Нас окружили несколько человек, остальные кинулись перетаскивать вещи к каморке начальника станции. Усталость навалилась сверху, как каменная глыба. Наверное, так себя чувствовали спартанцы после того, как отбили неизвестно какую по счету атаку персов. Состояние отупения, состояние не стояния…

Я повернул голову, сквозь неяркое мерцание аварийного освещения и горящих на станции костров, люди которые находились на перроне, кажутся вышедшими из каменного века. Наверняка, если ничего не делать, это и произойдет. Люди вернутся в свое первобытное состояние, превратятся в зверей.

Период распада радиационных отходов разный. От часа до тысячи лет. Только главная беда в том, что основная их часть прекратит свое существование лет через пятьдесят. Но даже тогда люди не смогут нормально жить на поверхности. Та гадость, что сейчас витает в воздухе, из-за которой облучаются люди, выпадет в виде осадков в почву. А это означает — мутировавшие животные и растения. Те, что приспособятся жить под постоянным жестким облучением, уже никогда не будут такими привычными нам. Животные изменятся и станут смертельно опасны для человека. Людям предстоит прожить под землей лет сто минимум. Наверно даже уже не людям…

Ого! Оказывается, я немного задремал… Открыл глаза, а вокруг уже никто не бегает, не таскает вещи. Да и я прикрыт каким-то пледом. Рядом сопит Димка Кравцов, тоже успел снять только маску. Руки его нежно обнимают цевье автомата, голова на комплекте ОЗК, снимать даже не стал, так лег.

Герда сидит рядом, но видно, что тоже спала, шерсть свалялась.

— Серега! Пойди сюда! — я заметил его, сидящим возле ближнего костра. Рядом, полулежа примостилась Марина.

— Как спалось? — вместо приветствия произнес он.

— Нормально… У тебя там еще таблетки для собаки остались? Что-то шерсть мне ее не нравится.

— Сейчас принесу. Рассказывай, как сходили? Видел, сколько принесли… Как и доперли то вдвоем?

— Нормально… Нужно отправлять наверх команду за провиантом. Так ноги скоро протянем. Как там Киселев?

— Нормально. Отлеживается. Думаю, не меньше недели ему лежать… Ты, Леха, не переживай так. Если его сейчас дернуть, неизвестно, сможет ли он тебе до конца помочь. А так отлежится и пойдете…

— Ладно… — я перебил его. — Что там с отрядом? Набрали?

— Да отдыхай ты! Отправили уже отряд! Полчаса назад ушли. Приказ — до ближайшего универмага и обратно. Тут местные были они и повели… Скоро должны быть.

— Как ушли? А кто разрешил? Че тут вообще происходит, я не пойму… Кто старшим пошел?

— Не ори… Внимание привлекаешь. А кого бы ты отправил?

— Ну… — я сбавил тон. Серега то тут причем? — Тебя или вон, Кравцова…

— А если он спит, а мне за порядком нужно приглядеть, то кого?

— Тогда… — я задумался. Действительно кого? Майоров с подполами не отправишь, только оперативники из МВД и остаются, тот же Петра например…

— Ну вот, видишь? Я сначала хотел Петю отправить, но у него какое-то задание от тебя же и получено, так он сказал. Тогда я тезку своего, Серегу из оперов отправил. И еще пять военных для прикрытия. Все с автоматами. И двадцать человек носильщиками. Ты, пойми, Лех… еды нет совсем. Вообще ничего. А детей тут человек тридцать.

— Извини, брат… Я спросонья не подумал что-то… — я хлопнул его по плечу и встал. Занимайся охраной, тем более что ты этим и занимался на службе. Я пойду, схожу к старшим в каморку.

— Давай. Я тогда Герду возьму, таблетку дам?

— Хорошо. Еще раз извини.

— Проехали уже, — он рассмеялся и пошел к кострам. — Герда, пошли.

Она посмотрела на меня и только после моего кивка пошла за Серегой.

