Янтарное ожерелье

Земляков Леонид Федорович

Л. Земляков

Янтарное ожерелье

 

 

 

1

— Сэр! Разрешите сойти на берег?

Паркинс повернулся в кресле и посмотрел на стоявшего в дверях каюты матроса.

Самоуверенный тон, каким была выражена просьба, не понравился старшему офицеру. И вообще, этот человек производил на него неприятное впечатление.

Свенсон явился на «Манитобу» в Нью-Йорке, за час до отхода. Когда старший офицер заявил, что экипаж укомплектован и вакантных мест нет, посетитель настоял, чтобы о нем доложили капитану.

И тот, к немалому удивлению Паркинса, приказал:

— Принять!

Весь рейс от Нью-Йорка до Сингапура, куда «Манитоба» зашла для бункеровки, новый матрос держался особняком. На палубе он работал не хуже других, отлично стоял за рулем, точно выполнял приказания.

Но его поведение казалось натянутым, искусственным. В коротких односложных фразах, которыми Свенсон обменивался по долгу службы с командой и офицерами корабля, порой звучали высокомерные нотки. Паркинс не мог не видеть, что капитан «Манитобы» Ричард Холл относится к Свенсону иначе, чем к другим членам экипажа. За все время плавания он ни разу не позволил себе повысить голос на нового матроса.

Устремив пристальный взгляд серых глаз на Паркинса, Свенсон ждал ответа.

Старший офицер нервным движением зажег сигарету и, стараясь быть спокойным, спросил:

— Разве вам не известно, Свенсон, что в полночь мы снимаемся с якоря?

— Известно, сэр.

— Может быть, вы не знаете, что команде сегодня запрещено сходить на берег?

— Знаю, сэр.

— И тем не менее обращаетесь ко мне с подобной просьбой?

— Да, сэр, — произнес Свенсон резко.

Старший офицер вскипел. Еще мгновение, и он выставил бы матроса за дверь.

Но тот, будто ничего не замечая, добавил:

— Я имею разрешение капитана, сэр!

Паркинс не выдержал:

— Тогда какого черта вы обращаетесь ко мне?

— Для порядка, сэр, — последовал невозмутимый ответ.

— Можете проваливать! — резко произнес Паркинс. — Но помните: если опоздаете к отходу, — пеняйте на себя.

— Есть, сэр! — приложив руку к козырьку фуражки, матрос круто повернулся и вышел.

В небе зажглись первые звезды, когда Свенсон по узкому качающемуся трапу спустился на набережную.

Порт жил обычной шумной жизнью.

Разгружаясь, стояли у причалов океанские корабли. Отовсюду доносились гортанные возгласы грузчиков. Гремели лебедки, мягко жужжали портальные краны. По черно-масленой воде бухты скользили цветные огоньки судов.

Едкий запах гниющих водорослей и смолы стоял в воздухе.

Вдоль линии причалов протянулся ряд винных лавок и кабаков, где в пьяном угаре веселились свободные от вахт матросы и кочегары. Здесь они отводили душу после тяжелых рейсов, расплачиваясь за бурные ночи жалованием.

Держась в тени, Свенсон шел, засунув руки в карманы короткой куртки.

Ему хотелось побыть одному, чтобы хоть на время отдохнуть. Так надоела роль, которую он вынужден играть на борту «Манитобы».

Ради этого, собственно говоря, он так настойчиво и добивался разрешения сойти на берег.

В его распоряжении было несколько часов. А затем снова в рейс, и снова он перестанет быть самим собой.

Конечно, Свенсон не отказался бы побыть в компании тех. кто сейчас лихо отплясывает джигу.

Но приказ капитана Фостера — закон. И он, Свенсон, обречен на одиночество до прибытия «Манитобы» в советский порт.

«Что если воспользоваться передышкой и слегка развлечься...» — подумал Свенсон.

Но ему это категорически запрещено. А впрочем, кто узнает, что делает он здесь, ночью, среди множества глухих переулков?

Конечно, ему не следует показываться в людных местах. Но если свернуть в сторону, то, пожалуй, можно разыскать укромное местечко...

Свенсон дошел до перекрестка и углубился в узкую, образованную двумя рядами покосившихся домов улицу.

Здесь царил мрак. Время от времени попадались наглухо закрытые двери. На промасленных стенках фонарей четко выделялись цветные изображения драконов.

Свенсон знал, что это — опиумокурильни, которыми изобиловал портовый район Сингапура.

Все глуше и глуше становился шум, доносившийся из порта. Теперь шаги Свенсона четко звучали в тишине.

Наконец он поравнялся с застекленной до половины дверью.

Бар «Три креста» — прочел Свенсон надпись на английском языке.

Он толкнул дверь и оказался в небольшой, с низким потолком комнате. Вдоль стены протянулась длинная стойка. За ней, опустив голову на руки, дремал бармен. Его лысая голова блестела, освещенная висячей керосиновой лампой.

В углу, у деревянного стола, сидели за бутылкой двое. Один из них, в темно-синем берете и свитере, походил на матроса торгового корабля. Правый глаз другого был закрыт черной повязкой.

Когда вошел Свенсон, собутыльники проводили его взглядами.

Свенсон приблизился к стойке.

— Виски! — громко потребовал он.

Бармен медленно поднял голову, потянулся и поставил перед посетителем бутылку.

Свенсон наполнил стакан и залпом осушил его.

Некоторое время он стоял, разглядывая закопченные гравюры на стенах. Тут были и портреты английских королей, и изображения летящих по волнам парусников, и эпизоды Трафальгарской битвы.

Бармен зевнул и, прикрывая рот тыльной стороной ладони, лениво поинтересовался:

— Иностранец?

— Да, — последовал короткий ответ.

— Откуда прибыли?

— Из Штатов, — сухо отозвался Свенсон.

— А... — протянул бармен.

Свенсон налил еще, выпил и спросил:

— Сколько?

— Два доллара, мистер.

Свенсон извлек из кармана зеленую бумажку.

— О! — удивился бармен. — Пятьсот долларов! Навряд ли я смогу разменять...

Он порылся в кассе и отрицательно покачал головой.

Тогда Свенсон бросил на стойку серебряную монету.

— Сдачи не надо.

На одутловатой физиономии бармена появилась подобострастная улыбка:

— Благодарю, сэр, благодарю...

Не прощаясь, Свенсон направился к выходу.

Когда за ним захлопнулась дверь, бармен заметил, подмигивая:

— Парень с деньгами, видно, а?

— Надо полагать, — согласился одноглазый и, обращаясь к товарищу, позвал: — Пошли, Чарли...

Они расплатились за выпитое и вышли на улицу.

Вдалеке у фонаря маячила высокая фигура. Свенсон брел, слегка покачиваясь.

— Быстрее, Чарли, — шепнул одноглазый.

Вскоре они настигли Свенсона. И прежде, чем тот успел обернуться, одноглазый ударил его ножом в спину.

Американец беззвучно опустился на тротуар.

— Готов, — вырвалось у Чарли.

— Тише, ты, — шепнул одноглазый.

Он стал на колени и начал шарить по карманам убитого.

Чарли ждал, тревожно озираясь по сторонам.

— Что за дьявол, — поднимаясь, пробормотал одноглазый. — Смотри: кроме этого — ничего нет...

На ладони его лежали серебряные часы, бумажная ассигнация и янтарное ожерелье.

— Стоило из-за этого пачкаться, — с досадой произнес Чарли.

— Кто же знал... — пожал плечами одноглазый. — И в нашем деле бывают промахи.

 

2

В ту ночь Ли Чан спал плохо. Беспокойно ворочаясь на лежанке, он думал о письме, полученном из Пекина.

Там, на родине, люди стали свободными. Теперь Китай — великая и независимая держава. Там нет больше иностранных колонизаторов, нет помещиков и богатеев.

И каждый может строить жизнь по своему желанию.

Об этом писал Ли Чану его дядя Ван Си.

Раньше Ван Си был кули в Шанхайском порту. А теперь он — передовик труда и пользуется заслуженным почетом. Семья его живет в достатке. Все кланяются Ли Чану и зовут домой. Пусть не сомневается: и для него здесь найдется достаточно рису.

Сон бежит от Ли Чана. Он тяжело вздыхает, садится на лежанку.

Конечно, неплохо бы вернуться в Китай. Там можно стать настоящим человеком.

Ну, кто такой он сейчас, здесь, в Сингапуре? Полунищий торговец — не больше. Доход, который приносит ему жалкая лавчонка, мал, очень мал. Его едва хватает на то, чтобы не умереть с голоду. Да и какой доход может принести торговля морскими раковинами и сувенирами для иностранцев?

И все же трудно расставаться с насиженным местом, ох, как трудно.

Сейчас Ли Чану сорок лет. Он вспоминает, как десять лет назад, опасаясь наказания за участие в забастовке, он бежал из гоминдановского Китая, спрятавшись в трюме английского корабля.

Очутившись в Сингапуре, он работал на фабрике, был уличным торговцем, разносчиком газет.

Отказывая себе в самом необходимом, живя впроголодь, он собрал небольшую сумму и купил эту маленькую лавочку, рассчитывая дожить остаток своих дней без нужды.

Но мечты так и остались мечтами...

Ли Чан медленно обводит взглядом стены своей лачуги.

Освещенные тусклым светом коптилки, стоят на полках уродливые фигурки бонз. В углу поблескивает матовый панцирь гигантской черепахи. Пятиконечные высушенные морские звезды давно ждут покупателей...

— К черту! — внезапно решает Ли Чан, — брошу все и уеду.

И от этой мысли ему сразу становится легче.

Вскоре сомнения снова одолевают его.

И он сидит, слегка покачиваясь, размышляя о будущем...

Внезапно раздается стук.

Ли Чан от неожиданности вздрагивает, затем вскакивает на ноги и на носках подбегает к дверям.

— Кто? — тревожно спрашивает он.

— Открывай! Это я, Кривой Джим...

Ли Чан слышит знакомый голос и успокаивается. Он отодвигает засов, открывает дощатую дверь.

В лавку входят двое. Одного из них китаец знает давно. Ему не раз приходилось иметь с ним дело. Время от времени одноглазый приносил ему для продажи разные вещи: добротные бумажники, часы и дамские украшения.

Ли Чан догадывался о занятиях своего клиента, но никогда не рисковал спрашивать его об этом. Тем более, что тот обычно был сговорчив, не торговался по мелочам...

Сейчас Кривой Джим чем-то взволнован. Ли Чан молча следит, как он выкладывает на прилавок часы и небольшое ожерелье.

Часы не привлекли внимания Ли Чана, а вот ожерелье заинтересовало антиквара.

Ли Чан осторожно взял его и поднес к свету.

Ожерелье было причудливой формы. Каждая из девятнадцати бусинок его отличалась одна от другой. И что удивило Ли Чана — на всех гранях были нанесены странные знаки. Очевидно, это были буквы какого-то языка — языка, которого китаец не знал.

Пока антиквар был занят осмотром, одноглазый терпеливо ждал. Его товарищ стоял у входа, куря сигарету.

Наконец Ли Чан поднял голову.

— Сколько? — коротко спросил он.

— Десять долларов, — отозвался одноглазый.

— За ожерелье?

— За все.

— Часы мне не нужны, — мотнул головой Ли Чан.

— Как хочешь, — сказал одноглазый и взял с прилавка часы. Потом протянул руку за ожерельем.

— Разве ты ничего не уступишь? — попробовал торговаться антиквар.

— На этот раз — нет.

Ли Чан на мгновенье задумался. Ожерелье, несомненно, стоило этих денег. Можно неплохо заработать, если... если найдется хороший покупатель.

Антиквар вынул из шкатулки зеленую бумажку и протянул ее одноглазому.

Кривой Джим, не глядя, сунул деньги в карман.

— Ну, прощай, старая крыса, — бросил он китайцу и, обернувшись к спутнику, сказал:

— Идем, Чарли.

Дверь захлопнулась. Ли Чан задвинул засов, подошел к прилавку и склонился над ожерельем...

 

3

Василию Рогову необычайно тяжело было расставаться с деньгами, полученными за рейс от Владивостока до Сингапура. Хотелось потратить их только на себя.

Но, памятуя о строптивом нраве горячо любящей его супруги, Рогов понимал, что совершенно невозможно явиться в Южный с пустыми руками. После долгих колебаний он все же решил приобрести для жены подарок, кстати сказать, обещанный перед уходом «Востока».

Рогов медленно шел по улице, поглядывая на витрины туземных лавчонок, в надежде разыскать экзотический и притом недорогой сувенир.

Рогов неспроста забрел в этот район. Будучи человеком расчетливым, он знал, что здесь за полюбившуюся ему вещь он заплатит гораздо дешевле, чем в фешенебельном магазине на Викториа род, центральной улице Сингапура.

Тропическое солнце висело над головой. И даже широкие кроны кокосовых пальм не давали тени.

В глубине лавок на циновках дремали утомленные жарой торговцы.

Улица была пустынна. Лишь изредка попадались нищие в жалких рубищах.

Рогов, то и дело вытирая потное багровое лицо платком, продолжал поиски.

Наконец, счастье улыбнулось ему.

За давно не мытым, запыленным стеклом витрины он увидел ожерелье.

Впоследствии Василий не мог сказать, чем оно привлекло его. То ли оригинальностью граней, то ли цветом...

А может быть, слишком необычно выглядело ожерелье, матово-желтое и эффектное, среди рухляди, сваленной на витрине.

Рогов решительно шагнул в открытую дверь и очутился в полумраке.

Прошло несколько минут, прежде чем глаза Василия привыкли к темноте, и он смог разглядеть стоявшего у стены китайца.

Тот, скрестив на животе руки, выжидательно смотрел на покупателя.

В синем халате, с любезной улыбкой на пергаментно-желтом лице, продавец казался воплощением любезности.

— Что вам угодно, господин?

Рогов плохо знал английский язык, но вопрос понял. Он приблизился к окну и показал пальцем на ожерелье:

— Это.

Китаец наклонил голову, мелкими шажками подошел к витрине, открыл ее и положил ожерелье перед покупателем.

Рогов внимательно оглядел ожерелье.

Действительно, она была хороша, эта штука. Без сомнения, Анечка останется довольна подарком.

Василий представил себе: как эффектно будет выглядеть ожерелье на полной шее жены, и улыбнулся.

Затем откашлялся и вопросительно взглянул на продавца:

— Хау мач?

— Двадцать долларов, господин...

Рогов вздохнул, но торговаться не стал. Достоинство советского моряка он соблюдал при всех обстоятельствах.

Не желая расставаться с редкостной безделушкой, Василий отсчитал деньги и вручил их продавцу.

Сердце Ли Чана радостно забилось: его предположения оправдались. На ожерелье, приобретенном у одноглазого, он заработал десять долларов.

По внешнему виду покупателя антиквар понял, что перед ним иностранец. И, чтобы убедиться в этом, спросил:

— Господин — американец?

— Русский. Совиет. — с гордостью произнес Рогов, выходя на улицу.

Ли Чан проводил его. Потом он долго стоял у входа, глядя вслед щедрому покупателю...

 

4

Полковник Джемс Кампебл метался по кабинету. Шеф морской разведки сегодня был не в духе. Больше того: по уверению его адъютанта, лейтенанта Лонгвуда, разъярен.

Вероятно, стряслось нечто необычное. Ибо легче было вывести из равновесия нильского крокодила, чем полковника Кампебла.

Поэтому с утра никто из начальников отделов не рисковал явиться к нему.

Предупрежденные Лонгвудом офицеры терпеливо ждали вызова в приемной.

Ровно в десять раздался звонок. Лонгвуд, подтянутый и нагловатый, вскочил, одернул френч и скрылся за тяжелой дверью кабинета.

Спустя несколько минут он снова появился в приемной.

— Капитан Фостер — к шефу! — отчеканил он.

Высокий, худощавый капитан, прижимая локтем черный портфель, направился в кабинет.

Полковник встретил его пристальным взглядом. Внешне Кампебл казался спокойным. Только легкое подергивание правой щеки выдавало его.

Капитан Фостер остановился в трех шагах от массивного стола и приложил руку к козырьку фуражки:

— Явился по вашему приказанию, сэр!

Кампебл смерил его взглядом. Затем оперся руками о спинку тяжелого кресла:

— Доложите, в каком состоянии операция «Медведь»?

Фостер с облегчением вздохнул. Он подошел к столу, положил папку и раскрыл ее:

— С вашего разрешения, сэр, ожерелье отправлено специальным агентом.

— Специальным? — перебил Кампебл.

— Да, сэр. Наш лучший агент...

Полковник порывистым движением выхватил из кипы бумаг газету и швырнул ее Фостеру:

— Это он?

Капитан взглянул на газету. Это была Сингапурская Ньюс.

Через всю первую полосу ее протянулся заголовок:

«Таинственное убийство матроса „Манитобы“».

Бледнея, Фостер взглянул на снимок убитого. Несмотря на плохое клише, он сразу узнал своего агента.

Несомненно, это был Свенсон...

У Фостера отвисла челюсть.

— Ну? — прогремел полковник.

— Невероятно, — пробормотал капитан.

— Может быть, вы скажете, где ожерелье? — со сдерживаемой яростью спросил полковник.

Фостер молчал.

Кампебл ударил кулаком по столу:

— Я всегда был убежден, что вы бездарны, капитан... А теперь — слушайте: отправляйтесь хоть к дьяволу, а ожерелье разыщите. И помните: если оно попало в руки русских — вам несдобровать. Идите.

Капитан стал пятиться к дверям.

 

5

Василий Рогов был разочарован. На другой день по выходе «Востока» из Сингапура кок показал янтарное ожерелье закадычному приятелю, боцману Годыне.

Старый моряк внимательно осмотрел покупку, затем молча положил ее на столик.

