Приключения колдуньи Вари, или Пенек с ушами

Ивлиева Юлия

«Чего хочу, того и наколдую, а если чего не могу, так того и не хочу», — так думает потомственная чародейка Варварина III, она же маленькая колдунья Варя. Её любимые занятия — спать, бездельничать, шалить и болтать с котом Феликсом. То у неё чертики из тетрадки выпрыгивают, то яблоки на берёзе вырастают, то она от бабушки на тазике улетает, чтоб та её учиться не заставляла…

Как-то, прячась на дереве, она узнаёт страшную тайну. Вовсе она не потомственная колдунья, а способности ей случайно достались, после купания в волшебном котле. И вообще ей угрожает Большая Опасность.

Совершив аварийную посадку в Дымчатом лесу, девочка находит друзей — Ехеха, старое ворчливое эхо, Лешика, веселого и любознательного лешего, и Бабася, смешного пса собственноручно наколдованного из пенька. Только Варя собирается подружиться с остальными обитателями леса, как происходят Ужасные События. На Дымчатый лес задумала напасть злая и противная ведьма Клифа…

 

Глава 1

— Ненавижу! Изведу! Прокляну! — шипела разъярённая Клифа.

Высокая худющая ведьма спешила по лесной тропинке, подальше от школы колдовства. Измазанная сажей мантия развевалась за спиной, с длинных чёрных волос стекала вода, глаза горели ненавистью, поля прожжённой шляпы подпрыгивали при каждом шаге, а здоровенная бородавка на носу вздрагивала: — Вот ведь мерзавка!!!

— Да, может, не Варя? Сама ж сказала — споткнулась, — лепетала низенькая толстушка Нина, еле поспевая за подругой.

— Я видела её мерзкие рыжие хвостики и слышала её противненький смех!

— Ты сражаешься с ребёнком.

— О, нет! Она не ребёнок, — Клифа резко остановилась.

Нина налетела на неё, и подруги рухнули наземь.

— Она муха в моем варенье! Она заноза в пальце, она соринка у меня в глазу! Да-да! Размером с бревно!

Ведьма спихнула с себя подружку и стащила с головы сползшую набок шляпу:

— Теперь придётся выкинуть! Моя люби-и-имая!

В её чёрной шевелюре виднелись проплешины.

— А волосы — сбрить! — не удержалась Нина.

— А-а-а! Рыжее чудовище!! Опозорила меня на всю школу!!!

— Да брось ты! Сама же умудрилась с целым тазом Воспламеняемого Раздора на большую перемену притащиться! Сама свалилась! Хорошо хоть потушить успели, чуть школу не подпалила. Где ты только взяла целый таз Раздора? — рассуждала Нина.

— Сама сварила! — рявкнула злюка.

— Это ведь строжайше запрещено! С ума сошла! Тебя лишат волшебной палочки! На месяц, на год! — Глаза у толстушки сделались большие-пребольшие.

— Меня уже лишили волшебной палочки на две недели из-за этой подлой шмыкадявки! — Клифа зашипела и нависла над съёжившейся в комок подругой: — Если ты проболтаешься, я превращу тебя в толстую курицу и сама отнесу на кухню!

— Я тебя не выдам, — пролепетала та, — мы же подруги. Только тебя ведь лишили палочки, потому что ты пыталась стащить из лаборатории Желчь Королевских Пингвинов.

— Но эта рыжая наколдовала дырку у меня в кармане, и пузырёк вывалился прямо к ногам директрисы — взревела Клифа.

— Не только у тебя, у всех карманы прорвало! Какая тогда неразбериха началась!.. — хихикнула толстушка.

— И у неё даже палочку не отобрали!

— Потому что у неё палочки вообще нет! Она просто так колдует. Мыслями, что ли? — Нина пожала плечами и восхищённо добавила: — Талантище!

— Ага! Как же! Знаю я, откуда у неё этот талантище! На шабаше в Волшебный Котёл плюхнулась! Откуда только взялась! Как с неба упала! Почему не погибла, не пойму?! — Клифа не на шутку разбушевалась, грозилась кулаком, топала ногами, истошно орала — Если бы я, нет — лучше ты, хоть один палец в Котёл окунула, то навсегда бы исчезла.

