил голову и спросил звучным голосом:

— Имею ли я честь видеть господина Юганова?

Василий также поднялся с места и в тон ответил:

— К вашим услугам. С кем имею честь?

— О, прошу меня извинить, что сразу не представился, но я не ожидал, что знаменитый народный целитель столь молод, — он улыбнулся, — Я представлял вас несколько другим. Впрочем, это не имеет значения. Меня зовут Каракотов Гамлет Вахтангович.

Заметив легкую тень недоумения на лице Юганова, Каракотов пояснил:

— По паспорту я русский, а вот кто по национальности, сам не знаю. Гамлетом меня назвала бабушка в честь своего отца-армянина. Моего отца звали Вахтангом, хотя он в Грузии никогда не был. Мать у меня из поляков. Да, прошу прощения, я, видимо, увлекся, — спохватился он, — собственно говоря, я пришел к вам по делу.

— Может быть тогда присядем, — предложил Василий.

— О, конечно, разговор, если вас заинтересует мое предложение, предстоит не скорый. Возможно, вы мою фамилию уже слышали раньше, но просто не придали значения. Я в Томске довольно известен, мне принадлежит несколько казино, сеть ночных клубов и ресторанов. Нет, не подумайте, сам я не любитель ни азартных игр, ни бесцельных времяпровождений и тому подобных увеселений. Я только строю здания и сдаю их в аренду, а чем занимаются арендаторы, меня не интересует.

— Ну, конечно, — вдруг вспомнил Юганов. Он несколько раз видел Каракотова по телевизору, когда тот давал интервью корреспондентам о перспективах развития строительства в Томске. У Василия была фотографическая память на лица, и Каракотова он сразу не узнал только потому, что был погружен в свои мысли.

— Естественно, — продолжал Гамлет Вахтангович, — я очень богатый человек, но ведь счастье не в одних деньгах, — он подмигнул Юганову. — наступает время, когда нужно думать о спасении души

— Сегодня, — он убрал улыбку с лица, — одной из самых важных проблем, стоящих перед обществом является наркомания. Это можно сказать без преувеличения, чума нашего века. Вот я и задумал построить клинику, в которой бы лечили наркоманов.

— Ну что же, — сказал Юганов, — дело нужное и благородное, но при чем здесь я? Мне, извините, лечить наркоманию не приходилось, это, знаете ли, не моя сфера.

— Конечно, конечно, — перебил его Каракотов, — речь вовсе не идет о том, чтобы вы сами излечивали наркоманов, для этого есть специалисты. Я предлагаю вам стать учредителем этой клиники, назовем ее, к примеру, центром профилактики и лечения наркомании доктора Юганова. Как вам мое предложение?

— Позвольте, — удивился Юганов, — чтобы создать такой центр нужно по меньшей мере полмиллиона долларов, я такими средствами не располагаю.

— А вам и не нужно их иметь, — наклонился Гамлет Вахтангович к Юганову, — вы в это предприятие не вкладываете ни копейки. Но есть такое понятие в юриспруденции, как интеллектуальная собственность, — он постучал себя по голове, — а еще брэнд или марка фирмы, что тоже не маловажно.

Видя, что Василий все еще его не понимает, он вздохнул:

— Вот представьте, я открываю такой центр — назовем его центр Каракотова. Ну и кто поверит, что это серьезно? Все скажут, постой-ка, это не тот ли тип, что содержит, казино, какие-то сомнительные ночные клубы? И он собирается лечить наших детей от наркомании? Не смешите мои тапочки. Совсем другое дело, когда это центр Юганова., известного народного целителя, магистра нетрадиционной медицины и прочая, и прочая. Теперь понятно?

Юганов молча кивнул головой. Предложение было действительно заманчивым.

— Но как же моя основная работа, я, что должен отказаться от врачебной практики?

— Боже упаси, — всплеснул руками Каракотов, — наоборот. В этом же центре у вас будет несколько помещений, назовем их отделением, где вы будете принимать своих пациентов. Если нужно даже сформируем специальный штат. Итак, если вы согласны, составляем учредительный договор на следующих условиях: мы равноправные партнеры, я вкладываю деньги, вы — свой раскрученный брэнд. Чистая прибыль — пополам, хотя очень большой она конечно, не будет. Ну что — по рукам?

— По рукам, — немного подумав, ответил Юганов.

3.

Каракотов был действительно хороший организатор. Под его личным руководством ремонт и переоборудование здания одной из ведомственных поликлиник, которое пустовало ввиду прекращения функционирования самого ведомства, был завершен уже через две недели. Рабочие бригады трудились днем и ночью, сменяя друг друга. В уже отремонтированные помещения ввозилась мебель и оборудование, когда в другом конце здания малярные работы только заканчивались. Ровно через двадцать дней с момента их первого знакомства Каракотов повез Юганова знакомиться с его новой клиникой.

— Вот в этом крыле, если вы, Василий Григорьевич, не возражаете, будет размещаться ваше отделение, — говорил Гамлет Вахтангович, — естественно, с отдельным входом. Здесь же на первом этаже разместимся основное отделение по лечению больных наркоманов. Полагаю, на первых порах пятьдесят койко-мест будет достаточно. На втором этаже у нас будут ординаторская, кабинеты врачей, своя аптека, другие служебные помещения и небольшое отделение, примерно на тридцать койко-мест для лечения особо тяжелых случаев наркомании. В подвале разместим аптечно-складские помещения.

Василий молча слушал Каракотова, все это ему было известно, они не раз обсуждали свое видение задач нового Экспериментального центра лечения и профилактики наркомании доктора Юганова, как решили официально его назвать.

Каракотов успел уже широко разрекламировать новый Центр в средствах массовой информации, заявок от желающих попасть на излечение поступило уже больше, чем имелось койко-мест в клинике. Центр должен был открыться через несколько дней, штат медперсонала уже был укомплектован и приступил к работе. Каракотов представил Василию главврача центра и заведующих отделениями. Хотя Юганов и не вмешивался в чисто административные вопросы работы Центра, но врачи ему понравились.

В это же время позвонил Матросов, связь была не важная, но Юганов понял, что тот задерживается в Тбилиси еще на некоторое время. Позвонила и Вилита, она была весела и жизнерадостна, в восхищении от круиза, сказала, что вскоре лайнер ложится на обратный курс.

Юганов, хотя и не имел высшего медицинского образования, но всю доступную литературу по вопросам медицины проштудировал, поэтому знал, что лечение больных наркоманией даже в легкой форме, требует длительного времени, не менее шести месяцев.

Поэтому он был удивлен, когда уже спустя месяц, первые из поступивших на лечение были выписаны. Заведующий общим отделением, к которому обратился Василий за разъяснением, только пожал плечами:

— Наш центр экспериментальный, как вы сами его изволили назвать. Поэтому и методы лечения экспериментальные, у нас в России так действительно, нигде не лечат. Но мы используем методики таких стран, как Голландия, Соединенные Штаты, где с проблемой наркомании вплотную столкнулись еще в 60-е годы.

— Но не получится ли так, что при такой методике лечения, полностью зависимость ликвидирована не будет и после выписки тяга к наркотикам только возрастет, как это случается с алкоголиками?

Врач посмотрел ему прямо в глаза:

— За свое отделение я в этом плане полностью спокоен. После выписки лечение не заканчивается. Больной продолжает получать его амбулаторно и находится под постоянным медицинским контролем в течение года.

Этот разговор оставил в душе Василия чувство какой-то недоговоренности, будто бы врач намекнул ему на какое-то важное обстоятельство, которое следует иметь в виду.

4.

Второе отделение Центра для лечения особо тяжелых форм наркомании заполнялось не так быстро, как первое. В свой первый приход Василий застал там только пять человек. Это были люди пожилого возраста, все старше шестидесяти лет. У них был совершенно отрешенный вид. Лежали, сидели или передвигались больные как автоматы, не проявляя никаких эмоций.

— Все они наркоманы со стажем, — пояснил завотделением, — лечение протекает сложно. Первая фаза-это снижение дозы наркотиков, что мы сейчас и делаем.

— Вы хотите сказать, что вводите им наркотические средства?

— К сожалению, другого способа лечения таких больных наукой не выработано, — пожал плечами врач. — Если, предположим, до начала лечения суточная доза больного составляла, условно говоря, двадцать единиц, допустим промедола, то резкое прекращение приема наркотиков может повлечь летальный исход. Мы вынуждены поддерживать его, постепенно снижая дозу и переходя на более слабый вид наркотика.

Теоретически Василий все это представлял себе и ранее, но все же от этого разговора у него на душе остался неприятный осадок.

Тем временем в Томск возвратился Матросов, был он бодр и жизнерадостен. На расспросы Василия о жизни в Грузии ответил:

— Хотя там относительный мир, то есть не стреляют на улицах, но электричество даже в Тбилиси подается два часа в сутки. Газа нет, отопление там перестало работать еще в конце восьмидесятых. Правда, вместо купонов, то есть просто нарезаной бумаги, перешли к лари, это новая грузинская валюта. Кто получает 10 лари пенсии, считается чуть ли не богачом.

— А что можно купить на эти деньги? — поинтересовался Юганов.

— А ты сам посуди, — ответил Сергей, — если втроем съесть по порции хинкалей и выпить пару кружек пива, то это обойдется примерно в тридцать лари.

Узнав об открытии новой клиники, Матросов нахмурился:

— Дело на первый взгляд благородное. Но я что-то не особенно доверяю этому Каракотову. Правда, лично с ним я не знаком, но некоторые слухи о его деятельности ко мне доходили. Его легальный бизнес-это действительно строительство, но говорят о нем разное. В любом случае на филантропа он мало похож.

Неожиданно из Новороссийска пришло письмо от Вилиты. Девушка просила ее простить, но в Томск она возвращаться не собирается. За время круиза в нее влюбился старпом капитана лайнера, предложил ей руку и сердце и они собираются пожениться. Прочитав письмо, Василий не ощутил ни ревности, ни удивления, а неожиданное облегчение. Уже вскоре после отъезда Вилиты он стал ловить себя на мысли, что их связь начинает его тяготить. С Вилитой ему было хорошо, но их отношения были основаны исключительно на сексе и о создании семьи ни он, ни она не помышляли. Так что рано или поздно их идиллии должен был наступить конец и, что развязка их любовного романа произошла по всем законам жанра, его вполне устраивало.

Экспериментальный центр доктора Юганова успешно функционировал уже более трех месяцев, когда просматривая одну из газет, он вдруг обратил внимание среди других городских новостей на небольшую заметку. В ней сообщалось о том, что на одной из улиц неустановленным автомобилем был сбит некий гражданин, который, как выяснили следственные органы, находился в сильной степени наркотического опьянения. Автомобиль с места происшествия скрылся.

Хотя в последнее время Юганов положением дел в отделениях клиники не интересовался, в конце концов, он являлся только одним из ее учредителей, но фамилия погибшего ему показалась знакомой. В тот же день он зашел в отделение для особо тяжелых больных поинтересоваться, как там обстоят дела. Просматривая истории болезни, он наткнулся на знакомую фамилию, но, согласно выписному эпикризу, больной был уже выписан в связи с выздоровлением. Однако дата выписки его насторожила — это произошло накануне гибели больного. Юганов никаких вопросов задавать не стал, но этот факт его почему-то встревожил. Отделение тем временем почти заполнилось больными. Обойдя палаты, он вновь отметил для себя, что все пациенты — люди очень пожилого возраста.

С этого времени Василий стал очень внимательно следить за прессой. Спустя неделю, он обнаружил заметку о том, что в Томи обнаружен неопознанный труп мужчины. В газете была помещена фотография его лица, и Юганов узнал в нем одного из пациентов того же отделения. Он даже вспомнил, что тот был одним из тех, кого он видел в свое первое посещение.

Внезапно в мозгу Василия мелькнуло воспоминание о его разговоре с заведующим общим отделением, после которого его не покидало чувство какой-то недоговоренности. Теперь он понял, что именно его насторожило в словах врача- ударение на слове в своем отделении.

Отложив газету в сторону, Юганов задумался. Он стал припоминать все события, связанные с работой в клинике с момента знакомства с Каракотовым, пытаясь припомнить все странности, на которые возможно обращал внимание, но потом упустил из виду.

— Ага, — вдруг мелькнула мысль, — аптека!

Юганов вспомнил, что аптека прямо в клинике была оборудована по настоянию Каракотова, который считал, что Центр должен быть полностью автономным и не зависеть от фармацевтических учреждений города. Поставки медикаментов Гамлет Вахтангович организовал прямо из Москвы и Новосибирска, минуя местные фармацевтические базы. Юганов замечал, что большой объем получаемых лекарств не соответствует реальным нуждам клиники, но полагал, что возможно часть их перепродается в другие городские аптеки. В этом он не видел ничего предосудительного- бизнес есть бизнес. Настораживало другое: периодически в аптеку заходили крепкие плечистые люди, которым, по мнению, Юганова никакие лекарства не были нужны. Лицо одного из них даже показалось ему знакомым, он хотел вспомнить, где мог этого парня видеть раньше, но тут его кто-то отвлек и он забыл об этом случае. Сейчас же, вызвав в памяти это лицо, он вдруг вспомнил — парень был один из тех рэкетиров, которые напали на Гончаренко.

В тот же день он разыскал Матросова и, рассказав ему обо всем, добавил:

— Я не могу связать все концы с концами, но мне совершенно ясно одно — смерть этих двоих пациентов клиники случайностью объяснить нельзя. За всем этим что-то кроется.

Сергей, слушая его не вполне последовательный рассказ, все больше хмурился. Наконец, он решительно сказал:

— Самим нам эту загадку не решить. Я сведу тебя с одним человеком, ему все и расскажешь.

На следующий день он позвонил Василию и сказал, чтобы тот подошел к нему в спортзал. Там Василий не раз бывал и сотрудники охраны, узнав, что он идет к Матросову, пропустили его беспрепятственно. В комнате тренера находился Матросов и незнакомый Юганову сухощавый мужчина в возрасте сорока — сорока пяти лет.

— Александр Ильич, — представился он. — Сергей Васильевич сообщил мне, что вы располагаете определенной информацией.

Юганов рассказал все, что о чем уже сообщил раньше Матросову.

— Только вот понять не могу, кому нужны смерти этих наркоманов? — добавил он в конце

— Ну это объяснить проще всего, — отозвался внимательно слушавший его Александр Ильич. — Мы давно уже получаем информацию о том, что некоторые подонки, иначе их назвать нельзя, под различными предлогами заставляют одиноких стариков дарить или фиктивно продавать им свои квартиры. Потом, естественно, бывшие владельцы квартир оказываются на улице. Но Каракотов, по-видимому, разработал еще более простую схему. Одинокого старика некие доброжелательные люди уговаривают пройти курс лечения в вашей клинике, они даже якобы оплачивают ему сами этот курс. Старик соглашается, халява — она всегда халява, и поступает в лечебницу, где вместо лечения ему вводят наркотики. В этом состоянии ему дают подписать завещание, в котором указано, что свою квартиру он завещает гр-ну Петрову или Сидорову, не важно, все это подставные лица. После этого, само собой, завещатель уже никому не нужен, он попадает под машину или его утонули, а недвижимость реализовывается и денежки в карман. Естественно, в документах клиники он числится наркоманом со стажем, поступившим официально на лечение, по окончанию которого выписан домой. Просто до гениальности. Наступает очередь следующего и так далее. Пройдет некоторое время, архив с историями болезни сгорит, или их уничтожат, как бы по ошибке, и концы в воду.

— Так это отделение обреченных на смерть? — с ужасом спросил Юганов.

Собеседник кивнул головой:

— Представьте себе, какую сумму можно выручить от продажи, например, ста квартир? Есть люди, которые за такие деньги и мать с отцом не пожалеют.

Он побарабанил пальцами по столу.

— Но думаю, однако, что бизнес Гамлета Вахтанговича заключается не только в этом. Скорее всего, через вашу клинику он организовал прямые поставки наркотиков. Поступающие препараты хранятся в подвале на складе и через аптеку передаются для реализации наркодиллерам. Вырученные деньги передаются в аптеку. Ваше имя как известного чуть ли не на всю Сибирь врачевателя и честного человека — отличная ширма для такого рода деятельности. Тем более, что клиника действительно занимается лечением больных, основное отделение ведь работает вполне законно и настоящих наркоманов излечивает.

Краска стыда бросилась Юганову в лицо.

— Но я же ни о чем не знал, поверьте!

— Да вас никто и не винит, — спокойно ответил собеседник, — тем более, что вы сами все рассказали и во многом прояснили ситуацию. Однако российский бизнес в любой форме — от продажи кваса на улице до поставок иностранным государствам сверхсовременного оружия всегда соседствует с преступностью. Ради извлечения прибыли деловой человек может ни перед чем не остановиться и это следует всегда иметь в виду. Такова се ля ви, как говорят французы! Хорошо, что вы сами заподозрили неладное, потому что могло случиться и так: в нужный момент Каракотов и его соучастники дают деру куда — нибудь в Австралию, а за все последствия отдуваетесь вы, как учредитель клиники. Доказать свою невиновность вам было бы нелегко.

В завершение разговора Александр Ильич попросил Юганова не предпринимать никаких действий, но на следующий день созвониться с Каракотовым и настоять на встрече в клинике ровно в полдень.

— Скажете, что есть важная информация. Если вдруг он откажется встретиться или изменит время встречи, позвоните по этому телефону, — он протянул Василию листок с номером телефона. — Начните с ним разговор с того, что поделитесь своими подозрениями, но так, чтобы он не догадался, что вам все известно. Ну, и просьба, чтобы не случилось, ни в коем случае ни во что не вмешивайтесь и ничему не удивляйтесь. На всякий случай, ты Сергей Васильевич, — обратился он к Матросову, — подстрахуй завтра своего друга, — мало ли что может произойти.

5.

Каракотов подъехал к зданию клиники, как и договаривались ровно в полдень. Юганов уже ждал его в вестибюле. Там же, под видом посетителя сидел Матросов, просматривая со скучающим видом, проспекты с изображением помещений клиники и описанием работы ее медперсонала. Обычно Гамлет Вахтангович оставлял своих телохранителей на улице, но в этот раз они вошли вместе с ним. Этих парней он наглядно знал, они были из какого-то ЧОПа, которое, как догадывался Василий также принадлежало самому Каракотову.

Александр Ильич предупредил его о том, что беседа с Каракотовым должна состояться в его кабинете на первом этаже здания, но тот вдруг направился в приемной отделение, расположенное в другом крыле.

— Может лучше поговорим у меня? — начал было Василий, однако Каракотов отмахнулся:

— У меня мало времени, а я заодно хочу дать кое-какие указания главврачу, он ждет в приемном, я с ним созвонился.

Охранники в приемный покой входить не стали, расположившись в коридоре. Главврач действительно уже ожидал Каракотова, но тот, пройдя в соседний кабинет, сказал, что с ним он поговорит чуть позже.

Кабинет представлял из себя, по сути, комнату отдыха, здесь стоял хороший кожаный диван, три таких же кресла и холодильник. Обстановку дополняли бар и небольшой журнальный столик. В противоположной стене прикрытая портьерой дверь вела, как подумал Юганов, в отдельный санузел.

— Ну, что у тебя за важный разговор? — добродушно спросил Каракотов, расположившись в кресле.

— Я хотел бы поговорить о положении дел в отделении для особо тяжелых больных.

— А, что с ними не так? — насторожился Каракотов. — Мне завотделением ничего не докладывал.

— Дело в том, — медленно начал Юганов, — что там нет никаких наркоманов. Там лежат обычные люди, которых, наоборот, превращают в наркоманов.

Юганов заметил, что рука Каракотова, лежавшая на подлокотнике кресла вдруг непроизвольно напряглась, хотя внешне он сохранил полное спокойствие.

— Что за бред ты несешь. Василий Григорьевич? Детективных романов начитался? Откуда ты это взял?

— Сначала из газет об обнаружении трупов, — спокойно ответил Юганов, — потом посмотрел истории болезней, сопоставил факты. Вот и решил поговорить, выяснить, чем вы занимаетесь за моей спиной и прикрываясь моим именем…

В глазах Каракотова блеснул опасный огонек и тут же погас

В это время в коридоре, где оставались охранники, раздались выстрелы из пистолетов, а затем автоматные очереди.

— Продал сука? — прошипел Каракотов, взвиваясь с кресла. С неожиданной силой он схватил журнальный столик и метнул его в голову приподнимавшегося из кресла Юганова. Василий от сильного удара в лицо упал на пол. Хлынувшая из раны на лбу кровь залила ему глаза. Каракотов ринулся к портьере и скрылся за ней. Юганов не успел еще подняться, когда дверь в кабинет распахнулась от удара ногой и в него влетел Матросов с пистолетом в руках, а за ним несколько человек в камуфляже и масках с автоматами в руках.

— Где он? — крикнул Сергей. Юганов, утирая кровь с лица, указал на портьеру. Матросов рванул материю — за ней оказалась стена, без какого либо намека на дверь. Каракотов, как сквозь землю провалился.

После этого случая Юганов несколько дней находился дома и ни с кем не хотел встречаться. Он знал, что в ходе операции удалось захватить не только все истории болезни и другие медицинские документы, но также и полностью готовые завещания более тридцати больных об оставлении в наследство приватизированных ими квартир. Задержан был и весь медперсонал отделения. При обыске в аптеке и в подвале было обнаружено огромное количество наркотиков. Операция в целом прошла успешно, но основному фигуранту удалось скрыться. Как выяснилось, стена за портьерой бесшумно отодвигалась при нажатии на одну из половиц, открывая ход в подвал. Оперативники конечно блокировали все выходы, в том числе и дверь подвала, но внутри подвала оказался подземный ход, ведущий в городскую канализацию. Дальше путь Каракотова проследить не удалось.

К работе общего лечебного отделения претензий не было, но слухи о случившемся быстро распространились по городу. Родные срочно разобрали пациентов по домам и врачи остались без работы. Юганов тоже не видел дальше смысла заниматься врачебной практикой, поскольку и его фамилия фигурировала в этом деле. Официально объявив себя банкротом, он поручил адвокатам заниматься вопросом ликвидации предприятия. одним из учредителей которого являлся. Сам же намеревался уехать куда-нибудь, хотя бы на время, только не решил еще куда. На всякий случай он оформил завещание, оставив все свое имущество Матрене Ниловне.

Пока Василий раздумывал над тем, куда ему уехать, судьба в лице Матросова и его начальства все решила за него.

6.

— Каракотов-то, оказался не простым орешком, ой не простым, — начал Александр Ильич, встретившись с Югановым и Матросовым на одной из конспиративных квартир

. — Мы вначале приняли его за обыкновенного мошенника, каких сейчас в условиях "дикого" рынка немало но, сдается мне, в криминальном мире это фигура регионального, а, может быть, и всероссийского масштаба. Мы с большой долей вероятности предполагаем, что он является "смотрящим" по Западной Сибири. А это означает, что он в курсе всех планируемых крупных преступлений в нашем регионе и в его распоряжении весь бандитский "общак". Связи его весьма обширные и проследить их все невозможно, по крайней мере, сейчас, когда и милиция, и прокуратура становятся все более коррумпированными организациями.

Он испытующе взглянул на Юганова, который не совсем понимал, зачем ему все это знать. Информация, которую ему сообщал Александр Ильич, конечно была любопытной, но напрямую к нему, как он полагал, не относилась.

— Так вот, — продолжал тот, — Каракотов исчез из Томска и, где он скрывается, точно не известно. Да и здесь оказалось, что о его деятельности известно мало. Документально все оформлено на подставных лиц, даже по адресу, где он был зарегистрирован, проживают совсем другие люди. По правде говоря, у нас нет даже его фотографии.

— Но ведь его не раз показывали по телевизору, есть же видеозаписи, — не выдержал Юганов.

— Правильнее сказать, должны были быть, — усмехнулся Александр Ильич, — но их нет. Деньги — большая сила, а беспринципнее наших журналистов, пожалуй, и во всем мире не сыскать. Как говорится, ради красного словца, не пожалеют и отца. Короче говоря, даже и непонятно сейчас становится: а был ли мальчик вообще? Уже одно это свидетельствует, что мы имеем дело не просто с вором в "законе", но профессионалом высокого класса, подобно профессору Мориарти. Помните как у Конан Дойля, Шерлок Холмс сравнивает его с пауком, сидящим в центре сети? Но я бы сравнил Каракотова со спрутом, который своими щупальцами контролирует все пространство вокруг себя, а не просто сидит в центре своей паутины.

Он вдруг засмеялся:

— Да именно спрут, помню, книжка такая была "Щупальца спрута" называлась, мы в детстве с ребятами ею зачитывались.

Александр Ильич вновь стал серьезным и обратился к Юганову:

— Как я подозреваю, у вас есть желание сменить обстановку, отвлечься от последних событий.

Василий пожал плечами:

— В общем да, но я не решил пока, куда именно уехать.

— Есть информация, что Спрут, пусть эта кличка сохранится за Каракотовым, сейчас находится в Новосибирске. У нас есть к вам деловое предложение: выступить для него в роли приманки. Здесь вы ему здорово насолили, он вам этого никогда не простит. Сейчас он где-то залег на дно и не проявляется. Но, если он узнает, что вы в Новосибирске, предположим, выступаете с лекциями по нетрадиционным методам лечения, он наверняка, захочет с вами встретиться поближе, как со старым приятелем.

Юганов колебался, но не потому, что боялся Каракотова, а просто раздумывал, стоит ли ввязываться во все это, в конце концов, он просто врач, а не оперативник.

Александр Ильич понял его колебания.

— Хочу быть правильно понятым, — мягко сказал он, — мы не настаиваем, решать вам. Но Каракотов не просто опасен, он представляет угрозу для всего общества. Если этого Спрута не обезвредить, он многое может натворить. А, кроме того, ведь моральная вина за события в клинике с вас не снимается. Вы поверили ему и в результате пострадали безвинные люди. Так, что вам решать, как поступить.

— Хорошо, я согласен, — сказал Юганов, — вы мне не оставляете свободы выбора.

Александр Ильич нахмурился:

— Вы не правы Василий Григорьевич. У человека всегда есть выбор: идти по пути зла или бороться со злом. Можно также остаться в стороне, однако это равносильно отказу от борьбы со злом. Но, оставаясь на такой позиции, не стоит удивляться, что мир будет все больше погружаться в бездну хаоса и беззакония.

— Этот Каракотов, — сказал вдруг Матросов, напряженно размышлявший о чем-то на протяжении всей беседы, — никакой не Каракотов, я уже встречался с ним раньше. Дело было в Афганистане…

7.

27 апреля 1985 года усиленная разведрота десантников, к которой была придана и группа спецназа получила задание командования скрытно выдвинуться в район Пешевара в Пакистане. Там в крепости Бодабера, которая с одной стороны выполняла роль центра подготовки моджахедов, а с другой служила тюрьмой для советских военнопленных, вспыхнул мятеж. Нескольким советским солдатам удалось разоружить часть охраны и завладеть оружием. К ним присоединились другие заключенные, в том числе афганцы. Ликвидировав охрану и захватив арсенал, военнопленные вступили в бой с моджахедами, попытались прорваться к границе, но были окружены и осаждены в крепости. Командование 40-й армии, получив об этом информацию, приняло решение перебросить усиленную десантную разведроту к Хайберскому проходу на границе с Пакистаном, чтобы оттуда пробиться к Бодабере и по возможности помочь восставшим.

— От места высадки до Бодаберы, — говорил майор Гордеев или, как называли его подчиненные за глаза "Батя", инструктируя своих спецназовцев, — не более тридцати километров. Двигаясь хорошим темпом, мы подойдем туда через три часа. Главная задача- пробить коридор для наших ребят и прикрыть их отход.

Расстояние от Кабула до места выброски десанта вертолеты преодолели меньше чем за два часа. Разведчики высадились и, не теряя времени, двинулись к Хайберскому проходу, обходя по дуге пакистанский погранпост. Ликвидировать его труда бы не составило, но раньше времени обнаруживать свое присутствие на пакистанской территории десантники не хотели. Едва они перешли границу, как услышали со стороны Бодаберы далекие раскаты артиллерийских залпов.

— Вот суки, подтянули орудия или танки и лупят по нашим, — выругался Гордеев. Командир десантников отдал своим приказ двигаться бегом, спецназовцы тоже перешли на бег. Преодолев в таком темпе около пяти километров, вновь перешли на быстрый шаг и, в это время артиллерийская канонада прекратилась. Это могло означать лишь одно- Бодабера пала. Если кто из восставших и остался в живых, они попали в руки пакистанцев.

Командиры отдали приказ остановиться и залечь, а сами стали совещаться, как поступить дальше. В конечном итоге, решили продолжать движение.

— Возможно, — рассуждал Гордеев, — кому — то из ребят удалось прорваться и они движутся сюда к границе. Пройдем еще километров пять, если никого не встретим, тогда придется возвращаться.

Командир десантников был такого же мнения. Разведчики продолжили движение и когда поднялись на небольшую высоту, с которой местность просматривалась далеко вперед, командир вдруг подал команду: "Ложись!". Матросов, который двигался в составе группы спецназа на правом фланге, не понял сразу в чем дело, но, повинуясь сигналу Гордеева, также залег. Лишь спустя несколько минут, всматриваясь вперед, он увидел, что в их направлении бегут шесть или семь человек, а за ними на расстоянии полукилометра быстро движется темная людская масса. "Человек триста-четыреста, — прикинул Сергей, — наши убегают, а душманы хотят взять их живыми, поэтому и не стреляют".

Он посмотрел в сторону Гордеева. Тот поднял два пальца вверх, показывая условным сигналом, чтобы спецназовцы рассредоточились и были в готовности фланговым огнем отрезать преследователей от их жертв. Боковым зрением Матросов заметил, что командир десантников отдает аналогичные приказы своим и пулеметчик с ПК уже занимает позицию на левом фланге немного впереди залегшей цепи десантников. Рядом с ним Сергей увидел нескольких бойцов с СВД.

Когда преследуемые приблизились настолько, что стали видны их лица, усталые и изможденные, а преследователи, оказались на расстоянии прямого выстрела от засады, с левого фланга грозную тишину взорвала очередь ротного пулемета Калашникова. Почти одновременно с ним заработали автоматы группы спецназа с правого фланга. Частый огонь вели снайпера. Свинцовый град ударил по моджахедам настолько внезапно, что они даже не сразу залегли, а еще несколько секунд продолжали свой бег.

Командир десантников, высунувшись из-за камня рявкнул: "Ребята ложись!" и, повинуясь его команде, преследуемые упали на землю. В то же мгновение из сотни автоматных стволов основной группы разведчиков на моджахедов обрушилась лавина стали и свинца. Не выдержав ведущегося с трех сторон кинжального огня, часть из них, бросив оружие, обратилась в бегство, но большинство так и остались лежать на каменистой почве, смерть застигла их в самых причудливых позах.

Освобожденные пленные, рассказал, что пакистанцы подтянули к Бодабере артиллерию и подвергли ее разрушительному обстрелу. Глиняная крепость была стерта с лица земли, почти все ее защитники погибли или захвачены в плен. Скрыться удалось только им, но моджахеды бросились за ними в погоню.

— Нам удалось захватить даже две установки залпового огня., -говорил старший сержант из бывших военнопленных, — автоматическое оружие, сотни цинков с патронами. Все были уверены, что прорвемся к своим, но против артиллерии мы выстоять не могли, хотя бой вели почти целые сутки.