— Ну, — нетерпеливо спросил Рогов.

Годына пожал плечами:

— Влип ты, Василько, от що. Хиба ты не знаешь, що от таких цацок скильки завгодно у нас, у Южному, у кожному Ювелирторзи? Та мабуть покраще. Оцей янтарь у нас на Балтици здобувають. А навищо ты його тут купувал?

Рогов попытался спорить:

— Не, не скажь так, Гриша. Может, и в самом деле у нас янтаря много. Да не такого. Ты взгляни только, цвет-то какой, цвет...

— Тильки й того, — согласился боцман, невольно любуясь золотистым ожерельем, освещенным лучами солнца.

Рогов, ободренный словами друга, продолжал:

— Да разве только цвет? Ты посмотри на отделку: что ни бусинка, то шедевр. Нет, как ни говори — редкая работа.

Боцман пожал плечами:

— Одно слово — музейная вещица. Да тильки не думаю, що твоя Анна зрадие такому подарунку...

Василий обиделся. Он бережно завернул ожерелье в бумагу и спрятал в ящик стола.

Разговор с боцманом расстроил Рогова. Он жалел, что поддался искушению и необдуманно израсходовал значительную часть жалования на пустяковую вещь.

Тая в душе надежду, что суждение боцмана будет опровергнуто, кок показал свою покупку другим членам команды.

Но все, кому пришлось увидеть ожерелье, будто сговорившись, придерживались мнения Годыны.

А старший помощник Кочетков, покачав головой, заметил:

— Уж лучше бы вы, Василий Потапыч, в подарок супруге зонтик какой купили или веер, что ли. Ну какая от ожерелья этого польза?

И Рогов впал в уныние. До боли жаль потраченных денег, а впереди, как ему уже казалось, предстоял неприятный разговор с Анечкой.

Ну в самом деле: почему он не купил хотя бы зонтик — большой, яркий, вычурной японской работы?

А «Восток», раскачиваясь на океанской зыби, полным ходом шел к берегам Родины....

 

6

Спустя час после того, как самолет приземлился на Сингапурском аэродроме, капитан Фостер сидел в кабинете шефа полиции Говарда.

Высушенный тропическим солнцем англичанин докладывал развалившемуся в кресле американцу:

— Сразу после получения вашей радиограммы, мы приступили к поискам. Установлено, что матрос Свенсон убит неподалеку от ночного бара «Три креста». Его владелец, ирландец О’Келли показал, что подозревает в преступлении одноглазого Джима.

— Кого? — перебил Фостер.

— Одноглазого Джима, сэр. Известный сутенер и грабитель. Однако, по нашим сведениям, в «делах» прежде замешан не был.

— Вы задержали его?

— Конечно, сэр. Это удалось сделать без труда. Кривой Джим был арестован вчера ночью в кабаре Мартиника. Он...

— Пытался сопротивляться?

— Нет, сэр. Он категорически отрицает участие в убийстве.

— Тогда почему О’Келли его подозревает? — наливая в стакан воду из сифона, спросил американец.

— Ирландец говорит, что одноглазый и его друг Чарли Тайгер были в баре, когда туда зашел Свенсон.

— Дальше?

— И что они вышли вслед за ним.

— Ясно, — со стуком поставил стакан Фостер. — Где я могу увидеться с этим... кривым?

— Он здесь, сэр, — с готовностью отозвался глава сингапурской полиции. — Мы знали, что он заинтересует вас...

— Прикажите привести, — перебил капитан.

Говард кивнул и снял телефонную трубку:

— Одноглазого Джима — ко мне.

Вскоре за дверью раздался топот ног. Двое дюжих полицейских ввели в кабинет арестованного.

Кривой Джим держался спокойно, со своеобразным достоинством и с присущей ему наглостью.

В просторном кабинете, окна которого были завешаны бамбуковыми жалюзи, царил полумрак.

Но это не помешало Джиму сразу разглядеть сидевшего в кресле Фостера.

Смекнув, что это, должно быть, важная птица, если сам начальник полиции стоит перед ним навытяжку, Кривой Джим остановился перед американцем.

Фостер жестом приказал конвоирам удалиться. Потом взглянул на Говарда:

— Я хотел бы...

— Ясно, сэр, — наклонил голову англичанин и вышел из кабинета.

Несколько минут они смотрели друг на друга — сутуловатый, в изодранной рубахе, со всклокоченными волосами преступник и самодовольный, гладко выбритый американец.

— Итак?

Одноглазый сделал вид, что не понял...

— Я спрашиваю, — повысил голос американец, — при каких обстоятельствах ты убил матроса?

— Что вы, сэр, — развел руками Джим.

Фостер поморщился:

— Не люблю комедий...

— Как бог свят, сэр, я тут ни при чем.

Вытянутое, с резкими чертами лицо американца приняло жестокое выражение:

— Слушай, ты, — приглушенным голосом произнес он, — мне некогда с тобой возиться. Если через пять минут не скажешь все — прикажу немедленно повесить.

По выражению лица, по тону голоса собеседника Кривой понял, что тот не шутит.

Было ясно, что дверца ловушки захлопнулась. В любом случае ему грозит смерть — признается или скроет правду.

Фостер словно угадал мысли стоявшего перед ним человека.

— А если признаешься...

— Да, сэр? — с надеждой в голосе спросил одноглазый.

— Отпущу на все четыре стороны, — сказал американец.

Такой оборот дела, несомненно, удивил Джима.

Что хочет от него этот странный человек?

Понятно, преступник не мог знать ход мыслей американца. Для Фостера было абсолютно необходимо найти след исчезнувшего ожерелья. И какой ценой — безразлично. В игре, которую он вел, одноглазый был слишком незначительной пешкой...

Пять минут прошли незаметно. Фостер взглянул на часы и потянулся к звонку.

— Одну минуту, сэр, — взмолился Джим. — Я все скажу, истинный бог, все...

Рука американца повисла над кнопкой...

— Видите ли, сэр, этого матроса мы приняли за богатого иностранца, ну, и...

— Чем? — коротко спросил Фостер.

— Ножом, сэр... В спину.

— А потом?

— Потом обыскали, и...

Американец подался вперед:

— И?

— ...и нашли совсем немного денег... сущие пустяки.

— Больше ничего?

Одноглазый потер лоб:

— Дай бог памяти, сэр... Ах, да! У него были карманные часы.

— И все? — с угрозой в голосе спросил Фостер.

— Одну минуту, сэр. Чуть не позабыл: у него было еще какое-то ожерелье.

— Ожерелье? — переспросил Фостер.

— Точно так, сэр, — испуганно подтвердил убийца. — Ожерелье. Добро бы ценное какое, а то так, вроде четок...

Американец вскочил:

— Куда ты его дел?

— С вашего разрешения, сэр, продал. В ту же ночь.

— Кому?

— Китайцу Ли Чану. Антиквару.

Фостер приблизился вплотную к одноглазому:

— Ты можешь разыскать его?

— В любое время, сэр. Днем и ночью, — с готовностью отозвался Джим.

Фостер позвонил...

— Машину. Немедленно, — бросил он вошедшему Говарду. — А этого, — указал он на Джима, — беру с собой.

Англичанин приподнял бровь, однако не сказал ничего. В его положении не следовало задавать вопросов высокопоставленному сотруднику разведки дружественной державы.

 

7

С утра Ли Чан был в прекрасном настроении. Главное, потому, что покончил с терзавшими его сомнениями.

После долгих и мучительных раздумий он решил, наконец, продать свою лавочку и уехать в Китай.

И от сознания, что скоро он станет полноправным гражданином великой родины, все существо Ли Чана наполнилось гордостью.

Он даже изменился внешне: походка сделалась степенной, а на лице появился отпечаток чувства собственного достоинства.

Мысленно он уже порвал с этой страной — со страной, где владычествуют англичане, где каждый цветной для них раб.

— И почему я так долго колебался? — удивлялся Ли Чан.

Он сновал по лавке, мурлыча под нос старинную песенку о влюбленной розе, приводил в порядок расставленный на полках товар.

Всякому ясно, что при продаже имущество должно быть показано с наилучшей стороны.

Тем более, что лавку Ли Чан намеревался продать не откладывая.

Увлеченный своим занятием, антиквар не заметил, как у входа остановился черный автомобиль. И только когда в лавку вошел высокий мужчина в светлом костюме, китаец обернулся.

Сначала он подумал, что это — богатый иностранец, и даже в душе порадовался удаче. Сейчас он предложит ему великолепный черепаховый панцирь или статуэтку Конфуция, одну из тех, что так мастерски изготовляет старый Фу Чен.

Но взглянув на лицо посетителя, китаец почуял недоброе.

Нахмурив брови, Фостер отрывисто спросил:

— Ты — Ли Чан?

— Это мое имя, господин, — поклонился антиквар.

— Ты знаешь Кривого Джима?

Теперь Ли Чан встревожился. Наверное, полиция пронюхала о проделках одноглазого, и, пожалуй, чего доброго, он признался, куда сбывал краденые вещи.

Но надо было отвечать на вопрос. И антиквар с дрожью в голосе сказал:

— Этот человек мне известен, господин.

— Ты купил у него янтарное ожерелье?

Ли Чан припомнил ночной визит одноглазого и тотчас же ответил:

— Да, господин.

— Где оно?

— Продал, господин, на другой день.

Лицо американца побагровело:

— Кому?

— Русскому моряку, господин.

— Русскому? — почти выкрикнул Фостер.

— Да, господин, — испуганно пролепетал китаец.

Фостер с силой ударил его по лицу. Ли Чан упал навзничь, ударившись головой о полку.

Со звоном свалилась статуэтка Конфуция. Белые черепки рассыпались по полу...

Фостер выбежал из лавки.

— К капитану порта. Гони вовсю! — приказал он шоферу, падая на сидение автомобиля.

Увидев рядом с собой Кривого Джима, внезапным пинком вышвырнул его из машины.

Тот во весь рост растянулся на панели.

 

8

Седой, с морщинистым лицом капитан порта Бенжамин Клайв разговаривал по телефону, когда к нему без доклада вошел человек в светлом костюме и слегка сбитой на затылок шляпе.

Преисполненный к себе уважения, капитан порта собрался было обрушиться на непрошенного гостя.

Но тот успел отрекомендоваться:

— Капитан Фостер...

На обрюзгшей физиономии Клайва появилась деланная улыбка. Ему уже было известно о прибытии в Сингапур заокеанского гостя.

Не окончив разговора, капитан порта положил трубку на рычаг и, пододвинув посетителю ящик с сигарами, спросил:

— Чем могу служить?

Фостер опустился на стул:

— Мне необходимо выяснить, какое русское судно стояло в гавани 25 апреля 1956 года.

— Только и всего?

— Да.

— Ну, это сущие пустяки. Сведения вы получите через несколько минут. А пока — не хотите ли виски?

— Нет, — мотнул головой американец.

Клайв настаивать не стал. Когда вошел клерк, он приказал ему навести интересующие гостя справки.

Вскоре чиновник вернулся. На принесенном им листке бумаги значилось:

Советский пароход «Восток», следуя из Владивостока в Южный, прибыл в Сингапурский порт 23 апреля, в 8 часов. Снялся по назначению 26 апреля, в 15 часов.

— Надеюсь, сведения удовлетворяют вас? — спросил Клайв после того, как посетитель ознакомился с запиской.

— Вполне, — сухо отозвался Фостер.

— Всегда к вашим услугам, — сказал капитан порта, прощаясь.

В номере отеля, наедине с самим собой, Фостер погрузился в размышления. Необходимо было наметить план дальнейших действий.

Теперь все ясно. Ожерелье находится на борту советского парохода «Восток», у одного из членов экипажа.

Путь от Сингапура до Южного «Восток» пройдет за двадцать суток. Следовательно, на будущей неделе пароход прибудет на место назначения.

Пока ожерелье находится на корабле, можно было не опасаться за его судьбу. Разве только случай заставит теперешнего владельца ожерелья расстаться с ним.

Другое дело, когда судно прибудет к месту назначения. Тогда ожерелье может попасть в другие руки, и след его будет навсегда утерян. Осталось одно: к прибытию «Востока» в Южный резидент Фостера должен быть извещен о случившемся.

В любом другом случае это возможно сделать, отправив ему шифрованное радио.

Но сейчас это рискованно. Не исключалась возможность, что советская контрразведка перехватит сообщение, и тогда особой важности операция «Медведь» будет обречена на провал.

Следовательно, надо действовать другим способом. И когда решение было принято, Фостер, не выходя из отеля, заказал по телефону билет на рейсовый самолет, с рассветом отправляющийся в Турцию.

 

9

Кок Рогов не переставал укорять себя за опрометчивую покупку. Этому также способствовали шутки друзей, которых на борту «Востока» у Рогова было немало.

Он с завистью поглядывал на заморские сувениры, которыми то и дело дразнили его товарищи.

Цветистые японские кимоно, украшения из коралла, искусно вырезанные из слоновой кости индийские статуэтки, приобретенные другими членами экипажа, неизменно приводили Василия в дурное расположение духа. Ведь и он мог быть обладателем этих замечательных вещей. А тут — какое-то ожерелье... Пусть красивое, пусть оригинальное, но разве может оно сравниться с чудесной шелковой шалью, купленной в Гонконге механиком Котовым?

«Восток» приближался к Суэцкому каналу. Впереди предстояла короткая стоянка в Александрии. Будь у Василия Рогова деньги — он там купил бы такую штучку, что все только ахнули бы.

Но увы, деньги уже безрассудно потрачены, и сейчас приходилось только сожалеть об этом.

Рогов забыл, что кроме злополучного ожерелья он приобрел в портах, куда заходил «Восток», всякой всячины, и хотя, в основном, эти вещи тоже были бесполезны, но ни одна из них не стоила так дорого, как ожерелье.

Янтарное ожерелье вывело из равновесия не только Рогова.

Второй помощник капитана Костюк давно присматривался к покупке кока.

Будучи человеком бывалым, Костюк видел, что Рогов приобрел ожерелье за бесценок.

В течение сорока лет плавания Костюк побывал во всех странах мира. Он мог привести не один пример, когда случайно купленная в захолустном порту вещь, попадая в руки ценителя, приносила немалую прибыль привезшему ее моряку.

Ожерелье, которым владел Рогов, несомненно, необычное. Скорее всего — оно украшение старинной ручной работы. Это подтверждалось и искусно нанесенными на гранях бус непонятными знаками. С первого взгляда они походили на иероглифы, видеть которые Костюку приходилось в Японии.

Штурман не сомневался, что ожерелье представляет большую ценность. И очень досадовал, что оно попало в руки такому простаку, как Рогов.

Будь ожерелье у него, у Костюка, он сумел бы выручить за него немалую сумму.

Ничто в жизни не привлекало так Костюка, как деньги. Он и в молодости не был расточительным, а постарев, стал законченным скопидомом. С каждым годом он пополнял свои сбережения.

Не имея, ни родных, ни близких, Костюк считал, что тратить заработок на прихоти и удовольствия — бессмысленно.

Он чувствовал, как постепенно теряет расположение окружающих. Понимал это и в то же время продолжал держаться особняком, считая, что всякая дружба влечет за собой расходы.

Службу Костюк нес образцово. И может поэтому моряки еще терпели его в своей среде.

Весь обратный рейс мысль об ожерелье не оставляла Костюка. Наконец, он пришел к решению: во что бы то ни стало уговорить Рогова уступить покупку.

Однако сделать это нужно незаметно, тайком от экипажа.

Костюк не хотел, чтобы его имя лишний раз склонялось в кубриках и кают-компании.

Как-то раз, когда «Восток» стоял на рейде в ожидании лоцмана для прохода Суэцким каналом, Костюк, сменившись с вахты, увидел на ботдеке кока, который глядел на мерцавшие вдали огни большого города.

В небе горели крупные яркие звезды. Волны лениво плескались о железный борт корабля. С берега слышались неясные звуки музыки — мягкой и вкрадчивой. Легкий бриз доносил пряный аромат чужой земли.

Рогов не сразу заметил подошедшего Костюка. Возможно, Василий думал о скорой встрече с женой, о Родине... Пятимесячный рейс подходил к концу. Через неделю — родной порт, а там и заслуженный отдых.

Когда Костюк кашлянул, кок обернулся.

— Это вы, Сидор Тимофеевич? — разглядев в неясном свете палубного фонаря плотную фигуру штурмана, спросил Рогов.

— Он самый, — подтвердил Костюк, облокачиваясь о поручни.

Некоторое время они молчали.

«И чего ему от меня надо?» — подумал Рогов.

Он так же, как и другие, не любил этого замкнутого, всегда угрюмого человека

Костюк раскурил сигарету и произнес как бы при себя:

— Скоро дома...

— Да, — из вежливости отозвался кок.

— Соскучился за женой, небось?

— Оно, конечно, — согласился Василий.

— Наверное, подарочек заморский везешь? — продолжал Костюк.

— Как же без этого, Сидор Тимофеевич.

— И интересный?

Рогов махнул рукой.

— Что, не нравится, может? — полюбопытствовал штурман.

— Да как вам сказать...

— Так в чем же дело?

Обстановка, в которой происходил разговор, располагала к откровенности. И Рогов, движимый чувством досады, объяснил:

— Подарок-то не плох, Сидор Тимофеевич. Да дорог очень. Не по карману мне. Купил вот, а теперь жалею. Вместо ожерелья этого, будь оно неладно, я бы своей Анне Петровне лучше платок купил какой...

— Конечно, если так, — посочувствовал штурман. — Кстати, в Александрии такие платки есть, закачаешься. Арабские.

— Что из этого, когда деньги потратил, — уныло проговорил кок.

— Ну, это беда поправимая, — улыбнулся в темноте Костюк. — Хоть и говорят обо мне разное, но хорошему человеку я всегда рад помочь.

