Ложь

Иден Синтия

Элизабет Сноу работает библиотекарем и тщательно скрывает от окружающих свое прошлое. В ранней юности ей нравился риск, но после того, как погиб ее возлюбленный, она предпочитает быть рассудительной и старается избегать любых неприятностей. Но призраки прошлого вернулись: хриплый голос по телефону угрожает Элизабет убийством, и теперь ее жизнь всецело зависит от Мака Макгуайра. Только он может обеспечить ей защиту. К сожалению, Мак, опасный и необузданный, принадлежит как раз к тому типу мужчин, от которых Элизабет намерена держаться подальше.

 

Cynthia Eden

Deceptions

Deceptions

Copyright © 2016 by Cindy Roussos

«Ложь»

© «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

* * *

 

Глава 1

Никого, кроме нее, тут быть не должно…

Элизабет Сноу только что отработала вечернюю смену в маленькой библиотеке на окраине техасского городка Остин, отправила припозднившихся читателей по домам, включила охранную сигнализацию и собиралась запереть заведение. Она была уверена, что находится здесь одна.

Может, легкие шаги за спиной ей померещились?..

Элизабет замерла в нескольких метрах от выхода из библиотеки и обернулась, крепко вцепившись в ремешок сумочки, которая болталась на плече. Густые тени, стекая с книжных шкафов, медленно подползали к ней.

Эта библиотека была для Элизабет тихой гаванью, убежищем, безопасным местечком… Была. Ей показалось, что одна тень чернее остальных, и в тот же миг раздался глухой стук. Как будто книжка упала с полки. Или кто-то ее уронил. Девушка сглотнула и громко сказала, стараясь, чтобы голос не дрогнул:

– Кто здесь? Библиотека закрывается! Покинь те, пожалуйста, помещение!

Тишина.

Наверное, у нее просто разыгралось воображение. В прошлые выходные она от нечего делать смотрела по телевизору фильмы ужасов – вот нервы и расшалились…

Бух. На этот раз точно упала книжка, и довольно тяжелая.

– Кто-то решил надо мной подшутить, – пробормотала Элизабет.

Ничего подобного в библиотеке раньше не случалось. Конечно, читатели бывало засыпали, уютно устроившись между книжными стеллажами или за столом, и пропускали извещение о закрытии. Тогда, обходя напоследок небольшой зал, Элизабет будила их и выпроваживала. Но сегодня, сделав обход несколько минут назад, она никого не нашла.

– Библиотека закрывается! – Девушка несмело шагнула обратно к своей конторке.

– Элизабет…

Очень тихий, низкий и сиплый мужской голос, почти шепот, прозвучал так внезапно и близко, что она вздрогнула.

– Кто здесь? Это не смешно! Я позову охрану!

Солгала, конечно: никакой охраны в библиотеке не было.

– Я так ждал…

Теперь голос раздался еще ближе.

Нет, с ней просто не может такого случиться! Это не фильм ужасов!

– Перестаньте! – выпалила девушка. – Я позвоню в…

В застекленную входную дверь резко и настойчиво постучали. Вскрикнув от неожиданности, Элизабет повернулась ко входу в библиотеку.

За дверью стоял высокий человек. Широкие – нет, широченные! – плечи, мощная грудная клетка с рельефными мускулами… Элизабет сразу его узнала: он часто приходил за книгами, но, даже если бы ей довелось увидеть такого мужчину всего однажды, она бы его не забыла. Каждый раз, когда Маккензи Макгуайр, или просто Мак, появлялся в читальном зале, Элизабет украдкой любовалась им, поглядывая из-за конторки. Но сейчас ей было не до того.

Она метнулась к двери и дрожащими пальцами, задыхаясь, отперла замок.

У Мака в руках была книга – триллер, подобранный по его просьбе в прошлый раз.

– Простите, что так поздно, – сказал он глубоким баритоном, от которого девушка таяла, и улыбнулся. – Я увидел свет в окнах, подумал, что вы еще на работе, и…

Элизабет, не дослушав, вцепилась в лацканы его пиджака.

– Там кто-то есть!

Лицо Мака – красивое, опасно красивое (или Элизабет приукрасила его в своем воображении?) – вмиг посерьезнело, зеленые глаза прищурились:

– Где?

Она, продолжая крепко держаться за него одной рукой, второй махнула в темноту читального зала:

– Я слышала его! Он окликнул меня по имени…

Мак толкнул девушку себе за спину и двинулся к книжным шкафам. Элизабет знала, что он, как и все братья Макгуайр, служил в армии. Ходили слухи, что Мак – бывший спецназовец из подразделения «Дельта». Когда он скользящим, упругим, невесомым шагом хищника устремился вперед, она почти физически ощутила исходившее от него напряжение. Это была готовность к схватке.

Элизабет, осторожно ступая и изо всех сил стараясь не шуметь, пошла за ним, но в сумочке тотчас предательски загремели ключи. Мак остановился и сурово посмотрел на нее через плечо. Элизабет ткнула пальцем влево.

– Там, – шепнула она. – Голос шел оттуда.

Зазвенело стекло. Однако звон донесся не слева, а справа. Мак сорвался с места. Элизабет двинулась следом. Она ловко обогнула стеллаж, перескочила через тележку для книг и на полной скорости врезалась в Мака.

Мак удержал ее, помог сохранить равновесие. Элизабет впервые оказалась так близко к нему, почувствовала, какой он сильный, как хорошо от него пахнет, и…

– Тот тип удрал.

«Ах, ну да, точно, тот тип…» Элизабет попыталась сосредоточиться.

Но Мак, не дав ей времени на объяснения, уже направился к окну. Таинственный незнакомец, кем бы он ни был, сбежал, разбив стекло. Мак вытащил крупные осколки из рамы, выпрыгнул наружу и исчез в темноте. Тут наконец соизволила заорать сирена сигнализации, хотя должна была включиться сразу, как разбилось стекло.

Девушка подошла поближе к окну, высматривая Мака, но на улице было темно. Где же он? А вдруг незнакомец устроил для него ловушку?

Где-то неподалеку заработал автомобильный мотор, кусты окатило светом фар. Двигатель взревел, ускоряясь, – машина сорвалась с места.

«А ведь тот человек назвал меня по имени, – подумала Элизабет. – Значит, он приходил за мной?»

«Я так ждал…» Его шепот снова прошелестел в памяти, и девушка почувствовала знакомый страх. Этот страх напомнил ей о прошлом, о том, что от некоторых событий нельзя убежать, даже оставив их далеко позади.

– Мак! – позвала Элизабет, пытаясь перекричать вой сирены.

Скоро примчатся копы – охранная фирма, установившая в библиотеке сигнализацию, должна была с ними связаться. Но что толку? Машины, за рулем которой сидит сиплый незнакомец, уже и след простыл.

– Мак! – громче окликнула девушка, вглядываясь в темноту.

Куда же он пропал? Вдруг негодяй сбил его? Или…

– Элизабет! Я его не догнал.

Она резко обернулась и перевела дыхание.

– Ты напугал меня до смерти!

– Я же окликнул тебя три раза. Наверно, ты из-за сигнализации не услышала.

– Ох, и правда…

– Эта сирена, насколько я понимаю, должна всполошить копов, да?

– Да.

– Копы, конечно, приедут, осмотрят место происшествия, но парень уже смылся, а я даже номер его машины не рассмотрел. Вообще ничего не видел: этот придурок ослепил меня фарами.

Элизабет вспомнила яркую вспышку.

– Ты как, в порядке? – заботливо спросил Мак и осторожно погладил пальцами ее руку, которую так и не выпустил из своей.

Это прикосновение было совсем легким, дружеским, но Элизабет занервничала. Рядом с Маком ее всегда охватывало волнение. Он как будто нарочно вызывал в ней странные эмоции.

Мак начал приходить в библиотеку несколько недель назад. Впервые увидев его – она тогда сидела за конторкой, – Элизабет чуть рот не разинула от восхищения. И сразу подумала, что парень невероятно сексуальный. Темные волосы, зеленые глаза, волевой подбородок, чувственные губы и…

За окном взвыла полицейская сирена. Копы прибыли быстрее, чем можно было ожидать.

– Элизабет, у тебя есть враги?

Она снова изобразила улыбку:

– Я же библиотекарь. Изо всех сил стараюсь не злить читателей, но не всегда удается…

Мак, пристально смотревший на нее, даже не подумал улыбнуться в ответ. Ну и правильно, в такой ситуации не до смеха. Элизабет тоже посерьезнела.

– Спасибо. – Ее голос был едва различим на фоне сирен. – Теперь я твоя должница.

– Однажды я попрошу тебя вернуть долг. А сейчас пойдем-ка встретим копов на улице, пока они не ворвались сюда с базуками наперевес. – Мак легонько подтолкнул ее к выходу из читального зала. – Осторожно, осколки на полу.

Под их ногами захрустело битое стекло.

– Убегая, тот тип уронил нож, – сообщил Мак полицейским.

Он не хотел говорить об этом в присутствии Элизабет – боялся напугать ее еще больше, – но все-таки пришлось. Полицейские уже обшарили библиотеку и теперь осматривали место, где подозреваемый сел в машину.

– Вот, – Мак показал пальцем на лежавший возле кустов предмет, – я его не трогал – вдруг преступник оставил отпечатки.

– Нож?! – Чуть хрипловатый, сексуальный голос Элизабет теперь прозвучал тоненько и совсем по-детски. – У него был нож?!

Один полицейский присел на корточки и принялся разглядывать улику.

– Пружинный, с выкидным лезвием, – констатировал он очевидное и взглянул снизу вверх на Мака: – А вы уверены, что именно тот тип его уронил? Ну, то есть… темно же и все такое…

– Именно тот тип, – отрезал Мак. – Забирайте нож и снимите с него отпечатки.

«Копы, черт возьми, должны понимать, что, если поздним вечером в библиотеку забирается какой-то придурок и у него при себе холодное оружие, это серьезное преступление, а не школьная проказа!» – сердито подумал он. Краем глаза Мак заметил, что Элизабет попятилась, прижимая руку ко рту, и он мог бы поклясться, что, будь на улице посветлее, в ее бархатисто-карих глазах отчетливо читался бы панический ужас.

Элизабет Сноу…

Он вспомнил, как впервые увидел новую сотрудницу библиотеки. Пришел тогда порыться в архивном собрании газет на предмет каких-нибудь происшествий в те давние времена, когда его мать только приехала в Остин. Материалы того периода еще не оцифровали, но в библиотеке имелись копии на микрофишах. Это были его первые шаги в расследовании на старомодный лад. И первая встреча с Элизабет.

Вокруг разливали яркий свет полицейские мигалки. Элизабет заправила за ухо выбившуюся каштановую прядь; ее рука дрожала.

– Он приходил за мной с ножом?

Копы переглянулись.

– Мы пока ничего не знаем о его намерениях, мэм, – осторожно ответил один из них. – Может, он собирался ограбить библиотеку, забрать деньги из кассы…

– У нас нет кассы. Мы берем небольшие штрафы за просроченный возврат, вот и все. Так что поживиться в библиотеке нечем. К тому же он… – голос Элизабет дрогнул, – он назвал мое имя.

Для Мака это означало только одно: нападение было неслучайным. Он подошел поближе к девушке. Здесь происходило что-то странное, и ему не хватало информации, чтобы сложить головоломку. Когда он спросил, есть ли у нее враги, Элизабет помедлила с ответом, совсем чуть-чуть, но этого было достаточно, чтобы понять: она солгала. Интересно, откуда взяться врагам у хорошенькой библиотекарши? А Элизабет была очень хорошенькой. И пахло от нее корицей. Ему отчаянно хотелось поцеловать девушку, почувствовать вкус ее губ – вдруг тоже корица?

– А вы-то как здесь оказались, мистер Макгуайр? – спросил коп, будто прочел его мысли.

– Я…

– К счастью, он пришел сдавать книгу, – ответила за него Элизабет.

– Просрочил, – кивнул Мак. Это была преднамеренная ложь – он просто хотел увидеть девушку.

– Я не возьму с вас штраф, – сказала Элизабет, почему-то решив подыграть, и положила руку ему на плечо.

Мак вздрогнул от этого прикосновения – ему почудилось, что от ее ладони по всему телу пронесся электрический разряд. Девушка в тот же миг убрала руку и отступила на шаг. Неужели тоже почувствовала? Вряд ли. Ведь он знал, что Элизабет не считает его привлекательным. Он уже пытался приглашать ее на свидание раз или два. Нет, три или четыре. Она делала вид, что не понимает намеков. Жаль.

– Я позвонила директору библиотеки, – сообщила Элизабет. – Она вызвала стекольщика и приедет удостовериться, что с окном все в порядке. Еще она сказала, что представители охранной фирмы тоже скоро будут здесь.

Словно по сигналу, к библиотеке подкатил синий внедорожник. Когда передние фары погасли, Мак узнал женщину за рулем – Кэти Уэйт, директор библиотеки собственной персоной.

– Мне нужно с ней поговорить, – сказала Элизабет, направляясь к машине.

Мак за ней не последовал. Он подошел к полицейским:

– Если человек с ножом забирается в опустевшее здание и окликает женщину по имени, это грозит некоторыми последствиями, вы не находите?

– Мы… э-э… отдадим нож на экспертизу и…

– Он сбежал, как только я появился, – продолжил Мак, не дав копу договорить. – У этого человека был четкий план: он собирался напасть на Элизабет Сноу. И вы должны задержать его прежде, чем он повторит попытку.

«Прежде, чем я сам до него доберусь», – мысленно добавил он, сжав кулаки, и посмотрел через плечо на Элизабет. Она беседовала с Кэти, стоя у внедорожника, а к библиотеке тем временем подруливал грузовичок стекольщика.

– Ремонтировать окно пока нельзя! – оживился коп, тоже заметивший грузовичок. – Расследование еще не закончено! – и устремился к Кэти.

Взгляд Мака снова скользнул к Элизабет. Она скрестила руки на груди и ссутулилась, как будто замерзла. Он тотчас подошел к девушке со спины и накинул ей на плечи свой пиджак. Она подпрыгнула от неожиданности. «Черт, хватит уже ее пугать!» – разозлился на себя Мак. Он привык двигаться бесшумно и забывал иногда, что людям это может быть неприятно.

Элизабет между тем закуталась в пиджак, запахнув полы, и улыбнулась.

– Спасибо! Ты можешь идти, – сказала она. – Здесь полиция и Кэти. Нам с ней нужно будет убедиться, что окно заделано и двери заперты. А ты… ты и так уже сделал для меня больше, чем требовалось.

– Да я в общем-то никуда не спешу, – с деланым равнодушием обронил Мак.

Фары проезжавшей машины окатили их светом, и девушка инстинктивно шагнула ближе к нему. Он снова почувствовал терпкий запах корицы.

– Но у тебя нет необходимости оставаться здесь. Спасибо за… героизм. – Элизабет принялась снимать пиджак, но Мак удержал ее:

– Оставь себе. У меня найдется еще парочка. Элизабет улыбнулась:

– Могу лишь повторить, что я теперь в большом долгу перед тобой, Мак.

– Ну, я готов списать часть долга, если ты согласишься выпить со мной.

Последовало молчание. Элизабет закусила губу – весьма некстати, потому что Мак считал это чертовски сексуальным. Ему захотелось прикоснуться к ее губам своими, скользнуть по ним языком, укусить… очень нежно конечно же. И что тогда сделает хорошенькая библиотекарша?

– Я думаю, это плохая идея, – сказала Элизабет.

Значит, его отшили в очередной раз. Что ж, он из тех парней, которые умеют держать удар.

– Почему? – Мак провел кончиками пальцев по ее щеке и увидел, что она задышала чаще. – Я знаю, ты ведь тоже это чувствуешь.

«Это» – нечто невыразимое, головокружительное, жаркое. Влечение, которое разгорается в них обоих.

– Да. – Она запрокинула голову, чтобы взглянуть в его глаза. – Но я думаю, у нас ничего не получится. Я слышала, что о тебе говорят в городе. Ты всегда там, где опасность. Все истории о тебе связаны с риском. С адреналином. – Элизабет покачала головой. – Такая жизнь не для меня. Я не смогу…

– Я же не приглашал тебя отправиться со мной на боевое задание, – серьезно сказал Мак. – Всего лишь выпить по стаканчику.

Она засмеялась.

– Я и правда очень тебе обязана, Мак. Поэтому мне все же придется принять твое приглашение. – Помолчав в нерешительности, она добавила: – Но продолжения у этого свидания не будет. Таково мое условие.

– Принято.

Мак умел быть джентльменом, хотя на его месте многие повели бы себя иначе. У братьев Макгуайр, известных сорвиголов, за несколько лет сложилась определенная репутация, и в Остине любили о них посплетничать. Но Мака не заботило, что о нем думают в городе. Для него имело значение только мнение Элизабет.

Элизабет поспешила вернуться к Кэти, а Мак направился к своей машине. Сделав пару шагов, он остановился и, обернувшись, окинул внимательным взглядом библиотеку, поблескивавшую новеньким застекленным окном. «А что, если тот тип вернется?..»

Только свидания с Маком ей и не хватало! Элизабет от души хлопнула дверцей машины и поспешила по узкой дорожке к своему дому. От таких мужчин нужно держаться подальше, а вместо этого она согласилась с ним выпить! И не могла не признаться себе, что ей хотелось большего. Между ними определенно проскочила искра, возникло взаимное притяжение – Элизабет это чувствовала очень остро. Она старалась держаться с ним холодно и отчужденно, но в то же время отчаянно желала упасть в его объятия.

Элизабет сунула ключ в замочную скважину. Надо будет отменить свидание с Маком. А как же его отменить – они ведь не назначили дату, просто договорились выпить по стаканчику неизвестно где, неизвестно когда… Но она ни за что не упадет в его объятия! Элизабет вошла в дом и щелкнула выключателем. В ту же секунду зазвонил мобильный. Достав его из сумочки, она с удивлением уставилась на экран: там высветился незнакомый номер без имени. И кто же это может ей звонить, да еще так поздно?

Элизабет ногой захлопнула дверь, заперла ее и ответила на звонок:

– Я слушаю.

– Бет!

Она похолодела.

– Я знаю, зачем он приходил, Бет. Я могу тебе помочь.

– Кто это? – Элизабет прислонилась спиной к двери и так крепко сжала телефон, что экран чуть не треснул.

– Мы оба тебя нашли, но его можно остановить.

– Кто это? – повторила девушка, задыхаясь от страха. Сначала незнакомец в библиотеке, теперь вот звонок. Почему это происходит именно с ней?!.

– Давай встретимся и поговорим, пока не поздно.

– Поздно для чего? – Элизабет на цыпочках подошла к окну и отодвинула занавеску. Ей померещилось или перед домом миссис Ли стоит машина? Под тем большим деревом слишком темно, ничего не разобрать, но там определенно может быть автомобиль. – Вы, вероятно, ошиблись номером.

– Я был тогда в Колорадо, Бет. Я хочу помочь тебе.

Теперь голос показался ей смутно знакомым.

– Если хотите помочь, оставьте меня в покое!

– Но ты в опасности!

– Вы мне угрожаете? – Элизабет была уверена, что под деревом качнулась и переместилась тень. У девушки задрожали коленки.

– Да нет же, я хочу помочь!

Ну конечно. Он что, считает ее идиоткой? Ждет, что она ему поверит, хотя даже имени своего не назвал?

– Понимаешь, я не мог забыть ту историю. Начал задавать вопросы и в итоге зашел слишком далеко. Поэтому теперь мы оба в опасности.

На Элизабет был теплый пиджак Мака, но, несмотря на это, по спине побежали ледяные мурашки.

– Я знаю, тебя тоже преследуют. Давай встретимся прямо сейчас.

Этот голос точно был ей знаком, но она никак не могла вспомнить его обладателя.

– Я рядом с баром «Растик» на Аверс-стрит. Жду тебя в переулке за ним.

О, разумеется, сейчас она все бросит и сломя голову помчится в глухой переулок на встречу с незнакомцем, позвонившим ей сразу после того, как на нее устроил охоту парень с ножом!

– Я могу помочь тебе остановить его. Я знаю, что тогда случилось. Я был там, писал об этом статью.

Статью! Едва он произнес это слово, в памяти Элизабет мгновенно нарисовался образ высокого, худого блондина с голубыми глазами, которого она когда-то считала своим единственным союзником.

– Должно быть, вы меня с кем-то перепутали.

– Нет, Бет, послушай, не клади трубку! Ты ведь переехала в Техас из-за того, что тогда случилось? Потому что здесь был его дом? И потому что тебе нужны были ответы? Я их нашел! Приезжай скорее, и мы остановим… а-а-а! – Молодой человек вскрикнул, словно от боли.

– Алло! – еще больше перепугалась Элизабет. – Алло! С вами все в порядке?

Щелчок. Гудки. Звонок сорвался.

Она нажала на иконку вызова, но линия была занята. Через пару секунд включилась голосовая почта: «Это Стив Илдон. Если у вас есть что рассказать мне, оставьте сообщение. А если нет – зачем тогда звоните?»

Стив Илдон! Это имя эхом донеслось из ее далекого прошлого. Журналист был тогда совсем молоденький, не старше самой Элизабет. Он не участвовал в травле, в отличие от многих его коллег, – наоборот, проявлял сочувствие и принял ее сторону. Но Элизабет в то время ни с кем не хотелось откровенничать.

Это было тысячу лет назад…

Она опять скользнула пальцем по экрану телефона. От крика Стива у нее перехватило дыхание. Сейчас она еще раз наберет его номер, и он непременно ответит, скажет, что у сотового оператора какие-то неполадки со связью, и все будет хорошо…

Ей ответили. В трубке зазвучало тяжелое дыхание.

– Алло! – торопливо заговорила Элизабет. – Это Стив Илдон?

Дыхание стало громче.

– Стив, послушай, мне бы не хотелось…

– Стив не может сейчас разговаривать.

От этого низкого, сиплого голоса у Элизабет екнуло сердце.

– Кто это?

– Скоро увидимся, Элизабет.

Гудки на том конце линии ударили в барабанную перепонку, как раскаты грома. Первым побуждением девушки было позвонить в полицию, попросить отправить патруль к бару на Аверс-стрит. Но ведь однажды копы ей уже не поверили – в те времена, когда она познакомилась со Стивом, – и с тех пор у нее были довольно сложные отношения с полицией. Она тоже не верила стражам порядка и не рассчитывала на их помощь. Но ведь Стиву помощь необходима! И она единственная, кто может ему помочь.

Элизабет, расправив плечи, решительно достала из сумочки ключи от машины.

 

Глава 2

Мак прекрасно понимал, что занимается ерундой. И зачем он притащился сюда, к дому Элизабет? Стоит теперь под большим деревом и таращится во все глаза на ее окна, как последний шпик. Или сексуально озабоченный маньяк.

Но он волновался за девушку – не то чтобы серьезный аргумент, зато хоть какое-то оправдание. Теперь она дома, в безопасности, и можно убраться восвояси. Развернуться и уехать. И ни за что не подходить к ее двери. Однако что-то мешало Маку покинуть наблюдательный пост. «У нее есть враги. Точно есть. И она не хочет о них говорить», – крутилось в голове. Он все-таки заставил себя сделать шаг к машине. Надо будет побеседовать с Элизабет завтра днем, как у нормальных людей заведено…

И тут Элизабет выбежала из дому. Выбежала!

– Эй!.. – вырвалось у Мака, но она не услышала – бросилась к своему седану, прыгнула за руль, и машина рванула с места, взвизгнув покрышками. Выруливая на дорогу, она чуть не снесла почтовый ящик.

Когда ее машина, слегка виляя из стороны в сторону на большой скорости, промчалась мимо Мака, он уже сидел за рулем. Включил мотор и покатил следом за девушкой. Она пронеслась по Остину, выехала в предместье и запетляла по улицам с ночными клубами. Странно, Мак не подозревал в ней любительницу ночной жизни. Впрочем, ему и раньше доводилось ошибаться в людях, и порой эти ошибки дорого обходились братьям Макгуайр.

Элизабет остановилась на парковке и вышла из машины. «Хвоста» за собой она, похоже, не заметила – вероятно, потому, что была сосредоточена на быстром вождении. Мак опустил стекло. В салон автомобиля ворвались клубная музыка и смех. За этим исключением, вокруг все было тихо, никаких угроз не наблюдалось.

«Пора уже перестать видеть повсюду одни проблемы, – мрачно подумал Мак. – Она просто решила развлечься. Выпить… с кем-нибудь. И так спешила на встречу, что чуть не сорвала покрышки».

Элизабет торопливо зашагала к бару «Растик». Мак там бывал – неплохое заведение, но не лучшее в городе. Однако девушка в бар не вошла – направилась к переулку.

Порой ощущение непоправимой ошибки появляется раньше, чем эта ошибка становится очевидной. Едва ступив в переулок, Элизабет поняла, что напрасно сюда приехала – надо немедленно развернуться и бежать прочь со всех ног. Но страх заставлял ее идти вперед. Именно страх – она боялась, что со Стивом случилась беда.

По сторонам громоздились здоровенные зеленые контейнеры для отходов. Фонарей не было – тусклое освещение обеспечивали только окна зданий. Элизабет шла, отчаянно вглядываясь в тени за мусорными баками.

– Стив! – позвала она. – Стив, ты здесь?

Никто не ответил. Тогда девушка достала мобильный и набрала его номер. Последовали несколько секунд напряженной тишины, и вдруг… громко зазвонил телефон. Отчетливо различимая мелодия звонка доносилась откуда-то из тени за контейнером слева от нее.

– Стив?..

Раздался сухой треск – как будто ткань зацепилась за что-то и порвалась.

– Стив! Ты ранен? – Элизабет осмелилась сделать шаг по направлению к мусорному контейнеру. Быть может, журналист там, за ним? Или это ловушка, устроенная сиплым парнем с ножом?.. Девушка дрожащей рукой достала из сумочки перцовый баллончик и, готовая к нападению, сделала еще один шаг.

Но мужчина, сидевший за контейнером, не собирался на нее нападать. С первого взгляда Элизабет поняла, что он мертв. Обмякшее тело замерло в неестественной позе, и даже в полутьме было видно черно-багровую лужу, натекшую из-под него. Девушка активировала экран мобильного телефона, увеличила яркость и поднесла его к лицу неподвижного человека. Она сразу узнала Стива. Это был он – повзрослевший на восемь лет, еще больше похудевший и… мертвый.

Повсюду была кровь. Ужасно много крови. Элизабет попятилась, сжимая в одной руке телефон, в другой – перцовый баллончик. Внезапно из-под контейнера выскочила крыса, галопом проскакала по телу Стива и исчезла в темноте. Элизабет вскрикнула, а в следующий миг догадалась, что именно крыса была виновницей того тихого треска рвущейся ткани, который она только что слышала.

– Попалась!

Две крепкие руки обхватили ее и дернули назад. Она выронила телефон, но баллончик держала крепко. Она попыталась лягнуть нападавшего, промазала, извернулась, выворачивая кисть, и, зажмурившись, резко нажала на кнопку распылителя.

Незнакомец сипло заорал и выпустил ее. Девушка упала на асфальт, успев выставить руки перед собой, и оказалась нос к носу с трупом.

– Элизабет!

Это был уже другой голос – он донесся со стороны Аверс-стрит. Элизабет обернулась и увидела в конце переулка очертания высокой, широкоплечей мужской фигуры. К ней бежал Мак.

Нападавший уже скрылся, даже шаги затихли. Элизабет попыталась встать, не обращая внимания на боль в содранных об асфальт ладонях и коленках. Мак подоспел вовремя – подхватил ее, помог подняться.

– Элизабет! Ты в порядке?

Да. Нет. Отчасти. По крайней мере, она вроде бы не труп, а это уже хорошо.

– Он убил Стива.

– Что? Кто? Какого Стива?!

Элизабет ткнула пальцем в сторону мертвеца. Мак выругался. Оттолкнув его руки, девушка бросилась в тот конец переулка, куда убежал убийца.

– Надо его задержать!

В конце переулок резко поворачивал налево, и она пулей вылетела на широкую улицу, перпендикулярную Аверс-стрит. Ее мгновенно оглушили шум дорожного движения и гул голосов, по глазам ударили огни проносившихся мимо машин. Не отстававший ни на шаг Мак вовремя обхватил ее за талию, удержав на краю тротуара.

– Элизабет, осторожно!

– Где он? – пробормотала девушка. – Его нельзя упустить. Он убил журналиста, и если полиция его не поймает…

«Он и меня убьет», – мысленно договорила она.

* * *

Над Остином занимался рассвет, горожане просыпались и встречали новый день. Мак сидел в офисе «Макгуайр секьюритис», и для него еще не закончилась долгая безумная ночь.

Он не сводил взгляда с примостившейся по другую сторону стола Элизабет. Плечи девушки поникли, лицо побледнело и осунулось, она молчала с тех пор, как он посадил ее в свою машину, чтобы привезти сюда.

Мак оставался с ней все время, пока они ждали полицию в переулке у бара «Растик», и потом, когда копы осматривали место преступления. Он видел, как Элизабет ушла в себя, спряталась в воображаемой раковине и захлопнула створки. Слышал, как уклончиво она отвечала на вопросы детектива: «Да, я нашла тело убитого мужчины. Он просто… просто сидел там… Убийца набросился на меня… Нет, я не видела его лица… Нет, я ничего не знаю о жертве… Нет, я не могу вам помочь».

– Элизабет.

Мак произнес имя просто для того, чтобы вернуть ее к действительности.

Она, вздрогнув, медленно перевела на него взгляд, который до этого был устремлен в пространство. Мак подумал было, что она в состоянии шока, – ведь не каждый же день людям доводится натыкаться на трупы. Но что-то ему подсказывало, что с Элизабет это случилось не в первый раз.

– Мне надо домой, – хрипло произнесла она. – Не знаю, зачем я с тобой поехала…

– Тебе нужна моя помощь, – сказал он.

Элизабет нахмурилась – между бровей появилась морщинка.

– И я обязательно помогу тебе, – ласково продолжил Мак, – хотя уверен, что ты солгала полицейским.

– Не понимаю, о чем ты.

– Ты знала убитого. Ответила копам, что незнакома с ним, но я слышал, как в переулке ты пробормотала: «Он убил Стива». А перед этим ты вылетела из дому как угорелая и помчалась на Аверс-стрит. Ты знала, что Стив там.

– Ты за мной следил?! – выпалила Элизабет ему в лицо.

– Было такое, виновен, – спокойно кивнул Мак.

– Зачем? Нельзя шпионить за людьми!

– Я частный сыщик. Мне приходится это делать.

Она облизнула пересохшие губы, и Мак, вопреки обстоятельствам, следующие несколько секунд думал только о мелькнувшем по ним розовом язычке.

– Почему ты поехал за мной? – спросила девушка.

– Потому что беспокоился о тебе. Не хотел, чтобы ты попала в беду.

– Но ты совсем не знаешь меня! – Она покачала головой. – Я и сама не знаю, зачем тебе все это говорю. Зачем села в твою машину… Бросила свою на Аверс-стрит. О чем только думала?..

– Ты думала о том, что тебе нужно уехать оттуда. Что ты можешь оказаться следующей жертвой. И что убийца где-то рядом – он не должен был увидеть, как ты уезжаешь одна.

В том, что преступник не остановится, Мак не сомневался. И в том, что это не первое его убийство, – тоже. Мак знал убийц. Иногда ему даже казалось, что он их очень хорошо понимает. Вряд ли тот тип покинул место преступления – наверняка ошивался поблизости в толпе. Поэтому, увозя Элизабет в своем автомобиле, Мак намеревался дать ему понять, что девушка будет трудной мишенью.

– Тот человек тебя преследует, – констатировал он.

Элизабет молчала.

– Черт возьми, позволь мне тебе помочь! Фирма «Макгуайр секьюритис» для того и существует. Мы занимаемся расследованиями и предоставляем людям защиту. Особенно таким безрассудным, как ты. Знала ведь, что парень в переулке убит, и все равно туда помчалась.

– Я надеялась, что он жив. – Элизабет подняла голову, чтобы взглянуть на Мака, и машинально поправила прическу, откинув со лба прядь густых волос. – Я тебе не доверяю.

Он улыбнулся:

– Вообще-то я тебе тоже не доверяю.

Конечно, он страстно желал ее, но о доверии тут речи не шло. Элизабет солгала копам. Как ей можно верить?

– Я не общалась со Стивом Илдоном много лет. Но вчера вечером, когда я приехала домой, он вдруг позвонил.

– Много лет? – Мак шагнул к ней. – Откуда тогда у него твой номер?

– Стив был журналистом. У них свои источники. Он позвонил и сказал, что нам нужно встретиться. Попросил приехать в тот переулок. Сказал, надо поговорить.

Мак ждал продолжения, но девушка медлила. Он вздохнул:

– О чем Стив хотел поговорить?

– Откуда мне знать? – Элизабет отвела взгляд. – Я живу в Остине уже три месяца, работаю, стараюсь избегать неприятностей…

Мак рассмеялся – не смог удержаться:

– В библиотеке за тобой гонялся человек с ножом. Той же ночью ты одна кинулась в глухой переулок и нашла там труп. Да уж, неприятностей ты избегаешь!

Элизабет хмуро уставилась в окно, которое вот-вот должно было заполнить розовым светом восходящее солнце.

– Так о чем же Стив хотел с тобой поговорить?

