U-Boot война под водой

Иванов С. В.

Германия, более чем какая иная держава мира, представляла какой наступательный потенциал заложен в подводных лодках. Вскоре после окончания Первой мировой войны, германские военно-морской флот, который стал с апреля 1921 г. называться Reichsmarine, открыл «У-бот контору» в Майнце и «торпедный инспекторат» в Киле. В новых конторах не только проектировали У-боты и вооружение для них, но и внимательно отслеживали развитие подводного флота в других странах, особое внимание обращая на конструкторско-технологические инновации. Вскоре контора и инспекторат слились в отдел, которые переехал в Берлин.

 

«Война на море» № 7,2005 г. Периодическое научно-популярное издание для членов военно-исторических клубов. Редактор-составитель Иванов С. В. При участии ООО «АРС». Лицензия ЛВ № 35 от 29.08.97 © Иванов С. В., 2004 г. Издание не содержит пропаганды и рекламы. Отпечатано в типографии «Нота» г. Белорецк, ул. Советская, 14 Тираж: 300 экз.

 

Введение

U-377, субмарина типа VIIC, медленно выходит из бетонного укрытия во французском порту Брест, 1943 г. У-ботом U-377 командовал обер-лейтенант Герхард Клюц.

Первую субмарину, сиречь способную своим ходом передвигаться по воде и под водой, построили французы в 1896 г. Несложно, заметить, как принижают опять на Западе русскую мысль. Россия является родиной не только слонов, но и подводных лодок. Известный факт: мастеровой Ефим Никонов ко дню Ангела царя Петра Великого сооружал «потаенное судно», способное плавать под водой и по воде на веслах. Беда в том, что Ефим, как всякий нормальный русский мужик, любил заложить за воротник. Ну пока пропился, похмелился, а ранее похмелье, оно, завсегда способствуют запою. В общем, день Ангела остался в прошлом. А после — кому оно судно потаенное на фиг нужно? И все-таки приоритет за посконно-исконным умельцем!

Однако, вернемся к забугорным опытам конца XIX века. Первые подводный лодки обладали крайне ограниченной автономностью и несли в виде вооружения всего-навсего несколько торпед. Первые субмарины предназначались для атак блокированных кораблей противника или кораблей и судов в непосредственной близости от места базирования субмарин. Субмарин самого первого типа французы построили всего не сколько штук. Однако тем самым было положено начало настоящему буму подводного кораблестроения. Подводными лодками увлеклись не только французы, но все передовые в военно-морском отношении державы мира — Великобритания, Россия, Италия, США, Германия. В каждой стране разрабатывались лодки собственных оригинальных конструкций.

U-1 вошла в строй в 1906, она стала первой «настоящей» германской субмариной. Появления U-1 не вызвало большого переполоха в стане военно-морских гигантов, упоенных могуществом линейного надводного флота. А зря — U-1 заложила основу германского подплава, пустившего «гигантам» в годы Первой и Второй мировых немало крови.

В могущество субмарин «серьезные» флотоводцы не верили. Не верили до тех пор, пока Отто Веддинген на своей U-8 не утопил оптом три британских крейсера — «Абукир», «Кресси» и «Хок». С тех пор названия этих трех кораблей всегда произносятся вместе, точно так же как «… и примкнувший к ним Шелепин». Все три крейсера Отто утопил всего за два часа.

В Германии первый Unterseeboote, U-1, был построен в 1906 г. Тот «ботик» представлял собой классическую для данного жанра кораблестроения конструкцию: узкий длинный корпус с рубкой — надстройкой, вооружение — один внутренний торпедный аппарат. По неопытности немцы поставили на первый U-boot два бензиновых двигателя внутреннего сгорания мощностью по 395 л.с. Крайне пожароопасные моторы представляли для команды лодки опасность большою, нежели военно-морские силы всех держав мира вместе взятые. Впрочем, вопрос в тот период заключался вовсе не в технике, а в политике: Германии требовалось подтвердить фактом строительства субмарины заявку на вхождение в клуб великих военно-морских держав мира.