Кок обернулся к собеседнику.

— Если хочешь — можешь уступить мне ожерелье. К слову, сколько ты заплатил за него?

— Двадцать долларов, Сидор Тимофеевич, — сообщил Рогов.

Костюк вздохнул, подумал немного и, наконец, решил.

— Ну ладно. Неси ожерелье. Буду ждать в каюте.

Рогов обрадовался: такого оборота разговора он не ожидал.

— Правда, Сидор Тимофеевич?

— Какие могут быть шутки, — слегка обиделся штурман. — Обещал выручить, значит выручу. Только чур уговор: о нашем деле никому ни слова. А то всякие кривотолки на корабле пойдут. Опять, скажут, Сидор Тимофеевич коммерцию затеял. А я — от всей души.

— Понимаю, Сидор Тимофеевич...

Часом позже Василий Рогов незаметно выскользнул из двери каюты Костюка. В руке у кока были зажаты две десятидолларовые бумажки.

 

10

В полдень Ли Чан пришел в себя. Он с трудом поднялся и огляделся.

В лавке — никого. Под ногами валялись черепки и упавшие с полки раковины.

Ли Чан чувствовал в затылке острую боль. Голова и шея были в крови.

Ненависть кипела в душе китайца. За что избил его иностранец? Разве Ли Чан причинил ему зло?

Прежде Ли Чан не раз переносил пинки и удары, и безропотно мирился с этим, полагая, что такой удел уготован ему судьбой.

Но сейчас, когда чувство человеческого достоинства пробудилось в нем, он не мог стерпеть оскорбления.

О, если бы Ли Чан мог предвидеть, что этот человек набросится на него внезапно, по-предательски, то не дал бы себя в обиду.

Но теперь поздно думать об этом. Сделанного не воротишь.

И Ли Чан, усевшись в стороне от узкого пучка солнечного света, падавшего из открытых дверей, стал размышлять о происшедшем.

Чем вызвано появление иностранца в лавке? Почему он так настойчиво допытывался о судьбе ожерелья? Отчего пришел в ярость, узнав, что оно попало в руки русского моряка?

Несомненно, здесь скрывается тайна. Разгадать ее невозможно. Но ясно одно: иностранец бросился по следу русского, и русскому грозит опасность.

Опасность...

Внезапно Ли Чана осенила мысль: ведь русские — друзья его родины и, значит, друзья всех китайцев. Разве может Ли Чан оставить друга в беде?

Нет, нужно предупредить его, предупредить во что бы то ни стало. Иностранец не остановится ни перед чем.

Но как сообщить русскому моряку о нависшей над ним угрозе?

Как?

А что, если русский корабль еще стоит в порту? Ведь с того дня прошло не больше двух недель.

Антиквар вскакивает на ноги. Он наливает из кувшина в таз воду и обмывает голову. Затем поспешно сбрасывает халат, надевает короткую синюю куртку и соломенную шляпу.

Захлопнув дверь своей лавки, он торопливо шагает по озаренной полуденным солнцем улице.

 

11

— Суши весла!

Вельбот ткнулся форштевнем о гранитный причал. Капитан Токарев ухватился за железный скоб-трап и выбрался на набережную. За ним последовал четвертый штурман Фомичев.

Тотчас обоих моряков обступила шумная толпа уличных торговцев, чистильщиков обуви и нищих.

Выкрикивая на гортанном языке незнакомые фразы, они теснили друг друга, протягивали руки.

Капитану и штурману не без труда удалось отделаться от них.

Время близилось к вечеру. Капитан спешил попасть в агентство до закрытия. Если они опоздают, то «Амуру» придется стоять на Сингапурском рейде до утра, чтобы откорректировать карты для дальнейшего рейса.

Токарев оглянулся, ища глазами такси. Но ни одной машины не было.

Разгадав намерение иностранцев, к ним подкатил велорикша.

Но Токарев отрицательно покачал головой. Даже рискуя опоздать, он не позволит себе унижать человека

Фомичев был вполне согласен с капитаном.

Несмотря на настойчивые уговоры возницы, моряки категорически отказались от его услуг.

Они пошли быстрее, стараясь держаться в тени пальмовых деревьев.

Токарев не раз бывал в Сингапуре и хорошо знал дорогу в агентство.

Фомичев, впервые попав в этот порт, с любопытством поглядывал по сторонам. Смесь роскоши и нищеты поражали молодого моряка.

Когда они свернули в узкий, словно щель, переулок, их догнал китаец в короткой синей куртке и соломенной шляпе.

— Господа! — окликнул он моряков на ломаном английском языке. — Один момент, господа.

Токарев на ходу отмахнулся рукой.

— И чего ему от нас надо, — бросил он спутнику.

Но китаец не отставал. Поравнявшись с моряками, он дотронулся рукой до капитана.

— Ну, что тебе? — недовольно спросил Токарев, останавливаясь.

Китаец порывисто дышал, отирая ладонью пот с худого, матово-желтого лица. Было видно, что он чем-то взволнован.

— Говори же, — повторил капитан.

Тогда китаец спросил негромко:

— Капитан — русский?

Токарев утвердительно кивнул.

— Для тебя дело есть. Секрет.

Токареву пришло на ум, что, возможно, этот человек провоцирует его. В иностранном порту можно ожидать всего.

Но в голосе китайца было столько тревоги и искренности, что капитан решил выслушать.

— Только поскорей, пожалуйста.

Китаец прижал руки к груди:

— Ли Чан мое имя. Лавочник я. Понимаешь: мало-мало торгую.

И Ли Чан, путаясь и сбиваясь, рассказал о том, как русский моряк купил у него ожерелье, которое разыскивает свирепый, как тигр, человек.

— Большая беда русскому может быть, — закончил китаец, — его предупредить надо.

— Когда этот русский купил у тебя ожерелье? — спросил Токарев.

Китаец подсчитал по пальцам:

— Тринадцать дней назад, господин.

— А когда появился этот... тигр?

— Сегодня утром, капитан.

— И он избил тебя за то, что ты продал ожерелье?

— Да, господин.

Токарев на мгновение задумался:

— Почему ты рассказал мне об этом?

— Китайцы и русские — друзья, господин.

— Понятно, — кивнул Токарев и взглянул на часы. — Ну, спасибо.

Он вынул из кармана серебряную монету и протянул китайцу.

Тот отступил на шаг:

— Не надо, господин.

Тогда Токарев пожал китайцу руку:

— Ну спасибо, друг.

— Прощай, капитан, — с чувством произнес Ли Чан. — Не сомневайся, я правду сказал.

— Верю, — улыбнулся Токарев.

Когда Ли Чан скрылся из виду, капитан спросил Фомичева:

— Как вам нравится эта история?

— Похоже, что этот человек сказал правду. Вы ведь знаете, что недели две тому назад в Сингапур заходил «Восток». Вероятно, кто-нибудь из его экипажа купил у китайца ожерелье.

— Я тоже так думаю, — согласился капитан.

...Вернувшись на корабль, Токарев составил шифровку и вручил ее радисту:

— Передайте немедленно в порт Южный...

 

12

Оставляя за собой густые клубы дыма, «Манитоба» медленно шла Босфорским проливом.

По обоим берегам протянулся непрерывный ряд загородных дворцов и утопающих в зелени кипарисов дач. В бухте Золотой рог, отдав якоря, стояли на рейде корабли разных стран. По зеркально-синей воде во всех направлениях сновали лодки, фелюги, каики.

Слева виднелись башни и здания европейского квартала Стамбула — Перу.

Когда «Манитоба» приблизилась к Буюк-дере, от берега отделилась моторная лодка. Вскоре она поравнялась с пароходом.

«Что бы это могло значить?» — недоумевал капитан Холл.

Однако он приказал сбросить шторм-трап.

Стоявший на носу моторки человек в черном плаще и в морской фуражке поднялся на палубу корабля.

Капитан встретил его у входа на мостик.

— Чем могу служить?

Вместо ответа неожиданный гость отвернул борт пиджака.

Взглянув на серебряный жетон, капитан вытянулся:

— Слушаю, сэр!

— Давайте спустимся вниз, — последовал ответ.

В каюте гость отрекомендовался:

— Джемс Фостер, из морской разведки.

Холл молча поклонился.

— Вы, капитан, — продолжал Фостер, — через сорок часов прибудете в порт Южный. 15 мая, ровно в десять утра, будете завтракать в ресторане Дунай. За ваш стол сядет человек в черном с двумя синими полосками галстуке. Передайте ему устно: посланный убит, ожерелье попало в руки одному из членов экипажа парохода «Восток». Добыть любыми средствами.

— Но как этот человек узнает меня?

— На вас будет красный галстук с изумрудной булавкой. Вот она.

— Этого достаточно? — спросил Холл, пряча в ящик пакетик.

— Нет, — отрицательно покачал головой Фостер. — Еще — пароль. Вы взглянете на часы и скажете: «Мои, кажется, спешат на семь минут». Он ответит: «Нет, только на четыре». Ясно?

— Ясно, сэр.

Фостер поднялся.

— Это государственная тайна. За разглашение...

— Понимаю, сэр, — поспешил ответить капитан.

— Экипажу скажете, что я санитарный инспектор.

— Будет исполнено, сэр.

— А теперь — прощайте. Счастливого плавания.

И Фостер, не оглядываясь, вышел на палубу.

Холл проводил его до фальшборта.

Фостер спустился в моторку, и она, описав полукруг, помчалась к берегу.

Басистый гудок потряс воздух.

«Манитоба» входила в Черное море.

 

13

На путь предательства инженер Савичев вступил давно.

Еще в тридцатых годах, подавая заявление в институт, он скрыл, что является сыном крупного уральского заводчика, представив подложные документы.

Глухая неприязнь к Советскому государству всегда жила в нем. И несмотря на то, что государство это его вскормило, открыло перед ним широкую дорогу в будущее, Савичев не мог примириться. Всегда и везде он чувствовал себя обездоленным, ограбленным... Ведь если бы не Советы, — заводы отца принадлежали бы ему.

Савичев затаил глубокую ненависть ко всему, что окружало его. И видя, как растет и крепнет страна, он понимал, что прошлое не вернется никогда.

Следовательно, нужно было жить настоящим. И Савичев решил сделать себе карьеру. Еще в учебном заведении он проявил интерес к общественной деятельности, вступил в комсомол. Маскируясь, он сумел завоевать доверие товарищей, создать себе отличную репутацию.

В сороковом году, по окончании института, Савичев был направлен на стажировку за границу. Именно тогда ему показалось, что дорога к счастью открылась перед ним. Наконец, он вырвется из страны, ставшей ему ненавистной.

Савичев решил изменить Родине, остаться на чужбине.

Темным осенним вечером он тайком вышел из отеля, где остановились прибывшие из России инженеры.

Путь к полицейскому управлению был ему знаком. Еще раньше, гуляя по городу, он запомнил это массивное угрюмое здание.

Дежурный офицер принял русского любезно. И после взаимных приветствий осведомился, чем может служить.

— Я пришел просить убежища, — слегка дрожащим голосом сказал Савичев. — Я хочу порвать с большевиками.

— Ах, так? — осклабился офицер. — Похвально и даже очень. Одну минуту, господин.

Он снял телефонную трубку:

— Господин Вейс? Экстраординарный случай... Да, да. Ко мне. Жду.

Закончив разговор, он обратился к Савичеву:

— Сейчас прибудет представитель департамента внутренних дел господин Вейс. Можете не сомневаться, он отнесется сочувственно к вашей просьбе.

И пока Савичев, волнуясь, ждал, офицер полиции развлекал его анекдотами, взятыми, как он уверял, из собственной жизни.

Но ни одним словом не обмолвился о деле, которое привело русского сюда.

Наконец, скрипнула дверь. В дежурную комнату, неслышно ступая, вошел пожилой сухощавый мужчина. Кивнув полицейскому, он, не раздеваясь, уселся у стола напротив Савичева.

Яркий свет настольной лампы упал на бледное лицо с острым, нависшим над подбородком носом.

— Я — Вейс, — услышал Савичев монотонный голос, — вы, кажется, хотите сделать заявление?

— Да, — торопясь ответил Савичев. — Я говорил уже, что прошу убежища. Я не хочу возвращаться в Россию.

— Что побудило вас принять это решение?

— Фамилия моего отца — Руднев. До революции ему принадлежали заводы на Урале. Теперь я вынужден скрывать свое настоящее имя. И... для меня невыносима мысль, что принадлежавшее отцу имущество находится в руках...

— Понятно, — резко перебил Вейс.

И, взяв со стола лист бумаги, положил его перед Савичевым.

— Изложите письменно вашу просьбу.

Савичев с готовностью схватил ручку.

Несколько минут он писал не отрываясь. Вейс и полицейский молча следили за ним.

Когда заявление было подписано, Вейс внимательно прочел его.

— Поставьте дату, — предложил он Савичеву.

Тот поспешил сделать это.

— А теперь, — пряча документ, сказал Вейс, обращаясь к полицейскому, — оставьте нас одних.

Офицер вышел.

Вейс наклонился к Савичеву:

— Вот, что, любезный, — грубо сказал он. — Я одобряю ваш поступок. Такие люди нам нужны. Но не столько здесь, сколько там, в России.

Савичев почувствовал, что бледнеет.

— Поэтому, — продолжал Вейс, — вам придется вернуться в Россию. Время от времени вы будете получать от нас инструкции — и точно выполнять их.

— То есть, как... — начал было Савичев.

— Так, — оборвал его Вейс. — С этой минуты — вы наш агент. И хочется этого вам или нет, — будете подчиняться нам.

— Но это подло! — вскочил Савичев.

— Не более подло чем то, что совершили вы. Вы изменили своей стране, своему народу. И даже расписались в этом. Может быть, вы не знали, что предатели везде котируются одинаково? — усмехаясь, проговорил Вейс.

— Отдайте мне заявление! — повысил голос Савичев.

— Без истерик, — остановил его Вейс. — И учтите: если попытаетесь улизнуть от нас, документ будет немедленно передан советским властям.

Савичев в изнеможении опустился в кресло.

...Первое время Савичев долго не мог прийти в себя. Вернувшись в Советский Союз, он каждый день, каждый час ждал, что Вейс напомнит о себе.

Но никто не тревожил Савичева.

Постепенно он успокоился, полагал, что о нем забыли.

А вскоре началась война...

Савичеву удалось укрыться в тылу. В то грозное время должность интенданта вполне устраивала его.

Наступали и отступали армии, сотни тысяч мирных жителей двигались по стране, уходя от врага.

И Савичев не без основания полагал, что надежно замел следы.

Пусть-ка попробует Вейс отыскать его теперь!

После демобилизации он решил обосноваться в Южном. Этот солнечный город всегда нравился ему.

Прекрасный климат, близость моря, кипучая жизнь на затененных деревьями улицах и площадях — все это пришлось Савичеву по душе.

Скромная должность инженера на фабрике прохладительных напитков давала возможность жить в свое удовольствие.

Днем Савичев отсиживался в конторе. А вечером, не будучи обременен семьей, отправлялся бродить по городу в поисках новых впечатлений.

Ловелас по натуре, он легко завязывал знакомства с женщинами и так же легко порывал с ними.

Не обладая большой эрудицией, он тем не менее умел быть занимательным и пользовался некоторым успехом у своих приятельниц.

В тот вечер, когда произошло событие, напомнившее ему о далеком прошлом, Савичев был в отличнейшем расположении духа. Он радовался и легкому ласковому ветру, и пьянящему аромату свежей зелени, и свету неоновых ламп, лежащему голубыми бликами на пышных кронах деревьев.

На Приморском бульваре, куда направился Савичев, было особенно многолюдно. Горожане, моряки торговых судов, молодежь гуляли по широким аллеям. Звучал девичий смех, из распахнутых окон морского клуба слышалась музыка.

Савичев, наслаждаясь чудесной погодой, не спеша брел в толпе гуляющих, размышлял о том, как провести остаток вечера.

У веранды открытого кафе «Маяк» инженер остановился.

«Разве бутылочку вина выпить, что ли?» — мелькнула у него мысль.

В кафе было шумно и оживленно. Сновали с подносами официантки. Казалось, что все столики уже заняты. Но наметанный глаз Савичева заметил два свободных места.

Однако развлекаться одному не хотелось.

«Пройдусь-ка еще разок, — подумал он, — может, еще встречу».

Он обернулся и почувствовал, что задел кого-то плечом.

И тотчас же раздался женский возглас:

— Вот неловкий!

В сумраке Савичев разглядел высокую молодую женщину в светлом костюме. Ее густые, уложенные крупными локонами, волосы, не закрывая ушей, обрамляли матовое, с большими продолговатыми глазами и тонкими розовыми губами лицо. Правильной формы, но слегка вздернутый нос придавал ему задорный вид.

— Простите, — приподнимая соломенную шляпу, пробормотал Савичев, разглядывая незнакомку, — нечаянно...

— Так ли?

— Уверяю вас...

— Здесь в Южном все молодые люди такие, — перебила женщина.

Савичев воспрял. Значит, она считает его молодым. Прекрасно! А упрек в адрес жителей Южного говорит о том, что она не местная.

«Отличный предлог для знакомства», — решил Савичев. И, не теряя времени, спросил:

— Чем я могу искупить свою вину?

— Что с вас взять? — с легким кокетством проговорила молодая женщина. — Хорошо, хоть извинились.

— Нет, а все-таки? — настаивал Савичев.

Она рассмеялась, обнажив ровные белые зубы:

— Что же можете предложить, вы... неловкий?

— Меня зовут Антон Степанович, — поспешил отрекомендоваться Савичев. — И, если вы не возражаете, мы могли бы... поужинать вместе.

Последние слова вырвались у него невольно. Он совсем не рассчитывал, что незнакомка согласится. Ведь даже имени ее он не успел узнать.

