Роджер двигался на юго-восток в сторону станции метро «Западная Четвертая улица», рядом с Вашингтон-сквер. Теперь, ведомый своим новоявленным другом, он шел в восточном направлении.

– Куда мы идем? – поинтересовался Роджер.

– В переулок Макдугал, – ответил квадратный человек, обводя его вокруг стайки галдящих школьников. – И мы действительно хотим только поговорить.

– Ага, – пробормотал Роджер. – Могу я узнать, кто такой «мы»?

– Кто такие «мы», – поправил незнакомец. – Для начала меня зовут Вулфи.

– Очень приятно – Роджер.

Дальше они молча шли к Шестой авеню. Станция метро, куда направлялся Роджер, оставалась в квартале отсюда, и с минуту он раздумывал, не попытаться ли бежать. Если рвануть изо всех сил, более длинные ноги помогут ему убежать от Вулфи.

Но Вулфи, по-видимому, мыслил в том же направлении. Как только они ступили на обочину, хватка на локте стала крепче, не причиняя боли, но ясно давая понять, что к чему.

Переулок Макдугал тянулся на полквартала и состоял из двух– и четырехэтажных домов; с одной стороны были железные ворота, с другой – тупик. Возле ворот околачивался еще один коренастый, беспрерывно поигрывая карманным ножичком. Когда они подошли, он открыл ворота и, пропустив их, тут же зашел следом. Вулфи направился к среднему дому и поднялся на последний этаж. Он постучал, и спустя минуту дверь открыла женщина средних лет, не такая широкоплечая, но скроенная так же, как и Вулфи.

– Это он? – спросила она, оглядывая гостя с головы до ног.

– Это он, – подтвердил Вулфи. – Его зовут Роджер.

– Здравствуйте, Роджер, – сказала женщина. – Меня зовут Кристин.

Они вошли. К некоторому удивлению Роджера, это оказалась не стандартная квартира, а довольно большая комната, оборудованная как мастерская художника. Несколько картин в рамах и без рам стояло вдоль стен, а на мольберте – незаконченная. Напротив, у одного из окон, сидели двое детей, занимаясь лепкой из разноцветной глины. Над ними склонился старик в заляпанном рабочем халате, наблюдая за работой и время от времени тихо делая замечания.

– Отец, – позвала Кристин, – пришел Вулфи с Роджером.

Старик выпрямился. Роджера уже нимало не удивил его невысокий рост и ширина плеч.

– Ты уверен, что это он? – отозвался старик.

– Вполне, – ответил Вулфи. – Дерек видел, как он выходил из дома Александра. К тому же, – многозначительно прибавил он, – у него трасск Меланты.

– Вот как, – произнес старик.

Похлопав одного из ребят по плечу, он направился к гостям, сильно хромая.

– Роджер, кажется? – спросил он, остановившись в двух шагах.

– Да, – подтвердил Роджер.

– Меня зовут Торвальд.

Он вытянул руку вперед:

– Могу я взглянуть на трасск?

– Простите? – нахмурился Роджер, глядя на протянутую к нему широкую ладонь.

Свободный рукав халата обнажил руку, и Роджер увидел, что на правом запястье Торвальд носит плотно облегающий широкий браслет, сделанный из рифленого металла. Часы в богемном стиле?

– Я совершенно не понимаю, о чем вы говорите.

– Обыскать его? – угрюмо спросил тот, что с ножом.

– Спокойнее, Гарт, – ответил Торвальд, не спуская с Роджера взгляда холодных голубых глаз. – Уверен, что Роджер упрямится не намеренно.

– Конечно, – заверил его Роджер, стараясь унять дрожь в голосе.

Обликом и манерами Торвальд разительно отличался от Сильвии, но в них обоих было нечто одинаково пугающее и зловещее.

– Мне ничего не известно о… как вы это назвали?

– Трасск, – повторил Торвальд, слегка нахмурившись. – Дерек видел его вблизи, Вулфи?

– Нет, с другого конца вагона в метро, – ответил Вулфи. – Но он был точно серебряный с фиолетовым камнем, как тот…

– Погодите, – перебил Роджер. «Серебряный с фиолетовым камнем…» – Вы об этом говорите?

Порывшись в кармане, он вытащил брошь, которую Кэролайн нашла в вещевом ящике.

– Вот. – Вулфи показал пальцем на брошь. Движение обнажило запястье, и Роджер увидел, что он носит такой же браслет, как и Торвальд.