За первое десятилетие XX века большинство ведущих в военно-морском отношении держав мира обзавелись субмаринами, после чего озаботились поиском наилучших способом их боевого применения. Оказалось, как использовать новое оружие в войне на море никто толком не представляет. Первые ботики не отличались большой дальностью плавания, подводными они являлись сугубо номинально — скорее были «ныряющими», так как оставаться под водой долго возможности не имели, разве что — навсегда… Тем не менее, еще до начала Первой мировой войны субмарины обозначали свой потенциал в качестве средств ведения разведки и обороны военно-морских баз. Известно, что японский флот так и не решился на обстрел Владивостока из-за наличия в бухте Золотой Рог русских подводных лодок. Все военно-морские теоретики сходились в одном: подводная лодка является вспомогательным классом кораблей и никогда не сравняется по своим боевым возможностям с линкорами и крейсерами.

U-15 в кампании с другими субмаринами Кайзера, снимок начала Первой мировой войны. Лодка U-15 прожила недолго — ее таранили и потопили в августе 1914 г.

В бурном море — UB тип III, снимок 1917 г. Лодки UB тип III послужили прообразом субмарин кригсмарине. Такой лодкой, U-68, в молодости командовал будущий гросс-адмирал Дениц. Она, U-68, утонула в конце 1918 г.

Первая мировая война дала субмаринам шанс показать все, на что они способны. В то время, как большинство наций использовали свои субмарины для разведки и ограниченных действиях наступательного плана, германский Kaiserlische Marine пошел другим путем. Командование германского флота предоставило командирам своих У-ботов невиданную доселе свободу действий, всячески приветствуя их агрессивность. «Топи их всех!», — этот лозунг германских подводником прозвучал как раз в годы Первой мировой войны. Накануне войны в германском флоте имелось всего 24 субмарины. Столь малое количество подводных кораблей с началом боевых действий действовало с поразительной эффективностью! В всего за годы Великой войны 373 У-бота и У-ботика пустили на дно 5708 кораблей и судов — по суммарному водоизмещению это составляла четверть тоннажа всего торгового флота мира. Ладно бы У- боты топили лишь торговые посудины, военные моряки данный факт как-нибудь перенесли бы… Нет же — 22 сентября субмарина U-9 пустила на дно три крейсера Ее Величества — «Абукир», «Кресси» и «Хог». Угроза из-под воды привела к пересмотру тактики и стратегии действий надводных кораблей. Так, вероятность присутствия в месте сражения подводных лодок сказалась на активности в Ютландском 1916 г. сражения как британских, так и германских адмиралов. А кому хочется торпедой в бочину?

За свою агрессивность команды У-ботов заплатили дорогую цену: 178 германских субмарин в годы Первой мировой войны не вернулись из боевых походов; 33 % личного состава германского подплава погибло. В то же время, воздействие, в том числе морально-психологическое, действий У-ботов на моряков союзных флотов было огромным. Германские подводные лодки стали отдельной темой при обсуждении условий Версальского договора. По этим условиям Германии строго-настрого запретили проектировать и строить подводные корабли.

С завершением Первой мировой войны, подводный флот Германии подлежал полному и бесповоротному уничтожению согласно условиям Версальского договора. На снимке — разделка кайзеровских субмарин. Несколько исправных У-ботов победители забрали себе в качестве репараций.

Подводный минный заградитель UA строился по заказу турецкого флота, но очутился в составе флота германского, став единственным специализированным германским подводным минзагом. Рубка увеличена — установлена платформа для 88-мм орудия.

Германия, более чем какая иная держава мира, представляла какой наступательный потенциал заложен в подводных лодках. Вскоре после окончания Первой мировой войны, германские военно-морской флот, который стал с апреля 1921 г. называться Reichsmarine, открыл «У-бот контору» в Майнце и «торпедный инспекторат» в Киле. В новых конторах не только проектировали У-боты и вооружение для них, но и внимательно отслеживали развитие подводного флота в других странах, особое внимание обращая на конструкторско-технологические инновации. Вскоре контора и инспекторат слились в отдел, которые переехал в Берлин.