Но, к удивлению Савичева, она ответила:

— Не возражаю. Надоело бродить одной по вашему Южному.

— Отлично, — обрадовался инженер. — Я, в некотором роде, тоже скучаю. А как прикажете величать?

— Величайте Ольгой Владимировной. А проще — Ольгой.

Не замечая иронии, Савичев кивнул в сторону кафе:

— Не провести ли нам часок здесь?

— Можно.

Места были еще свободны, когда Савичев и его спутница приблизились к столику.

Усевшись, Ольга достала из сумочки папиросы.

— Курите? — протягивая пачку Савичеву, спросила она. Инженер замялся:

— ...Не употребляю... Предпочитаю конфеты.

— Бережете здоровье? — усмехнулась Ольга Владимировна. Савичев не ответил.

Расторопная официантка поставила бутылку портвейна.

Савичев наполнил бокалы.

— За встречу, — произнесла Ольга, чокаясь.

И тут инженеру показалось, что черные глаза ее на мгновение приняли насмешливое выражение. Однако он охотно поддержал тост, добавив:

— И за продолжение знакомства...

— Это будет зависеть от вас, — с вызовом заметила Ольга.

Внизу лежал порт. Огненными змеями отражались в черной воде бухты отличительные огни фонарей. Ярко-красный луч маяка то вспыхивал, то угасал в ночи.

За беседой быстро летело время.

Пустело кафе, стихал шум голосов. Глухо доносился рокот моря.

Ольга Владимировна рассказала, что жизнь ее сложилась неудачно. После развода с мужем, она уехала из Москвы. В Южном ей хотелось бы поселиться надолго, да только трудновато подыскать работу. Ведь ее здесь никто не знает.

— Я охотно помогу вам, — предложил свои услуги Савичев.

Женщина горячо поблагодарила своего нового друга.

Взглянув на часы, она всполошилась:

— Первый час! Мне пора...

Савичев подозвал официантку и расплатился.

У выхода он спросил Ольгу:

— Могу я проводить вас?

Та сначала отказалась:

— Мне недалеко ведь. Я остановилась в «Дунае».

— Вот и хорошо, — обрадовался инженер. — Нам по пути.

У дверей гостиницы Ольга Владимировна протянула руку:

— Благодарю. Вы полностью искупили свою вину...

И смеясь добавила:

— Вином...

— О, пустяки, — проговорил Савичев, — если позволите быть вам полезным...

Ольга кивнула:

— Позволяю.

— Значит, я могу навестить вас?

— Пожалуйста. Жду завтра, часов в 8 вечера. Я остановилась в 123 номере.

Слегка охмелевший, довольный знакомством, Савичев отправился домой.

* * *

Весь день Савичев думал об Ольге. С нетерпением ждал он наступления вечера. Наконец, за час до окончания работы инженер, сославшись на недомогание, покинул контору.

Дома он тщательно выбрился, надел свой лучший костюм.

А в половине восьмого пружинистой походкой вошел в вестибюль гостиницы «Дунай».

У двери с табличкой «123» он остановился и негромко постучал.

— Да! — раздался знакомый голос.

Савичев отворил дверь и прямо перед собой увидел Ольгу. На ней было длинное черное платье, с большим декольте.

Протянув вперед руки, она поспешила навстречу гостю:

— А я думала — забудете... Мужчины так непостоянны.

— Не принадлежу к их числу, — заметил Савичев, целуя руку хозяйки.

— К числу мужчин? — притворно удивилась она.

Инженер смутился.

Ольга расхохоталась.

— Вам предоставляется возможность реабилитировать себя.

Теперь смеялся и Савичев.

Внезапно лицо Ольги приняло строгое выражение. Она быстро подошла к двери и заперла ее. Затем обернулась к Савичеву:

— А теперь перейдем к делу.

Савичев растерялся. О каком деле говорит она?

В голосе Ольги зазвучали металлические нотки:

— Слушайте, вы... Антон Степанович. Вейс поручил мне передать вам привет.

Савичев опешил.

— Вы... О чем? — заикаясь спросил он.

Ольга стояла у окна. В красноватом свете заката Савичев увидел ее лицо, внезапно ставшее строгим; злые, смотрящие в упор, глаза.

— Вам нет смысла отпираться, — заговорила она ровным, почти без интонаций, голосом. — Разве вы сомневались, что Вейс разыщет вас всюду?

— Но, позвольте... — начал было инженер.

— Не позволяю! — резко оборвала его Ольга. — Отвечайте прямо: согласны ли вы выполнять свои обязательства?

Страх, животный страх охватил Савичева. Он понял, что попал в капкан, из которого не так-то легко вырваться.

И все же он попытался:

— Вы шантажируете меня. Я не знаю никакого Вейса. И вообще... Прощайте...

Ольга не удивилась:

— Прекрасно, — с оттенком иронии произнесла она. — Я не задерживаю вас. Но знайте: завтра утром документ, скрепленный вашей подписью, будет передан советским властям.

Мгновенно Савичев вспомнил осенний вечер и высокого с ястребиным носом человека,

О том, что Вейса давным-давно нет в живых, и что место его занял Фостер, Савичев не знал. Не догадывался он и о том, что дело его, заведенное немецкой разведкой, после войны попало вместе с другими архивными документами в руки американцев.

Он не сомневался, что стоящая перед ним женщина способна выполнить угрозу. Уж слишком уверенно держала она себя.

И Савичев сдался...

— А что я, собственно говоря, могу... — начал он.

— О, сущие пустяки, — словно продолжая приятную беседу, заговорила Ольга. — Вам не придется рисковать.

Голос ее снова стал мягким, почти задушевным. Лицо приветливым, и как подумал Савичев, красивым.

Побежденный, он решил извлечь выгоду из своего положения. И в тон собеседнице спросил:

— Я полагаю, что и вы, со своей стороны...

— Постараюсь быть полезной, — с улыбкой закончила Ольга.

Нервным движением она открыла небольшой саквояж и достала из него деньги. Положив перед Савичевым пачку сторублевок, сказала:

— Это на непредвиденные расходы...

Инженер сделал протестующий взмах рукой.

Ольга настаивала:

— Берите, берите... Что за церемонии между друзьями? Ведь мы теперь друзья, не правда ли?

Она приблизилась и положила руки на его плечи.

Тонкий запах духов, теплое дыхание молодой красивой женщины вскружили голову Савичеву. Забыв обо всем, он попытался обнять ее.

Ольга со смехом отстранилась:

— Все в свое время... А теперь перейдем к делу.

— Повинуюсь... — пробормотал инженер.

Ольга сунула деньги в карман его пиджака, затем сказала:

— 15 мая в десять часов утра, в ресторане гостиницы «Дунай» вы встретите человека в красном галстуке, заколотом изумрудной булавкой. Он передаст вам презент, для меня.

— Позвольте узнать, что именно?

— Янтарное ожерелье.

— Только и всего? — удивился инженер.

— Пока — да.

— А кто этот человек?

— Иностранец. Моряк.

— Разве вы не могли бы встретиться с ним сами?

Ольга отрицательно покачала головой.

В душе Савичев удивился. Просьба Ольги была вполне обычной. Какое отношение ко всему этому мог иметь Вейс?

Ольга словно угадала его мысли:

— В случае неудачи никто не должен знать, что вы выполняете мое поручение. Иначе... — недвусмысленно закончила она.

Савичев не представлял себе, какая неудача может постичь его. Но в словах собеседницы явственно расслышал угрозу.

Однако, скрывая тревогу, заверил:

— Все сделаю, Ольга Владимировна.

— Вот и прекрасно. Ожерелье передадите мне в тот же день. Да, чуть не забыла, — она протянула Савичеву черный, с двумя синими полосками галстук. — Оденете пятнадцатого.

Прощаясь, Ольга сказала Савичеву:

— Мне необходимо подыскать службу.

Это звучало как приказание, и Савичев поспешил ответить:

— Сделаю, что смогу. У нас в конторе есть вакансия машинистки.

— Отлично. Когда мне явиться?

— Послезавтра. Я переговорю с директором.

— И не скупитесь на аргументы, — глазами указала Ольга на оттопыренный карман Савичева.

— Да уж, наверное, придется... — вздохнул инженер.

Они расстались, когда над городом спустилась ночь...

Шагая по пустынным улицам, Савичев размышлял о случившемся.

«А не явиться ли к властям и рассказать обо всем?» — мелькнула у него мысль.

Но тут же он отверг ее. Ведь не было никаких доказательств преступных намерений Ольги. А она... Она и ее сообщники, если они имеются, располагают всем, чтобы погубить его, Савичева.

Может быть, следовало бежать, скрыться в глуши? Но и это казалось бессмысленным. Инженер не сомневался, что теперь Вейс разыщет его всюду.

Савичев сунул руку в карман, нащупал плотную пачку денег и ухмыльнулся.

Утром, 15 мая, Савичев появился в вестибюле гостиницы «Дунай». Войдя в ресторан, он оглянулся. Сейчас здесь было немноголюдно. У самых дверей завтракали молодые люди в спортивных костюмах. Они оживленно обсуждали результаты вчерашнего футбольного матча.

Несколько поодаль сидела степенная чета.

А за столиком у окна, наполовину закрытого портьерой, Савичев увидел пожилого человека в ярко-красном галстуке.

Быстрыми шагами инженер приблизился к нему.

— Разрешите присесть? — спросил он, кладя руку на спинку стула.

— О, прошу вас, — поспешил ответить капитан Холл.

— Не выношу одиночества, — заметил Савичев, усаживаясь. — Даже за завтраком.

— Вы прекрасно владеете английским, — счел нужным сделать комплимент Холл.

— До совершенства еще далеко, — поскромничал Савичев.

Несмотря на кажущееся спокойствие, он волновался. На ярком галстуке собеседника зеленела изумрудная булавка. Значит, человек этот прибыл из-за рубежа специально для свидания с ним.

Между тем и Холл понял, что сидевший напротив полный, с седеющими волосами русский, — тот, кому он должен передать поручение Фостера.

Однако нужно было убедиться в этом. И капитан «Манитобы», взглянув на часы, сказал:

— Мои, кажется, спешат на семь минут.

— Нет, только на четыре, — поправил Савичев.

Подошел официант.

— Легкий завтрак на двоих, — распорядился Холл.

— И кофе, — добавил Савичев.

— С коньяком, — заключил Холл, — не возражаете?

Савичев кивком выразил согласие.

Официант удалился.

Холл раскурил трубку и, глядя в сторону, проговорил:

— Мне поручено передать: посланный убит, ожерелье, предназначенное для вас, попало в руки одного из членов экипажа парохода «Восток». Это судно на днях прибывает в Южный. Ожерелье надо добыть любой ценой.

Лицо Савичева покрылось краской. Он наклонился и спросил шепотом:

— У кого ожерелье?

— Известно только, что оно на борту «Востока».

— Так, так, — забарабанил пальцами по столу Савичев.

Вернулся официант с подносом.

Собеседники приняли непринужденные позы. Со стороны могло показаться, что они на время прервали приятную беседу.

Однако завтрак прошел в полном молчании.

Когда Холл поднялся, Савичев спросил, едва шевеля губами:

— Мы еще увидимся?

— Нет.

Холл поклонился и, широко расставляя ноги, направился к выходу.

А Савичев еще долго сидел за столом, размышляя...

 

14

— Отдать левый якорь! — прогремела повторенная репродукторами команда с мостика.

Тяжелый якорь вырвался из клюза и, подняв фонтан брызг, упал на дно...

В сопровождении буксирных катеров «Восток» медленно подходил к причалу.

На борту парохода собрались свободные от вахт моряки. Они старались распознать среди встречающих родных и близких...

Наконец, железный борт парохода коснулся пристани.

С мостика прозвучали три свистка — сигнал, что швартовка окончена.

Матросы быстро опустили парадный трап. На палубу вернувшегося из далекого рейса судна поднялись представители портовых властей.

Среди них был широкоплечий, с военной выправкой человек. Белый воротник рубашки оттенял его смуглое, с белым шрамом на лбу, лицо.

Поздоровавшись с вахтенным, он направился к средней части судна, где находилась каюта капитана.

Капитан Кедров, спустившись с мостика, собрался бриться. Когда в дверь постучали, он, не оборачиваясь, крикнул:

— Да!

Взглянув на вошедшего, Кедров отложил бритву и поспешил навстречу:

— Иван Степанович! Какими судьбами?

Посетитель снял шляпу и улыбнулся:

— Да вот, встретить вас пришел.

— Рад, рад видеть, — говорил Кедров, придвигая гостю кресло. — Вижу, не забываете старых друзей.

Капитан Кедров и Иван Сомов были знакомы давно. Во время войны они вместе служили на минном тральщике, не раз участвовали в рискованных операциях.

После демобилизации их пути разошлись. Кедров вернулся в торговый флот, а Сомов поступил в Министерство внутренних дел.

Сметливый, выдержанный и хладнокровный, он быстро продвинулся по службе и сейчас занимал ведущую должность в отделе морской контрразведки.

Бывая в родном порту, Кедров встречался со старым другом.

Сомов, как и в былые времена, был общительным, простым человеком. Однако служебных разговоров избегал.

Поэтому Кедров был несколько удивлен, когда Сомов после взаимных приветствий сказал:

— А ведь я к вам по делу, Юрий Васильевич.

— Вот это для меня новость, — удивился капитан, вынимая из буфета бутылку коньяка. — А я и вправду поверил, что просто визит вежливости.

— На этот раз — нет, — покачал головой Сомов, но тут же поправился: — То есть, сперва одно — потом другое.

— Тогда слушаю, — сказал Кедров, усаживаясь напротив.

— Скажите, Юрий Васильевич, кто из членов вашего экипажа купил в Сингапуре ожерелье?

— И вы уже знаете об этом? — улыбнулся Кедров. — Если так дальше пойдет, то наш кок на весь мир прославится.

— Очень может быть, — серьезно согласился разведчик. — Так значит — кок?

— Он самый, — подтвердил Кедров.

— Что из себя представляет это ожерелье?

— Так, безделушка. Правда, довольно оригинальная. Да только наш Рогов не очень рад покупке.

— Почему?

— Дороговато заплатил. Он ведь у нас парень скуповатый. Ну, и терзается весь рейс. А тут еще друзья разыгрывают.

Сомов кивнул:

— Понятно. А можно мне этого Рогова повидать?

— Почему нет? Вы что, к нему пройти хотите?

— Лучше бы его сюда пригласить.

— Это можно, — согласился Кедров и позвонил. Вошедшему матросу он сказал:

— Позовите-ка мне кока.

Капитана снедало любопытство: почему разведчик интересуется покупкой кока? Но руководствуясь чувством такта, спросить об этом Сомова не решился.

«Подожду, что будет дальше», — решил про себя Кедров.

Рогов не заставил себя долго ждать. В белом колпаке и фартуке, он предстал перед капитаном и его гостем.

— Здравствуйте, товарищ Рогов, — поздоровался с моряком Сомов.

— Добрый день, — степенно ответил кок.

— У меня к вам небольшое дело есть.

— Раз вызвали, значит есть, — сделал заключение кок.

— Верно, — улыбнулся разведчик. — Слышал я, что вы занятную покупку в Сингапуре сделали.

— Это вы про ожерелье, товарищ...

— Сомов...

— ... товарищ Сомов?

— Про него.

— Так его у меня уже нет.

— Как нет? Куда же оно делось?

— Я его, штурману, товарищу Костюку продал. Еще в Адене когда на рейде стояли.

— Зачем же?

— Не по карману оно мне, это ожерелье, будь оно неладно. Вместо него я в Александрии купил другое. Совсем ерунду заплатил. И еще шаль арабскую приобрел...

— Интересно... — медленно произнес Сомов. — Значит, Костюку уступили?

— Ему самому. Человек меня, можно сказать, из беды выручил.

— Что ж, ладно, — положил ладонь на колено Сомов. — Больше у меня вопросов нет.

— Можете идти, товарищ Рогов, — сказал капитан.

Кок удалился.

— Ну? — спросил Кедров. — Теперь побеседуем?

Сомов встал:

— Нет, Юрий Васильевич. В другой раз. Сейчас я должен увидеть Костюка.

— Навряд ли вы застанете его на борту. Еще до прихода в порт он просил у меня разрешения сойти на берег.

— К чему такая поспешность?

— Обычное дело, — объяснил Кедров. — В полночь он заступает на суточную вахту. И понятно, не хочет времени терять. Все же пять месяцев на Родине не был. Вот он и поторопился на берег сойти.

— Логично, — согласился Сомов. — Тем не менее он мне нужен. И нужен срочно.

— Вы можете поговорить с ним дома. Адрес я сейчас скажу.

Капитан взял с письменного стола блокнот и перелистал его:

— Вот: Восточная пять, квартира двенадцать.

Сомов записал.

— Так я пойду. Вы уж извините, Юрий Васильевич. Сами видите — дело.

— Да уж вижу, — кивнул капитан.

Друзья обменялись рукопожатием.

 

15

В то самое время, когда Сомов беседовал с Кедровым, Женька Шарманщик решил испытать судьбу. Вот уже пять минут, как он едет в троллейбусе, примостившись за широкой спиной пожилого моряка. У Женьки чешутся руки. Хотя он много раз давал себе слово бросить опасное и невыгодное ремесло карманщика, проклятая привычка мешала. Даже воспоминание о годичном пребывании в тюрьме не могло удержать Женьку от соблазна. Тем более обстановка благоприятствовала. В троллейбусе было тесно. Пассажиры напирали один на другого. Кондуктор с трудом протискивался между ними.

А стоявший впереди моряк, как на грех, невольно искушал Женьку.

Расстегнутый пиджак создавал сносные условия для проникновения в карман.