– Он, – подтвердил Гарт.

Перебросив нож в другую руку, он выхватил брошь у Роджера и протянул ее Торвальду.

– Да, вижу, – сказал Торвальд.

Он не взял брошь, а лишь задумчиво смотрел на нее.

– Какова ваша роль во всем этом, Роджер?

Роджер покачал головой.

– Я просто случайный свидетель.

– При этом вы носите с собой трасск Меланты, – заметил Торвальд. – Это подразумевает гораздо более близкие отношения.

– Только отчасти, – сказал Роджер. – Я пытаюсь действовать в интересах Меланты.

– У Меланты больше нет никаких интересов, – заявил Вулфи. – Сделка состоялась.

– Конечно, не все ее одобрили, – сказал Гарт, не переставая вертеть в руках брошь. – А он вот только что вышел от Александра.

– Александр не причастен к исчезновению, – ответил Торвальд. – Я глаз с него не спускал, и он все еще оставался с нами, когда улеглась суматоха.

– Но он мог выпустить ее из круга и передать тому, кто заранее проинструктирован, – возразил Гарт. Он указал на Роджера. – Как вот он, например.

– Весьма рискованно, – усомнился Вулфи. – Учитывая, что Сирил стоял тут же рядом.

– Если только Сирил не сговорился с ним, – вступила Кристина. – Может, он передумал насчет соглашения.

– Или не собирался соблюдать его с самого начала, – заметил Торвальд, изучающе глядя на Роджера. – Что скажете, Роджер?

Роджер покачал головой.

– Я лишь пытаюсь помочь Меланте, – сказал он, стараясь говорить ровно. – Об остальном мне ничего не известно.

– Может, стоит поднажать на него? – зловеще произнес Вулфи, не спуская глаз с Роджера.

– Не надо так грубо, – упрекнул его Торвальд. – Роджер ведь наш гость.

– Или агент зеленых, – возразил Вулфи. – Что будем с ним делать?

Торвальд поджал губы. Роджер затаил дыхание…

– Отпустим, – произнес старик.

– Вы уверены, что это разумно? – спросил Вулфи.

Торвальд лишь молча приподнял брови.

– Ладно, – со вздохом произнес Вулфи. – А что с трасском?

Торвальд перевел взгляд на Гарта и наклонил голову в сторону Роджера:

– Отдай ему.

Гарт молча шагнул к Роджеру и сунул ему брошь в руку.

– Но передайте своим зеленым друзьям следующее, – продолжал Торвальд с неожиданной угрозой в голосе. – Ситуация не может оставаться и не останется прежней. У них есть пять дней до вечера в среду, чтобы решить, что они собираются делать. А потом… в общем, последствия не заставят себя ждать.

В комнате вдруг стало зябко.

– Я передам, – пообещал Роджер. – Если когда-нибудь вообще их увижу.

– Уверен, что увидите, – сказал Торвальд и, порывшись в кармане халата, извлек визитную карточку. – Если вам захочется поговорить, звоните, – добавил он, сунув визитку Роджеру в нагрудный карман. – Или заходите в любое время.

– Спасибо, – выдавил Роджер.

Торвальд угрюмо кивнул.

– До свидания, Роджер.

* * *

Спустя две минуты Роджер шагал по освещенной солнцем улице под безразличными взглядами нью-йоркской толпы.

Его трясло как осиновый лист.

«Это просто нелепо», – говорил он себе снова и снова, возвращаясь обратно к станции «Западная Четвертая улица». На него никто не наставлял пистолет, как Порфирио в доме Гринов. Ему не выкручивали руки, не угрожали и даже не особенно грубо разговаривали.

И все же, выйдя на солнце, он испытывал чувство, будто избавился от чего-то мрачного и давящего. Он ощущал это даже сильнее, чем когда вышел из дома у Центрального парка.

Но почему? Комната Торвальда была хорошо освещена и залита таким же солнечным светом, что и улица. Ни в мебели, ни в убранстве комнаты определенно не было ничего загадочного или зловещего. Одинаковые украшения? Едва ли. В таком переполненном этнической богемой месте, как Манхэттен, на браслет Торвальда никто бы и внимания не обратил.

Нет, дело, должно быть, в самих людях. Но что? Грубое телосложение, сам факт, что все они выглядят как борцы? Вряд ли.

Стало быть, ни дом, ни разговор, ни люди. Выходит, для ощущения тревоги нет никакой разумной причины.

Но оно не проходило.