Поскольку для всех стало очевидным, что никому уже ничем помочь нельзя, решили возвращаться назад.

Спецназовцы наскоро обыскали трупы погибших, их было более двухсот, но никаких особо важных документов не обнаружили.

Назад уходили без большой спешки, так как, собственно говоря, торопиться особенно было некуда.

Оказавшись на территории Афганистана, командир десантников связался со штабом, доложил обстановку и вызвал вертолеты в условленный квадрат. В ожидании транспортных средств десантники расположились на отдых, а Гордеев повел свою группу обследовать одну из довольно проторенных горных троп, которой почему-то не оказалось на его карте. Ничего удивительного в этом, конечно не было, так как в Афганистане имеются десятки и сотни горных троп, о которых мало кому известно, но тем важнее выяснить, куда ведет эта тропа, обнаруженная вблизи пакистанской границы…

Пройдя по ней несколько километров, они и наткнулись на караван, перевозивший партию героина примерно до полутоны весом.

— Этот караван довольно хорошо охранялся, — продолжал Матросов свои воспоминания, — но разобраться с охраной для нас труда не составило. Большинство охранников погибло, с десяток мы захватили живыми, в том числе и этого Каракотова. Он и был главным в этом караване, а согласно документам звали его Ахмадулло Барзани или что-то в этом роде. Если без подробностей, то доставили мы их в Кабул и передали в местное отделение ХАДа, это нечто вроде нашего КГБ. Все как положено, под опись, наркотики, задержанных. И вот тут начинается самое интересное…

Он помолчал, как бы собираясь с мыслями.

— Недели через две после этих событий, вызывает меня Батя…

8.

— Разрешите, — Матросов открыл дверь в кабинет Гордеева.

— А это ты, Сергей Васильевич, — оторвался майор от изучения какого-то документа, лежавшего перед ним на столе, — проходи, присаживайся.

Он положил бумагу в папку и отодвинул ее в сторону.

— Я только что прибыл с оперативного совещания, шеф дал тебе специальное поручение.

Заключается оно в следующем: необходимо собрать как можно больше информации о событиях в Бодабере, короче все, что по этому вопросу есть у хадовцев. Так что бери ноги в руки и вперед на мины за орденами.

Разведцентр "Шир" МГБ Афганистана находился неподалеку в крепком каменном доме.

Заместитель начальника разведцентра старший капитан Абдулло принял Матросова подчеркнуто любезно. На столе появилась запотевшая бутылка "Столичной", фрукты, сладости.

— А откуда "Столичная"? — поинтересовался Сергей. Он знал, что хорошая водка здесь большая редкость.

— Слава Аллаху, мир не без добрых людей, — скромно потупился старший капитан, — да и мы сами кое на что годимся.

— А разве Коран не запрещает правоверным употреблять спиртное, — с удивлением спросил Сергей.

— Э, — добродушно ухмыльнулся Абдулло, — у вас у русских есть хорошая пословица, — не согрешишь — не покаешься. Аллах тоже простит столь мелкое прегрешение. Ну, давай еще по единой, перерыв между первой и второй должен быть не большой.

Годы обучения в Советском Союзе не прошли для Абдулло даром.

Когда водки осталось меньше полбутылки, перешли к делу.

— Помогу, чем смогу, — сказал старший капитан, выслушав просьбу Матросова, — но на многое не рассчитывай. В Бодабере был у нас человек, но сейчас от него толку мало, канцелярия сгорела при штурме, документов не осталось. Однако той информацией, что есть у нас, поделюсь. Если вашему руководству удастся доказать, что в Пакистане содержатся советские и афганские военнопленные, то это и для нас важно.

— А что с тем караваном, что мы захватили? Ну, с героином, — задал вопрос Матросов, собираясь уходить.

— Послушай, — вдруг вместо ответа очень серьезным тоном поинтересовался Абдулло, — ты в Иблиса веришь?

— А при чем здесь Иблис. — удивился Матросов, но видя, что собеседник не шутит, спросил, — а, что случилось, Абдулло?

Тот разлил водку по рюмкам, они выпили.

Старший капитан взял из вазы несколько виноградных ягод, пожевал.

— Ты не думай, что я верю во всю эту чушь, — как бы оправдываясь, произнес он. — Но, понимаешь, действительно произошло нечто странное. Когда вы передали нам этого Барзани, то мы на первое время заперли его в у себя в комнате для задержанных. Там прочные каменные стены, окон нет, дверь охраняется караулом. Правда, — замялся он, — не то, чтобы караулом, а так сменяются три солдата по очереди, но и этого было вполне достаточно. А среди ночи вдруг звонок, я уже спал, докладывают: задержанный исчез. Ну, мы прибыли на место и что ты думаешь? Половина задней стены разворочено, дыра зияет в человеческий рост, а этого Барзани и след простыл.

— Интересно, — искренне удивился Матросов, — может стену взорвали? Динамитом там или взрывчаткой.

Абдулло отрицательно покачал головой.

— Пролом в стене напоминает фигуру человека, как будто кто-то просто прошел через стену. Так ни одна взрывчатка не сделает. Главное же — караульный утверждает, что ночью услышал шум в камере и посмотрел в глазок. Там было светло, яркий свет исходил от чудовищного существа, шайтана, который просто прошел через стену, а за ним через пролом вышел Барзани. Караульный от страха потерял сознание, а когда очнулся, бросился звонить по телефону. Ну, он свое получит, конечно, сам сейчас сидит под арестом. Думаю все тут проще, и без него этот побег не обошелся…

Они допили содержимое бутылки и, попрощавшись с хозяином, Матросов возвратился к себе.

9.

— Вначале я и сам подумал, что этого Барзани выпустили, а вся эта сказочка придумана для отвода глаз, — заключил Матросов свой рассказ. — А вот сейчас стал сомневаться, может действительно ему сам черт помогает, уж больно он изворотливый. Ну, сами посудите, человек год или два жил в Томске, строил какие-то дома, встречался с руководством города, давал интервью. А кинулись — ни одной фотографии, ни одной видеозаписи. Я и то только сейчас вспомнил, где его видел раньше, хотя еще в вестибюле клиники он мне показался знакомым. Вольф Мессинг какой-то, да и только.

Александр Ильич, который слушал рассказ Матросова очень внимательно, задумчиво постучал пальцами по столу.

— Несмотря на то, что эта история отдает мистикой, — серьезно сказал он наконец, — я бы просил вас, работая в Новосибирске, больше доверять своим ощущениям. Раньше все было четко и понятно: материя первична, сознание вторично. Нет никаких Иблисов и прочей нечисти. Сейчас же все повернуто с головы на ноги: тут тебе и астрология стала точной наукой, и экстрасенсов развелось как собак, и гадалок всяких пруд пруди. А главное-техника шагнула очень сильно вперед, поэтому и голограмму какого-нибудь шайтана не трудно создать. Короче говоря, живите своим умом, особенно на веру все это не принимайте, но и с порога любое непонятное явление не отбрасывайте.

 

Глава седьмая. "Носферату"

1.

Едва ли кто из москвичей, проходя по одному из переулков между Ильинкой и Лубянской площадью обращал внимание на ничем не примечательное здание старинной постройки, в котором еще не так давно размещался какой-то институт проектирования. С началом приватизации здание перешло в собственность мэрии, потом было продано кому- то из "новых русских", который в свою очередь стал сдавать его площади в аренду различным ООО, ЗАО и прочим фирмам, выросшим с наступлением рыночной экономики, как грибы после дождя.

На первом этаже здания в самом конце коридора на одной из дверей любой посетитель мог прочесть мало что объяснявшую бы ему надпись на табличке ООО "Инэмпекс". Если бы настырный посетитель все же зашел в помещение и поинтересовался, чем занимается указанное на табличке общество с ограниченной ответственностью, молодой и улыбчивый клерк, сидевший за столом с установленным на нем сотом "пентиуме", объяснил бы ему, что фирма занимается организацией поставок гавайской копры для одной из строительных фирм столицы. Если бы посетитель оказался налоговым инспектором или представителем какой-либо из многочисленных контролирующих организаций, ему тотчас были бы представлены соответствующие документы и вся бухгалтерская отчетность.

На самом же деле ООО "Инэмпекс" к поставкам копры и к строительству вообще имело весьма отдаленное отношение. За этой вывеской скрывалось самое засекреченное подразделение Федеральной службы контрразведки, о существовании которого знали даже не все заместители директора ФСК. Возглавлял его один из руководителей службы безопасности Путилин Владимир Валерьевич, хотя формально и подчинявшийся директору ФСК Хомякову, но пользовавшийся неограниченным доверием Президента России, а потому фактически самостоятельный и никому не подотчетный в своих действиях. Основной задачей подразделения, созданного по инициативе Путилина и имевшего кодовое название "Сфера" или "Секретная федеральная разведка", являлось предупреждение особо опасных в масштабах государства террактов на стадии их разработки и подготовки, как с помощью внедрения в террористические организации, так и в разведорганы государств, поощряющих терроризм. Полученная информация чаще всего направлялась в соответствующие управления ФСК субъектов федерации для принятия мер, но в особо чрезвычайных ситуациях сотрудники "Сферы" проводили операции по обезвреживанию террористов своими силами.

Вот и сейчас в своем кабинете, расположенном в одном из помещений за приемной с улыбчивым молодым человеком, Путилин обсуждал подготовку именно такой операции с человеком лет сорока на вид, к которому он обращался по имени отчеству, называя его Вячеславом Константиновичем.

— Итак, — слегка откинувшись в кресле, произнес Путилин, — хотелось бы еще раз пройтись по всем этапам предстоящей операции.

Вячеслав Константинович встал из-за стола и пружинистой походкой спортсмена прошелся по кабинету.

— Согласно имеющейся у нас информации один из чеченских полевых командиров Басаев планирует совершение теракта в отношении комиссии ОБСЕ, которая должна прибыть в Грозный. Для осуществления задуманного боевикам нужны ПЗРК "Стрела-2". Их запуск планируется провести не с территории Чечни, а из района Приэльбрусья. Естественно гибель самолета с делегацией ОБСЕ на борту произведет эффект, все последствия которого трудно даже просчитать.

Путилин согласно кивнул. Вячеслав Константинович продолжал;

— Басаев хитрый и расчетливый конспиратор, очень неплохой тактик, что он доказал в 1992 году в Абхазии. Для отвода глаз его люди пытаются установить контакты с военнослужащими частей СКВО, где имеются ПЗРК. Однако основную ставку он делает не на этот регион, а на Сибирь, точнее на воинские части, дислоцированные на территории СибВО. Как известно, в этот округ было вывезено огромное количество техники из ГСВГ, Северной Группы войск и центральных округов, которая хранится сейчас прямо на открытых площадках. К тому же воздушная армия и армия ПВО, дислоцированные в Новосибирске, в ближайшее время расформировываются и сливаются в один корпус. В такой обстановке договориться с каким-нибудь прапорщиком — завскладом о продаже пяти-десяти ПЗРК труда не составит.

— Я вот все думаю, — прервал его Путилин, — хватит ли у нас сил для проведения операции без подключения к ней наших коллег на местах. Риск, на мой взгляд, слишком велик.

— Он еще увеличится, если наш план станет достоянием слишком широкого круга лиц. Подозреваю, что у Басаева есть люди и в наших структурах, — возразил его собеседник.

Он помолчал:

— Вы же знаете, что произойдет, спланируй мы операцию с участием местных коллег: начнутся звонки к начальству, согласования, предложения, уточнения. Словом, придется учитывать целый ряд дополнительных факторов, а это, мне кажется, только создаст новые проблемы.

Путилин встал из-за стола, прошелся по кабинету, сложив руки за спиной.

Вячеслав Константинович, прервал затянувшееся молчание:

— Нам известно, что люди Басаева уже вошли в контакт с нужным им человеком, только пока не ясно с кем именно. Судя по всему, ПЗРК будут вывезены из хранилища на "Камазе". В числе боевиков, сопровождающих машину, будет и наш информатор. За ним мы установим постоянное наблюдение и, таким образом, сумеем держать "Камаз" под контролем. Теперь, что касается возможных способов вывоза комплексов…

Оба собеседника подошли к столу и склонились над разложенной на нем картой Западной Сибири.

— Вывозить комплексы в Чечню на автомобиле они не станут, — продолжал развивать свою мысль Вячеслав Константинович, — слишком рискованно, надо пройти свыше трех тысяч километров, а это стопроцентный риск быть задержанным на любом посту ГАИ. Воздушный путь также исключен. Остается одно-железная дорога. Из самого Новосибирска это у них вряд ли получится, а вот на одной из узловых станций загрузить ПЗРК в вагон под видом какой-нибудь продукции вполне возможно. Наш информатор сообщил, что их главарь ездил зачем-то в Юргу и возвратился в приподнятом настроении.

Таким образом, выстраивается логическая цепочка: комплексы вывозятся прапорщиком из хранилища, скажем, на обыкновенной строевой машине типа "ЗиЛ" или "Урал", перегружаются в "Камаз", затем глубокой ночью перевозятся в Юргу- это три часа езды от Новосибирска, загружаются в вагон и следуют прямым ходом в Грозный. Максимум через трое — четверо суток они на месте.

Путилин в раздумье побарабанил пальцами по столу:

— Ну, допустим, все произойдет именно так. Где вы предполагаете перехватить "Камаз"?

— Задержание в городе я исключаю, без боя бандитов взять не удастся, а жертв допустить нельзя.

Владимир Валерьевич кивнул.

— Перехватим их вот в этом месте, — указал на карте Вячеслав Константинович, — в десяти километрах за населенным пунктом Мошково. Под утро здесь обычно дорога пустынная. Сопровождать "Камаз" будут, как минимум, две машины охраны. Один из наших оперативников под видом сотрудника ГАИ остановит его. Проверка документов, груза, что, мол, везете и так далее. Машины сопровождения также вынуждены будут остановиться. Тут мы их и возьмем. Без боя не обойтись, но нас будет прикрывать вертолет из Бердского вертолетного полка с разведгруппой воздушно-десантной бригады тоже из Бердска, человек пятнадцать десантников, полагаю, хватит.

Путилин вздохнул:

— Лев Николаевич Толстой в свое время срифмовал поговорку: "Гладко было на бумаге, но забыли про овраги, а по ним ходить". Сколько человек вы предполагаете задействовать в операции?

— Вместе со мной восемь. Ну, и, конечно, группа поддержки, а также огневая мощь вертолета. Думаю, достаточно.

Путилин покачал головой:

— Нет, спланируйте еще одну машину с четырьмя нашими сотрудниками, перекройте дорогу на Казахстан в районе Толмачево. В случае чего подстрахуете друг друга. И предусмотрите еще один резервный вертолет. На всякий непредвиденный случай.

Он пожал собеседнику руку:

— Удачи вам!

2.

Новосибирск встретил Юганова неприветливо. Середина апреля на юге Западной Сибири соответствует февралю где-нибудь на Кубани или на юге Украины. Правда, снега на трассе и в городе уже не было, но на полях и вне дорог лежали еще плотные сугробы. Ночью столбик термометра опускался до минус десяти, а днем временами шел мокрый снег.

В столицу Сибири Василий прибыл во второй половине дня. Как обычно, шел мокрый снег вперемежку с дождем. Снегоочиститель не успевал очищать лобовое стекло. Ему уже приходилось бывать в Новосибирске и раньше, поэтому дорогу к вокзалу он нашел легко. Здесь в гостинице "Новосибирск" ему был забронирован полулюкс.

Согласно разработанной легенде, Юганов должен был выступить в городе с циклом лекций о нетрадиционных методах лечения. Его "импрессарио" (один из сотрудников местных органов безопасности) заказал ему номер в гостинице, а также вел переговоры об аренде зрительного зала во Дворце культуры железнодорожников. Матросов должен был прибыть в Новосибирск самостоятельно на маршрутном автобусе. По легенде они между собой знакомы не были.

Поднявшись в свой номер, Юганов снял пальто, бросил сумку в шкаф в прихожей и позвонил по телефону, который дал ему перед отъездом Александр Ильич.

— Могу ли я узнать расписание авиарейсов до Москвы? — поинтересовался он у человека ответившего ему обычным: "Алло, я вас слушаю".

— К сожалению, ничем помочь не могу, вы ошиблись номером, — ответил абонент и отключился.

Юганов положил трубку и отошел от аппарата. Контакт был установлен, группа прикрытия могла приступать к работе.

Василий подошел к окну, из которого открывался вид на привокзальную площадь. Снег перестал падать, небо очистилось "А не прогуляться ли по городу? Заодно и пообедаю", — мелькнула мысль. Вся эта затея с поездкой в Новосибирск показалась ему смешной и нелепой. "Играем в какие-то идиотские игры, — подумал он, — типа казаков — разбойников. Во-первых, неизвестно в Новосибирске ли Каракотов вообще? А если даже он и здесь, то почему его должна заинтересовать моя персона?".

Но затем он вспомнил, что сам хотел развеяться, уехать куда-нибудь из Томска, так не все ли равно куда. "По крайней мере, хотя бы выступлю с лекциями и то польза будет", — подумал Василий и решил принять с дорогу душ.

Освежившись, он оделся и направился по Вокзальной магистрали к Красному проспекту. На одной из афишных тумб Василий увидел объявление, привлекшее его внимание: "Во Дворце культуры железнодорожников известный сибирский целитель Юганов Василий Григорьевич читает курс лекций по основам нетрадиционной медицины с практической демонстрацией своего искусства. Билеты можно приобрести в кассах ДКЖ". Ниже более мелким шрифтом было указано время проведения лекций.

— Молодец "импрессарио", — подумал Юганов, — оперативно сработал.

Он наскоро перекусил в одном из кафе и возвратился в гостиницу. Спустя полчаса дверь раздался стук в дверь. Василий открыл замок и увидел на пороге молодого симпатичного парня едва ли старше его самого.

— Здравствуйте, Василий Григорьевич, — сверкнул гость белозубой улыбкой, — я ваш импрессарио, Алексей Бубнов.

3.

После разговора с Бубновым Юганов узнал, что помимо афиш, расклеенных по городу, о его приезде в Новосибирск сегодня в вечерних новостях сообщит и местное телевидение. За гостиницей установлено наружное наблюдение и опергруппа будет отслеживать весь маршрут передвижения его по городу. Первая лекция начнется завтра в 19 часов. Машину он должен поставить у служебного входа с обратной стороны здания ДКЖ. Там же его встретит Алексей и проведет вовнутрь. Если люди Спрута попытаются войти с ним в контакт, не паниковать и не оказывать сопротивление.

— Мы не стали устанавливать наблюдение за вашим номером, так как без администрации гостиницы это сделать трудно, — сказал Бубнов в конце разговора. — Не хочется посвящать в план операции посторонних. Но в случае опасности, выключите верхний свет и включите настольную лампу с зеленым абажуром, она стоит на столе в комнате. Через минуту опергруппа будет в вашем номере.

После его ухода Василий включил телевизор. Ничего интересного по программе не было, но в вечерних новостях диктор действительно сообщил о его приезде в Новосибирск и о том, что лекции по вопросам нетрадиционной медицины состоятся в ДКЖ. Выключив телевизор, он спустился в ресторан поужинать. Заказав стакан апельсинового сока, овощной салат и филе судака, он внимательно осмотрел зал, но ничего подозрительного не заметил.

Возвратясь в номер, он опять включил телевизор и в это время раздался телефонный звонок.

— Алло, — произнес он подняв трубку.

— Добрый вечер, — раздался приятный девичий голос, — не хотите ли развлечься? Наши девушки — само очарование, каких вы предпочитаете блондинок или брюнеток, худеньких или полненьких? У нас есть выбор на любой вкус.

— Нет, спасибо, — ответил Василий и положил трубку. Он знал о том, что в каждой гостинице имелся штат проституток. Дежурные администраторы за определенное вознаграждение не только закрывали глаза на посещение девушками номеров, но и сообщали им о том, в каком номере поселился новый постоялец.

Спустя некоторое время, когда он уже собирался ложиться спать в дверь постучали. Василий повернул ключ в замке и открыл дверь.

В коридоре он увидел девушку, судя по весьма короткой юбке и чрезмерному макияжу, представительницу древнейшей профессии.

— Вам не скучно одному? — заученная улыбка появилась на ее лице. — Могу скрасить одиночество, возьму не дорого.

— Нет, спасибо, мне не скучно, — ответил Василий и закрыл дверь.

Через полчаса он уже спал крепким сном уставшего за день человека, совесть которого не отягощена какими-либо угрызениями.

4.

Первая лекция Юганова прошла с огромным успехом. Зал быт переполнен людьми, пришлось даже ставить стулья в проходах. Прямо на сцене после короткого вступления о возможностях нетрадиционных методов лечения Василий стал исцелять раны, ожоги, нарывы и воспаления, потратив на каждого желающего не более минуты. Исцеленные люди не верили своим глазам, ощупывая места на теле, которые беспокоили многих на протяжении не одного года.

Юганов мог бы поклясться, что он видел в зале Матросова, но, когда поток желающих исцелиться иссяк и восхищенная публика, обмениваясь впечатлениями, стала покидать зал, того там не оказалось. Выйдя через служебный выход, Василий простился с "импрессарио" и поехал в гостиницу. Он устал, был голоден и решил, приняв легкий душ, спуститься в ресторан поужинать. Войдя в номер, он сбросил пальто и направился в ванную помыть руки, но, открыв туда дверь, едва не споткнулся об лежавший на полу обнаженный труп девушки. Рядом на стульчике находились сложенные юбка, блузка, черные сетчатые чулки, предметы нижнего белья. Юганов бросил более пристальный взгляд на труп и опознал свою вчерашнюю посетительницу из клана "ночных бабочек".

Он вышел из ванной, чтобы немедленно позвонить по известному ему номеру, но вдруг увидел в комнате неизвестно откуда появившихся трех человек. Двое стояли у стены, направив на него пистолеты, а третий, положа ногу на ногу, сидел в кресле.

— Гора с горой не сходится, а человек с человеком встречается, — с легкой иронией в голосе произнес сидевший в кресле мужчина. — Рад видеть вас в добром здравии, Василий Григорьевич!

Юганов внутренне похолодел, его приветствовал не кто иной, как Гамлет Вахтангович Каракотов, он же Спрут, собственной персоной.

— Что вам от меня нужно? Зачем вы убили эту девушку? — спросил Василий, шагнув к Каракотову.

— Еще шаг и мои телохранители вынуждены будут применить оружие, — холодно произнес Каракотов. — А что касается трупа в ванной, то это дело ваших рук, господин Юганов. Во всяком случае, такой вывод сделают следственные органы. Подружки этой проститутки под присягой подтвердят, что она пришла к вам в номер по вызову и больше они ее не видели. Мотив преступления не так уж важно найти: поссорились из-за оплаты или она пыталась вас обокрасть, а вы в гневе ударили ее, сломав височную кость. Короче говоря, лет семь — восемь колонии вам обеспечено.

Василий внутренне согласился, что внешне все обстоит именно таким образом. Сумеют следователи разобраться в его деле или нет, но в том, что его немедленно арестуют, сомнений не было.

— А, что мне от вас нужно? — продолжал тем временем незваный гость, — Да, в общем, ничего особенного. Я просто хочу спасти вас от тюрьмы.

— С каких пор вы стали альтруистом? — не удержался от колкости Юганов.

— А кто вам сказал, что я хочу это сделать из альтруистических побуждений? Отнюдь нет, я рассчитываю, что вы окажете мне кое-какую помощь и мы продолжим наше партнерство. Ведь официально мы с вами продолжаем оставаться партнерами, не так ли?

Василий промолчал.

Каракотов вдруг стал серьезным. От его ироничного тона не осталось и следа.

— В поле моего зрения вы, Юганов, оказались давно. Первый раз вы стали на моем пути, когда вступились за владельца автомастерской. Так легко расправиться с тремя здоровенными парнями, мастерами спорта, не просто, и я еще тогда подумал о том, что было бы неплохо привлечь вас на свою сторону. Именно с этой целью и была похищена ваша подружка. Ни ей, ни вам ничего не угрожало, у исполнителей был приказ просто убедить вас не вмешиваться не в свое дело. Но что-то пошло не так. Когда я узнал о том, что вы в одиночку так жестоко расправились с восемью моими людьми, впрочем, судя по всему вам кто-то в этом помог, мне стало ясно, что вас просто необходимо сделать своим сообщником. Тут как раз подвернулся удобный случай с этой клиникой. Но и в этот раз вы нарушили мои планы.

Каракотов откинулся в кресле, взглянул в глаза Василию:

— Теперь у вас есть выбор: или добровольно сотрудничать со мной, или оказаться в тюрьме.

— Вы хотите, чтобы я стал вашим охранником? — саркастически спросил Василий.

— Нет. Охранников у меня достаточно. Мне нужен партнер, соратник, если хотите, единомышленник. Время, в котором мы живем уникально. Это время хаоса и неразберихи. Российские демократы, придя к власти, в очередной раз, как и в феврале 1917 года, доказали всему миру, что, кроме высокопарных речей они ни на что не годны. Возглавив страну, они первым делом поспешили самоустраниться от государственной собственности, раздавая ее предприимчивым людям по существу бесплатно. Я тоже предприимчивый человек и я задаю себе вопрос: " А чем я хуже?". Да, я не скрываю — я хочу стать долларовым миллиардером. С точки зрения современной идеологии это стремление только поощряется. Я хочу заседать в Государственной Думе, а почему бы и нет? Будете мне верным партнером — мы там окажемся вместе. Ну, так как, вы со мной или предпочитаете тюрьму?

Василий пожал плечами:

— А разве у меня есть варианты?

— В таком случае нам незачем здесь больше оставаться. Естественно, и вам Василий Григорьевич, придется уйти с нами.

5.

Давая согласие сотрудничать с Каракотовым, Василий надеялся, что как только он покинет гостиницу, опергруппа возьмет сопровождавших его людей под наблюдение. Однако Каракотов, выйдя из номера, пошел совершенно в другом направлении. Они спустились по лестнице запасного выхода, затем прошли через какие-то подсобные помещения и кухню ресторана, а затем вышли с тыльной стороны гостиницы и оказались на внутренней территории хоздвора. Здесь стоял автомобиль "Вольво" черного цвета, в котором все четверо и разместились. Юганов понял, что, по крайней мере, до следующего утра его отсутствие в гостинице обнаружено не будет. Лихорадочно размышляя о том, каким образом сообщить своим о ситуации, в какой он оказался, Василий, тем временем поинтересовался, что будет, когда труп девушки обнаружат.

— Думаю, все обойдется, — ответил Каракотов. — Официальная версия будет такова: девушка осталась в номере после вашего ухода, решила принять ванну и, поскользнувшись, ударилась головой обо что-то. Вы в номер не возвращались, об этом подтвердит портье, а ночевали в другом месте. Тем более, что со следователем мы как-нибудь договоримся. Но это, конечно, при условии, что вы станете честно играть на моей стороне. В противном случае выводы следствия могут быть совершенно противоположными.

Юганов не особенно ориентировался в ночном Новосибирске, но понял, что автомобиль повернул с Гоголя на Красный проспект и они движутся в сторону площади Ленина.

— Прежде, чем вы отправитесь на отдых, — сказал Каракотов, — заедем ко мне в офис, нам есть о чем потолковать.

Офис Гамлета Вахтанговича находился на двадцатом этаже нового высотного здания. Это сооружение из стали, бетона и синего стекла изначально проектировалось для размещения в нем всякого рода учреждений, начиная от офисов крупных фирм и представительств, до адвокатских кабинетов.

Скоростной лифт доставил их на двадцатый этаж буквально за несколько секунд. Каракотов повернул в правое крыло, в конце которого коридор был прегражден стеной с оборудованной в ней железной дверью. Набрав код на дверном замке, он пропустил Юганова вперед, затем вошел сам, за ним охранники. В просторном помещении, по-видимому, служившем приемной, находилось еще три охранника. Каракотов молча прошел в следующую дверь, Василий последовал за ним.

Кабинет Гамлета Вахтанговича блистал белизной. Обставлен он был со спартанской простотой и непритязательностью. В центре располагался большой стол, на котором размещалось несколько телефонов, к нему примыкал приставной стол, вокруг него стояло шесть кожаных кресел. Немного дальше в углу кабинета находились журнальный столик и два кресла. Окна были прикрыты портьерами, на подоконнике одного из них Василий заметил какую-то большую сумку с широкими лямками. У противоположной стены стоял буфет-бар с различными сервизами.

— Прошу, — Каракотов сделал жест рукой в направлении кресел, — присаживайтесь и чувствуйте себя как дома.

Сам он, сняв пиджак, бросил его в одно из кресел и расположился за столом. Юганов, секунду поколебавшись, выбрал кресло в дальнем конце приставного стола.

— Ну, что же, вернемся к нашей беседе, — начал Гамлет Вахтангович, — вы не можете не понимать, что прежде, чем полностью доверять вам, я должен испытать вас в каком-нибудь деле.

— Вы имеете в виду нечто криминальное, после чего дороги назад мне уже не будет?

— Верно, нечто в этом роде, — подтвердил Каракотов. — В Новосибирске есть недвижимость, которая меня интересует, и я не прочь приобрести ее в собственность. В частности, я имею в виду химкомбинат, который сейчас переживает не лучшие времена, как и вся химическая промышленность. Стране продукция химической промышленности не нужна. Рабочим там уже более полгода не платят зарплату, продукция не находит сбыта, словом, еще немного и этот завод обанкротится и его продадут с молотка за бесценок. Но у меня нет времени ждать и я хочу несколько ускорить наступление банкротства. Сделать это в принципе не сложно, представьте например, что завтра вечером один из цехов комбината взлетает на воздух.

Заметив, как Юганов изменился в лице, он поспешно добавил:

— Нет, нет, жертв никаких не должно быть. Все произойдет в то время, когда смена закончится и в цехе никого не будет. Да и о том, что он взлетит на воздух, я выразился фигурально. Достаточно того, что от взрыва пострадает система трубопроводов, по которой в цех поступают химические вещества. Ну, может, еще возникнет небольшой пожар. В результате этой акции, повреждения устранят не скоро, стоимость предприятия резко упадет и владелец рад будет от него поскорее избавиться.

— И какова же в этом моя роль? — поинтересовался Василий, хотя и предполагал каким будет ответ.

— Взрывчатку в цех пронесете вы, Василий Григорьевич. Ваше участие в этой маленькой акции, которая в уголовном кодексе обозначена как теракт, очень серьезно укрепит наши деловые отношения и, естественно, доверие друг к другу. Сами понимаете, что если за убийство девушки из борделя, вы можете отделаться шестью-семью годами, то за террористический акт можно схлопотать и пожизненное лишение свободы.

— К чему этот шантаж? — удрученно спросил Юганов, — Я ведь и так дал согласие работать с вами.

— Перестраховаться никогда не вредно. А с другой стороны, расценивайте это как наше первое совместное предприятие. Вы начнете со взрыва цеха, а я его закончу приобретением в нашу с вами собственность всего завода, ну, конечно, через подставных лиц. Место там чудесное, снесем химкомбинат к чертям собачьим и вместо него создадим зону отдыха для новосибирских толстосумов: ночной клуб, казино, пансионат, ресторан и так далее. Ну, а теперь обсудим детали нашего плана.

Судя по всему, у Каракотова давно все было продумано и серьезных препятствий для осуществления намеченного, он не усматривал.