И Женька решился.

«Была не была», — подумал он и толкнул моряка в левый бок.

Тот обернулся и негромко выругался.

Женька только этого и ждал. С ловкостью, приобретенной практикой, он сунул руку в чужой карман, но... бумажника не нащупал. Вместо него вытащил нечто, в голубом пакетике.

Вежливо извинившись, Женька продвинулся вперед, и на первой же остановке покинул троллейбус.

Пропажу Костюк обнаружил только дома. Он тщательно пересмотрел все карманы, но ожерелья не нашел.

Проклиная себя за неосторожность, штурман утешался тем, что цел хоть бумажник с деньгами.

— Могло быть и хуже, — пришел он к выводу.

Однако ему еще раз пришлось вспомнить об ожерелье.

Не успел Костюк переодеться, как в коридоре раздался звонок, и послышался голос соседки:

— К вам, Сидор Тимофеевич...

— Кто бы это мог быть? — подумал Костюк.

Недоумение рассеялось, когда Сомов отрекомендовался и рассказал о цели своего визита.

— Свистнули его у меня, — сокрушенно сказал штурман. — В троллейбусе.

— Точно? — пристально глядя на собеседника, спросил Сомов.

— Ну, стану я обманывать. Было бы из-за чего, — обиделся Костюк.

— Может, вы опишете, как выглядит ожерелье? Мы попытаемся разыскать.

— Вот хорошо, — встрепенулся штурман и продолжал: — Оно состоит из девятнадцати бус. И все они — разные: какие-то знаки на них. Вроде иероглифов. Я полагал, что вещь старинная. Потому и купил у кока.

Сомову был явно неприятен этот человек, использовавший неопытность товарища. Хотелось пристыдить моряка. Но, преодолев в себе это желание, разведчик спросил:

— А как попало ожерелье к Рогову?

— Так он об этом на корабле всем рассказывал: купил, говорит, у китайца в лавочке.

— У китайца, значит, — медленно проговорил Сомов.

А про себя подумал: «Сведения, сообщенные по радио капитаном „Амура“, подтверждаются. Значит, похищенное у Костюка ожерелье — вещь необычная. Кто знает, что кроется за всей этой историей?»

Профессиональное чутье говорило Сомову, что дело это бросать нельзя. Уж слишком большой интерес был проявлен в далеком Сингапуре к покупке советского моряка.

Ожерелье нужно разыскать во что бы то ни стало.

 

16

Женька Шарманщик был разочарован своей добычей. Пускаясь в рискованное предприятие, он рассчитывал извлечь из чужого кармана деньги.

Недавно выпущенный из тюрьмы, Женька вот уже третий месяц перебивался с хлеба на воду, пользуясь добровольными подачками приятелей.

Но такая жизнь была ему не по вкусу. Женька окончательно решил стать порядочным человеком.

Люди вокруг трудились, не покладая рук. Тунеядцам и бездельникам среди них не было места. Кроме того, Женьке, человеку самолюбивому, надоело быть отщепенцем.

Судьба его сложилась неудачно. Оставшись после войны сиротой, он попал в дурную среду, бросил учение, и, предоставленный самому себе, вступил на скользкий путь.

За свою короткую двадцатипятилетнюю жизнь Женька имел три судимости, и был зарегистрирован как мелкий вор.

Отбывая наказание в последний раз, он решил покончить с прошлым. И если бы не крайняя нужда, он вряд ли причинил огорчение штурману Костюку.

Но как бы то ни было, а из ожерелья следовало извлечь пользу.

Конечно, нужно немедленно продать его. Но кому?

В комиссионный магазин нести опасно. Там обязательно потребуют паспорт и спросят адрес. А то и другое у Женьки отсутствовало.

Дни он проводил, шатаясь по улицам и бульварам, а на ночь устраивался у кого-нибудь из знакомых.

Оставалось сбыть ожерелье с рук. Но и это в его положении довольно рискованно.

Учитывая потертую внешность Женьки, любой прохожий мог поинтересоваться, каким образом ювелирное изделие попало к нему.

Наконец, Женьку осенила идея: а что, если предложить ожерелье кому-нибудь из артистов?

Это был испытанный путь. Друзья не раз говорили, что артисты — народ с деньгами и к тому же падкий на заморские вещи. Понятно, и тут следует действовать осмотрительно.

Вечером Женька Шарманщик подошел к цирку.

Разноцветные огни реклам озаряли толпу у входа, отражались в блестящих кузовах автомашин, дрожали в лужах на асфальте.

Женька обогнул круглое здание, вышел в пустынный переулок, и очутился у служебного входа.

Два матовых фонаря освещали узкую дверь. То и дело она отворялась, пропуская мужчин в спортивных костюмах и женщин с небольшими чемоданами в руках.

Женька видел, что никто из них не мог быть настоящим покупателем.

Представление начиналось в восемь. Стрелки электрических часов показывали без четверти... В Женькином распоряжении оставалось пятнадцать минут.

Без десяти восемь у служебного входа остановилась серая победа. Элегантная, хорошо одетая дама вышла из машины.

«То что надо», — решил Женька.

И как только машина отъехала, он выступил из темноты.

— Одну минуточку, гражданка...

Женщина, держась за ручку двери, обернулась:

— Что вам?

— Дело есть, гражданка. Купите вещицу?

Артистка бросила взгляд на ожерелье, которое протянул ей Женька.

Освещенное электричеством, ожерелье блеснуло золотом.

— Сколько вы просите за него?

— Сто рублей, гражданка. Можно сказать — задаром отдаю.

Матовое, несколько удлиненное лицо женщины приняло сосредоточенное выражение.

Вступать в сделку с подозрительным субъектом ей не хотелось. Но и очень заманчиво выглядела эта вещица.

— Хорошо, — сказала она, раскрывая сумочку.

И тут Женька увидел на безымянном пальце ее руки серебряное кольцо.

 

17

Обещание свое Савичев сдержал. За столиком ресторана, в дружеской беседе, он попросил директора фабрики:

— Есть у меня знакомая одна, Прохор Васильевич. Нельзя ли ее к нам, машинисткой?

Директор, тучный, с обрюзгшим лицом человек похотливо усмехнулся:

— У тебя, брат, губа не дура. Под рукой хочешь иметь, а?

Савичев потупил взор.

Директор захохотал:

— Ну ладно, ладно. Понимаю. Скажи своей приятельнице, пусть приходит. Сделаю.

Савичев просиял. Наполнив стопки, воскликнул:

— Душевный вы человек, Прохор Васильевич. Ваше здоровье!

Они чокнулись.

И вот Ольга Владимировна Лохова заняла место за столиком машинистки на фабрике фруктовых вод.

На сослуживцев она произвела хорошее впечатление. Общительна, приветлива со всеми.

О своем прошлом Лохова рассказывала охотно. Муж ее, лейтенант пехоты, погиб под Курском. После этого Ольга Владимировна работала в полевом госпитале.

Но никогда и никому не говорила Лохова о том, как, попав в окружение и очутившись в плену, она, в уплату за жизнь, изменила Родине. Как прельстившись деньгами и поверив щедрым посулам штурмбанфюрера гестапо, осквернила память героически погибшего мужа.

А после войны, подчиняясь приказу американской разведки, захватившей архивы гестапо, была переброшена на советскую территорию. Пользуясь сфабрикованными в подвалах Западного Берлина документами, добросовестно выполняла задания своих зарубежных хозяев.

И трудно было представить, что под скромной внешностью этой застенчивой женщины скрывается отъявленный, матерый враг.

Свою роль Лохова играла мастерски. Фостер, в чьем подчинении она оказалась, имел все основания ценить способного агента.

Немало важных сведений выкрала и передала своему шефу Лохова.

Используя ротозейство и дурные инстинкты начальников различных учреждений, в которых ей приходилось работать, она копировала чертежи, хозяйничала в ящиках письменных столов, а при случае заглядывала даже в сейфы.

Время от времени Лохова передавала материалы специальным нарочным Фостера.

Фостер обладал солидным опытом. Видя, что советская контрразведка ликвидирует одного агента за другим, он действовал сугубо осторожно.

Краткие, категорические указания он передавал шифром, по радио.

Сообщения эти можно было принимать на любом приемнике, в любом месте. Но зато строго запретил действующим на территории Советского Союза агентам пользоваться передатчиками, не без основания полагая, что такая форма связи неизбежно демаскирует их.

Однажды, получив распоряжение шефа обосноваться в Южном и связаться с Савичевым, Лохова подумала, что это ошибка. Но из дальнейших сообщений ей стало ясно, кто такой инженер фабрики фруктовых вод и какая роль отведена ему в разработанной Фостером операции «Медведь».

В день, когда Савичев отправился на свидание с Холлом, Лохова с трудом сдерживала волнение.

В конторе, как обычно, сидели, склонившись над бумагами, две девушки-картотетчицы. Иногда они негромко переговаривались, вспоминая отлично проведенный вечер. В углу, щелкая костяшками счетов, занимался своим делом старик бухгалтер.

Работа не ладилась у Лоховой. Она то и дело ошибалась, выдергивала из каретки машинки испорченные листы, закладывала новые.

Время близилось к полдню, а инженера не было.

«Не случилось ли чего?» — с тревогой думала Лохова.

Ее опасения усилились, когда в конторе появился Савичев.

Инженер, видимо, был расстроен. Быстрыми шагами он направился к себе в кабинет.

Выждав немного, Лохова взяла папку с бумагами и последовала за ним.

Когда вошла Лохова, Савичев стоял у окна. Машинистка плотно прикрыла дверь и направилась к нему.

— Ну? — отрывисто спросила она,

Савичев обернулся.

— Ожерелья у Холла нет, — коротко сказал он.

Лохова подалась вперед:

— Как нет?

— Оно попало в руки одного из членов экипажа парохода «Восток».

— Каким образом?

Инженер пожал плечами:

— Не знаю. Так сказал Холл.

— И это все?

Савичев покачал головой:

— Нет. Он говорит, что «Восток» на днях прибывает в Южный. И найти ожерелье должны мы.

В первый момент Лохова растерялась. Произошло то, чего не предусмотрел Фостер. Ожерелье исчезло прежде, чем попало к ней. Что же предпринять? Действовать на свой риск, не ожидая инструкций?

Лохова приблизилась к Савичеву:

— Вы обязаны довести дело до конца. Когда придет «Восток» — выясните, у кого ожерелье.

Савичев развел руками:

— Но...

— Понимаю, — перебила Лохова. — Вы скажете, что не знаете, как это сделать. Или еще что-нибудь подобное.

— Конечно. Я ведь никогда...

— Ничего, научитесь. Вейс напрасно денег не платит. А вы, кажется, не имеете оснований быть недовольным?

Савичев промолчал.

— Так вот, — проговорила Лохова, — узнайте, когда прибывает «Восток», и действуйте.

Не дожидаясь ответа, она круто повернулась и вышла.

Савичев тупо смотрел ей вслед.

В тот день, когда из дальнего плавания вернулся «Восток», Савичев начал действовать.

Вечером он зашел в закусочную, где обычно собирались моряки торговых судов. В тесном прокуренном помещении было оживленно.

Заметив в углу столик, за которым сидело несколько молодых людей, инженер устроился неподалеку от них.

Кочегары, совершившие первое большое плавание, громко обменивались впечатлениями. Несомненно, они считали себя заправскими моряками.

По отдельным долетавшим до него словам Савичев понял, что они служат на «Востоке».

«Повезло...» — подумал он.

Было заметно, что моряки слегка охмелели и, судя по обилию яств на столе, расставаться не собирались.

Савичев, стараясь быть спокойным, заказал водки, выпил и, обернувшись, обратился к одному из молодых людей за соседним столом:

— Не найдется ли у вас огонька?

Моряк с готовностью протянул ему зажигалку, которую инженер заметил давно.

— Занятная вещица, — прикуривая, одобрил он.

Зажигалка и в самом деле была хороша.

Владелец ее, польщенный похвалой немолодого солидного человека, сообщил:

— В Гонконге купил.

— Завидую вам, ребята, — вкрадчиво проговорил Савичев. — Бываете в разных странах, хорошие вещи привозите.

— Такое наше дело, — не без тени хвастовства ответил черноволосый моряк в синем рабочем костюме.

— А я вот, — продолжал Савичев, — все магазины исходил, жене подарок интересный искал. Так ничего нет.

— А что вы искали? — поинтересовался черноволосый.

— Да так, безделушку какую-нибудь... Серьги или ожерелье недорогое.

— Ожерелье? — улыбнулся моряк. — Ну, не советую...

— Почему же? — удивился Савичев.

— Вот кок у нас в Сингапуре купил янтарное ожерелье, так не знал, как от него избавиться.

Продолжать разговор Савичев не стал. Он возвратил зажигалку и вежливо поблагодарил ее владельца. Затем подозвал официанта, расплатился и вышел...

Ветер с моря ударил в лицо. Моросил мелкий холодный дождь.

Но Савичев шел, не замечая ничего, погрузившись в размышления.

Нить найдена. Обладатель ожерелья почти известен. А это сейчас самое главное.

И, поздравив себя с удачей, Антон Степанович усмехнулся.

 

18

Незаметно для себя Савичев все больше и больше попадал под влияние Лоховой.

Теперь путь для отступления был окончательно прерван. Ставленница Вейса опутала его липкой паутиной, из которой, как думал инженер, ему не выпутаться никогда. Щедрые подачки и посулы сделали свое.

Ольга Владимировна недвусмысленно заявила, что в случае удачного проведения операции Вейс обещал переправить Савичева за рубеж.

И увядшие мечты вновь ожили в сердце Антона Степановича. Он был готов на все, лишь бы они осуществились. Ему мерещились деньги, много денег. И женщины, женщины, женщины...

Савичев не задумывался над тем, что подразумевает Ольга под операцией. Какое ему было дело до замыслов Вейса? Лишь бы поскорее закончилась вся эта история. А тогда — свобода и беззаботная жизнь на берегу Средиземного моря.

Иногда, особенно по ночам, страх охватывал Савичева. А что будет, если о его связи с Лоховой станет качество властям?

Но он тут же успокаивал себя. В конце концов ничего предосудительного он не делал и при опасности сумеет отпереться, А Ольга, в случае провала, навряд ли станет компрометировать своего сообщника. Уж, наверное, это не входит в интересы ее хозяев.

Однако события обернулись несколько иначе, чем предполагал инженер.

Когда он рассказал, что ожерелье находится у жены кока, Ольга Владимировна заявила:

— Вы должны добыть его.

Инженер даже рассмеялся:

— Что вы, Ольга Владимировна. Уж на это я не способен.

— Бросьте дурака валять, — резко перебила Лохова. — Вам платят, и вы способны на все. Понимаете — на все.

Разговор принимал серьезный оборот.

Волнуясь, Савичев спросил:

— Но, Ольга Владимировна, ведь Рогова ожерелье не продаст!

— И не нужно. Вы должны взять его.

— Каким образом?

— Дело ваше. Попробуйте ограбить ее, — с усмешкой посоветовала Ольга. — Но как бы то ни было, а ожерелье должно находиться у нас.

Савичев понял, что его прижали к стене. Он хотел было наотрез отказаться от предложения Лоховой.

Но она, догадавшись, что происходит в душе инженера, вкрадчиво заверила:

— Это ваше последнее задание. Через неделю из Южного во Францию уходит норвежский теплоход «Ставангер». На нем вы сможете отправиться.

Эти слова послужили толчком.

«Эх, будь что будет, надо попытаться», — подумал про себя инженер, и вслух добавил:

— Хорошо.

— Я знала, что вы смелый, решительный человек, — с легким оттенком иронии проговорила Лохова.

 

19

Анна Петровна Рогова не могла не гордиться мужем. Хотя надежда кока на отпуск не оправдалась, и он вынужден был снова уйти в плавание, Рогова не переставала расхваливать его перед соседками.

И те с плохо скрываемой завистью разглядывали заморские подарки, вслух одобряя их. При этом не один упрек был послан в адрес непрактичных мужей, работающих в цехах и в конторах вместо того, чтобы путешествовать по всему миру, как Василий Рогов.

На фоне арабской, вышитой золотыми драконами шали янтарное ожерелье выглядело бледновато. Но и оно вызвало восторг у собравшихся в кухне женщин.

— Ожерелье удивительно идет к вам, Анечка, — констатировала Осипова, супруга врача. — Оно эффектно оттеняет белизну кожи.

Польщенная похвалой, Анна Петровна приосанилась, поправила обвивавшее полную шею ожерелье и заметила:

— Мой Ванечка понимает толк в таких вещах.

Дамский совет подтвердил, что это именно так.

— Вечером забегу к Анфисе Павловне, ей покажу... — сказала Анна Петровна и, гордая собой и супругом, удалилась в комнату.

После ужина Рогова собралась в гости. Стоя перед трюмо, она заключила, что для полного эффекта ожерелье действительно необходимо.

Жена боцмана Годыны, Анфиса Павловна, жила неподалеку. Анна Петровна перешла улицу, свернув за угол. И тут ее остановил представительный мужчина.

— Не скажете ли вы, как пройти на улицу Радио? — учтиво спросил он.

Анна Петровна охотно указала дорогу.

И вдруг ей почудилось, что взгляд незнакомца остановился на ожерелье.

«Видно, и впрямь красивое», — с удовольствием подумала Рогова.

Затем она продолжала свой путь.

Хозяйка встретила желанную гостью как нельзя лучше.

Сидя за чайным столом, подруги говорили о модах, о событиях последних дней, вспоминали мужей.

Уютная квартира семьи Годыны располагала к беседе. Оранжевый абажур освещал накрытый белоснежной скатертью стол, недорогую, но со вкусом подобранную обстановку.

Из репродуктора лилась мягкая задушевная мелодия.