В каморке начальника станции никого, кроме самого подполковника, не было. Он сидел тупо глядя на стол, и курил. Все пространство стола было завалено окурками, тут же стояли бутылки от водки. Лишь несколько сантиметров стола были чистыми. Сначала, я не придал этому значения, и только после того, как привыкли глаза я понял что подполковник смотрит на фотографию. Неяркую, видно, что еще с простых пленочных фотоаппаратов. На ней были запечатлены женщина и трое девочек на пляже. Все чем-то неуловимо схожи, тем сходством, что сразу выдает родственников.

— Жена? — я тихо сел рядом.

Владимир Иванович поднял на меня мутные глаза, сфокусировал взгляд и стал шарить руками по столу. Я протянул ему пачку найденного наверху «Бонда».

— Двадцать лет вместе прожили… — он щелкнул зажигалкой и выпустил клуб дыма. — Нахрена мы вообще в этот Питер поехали… Я ведь, Леш, в Калуге служил. Майором был… Только погнался за карьерой, пятьдесят ведь скоро, а там все должности были заняты. Вот и приехали в Питер. Хотя… там, в Калуге, и я бы погиб, там ведь метро нет, а бомбили по любому. Там ведь ПВО стоит и ракетчики. Надеюсь парни хоть как-то отомстили за всех…

— Может, живы еще, Владимир Иванович?

— Да нет… Не смогли бы они добраться, укрыться… Они на залив поехали… Я то думал, когда нам чрезвычайное положение объявили, что погрозятся и опять помирятся… А оно вон как вышло. Наши то никогда первыми не начинают, их и грязью поливают и гнобит весь мир, а им хоть бы что. Но тут не стерпел видимо наш Большой Папа….

— Что вообще произошло? Нам ведь там ничего не объясняли. Расскажите хоть вы… Тут то больше слышно было.

— Экий шустрый… — он усмехнулся. — Нам тоже много не говорили. Так — слухи. Да и информация секретная…. Хотя от кого теперь держать в секрете? Слушай…

* * *

Еще год назад, на большой сходке президентов, саммите, появились первые разногласия. Участились теракты со стороны так называемых ваххабитов. Наше ведомство, как ты знаешь, уже год как объединилось. Все встали под одно крыло — ГРУ, ФСО, Контрразведка… ФПС и ФАПСИ мы еще до этого назад вернули. Так, вот наши и раскопали, что ноги, а точнее пополнение кошельков, финансирование терактов идет с запада. Для дестабилизации обстановки у нас. Факты мы достали железные, не отвертишься. Сначала, как водится, нота протеста, потом переговоры…

Только вот их руководители и разговаривать не стали. Просто заявили, что все это чушь и предложили нам опять беспроцентный кредит…. Так всегда было, откупались… и с «Курском», лодкой, помнишь? Вам наверняка доводили общие факты всего. Только тут они просчитались. Да.

У нас уже достаточно резервов было… Из кризиса мы вышли вперед всей планеты, вот и скопили достаточно. Так вот, наш президент просто вышвырнул их посольства из страны и прекратил всякие отношения с ними. Наши туда не выезжали, они не приезжали. Стали активно наращивать военную мощь. За год было построено столько военной техники и вооружений, сколько не строилось за тридцать лет. Ну и оппоненты, мать их, на месте не стояли…

В этом году, месяц назад, состоялась встреча глав мощнейших стран мира — России, США, Китая, Израиля. Пытались договориться….

Видно, что-то не так пошло, раз наш президент прилетел со встречи еще вечером, хотя должен там был пробыть два дня. Тут же по нашему ведомству прошел приказ — военная опасность. Наш начальник Питерский, прямой зам директора, долго звонил в Москву, выяснял, а потом заперся у себя в кабинете и застрелился… А дальше…

Подожди, тебе наверно поесть охота? Бери вон в столе, там есть что-то. Сейчас дальше расскажу….