Версальский договор много чего запрещал. Все ограничения договора немцы так или иначе обошли. Подводные лодки исключением не стали. Спонсируемая Круппом сугубо гражданская компания Ingeniueur- Kantoor voor Scheepsbow (I.v.S.) в 1922 г. бала зарегистрирована в Гааге, Голландия. Новая фирма занялась проектированием подводных лодок по заказам из третьих стран. Голландская фирма под ограничения Версальского договора не попадала. Таким образом, германские инженеры продолжали накапливать опыт подводного кораблестроения. Фирма I.v.S. являлась «дочкой» фирмы Крупп, а фирме Крупп принадлежал судостроительный завод «Германия» в Киле…

Условиями Версальского договора не запрещалось проектирование и изготовление в Германии агрегатов и систем, предназначенных для установки на подводные лодки. Так, фирма Цесст выпускала оптику для субмарин, MANN — двигатели, Лоренц — радиоаппаратуру. Существовало немало других фирмы, занимавшихся проектированием и изготовление оборудования для подводных лодок. Неудивительно поэтому, что когда Германия приступила к строительству субмарин, проблем с комплектующими не возникло.

Тем временем конструкторы «голландской» фирмы I.v.S.спроектировали 250-тонную субмарину, предназначенную для действий в прибрежных водах. Для германского флота планировалось строительство серии из 24 лодок — от U-1 до U-24. Первую лодку построили в 1931 г. и продали Финляндии. Более крупная 750-тонная субмарина строилась в Испании в 1933 г. по секретному соглашению между Германией и Испанской короной. Лодку достроили в 1934 г. и продали Турции. Множество конструктивных решений 250- и 750-тонных лодок нашло свое воплощение в германских У- ботах I серии (U-25 и U-26), построенных в 30-е годы.

Естественно, что построенные субмарины до передачи их заказчикам проходили сдаточные испытания. Испытания проводили германские военные моряки, командированные в Голландию. Так ковалось ядро будущего подплава германского флота.

В межсвоенный период, 20-е — 30-е годы, германские конструкторы подводных кораблей старались сохранить накопленный опыт и развить путей строительства подводных лодок для третьих стран. Субмарина «Саукко», построенная по заказу Финляндии — как раз из таких кораблей. Лодка предназначена для операций в прибрежных водах и очень похожа на более поздние субмарины VII серии.

U-6 на стоянке у пирса. Бросается в глаза очень узкий корпус корабля. Повседневная жизнь моряков в замкнутом пространстве такой субмарины не отличалась приятностями. Зато узкую лодку противнику не так-то просто было обнаружить даже на поверхности. Малая заметность в море спасла немало субмарин и немало моряцких жизней.

Помимо постройки подводных лодок и, будем называть таки вещи своими именами, подготовки экипажей лодок, фирма I.v.S.осуществляла послепродажную «поддержку» изделий — поставку запасных частей, ремонт. Запасные части поставляла фирма Крупп. Германии было запрещено строить подводные лодки, но не запрещалось выпускать запасные части для них. В период с 1933 по 1935 г.г. предприятие фирмы Крупп в Киле изготовило запасных частей с большим резервом. Из запасных частей, при необходимости можно было собрать как минимум одну подводную лодку. Однако главное — не количество запасных частей, под «флагом» изготовления систем для ремонта лодок, в Киле был построен крытый эллинг, позволявший собирать шесть субмарин одновременно.

К 1935 г. в Германии сложилась школа подводного кораблестроения, промышленность получила опыт изготовления лодок, имелось ядро подготовленных моряков-подводников, оставалось лишь принять политическое решение и начать постройку У- ботов. Ну, конечно, требовалось еще найти грамотного специалиста, способного возглавить подводный флот. Таким специалистом стал капитан цур зее Карл Дениц, опытный командир-подводник времен Первой мировой войны.

В начале войны Дениц проходил службу на крейсерах «Бреслау» и «Гебен», а в 1916 г. Деница направили в учебный центр подводного флота. После окончания курса, наш герой служил на U-39 под началом Вальтера Форстмана, одного из самых известных подводных асов Германии времен Первой мировой войны. Дениц в кампании Форстмана сделал четыре боевых похода, а затем стал командиром UC-25.