Заболтавшись, женщины не заметили, как пролетело время. Стенные часы пробили одиннадцать.

— Ну и засиделись, — спохватилась Анна Петровна. — Пора и честь знать.

Моложавая, в цветастом халате, жена боцмана стала уговаривать:

— Побудьте еще. Куда торопиться-то? Мужа ведь нет дома.

Но Анна Петровна поднялась:

— Нет, Анфиса Павловна, пойду. Боюсь, дворник ворота закроет. Да и боязно одной поздно возвращаться.

— Что вы, милая. До полночи далеко, а вам рукой подать.

Но Анна Петровна все же простилась. Хозяйка проводила ее до двери.

Улица казалась безлюдной.

Минут через пять Рогова подошла к своему дому.

В парадном не было света. Это удивило женщину.

«Наверное, лампочка перегорела», — подумала она.

Анна Петровна шагнула в темноту. Нащупав рукой перила, начала подниматься по лестнице.

И вдруг сильный удар сбил ее с ног. Перед глазами сверкнул огненный круг.

Падая, Анна Петровна успела крикнуть...

 

20

Лейтенант Сизов, оперативный дежурный отделения милиции, отложил в сторону газету и потянулся.

Неожиданно раздался телефонный звонок. Сизов поднял трубку.

Чей-то взволнованный старческий голос кричал:

— Милиция? Вы слышите меня? На Якорной убийство! — Сизов склонился над аппаратом.

— В каком номере?

— В девятом! Якорная девять. Приезжайте! — Голос прервался.

Вскоре милицейская машина остановилась перед домом, где жил Василий Рогов.

Освещая путь электрическими фонариками, следователь Карпов и двое работников уголовного розыска по широкой мраморной лестнице поднялись на второй этаж. Здесь, у двери в квартиру, лежала пожилая женщина в сером костюме. Из виска ее сочилась кровь.

В дверях столпились соседи Анны Петровны. Впереди стояла жена врача Осипова.

— Понимаете, — волнуясь, объясняла она Карпову, — вышла я в коридор белье снимать, слышу — крик... Отворила дверь, и вот...

— Понятно, — кивнул следователь. — Из квартиры никто не выходил?

— Что вы, как можно... Мы ведь знаем, что место происшествия обследовать будут. Я, как увидела, сразу позвонила. У нас телефон есть.

— Очень хорошо, — одобрил Карпов.

Он бегло осмотрел труп и снова обратился к Осиповой:

— Вы не знаете, откуда возвращалась Рогова?

— Как не знать... Еще днем она собиралась к Годыне.

— Кто это?

— Подружка. Их мужья на одном пароходе плавают. Она и живет поблизости.

— Где?

— На Солнечной. В третьем номере.

Карпов приказал одному из агентов:

— Сходите по этому адресу. Пригласите сюда гражданку Годыну.

Узнав о происшествии, жена боцмана едва не лишилась чувств. Но успокоившись и взяв себя в руки, она явилась по вызову.

После обычного приветствия Карпов спросил ее:

— Вы не помните, что было на убитой?

— Как же, помню, — сквозь слезы произнесла женщина.

— Тогда скажите, не снято что-либо с нее?

Жена боцмана наклонилась над телом подруги. И вдруг взволнованно проговорила:

— Ожерелья нет...

— Какого ожерелья?

— Янтарного. Муж ей привез недавно из Александрии. Она его мне сегодня показывала.

— Янтарного ожерелья?... — в раздумье произнес лейтенант. — Странно.

Он давно уже обратил внимание на то, что дорогие часы и золотое обручальное кольцо не сняты убийцей. В сумочке, валявшейся рядом, оказалось довольно много денег.

Прежде чем закончить обследование, Карпов осветил фонарем дно лестничной клетки и едва не вскрикнул от удивления.

Внизу, на толстом слое пыли, лежала тяжелая черная трость. Она была совершенно чиста и казалась недавно брошенной сюда владельцем.

Карпов облокотился о перила...

 

21

После разговора с Лоховой Савичев несколько дней следил за женой повара. Где живет она, удалось узнать без труда — через адресный стол. Потом он неоднократно встречал Анну Петровну Рогову на улице.

Но только сегодня, столкнувшись с женщиной лицом к лицу, он увидел на шее ее ожерелье. Расспрашивая Рогову о том, как пройти на улицу Радио, Савичев с трудом сохранял самообладание.

А когда Анна Петровна удалилась, он решил, что должен действовать не откладывая.

Савичев был способен на все: на подлость, на подлог, на измену. Но грабить ему не приходилось никогда. Однако обстоятельства складывались так, что другого пути для достижения цели не было.

И он стал ждать возвращения Анны Роговой.

Около полуночи, заметив на углу женскую фигуру, он пробрался в парадное и тростью разбил электрическую лампочку.

Прижавшись к стене, затаив дыхание, он видел, как Рогова поднимается вверх. Силуэт четко вырисовывался на фоне дверного проема.

Когда женщина поравнялась с ним, он зажмурился и изо всех сил ударил ее по голове. Трость выскользнула из рук Савичева и, задев о решетку перил, полетела вниз.

Падая, Анна крикнула. Савичев бросился было бежать, но, овладев собой, вернулся и снял с шеи неподвижно лежавшей женщины ожерелье.

Выходя на улицу, он слышал, как наверху скрипнула дверь.

Зажав в руке ожерелье, не помня себя от страха, спешил Савичев домой.

В ушах его еще стоял протяжный стон Роговой.

Сердце инженера бешено колотилось. Он то и дело вытирал лоб платком.

Мысли Савичева путались, сбивались. Отправляясь выполнять поручение Лоховой, он и предположить не мог, что все окончится так...

Выследив Рогову, он намеревался только припугнуть ее. А вышло по-другому. Он не рассчитал удар, и, возможно, женщина убита.

Начитавшись криминальных романов, Савичев знал, что преступник всегда оставляет после себя следы, которые в конце концов приводят к его разоблачению.

А тут еще эта проклятая трость. Ее он взял по совету Лоховой.

— Если Рогова будет сопротивляться — оглушите ее, — сказала она.

И вот трость утеряна, утеряна на месте преступления.

Несколько успокоившись, инженер вспомнил, что трость, выскользнув из его рук, упала в лестничный пролет. Он явственно слышал стук.

Это несколько облегчало положение. Трость будет найдена, если будет найдена вообще, далеко от места преступления. Но кто знает...

Поднявшись на второй этаж. Савичев трясущимися руками отпер дверь квартиры и осторожно, чтобы не потревожить соседей, пробрался в свою комнату. Там, не зажигая света, он долго стоял у окна, восстанавливая события этой ночи.

И когда наступил рассвет, решение созрело в уме Савичева.

— Вернуть трость, вернуть, пока не обнаружили ее...

Он предполагал, что представители следственных органов, занятые обследованием лестничной площадки, вряд ли обратят внимание на упавшую в пролет трость.

Было около семи часов утра, когда он, выбритый, но с утомленным от бессонной ночи лицом, вышел из дому.

Город уже проснулся. На улицах было людно. Спешили прохожие.

Савичев постоял недолго на перекрестке, раздумывая. Затем направился к автобусной остановке. Когда подошла машина, инженер, расталкивая очередь, втиснулся в нее.

У Центрального рынка он сошел. Оглядевшись по сторонам, увидел мальчугана лет двенадцати. Он сидел на ящике, подсчитывая выручку.

Без сомнения, это был один из обычных для приморского города мальчишек-рыболовов, в дни каникул сочетающих приятное с полезным.

— Эй, парень, — окликнул его Савичев, — хочешь заработать?

— А что надо? — деловито осведомился юный рыболов.

— Понимаешь, какой случай, — объяснил инженер. — Вчера в гостях был. Так когда возвращался, уронил на лестнице палку. В самый низ...

— Дорогая? — поинтересовался паренек.

— Не то что дорогая, а память...

— Ясно, — кивнул паренек. — Достать надо?

— Вот именно, — подтвердил Савичев. — Я заплачу.

— Тогда пошли, — согласился паренек.

К дому, где жила Рогова, они добрались пешком. Не доходя двух кварталов, Савичев замедлил шаги.

— Видишь высокий тополь? — спросил он юного спутника.

Тот кивнул.

— Так напротив парадное. Вот там и потерял.

— Ладно, — понял паренек. — Сделаю вмиг.

Он вскинул на инженера серые глаза:

— А вы что, не пойдете?

Савичев отрицательно покачал головой:

— Нет.

— Почему?

— Неудобно мне. Вчера выпили крепко.

— Ну и ну... — удивленно проговорил паренек и добавил: — Постойте тут.

Он подтянул короткие штаны и побежал к тополю.

Савичев с тревогой огляделся по сторонам.

Но все вокруг выглядело обычно. У ворот домов, как всегда, играли деты. На углу постовой милиционер заученными движениями регулировал поток транспорта.

«Это я ловко сообразил, — мелькнула у Савичева мысль. — Самому, конечно, рискованно. А мальчишка что? Тут их много шляется, таких».

Паренек не заставил себя долго ждать. Вскоре он снова появился на улице. Помахивая тростью, подбежал к Савичеву:

— Держите ваше имущество. Намучился. В самом низу лежала. Пришлось на руках спускаться.

— Это ты молодец... Молодец... — бормотал Савичев, вручая пареньку деньги.

Тот с удивлением взглянул на пятидесятирублевку.

— Вы что, дядя? Много ведь...

— Давай сматывайся, — легонько подтолкнул его инженер.

Паренек свистнул, оглядел Савичева с ног до головы:

— Тогда пока!

И прежде, чем инженер успел ответить, вскочил на подножку трамвая.

Савичев, довольный собой, направился в контору.

На службу он все же опоздал. Лохова уже была на своем месте.

Она внимательно слушала старика-бухгалтера и, видимо, не заметила появления Савичева.

Час проходил за часом, а Лохова в кабинете не появлялась.

Нервничая, Савичев ходил из угла в угол.

Ему не терпелось поскорее избавиться от проклятого ожерелья, причинившего столько хлопот.

И лишь в полдень, в обеденный перерыв, скрипнула дверь кабинета и вошла Лохова.

— Давайте, — коротко приказала она.

Савичев молча вручил ей ожерелье.

Несколько секунд Ольга разглядывала его. И вдруг глаза ее сузились, лицо потемнело.

— Это ожерелье было на Роговой? — спросила она.

— Конечно, — подтвердил инженер.

Теперь, когда опасность миновала, он держался уверенно и даже слегка гордился собой.

— Точно? — настаивала Лохова.

— Что вы, Ольга Владимировна. Если бы вы знали, с каким риском...

— Догадываюсь, — перебила машинистка.

— Вот только неизвестно, что с Роговой. Кажется, я сильно ударил...

— Она жива, — сухо произнесла Лохова.

— Слава богу, — вырвалось у Савичева. — Это правда?

Лохова криво усмехнулась:

— Раз говорю, — значит правда.

Не потрудившись подумать, откуда это известно Лоховой, Савичев вздохнул с облегчением. Теперь ничто не грозит ему. Не станут же разыскивать похитителя грошовой безделушки.

Внезапно Лохова спросила:

— Почему вы сегодня опоздали на два часа?

Савичев замялся:

— Так, знаете...

— Я спрашиваю, почему вы задержались? — повысила голос Лохова.

— Ну, раз вы настаиваете... — начал Савичев и рассказал о случае с тростью.

— Уверяю вас, Ольга Владимировна, — заверил инженер, — никто не видел трости. Иначе она не оказалась бы на месте.

Лохова пристально посмотрела на Савичева.

Тот отвел глаза в сторону.

— Значит, потеряли... — в раздумьи проговорила сна.

Потом встряхнула головой и как ни в чем не бывало сказала тихо:

— Что ж, поздравляю, Антон Степанович. Претензий к вам нет.

— Надеюсь, я оправдал доверие?

Лохова кивнула.

— И могу рассчитывать на награду?

— О, да... — натянуто улыбаясь, выдавила она.

Стемнело, когда Савичев вышел из конторы. Настроение у него было приподнятое. Еще бы! Опасности остались позади, и теперь ничто не угрожает ему.

Савичев не сомневался, что Лохова — агент иностранной разведки, ставленница Вейса.

Но, связанный с ней преступлением, памятуя о своем темном прошлом, не собирался выдавать ее. Напротив, он полагал, что безопасность Лоховой — гарантия его свободы.

«А раз обстоятельства сложились так, — решил Савичев, — надо пользоваться ими».

Знакомство с Лоховой принесло ему немало выгод. А впереди открывались приятные перспективы. Нужно только помалкивать и не зевать.

Недалек тот час, когда он заживет привольно и беззаботно. Разве не обещала Лохова переправить его за границу?

Савичев, легонько насвистывая, пробирался в толпе.

У киоска он остановился и потребовал стакан портвейна. Выпив, расплатился и двинулся дальше.

У перекрестка он задержался. Мимо, шурша покрышками, проносились машины. Громыхали колесами, скрежетали на поворотах трамваи. Над зданием кинотеатра переливалась неоновым светом реклама. Смех, людские голоса сливались в знакомый шум большого города.

После выпитого в голове Савичева слегка шумело.

«Хорошо!» — подумал он и, опустив руку в карман пиджака, нащупал что-то твердое.

Оказалось, что была конфета.

— Вот кстати, — пробормотал Савичев. — Затерялась...

Он развернул обертку и сунул конфету в рот.

А мгновение спустя перед глазами его поплыли огненные круги. Сперло дыхание, бешено заколотилось сердце. Он попытался крикнуть, но из груди его вырвался только хрип.

Ноги подкосились, и Савичев ничком рухнул на панель.

 

22

О происшествии на Якорной Сомову стало известно в ту же ночь. Сопоставляя обстоятельства, майор понял, что между убийством Роговой и сингапурской покупкой кока существует связь. Но какая?

Прежде всего майор решил переговорить со следователем Карповым. Они встречались и раньше, при служебных обстоятельствах, а иногда и за дружеской беседой.

Карпов был известен как опытный, влюбленный в свою профессию следователь. Старый чекист, отдавший молодость делу революции, он и в мирные годы самоотверженно служил Родине.

Преступник, по мнению Карпова, наносил вред не только окружающим, но и государству.

За преступлением непременно должно следовать возмездие. Нераскрытое преступление неизбежно порождает другие.

Нужно, чтобы поняли все: любое нарушение закона, общепринятых норм поведения обязательно будет раскрыто и повлечет наказание. В этом видел общественный смысл своей работы Карпов.

Сомов принял следователя в служебном кабинете. Здесь все выглядело просто и солидно. Большой письменный стол, удобные кресла, широкий диван у стены и дубовый книжный шкаф составляли обстановку.

Когда вошел Карпов, Сомов поднялся:

— Вот и снова встретились, Сергей Павлович, — сказал он, пожимая руку гостя.

Следователь оглядел статную фигуру майора и улыбнулся.

— А вы все такой же. Молодой...

— Моложавый, — поправил Сомов. — Ну, усаживайтесь, рассказывайте...

Карпов опустился в кресло:

— Вас, конечно, интересует дело Роговой?

Майор кивнул:

— Я позволил себе побеспокоить вас, Сергей Павлович, потому, что считаю этот случай необычным.

И он рассказал Карпову все, что знал о сингапурской покупке кока.

— И вот, — закончил Сомов, — как мне стало известно, из всех вещей, бывших при Роговой, исчезло лишь янтарное ожерелье. Не наводит ли это вас на мысль...

— Наводит, — перебил Карпов. — Вы полагаете, что преступление на Якорной носит не только уголовный характер?

— Совершенно верно.

— Похоже, что так, — согласился следователь. — Значит, будем работать вместе?

— Конечно, Сергей Павлович. Своим опытом вы можете помочь нам.

— Это мой долг...

— Другого ответа я не ждал, — проговорил Сомов. — А теперь скажите, Сергей Павлович, что показало следствие?

Карпов достал из пачки сигарету и не спеша закурил:

— Убийца — высокий мужчина. Рост его — 180 сантиметров. Одет он был в коричневый грубошерстный пиджак.

— Как вы установили это?

— Просто, — усмехнулся Карпов. — На стене лестничной площадки сохранилась оставленная плечом полоса. В штукатурке обнаружены ворсинки ткани. Он поджидал Рогову, предварительно разбив лампочку.

— Чем?

— Вероятнее всего — палкой. Той, которой была убита жена кока. И самое важное, что эту палку мы обнаружили.

— Где? — не сдержался Сомов.

— На дне лестничной клетки.

— Что же, он сам бросил ее туда?

— Сомневаюсь. Надо думать, палку выбила у него из рук Рогова при падении.

— И эта палка у вас?

— Нет. Я сразу понял, что она обронена недавно. На ней совсем не было пыли. Кроме того, если бы трость находилась там, где я ее нашел, днем, — ее бы неизбежно обнаружили жильцы дома.

— Логично.

— Я решил, — продолжал Карпов, — оставить трость на месте. Ведь если ее утерял преступник, то он обязательно вернется за ней, предполагая, что ночью мы не заметим трости...

— Ну, и...

— Так и вышло.

— Он вернулся?

Карпов кивнул:

— Трость извлек со дна лестничной клетки мальчуган. Это было около восьми часов утра.

— Вы задержали его? — привстал Сомов.

— Нет. Но наш агент видел, как мальчишка передал трость пожилому человеку в коричневом костюме.

— Его личность установлена?

— Конечно. Он — инженер фабрики фруктовых вод Савичев.

— Как вы намерены поступить дальше?

Следователь развел руками:

— К сожалению, обстановка усложнилась. Вчера вечером, возвращаясь со службы, Савичев умер.

— То есть, как? — поразился Сомов.

— На улице. Внезапно.

— Значит... Значит, нить утеряна?