А эта мелюзга — свёрток в ленточках и два глаза — целиком плюхнулась и — живёхонька!

Нина опасливо огляделась по сторонам. За такие разговоры по головке не погладят. И у деревьев бывают уши, но любопытство одержало верх:

— Откуда знаешь?

— Сама видела! — Злость так и клокотала в ведьме, так и горела, аж волосы высохли. — В самый последний миг, когда Котёл уже должен был закипеть, с большого водопада в него упал ребёнок, девчонка. А когда вытащили, главная ведьма её на воспитание взяла. Все присутствующие ведьмы, добровольно, клятву забвения принесли!

— А ты как же помнишь?

— Я улизнула.

— Ну ты даёшь! — Ошеломлённая Нина замерла. Потом зашептала: — Только тише. Пожалуйста, Клифа, тише. Кто-нибудь услышит! А главная ведьма вообще всегда внезапно появляется. Небезопасно говорить такое про её внучку и наследницу!

— Позорище она, а не наследница! Внучка главной ведьмы, а колдовских законов не соблюдает! Магию ни во что не ставит! Нахалка! — Ведьма скорчила презрительную мину.

— Всё равно в это лучше не лезть, — боязливо бубнила Нина. — У неё есть бабушка, учителя в конце концов — они разберутся!

— Разберутся! Ага! — загоготала Клифа. — С сопливой девчонкой справиться не могут! Она у них на голове пляшет, а все восхищаются: «Какая талантливая!» В лицо плюёт, а они утираются и визжат от удовольствия!

— Ты преувеличиваешь… — заметила Нина, неуверенно переминаясь с ноги на ногу.

— Я преувеличиваю? — заорала ведьма так, что уши заложило. — Ты, вообще, на чьей стороне?!

— На твоей! На твоей! — заверила подруга. — Только, если ты хочешь стать главной ведьмой, то надо больше усилий прикладывать. Ну придумать что-то очень важное для всех ведьм и к испытанию как следует подготовиться. И может, не обвинять в своих неудачах маленькую девочку? Ведь тебя в этом году шесть раз палочки лишали! Ты даже заявку на испытание не подала, а без него никак ведь не стать главной ведьмой!

— Без испытаний обойдусь! И без тебя тоже!

— Ну и пожалуйста, — толстушка обиженно поджала губы и зашагала в другую сторону.

Когда Нина скрылась из виду, Клифа свернула с тропинки в чащу леса.

С недавних пор у неё появились тайны даже от единственной подруги. Впрочем, неудивительно: узнай кто о её новом секрете, и лишением волшебной палочки тут не отделаешься.

Ведьма остановилась возле пенька, поросшего мхом, ещё раз убедилась, что никого нет, и пнула его. Пенёк отъехал в сторону. Показалась лестница, ведущая вниз. Два десятка ступенек — и ведьма уперлась носом в дверь, нашарила ручку. Сердце, как и каждый раз в этом месте, зашлось от страха и восторга.

 

Глава 2

Ясный день в Тёмных горах — большая редкость. Но раз уж лучам удалось пробиться сквозь завесу фиолетовых туч, то солнце пользовалось возможностью и с любопытством разглядывало небольшой каменный дом под раскидистым деревом и прилегающую к нему зелёную лужайку. На крыльцо вышла маленькая рыжеволосая девочка и сладко потянулась. Следом за ней шагнули тапочки и настырно ткнулись носом в розовые пятки. Девочка зевнула и, завернувшись в подлетевшее к ней одеяло, уселась на порог.

— И чего тебе не спится? До ужина-то ещё далеко! — произнёс насмешливый голос сверху.

— Уснёшь тут! — хмыкнула девочка. — Солнце прямо в глаза светит, зайчики солнечные скачут будто ужаленные, пауки топают словно мамонты, птицы распелись, как на концерте!

— Ага! Сейчас ещё бабушка вернётся, и тебе совсем не до сна будет! — язвил голос, спускаясь ниже.

— Это ещё почему? — опасливо поинтересовалась девочка, плотнее кутаясь в одеяло.

Боялась она точно не простуды. Во-первых, на улице было тепло и солнечно, а во-вторых, колдуньи не болеют простудой, вообще не болеют, ну если только чем-нибудь магическим.