– Понятия не имею. – Она с вызовом посмотрела Маку в глаза. – Стив сказал, что мы с ним должны кого-то остановить. Я не знаю, кого и почему.

– Тогда зачем ты поехала на Аверс-стрит?

Ее взгляд снова скользнул в сторону. Но Мак не намерен был отступаться:

– Элизабет?..

– Потому что Стив вскрикнул. От боли или от страха. – Теперь в ее темных глазах появилась печаль. – После этого я услышала гудки. Перезвонила ему, и ответил кто-то другой. Он сказал… сказал: «Стив не может сейчас разговаривать».

– Что? – вскинулся Мак. – Ты говорила с убийцей? И не упомянула об этом копам?!

Девушка опустила голову.

– Он еще кое-что добавил. «Скоро увидимся, Элизабет».

Мак в порыве нежности обнял ее за плечи.

– Убийца угрожал тебе, а ты не рассказала об этом полиции? Почему, черт побери? Ты же понимаешь, что происшествие в библиотеке и убийство Стива связаны?

Элизабет кивнула и подняла на него глаза, в которых отчетливо читался ужас.

– Тогда почему ты промолчала об этом в раз говоре с полицией?

– Полиция мне однажды уже не поверила.

«Однажды? Сколько же у нее еще секретов?» – в отчаянии подумал Мак.

– В любом случае это не проблема. По крайней мере, не твоя, – тихо добавила Элизабет.

«Нет, именно проблема. Именно моя».

– Найми меня.

– Что? – растерялась девушка. – У меня нет денег…

– Нам не обязательно подписывать контракт. – Деньги Элизабет не волновали Мака. Он заботился только о ее безопасности, потому что больше не хотел видеть ужас в ее глазах. – Тебе нужна защита, помощь. Детка, тебе нужен я.

– Ты… ты назвал меня «детка»?!

Мак закашлялся, обнаружив, что совершил оплошность.

– Убийца идет за тобой по пятам – в этом нет сомнений. Ты не хочешь обращаться в полицию, тогда позволь мне помочь тебе. Ты же знаешь, какая репутация у «Макгуайр секьюритис».

– Я слышала разные истории о вашей семье…

«Да, вероятно, это были не волшебные сказки. Скорее, страшилки», – невесело подумал Мак.

– Так или иначе, мы сможем тебя защитить. Ты же не собираешься сражаться в одиночку?

Элизабет опустила голову. На скулы упали тени от длинных ресниц. Мак только сейчас понял, как близко друг к другу они стоят. Их тела соприкасались, его рука лежала у нее на плечах. Он неделями мечтал об этой женщине, и вот теперь она почти в его объятиях. Но, к сожалению, их свели вместе опасность и смерть.

– Двадцать четыре часа. – Мак не собирался отпускать ее из офиса просто так. – Дай мне двадцать четыре часа, чтобы во всем разобраться и подумать, как остановить подонка.

Длинные ресницы дрогнули.

– А теперь ты отвезешь меня в полицию? – спросила она.

Примерно это он и собирался сделать. Мак и на сотую долю процента не верил копам – когда-то они не сумели помочь его семье, – однако следовало действовать по закону.

– Ты должна рассказать полицейскому детективу о том телефонном звонке. Если откажешься – это будет расценено как препятствование следствию. Я буду присутствовать при разговоре, а потом…

– Потом ты опять потребуешь свои двадцать четыре часа.

Он кивнул:

– И попрошу тебя открыть мне наконец твои секреты. А еще возьму обещание, что ты полностью доверишься мне и моим братьям, чтобы мы могли обеспечить тебе охрану и поймать убийцу.

У него вдруг заколотилось сердце так, что эхо загремело в ушах. Двадцать четыре часа – это не совсем то, о чем он мечтал, но все-таки маленькая победа. Хороший старт. Первый шаг.

– Я согласна.

Мак облегченно вздохнул.

– Но мне все равно придется заплатить тебе за работу, – торопливо добавила Элизабет. – Не знаю как, но я обязательно заплачу.

– Давай отложим этот вопрос. Сейчас нам нужно позвонить в полицию.

– Что-нибудь еще? – Голубые глаза детектива – симпатичной блондинки – пристально смотрели на Элизабет, и в них сквозило подозрение. – Если тот человек сказал вам по телефону что-то еще, вы должны…

– Нет-нет, больше ничего, – быстро ответила Элизабет.

Детектив Мелинда Чейфер согласилась приехать в офис «Макгуайр секьюритис» и уже целый час задавала ей вопросы.

– Какие отношения у вас были со Стивом Илдоном? – спросила Мелинда. – Почему он позвонил вам?

Ладно, раз уж сказала «а», надо говорить «б». Придется поведать всю историю – под этим тяжелым взглядом Мака.

– Восемь лет назад убили моего бойфренда. Его звали Нейт Дэниелс… – Элизабет не любила говорить о Нейте: это было слишком больно. – Полиция не нашла преступника. И многие в тех краях считали, что Нейта убила я.

Краем глаза она увидела, как Мак нахмурился. Ну и пусть. Именно поэтому она в переулке не сказала копам о своем знакомстве со Стивом Ил-доном. Неприятно, когда на тебя смотрят с подозрением.

– Это правда? Вы его убили? – бесстрастно спросила Мелинда.

– Нет. – Элизабет мысленно призвала себя не терять самообладания. – Стив был одним из немногих, кто верил в мою невиновность. А потом я узнала, что он предпринял самостоятельное расследование, чтобы поймать настоящего убийцу.

Мелинда не сводила с нее взгляда:

– И что же, поймал?

– Нет. То есть я так не думаю. Но если учесть, что теперь Стив мертв, а тот тип по телефону пообещал со мной увидеться…

Мелинда кивнула:

– Вы полагаете, что Стив мог выйти на след убийцы?

– Это вполне вероятно.

Мак придвинулся поближе к Элизабет:

– Может, убийца думает, что у тебя есть какие-то улики против него?

Девушка крепко сцепила руки на коленях.

– Прошло восемь лет! Если бы я что-то знала, уже давно сообщила бы об этом полиции.

Конечно, она ничего не знает. Поэтому ей ничего не остается, как все время бежать – в новые города, к новым людям. К новой жизни.

– Если убийца в Остине, вы в опасности, – констатировала Мелинда очевидный факт. – Поэтому вы и промолчали о звонке, когда вас допрашивали на месте преступления? Боялись, что убийца за вами наблюдает, верно?

Элизабет хотела возразить, но детектив покачала головой:

– Если будете и дальше о чем-то умалчивать, это вас не спасет. Наоборот, так он быстрее до вас доберется. – Она посмотрела на Мака: – Я правильно поняла, что теперь мисс Сноу под защитой Макгуайров? Это обнадеживает. Держите меня в курсе, и я постараюсь ответить вам тем же.

Мак проводил Мелинду к выходу и вручил ей свою визитную карточку. Когда он вернулся, Элизабет нервно расхаживала по кабинету. Солнце уже встало, и она вдруг разом почувствовала всю усталость, накопившуюся со вчерашнего вечера. Ей хотелось лишь одного – добраться до дома и упасть в постель.

Меньше чем за сутки она потеряла спокойную жизнь, тщательно выстроенную за несколько месяцев в Остине. На нее пытались напасть с ножом, она нашла труп, а теперь… Теперь все ее грязные тайны вот-вот перестанут быть тайнами.

Элизабет закрыла глаза ладонями, словно пытаясь сдержать поток воспоминаний, но злобные голоса из прошлого оглушительно звучали в ушах.

– Элизабет!

Она даже не слышала, как Мак вошел. «Когда он наконец перестанет разыгрывать из себя бесшумно крадущегося ниндзя?!» Девушка оторвала ладони от лица.

– Мне нужно домой.

– Я тебя отвезу.

«Что, вот так – без возражений, споров и наставлений? И без новых расспросов – например, о моем убитом бойфренде?»

Мак будто прочел ее мысли.

– Ты выглядишь так, будто вот-вот свалишься с ног. – Он улыбнулся. – Не пойми меня превратно: твоя красота никуда не исчезла, но мне уже доводилось видеть людей на грани обморока от усталости, так что я точно знаю, что тебе нужно отдохнуть. Потом все расскажешь, когда выспишься.

«Нет, не все», – мысленно ответила Элизабет. Он и не представляет себе, насколько сложно будет разобраться в ее запутанном прошлом.

Появление частного сыщика в этой истории не входило в планы убийцы.

Элизабет Сноу связалась с крутым парнем, вернее, с целым крутым семейством. Макгуайры в здешних местах были широко известны и представляли собой серьезную помеху.

Он видел, как Элизабет и Маккензи вышли из «Макгуайр секьюритис». Наблюдал за ними с противоположной стороны улицы. Его шапка была глубоко надвинута на лоб, воротник куртки поднят, на носу красовались солнечные очки. Он надел их вовсе не для того, чтобы остаться неузнанным, – пришлось спрятать за темными стеклами глаза, красные и слезящиеся от чертова перцового спрея.

Глядя на парочку, он заметил, что Мак проявляет к Элизабет чуть больше внимания, чем входит в обязанности частного детектива.

«А вот это ты напрасно, приятель».

Впрочем, неудивительно – Элизабет умеет очаровывать мужчин. Конечно, сейчас она выглядит по-другому и ведет себя иначе. А работу-то какую себе подыскала! В библиотеке! Любопытная перемена…

Мак открыл перед Элизабет дверцу машины, одновременно окинув улицу профессиональным взглядом. Убийца успел развернуться и зашагать прочь, прежде чем этот взгляд скользнул по нему. Сейчас не время для нападения. Вот убрать Ил-дона было проще простого. Этот олух не оценил масштаба опасности. А когда журналист заговорил с Элизабет…

«Нужно было убить ее много лет назад. Дела следует доводить до конца».

Раньше он думал, что Элизабет не знает ничего такого, что может ему повредить. Но Илдон заставил его в этом усомниться. А рисковать он не имеет права: очень уж большая ставка на кону. Слишком большая.

Мимо проехала машина Мака.

Чуть раньше Элизабет беседовала в офисе с дамочкой из полиции. Он видел, как блондинка вошла в здание, а через час вышла. Надо будет выяснить, что ей известно, пока эта ищейка не взяла след, который может привести к нему. Тут должны сработать деньги. Нередко удается обеспечить себе полную безопасность, просто отстегнув правильную сумму правильному человеку. А если вдруг блондиночка окажется принципиальной – что ж, тогда он прибегнет к другим методам.

 

Глава 3

Элизабет катастрофически опаздывала на работу. Вернее, уже опоздала: смена начиналась в час дня, а было почти два, и она только вышла из дому. В довершение всего, сделав десяток торопливых шагов по дорожке, она вспомнила, что у нее нет машины – осталась в квартале ночных клубов на другом конце Остина. Элизабет в панике выбежала на тротуар и наткнулась взглядом на собственный седан, припаркованный прямо перед ней. «Какое счастье! Наверно, Мак его пригнал». Рано утром он высадил ее около дома, она добрела до спальни, рухнула в постель, проспала всего пару часов и проснулась с ощущением, что ей всю ночь снился один длинный кошмарный сон, а сейчас…

А прямо сейчас к ней направляется какой-то мужчина, только что вышедший из внедорожника, который стоит у почтового ящика миссис Ли. И вид у мужчины не то чтобы внушающий доверие. Высокий, широкоплечий, темноволосый, солнечные очки скрывают глаза, но и так заметно, что выражение лица у него мрачное и решительное…

Элизабет пошатнулась на высоких каблуках.

– Не подходите ко мне!

– Меня зовут Салливан.

Салливан? Это имя она где-то слышала. И внешность его теперь показалась смутно знакомой.

– Я брат Мака. – Мужчина снял очки.

Нет сомнений – такие же зеленые глаза, как у всех Макгуайров.

– Сегодня я ваш телохранитель.

Элизабет непонимающе уставилась на него:

– Я думала, моим делом занимается Мак.

– Если вы нанимаете одного Макгуайра, считайте, что наняли всех.

– Это вы пригнали машину?

– Мак.

– Спасибо. – Элизабет взяла ключи. – Мне надо на работу.

Салливан кивнул:

– Я последую за вами.

– И вы весь день будете следовать за мной?

– Пока Мак не освободится.

– А где он сейчас?

– В морге.

Элизабет открыла рот.

– Мак собирает информацию об убитом журналисте и поехал узнать результаты вскрытия, – пояснил Салливан.

«Нет, это был не сон, – задохнулась от ужаса девушка. – Кошмар случился наяву. И убийца сейчас где-то здесь, следит за мной». Она лихорадочно огляделась, но улица была пуста.

– Вы хорошо знакомы с Маком? – поинтересовался Салливан, внимательно смотревший на нее.

– Не слишком. Я работаю в библиотеке, он берет у нас книги.

Салливан усмехнулся, вскинув одну бровь:

– Понятно.

– Чего ж тут не понять? – буркнула Элизабет. – И кстати, я уже сказала, что опаздываю. – Она торопливо отперла дверцу машины и, уже садясь за руль, добавила: – Спасибо вам. За то, что будете меня охранять.

Салливан наклонился к водительскому окошку:

– У меня такое подозрение, что, если с вами что-нибудь случится, Мак мне шею свернет. Он, видите ли, очень любит ходить в библиотеку.

Сердито тряхнув головой, Элизабет завела мотор и резко стартанула от тротуара. Бросив взгляд в зеркальце, она удостоверилась, что Салливан запрыгнул в свой внедорожник и едет за ней.

Телохранитель…

По позвоночнику пробежали ледяные мурашки.

Через пару часов мобильный Элизабет, лежавший на конторке в читальном зале библиотеки, зазвонил, и она машинально ответила деловым тоном:

– Элизабет Сноу слушает. Чем могу помочь?

– Ты мне очень поможешь, если сдохнешь, Элизабет.

– Простите?..

– Это должно было случиться много лет назад. Когда ты пряталась в той хижине, а твой парень тем временем истекал кровью. Юным любовникам надо было покинуть этот мир вместе.

Элизабет вскочила. Салливан сидел в пятнадцати футах от нее, листая журнал, и она метнулась к нему.

– А ну, стой! – сипло рявкнул мобильник. – Я тебя вижу. Думаешь, Макгуайры сумеют мне помешать? Их я тоже уничтожу.

Девушка замерла на месте, тяжело дыша.

– Вот так лучше, – одобрил мобильник. – Но поздно. Он небось уже сам идет к тебе?

Салливан действительно направлялся к ней.

– Ты и за это заплатишь, – сипло пообещал мобильник. – Ты за все заплатишь.

Гудки.

– Что-то случилось? – спросил подошедший Салливан.

– Он опять позвонил. – Девушка испуганно оглядела читальный зал и шепотом добавила: – Он где-то здесь, он видит нас с вами.

– Мы уходим, – жестко сказал Салливан.

– Но я не могу! До конца рабочего дня еще несколько часов.

– Вам только что угрожал убийца.

– И вам, – тихо сказала Элизабет. – Вам он тоже угрожал. – Она взглянула на экран мобильного – номер не определился. Интересно, полиция может вычислить его и отследить? Наверняка может – такие фокусы все время показывают в детективных сериалах.

– Идемте со мной, – велел Салливан и, взяв ее за локоть, решительно потянул к выходу. – Внимательно посмотрите по сторонам. Здесь есть незнакомцы?

Вокруг были только женщины с детьми и пенсионеры – обычная пятничная читательская аудитория. Но мужчина с сиплым голосом, только что звонивший ей, тоже должен быть здесь. Он видел ее и Салливана… Стоп. Салливана он не мог видеть! Убийца сказал: «Он небось уже сам идет к тебе?»

Элизабет остановилась.

– Он видел только меня! Меня… – Она торопливо зашагала обратно к конторке, расположенной у панорамного окна. Окно выходило на оживленную улицу. Там под развесистым деревом, рядом с библиотекой, была припаркована ее машина. Девушка устремилась к выходу.

– Элизабет! – окликнул ее Салливан.

Уже открывая входную дверь, Элизабет бросила через плечо:

– Он на улице!

Салливан попытался ее удержать, обхватив сзади за талию. Прикосновение Мака было совсем другим. Сейчас Элизабет ничего не почувствовала: не было ни жаркой волны, ни обжигающего электрического разряда, ее дыхание не участилось.

– Ты что творишь, Салли? – В знакомом бархатном баритоне прозвучала угроза.

Элизабет обернулась и увидела Мака. Он стоял на верхней ступеньке крыльца, наблюдая за их потасовкой, и девушке показалось, что еще немного – и его взгляд из-под нахмуренных бровей прожжет дыру в родном брате.

– А на что похоже? – пропыхтел Салливан. – Пытаюсь удержать твою библиотекаршу, которая рвется навстречу неприятностям! Ей только что позвонил убийца, и она бросилась его искать. Я хотел отследить звонок, но она помчалась в погоню с телефоном наперевес!

Элизабет наконец вывернулась из объятий Салливана.

– Убийца звонил с улицы, а не из библиотеки! – Она схватила Мака за руку и потащила за собой вниз по ступенькам. – Скорее! Он должен быть там, под деревом, где моя машина! – Она была уверена, что оттуда убийца прекрасно видел ее через окно.

Мак не сопротивлялся. Он молча последовал за ней.

Ее седан стоял на ободах. Шины были проколоты, по всей вероятности, ножом, и воздух уже вышел. Салливан выругался. Элизабет повернулась к библиотеке. С этого места сквозь чисто отмытое стекло панорамного окна была отлично видна конторка библиотекаря в читальном зале. Значит, убийца стоял именно здесь, когда звонил и обещал расправиться не только с ней, но и с Макгуайрами. «Я этого не допущу!» – твердо сказала себе Элизабет.

– Попробуй отследить этот чертов номер, Салли, – буркнул Мак.

Мак стоял, скрестив руки на груди, и смотрел на Элизабет. Атмосфера в ее спальне заметно накалилась. Воздух прямо-таки искрил. Девушка второпях закидывала вещи в дорожную сумку.

– Бегство – это не решение проблемы, – веско сказал Мак.

Элизабет притащила из шкафа целый ворох одежды, и у него перед глазами мелькнул краешек кружевного – очень сексуального – нижнего белья, но она уже принялась утрамбовывать всю охапку в сумку, пробормотав себе под нос:

– Я поступила так в первый раз, и это не помогло.

– Что? – насторожился Мак. – Ты уже встречалась с этим ублюдком? Он и раньше пытался тебя убить?

Она покачала головой:

– Я не хочу втягивать тебя в это дело, Мак. Тебя и твоих братьев. Со мной все будет в порядке.

Он стремительно шагнул вперед, встав между ней и шкафом, чтобы она прекратила метаться туда-сюда.

– Кто-то желает твоей смерти, Элизабет.

– И я сама с этим разберусь. Понятно? И уж тем более я не стану прятаться за Макгуайрами!

– Мы тебя не прячем, а пытаемся защитить! – Мак знал, что защита ей необходима. Тот телефонный звонок в библиотеку так и не удалось отследить: убийца конечно же воспользовался одноразовым телефоном. Но Мак намерен был любыми средствами положить конец его издевательству над Элизабет.

– Он угрожал тебе, Мак. Тебе и твоей семье. – Она отвела взгляд. – Ты ведь меня совсем не знаешь. И не должен из-за меня рисковать жизнью – своей и братьев. Поверь, я этого не стою.

«Ты стоишь любого риска!» – мысленно воскликнул Мак. А вслух напомнил:

– Ты обещала мне двадцать четыре часа.

– Потому что я ничего не соображала от страха и усталости! – Она вдруг нахмурилась. – Я до сих пор не понимаю, как ты оказался в том переулке.

Он подошел ближе, вдохнул терпкий аромат корицы.

– Я ехал за тобой. От самой библиотеки. Потом сидел в машине около твоего дома, а когда ты вылетела оттуда и в спешке помчалась в город, понял, что дело неладно. Я не мог отпустить тебя одну.

«И сейчас не отпущу».

– Но почему? Ты же меня не знаешь…

– Я хочу тебя узнать. Ты сексуальная, умная, и в библиотеку я приходил только для того, чтобы увидеть тебя. Я хочу тебя, – решился на откровенность Мак. – Понял это с первого взгляда. Ты можешь считать меня грубияном, солдафоном или несдержанным парнем, но мои чувства к тебе не изменятся. Сейчас ты в опасности, – продолжил он, подходя ближе, – и я лучше других сумею тебя защитить. Бояться будущего я не привык. Ты сказала, убийца угрожал моей семье? Я не позволю ему разгуливать на свободе. Он преступник и должен понести наказание.

Мак увидел, что в глазах Элизабет появилось сомнение.

– Но я не хочу, чтобы кто-то пострадал из-за меня, – сказала она тихо.

– Я частный сыщик. Риск – моя профессия, удачно совпавшая с моим хобби.

Он хотел заставить ее улыбнуться, но девушка оставалась предельно серьезной. Хотел, чтобы тревожное выражение исчезло с прекрасного личика, но она никак не могла успокоиться.

– Звонок того типа не удалось отследить, – вздохнул Мак. – Он умело заметает следы. Позволь мне помочь тебе, позволь выполнить свою работу.

– Я знаю о твоей семье, – вдруг сказала она. – Слышала, что случилось с твоими родителями.

Мак невозмутимо кивнул. В окрестностях многим была известна эта история. Как же можно сохранить в тайне двойное убийство? Однажды ночью, когда он и его братья, служившие в армии, сражались на другом краю света, их родителей убили. Полиция не нашла преступников. Именно это и стало причиной основания фирмы «Макгуайр секьюритис». Братья Макгуайр начали помогать другим жертвам, брались за расследование самых сложных дел, которые копы считали «глухарями».

– Твои родственники и так натерпелись, – грустно покачала головой Элизабет. – Ты хочешь опять подвергнуть их опасности?

– Мы знаем, как противостоять опасности.

– Может быть, Стив Илдон тоже про себя так думал.

– Может быть. Но, по данным медэкспертизы, у Стива не было возможности это проверить: на теле не найдено следов борьбы. Убийца напал внезапно и нанес всего один удар – ножом в сердце.

Девушка побледнела.

– Наверняка Стив вступил бы в схватку, если бы видел угрозу, – закончил Мак.

– Он был занят, – прошептала Элизабет. – Разговаривал со мной по телефону и поэтому не заметил нападавшего… Ты тоже можешь отвлечься и не заметить опасность, Мак. А я не хочу, чтобы тебя убили.

– А получить удар ножом в сердце ты хочешь? – Это прозвучало грубо, но он не мог сказать иначе – надо было привести ее в чувство. – Прикончив Стива, ублюдок напал на тебя!

– Но я с ним справилась! – с вызовом воскликнула Элизабет.

– Не совсем, детка.

Опять у него вырвалось это словечко… Она отвернулась.

– Опоздай я на пару минут – и рядом с трупом Стива лежало бы твое безжизненное тело. – От этой мысли Мак похолодел. – Я не хочу, что бы ты погибла.

– Я же сказала: моя жизнь не стоит того, что бы из-за нее рисковать, и…

Он поцеловал ее. Наверное, не следовало. Наверное, надо было до конца играть в джентльмена, но ему захотелось удостовериться, что искра, проскочившая между ними, зажгла страсть и в ней.

Так оно и было. Она ответила на поцелуй – пылко, без колебаний; провела ладонями по его груди, обхватила за шею и сама прижалась к нему. Он обнял девушку за талию, прижав еще крепче, и почувствовал, как затвердели ее соски, едва их бедра соприкоснулись, и она ощутила его возбуждение. Мак так долго сдерживался, скрывал свои чувства, ходил в библиотеку, брал книжки снова и снова… Теперь нет нужды сдерживаться. Она хочет сбежать, броситься навстречу опасности и смерти, но он ей не позволит. Она слишком сильно ему нужна.

Он скользнул языком ей в рот. Голова кружилась от запаха корицы. Мягкие, нежные губы ласкали его, искушали, хотелось толкнуть ее на кровать, сорвать одежду. Хотелось, чтобы она перестала страдать и думала только о нем. И вдруг…

Она отстранилась.

Он поднял голову. Сердце колотилось как бешеное.

– Я знал, что именно так у нас все и будет, – хрипло проговорил Мак.

– А я именно этого и боялась. – Губы Элизабет были пунцовыми от его поцелуя, карие глаза влажно блестели.

«Боялась чего? Желания? Взаимной страсти? Что же в этом плохого?»

– Я должна найти убийцу. Не буду сидеть и ждать, когда он сам меня найдет.

Руки девушки еще лежали на его плечах, под его ладонями был нежный горячий изгиб ее талии.

– Ты обещала мне двадцать четыре часа – они еще не истекли. Думаешь, что найдешь ответы, если вернешься в родной город, в свое прошлое? А я уверен, что ответы находятся здесь, в Остине. И я помогу тебе их найти.

– Как?

– С помощью фомки, ломика или отмычки. Мы совершим взлом и грабеж.

– Тебе не кажется, что это незаконно?

– Ну, поскольку хозяин дома мертв, ему будет затруднительно подать на нас в суд.

Брови Элизабет взлетели.

– Ты надеешься найти в доме Стива то, что поможет нам напасть на след убийцы?

Мак кивнул.

– А ты сдержишь обещание, Элизабет, не сбежишь от меня прямо сейчас?

– Я беспокоюсь только о твоей безопасности…

– Со мной все будет в порядке.

«И с тобой тоже, – мысленно договорил он. – Я уберегу тебя любой ценой».

Для Элизабет это было не первое проникновение со взломом. Восемь лет назад она и ее бойфренд, Нейт, забрались в охотничий домик. У них сломалась машина на шоссе, ведущем в Колорадо. Начиналась снежная буря, нужно было найти убежище на ночь. Они и не подозревали, что их ждет под той крышей. Элизабет не знала, что выйдет оттуда одна…

– Ты готова? – спросил Мак.

Она с усилием кивнула, подумав: «Готова вломиться не в охотничий домик на отшибе, а в особняк посреди Остина в густонаселенном квартале. Это будет безопасно. Правда же?..»

Мак, достав отмычку, поковырялся в замке. Раздался щелчок, и дверь открылась. Они находились в доме мертвого человека. У Элизабет возникло непонятное ощущение: вокруг все казалось… застывшим, будто замороженным во времени.

– Ты знала, что Стив в городе? – спросил Мак.

Она покачала головой:

– Странно, да? Он приехал в Остин, и я тоже. Это ведь не может быть совпадением?

– Я кое-что о нем разузнал, – сказал Мак, выдвигая ящик письменного стола; Элизабет заметила, что он надел перчатки. – Стив, оказывается, написал несколько книг.

Девушка подошла к книжным полкам.

– «Нож во тьме. Убийства в пригородах», Эс Эр Илдон, – прочитала она вслух. – Это ведь документальное расследование? Книга основана на реальных фактах?

– Да. – Мак взялся за второй ящик. – Парень распутывал криминальные дела, которые полиция признала «глухарями». Это достойно восхищения. Жаль, что мы с ним не были знакомы.

– Наверняка он работал над делом Нейта!

– К сожалению, копы конфисковали компьютер Стива, нам его не заполучить. – Мак встал и направился в спальню. – Но ведь должны были остаться какие-то записи… – Он открыл дверцы маленькой гардеробной комнаты.

Элизабет подошла поближе.

– А что будет, если копы застанут нас здесь?

– Арестуют, конечно. – Увидев, как девушка побледнела, он рассмеялся: – Не волнуйся, у меня есть свои люди в полицейском участке, я все улажу. Я просто пошутил.

Но Элизабет было не смешно. И она не поверила, что это была шутка.

– Так, что у нас тут? – пробормотал Мак. Он достал с верхней длинной полки коричневый чемоданчик и открыл его. Внутри лежали исписанные блокноты и фотографии.

– Вот это да! – воскликнула Элизабет. Она уселась на пол и принялась перебирать снимки. – Здесь полно чемоданов. Как ты угадал, в какой заглянуть?

– Все остальные покрыты пылью, а этот чистый. – Мак тоже взял стопку фотографий. Через пару секунд он присвистнул. – Смотри, это же ты!

Элизабет взглянула на снимок через его плечо. Действительно, она, восемь лет назад. Коп помогает ей сесть в полицейскую машину. Фотография была сделана на следующий день после убийства Нейта. Вся сцена тотчас ярко вспыхнула в памяти. «Мисс, расскажите, пожалуйста, что произошло ночью». В глазах полицейского читалось сочувствие. По крайней мере, в первые минуты.

– Столько крови было… Ужасно много крови… – Она взяла другую фотографию, снятую уже на месте преступления. Красивое, безмятежное, мертвое лицо Нейта, темное пятно на его груди, темное море крови вокруг…

– На снимке твоя одежда не испачкана, – заметил Мак.

– Что?.. Да. Я всего один раз прикоснулась к нему – проверила пульс.

Но тогда и без этого было ясно, что Нейта нельзя спасти.

Мак коснулся ее плеча:

– Элизабет, ты должна рассказать мне все. Что тогда случилось?

– Я не могу рассказать то, о чем не знаю. – Не глядя на него, девушка продолжила перебирать фотографии. Охотничий домик, засыпанный ослепительно-белым снегом… Было невыносимо холодно. Ее бил озноб, когда она сидела в чулане – долго, много часов, пока не услышала наконец голоса полицейских…

– А что в блокнотах? – Элизабет открыла один и увидела вверху страницы свое имя, возраст и, судя по почерку, впопыхах записанный вопрос: «Возможная сообщница?»

В эту секунду у нее зазвонил мобильный, и она захлопнула блокнот. Номер на экране не высветился.

– Переключи на громкую связь, – быстро велел Мак.

Она ткнула пальцем в нужный значок.

– Я знаю, где ты, – сипло сообщил звонивший.

– Ты меня достал, зануда, – буркнула девушка.

Мак посмотрел на нее с восхищением:

– Не переживай, Элизабет, это наш последний разговор. Ты сейчас обшариваешь дом журналиста, верно? Уже нашла сюрприз, который я для тебя приготовил? Тик-так, тик-так…

Мак, выругавшись, вскочил и рывком поставил девушку на ноги. С ее коленок посыпались фотографии.

– Стой! – крикнула она; этот приказ был адресован и Маку, и убийце. – Не знаю, что ты задумал, но…

– Прощай, Элизабет! – Из телефонного динамика зазвучал сиплый смех. – На сей раз ты не спрячешься. Я тебя вижу. И твоего нового любовника. Вы покинете этот дом, объятые пламенем страсти!

Пламенем?!. До Элизабет только сейчас дошло, а Мак уже тащил ее к выходу:

– Здесь бомба! Бежим!

Но материалы Стива остались в гардеробной комнатке! Элизабет вырвалась и бросилась обратно за фотографиями и блокнотами.

– Нет! – заорал Мак и кинулся за ней.

В эту секунду прогремел взрыв. Дом содрогнулся, из подпола взметнулись языки огня. Мак, закрыв своим телом спину Элизабет, вместе с ней влетел в гардеробную, и они повалились на пол.

Когда пламя взметнулось к небу, убийца улыбнулся: «Еще две проблемы устранены».

Это было просто. Сделав контрольный звонок, он удостоверился, что Элизабет находится в доме Илдона. Разговор не оставил сомнений: она там, можно взрывать.

«А теперь ты где-то очень далеко, верно, Элизабет? Интересно, ты успела почувствовать боль, когда тебя накрыла волна огня? Успела закричать?»

Особняк полыхал ослепительно ярко. Как скоро соседи вызовут пожарных? И долго ли придется ждать, прежде чем из-под головешек достанут трупы? Расследование этого взрыва никогда не приведет к нему. Все материалы Стива Илдона уничтожены. Последняя свидетельница, Элизабет Сноу, мертва.

Теперь о прошлом можно не беспокоиться, надо подумать о будущем. Пора уйти на покой.

 

Глава 4

Мак закашлялся от дыма. Взрывная волна их почти не задела. Они уцелели, когда сдетонировал заряд, но, если не выберутся из дома, пока огонь не разбушевался, точно погибнут.

– Элизабет!

Когда громыхнуло, он на бегу изо всех сил толкнул ее в сторону гардеробной, сбив с ног, и упал сверху.

– Элизабет, ты в порядке?

Она заворочалась и пнула его – довольно ощутимо.

– Ты совсем спятил?! Хватит изображать из себя несгораемый шкаф!

«Жива! Вне себя от ярости, но жива». Мак поднялся и, сдернув с вешалки пальто, накинул его девушке на голову.

– Ты что делаешь?! – возмутилась она.

Для себя он взял пиджак.

– Это от дыма. Надо выбираться. – Мак знал, что за пределами гардеробной их ждет ад. Ему уже казалось, что от жара лопается кожа. – По пути пригибайся к полу. Если одежда загорится, надо…

Она откинула пальто с лица и поцеловала его – быстро и крепко.

– Ты не умрешь, солдат. Это приказ.

В ее глазах стояли слезы, и Мак не знал, дым тому виной или что-то еще.

– Есть, мэм, – тихо сказал он, снова закрывая ей лицо, и выбил створки ногой.

Пригнувшись, Мак и Элизабет попытались пересечь комнату, но огонь подбирался все ближе. Девушка закашлялась.

– Окно! – прохрипел он. – Скорей!