Роджер успел пройти целый квартал от мастерской Торвальда, когда раздался телефонный звонок. Чуть не подпрыгнув, он сунул брошь в карман, вытащил телефон и нажал кнопку:

– Слушаю.

– Роджер? – раздался неуверенный голос Кэролайн.

Он немного расслабился.

– Да, я. А что, не похож?

– Не похож. – Ее голос тоже звучал как-то странно. – С тобой все в порядке?

– Лучше некуда, – проворчал он. – Просто меня только что заставили совершить экскурсию в еще один нью-йоркский дом с привидениями.

– Что?!

Роджер потряс головой, злясь на самого себя. Зачем же срываться на Кэролайн?

– Прости, – извинился он. – Скажем так, меня побудили встретиться с еще одним участником безумной игры, в которую мы, похоже, ввязались. – Он вытащил из кармана визитку. – С господином по имени Торвальд Грей. Вы уже устроились?

– На самом деле мы в магазинчике Ли. – Она назвала небольшой универсальный магазин на углу Девяносто шестой улицы, по диагонали, напротив, от их дома. – Не волнуйся, нас никто не слышит я говорю из задней комнаты. Меланта что-то потеряла, кажется, у нас дома и не хочет без этого уезжать. Мы договорились пойти сюда, пока не сможем поговорить с тобой.

– Что бы это ни было, ни в коем случае не возвращайтесь, – настойчиво проговорил Роджер. – Весь план как раз в том, чтобы уйти до того, как кто-нибудь придет за вами.

– Это понятно, – немного резковато ответила Кэролайн. – Но она очень расстроена, и я пообещала, что мы попробуем что-нибудь придумать.

Роджер в отчаянии поднял глаза к небу. Час от часу не легче.

– Что именно она потеряла?

– Я не совсем поняла, – сказала Кэролайн. – Она говорит про какой-то треск или что-то в этом роде.

– Не треск, а трасск, – поправил Роджер, невольно улыбаясь. – Пусть успокоится – он у меня.

– У тебя? А что это?

– Это брошь, которую ты нашла в вещевом ящике, – пояснил Роджер. – Торвальд и его друзья любезно сообщили мне, как она называется.

На мгновение в трубке повисло молчание.

– Ты говоришь о броши, которая, возможно, была пистолетом, да? – спросила Кэролайн. – И этот Торвальд знает о ней?

– Он знает гораздо больше, чем мы, – сказал Роджер. – Но сейчас это не важно. Отправляйтесь побыстрее. И сразу звони, если будут еще какие проблемы.

– Попробую, – ответила Кэролайн. – До сви…

– А ну, погоди, – перебил Роджер. – Что значит «попробую»? Ты позвонишь, я тебе говорю.

– Я могу позвонить, только если у тебя включен телефон, – терпеливо объяснила Кэролайн.

– Он и включен, – сказал Роджер, на секунду отняв телефон от уха, чтобы проверить индикатор зарядки. – Все время включен, с тех пор как я ушел из конторы.

– Значит, ты был где-то под грудой железа, – ответила Кэролайн. – Пятнадцать минут назад я пыталась тебе звонить и все время получала ответ «вне зоны действия».

– Чушь какая-то! – возмутился Роджер. – Пятнадцать минут назад я был…

И запнулся.

– Я был у Торвальда, – медленно продолжал он. – Это небольшой старый дом, там нет никаких железных конструкций. Мобильник должен работать там совершенно нормально.

– Так же, как не должны были гаснуть фонари два дня назад? – тихо спросила Кэролайн.

Роджер поморщился.

– Да, – согласился он. – Ты там осторожнее, ладно? Кто знает, сколько еще участников в этой игре.

– Уверена, Меланта знает, – сказала Кэролайн. – Может, мне удастся ее разговорить.

– Только после того, как окажетесь в квартире у Янгов, – предупредил Роджер.

– Да, конечно, – ответила Кэролайн, подавляя вздох. – Ну, пока.

Роджер выключил телефон и оглянулся по сторонам. Возможно, кто-то из людей Сильвии все еще следит за ним, надеясь, что он выведет их на Меланту. Более чем вероятно, что теперь и Торвальд подсадил свой хвост. Две столь разные группы, и каждая отчаянно желает добыть Меланту.

И до сих пор он не имеет малейшего понятия почему.

Но Кэролайн права – Меланта знает. Видно по глазам, уклончивым ответам, по страху. Знает.

И сегодня, так или иначе, он получит от нее ответы.