В должности командира UC-25 поразительных успехов Денниц не добился. Потопив первый транспорт, его лодка получила серьезные повреждения от разрывов глубинных бомб и с трудом вернулась в базу. Денниц получил под командование UB-68. Тут дела Деница пошли совсем хреново. При атаке 4 октября 1918 г. шедшего под сильным эскортом конвоя союзников, лодка Денница была вынуждена всплыть на поверхность перед кораблями конвоя. Денниц отдал приказ затопить подводный корабль. Большинство команды во главе с командиром попало в плен. До конца войны они отдыхали у англичан.

U-9 и U-17 — две ранние лодки типа IIB. Субмарины стоят на якорях в порту Варнемюнде. За свои небольшие размеры эти лодки получили прозвища «Каноэ». Водоизмещение субмарины типа IIB составляло всего 250 т. Они предназначались для операций побережья и были вооружены четырьмя торпедными аппаратами.

U-26 — одна из двух лодок типа IA, построенных для германского флота. Данной субмариной командовал капитан-лейтенант Клаус Эверт. Лодки получились неудачными, в частности — плохо слушались руля, но несмотря ни ограниченную пригодность для боевых операций, U-26 в начале войны потопила три транспорта, а I июля 1940 г. отправила на дно британский корвет.

После войны Деницу удалось устроиться в то жалкое подобие Великого Флота, которое теперь представляли собой военно-морские силы Германии, численность, которых была ограничена всего-то 15000 человек. Денниц командовал дивизионом торпедных катеров на Балтике. Бывший подводник получил такое назначение совсем не случайно. Версаль запретил иметь в составе ВМС Германии субмарины а ближе всего с точки зрения тактики боевых действий к подводным лодкам стояли торпедные катера. Именно на «торпедоботах» оттачивали мастерство торпедных атак командиры и экипажи будущих У-ботов. В межвоенный период Дениц много размышлял о тактике торпедных атак конвоев противника. Дениц и его флотилия торпедных катеров постоянно отрабатывали торпедные атаки ночью.

U-41 и U-39 — крупные субмарины типа IXA. Белые номера на рубках, скорее всего, с началом войны были закрашены. На рубке U-39 видна рамочная радиоантенна Funkpeilrahmen.

U-59 — лодка типа IIC. Всего было построено восемь таких небольших субмаринок, после чего промышленность переключилась на массовую штамповку подводных лодок VII серии.

U-60 — субмарина типа IIC, снимок сделан в море с борта другого У-бота. Серая окраска и небольшие размеры снижали заметность У-ботов в надводном положении. Субмарина U-60 вооружена 20-мм зенитным автоматом.

Тактику «одинокого волка», когда субмарина действует сама по себе, одна, Дениц отвергнул. Теперь одинокой лодке следовало лишь поддерживать контакт с противником, находясь за пределами применения противолодочного оружии и, по возможности, избегая обнаружения со стороны противника. Атака же выполнялась после подхода группы подводных лодок одновременно несколькими кораблями. Новая тактика многократно отрабатывалась на Балтике, которая стала настоящим учебным классом германского флота. К 1929 г. Денниц сформулировал концепцию использования подводных лодок, именно эта концепция легла в основу тактики и стратегии У-ботов в годы Второй мировой войны. Сам Дениц в 1930–1934 г.г. командовал крейсером «Эмден», но в 1935 г. с публичным объявлением Германии о начала строительства подводного флота Карл Дениц получил назначение на пост начальника первой флотилии У-ботов.

Германия не просто так взяла и отказалась от соблюдения условий Версальского договору. Публичному заявлению предшествовала напряженная работа германских

дипломатов. В 30-е годы отечественный агитпроп часто клеймил так называемых западных демократов как «соглашателей». И ведь прав был Агитпроп! В 1933 г. между Германией и Великобританией был заключен военно-морской договор, ограничивающих суммарный тоннаж военных флотов обоих держав. Германские подводные силы, который были запрещены Версалем, не могли в количественном соотношении превышать 45 % от британских, тоннаж германских подводных лодок также был ограничен 45 %; в тот период суммарное водоизмещение британских субмарин составляло 52 700 т. Таким образом, немцы, особо не заморачиваясь, получили возможность построить У-ботов общим водоизмещением 23 715 т.

