Справедливо рассудив, что возле такого городка как Будогощь есть и милицейские отделы и наверняка какие-нибудь вояка, мы вполне сможем раздобыть и оружие, и снаряжение для похода в Питер. Нужны были комплекты ОЗК, запасы пищи в гермоупаковках, не испорченные радиацией. Поход обещает быть долгим, а ближе к городу уровень заражения гораздо больше, чем тут. Еще всякая мелочь типа фильтров и таблеток для обеззараживания воды.

Наткнувшись под самое утро на небольшое сельцо с незапоминающимся названием Смолино, я впервые задумался о том, что было неплохо раздобыть машину, чтоб не стирать ноги. Все улицы словно вымерли, не видать было ни человека. Раннее утро, что тут говорить. Все либо спят, либо нет никого.

— Серый! Давай топай вон к тому дому, — я указал на дом местного богача, резной, красной, импортной черепицей. — Приглядись что там, к чему. Если хозяева на месте, постарайся, чтоб никто тебя не видел. Если нет — посмотри вокруг на наличие машины.

— Есть, понял! — он понимающе кивнул. — Может у них кто и на охоту ходит, неплохо ружьишко бы замутить.

— Соображаешь, — согласился я. — Давай иди.

Низко пригнувшись возле забора, ладного, как и дом, Серега побежал к воротам. Я же пошел вокруг дома, постоянно держа в поле зрения окна, надеясь заметить хоть какое-то движение. Но дом только скалился темными провалами окон, заботливо задернутыми занавесями. Еще раз оглянувшись, я махом вскочил на забор и, посмотрев на дорогу, спрыгнул во двор. Запоздало подумал про собаку, которая была бы очень некстати. Потихоньку прокрался к окну и, осторожно, стараясь сильно не высовываться, заглянул внутрь дома.

Шторы были запахнуты не очень сильно и, в первую секунду, меня пробрал мороз. В лицо мне смотрело дуло ружья. Я замер, стараясь не делать лишних движений. Сразу как-то подумалось — ну вот и все, пришел. Постояв наверно, секунд двадцать и, не заметив никакого движения, я тихо опустился на снег.

Справа за углом дома зашуршало, я мгновенно придвинулся к самому углу и приготовился. Как только показалась рука, я резко дернул ее на себя, и тут же применив болевой прием, завалил человека на лед.

— Это я, Леха! Больно, пусти! — сдавленный Серегин голос вывел меня из боевого состояния.

— Придурок! Я уже шею ломать хотел, — я сплюнул и шепотом матюгнулся.

— А ты чего тут? — спросил он, растирая запястье. — Сам же сказал, что ждать будешь на дороге.

— Ладно, извини, я сам что затупил — я извиняющее улыбнулся. — Тебя отправил через ворота, а сам решил через двор подстраховать. Извини, — повторил я.

— Забей. Короче, там во дворе стоит джипарь. Машина на ходу я думаю, потому, что на колесах снег еще не растаял. Самое позднее вчера вечером на ней ездили. Еще… на чердаке человек со стволом. Думаю охотничья «Сайга» потому как оптика на солнышке поблескивает. Но в меня не стреляли и не окликнули, значит, охрану несет тяп-ляп, спит, скорее всего. Я попробую забраться наверх снаружи, там стекло надо бить и ствол выхватывать. Но это шум, а если есть, кто в доме нас завалят обоих. Если разбудим нам в дом не пройти. Там с двумя ружьями можно такую оборону держать, что нам с вытащенной «Сайгой» и делать нефиг будет.

— Тут в окне тоже человек с ружьем, хотя может и с карабином. Я только в армейском оружии понимаю, — я показал окно над нами.

Серега осторожно поднялся и через секунду опустился обратно.

— Карабин многозарядный. Хорошая вещь. Дырок наделает немеряно за минуту. А хозяин спит. — Серега усмехнулся. — Вояки блин. Дверь в дом закрыта изнутри. Если их брать то только через окна. И одновременно, а не то постреляют нас. Давай так — я залезаю наверх к чердаку, там лестница есть и подаю тебе сигнал. Тут окно кстати открыто. Наверно, при стрельбе распахнуть хотел, а не окна бить. Аккуратно приоткрой и по сигналу моему забирай карабин, а дальше разберемся. Сигнал, какой?