— Главное — это пройти на территорию комбината и попасть в цех, — рассуждал Гамлет Вахтангович, разложив на столе подробный план-схему химзавода. — Проще всего, конечно, через проходную, тем более, что пропуск достать не трудно. Но у вас слишком приметная внешность, охранники могу знать вас в лицо и заинтересоваться, что нужно известному знахарю на химкомбинате. Поэтому поступим по другому. Вот в этом месте, — он указал карандашом на схеме, — в заборе имеется дыра. Ее проделали рабочие, чтобы не обходить всю территорию вокруг. Мои ребята подвезут вас на автомобиле максимально близко к этому месту. Далее все просто — у самой дыры вы одеваете на себя костюм химзащиты и под видом ремонтника, это их обычная спецодежда, проникаете в цех. Даже, если вас кто и заметит, внимания не обратят. У вас будет пластиковая мина, ее просто нужно укрепить на одной из труб вот здесь, — он указал на угол внутри цеха. — Мина с обычным часовым механизмом. Время взрыва будет установлено на 19 часов. Таким образом, чтобы возвратиться к машине у вас будет минут 10–15. Когда взрывчатка сработает, вы уже должны будете отъехать от комбината на пару километров. Мой человек сообщит мне по телефону о том, какой эффект произвела взорвавшаяся мина, — Каракотов испытующе посмотрел прямо в глаза Юганова, — как видите, я все предусмотрел.

— Действительно все, — с досадой подумал тот. У него как раз мелькнула мысль прикрепить мину к забору, но своей последней фразой Каракотов предупредил это намерение.

В душе Юганова давно уже накипала злость. Конечно, сейчас, ему ничего не стоило просто задушить Гамлета Вахтанговича прямо за столом. Но, что делать дальше? Вызвать опергруппу? Всплывет труп в гостинице, ведь наверняка у Каракотова есть сообщники, которые сделают все, чтобы отомстить за него. Прорываться с боем через приемную? Но там, по меньшей мере, пять человек с оружием. Эх, был бы с ним Матросов…

Его размышления прервал голос хозяина кабинета:

— После взрыва сюда не возвращайтесь. Мои парни отвезут вас на квартиру, где придется переждать несколько дней, пока все уляжется. Кстати, там вы переночуете и сегодня. Ни пуха, ни пера!

— Идите к черту! — искренне пожелал ему Юганов в ответ.

6.

Лежа на широкой мягкой постели Юганов не мог уснуть. В соседней комнате храпел охранник, на кухне бодрствовал еще один. Оба телохранителя, а лучше сказать, конвоира, неотлучно находились при нем, сменяя друг друга. Он понимал, что до утра никто о нем беспокоиться не станет. Если даже кто-то позвонит в его гостиничный номер в 9-10 часов и не получит ответа, то и тогда поднимать тревоги не станет, мало ли куда мог выйти жилец из номера. Следовательно, ранее, чем до обеда его отсутствие не обнаружится. Потом найдут труп девушки… Что будет дальше, думать не хотелось. Выход был только один — связаться каким-то образом с Матросовым. Но как?

Юганов много читал о телепатии, но в то, что мысли можно передавать на расстояние, не верил. Слишком уж глупо выглядели все эти эксперименты с телепатией, которые показывали по телевизору: сидит тетка, закрыв глаза и о чем-то думает, а другая в нескольких километрах чертит какие-то рисунки. Потом начинают сравнивать, что представляла себе первая и что нацарапала вторая. Все это отдавало шарлатанством.

Тем не менее, сейчас ему пришло в голову, что в принципе телепатия есть ни что иное, как передача биотоков мозга, которые представляют собой определенный вид энергии. Если эту энергию сконцентрировать и направить на поиски такой же энергии, исходящей от другого биологического объекта, то возможно сработает эффект резонанса. В том, что Матросов где-то в Новосибирске и думает о нем, Василий не сомневался. Приняв удобную позу, он стал погружаться в состояние транса. Постепенно он перестал ощущать свое тело, его обнаженное сознание отделилось от его тела и он постарался охватить им весь Новосибирск, как будто с высоты птичьего полета. Его воображению открылась Обь, делившая город на левый и правый берег, ослепительная россыпь городских огней, тонкая прямая линия Красного проспекта, примыкающие к нему улицы. Затем он стал обследовать улицу за улицей, дом за домом. Внезапно его сознание (или подсознание?) уловило какие-то знакомые биоритмы и, словно, ринулось вниз. В тот же момент в мозгу Василия что-то щелкнуло, будто открылась какая-то заслонка, и он вышел из состояния медитации. Юганов прислушался к своим внутренним ощущениям. В его мозгу что-то изменилось. Храп спавшего за стенкой охранника раздражал и не давал сосредоточиться.

— Перестань храпеть, — со злостью подумал Василий и храп тут же прекратился. Он вновь сосредоточился на своих ощущениях и вдруг уловил мысли бодрствовавшего на кухне второго конвоира, который с нетерпением ожидал, когда сможет разбудить напарника и лечь спать.

Юганов стал экспериментировать. Вначале он дал охраннику мысленную команду уснуть и тот на какое-то мгновение погрузился в сон, но тут же очнулся, поднялся из кресла и стал ходить по комнате. Василий понял, что следует действовать более мягко. Когда тот вновь уселся в кресло, он медленно проник в его мысли, как бы нашептывая, что тот за день очень устал, его конечности тяжелеют и наливаются теплом, веки слипаются, все тело расслаблено, ему хочется забыться и перенестись куда — нибудь на берег моря, где тепло прохладный ветерок слегка касается его лба. Спустя несколько минут, он почувствовал, что охранник погрузился в глубокий сон. Впрочем, в положении Юганова это ничего не изменило. Воспользоваться телефоном он сейчас, конечно мог, но каков смысл в вызове опергруппы? Даже, если и удастся задержать Спрута, то сам он сразу же окажется за решеткой.

Выход он видел лишь один: установить контакт с Матросовым, вместе они придумают, как выйти из сложившейся ситуации. Но как это сделать в полуторамиллионнном городе?

В это время он вспомнил, что когда его подсознание уловило какие-то биоритмы, источник сигнала находился в районе гостиницы "Сибирь".

Василий сосредоточился и стал мысленно передавать в этом направлении: "Матросов откликнись, это я Юганов". При этом он мысленно представил себе здание гостиницы, этажи, номера. В одном из них, как он полагал, и должен был находиться Сергей.

Время шло, но ответа от Матросова не поступало. Он уже перестал надеяться на то, что из его замысла что-нибудь выйдет, когда вдруг мозг пронзила четкая ответная мысль: "Черт возьми, у меня уже кажется слуховые галлюцинации, пора обращаться к психиатру".

7.

Сергей приехал в Новосибирск вечером того же дня, что и Юганов, но решил поселиться отдельно от него, в гостинице "Сибирь" в нескольких кварталах от вокзальной площади. С одной стороны он хотел тем самым избежать даже случайных контактов с Василием, но главное, опасался сам оказаться в поле зрения Спрута. "Если я опознал его, то с такой же вероятностью и он может вспомнить о нашем предыдущем знакомстве", — благоразумно решил Матросов. Впрочем, вечером он все же зашел в вестибюль гостиницы "Новосибирск" и поинтересовался у дежурного администратора, в каком номере остановился Юганов и как ему позвонить. Затем он вычислил окна его номера и незаметно понаблюдал ними, мельком даже видел его фигуру у окна. Автомобиль Василия он обнаружил припаркованным у гостиницы. Матросов знал, что за гостиницей ведется наблюдение сотрудниками местных органов безопасности, и даже вычислил место, откуда оно велось, но вступать с ними в контакт не стал. Осторожный Александр Ильич решил перестраховаться, поэтому Матросов действовал, как независимый агент, наблюдая и за объектом наблюдения и за наблюдателями. Не то, чтобы Александр Ильич не доверял новосибирским коллегам или сомневался в их профессионализме, но он хорошо усвоил простую истину: при осуществлении любого плана, насколько бы хорошо он не был продуман, невозможно учесть всех мелочей и, если их критическая масса превысит некоторый предел, план лопнет, как мыльный пузырь. Роль Матросова и заключалась в том, чтобы при необходимости корректировать ситуацию, подобно "чистильщику" в футболе.

На следующий день он побывал на лекции в ДКЖ, Юганов не ошибся, когда ему показалось, что он видел Сергея в числе зрителей. Вечером, немного изменив внешность, он вновь появился на привокзальной площади, затем, не торопясь, обошел гостиницу со всех сторон, обратил внимание, что с ее тыльной стороны внутренний двор огражден высоким забором и въезд на его территорию охраняется. Возвратившись на привокзальную площадь он убедился, что окна номера Юганова освещены, значит, тот дома. Хотя все вроде бы было в порядке, но Матросов ощущал какое-то внутренне беспокойство. От природы он был интуитивом, а за годы работы в спецслужбах еще более развил в себе это качество, поэтому доверял не столько логике, сколько интуиции. Это чувство не раз выручало его в трудных, а порой и смертельных ситуациях.

Вот и сейчас, хотя оснований для тревоги и не было, он ощутил чувство острого беспокойства. Сосредоточившись на этом ощущении, Сергей понял в чем дело — оперативникам не следовало бы забывать о служебных выходе из гостиницы через внутренний двор. Охрана охраной, но при желании проехать туда на машине не составит особого труда. Подняться затем через служебные выходы на любой этаж — пара пустяков. На всякий случай он решил понаблюдать за тыльной стороной гостиницы и завернув за ее угол заметил, что из хоздвора выезжает черный автомобиль. Набрав ход, машина устремилась в сторону улицы Челюскинцев.

Прикинувшись прогуливающимся прохожим, Сергей еще некоторое время понаблюдал за въездом в гостиницу, но ничего подозрительного не заметил. Внутри двора стояли какие-то машины, но никто туда не въезжал и оттуда не выезжал. Не желая привлекать к себе внимание охранников, он возвратился на привокзальную площадь и решил позвонить в номер, чтобы убедиться там ли Юганов. К счастью подходящая монета у него оказалась и он из телефона — автомата набрал номер, который ему назвал администратор. В трубке раздались длинные гудки, но к телефону никто не подошел.

Матросов взглянул на часы — было начало одиннадцатого. "Возможно Вася в ресторане? Хотя поздновато для ужина", — подумал он, но все же решил подождать. Спустя некоторое время он опять позвонил, снова раздались длинные гудки, потом что-то щелкнуло, булькнуло и автомат просто проглотил монету. "Вот незадача", — чертыхнулся про себя Сергей. Больше монет у него не было. Хотя голоса Юганова он в трубке и не разобрал, но ему показалось, что ее все же кто-то поднимал. Кто мог это сделать, как не Юганов? Несколько успокоенный этой мыслью Матросов снова стал наблюдать за окнами. Взглянув на часы, он увидел, что уже половина двенадцатого. Пора было возвращаться к себе в гостиницу.

Возвратясь к себе, Сергей заглянул в ресторан, заказал легкий ужин. Потягивая апельсиновый сок из высокого стакана, вновь прокрутил в памяти события этого вечера. Вспомнил черный автомобиль, выезжавший из хоздвора гостиницы. Непонятно почему, но этот эпизод не давал ему покоя.

Уже позже в своем номере, он подумал: " А была, не была, если и разбужу его, ничего страшного не случится", — и набрал телефон Юганова. В трубке раздались длинные гудки, но к телефону никто не подходил. Повторив вызов несколько раз с тем же успехом, Матросов оставил телефон в покое и стал размышлять."По-видимому, произошел контакт Васи со Спрутом или с кем-то из его людей. Примем это допущение за основу для дальнейших рассуждений. Если бы этот контакт был связан с угрозой его жизни, Юганов вступил бы в бой. Зная его возможности, можно смело утверждать, что кто-то уже бы вылетел из окна. Следовательно, прямой угрозы для его жизни не было. Однако, в номере его нет, следовательно, он уехал куда-то уехал, но добровольно. Зачем?".

У Матросова все больше крепла уверенность, что автомобиль, который выезжал из ворот внутреннего двора гостиницы имеет к Юганову прямое отношение.

"Собственно говоря, — подумал он, — все идет по плану, за исключением того, что местонахождение Василия не известно. Но, что это, в конечном итоге, меняет? Надо подождать. Уверен, он найдет способ сообщить о себе."

"Легко сказать, найдет способ сообщить о себе, — вдруг мелькнула трезвая мысль, — такие они идиоты, чтобы дать ему возможность звонить по телефону. Нет, он сейчас под жестким контролем, и выйти на связь вряд ли сможет".

В любом случае Матросов решил подождать до утра и пока ничего не предпринимать. Как был в одежде он лег на кровать и стал анализировать ситуацию. Внезапно он поймал себя на мысли, что в его мозгу звучит фраза: " Матросов откликнись, это я Юганов".

"Черт побери, у меня кажется слуховые галлюцинации, — удивился Сергей, — пора обращаться к психиатру".

— Слава Богу, наконец-то я на тебя вышел, — снова ясно услышал он голос у себя в голове, — это не галлюцинации и с головой у тебя все в порядке. А теперь слушай меня внимательно…

Ровно в половине седьмого вечера на дороге возле химкомбината остановился джип. Из него вышел человек и направился к кирпичной стене, ограждавшей территорию комбината. Хотя с этой стороны к самому забору подступали деревья, листьев на них еще не было, поэтому фигура человека была отчетливо видна. Подойдя к стене, он прошел немного вдоль нее и куда-то исчез. Один из двух оставшихся в машине плечистых парней, поднял трубку радиотелефона и набрал номер.

— Все в порядке, отсчет времени пошел, — произнес он.

— Как только отъедите на полкилометра, кончайте с ним. Труп выбросите там же. Машину на мойку.

— Понял, все сделаем на высшем уровне.

8.

За забором Юганова ожидал Матросов. Они крепко пожали друг другу руки и Василий начал переодеваться, достав из сумки костюм химзащиты.

Затем Сергей забрал у него мину и внимательно осмотрел ее.

— Вроде без сюрпризов. А ты возьми вот это устройство, — он протянул Василию какую-то небольшую коробку. — Метрах в двадцати от основного цеха увидишь несколько бочек, установленных на автомобильных шинах. Коробку поставишь внизу между ними и срочно сюда. Там наши ребята уже стоят наготове с огнетушителями, серьезного пожара не допустят.

Когда Юганов возвратился к забору. Сергей уже был там.

— Мину я обезвредил и отдал нашим, теперь все в порядке. Ты переодевайся и будем линять. Сейчас тут такое начнется, — он засмеялся — страшного, конечно, ничего не произойдет, но зрелище будет не для слабонервных.

— Нам во что бы то не стало нужно захватить этого Спрута, — решительно сказал Василий стягивая с себя костюм химзащиты, — а лучше просто уничтожить, он мне порядком надоел. Тем более, боюсь, что, если он останется в живых, то сделает так, что меня обвинят в убийстве той девушки.

Василий нахмурился.

— Я не хотел тебе говорить, но труп уже обнаружили и милиция ведет твой розыск. Но, конечно со Спрутом надо кончать. Да, и со всей его бандой тоже.

— Я не хочу напрасных убийств, даже если эти люди и заслужили смерти, — покачал головой Василий, — поступим по другому. Я сейчас пойду к машине, а ты выжди минут пять и тоже подходи к ней.

Не доходя до джипа метров десять, он нагнулся и снял туфлю, будто вытряхивая из нее попавший туда камешек, но в это время его сознание прощупало мозги сидящих в машине. Узнав последнее распоряжение Спрута о его ликвидации, он подошел к джипу и внимательно посмотрел в глаза обоим парням. Не сговариваясь, они вышли из автомобиля и медленно побрели вдоль дороги.

В это время к Юганову подошел Матросов.

— Что это с ними, — кивнул он в сторону бывших конвоиров Василия, — бредут как автоматы.

— Они и есть автоматы, — пожал плечами тот, — я стер им память, теперь у них мозг, как у новорожденных младенцев.

— Ну, вы, блин, даете, Василий Григорьевич, — с уважением протянул Сергей, — вот так запросто раз и памяти нет?

— А теперь к Каракотову! Мне не терпится поговорить с ним по душам, — не ответив на вопрос Сергея, произнес Юганов, тронув автомобиль с места.

Едва они отъехали от химкомбината метров на пятьсот, раздался глухой взрыв и высоко вверх взметнулось облако, в котором черный дым смешивался с желтым.

— Неплохой фейерверк, — обернулся назад Матросов, — но ничего серьезного, так имитация. Хотя кое-кого инфаркт вполне может хватить.

Юганов не ответил, сосредоточенно управляя джипом.

К офису Каракотова они подъехали минут через тридцать. Поднявшись на двадцатый этаж, они подошли к двери. Пока Матросов раздумывал, чем ее открыть, Юганов проник в мозг одного из находившихся там охранников и отдал мысленную команду открыть дверь изнутри. В то время как двое остальных телохранителя Каракотова соображали, что делает их напарник, Сергей и Василий вошли в помещение. Один из охранников оказался проворнее остальных, в его руке блеснула вороненая сталь пистолета, но Матросов был наготове и ударом энергетического поля в грудь, остановил его сердце. Двух остальных взял под контроль Юганов, они бросили оружие и безучастно уставились друг на друга. Вся эта сцена не заняла и десяти секунд, но когда оба мстителя ворвались в кабинет Каракотова, тот стоял на подоконнике открытого окна. На спине его была сумка, которую видел Юганов, когда первый раз побывал в этом офисе.

— До скорой встречи, господа, — воскликнул Спрут и, картинно взмахнув руками, ринулся вниз.

Юганов и Матросов подбежали к окну и успели заметить, что раскрывшийся парашют относит Каракотова в сторону улицы Серебренниковской. Спустя несколько секунд, он приземлился и помахал рукой в их сторону.

— Вот прохиндей, — с чувством сказал Матросов, — опять оставил нас в дураках. Теперь ищи ветра в поле.

Юганов промолчал. Он думал о том, что после случившегося Каракотов не успокоится, пока не засадит его в тюрьму лет на десять.

Матросов понял, о чем задумался его друг и решительно сказал:

— Надо нам отсюда делать ноги, чем быстрее, тем лучше. Вернемся в Томск, доложимся руководству, глядишь, что-нибудь и придумаем. Коллективный разум — великая вещь, как говорят хохлы, гуртом и батька легче бить.

Юганов невесело улыбнулся, продолжая думать о своем.

9.

Ехать решили на автомобиле Матросова, а машину Юганова оставить на стоянке у гостиницы "Новосибирск".

— Пусть все думают, что ты еще в городе, — сказал Сергей, — и джип оставим на месте, до моей машины тут всего три квартала, пешком пройдемся.

Когда друзья оказались за городом, выехав на кемеровскую трассу, Сергей внезапно свернул с дороги на проселок.

— Ты куда? — удивился Василий.

— Отъедем немного подальше и покемарим часика два-три. Устал я, — глухо ответил Матросов.

Юганов и сам почувствовал, как на него тяжелой волной накатывается усталость, все-таки они не отдыхали уже вторые сутки. Мысленно согласившись с предложением Сергея, он погрузился в сон.

Проснулся Юганов от звука работающего двигателя, взглянул на часы: начало пятого.

— Где мы сейчас? — спросил он у Матросова.

— Да почти там же, где и заночевали. Я только что выбрался на трассу. Вон там впереди видишь, пост ГАИ?

Юганов подумал, что на посту их могут остановить, но все обошлось, милиционеры и сами дремали в стеклянной будке, а один лениво разбирался с водителем какой-то "фуры".На их машину внимания никто не обратил.

Сергей вел автомобиль не торопясь, спешить им особенно было некуда. В пять часов проехали Мошково.

Небо постепенно светлело, хотя подступающий к самой дороге лес, по-прежнему, стоял сплошной черной стеной.

Вдруг прямо над ними на высоте не более тридцати — сорока метров пронесся вертолет. Шум его лопастей на некоторое время заглушил звук мотора.

— Ми-24, куда это он? — удивился Матросов, — да еще в такую рань. — Военные по ночам обычно не летают.

Вертолет удалился от них на расстояние нескольких километров прямо по курсу и они даже потерли его из виду, когда в том месте, где он должен был находиться, вдруг расцвел огненный цветок, озарив половину утреннего неба.

— Черт, кто это его так? — закричал Матросов и резко нажал на тормоза. — Похоже на выстрел из "Стингера", но откуда тут ему взяться.

Они вышли из машины и прислушались. Из того места, где они наблюдали взрыв, доносились звуки автоматных очередей. Где-то впереди шел бой.

Обменявшись взглядами, они возвратились в машину, и Матросов повел ее вперед. Минут через пять они выехали на пригорок и Сергей выключил двигатель. Справа от дороги догорали обломки вертолета, немного впереди на правой обочине горела "Волга", а слева в кювете находился опрокинутый "Мерседес". Вокруг обеих машин лежали неподвижные тела.

Матросов бросился к автомобилю, который лежал в кювете, подумав, что он пострадал меньше и, возможно, кому-то требуется помощь. Но внутри никого не было. Сергей стал осматривать лежавших людей. Перевернув с помощью подбежавшего Юганова тело одного из мужчин он увидел, что пуля вошла ему прямо в висок. Еще у двоих также были смертельные ранения в голову. Последний был еще жив, но без сознания. Взглянув ему в лицо, Матросов крикнул: "Батя!". Он узнал своего первого командира в Афганистане, майора Гордеева.

Поддерживая раненого за плечи и голову он заорал Юганову: "Ну, что стоишь, сделай же что-нибудь, мать твою..".

Тот склонился над бывшим командиром Матросова и с первого взгляда определил, что состояние его тяжелое, хотя и не безнадежное. Одна пуля повредила правую руку, вторая прошла навылет через грудную клетку, не затронув, по-видимому, внутренних органов. Отстранив Матросова, он сосредоточился и приступил к работе. Рана на руке затянулась в течение нескольких минут. Ранение грудной клетки он заживил лишь слегка, решив не рисковать, вдруг внутри натекло много крови. Они с Матросовым перенесли раненого в машину, где Юганов, разорвав свою сорочку, наложил ему на грудь тугую повязку. Между тем, Гордеев пришел в себя. Открыв глаза, он увидел склонившегося над ним Матросова и спросил слабым голосом:

— Сергей, это ты? Как ты здесь оказался?

— Все в порядке, Батя, сейчас доставим в больницу, потерпи немного, — ответил Матросов, усаживаясь за руль.

Внезапно раненый приподнялся и выглянул в окно на дорогу. Он обвел взглядом догорающие обломки вертолета, горящую и опрокинутую машины.

— В живых кто-то остался? — хриплым голосом спросил он. Матросов отрицательно покачал головой.

— А "Камаз"?

— Какой "Камаз"? Не было тут никого, когда мы подъехали.

Раненый схватил Матросова за рукав, развернул к себе, остро взглянул ему в глаза:

— Их надо догнать во чтобы то ни стало. В "Камазе" они везут похищенные ПЗРК. Если комплексы попадут в Чечню, быть большой беде. Это дело государственной важности…

Он потерял сознание и уронил голову на подушки сидения.

Матросов бросил вопросительный взгляд в сторону Юганова. Тот молча пожал плечами. События последних дней сделали его фаталистом. Машина рванулась вперед.

10.

В пути Матросов познакомил пришедшего в себя своего бывшего командира с Югановым. Раненый, представившись Вячеславом Константиновичем (Матросов с трудом вспомнил его имя и отчество, обычно все называли его Батя), никак не мог поверить, что ранение в руку Юганов исцелил ему за несколько минут. Как Василий и думал, пуля, пройдя грудную клетку, внутренних органов не задела, поэтому Вячеслав Константинович был в сознании и чувствовал себя относительно неплохо. В нескольких фразах он рассказал о том, что вначале все шло по разработанному плану. "Камаз" остановился по требованию "милиционера", машины сопровождения тоже. В этот момент на трассу выехали и оперативные машины. Завязался бой, уже виден был подлетавший вертолет, когда задняя дверь "Камаза" открылась и из нее выскочили несколько боевиков. У одного из них был ПЗРК, из которого он и выпустил ракету по вертолету. Второй боевик из "мухи" подбил оперативную машину. Третий остался в "Камазе" и открыл оттуда огонь из крупнокалиберного пулемета. Обе машины сопровождения оказались бронированными, поэтому от выстрелов оперативников никто из сидящих в них людей не пострадал. Выскочив из машин, боевики рассредоточились и перекрестным огнем уничтожили всех оперативников.

— Конечно, наши сообразят, что операция развивается не по плану, — добавил Вячеслав Константинович, — тем более через полчаса сюда по плану должен прибыть второй вертолет для страховки. Но важно догнать "Камаз" и держать его в поле зрения. Если они свернут с трассы, потом их не найти.

Матросов прибавил скорость. Тем временем Юганов отвечал на вопросы Вячеслава Константиновича о том, как они оказались в столь раннее утро на этой трассе. Раненый слушал его внимательно.

— Не беспокойтесь ни о чем, — сказал он. — Думаю, все это уладить большого труда не составит.

Тем временем впереди показался какой-то автомобиль, по типу "Мерседес", движущийся в попутном направлении.

— Мне кажется, это одна из машин сопровождения, — произнес полулежавший на заднем сидении Вячеслав Константинович, — не обгоняй ее, Сергей, просто подойди немного ближе.

Когда расстояние между машинами сократилось примерно до двухсот метров, Юганов сосредоточился и направил телепатический импульс в мозг водителя "Мерседеса". Автомобиль внезапно вильнул вправо, выскочил за обочину, проскочил кювет и ударившись о какое-то дерево, перевернулся.

— Что это с ним случилось? — удивленно спросил Вячеслав Константинович.

— Все под контролем, Батя, — весело ответил Матросов уже понявший в чем дело. — Сейчас догоню второго.

Вскоре в зоне видимости оказался второй "Мерседес" следующий на расстоянии полусотни метров от впереди идущего "Камаза".

Матросов увеличил скорость. Юганов расслабился в кресле, входя в состояние транса. Его сознанию вновь удалось войти в контакт с мозгом водителя и "Мерседес", съехав с дороги, устремился в лесополосу.

— Что происходит? — вновь спросил Вячеслав Константинович, но ему никто не ответил, так как "Камаз" притормозил и стал останавливаться. Его водитель, увидел, что "Мерседес" съехал с дороги и решил выяснить, что произошло.

— Обходи его слева, — сказал Юганов.

— Так и поступим, — ответил Сергей, — приготовься!

Он на скорости обошел "Камаз" и сразу же затормозил, В то же мгновение они оба выскочили из машины. Матросов ударом энергетического поля вырубил водителя, а Юганов, усилием воли войдя в состояние ускорения, одним гигантским прыжком преодолел расстояние метров в пятнадцать и оказался у дверцы пассажира. Рванув ее на себя, он открыл дверцу и выбросил из кабины сидящего рядом с мертвым водителем боевика. Тот не успел даже поднять автомат.

Василий, вернувшись в обычное состояние, только сейчас осознал, что ему в первый раз удалось, сознательно ускорить обмен веществ в своем организме. Но его размышления прервал голос подбегавшего Матросова:

— Смотри!

Он взглянул на трассу и увидел, что к "Камазу" бегут боевики, которые были в опрокинувшемся "Мерседесе". Они держали в руках автоматы, но не стреляли. В полукилометре за ними он увидел вертолет, идущий с большой скоростью очень низко над самыми верхушками деревьев. В это время задняя дверь "Камаза" открылась и из нее на землю спрыгнули два или три человека, держа в руках ПЗРК.

Юганов еще успел заметить, как от вертолета отделилась огненная стрела и понеслась прямо на него. Последним усилием сознания ему захотелось оказаться в стороне от "Камаза". Вспышки пламени и грохота взрыва он уже не слышал.

11.

Спустя несколько дней Вячеслав Константинович, еще не оправившийся от ранения, докладывал Путилину о результатах операции. Слушая его, Владимир Валерьевич все больше мрачнел.

— Что же это получается? — произнес он, когда Гордеев умолк. — Мы потеряли семь своих сотрудников, пятнадцать десантников и четырех членов экипажа вертолета. Не слишком ли дорогая цена за предотвращение теракта, который, в принципе, можно было предотвратить и другим способом? Кроме того, если бы не эти двое, то операция и вовсе провалилась бы.

Вячеслав Константинович покраснел, упрек был вполне справедлив.

— Я с себя ответственности не снимаю, — медленно произнес он, стараясь не встретиться глазами с Путилиным, — но хочу доложить: методы террористов очень сильно изменились за последние несколько лет. Дело не только в техническом оснащении, но главное — в их подготовке. А наши оперативники, к сожалению, этой подготовкой похвастаться не могут. У нас нет ни сотрудников "Альфы", ни "Вымпела". Баркатину они оказались не нужны. Если мы срочно не примем меры, террористы все время будут опережать нас.

— Вы вновь возвращаетесь к нашему предыдущему разговору, — задумчиво сказал Путилин, — о создании внутри "Сферы" новой организации с чрезвычайными или точнее сказать, неограниченными, полномочиями?

— Владимир Валериевич, я просто не вижу другого выхода, — твердо ответил собеседник.

— Это должна быть мобильная группа из двух, максимум трех человек, но с такой подготовкой, которая бы позволила им совершать настоящие чудеса. Эти люди для всего остального мира не должны существовать. Они не будут связаны никакими законами и процессуальным крючкотворством. Их задачей будет физическое устранение главарей террористов безо всякого суда и следствия, где застали, хоть в туалете, там изамочили. Без своих лидеров остальные боевики не будут представлять серьезной опасности.

— Интересно, где вы найдете таких людей, — саркастически поинтересовался Путилин.

— Двух из них я уже видел в деле, это те, о которых я вам докладывал. Матросова я знаю еще по Афганистану, он и тогда владел всеми приемами рукопашного боя, а сейчас, как я понял, обладает способностью создавать вокруг себя энергетическое поле, превращать его в узко направленный луч и поражать противника на расстоянии.

— Это что нечто вроде бесконтактного боя? — заинтересовался Путилин, сам увлекавшийся борьбой.

— Бесконтактный бой в каратэ основан на принципе удара сжатым воздухом и достигается за счет скорости руки, здесь же принцип другой, насколько я понимаю, использование энергии собственного биополя. Есть еще одна важная особенность: в каратэ такой удар возможен только в непосредственной близости от того или другого участка тела человека, а Матросов может наносить его с расстояния пятнадцать- двадцать метров с летальным исходом.

— Да, это очень интересно. Не думаю, что таким умением обладает он один, — сказал Владимир Валерьевич. — Уверен, у него был свой учитель, а у того есть и другие ученики. Надо выяснить все это поточнее, ведь речь идет фактически о новой школе боя без оружия.

— По сравнению с тем, что умеет его товарищ, — продолжал Гордеев, — Матросов выглядит очень бледно. Тот парень — вот настоящий волшебник. Насколько я понял, он очень сильный телепат и способен воздействовать на мозг человека на расстоянии. Готов поклясться, что он способен ускорять процессы обмена веществ в своем теле, за счет чего его сила и ловкость возрастают неимоверно. Наконец, — Гордеев несколько секунд поколебался, раздумывая, стоит ли говорить дальше, но наконец решился, — вы будете смеяться, но я готов поклясться, что он обладает способностью телепортироваться.

— Что вы такое говорите, — не выдержал Путилин, — это уже чистая фантастика!