Стекло вынесло взрывной волной, и через пустой проем наружу вырывался дым. Это был единственный выход, но до него еще оставалось несколько метров, а дом мог обрушиться в любую секунду. Что, если есть вторая бомба? Вдруг огонь уже добрался до газовой колонки? Смертельная ловушка вот-вот захлопнется…

Мак поспешно выбил из рамы плавившиеся осколки, помог Элизабет перелезть через подоконник и выпрыгнул за ней. Она сбросила дымящееся пальто и поспешно сдернула с головы Мака пиджак, уже загоревшийся. Мак, схватив ее за руку, побежал прочь, подальше от дома.

Второй оглушительный взрыв грянул, когда они были на противоположной стороне улицы. Девушка тесно прижалась к Маку.

– Едва успели, – выдохнула она и даже не выглянула из-за машины посмотреть, что стало с особняком.

«Да, черт возьми, едва», – мысленно согласился Мак. Какое счастье, что Элизабет решила вернуться в гардеробную! Если бы не это, они оба погибли бы во время первого взрыва.

Он поднял руку и нежно коснулся ее подбородка. Сердце колотилось как бешеное, а пальцы не дрожали. Его тело всегда вело себя так на боевых операциях. Неистовое сердце, твердая рука. Адреналин прокатывался волнами по венам. Мак знал, что потом на смену драйву придут смертельная усталость и опустошение. Но это потом. А сейчас…

Он ее поцеловал. Без опаски и нежности – жадно и страстно. Просто хотел дать ей понять, какие чувства испытывает к ней, чего добивается. И что намерен получить в конце концов.

Она ответила на поцелуй с той же страстью, снова подтвердив его догадку о том, что ей удается хорошо скрывать свой буйный темперамент, который только и ждет, чтобы себя проявить. Ждет именно его, Мака.

Послышались шаги. Он резко отстранился от девушки и вскочил.

– Эй, вы не ранены? – спросил подошедший к ним пожилой человек в домашнем коричневом халате.

Мак перевел дыхание и огляделся. Люди из соседних домов спешили к месту взрыва. Значит, копы и пожарные тоже скоро будут здесь.

– Нет, с нами все в порядке, – поспешно сказал он. – Спасибо.

Элизабет тоже встала. Они наконец повернулись к дому Стива. Дома не было. Огонь еще плясал на развалинах и не собирался утихать. Если там и остались какие-то улики против убийцы журналиста, они уничтожены.

«Хорошо, что я прихватил с собой то, что мы нашли», – удовлетворенно подумал Мак. Один увесистый блокнот и стопка фотографий оттягивали его рубашку. Он успел сунуть все это за пазуху в последний момент. «Наверное, убийца хотел разом избавиться от Элизабет и уничтожить материалы Илдона. Но он обломался по всем пунктам».

Мелинда Чейфер полюбовалась горящими остатками дома Стива Илдона и перевела взгляд на Элизабет:

– Так, давайте еще раз. Вы оказались здесь чисто случайно?

– Ну… я… мы…

– Мы подумали, что убийца может залезть в дом журналиста в поисках каких-то улик против себя, – спокойно пояснил Мак. – Поэтому приехали сюда и вели наблюдение.

– Вели наблюдение? Это так называется?

– Вы же взяли показания у соседей. Когда они сбежались к дому, мы прятались за моей машиной от взрывной волны и разлетевшихся по всей округе обломков. Кстати, как вы полагаете, зачем кому-то понадобилось взрывать этот дом?

У Мелинды в кармане звякнул телефон. Она достала его, прочитала эсэмэску и только потом ответила Маку:

– Это мог быть несчастный случай, никак несвязанный с убийством Стива Илдона. Неисправная газовая колонка. Такое случается. – Она нахмурилась. – Но вот что мне не нравится, мистер Макгуайр, так это то, что отдельные граждане мешают моему расследованию. Ваша девушка уже пыталась скрыть от меня информацию…

– Я не его девушка! – вскинулась Элизабет.

– Хорошо, что вас не было в доме в момент взрыва, – не обратив на это внимания, продолжила детектив Чейфер. – Иначе мне понадобились бы два лишних мешка для трупов. Считайте, что вам крупно повезло. – Она с вызовом посмотрела на Мака: – Вы сами-то понимаете, чем рискуете?

Она развернулась и зашагала прочь.

Элизабет, подождав, пока детектив отойдет подальше, спросила:

– Почему ты не сказал ей о материалах Стива? Я видела, как ты прятал их под рубашку.

Он усмехнулся:

– Заметила, значит? Видишь ли, у нас в «Макгуайр секьюритис» есть одна очень умная леди – богиня компьютерных технологий…

– Я задала тебе вопрос!

– А я отвечаю. Так вот, эта леди обнаружила, что сегодня утром на счет Мелинды Чейфер поступили десять тысяч долларов. – Он задумчиво посмотрел на детектива, беседовавшую в отдалении с начальником пожарной команды. – И вполне возможно, что именно эта кругленькая сумма помогла ей выдвинуть версию о неисправной газовой колонке.

Неужели он думает, что Мелинда – продажный коп? Элизабет она понравилась.

– Пока я не выясню, откуда взялись эти деньги, мы будем проводить собственное расследование, отдельно от детектива Чейфер, – закончил Мак.

Девушка кивнула. Если уж полицейским нельзя верить – кому же еще? Она придвинулась поближе к Маку, и он обнял ее за плечи:

– Нам пора.

– Мне нужен ваш отчет, – заявила Мелинда начальнику пожарной команды. – И на моем столе он должен оказаться прежде, чем вы отнесете его кому-то еще.

– Понял, мэм. Но это займет некоторое время. У нас тут высшая категория сложности тушения. Сами видите – эти руины будут тлеть до рассвета.

– А другие дома не пострадают?

Пожарный огляделся.

– Да нет, огонь не должен перекинуться, – не слишком уверенно сказал он.

– Не должен? – возмутилась Мелинда. – Сделайте так, чтобы точно не перекинулся. Если нужно, вызовите еще одну команду.

Ее телефон снова звякнул, она достала его из кармана и, бросив взгляд на экран, быстро отошла подальше от пожарного.

«Не благодарите». Такую эсэмэску Мелинда получила, когда разговаривала с Элизабет Сноу и Макгуайром. Она не поняла, что это значит и кто ей написал. Теперь от неизвестного абонента пришло новое сообщение: «Лучше окажите услугу». И телефон тут же зазвонил.

Номер не определился. Нахмурившись, Мелинда приняла звонок и сразу спросила:

– Кто вы?

– Вы получили от меня небольшую премию в знак признательности?

Теперь она поняла. Сегодня с ней связался банковский служащий и сообщил, что на ее счет поступили десять тысяч долларов.

– Вы что, решили взять меня на содержание?

– Я же сказал: выразил вам признательность. Заранее.

– Вы ошиблись адресом, – отрезала Мелинда. – Вы не знаете, кто я. Но будьте уверены, я узнаю, кто вы.

Звонивший засмеялся:

– О нет, я не ошибся! И мне кое-что о вас известно. Я привык наводить справки о своих врагах и союзниках.

– И к какой же категории вы относите меня?

– Это мы с вами скоро выясним. Вы ведь довольно близко были знакомы с детективом Шейном Таунсендом, верно?

– Шейн мертв. – Это имя отозвалось болью в сердце Мелинды.

– Ушел, осиянный славой, да-да. А вы в курсе, что ваш бывший любовник не раз нарушал закон?

– Нет. – Мелинда была не в курсе. То же самое она твердила сотрудникам отдела внутренних расследований, когда ее пытались обвинить в соучастии. Она не подозревала о грязных делишках Шейна.

– Даже не знаю, верить вам или нет. Но вот интересно, что подумают бумажные крысы из ОВР, когда узнают о поступивших на ваш счет десяти тысячах… – Сиплый смех звонившего был отвратителен. – Как думаете, они-то вам поверят?

– Я смогу доказать, что не имею отношения к этим деньгам! – Мелинда была хорошим копом. Все, чего она добилась в жизни, было заработано честным трудом.

– Не уверен. Вы не первая, кому я предложил сделать выбор.

Мелинда настороженно огляделась. У догоравшего дома собралось много людей, и надо было убедиться, что никто не может ее подслушать.

– Советую вам уделять поменьше внимания расследованию гибели Элизабет Сноу во время пожара, и тогда все будет в порядке, – сказал сиплый собеседник.

– Что? Но Элизабет Сноу не погибла…

По тяжелому молчанию на другом конце линии Мелинда поняла, что нельзя было этого говорить. «Черт, неужели ублюдок устроил взрыв с целью убийства?»

– Даже не думай! – рявкнула она. – Держись подальше от этой женщины!

Звонивший вздохнул:

– Похоже, вы сделали выбор, детектив Чейфер. Вероятно, вы не командный игрок.

– Скорее, я игрок не из твоей команды!

Зазвучали гудки. А Мелинда бросилась искать Элизабет Сноу.

«Она жива?!» Убийца был в ярости. Элизабет Сноу находилась в доме журналиста, она не могла уцелеть во время взрыва! Он видел, как девица туда вошла, позвонил ей и удостоверился. Он все предусмотрел! Но ей опять удалось ускользнуть. Нужно немедленно все исправить. Ее нельзя оставлять в живых.

А что касается детектива Чейфер… Что ж, он ее предупредил. Пусть окончательно определится, враг она или союзник. Его враги имеют привычку скоропостижно умирать.

– Это же не мой дом! – констатировала Элизабет, глядя через ветровое стекло, когда Мак сворачивал к подъездной дорожке.

Правый бок машины поцарапали обломки дома, разлетевшиеся во время взрыва, но он позаботится об этом позже. Первым делом надо было увезти Элизабет с места очередного преступления и обеспечить ей безопасность.

– Ну да, – кивнул он. – Это мой дом.

Элизабет резко повернулась к нему:

– И зачем ты меня сюда привез?

– Ты здесь переночуешь.

– Послушай, Мак… тот поцелуй ничего не значит. Я сделала это под влиянием момента. Адреналин сработал, и вообще… Не расценивай это как мою готовность… готовность…

– Прыгнуть ко мне в постель? – подсказал он, заруливая в гараж.

Мак переехал в этот дом несколько недель назад с другого конца Остина. Ему тогда хотелось перемен.

– Типа того. – Элизабет сердито отвернулась. – В общем, ничего подобного я тебе не предлагала.

– Жаль, – вздохнул Мак и заглушил мотор. – Не беспокойся, я привез тебя сюда исключительно ради твоей безопасности. Если ты не заметила, за тобой охотится убийца. А у меня здесь самая современная охранная система, камеры наблюдения внутри и снаружи. Ближе чем на двадцать футов никто не подойдет незамеченным. Тебе просто необходимо надежное место, чтобы выспаться.

Девушка устало качнула головой в знак согласия.

– Вот и отлично. Тогда идем. – Гаражная дверь уже опустилась за ними. Мак вышел из машины и открыл дверцу перед Элизабет. От них обоих пахло дымом. – Можешь принять душ, – предложил он.

– Ты уже столько сделал для меня, – проговорила девушка.

Сейчас она казалась совсем хрупкой и нежной. Маку страшно хотелось ее обнять и не отпускать, и в голову лезли всякие глупости, которые он не мог сейчас себе позволить. Но он не забыл, как Элизабет смотрела на него в доме Стива, объятом пламенем, когда они оба думали, что им не выбраться…

– Как мне тебя отблагодарить?

– Потом разберемся, – буркнул Мак.

– Но я до сих пор не понимаю, почему ты тратишь на меня время. – Она засмеялась – невесело, совсем не так, как смеялась в библиотеке, читая детям книжки. – Может быть, безнадежные случаи – твое хобби?

Девушка была на голову ниже его и такая тоненькая… «С ней надо обращаться очень бережно», – подумал Мак.

– Твой случай не безнадежен.

Она вздохнула:

– Ты не знаешь, насколько все серьезно.

– Думаешь, не знаю? – Мак усмехнулся. – Детка, наша семейная контора занимается детективной и охранной деятельностью. Раскрывать чужие тайны – моя работа. А ты была замешана в деле об убийстве, так что я не мог не подстраховаться.

Элизабет вздрогнула.

– Я прочитал полицейские отчеты, – продолжал он, – и все, что об этом писали в прессе. Собрал всю доступную информацию о смерти Нейта… и о тебе.

Она отступила на шаг:

– И ты все еще готов мне помогать?

– Восемь лет назад ты тоже была жертвой. Не преступницей. Я в этом уверен и…

– Я не всегда была жертвой! – перебила его Элизабет. – Я была трудным подростком. В шестнадцать лет я была предоставлена самой себе и занималась только тем, что искала неприятности на свою голову.

– Так было до тех пор, пока не погиб Нейт.

Губы Элизабет дрогнули.

– Да. После этого все изменилось. Я стала другим человеком. Мне тогда было трудно жить дальше, каждый день, каждый час осознавая, что Нейт погиб по моей вине.

– Но ты не виновата! – воскликнул Мак.

– Я была с ним в том охотничьем домике. – Элизабет словно и не услышала. – Мы сломали замок и вошли. Два безбашенных подростка… Думали, что домик заброшенный, что там будет безопасно… – Она уставилась в пол. – У нас у обоих были семейные проблемы. Мать бросила меня, когда я была ребенком, а отца я и вовсе не знала. Нейт о своих родственниках никогда не заговаривал. Никогда… Той ночью было очень холодно, поднялась метель. Мы искали укрытие. – По щеке девушки скатилась слеза, проложив дорожку по полосе сажи. – Укрытие от снежной бури… Мы ехали в Колорадо, но пришлось остановиться на ночлег. Мы боялись, что на дороге в такой буран погибнем. Потом мы услышали, как у домика затормозила машина… Потом раздались шаги на крыльце. Нейт велел мне спрятаться, сказал, что сам разберется. Мне было восемнадцать. Я запаниковала – не хотела, чтобы хозяин дома позвонил копам или потащил меня в участок, поэтому спряталась в чулане… – Она помолчала. – Мне кажется, тот человек знал Нейта. Я слышала, как они разговаривали, но не разобрала слов. Это был не хозяин дома, а тот человек, который всю дорогу ехал за нами.

Обо всем этом Мак прочитал в полицейском досье, но он не прерывал Элизабет.

– Я уже собиралась выйти из чулана, но вдруг Нейт закричал. – Девушка слегка пошатнулась на каблуках. – Он крикнул мне: «Беги!» А потом грохнул выстрел, и стало тихо. Я тоже закричала – звала Нейта, но он не ответил. Раздались шаги – тот человек шел ко мне. – Она посмотрела Маку в глаза. – Я знала, что он и меня застрелит.

– Но он не сделал этого, – тихо сказал Мак.

– Я выскочила из дома через черный ход. Было чудовищно холодно и темно, снег валил, а я не смогла взять куртку. Увязла в сугробе, побрела вперед и лихорадочно думала, что делать… На задворках дома лежали дрова. Услышав за спиной дыхание, я схватила полено и с разворота ударила изо всех сил, не целясь. Наверное, попала по голове. И тут же чуть не оглохла от выстрела – убийца, падая, выронил пистолет. Я схватила пистолет и бросилась обратно в домик.

Мак нежно взял ее за руку.

– Ты осталась жива.

– Я заперла дверь черного хода и приставила к ней стул, чтобы убийца не ворвался, – быстрее заговорила Элизабет. – То же самое проделала с входной дверью. Нейт лежал на полу. Вокруг было столько крови, чудовищно много крови. Он не шевелился. Я прижала пальцы к его шее, хотела нащупать пульс, но Нейт был мертв. И последнее, что он сделал, – это попытался спасти меня, крикнул: «Беги!..»

Мак обнял ее и прижал к себе.

– Он боялся за тебя.

– Я вернулась в домик, потому что понимала: в лесу умру от холода. Убийца тоже это понял – он знал, что я в ловушке. Он… он влез через окно. Я слышала звон разбитого стекла. Заперлась в чулане, прислонилась спиной к стене и выставила перед собой пистолет. Да, я испугалась и спряталась, но, если бы он вышиб дверь, я бы выстрелила в него!

В чулане Элизабет просидела до самого утра – в нескольких шагах от мертвого бойфренда, думая о том, что ее подкарауливает убийца. «Каким же, черт возьми, кошмаром это было для восемнадцатилетней девчонки!» – с ужасом подумал Мак.

– Но ты ведь обо всем знал, да? – спросила Элизабет.

Он знал только голые факты из полицейского отчета. Что Элизабет Сноу и ее парень укрылись в пустом охотничьем домике, что кто-то застрелил Нейта, что девушку копы обнаружили на следующее утро в чулане и у нее в руках был пистолет. Она стала первой подозреваемой, но медэкспертиза не выявила на ее пальцах следов пороха, а затем на задворках дома нашлась кровь – там, где девушка ударила преследователя поленом. Полиция таким образом заполучила ДНК убийцы, но не его самого. И последние восемь лет Элизабет старательно избегала общения с копами… Это были известные ему голые факты, но, когда он слушал рассказ Элизабет и видел страх в ее глазах, у него разрывалось сердце.

– Да, знал.

Она несильно толкнула его в грудь, и Мак отступил, разжав руки, хотя ему ужасно не хотелось ее отпускать.

– Возможно, когда-нибудь я тоже заставлю тебя открыть мне душу, – прошептала Элизабет.

Он готов был сделать это немедленно, но девушка бросила:

– Я все-таки воспользуюсь душем, – и направилась к двери ванной комнаты.

– Не только тебя преследуют демоны прошлого, – сказал он ей в спину.

Элизабет вымученно рассмеялась:

– Мои демоны хотят догнать меня и убить. Вернее, убить нас.

– Этого не будет.

– Конечно, ты же супергерой!

«Нет, не супергерой. Я обычный человек, который сделает все, чтобы тебя защитить», – подумал Мак. Дверь ванной захлопнулась, и он устало пошел к рабочему столу. Нужно было позвонить Салливану.

Брат ответил на втором гудке.

– У нас чертовски большая проблема, – сообщил Мак.

Мелинда Чейфер смотрела на темные окна дома Элизабет Сноу. Хозяйки не было. Вместе с Маком Макгуайром она исчезла с места пожара, и детектив думала, что парочка поехала сюда. «Похоже, я ошиблась». Мелинда набрала номер, указанный в визитке Мака, но никто ей не ответил. То ли он проигнорировал звонок, то ли не смог принять, потому что случилась беда. «Надо немедленно найти их обоих». Мелинда снова взялась за телефон, но на этот раз позвонила в участок – ей нужен был адрес Мака. Следовало рассказать ему о деньгах, поступивших на ее банковский счет, и о разговоре с убийцей.

Сзади у кого-то под ногой хрустнула ветка. Мелинда резко обернулась – и даже вскрикнуть не успела. Увесистый кулак врезался ей в лицо, а в следующую секунду в шею воткнулось что-то острое. Она хотела ударить нападавшего, но тело перестало слушаться, ноги подогнулись – и кто-то подхватил ее под мышки.

– После нашей беседы по телефону я подумал и решил, что нам с вами не быть союзниками, – прозвучал над ухом сиплый голос. – Очень жаль. Теперь вам предстоит узнать, что бывает с моими врагами.

«Надо достать пистолет… достать… пистолет…» – вяло крутились слова в голове Мелинды.

– Иногда выгодно быть командным игроком.

«Нет, этого не может быть… Все не может закончиться вот так…»

 

Глава 5

«Значит, Маку все известно», – думала Элизабет, стоя под душем. Он знает о ее проблемах с законом, о семье – вернее, о матери, которая бросила дочь на произвол судьбы. И о том, что после этого дочь пустилась во все тяжкие… «Но жизнь наладилась, когда я встретила Нейта. Он заботился обо мне, а я – о нем. Мы хотели все изменить. Вместе». А потом Нейта у нее отняли…

Мак громко постучал в дверь ванной, и девушка вздрогнула.

– Элизабет! Ты там не заснула?

Она надела халат, запахнула ворот и открыла дверь. Из ванной вырвалось облако пара, окутав Мака.

– Извини, я не хотела занимать ванную так долго.

Элизабет солгала – она намеренно пряталась от Мака. Наверное, он принял душ в другой ванной. У него были мокрые волосы, а из одежды – только джинсы с низкой талией. Девушка невольно загляделась на мускулистый торс. Она знала, что Мак очень сильный, но без рубашки видела его впервые. «Держи себя в руках», – велела она себе.

Ей было плохо, хотелось избавиться от душевной боли, и та девчонка, которой она когда-то была, знала бы, как это сделать. Но той девчонки больше нет – она умерла вместе с Нейтом, а ее место заняла рассудительная особа, избегающая любого риска. Она сдала экзамены по программе средней школы и поступила в колледж. Чтобы платить за обучение, много работала. На свидания ходила редко и только с мужчинами, которые, по ее мнению, не представляли опасности. То есть не заставляли ее терять голову и не требовали больше, чем она могла им дать. Когда мир вокруг начинал терять смысл и разваливаться, она уходила в чтение. Элизабет любила читать еще до встречи с Нейтом и убегала в другие миры, потому что они помогали ей забыть о том, в котором она жила.

– Мне показалось, ты с кем-то разговаривал.

– Кое-что обсудил с Салливаном по телефону. – Мак отступил, пропуская ее вперед.

Элизабет проскользнула мимо него, слегка задев бедром, и снова почувствовала то жаркое притяжение, возникавшее всякий раз, когда они оказывались близко друг к другу.

– Он соберет информацию о взрыве в доме Стива Илдона и потом нам отчитается.

– А Салливан тоже все знает о моем прошлом?

– Знает, – подтвердил Мак.

Они стояли в его спальне. Кровать – здоровенная, с массивными спинками – была всего в паре футов. Та девчонка из прошлого Элизабет тотчас представила бы на этой кровати себя в объятиях Мака. Но рассудительная женщина, намеренная сохранять над собой контроль, отступила от кровати подальше.

– Я побаиваюсь Салливана, – призналась она.

– Его многие побаиваются, – хмыкнул Мак. – Не волнуйся, тебе бояться нечего. Салли на нашей стороне.

Полы халата прилипли к ее мокрым ногам. Под халатом на Элизабет ничего не было, и она знала, что Мак это понял. Вся одежда была в копоти и пахла дымом, поэтому ее пришлось выстирать.

– Тебя тоже многие боятся, Мак. Считают опасным парнем.

Он пожал плечами:

– И правильно делают. Но для тебя это как раз хорошо: опасный парень быстро разберется с ублюдком, который за тобой охотится.

– У опасного парня ничего не выйдет, если ублюдок придет с пистолетом, – покачала головой Элизабет, – или принесет еще одну бомбу.

– Именно поэтому мы должны вычислить негодяя, прежде чем он опять нападет. Но сейчас тебе нужно поспать. Занимай кровать, – хмуро бросил Мак. – Я лягу на диване.

– Ну нет, это же твоя кровать. Спи здесь, а на диване лягу я.

– Диван у меня неудобный. Зато кровать достаточно широкая, мы вдвоем уместимся.

Места на кровати хватило бы и на троих. Но тут была одна проблема.

– Нет, – сказала Элизабет. – Потому что я тебя хочу.

Она увидела, как зеленые глаза Мака потемнели, тонкие ноздри дрогнули.

– Не надо разбрасываться такими словами, – тихо предупредил он.

– Я хочу тебя, – повторила Элизабет. – Поэтому делала вид, что не замечаю твоих попыток заманить меня на свидание. И поэтому поначалу отказывалась от твоего приглашения выпить.

Он коснулся пальцами ее влажных волос.

– Тебе не кажется, что в твоих словах есть противоречие? Если хочешь кого-то, зачем отказываться?

– Из-за тебя я теряю контроль над собой, ты заставляешь меня поддаваться чувствам…

Наверняка он потрясающий любовник – Элизабет в этом не сомневалась. Пришлось сделать глубокий вдох, чтобы успокоить сердце.

– …А я давно привыкла себя контролировать. И не желаю думать ни о ком, кроме себя. Ни о ком не хочу заботиться. Такая жизнь меня устраивает.

«С тех пор как погиб Нейт», – мысленно добавила она.

– По-моему, это неправильно. – Мак подошел вплотную и провел рукой по щеке девушки. – Такая жизнь должна быть пустой и холодной.

Рядом с ним Элизабет не чувствовала холода: от него исходил жар. А от его прикосновения стало невыносимо горячо где-то внутри.

– Но это так больно – поддаваться чувствам, – прошептала она.

Мак был так близко – высокий, сильный, отчаянно сексуальный. А в памяти кружились ледяные тени, не давая забыть, что однажды смерть ее уже догнала.

– Я хочу тебя, – сказал Мак. И его голос, глубокий и нежный, вспугнул ледяные тени. – Хочу, чтобы ты отбросила свой контроль, забыла обо всех, кроме меня.

Дыхание Элизабет участилось, она сама не заметила, как прильнула к нему.

– Осторожно, детка. В отличие от тебя я теряю контроль легко. – Руки Мака легли на ее талию. – Не искушай меня.

Это ведь был всего лишь поцелуй – поэтому Элизабет не отстранилась. Она обвила руками его шею, целуя в ответ с жадностью и страстью, разгоравшейся все сильнее.

Просто поцелуй – чтобы прогнать остатки страха.

Один поцелуй – и она снова возьмет свои чувства под контроль.

Сердце гулко колотилось в груди. Ногти впились в плечи Мака.

Только поцелуй.

Его язык скользнул по ее нижней губе и проник в рот. Горячие губы обжигали. Она чувствовала, как туго натянулась ткань его джинсов.

Один. Поцелуй.

Ей хотелось большего.

Мак прижал Элизабет спиной к стене, не отрываясь от ее губ.

«Вот теперь пора все прекратить. Пора остановиться…» Почему тогда она выгибается, как кошка, прижимаясь к его рельефной, мускулистой груди, впиваясь в его губы?

– Ты сводишь меня с ума, – выдохнул Мак. – Думаешь, я не вижу, какой огонь в тебе бушует? Прикажи мне остановиться. Потому что сам я не сумею.

Выбор был за ней. Только ей решать. Она может отпустить себя или вернуть свои чувства под контроль. «А что будет завтра? В ясном свете дня? Ведь все неумолимо изменится…»

Элизабет тихо сказала:

– Остановись.

В следующую секунду ноги девушки коснулись пола. Мак тяжело уперся ладонями в стену по обеим сторонам от нее.

– Послушай… – тяжело дыша, произнес он; зеленые глаза блестели. – Я знаю, ты сейчас не готова к тому, чего я жду от тебя. Но мы оба не сможем долго сдерживаться. Это сильнее нас.

Элизабет понимала, что он говорит о взаимном влечении, о страсти, которая вспыхивает в них от каждого прикосновения.

– Мы все равно будем вместе. И это будет потрясающе. – Мак оттолкнулся руками от стены. – Кровать в твоем распоряжении. А мне надо опять принять душ. На этот раз ледяной.

Элизабет смотрела, как он уходит, и сердце гулко колотилось в груди. Затвердевшие соски натянули ткань халата. Кожа пылала. Ледяной душ ей тоже не помешал бы. Неужели Мак думает, что только ему снятся сны? И главный герой ее снов – он. С тех пор, как она впервые увидела его по другую сторону библиотечной конторки.

Мелинда с трудом открыла глаза. Ее голова свесилась на грудь, шея затекла, во рту было сухо, как в пустыне. Вокруг царила тьма. «Ладно, жива – уже хорошо. Значит, у меня есть шанс». Она пошевелила руками – связаны за спиной, толстая шершавая веревка впивается в запястья. Лодыжки примотаны, по всей вероятности, к ножкам стула. Где она? Нужно срочно искать выход…

Заскрипели дверные петли, и в темную комнату пролился свет. Мелинда подалась вперед, пытаясь в этом свете рассмотреть лицо человека, переступившего порог.

– Приветствую вас, детектив Чейфер.

Он стоял спиной к свету, и лицо оставалось в тени. Затем убийца закрыл дверь – снова стало темно.

Мелинда не любила темноту. Она несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, готовясь к тому, что могло произойти. На службе в нее уже стреляли, ей приходилось драться, и она уцелела. Сейчас она тоже не сдастся без борьбы!

– Кто вы? – В ее голосе не было страха. Она ни за что не покажет ему, что боится.

– Мое имя не имеет значения. А вот работа моя очень важна.

Под ногами убийцы заскрипели доски пола – он подошел ближе. Слово «работа» совсем не понравилось Мелинде: оно означало, что ее похититель – наемник, а это особая порода преступников.

– И чем же вы занимаетесь?

– Я устраняю проблемы. Меня нанимают, когда нужно наладить дела. Можете меня так и называть – Наладчик. И поверьте, в своем ремесле я мастер.

– Выходит, Стив Илдон для кого-то был проблемой? Вас наняли устранить его?

– Парень просто сунул нос куда не следовало, – мягко пояснил убийца.

– А девушка? Элизабет Сноу?

– Я думал, она не знает ничего лишнего, и проблемы в ней не видел. Но Илдон дал мне понять, что, возможно, она что-то скрывает. И тогда мой наниматель забеспокоился.

«Значит, я говорю с шестеркой, – окончательно убедилась Мелинда. – Главный преступник – это наниматель. И кто же он?..»

– У меня много полезных навыков, – сипло сообщил убийца. – Умею обращаться с пистолетами, бомбами, ножами. Могу продемонстрировать пару приемов… Знаете, вам все-таки нужно было принять то скромное вознаграждение в виде десяти тысяч. Сидели бы сейчас в участке и чувствовали себя прекрасно.

– Я не та, кем вы меня считали.

– Зато ваш покойный любовник был тем самым.

Тут он попал в точку. Мелинда не подозревала, что Шейн – продажный коп, а когда все открылось, на нее навесили тот же ярлык, поэтому ее продвижение по службе сильно замедлилось.

– Зря вы отказались играть в моей команде, – вздохнул убийца. – Зря.

Мелинда осторожно напрягла и расслабила затекшие мышцы.

– Я не сильна в командных видах спорта. Он рассмеялся:

– Надеетесь отсюда выбраться? Думаете, случится чудо? Но этого не будет, детектив. Вы не первый полицейский, которого я убью, и не последний. Повторяю: я профессионал в решении проблем. А вы – моя проблема. – Он выпрямился. – Как удачно, что у вас при себе мобильный телефон. Надоело тратиться на одноразовые.

В темноте тускло засветился экран. Убийца, которого Мелинда теперь мысленно называла Наладчиком, вызвал кого-то из ее списка контактов.

– Кстати, – сказал он Мелинде, – можете покричать, пока я буду разговаривать, – это упростит задачу.

Звук динамика был выставлен на максимальную громкость. Она услышала длинные гудки – один, два…

– Алло, – ответили мужским голосом. – Детектив Чейфер?

Понятно, она тоже есть в его списке – мужчина прочитал имя на своем экране. И в следующий миг стало ясно, кому звонит Наладчик.

– Вы нашли того типа, детектив? – поинтересовался Маккензи Макгуайр.

– О да, она его нашла… Хотя вернее будет сказать, что это я ее нашел.

Мак стоял у камина в гостиной, но ему вдруг стало холодно.

– Кто это говорит?

– Тот, кого вы ищете. Чудовище во мраке. – Раздался сиплый смех.

– Детектив Чейфер у тебя?

Это и так было ясно: убийца звонил по ее телефону. «Если мерзавец думает, что воспользоваться мобильником жертвы – хорошая идея, он чертовски ошибается». Мак нажал на значок громкой связи. В комнате он был не один, только что приехал Салливан.

– У меня, где же еще. Как раз сейчас на нее смотрю.

Мак произнес одними губами, четко артикулируя: «У него мобильник Чейфер. Сообщи копам. Пусть отследят звонок». Брат кивнул и, достав свой телефон, ушел на кухню. Технарям в полицейском участке понадобится время, чтобы определить координаты мобильного телефона Мелинды, – значит, надо продержать убийцу на связи как можно дольше.

– Она жива? – спросил Мак.

– Пока да.

– Я тебе не верю.

Последовала тишина, а потом из динамика донесся женский крик.

– Ну, убедился? – просипел убийца.

– Чего ты хочешь? – Маку вдруг показалось, что за спиной скрипнула дверь.

– Я хотел, чтобы Элизабет Сноу погибла в доме журналиста во время взрыва. Но этого не случилось.

Из кухни вернулся Салливан и произнес одними губами: «Работают».

– Ты взял ее под защиту, я в курсе, – продолжал убийца. – Еще я знаю, что…

– Он профессионал! – закричала Мелинда. – Его кто-то нанял! Кто-то… а-а-а! – Дальше она уже не могла говорить от боли.

Мак услышал быстрое дыхание и обернулся. Рядом стояла Элизабет. Он оставил ее одну в спальне час назад – и далось ему это нелегко. Теперь она неслышно прошмыгнула в гостиную. На девушке была его старая футболка, доходившая ей до середины бедер. Расширенными от ужаса глазами Элизабет смотрела на телефон в его руке.

– Детектив Чейфер права, – прозвучал из динамика сиплый голос. – Я профессионал. И делаю свою работу. Меня наняли устранить Элизабет Сноу.

Она вздрогнула.

– На тебя, парень, мне наплевать, – буркнул убийца. – Собственно, мне нет никакого дела и до детектива Чейфер, которая как раз сейчас тут истекает кровью.

Элизабет подалась вперед.

– Вы всего лишь расходный материал. Побочные жертвы. – Убийца вздохнул. – И будут другие побочные жертвы, если мне не дадут закончить свою работу. Ты думаешь, твоя семья на ранчо в полной безопасности? Я найду способ обойти вашу охранную систему. Отыщу слабое местечко. А там твои братья… сестра… Понимаешь меня?

Мак покосился на Салливана и увидел, что его глаза потемнели от ярости.