— Не совсем так, — покачал головой Карпов. — В руке инженера оказалась конфетная обертка. В ней обнаружен прокол. Вскрытие показало, что Савичев отравлен сильно действующим ядом, вызвавшим разрыв сердца.

— Следовательно, еще одно убийство?

— Да. Видимо, мы имеем дело с матерым, изворотливым врагом. Узнав, что Савичев утерял палку, они разгадали наш ход и решили убрать скомпрометировавшего себя сообщника.

— Вы полагаете, что инженер был соучастником?

— Вернее всего — исполнителем. Он был весьма заурядной личностью и вряд ли мог действовать самостоятельно.

— Но кто же находился за его спиной?

Карпов стряхнул с сигареты пепел.

— Знаете, товарищ майор, всякий злоумышленник считает себя неуловимым. Но как бы осторожен он ни был, как тщательно не контролировал бы свои поступки, а обязательно оставит после себя след. Пусть совершенно ничтожный на первый взгляд, незаметный, но обязательно оставит. И если след этот обнаружат склонные к глубокому анализу люди — он непременно приведет к разоблачению...

Иногда очень сложные, казалось бы, неразрешимые задачи решаются очень просто. Мне кажется, так получается и в данном случае. Судите сами: кроме улик, оставленных Савичевым, мы не располагаем никакими другими. Савичев умер, и, казалось бы, что вместе с ним умерла его тайна. На это, собственно говоря, и рассчитывал враг. Но на конфетной обертке мы заметили невидимое простым глазом пятнышко — отпечаток пальца.

— Но ведь конфета могла побывать во многих руках: у работницы конфетной фабрики, у продавца, и, наконец, у самого Савичева.

— Не совсем так, — покачал головой Карпов. — Отпечаток оставлен пальцем, слегка испачканным копиркой, обычном копировальной бумагой.

— И это позволяет сделать вывод?

— Да. Перед тем, как попасть к Савичеву, конфета побывала в руках у машинистки. Мы выяснили без труда, что в этот день Савичев встречался с одной машинисткой.

— Кто она?

— Лохова. Сослуживица Савичева. Я сравнил оставленные ею на служебных бумагах отпечатки пальцев с проявленным отпечатком на конфетной обертке.

— И?..

— Отпечатки совершенно идентичны.

— Получается, что убийца — Лохова?

— Во всяком случае, отравленная конфета подброшена ею.

Майор встал из-за стола и прошелся по кабинету. Остановившись перед Карповым, он спросил:

— Как вы решили действовать дальше?

Следователь усмехнулся:

— Давайте поступим так, как рекомендуют герои Библиотеки военных приключений. Арестовать Лохову мы успеем. А пока следует выяснить, какие у нее связи, знакомства. Кстати, я наводил справки об этой женщине. В Южном она недавно, на службу устроилась по протекции Савичева.

— Пожалуй, вы правы, — согласился Сомов.

* * *

Докладывая своему начальнику полковнику Федченко о принятых мерах, Сомов высказал предположение, что дело это, возможно, большой важности, что налицо — организованная врагом операция.

Федченко согласился.

— В современной международной обстановке, — сказал он, — следует быть особенно предусмотрительными. Маловажный на первый взгляд факт может привести к далеко идущим последствиям. Так, мне кажется, получается и сейчас. Вот, судите сами: начало — встреча в Сингапуре советского капитана с китайцем. Теперь — убийство, и опять-таки из-за ожерелья. И кто знает, что произойдет дальше, если не вмешаемся мы.

Заканчивая доклад, Сомов попросил поручить это дело ему.

— Что ж, вам и карты в руки, — согласился Федченко. — Вы начали, вам и кончать.

 

23

Неподалеку от порта, в узком переулке, на стене трехэтажного дома висела табличка:

«Ремонт обуви»

Владелец мастерской, угрюмый лысый человек лет пятидесяти, с утра до вечера сидел в тесной клетушке, образованной из загороженного фанерой парадного.

Его заказчиками были жители близлежащих кварталов, но случалось, в тесную каморку сапожника наведывались и моряки со стоявших в гавани судов.

Старожилы этого района помнили, что сапожник Пискун появился вскоре после того, как город был освобожден советскими войсками от оккупантов.

Пискун был человеком замкнутым, и даже постоянные клиенты ничего не знали о его прошлом.

Вечером он переодевался, приводил себя в порядок и, заперев мастерскую, отправлялся в город.

Где проводит ночи Пискун — никто не знал. Да вряд ли мог заинтересовать кого-нибудь этот ничем не примечательный человек.

Утром он снова появлялся на своем месте. И так — изо дня в день.

Однажды, в конце мая, незадолго до захода солнца в мастерскую Пискуна вошла стройная белокурая женщина.

Сапожник исподлобья взглянул на нее.

— Я хотела бы поставить резиновые набойки, — негромко сказала посетительница. — Мне посоветовал обратиться к вам Филимон Евграфович.

Пискун положил молоток на столик:

— Трандофилов?

— Да. Я с ним виделась в субботу.

После того, как сапожник ответил на пароль, Лохова убедилась, что это именно тот человек, который был ей нужен.

Инструкция Фостера предусматривала встречу с этим человеком. Но лишь тогда, когда возникнут непреодолимые препятствия, либо настанет время действовать.

Теперь, по мнению Лоховой, это время пришло. Ожерелье, добытое Савичевым, оказалось фальшивым. Настоящее затерялось в большом городе.

В душе Лохова не верила, что Пискун сумеет разыскать его. Но вынуждена была использовать все имевшееся в ее распоряжении.

Она подумала, что Фостер переоценил возможности Пискуна. Уж слишком непригляден был этот человек.

Сапожник, снова принявшись за работу, внимательно выслушал Лохову. Узнав, что необходимо найти ожерелье, он, не переставая орудовать иглой, проговорил:

— Хорошо. Попробую. Зайдите через три дня.

Лохова удивилась, однако ничего не сказала.

Пискун задумался. И тут он вспомнил, что совсем недавно один из его постоянных клиентов — моряк с «Востока» рассказал об утерянном в троллейбусе ожерелье.

...В полночь Пискун постучал в дверь маленького домика на окраине города.

Ему отворила горбатая старуха в темной шали. Разглядев при свете лампы лицо позднего гостя, она посторонилась и проговорила:

— Тимофей Карпович...

Пискун спросил глухо:

— Сенька Свист — у тебя?

— У меня, родимый, у меня... Пожалуйста.

Пискун шагнул в сени. Здесь пахло плесенью и квашеной капустой.

Старуха затворила дверь.

Очутившись в небольшой комнате с завешанным тряпкой окном. Пискун огляделся.

В углу, на деревянном топчане, широко раскинув руки, спал накрытый пальто Сенька.

Пискун бесцеремонно растолкал его.

Сенька раскрыл глаза и негромко выругался.

— Ну, тише, ты... — грубо проговорил Пискун.

Сенька Свист вскочил на ноги.

— Это со сна я, Тимофей Карпович, — заискивающе произнес он.

Пискун прошелся по комнате. Убедившись, что никто не подслушивает, он проговорил, вплотную приблизившись к Сеньке:

— Срочное дело есть. На днях, в троллейбусе кто-то из ваших стянул у моряка ожерелье. Янтарное. Расшибись в лепешку, но узнай — кто.

На худой, ястребиной физиономии Сеньки появилось недоуменное выражение:

— Тимофей Карпович, — начал он.

— Знать ничего не хочу, — оборвал Пискун. — Ты что, забыл, кто тебе паспорт сработал?

— Как забыть, Тимофей Карпович. Если бы не вы..

— То-то и оно. Так что, будет дело?

— Какой разговор, раз надо...

— Так бы сразу, — недовольно проговорил Пискун. — Ну, бывай... Завтра зайду.

Сенька проводил его до двери.

— Черт. Вот черт... — пробормотал карманщик, когда шаги Пискуна затихли вдалеке.

 

24

Весь день Сенька Свист метался по городу. Он побывал на рынке, в универмаге, в закусочных и ресторанах.

Всюду, встречаясь с собратьями по профессии, он пытался выяснить, кто обокрал ехавшего в троллейбусе моряка.

Но карманщики будто сговорились: они в один голос отвечали, что к этому делу непричастны.

Наконец, утомленный жарой и хлопотами, Сенька очутился в пивной на центральной улице.

Пристроившись у стойки, он с жадностью тянул прохладный, прозрачно-желтый напиток.

Внезапно кто-то хлопнул его по плечу:

— Здоров, Свист!

Сенька оглянулся. Перед ним стоял Женька Шарманщик, выбритый и улыбающийся.

— Ты откуда взялся? — поинтересовался Сенька.

— Из санатория. Год отсидел, день в день.

— А теперь что?

— Меняю квалификацию. Хватит по чужим карманам шнырять...

— Что так? — удивился Свист.

— Время не то. И вообще... противно.

— Ну, ну, — покачал головой Свист.

Он поставил пустую кружку на прилавок и собрался уходить.

Но Женька удержал его:

— Подожди. Еще по одной. Я плачу .

— Давай, — не отказался Сенька.

Когда кружки были наполнены вновь, Свист поинтересовался:

— Ты что, разбогател?

Женька смутился.

— Да нет, понимаешь. Сунул одному руку в карман и вытащил вещичку. Ну, уж это в последний раз.

— Последняя у попа жинка, — саркастически резюмировал Свист.

— Это ты зря... Я ведь с характером.

— А что за вещичка? — пропуская последние слова мимо ушей, спросил Сенька.

— Да так... Не то четки, не то ожерелье...

Свист схватил Женьку за руку:

— Ожерелье?

— Ну да. А что?

— Да ничего, — спохватился Сенька. — Из интереса. А в каком троллейбусе?

— В седьмом.

— Вот как, — допивая пиво, проговорил Сенька. — А куда ты девал его?

— Ясное дело, продал, — сообщил Женька.

Свист поставил кружку на прилавок:

— Продал? Кому?

— А тебе зачем?.. — начал было Женька.

Свист схватил его за рукав:

— Кому, я спрашиваю?

Женька удивился:

— И чего пристал, в самом деле. Говорю, продал. Артистке цирка.

— Какой?

— А кто ее знает, — пожал плечами Женька. — Помню, кольцо серебряное на пальце у нее.

— Кольцо, говоришь?

— Ну да... — подтвердил Женька.

— Я подался, — поправляя на голове кепку, сказал Свист. — Пока.

Удивленный поспешным уходом собеседника, Женька стал расплачиваться за пиво.

...Когда Сенька Свист рассказал все, что узнал от Женьки, Пискун приказал:

— Разыщи артистку. Ожерелье доставишь мне. Понял?

— Понял, Тимофей Карпович, — покорно согласился Свист.

 

25

Несколько часов Женька бродил по улицам, тщетно ломая голову над тем, почему пустяковое ожерелье так заинтересовало Сеньку.

Зная Свиста, он догадывался, что разговор в пивной был затеян неспроста.

В том, что он продал артистке простое янтарное ожерелье, Женька был совершенно уверен. Значит, тут кроется что-то другое.

Посоветовался Женьке было не с кем. Но и оставить неразрешенным мучавший его вопрос он не мог.

Женька вспомнил, что года три назад его вызвал к себе прокурор района. Он долго доказывал Женьке, что пора уже образумиться; предлагал работу. Прощаясь, советовал зайти, если Женька одумается.

Тогда Женька не послушался — и поплатился поделом.

Теперь он с чувством уважения подумал об этом седеющем умном человеке, желавшем ему добра.

«А почему бы мне не пойти к нему сейчас?» — мелькнула у Женьки мысль.

Прокурор — представитель власти. Он доступен для всех и, конечно, сумеет разобраться в том, что волнует Женьку.

Незаметно для себя Женька очутился перед парадной дверью. На ней, в лучах весеннего солнца сверкала красная табличка с надписью — «Прокурор».

Поднимаясь по ступенькам, Женька волновался. Как примут его здесь?

Его беспокоило, что в предстоящем разговоре ему придется упомянуть о своем последнем проступке. Но если быть честным — то до конца...

«Эх, будь что будет», — подумал Женька и толкнул дверь.

В приемной посетителей не было. Молодая секретарша в пышной прическе приветливо улыбнулась.

— К товарищу прокурору можно? — робко спросил Женька.

— Войдите, — сказала секретарша.

В кабинете Женька остановился на пороге.

Большая комната была залита светом. В углу, за столом, сидел средних лет человек.

— Не тот, — испугался Женька и попятился.

Но прокурор уже заметил его.

— Прошу вас.

У Женьки заколотилось сердце. Но повинуясь внезапному порыву, он решительно шагнул вперед.

— Садитесь, — указал на кресло прокурор.

Женька осторожно сел на край.

Прокурор молча ждал, пока посетитель освоится с обстановкой.

Женька снял с головы кепку и сжал ее руками.

— Вы извините, конечно, товарищ прокурор... Может, напрасно я...

И Женька рассказал о своей встрече со Свистом,

— Так... так, — постукивая карандашом по столу, проговорил прокурор.

Убийство Анны Роговой произошло в его районе. И теперь, выслушав сообщение, прокурор понял, что между убийством и делом, приведшим сюда бывшего карманщика, существует прямая связь.

Женька умолк и, потупив глаза, ждал.

Ему казалось, что сейчас прокурор начнет ругать его, затем вызовет конвой и отправит в тюрьму.

Но этого не случилось.

— Вы виноваты, — заговорил прокурор, — но то, что вы пришли сюда и откровенно поделились своими сомнениями — говорит в вашу пользу. А главное, что вы решили покончить с прошлым.

— Навсегда, товарищ прокурор...

— Верю. И поэтому возбуждать дело против вас не буду.

Женька вскочил:

— Спасибо, товарищ прокурор!

— Не за что. Теперь дело за вами.

Женька осмелел:

— Может... Может, вы поможете мне устроиться на работу?

— Помогу. Обязательно.

Женька просиял.

 

26

Мысль о том, что следовало бы задержать Лохову и предъявить ей обвинение в убийстве, неоднократно приходила в голову Сомову.

А дальше?

Дальше, если она и сознается в преступлении, то, безусловно, начнет отрицать, что совершено оно из-за ожерелья...

Тогда дело не будет доведено до конца, сообщники Лоховой останутся на свободе.

А то, что они у нее имеются, ясно уже и теперь.

Появление Лоховой у сапожника, живущего в другом конце города, озадачило Сомова.

И он, анализируя, пытался понять, какая существует связь между этими двумя людьми.

Знал Сомов и о ночном визите Пискуна в домик, где обосновался мелкий воришка Сенька Свист.

Агентурные сведения были исчерпывающими и своевременно докладывались Сомову.

Выходило, что время для ареста Лоховой не пришло. Но и выпускать ее из виду нельзя ни на минуту.

Рано или поздно Лохова демаскирует себя. Но лучше рано, чем поздно...

Сообщение о признании Женьки Шарманщика поступило к Сомову в тот же день.

Он немедленно связался с Карповым.

— Я в курсе дела, — сообщил следователь. — Сейчас отправляюсь в цирк.

Карпов разыскал Данилову без труда. Артистку, носившую серебряное кольцо, ему показал служитель.

Данилова была на арене. Шла репетиция, и следователю пришлось ждать.

Устроившись в партере, он с удовольствием наблюдал, как ловко и слаженно работает под куполом труппа акробатов.

Когда Данилову освободилась, Карпов представился и отвел ее в сторону:

— Скажите, ожерелье, которое вы случайно купили, еще у вас?

— Да, — смутилась артистка. — А что?

— У меня к вам не совсем обычная просьба. Не смогли бы вы ненадолго одолжить его мне?

Данилова удивилась:

— Могу, конечно. Но для чего?

— Позвольте не ответить на этот вопрос, — мягко сказал следователь. — И еще: на несколько дней вам придется исчезнуть из города. Совсем.

— Позвольте. Но я ведь связана с работой.

— Это я беру на себя.

— Но куда мне ехать?

Карпов улыбнулся:

— Вы чудесно отдохнете на даче.

Артистка в упор взглянула на него:

— Это необходимо?

— Да. От вашего согласия зависит многое.

Несколько секунд Данилова размышляла. Затем согласилась.

— Ну что ж. Раз надо...

— Вот и хорошо, — одобрил Карпов. — И... Еще одна просьба.

— Какая?

— Ни в коем случае никому не говорите об этом. Объясните товарищам, что уезжаете навестить...

— Сестру, — подсказала артистка. — Она живет под Харьковом.

— Правильно. Значит, договорились?

 

27

Выполняя поручение Пискуна, Сенька Свист действовал энергично. Он поспешил завязать приятельские отношения с одним из конюхов цирка. Ключом к сердцу нового друга явилась стопка водки, вовремя предложенная Сенькой.

После обычных в таких случаях изъявлений дружбы, Свист спросил собутыльника:

— А есть у вас там артисточка такая... С кольцом серебряным.

— Была, — меланхолично изрек жрец искусства.

— Как была? — удивился Свист.

— Вчера была. А сегодня нету. К сестре в Харьков выехала.

— Надолго?

— Говорила, дней на пять.

У Сеньки упало настроение. Он натянул кепку, сунул папиросы в карман и сказал:

— Ну, бувай!

— Постой, а платить? — взмолился приятель.

— Сам справишься, — на ходу ответил Свист.

Знаки, выгравированные на бусинках ожерелья, поставили в тупик опытнейших шифровальщиков.

На третий день старший шифровальщик, лейтенант Ткач, доложил Сомову:

— Знаки на ожерелье прочесть нельзя. По всей вероятности, это не шифр.

— Что же это тогда? — с плохо скрываемой досадой спросил Сомов.

— Думаю, бессистемная гравировка, товарищ майор.

— Вы уверены в этом?

Лейтенант слегка обиделся.

— За всю службу не было, товарищ майор, чтобы я...

— А не могут ли это быть буквы неизвестного алфавита? — перебил Сомов. — Клинопись, например?