— Послушайте меня, — Вячеслав Константинович придвинулся ближе к своему шефу, — я видел этот момент так же отчетливо, как сейчас вижу вас. Он стоял у самого "Камаза" и неминуемо должен был погибнуть, но за мгновение до того как в машину попала выпущенная из вертолета ракета, оказался рядом с Матросовым, находившимся метрах в пятнадцати от автомобиля. Именно поэтому их только тяжело контузило. Сейчас процесс выздоровления идет нормально, наши врачи их вскоре поставят на ноги, тем более, что этот второй парень и сам великолепный лекарь. Мне он ранение руки вылечил за две минуты.

Путилин не до конца поверил собеседнику, но все же сказал:

— Вы меня убедили, способности этих двоих мы должны использовать. Но все должно быть абсолютно на добровольной основе. Хотя некоторые меры нужно принять уже сейчас, в частности, неплохо было бы сообщить в сибирских средствах массовой информации об их смерти. Скажем, случайно оказались в районе боя с террористами и погибли.

— Значит, можно считать, что новая организация создана.

Путилин улыбнулся:

— Да, назовем ее, — он задумался, — "Новая сфера" или лучше так Агенство "Носферату", их ведь двое, по-английски два произносится, как "ту"..

— Но ведь Носферату — это прозвище одного из особо опасных вампиров, — удивился Вячеслав Константинович, — нечто вроде Дракулы.

— Вот и хорошо, вампиры они ведь тоже разные бывают, а эти парни пусть станут грозой террористов и высасывают из них кровь, где только встретят. Как вы там говорили- даже в туалете, — рассмеялся Путилин. — А возглавить Агенство придется вам, товарищ полковник, инициатива, как известно, наказуема.

Уже серьезным тоном он добавил:

— То, что вы предлагаете, дело новое, небывалое. Правда, существовал в свое время в МГБ отдел возглавляемый генералом Судоплатовым, но там специфика была иная. Следует продумать, где разместить новую организацию с учетом всех степеней конспирации; каким образом ее финансировать, из каких источников; необходимо предусмотреть автономную компьютерную сеть для организации собственной аналитической работы; обеспечить условия для постоянной физической подготовки агентов. Трех дней для решения этих чисто организационных вопросов, думаю, будет достаточно. Главное, кроме нас с вами, об этом никто не должен знать, конкретные задания будете получать только от меня.

 

Глава восьмая. Заложник

1.

Городок на берегу Черного моря носил адыгейское название Джугба. В прежние годы подобно другим курортным городам черноморского побережья, с осени до весны он казался сонным и безжизненным, но с наступлением тепла просыпался от зимней спячки и готовился к встрече нового курортного сезона. Уже в апреле начиналась обычная перед наплывом курортников суета. Собственники жилья, сдаваемого приезжим, доставали банки с краской и начинали освежать местами облупившиеся заборы, руководители домов отдыха и пансионатов приступали к более серьезному ремонту и реконструкции своих корпусов, местные власти начинали уборку и оборудование пляжей. Уже в начале мая в город начинали прибывать первые отдыхающие, местные жители встречали их на вокзалах, предлагая самые выгодные условия для съема квартир. В июне количество курортников начинало уже превышать численность населения городка, а люди все прибывали и прибывали до самого сентября. Затем приезжих становилось все меньше, и вот опять городок впадал в зимнюю спячку, а затем все повторялось сначала.

Так было когда-то, но с началом рыночной экономики все резко изменилось. "Новые русские" олигархи и новый криминалитет, что, собственно, было одним и тем же, предпочитали отдыхать на курортах дальнего зарубежья Не желая отставать от своих кумиров, огромная масса "полуновых- полурусских": всякого рода "офисного планктона"-менеджеров низшего и среднего звена, рыночных предпринимателей, разного мелкого жулья, устремилась на Канарские острова, Кипр, в Турцию. В поисках новых неизведанных ощущений какая-нибудь секретарша в Москве, перейдя на строгую диету и, отказывая себе во всем, копила целый год деньги, чтобы хоть одним глазком взглянуть на чудеса капиталистического рая. Посещать же свои курорты и привычные места отдыха становилось зазорным — отдавало "совком".

Джугба не избежала общей участи и некогда цветущий город- курорт переживал сейчас не лучшие времена. Поток приезжих иссяк, большинство людей, которые раньше могли позволить себе поездку на черноморское побережье превратились в условиях развитого "дикого" рынка в нищих, обездоленных людей, помышляющих не об отдыхе на курорте, а о том как свести концы с концами, когда зарплата не выплачивается по полгода и больше. Население городка тоже нищало, мэрия постоянно нуждалась в деньгах и вынуждена была продавать в частные руки и по довольно низким ценам здания и сооружения курортного назначения. Но даже и на таких условиях желающих приобрести в собственность бывшие курорты и санатории в то время находилось не очень много. Поэтому, когда в мэрию обратился некий гость из Москвы с предложением приобрести в собственность здание бывшего пансионата одного из профсоюзов, вопрос был согласован за несколько дней. Гареев, как представился, предприниматель, сразу же после оформления надлежащих документов, приступил к реконструкции здания, которое было расположено на самом берегу моря у черты города в уединенном месте. Это довольно большое трехэтажное здание Гареев переоборудовал в современном стиле загородного дома. В подвальном помещении располагался гараж, способный вместить в себя пять-шесть машин. На первом этаже было оборудовано пятнадцать номеров класса "люкс", две сауны. На втором этаже располагались ресторан, кабинеты врачебного персонала и процедурные. Третий этаж был разделен пополам. В одной половине находился кабинет самого владельца пансионата с небольшой приемной и несколькими административными помещениями. В другую половину этажа можно было попасть лишь, набрав на двери кодовый замок. Там был оборудован просторный спортзал, а также четыре изолированных номера. Здесь же размещалась небольшая удобная кухня и столовая с двумя столами. На третий этаж можно было попасть и по винтовой лестнице с тыльной стороны здания. После окончания реконструкции пансионат был окружен высоким забором из металлических плит, подобно тем, которые служат покрытием для взлетной полосы, а на крыше установлена антенна спутниковой связи. По окончанию этих работ группа рабочих под личным руководством Гареева несколько дней рыла глубокую траншею к какому-то одному ему известному месту. Когда рабочие удалились на отдых, Гареев позвонил кому по радиотелефону. Вскоре сюда подъехал спецавтомобиль связи и вышедшие из него люди занялись укладкой какого-то кабеля, судя по весу, бронированного. К утру работы были окончены, траншея засыпана и на ее месте появилась асфальтовая дорожка. Возле ворот с будкой охраны установили табличку: "Частная собственность. Въезд по пропускам". Над аркой ворот появилась вывеска крупными буквами "Амрита", а под ней надпись "частный пансионат".

В своем кабинете на третьем этаже здания Гареев поднял трубку телефона без диска и когда абонент ответил, негромко произнес:

— Докладываю, Владимир Валерьевич, Агенство к работе готово.

— Хорошо, — ответил голос в трубке, — ждите указаний. До связи.

2.

Когда Гордеев после разговора с Путилиным предложил Матросову и Юганову стать сотрудниками Агенства "Носферату" и сообщил о том, что они уже вычеркнуты из списков живых, первым чувством, охватившим обоих, был гнев.

— Как вы могли сообщить о нашей гибели, даже не спросив нашего мнения? Следовательно, вы заранее все решили за нас? — возмутился Василий. — Но имейте в виду, я не солдат и вообще не военный человек, и под принуждением ничего делать не буду.

Матросов его поддержал:

— Что касается меня, то я хоть и офицер запаса, но уволился из органов не для того, чтобы снова быть игрушкой в руках политиков, которые все будут за меня решать.

Вячеслав Константинович выслушал их возражения без особых эмоций и объяснил:

— Во-первых, вы ошибаетесь в том, что мы все решили за вас. Сообщение о вашей гибели носило превентивный характер. Вы были контужены, спрашивать ваше согласие возможности не было, а время шло. Мы дали такое сообщение в расчете на то, что вы примите наше предложение. Но в случае отказа, не сложно вас "воскресить"., объяснив все ошибкой. Во-вторых, следствие по уголовному делу о гибели той девушки, версию о вашей причастности полностью исключает. Следователи разыскивают в этой связи Каракотова. Если вы посчитаете нужным вернуться к прежним занятиям, то никаких препятствий для этого нет.

— Что касается тебя Сергей, — он строго взглянул на Матросова, — то, подавая рапорт об увольнении, ты обронил фразу о том, что вернешься назад только в том случае, когда органы безопасности снова займут достойное место в государстве. Так вот скажу тебе — это время уже близится. И согласившись стать одним из карающих мечей этих органов, ты сам приблизишь это время. Наконец, никакие политики решать за вас ничего не будут. Если вы посчитаете не приемлемым для себя выполнять конкретное задание по ликвидации того или иного человека, принуждать вас к этому никто не будет. А теперь решать вам, как поступать.

Он помолчал, потом посмотрел обоим в глаза и тихим голосом сказал:

— Просто сейчас у нас нет людей с вашей подготовкой. Если вы откажетесь, мы будем продолжать свою работу, будут гибнуть другие люди, потому, что они уступают не только вашим возможностям, но и подготовке боевиков, в чем вы сами могли убедиться не так давно. Мы потеряли двадцать пять человек там, где вы справились бы вообще без потерь.

Повисло напряженное молчание. Матросов и Юганов сидели опустив головы, Гордеев медленно прохаживался по комнате. Наконец Василий и Сергей подняли головы и посмотрели друг другу в глаза. Взгляды синих и карих глаз скрестились, без слов поняв друг друга.

— Хорошо, мы согласны, — одновременно сказали оба.

Гордеев просветлел лицом:

— Впрочем, другого решения я от вас и не ожидал. Мы все трое должны будем изменить частично свою внешность, а также фамилии, имена и отчества. Впрочем, имена лучше оставим прежние, чтобы если случайно встретит кто-то из знакомых, не случился бы конфуз. Это особенно касается тебя Сергей. У Василия знакомых гораздо меньше. Я свои имя и отчество оставлю, изменю лишь фамилию на Гареева. А сейчас выздоравливайте, восстанавливайте форму. Я же займусь подготовкой нашей базы.

3.

Джугба, как место для будущей базы Агенства "Носферату" было выбрано не случайно. Пансионат, в котором по замыслу Гареева состоятельные люди, помимо отдыха, должны были получать высоковалифицированное лечение, служил отличной "крышей" для размещения в нем агентов "Носферату". С учетом того, что предусматривалось постоянное обновление состава отдыхающих, присутствие в пансионате Юганова и Матросова не должно было бросаться в глаза. Но даже, если бы кто-то и заинтересовался ими, то, согласно официальной версии, они являлись личными телохранителями Гареева.

Юганову, который никогда раньше не видел моря, в Джугбе понравилось. Он, как мальчишка, мог часами бегать по пляжу, загорать на золотистом песке или нырять за рапанами. Плавать и нырять он научился очень быстро, так что Матросов, выполнявший роль инструктора по плаванию, успехами своего ученика был доволен. Сам Сергей, хотя и любил море, но восторги проявлял более сдержанно.

Распорядок дня у обоих не был жестко регламентирован, но в течение трех утренних и трех вечерних часов они занимались в спортивном зале на третьем этаже пансионата, куда, кроме них, доступа никто из отдыхающих и обслуживающего персонала не имел. Здесь Юганов выполнял асаны неимоверной сложности или медитировал. Погружаясь в состояние транса, он пытался совершенствовать свои способности в телепатии и телепортации. В том, что он именно с помощью телепортации избежал удара ракеты, Василий не сомневался, хотя и не помнил, как именно это у него получилось.

Своими знаниями йоги, а также умением ускорять процессы обмена веществ в организме, он щедро делился с Матросовым, который постепенно осознал всю важность медитации для совершенствования своих способностей. В свою очередь Сергей обучал Юганова приемам бесконтактного боя. Уже через несколько уроков они начали устраивать поединки между собой. Стоя в разных концах зала, они с помощью концентрации своего энергетического поля пытались повалить друг друга, как в обыкновенной борьбе, только расстояние между ними составляло десять и более метров. Вскоре Юганов неплохо овладел приемами бесконтактного боя, но предпочитал все же использовать ускорение процесса обмена веществ. Матросов же еще с курсантских времен был настоящим мастером рукопашного боя, а способность ускоряться, сделала его настоящей машиной смерти.

В Джугбе все шло своим чередом. Отдыхающие прибывали в пансионат, пройдя курс терапии покидали, на их место появлялись новые. Реклама, организованная Гареевым делала свое дело, пансионат приобретал все более широкую известность. Уже к осени количество желающих попасть в пансионат оказалось таким, что очередь растянулась до следующего года. Гареев был доволен, так как стремился быть независимым в финансовом отношении даже от Путилина, понимая, что поступление банковских средств из госбюджета или иных внешних источников легко отследить через компьютерную сеть

Располагая мощным компьютером и модемом, позволявшим входить в Интернет, Вячеслав Константинович начинал свой рабочий день ознакомлением с политической обстановкой в стране и мире, а также новостями экономики. Уже на протяжении некоторого времени результаты анализа вызывали у него все большее беспокойство.

— Чечня становится серьезным фактором дестабилизации обстановки на Северном Кавказе, — вслух подумал он, выйдя из Интернета. — Думаю, дело идет к новой чеченской войне и она не за горами.

Он хорошо знал, что Чеченская Республика лишь формально продолжала оставаться в составе России, но фактически ее руководство не признает центральную власть. В 1992 году при поддержке правительства Чечни были захвачены склады с оружием и боеприпасами, дислоцированной там мотострелковой дивизии. Вместо решительных мер к наведению порядка, возглавлявший правительство Егор Гайдар и министр обороны Скворцов приняло соломоново решение: половину вооружения отдать Чечне, половину вывезти в Россию. Глава мятежной республики Дудаев согласился с таким решением, но фактически ни одной единицы оружия в российскую федерацию возвращено не было. Пользуясь беспомощностью и попустительством центральной власти, экстремисты в Чечне подняли голову и стали творить такие беззакония, от которых волосы вставали дыбом даже у полностью лысых. Русских убивали и изгоняли из Грозного и других городов, некоторых захватывали и превращали в рабов, чеченцы угоняли скот из приграничных районов Ставропольского края, похищали людей и требовали за них выкуп.

Буквально сегодня Вячеславу Константиновичу попалось на глаза сообщение в Интернете о загадочном исчезновении одного из крупных ученых в области конструирования авиационных двигателей профессора Лукачера. Он прибыл из Москвы в Краснодар несколько дней назад для наблюдения за испытательным полетом одного из самолетов, на котором был установлен, спроектированный им двигатель, и пропал, хотя находился под охраной сотрудников органов безопасности.

— И здесь, скорее всего, обнаружится чеченский след, — подумал Гареев. Он встал из-за стола и подошел к открытому окну. Было утро, аквамариновая гладь моря блестела под лучами поднявшегося уже довольно высоко дневного светила. Далеко за буйками он различил две головы, быстро плывущие к берегу. Это Юганов и Матросов выполняли свой ежедневный двухкилометровый заплыв.

Раздался мелодичный сигнал телефона высокочастотной связи. Гареев подошел к столу взял трубку. Поздоровавшись, Путилин перешел прямо к делу:

— Наши агенты готовы к работе?

— Думаю, что готовы Владимир Валерьевич, во всяком случае, оба находятся в отличной форме

— Вот и чудесно, потому что задание для них будет чрезвычайно сложным.

Гареев насторожился, он бы предпочел, чтобы "Маг" и Витязь" (таковы были кодовые клички Юганова и Матросова) втягивались в работу постепенно.

— Вам известно о загадочном исчезновении профессора Лукачера, — продолжал между тем Путилин.

— В самых общих чертах, то, что есть в Интернете.

— Поступила информация о том, что его вывезли в Грозный.

— У меня и у самого мелькнула такая мысль, — сказал Вячеслав Константинович, — только вот не пойму, зачем он чеченцам? У них ведь нет боевой авиации. Хотя…,- внезапная догадка осенила его.

— Вот именно, — прервал его Путилин, — боевой авиации у Дудаева действительно нет, но у него целый полк учебных машин в основном чехословацкие ЛТ-1. Радиус их действия невелик, порядка 250 километров, поэтому опасности они не представляют. Но если модернизировать их двигатели, то радиус полета увеличится до семисот-восьмисот километров. А это уже прямая угроза таким городам как Ставрополь и Краснодар, тем более, что по нашим данным они усиленно стремятся добыть бомбы или ракеты с ядерными боеголовками. Короче говоря, Лукачера необходимо во чтобы то ни стало освободить, а самолеты по возможности ликвидировать. Но освобождение профессора — задача номер один.

4.

План предстоящей операции разрабатывали Гареев с Матросовым, Юганов лишь изредка вставлял короткие реплики. Основная проблема заключалась в выработке подходящей легенды, ведь ни тот, ни другой в Чечне раньше не были, родных и знакомых у них там не было. Не менее важно было определиться, как попасть в Грозный. Самолеты туда летали нерегулярно, а поезд Грозный — Москва ходил с перебоями, тем более, что всех приезжих тщательно проверяли.

— Проще всего попасть в Грозный через Ингушетию, — сказал Матросов. — Из Назрани или Малгобека на автобусе или машиной доберемся прямо к месту назначения. Вася запросто сойдет за чеченца, по легенде он помогает мне искать родственников.

— Да, но он не владеет чеченским разговорным языком, — засомневался Гареев.

— Это не страшно, — успокоил его Юганов, — достаньте мне учебник, язык я выучу, а навык разговорной речи придет сам собой. Всегда можно сослаться на то, что я давно не был в Чечне.

От оружия оба категорически отказались. Юганов не умел обращаться с огнестрельным оружием, а Матросов также пришел к выводу, что в случае чего пистолет не поможет.

— Оружием являемся мы сами, — выразил общее мнение Василий. — Но я бы предложил следовать в Грозный не через Назрань, а через Дагестан. Этот путь длиннее, но зато и надежнее, тем более, если, согласно документам мы жители Махачкалы, которые пару лет назад уехали из Баку.

— Да, пожалуй, так будет достовернее, — подумав, согласился Вячеслав Константинович.

— Жили в Баку, перебрались в Махачкалу, а от родственников из Грозного уже больше полугода нет сведений, вот Сергей их и разыскивает. А с другой стороны, в Махачкале мало кого знаете, так как до этого жили в Баку. Ну, само собой, по легенде Юганов становится дагестанцем, в смысле представителем одной из народностей Дагестана.

Вопрос о том, где искать профессора отложили на потом. Когда окажутся в городе, тогда и будут об этом думать. Подготовка необходимых документов не заняла много времени: бланков советских паспортов, водительских удостоверений, различного рода свидетельств у Гареева было достаточно. Имелись средства и для изготовления соответствующих печатей и штампов. Закончив недолгие сборы, уже на следующий день друзья вылетели из Краснодара в Махачкалу.

— Помните, — напутствовал их Гареев, — ваша задача освободить Лукачера, ни во что иное не ввязывайтесь. И напрасно не рискуйте.

Прилетев к месту назначения, в гостинице решили не останавливаться. В долларах они недостатка не испытывали, поэтому сняли двухкомнатную квартиру на окраине города и стали знакомиться с достопримечательностями Махачкалы. Ласковый Каспий манил отбросить все проблемы в сторону и окунуться в теплую морскую воду, но они превозмогли соблазн и старались запомнить названия улиц, местных достопримечательностей, узнать побольше об истории города.

Когда солнце стало припекать, зашли в тенистый сквер отдохнуть и подсели к парню, одиноко сидевшему на лавочке. Разговорились, познакомились, потом стали расспрашивать о том, как можно добраться в Грозный.

Узнав, что Матросов хочет разыскать там родственником, Магомед, так звали парня, грустно покачал головой:

— Если от них полгода не было известий, то вряд ли ты их найдешь. Русским сейчас в Чечне плохо, совсем нехорошо.

— Но все же, как туда лучше всего попасть? — настаивал Матросов.

— На машине, — ответил Магомед, — машины с дагестанскими номерами они не особенно проверяют. Иногда можно половину Чечни проехать и никто тебя не остановит. Да там от Хасавюрта до Грозного от силы двести километров. Ну, на въезде проверят, потом на развилке за Гудермесом, где дорога на Аргун и Шали отходит от трассы. И, конечно, перед самым городом.

— Да нам чего проверок бояться, — сказал Матросов, переглянувшись с Югановым, — мы слава богу, не шпионы какие, местные жители, хотя, правда и недавно тут живем, беженцы мы из Баку.

Магомед сочувственно посмотрел на них.

— А, что в Баку и дагестанцев притесняли, — спросил он у Юганова, полагая его земляком.

— Не то, чтобы, притесняли, — неуверенно протянул Василий, — но сам знаешь, как оно: все же не свои, хоть и мусульмане. Многие стали уезжать и я уехал.

Помолчали. Потом Матросов опять спросил:

— Слышь, братан, а, может, знаешь кого, кто бы свозил нас в Грозный?

— Нет проблем, если есть баксы.

— Сколько?

— Долларов пятьсот в оба конца, — пожал плечами Магомедов, — за такую сумму я бы и сам вас свозил туда.

— А тачка- то у тебя какая? Я слыхал, дороги там не важные, — поинтересовался Матросов.

— Дороги там действительно разбитые, — но я у брата джип возьму, — он у меня из "новых дагестанцев", на рынке торгует, — усмехнулся Магомед, — только половина денег вперед.

— Идет, — согласился Матросов.

5.

На следующий день выехали из Махачкалы перед рассветом. Джип, хотя и не очень новый, был вполне исправный и в прекрасном рабочем состоянии. Магомед ехал не особенно быстро, но ниже ста километров стрелка спидометра не опускалась. Асфальтовая дорога в последний раз ремонтировалась здесь еще в советские времена, поэтому все время приходилось вилять между колдобинами и выбоинами. За Хасавюртом дагестанские милиционеры остановили машину, вяло поинтересовались у водителя, куда они едут. Узнав, что Магомед везет пассажиров в Грозный, потребовали у обоих документы и записали их данные в журнал.

— На всякий случай, — туманно пояснил усатый старшина, прикладывая руку к козырьку в прощальном приветствии, — счастливого пути!

Когда пересекли административную границу между Дагестаном и Чечней, их остановили на первом чеченском посту. Здесь одетые в обычную милицейскую форму люди, мельком взглянув на паспорта Магомеда и Василия, тщательно проверили документы Матросова. Поинтересовались фамилией родственников, которых он ехал разыскивать, где они жили, давно ли сам был в Грозном. Матросов на все вопросы отвечал уверенно, держался с достоинством, глаза не прятал. Возвращая ему документы, пожилой милиционер-чеченец, покосившись в сторону стоявших в отдалении с автоматами в руках молодых бородатых парней, негромко произнес:

— Формальных оснований задерживать вас не имеется, но ты, сынок, лучше не ехал бы туда. Сам понимаешь, какие времена наступили…

Джип покатил дальше по разбитой дороге. Юганов и Матросов внимательно рассматривали окружающую местность, сравнивая ее в памяти с подробной картой, которую они изучали в Джугбе перед вылетом в Махачкалу. Ни тот, ни другой не знали, каким путем им придется выбираться назад, поэтому старались хорошо запомнить окружающую местность. Один из вариантов отступления предусматривал выдвижение из Грозного через Червленную и Шелковскую на Кизляр, второй — через Червленную и Наурскую на Моздок. Эти обе дороги по левому берегу Терека имели свои плюсы и минусы, но все же были предпочтительные, чем путь через Ингушетию. Что же касается южного направления, то этот вариант и вовсе исключался.

Несмотря на то, что дорога проходила через равнинную местность, особого оживления на полях не было. Кое-где желтели редкие клинья скошенной пшеницы и скирды соломы, но большая часть угодий, по-видимому, не засевалась и не распахивалась.

Магомед, бросив взгляд на местность за окном автомобиля, сказал:

— Совсем не хотят работать в поле. Раньше здесь едешь — все засеяно, пшеница по пояс стояла, а теперь все с автоматами ходят. Если кто и работает, то одни старики. А молодые разбойничают, скот угоняют, людей захватывают, потом выкуп требуют. Совсем Коран не признают.

До Грозного добрались без особых приключений в девятом часу утра. Перед въездом в город их еще раз остановили, но даже документов проверять не стали. На окраине города путешественники остановились согласовать дальнейший порядок действий. У Магомедова в Грозном проживали дальние родственники и он хотел повидаться с ними. Матросов и Юганов попросили подвезти их ближе к центру. Расставаясь, договорились, что Магомед будет ждать их в этом самом месте после часа дня.

Когда остались одни, Юганов спросил:

— Есть ли у тебя план, как действовать дальше?

— Есть ли у вас план мистер Фикс? Конечно, у меня есть план, мистер Фикс- ответил Сергей фразой из известного мультфильма. — Ни черта у меня нет никакого плана. Не придешь же к Дудаеву и не спросишь: "А скажи-ка, Джохарушка, где вы прячете профессора?".

— У Дудаева, может и не спросишь, а вот у людей Басаева, почему бы и не узнать? — вполне серьезно ответил Юганов и продолжил:- Ты вот что, Сергей, походи, поспрашивай для отвода глаз о своих "родичах", а я, тем временем, попробую кое с кем потолковать. Через час подходи на это же место.

Когда через минут сорок пять Сергей возвратился, Юганов уже ждал его, сидя под деревом на лавочке. Он сосредоточенно жевал какую-то травинку, о чем-то размышляя.

— Как успехи? — поинтересовался Матросов, присаживаясь рядом.

— Так себе. Поговорил я тут с одним типом из людей Басаева, — нехорошо усмехнулся Юганов, — а точнее покопался у него немного в мозгу. К счастью, он был одним из тех., кто и выкрал профессора. Парень мыслит образами, поэтому я знаю, как выглядит этот Лукачер, да и все те, кто его похищал.

— Где он сейчас? — не выдержал Сергей. — Хрен с ними с образами, ты узнал, где его держат?

— Да тут недалеко, в одном двухэтажном особнячке. Его склоняют к сотрудничеству, но профессор оказался крепким орешком. Охраняют его всего пять человек.

— Так чего же мы сидим тут, пойдем освобождать, — поднялся Матросов.

— Освободить нетрудно, а дальше что? — меланхолически ответил Юганов. — Машина будет только после часа дня.

Сергей поняв, что приятель прав, снова сел на место.

— И что теперь, все три оставшиеся часа просидим на лавочке, как два тополя на Плющихе?

Юганов этот известный фильм не видел, поэтому не понял о каких тополях идет речь, но с Матросовым был согласен: торчать здесь на виду у всех прохожих три часа было не разумно.

— А не смотаться ли нам тем временем в аэропорт? — предложил Сергей. — Осмотримся там, что к чему. Видно с этим самолетами все равно разбираться придется нам — не сегодня, так завтра.

Возражений не последовало и, остановив первую попавшуюся машину, они попросили отвезти их в аэропорт.

Грозненский аэропорт находился недалеко от города. Изредка летали даже самолеты, но пассажиров было не много. И в самом здании и вокруг него находилось большое количество бородатых молодых парней, одетых в камуфляж с автоматами за спиной. Почти у всех были радиопередатчики, которые они не выпускали из рук. Близко к аэродрому никого не подпускали, поэтому друзья лишь издали рассмотрели ряд небольших самолетов, стоящих в стороне от взлетной полосы. Их было не менее тридцати. Юганов напряг зрение, пытаясь рассмотреть есть ли возле стоянки самолетов охрана, но никого не увидел.

Один из слонявшихся воле аэропорта людей в камуфляже подошел к ним и потребовал предъявить документы.

— Гафаров Вячеслав Мунхашевич, — вслух прочитал он данные паспорта Юганова, — Национальность рутулец, проживаешь в Махачкале.

Он возвратил паспорт и ухмыльнулся:

— Как вы там рутульцы, все по- прежнему с лезгинами враждуете?

Юганов пожал плечами:

— Не мы эту вражду затеяли, да и осталось нас всего ничего. Куда уж враждовать дальше?

Чеченец стал серьезным:

— Это точно, всем нам кавказцам нужно прекратить враждовать между собой. У нас сейчас общий враг-Россия. А ты, что здесь делаешь? — обратился он к Матросову, недобро сощурясь — Русский?

Сергей поспешил вмешаться:

— Да, какой он русский, разве, что по паспорту. Вырос в Баку, сейчас живет в Махачкале, дружок он мой с детства. Сейчас вот родственников ищет в Грозном.

Чеченец нахмурился:

— Вам здесь нечего делать. Самолеты почти не летают, разве, что московский рейс. А у нас тут не все такие доброжелательные парни, как я, так что лучше уезжайте.

6.

В город они возвратились на такси. Подъехали к месту, где их должен был ждать Магомед, но его еще не было. Когда таксист, получив плату, уехал, Юганов сказал Матросову:

— В ходе разговора с тем парнем в камуфляже, я немного покопался у него в мыслях. Стоянка самолетов охраняется и очень даже не плохо. Там по ее краям вырыты окопы полного профиля, куда спрячется охрана в случае нападения. На фланге крупнокалиберный пулемет. Да и людей там постоянно находится не менее десяти человек.

— Да, с налета эту крепость не возьмешь, — протянул Матросов. — Тут подготовка нужна.

Пока они разговаривали, подъехал Магомед. Он уже заправил машину и был готов к отъезду. Увидев подъехавший джип, Юганов сказал:

— Освобождением профессора займусь я, а ты побудь в джипе для страховки. Все может случиться, а машина нам нужна будет, как воздух. Ты меня понимаешь?

Сергей кивнул, он понял, что Василий опасается, как бы в последний момент Магомед не струсил и не дал деру.

Они попросили Магомеда подъехать к дому, где, как выяснил Юганов, содержался профессор. Василий вышел, а джип проехал немного вперед и остановился.

— Ну как, нашел родственников? — поинтересовался дагестанец.

— Одного по крайней мере, — улыбнулся Сергей, — сейчас он его приведет… Мой дядя, поедет с нами в Махачкалу.

— А документы у него в порядке? — насторожился водитель. — Ты же видишь, везде проверки на дорогах.

— Не переживай, все будет окей, не могу же я бросить его. Жена умерла, он один остался.

Между тем, Юганов подошел к коттеджу. Остановился возле железных ворот. Потом нажал на кнопку электрического звонка. Услышал как открылась дверь и кто-то спросил по- чеченски:

— Кто там?

— Открывай, — повелительным тоном также на чеченском языке ответил Василий. Щелкнул засов замка и Василий вошел в ускорение. Он сильно толкнул железную дверь так, что она отбросила открывшего ее человека на несколько метров. Тот упал на спину и затих. Юганов устремился в коттедж, дверь которого оставалась открытой. Там в коридоре на стуле сидел второй охранник, сжимая в руках автомат. Нажав ему на шею в области сонной артерии, Василий проскочил дальше. Следующего охранника он выключил несильным ударом ладони по шее и поднялся на второй этаж. Здесь в коридоре дежурил еще один крепкий бородатый парень с автоматом, его пришлось просто оглушить ударом по голове. Через открытую дверь одной из комнат, он увидел лежавшего на кровати человека, в котором узнал профессора Лукачера, а у входа в комнату сидел пятый охранник. Его он тоже убивать не стал, а лишь передавил ему сонную артерию, погрузив в сон.

Возвратясь в обычное состояние, Василий подошел к профессору, который открыл глаза, не понимая, что происходит.

— Ему вводили наркотики, — внезапно догадался Василий и спросил, — профессор, как вы себя чувствуете?

Тот попытался приподняться, но у него ничего не получилось и его голова упала на подушку. Однако глаза его смотрели осмысленно.