– Но за твою семью мне не платят. Моя цель – Элизабет Сноу. Мне нужна только она.

«Через мой труп», – подумал Мак.

– Отдай мне ее, и мы в расчете. Я все сделаю быстро. Один выстрел, и готово.

– Нет, не дождешься, – процедил Мак сквозь зубы. В нем тоже клокотала ярость Макгуайров. – Ты ее не получишь, понял?

– Она ведь там, с тобой? – спросил убийца. – Надеюсь, выглядит напуганной?

Мак посмотрел на девушку. Она выглядела обворожительно. И да, была чертовски напугана.

– Тогда, в охотничьем домике, Элизабет, ты тоже тряслась от страха. Помнишь? – Сиплый голос немного смягчился. – Я и не думал, что ты решишься огреть меня поленом. Собственно, тебя там вообще не должно было быть. Я охотился только за твоим парнем. – Он рассмеялся. – Ты единственная, кому удалось уйти от меня живой. Но тут уж я не виноват.

«Наниматель тебя отозвал! – догадался Мак. – Мелинда сказала, этот тип профессионал, значит, он выполняет чужие приказы. Ему приказали убить Нейта Дэниелса, но не Элизабет Сноу. По крайней мере, так было восемь лет назад. Но с тех пор что-то изменилось, и теперь она стала мишенью».

– Элизабет, ты хочешь, чтобы вместо тебя погибла детектив Чейфер? – поинтересовался убийца. – Хочешь, чтобы я уделил немного внимания родственникам твоего защитника? Твоя жизнь стоит смерти всех этих людей?

Мак не успел удержать девушку. Она громко спросила:

– Ты отпустишь Мелинду? Если я приду к тебе, ты ее отпустишь? Обещаешь, что из семьи Макгуайр никто не пострадает и все закончится?

– Мне приказали убрать только Илдона и тебя. Если перестанешь прятаться, моя работа будет выполнена… Я ведь мог убить тебя в библиотеке. – В сиплом голосе послышалось раздражение. – Если бы ты оказалась там одна, как предполагалось, всей этой кутерьмы можно было бы избежать!

– Ну, прости, пожалуйста, – с неожиданной злостью сказала Элизабет, – прости, что не дала себя убить легко и быстро. Мне ужасно стыдно за причиненные неудобства.

– Ничего, так или иначе я задачу выполню. Даже у кошки рано или поздно заканчивается девятая жизнь.

Мак подумал, что они продержали убийцу на линии уже достаточно долго – копы должны были вычислить его местоположение. Одновременно Салливан посмотрел на экран своего телефона, прочитал эсэмэску и с яростным удовлетворением взглянул на брата: «Готово!»

– Говори, куда и когда я должна прийти, – потребовала Элизабет, обращаясь к убийце. – Но пообещай, что не тронешь детектива Чейфер. Отпусти ее немедленно!

– Встретимся у тебя дома, милая Элизабет. Прямо сейчас.

Раздались гудки.

Девушка тотчас шагнула к выходу из гостиной, но Мак удержал ее, обхватив за талию.

– Ты никуда не пойдешь!

Она оттолкнула его руки.

– Я не дам ей умереть!

– Копы отследили звонок, – сказал Салливан, надевая куртку, – и уже выехали на задержание. Я за ними.

В глазах Элизабет появилась надежда.

– Вы спасете Мелинду?

– Обязательно, – заверил Мак. – Но ты должна остаться здесь. Мне нужно знать, что ты в безопасности. Мы сами с ним разберемся. Я еду с Салливаном.

– Я тоже поеду! Я хочу…

– Нет, – перебил он. – Ты его цель. Я тебя к убийце и близко не подпущу.

– Всем будет спокойнее, если вы останетесь здесь, мэм, – поддержал брата Салливан.

– Но я не хочу, чтобы вы из-за меня пострадали! – воскликнула девушка.

Мак ласково взял ее за руку.

– Если ты поедешь с нами, я от страха за тебя перестану соображать и могу допустить ошибку. Пожалуйста, будь здесь.

Она заглянула ему в глаза и, секунду помедлив, кивнула.

– Останови его раз и навсегда, Мак.

– Остановлю, можешь не сомневаться. – Он отпустил ее руку и быстро зашагал к выходу.

Мелинда замычала, пытаясь укусить ладонь, зажимавшую ей рот. Убийца заставил пленницу замолчать и не отнимал от ее лица руку в перчатке во время всего разговора. Мелинда чуть не задохнулась, но он наконец дал отбой и отступил от нее, удовлетворенно пробормотав:

– Все прошло как надо.

«Элизабет Сноу собирается занять мое место, – с ужасом подумала Мелинда. – Она собирается умереть». Раздался стук, а затем треск – Наладчик бросил ее телефон на пол и раздавил ногой. В следующую секунду в нее уперлось острие ножа.

– Не сомневаюсь, что такой крутой частный сыщик, как Макгуайр, позаботился отследить звонок и уже выяснил, где мы находимся, – поделился соображениями убийца. – По крайней мере, на его месте я бы так и сделал.

Мелинда воспряла духом: если Мак их нашел, у нее есть шанс спастись. Сейчас примчатся братья по оружию, и кошмар закончится…

Она вскрикнула: лезвие медленно вошло ей в живот.

– Я вот думаю, успеете вы истечь кровью до того, как подоспеет помощь, или нет. – Убийца выдернул нож. – Если хотите знать, я бы предпочел, чтобы вы выжили, – тогда начнется все самое интересное. Как полагаете, вас заподозрят в соучастии, а?

Мелинда чувствовала, как кровь толчками выплескивается из раны. Рубашка намокла.

– Наверняка кто-нибудь из ваших коллег решит, что вы со мной заодно. Что я вас купил. Хотите уцелеть для того, чтобы всю оставшуюся жизнь вас презирали?

Мелинде стало холодно. И только сейчас проснулась боль.

Заскрипели половицы, открылась дверь, и в лицо Мелинды ударил свет.

«Куда он… пошел?.. Куда?..»

Она простонала:

– Элиз…

– Не волнуйтесь, я знаю, где Элизабет Сноу.

Наладчик обернулся на пороге, и Мелинда, щурясь от света, снова попыталась разглядеть лицо человека, который только что ее убил.

«Я умираю… Столько крови…»

– Решить проблему по имени Элизабет – моя работа. А я никогда не оставляю работу незаконченной.

Дверь захлопнулась. Мелинда осталась во тьме.

 

Глава 6

– Трант! Мне нужно, чтобы ты срочно приехал ко мне домой. Там Элизабет, ей нужна помощь. – Мак говорил со старшим братом по телефону, надев гарнитуру блютус, потому что сидел за рулем и гнал машину на предельной скорости. Он беспокоился из-за того, что девушка в доме одна. Его охранная система вполне надежна, но дополнительная защита не помешает. А на Гранта в этом деле можно положиться: он бывший десантник и в отличной физической форме, к тому же живет совсем близко, поэтому приедет быстро.

– Погоди-ка, старик, – сонно отозвался Грант, – давай поподробнее. Какая Элизабет? Салливан говорил, у нас новый клиент. – С каждым словом сонливость улетучивалась из его голоса. – Что происходит?

– Элизабет и есть наш новый клиент. – Мак крепче взялся за руль, делая резкий поворот. – Она в большой опасности. Мне нужно, чтобы…

– Если она в опасности, почему, черт возьми, ты оставил ее одну? – сердито спросил Грант. Фирма «Макгуайр секьюритис» была его детищем, и благополучие клиентов он ставил превыше всего. – Элизабет – та самая особа, по которой ты сохнешь уже несколько недель? Это ради нее ты таскался в библиотеку?

– У меня нет времени на болтовню! – Мак яростно прибавил скорости, выжимая из мотора последние силы. – Убийца взял в заложники детектива Чейфер. Мы с Салли едем к месту событий вместе с копами. Нужно взять его, пока он что-нибудь еще не натворил.

Грант присвистнул:

– И что, это все случилось, пока я спал?

– Поезжай ко мне домой, – снова попросил Мак. – Мне нужно знать, что рядом с Элизабет надежный человек.

– Ладно, можешь на меня рассчитывать.

Мак в этом не сомневался: у Макгуайров было заведено прикрывать друг друга.

– Копы говорят, на светофоре нужно повернуть направо, – сказал Салливан. – Минут через десять будем на месте.

«Неизвестно, что мы там увидим», – подумал Мак.

– Ты ведь тоже слышал крик детектива Чейфер? – спросил он.

– Да. Но мы пока ничего не знаем о ее роли в этом деле. Деньги, поступившие на ее счет, наводят на подозрения. Может, она работает в паре с убийцей. Или он ее шантажирует…

– Или она честная женщина, которая сейчас может умереть. Послушай, Салли, я знаю, что ты никому не доверяешь, но…

– Я доверяю только своей семье, – отрезал Салливан.

– …Но не все люди лжецы. И не все используют других в своих интересах.

С годами Салливан становился все суровее и жестче. И у него были свои тайны – Мак об этом знал. Однако самым опасным из братьев Макгуайр считали именно Мака.

«Салли похож на меня больше, чем другие братья», – подумал Мак.

– Ты из-за нее стал таким, да? – спросил он, впервые решившись заговорить о женщине из прошлого Салли. Кроме Мака, никто из членов семьи о ней не знал. Но Мак видел брата в ее обществе. А после того, как они расстались, Салли вел себя так, будто ему выпустили кишки.

– Даже не начинай, – процедил Салливан. – Я не намерен обсуждать Селию. Веди машину, думай о киллере и оставь мою личную жизнь в покое.

Элизабет подошла к панорамному окну в доме Мака. Жалюзи были опущены, и она, раздвинув пластинки, осторожно выглянула на темную улицу. Сиплый голос еще звучал у нее в ушах, нагоняя страх и одновременно вызывая гнев.

«Восемь лет назад кто-то заказал Нейта наемному убийце? – с недоумением подумала она. – Чушь какая-то… Нейт был всего лишь подростком, таким же, как я. Кому понадобилась его смерть?» – и пошла в рабочий кабинет Мака. Там на столе лежали блокнот и фотографии, спасенные из дома Стива Илдона.

«Возможная сообщница?» Это был тот самый блокнот, который она уже листала в гардеробной комнатке. Девушка быстро просмотрела страницы.

«За Нейтом Дэниелсом охотились».

«Он был мишенью».

«Семейные связи».

Элизабет нахмурилась. Какие семейные связи? Нейт никогда не рассказывал о своих родственниках. Она пролистала еще несколько страниц.

«Мать Нейта погибла в результате случайной аварии».

Слово «случайной» было подчеркнуто. Быть может, Стив выяснил, что авария была подстроена?..

«Отец в свидетельстве о рождении не значится».

«Отец? Анализ ДНК. Тест показал совпадение».

Это была последняя страница. Остальные сведения, собранные Стивом, сгорели. Элизабет отложила блокнот и принялась перебирать фотографии – обгоревшие и обуглившиеся по краям. Вот она, на восемь лет моложе, садится в патрульную машину. Мертвый Нейт в луже крови. «Стив написал об анализе ДНК. Его выполнили медэксперты во время вскрытия Нейта? Или кто-то провел тест на отцовство до того, как Нейт погиб?»

Следующий снимок был сделан на похоронах. Элизабет узнала себя, стоящую в отдалении от совсем небольшой группы людей. Нейта похоронили в маленьком городке в Колорадо. Анонимный благодетель оплатил церемонию и установку памятника. Все было просто и быстро, пришли несколько полицейских и она. Стив тоже в тот день присутствовал на кладбище.

Еще один снимок места погребения. Все уже разошлись, на могиле Нейта лежат скромные букеты цветов. Уходя, Элизабет оставила на ней розу. А это… мужчина в длинном черном дождевом плаще. Голова повернута к могиле, плечи поникли. Лицо смазано, не разглядеть. Недалеко от него стоит в ожидании большой черный автомобиль. Элизабет не видела этого человека на похоронах; впрочем, она тогда была как в тумане, перед глазами плыло…

Задребезжал звонок у входной двери. Фотография выскользнула у девушки из рук и упала на стол. В дверь настойчиво позвонили еще раз.

Было уже за полночь. И Мак не предупредил ее, что ждет гостей. А сам он не стал бы звонить в дверь собственного дома.

Элизабет, бесшумно ступая, приблизилась к двери, услышала вдруг скрежет ключа и увидела, как поворачивается дверная ручка.

Патрульные машины прибыли на место раньше Мака и Салливана. Когда братья выскочили на асфальт, все вокруг было залито светом полицейских мигалок, а копы в бронежилетах уже выходили из небольшого офисного здания.

Братья бросились к зданию. Мак выискивал взглядом знакомых копов в надежде узнать, что происходит. Из здания вышли санитары скорой помощи с носилками, на которых лежала Мелинда Чейфер. Ее лицо было мертвенно-бледным, вся рубашка пропиталась кровью. Едва увидев женщину, Мак подумал, что она мертва. Но тут ее рука шевельнулась. Мак перевел дух и побежал за санитарами. Они быстрым шагом направлялись к распахнутым задним дверцам машины «скорой», и терять время было нельзя.

– Детектив Чейфер! – крикнул он на бегу.

Врачи уже хлопотали над ней в машине. Мак сунулся внутрь.

– Мак… – прохрипела Мелинда. – Он… пошел… за Сноу…

Санитар вытолкнул его на дорогу.

– Нам нужно немедленно отвезти ее в больницу!

– Он… сказал, что… закончит… дело, – с трудом договорила раненая.

Мак похолодел.

– Помоги… ей…

Дверцы захлопнулись у него перед носом. «Скорая» сорвалась с места, оглушив сиреной. Мак и Салливан несколько мгновений смотрели ей вслед.

– В здании чисто! – прокричал какой-то коп.

«Чисто?!» Мак огляделся и увидел капитана полиции Бена Ховарда – это он давал Салливану указания на пути сюда.

– Бен! Черт побери, что происходит? Где он?! Афроамериканец лет тридцати с небольшим услышал свое имя и подошел к братьям. Тоже бывший военный, он служил когда-то в десанте вместе с Грантом, а потом, став полицейским, часто помогал «Макгуайр секьюритис», а Макгуайры помогали ему в расследованиях.

– Он ударил Мелинду ножом, – сказал Бен. – Мои ребята обыскали все здание, но преступник скрылся. Если бы вы нам не позвонили, она уже была бы мертва. – Он мрачно покачал головой. – «Скорая» приехала быстро, но боюсь, ее не довезут до больницы… Я даже не могу разослать всем постам ориентировку на киллера, – развел руками Бен. – Кого они должны искать? Призрака? Мерзавец растворился в воздухе, и нет ни одного свидетеля, который мог бы его описать!

– Мне нужно вернуться к Элизабет, – заторопился Мак.

– Элизабет Сноу, – кивнул Бен, – знаю, это его цель. Мелинда успела сказать. Я уже послал людей к дому мисс Сноу, они встретят мерзавца. Если поблизости будет ошиваться кто-нибудь подозрительный…

– Он туда так просто не сунется. Это профессионал, убивавший людей годами… – начал Мак и замолчал.

Убийца, звонивший ему с мобильного Мелинды, слышал голос Элизабет и таким образом знает, где она. Наверняка сложил два и два и пришел к выводу, что если девушка под охраной Макгуайра, то, скорее всего, находится с ним в его доме, а не в своем.

– Убийца знает, что Элизабет у меня! – выпалил он. – Бен! Высылай патруль к моему дому! – И рванул к своей машине.

Салливан побежал за ним. Усевшись за руль, Мак выхватил телефон и набрал номер Гранта, лихорадочно бормоча:

– Ты должен быть с ней! Пожалуйста, будь с ней!

Когда здоровенный мужик открыл дверь и тихо проскользнул в прихожую, Элизабет была готова. Она изо всех сил замахнулась настольной лампой. Но он тоже был готов и перехватил лампу в паре дюймов от своего носа. Глаза знакомого зеленого цвета уставились на девушку, в них мелькнуло замешательство, и она тотчас от души ударила его ногой, точно попав в цель. Он замычал, но пополам не согнулся. Одновременно взвыла сирена сигнализации.

– И почему мой братец о вас так беспокоится? – сдавленно произнес громила. – По-моему, вы сами способны за себя постоять.

«Братец!» Неужели она совершила нападение на очередного Макгуайра?

Он отключил сирену и, едва заметно прихрамывая, прошел в гостиную.

– Извините, что напугал вас, мэм. – У него техасский говор звучал отчетливее, чем у Мака. – Но я два раза позвонил в дверь и, когда вы не открыли, решил действовать. Кстати, меня зовут Грант. – Он посмотрел на лампу. – Хорошо, что мы ее не разбили, а то Мак расстроился бы.

У него запел мобильный.

– Прошу прощения, мэм. – Грант взглянул на экран. – Ага, дурака вспомнишь… Мак, наша новая клиентка сейчас стоит прямо передо мной, и должен сказать, ей очень идет твоя футболка.

Элизабет с ужасом посмотрела вниз – черт, она и правда все еще в футболке.

– Он едет к вам, Грант, – быстро заговорил Мак. – Пырнул детектива Чейфер ножом и удрал отсюда. Ему нужна Элизабет. Охраняй дом! Защити ее! Копы уже в пути, но он нас опережает. Он…

В эту секунду в доме погас свет. Элизабет ждала, что опять заорет сирена, но было тихо.

– Я думаю, он уже здесь, – невозмутимо сказал Грант. – Сигнализация не сработала, значит, он вывел систему из строя.

«Как это ему удалось? – подумала Элизабет, и по позвоночнику пробежал холодок. – Известно как: он профессионал. Он слишком хорош. И он приближается».

– Не волнуйся, Мак, никто до нее не доберется, – пообещал Грант и убрал телефон в карман. Безошибочно взяв девушку за руку, что говорило о хорошей способности ориентироваться в темноте, он спокойным тоном сообщил: – Все двери заперты, я вооружен, так что вы в безопасности. Помощь уже на подходе, – добавил Грант, увлекая ее за собой в темноту. По пути он чудесным образом ни обо что не споткнулся и ни на что не налетел – похоже, зрение у него было как у кошки. – Нам просто нужно сидеть тихо до тех пор, пока они не приедут.

Грант старался держаться подальше от окон. Элизабет шла, держась за его руку, и чувствовала странное, зловещее спокойствие. Сердце глухо и размеренно билось в груди.

– В прошлый раз он смастерил бомбу, – прошептала она. – Вдруг и сейчас собирается взорвать дом? Если так, мы окажемся в ловушке.

Грант остановился.

– Черт, а вы правы… Ладно, стойте здесь. Я попробую его найти и посмотреть, чем он занят. Если что, мы успеем выбраться из дома. – Он вложил в руку девушки пистолет.

– Нет! – запротестовала она. – Вам оружие нужнее!

– У меня есть еще один. Никуда не уходите. Когда вернусь, я тихо свистну, чтобы вы меня случайно не подстрелили.

Элизабет кивнула. Стрельба по братьям Мака не входила в ее планы.

Элизабет крепко сжала рукоятку. В последний раз она держала в руках пистолет восемь лет назад. В охотничьем домике. Рядом с трупом Нейта.

Неподалеку грохнул выстрел, и девушка втянула ртом воздух. Она хотела закричать, но рядом раздался тихий свист.

– Грант?..

– Он высадил пулей замок в двери черного хода, – шепотом пояснил Грант. – Наше преимущество в том, что он может не знать о моем присутствии. Я припарковался довольно далеко отсюда и держался тени, пока шел к дому. Если убийца думает, что здесь только вы, мы застанем его врасплох, напав вдвоем.

– Элизабет! – громко прозвучал в полнейшей тишине сиплый голос. – На этот раз я не оставлю тебя в живых!

Она вздрогнула и выставила перед собой пистолет, подумав со злостью: «На этот раз умрешь ты!»

Мак прибавил бы скорости, но дальше было некуда. Он и так вдавил педаль газа в пол и проскакивал перекрестки на желтый свет. Нельзя было оставлять Элизабет одну! Он думал, что копы возьмут убийцу, – и ошибся.

– Эй, потише! – призвал его к порядку Салливан. – Если угодим в аварию, уже ничем ей не поможем.

Элизабет преследует профессиональный киллер – это ясно. Однако насколько квалифицированный? Может, он тоже бывший военный? Знает, как собрать бомбу, метко стреляет, осмелился взять копа в заложники… Но главная угроза в том, что он ведет себя непредсказуемо. И человеческая жизнь для него ничего не значит.

– Ты слышал, что он сказал, – резко бросил Мак. – Сказал, что решает проблемы, не заботясь о побочных жертвах.

Он сжал зубы и попытался выкинуть из головы нарисовавшуюся картинку: киллер стреляет в его брата, а затем в девушку. «Я спешу к тебе, детка. Я уже близко».

– Элизабет, ну почему ты от меня все время прячешься?

Сиплый голос звучал где-то неподалеку – убийца был в доме. Свет он не включил – значит, ориентируется в темноте не хуже, чем Грант.

– Эта игра начинает мне надоедать, – пожаловался убийца.

«Тогда выйди из игры!» – одними губами посоветовала девушка.

Грант положил руку ей на плечо. Элизабет понимала, что он пытается ее успокоить, но легче не стало. Вокруг темно, хоть глаз выколи. Не давала покоя мысль: «Но я же ничего не вижу! Вдруг попаду в Гранта?»

– Элизабет, ты любишь темноту? – не умолкал сиплый голос.

Грант едва слышно прошептал, касаясь губами ее уха:

– Я пойду за ним.

«Нет, ни в коем случае!» – чуть было не заорала Элизабет. Вместо этого она попыталась схватить его за рубашку, но он уже ускользнул.

– А я вот темноту люблю!

Девушка зашарила в темноте руками – Гранта не было. Зато она наткнулась на дверь, ведущую в спальню Мака. Всего несколько часов назад они целовались, ее тело горело и таяло, требуя продолжения. Но Элизабет его оттолкнула, заставила остановиться. А сейчас она может умереть в любую минуту. «Нельзя было его останавливать. Я должна была получить от него все, что он мог мне дать… А вместо этого опять испугалась».

– Хочешь, открою тайну? – громко предложил убийца. – Темнота мне совсем не мешает, потому что в темноте… я вижу каждую мелочь.

«Прибор ночного видения! – осенило Элизабет. – Солдаты и спецназовцы используют такие штуки на боевых операциях! Он специально выключил свет!»

– Грант, стой! – вырвался у нее крик, и палец сам нажал на спусковой крючок.

Грянул выстрел. Элизабет услышала рычание – пуля в кого-то попала. В кого? В Гранта или в убийцу? Девушка рванулась вперед, в темноту, мысленно повторяя: «Свистни! Пожалуйста, свистни!»

– Грант!

– Грант не может сейчас разговаривать, – сообщил сиплый голос. – Но я к твоим услугам.

«Может, он видит меня прямо сейчас? Стоит в конце коридора и держит на прицеле? Нет, он бы уже выстрелил». Элизабет снова нащупала дверь спальни Мака, толкнула ее и прошмыгнула внутрь. Здесь было чуть светлее. Окно в комнате выходило на улицу, и слабое сияние, долетавшее от фонаря вдалеке, позволяло разглядеть смутные очертания предметов. Если заманить сюда убийцу, она различит его силуэт и не промахнется!

– Элизабет! Сколько еще людей должно умереть, прежде чем ты наконец позволишь мне доделать свою работу?

Теперь в сиплом голосе звучала злость. Но девушка тоже разозлилась.

– Так иди сюда и доделай! – крикнула она. И услышала быстро приближавшиеся шаги.

До спальни убийца не добежал. Раздался глухой удар, как будто кто-то грохнулся на пол, затем прозвучал выстрел и сразу – яростный вопль.

Элизабет кинулась к двери, вылетела во тьму коридора… Ей свистнули.

– Всего-то одна пуля. Макгуайра этим не остановишь, – заявил Грант.

Она крепче сжала рукоятку пистолета и пошла на голос.

 

Глава 7

Мак и Салливан стремительно приближались к месту назначения. Мак увидел впереди мелькание огней – там стояли патрульные машины, из них вылезали копы. «Какого черта, они уже должны быть в доме!» Он резко затормозил и выскочил на тротуар. В окнах нет света, входная дверь заперта. Мак не стал возиться с ключами – высадил ее ногой.

– Элизабет!

Прихожая открылась черным зевом пещеры, внутри была тишина. Мак хлопнул ладонью по выключателю – свет не загорелся. Но его уже догнали полицейские, по темному холлу заметались лучи фонариков и наткнулись на тело мужчины, лежавшего на полу. «Не Грант!» – с облегчением понял Мак.

С другой стороны холла показались Грант и Элизабет. Лучи света тотчас скрестились на них. Мак заметил кровь на плече брата.

– Бросьте оружие! – заорали копы.

– Это мой брат! Убийца – человек на полу! – Мак не знал, мертв этот ублюдок или все еще представляет угрозу.

Грант положил пистолет на пол и кивнул на убийцу:

– Вызывайте врачей, он ранен.

В тот же момент человек, лежавший на полу, вскочил. У него в руке была пушка, он целился в Элизабет.

– Нет! – Мак бросился к ней, расталкивая полицейских.

Он только сейчас заметил, что девушка тоже сжимает пистолет. Направив его на убийцу, она выкрикнула:

– Игра окончена! – и спустила курок.

Пуля попала точно в грудь, но убийца лишь пошатнулся. Элизабет выстрелила еще раз – он и не думал падать. Грант резко шагнул вперед, собираясь закрыть ее своим телом, потому что злодей начал поднимать ствол. Копы орали хором, требуя бросить оружие и не двигаться. Мак прорвался наконец к убийце, сбил его с ног, оба упали и покатились по полу. С головы противника слетел прибор ночного видения, он пытался высвободить руку с пистолетом, но Мак схватил его за запястье, выкрутил кисть – и оружие отлетело в сторону. Тогда Мак от души засадил ему кулаком в живот. Кулак врезался во что-то твердое. «Бронежилет! Хорошо подготовился, урод!»

Убийца сипло захохотал.

– Бронежилет не спасет тебя от пули в лоб, ублюдок! – Мак приставил ствол к его голове.

Смех оборвался, но злобная улыбка еще кривила губы.

– Я всегда довожу работу до конца, – прохрипел убийца, которого Мак наконец-то рассмотрел.

Ничего примечательного. Лысоватый, со слабовольным подбородком и маленькими глазками. Узкие плечи, тощая фигура. Кожа казалась серой в мельтешении пятен света от полицейских фонариков. Вероятно, такая внешность служила ему надежной маскировкой: никто не заподозрил бы в нем профессионального киллера.

Мак поднялся:

– На этот раз не доведешь. Придется сменить профессию. Тюрьма предоставит тебе выбор.

Копы скрутили убийцу и надели на него наручники. Пока мерзавца обыскивали, Мак подошел к Элизабет и Гранту. Ему отчаянно хотелось обнять девушку, прижать к себе, почувствовать, что она жива. Он так и сделал. Ее тело дрожало.

– Теперь все хорошо, – прошептал он.

Но так ли это? Человек, нанявший одного убийцу, может нанять другого, потому что он все еще на свободе.

– Твой брат ранен, – сказала Элизабет.

Мак взглянул на Гранта. Тот мрачно усмехнулся:

– Всего лишь царапина. Я поздно сообразил, что у киллера прибор ночного видения.

Салливан тоже наблюдал за арестом.

– Ну, Скарлетт тебе устроит! – хмыкнул он, подумав о жене Гранта. – Ей не нравится твоя привычка подставляться под пули.

– Да, пошумит немного, – пожал плечами Грант. – Я ее за это и люблю.

«Люблю». Он так легко произнес это слово… А ведь были времена, когда Грант старался держаться от женщин подальше. Но появилась Скарлетт и разнесла вдребезги все его защитные барьеры. Точно так же Элизабет пробила мою линию обороны», – подумал Мак. Он так и не отпустил девушку, а ей было тепло и уютно в его объятиях. Мак только сейчас понял, что перепугался за нее до смерти и просто не может отпустить. Но все-таки пришлось. Копы вывели убийцу из дома, и братья выглянули посмотреть, как его усаживают в машину.

На улице стояла дюжина патрульных автомобилей, а чуть в отдалении – две машины «скорой помощи».

– У нас раненый! – крикнул капитан Ховард, увидев Гранта. – Медиков сюда! – Он подошел к братьям.

– Вот это да, – восхищенно присвистнул Салливан. – Не ожидал такого размаха… э-э-э… тактической мысли.

– Этот ублюдок пырнул ножом одну из наших! Детектив Чейфер чуть не погибла, – гневно сказал Ховард. – Мы не могли его упустить.

Элизабет не отрываясь смотрела на полицейский автомобиль, в который посадили человека, пытавшегося ее убить.

– Теперь он, – тихо проговорила девушка. – Он, а не я, поедет на заднем сиденье с копами. А я свободна.

Полицейские отняли у них несколько часов – задавали вопросы, на главные из которых ответить мог только арестованный убийца, но, как профессионал, он едва ли выдаст своего нанимателя. Дом Мака превратился в штаб-квартиру убойного отдела. Когда их наконец оставили в покое, за окнами уже светало. Не теряя времени, Мак посадил Элизабет в машину и повез туда, где они в полной безопасности могли побыть наедине, – на ранчо Макгуайров.

Братья Мака – Дэвис и Броуди – давно вели там строительные работы. Им обоим всегда нравилось это местечко. В отличие от них Мак, когда погибли отец с матерью, не захотел возвращаться туда, где он когда-то был счастлив. Это счастье у него отобрали убийцы родителей. Теперь, однако, все изменилось: братья и сестра хорошо потрудились, чтобы создать семье Макгуайр новую историю и новые счастливые воспоминания. Подъезжая к границам ранчо, Мак уже не чувствовал скорби, которая раньше каждый раз наваливалась тяжелым грузом. Теперь у него на душе здесь воцарялось спокойствие.

– Ты думаешь, будет удобно, если я останусь на вашем ранчо? – спросила Элизабет, сидевшая рядом на пассажирском кресле. – Не буду мешать? Я могу поехать домой или снять номер в отеле.

Мак не собирался ее отпускать, ведь пока они еще не выяснили, кто дал задание киллеру.

– Ты никому не будешь мешать, – заверил Мак. – Мы займем флигель для гостей. Там никого нет, так что ты сможешь побыть одна.

– Но я стреляла в твоего старшего брата. Не думаю, что после этого остальные мне обрадуются…

– Ты стреляла не в Гранта, а в чокнутого киллера. Ты – клиентка «Макгуайр секьюритис», и работа Гранта состоит в том, чтобы тебя защищать. Не бойся, никто не подумает о тебе ничего дурного.

Элизабет молчала, и он искоса взглянул на нее. Девушка устало смотрела в окно.

– Здесь очень красиво, – произнесла она на конец. – Наверное, здорово расти в таком месте.

Мак не возражал. Ранчо действительно было роскошное. Когда машина свернула, обогнув холм, взгляду открылось озеро. В детстве Мак часто рыбачил там и играл на берегу с Авой – в те времена они с сестрой были очень дружны. Ава смотрела на него с любовью и восхищением. «Они обе на меня так смотрели, мама и Ава». Но после того как мать убили, по округе поползли гнусные слухи о том, что Ава замешана в этом деле, и тогда все изменилось. Братья Макгуайр ожесточились, а сестра… Маку стало больно глядеть Аве в глаза: он считал, что предал сестру, не смог поддержать ее в нужный момент. И не защитил родителей. «Я должен был их защитить. Должен!..»

– Мак! – тихо окликнула Элизабет, увидев, как помрачнело его лицо.

Он молча свернул к какому-то зданию и заглушил мотор.

– Это называется флигель? – ахнула девушка.

– Дэвис и Броуди его слегка расширили и модернизировали. – Это было явное преуменьшение заслуг братьев. – Получился приличный домик для гостей.

– Нет, – ошарашенно покачала головой Элизабет. – Это не домик, это домище!

Глядя, как девушка выходит из машины, Мак не мог не заметить, что джинсы чертовски сексуально облегают ее ладную фигурку. Конечно, он вымотался, но не умер же!

Элизабет обернулась:

– Я знаю, еще ничего не закончилось.

На небе не было ни облачка. Теплый ветер качал ветки деревьев, на которых пели птицы. Вокруг царило благословенное спокойствие, но большой мир никуда не исчез – только и ждал, чтобы все здесь разрушить.

– Убийцу кто-то нанял, – продолжала Элизабет. – И если не получилось у одного исполнителя, он найдет другого.

– Мы разберемся с заказчиком. Что бы ни случилось, мы справимся, – пообещал Мак. На губах девушки появилась тень знакомой ему улыбки – той, от которой раньше сияли ее глаза и сильнее билось его сердце.

– Идем, – сказал Мак. – Здесь тебе ничто не угрожает.

На этот раз ей не приснилась морозная снежная ночь, она не сидела в стылом чулане, не сжимала в омертвевших руках пистолет и призрак убитого восемь лет назад подростка ее не побеспокоил. Элизабет погрузилась в глубокий живительный сон без сновидений. А когда проснулась, в комнате было темно. Она не сразу поняла, где находится, мгновенно вспомнила все события дня и замерла от страха, но в следующую секунду с облегчением вздохнула: «Все хорошо! Я на ранчо Макгуайров. Мак здесь, со мной. То есть он где-то поблизости…» Девушка встала с постели и вышла в коридор в шортах и футболке.