— Бери камушек и кидай когда залезешь, на крышу. Черепица железная, загремит. Только на мою сторону кидай, твой «охранник» отвлечется спросонья. Тут и ты залезай к нему. Кстати, откуда так много знаешь про ружья?

— Так я же на гражданке охотником был. Глаз наметанный. Ладно, я пошел. С богом. — Серега тихонько двинулся в обратный путь. Я глянул на часы. Полшестого. Самый сон, будем надеяться, что так и есть. Наверняка вчера часов до трех сидели с перепугу, а потом и сморило без дела.

Я привстал и пальцем, стараясь не дышать, потянул на себя створку окна. Она отошла беззвучно. Спасибо, хозяин, за смазанные петли. Замер, приготовившись услышать окрик или, еще хуже, выстрел. Все было тихо.

Внезапно сверху, на крыше, загрохотало. Я хоть и готовился, но момент прозевал. Резко встав, схватился за дуло, встретившись с безумным взглядом хозяина, и, быстро отведя дуло в сторону, толкнул его в комнату. Как я и рассчитывал, человек еще не успел толком проснуться и не слишком крепко держал карабин в руках, поэтому приклад хорошо впечатался в челюсть. Выдернув из рук осевшего на пол хозяина карабин, я заскочил в окно и направил его на пленного. Тот потихоньку скулил и делал робкие попытки встать.

— Кто еще в доме? Быстро говори! — я старался говорить как можно убедительнее и подкрепил свои слова передергиванием затвора карабина.

— Племяш на чердаке…. Ты кто такой? — он почти очухался и собирался «наезжать». Вид у него был как у бандита местного розлива. Бычья шея, бритая башка, весь в коже. Даже штаны кожаные. Как не жарко только. Бац! Удар прикладом второй раз отправил его в глубокий сон. Так-то лучше. Меньше мороки.

Связав его сорванной шторой, я осторожно, стараясь не шуметь, выглянул из комнаты. Не соврал, Нет никого. На столе в зале стоял не убранный стол, на котором красовались остатки ужина. С бутылочкой, как без нее. Пройдя по дому, я подошел к входной двери. Как там Серега. Что я не слышал ничего.

Щелкнув замком, приоткрыл дверь на улицу и тут же увидел Серегу склонившегося над лежащим человеком в камуфляже. Услышав скрип двери, он резко выпрямился и привычно вскинул «Сайгу» к плечу.

— А это ты, — он облегченно опустил оружие. — А я вот понервничал с ним тут. Пришлось ему упасть с чердака. Крепкий оказался, гад.

— Живой? — спросил я, кивнув на лежащего племяша.

— Не. Готов. — Серега виновато опустил глаза. — Я, правда, не хотел. Он соображает быстро. Если бы не на предохранителе стояла сайга, я бы тут лежал.

— Затаскивай в дом его, чтоб не видел никто. Там у меня тоже лежит, местный нувориш. Только живой. — добавил я и пошел в дом.

Мне не приходилось вот так близко смерть. Это было не привычно. Как-то не по-людски. Я дума, что мы просто их вырубим и все. А тут такое.

Серега, кряхтя, затащил его в прихожую, и закрыл за собой дверь.

— Значит, так, Серый, давай в темпе смотрим, что тут есть. Патроны, одежда, как на этом. — я кивнул на мертвеца. — Может еще, что полезное найдем.

Сам я пошел в комнату, где лежал мой пленник. Еще выходя, я заметил на столе прибор, похожий на тестер и теперь спешил проверить свою догадку.

Так и есть — счетчик Гейгера. Прибор для измерения радиации. Импортный, весь в надписях, с жидкокристаллическим экраном. Нажав на кнопку «power» я с радостью увидел, как экран засветился. Приборчик запищал и выдал — «радиоактивный фон повышен, угроза заражения» и цифры — 120 рад/1Гр, показывающие, насколько велика угроза. Из краткого курса химика знал, что это число показывает только повышенный фон, ничего с нами не случиться, во всяком случае за сутки.