— Голова очень болит, прямо раскалывается, — с трудом произнес он.

Юганов на секунду растерялся, время шло, а профессор был явно не способен двигаться самостоятельно. Надо было принимать какое-то решение.

— Извините, профессор, — тихо произнес Василий и передавил ему сонную артерию.

7.

Когда они проехали пост ГАИ на выезде из Грозного, Юганов с облегчением вздохнул. Держать под телепатическим контролем сразу трех милиционеров даже для него было тяжело. Но, как он и надеялся, их не остановили. Профессор мирно посапывал на заднем сидении рядом с Матросовым и будить они его не стали. Магомед, ничего не понявший в том, что происходит, помалкивал и жал на акселератор. Когда Юганов подбежал к машине с человеком, завернутым в ковер, он уже тогда подумал, что его новоиспеченные приятели не совсем те, за кого себя выдают, но решил ни о чем их не расспрашивать. Чем меньше знаешь — тем больше пользы для здоровья. Сейчас он хотел только одного — поскорей пересечь границу с Чечней.

Пост на развилке Шали- Аргун они тоже проскочили благополучно. Здесь Юганову даже не пришлось напрягаться. Милиционеры столпились вокруг какого-то "Камаза" и на их "джип" не обратили внимания. Солнце стояло в зените и, несмотря на сентябрь месяц, было довольно жарко. При подъезде к посту ГАИ перед Гудермесом Юганов внушил стоявшему у патрульного автомобиля разомлевшему от жары милиционеру, что их останавливать не нужно и они поехали дальше.

Однако, на последнем посту им пришлось остановиться. Здесь было слишком много людей — человек пять сотрудников милиции и около десятка парней с автоматами. Один из милиционеров махнул жезлом и Магомед чуть проехав вперед, остановился. К ним, не спеша подошел тот же постовой, который утром не советовал Матросову ехать в Грозный.

— Ну как, нашел родственников? — улыбнулся он.

— Да, — с грустью ответил Сергей, — тетя умерла, а дядя совсем плохой, вот забрал везу к себе, может еще оклемается.

Милиционер заглянул в салон, вздохнул.

— Ну, что же, счастливого пути, — он не торопясь пошел назад, а Магомед рванул с места джип, стремясь быстрее пересечь границу, до которой оставалось меньше двух километров.

Юганов, внимательно смотревший в зеркало заднего вида вдруг заметил какую-то суету у поста ГАИ. Группа парней с автоматами окружила милиционера, который пропустил их. Они о чем-то говорили, жестикулируя руками, затем подъехал "джип", в который они все уселись и с большой скоростью помчались в сторону дагестанской границы.

— Погоня, — догадался Василий, — видимо о похищении профессора стало известно и по рации передали всем постам распоряжение досматривать все машины.

Между тем расстояние между машинами начало сокращаться. Надо было что-то предпринимать.

— Притормози, — вдруг сказал Юганов, — я соскочу, а вы уходите вперед. Когда увидите, что погони нет, возвращайтесь за мной.

Магомед притормозил, Василий соскочил на обочину, пробежал несколько шагов, но не упал. Сергей не успел даже ничего возразить, как Магомед стал набирать скорость. Обернувшись в сторону погони, Василий снова, второй раз за сегодня, вошел в состояние ускорения и стремительно понесся вперед. Преследовавший их "Ландкруайзер", двигавшийся со скоростью более ста километров, для него оказался таким же медленно движущимся, как арба, влекомая волами. Поравнявшись с дверцей водителя, он открыл ее и вытащил из автомобиля водителя, выбросив его на обочину. Устроившись на его месте, он вытолкнул из машины сидевшего справа от него боевика, а затем и всех, кто был на заднем сидении. Возвратившись в обычное состояние, он повел машину вперед, а у самой границы с Дагестаном, направил автомобиль за обочину, успев в последний момент выскочить из него. Проскочив обочину, "джип" понесся вперед по бездорожью, попал в рытвину и, перевернувшись несколько раз, застыл в опрокинутом положении, а затем вспыхнул от взорвавшегося бензобака.

Пройдя немного по дороге вперед, Юганов увидел, что навстречу ему движется автомобиль Магомеда.

8.

Когда они отъехали от административной границы с Чечней на несколько километров, Юганов попросил остановить автомобиль.

— Пора будить профессора, — сказал он Сергею, — надо привести его в чувство и решать, что делать дальше.

Растолкав своего пассажира, они помогли ему выбраться наружу. Под воздействием обдувавшего его свежего ветерка, тот пришел в себя и огляделся.

— Где я? — спросил он, обводя взглядом незнакомую местность. Потом посмотрел на Юганова:

— А вас я, кажется, где-то видел?

— Все в порядке профессор Лукачер, — устало сказал Василий, — вы на свободе и в безопасности? Вам больше ничего не угрожает и уже завтра мы с вами будем в Краснодаре?

— Это очень приятно слышать, — с поклоном ответил профессор, — благодарю вас от всего сердца, но вы ошибаетесь, я не профессор Лукачер.

— Что? — не поверил свои ушам Юганов, — как не Лукачер? Вас же похитили в Краснодаре.

— Похитители, к сожалению, тоже приняли меня за Лукачера, — с иронией объяснил спасенный, — хотя я всего лишь его недостойный ученик профессор Таранада. Когда они разобрались в своей ошибке, то похитили уже настоящего Лукачера, два дня спустя.

— Где же он? — в один голос заорали Матросов и Юганов, готовые едва ли не убить Таранду.

— Клавдий Иванович, как я полагаю, содержится на аэродроме Грозного, — ответил Таранда, — там имеется небольшой завод или точнее полевая мастерская по ремонту авиадвигателей. Чеченцы хотят, чтобы он усовершенствовал тип двигателя, который установлен на учебно-тренировочных самолетах.

Юганов не выдержал и, набрав полные легкие воздуха, впервые в жизни загнул такое длинное и забористое ругательство, что Матросов просто открыл рот от удивления. Таранда же только восхищенно прищелкнул языком.

9.

— Нет, нет и еще раз нет. Ты меня даже не уговаривай, ошибку допустил я и исправлять ее тоже нужно мне. Вдвоем мы только все испортим. Риск не такой уж и большой. Боевики уверены, что мы покинули Чечню. Конечно, они поймут, что нам нужен был именно Лукачер и усилят его охрану. Но они уверены, что в ближайшие дни мы этой попытки не повторим. Вот на этом и нужно сыграть.

— Ну хорошо, допустим, ты освободишь Лукачера, а дальше то что будешь делать? Милицейские посты по всей Чечне будут приведены в боевую готовность, вся граница будет патрулироваться. Сам ты, предположим, сможешь пройти, а как быть с профессором?

— Там видно будет, — Юганов поднялся с камня, на котором сидел. Сергей, понимая, что отговорить Василия ему не удастся, также встал, отряхивая брюки.

— Часть денег ты возьми себе, чтобы хватило рассчитаться с Магомедом и добраться до Краснодара, а остальные я оставлю у себя. Деньги — это единственное, что мне сейчас нужно. Или я вернусь с этим Лукачером или вообще не вернусь.

Они крепко пожали друг другу руки. Матросов отправился к "джипу", а Юганов прямиком через поле двинулся в сторону Чечни.

 

Глава девятая. Первая схватка

1.

Багровый край солнечного диска уже коснулся вершин далекой горной цепи Центрального Кавказского хребта, когда Юганов решил сделать привал. Он прошел пешком не менее пятнадцати километров и даже его железному организму требовался отдых. Пора было подумать о выборе места для ночлега, чтобы можно было относительно спокойно отдохнуть. Чувства голода он не испытывал, так как обходиться без пищи и воды мог несколько суток кряду, но в глубокой медитации для восстановления жизненных сил остро нуждался. События прошедшего дня потребовали от него максимального напряжения всего организма и сейчас он чувствовал себя полностью опустошенным.

Заметив вдалеке скирду соломы, Василий подумал, что лучшего места для ночлега найти вряд ли удастся. Хотя скирда была довольно высокой, забраться на нее труда не составило. Солнце к тому времени уже скрылось за горными вершинами, и ночь стремительно окутывала землю. На небе появились первые звезды, сверкавшие подобно бриллиантам на черном бархате. Крупным алмазом на небосклоне блестел Альтаир, в стороне от него зажглась Вега. Ясно различим стал пояс Ориона, огромной английской буквой "дабл-ю" загорелось созвездие Кассиопеи, а неподалеку от него раскинулось в полнеба созвездие Большой Медведицы. Василий не очень хорошо ориентировался в звездном небе, так как в Сибири оно выглядит иначе, чем на юге, однако рисунок созвездий ему был знаком.

Расположившись на вершине скирды, Юганов улегся поудобнее и погрузился в транс. Достигнув состояния самадхи, он решил в очередной раз попробовать на подсознательном уровне восприятия проникнуть за барьер, который не давал ему возможности вспомнить события своей жизни до того, как он оказался в Васюганье. Юганов медленно, шаг за шагом, реконструировал все происшедшее с ним, начиная от сегодняшних событий, стараясь нащупать узловые моменты своего бытия. Преодолеть барьер памяти ему не удалось и в этот раз, однако, после возвращения к реальности, у него осталось ощущение того, что оставалось совсем немного, для того, чтобы он вспомнил все. Внезапно у него мелькнула мысль, что ключом к восстановлению памяти могут служить его уникальные способности, каждая из которых появлялась у него либо в минуты смертельной опасности, либо же максимального напряжения ума.

— Начнем с самого начала, — попытался хладнокровно рассуждать Василий, — оказавшись на Васюганье, я умел исцелять раны, а также в совершенстве владел йогой. Допустим, дар исцеления у меня врожденный, но знание йоги по наследству не приобретешь. Значит, кто-то меня этому искусству обучил. Идем дальше. Способность ускорять процессы обмена веществ открылась во мне после удара битой по голове. Обычный человек от этого удара непременно потерял бы сознание или погиб. Я же не только ничуть не пострадал, но и открыл в себе новое уникальное умение. Что было дальше7 Способность к телепатии и гипнозу проявилась в момент, когда я оказался в ловушке и лихорадочно искал выход из нее. Наконец, при попадании ракеты в "Камаз" с ПЗРК я должен был неизбежно погибнуть. О чем я тогда подумал — оказаться подальше от места взрыва.

Вдруг ему пришла в голову идея. Он сосредоточился и представил себе, что лежит сейчас не на скирде соломы, а стоит в поле метрах в двадцати от нее. В то же мгновение он там и оказался. Как это произошло, Василий объяснить себе не мог, но решил продолжить эксперимент и пожелал опять оказаться на вершине скирды.

— А может телепортация — это самый простой путь попасть в Грозном?

Юганов представил себе грозненский аэропорт и усилием воли попытался оказаться там, но у него ничего не получилось. Сделав еще несколько аналогичных попыток, он убедился, что способен телепортироваться в пределах двадцати-двадцати пяти метров, но не больше. "По-видимому чего-то мне не хватает, либо опыта, либо энергии", — подумал Василий…

Снова улегшись на мягкую постель из соломы, он продолжил размышлять.

— Откуда у меня появляются эти способности? Единственное объяснение- они возникают из глубин памяти, пробуждаются и прорываются из под какого-то барьера или….гипноблоков? — Василий даже вскочил от неожиданно пришедшей в его голову мысли.

— Кто-то очень сильный и могущественный установил гипноблоки на тех способностях, которые у меня существовали ранее, и заблокировал мою память. Но с какой целью?

Сколько Юганов не размышлял об этом, разумного ответа на свой вопрос не находил. Однако, у него появилось ощущение, что пробудившиеся способности — это лишь малая часть того, что он знал и умел раньше.

— Что же подождем, что будет дальше, — наконец, решил он и погрузился в сон, хотя какая-то часть его сознания оставалась бодрствовать и наблюдать за окружающей обстановкой.

Проснулся он с рассветом, чувствовал себя бодрым и отдохнувшим.

2.

Старой дорогой попасть в Грозный он не рискнул, так как на постах ГАИ его могли запомнить, а, выйдя к Гудермесу, на попутной машине доехал до Аргуна, а затем, также на попутке проселочной дорогой вдоль Терека добрался и до столицы республики. Карту города, которую они с Матросовым изучали еще в "Амрите" он помнил хорошо и поэтому без особых осложнений вышел в район аэропорта со стороны взлетной полосы. Когда он вышел на пригорок, в поле его зрения появилась стоянка самолетов. Василий залег в какой-то рытвине и сосредоточился, стараясь определить, где мог бы находиться профессор, однако это оказалось непростой задачей. На аэродроме находилось слишком большое количество охраны и обслуживающего персонала, поэтому какофония их мыслей напоминала ситуацию, когда сразу несколько радиостанций работают на одной и той же частоте. Тогда Юганов решил поступить иначе. Сконцентрировав все свое внимание на одном из охранников, бродивших у стоянки самолетов, метрах в пятистах от того места, где он лежал, Василий, проникнув в его мысли, заставил охранника подойти к нему. Тот неторопливо двинулся в его сторону, держа в руках автомат. Когда охранник поднялся на пригорок, Юганов обрушил на него мощный телепатический удар. Оттащив упавшего охранника за пригорок, он быстро раздел его, натянул на себя его одежду, перевязал волосы зеленой повязкой и, взяв автомат, направился к стоянке самолетов. По мере приближения к другим охранникам, благо их было всего несколько человек, он создавал в их мыслях внешний образ их товарища, так, что никто не заметил подмены. Когда он обогнул стоянку, то в поле его зрения оказалось приземистое здание, которое он раньше не заметил. Мысленно прозондировав его, он определил, что в одном из помещений здания и находится Лукачер. В первое мгновение он хотел было установить с ним мысленный контакт, но затем решил поступить по-другому.

Продолжая обходить стоянку, как бы по маршруту охраны, Юганов подошел к зданию и, убедившись, что на него никто не обращает внимания, вошел внутрь. Это был большой ангар для ремонта самолетов, в зале находились рабочие, которые разбирали и собирали авиационные двигатели. Все они были чеченцы, поэтому охраны в помещении ангара не было.

Василий пошел дальше, ориентируясь по мыслефону профессора и оказался в одной из комнат, где тот находился. Там же были и два охранника, но превращенные ментальным ударом Василия в двух истуканов, пускающих слюни, как младенцы, они отреагировать на его приход не успели.

В этот раз Юганов в первую очередь поспешил убедиться, что перед ним действительно Лукачер.

Клавдий Иванович, узнав, что Василий пришел сюда, чтобы его освободить, вначале обрадовался, но, сообразив, что тот один, сразу поскучнел.

— Что вы, молодой человек, здесь на каждом шагу охрана, они нас не выпустят живыми.

Юганов не стал его слушать, а раздев одного из застывших, как столбы, охранников. приказал Лукачеру одеть его обмундирование и взять автомат.

— Кстати, вы умеете управлять самолетом? — поинтересовался он у Лукачера.

— Я, конечно, специалист по двигателям, пилот из меня не важный, но поднять в воздух самолет смогу.

— А большего и не требуется, — сказал Василий, — сейчас мы с вами подойдем к стоянке самолетов. Вы, изображая охранника, остановитесь возле крайнего самолета, а я пойду дальше. Когда услышите стрельбу, немедленно поднимайтесь в самолет и включайте двигатель. Как только я окажусь в кабине, сразу взлетайте. Учтите, времени выруливать на взлетную полосу у нас не будет. Придется взлетать поперек полосы или по рулежке.

Лукачер обреченно вздохнул. В то, что этот план осуществим, он не поверил ни на мгновение, но делать было нечего, пришлось подчиниться. Профессор обладал острым умом, поэтому понял, что спорить с человеком, который одним взглядом превратил двух дюжих охранников в младенцев, не только не разумно, но и не безопасно.

— А чем черт не шутит, — подумал он, — у этого сумасшедшего парня может и получится.

Тем временем Юганов быстрым шагом направился к вышке, на которой находился пулемет. Войдя в сознание пулеметчика, он заставил его увидеть, будто около самолетов вдруг появились солдаты российской армии с автоматами в руках и подал ему мысленную команду: "огонь". Пули, выпущенные из крупнокалиберного пулемета, изрешетили фюзеляж одного из учебных самолетов и пробили бак с топливом. Через несколько секунд самолет вспыхнул, охваченный огнем. Остальные охранники не поняв, что происходит, закричали и замахали руками, но пулемет строчил не переставая. Тогда Юганов, войдя в сознание сразу нескольких бойцам охраны, внушил им, что нападение на стоянку продолжается, заставив их тоже увидеть фигуры солдат федеральных войск. Сам он тем временем, стал двигаться вдоль стоянки, поливая самолеты огнем из своего автомата.

Между тем беспорядочная стрельба не прекращалась, пулемет продолжал вести огонь по самолетам, которые вспыхивали один за другим. Со стороны аэропорта к стоянке бежали люди, тоже стреляя на ходу, не понятно куда.

Юганов ускорил движение и подбежал к крайнему самолету. Профессор уже включил двигатель. К счастью оказалось, что в баке самолета есть топливо. Как только Василий вскочил в кабину, Лукачер начал разбег. Самолет, набирая скорость понесся поперек полосы, кто-то из находившихся на аэродроме охранников, дал по нему очередь из автомата, но самолет уже пошел на взлет. Набрав высоту, Лукачер заложил крен влево и легкокрылая машина устремилась в сторону Ставрополья.

— Хорошо, что у них нет комплексов ПЗРК, — мелькнула Василия мысль, — иначе мы бы уже падали в Терек.

* * *

Далеко отсюда в подземном храме магов Хаоса почти в это время состоялся следующий разговор.

— Мессир, я вчера уже докладывал о флуктуации магического поля. Сегодня она наблюдается вновь.

— Место?

— Там же, с большой долей вероятности непосредственно в астральном плане Грозного.

— Хорошо, продолжайте наблюдение, а теперь мне необходима полная информация о событиях этих двух дней на территории Чечни.

3.

— Живем, профессор, — от избытка чувств Юганов ткнул Лукачера кулаком в плечо, — а вы боялись!.

Тот не выпуская штурвала, обернулся к Василию. На лице его была широкая улыбка.

— Я и сейчас боюсь, никак не могу поверить, что мы на свободе и все уже позади.

Самолет летел не очень высоко. Под ним извивался широкой голубой лентой буйный своенравный Терек, далеко слева виднелась горная цепь центрального Кавказского хребта. Василий помнил по карте, что если лететь вверх по Тереку, то первым крупным городом на их пути будет Моздок, а это уже Ставропольский край.

— Как у нас с горючим? — крикнул он, наклонясь к Лукачеру.

— Баки не полные, но километров на сто должно хватить, — отозвался тот.

— До административной границы, пожалуй, дотянем, — подумал Юганов, но на всякий случай сказал Лукачеру, чтобы тот поднялся выше примерно до трех километров. Он где-то читал, что для этого типа самолетов дистанция планирования составляет один к семи.

— Таким образом, если вдруг кончится горючее, мы сможем планировать еще порядка двадцати километров, — прикинул он.

Прошло еще полчаса. Впереди показался какой-то большой город.

— По идее должен быть Моздок, — подумал Василий, — интересно есть ли здесь аэропорт?

— Нет, рисковать не будем, — решил он, — лучше сядем в поле.

Он постучал по спине профессора и когда тот обернулся, объяснил, чтобы тот выбрал место для посадки где-нибудь в поле подальше от населенных пунктов.

Лукачер согласно кивнул головой. Он выполнил маневр разворота и стал выискивать подходящее место для посадки, когда вдруг мотор самолета, чихнул, затем остановился, снова заработал, чихнул опять и остановился уже насовсем. Профессор перевел самолет в режим планирования и обернулся к Юганову.

— Горючее кончилось, — обеспокоено сказал он, — придется садиться, где придется, но я не вижу подходящей площадки, везде то перепаханное поле, то высоковольтные провода.

Самолет, между тем, продолжал снижаться и к тому же оказалось, что планировал он плохо, все время норовя клюнуть носом. Лукачеру с трудом удавалось его выравнивать. Наконец, на высоте примерно пятисот метров, машина окончательно перестала подчиняться пилоту и рухнула вниз.

Решение созрело мгновенно, Юганов откинул фонарь, схватил профессора под мышки и, выбравшись на крыло, с высоты примерно трехсот метров прыгнул вместе с ним в разверзшуюся бездну. Почему-то у него было чувство, что они не погибнут. И действительно, внезапно падение замедлилось. Василий представил, что он бежит по воздуху и посмотрел вниз. Оставшись без управления самолет уже врезался в землю и развалился на куски, взорвавшись фонтаном огня и черного дыма, а они с Лукачером продолжали оставаться в воздухе, плавно приземляясь по широкой дуге. Наконец, Юганов ударился ногами о землю и, выпустив профессора, перекатился по скошенной стерне.

Встав на ноги, он подошел к Лукачеру, тот очумело сидел на земле, не веря, что они оба остались живы.

— Как это случилось, что мы не погибли? — спросил он, постепенно приходя в себя.

Юганов, заметив, что вдалеке уже показались движущиеся к месту падения самолета машины, быстро сказал:

— Послушайте, профессор, поднимайтесь и идите к ним. Придумайте любую версию происшедшего, но только обо мне ни слова, вы меня вообще не видели Лучше всего разыграйте ретроградную амнезию. А теперь прощайте!

Он вошел в состояние ускорения и растаял в воздухе на глазах изумленного профессора, который так и не понял, что произошло.

Добежав до ближайшей лесопосадки, Юганов вернулся в нормальное состояние и остановился посмотреть, что будет дальше. Он видел, как профессор направился к месту крушения самолета, куда уже подъехало несколько машин. Вышедшие из них люди окружили обломки машины, затем заметили подходившего к ним профессора. Только сейчас, Юганов вспомнил, что и Лукачер и он тоже одеты в камуфляжи со знаками различия армии Дудаева.

— Ну, ладно, — подумал Василий, — профессор как-нибудь выпутается сам, а вот мне нужно привести себя в порядок.

Он выбросил зеленую повязку, которая была у него на голове, снял камуфлированную куртку. Под ней на нем была одета обыкновенная тельняшка. Брюки он решил оставить, так как они никаких отличительных особенностей не имели.

Деньги у него были и он решил, не тратя времени зря, зайти в первое попавшееся селение, приобрести более подходящую одежду и возвращаться в Джугбу, где его, как он полагал, с нетерпением ожидали Гордеев и Матросов.

4.

Когда в тот же вечер Юганов появился в "Амрите" Матросов сжал его в крепких объятиях.

— Если бы ты знал, как мы тут все переволновались. Я просто места себе не находил, не мог простить себе, что оставил тебя одного.

Гордеев был сдержаннее, но своей радости не скрывал.

— Об освобождении Лукачера мы уже знаем, передавали по новостям, но как вам это удалось?

Юганов подробно рассказал обоим о всех своих приключениях, добавив, что по-видимому все учебные самолеты, имевшиеся в распоряжении Дудаева, выведены из строя.

— Да, это так, — подтвердил Вячеслав Константинович, — аккредитованные в Чечне иностранные журналисты уже сообщили об этом, да и наши ребята перехватили разговор Дудаева с председателем Совета Федерации Шемякиным по спутниковой связи. Очень сильно недоволен президент Чеченской Республики, — хитровато подмигнул Гордеев.

— А какая версия случившегося? — поинтересовался Юганов.

— Обычная, налетели русские "сушки" произвели ракетные залпы по аэродрому и улетели. Не станут же они сознаваться в том, что сама охрана и уничтожила самолеты.

— А что профессор? — спросил Василий.

— У Лукачера обнаружилась ретроградная амнезия. Где он был, не помнит, как оказался в районе Моздока объяснить не может. Думаю, что задание выполнено блестяще. Лукачер на свободе, самолеты уничтожены и о нашей причастности к этим событиям никто и не догадывается. Сейчас доложу шефу подробности операции, думаю, и он будет доволен.

— Профессор — единственный человек, который знает меня в лицо и запомнил мою внешность, — сказал Юганов. — Если хороший телепат покопается в его мозгу, то мой портрет окажется у каждого боевика. Лукачера необходимо срочно отправить в Москву и там на время изолировать от любых контактов.

* * *

В глубине пустыни Калахари в подземном храме последователей Хаоса Командор Ордена говорил своим приближенным:

— Для осуществления наших планов по развязыванию третьей мировой войны было предусмотрено использование авиации Чечни для нанесения превентивных ядерных ударов по некоторым городам России и за ее пределами. С этой целью некоторым нашим последователям из руководства Чечни была внушена мысль использовать одного из русских конструкторов авиационных двигателей для увеличения радиуса полета самолетов, которые имеются в их распоряжении. Вначале все осуществлялось по плану, ученый был похищен и находился в Грозном, приступив к работе. Однако затем, — Командор обвел взглядом внимательно слушавших его людей в черных мантиях с капюшонами, — нашему плану кто-то помешал: ученый освобожден, самолеты уничтожены. Таким образом, у Чечни больше нет средств доставки ядерного оружия. Но одновременно в астральном плане Грозного зафиксирована серьезная флуктуация магического поля. Это может означать лишь одно- все случившееся дело рук очень сильного мага.

— Возможно ли, чтобы это был Аватара? — неуверенно спросил кто-то из присутствующих.

— Я в этом не уверен, — не сразу ответил Командор. — Если бы это был он, содрогнулась бы вся структура магического естества, ибо энергия его маны по существу безгранична, а всей его мощи даже трудно себе представить. Нами же зафиксирован лишь всплеск магического поля, то есть магия применялась локально и уровень ее применения не высокий.

— Мессир, может быть это имаго Аватары?

— Возможно, и даже более чем вероятно. Сравнение силы магических флуктуаций в Сибири и на Северном Кавказе дает основание для вывода о том, что уровень магии у воздействующего на ее структуру, растет. Но как бы там ни было, полагаю необходимым переходить к следующей фазе дестабилизации обстановки на Северном Кавказе, а именно к открытию военных действий против России. Учитывая опыт последних дней, не исключено покушение на основных лидеров Чечни, поэтому у каждого из них должен быть свой Защитник, который будет незримо присутствовать возле них и получит свободу действий при угрозе их жизни. И,наконец, необходимо вплотную заняться тем, кто сорвал наши планы будь он обыкновенный маг, имаго Аватары или сам Аватара. Поручаю эту миссию тебе, Астар, — обратился Командор к стоявшему справа от него некроманту.

* * *

В далекой ШАМБАЛе Провидец обратился к председателю Совета магов Огня:

— Арджуна допустил несколько грубых, я бы сказал, непростительных ошибок, которые ставят под угрозу выполнение его земной миссии. До этого момента мы занимали чисто созерцательную позицию, но сейчас настало время вмешаться в ход событий и подстраховать нашего ученика. Я думаю, настало время действовать мастеру Телепатии.

5.

Клавдий Иванович Лукачер сразу же после его обнаружения был доставлен в Моздокскую городскую больницу и помещен в отделение неврологии. Хотя он и ссылался на амнезию, но все прекрасно помнил. Да и как можно было забыть двухметрового синеглазого гиганта с копной густых иссиня- черных волос, которому он был обязан своим чудесным спасением. Правда, сейчас возвращаясь к тем событиям, которые происходили в таком стремительном темпе, профессор начинал сомневаться имели ли они место в действительности. Но как иначе объяснить все происшедшее?

С легким скрипом дверь в его палату отворилась и в комнату, где он находился один, вошел человек в белом халате. Лукачер ранее его не видел, но, судя по всему, это был кто-то из врачей, иначе дежурившие у его палаты чекисты, не пропустили бы постороннего.

— Как себя чувствует больной? — поинтересовался вошедший, подходя к профессору. Лукачер взглянул на него и внезапно ему почудилось, что синие блестящие глаза незнакомца распахнулись, полностью поглотив его сознание. В то же мгновение оно возвратилось к нему, и врач с добродушной улыбкой на лице повторил свой вопрос:

— Ну-с, как мы себя чувствуем?

— Благодарю, доктор, мне уже гораздо лучше, — ответил Лукачер.

— Память восстанавливается? — поинтересовался врач.

— Да, я все отлично помню, — сказал профессор. Он действительно хорошо помнил, как его отвезли в Чечню, там какие-то люди в камуфляже интересовались, возможно ли модернизировать двигатели к самолетам ЛТ-1. Но, когда он им объяснил, что эффект от модернизации будет не большой, его отвезли обратно и высадили в районе Моздока.

Выслушав его, врач удовлетворенно кивнул головой, пожелал дальнейшего выздоровления и вышел из палаты. В тот же момент все воспоминания о его посещении навсегда изгладились из памяти профессора.

6.

В Махачкале было солнечно и тепло. Магомед, с которым Матросов расплатился по царски- двумя тысячами долларов, приобрел недорогой автомобиль и теперь занимался частным извозом. Вспоминая о поездке в Грозный, он иногда желал, чтобы она повторилась. Матросов и его синеглазый приятель очень ему понравились. Вспоминая сейчас их обоих с теплым чувством, Магомед, подумал:

— О,Аллах, пошли мне побольше таких клиентов.

В тот же момент он резко нажал на тормоза, едва успев остановить машину, чтобы избежать наезда на старца в белом одеянии и чалме, который непонятно каким образом оказался на дороге и теперь стоял в полуметре от бампера. Выскочив из машины, Магомед взволнованно спросил:

— Дедушка, с тобой все в порядке?

Тот взглянул на него из- под густых седых бровей синими блестящими глазами, в которых светилась мудрость веков. Эти глаза завораживали, затягивали его сознание будто в бездонный омут. На мгновение весь окружающий мир с огромной скоростью завертелся вокруг него, и внезапно наваждение прошло. Он стоял возле своей машины, около него никого не было. О старике в чалме Магомед даже и не вспомнил. Он снова сел за руль и поехал в центр города. Из его памяти исчезли все воспоминания о поездке в Чечню, но он об этом и сам не знал.

7.

Солнце стояло в самом зените и милиционеры на последнем перед выездом из Дагестана в Чечню посту ГАИ спрятались в тень здания, где было прохладнее. Возможно, поэтому они не заметили, как в дверях помещения возник начальник ГАИ республики полковник милиции Магомадов. Он кивком головы прервал доклад вскочившего при его появлении дежурного за пультом и потребовал журнал регистрации автомобилей, выезжающих в сторону Чечни и обратно. Внимательно прочитав последние записи, он возвратил журнал дежурному, приложил руку к козырьку фуражки и исчез за дверью. Дежурный в ту же секунду уронил голову на стол и крепко уснул. Проснувшись, он ничего не помнил о посещении его поста Магомадовым. В журнале регистрации исчезла запись о проезде в Чечню и назад "джипа", водителем, которого был Магомед.

В Краснодаре, в кабинет профессора Таранды зашел его приятель доцент Львов.

— Я слыхал, тебе удалось вырваться из плена. Ты знаешь я был в командировке, как узнал, что ты здесь- сразу сюда. Рассказывай, как все произошло?

Его синие с бездонными зрачками глаза смотрели прямо в глаза Таранды. "Минутку, у Львова же карие глаза", — мелькнула мысль. Он тряхнул головой, осмотрелся по сторонам. "Что это я вдруг уснул в разгаре рабочего дня?" — подумал профессор и занялся просмотром студенческих работ. О том, что к нему заходил Львов, он даже не вспомнил. Из его памяти улетучилось и многое другое. Если бы кто-то спросил его, как он выбрался из Чечни, он вполне искренне ответил бы, что чеченцы сами его отвезли в Ставропольский край и там отпустили.