Во флигеле было тихо. Вдруг что-то загремело на кухне, и сердце Элизабет пропустило удар. «Второй убийца уже здесь? Мак может быть в беде!» Она бросилась на звук.

В каком-то смысле Мак и правда был в беде: у его ног валялись осколки большого стеклянного блюда, еда разлетелась по всему полу.

– Мак!

– Ты уже встала? – недовольно нахмурился он, чтобы скрыть смущение.

– А ты не рад?

– Я собирался приготовить тебе поесть, но вот не заладилось.

Элизабет с удивлением заметила, что он покраснел. На плите что-то кипело в кастрюле, из хлебопечки шел волшебный запах, и желудок не замедлил ей сообщить, что уже не помнит, когда в последний раз видел пищу.

– Сейчас я согласна на любое меню!

– Домашний хлеб и суп – не великая роскошь, но в главном доме можно раздобыть что-нибудь посущественнее…

Пока он говорил, Элизабет уже отщипнула корочку от буханки, и нежное, хорошо пропеченное тесто растаяло у нее на языке.

– Объедение!

Мак хмыкнул и поставил на стол кастрюлю с супом. Девушка набросилась на еду, не заботясь о своих манерах. Она уплетала вкусное варево быстро и жадно, а доев и отправив в рот последний кусок хлеба, с благодарностью взглянула на Мака:

– У тебя, оказывается, много скрытых талантов!

Он откупорил бутылку и разлил по бокалам вино.

– О большинстве моих талантов тебе лучше не знать.

– Но я хочу знать все твои секреты!

– Ладно, но при условии, что ты поделишься своими.

Элизабет задумчиво заправила за ухо прядь волос.

– Хорошо. Я отвечу на любой твой вопрос.

Это была честная сделка. Она многие годы ни с кем не откровенничала и сейчас даже обрадовалась возможности излить душу.

– Ты был спецназовцем, верно?

Мак помрачнел и отпил вина.

– Первый оперативный отряд специального назначения «Дельта», – отрапортовал он. – Я завербовался в армию, когда был совсем молод. И всегда мечтал служить в «Дельте».

– Ты боролся с террористами?

– Не только. Мы освобождали заложников и участвовали в боевых операциях. – Он покрутил в пальцах бокал. – Что ты хочешь знать, Элизабет? Приходилось ли мне убивать? Да. Находил ли я в этом удовольствие? Нет. Я убивал, только когда не было выбора. Когда от этого зависела жизнь моих соратников.

– Я знаю, что других причин у тебя и быть не могло… А почему ты стал спецназовцем?

– Не знаю. Может, я просто адреналиновый наркоман. По крайней мере, многие так думают. Меня считают самым опасным из Макгуайров. Говорят, таких, как я, нужно обходить стороной, особенно после заката.

– Так говорят обо всех братьях Макгуайр. Но тебя называют… бешеным.

Мак улыбнулся:

– Поэтому ты меня боишься?

Элизабет срочно понадобилось сделать глоток вина.

– С чего ты взял, что я тебя боюсь?

В точности наоборот: она страстно желала его и боролась с искушением изо всех сил.

– Ты остановила меня в прошлый раз.

– Сейчас я этого не сделала бы.

– Сейчас, – он очень осторожно поставил бокал на стол, – я уже и сам не смог бы остановиться. В Остине я так спешил к тебе… Думал, что найду тебя мертвой…

– А я… Знаешь, о чем я подумала, когда свет в доме погас и в темноте раздался голос убийцы? – Элизабет отвела взгляд. – Я старалась жить правильно, держать чувства в узде, избегать любых волнений – и вдруг поняла, что я и не жила вовсе. И вот когда стало ясно, что прямо сейчас я могу умереть… я подумала о тебе и о том, что сделала глупость, остановив тебя тогда. Нам нельзя было останавливаться, потому что мы… – Элизабет вскинула голову.

Мак уже вскочил. Обогнув стол, он подхватил ее, рывком поставил на ноги, впился горячими губами в ее рот, и она ответила на поцелуй с той же неистовой страстью. Больше никаких правил, никакого контроля над чувствами, никаких мыслей о прошлом и будущем. Важно только то, что происходит здесь и сейчас. Важно быть с Маком, обнять его и не отпускать. Переступить грань – вместе с ним.

Она думала, что Мак отнесет ее в спальню, но он сразу принялся раздевать ее. Не отрываясь от губ девушки, нащупал пуговицу – шорты упали к ее ногам. Одна жесткая ладонь легла ей на поясницу, вторая скользнула по животу, и сильные пальцы проникли под шелковую ткань трусиков. На Маке были только джинсы с низкой талией, которые не могли скрыть его эрекцию. Он посадил Элизабет на край стола, она обхватила его ногами, откинула голову, выгнувшись в его объятиях, закрыла глаза, и Мак начал целовать ее шею, касаясь языком шелковистой кожи. Внутренней стороной бедер Элизабет чувствовала грубую ткань его джинсов, обострявшую ощущения до предела.

– Хочу видеть тебя голой, – прошептал Мак и сорвал с нее футболку.

Элизабет, открыв глаза, заглянула в его лицо. Бешеный! Это слово так подходило к нему. И все его жаркое неистовство принадлежало ей, безраздельно, без остатка! Он уже ласкал ее грудь, сжимая пальцами соски.

– Ты восхитительна…

Дальше он действовал ртом, и она задохнулась от жаркой волны, прокатившейся по всему телу.

– Корица, обожаю корицу…

Элизабет не поняла, о чем он говорит, но ей было все равно. Она стиснула его бедрами, крепче прижимая к себе; ей хотелось, чтобы им завладело то же безумие.

– Элизабет…

Теперь она целовала его шею – так же, как делал он, – скользя по ней губами, касаясь языком, нежно прикусывая кожу. На мускулистой груди под ее ладонями бугрились старые шрамы. Она поглаживала их кончиками пальцев, а потом проводила по ним губами, и у него перехватывало дыхание от этих поцелуев. Она расстегнула пуговицу на его джинсах, осторожно потянула застежку молнии вниз…

– Элизабет, – глухо простонал Мак, – ты сводишь меня с ума.

Он снова начал ее целовать – страстно, жадно, обжигающе. Снова скользнул рукой между ее бедер, принялся ласкать и поглаживать, заставляя трепетать всем телом, наливаться желанием. Она схватилась обеими руками за столешницу, сбив бокал с вином.

– Мак!.. – Это был призыв. Они оба ждали слишком долго, слишком долго сдерживались.

– Ты так прекрасна… – Его рука задвигалась быстрее, а в следующий миг он проник в нее пальцами.

Элизабет, задыхаясь, потянулась губами к его рту. Рука не останавливалась, и она чувствовала, как в теле напрягается каждая мышца, чтобы в следующий миг взорваться наслаждением.

Элизабет застонала, выгнувшись и закрыв глаза.

– Детка, мы только начали, – прошептал Мак.

Он продолжал ее ласкать. Теперь тело обрело невероятную чувствительность и отзывалось на каждое прикосновение сладкой дрожью.

И вдруг он отстранился. Элизабет потянулась за ним, не желая отпускать, но увидела, что он надевает презерватив. В зеленых глазах она с удовлетворением прочитала, что Мак, как и она сама, уже отбросил контроль.

Он вошел в нее – стремительно и глубоко. Элизабет не могла оторвать взгляда от потемневших зеленых глаз, которые смотрели на нее так, словно она была центром Вселенной, словно все остальное для него потеряло значение и уже не обретет. Она обвивала его руками и ногами, он держал ее, будто не собирался отпускать – никогда. И двигался – быстро, неистово.

Биение сердца, набиравшее скорость, отдавалось в ее ушах гулким эхом. Он слишком сильно сжимал ее в объятиях – до боли, – но Элизабет не замечала.

Они достигли пика вместе, все ее тело взорвалось наслаждением, и оно не проходило, прокатываясь обжигающими волнами и не давая вдохнуть.

– Потрясающе, – выдохнул Мак. – Я знал, что все именно так и будет, понял с первого взгляда на тебя…

А Элизабет даже представить себе не могла, что это может быть так прекрасно.

Между ними рухнули последние защитные барьеры, исчезли маски и линии обороны. Она смотрела в его глаза, но могла поклясться, что смотрит в его душу.

Мак склонился к ней, поцеловал…

И желание вспыхнуло снова.

 

Глава 8

– Ты уже установил личность убийцы? – спросил Салливан, входя в кабинет Бена Ховарда.

– Он молчит с тех пор, как на него надели наручники, – вздохнул сидевший за столом Бен. – Но у нас есть его отпечатки, ребята пробивают их по базе.

– Вряд ли он есть в вашей базе. Это профессионал, наверняка еще ни разу не попадался.

– Но мы его все-таки взяли.

– Только потому, что он спешил убить Элизабет Сноу любой ценой, – заметил Салливан. – Хотя мог бы подождать, пока шум немного уляжется после его нападения на детектива Чейфер.

– Может, он так давно убивает людей, что поверил в свою безнаказанность? Я встречал таких подонков. Некоторые преступники считают себя неуязвимыми. – Бен усмехнулся. – Но этого-то мы взяли. Теперь никуда не денется!

Салливану аргумент показался неубедительным.

– И все-таки почему он сломя голову помчался убивать Элизабет? Профессионал должен сохранять хладнокровие в любой ситуации…

– Может, это его босс занервничал и потерял осторожность? – предположил Бен.

Салливан задумчиво кивнул:

– Заказчик боялся, что журналист и Элизабет могут выдать его тайны, поэтому приказал убрать их как можно быстрее.

– Не исключено. Но вот интересно, кому из них пришла в голову мысль по ходу дела убить копа? Наемнику или нанимателю?

– Кстати, как детектив Чейфер? Она поправится?

– Не знаю. Она в отделении интенсивной терапии, врачи делают все возможное… Беда за бедой. – Бен вздохнул. – Недавно Мелинде уже досталось от отдела внутренних расследований: ее считали сообщницей Шейна Таунсенда.

Салливан помрачнел. Когда-то Шейн был его близким другом, а потом оказался грязным копом и предал Макгуайров.

– И что ты думаешь, Бен? Она тоже замарала руки?

– Я думаю, Мелинда Чейфер – честный полицейский. И буду так думать, пока кто-нибудь не предъявит мне весомые доказательства обратного. Черт возьми, по дороге в операционную она, истекая кровью, спрашивала, жива ли Элизабет Сноу! Так ведут себя только хорошие копы! Помимо этого, Мелинда успела сообщить врачам, что человек, напавший на нее, называл себя Наладчиком.

– Ты что-нибудь знаешь о наемном убийце с такой кличкой?

– Никогда не слышал. Но я пройдусь по своим контактам и выясню все, что смогу. – Капитан поколебался, но все же спросил: – Макгуайры ведь тоже умеют добывать информацию, верно?

Разумеется, они умели – законными и незаконными способами. И Салливан рассчитывал получить результат раньше, чем полиция.

– Я этим займусь, – пообещал он.

Кое-кто мог бы ему очень помочь, но Салливан не общался с ней много лет. С тех пор как повернулся спиной и ушел. Ему это далось нелегко, и до сих пор разрыв с Селией не давал покоя. Но тогда он должен был сделать выбор: она или семья.

– Мне нужно поговорить с арестованным, – резко сказал Салливан.

– Сначала я сам с ним закончу, получу ответы на свои вопросы, а потом посмотрим, можно ли к нему подпустить кого-то из Макгуайров.

Салливан вскинул бровь:

– Боишься за этого ублюдка?

– Вы гражданские. – Капитан отвел взгляд. – Вас здесь вообще не должно быть.

– Бен, не надо намеков, – сухо сказал Салли-ван. – Ты знаешь, на что я способен, а на что никогда не пойду. – Он посмотрел капитану в глаза. Бен тоже был связан со спецслужбами, но подробностей об этом никто не знал. – Дай нам с Маком немного потолковать с Наладчиком.

– Я видел, как Мак смотрел на Элизабет Сноу, и подумал, что для него это может оказаться очень личным делом.

Салливан тоже заметил, что брат теряет объективность во всем, что касается Элизабет. Для Мака дело Наладчика и правда было личным. А эмоции могут довести до беды.

Элизабет лежала в постели и смотрела в темноту. Эта уютная темнота скрыла от нее прошлое. Все тело сладко болело, и она больше ничего не боялась, потому что рядом был Мак.

– Ну, теперь откроешь свои тайны? – тихо спросил Мак.

Ладонь Элизабет лежала на его груди, прямо над сердцем, и сильное, размеренное биение этого бесстрашного сердца действовало на нее успокаивающе.

– Что ты хочешь узнать?

– Ты выросла в Северной Дакоте?

Девушка не сомневалась, что основные факты ее биографии он уже позаботился разыскать, но все-таки ответила:

– Да, в крошечном городке под названием Гибсон. Там ни у кого не было ни денег, ни будущего.

– Как ты познакомилась с Нейтом?

Элизабет улыбнулась при этом воспоминании:

– В книжном магазине. Я листала какой-то роман у витрины, а Нейт проходил мимо по улице и остановился. Сначала мне показалось, что он разглядывает книги. Но он смотрел на меня. – Она погладила горячую кожу Мака. – Знаешь, на меня так смотрели впервые. Для других я была обузой, источником всех бед, и мне приходилось самой о себе заботиться. Я воровала и попадалась на этом много раз. Но я брала еду, только когда хотела есть. Что мне еще оставалось?.. – Вот об этом вспоминать было больно. – Нейт оказался в Гибсоне проездом. Он не собирался там задерживаться, но мы влюбились друг в друга.

Тело Мака напряглось под ее ладонью, тем не менее он промолчал.

– Влюбились безоглядно, как подростки. Мы и были подростками. – Элизабет засмеялась при мысли о той восемнадцатилетней девчонке, в чьей душе впервые загорелась надежда на лучшую жизнь. – С Нейтом я перестала чувствовать себя одинокой. Он не смотрел на меня как на… отбросы. Не осуждал. Он смотрел так, будто искал меня всю жизнь и наконец нашел.

Ей показалось, что это прозвучало глупо, но Мак тихо произнес:

– Так бывает. Видишь человека впервые и понимаешь, что он именно тот, кого ты ждал.

Элизабет закашлялась, но все-таки нашла в себе силы продолжить:

– Нейт предложил мне вместе уехать из Северной Дакоты. Сказал, нам здесь нечего ловить. Мы встречались всего пару недель, но я, не раздумывая ни секунды, ответила «да». Не желала оставаться в Гибсоне. Я жила одним днем, люди называли меня дикаркой и бродяжкой – вполне заслуженно, – и мне больше не хотелось видеть в их глазах жалость и презрение. Мы с Нейтом оба решили начать все с нуля. Строили планы на будущее, мечтали… – Ее голос дрогнул. – А потом все рухнуло. Я оказалась в охотничьем домике с пистолетом в руках. Меня допрашивали копы, преследовали репортеры. И у меня опять ничего не было. Ничего и никого.

Мак коснулся теплыми пальцами ее щеки и поцеловал.

– Теперь у тебя есть я.

«Теперь… А что будет потом?» Элизабет немедленно отогнала эту мысль.

– Я сделалась сильнее, решительнее. Верила, что выстою. Ведь тогда я могла умереть, как Нейт, но обо мне никто не заплакал бы. Поэтому я твердо решила измениться, стать другим человеком. Хваталась за любую работу, экономила каждый цент, выстраивала новую жизнь…

– Почему ты поселилась в Техасе? – спросил Мак.

– Мне нравится путешествовать. Я переезжаю каждые пару лет, ищу что-нибудь новенькое.

«Ищу место, где я почувствую себя дома», – мысленно добавила Элизабет.

– Кроме того, Нейт говорил, что он родился в Техасе. Может быть, я приехала сюда из-за него. Он рассказывал, что здесь хорошо, и, когда открылась вакансия в библиотеке Остина, я подумала: почему бы нет? Правда, Нейт из Далласа, но это недалеко.

– Я рад, что ты приехала в Остин.

– Рад, несмотря на все неприятности, которые я тебе принесла?

– Я рад, – просто повторил Мак, обняв девушку.

Она улыбнулась в темноте.

– Я был хорошим солдатом, – неожиданно начал он рассказ о себе, и Элизабет затаила дыхание. – Это стало ясно через несколько месяцев военной подготовки, и не только мне, но и моим командирам. Все давалось легко, меня продвигали по службе, доверяли важные миссии. Я участвовал в опасных боевых операциях, и мне это нравилось. Я убивал, да, и делал это без колебаний. – Его голос звучал ровно, бесстрастно. – Извещение о гибели родителей пришло, когда я был на секретном задании, а к тому времени, как вернулся домой, их уже похоронили. Сестра на меня даже не взглянула при встрече. Когда я уходил в армию, Ава была веселой, смешливой, счастливой девочкой, самым дорогим мне человечком. Когда вернулся, она стала чужой. Да и сам я сильно изменился.

Элизабет было легче рассказывать о себе в темноте, и наверное, Мак сейчас тоже радовался, что она не видит его лица.

– Через две недели со мной связались люди из ЦРУ и предложили работу в их отделе особых операций.

– Я о таком даже не слышала…

– ООО существует, хотя многие о нем не подозревают. Мне отчаянно нужно было какое-нибудь дело, чтобы пережить потерю и пусть ненадолго, но забыть о душевной боли. Работа в ЦРУ казалась спасением.

– Ты согласился?

– Нет. Я нужен был Аве и Гранту. Мы вместе искали убийц родителей, и я уже дал слово, что на меня можно рассчитывать. Тогда я не знал, что церэушники такое же предложение сделали Салливану, еще до смерти отца с матерью. И Салли-ван его принял, ничего нам не сказав. Через два месяца он позвонил мне посреди ночи. Салли попал в передрягу и никому не мог доверять. Он работал под прикрытием в такой среде, где трудно отличить плохих парней от хороших… В общем, я убивал не только на службе в «Дельте». Мой брат был в опасности, Элизабет, он нуждался в помощи, и я пошел бы на все, чтобы вернуть его домой. Ради этого мне пришлось убивать.

– Ты защищал родного брата!

– Пришлось убивать, – повторил Мак. – И я убил бы снова, если бы нужно было защитить дорогих мне людей.

Элизабет в этих словах послышалось предупреждение. Конечно, Мак считает, что она представляет угрозу для его семьи…

– Прости за Гранта, – быстро сказала она, сев на кровати и натянув на себя одеяло. – Мне так жаль… Я не целилась в него!

– Ты выстрелила, чтобы его спасти. Я никогда не забуду об этом, – серьезно сказал Мак, тоже садясь. – Но и ты не забывай, что я не мальчик из церковного хора. Сплетни, которые ты слышала обо мне, не врут. Я опасен, Элизабет. И если обстоятельства меня заставят, могу превратиться в совершенное оружие.

Она погладила его по щеке:

– Нет, ты никогда не перестанешь быть человеком.

– Не уверен. – Он повернул голову и поцеловал ее ладонь. – Ты не знаешь, что мне приходилось делать. И даже представить себе не можешь, на что я… – Его голос дрогнул.

– Мак…

– На что я способен ради тебя.

Элизабет Сноу жива. От Наладчика не поступил сигнал о выполнении заказа – значит, он опять провалил дело. Опять! При таких гонорарах ошибки непозволительны.

Он должен был позвонить пять часов назад. И каждая секунда добавляла раздражения, яростным эхом отдавалась в голове. Со всей историей можно было покончить еще восемь лет назад, и тогда обошлось бы без неприятностей в Остине. Если бы вместе с Нейтом Наладчик устранил ту девчонку, проблемы исчезли бы навсегда.

Как долго все было тихо и спокойно, просто замечательно, но вдруг этот репортеришка начал крутиться поблизости. Он разнюхал подробности, о которых никто не должен был знать, вышел на след, который предположительно был уничтожен. И наткнулся на правду о Нейте. Более того, Стив Илдон обо всем растрепал Элизабет Сноу – он упомянул имя этой девчонки, когда позвонил в первый раз.

«О нет, она уже не девчонка. Взрослая женщина, которая может меня уничтожить. Только этому не бывать. Слишком много жертв принесено, и на кону слишком большая ставка – власть. Все, что известно Элизабет Сноу, умрет вместе с ней! А если никто не в силах выполнить такую нехитрую работу… я лично ею займусь!»

– Идем, познакомишься с моей семьей! – позвал Мак и увидел, что Элизабет смутилась.

Он проснулся, когда уже светало – над озером показался розовый краешек солнца. Мак не встречал на ранчо зарю уже много лет и на обратном пути из главного дома, куда он забежал проверить, проснулись ли братья, невольно замедлил шаг, любуясь окрестностями. Элизабет ждала его на крыльце флигеля. При виде Мака у нее на губах расцвела улыбка, от которой весело заискрились карие глаза. Она была восхитительна.

«Когда на меня кто-нибудь так смотрел, будто ждал всю жизнь?» – подумал Мак.

Но теперь искорки погасли.

– С семьей?.. – Девушка заправила прядку волос за ухо; Мак уже заметил, что она делает так, когда нервничает. – Но Грант… я его ранила…

– Они все знают, и поверь, никто не думает тебя осуждать. Идем! Броуди, Дэвис, Джейми и Дженнифер – все тебя ждут!

– Много же у тебя родственников…

Вообще-то их у Мака было еще больше. Сестра Ава жила на соседнем ранчо с Марком Монтгомери. Жена Гранта, Скарлетт, поехала к нему в больницу, а Салливан отправился в полицейский участок добывать информацию. «Салли все пытается расплатиться со мной за помощь, хотя я считаю, что он мне ничего не должен. Какие могут быть счеты между родными людьми?» Мак улыбнулся Элизабет:

– Мне очень хочется тебя с ними познакомить, но я не настаиваю. Если откажешься, я пойму.

– А это не они, случайно?

Мак оглянулся. Ну конечно, на подъездную дорожку флигеля свернул черный пикап.

– Они, кто ж еще? – недовольно буркнул он. Ему не понравилось, что неугомонные братцы сами примчались, не дождавшись, пока он уговорит Элизабет прогуляться в главный дом. От Броуди и Дэвиса одни неприятности, особенно когда они вместе.

Пикап остановился, и из него вышли два здоровяка, похожие друг на друга как две капли воды. Элизабет удивленно переводила взгляд с одного на второго: Дэвис и Броуди оказались близнецами.

– Броуди – тот, который улыбается, – шепнул ей Мак.

– Это, по-твоему, улыбка? – с сомнением пробормотала девушка.

Он расхохотался. Оскал Броуди и правда трудно было бы назвать очаровательным, да и признать обоих близнецов душой компании никто бы не рискнул. Но все же по сравнению с Маком, как показалось Элизабет, они выглядели почти добродушно.

– Это что за звук такой был? – уставился на него Броуди. – Мне померещилось или я на самом деле слышал твой радостный смех? Ты же никогда не смеешься!

– Сейчас у меня есть повод, – пояснил Мак.

Броуди задумчиво посмотрел на Элизабет:

– Ага. Понимаю.

Второй близнец шагнул вперед, протягивая девушке руку:

– Я Дэвис. Поверьте, у моего братца есть хорошие манеры, но он иногда забывает, куда их положил. – Дэвис оскалился (Элизабет, подготовленная Маком, расценила это как проявление дружелюбия). – Кстати, из нас троих я самый старший и самый умный.

– Не мечтай вслух, а то не сбудется, – фыркнул Броуди.

Девушка пожала руку Дэвиса:

– Очень приятно! Меня зовут Элизабет Сноу.

Броуди отпихнул близнеца и одарил ее еще одним оскалом:

– Я Броуди! А вы, как я понимаю, причина того, что у нас весь дом теперь завален книжками, которые Мак натаскал из библиотеки, хотя у него есть полдюжины электронных ридеров.

Мак с ужасом почувствовал, что краснеет.

– Не полдюжины. И бумажные книги мне тоже нравятся, – пробурчал он.

– А еще тебе нравятся библиотекари, – кивнул Дэвис. – Теперь я понимаю почему.

Девушка покосилась на Мака, который тем временем пытался испепелить взглядом обоих братьев.

– Если Мак вас обидит, – ласково сказал ей Броуди, – просто пожалуйтесь мне. Я его отметелю.

– А кишка не тонка?! – вскинулся Мак.

– Малыш, не груби старшим! – подался вперед Дэвис.

Близнецы наступали на Мака с двух сторон, и он сердито подумал, что, быть может, знакомство Элизабет с семьей действительно оказалось не лучшей затеей. «Да я точно спятил, если решил представить ее этим клоунам!»

– Мисс Сноу, – вдруг мирно произнес Броуди, – у нас на ранчо установлена надежная охранная система. Пока вы здесь, можете ни о чем не беспокоиться.

– Я только переночевала, – поспешно сказала Элизабет. – Уже собираюсь домой.

Две пары серо-зеленых стальных глаз взяли на прицел Мака.

– Серьезно? – спросил Дэвис. – Салли говорит, что киллер, которого вы повязали, сидит в участке и молчит как рыба. Установить его личность по отпечаткам не удалось. Копы понятия не имеют, кто он такой и кто его наниматель.

– А это означает, что мисс Сноу все еще в опасности, – подхватил Броуди. – Ты что, позволишь ей отсюда уехать?

Мак открыл рот, но ответить не успел, потому что Элизабет возмущенно воскликнула:

– Эй, вообще-то я пока еще здесь и сама принимаю решения! – Она положила руку на его плечо. – Мак замечательный человек и отличный частный детектив, но он не имеет права что-то решать за меня. А я не собираюсь здесь прятаться. По моей вине Грант получил ранение, и я не допущу, чтобы другие Макгуайры рисковали жизнью!

– Мы бывали и не в таких переделках, – нахмурился Броуди.

– Риск – наш семейный бизнес, – поддержал брата Дэвис.

Мак вздохнул.

– Больше никто из вашей семьи не пострадает из-за меня, – твердо заявила Элизабет. – Мне нужно было выспаться в безопасном месте, и я это сделала, спасибо. Но прятаться я не стану. Хватит с меня. – Она с вызовом посмотрела на Дэвиса: – Вы сказали, убийца молчит? Тогда я сама с ним поговорю. Думаю, я заслужила ответы на некоторые вопросы и намерена их получить.

Выслушав, Дэвис повернулся к Маку:

– Женись на ней. Прямо сейчас, пока она от тебя не сбежала.

Мак невольно взглянул на девушку, увидел ужас в ее глазах и, сжав кулаки, шагнул к брату.

– Мы не… мы… – Элизабет смешалась. – Это не то, что вы думаете! У нас ничего серьезного! Я просто наняла его как представителя «Макгуайр секьюритис».

– Чувак, ну что ты наделал?! – рявкнул Броуди, ткнув близнеца в плечо. – Гляди, Мак сейчас тебе шею свернет! – Он хлопнул Дэвиса по спине так, что тот едва не пошатнулся. – Простите, мисс Сноу, парню не хватает деликатности. Он просто хотел сказать, что вы ему понравились. Нормально общаться Дэвис может только с Джейми – ему страшно повезло найти такую невесту. Кстати, мы заявились сюда заверить вас, что на нас можно рассчитывать. Мы в курсе вашего дела и знаем, какой кошмар вы пережили, так что, если понадобится помощь – только свистните.

– Ага, – кивнул Дэвис. – Свистните.

– Спасибо, – сказала Элизабет.

Ей было невдомек, что сейчас произошло, но Мак все прекрасно понял: близнецы взяли девушку под защиту как члена семьи, а это дорогого стоило. И хотя желание свернуть Дэвису шею не исчезло, он был благодарен обоим братьям.

– Как себя чувствует Грант? – озабоченно спросила девушка.

Броуди заулыбался:

– Да уже пришел в норму! В больнице его заштопали, а Скарлетт присмотрит, чтобы он чего не порвал. Если уж кто и способен заставить Гранта соблюдать предписания врачей, так это его жена!

– Слава богу, – перевела дух Элизабет. – Когда убийца ворвался в дом Мака…

– Грант говорит, вы держались молодцом! – перебил Броуди. – И когда понадобилось выстрелить в преступника, не колебались.

– Я не знала, что на нем бронежилет, – тихо сказала она. – Спуская курок, я думала, что убью его… Но нужно было спасти Гранта. И мне не хотелось умирать. – Она посмотрела на Мака. – Отвезешь меня в полицию? Я должна узнать, почему за мной послали убийцу.

Мак кивнул – как будто он мог ей в чем-то отказать!

– Я возьму вещи, тогда нам не придется возвращаться за ними, – добавила Элизабет.

Мак был твердо намерен вернуть девушку обратно, но промолчал.

– Было… интересно с вами познакомиться, – сказала она близнецам.

Броуди осклабился:

– Мы с Дэвисом теперь понимаем, почему Мак не вылезал из библиотеки. Вы умеете за себя постоять, верно, мисс Сноу?

– Теперь – да, – уверенно ответила Элизабет и направилась к флигелю.

Когда за ней закрылась дверь, Мак набросился на братьев:

– Вы что, совсем ничего не соображаете?!

Дэвис вздохнул:

– Ну, извини. Я просто подумал, что тебе нужно обнять эту женщину и никогда не отпускать. Ты смеялся, Мак, когда мы приехали. Смеялся! А я уж и не помню, когда в последний раз слышал твой смех. Ты смотришь на нее, и у тебя лицо сияет.

– Может, она пока не замечает этого, – подхватил Броуди, – но мы-то тебя хорошо знаем и видим, что ты влюблен в нее по-настоящему.

«Так и есть, – подумал Мак. – Но Элизабет четко сказала: «У нас ничего серьезного». Она ошибается, и я докажу ей это!»

– Вы с Салли нам ничего не рассказывали, – продолжал Броуди, – но мы догадываемся, что с вами обоими несколько лет назад произошло что-то очень плохое. Вы изменились. У вас внутри как будто выключили свет.

«А потом я поднял голову и увидел Элизабет», – подумал Мак.

Дэвис хлопнул его по плечу.

– Я хочу, чтобы ты был счастлив, брат. Мы все достаточно настрадались и заслуживаем лучшей жизни. Ты ее точно заслужил.

– Но с прошлым еще не покончено. Ни для меня, ни для Элизабет. И мы с вами по-прежнему не знаем, кто убил родителей, – напомнил Мак.

Все эти годы они только и делали, что строили и отметали версии, постоянно брали ложный след, и каждый из братьев не раз и не два винил себя, и только себя, в смерти отца и матери. Каждый боялся, что враги, с которыми он сражался где-то далеко, пришли в его дом и родители стали жертвой мести. А сестра, Ава, не могла простить себя за то, что не сумела их защитить. Но она сделала все, что было в ее силах.

– Мы знаем, что у мамы была тайна, – сказал Дэвис. – Как и моей Джейми, ей в свое время пришлось начать жизнь заново.

Дэвис по уши влюбился в девушку, которая работала ветеринаром, а потом выяснил про нее то, что она так тщательно скрывала: Джейми оказалась в Техасе по программе защиты свидетелей, она получила новое имя и уехала очень далеко от дома. Но псих, гнавшийся за ней по пятам, нашел ее здесь и чуть не убил.

Тогда, спасая Джейми, Макгуайры сделали неожиданное открытие: имя их матери фигурировало в старой базе той же программы защиты свидетелей. Когда-то она была другим человеком, ее звали иначе, а затем она приехала в Техас, встретила здесь их будущего отца, влюбилась и вышла за него замуж. Никто из детей ничего не знал о ее прошлом. Мать лишь сказала, что ее родители давным-давно погибли в автокатастрофе и что других родственников у нее не осталось. Теперь братья уже ни в чем не были уверены.

– Салли прошелся по своим контактам в спецслужбах, – добавил Дэвис. – Если что-то прояснится, с нами свяжутся.

Мак тоже задействовал один контакт, не сообщив об этом братьям. Он дал Салливану слово никогда не упоминать о Селии. Но именно она могла добыть нужные сведения.

– Мы каждый день на шаг ближе к истине и не успокоимся, пока убийцы не будут наказаны, – с мрачной решимостью произнес Броуди.

Жажда возмездия помогла братьям выстоять в тяжелые времена, дала им силы для достижения цели. Но Мак время от времени задумывался: а что будет, когда они поймают убийц?..

У него за спиной открылась дверь – Элизабет, готовая к отъезду, вышла на крыльцо. Он быстро взбежал по ступенькам и взял у нее сумку. Их пальцы на мгновение соприкоснулись, взгляды встретились.

«Что будет дальше?»

Он вдруг понял, что возмездие не может быть главной целью. Он жаждет жизни, счастья… Элизабет.

 

Глава 9

– Ты не обязана это делать, – сказал Мак, положив руку на спинку стула Элизабет. – Копы сами разберутся.

– Капитан заверил, что все пройдет гладко, будет присутствовать охранник, и к тому же мы сможем уйти в любой момент. – Девушка старалась говорить спокойно, чтобы он не заметил, как ей страшно.

– Мне это не нравится, – буркнул Мак. – Не хочу, чтобы ты снова встретилась с убийцей.

Элизабет обвела взглядом допросную комнату. Слева половину стены занимало одностороннее зеркало – капитан Ховард, стоявший за ним в соседнем помещении, видел и слышал все, что происходило. Там же присутствовал и окружной прокурор Джеймисон Уайт. От адвоката киллер отказался и с тех пор не произнес ни слова. Но его вот-вот приведут сюда, и она попытается узнать, кто и почему так хотел ее убить.