— Нет, товарищ майор. Мы консультировались с лингвистами.

Сомов потер рукой лоб:

— Да, — протянул он. — Задача...

— Неразрешенная, товарищ майор.

Сомов взглянул на лейтенанта:

— Неразрешенных задач нет. Все дело в методе. Доставьте-ка ожерелье ко мне.

Приложив руку к козырьку фуражки, лейтенант вышел.

Когда принесли ожерелье, майор долго рассматривал его.

«Что скрывают эти, такие невзрачные на вид бусинки? — думал он. — Бусинки, которые стоили жизни трем... И кто его знает, что может произойти дальше?»

На следующий день, вызвав Карпова, Сомов сказал:

— Ожерелье надо вернуть Даниловой, и вот почему...

 

28

Ксения Тимофеевна Градская, преклонных лет женщина, у которой снимала комнату Лохова, была довольна своей квартиранткой.

Лохова вела скромный образ жизни. К восьми уходила на службу и возвращалась поздно вечером, всегда в одно и то же время.

Друзей и знакомых у нее не было. Во всяком случае, никто не посещал ее запросто.

Приятельских отношений с Ксенией Тимофеевной она не заводила, но и не чуждалась ее.

Случалось, хозяйка заходила в комнату Лоховой перекинуться словом, другим.

Градскую удивляла скромная обстановка Лоховой. В небольшой узкой комнате стояли кровать, письменный стол и радиоприемник «Минск».

— Совсем монашеская келия у вас, голубушка, — заметила Ксения Тимофеевна. — И не видно, что молодая женщина тут живет. Хоть бы занавеси повесили, что ли...

Лохова покачала головой:

— Незачем мне это, тетя Ксеня. Гостей принимать не собираюсь. А одной — и так хорошо.

При этом она взглянула на небольшой портрет мужа, висевший над кроватью.

Градская вздохнула.

Комнаты Лоховой и хозяйки разделял каменный простенок, в котором была забитая и оштукатуренная дверь.

Страдая бессонницей, Градская иногда слышала негромкую музыку...

«Тоскует, бедная», — думала добрая женщина.

Но однажды, проснувшись ночью, Ксения Тимофеевна услышала прерывистый писк. Тогда она не обратила на это внимания. А на следующую ночь повторилось то же.

Любопытная от природы, Градская неслышно поднялась с постели и прильнула к едва заметной щели в двери, в том месте, где недавно отвалился кусок штукатурки.

То, что увидела Градская, поразило ее. Лохова в одной сорочке сидела у приемника и что-то быстро записывала в тетрадь. Потом она выключила приемник и принялась сосредоточенно читать.

— Чудны твои дела, господи, — прошептала старуха.

До рассвета она не спала. Сначала ей пришло на ум спросить Лохову, чем она занимается по ночам. Но, поразмыслив, отказалась от этого намерения.

Ей не хотелось предстать перед квартиранткой в роли соглядатая.

Электротехник порта Володя Рябов занимал с матерью, Полиной Семеновной, квартиру из двух комнат.

Муж Полины Семеновны — партизан, погиб в лесах Белоруссии в неравном бою с гитлеровцами.

С тех пор она посвятила себя сыну, радуясь его успехам, вместе с ним переживая огорчения.

Работая, Володя Рябов продолжал учиться. Он лелеял мечту закончить заочный институт и стать инженером.

Как у всякого человека, у Володи было любимое занятие, которому он уделял все свободное от работы и учебы время.

Маленькая комната, которую занимал Володя, была похожа на мастерскую. На столе и на полках лежали инструменты и разные детали...

Со школьной скамьи Володя пристрастился к радиолюбительству и сделал в этой области немалые успехи.

Недавно сконструированный им аппарат — дефектоскоп, позволявший обнаружить изъян в литье, был премирован на Всесоюзной выставке.

Как-то раз, явившись домой вечером, Володя застал у матери гостью.

Это была ее старая знакомая Ксения Тимофеевна Градская.

Когда появился Володя, Градская засуетилась.

— Ну, мне пора...

Но Полина Семеновна остановила ее:

— Сидите, сидите... Я сейчас. Вот только сына накормлю.

Гостья охотно осталась. Одинокой женщине не хотелось уходить из уютной квартиры.

Кроме того, Рябова была на редкость хорошей собеседницей. И даже хлопоча у стола, она не переставала разговаривать.

Поужинав, Володя поблагодарил мать и ушел к себе. Плотно затворив дверь, он включил приемник, сборку которого закончил вчера.

Предстояло настроить, или, как любил говорить Володя, отшлифовать аппарат.

И юноша принялся за дело. Увлекшись, он не замечал ни свистов, ни громких прерывистых звуков азбуки Морзе, то и дело вырывавшихся из репродуктора.

Работа шла успешно. Володя радовался, что его конструкция действовала хорошо.

В дверь постучали.

— Да, — откликнулся юноша, не прерывая своего занятия.

— Выйди на минуту к нам, сынок, — послышался голос матери.

Володя неохотно повиновался.

В столовой по-прежнему сидела гостья. Юноше бросился в глаза ее тревожный взгляд. Она была явно чем-то взволнована.

— Тут Ксения Тимофеевна интересную вещь рассказала, — обратилась к Володе мать.

Юноша вопросительно взглянул на Градскую.

Та, смущаясь, проговорила:

— Вы уж извините меня, старую, Владимир Николаевич. Может, напрасно побеспокоила. А только, как раздался в вашей комнате писк этот, так спросить вас захотела...

— Спрашивайте, Ксения Тимофеевна, — любезно сказал Володя.

Он симпатизировал этой седой, с полным приветливым лицом, женщине.

— Значит, так, — продолжала Градская. — Есть у меня квартирантка, Лохова... Может, знаете?

Володя кивнул:

— Машинисткой на заводе фруктовых вод работает?

— Она самая. Ну, лежу как-то я ночью, с боку на бок ворочаюсь. Бессонницей страдаю. И вдруг раздался писк, вроде комариный. Из комнаты квартирантки доносится. Каюсь, не утерпела... Дай, думаю, погляжу, чем моя Ольга Владимировна глубокой ночью занимается. Поглядела в щелочку, вижу: сидит она у приемника, слушает и записывает что-то. А потом приемник потушила, и давай записанное читать...

Володя весь превратился в слух. Уж слишком необычным было то, что рассказывала Градская.

— Ну, а дальше? Дальше? — спросил он, когда старуха замялась.

— Дальше? Дальше — как кончила она читать, вырвала лист из тетради и сожгла его...

— Сожгла? — переспросил юноша.

— Ну да, сожгла, — подтвердила Градская и продолжала: — Очень я удивилась этому. А только спросить ее не решилась. Может женщина дело делает, а тут — подглядывают. А сейчас, как услыхала я писк из вашей комнаты, так подумала: может Владимир Николаевич разъяснит, что к чему?

— И часто вы этот писк слышите? — волнуясь, спросил Володя.

— Да, каждую ночь, почитай. А только не так громко, как в первый раз...

— Очень интересно... — протянул Володя.

Смутная догадка мелькнула в его мозгу...

Если верить Градской, Лохова по ночам ведет прием неизвестной радиостанции. Странно, что делает это она в тайне ото всех. И для чего понадобилось ей сжигать записи?

В этой истории надо разобраться.

— Вот что, Ксения Тимофеевна, — проговорил Володя. — Пообещайте, что никому не будете рассказывать об этом. А я постараюсь выяснить.

— И... — всплеснула руками Градская. — Да что я, сорока какая?

— Вот и хорошо, — улыбнулся Володя.

 

29

— Дело близится к развязке, — подытожил Сомов.

— Да, — согласился Карпов. — Теперь ясно, что Лохова и Пискун действуют заодно. Остается выяснить, как они намерены использовать ожерелье, и... какую тайну скрывает оно.

— Все нити у нас в руках. Будем разматывать клубок до конца, — решительно произнес Сомов. — Да, кстати, вчера к нам явился портовый электрик Рябов. Он рассказал, что некая Лохова ведет прием неизвестной радиостанции. Юноша узнал об этом от квартирной хозяйки Лоховой, Градской.

— Вы проверили?

— Конечно, Градская оказала нам полное содействие.

— И что же?

— Мы убедились, что она была права. Лохова, действительно, слушает по ночам неизвестную радиостанцию.

— Странно все это, — заметил Карпов.

— Почему?

— Не сердитесь, Иван Степанович, за откровенность. Но скажите, разве будет мало-мальски опытный шпион поступать так неосмотрительно? Ну к чему Лоховой включать динамик, рискуя быть подслушанной? Ведь она могла бы пользоваться наушниками.

— Ах, вы вот о чем, — усмехнулся Сомов. — На мой взгляд, дело объясняется просто: одно из двух, либо занятие Лоховой носит невинный характер, либо она — вражеский агент. В первом случае ей нечего бояться. Во втором — она имела все основания считать себя в безопасности. Кроме нее и Градской в квартире нет никого. Разве могла предположить Лохова, что простая, полуграмотная старуха заинтересуется услышанным. Конечно, нет.

— В этом ахиллесова пята вражеской агентуры, — вставил Карпов.

— Вот именно. Любой шпион, диверсант считает своим противником службу контрразведки. Возможно, за рубежом это и так. Но только не у нас. В Советском Союзе никто, будь то ребенок или взрослый человек, не пропустит врага. Рано или поздно шпион, как принято говорить, сорвется.

— Верно, — наклонил голову Карпов.

— А теперь еще о Лоховой, — продолжал майор. — Эту женщину нельзя упускать из виду ни на секунду,

— Не лучше ли задержать ее?

Сомов отрицательно покачал головой:

— Еще не время...

— Но ведь она может скрыться?

— Это исключается, — твердо проговорил майор.

 

30

Теперь каждый день Сенька Свист околачивался у цирка.

Пискун, взбешенный отъездом артистки, приказал ему не являться на глаза без ожерелья.

Сенька не на шутку побаивался Пискуна. Он знал, что этот мрачный человек способен погубить его, а в случае необходимости выручить из беды.

Слово Пискуна было законом для Сеньки, и он решил обязательно выполнить его поручение.

Данилова вернулась неожиданно. На пятый день, утром, Свист увидел входящую в вестибюль цирка смуглую женщину. На ее шее было янтарное ожерелье.

— Живем! — обрадовался Свист и отпраздновал удачу стаканом вина.

К выполнению своей миссии он приступил обдуманно. Купил заблаговременно билет в цирк, и к началу представления сидел на галерке.

Ослепительно ярко вспыхнули прожекторы. На арене появилась группа джигитов на вороных конях.

С нескрываемым удовольствием Сенька следил за представлением. В антракте он полакомился мороженым и выпил бутылку пива.

Второе отделение публика ждала с нетерпением. Предстояло выступление воздушных акробатов, сестер Даниловых.

Толкаясь в течение дня около цирка, Сенька по серебряному кольцу узнал одну из сестер.

Сестры Даниловы занимали уборную в нижнем ярусе здания.

Когда грянул выходной марш, Свист встал со своего места и в полутьме нащупал перила лестницы.

В служебных помещениях сейчас было пусто. В конце длинного коридора дремал сторож.

Тускло светили редкие электрические лампочки. Пахло опилками и конюшней.

Никем не замеченный, Сенька подошел к двери с табличкой «Даниловы» и вставил в замочную скважину отмычку.

Слабо щелкнул замок. Проникнув в уборную артисток, он включил электрический фонарь.

Луч света скользнул по стенам и остановился на туалетном столе. В ярком пятне Сенька сразу увидел ожерелье.

Быстрым движением он схватил его и прислушался. Глухо доносилась музыка. Словно рокот моря прокатывались аплодисменты зрителей.

Выключив фонарь, похититель выскочил в коридор. Затем проскользнул в вестибюль.

Представление заканчивалось. Контролеров у входа не было. И, пользуясь этим, Свист беспрепятственно вышел на улицу.

Ранним утром Свист незаметно пробрался в каморку сапожника.

— Вот! — вытаскивая из-за пазухи ожерелье, воскликнул он.

— Тише, ты... — оборвал его Пискун, отбирая ожерелье.

— А гроши? — осторожно спросил Свист,

Пискун сунул ему десятирублевку:

— А теперь — сматывайся!

Сенька едва не застонал от обиды. Так рисковать — и напрасно...

Пискун в упор взглянул на него:

— Ну?

Свист сообразил, что дальнейшее пребывание здесь бесполезно, и, хлопнув в сердцах дверью, исчез.

А поздно вечером явилась Лохова.

Пискун молча вручил ей ожерелье.

Лохова приказала:

— Заприте дверь. Дайте бумагу и краску.

Пискун повиновался.

Лохова отодвинула в сторону инструмент сапожника и положила на столик лист чистой бумаги.

Пискун наблюдал за ней.

Лохова разрезала ножом нить. Бусинки рассыпались.

Она взяла одну из них, смазала краской и осторожно прокатила по бумаге.

На белом листе появилась черная полоса, испещренная линиями.

Вторая бусинка тоже оставила след. За ней — третья, четвертая...

Закончив, Лохова протянула бумагу сапожнику. И, тогда Пискун догадался, что перед ним какой-то план.

— Что это? — недоумевая спросил он.

— План катакомб Южного. А здесь, — показала она на скрещение белых линий, — склад авиабомб, оставленный немцами при отступлении. Русские не подозревают о его существовании.

— Для чего вы мне говорите это?

Лохова произнесла отчетливо:

— Хозяин приказал взорвать склад. И сделаете это вы.

Пискун попятился назад... Растерянно пробормотал:

— Погибнет целый район города...

Лохова усмехнулась:

— У вас будет время убежать. Удлините шнур.

— Зачем мне рисковать?..

Лохова резко поднялась. Лицо ее исказил гнев:

— Вы что же, думаете, вас будут упрашивать?

— Нет, нет, — замотал головой Пискун, — вы не поняли меня...,

— Тем лучше для вас, — сухо произнесла Лохова. — Больше медлить нельзя. Мы и так чуть не сорвали операцию. Приступите к делу завтра.

Она склонилась над планом:

— Вот тут — вход в катакомбы. Он — на берегу моря, под обрывом, на котором стоит бульвар. Сейчас вход заложен, но вы легко найдете его. Камни разобрать нетрудно. Пробираться к складу будете так... Видите эту линию?

Пискун кивнул.

— Тут заложите заряд, протяните шнур. Ясно?

— Да...

— После взрыва в порту возникнет суматоха. У проходной вас будет ждать штурман — норвежец. Он поможет вам пробраться на корабль. Все.

Лохова собрала бусинки, завернула их в носовой платок и сунула в карман плаща:

— С вами мы больше не увидимся. Но помните, если струсите — на пощаду не рассчитывайте. А теперь выпустите меня.

 

31

Мягкий свет лампы падал на зеленое сукно стола.

Стенные часы пробили три...

Сомов откинулся на спинку кресла и провел рукой по лбу. Затем нажал кнопку звонка.

На пороге появился сержант.

— Введите задержанную! — приказал майор.

В кабинет быстро вошла Лохова.

— Что это значит? На каком основании...

— Вопросы здесь задаю я, — спокойно остановил ее Сомов. — А основания имеются. Вот.

И он показал на бусинки ожерелья, лежавшие на столе.

— Только поэтому... — начала было Лохова.

— Именно, — наклонил голову майор. — Садитесь.

Лохова села.

Майор взял бусинку и, прижимая ее пальцем, прокатил по листу бумаги. Не успевшая высохнуть краска оставила исчерченный белыми линиями отпечаток.

— Не объясните ли вы, что это значит?

Лохова поняла, что погибла, ей не простят провала... Остается одно — надкусить воротник.

Она наклонила голову.

Но Сомов, мгновенно вскочив, успел помешать ей.

— Вот вы и выдали себя. Ампула яда, зашитая в воротник — старый прием. Снимите плащ!

Лохова повиновалась. Дрожащими руками она расстегнула пуговицы и сбросила плащ на пол.

Сомов сел снова.

— А теперь выкладывайте все.

Лохова устремила неподвижный взгляд на бусинки со следами краски. Если бы только она успела выбросить их!

Сомов терпеливо ждал.

Наконец Лохова подняла лицо. Теперь оно было усталым и безразличным.

— Хорошо, — глухо произнесла она, — слушайте...

 

32

Над городом нависли темные тучи. Гнетущая, напряженная тишина, отдаленные вспышки молнии предвещали грозу.

Держа в руке небольшой пакет, крался по пустынным улицам Пискун. Прячась в тени домов, он часто озирался по сторонам.

Но никто не попадался навстречу. Утомившийся за день город спал.

Когда Пискун добрался до Приморского бульвара, хлынул ливень.

У обрыва Пискун разыскал тропинку и осторожно стал спускаться... Скользила под ногами мокрая глина, шуршали, осыпаясь, камни. Склон становился все круче и круче. Чтобы не сорваться, Пискун то и дело хватался свободной рукой за кустарник.

У подошвы обрыва он остановился и перевел дух. Где-то здесь, у большой глыбы должен быть вход в катакомбы.

Раздвинув бурьян, Пискун нащупал каменную кладку.

Первый же камень, за который ухватился Пискун, подался легко...

Вскоре образовалось отверстие.

Разорвав рукав пиджака, Пискун протиснулся в щель.

И сразу наступила тишина. Лишь глухо доносились завывания ветра.

Пискун сделал несколько шагов вперед и включил электрический фонарь. Желтое пятно света заплясало по замшелым стенам, изрезанным знаками и надписями.

Когда-то, при постройке города, отсюда брали камень. Позднее контрабандисты углубили хода, создали разветвленный лабиринт подземных галерей. Пользуясь ими, они беспрепятственно доставляли беспошлинные товары, увозили в неволю женщин.

Но времена негоциантов-разбойников прошли.

А