* * *

Возвратившись в ШАМБАЛу, мастер Телепатии с удовлетворением доложил о проделанной работе председателю Совета.

Тот внимательно выслушал его и после непродолжительного молчания сказал:

— Флуктуации в магическом поле, вызванные действиями Арджуны, не могли не привлечь внимания наших противников. Они непременно изберут путь уже пройденный тобой. Необходимо использовать этот шанс выявить нашего врага. Пусть мастер Телепортации поможет тебе. Мастер огненной магии будет страховать вас обоих.

8.

Тот, чье имя было Астар, материализовался в кабинете Басаева, когда он смотрел по телевизору передачу последних новостей. Диктор Татьяна Митикова с упоением рассказывала о том, как несправедливо российское правительство относится к Чечне, настоящему демократическому государству.

— За те деньги, что мы платим ей и таким, как она, я сам готов утверждать, что русские более угодны Аллаху, чем все мусульмане, вместе взятые, — ухмыльнулся полевой командир и убавил звук.

В этот момент он и увидел Астара, известного ему под именем эмира Салема.

— Благословен будь твой приход, уважаемый, — встал из-за стола Шамиль и склонился в полупоклоне, приложив руку к сердцу. — Ты всегда появляешься так неожиданно, что я лишен возможности организовать тебе достойную встречу.

— Оставим пустые слова ненужной вежливости, — произнес Астар, усаживаясь в кресло, стоявшее у стола. — Я прибыл, чтобы узнать каким образом твои люди смогли потерять и ученого и целый полк самолетов. Что произошло на самом деле?

Басаев склонил обритую налысо голову.

— Мы и сами не знаем, как это могло случиться, уважаемый. Ученому предоставили возможность начать разработку модифицированного двигателя. Все вначале шло, как было задумано. Потом вдруг последовало неожиданное нападение на явку, где содержался второй профессор, захваченный нами по ошибке. Его охраняло пять человек, но никто из них не помнит, как случилось, что профессор скрылся. Мы немедленно опросили жителей близлежащих домов и одна старуха вспомнила, что видела. человека, который, согнувшись, нес на спине большой ковер. Больше она ничего не видела. Возможно, этот человек и не имел никакого отношения к случившемуся событию.

Басаев помолчал, потом спросил:

— Извините, я не предложил вам чаю, — он сделал движение, чтобы вызвать адъютанта, но Астар нетерпеливым жестом остановил его.

— Продолжайте, какие меры были вами приняты?

— Я отдал распоряжение перекрыть дороги во всех направлениях, досматривать все подряд машины, — он помолчал. — Правда, не сразу. У похитителей было примерно час-полтора форы во времени. Поэтому одной машине марки "джип" удалось пройти последнее наше КПП в сторону Дагестана без досмотра. Но в это время мои люди получили приказ по рации и организовали погоню. Далеко они не уехали, их машина по какой-то причине съехала с дороги, ударилась о дерево и взорвалась. Все остались живы, но никто не помнит, как все произошло. Водитель, придя в себя утверждал, что какая-то сила выбросила его из автомобиля, потому машина и оказалась неуправляемой. Действительно его обнаружили в левом кювете, а автомобиль ушел вправо и ударился о дерево метрах в пятидесяти от дороги. Словом, мистика какая-то.

— Продолжайте, это очень интересно, — нахмурился Астар. — Вы пытались выяснить, что это был за "джип"?

— Милиционеры утверждают, что он был откуда- то из Махачкалы. Утром того же дня он проезжал в сторону Грозного. В нем, кроме водителя был еще один дагестанец и русский. Русский, якобы разыскивал своих родственников. Сведения о марке " джипа" и его номере имеются в материалах расследования.

— Что известно о дальнейшей судьбе выкраденного ученого?

— Согласно телевизионному сообщению, он уже в Краснодаре. Заявил репортерам, что чеченцы его вывезли в Ставропольский край и там отпустили, мол, иди на все четыре стороны, ты нам не нужен.

— Вот даже как, — произнес Астар, пытаясь свести воедино полученную информацию.

— Именно так, — подтвердил Шамиль. — Зачем понадобилась русским эта дезинформация, сам не пойму, хотя она объективно играет в нашу пользу.

— Хорошо. Что произошло дальше?

— Естественно, проанализировав ситуацию, мы пришли к выводу, что русские охотились не за этим ученым, а за профессором Лукачером. Никто не мог подумать, что они повторят свою попытку освободить его так быстро, тем более, что он содержался на аэродроме, где больше наших людей, чем пассажиров. Что там конкретно произошло, трудно сказать. Внезапно пулеметчик охраны аэродрома открыл стрельбу по самолетам, его поддержало еще несколько людей из охраны стоянки военных самолетов. Когда их всех потом допрашивали, они утверждали, что открыли огонь по внезапно появившимся, откуда ни возьмись, русским солдатам. Конечно, никаких русских солдат на самом деле не было. Короче говоря, почти все самолеты сгорели, но один взлетел в воздух. На нем, надо полагать, и улетел профессор. Самолет, правда, упал недалеко от Моздока, топлива не хватило, но сам профессор жив, лежит в больнице.

— Но ведь его охраняли, что случилось с охранниками? — поинтересовался Астар.

Басаев пожал плечами.

— Никто не может ничего сказать. Они ничего не помнят и не разговаривают, ведут себя как младенцы., их приходится кормить с ложечки.

— Понятно, — вдруг сказал Астар, все на первый взгляд непонятные и странные факты выстроились в его мозгу в одну безупречную логическую цепочку. — Мне нужно увидеть их.

9.

Прозондировав сознание обоих охранников, он убедился, что им был нанесен мощный телепатический удар, стерший в памяти все предшествующие события их жизни. Собственно говоря, и памяти у них не осталось, их разум был таким же чистым, как у новорожденных младенцев, то есть они воспринимали окружающее на уровне безусловных рефлексов. Нечто подобное происходит с жестким диском компьютера, когда деинсталлируется та или иная компьютерная программа.

Астар не видел причин для дальнейшего пребывания в Грозном и материализовался в Краснодаре, у здания института, где работал Таранда. Но и здесь ему не повезло: профессор ничего не помнил о случившемся, кроме того, что он сообщил репортерам. Астар самым тщательным образом прозондировал его сознание, но никаких следов психозондажа не обнаружил. Лукачера в Моздоке он уже не застал, того отправили спецрейсом в Москву. Следовать за ним туда он не стал, а решил вначале найти в Махачкале "джип" и его водителя. Это не заняло у него много времени, но и в сознании Магомеда он не нашел никаких воспоминаний о поездке в Чечню. Хотя Астар по натуре был очень сдержанным и спокойным, но эти неудачи постепенно начали выводить его из себя. Материализовавшись на посту ГАИ с дагестанской стороны перед въездом в Чечню, он обследовал сознание всех находившихся там милиционеров, но в их памяти не было никаких воспоминаний о "джипе" и его пассажирах. Не сохранилось также и записей о поездке "джипа" в регистрационном журнале.

Оставалась последняя возможность выяснить что-либо об этом на посту ГАИ с чеченской стороны. Увлекшись своим поиском, Астар упустил из виду, что каждый случай применения им телепортации оставляет в магическом поле астрала след, по которому несложно определить его местонахождения. Эта неосторожность очень дорого ему обошлась.

Как только он материализовался возле чеченского поста ГАИ, приняв облик одного из помощников Басаева, в полусотне шагов от него возникли три призрачные фигуры. На них были одеты багряного цвета мантии, из-под которых виднелись носки богато расшитых сафьяновых сапог. На голове у каждого была белого цвета чалма с золотой застежкой спереди, в которой огненным глазом сверкал крупный рубин. Время будто остановилось для окружающих, ни милиционеры, ни находившиеся возле поста солдаты- чеченцы не могли пошевелить ни рукой, ни ногой. Все три фигуры стояли молча, но один из них- это был Мастер Телепатии, уже вошел в сознание Астара, погружаясь в самые его глубины. Некромант с ужасом осознал, что вся его память, все его знания об ордене Хаоса и его членах, местонахождении высших органов, ритуалах, известных ему дальнейших планах, теперь стали известны и этому магу, телепатические способности которого превышали его собственные в десятки раз. Чувствуя, что его собственное сознание начинает стираться, он, собрав всю свою волю, успел мысленно произнести формулу вызова. В то же мгновение рядом с ним возник жуткого вида демон. Трехметрового роста с головой как у слона, с пастью, из которой наружу торчали клыки, он был поистине омерзителен. От его перевитого чудовищными мускулами туловища исходил огненный жар. Ударив себя коротким и тонким хвостом по ногам, демон приготовился к прыжку, однако мастер Телепортации был наготове. Он взмахнул рукой, сворачивая пространство вместе с монстром, и зашвырнул, его в самую середину Каспийского моря. Морская гладь закипела, поднялось густое облако пара и монстра, превратившегося в обыкновенную каменную глыбу, поглотила пучина.

Но ни Астар, ни окружавшие его люди знать об этом не могли. Последнее, что они запомнили в оставшиеся короткие мгновения своей жизни- это движение ладоней рук третьего мага, подобное распускающемуся цветку. После этого все три фигуры исчезли, а Астара, милиционеров, чеченских солдат, стоявших у поста ГАИ и сам пост поглотила плазменная буря. Вспышка света была столь ослепительна, будто кусок солнца откололся и упал на землю. Температура звездного горения, превышающая миллион градусов, уничтожила в радиусе ста метров все, что там находилось. На глубину нескольких метров земля превратилась в стекло. Когда температура понизилась до обычной, подъехавшие к месту происшествия люди в месте бывшего поста ГАИ увидели изумительно красивое стеклянное озеро.

 

Глава десятая. Операция "Гексоген"

1.

Ты лети, голубок, в поднебесную высь,

Ты лети, голубок, на все стороны.

Да, смотри, не вернись, да, смотри, не вернись,

Черным вороном…

Гордееву очень нравилась эта песня Михаила Бартенева, с почти мистическим оттенком. Вот и сейчас, вслушиваясь в бархатные тревожно- таинственные интонации исполнявшего ее голоса, Вячеслав Константинович, откинулся в кресле и закрыл глаза. На несколько минут он полностью отключился от реальности, как бы соприкоснувшись с подлинным искусством эстрады, таким далеким от того поп- безобразия, которое в последнее время заполнило эфир и все телевизионные каналы. Бессмысленные песни новомодных певцов и певичек с их жалкими попытками скрыть отсутствие настоящего голоса, пришептыванием и растягиванием слов; бесконечные повторения одного и того же куплета; жеманство на сцене, недостойное настоящего исполнителя; дикое и нелепое поведение публики во время этих концертов, настолько раздражали его, что по телевизору он уже давно смотрел одни только передачи новостей.

Вот и сейчас, когда песню Бартенева сменил писк какой-то безголосой певички, он с раздражением выключил радиоприемник и углубился в Интернет. Из новостей заслуживало внимание сообщение о каком-то непонятном происшествии на границе Чечни, где на месте поста ГАИ в результате взрыва или какого-то природного явления, образовалось озеро расплавленного стекла. "Странно, что бы это могло быть? Для того, чтобы песок или камень превратился в стекло необходима очень высокая температура. Падение метеорита таких последствий вызвать также не могло. А не газетная ли это утка?" — подумал он. Размышления Гордеева прервала мелодичная трель аппарата "ВЧ".

Коротко поздоровавшись, Путилин спросил;

— Что вы думаете по поводу последних событий в Чечне?

— Я знаю одно, наши люди к этому не имеют никакого отношения. Да и вообще, насколько можно доверять этим сообщениям о стеклянном озере?

— Стопроцентно. Я туда направил своего человека и он мне передал подробную информацию, которая полностью соответствует сообщениям СМИ.

— А как там с радиацией? — поинтересовался Гордеев.

— Обычный фон для этой местности.

— А данные сейсмографов?

— Не отметили существенных колебаний.

— А что думают специалисты?

— Как всегда- у двух специалистов пять мнений. Количество гипотез уже перевалило за два десятка, но ни одной, которая бы могла объяснить это явление, нет. Единственно в чем все сходятся — это то, что для образования такого озера из застывшего стекла необходима температура порядка солнечной, но это и ежу понятно, тут не нужно быть академиком.

— А как чеченцы отреагировали на это происшествие?

— На удивление довольно сдержанно, но чувствуется определенная растерянность. Объяснить все это происками России — значит признать, что федеральные войска обладают огромной мощи разрушительным оружием и подорвать тем самым моральный дух своих боевиков.

После разговора с Путилиным Гордеев некоторое время сосредоточенно размышлял, анализируя полученную информацию. Он был хорошим аналитиком, почему и оказался в ближайшем окружении Путилина, который информационное обеспечение и анализ ситуации полагал одной из важнейших составляющих каждой планируемой операции. Однако сейчас для выводов фактов было явно не достаточно. "Попробуем взять за основу то, что строго установлено. Первое: песок и камень превратились в стекло на глубину больше метра, для чего нужна температура порядка нескольких сотен тысяч градусов, не меньше, то есть температура горячей плазмы. Второе: очевидцы не наблюдали падение метеорита или болида; кратер либо воронка, характерные при падении небесных тел, отсутствуют. Третье: активность земной коры в норме. Четвертое: радиоактивный фон без изменения. Пятое: уничтожен пост ГАИ и примерно с 15–20 человек, находившиеся в этом месте. Какой же можно сделать вывод?" — подумал он. Вывод напрашивался один — источник этой чудовищной энергии находился на самом посту или рядом с ним, аккумулированный в каком-то небольшом объеме, возможно в виде мины, снаряда, бомбы. "Стоп, — сказал себе Гордеев, — это не факт, таких мин и снарядов не существует в природе. Остановимся просто на том, что источник энергии был аккумулирован в относительно небольшом объеме. Следовательно, кто-то его туда доставил".

Гордеев встал из-за стола, прошелся по кабинету, продолжая мысленно строить умозаключения. Версию о том, что таким источником энергии могли располагать дудаевцы, он отбросил сразу. Речь шла об источнике плазмы, а не просто о тротиле или динамите. Вячеслав Константинович знал, что плазму на какие-то доли секунды ученые умеют создавать, но для этого необходима энергия равная по мощности какой-нибудь ГЭС, вроде Красноярской. Аккумулировать ее и перемещать в небольших объемах не способен никто в мире. Но факт оставался фактом — кто-то посторонний оказался с этим источником на посту ГАИ и случайно либо умышленно применил его там. Но, кто? Инопланетяне? Не найдя рационального объяснения этой загадочной истории, он отложил поиск ответа на нее до поступления новой информации.

2.

* * *

Далеко от Джугбы в Африке, в центре пустыни Калахари, в огромном черном зиккурате, шло заседание Высшего Совета Квадрата Хаоса. Все собравшиеся выслушали информацию Командора Ордена о гибели, постигшей Астара, и приступили к обсуждению возможных версий происшедшего.

— Несомненно, Астар либо вышел на след мага, назовем его условно "Икс", либо был близок к выяснению, кем он является, — заметил один из одетых в черные балахоны некромантов.

— Важно понять каким путем он это выяснил, то есть имелись в его распоряжении какие-либо материальные свидетельства или он исследовал сознание очевидцев, пытаясь обнаружить в их памяти сведения о нем, например, о внешности, приметах, — добавил второй.

— Бесспорно, это очень важно, — согласился Командор, — ибо, если это были свидетельства материального характера, то они утрачены навсегда. Если же Астар получил информацию путем исследования сознания очевидцев, то еще не все потеряно.

— Но, что явилось причиной гибели Астара? — спросил один из некромантов, сидевших в конце стола. — Судя по амплитуде скачка магии, произошел выброс огромного количества магической энергии, целая Ниагара маны. В двух же предыдущих случаях отмечался лишь небольшой ее всплеск.

— Нет сомнений, что с Астаром сразился не тот, кого мы принимаем за Аватару, а некто гораздо более могущественный, — послышалась негромкая реплика другого некроманта.

— Если сопоставить время выброса магической энергии с временем колебания пространственного континииума, то возникает интересная версия, — добавил тот, кто задал вопрос о причине гибели Астара, — а именно: сразивший Астара пришел из параллельного мира.

— Этот вывод представляется вполне вероятным, — задумчиво произнес Командор, — еще и потому, что аналогичное колебание пространственного континииума произошло именно в этом месте тогда, когда мы ожидали рождение Аватары. В тот раз при невыясненных обстоятельствах погиб один из вызванных нами Защитников, который должен был найти и уничтожить ребенка. Но в то время колебание ткани пространственного континиума мы объясняли именно приходом Аватары, вселившегося в младенца. Сейчас же этому явлению требуется иное объяснение.

Один из некромантов, сохранявший до сих пор молчание, вдруг обратился к Командору:

— Мессир, а если предположить, что на Земле есть еще сообщество магов, подобное нашему? И все, что происходит, объясняется деятельностью именно этого коллективного разума.

— Это допущение слишком серьезное, чтобы его принять без надлежащих доказательств, — не сразу ответил Командор.

— У меня действительно нет материальных доказательств такой гипотезы, однако, вспомним, как развивалась история Земли последние десять тысяч лет. Когда с нашей помощью атланты овладели тайной атомного ядра, и уже совсем немного оставалось до того момента, когда они были способны уничтожить всю планету, что произошло? Остров взорвался и пошел ко дну. Да, мы объясняли это случайностью, тем, что произошел взрыв ядерной боеголовки, вызвавшей детонацию всех остальных запасов ядерных снарядов, но ведь как было на самом деле, никто не знает. Эта тайну остров унес с собой на океанское дно. Дальше, вспомните шумеров, Египет, Иудею и Израиль. Все наши старания направить их на путь технического прогресса оказались тщетными. А куда делись изобретения Архимеда, Леонардо да Винчи, кто помнит о Демокрите, которого мы познакомили со строением атомного ядра. А средние века? Сколько появилось людей, обладающих способностью к левитации, телекинезу, телепортации. Мы вынуждены были прибегнуть к инквизиции, но долго ли она просуществовала? А на сколько столетий человеческая цивилизация опоздала с открытием парового двигателя?

— Но ведь потом всего за сто лет нам удалось дать такой толчок техническому прогрессу, что люди от парового двигателя перешли прямо к энергии синтеза атомного ядра, — раздался чей-то голос.

— Вот именно. Просто потому, что по какой-то причине нам позволили это сделать.

В зале повисло молчание. Убедившись, что новых точек зрения не появилось, Командор устало произнес:

— Благодарю всех за участие в дискуссии. Все высказанные мнения необходимо тщательно проанализировать и обобщить. Возможно, не так все мрачно выглядит, но, по-видимому, будет правильно строить нашу дальнейшую работу с учетом такого фактора, как наличие враждебной нам организации магов.

* * *

В ШАМБАЛе Мастер Иллюзии информировал соратников о том, что ему удалось выяснить, войдя в телепатический контакт с некромантом Астаром.

— Предположение о том, что есть еще одно сообщество магов, подтвердилось. Нам известно место их расположения и цели, которые они ставят перед собой. Их стратегической задачей является уничтожение не только человеческой цивилизации, но и

разумной жизни на планете. Уничтоженный нами некромант не владел всей информацией о происхождении этого сообщества, но есть все основания утверждать, что это передовой отряд пришельцев из далеких глубин Космоса, представителей очень древней цивилизации. Они как-то связаны с планетой Глорией и обладают могучим оружием- то, что мы называем магией Хаоса. Некроманты очень сильные телепаты, они способны превратить человека в зомби, поднимать мертвых, вызывать из мира грубых материй различных монстров, которых именуют Защитниками. Некоторые, наиболее сильные из них, способны локально повернуть время вспять, создать "черную дыру" в некотором объеме пространства, то есть сколлапсировать его. Это равносильно эффекту термоядерного взрыва. Все они практически бессмертны. На Землю они прибыли примерно двенадцать тысяч лет назад, когда новая цивилизация еще только зарождалась. В их этических принципах я до конца не все понял, но, кажется, у них существует категорический запрет на уничтожение разумных форм жизни собственными силами. Однако, если разумная жизнь уничтожит себя сама, то они как бы ни при чем. Самой первой их попыткой погубить нарождающееся человечество было ознакомление атлантов, очень многообещающей цивилизации, с принципами создания атомного оружия. Многие из вас помнят, что мы успели вмешаться в самый последний момент, и у нас не оставалось иного выхода, как стереть всю Атлантиду с лица Земли. Но и после этого наше невидимое противоборство продолжалось на протяжении многих тысячелетий. Порой наши противники добивались успеха, но каждый раз нам удавалось все их достижения свести к минимуму. Но, когда сто лет назад мы решили выйти из земного плана, они очень умело воспользовались отсутствием противодействия их замыслам. Именно они инициировали две мировые войны, а сейчас полным ходом ведут подготовку к развязыванию третьей. Противостояние Восточного и Западного блоков создавало баланс сил на планете, обе стороны понимали, что война равносильна гибели всей цивилизации. Конечно, у них были противоречия идеологического и экономического характера, но существенного значения они не имели. Противостояние между блоками могло продолжаться сколько угодно времени, что совершенно не устраивало пришельцев. Воспользовавшись приходом к власти в Восточном блоке человека весьма недалекого ума, они сумели, воздействуя на его сознание, разрушить могучее государство и теперь планируют развязать в нем междоусобную войну, вынудив одну из сторон применить ядерное оружие. Сюжет дальнейшего развития событий понятен — неизбежное вмешательство третьих стран, ядерная война, уничтожение жизни на планете. Центральное место в осуществлении их планов отводится Северному Кавказу, где действует наш воспитанник, которого они считают Аватарой. Его устранение и входило в планы уничтоженного нами Астара.

Маги Света приступили к обсуждению услышанного. В, конечном итоге, пришли к выводу, что в связи с последними событиями теперь Квадрату Хаоса известно об их существовании, однако место расположения ШАМБАЛы они знать не могут.

— В этом наше преимущество, — заключил председатель Совета. — Полагаю, что на некоторое время мы должны затаиться и действовать только в случае смертельной угрозы кому-то из нас или Арджуне.

Он выдержал паузу, а затем добавил:

— Сумеет ли враг достигнуть желаемого результата или нет, зависит не от нас и не от Аватары, даже если Арджуна таким и является. Есть более могучая сила, которая одна способна разрушить все планы Квадрата Хаоса- это русский народ, который уже не раз за свою тысячелетнюю историю доказывал право именоваться не только сильным и могучим, но и мудрым. Именно мудрость народа России- залог его победы и в этом противостоянии.

Провидец, до этого хранивший молчание, вдруг произнес:

— Предвижу я, что так и случится. Придет мудрый правитель и победит Хаос, Россия преодолеет времена междоусобиц, снизойдет на землю русскую кроткий мир. Но до того времени еще далеко, немало крови и слез прольется, немало горя выпадет на судьбы человеческие.

3.

Из Москвы стали поступать тревожные новости. На протяжении одной недели в разных концах столицы прогремели взрывы, разрушившие жилые дома. Когда взорвался первый пятиэтажный дом еще хрущевской постройки, в качестве основной исследовалась версия о взрыве бытового газа. К счастью, никто не погиб, так как было утро, кто ушел на работу, кто вышел погулять или в магазин. Второй взрыв, прогремевший спустя два дня, унес жизни двадцати человек. Средства массовой информации вынудили руководителя следственной группы осторожно высказаться о том, что рассматривается версия о диверсии. Третий взрыв прогремел ночью, был взорван жилой девятиэтажный дом, одних погибших насчитывалось более ста человек. В этом случае уже открыто заговорили о терактах. Четвертый и пятый взрывы вызвал в столице настоящую панику. Не веря в способности спецслужб оградить их от терактов, люди стали организовывать ночные дежурства и патрулировать свои дома. Помимо железных дверей, появились домофоны, стали нанимать охрану подъездов. Начались сплошные проверки чердаков и подвалов. Москва стала напоминать растревоженный пчелиный улей. Когда же взорвался начиненный взрывчаткой "Камаз", остановившийся у одного из жилых домов, паника стала всеобщей. Жители Москвы вышли на демонстрацию, требовали от правительства оградить их от террористов…

Мелодичная трель телефонного звонка раздалась в служебном кабинете Гордеева в то время, когда он слушал новости по телевизору. Известная своими антирусскими настроениями диктор Татьяна Митикова с негодованием сообщала о бездействии властей, а кто-то из депутатов Госдумы прозрачно намекал интервьюировавшему его репортеру, что взрывы- это дело рук российских спецслужб, которые хотят ответственность за них свалить на чеченцев и вызвать к ним ненависть русскоязычного населения.

Оторвавшись от экрана, Вячеслав Константинович поднял трубку.

Поздоровавшись, Путилин спросил:

— В курсе последних событий?

Голос его был мрачен и суров.

— В курсе, Владимир Валерьевич. Думаю нужны самые решительные меры, иначе ситуация выйдет из-под контроля.

— Я такого же мнения. Срочно организуйте в Москву доставку "Мага" и "Витязя". В Краснодаре их ожидает военный самолет. Номер в гостинице "Байкал" забронирован на Шанина Василия Ивановича и Тыртышкина Сергея Владимировича. Подготовьте им соответствующие документы.

Через полчаса все трое выехали в Краснодар.

4.

В Москве Юганову раньше бывать не приходилось. Здесь для него для него все было новым и необычным. В провинциальных городах, таких как Томск, Новосибирск, да и в мало чем отличающийся от них Краснодаре, он никогда не видел такого скопления народа, как в столице. В здании аэропорта сновали толпы людей с сумками, чемоданами, тележками. Все куда-то спешили, никто ни на кого не обращал внимания. При выходе из здания они оказались в толпе таксистов и частников, все наперебой предлагали свои услуги. Узнав, что до "города", то есть до первой остановки метро, поездка на машине обойдется в сто долларов, Матросов решительно забросил сумку на плечо и повел друга к автобусной остановке. Автобус оказался полупустым и они отлично добрались до станции метро за полчаса, уплатив в десять раз меньше, чем требовали таксисты.

Влившись в поток пассажиров, друзья спустились в метро и, пробившись через толпы народа, вошли в поезд. Проехав под землей всю Москву по диагонали, они через сорок минут оказались в районе ВДНХ. Выйдя наружу, Юганов, наконец, вздохнул полной грудью. Здесь было спокойно и тихо. Справа за проспектом Вильгеьма Пика, темнела лесопарковая зона, впереди вдалеке виднелись корпуса. гостиницы Наверху одного из них крупными буквами выделялась надпись "Байкал".

Это уединенное место в качестве их базы было выбрано не случайно. Здесь обычно селились приезжие из глубинки, специалисты с сельскохозяйственным уклоном, командированные в столицу всякого рода мелкие клерки, участники различных турпоходов по достопримечательным местам, словом, люди небольшого достатка, не желавшие тратиться на дорогие гостиницы в центре города. Состоятельные приезжие селились обычно в отелях "Москва", "Россия" или "Метрополь", на худой конец, в гостиницах олимпийского комплекса в Измайлово. Отсюда из центра Москвы, конечно, было удобнее добираться в любой ее конец, но Юганов и Матросов должны были играть роль людей, прибывших из глубинки на заработки, которым дорогие гостиницы были не по карману.

Задача, стоявшая перед ними формулировалась довольно просто: выяснить каким образом к террористам попадает взрывчатка, установить исполнителей терактов и ликвидировать их, не прибегая к процессуальной волоките. Говоря еще более простым языком, следовало прекратить взрывы жилых домов и административных зданий в столице таким устрашающим способом, чтобы ни у одного боевика не возникло желания когда-либо впредь взяться за это дело. Сложность заключалась лишь в одном — не было никаких выходов на конкретных исполнителей терактов. Лишь одна тонкая ниточка могла вывести на след — эксперты пришли к выводу, что используемая взрывчатка самодельного производства и основным ее компонентом является гексоген. Однако, как полагали взрывотехники, для проведения стольких взрывов его требовалось, по меньшей мере, сотни килограммов.

Конечно, сотрудники ФСК немедленно установили все предприятия Московской и соседних областей, где производится это химическое вещество, но проверки не дали результатов, вся документация на заводах была в полном порядке. Да и, маловероятно, чтобы его откуда-то привозили в столицу, так как гексоген или циклотриметилентринитроамин, при достаточно сильном ударе может легко сдетонировать. Следовательно, его изготавливают прямо на месте, но предприятий по производству гексогена на территории самой столицы не было. Конечно, самостоятельно гексоген изготовить не сложно из гексаметилентерамина (уротропина), который получают реакцией конденсации аммиака с формальдегидом. Но сам уротропин, который синтезировал еще Бутлеров в 1860 году, сплошь и рядом используется в лекарственной практике при воспалительных заболеваниях мочеполовой системы, а в аналитической химии он применяется для изготовления, например, твердого спирта. Отследить же все предприятия, производящие и использующие уротропин (или гексамин), в масштабах Москвы невозможно. Тем более, что производные вещества для его изготовления — аммиак и формальдегид (или муравьиный альдегид) совсем нетрудно в кустарных условиях получить из аммиачной селитры и фенол — формальдегидных смол, а еще проще окислением метилового спирта или метана кислородом воздуха.

Это и явилось основной причиной того, почему следствие зашло в тупик. Правда, был еще водитель взорвавшегося "Камаза", которому, как выяснилось, он принадлежал на праве собственности. Но, по его словам, какой-то мужчина арендовал у него этот автомобиль за очень хорошее вознаграждение. Составленный с его слов фоторобот имелся в распоряжении следователей, но приметы были настолько расплывчатыми, что по ним можно было задержать половину мужского населения столицы. Хотя прямых улик против водителя не было, тем более, что действительно нотариально заверенный договор аренды автомобиля имелся, его на всякий случай (больше в целях его же безопасности) решили подержать пока в Лефортовском СИЗО.

— Если вкратце подвести итог, то это вся информация, которой мы располагаем, — сказал Матросов, меряя шагами просторный двухместный номер, в котором они с Югановым остановились.

— Аммиачную селитру марки "В" несложно раздобыть в любом колхозе, — задумчиво произнес Юганов, лежавший на кровати, подложив руки под голову. — Причем хоть тоннами. Формальдегид получить сложнее — нужен метан или метиловый спирт. Собственно говоря, что такое метиловый или, как его еще называют, древесный спирт, он же метанол? Это растворенная в воде смесь окиси водорода и окиси углерода. Используют метанол для получения фено-формальдегидов, а также эфиров, например, диметилтерефталата — исходного сырья в производстве синтетического волокна лавсан. Эврика! — вдруг воскликнул он, — именно лавсан!

Василий поднялся с кровати и возбужденно заходил по комнате.

— Понимаешь, Сергей, что я имею в виду? Располагая диметилтерефталатом, совсем не сложно даже в кустарных условиях получить из него обратной реакцией метиловый спирт. Окисляем метанол — получаем формальдегид, далее соединяем его с аммиаком и готов уротропин. А уротропин — основной компонент гексогена.

— Ты хочешь сказать, что террористы имеют выход на какую-то ткацкую фабрику, где производят лавсан? — сообразил Матросов. — Да, пожалуй, в этом что-то есть. Они рассчитали все правильно. Есть логика следствия — любое расследование начинается с проверки первоочередных версий. Пока следователи заинтересуются лавсаном, пройдет немало времени, если они вообще сообразят заняться проверкой этой версии. Послушай, — обратился он к Василию. — Ты откуда все это знаешь, про марку "В", диметилтерефталат, формальдегиды?