Скрипнула дверь, и Элизабет впервые смогла рассмотреть в ярком свете человека, который долго преследовал ее в темноте. Он выглядел… обыкновенно. Мужчина лет сорока пяти, худой, узкоплечий, лысеющий. Маленькие светло-голубые глазки, вялый подбородок, морщинки от смеха по уголкам век и рта… И хотя сейчас на нем была оранжевая тюремная одежда, а кисти скованы впереди наручниками, никто не заподозрил бы в нем преступника и уж тем более хладнокровного киллера. Он был похож на офисный планктон, на тысячи покупателей из супермаркета, на статиста…

– Надо же, какой сюрприз! – заулыбался Наладчик, когда полицейский усаживал его за стол напротив Элизабет. – Я даже не надеялся, что ты решишь меня проведать. Знаешь, бронежилет, конечно, хорошая штука, но, когда в него попадает пуля, это ужасно больно. – Он поморщился. – Кажется, у меня сломаны ребра. Мне бы в больничку.

– Ты останешься здесь, – сухо сказал Мак.

– Да? – Убийца только сейчас взглянул на него. – А у меня такое ощущение, что очень скоро все мои желания начнут выполняться, потому что…

– Кто ты такой? – перебила Элизабет.

– Наладчик. По крайней мере, клиенты называют меня именно так. Видишь ли, я подумал и пришел к выводу, что у меня есть качественный товар, который полиция непременно захочет купить. По достойной цене, разумеется.

– Хочешь заключить сделку? – хмыкнул Мак.

Наладчик пожал плечами:

– Я владею информацией. И не собираюсь провести всю жизнь в тюрьме.

Элизабет похолодела. Если прокуратура пойдет на сделку, убийцу вскоре освободят, и он опять придет за ней. Она нашла в себе силы посмотреть в голубые глаза – очень умные и очень злые.

– Ты убил Нейта Дэниелса.

– Да ну? – Он поднял скованные руки и карикатурно потер подбородок. – Что-то не припомню. Но когда мои условия будут приняты, у меня сразу прекратятся провалы в памяти.

– Не будет никакой сделки, – отрезал Мак. – Ты взял в заложники полицейского детектива и ранил ее.

– Ранил?

– Мелинда Чейфер идет на поправку. Час назад она дала показания. Ее вырубил, похитил и ударил ножом человек по кличке Наладчик.

В голубых глазах мелькнула тень самодовольства.

– Кроме того, тебя легко обвинить в убийстве Стива Илдона, – добавил Мак.

– Вы ошибаетесь.

– В любом случае прокуратура не согласится на сделку с преступником, поднявшим руку на копа. – Мак нехорошо усмехнулся. – Ты тут ныл о сломанных ребрах… Не боишься, что в этом полицейском участке тебе могут обеспечить неприятности посерьезнее? Мелинда Чейфер – хороший коп.

– Я слышал о ней другое.

– Специалисты «Макгуайр секьюритис» смогут доказать, что деньги на ее счет перевел именно ты.

Наладчик демонстративно зевнул.

Элизабет молча смотрела на него. Если этому негодяю удается сохранять хладнокровие, значит, и она сумеет взять себя в руки. «Не думай о темноте, не вспоминай о страхе в ожидании выстрела, здесь светло, здесь Мак».

– Ты правда думаешь, что я тебя забыла? – Она засмеялась и с удивлением услышала, что смех прозвучал естественно. – Я дам показания, и ты уже никогда не выйдешь из-за решетки.

– Сладкая моя, не надо мне угрожать, лучше о себе позаботься. – Теперь в голубых глазах вспыхнула ярость. – Я-то пока здесь, но мой заказчик тем временем может нанять еще кого-нибудь. Ему очень хочется тебя убить.

– Кто он? – подалась вперед девушка. – Кто твой заказчик?

Наладчик вскочил, но полицейский схватил его за плечи и усадил обратно на стул. Мак тоже приподнялся, напружинившись для броска.

– Думаешь, ты хорошо знала Нейта Дэниелса? – сипло рявкнул убийца. – Ничего ты о нем не знала! Ничего! Он оказался в Гибсоне проездом, и все, что от него требовалось, – это ехать дальше. Но из-за тебя Нейт изменил планы, свернул в Колорадо! Безмозглый сопляк… – Наладчик расхохотался. – Надо же, решил, что нашел любовь, а все остальное не важно. Если бы мальчишка не задержался в Гибсоне… Это ты виновата в его смерти! Ты!..

Кулак Мака врезался в лицо убийцы, опрокинув его назад вместе со стулом. Полицейский бросился поднимать подопечного, одновременно выставив другую руку в сторону Мака и заорав:

– Прекратите!

– Ублюдок сломал мне нос! Сейчас же позовите врача! – По губам и подбородку Наладчика текла кровь.

Мак надвигался, сжимая кулаки, и было ясно, что полицейский тоже окажется на полу, если рискнет ему помешать. Элизабет, кинувшись к Маку, схватила его за руку:

– Нет, стой! Он этого не заслуживает!

– Арестуйте его! – завопил убийца. – Он меня избил! Позовите врача!

В допросную вбежали окружной прокурор с багровым от злости лицом и капитан Ховард.

– Макгуайр, убирайтесь отсюда! – потребовал прокурор.

Мак перевел дыхание и расслабил мышцы. Все это время он не сводил глаз с преступника.

– Мы с тобой не закончили.

Элизабет заглянула ему в лицо:

– Мак?

– Все хорошо, детка.

Она осторожно потянула его к двери.

– Еще один дурень, – бросил им в спины убийца. – Запал на нее, да? Не забывай, что случилось с Нейтом. Ему нужно было просто ехать дальше. Еще час – и я бы уже никогда не смог до него добраться! Но он встретил эту бродяжку…

Мак резко обернулся:

– Ты не знаешь, с кем имеешь дело. И на что я способен. Я не восемнадцатилетний пацан, которого можно догнать и пристрелить. Кроме того, у меня есть некоторые связи.

На шее убийцы дернулся кадык – он сглотнул.

– Думаешь, у меня нет связей? Ты тоже не знаешь, с кем имеешь дело!

– Я имею дело с наемником, – презрительно обронил Мак. – Что, по-твоему, сделают заказчики, узнав, что ты попался? Поспешат тебе на выручку? Или позаботятся о том, чтобы ты не наболтал лишнего? Могу поспорить, они предпочтут заткнуть тебе глотку. Навсегда. – Он повернулся к убийце спиной. – Идем, Элизабет. Мы получили все, что нужно.

Девушка хотела возразить: «Как это все? Мы даже не узнали его имя!» – но в этот момент Наладчик ударил полицейского локтем в солнечное сплетение, заставив согнуться пополам, и, яростно зарычав, рванулся к Маку. Тот легко подхватил стул и с разворота огрел Наладчика по грудной клетке, сбив с ног. Убийца с грохотом рухнул на пол и остался лежать.

– Вот теперь ему действительно нужен врач, – сказал Мак, осторожно поставив стул на место.

– Мак! Но мы же ничего не узнали! – выпалила в коридоре Элизабет. – Он просто издевался над нами. Я хотела выяснить, кто…

– Нам поможет биография Нейта Дэниелса. – Мак взял ее за руки. – А ты уже и так достаточно сделала. Капитан Ховард сказал мне, что в деле Нейта есть ДНК убийцы. Помнишь, ты ударила его, когда убегала в лес?

– Да, – прошептала Элизабет. – Поленом.

– Ну вот, криминалисты нашли на том месте его кровь. Они сравнят ДНК, и тогда Наладчику некуда будет деться.

Девушка глубоко вдохнула. Он прав. Если анализ покажет совпадение, признания в убийстве не потребуется.

– Но главное, что нам известно, – продолжал Мак, – вся эта история связана с прошлым Нейта. Ты в опасности только потому, что тогда была с ним. Надо выяснить, как он оказался в Северной Дакоте и куда направлялся, прежде чем передумал и предложил тебе сбежать в Колорадо. Нужно заняться его биографией.

Дверь допросной комнаты открылась. Полицейские вывели оттуда Наладчика, утиравшего кровь рукавом. Увидев Мака, он перестал театрально стонать, грязно выругался и сыпал проклятиями всю дорогу, пока его уводили.

Бен Ховард покачал головой:

– Как-то не заладилась у вас беседа.

– А по-моему, все прошло отлично, – усмехнулся Мак.

Тут на него налетел окружной прокурор:

– Вы избили арестованного! Чтобы я тут больше не видел никаких Макгуайров! Мне наплевать на ваши связи, я могу вас привлечь к суду!

– Рискните, – огрызнулась Элизабет. Ей не понравилось, как этот человек разговаривает с Маком.

– Буду ждать повестку, – кивнул Мак.

Лицо прокурора пошло пятнами.

– Да вы хоть представляете, что натворили?!

– Задержанный ударил полицейского, – невозмутимо сказал Бен Ховард. – Мистер Макгуайр помог нам восстановить порядок. Или вы, мистер Уайт, предпочли бы, чтобы он бездействовал и преступник сбежал из допросной комнаты в присутствии окружного прокурора?

Джеймисон Уайт поджал губы.

– К тому же теперь он напуган, – подхватил Мак. – И возможно, начнет давать показания. А ваше дело – помочь ему дожить до суда.

– Я усилю охрану, – пообещал Бен.

– Надо ее удвоить, – жестко сказал Мак. – Мы не с карманником дело имеем. Он может выдать имена людей, замешанных в убийствах, и эти люди сделают все, чтобы его устранить. Готовьтесь к атаке.

– Вечно вы, Макгуайры, подбрасываете сложную работенку, – вздохнул капитан.

– А простая – это скучно.

Мак похлопал Бена по плечу, и тот, усмехнувшись, зашагал в ту сторону, куда увели Наладчика.

Прокурор не двинулся с места.

– Напрасно я дал вам допуск к задержанному. Больше не повторю эту ошибку, – заявил он.

– Вы намерены заключить с ним сделку? – хмуро спросила Элизабет.

– Это зависит от того, что он может мне рассказать.

– Он убийца и должен сидеть в тюрьме!

– Он источник информации. В данном случае речь идет не только о расследовании покушения на вас, мисс Сноу.

– Разумеется! – воскликнула девушка, сжимая кулаки. – Речь также идет об убийстве Нейта Дэниелса и ранении детектива Чейфер! Помните такую, а? Наладчик – чокнутый убийца, он не просто выполнял чье-то задание, он наслаждался моим страхом! Вы думаете, с такой мразью можно о чем-то договориться? Да он обведет вас вокруг пальца!

– Я этого не допущу. – Прокурор гордо вскинул подбородок. – Сначала я его заставлю рассказать о своем прошлом, выложить все, а потом уже решу, тянут его признания на сделку или нет. Другие жертвы и их родственники тоже заслуживают правосудия. – Он ткнул пальцем в сторону выхода. – А теперь извольте покинуть участок. Если у меня будут вопросы, я вас вызову. – И зашагал прочь.

– Неприятный тип, – сказала Элизабет, когда он исчез за поворотом коридора.

Мак обнял ее за плечи.

– Нам придется с ним работать. Идем, пора приниматься за расследование. Ты сказала, Нейт вырос в Техасе? Нужно найти его свидетельство о рождении. Если в штате у него остались родственники, поговорим с ними – может, подскажут, почему он отправился в Северную Дакоту, что там было такого важного для него.

«Если и было, то не в Гибсоне, – в панике подумала Элизабет. – Наладчик сказал, что, если бы Нейт не остановился в Гибсоне и не свернул потом с пути, он был бы жив… Боже мой, Нейт погиб из-за меня…»

– О чем бы ты сейчас ни думала, перестань, детка.

Она ошеломленно подняла взгляд на Мака.

– Ты совсем не умеешь скрывать свои чувства, – пояснил он. – Я вижу, что у тебя душа болит. И я бы сделал все, чтобы избавить тебя от этой боли.

Мак наклонился и быстро поцеловал ее, а когда отстранился, она прочла в его взгляде странные чувства, которые не сумела истолковать.

– Кстати, я уже говорил тебе, какая ты сексуальная?

Элизабет помотала головой, подумав, что для таких комплиментов сейчас не место и не время, но Мак широко улыбнулся:

– Нет? Какое упущение! Ты самая сексуальная красотка на свете!

Девушка нервно заправила прядку волос за ухо.

– Я понимаю Нейта, который, увидев тебя, забыл обо всем, – тихо добавил Мак.

– И погиб из-за меня, – вырвалось у Элизабет.

– Нет! Из-за тебя он решил начать новую жизнь. И я его понимаю.

– Ну, как он? – спросил Бен Ховард с порога медпункта в полицейском участке.

– Сломан нос. Вероятно, сотрясение мозга, – отозвалась дежурная медсестра. – Что у вас там случилось в допросной?

«Очень злой Макгуайр у нас там случился», – подумал Бен.

– Этого человека нужно отвезти в больницу, – продолжала медсестра. – Здесь я могу оказать ему только первую помощь.

За спиной Бена чертыхнулся окружной прокурор Уайт – он только что подошел и услышал эти слова.

– Ночью, осматривая его, я вам сказала, что нужно полное обследование.

– Вы сказали, что пули не причинили ему вреда, – напомнил Бен.

Наладчик на кушетке громко застонал.

– Да, но у него синяки на ребрах, – торопливо сказала медсестра, – возможно, есть переломы.

– Отправляйте его в больницу, – сухо приказал окружной прокурор.

– Вы серьезно? – свирепо повернулся к нему Бен. – Вы знаете, как опасен этот человек?

– Я знаю, что он нам нужен живым и здоровым. С ним неотлучно должен быть один полицейский, и я тоже поеду – побеседую по дороге.

– Это плохая идея, – покачал головой капитан. – Сделка с дьяволом не принесет выгоды. Смотрите, как бы наоборот не вышло.

– Не учите меня делать свою работу, – зло бросил Уайт. – И я, и вы, мы оба постоянно имеем дело с дьяволами и иногда пытаемся с ними договориться. Не притворяйтесь невинным младенцем. Этот человек…

Наладчик застонал еще громче. Из носа у него все еще шла кровь. «Маку повезло, что прокурор не распорядился о немедленном аресте, – подумал Бен. – Впрочем, Уайт побаивается Макгуайров. А кто их в Остине не боится?..»

– Этот человек владеет ценной информацией, и я ее добуду. – Уайт решительно подошел к Наладчику. – Вы знаете, кто я? Окружной прокурор. Сейчас я отвезу вас в больницу, где вам окажут необходимую медицинскую помощь. Взамен вы поделитесь со мной своими секретами. Идет?

Когда убийца широко улыбнулся прокурору, у Бена по спине побежали мурашки.

– А как ты собираешься получить свидетельство о рождении Нейта? – спросила Элизабет, входя вместе с Маком в офис «Макгуайр секьюритис». – Сначала нужно подать запрос в отдел записи актов гражданского состояния Техасского департамента здравоохранения и социальных служб. Нам предоставят допуск к документу онлайн или пришлют бумажную копию.

Мак вытаращился на нее во все глаза.

– Что? – смутилась Элизабет. – Я же библиотекарь. К нам обращаются иногда для поиска разных документов.

– Нет, детка, мы попробуем все сделать побыстрее. – Мак сел за компьютер и быстро забегал пальцами по клавиатуре.

Элизабет, встав совсем близко и положив руки ему на плечи, наклонилась и посмотрела на экран.

– Как ты вошел в базу? – удивилась она, увидев открытый PDF-файл с копией свидетельства о рождении Нейта Дэниелса. – Это же незаконно!

– У меня есть связи в спецслужбах. – Он указал пальцем на важные строчки: – Мать – Глория Дэниелс. Отец неизвестен. Значит, нам придется выяснить обстоятельства жизни Глории Дэниелс за девять месяцев до рождения сына. Почему она решила утаить имя отца ребенка?

Элизабет похлопала его по плечам:

– Давай я попробую. Я умею очень быстро искать информацию законным способом.

Мак со вздохом уступил ей место. Девушка уселась и застучала по клавишам с завидной скоростью.

– Так, за год до рождения Нейта Глория, вероятно, жила в Далласе, своем родном городе. Сейчас посмотрим, нет ли в далласских газетах тех времен заметок с ее именем…

Теперь уже Мак стоял за креслом, опираясь на ее плечи, и наблюдал, что происходит на экране.

– Глория была специалистом по связям с общественностью, – сказала Элизабет. – На этой фотографии она присутствует, судя по всему, на каком-то крупном политическом событии.

– Уэсли Сазерфилд, – прочитал Мак имя мужчины, тоже запечатленного на снимке.

Элизабет замерла:

– Я знаю, кто это. Так звали влиятельного политика в Северной Дакоте.

– Ты уверена? – Мак почувствовал, как просыпается знакомый охотничий азарт. Если Сазерфилд жил в Северной Дакоте, Нейт мог отправиться туда для того, чтобы встретиться с ним. Возможно, парнишка хотел увидеть своего отца?..

– Уверена. Когда мы с Нейтом уезжали из Гибсона, как раз шла предвыборная кампания, все вокруг было обклеено плакатами этого господина. Сазерфилд боролся за пост губернатора и вскоре победил с большим отрывом.

Элизабет набрала в поисковой строке «Глория Дэниелс и Уэсли Сазерфилд» и получила несколько ссылок на сайт газеты «Даллас таймс». Старые выпуски были отсканированы, на пожелтевшей газетной бумаге повсюду красовались фотографии, на которых Уэсли стоял рядом с Глорией и касался ее руки или плеча.

– Любовники, – констатировал Мак. – Это очевидно по языку тела мужчины.

– Ты думаешь, губернатор… отец Нейта?

– Отец, который пожелал остаться неизвестным, – кивнул он. – Неудивительно, что Глория скрыла его имя. Политик должен быть примерным семьянином, и, если у него есть ребенок от любовницы, огласка положит конец его карьере. Кстати, в записках Илдона есть упоминание об анализе ДНК. Не знаю как, но он получил результаты теста на отцовство, то есть неопровержимое доказательство. Но все сгорело…

Пальцы Элизабет снова пробежались по клавиатуре. Теперь она искала сообщения о смерти Глории Дэниелс.

– Автоавария, – прошептала она. – Несчастный случай. Нейт был на заднем сиденье машины, его мать – за рулем.

На экране открылась старая зернистая фотография места происшествия. Мак прищурился. Похоже, кто-то намеренно врезался в автомобиль со стороны водительского кресла…

– Второй участник аварии, вероятно, скрылся? – спросил он.

– Его так и не нашли, – подтвердила девушка через пару секунд.

Мак решил позвонить Бену с просьбой поискать информацию об этом давнем дорожном происшествии. Глория погибла в окрестностях Далласа, у капитана там есть знакомые.

– А губернатор времени не терял, – пробормотала Элизабет, которой поисковик выдал несколько страниц ссылок по запросу «Уэсли Сазерфилд». – Сегодня он возможный кандидат в вице-президенты США. В этой заметке говорится, что он «счастлив в браке тридцать пять лет». Можно не сомневаться, что его не обрадовало известие о беременности Глории.

Мак посмотрел на новый снимок. Уэсли Сазерфилд ослепительно улыбался с экрана, глядя ему в глаза. Холеный, вальяжный, в безупречно скроенном костюме. Портрет идеального политика. «А также идеального убийцы?..»

– Думаю, нам надо наведаться в Северную Дакоту, – сказал Мак.

Водитель «скорой помощи» не позаботился включить сирену и не слишком торопился доставить пациента в больницу. Похоже, в этой машине никому не было дела до страданий Наладчика.

«Что ж, скоро я отплачу вам той же монетой».

– Сколько человек вы убили?

Окружной прокурор не затыкался всю дорогу. Полицейский молчал, но то и дело касался пальцами кобуры с пистолетом.

«Надо было привязать меня покрепче».

Вероятно, они сочли, что избитый человек не представляет угрозы. И это была их первая ошибка.

Над убийцей склонился санитар и поводил у него перед глазами фонариком.

– У вас слишком высокое давление. Следите за светом.

Убийца не стал следить за светом, он повернул голову к прокурору:

– Вы отмажете меня от тюрьмы?

Уайт поколебался, прежде чем ответить:

– Это зависит от того, что вы мне расскажете.

– Я потерял счет выполненным заказам. – Наладчик усмехнулся. – За долгие годы все лица в памяти перемешались. Никого не помню. – Он солгал. Помнил всех убитых до единого. При виде окровавленной первой жертвы его вырвало, и он потом много ночей просыпался от визга покрышек, скрежета металла и звона автомобильного стекла.

Когда-то Наладчик был частным детективом. Его наняли шпионить кое за кем, а потом предложили кругленькую сумму, если он сумеет решить проблему. Он тогда ужасно нервничал, но не мог упустить такую возможность. И справился на ура.

«Я был уверен, что она кричала перед смертью, звала на помощь. Но это плакал младенец на заднем сиденье».

Деньги помогли забыть о чувстве вины. С тех пор чем меньше он боялся запачкать руки, тем богаче становился и быстро научился убивать без угрызений совести. Вознаграждение сильно облегчало любую задачу. В итоге он перестал просыпаться по ночам. За долгие годы у него накопилась изрядная сумма, и Наладчик уже собирался уйти на покой, но вдруг возникла большая проблема по имени Стив Илдон, и к ней добавилась Элизабет Сноу. Наладчику хотелось спокойной жизни, а для этого надо было покончить со старым делом, и он согласился выполнить последний заказ.

«Честное слово, будь это кто-то другой, я бы отказался и уже загорал где-нибудь на островах».

– Не помните, значит? – Прокурор придвинулся ближе. – Тогда и я ничем не смогу вам помочь.

«Придвинься еще немножко, совсем чуть-чуть…»

– Мне нужны имена, даты, места преступлений. – Прокурор качнулся вперед всего на дюйм.

«Есть!»

Наладчик ударил его лбом в лицо, и Уайт взвыл. Рука полицейского дернулась к кобуре.

«Слишком медленно!»

Убийца вцепился в санитара и изо всех сил толкнул его в сторону копа, как раз когда тот выхватил пистолет. Грянул выстрел. Убийца даже не посмотрел, попала ли пуля в санитара, – какая разница? Чертов прокурор уже поднимался, и Наладчик, соскочив с носилок, огрел его по голове дефибриллятором, а затем бросился к задним дверцам.

– Стоять! – заорал коп у него за спиной.

Убийца распахнул дверцы ногой и на мгновение застыл, обнаружив, что водитель все-таки прибавил скорости.

– Стоя-а-ать!

Он прыгнул. И в ту же секунду полицейский спустил курок.

Наладчик не почувствовал, как пуля вошла в спину, – был только страшный удар об асфальт.

«Все жертвы кричат перед смертью, все. Потому что сейчас я тоже кричу».

 

Глава 10

– Я договорился о полете, – сообщил Мак, вернувшись из соседнего кабинета, где беседовал по телефону. – Глазом не успеешь моргнуть, как мы окажемся в Северной Дакоте.

Элизабет по-прежнему сидела за компьютером, опустив пальцы на клавиатуру.

– Я нашла еще одну статью в «Даллас таймс», окончательное подтверждение тому, что Уэсли Сазерфилд был в городе ровно за девять месяцев до рождения Нейта. Он приезжал на крупное политическое мероприятие и общался с Глорией Дэниелс. Вот их фотография.

– Значит, отправимся прямо к губернатору, – решительно сказал Мак. – Я не допущу, чтобы он послал за тобой еще одного киллера.

– Но он же не признается просто так в убийстве родного сына.

– У нас есть доказательство. Помнишь снимки, которые мы нашли у Стива Илдона? На одном был человек в дождевом плаще у могилы Нейта. Лица там не разглядеть, но я уверен, что это Сазерфилд.

Элизабет грустно улыбнулась:

– Не тянет на доказательство.

– В «Макгуайр секьюритис» есть хорошие специалисты. Они поработают над фотографией, и, если выяснится, что это губернатор, мы докажем, что он знал о существовании сына.

– А копы не забрали материалы Стива, когда обыскивали твой дом после нападения Наладчика?

– Они их не нашли, – усмехнулся Мак. – Я об этом позаботился.

Элизабет покачала головой:

– Если мы хотим привлечь губернатора к суду, понадобится что-то посущественнее. Нам нужно его признание. Он должен заплатить за убийство Нейта!

– Боюсь, не только за это.

– Что?!

Мак снова и снова обдумывал эту историю, и его подозрения росли.

– Глория погибла в аварии, так? Водитель второй машины скрылся с места столкновения. Но я попросил Бена навести справки о том деле, и оказалось, что были свидетели. Они сказали: за рулем сидел белый парень. Высокий, худой, с непримечательной внешностью. Никого не напоминает?

Элизабет медленно кивнула.

– Возможно, Сазерфилд боялся, что Глория выдаст их тайную связь, – мрачно продолжил Мак. – И избавился от нее с помощью Наладчика.

У девушки задрожала нижняя губа.

– Но это немыслимо! Ведь в машине был Нейт, совсем маленький!

– Он все еще был ребенком, когда Наладчик застрелил его на шоссе в Колорадо, – жестко сказал Мак. – Не забывай, Нейту было всего восемнадцать.

– Ты думаешь, я когда-нибудь смогу об этом забыть? – По щеке Элизабет скатилась слеза. – Сазерфилд должен понести наказание!

Мак прекрасно ее понимал – лучше, чем кто-либо, ведь он и сам не намерен был останавливаться, пока не найдет убийц отца и матери. Они заслуживают правосудия. И Нейт тоже. Мальчик, сделавший выбор в пользу любви и забывший обо всем на свете.

– Элизабет, я хочу, чтобы ты знала… – начал Мак, но у него зазвонил мобильный. Нахмурившись, он взглянул на экран, увидел имя Бена и немедленно ответил. – Узнал что-нибудь новенькое? Наладчик заговорил?

– Он уже никогда никому ничего не скажет, – сообщил Бен. – Застрелен при попытке побега. Выпрыгнул из машины «скорой помощи», но офицер Портер послал ему вдогонку пулю.

Девушка смотрела на Мака широко открытыми глазами.

– И мы по-прежнему не знаем даже его имени, – продолжал капитан Ховард. – А без этого будет практически невозможно найти заказчика.

– У меня есть одна идея, – сказал Мак, нежно погладив Элизабет по щеке.

– Что ты задумал? – насторожился Бен.

– Нанести визит в прошлое. И покончить с этой историей навсегда.

Мак не желал, чтобы всю оставшуюся жизнь Элизабет провела в страхе, что за ней явится новый убийца. Он хотел сделать ее счастливой. Подарить ей уют, безопасность и веру в будущее – то, о чем она всегда мечтала. И он достигнет своей цели любой ценой.

Когда Мак сказал о полете в Северную Дакоту, Элизабет и в голову не пришло, что их ждет частный самолет. Думала, он просто заказал билеты на обычный рейс.

Теперь она сидела рядом с Маком в комфортабельном, обитом дорогой кожей кресле салона в тридцати тысячах футов над землей. Салливан был в кабине управления вместе с пилотом. Элизабет не знала, сколько времени уже длится путешествие. Она чувствовала себя неуютно, погрузилась в невеселые мысли и отдалась прежним страхам.

– Элизабет, что-то не так? – спросил Мак.

– Ты не говорил мне, что у вас есть… все это. – Девушка обвела рукой салон. Но что ее, в конце концов, удивляет? Она же видела ранчо, обширные земли, принадлежащие Макгуайрам, офис их детективно-охранной фирмы и конечно же догадалась, что они богаты. Но все-таки не думала, что настолько. Впрочем, она вообще не думала о деньгах. Все ее мысли занимал Мак.

– Я же сказал, что договорился о полете.

– Но не упомянул этот волшебный летающий за́мок.

Мак придвинулся ближе и обнял девушку за плечи.

– В последние годы у нас было несколько дел, связанных с поездками на большие расстояния, и мы подумали, что нам нужен собственный транспорт. Нам ведь приходится работать не только в Остине – уже почти все штаты объездили. А недавно, когда Салли был на Восточном побережье, он вдруг срочно понадобился нам здесь, вот мы и решили вложить деньги в частный самолет. Это нужно для дела.

– Немалое, видимо, вложение, – сухо произнесла Элизабет. Ей стало еще неуютнее, показалось, что она чужая в этой роскошной обстановке. «Может, я и для Мака чужая?..»

– Перестань, детка. – Он заглянул ей в лицо. – Детективный и охранный бизнес приносит нам неплохой доход, не стану отрицать. Но самолет нам необходим не для того, чтобы этим хвастаться. Надеюсь, ты не изменишь отношение ко мне из-за такой ерунды? Считай, что это просто инструмент для выполнения нашей работы. Он помогает спасать людям жизнь. – Мак улыбнулся. – И в конце концов, я же не самолет!

«Изменить к нему отношение? Неужели он догадался о моих чувствах? О том, что я совсем потеряла голову?» – ужаснулась Элизабет.

– Просто я не привыкла к роскоши, – тихо сказала она, не зная, как выразить то, что на самом деле испытывала.

Он придвинулся еще ближе и поцеловал ее в губы – нежно и ободряюще.

– Еще, наверное, ты не привыкла к тому, что за тобой гоняются убийцы. Но скоро все будет хорошо.

Хорошо? Элизабет боялась думать, что будет, когда она вернется к обычной жизни. Останется ли в этой жизни Мак? Повторит ли он то приглашение выпить, или их дороги разойдутся?

Он хотел отстраниться, но девушка обвила его руками за шею:

– Поцелуй меня еще раз.

Мак не медлил ни секунды, их губы слились, теперь уже страстно и горячо, и оба снова загорелись желанием. Элизабет никогда и ни с кем не испытывала такого наслаждения. Ей казалось, что Мак занимает в ее сердце столько места, что она теряет частицу себя. Но ее это не заботило – ей просто хотелось быть с ним, заниматься с ним любовью.

Когда Мак попытался оторваться от ее рта, она прикусила зубами его нижнюю губу, пытаясь удержать.

– Мы так и не поговорили об этом, – прошептал он.

– О чем?

– О нас. О тебе и обо мне. – Мак потянул ее с кресла, пересадив к себе на колени. Внутренней стороной бедер она прижалась к его ногам, внешней чувствовала мягкую обивку. – О том, что я с ума схожу от страсти.

– Мак…

– Мне нравится, как ты произносишь мое имя. Звучит чертовски сексуально.

Элизабет положила руки ему на плечи.

– Твой брат в кабине пилота, будет неловко, если…

– Салли очень занят переговорами с диспетчером и не выйдет оттуда до самого приземления. Здесь только мы с тобой.

– Я тоже схожу по тебе с ума.

– А ты знаешь, как отчаянно я тебя хочу?

Ему не нужно было ничего объяснять. Она подвинулась немного вперед и все почувствовала.

– Может быть, так же, как я тебя?

Время и место совсем не подходили для таких признаний и для всего остального, но Элизабет боялась того, что ждет ее в Северной Дакоте, призраков прошлого, которые окружат ее там. Почему не отпустить себя? Нужно забыть обо всем и получать удовольствие, пока есть время.

Перед отлетом она позвонила начальнице и попросила несколько дней отпуска. Кэти, конечно, проявила понимание – она стала хорошим другом.

«А Мак… он хорош во всем». Элизабет провела ладонями по его груди. Он склонил голову и принялся открытым ртом ласкать ее шею, чувствуя губами учащенную пульсацию артерий.

– Я никогда тебя не отпущу… – Его ладони скользнули вверх по ее спине, вниз – на ребра и остановились под грудью.

– Что ты хочешь от меня получить? – прошептала Элизабет, вглядываясь в зеленые глаза, чтобы прочитать там ответ.

– Все, что ты сможешь мне отдать.

Элизабет невольно нахмурилась. А что она может ему отдать? «Контроль над собой! Я так долго держала в узде свои чувства. Он хочет, чтобы я себя отпустила?..»

Он снова завладел ее ртом, и она ответила на требовательный поцелуй.

– Все, – повторил Мак. – Потому что я тоже тебе все отдам.

Они впервые говорили о будущем. До этого Элизабет была сосредоточена только на настоящем и бесконечно сражалась с прошлым.

Она провела языком по его нижней губе, скользнула в рот. Желание набирало силу, пульсировало в каждой мышце, делало кожу чувствительной к любому прикосновению. Мак сдвинулся ниже, молния на его туго натянувшихся джинсах оказалась у нее между ног.

«Нет, невозможно, – закрывая глаза, думала Элизабет. – Салливан в кабине пилота. Мы с Маком не должны заниматься сексом, не должны…» Но ей страшно хотелось сейчас же раздеть его. В Северной Дакоте снова будут страх и опасность. Как можно загадывать на будущее? Нужно жить сию минуту, сейчас – зачем бороться с искушением отбросить контроль? Элизабет выгнулась, сдавливая ногами его бедра, чувствуя его эрекцию, все крепче прижимаясь к нему, ощущая спиной его обжигающие ладони. Темные, блестящие, бешеные зеленые глаза пристально смотрели ей в лицо.

– Как ты думаешь, – хрипло прошептал он, – я еще долго смогу сохранять контроль?

Ей надо было остановиться, но дикое желание было сильнее рассудка. Та восемнадцатилетняя девчонка, любившая риск и жившая одним днем, не умерла. И как ни пыталась Элизабет изгнать ее из своего тела последние восемь лет, она сейчас снова была здесь и страстно желала Мака.

Элизабет склонилась к нему и укусила за мочку уха. По его телу прокатилась волна дрожи, он вскочил, поставил девушку на ноги, потянул за собой вглубь салона, в крошечный закуток, отделенный портьерой, и прижал к перегородке.