Лодкой U-60 командовал капитан-лейтенант Георг Шеве. Субмарина использовалась для минных постановок на путях судоходства противника. Минимум один вражеский транспорт подорвался на выставленных U-60 минах. 10 сентября 1940 г. Шеве перевели на другую лодку, a U-60 стала кораблем «второй линии». Шеве потопил 15 судов союзников, за что 23 мая 1941 г. был удостоен Рыцарского креста.

U-38 — корабль типа IXA. Субмарина вернулась из боевого похода. Краска на корпусе ободрана атлантическими штормами. Субмариной командовал капитан-лейтенант Генрих Либе, первого успеха он добился 6 сентября 1939 г.

16 марта 1935 г., спустя 17 лет после окончания Первой мировой войны, Германия официально объявила об отказе от соблюдения условий Версальского договора. С этого момента начался лавинообразный количественный и качественный рост всех родов германских вооруженных сил. Гитлер, однако, показал себя гибким политиком. Он мог вроде бы делать теперь в плане строительства вооруженных сил все, что угодно, но фюрер ограничил строительство военного флота — 35 % от тоннажа британского флота, за исключением субмарин, для которых действовала прежняя цифра — 45 %. Правда, фюрер оговорился, при необходимости Германия построит флот, равный британскому.

На самом деле Гитлер, по крайней мере, в отношении субмарин мог назвать едва ли не любую «ограничивающую» цифирь. В то время Великобритания имела в боевом составе флота 59 субмарин, а Германия — ни одной! При условии ограничения в 45 % Германия могла построить 20 лодок — несколько лет работы, а там — или ишак сдохнет, или хан умрет!

U-35 демонстрирует гладкие обводы корпуса, характерные для субмарин типа VIIA. Этим У-ботом командовал капитан-лейтенант Вернер Лотт, добившийся очевидных успехов в сентябре — октябре 1939 г. 29 ноября субмарину восточнее Шетландских островов перехватили три британских эсминца. Шансов на спасение в такой ситуации не имелось — лодка пошла на дно.

Торпедисты грузят боезапас в лодку U-8. Орудие развернуто на левый борт, чтобы освободить торпедный люк. U-8 — субмарина типа IIВ. Корабль окрашен в серый цвет и камуфлирован пятнами темно-серого или зеленого цвета. Камуфляж со временем стал обычным «украшением» для всех У-ботов. Камуфлированные лодки труднее обнаруживались в море в надводном положении, кроме того камуфляжная окраска затрудняла наблюдателям противника определять курсовые углы и расстояние до лодок.

С отказам от соблюдения условий Версальского договора из Голландии на историческую родину вернулись сотрудники фирмы L.V.S., которые сразу занялись проектированием новых лодок и освоением мощного кораблестроительного комплекса в Киле. Первыми заложили У-боты водоизмещением 250 т, известными как лодки «тип II». Лодки строились очень быстро — задел «запасных частей» на фирме Крупп был велик. Длина субмарины II типа составляла 42 м, осадка — 4 м. Экипаж — 23 человека; вооружение — одна зенитная пушка и три 609-мм торпедных аппарата. Силовая установка — два 4-цилиндровых дизеля мощностью по 350 л.с. Полная скорость надводного хода -13 узлов, подводного — 7 узлов. Под водой лодка шла на двух электромоторах, питаемых аккумуляторными батареями. Глубина погружения — 90 м. Под дизелями на скорости хода 10 узлов дальность плавания составляла 4000 миль. Эти лодки предназначались для операций в Балтийском море, прежде всего для охранения маршрутов доставки железной руды из Швеции в Германию. Транспортом с железной рудой потенциально угрожали не только корабли Краснознаменного Балтийского флота или могучий флот Великой Польши, что тянулась «от можа до можа», но также флоты маленьких и гордых стран Балтии — Литвы, Латвии и Эстонии.