— А, ты об этом, — рассеяно ответил Юганов, — попалась мне как-то на глаза Большая Советская Энциклопедия в тридцати томах, ну ты видел ее, наверное. Вот я и прочитал ее.

— Что все тридцать томов? И все запомнил? — поразился Матросов.

Юганов пожал плечами:

— А что в этом особенного?

5.

До самого вечера они пытались определить текстильный комбинат, который производит лавсановое волокно. Матросов по телефону связался с Гордеевым и попросил его также заняться этой проблемой. Не прошло и часа, как Вячеслав Константинович соединился с ними и продиктовал адреса текстильных предприятий столицы, объяснив, что точных данных о том, производят они лавсановое волокно, не имеется, это надо выяснить на месте.

— Дело в том, — объяснил он, — что эти предприятия давно перешли в частные руки и, вполне возможно, часть из них перепрофилирована.

— Ладно, и на том спасибо, — ответил Матросов и положил трубку.

Он достал карту-схему Москвы, взял в руки линейку и карандаш и стал что-то на ней чертить. Заинтересовавшись его занятием, Юганов подошел к столу.

— Вот смотри, — сказал Сергей. — Я соединил между собой все места взрывов. Это рекомендация для следователей, которая изложена в любом учебнике криминалистики. Старо как мир, но иногда срабатывает. Смотри, линии пересеклись в одном месте на вот этом доме. А самое главное — рядом у нас бывшая текстильная фабрика, теперь ЗАО, — он сверился с бумажкой, на которой записал сообщение Гордеева, — "Интерферон". Придумают же всякие дурацкие названия!

Юганов присмотрелся к карте.

— И обрати внимание, вблизи пересечения линий других подобных предприятий не имеется.

Матросов опять соединился с Гордеевым и запросил подготовить как можно более полную информацию по ЗАО "Интерферон".

Только сейчас они заметили, что за окном начало темнеть.

— А не прогуляться ли нам по ночной Москве? — предложил Матросов. Я же здесь учился, почти пять лет. Как поется в песне "мне все здесь близко и знакомо".

Юганов не возражал. Час спустя они уже выходили из метро возле здания Государственной Думы. К удивлению обоих, вся площадь со стороны гостиницы "Москва" была заполнена девушками и женщинами разных возрастов. Проезжавшие автомобили останавливались, девушки подходили к ним, одни садились в машины, другие отходили назад.

— Это же проститутки, — вдруг понял Матросов. Он слышал о том, что у Охотного ряда и на Тверской вечером собираются "ночные бабочки", но такого их количества увидеть не ожидал.

Они с Югановым поднялись на Красную площадь, полюбовались на собор Василия Блаженного, посмотрели смену караула. Затем, не спеша опять вышли на Тверскую, и повернули вниз по бульвару в сторону Арбата. Матросов, на правах человека, хорошо знавшего столицу, знакомил Василия с ее достопримечательностями. Юганов внимательно слушал его пояснения.

Внезапно на одной из темных улиц, их окружила группа молодых парней, довольно непрезентабельного вида. Славянского типа, обритые налысо, они были одеты в куртки с множеством металлических блях и украшений на них. На ногах у парней были тяжелые ботинки с шипами.

— Эй, ты, — сказал один из них, обращаясь к Юганову и видимо приняв его за кавказца — , черномазым здесь не место, Москва — это русский город.

Юганов мельком взглянул на него, продолжая слушать Матросова, который также не обратил на бритоголовых особого внимания. Такое откровенное игнорирование вызвало у всей честной компании стремление утвердить свой авторитет в собственных глазах.

Тот, кто первым обратился к Юганову, достал из кармана нож и прыгнул к нему, собираясь нанести удар в спину дерзкому "черномазому". Непонятно каким образом он промахнулся и покатился по земле. Юганов, просто качнувшись в сторону, продолжал идти, как ни в чем не бывало.

Тогда на них с разных сторон набросились все остальные. Неуловимым движением, тела Василий и Сергей выскользнули из образовавшейся "кучи малой" и, отойдя на несколько шагов, с любопытством стали наблюдать, как парни мутузят друг друга.

— Во дают, — с чувством сказал Матросов, — как в каком-нибудь боевике. Чистый тебе Голливуд!

Между тем парни разобрались, что их жертвы стоят, как ни в чем не бывало в стороне и опять бросились на них. Юганов с Матросовым переглянулись.

— Откровенно говоря, мне этот цирк надоел, — сказал со скучающим видом Сергей.

Юганов согласно кивнул. В тот же момент двое парней покатились по земле дико воя, лодыжки у каждого из них были раздроблены невидимым для глаза движением ног Юганова и Матросова. Остальные четверо оказались стоящими на коленях, а носы каждого из них сжимали не иначе как стальные клещи, потому что обычные руки не могли обладать такой нечеловеческой силой.

— Повторяйте за мной — сказал Матросов, — я никогда больше не буду хулиганить.

Все четверо повторили эту фразу, но так как носы у всех были зажаты, то она прозвучала нечетко.

— Повторите еще раз, но с выражением, — беспощадно потребовал Сергей.

Когда они снова не смогли ее повторить, он движением пальцев сломал им носы.

Взвыв от боли, те схватились за лица.

— Запомните, вы еще очень легко отделались, — заметил Сергей, — мы тут часто будем прогуливаться, если хоть раз вас увидим, пеняйте на себя.

Юганов отпустил своих без причинения увечий, но телепатическим путем внушил обоим отвращение к проявлениям хамства в любом виде.

6.

Возвратясь в гостиницу, Матросов вновь вышел на связь с Гордеевым. Тот, по-видимому, задействовал все свои связи, потому, что располагал довольно обширной информацией по ЗАО "Интерферон".

— Это акционерное общество образовалось не так давно на базе бывшей фабрики верхней мужской одежды, — сообщил Вячеслав Константинович, — в основном костюмов с использованием ткани с лавсаном. В семидесятых годах такие костюмы пользовались большим успехом. В начале девяностых фабрика обанкротилась и ее приобрел по бросовой цене некто Липартия Гиви Рамазович. Он и создал это акционерное общество. Сейчас предприятие также изготавливает мужскую одежду, используя ткань на лавсановой основе. Информации о связях Липартии с боевиками не имеется, в поле зрения нашей "конторы" он не попадал. Раньше проживал в Тбилиси, работал следователем в районной прокуратуре, а года два назад получил статус беженца и приобрел в Москве это обанкротившееся предприятие.

— Интересно, — заметил Матросов, — рядовой следователь, а сумел купить целую фабрику.

— Ничего удивительного в этом нет, — отозвался Гордеев, — возможно, он вообще подставное лицо, а может, имеет связи в каком-нибудь банке. В то время можно было под залог пишущей машинки "Ундервуд" получить миллиардный кредит, если конечно поделиться с нужными людьми. Это вся информация по "Интерферону", которую удалось получить.

— Ладно, — закончил разговор Сергей, — остальное выясним сами.

— Пожалуй, мне надо бы встретиться с водителем "Камаза", что сидит в Лефортово. Как там его звать величать, кажется, Рябуха Петр Сергеевич? — взглянул Василий на Матросова. Тот коротко кивнул и в свою очередь сказал:

— А мне, чаю, надо бы поближе познакомиться с этим самым закрытым акционерным обществом на предмет наличия в нем диметилтерефталата.

7.

На следующий день утром в следственный изолятор ФСК прибыл следователь по важнейшим делам Генеральной прокуратуры России, предъявивший служебное удостоверение на имя Барковского Василия Петровича. Пройдя в спецчасть, он оформил талон вызова на арестованного Рябуху Петра Сергеевича, который спустя несколько минут был доставлен к нему в кабинет.

— Я хотел бы выслушать ваши показания об известных вам обстоятельствах дела, — начал следователь.

— Все, что знал, я уже сказал, — затравленно произнес допрашиваемый. — Меня уже допрашивали неоднократно и каждый раз новый следователь.

— Ничего, — внушительно сказал Барковский, — это делается для вашего же блага. Расслабьтесь, не волнуйтесь, успокойтесь, не нервничайте, все будет хорошо.

От его спокойного, бархатистого, мелодичного голоса Рябуха незаметно для себя впал в состояние транса. Когда он очнулся, следователь с улыбкой сказал:

— Ну, вот, вы сообщили мне очень интересные сведения, которые я думаю, помогут найти настоящих преступников.

Рябуха с недоумением посмотрел на него:

— Какие сведения? Я же ничего вам еще не сказал.

— Ну какой же вы забывчивый, Петр Сергеевич, так, пожалуй, через пять минут, — его голос стал жестче и внушительнее, приобрел повелительные интонации, — вы забудете и обо мне, и о том, что я вас допрашивал сегодня.

Следователь улыбнулся и вызвал выводного. Когда он покинул следственный изолятор, никто из тех, с кем он общался, больше не помнил о нем, как не оказалось и записей о его посещении изолятора в соответствующих документах.

Юганов, а он и был тем человеком, который под вымышленной фамилией беседовал с Рябухой, действительно почерпнул из его сознания некоторую информацию. В материалах следствия фигурировал человек, который заключил договор аренды "Камаза" и на нем было сосредоточено все внимание следователей. Но этот человек, был не один, а с водителем машины, на которой они с Рябухой ездили к нотариусу заверять договор. Теперь Юганов знал их обоих в лицо. Возвратясь в гостиницу, где его ожидал Матросов, он телепатическим путем передал ему образы этих людей и рассказал о своей встрече с Рябухой.

— Первый по типу, похож на обрусевшего эстонца, — поделился он своими соображениями с Сергеем, — во всяком случае, по-русски он разговаривал почти без акцента, а вот второй, скорее всего, араб. Во время их встреч с Рябухой он молчал и старался спрятать лицо.

— Но почему Рябуха не рассказал о нем следователям? — удивился Матросов.

— Он говорил о нем на первом допросе, но примет его не запомнил — ни внешности, ни голоса, и его перестали спрашивать об этом, — объяснил Василий. — Мне и то не сразу удалось обнаружить в сознании Рябухи его образ. Вообще, у меня создалось впечатление, что основной фигурант в этом деле именно этот араб, а эстонец — так себе, шестерка на подхвате.

Матросов подумал.

— Да, это вполне логично, с арабом этот Рябуха еще подумал бы стоит связываться или нет. А эстонец похож на русского. Психологически рассчитано правильно.

8.

К проходной ЗАО "Интерферон" Матросов подошел не сразу. Вначале по укоренившейся привычке, он исследовал близлежащие улочки и переулки, обошел здание фабрики кругом. К его удивлению, оно не было очень большим. Обыкновенное трехэтажное здание, огороженное каменным забором, с железными воротами для въезда машин. Внутренний двор фабрики также не был особенно обширным. На территории двора он заметил несколько грузовых машин, возле которых никого не было. Выбрав удобную позицию, Матросов стал вести наблюдение за воротами фабрики, но к его удивлению за весь день из них не выехала ни одна машина. Перед окончанием рабочего дня он переместился ближе к проходной.

Ровно в шесть часов вечера из нее стали выходить люди. Их было не очень много, в основном женщины и несколько человек мужчин. Один из них направился в расположенный неподалеку пивбар. Матросов последовал за ним. В баре посетителей было не очень много, но свободных столиков не оказалось и, взяв кружку пива с сушеной рыбой, он подошел к столику, где сидел человек, за которым он наблюдал.

— Не возражаешь, если я присяду, здесь, — спросил Сергей.

— Да, мне то что, садись, если хочешь.

Матросов уселся за стол, отхлебнул из кружки, затем сноровисто очистил тарань, разломил ее на несколько частей и подвинул тарелку к парню:

— Угощайся.

Тот поблагодарил и взял небольшой кусочек рыбы. Разговорились. Когда Матросов заказал еще пива и себе и собеседнику, познакомились. Оказалось того зовут Денис. Сергей в ходе беседы рассказал, что приехал из Рязанской области в Москву в поисках работы.

— У нас в Чучково, — жаловался он, — заняться нечем. До ближайшей железной дороги полсотни верст. Перебивался случайными заработками, потом надоело. Вот и решил в столицу податься.

— А ты думаешь здесь лучше? — хмыкнул Денис, глотнув пива. — В столице, брат, работу найти, конечно, не трудно, но платят гроши. А надо еще где-то жить, чем-то питаться.

— А ты сам — то где работаешь? — как бы невзначай поинтересовался Сергей.

— Да здесь через дорогу, раньше была ткацкая фабрика, а теперь акционерное общество, "Интерферон" называется

— Слушай, — с надеждой в голосе спросил Матросов, — а вам рабочие не нужны? Ну, там грузчики или шоферы?

Денис пожал плечами.

— Не знаю, может и нужны, но сдается мне, этот "Интерферон" скоро в трубу вылетит.

— С чего ты так решил?

— Да, производства почти нет, — пояснил Денис, — как новый хозяин объявился, так ткань и перестали производить. Говорят, спросом не пользуется, мол, лавсан вышел из моды. Поэтому сырье практически не поступает. Ткачих почти всех поувольняли.

Он хмыкнул:

— Хлопка нет, а диметилтерефталат бочками получаем, говорят, еще по старым договорам. Я в цехе работаю, где из него лавсан делают, уже девать эти бочки некуда, приходится их куда-то отвозить.

Василий предложил выпить по сто граммов, Денис не отказался.

— Так говоришь бесполезно к вам устраиваться на работу? — после того, как в бутылке осталось меньше половины водки, опять вернулся к предыдущей теме Матросов.

— Да, нет, ты попробуй, — сказал слегка захмелевший Денис, — может какое время еще продержимся, платят неплохо, да и зарплату не задерживают.

— А, что хозяин ваш из "новых русских" будет? — спросил Сергей.

— Скорее из "новых грузин", — засмеялся Денис, — по фамилии Липартия. Липа, одним словом, его тут никто и не видел. Всем заправляет тут чеченец один, Бинаев.

— Вот дожили, — вздохнул Сергей, — как богач- то или грузин, или армянин, или кто еще.

— Точно, они коммерции давно обучены, не то, что мы, русские, — согласился Денис.

После еще одной бутылки новые приятели изрядно захмелели. Матросов осторожно расспрашивал собутыльника о Бинаеве, но ничего особенного больше не узнал. Единственно, что его заинтересовало, это то, что на фабрике появляются разные лица "кавказской национальности", как стало принято называть уроженцев кавказских республик.

— Как-то даже видел у него одного араба, — сказал Денис, пьяно хихикнув, — ну вылитый Ясир Арафат.

— Слушай, — вдруг заинтересовался Матросов, — а куда же деваются бочки с этим, как ты его назвал, метилом, что ли, если лавсан вы не производите.

— Не с метилом, — снисходительно ответил изрядно пьяный Денис, — а с диметилтерефталатом, это эфир такой. А куда они деваются? Да хрен его знает, отгружают их куда-то. Перепродают, наверное, бизнес — это ведь та же спекуляция, только узаконенная.

Распрощавшись с новым знакомым, Матросов возвратился в гостиницу, где его ожидал Юганов. Сергей рассказал о том, что ему удалось выяснить. Внимательно выслушав его, Василий сказал:

— А я ведь тоже времени зря не тратил. Пока тебя не было, решил я посмотреть, это за дом такой, на котором скрещиваются все линии…

9.

Действительно, вскоре после ухода Матросова, он решил взглянуть на место, которое предположительно, могло явиться базой террористов или хранилищем гексогена. Никаких конкретных действий он предпринимать не собирался, а хотел провести нечто подобное рекогносцировке местности. Интересующее его двухэтажное здание находилось через две улицы от ЗАО "Интерферон". Как Юганову удалось выяснить, просканировав сознание вахтера на входе, несколько лет назад здесь размещался научно-исследовательский институт неорганической химии, а сейчас его помещения и бывшие лаборатории сдавались в аренду. Все подвальное помещение, где в основном и находились химические лаборатории, было сдано в аренду какой-то фармакологической фирме "Парацельс". Получив эти сведения, Юганов возвратился в гостиницу и связался с Гордеевым, попросив его выяснить все, что касается фирмы "Парацельс". Когда спустя некоторое время Гордеев вышел на него и сообщил, что фирма зарегистрирована также на Липартию Гиви Рамазовича, Василий даже не удивился, так как примерно такого ответа и ожидал. По-видимому, и Вячеслав Константинович рассуждал также, так как свое сообщение дополнил сведениями о том, что Липартия — это подставное лицо. Сам он постоянно находится в Тбилиси и приезжал в Москву на несколько дней только для заключения сделок. Фактически же руководит фирмой "Парацельс", которая имеет лицензию на изготовление лекарственных препаратов, в том числе и уротропина, некий Бинаев Вагиф Русланович, чеченец по национальности, но зарегистрированный в Москве.

10.

— Видишь, как все сходится, — удовлетворенно заключил свой рассказ Юганов. — Бинаев руководит фабрикой и он же производит уротропин. Конечно, сырье для уротропина фирма "Парацельс" получает вполне легально от легальных поставщиков и по документам там все в ажуре. Любая документальная ревизия или бухгалтерская экспертиза покажет, что все сходится до грамма. А "левая" лаборатория, где работают особо доверенные люди, из аммиачной селитры и диметилтерефталата вырабатывают сотни килограммов неучтенного уротропина, из которого в любой момент можно получить гексоген. Продумано неплохо. Никакой инспектор ГАИ не обратит внимание, что в машине лежит два-три мешка аммиачной селитры, тем более, когда есть наряд на ее перевозку. Также точно по документам передаются излишки диметилтерефталата из ЗАО "Интерферон" в фирму "Парацельс". Естественно по фирме эти документы не регистрируются. Обнаружить "левую" лабораторию можно только случайно внезапной проверкой, но кому это надо? Тем более, что у Бинаева, наверняка, везде свои люди, в случае чего предупредят. А вывезти пару сотен килограммов уротропина труда не составит. После убытия комиссии все продолжается, как и прежде.

— Ну, что же пора вплотную заняться Бинаевым? — утвердительно спросил Матросов.

— Думаю, не только им одним, — с угрозой в голосе ответил Юганов. — Настала пора ответить по полной программе всем, кто причастен к гибели сотен ни в чем не повинных людей. Аллаверды по максимуму!

Его глаза сузились, а взгляд синих глаз блеснул ледяным клинком. Взглянув ему в лицо, Матросов невольно поежился- таким он своего друга никогда раньше не видел.

11.

Утром следующего дня к проходной ЗАО "Интерферон" подъехал автомобиль "Камаз".

Из него вышли два молодых человека, одетых в голубые рабочие комбинезоны. Заявив охраннику, что их ждет Бинаев, они проследовали наверх. В приемной дежурили два телохранителя. Когда рабочие вошли туда, один из телохранителей поинтересовался, что им здесь надо. Вместо ответа, один из вошедших внезапно оказался рядом с ним и ударом ребра ладони по шее раздробил ему кадык. Не успев достать оружие, телохранитель рухнул на пол. Реакция второго охранника оказалась быстрее, он успел обнажить ствол, но внезапно почувствовал, что какая-то непреодолимая сила тянет его вниз. Пистолет в его руках оказался неимоверно тяжелым и ему пришлось его выпустить. Оружие с глухим стуком упало на ковер в приемной, а вслед за пистолетом рухнул и его владелец. Последнее, что он успел увидеть — это было волнообразное движение ладоней второго из вошедших в приемную молодых людей. Затем его сердце остановилось, а душа покинула этот лучший из миров.

Спустя некоторое время охранник на проходной увидел, что по лестнице спускается генеральный директор ЗАО "Интерферон" Бинаев, а за ним идут двое одетых в комбинезоны парней, которые не так давно проходили наверх. Каждый из них нес на плече по большому ковру. Все трое вышли на улицу и вдруг охранник потерял интерес к происходящему. Он склонился над столом и уснул, а когда проснулся, то ничего об этом не помнил.

В этот день смерть собирала на улицах Москвы обильную жатву. Еще примерно двадцать раз автомобиль "Камаз" останавливался возле разных домов. Из него выходили Бинаев, а с ним двое рабочих в голубых комбинезонах. Бинаев звонил в какие-то двери, называл пароли, его впускали. Через несколько минут все трое возвращались назад, при этом каждый из рабочих нес на плече ковер. Открывалась задняя дверь, ковры вбрасывались внутрь, дверь закрывалась, и автомобиль продолжал движение к следующему дому. Наконец, когда в кузов был загружен последний ковер, один из рабочих, нажал какой-то нервный узел на шее стоявшего рядом с ним с безучастным видом Бинаева, бездыханное тело которого затем было тоже погружено внутрь машины. Дверь кузова парни в рабочих комбинезонах закрыли и запломбировали.

Докладывая спустя час Гордееву по телефону о завершении операции "Гексоген", Матросов сказал:

— У нас есть настоятельная просьба, обеспечить "Камазу", — он назвал серию и номер машины, — "зеленую улицу" до Моздока.

— Хорошо, можете начинать выдвижение, — ответил Вячеслав Константинович, — в Моздоке вас встречу лично.

Действительно, до самого Моздока "Камаз" не был остановлен ни на одном посту ГАИ. За Моздоком его уже ожидал автомобиль Гордеева. "Камаз" не стал останавливаться, двигаясь к административной границе Чечни. Гордеев последовал за ним. Когда в поле зрения показался пост ГАИ на чеченской стороне, "Камаз" остановился. Из него вышли Матросов и Юганов, пересели в машину Гордеева. Автомобиль развернулся и поехал обратно.

Когда к оставленному на дороге "Камаз" подъехали чеченские милиционеры и боевики Дудаева, то в запломбированном кузове они обнаружили сорок трупов, завернутых в ковры. Там же был найден лист ватмана. На нем крупными буквами была выведена надпись "Аллаверды за гексоген".

 

Глава одиннадцатая. Наркобизнес

1.

Обычно сдержанный Путилин не скрывал своего удовлетворения.

— Операция "Гексоген" была проведена настолько успешно, что превзошла все саамы смелые ожидания. Информация, полученная "Магом" в результате сканирования мозга Бинаева и других террористов, позволила вскрыть их связи в столице. Уже задержаны десятки их пособников, в результате проведенных обысков на базах и явках, изъято оружие и взрывчатка. Можно полагать, что сеть террористов в Москве полностью обезврежена.

— Настораживает, что исполнителями взрывов в столице были не столько чеченцы, как представители других национальностей: эстонцы, украинцы, грузины и даже арабы и негры. Это настоящий интернационал объединившегося против нас террора, — с некоторым недоумением произнес Гордеев.

— Да, — подтвердил Путилин, — сейчас терроризм приобретает все более интернациональный характер. Создается впечатление, что существует некий единый мировой центр, который направляет усилия всех террористических организаций.

— Вы имеете в виду "Хез- Баллу"? — удивился Гордеев.

— Нет, "Хез-Балла" сама не более, чем одна из десятков таких же преступных сообществ. Она, конечно, достаточно автономна, располагает огромными финансовыми средствами, рычагами воздействия на определенные политические структуры, но речь идет не о ней. Я имею в виду глубоко законспирированную группу лиц, которая направляет деятельность мировых террористических организаций. Это, конечно, лишь предположение, так как ни у одной разведки мира нет данных о такой организации. Но анализ террористической активности последних десятилетий приводит именно к такому выводу.

— Для такого предположения имеются достаточно веские основания, — подумав, согласился Вячеслав Константинович. — Террористы сегодня ведут жестокую и беспощадную борьбу против всех государств и политических режимов, независимо от религиозных убеждений, общественного строя и расовых различий.

— Вот и приходится действовать адекватно, — заключил Путилин.

2.

Матросов и Юганов, возвратясь в "Амриту", все свободное время проводили в спортзале. Несмотря на начало декабря, они ежедневно проплывали по два километра в море, а затем в течение шести часов занимались физической подготовкой. Юганов давно уже выработал у себя умение ускорять процессы обмена в организме по своему желанию и сосредотачивал свои усилия на достижении такого состояния на рефлекторном уровне. Матросов путем усиленных занятий йогой также овладел искусством медитации и концентрации, однако ему удавалось изменить процесс обмена веществ в организме только на несколько секунд. Зато мощь энергетического поля, которое он мог концентрировать усилием воли, постепенно возрастала. Оба друга постоянно совершенствовали и свой уровень телепатии, однако проникнуть в мозг других людей у Матросова не получалось, он мог лишь принять мысль человека, то есть узнать то, о чем тот думает в данный момент в виде образов. Однако Сергей, развив в себе способность к ускорению и владея приемами рукопашного боя на уровне мастера, превратился в настоящую машину смерти.

Последние события отразились и на внутренних качествах Юганова. Характер Василия, обычно мягкого в отношениях с людьми, стал твердым и жестким. Он понял, что реальная действительность намного более сурова, чем ему представлялось до этого. Наряду с Матреной Ниловной и Григорием Гончаренко есть множество, если не большинство, людей, которые мыслят и действуют по иным правилам. Он научился искусству чтения в душе человека и стал постепенно разочаровываться в людях.

Гордеев, пристально наблюдавший за своими подопечными, заметил это и как-то, выбрав удобный случай, сказал ему:

— В свое время, в трудную минуту рядом с тобой оказались хорошие люди. Через восприятие их, ты стал идеализировать все человечество. Сейчас ты столкнулся с людьми другого склада и готов из-за этого возненавидеть все человечество. На самом деле люди, конечно, эгоистичны, склонны к интригам, отягощены грузом своих житейских проблем, далеко не всегда щепетильны в своих поступках, но такими уж они созданы. Да, люди далеки от совершенства, они не рождаются героями. Но тут уж ничего не поделаешь. Они просто выполняют заповедь, данную им Богом: плодитесь и размножайтесь. А та категория людей, с которыми ты сталкиваешься, став сотрудником "Носферату"- это по существу не люди. Они хуже зверей взбесившихся, поэтому в интересах безопасности настоящих людей, подлежат ликвидации. И было бы ошибкой ставить знак равенства между этими взбесившимися зверями и человечеством, они к нему не принадлежат.

3.

Информация, которой располагал Гордеев, поступала не только по теле- и радио каналам, а также через другие СМИ и Интернет. На Вячеслава Константиновича в разных городах России работали сотни людей, которые даже не догадывались о том, что сведения, которые они передают на определенный электронный адрес, поступают в настолько секретную и глубоко законспирированную организацию, о существовании которой не подозревает даже директор ФСК. В основном это были люди обслуживавшие компьютеры, программисты, секретари глав крупных фирм и учреждений, располагавших компьютерной сетью и выходом в Интернет. Каждому из них в свое время по электронной почте поступало предложение о сотрудничестве за некоторое вознаграждение. Информация требовалась самая разная: о различных происшествиях, о каких-либо интересных событиях, слухах, циркулирующих в том или ином населенном пункте. Таинственный заказчик не требовал информации о деятельности учреждений, в которых они работали, поэтому большинство получивших такие предложения, не стали их отклонять. Раз в месяц, в зависимости от количества переданной информации, с ними производился расчет: некоторая сумма денег перечислялась на указанные ими банковские счета. Постепенно сеть информаторов разрасталась, и Гордееву требовалось все больше времени для анализа поступающих из разных источников сведений. Зато он знал обо всех мало-мальски важных событиях, происходивших не только на территории страны, но и за ее пределами. Сведения, заслуживающие внимания или более тщательной проверки передавались Путилину, а оттуда уже поступали в региональные управления спецслужб. Такая деятельность "Носферату" позволяла оперативно реагировать на состояние преступности, давая в руки прокуроров и следователей, ту оперативную информацию, в которой они нуждались.

Наряду с выявлением сети террористических организаций, Гордеева особенно интересовали каналы поступления в Россию героина, импорт которого увеличивался с каждым месяцем. Непосредственным производителем и поставщиком этого наркотика в виде опия — сырца был Афганистан, откуда он поступал в соседний Таджикистан, через фактически открытую границу. Здесь он перерабатывался, очищался и уже в виде высококачественного героина транспортировался в Россию, а оттуда дальше на запад. Гордеев знал, что центр по переработке наркотиков находится непосредственно в Душанбе, однако, кто из наркобаронов руководит им, ему установить не удавалось.

Просматривая как-то очередные новости, он обратил внимание на сообщение о том, что в Новосибирске задержан автомобиль "Камаз", в котором сотрудниками ФСК было изъято почти полтонны героина высшего качества. Автомобиль перевозил из Таджикистана какие-то товары, но водитель клялся, что понятия не имеет, как в них оказался героин.

— Обычная сказка для детей младшего возраста, — сказал Гордеев в разговоре с Путилиным. — На самом деле, он все прекрасно знает. Но, конечно, следователям он ничего не расскажет. Однако у меня есть план, как выйти на наркобарона и ликвидировать весь этот канал поставки наркотиков.

— Вы предлагаете использовать наших агентов? — уловил его мысль Путилин.

— Думаю, будет достаточно и одного "Мага", — ответил Вячеслав Константинович. — У него восточная внешность и, если придется работать непосредственно в Душанбе, то он сойдет за своего. Но для начала ему придется побывать в Новосибирске, где содержится наркокурьер. А "Витязь" пусть останется здесь для работы на месте, если возникнет такая необходимость.

— Утверждается, — не стал раздумывать Путилин, — продумайте хорошую легенду и в добрый час.

4.

В Новосибирск Юганов прибыл ранним утром московским рейсом. Здесь уже зима была в самом разгаре. Даже днем столбик термометра показывал более тридцати градусов мороза, а ночью температура опускалась еще ниже. Задерживаться в Новосибирске Василий не собирался, он в тот же день должен был вылететь в Душанбе. На этот раз Гордеев решил поступить проще, без всяких нелегальных посещений следственных изоляторов и тому подобных ухищрений. Следователь областного УВД получил приказ допросить арестованного у себя в кабинете, для чего сотрудники милиции, действуя по его поручению, должны были доставить того ровно в одиннадцать часов утра к зданию следственного управления, но в само здание в течение пяти минут не заходить, а находиться с ним на улице. Приказ поступил из таких высоких инстанций, что как объяснил следователю его руководитель, сам начальник ГУВД в звании генерал-лейтенанта милиции, стоял по стойке "смирно", выслушав его по телефону.

Ровно без десяти одиннадцать Юганов на такси прибыл к зданию городского следственного управления. Расплатившись с водителем, он зашел в вестибюль, посидел там несколько минут, а без двух минут одиннадцать вышел на улицу. В это время подъехала и милицейская машина, из которой вывели арестованного. Судя по внешности, он был таджиком. Весь черный, худой, с глубоко посаженными глазами он невольно вызывал жалость. Но, подумав о том, сколько человеческих судеб и жизней он мог загубить с помощью того смертоносного зелья, перевозкой которого занимался, Василий выбросил чувство жалости из своего сердца. Один из сопровождавших арестованного милиционеров сказал:

— Покури пока, — и, не снимая с того наручников, сунул ему в рот зажженную сигарету.

Юганов, стоя на крыльце, погрузился в транс и вошел в его сознание. Вскрывая память пласт за пластом, он узнал много интересного и о Душанбе, и о прошлом самого арестованного. Но главное ему стало известно, кто послал его с героином через границу. Приметы и адрес этого человека запечатлелись в мозгу Юганова, а, следовательно, его миссия в Новосибирске была успешно завершена.

5.

В Душанбе самолет приземлился поздно вечером. После Новосибирска Василию показалось, что он попал в лето. Теплый, напоенный ароматом цветов, воздух, низкое безоблачное небо, усыпанное тысячами ярко сверкающих звезд, доносившиеся откуда-то издалека звуки восточной мелодии- все это порождало в душе спокойствие и умиротворенность. Хотелось сесть, а лучше лечь прямо на газоне, уставиться взглядом в звездное небо и забыться, погрузившись в созерцание этой волшебной красоты.