– Тихо! – прошептал он, расстегивая ее джинсы. – Пусть никто не услышит. Все, что здесь происходит, принадлежит только нам.

«Нет, я не совершенство! И мне не нравится держать себя под контролем!» Элизабет резко скинула туфли, сама стянула джинсы и, глядя в блестящие глаза, избавилась от футболки и нижнего белья. Мак легко поднял ее, и она в очередной раз удивилась его феноменальной физической силе. Он расстегнул свои джинсы, и ее коснулась тугая горячая плоть. Элизабет впилась в его губы.

– Чего ты ждешь? – выдохнула она.

Мак поднял ее выше и вошел резко и глубоко, накрыв ее рот своими губами, чтобы заглушить стон. С каждым его движением желание становилось все невыносимее, полыхало внутри. Элизабет ногтями впивалась в его плечи, она помнила, как у них это было в прошлый раз, – значит, и сейчас перехватит дыхание, а потом стремительно накроет с головой волна наслаждения…

Дыхание будто выбили у нее из груди. Оргазм был настолько сильный, что по телу прошла обжигающая судорога. Мак кончил вместе с ней. Она чувствовала его внутри и вжималась в его грудь, слабея в стальных объятиях. В наслаждении слились не только их тела – это было нечто большее. Дыхание никак не успокаивалось. Она смотрела на Мака и думала, что ни с кем и никогда не испытывала подобного. Его руки обвивались вокруг ее талии, он не отводил взгляда от ее глаз. «Что он там видит? Удовольствие? Страсть? Надежду?..» Элизабет все еще крепко сжимала ногами его бедра. «Надо отпустить, прийти в себя…» Она поцеловала его в шею и прошептала:

– Мне ведь не нужно ничего от тебя скрывать?

Он покачал головой. Элизабет подумала, что этот мужчина видел ее сдержанной и неистовой, скромной и дикой – и он принимает ее и хочет такой, какая она есть.

Элизабет наконец соскользнула по нему, встав на пол, и принялась собирать одежду. «Интересно, кто-нибудь нас слышал? Наплевать! Когда действуешь под влиянием момента, не заботишься о мнении остальных».

Мак застегнул джинсы.

– Я сказал, что никогда тебя не отпущу. Что мне нужно сделать, чтобы тебя удержать?

В это мгновение Элизабет решила, что отныне между ними не будет лжи и секретов. И она навсегда перестанет бояться.

– Полюбить меня, – просто сказала Элизабет. – Больше всего на свете.

На меньшее она не согласилась бы.

Теперь не будет никаких страхов – только жизнь, и счастье, и надежда. Рисковая девчонка, которой она была, и взрослая рассудительная женщина, которой стала, слились в одну Элизабет Сноу и уже не разлучатся.

– А почему ты думаешь, что этого еще не случилось? – спросил Мак.

Она замерла.

– Ты…

– Мак! – очень близко прозвучал голос Салливана. – Идем на посадку. Вам с Элизабет нужно сесть и пристегнуться.

«Мы уже в Северной Дакоте? – ошеломленно подумала Элизабет. – Сесть и пристегнуться… Вообще-то предполагалось, что мы будем сидеть в течение всего полета, а не заниматься бешеным сексом на высоте тридцать тысяч футов!»

– Подумай о том, что я сказал, – шепнул Мак, отодвигая портьеру.

Элизабет увидела спину Салливана, исчезавшую за дверью кабины пилота. Значит, он выходил в салон. Неужели догадался, что они все это время делали?.. Элизабет торопливо уселась в кресло и застегнула ремень безопасности. Когда замочек щелкнул, она задумалась о том, что сказал Мак.

– Что, черт возьми, с тобой происходит? – Салливан схватил брата за руку на выходе из самолета.

Мак на него даже не взглянул – он не отрывал взгляда от Элизабет, которая уже спустилась по трапу и ждала внизу. Ветер трепал ее волосы, бросая в лицо густые каштановые пряди.

– Я тебя не узнал, – прошипел Салли. – Так и увиваешься за этой…

– Заткнись, – тихо и угрожающе проговорил Мак. – Будь очень, очень осторожен, когда говоришь об Элизабет.

Салливан отпустил его, покачав головой.

– Надо же было так втрескаться. Только не теряй голову, это может быть опасно. Никому нельзя доверять.

Мак наконец посмотрел брату в лицо:

– Она не Селия.

Салливан вздрогнул и процедил сквозь зубы:

– Я просил никогда не напоминать мне о ней.

– А я, в отличие от тебя, не собираюсь забывать о том, что однажды она спасла наши задницы. Но ты всегда считал, что она тебя предала. Почему?

Салливан отпихнул брата и вышел из самолета. Но Мак не собирался молчать. Схватив Салли за плечо, он развернул его к себе.

– Перед вылетом я ей позвонил.

Салли ошарашенно уставился на него.

– Тебе надо наконец разобраться с этой историей, – продолжал Мак. Решив обратиться за помощью к Селии, он не стал советоваться с братом, потому что знал, как тот отреагирует. – Селия ждет нас в здании аэропорта. Она работает в этом городе над одним делом и согласилась встретиться.

Салливан побледнел.

– Ты не имел права!

– Мы с Селией давние знакомые. И она единственная, кто сейчас может нам устроить встречу с губернатором. У нее есть контакт в местной администрации. Он ничего не знает о Элизабет и повелся на байку о том, что мы богатые избиратели, желающие поучаствовать в кампании Сазерфилда по сбору средств, то есть спонсоры, поэтому пообещал Селии устроить нам аудиенцию.

– Хватит! – рявкнул Салливан.

– Мак! У вас все в порядке? – Элизабет начала подниматься по трапу.

– Теперь я понимаю, – тихо сказал Мак брату. – Раньше не понимал, но теперь точно знаю, почему ты так изменился, почему стал… жестоким. Я думал, все дело в той проваленной миссии.

Глаза Салливана полыхнули яростью.

– Но ты стал таким, потому что потерял ее, да? – договорил Мак. – Ты думал…

– Есть поступки, которые не исправить, – отрезал Салливан.

– А есть поступки, которые можно не совершать. Элизабет нужна мне так же сильно, как тебе когда-то нужна была Селия. Но я не сделаю твоих ошибок. Я буду доверять Элизабет, так же как ты должен был довериться Селии, пока все не рухнуло.

– Ты ничего не знаешь обо мне и Селии, ты…

– Вы что, ссоритесь? – подоспела Элизабет.

Мак широко ей улыбнулся:

– Просто призываю братишку взяться за ум, пока не поздно.

Салливан спустился на одну ступеньку.

– Поздно, Мак. Прошлое не изменить. – Он сбежал по трапу и зашагал к маленькому зданию аэропорта.

– Прошлое не изменить, – повторила Элизабет, когда они с Маком его догнали. – Но это не значит, что нужно жить в тени прошлого и постоянно совершать те же ошибки. Мы можем сами измениться. У нас троих еще все впереди.

Салливан посмотрел на нее и молча вошел в здание.

Теперь Мак действительно знал о брате то, о чем раньше только догадывался. Салливан любил Селию, но повернулся к ней спиной – и ушел от единственной женщины, которая могла сделать его счастливым. Мак невольно посмотрел на Элизабет: «Что я буду делать, если вдруг ее потеряю?» Он давно влюбился в нее и понял это сразу. А теперь любил больше жизни и намерен был ей это доказать. Когда с делом Сазерфилда будет покончено, они начнут все с нуля: он снова пригласит ее на свидание, они поужинают в ресторане, выпьют вина, и она поймет, как хорошо им может быть вместе. А если повезет, она, быть может, когда-нибудь тоже его полюбит.

– Почему Салливан выглядит так, будто идет на расстрел? – тихо спросила Элизабет, коснувшись его плечом, и заправила за ухо прядку волос.

– Потому что когда-то сам вынес себе приговор, – сказал Мак. – Идем поддержим бедолагу.

Конечно, Салливану нелегко будет снова увидеться с Селией и работать с ней. Но из всех знакомых Мака именно у Селии Джеймс были самые тесные связи с американскими спецслужбами, и ей удалось организовать встречу с Сазерфилдом за пару минут. Без нее никак было не обойтись.

К сожалению для них обоих, Салливан так и не признался ей в любви.

 

Глава 11

В терминале аэропорта Элизабет и Макгуайров ждала женщина с короткими рыжими волосами и золотистой кожей. Взгляд ее ярко-голубых глаз тотчас устремился на Салливана. И он застыл на месте в нескольких футах от рыжеволосой, точно окаменев под этим взглядом. Элизабет почудилось, что между ними проскочил электрический разряд, раскалив атмосферу во всем зале.

– Привет, Салливан, – спокойно произнесла рыжеволосая. – Хорошо выглядишь.

Он открыл и закрыл рот, не проронив ни слова.

– Салли? – подняла бровь женщина.

Он молчал. Рыжеволосая, пожав плечами, протянула руку Элизабет:

– Я Селия Джеймс.

– Нет, – наконец подал голос Салливан, – тебя зовут по-другому.

Селия покосилась на него и снова обратилась к Элизабет:

– Салливан, как всегда, очарователен. – Она тепло улыбнулась девушке. – Я здесь для того, чтобы помочь вам. Губернатор соизволит принять своих будущих спонсоров, то есть вас, – Селия взглянула на часы, – примерно через сорок пять минут. Он уже едет домой и просил нас подождать там, если немного задержится.

– Как вам удалось устроить эту встречу? – спросила Элизабет.

– Помощник Сазерфилда задолжал мне услугу. – Селия улыбнулась, на этот раз холодно. – Когда Мартин Пейс узнает, что на самом деле вы здесь для того, чтобы засадить в тюрьму его босса, он сильно пожалеет о том, что вернул долг.

– Спасибо, – поблагодарила Элизабет.

Голос Селии смягчился.

– Мак вкратце рассказал мне вашу историю. Вы столько натерпелись! Я знаю, каково это, когда никого нет рядом, чтобы прикрыть вам спину.

Салливан пробормотал проклятие.

– Но теперь у вас есть надежная опора, – не обратив на него внимания, продолжала рыжеволосая. – На Мака можно положиться, меня он никогда не подводил.

– Хватит отпускать шпильки в мой адрес, – процедил Салливан. – Лучше сразу всади в меня нож, который ты обычно носишь на лодыжке. Так будет быстрее.

– Я припарковалась у главного входа, – по-прежнему игнорируя его, сказала Селия. – Идем?

Элизабет расправила плечи. Настало время взглянуть в глаза чудовища. И добиться правосудия ради Нейта.

Через полчаса Селия остановила свой внедорожник у ворот, за которыми виднелся большой загородный дом. По пути сюда они пересекли Гибсон, и Элизабет переполняли смешанные чувства, когда она смотрела на родные улицы. За восемь лет городок сильно изменился к лучшему: обветшавшие дома снесли, на их месте выстроили современные офисные здания или разбили скверы, здесь стало легче дышать, и весь Гибсон как будто сделался светлее. Хотя, возможно, темным и мрачным он был лишь в ее памяти.

Селия заглушила мотор.

– Это личные владения мистера Сазерфилда, – сказала она. – Но бо́льшую часть времени он проводит в резиденции губернатора. Нам повезло, что он назначил встречу дома, а то пришлось бы пройти несколько кордонов охраны.

Они вышли из машины. Здесь кордон был всего один – у больших железных ворот, – и, когда Селия показала свое удостоверение личности, их беспрепятственно пропустили. Вероятно, помощник губернатора предупредил охранников о ее прибытии с гостями.

У дверей особняка их поджидал высокий шатен.

– Мартин! – обняла его Селия. – Еще раз спасибо за услугу!

Мартин Пейс нервно покосился на троицу, остановившуюся в отдалении.

– Это они хотят спонсировать предвыборную кампанию губернатора на пост вице-президента? – В его голосе прозвучало сомнение – вероятно, потому, что все трое были в джинсах, а двое мужчин выглядели, как ему показалось, довольно угрожающе.

– Ты мне не доверяешь? – нахмурилась Селия.

Мартин поспешно кивнул:

– Доверяю, конечно.

– Отлично. Тогда послушайся моего совета: сегодня вечером тебе в этом доме лучше не появляться. И впредь держись подальше от Сазерфилда.

– Что происходит? – уставился на нее Мартин.

Элизабет, подумав, что, будучи помощником губернатора, это человек мог что-нибудь проведать о его грязных делах, выступила вперед:

– Имя Нейт Дэниелс вам о чем-нибудь говорит?

– Нет, – покачал головой Мартин. – А должно? – Он нервно провел рукой по волосам. – Селия, когда ты мне позвонила, я нутром почуял неприятности.

– Я никому не доставляю неприятностей, – сладко улыбнулась рыжеволосая. – Я их устраняю. Возможно, ты не слышал про Нейта Дэниелса, но губернатор, вероятно, хорошо знает, кто это.

Мартин молча вошел в дом, и гости последовали за ним. Элизабет на высоких каблуках чуть не поскользнулась на мраморных плитах холла. Вокруг царила безупречная чистота, в воздухе витал запах богатства. Девушка подумала о Нейте, о его старой машине, залатанной куртке и о том, как он, улыбаясь, сказал, что они начнут новую жизнь. «А его родной отец в это время жил посреди всей этой роскоши и горя не знал».

– Губернатор намерен пробиться в Белый дом, – сообщил Мартин. – Вы в курсе, что его упоминают в числе возможных кандидатов на пост вице-президента? К избирательной кампании уже все готово. Мистер Сазерфилд и его супруга шли к этому десятки лет, работали с утра до ночи. Вы хоть понимаете, что им пришлось многим пожертвовать на пути к цели?

В памяти Элизабет возникли могила Нейта и кровь в кабине искореженного автомобиля его матери.

– О да, я понимаю, – с тихой яростью ответила она.

– Мартин, вообще-то тебе самое время покинуть тонущий корабль, – улыбнулась ему Селия.

Помощник губернатора побледнел.

– Все настолько плохо?

Вперед выступил Мак:

– Мы думаем, губернатор был в числе заказчиков наемного убийцы, недавно арестованного в Остине.

– Так. Все хуже, чем можно было представить. – У Мартина на лбу появилась испарина. Он пристально посмотрел на Мака. – Вы из полиции?

– Нет. Мы с братом частные детективы.

– Но если губернатор замешан в преступлении, – нахмурился Мартин, – за ним должна явиться полиция, верно?

– Сначала мы получим от Сазерфилда признание, а потом им займутся копы, – невозмутимо сказала Селия. – На данный момент у меня есть все необходимые полномочия.

– Значит, ты из ЦРУ? Или из ФБР? И ничего не сказала мне?! Могла бы и пораньше намекнуть! – обиделся Мартин. – Надо же, Сазерфилд связался с наемным убийцей! Что за глупость! Нет, нашего губернатора, конечно, образцом добродетели не назовешь: он любит женщин и порой покидает ради них семейное гнездышко. Но чтобы киллера нанять… Да у Сазерфилда все интрижки несерьезные, он всегда возвращается к жене!.. Впрочем, был один случай с девицей из Далласа… – Голос Мартина дрогнул. – Это произошло задолго до того, как я стал с ним работать. Однажды я нашел фотографию, на которой Сазерфилд был рядом с красивой девушкой, а Эвелин увидела ее и сказала, что ее муж тогда едва не совершил страшную ошибку, но вовремя одумался.

– Спасибо, Мартин, – кивнула Селия. – Тебе уже пора. Сюда скоро еще кое-кто нагрянет.

– Фэбээровцы? – забеспокоился он. – Или журналисты?

– Тебе-то какая разница?

– Позвони мне, когда все закончится. – Мартин не оглядываясь зашагал к выходу.

– Пошел сливать информацию боссу, – мрачно сказал Салливан, когда за помощником губернатора закрылась дверь. – Зачем вы ему все разболтали?

– Доверься мне, милый, – усмехнулась Селия. – Мартин продал губернатору мозги, но не душу, и не станет его предупреждать.

– Ты так в нем уверена? – шагнул к ней Салливан. – Почему? Между вами что-то есть?

В одной руке у него был маленький кейс, другую он начал поднимать, будто хотел схватить Селию за плечо.

– Послушайте, я не знаю, какие между вами отношения, – вмешалась Элизабет; впрочем, какие между ними отношения, было вполне очевидно. – Но не могли бы вы отложить их выяснение? Скоро здесь будет губернатор, и нам надо быть готовыми к разговору.

– Верно, – кивнула Селия. – Идемте, рабочий кабинет губернатора там. Вы подождете его внутри, а я встречу у двери. Во-первых, мы с ним знакомы, а во-вторых, надо будет удостовериться, что он не привел с собой никого лишнего.

Мак пропустил Элизабет в кабинет и вошел сам. За ними последовал Салливан.

– Нужно разговорить Сазерфилда и заставить его проболтаться, – сказал он, заняв наблюдательный пост у окна. – Один промах – и он у нас в кармане. Вернее, за решеткой.

– Здесь, в приватной обстановке и без охраны, у нас на это больше шансов, – кивнул Мак.

Элизабет внимательно посмотрела на него:

– Почему мне кажется, что ты знаешь, как проводить допросы?

– Потому что меня этому хорошо научили в свое время. Я умею распознавать ложь и вижу, когда человек говорит правду. Тренироваться мне приходилось в самых жутких местах, но я приобрел полезный опыт. – Он покосился на брата. – Мы оба.

– Кое-какие из этих мест я предпочел бы забыть, – буркнул Салливан.

– И кое-каких людей? – спросила Селия, заглянув в кабинет.

– Не… – начал Салливан, но она уже снова исчезла. – Только не тебя, – договорил он в пустоту.

Мак подошел к Элизабет:

– Ну что, готова?

– Да. Готова к тому, чтобы покончить с этой историей раз и навсегда. Если Сазерфилд нанял убийцу, если он виновен в смерти Нейта и его матери… я лично разорву его в клочья!

– Боже, какая кровожадность! – присвистнул Салливан.

Девушка смерила его гневным взглядом:

– Этот негодяй разрушил мою жизнь! Он отнял у меня любимого человека!

Мак вздрогнул при последних словах, но Элизабет этого даже не заметила.

– А потом он подослал ко мне киллера в тот момент, когда я думала, что наконец-то обрела свой дом, и чувствовала себя в безопасности. Из-за него Грант и Мак рисковали собой! Я не позволю ему разгуливать на свободе. Он должен заплатить за преступления! И мы обязаны его остановить прежде, чем пострадает кто-нибудь еще! – Она резко замолчала, услышав голоса, донесшиеся из холла, – Селия разговаривала с мужчиной и женщиной.

– Шоу начинается, – прошептал Мак.

Элизабет глубоко вдохнула и выдохнула. Все в порядке: Мак рядом, Салливан у окна. Голоса приближались. Звонкий женский смех ударил по нервам, как выстрел. Селия открыла из холла дверь.

– Ваши гости уже здесь, губернатор, – проворковала она. – Ничего, что я предложила им подождать в вашем кабинете?

Первым вошел высокий, широкоплечий мужчина. На нем был смокинг, и Элизабет вдруг почувствовала себя еще неуютнее, машинально взглянув на свои джинсы и футболку. «Соберись, – приказала себе она. – Перед тобой убийца». Губернатор, увидев девушку, улыбнулся, и на секунду свет для нее померк. У Сазерфилда на левой щеке от улыбки проступила ямочка, а золотисто-карие глаза весело прищурились.

– Приветствую вас, леди и джентльмены, – сказал он, отступив в сторону, чтобы пропустить супругу. На ней было облегающее голубое платье с длинным разрезом, открывавшим стройные ноги; безупречно белые перчатки доходили до локтей. Миссис Сазерфилд оказалась стильной, эффектной женщиной с идеальной фигурой. Она тоже одарила гостей вежливой улыбкой.

– Я весьма признателен, что вы решили поддержать меня в предвыборной кампании… – начал губернатор, но Элизабет его перебила:

– У вас его улыбка! То есть это у него была ваша… И такие же глаза! Я думала, только у Нейта в глазах зажигаются золотистые искорки, когда он смеется.

Лицо Сазерфилда сделалось белым как полотно.

– Не понимаю, о чем вы…

– Еще как понимаете, губернатор, – угрожающе шагнул вперед Мак. – Вы прекрасно знаете, о ком она говорит. – Он сделал знак Салливану, и тот положил кейс на письменный стол.

– Уэсли! – коснулась руки мужа миссис Сазерфилд. – Что происходит? Ты сказал, у нас встреча со спонсорами.

– Похоже, я ошибся, Эвелин. – Он старался говорить бодро, но его плечи поникли. – Это самозванцы.

– В таком случае кто вы такие и что вам нужно? – с внезапной злостью выпалила она. – Где Мартин? Почему он позволил…

– Узнаете себя на фотографии, губернатор? – невозмутимо спросил Салливан, достав из кейса стопку снимков, спасенных Маком из горящего дома Стива Илдона, и положив один на стол.

Элизабет подошла ближе. Это была фотография мужчины в дождевом плаще около могилы Нейта.

У Сазерфилда задрожала рука, когда он поднес снимок к глазам.

– Понятно. Это вы. – Мак кивнул Салливану, и на стол легла вторая фотография. – Значит, вы знаете, кто такой Нейт Дэниелс.

Элизабет закусила губу. На фотографии был мертвый Нейт в луже крови на полу охотничьего домика. Снимок с места преступления.

Теперь губернатор вздрогнул всем телом.

– Как вы могли? – выдохнула Элизабет. – Как вообще можно заказать убийство родного сына?

Сазерфилд с ужасом воззрился на нее:

– Что?! Нет! Я этого не делал!

– Уэсли! – Жена потянула его прочь от письменного стола. – Это же репортеры, которые хотят сфабриковать сенсацию и уничтожить нас! Не говори ни слова! – Она ткнула пальцем в сторону двери. – Немедленно убирайтесь из моего дома, иначе я вызову полицию!

– О, полиция – это хорошая идея, – обрадовалась Селия. – Не беспокойтесь, мэм, копы уже в пути. Я позвонила нескольким знакомым полицейским детективам, из тех, кого не сильно впечатлит высокое положение вашего мужа. Они голосовали на выборах за другого кандидата.

Эвелин Сазерфилд побагровела от гнева.

– Вы пришли к нам и пообещали, что поможете ему получить пост вице-президента! Предъявили блистательные рекомендации! Сказали, что вы из ЦРУ!

– Я пришла к вам, – спокойно отозвалась Селия, – потому что вы давно находитесь под следствием. Внимание моих боссов привлекли некоторые нестыковки в ваших финансовых отчетах, поэтому я наблюдала за вами некоторое время. А потом вдруг со мной связался мистер Макгуайр и упомянул ваше имя. В результате бесследное исчезновение крупных сумм с ваших счетов приобрело, скажем так, определенный смысл. Ведь услуги наемных убийц обходятся недешево, верно? И кредитов они, видимо, не предоставляют.

– Да что вы такое несете?! – шагнул к ней Сазерфилд. – Я не нанимал никаких убийц! И никогда бы не причинил вреда своему сыну!

– Заткнись! – рявкнула Эвелин. – Завтра эта чертова новость будет в каждом таблоиде – и не видать нам Белого дома! А вы – вон отсюда! И если ваши копы приедут, без ордера я их не впущу!

Салливан принялся собирать фотографии. Селия пожала плечами:

– Ну, не хотите по-хорошему…

Элизабет, не намеренная так просто сдаваться, бросилась к губернатору и схватила его за руку.

– Нейт был хорошим человеком! Он любил меня. У него была волшебная улыбка и прекрасные мечты. И вдвоем мы бы сумели эти мечты осуществить. Он был хороший, – срывающимся голосом повторила девушка, – я видела, как он отдавал последний цент нищему бродяге. И еще он никогда ни на что не жаловался. Говорил только о том, что все самое чудесное ждет нас в будущем. – Тут она не выдержала и разрыдалась. – Но его ждал только ваш убийца! Вы приказали застрелить собственного сына!

– Нет! – выкрикнул Сазерфилд. – Я не делал этого! Я даже ничего не знал о нем, пока он не погиб! Не знал, клянусь!

– Я зову охрану. – Эвелин решительно направилась к телефону на письменном столе.

– Если вы не убивали Нейта, губернатор, почему бы нам не поговорить спокойно? – спросил Мак, пока жена Сазерфилда набирала номер. – Просто ответьте на наши вопросы.

– Это Эвелин! Немедленно пришлите людей в главный дом! У нас незаконное вторжение!

Пока жена кричала в трубку, губернатор не сводил глаз с Элизабет.

– Я знаю вас, – сказал он вдруг. – Вы были на похоронах Нейта.

Сердце девушки отчаянно забилось. «Вот оно! Наконец-то!»

– Вы правда любили моего мальчика?

Она кивнула. Мак молча слушал. Эвелин между тем продолжала верещать, раздавая указания и требуя вышвырнуть незваных гостей с территории частной собственности.

– Жаль, что я с ним не познакомился, – вздохнул губернатор. – Он написал мне, что хочет приехать. Но так и не приехал.

Элизабет вспомнила слова Наладчика: «Не забывай, что случилось с Нейтом. Ему нужно было просто ехать дальше. Еще час – и я бы уже никогда не смог до него добраться!»

– Нейт ехал к вам, – медленно проговорила она, пытаясь сложить фрагменты головоломки. – Но по дороге встретил меня. Он сказал, что прошлое перестало для него существовать в этот день. Нейт не хотел разрушить вашу карьеру! Не собирался устраивать публичный скандал! Он решил начать жизнь с нуля! – с болью выкрикнула Элизабет. Она больше не могла смотреть в золотисто-карие глаза, глаза Нейта. – Почему вы просто не отпустили его?! Зачем убили?!

Губернатор шагнул к ней и схватил за плечи.

– Я не убивал сына! Я бы никогда…

Мак яростно оттолкнул его, рявкнув:

– Не прикасайся к ней! Тронешь ее хоть пальцем – я тебя наизнанку выверну!

Тут уж даже Эвелин замолчала.

– Простите… – Сазерфилд потер виски. – Вы показали мне фотографию… Нейт в крови… Это так ужасно! Он страдал? Кричал? Он что-нибудь сказал перед смертью? – Губернатор попытался поймать взгляд Элизабет, но Мак заслонил ее, встав между ним и девушкой, как живой щит.

Элизабет так сильно закусила губу, что удивилась, не почувствовав вкуса крови. Помолчав, она проговорила:

– Он кричал. Велел мне бежать. Перед смертью ваш сын спас мне жизнь.

– Я ни о чем не знал, – с трудом произнес Сазерфилд. – Помощница передала мне его письмо, когда Нейт уже был мертв. Она вскрыла конверт, когда получила, и подумала, что это банальный шантаж, поэтому не стала мне показывать. А когда показала, было слишком поздно.

– Я не верю вам, – покачала головой Элизабет. – Вы наняли человека по кличке Наладчик, чтобы убить Нейта. А потом послали его за мной в Остин. Кстати, Наладчик мертв. Его застрелил полицейский при попытке побега.

– Вас тоже хотели убить? – выдохнул Сазерфилд.

– Вы так долго занимаете пост губернатора, вас уважают в городе. Но люди не знают, кто вы на самом деле. – Девушка презрительно скривила губы. – Да, меня тоже хотели убить. За мной охотился наемный убийца. И за журналистом, Стивом Илдоном. Мне повезло: я жива благодаря Маку и его братьям. – Она взяла Мака за руку. – Но защитить Стива было некому. Наладчик зарезал его в глухом переулке.

Сазерфилд пошатнулся. Эвелин наконец положила телефонную трубку и бросилась к мужу:

– У него слабое сердце! Перестаньте издеваться над человеком! Убирайтесь вон!

Элизабет повернулась к выходу из кабинета. Она хотела получить от губернатора признание в преступлении, хотела посмотреть в глаза чудовищу – и увидела в них только боль и скорбь. Вероятно, он гениальный актер, потому что разыгранные им ужас, горе и страдание казались неподдельными.

Со стуком распахнулась входная дверь дома, и в холле послышался топот нескольких пар ног.

– А вот и охрана! – возликовала Эвелин. – Сейчас вас вышвырнут!

В ту же секунду в кабинет ворвались секьюрити, и один из них грубо схватил Селию. Салливан стремительно метнулся к нему, сжимая кулаки:

– Эй, приятель, нельзя так обращаться с леди!

– Не трогайте их! – слабым голосом приказал губернатор охранникам. – Они уже уходят.

«Как будто нам нужна твоя защита!» – возмущенно подумала Элизабет и направилась к двери. Проходя мимо Сазерфилда, она задала последний вопрос:

– Мать Нейта вы тоже убили?

Губернатор во все глаза уставился на нее, и впервые Эвелин, стоявшая за его спиной, выдала свои чувства – она ошарашенно открыла рот и попятилась, но тотчас справилась с собой.

– Мать Нейта погибла в автомобильной аварии, когда он был младенцем. По-вашему, это тоже устроил некий Наладчик?

– Наладчика успели допросить в полиции, – сказал Мак. – Капитан Бен Ховард долго с ним беседовал. И можете не сомневаться: ваш муж не избежит наказания. – Он издевательски отсалютовал Сазерфилду. – До очень скорой встречи, губернатор!

Охранники в черных костюмах нервно переминались с ноги на ногу, окружив хозяев дома. За Макгуайрами, Селией и Элизабет они не последовали, и все четверо беспрепятственно вышли за ворота. Полицейских сирен не было слышно. Детективы, которыми Селия пугала губернатора, похоже, не спешили ей на подмогу, и Элизабет заподозрила, что рыжеволосая красотка просто блефовала.

– Что ж, это было занятно, – подвела итог Селия, подходя к своему внедорожнику.

Салливан схватил ее за руку.

– Тот охранник тебя не ранил?

– Салли, ты что, серьезно? – усмехнулась она. – Чтобы меня ранить, нужно хорошенько потрудиться. Вам обоим это известно.

Мак открыл дверцу машины для Элизабет.

– Подождите!

Все обернулись на этот отчаянный крик. От дома к ним бежала Эвелин. Ноги быстро мелькали в разрезе платья, лицо было белым как полотно.

– Стойте! Мисс… я даже не знаю вашей фамилии…

– Элизабет Сноу.

Жена губернатора приблизилась к девушке, настороженно поглядывая на остальных.

– Нам с вами нужно поговорить, мисс Сноу. Наедине.

– Неприемлемо, – отрезал Мак. – Если у вас есть что сказать, выкладывайте при всех.

Эвелин запыхалась и старалась выровнять дыхание.

– У моего мужа вспыльчивый характер. – Она уже не выглядела надменной и злой женой политика, теперь ее лицо исказил страх. – Я видела, как он ведет себя во время приступов гнева. – Эвелин нервно переплела пальцы. – Мать того мальчика… Вы считаете, что мой муж нанял убийцу, который и устроил автокатастрофу?

– Мы в этом почти уверены, – сурово сказал Мак.

– Ее звали Глория?

Сердце Элизабет пропустило удар.

– Да! Вы знали о ней?

– Глория была одной из его… ошибок. – У Эвелин задрожали губы. – Это было много лет назад, но я помню о ней, потому что однажды Уэсли приснился кошмар, и во сне он выкрикивал ее имя. Когда я утром спросила, кто это, он сказал, что Глория – проблема, которую нужно устранить.

Теперь сердце Элизабет забилось с бешеной скоростью, и в то же время как будто ледяной ветер ударил ее в грудь. По телу пробежала холодная дрожь.

Эвелин беспокойно оглянулась на дом.

– Я прожила с Уэсли долгую жизнь. Когда-то он был хорошим человеком.

– Вам нужно поехать с нами в полицию! – заявила Элизабет. – Вы должны рассказать все, что вам известно!

Лицо Эвелин окаменело.

– Я не буду свидетельствовать против мужа.

Мак, выругавшись, шагнул к ней.

– Ваш муж – убийца! Пусть сам он не запачкал руки, но нанял другого человека. Вы уверены, что он не захочет в один прекрасный день таким же способом избавиться от вас?

– Нет! – попятилась Эвелин. – Вы ошибаетесь!

– Как думаете, долго он будет терпеть ваше присутствие, когда вы перестанете быть ему полезной? – вмешался Салливан.

Из дома выскочили охранники и заспешили к воротам. Один из них крикнул:

– Мэм, у вас все в порядке?

– В полном! Они уже уходят! – твердым голосом ответила жена губернатора.

– Эвелин! Помогите нам! – взмолилась Элизабет.

Но та уже развернулась и решительно зашагала к дому.

 

Глава 12

– Ну и куда подевалось твое подкрепление? – спросил Салливан, когда Селия остановила внедорожник у маленького отеля. – Я думал, верные нашему делу полицейские детективы примчатся, грозно вереща сиренами.

Он говорил резко и агрессивно – Мак это заметил. Салли плохо себя контролировал с тех пор, как Селия встретила их в аэропорту. Впрочем, так было и раньше, если речь заходила о ней.

– Вы, ребята, не позаботились представить мне улики, с которыми можно было бы идти к копам. – Она заглушила мотор. – Пришлось просто припугнуть губернатора, чтобы он раскололся.

Все четверо вышли из машины, но не спешили идти в отель – более чем скромное заведение. В таких обычно останавливаются на ночь, чтобы на следующий день подыскать местечко поприличнее.