А рыжеволосая девочка была колдуньей. Говорят, в будущем — Очень Могущественной Варвариной III, а пока — маленькой лентяйкой и засоней Варей. У которой, при мысли о встрече со строгой бабушкой, по телу побежали противные мурашки.

— Как зачем? В школу тебя отвести. Забыла? — Голос, а точнее кот, которому он принадлежал, спустился вниз.

Кота звали Феликсом. Он был большой, чёрный и, видимо, очень тяжёлый: ветки под ним жалобно скрипели.

— Я вчера там была! И ещё — на прошлой неделе! — Варя сморщила носик.

Кот улёгся рядом с девочкой, положив голову ей на колени (больше там всё равно ничего не помещалось). Довольно заурчал, когда Варя почесала его за ушком.

— Вообще-то, туда каждый день ходят!

Рядом кружились зубная щётка и пара синих ленточек. Девочка отмахивалась от них, как от назойливых мух.

— Ну, учителка вчера так орала… Я решила, что на этом моё обучение закончено!

— Если бы стул под тобой вдруг заскакал, как взбесившийся козёл, и потом носился по всей школе, даже ты, пожалуй, не смолчала бы, — хихикнул кот.

— Я же приклеила её, чтоб она не упала и не ушиблась! — пожала плечиками Варя.

— Заботливая ты наша! — театрально восхитился Феликс.

Варя высунула руку из-под одеяла, и в неё с ветки тут же упало яблоко.

— Кстати, на берёзах яблоки не растут! — заметил кот.

— Не-а, не раштут, — согласилась девочка с набитым ртом, — ошобенно такие вкушные. Сметану будешь?

— Давай!

Рядом с Феликсом шлёпнулась банка со сметаной. Кот возмущённо посмотрел на узкое горлышко, потом на Варю.

— Извини! — Банка превратилась в миску. Некоторое время слышалось только чавканье и урчание. Потом Феликс поинтересовался:

— А вот скажи, кто Курительный Цветок в каждый школьный горшок подсадил? И ещё двенадцать штук — в саду! Учителя и ученицы чуть не задохнулись! Неделю школу проветривали!

— Да когда это было! — отмахнулась маленькая колдунья. — И не двенадцать, а четырнадцать: просто они ещё не все нашли. И за это меня бабуля уже отругала!

— Ага! И стала ты вся такая послушная и сговорчивая, — фыркнул кот.

— Если я буду сговорчивая и послушная, они заучат меня до смерти! — Варя дожевала яблоко и выкинула огрызок в кусты. — Ну не нравится мне школа! За партой мне неудобно, у котла жарко, а при одном взгляде на задранный нос учительницы так и тянет напакостить. Чему они меня учить собрались? Всё что я хочу, я и так наколдовать могу, а чего не могу, так того и не хочу.

— Логично, — согласился кот, облизываясь. — Только бабуля Рина твое образование на произвол судьбы не оставит! Я её знаю, она колдунья упрямая. Она тебя, если надо, саму к парте приклеит!

— Нет уж, дудки! — Варя топнула, отчего деревянные ступени крякнули, а тапочка, наконец, заняла положенное место. Зубная щётка промахнулась и измазала курносый нос мятной пеной. Это совсем разозлило девочку: один недовольный взгляд зелёных глаз — и щетка исчезла. Только ленточки улучили момент и завязали два кривых хвостика из нечёсаных огненных волос.

Маленькая колдунья с головой залезла под одеяло и вылезла с другой стороны. На четвереньках вползла в дом. Тапки и кот потопали за ней.

— И это правильно! Зачем учиться? Будешь носиться по Тёмным горам, распугивая летучих мышей, одичаешь. Тоже весело!

— Вообще-то я путешествовать хочу! — задумчиво призналась Варя. — Есть же на свете ещё что-то кроме этих скучных гор! И друзей хочу — много!

— С ума сошла! Взрослые ведьмы покидают горы по специальному разрешению! — Глаза Феликса сделались как два блюдца. — Даже за мысли об этом грозит серьёзное наказание, а за нарушение запрета и вовсе — Смертная Казнь!

— Вот-вот! Это нельзя! Туда не ходи! Здесь тоже запрещено!

— А чего тебе с ведьмами не дружить? — Кот чуть успокоился, внимательно наблюдая за Варей.