Но время было позднее и следовало подумать о ночлеге. На такси он добрался до одной из лучших, по утверждению таксиста, гостиниц. Щедро расплатившись с водителем, он зашел в вестибюль гостиницы и заказал номер люкс. Через несколько минут он уже поднимался на лифте на пятый этаж. Номер оказался довольно просторным, в холодильнике он нашел прохладительные напитки и фрукты. Приняв душ, он решил спуститься а ресторан, поужинать. К его удивлению, в ресторане оказалось довольно много офицеров российской армии, но потом он вспомнил, что здесь продолжала оставаться российская мотострелковая дивизия, как гарант мира в этом регионе. Пресса сообщала, что русские военные здесь пользовались большим уважением и по сравнению с таджиками могли считаться настоящими богачами.

Заказав на ужин свежевыжатый апельсиновый сок и отварную форель, Василий с большим аппетитом поужинал, а затем возвратился в свой номер. Сняв туфли, он прилег на широкую двухместную кровать и погрузился в размышления. Человека, который занимался непосредственной отправкой задержанного под Новосибирском груза наркотиков, он знал в лицо. Он также знал место встречи с ним наркокурьера после выполнения задания. Однако Юганову было хорошо известно, что наркокурьер во время перевозки груза ни на минуту не выпускается из виду, неподалеку от него следует наблюдатель. Поэтому в случае задержания курьера, об этом немедленно становится известно отправителю груза наркотиков.

— Понятно, что на место предполагавшейся встречи никто не придет, — думал он, — значит надо выходить на владельца "Камаза". О том, что эта машина по данным таджикского ГАИ числится за неким Саидом Юсуповым, узбеком по национальности, Гордеев сообщил ему еще в "Амрите". Известен был и адрес Юсупова, но с наркокурьером он знаком не был, поэтому никаких других сведений о нем у Юганова не было. Тем не менее, это была единственная ниточка, по которой можно было выйти на отправителя груза наркотиков.

6.

Дом Юсупова найти оказалось не сложно. Он находился в частном секторе города, на одной из узеньких улиц, по обеим сторонам которой тянулись сплошные глиняные заборы. Но здесь Василия ожидала неудача. Юсупов ничего не знал ни о "Камазе", ни о наркотиках. Просканировав его память Юганов выяснил, что некоторое время назад тот потерял паспорт, но пропажу обнаружил не сразу. " Вероятнее всего у него паспорт украли", — решил Юганов. Действительно, имея связи в местной милиции, не сложно было оформить машину на подставное лицо. Но как бы то ни было, оборвалась последняя ниточка, ведущая к наркодельцам.

Однако Юганов не намерен был так быстро сдаться и решил пойти другим, хотя и более длинным путем, путем. Он возвратился в гостиницу и пока администратор, улыбчивый таджик, подавал ему ключи, вошел в его сознание. Как Василий и предполагал, сам он наркотиками не торговал, но человека, который этим занимается, знал и направлял к нему, тех кто ими интересовался. Получив нужную ему информацию, Юганов поднялся к себе в номер, а спустя несколько минут, вновь вышел на улицу. Нужного ему человека он отыскал довольно быстро. Тот стоял на углу одной из улиц и разговаривал с каким-то парнем, который приобретал у него героин. Происходило это открыто, на глазах у прохожих, но ни продавец, ни покупатель, не обращали на них внимание. Расплатившись, парень тут же раскрыл маленький пакетик, высыпал немного белого порошка на ладонь и слизнул его языком. Затем он, не спеша, направился по своим делам.

Во время всей этой сцены Юганов телепатически зондировал сознание наркоторговца и выяснил, что свой товар тот получает у человека, которого зовут Нигматулло. Он является владельцем небольшой аптеки и через него местные розничные продавцы наркотиков получают товар.

— Сколько же у них уровней прикрытия? — подумал Юганов, направляясь по ставшему известным ему адресу.

Нигматулло оказался довольно плотным человеком лет около сорока с редкой рыжеватой бородкой на лунообразном лице. Василий попросил у него пачку аспирина и прозондировал сознание Нигматулло. В этот раз его ожидала удача, Нигматулло думал именно о том человеке, которого разыскивал Юганов. Мало того, он ожидал его приезда с минуты на минуту: тот должен был привезти очередную партию товара. Чтобы потянуть время, Юганов заказал еще несколько лекарств, пожаловался на то, что, по-видимому простыл в самолете, пока летел в Душанбе. Вдруг у аптеки остановился автомобиль и Василий прочитал мысли аптекаря:

— Приехал Рахматулло.

Василий, взяв лекарства, направился к выходу и едва не столкнулся с вошедшим в нее Рахматулло. Юганов уронил одно из лекарств, Рахматулло с извинениями помог ему поднять его. Юганов в свою очередь извинился за свою неловкость. Во время этой сцены он мысленно исследовал сознание Рахматулло и нашел в нем того, кого и разыскивал — местного наркобарона Сагидулло Нишанова.

7.

Дом Нишанова находился не в самом Душанбе, а в Гиссаре, в двадцати километрах от столицы Таджикистана. Этот небольшой городок, насчитывающий примерно десять тысяч жителей, расположен в живописной долине у пересечения Ханака- притока Кафирнигана с Большим Гиссарским каналом. С севера, занимая половину небосклона, над ним нависает Гиссарский хребет, а в южном направлении открывается восхитительный вид на долину Кафирнигана.

Юганов, которому Гордеев оформил документы на гражданина Индии Рамакришну Вивеканду, по разработанной легенде прибыл в Душанбе с целью подыскать место для открытия школы йоги для подростков. Поэтому посещение им Гиссара ни у кого не должно было вызвать подозрений. Проехав на такси через весь город и полюбовавшись видами природы, он в, конечном итоге, оказался неподалеку от дома Нишанова. Домом это здание назвать можно было лишь условно, в действительности, он представлял собой дворец в стиле Тадж — Махала. Весь из мрамора, окруженный портиками, поддерживающимися мраморными же колоннами, с множеством фонтанов, утопающий в цветах, дворец был окружен высоким каменным забором, облицованным мраморной плиткой.

— А это, что за восьмое чудо света? — поинтересовался Юганов у таксиста из местных таджиков.

— О, здесь большой человек живет — прищелкнув языком, ответил тот. — Совсем большой.

— И чем же он знаменит?

— Большой богач, слушай, очень большой.

— Понятно, — сказал Василий, фотографическая память которого запечатлела расположение и все детали этого чуда архитектурного искусства. Можно было возвращаться назад.

В гостинице он прошел к себе в номер и погрузился в состояние самадхи. Необходимо было восстановить потраченные запасы ментальной энергии и подготовиться к завершающему этапу своей миссии. Ликвидация Нишанова не представляла большой сложности, но необходимо было также выяснить место нахождения хранилища наркотиков и уничтожить имеющиеся запасы опиата.

Когда начало темнеть, он вышел из гостиницы и, отойдя от нее примерно полкилометра, остановил какого-то частника, который согласился подбросить его в Гиссар. По приезду туда он расплатился с водителем и дал ему мысленную установку по возвращению в Душанбе забыть об этой поездке. Сам же Юганов, не спеша направился к

дому Нишанова.

Прибегать к телепортации он не стал, не желая понапрасну расходовать психическую энергию, а просто перемахнул через забор. Он знал, что собаки — свирепые кавказские овчарки учуяли его, бегавшие с внутренней стороны забора, но внушил им такой страх, что они только жалобно скулили, оставаясь на месте. Двигаясь абсолютно бесшумно, он спрятался за одним из деревьев и телепатически просканировал здание. На первом этаже размещались охранники, кроме того, два парных патруля обходили территорию вокруг здания. Там же располагалась и многочисленная прислуга: повара, официантки, уборщицы. Второй этаж предназначался для организации разного рода встреч и вечеринок, официальных приемов. Там же находился небольшой компьютерный центр и библиотека. Третий этаж был отведен под апартаменты самого Сагидулло, его четырех официальных жен и многочисленных детей.

Выбрав момент, когда оба патруля находились в дальних концах территории, Юганов скользнул по стене вверх и через несколько секунд оказался у одного из открытых окон третьего этажа. Спрыгнув вовнутрь комнаты, в которой никого не было, он вышел в коридор и направился в апартаменты Нишанова. Тот, лежа на широкой кровати с балдахином, безмятежно спал. Василий будить его не стал, а телепатически прозондировав ему мог, получил из него все необходимые сведения. Выяснилось, что Сагидулло являлся дальним родственником президента республики, министра внутренних дел и министра национальной безопасности.

— С таким прикрытием, он мог торговать наркотиками прямо на рынке, чего ему бояться? — подумал Василий, раздробив ударом ладони Сагидулло горло.

8.

Допрошенный позднее лично министром национальной безопасности охранник, из числа тех, кто нес службу на первом этаже дома Нишанова, рассказал, что примерно в двенадцать часов ночи Сагидулло спустился вниз, отдал распоряжение всем находившимся в здании телохранителям следовать за ним и они куда-то уехали.

— Почему же ты, скот, ишак, ублюдок, не поехал с ними? — кричал министр, держа его одной рукой за горло, а второй тыкая дулом пистолета в лицо.

— Мне он приказал остаться, — сипел охранник, не делая даже попытки освободиться. Его лицо представляло собой сплошную кровавую кашу, в которой с трудом различались щелочки глаз. Он ни о чем не думал, только молил Аллаха, чтобы министр не нажал на спусковой крючок.

Наконец министр отшвырнул его в сторону, спрятал пистолет в наплечную кобуру и стал расспрашивать остальных домочадцев, кто видел Сагидулло в последний раз перед уходом из дому. Никто ничего толком не знал.

— Что же могло произойти? — в очередной раз задавал себе вопрос министр, но ответа на него не находил. Его около трех часов ночи разбудил телефонный звонок. Зазвонил телефон, номер которого был известен всего нескольким людям, в том числе Сагидулло. Звонивший сообщил по-русски, что Нишанов погиб, а склад с наркотиками горит. Больше он ничего не сказал и положил трубку.

Когда министр безопасности, взяв с собой нескольких доверенных приближенных приехал к дому Нишанова, то обнаружил его мертвым, лежащим в собственной кроватис раздробленным горлом. Телохранители Сагидулло, которым надлежало охранять своего хозяина пропали все, за исключением одного. Жены, а точнее вдовы Сагидулло, ничего не знали и только рыдали навзрыд, доводя министра своими причитаниями до бешенства. Хранилище наркотиков, которое, как ему было известно, находилось на другой стороне Ханаки в одной из искусственных пещер в отрогах Гиссарского хребта, оказалось открытым, а его охрана уничтожена. Возле хранилища был найден джип Нишанова, в котором сидели пять мертвецов- его бывшие телохранители. У каждого из них, как и у Сагидулло, было раздроблено горло Самое же главное- несколько тонн наркотиков, хранившиеся в этом укрытии, были свалены в кучу, облиты бензином и подожжены.

9.

— Конечно, вскоре они восстановят наркотрафик и все вернется на круги своя, — возвращался в памяти Юганов к недавним событиям. — Но потеря такого количества героина- это серьезный удар по наркомафии. Кто-то на этом деле понесет большие убытки.

Он поудобнее устроился в кресле и посмотрел в иллюминатор. Внизу вся земля была окутана белой пеленой снега. Самолет приближался к Москве.

Из аэропорта он позвонил Гордееву, сказав, что уже к вечеру намеревается быть в Краснодаре. Однако Вячеслав Константинович сказал, чтобы он устраивался в гостиницу "Альфа" в Измайлово, где ему заказан номер на фамилию Вивеканды. и ожидал его прибытия.

— А где Сергей? — поинтересовался он у Гордеева, — он тоже приедет с вами?

— Нет. Объясню все при встрече.

Между тем, Матросов в это время находился очень далеко от столицы России, в местах, где ранее ему никогда не приходилось бывать. Его приключения начались после того, как Юганов улетел в Душанбе.

10.

— Вам что-нибудь известно о государстве Бимбабве, это к югу от Восточного Тимора? — как обычно, без эмоций в голосе поинтересовался Путилин.

— По правде говоря, я мало что знаю и о самом Восточном Тиморе. По-моему это где-то в районе Индонезии.

— Бимбабве еще дальше от Индонезии, чем Тимор, — пояснил Путилин, — собственно говоря, это небольшой остров. Небольшой и ничем до определенного времени не примечательный. Когда-то он входил в состав английской колонии, но после ухода англичан из этого региона, получил независимость. Собственно, ничего и не изменилось, как там правил какой-то местный царек, так и продолжал править. Однако в 50-х годах на острове нашли колоссальные залежи вольфрамита, да еще с содержанием тантала и скандия. Отец нынешнего президента страны, умело лавируя между СССР и Западом устроил так, что и советские и западные инженеры совместно построили в Бимбабве сверхсовременный обогатительно — перерабатывающий комплекс по добыче вольфрама, включая его выплавку, и стал торговать не сырьем, как кое-кто рассчитывал, а чистым вольфрамом, да еще в придачу танталом и скандием. Сейчас это государство со своими тридцатью или сорока тысячами населения по уровню жизни обогнало Кувейт. Во главе страны там президент, он же наследный принц, у него есть вице-президент, какой-то его дальний родственник, минимальное число чиновников и некоторое количество полицейских. Армии там нет, так как любой акт внешней агрессии исключен. Бимбабве торгует со США, Японией, с Россией и рядом европейских стран на вполне выгодных условиях и эти страны сами являются гарантом безопасности этого крошечного государства. Но мы получили данные, они, кстати, совпадают с разведданными ЦРУ, что там готовится государственный переворот. Дело в том, что в Восточном Тиморе поселился один из наших российских "авторитетов", вор в "законе" по кличке "Якут". Кличку получил потому, что в начале девяностых сколотил больше миллиарда долларов на перепродаже якутских алмазов. В этом деле так до конца тогда и не разобрались, да вы наверное помните, о нем много писали в то время?

— Да, я припоминаю, — отозвался Вячеслав Константинович, — необработанные алмазы по бросовым ценам продавались в ЮАР и Израиль, где из них делали чистой воды бриллианты.

— Вот именно, — подтвердил Путилин. Так вот, этот "Якут" обосновался в Тиморе, получил там гражданство, что сделать не сложно, приобретя недвижимость, и последние месяцы собирает по всему миру самых отпетых бандитов и воров в "законе". Один из них, который решил порвать с прошлым, ну, проще говоря, внедренный в свое время в окружение "Якута" наш человек, также получил от него приглашение прибыть в Тимор. В приглашении содержится намек, что вскоре должны произойти события, которые позволят создать своеобразную интернациональную республику воров в "законе".Понимаете сами, если это случится, то международный авторитет России очень сильно пошатнется. Мировой общественности не важно, что правительство России к этому перевороту отношения не имеет. Сразу же заговорят, о русской мафии и так далее, все, как обычно по отлаженному сценарию. Теперь перехожу к главному. Как нам стало известно, такое же приглашение получил один из самых известных в России киллеров, на чьем счету не один десяток "заказных" убийств. Но прямых доказательств против него нет. Его вообще мало кто видел в лицо и, как мне известно, "Якут" с ним ранее никогда не встречался лично. Так вот, этот киллер, приобрел авиабилет до Купанга на Тиморе на имя Фоткадиса Льва Семеновича. Эта авиалиния открыта недавно с промежуточной посадкой в Джакарте. Помешать ему в его поездке мы, к сожалению, не можем, но если в этом же самолете случайно окажется "Витязь"…

11.

Матросов откинулся на спинку, как всегда неудобного сидения огромного "Боинга", с неудовольствием подумав, что лети хоть на туполевских самолетах., хоть на "Боингах"- все равно ноги вытянуть некуда, а спинки кресел предназначены для карликов. Ему еще никогда не удавалось с комфортом откинуть голову на подушку спинки кресла в любом типе самолетов. Всегда приходится скрючиваться, как младенцу в утробе матери.

— Повезло же лететь самолетом "Аэрофлота", — пожаловался он сам себе, разглядывая стюардесс, которые сновали взад-вперед по салону, предлагая пассажирам прохладительные напитки, вино, коньяк и водку. В салоне первого класса их было двое, одна блондинка, а вторая рыженькая, обе лет около тридцати. На их лицах были запечатлены стандартные улыбки, как у роботов.

Салон первого класса был заполнен в основном индусами, но в третьем ряду на том, месте, которое, как знал Матросов, было приобретено на фамилию Фоткадиса, сидел человек среднего роста, приятной внешности в темных очках, закрывавших половину лица. Когда Сергей более внимательно вгляделся в его лицо, он заметил едва заметные следы шрамов возле глаз и в области носа.

Эти следы он узнал без труда, так как внешность была изменена и у него самого. Правда, на его лице следы пластической операции были уже мало заметны.

— Вероятно, это тот, кто мне и нужен, — решил Сергей. Заметив, что человек, за которым он наблюдал, бросил взгляд в его сторону, он отвернулся к иллюминатору.

— Сколько жизней на совести этого человека? — подумал он. — Зачем он занимается этим ремеслом? Из-за денег? Да вполне возможно, деньги сейчас стали основным мерилом ценности. Услуги профессионального киллера нынче в цене. А если есть спрос, будет и предложение.

Сергей погрузился в чтение какого-то журнала, предложенного ему стюардессой, но мозг его лихорадочно искал способ поближе познакомиться с Фоткадисом. В голове у него постепенно созрел план действий, но его осуществление нужно было на время отложить.

Когда белокурая стюардесса, призывно покачивая бедрами, прошла мимо него, он спросил:

— Извините, девушка, могу я вас спросить?

— Да, что вас интересует?

— Сколько времени уйдет на перелет от Джакарты до Купанга?

— Если ничего не случится, то около трех часов

— Спасибо, вы очень любезны, — поблагодарил ее Матросов и решил вздремнуть.

В Джакарте большинство пассажиров вышло. Желающих лететь до Купанга было не очень много, так что самолет остался полупустым. В салоне первого класса, кроме Фоткадиса и Матросова было всего несколько человек.

Сергей заметил, что Фоткадис уже причинно пьян. Он, по- видимому, не прекращал заказывать выпивку весь полет. Алкоголь ударил ему в голову и, когда рыженькая стюардесса проходила мимо него, он ухватил ее за руку, привлек к себе и стал, что-то шептать на ухо. Она вырывалась от него, но тот ее не отпускал. Матросов встал с кресла и подошел к нему.

— Фоткадис, — повелительно произнес Сергей.

Тот взглянул на него, не отпуская стюардессу. Вторая его рука устремилась под короткую юбку стюардессы.

— Что тебе нужно?

— Отпустите девушку, — негромко сказал Матросов. — Мне нужно с вами поговорить.

— Я тебя не знаю и говорить нам не о чем, — тем не менее, стюардессу он отпустил. Она отряхнула юбку, и возмущенно глядя на Фоткадиса, направилась за ширму. Сергей остановил ее и извинился:

— Прошу вас простите его, он слишком много выпил и не соображает, что делает.

— Ты, что это себе позволяешь, — возмутился Фоткадис. — Я все прекрасно соображаю и, если этой шлюшке предложил кое-что, то не бесплатно.

— Заткните рот, — с угрозой в голосе произнес Матросов, садясь в свободное кресло рядом с Фоткадисом. — я гляжу вы недавно от пластического хирурга. Надо бы взять адресок, может и мне пригодится.

Фоткадис насторожился:

— Послушай, как тебя там, я не знаю кто ты такой и что тебе нужно, но может лучше займись своим делом, а?

— Я от "Якута".

Фоткадис внимательно посмотрел на него:

— А мне все равно, хоть от бурята.

— Не валяйте дурака, вы прекрасно понимаете о ком я говорю.

— Слушай, парень, ты меня с кем — то путаешь, убирайся-ка ты подобру, поздорову…

— К сожалению, не могу. Выполняю специальное задание. Я должен доставить вас к "Якуту" в целости и сохранности. По какой-то причине он очень в вас нуждается. И мне не надо, чтобы из-за ссоры со стюардессой вас с вашим поддельным паспортом арестовала в аэропорту Купанга полиция.

— Кто ты?

— Меня зовут Василий Серяпин.

— Никогда о тебе не слышал.

— Зато я о вас много слышал, а "Якут" еще больше. Поэтому я и страхую вас весь рейс. Если бы вы не стали приставать к стюардессе, то я бы представился вам только в аэропорту прибытия.

— Вы можете чем-то подтвердить свои полномочия? — подозрительно спросил Фоткадис.

— Документы у меня в кейсе.

— Покажите, — потребовал Фоткадис.

— Вы, действительно пьяны, — огляделся по сторонам Матросов. — Стану я вам предъявлять документы прямо здесь, чтобы любой желающий мог в них заглянуть. Через пять минут встретимся в туалете, идите туда первым и не закрывайте дверь.

Сергей вернулся на свое место, достал из-под кресла кейс. Через несколько минут он взглянул на часы. До захода на посадку осталось совсем не много времени.

Посмотрев в сторону Фоткадиса, он увидел, что тот направился в сторону туалета. Подождав еще минуту, Сергей последовал за ним.

Когда он протиснулся в крохотную уборную и закрыл дверь, Фоткадис спросил:

— Ну и где документы?

— Здесь, — ответил Матросов, нанося ему удар локтем в область горла. В свое время, когда он получил титул чемпиона Москвы по рукопашному бою, ему не было равного в мастерстве боя в узких и тесных помещениях, вроде коридоров, лифтов, туалетов. Подхватив обмякшее тело Фоткадиса под мышки, он быстро обыскал его, забрав все обнаруженные документы и бумажник. Паспорт был действительно оформлен на Фоткадиса Льва Семеновича, как и водительское удостоверение международного образца. Больше ничего из документов в бумажнике не было. Сергей снял с Фоткадиса очки и спрятал их в карман. Окончив обыск, Матросов приподнял Фоткадиса под мышками и, перевернув, опустил головой в унитаз. Затем он долго спускал воду, пока не убедился, что держит в руках труп. Оставив Фоткадиса в том же положении, с головой опущенной в унитаз, он положил в бумажник Фоткадиса свой паспорт на имя Василия Серяпина, вышел из туалета и, легко стукнув рукой в области дверного замка, заклинил его. Теперь никому, кроме слесаря, открыть его не удастся. Он вернулся на свое место, сел в кресло и пристегнул ремни. Минутой позже загорелось световое табло. Самолет завершил круг на аэродромом и пошел на посадку.

12.

Президент Бимбабве стоял у окна в своем кабинете и разглядывал раскинувшийся вокруг его резиденции дендрарий. Этот парк был его гордостью. Он был основан еще его отцом и теперь доведен до совершенства. Здесь были собраны представители почти всей тропической флоры. Величественные баньяновые деревья соседствовали здесь с благоухающими магнолиями, стройные кокосовые и саговые пальмы возвышались над зарослями бамбука, аромат цветущих орхидей витал в теплом воздухе. Придавая парку непередаваемое очарование. В искусственных озерах холодно белели крупные восковые цветы лотоса.

Президент любил прогуливаться по парку, вдыхать аромат цветов, слушать пение птиц. Он не нуждался в телохранителях, так как не нашлось бы ни одного его подданного, у которого поднялась бы рука на, человека, превратившего жизнь простых людей в рай. Сегодня он не стал выходить в парк, как обычно, потому что группа рабочих в голубых комбинезонах уже несколько дней меняла канализационные трубы под его резиденцией. Эти работы его несколько раздражали, но делать было нечего- канализация необходимая вещь.

Сейчас Аккара Амарттавакул, президент и наследный принц Бимбабве ожидал прихода вице-президента, своего троюродного брата, Дашикара. Тот собирался в отпуск в Европу, но это был лишь предлог, чтобы в неофициальной обстановке встретиться с послами различных государств, от которых собственно говоря и зависело процветание Бимбавбве.

Аккара терпел Дашикара, но не доверял его и с удовольствием бы заменил другим, по настоящему деловым и достойным доверия человеком, но традиция требовала, чтобы его заместителем был кто-то из родственников.

— Традиция, — раздражением подумал Амарттавакул. — мы хотим казаться цивилизованной страной, но не можем избавиться от плена традиций.

В это время дверь в его кабинет отворилась и в нее вошел Дашикар.

— Я не задержу вас долго, — сказал президент, — просто хотел бы напомнить о моей просьбе встретиться с послами великих держав. Посетите в Женеве русское посольство, но дайте понять, что уже побывали у американцев. Затем посетите американцев и упомяните вскользь о своей беседе с русским послом.

Заметив, что по лицу Дашикара пробежала тень, он поинтересовался;

— Вы с чем-то не согласны?

— Нет, что вы? У меня нет никаких возражений, но, — он взглянул в лицо Аккаре, — мне претит принимать подачки из рук великих держав.

Президент пожал плечами:

— Мне самому это не нравится, но вы знаете, что у нас просто нет другого выхода. Без помощи этих государств мы бы никогда не создали комбинат по выплавке вольфрама и мы теперь вынуждены торговать с ними по тем ценам, которые они нам диктуют. Но и при этом уровень жизни нашего народа выше, чем даже в Японии. И это все благодаря великим державам.

— Безусловно я все сделаю. — заверил его Дашикар, — но мне уже пора.

— Конечно, конечно, — протянул ему руку президент, — вы улетаете с Восточного Тимора?

— Да, там задержусь на несколько дней, а затем прямо в Женеву.

Он пожал руку президенту и направился к двери.

Амарттаваккул молча смотрел ему вслед. Когда Дашикар, утирая платком пот со лба, вышел из кабинета, президент невольно подумал:

— И что он все время потеет?

В свою очередь Дашикар, закрыв за собой дверь президентского кабинета, думал о том, что всего спустя несколько дней он станет хозяином этого кабинета и не будет больше нуждаться в помощи ни у каких других государств.

13.

Дибук Эристо, более известный, как в преступном мире, так и у спецслужб различных государств под кличкой "Якут", выбрал восточный Тимор в качестве плацдарма для осуществления своих замыслов не случайно. Когда Путилин в беседе с Гордеевым сказал, что на афере с алмазами "Якут" заработал миллиард долларов, он ошибся ровно в десять раз. На самом деле "Якут" ограбил Россию на десять миллиардов долларов, после чего поторопился покинуть ее пределы, опасаясь не столько спецслужб, сколько своих же подельников в органах центральной власти, которых попросту "кинул".

— В следующий раз будут знать, — сказал он себе, — что настоящий вор в "законе" ни с какими представителями власти сотрудничать не имеет права. Оставить их с носом — вот задача настоящего вора.

В Восточном Тиморе он приобрел на подставных лиц сеть гостиничных комплексов в Купанге, а также прекрасную трехэтажную виллу на самом берегу пролива Роти. Затем он выбрал себе новую фамилию, на которую уже вполне реально приобрел скромный домик в Дили, что дало ему право получить гражданство Восточного Тимора. Вновь возвратясь в Купанг он вполне официально арендовал на полгода верхний этаж отеля "Тимор" с правом перестроить его по своему усмотрению. Для производства штукатурных и малярных работ он вызвал телеграммой рабочих из Европы со всеми необходимыми инструментами, заказал специалистов по установке линий связи, а также представителей одной из итальянских фирм, специализирующихся на защите всякого рода подслушивающих устройств.

Наконец, его деятельность привлекла внимание средств массовой информации. В тиморских газетах появились статьи о сказочно богатом Дибуке Эристо, который затеял какое-то важное мероприятие.

Прочитав заметку в одной из газет, "Якут" довольно засмеялся. Он, конечно понимал, что спецслужбы России и США, да и других стран знают о том, что Эристо, это тот самый "Якут", который разыскивается Интерполом.

— Вот пусть они и присылают своих агентов для выяснения, что же я затеял в этом отеле, — с удовлетворением подумал он, — а мы тем временем займемся более серьезными делами.

Свою карьеру он начинал боксером, но в конце 80-х годов, поняв, что наступает время для предприимчивых людей, забросил спорт и уехал в Якутск. Там, используя свои прежние связи, он вошел в доверие к руководителям вновь созданной алмазной корпорации, а после распада Советского Союза, когда Республика Саха с легкой руки российского президента взяла себе столько суверенитета, что чуть ли не вышла из подчинения Москвы, предложил им удобный канал сбыта алмазов. Кое-кому из центрального правительства также была обещана его доля прибыли и работа закипела. Эта афера продолжалась не очень долго. Спустя год о ней заговорили средства массовой информации, но к тому времени "Якут" и остальные его подельники, набив чемоданы "зеленью" скрылись кто куда.

Сейчас ему было всего тридцать лет. Он был весел, радовался жизни и вынашивал далеко идущие планы по созданию государства, в котором на всех ключевых постах будут находиться самые известные преступники со всех стран мира. Здесь будут разрабатываться планы самых великих преступлений, после совершения которых исполнители будут надежно укрыты. " В моем государстве нам не будет страшен никакой Интерпол, а наши собственные спецслужбы буду охранять нас от спецслужб других держав"- с восторгом думал он.

Сегодня на своей вилле он ожидал приезда именно той ключевой фигуры, от которой зависела реализация, его плана.

На Дашикара он вышел случайно около года назад. В то время сам он осел в Лондоне, где приобрел на подставное лицо одно из самых известных в Лондоне казино. Дашикар как раз совершал круиз по Европе и также оказался в этом казино, где и попался ему на глаза. В тот раз Дашикар проиграл значительно больше, чем мог себе позволить и он оплатил его долг. В дальнейшем они сблизились. У этого потного толстяка были две страсти: деньги и женщины. Он потакал всем его слабостям и постепенно убедил Дашикара в необходимости государственного переворота. Для этого достаточно было физически устранить Амарттаваккула и Дашикар, став президентом, передает власть в руки организованной международной преступности.

Как "Якут" и предполагал, Дашикар сегодня не заставил себя ждать и уже вскоре они сидели за богато инскрустированным резным столиком, уставленном тропическими фруктами и прохладительными напитками.

— Все идет по плану, дорогой вице-президент, все по плану. Вся территория моей виллы находится под охраной. Без моего ведома сюда и мышь не проникнет. На крыше моего замка находится вертолетная площадка и над ним постоянно барражирует вертолет. Я уже не говорю об электронных средствах слежения.

Дашикар отложил в сторону персик, который держал в руке:

— Значит ваши гости прибывают завтра.

— Не совсем так, часть из тех, кого я ожидал уже здесь, а другие прибудут завтра. Но как я вам и обещал, уже через три дня вы будете президентом вашей страны. Эта страна станет убежищем для всех преступников, убежищем для всех тех, кто не в ладах с законом. Отсюда мы будем грозить всему миру, здесь будут рождаться замыслы самых великих преступлений. Деньги потекут сюда рекой. Но вы, верно, устали с дороги, пойдемте, я проведу вас в ваши апартаменты.

Они поднялись в лифте на третий этаж, вышли в длинный и широкий коридор, устланный иранскими коврами ручной работы. На стенах коридора висели огромные зеркала в золоченых рамах, а вдоль них стояли мраморные статуи. Они остановились у двери и "Якут" повернул ее ручку. Он пропустил Дашикара внутрь, а сам вышел и закрыл дверь. Гость огляделся. Это была спальня, посреди которой располагалась огромная кровать под балдахином. На кровати в полурасстегнутом пеньюаре лежала женщина. Ее кожа была такой ослепительной белизны, что казалось ее никогда не касались лучи солнца. Услышав шаги Дашикара, женщина поднялась и направилась ему навстречу.