– А он раскололся! – воскликнула Элизабет. – Признал, что получил письмо от сына и был на его похоронах. Правда, соврал, что прочел это письмо слишком поздно, потому что подумал, будто оно от какого-то шантажиста…

– Нет, – покачала головой Селия. – Сазерфилд высказался более осторожно: мол, это его помощница заподозрила шантаж, поэтому скрыла от него письмо. Губернатор отлично разыграл всю сцену и не дал нам ничего, что можно было бы использовать против него в суде.

– Эвелин могла бы нам помочь. – Элизабет придвинулась поближе к Маку. – Она рассказала далеко не все.

– Точно, – поддержал Салливан. – Нужно заставить ее дать показания против Сазерфилда. Но это будет трудная задача. Ведь вместе с мужем она потеряет свой привычный уклад жизни.

– И возможность быть супругой вице-президента, – добавил Мак. – Но никто, кроме нее, нам не поможет. Элизабет права: Эвелин должна многое знать о делах губернатора.

– Кто может знать о мужчине больше, чем женщина, которая с ним спит? – задумчиво проговорил Салливан, глядя на Селию, и машинально сделал шаг в ее сторону.

– Пойду выясню, есть ли свободные номера, – торопливо сказала та. – Я быстро. – И почти бегом устремилась к двери отеля, на которой не было и намека на вывеску «Мест нет».

Салливан посмотрел ей вслед. Уже стемнело, на небе появились первые звезды за тонкой пеленой облаков, и Мак не смог прочесть выражение его лица.

– Что дальше? – спросила Элизабет. – Мы проделали долгий путь и пока ничего не добились. Я не могу вернуться домой, не получив ответов.

Мак и не собирался пока возвращаться.

– Ну, прежде всего мы хорошенько выспимся. А на рассвете подумаем, как убедить Эвелин обратиться в полицию. – Он обнял девушку за плечи и развернул к себе. – Это еще не конец, Элизабет. Поверь мне, я не сдамся.

– Я верю. – Она погладила его по щеке. – Спасибо.

Прикосновение было очень нежным, и Маку вдруг стало стыдно за жесткую щетину, успевшую отрасти за день. Он всегда казался самому себе слишком грубым и неуклюжим рядом с хрупкой Элизабет.

– Не за что, – сказал Мак и мысленно добавил: «Я всегда буду делать для тебя все, что в моих силах».

Салливан молчал, но Мак загривком чуял, что брату не терпится остаться с ним наедине и высказать все, что накипело. «Да, Салли, я попросил Селию нам помочь, и ты наверняка считаешь, что я таким образом решил перевернуть твою чертову налаженную жизнь».

– У них всего три свободные комнаты, – отчиталась вернувшаяся Селия.

– Ничего, – сказал Мак. – Мы с Элизабет возьмем одну на двоих. – Ему необходимо было снова заключить ее в объятия, увидеть, как она загорается желанием и отбрасывает контроль под его ласками. Маку нравилось, когда она забывала о своих правилах. Ему нравилось в ней все.

Селия, отдав один ключ Элизабет, второй протянула Салливану.

– Наши комнаты рядом. Надеюсь, это не проблема?

– Ни в коем случае, – заявил он, но прозвучало так, будто это была самая огромная проблема в мире.

– Я достану вещи из багажника, – сказал Мак. – Девушки, можете пойти вперед и выяснить, насколько ужасна эта дыра, в которой нам придется ночевать. – На самом деле ему нужно было поговорить с Салливаном без посторонних ушей. Подождав, пока Элизабет и Селия скроются за дверью отеля, он повернулся к брату: – Держи себя в руках!

– Ты хоть понимаешь, что натворил?! – разъяренно надвинулся на него Салливан. – Я старался держаться от нее подальше, хотел забыть навсегда! А ты взял и притащил меня прямо к ней!

– Она нужна тебе…

– Слишком сильно нужна! В этом и проблема! Ты же видел, как нелегко мне дался разрыв с ней! – Салли опустил сжатые кулаки. – Как я теперь смогу уйти от нее во второй раз?..

Маку больно было видеть, как брат страдает.

– Зачем тебе от нее уходить? – тихо спросил он. – Может, лучше обнять ее и не отпускать?

– Да? – со злостью процедил Салливан. – Привязаться к ней покрепче, прямо как ты – к Элизабет? А ты слышал, как твоя Элизабет говорила о Нейте? И что ты теперь собираешься делать? Сражаться за ее сердце с мертвецом?

Мак слышал. И у него внутри все похолодело.

– Заткнись, Салли.

– Элизабет любила его и до сих пор любит! Она рискует жизнью, чтобы наказать его убийцу!

На место холода пришла обжигающая ярость.

– Ну? – не унимался Салливан. – И как ты намерен победить призрака? Ты любишь ее, а она по-прежнему любит Нейта!

Мак молниеносно схватил брата за ворот рубашки и, дернув к себе, прошипел ему в лицо:

– Если однажды ты повел себя как придурок и сдался, это не значит, что все должны поступать как ты!

– Ты втрескался в женщину, которая никогда тебя не полюбит! – Салливан попытался его оттолкнуть, но Мак держал крепко. – Может, ты мазохист и такие отношения доставляют тебе удовольствие? Не привязывайся к ней! Бери, но ничего не отдавай взамен!

Мак с силой встряхнул его:

– Ты ни черта не понимаешь в том, о чем говоришь!

– Еще как понимаю! Потому что когда-то я был на твоем месте и сделал ту же ошибку. – На этот раз Салливан резким движением вывернулся из хватки Мака. – Ты ее любишь, но никогда не дождешься взаимности, и эта любовь тебя уничтожит. Расплющит. Остановись, пока от тебя не осталось мокрое место!

Слова «ты ее любишь» повисли в воздухе, и Элизабет их услышала.

Охранники вернулись на пост у ворот. В огромном доме теперь было совсем тихо. Эту тишину могли бы нарушить десяток детских голосов и смех. Но у Эвелин и Уэсли Сазерфилд детей не было.

Подол голубого платья колыхнулся, скользнув по стройным ногам, когда Эвелин остановилась на пороге рабочего кабинета мужа. Он любил здесь уединяться. Часами сидел за запертой дверью. Уэсли и сейчас занимал привычное место за письменным столом.

Эвелин смахнула слезу, катившуюся по щеке.

На полу, рядом с любимым креслом губернатора, валялся пистолет. Глаза Уэсли были закрыты, тело обмякло, а из огромной зияющей раны текла кровь.

«Надо кого-нибудь позвать. Надо сделать… что-нибудь».

Но Эвелин просто стояла на пороге и смотрела на мертвого мужа.

– Я… я пришла помочь перенести вещи, – сказала Элизабет всего в нескольких футах от Мака.

Салливан пробормотал проклятие и панически огляделся:

– Селия с тобой?

– Она у себя в номере. Ты не мог бы оставить нас с Маком на минутку?

Мак подумал, что минутки им не хватит. Он не представлял, как теперь будет выкручиваться.

– Не вопрос. – Салливан быстро зашагал к отелю, но вдруг остановился и обернулся к брату. – Прости, – сухо сказал он. – Ты же знаешь, я придурок. Но все-таки не повторяй мою ошибку. Иначе остаток жизни проведешь в аду.

Мак, отвернувшись, принялся доставать сумки из багажника, затем запер внедорожник и направился было к отелю, но Элизабет заступила ему дорогу.

– Ты меня любишь?

Мак крепко стиснул ремни сумок на плече и ручку кейса.

– Пойдем в номер. – По пути туда он собирался придумать уклончивый ответ, потому что боялся сказать ей правду. Слишком рано. Признание в такой безумной любви наверняка отпугнет ее, и она опять попытается сбежать.

Пока они шли к отелю, а потом заносили вещи Селии и Салливана, девушка молчала. Но, оказавшись наедине с Маком в своем номере, она уже не могла сдерживаться. Заперев дверь и прижавшись к ней спиной, Элизабет нарушила молчание:

– Это был простой вопрос. Можно ответить «да» или «нет». Похоже, твой брат думает, что ты меня любишь.

– Мой брат сам себя назвал придурком. – Мак бросил на кровать их сумки. – Он вообще не склонен думать.

– Значит, нет, – тихо сказала Элизабет и заправила за ухо прядку волос. – А мне почему-то казалось…

Мак, порывисто шагнув к девушке, уперся в дверь ладонями по обе стороны от нее. Замолчав, Элизабет подняла голову и посмотрела на него огромными прекрасными глазами.

– Ты на самом деле хочешь узнать, что я к тебе чувствую, Элизабет?

– Да, – прошептала она. – Поэтому и спросила.

– Но только учти, что пути обратно не будет. Ты не сможешь сделать вид, что поняла меня неправильно. А я уже не смогу скрывать свои чувства.

– Я не хочу, чтобы ты скрывал.

– Я люблю тебя. Но знаю, что ты любишь Нейта и никогда не сумеешь его забыть.

Слова Салливана несколько минут назад ошпарили его, как кипяток, потому что брат сказал правду, которую сам Мак не хотел признавать.

Между бровей Элизабет едва заметно обозначилась морщинка.

– Нейт был первым мужчиной, который разбудил мое сердце. Я была счастлива с ним. Да, я его любила. Но это не значит, что я не могу полюбить кого-то другого. – Ладонь девушки легла Маку на грудь, над тяжело бившимся сердцем. – Это не значит, что я уже не полюбила кого-то другого. Я не хочу думать о прошлом. Я хочу идти только вперед. С тобой. – Она поднялась на цыпочки и поцеловала его в губы. – Ты помог мне снова почувствовать себя живой, Мак. Ты внушал мне страх и восхищение одновременно. И ты единственный поверил мне.

Сердце под ее ладонью забилось быстрее.

– Я не знаю, когда влюбилась в тебя, – продолжила девушка, и на ее губах медленно расцвела улыбка, которая заворожила его в тот первый день. – Знаю только, что люблю. И не могу представить свою жизнь без тебя. Не хочу представлять!

На последнем слове Мак накрыл ее губы своими. Его охватила эйфория, сердце чуть не вырвалось из груди. Нет, он не Салливан, а Элизабет – не Селия. Брат просил не повторять его ошибку – что ж, он ее не повторит! «Какой же все-таки Салли идиот!»

– Я могу быть с тобой настоящей, – прошептала Элизабет, оторвавшись от него. – Ты принимаешь меня такой, какая я есть. Как я могу тебя не любить? – И снова приникла к его губам.

Мак сжал ее в объятиях, неистово отвечая на поцелуй. Они упали на кровать, сплелись руками и ногами на жестком продавленном матрасе, не замечая ничего вокруг.

Теперь было важно не только «здесь и сейчас». У них появилось будущее.

Мак скомкал ее футболку обеими руками, потянул вверх, принялся целовать полукружия груди над кружевом бра. Она выгнулась под ним, и он просунул руку ей под спину, стараясь нащупать застежку.

– Мак! – Салли забарабанил в дверь кулаком. – Нам надо ехать! Прямо сейчас!

«Сейчас? Сейчас?!» Мак, тяжело дыша, посмотрел в лицо Элизабет. Ее щеки раскраснелись, глаза блестели, губы припухли от его поцелуев. Она лежала на кровати под ним, и он никуда не собирался ехать «прямо сейчас».

– Жена губернатора только что позвонила Селии. Она хочет, чтобы мы приехали к ней немедленно. – Салли снова стукнул в дверь. – Мак! Да что ты там делаешь, черт возьми?! Открывай!

– Может, она передумала и хочет дать показания против мужа? – прошептала Элизабет.

Мак со стоном перекатился на спину. Потому что, если бы он этого не сделал, уже не смог бы остановиться и сорвал с нее джинсы. Руки дрожали, он сжал кулаки и, сев на краю кровати, попытался остыть. Кровать скрипнула. Элизабет тоже села, обняла его сзади и поцеловала в шею.

– Это всего лишь пауза, – нежно сказала она. – Поговорим с Эвелин, она поможет нам привлечь губернатора к суду. А потом мы продолжим. И тогда уже никто и ничто нам не помешает.

Он накрыл ее кисти ладонями, повторил:

– Никто и ничто, – и обернулся.

Элизабет улыбалась ему.

– Мы с Селией уже готовы! – не унимался за дверью Салливан. – Эвелин нервничала, сказала, что ждет нас немедленно! Вы идете?

– Напомни мне потом дать ему подзатыльник, просто для удовольствия, – шепнул Мак.

Элизабет улыбнулась еще шире:

– Я напомню тебе заняться со мной любовью. Просто для удовольствия. – Она соскользнула с кровати, одернула футболку и поспешила к двери.

Взбешенный Салливан воззрился на Мака:

– Какого черта вы тут… вы… гм… – Он закашлялся. – Ладно, поехали! – И удрал в сторону лестницы.

Мак, поднявшись с кровати, подошел к Элизабет.

– Никто и ничто нам не помешает, – снова повторил он ее слова. – Потому что я этого не позволю.

Когда внедорожник подъехал к губернаторским владениям, в окнах особняка горел свет, но у ворот не было охраны.

– Входная дверь открыта, – озабоченно сказала Селия. – Что-то здесь не так…

Все четверо настороженно двинулись к дому. На пороге рыжеволосая остановилась и позвала:

– Эвелин! Эвелин, вы здесь?

– Здесь! – крикнула жена губернатора из глубины холла.

Они вошли в дом. Элизабет почти физически ощущала, как напружинились тела Мака и Салливана в предчувствии опасности.

– Держись поближе ко мне, – велел ей Мак.

– Эвелин! – снова окликнула Селия.

– Я в кабинете!

По пути туда Элизабет замедлила шаг и оглядела освещенный хрустальными люстрами холл. «Где же губернатор? И куда подевались все охранники?»

– Боже мой! – воскликнула Селия. Они с Салливаном уже вошли в рабочий кабинет, и оба застыли на месте.

Мак отодвинул Салливана с дороги, и Элизабет увидела Уэсли Сазерфилда. Смокинг, в котором он приехал на встречу, был залит кровью. Эвелин стояла рядом с трупом мужа, положив одну руку на его плечо, второй прикрывая верх разреза на подоле, – наверное, на ее прекрасном платье тоже было кровавое пятно.

– Я нашла его здесь, в кресле, – бесстрастно сказала она. – После того как вы уехали, он остался в кабинете, а я пошла к охранникам и отправила их по домам. Нам с Уэсли нужно было поговорить в отсутствие чужих глаз и ушей. А потом я услышала выстрел. – Она посмотрела на Элизабет. – Полагаю, теперь дело закрыто: мой муж мертв. Вы этого хотели, мисс Сноу? Чтобы его не стало?

– Нет, – твердо сказала девушка. – Я приехала сюда не для того, чтобы его убить.

Она хотела правосудия, хотела, чтобы убийца Нейта сидел в тюрьме, и совсем не ожидала такой развязки.

– Так или иначе, теперь все кончено. – У Эвелин вдруг поникли расправленные плечи. – Вспомнит ли теперь хоть кто-нибудь, сколько хорошего Уэсли сделал? Или у всех в памяти останется только плохое?

«Плохое» – это убийство родного сына? «Плохое» – это заказ на меня? Я сказала бы по-другому», – подумала Элизабет.

Глаза Эвелин наполнились слезами.

– Мы ведь можем сохранить это в тайне? Зачем вам огласка? Уэсли заплатил за свои преступления, пусть у людей останется добрая память о нем! – Теперь она говорила быстро и деловито. – Если вы все расскажете журналистам, в прессе поднимется буря, это будет оглушительный скандал. А так я смогу всех убедить, что произошел несчастный случай: Уэсли чистил пистолет, и тот неожиданно выстрелил.

Элизабет покачала головой.

– Тогда я скажу, что у мужа была депрессия! – не сдавалась Эвелин. – Он посещал психоаналитика много лет, с тех пор как погибла эта сука Глория!

Элизабет открыла рот. И все, кто был в комнате, тоже с удивлением посмотрели на вдову губернатора.

– О боже… – Эвелин вытерла слезы. – Не надо было ее так называть, да? – Она вскинула правую руку, которой прикрывала разрез на платье.

Пальцы, затянутые в белоснежную перчатку, сжимали рукоятку пистолета, ствол которого смотрел на Элизабет. Девушка ничего не успела сделать: грохнул выстрел, пуля ударила в нее, сбив с ног.

Эвелин спустила курок еще несколько раз подряд.

– Мак! – Элизабет попыталась подняться, с ужасом думая, что он тоже ранен. Или Салливан? Селия? Крикнуть ей не удалось – получился глухой хрип. Она кое-как села на полу, но встать не могла, подгибались колени. – Мак!

– Ты за него не переживай, – усмехнулась Эвелин, целясь в кого-то поверх ее головы. – Лучше о себе подумай.

 

Глава 13

– Опусти пистолет, – приказал Мак, стараясь говорить спокойно.

Это давалось ему нелегко, ведь Элизабет сейчас сидела на полу, и он видел кровь у нее на груди. Когда грянул первый выстрел, Мак сразу рванулся к девушке, но Эвелин снова начала стрелять – попала в Селию и, кажется, в Салливана. У Мака дернулось плечо, когда его прошила пуля, но он не обратил на рану внимания: нужно было немедленно помочь Элизабет. Селия лежала без движения. Салливан приподнялся, на рукаве его рубашки было красное пятно. «Эвелин никого из нас отсюда не выпустит», – пронеслось у Мака в голове. Он вскинул обе руки, несмотря на боль в левой:

– Не стреляй.

Вдова губернатора рассмеялась:

– Что, не ожидал такой меткости? В детстве отец часто брал меня на охоту, так что я умею обращаться с оружием. – Она посмотрела на Элизабет. – По-моему, убить тебя не так уж сложно. Не понимаю, почему у Нельсона возникли затруднения. Тоже мне премудрость – засадить пулю между глаз.

– Н-нельсон? – прохрипела девушка.

– Ты знаешь его кличку – Наладчик. – Эвелин вздохнула. – Бедняга Нельсон, он столько лет помогал мне.

Пока она говорила, Мак осторожно подступал ближе. Нужно было вырвать пистолет у нее из рук.

– Значит, главная в этом деле – ты?

– Не только в этом, – пожала плечами Эвелин, пренебрежительно покосившись на него. – От Уэсли не было никакого толка, ни одной оригинальной идеи за все эти годы. Он получил пост губернатора исключительно благодаря мне.

За окном послышался шум мотора – около дома остановилась машина. Затем хлопнула входная дверь.

– Это полиция, – сказал Мак. – Бросай оружие.

– Нет, не надейся, – усмехнулась Эвелин. – Это мой уборщик.

В холле зазвучали шаги.

– Эвелин! Ты где?

Мак, сразу узнав голос, обернулся и увидел входившего в кабинет Мартина Пейса, который на мгновение застыл, разинув рот.

– Эвелин! Какого черта?! Я думал, ты только Уэсли пристрелила! – Помощник губернатора подошел к лежавшей на полу Селии, выругался и приложил руку к ее шее, нащупывая пульс. – Что ты наделала?

Мак быстро взглянул на брата. Тот уже поднялся на ноги и угрожающе качнулся в сторону Пейса. «Не сейчас, Салли, еще не время!» – мысленно воззвал к нему Мак, потому что Эвелин приставила дуло пистолета ко лбу Элизабет. Салли, к счастью, остался на месте.

– Я сделала то, что нужно, – отрезала вдова. – Мартин, не притворяйся, что ты у нас чистенький. И не забывай: нам обоим есть что терять.

– Ты должна была убить только губернатора! Зачем стреляла в Селию?

– Ты сказал мне, что она обманом притащила сюда Макгуайров. Кроме того, она проводила финансовое расследование. Ты ничем не обязан этой женщине. Ты всем обязан мне! Я здесь главная!

– Главная убийца, – прохрипела Элизабет.

Эвелин крепче сжала рукоятку пистолета.

– А ты всего лишь куча мусора у меня на дороге.

Мак сделал еще один незаметный шажок к ней, пытаясь совладать с охватившей его яростью.

– Ты собираешься убить всех нас? – спросил он.

– Ну, вообще-то полиция придет к выводу, что вас убил губернатор. Вы узнали, что Уэсли нанимал киллера для нескольких преступлений, а когда пришли сюда с обвинением, он рассвирепел и давай палить из пистолета. Сначала прикончил всех вас, а потом и сам застрелился. Только мне, бедняжке, удалось спастись от его безумия.

Салливан, несмотря на ранение, крепко стоял на ногах и ждал сигнала от брата. Но прежде нужно было каким-то образом заставить вдову отвести ствол от Элизабет.

– Вы всполошились, когда узнали, зачем мы пришли к губернатору, – заговорила девушка, и в ее голосе не было страха, хотя ей в лоб упиралось дуло пистолета. Она не боялась. Она очень сильно разозлилась. – Перепугались, что мы можем вас заподозрить. Или… вас заподозрил муж? Вот что случилось! Когда мы ушли, он начал задавать вам вопросы. Вероятно, мистер Сазерфилд подумал, что вы могли прочитать письмо Нейта раньше, чем он, и узнать, что у него есть сын…

– Я все знала и без этого чертова письма! – закричала Эвелин. – Нельсон когда-то был частным детективом, и я наняла его следить за мужем! Он все разнюхал про Глорию и ее ублюдка. Тогда я предложила ему пятьдесят тысяч долларов наличными, чтобы уладить это дело. И Нельсон согласился. Отлично справился – устранил мою проблему, а вскоре на него посыпались заказы от других клиентов, потому что я знакомила его с нужными людьми. Своей блистательной карьерой он, как и Уэсли, обязан мне!

Мак на своем веку повидал немало чудовищ, самых разных форм и размеров. И мало кому из злодеев удавалось так хорошо скрываться долгие годы.

– Ты думала, Нейт никогда не узнает, кто его отец? – спросил он. – А потом прочитала письмо, и оказалось, что мальчик едет на встречу с губернатором.

Ствол немного отодвинулся от лба Элизабет, сидевшей на полу. Вернее, девушка начала слабеть и уже не могла держать спину прямо. «Куда попала пуля? – лихорадочно подумал Мак. – Только бы не рядом с сердцем! Не рядом с сердцем!»

– Незаконный ребенок Сазерфилда разрушил бы его карьеру, – сказал он Эвелин. – И ты решила этому помешать.

– Нет, – слабо возразила Элизабет. – Если бы губернатор догадался, что она убила Глорию, – вот тогда была бы разрушена ее собственная жизнь. Ты не защищала никого, кроме себя! – Рука, которой она упиралась в пол, сильно дрожала.

Мак попытался отвлечь внимание Эвелин на себя.

– Сегодня вечером Сазерфилд понял, что произошло много лет назад. И собирался засадить тебя за решетку, верно? Он рассказал бы правду о тебе всему миру.

– Это она во всем виновата! – заорала вдова, и дуло пистолета снова уперлось в лоб Элизабет. – Ей просто нужно было вовремя остановиться! Но нет, вы все решили найти связь между Нельсоном и Уэсли! А с Нельсоном была связана только я, и вы непременно до этого докопались бы. Однако я не намерена идти в тюрьму. Я создана для другой жизни! У меня особое предназначение!

– Ты… чокнутая, – прошептала Элизабет. – Вот ты кто.

Эвелин уже взяла себя в руки и одарила ее холодной, жестокой улыбкой.

– Мартин, если Селия еще не сдохла, добей ее, – велела она.

– Ч-что?! – остолбенел помощник.

– Надеюсь, ты взял с собой пистолет? Я же просила! – Разговаривая с ним, Эвелин не отводила взгляда от Элизабет. – Пристрели Селию, потом этих парней. Они и с места не сдвинутся. – Она посмотрела в упор на Мака. – Солдаты, спецназовцы! Целое семейство супергероев с девизом «Защищать всех подряд!». И вы будете до последнего защищать эту девчонку. Вы очень хотите ее спасти, а значит, не шелохнетесь, пока она у меня на мушке. Потому что вы не сомневаетесь, что я могу нажать на спуск. А тем временем вас обоих грохнут.

– Нажимай… на… что хочешь… – Слова уже давались Элизабет с трудом.

– Этот дурень тебя любит, – подмигнула ей Эвелин. – Кто же станет рисковать жизнью любимого человека? Будет стоять по струнке как миленький. Хорошие солдаты всегда подчиняются приказам.

Краем глаза Мак увидел, что в руке у Мартина появился пистолет. «Вот теперь пора действовать!» Он едва заметно качнул головой, надеясь, что Салливан заметит этот знак и приготовится. Эвелин ошиблась на их счет – они были не просто хорошими солдатами.

Они были специально обученными убийцами.

Мак, уже не таясь, угрожающе шагнул вперед:

– У наших братьев в офисе есть доказательства твоей причастности к убийству Глории Дэниелс. – Он блефовал, основываясь на догадках, но больше ничего не оставалось. – Не надо было тебе с ней встречаться, но ты не удержалась. Наверно, очень хотелось взглянуть на женщину, которая чуть было не разрушила твою идеальную жизнь?

Эвелин вздрогнула.

– Как ты узн… Ты лжешь! Нет у вас никаких доказательств!

– Братья разыскали друзей Стива Илдона, тоже журналистов. Они собрали материал для нескольких статей, разоблачающих жену губернатора Северной Дакоты. Представляешь, какой поднимется шум? Пресса тебя похоронит. Ты сгниешь в тюрьме. Вот в чем твое особое предназначение.

– Нет! – выкрикнула Эвелин. Вспышка ярости лишила ее контроля над собой. Цель была достигнута: она направила пистолет на Мака и вдавила спусковой крючок. Но за секунду до этого на нее из последних сил бросилась Элизабет. Они обе рухнули на пол, пуля ушла в потолок. Мак рванулся к ним, ногой выбил оружие из руки Эвелин, и тогда Элизабет от души врезала ей кулаком в лицо. Голова убийцы глухо ударилась затылком об пол.

– Брось пушку, Мартин, – прорычал Салливан. – И отойди от Селии.

Мак обернулся. Мартин Пейс с пистолетом в руке стоял над лежащей Селией, но целился не в нее, а в Салливана. Первым делом Мак заслонил своим телом Элизабет. Он никому больше не позволит в нее стрелять, пусть сначала пуля прошьет его собственную грудь.

– Этого не должно было случиться, – забормотал Мартин. – Я не знал… не знал, чем занимается Эвелин! Заметил однажды, что со счета пропала крупная сумма, сказал ей об этом, и она… заплатила мне за молчание. Я думал, может, она тратит деньги мужа на наркотики. Я понятия не имел, что она убивает людей!

– Теперь имеешь, – отрезал Мак. – Положи пушку на пол и отойди.

Мартин посмотрел на Селию:

– Мне показалось, она уже не дышит, иначе я не стал бы…

Салливан, издав страшный звериный рык, ринулся на него, схватил за ворот и молниеносно впечатал спиной в стену. Пистолет выпал из руки Мартина. Салливан принялся наносить ему сокрушительные удары один за другим.

– С-Салли… – раздался слабый голос Селии.

Он застыл лишь на мгновение. Отшвырнул Мартина и бросился к ней, упал на колени, сгреб в объятия и заорал:

– Нам нужна «скорая»!

Мак почувствовал на плече руку Элизабет, повернулся к ней и едва успел поймать, когда она начала падать.

Когда приехала «скорая помощь», он сидел, все еще прижимая девушку к себе. Она едва заметно дышала, но, как только санитары положили ее на носилки, ресницы дрогнули, и Элизабет прошептала:

– Никто… ничто… нам не помешает.

– Никто и ничто, – подхватил Мак.

– Я… люблю тебя.

У Элизабет остался шрам. Очень пикантный. Настоящая боевая метка. Эвелин Сазерфилд арестовала полиция, а пресса зубами и когтями вцепилась в сенсацию. Мартин Пейс легко отделался, быстро согласившись на сделку с прокуратурой. Элизабет сообщили, что он выложил все секреты, о которых знал и догадывался.

Ей перестали сниться кошмары. Убийц Нейта постигла кара. А ее жизни ничто больше не угрожает, и теперь можно, наконец, идти вперед – ее никто не остановит.

Кроме Мака.

Элизабет отыскала его взглядом на берегу озера. Они вернулись на ранчо пару недель назад, и все это время Мак опекал ее, как ребенка, и пытался избавить от любых неудобств. С одной стороны, это было трогательно; с другой – начинало раздражать. Но больше всего ее беспокоила мысль о том, что теперь, когда опасность миновала, их отношения изменятся.

– Элизабет!

Мак поднимался к ней по насыпи. Темные волосы блестели на солнце, точеные черты лица в ярком свете обозначились резче. При виде его девушка почувствовала привычный трепет, сердце забилось чуть быстрее, а на губах медленно расцвела улыбка.

Но Мак озабоченно нахмурился:

– Врач сказал, тебе нужен покой, а ты разгуливаешь по окрестностям!

– Перестань обращаться со мной так, будто я могу в любой момент рассыпаться на мелкие кусочки! – выпалила Элизабет, решив положить конец этому безобразию. Ей надоели телячьи нежности, она тосковала по его горячему телу и страстным поцелуям. – Я совершенно здорова!

– Но я так испугался за тебя тогда. Было слишком много крови, к тому же я видел, что пуля попала в грудь…

– Ты же слышал, что сказали специалисты: мне повезло, сердце не задето и все остальное тоже.

Мак поправил прядь ее каштановых волос, которыми играл ветер.

– Нет, это мне повезло. Потому что, если бы ты… если бы с тобой что-нибудь случилось, я сошел бы с ума. – Он провел пальцами по щеке девушки. – Ты даже не представляешь, как я тебя люблю.

Элизабет ждала продолжения: ей очень хотелось представить.

– Я не могу вообразить себе этот мир без тебя, Элизабет.

– А я пока никуда не собираюсь, – улыбнулась она.

– Наверное, тебе не нравится, что я слишком уж тебя опекаю. Что бываю… бешеным, люблю опасность и всплески адреналина…

Элизабет молчала.

– Но я все сделаю и все отдам, лишь бы тебе ничто не угрожало. Ты значишь для меня больше, чем всё на свете. – Он перевел дыхание и вдруг опустился на одно колено, достал из кармана кольцо и протянул ей на ладони.

Прекрасный бриллиант засверкал в лучах солнца.

– Моя жизнь стала лучше, когда в ней появилась ты, – просто сказал Мак. – Детка, ты выйдешь за меня замуж? Окажешь мне такую честь?

Элизабет увидела, что в его глазах мелькнул страх получить отказ и уголок рта нервно дрогнул. Суровый воин затаил дыхание в ожидании ответа.

«Неужели он думает, что я могу ему отказать?»

Элизабет заставила его подняться.

– Моя жизнь лучше, когда ты рядом со мной. – И поцеловала. – Да, самый прекрасный мужчина в мире, я выйду за тебя замуж.

Он засмеялся – радостным, вольным смехом – и заключил ее в объятия. Она снова поцеловала его, чувствуя себя влюбленной, счастливой, защищенной от всех невзгод. Элизабет знала, что может с ним быть сдержанной и необузданной, дикой и робкой. Она может быть какой угодно – Мак навсегда останется с ней.

Все призраки исчезли вместе с прошлым. Теперь у нее есть только настоящее и будущее.

Будущее с Маком.

 

Эпилог

– Привет, Салливан.

Услышав этот голос, который столько раз звучал в его снах, Салли, сидевший за столом в кабинете «Макгуайр секьюритис», вздрогнул и поднял голову. А увидев, кто стоит на пороге, не поверил своим глазам. Он даже зажмурился на всякий случай.

Селия засмеялась:

– Ну нет, так просто я не исчезну! – Она вошла в кабинет и закрыла за собой дверь.

Салливан вскочил.

– Я не хочу, чтобы ты исчезла. – Голос прозвучал хрипло, и пришлось откашляться. – Но как ты здесь оказалась? Тебя ведь ранили…

– Кости не задеты. Бывало и хуже, – отмахнулась она. – Прицельную пулю получила Элизабет. Я ужасно за нее испугалась, но говорят, с ней уже все в порядке.

Салливан вышел из-за стола.

– Элизабет на ранчо. Наверное, уже не знает, куда деваться от Мака. У него же основной инстинкт – это защита слабых и спасение пострадавших.

«У меня тоже», – мысленно добавил он.

– Когда я увидел, что ты лежишь на полу и не двигаешься…

– Я ударилась головой, когда упала, и отрубилась ненадолго. А пуля прошла почти по касательной.

Но тогда Салливан об этом не знал. И позже, когда держал ее, бесчувственную, на руках, тоже.

– Я пришла предложить тебе сделку. У меня есть информация, которая тебе очень пригодится. – Селия достала из сумочки белый конверт. – Я отдам тебе это взамен на обещание, что ты окажешь мне услугу.

– Какую услугу? – насторожился Салливан.

Рыжеволосая ослепительно улыбнулась ему, и на обеих ее щеках появились ямочки – по-детски очаровательные, обманчиво невинные. Восхитительные.

– Суть в том, что ты должен дать обещание до того, как узнаешь, на что подписываешься. Поклянись, что сделаешь то, о чем я попрошу, когда сочту нужным, и этот конверт – твой.

Салливану отчаянно хотелось к ней прикоснуться, поцеловать ее, но он призвал на помощь все свое самообладание.

– А ты уверена, что информация меня заинтересует?

– Здесь настоящее имя твоей матери.

Братья Макгуайр уже выяснили ее имя. Салливан открыл было рот, но Селия продолжила:

– И сведения о том, почему она оказалась в программе защиты свидетелей. – Она протянула ему конверт. – Ну что, по рукам? Одна услуга, никаких вопросов – и ты узнаешь прошлое своей матери.

Он посмотрел на конверт, затем взглянул в глаза Селии:

– По рукам.