Из-под кровати вынырнули сандалии, а со стула прилетело платье. Всё это само натягивалось и надевалось на девочку: не очень ровно, но и так сойдёт.

— Они ж на всю голову заколдованные! И мне кажется, что я им не нравлюсь!

— Странно, правда? — промурлыкал кот. — Ты им дождь из лягушек на голову! А им не нравится.

— Подумаешь! Отряхнулся и дальше пошёл!

— Ты им мантии склеила! А они не оценили! Между прочим, говорят, были травмы!

— Сами хвалились, что, мол, они все как одна — команда! Вот я их одной командой и сделала!

— Сдаётся мне, они тебя боятся, — предположил кот.

— Ты не видел мою метлу? — Варя уже и в ладоши похлопала, и посвистела, и даже самолично в чулан заглянула. Летательный транспорт бесследно исчез.

— Бабуля изъяла, а то кто же. Говорит, без неё ты далеко не уйдёшь.

— Вот гадство! — Варя замахнулась пнуть табуретку, но та быстро ускакала от неё на безопасное расстояние. — Со всех сторон прижали!

— Я в одной книжке читал, колдовство сквозь соль не проходит, — поведал Феликс. — Можно из соли домик построить и там спрятаться!

— Домик? От бабули? Да от неё крепость не спасёт! — Маленькая колдунья засмеялась, присаживаясь на кровать. Кровать немного подпрыгнула и замерла: — Нет, слишком габаритная.

Варя лукаво озиралась по сторонам. Подушка зависла в воздухе, покрутилась волчком и приземлилась на пол, едва не сбив Феликса. Кот возмущённо мявкнул и отпрыгнул в сторону:

— Только не говори, что на подушке летать собралась.

— Нет! Слишком неповоротливая, да и скорость нужную не разовьёт. А вот, а вот… Тазик! — Девочка уселась в медный таз и взялась за ручки. Посудина поднялась в воздух и сделала несколько виражей по комнате.

— Ненормальная девчонка! Нельзя делать летательные агрегаты из чего попало! Это невозможно! — кричал Феликс из-под кровати.

— Так летает же! — хохотала Варя. — Привет школе! — и, помахав рукой коту, вылетела вон.

— Сбежала, — ухмыльнулся Феликс. — И главное, как вовремя!

На дорожку, ведущую к дому, приземлилась бабушка Рина — главная колдунья Тёмных гор Варварина II.

 

Глава 3

Как-то, случайно пнув со злости пенёк, Клифа больно ушибла ногу, но открыла лаз под землю, который привёл её в небольшую кладовую. Найденная секретная комната хранила множество тайн и сюрпризов. Старинные книги с мощными и неизвестными заклинаньями, древние и волшебные предметы, зелья и эликсиры с трудно читаемыми названьями из незнакомых ингредиентов. Все это приводило ведьму в чрезвычайный восторг и благоговейный трепет.

— О-о-о… — вздыхала она, поглаживая кожаные корешки фолиантов. — А-а-а… — млела у полок с чудными склянками.

Впрочем, скоро эмоции несколько поулеглись, содержание хранилища поизучилось и в голове созрел коварный план.

— А стану-ка я полновластной повелительницей Тёмных гор и прилегающих территорий, — рассуждала она вслух. — Клифа Великая! Нет, лучше — Клифа Ужасная!

Дело в том, что новые заклинания, которые ведьма черпала из найденных книг, открыли перед ней, и без того вредной и озлобленной дамой, совершенно необозримые перспективы. Вот, например, это — на четыре тысячи пятьсот сорок седьмой страннице — позволяло зомбировать всех живых существ и даже слабеньких ведьм. На летучей мыши оно уже было опробовано. И в результате независимый зверёк теперь летал повсюду за Клифой с чумными влюблёнными глазами и даже не спал днём. Колдунья собиралась продолжить эксперименты на ком-нибудь покрупнее. Успешность мероприятия означала армию безропотных рабов, безотказных и послушных.

А вот длинное и витиеватое заклинание с семьсот тринадцатой странницы — отнимало магические силы. Жалко, что только у более слабых противников. Но она уже всё придумала. Если отнять много-много сил у слабых, то потом и на сильных замахнуться можно!