Так, что тут еще есть. Ага, патроны в коробке, да еще на пленнике патронташ полный. Рация на подоконнике, и как только не задел ее, когда забирался. Рация это хорошо. Связь нам нужна. В шкафу оказались и батарейки для рации, и для счетчика. Запакованные еще, новенькие. Там же лежали и мощные светодиодные фонари.

— Серега! Там у твоего рации не было, — я крикнул вглубь дома.

— Была. У меня она. А ты что вторую нашел? — он показался в проеме, уже переодетый в камуфляж. За спиной как влитая висела «Сайга» с оптикой, заботливо зачехленной.

— Красавец, — оценил я его вид. — Давай посмотри в аптечке лекарства. Еды собери, сигареты, если найдешь и погнали. Да, кстати, ключи найди от машины.

Серега кивнул и исчез в зале. Сразу послышался шорох и звон пузырьков. Я огляделся: больше брать нечего было. Оглянувшись еще раз, я заметил на стене висящий там самурайский меч. Снял со стены и с легким шелестом вытащил его из ножен. Взмахнул пару раз, пробуя на вес и любуясь матово отливающим клинком. Воздух загудел, рассекаемый остро отточенным лезвием. Еще раз взглянул на хозяина и не смог отказаться от искушения. Все равно ему не пригодиться. Висит давно, не нужен никому. То, что клинок настоящий я определил сразу. Не бутафория, не сувенир, никаких пластиковых вставок и прочей подделки. Дорогая и качественная вещь.

Я вышел в зал, посмотрел на Серегу, который сноровисто укладывал припасы в рюкзак. Он заметил меня:

— Камуфляж одевай. Вон, на диване. Там же респиратор и фильтры. Потом, когда ОЗК найдем, сменим на противогазы. Пока и так сойдет, — тут он заметил меч. — О-о! Вооружился? Против пистолета не попрешь, не то, что против автомата.

— Для тихого съема часового лучше не придумаешь. Тихо и наверняка, — добавил я, быстро переодеваясь в комок. Он залез на меня как вторая кожа, сразу стало удобно и легко. Все-таки военные придумали что-то полезное. Точнее две вещи — оружие и одежду. Ничего лишнего, все просто и удобно. Тем более камуфляж был прорезиненным расцветки «зима». В таком в раннем весеннем лесу будешь полностью не заметен, если еще и капюшон натянешь.

— Собираемся. — сказал я и закинув карабин за спину, прихватив меч и один из рюкзаков, вышел во двор.

На улице занималась весенняя заря. День обещал быть хорошим, только на западе, в стороне Питера тяжело лежали на горизонте черные тучи.

— Хреновые там дела, Серега, — сказал я, показывая на горизонт. — Ключи взял?

— Конечно! Сейчас только с гаража принесу еще бензина, должен быть там. Запасливые хозяева.

Он вошел в гараж и скоро показался, оттуда таща две канистры по двадцать литров.

— Тут соляра. Машина то видно дизелек. — он пискнул брелоком и джип моргнул фарами и послушно открыл багажник. Серега закинул туда канистры и следом рюкзаки.

— Серый, а ты кем служил? Спросил я, вспомнив, как он обращался с оружием. — Не снайпером?

— А, что, заметно так? — усмехнулся он. — Снайпер разведроты охраны боевых кораблей.

— Североморск?

— Нет, Заозерск. А что ты был там.

— Срочку в Севере служил. В штабе ВВС Северного флота. Ладно, снайпер, значит так — я веду, ты смотришь по сторонам и стреляешь, если что, — я сверился с картой. — Едем на Кириши. Город довольно большой. Будут посты бывших ДПСников, вояки появятся. Ну и от местных не деться никуда.

Я всунул ключ в замок и отрегулировал под себя рулевую колонку с блестящей буквой «L» посередине. Мотор довольно заурчал и я, немного привыкнув, включил автомат.

— Поехали.