Строились лодки также еще одного типа — типа I. Они представляли собой развитие германских У-ботов времен Первой мировой войны. Варианты данного проекта были построены фирмой L.v.S. для Финляндии и Испании. Лодки водоизмещением 750 т, опираясь на порты Германии, могли действовать на сравнительно удаленных театрах, например в Западном Средиземноморье.

Первая подводная лодка германской постройки вошла в боевой состав военного флота 29 июня 1935 г. — всего через три с половиной месяца после объявления Гитлером от отказе от соблюдения ограничений Версальского договора. Темп строительства лодок поражал — в конце 1935 г. завод в Киле мог сдавать по одной подводной лодке каждый восемь дней!

Пока строились субмарины, штаб кригсмарине озаботился подготовкой команд и командиров У-ботов. Карл Дениц в 1935 г. поначалу получил назначение на должность командира флотилии из трех лодок, но вскоре стал командовать двумя флотилиями — всем подводным флотом Германии. Дениц немедленно стал ковать самое эффективное морское оружие периода Второй мировой войны.

U-29 — субмарина типа VIIA, лодкой командовал капитан-лейтенант Отто Шухарт. На рубке субмарины еще сохранился предвоенный номер белого цвета. Шухарт потопил 12 транспортов на сумму 83 668 т, но самым известным его деянием стало потопление британского авианосца «Корейджес» 17 сентября 1940 г. Шухарт встретил День Победы над Германией в должности начальника 1 отделения военно-морской академии во Фленсбурге.

U-48 — субмарина типа VIIB — вернулась в порт. В дальнем походе краска отслоилась от корпуса. Команда вскоре сойдет на берег. У- ботом командовал капитан-лейтенант Герберт Шульце. Шульце любила команда, кроме того этот подводный ас еще не утратил духа рыцарства: не топил нейтральные суда в своем районе патрулирования и оказывал какую-никакую помощь командам потопленных им транспортов.

Денниц считал, что конструкцию лодок определяет тактика их применения, а не наоборот — конструкция тактику. Дениц очень много времени уделял разработки концепции стратегического и тактического использования подводного оружия. Идеи Деница напрямую вытекали из анализа боевого применения У-ботов в годы Первой мировой войны и тактических экспериментов, которые ставились в 20-е годы на Балтике. Главный принцип — использования значительного количество субмарин одномоментно для нанесения коварного удара под покровом ночной тьмы. Наносить такие удары германские подводные лодки в тот период просто не могли — ни тип I, ни тип II. Лодки II серии отлично подходили для условий Балтийской лужи, но на просторах Северной Атлантики в силу своих относительно небольших размерений им делать было нечего, да и Средиземное море для кораблей тип II выглядело великоватым. Лодки I серии являлись океанскими, но все-таки водоизмещение всего в 750 т огранивало потенциал данных кораблей. Не следует забывать о германо-британском соглашении: немцы могли построить лишь 31 корабль проекта I. Модернизационный запас У-ботов 1-серии исчерпан был далеко не полностью, но решение приняли о проектировании «ботика» совершенно новой конструкции.

Для будущих «волчьих стай» Денницу требовались по-настоящему океанские корабли. 31 лодка водоизмещением всего-то в 750 каждая совершенно не устраивала командующего германским подплавом. Планами предусматривалась развертывание У- ботов на боевых позициях в «угрожаемый» период, в период прелюдии к войне. С началом войны ботики сразу могли приступить к своей опасной, но столь нужной для Рейха работе. Дениц хотел иметь в своем распоряжении как можно большее количество У-ботов. Компромиссом между количеством и качеством стали лодки среднего класса.

Команда подводной лодки U-102 в парадной форме одежды позируют фотографу на борту своей субмарины. Лодкой командовал капитан-лейтенант Харро фон Клот-Хейденфельд. В свой последний поход U-102 вышла из французского порта Лриен 17 июня 1940 г., 1 июля субмарина потопила два транспорта, но и сама стала добычей британского эсминца.