Ведьма стояла у огромной карты. Вот она, её армия покорных солдат. Зелёная равнина, Дымчатый лес, Песочные острова. Везде живут людишки и зверушки, и под её предводительством они устроят настоящий переворот в Тёмных горах.

— Ха! Испытание! Да больно надо! — вопила Клифа. — Главной ведьмой? Да подавитесь! В костре спалю я вашу главную ведьму! И её саму, и её внучку. В подземелье сгною! Нет, его ещё строить придётся. Тогда — на дереве повешу для пущего устрашения!

Единовластная правительница Клифа Ужасная! Ха! Ха! Ха!

 

Глава 4

Полёт в тазике не был столь приятен и быстр, как на метле. Медную посудину заносило набок и вертело в разные стороны. Варя с трудом планировала между деревьев и дважды чуть не вывалилась. Наконец, утомившись воевать со строптивым транспортом, девочка приземлилась на раскидистом дереве.

— Надо побыстрее найти укрытие, — рассуждала она. — Если буду парить в тазике по Тёмным горам, меня быстро обнаружат.

Как известно, скрываться лучше всего под носом того, кто тебя разыскивает! Осталось только добраться туда, где находится этот самый нос, а точнее — бабушка целиком.

— Не застав меня дома, она наверняка отправилась к подружкам. Пожаловаться на безобразницу-внучку, подготовиться к летнему шабашу, ну и сварить очередную порцию какого-нибудь волшебного варенья, — решила Варя и заспешила к саду волшебницы Агаты, лежавшему у подножья Синей горы.

Для безопасности она передвигалась короткими перебежками, озираясь по сторонам и волоча за собой тазик. Ну не бросать же кухонную утварь где попало?!

Владения тетки Агаты славились непроходимой охраной в виде четырёх заколдованных псов и обалденными черешнями размером с яблоко (выращенными тоже не без участия магии). С первым препятствием Варя справилась наколдовав четырёх шустрых кошек, которые увлекли за собой собак, со вторым рассчитывала разбираться самолично, долго и с удовольствием.

Наблюдательным пунктом девочка выбрала большое пустующее гнездо на яблоне: и сидеть удобно, и снизу незаметно. Вишни сами подлетали к маленькой колдунье, будто всегда только и мечтали — угодить к ней в рот. Огорчало одно: совершенно неслышно, о чём там болтают старшие ведьмы. Не то чтобы ей очень нравилось подслушивать, — но хоть какое-то развлечение!

Крошечный паучок спустился с ветки прямо Варе на нос.

— Вот гадость, — фыркнула девочка. — Но очень вовремя. Интересно, есть у паучков уши?

Маленькая колдунья дотронулась до нового друга пальцем и спустила на паутинке вниз к ведьмам:

— Будешь моими ушами и глазами.

Устроившись поудобней, прикрыв глаза и аппетитно почавкивая черешней, Варя приготовилась к просмотру.

Паучок, не замеченный подругами, полз по столу. Сначала было только слышно:

— …как в тазу? — Лиза, упитанная и миловидная ведьма с высокой прической, даже закашлялась, подавилась чем-то. — Это невозможно!

— До сегодняшнего дня я тоже думала, что в тазах не летают!

— Чего это не летают? — пробубнила Варя. — Нормально так летают! Тяжеловато, конечно, — деревянная кадушка, думаю, маневренней будет.

— Она совсем распустилась! Вытворяет что вздумается! — Это бабушкина подруга Агата, дама строгая и серьёзная во всех отношениях. — Её неуправляемость доведёт нас до беды!

— Всегда знала, что эта грымза меня недолюбливает! — ворчала Варя из гнезда.

Перед глазами зарябило, поплыли яркие пятна, а потом чётко проявилось лицо Агаты, недовольное, с раздраженно поджатыми губами:

— Она совершает немыслимые поступки! Материализует еду!

— Невероятно! — не то восторгалась, не то возмущалась Лиза.

— Не уважает старших! — продолжала ведьма. — На той неделе девочка сбежала с уроков, оставив вместо себя собственную иллюзию. И мало того, что никто ничего не заподозрил, так ещё эта копия обратилась в голубого кролика, который скакал по школе, оставляя за собой лужи скользкого клея! Ученицы и даже некоторые учителя падали и приклеивались!