Джиллиан несколько раз в жизни испытывала ужас. Конечно, самый сильный – на парковке авиационно-технического центра при атаке демонов.

Так было до сегодняшнего дня.

Почему-то эти парни из Эгиды пугали её сильнее.

От демонов она знала чего ждать: боли, крови и смерти.

От Лэнса и Хуана – нет, и её тошнило от страха. Огромное потрясение осознать, что люди куда опаснее демонов.

Вылезшие из грузовиков мужчины разошлись по лесу, а Лэнс, после того, как перевернул всё в доме, свалил Джиллиан на заснеженную землю.

Хуан встал позади неё, держа в руке страшное S-образное лезвие. Лэнс опустился на корточки перед Джиллиан, держа её мобильный.

– Твой дом просто кладезь информации. Предполагаю, что номер телефона с именем Лимос – именно то, что я хотел?

Джиллиан пожала плечами.

– Распространённое имя в городе "У чёрта на куличках" штата Колорадо.

– Смешно. Полагаю, – пробормотал Лэнс, – если Мору ты не безразлична, то и твоя боль ему будет как ножом по сердцу. – Он ударил её в лицо, от чего Джиллиан ударилась спиной о ноги Хуана. Боль паутиной расползалась по щеке и челюсти, направляясь всё выше, к макушке.

– Хватит, – прошипел Хуан. – Она человек.

– Она связана с демонами. – Лэнс кинул на Хуана полный отвращения взгляд. – Я думал, что мы договорились.

– Договорились, что побои – последнее средство.

– Если тебя они напрягают, может, тебе стоит отправиться к Кинану, Вэлу и Реган и присоединится к их маленькому сброду?

– Ты же знаешь, не этого я хочу. – Хуан оттолкнул Джиллиан от своих ног. Она упала на четвереньки и сплюнула кровь на некогда девственный снег. Лицо всё ещё пульсировало от боли. – Но в чём-то идеи Кинана и Вэла по поводу Эгиды были верными. Нужно, чтобы люди доверяли нам, а мы в свою очередь не должны командовать, основываясь лишь на грубой силе, просто потому что можем.

– Мы делаем то, что должны. На мир почти обрушился конец света из-за "новых, более мягких" правил. Мы не позволим такому повториться.

Джиллиан проверила языком зуб.

– Не понимаю. – Слова вышли еле различимыми из-за разбитой губы.

– Пара наших коллег спят с демонами. Кинан, чёрт его дери, даже женился на одной, а дочь Вэла – вампир. Поэтому они решили сдружиться с уродами, а не убивать их. Когда объявилась демон по имени Син, Кинан решил не убивать её, а оставить жить, и она сломала печать Мора, – выплюнул Лэнс. – Стоило прямо тогда отправить Кинана паковать вещички.

– В этом я не стану спорить, – согласился Хуан.

– А сейчас, – начал Лэнс, открывая карманный ножик. – Раз твоя боль не привела к нам Мора, может тогда твои крики смогут.

Ужас затопил Джиллиан и она начала отползать, в горле застрял крик, который так и рвался наружу. Лэнс сделал выпад, схватил её за воротник, дёрнул к себе и прижал кончик лезвия под правый глаз.

Внезапно, воздух разорвало рычание, донёсшееся из леса.

Лэнс растянул губы в улыбке.

– Кажется, твой миленький пришёл тебе на выручку.

К рычанию присоединился низкий мужской крик, а также отвратительные звуки разрываемой плоти. По спине Джиллиан скользнул холодок, не имеющий ничего общего с морозом на улице. Она узнала эти звуки.

– Кромсатели душ, – выдохнула она. – Дерьмо…

Из леса, по направлению к ним выбежали два демона с открытыми пастями, с клыков капала слюна и кровь. Выругавшись, Лэнс и Хуан кинули в демонов ножи, а Джиллиан бросилась к дому. Но из-за паники и льда, она скользила и спотыкалась.

Как только она добралась до лопаты для расчистки снега, стоящей у крыльца, Лэнс схватил её за лодыжку.

– Сучка! Посмотри что твой парень на нас наслал!

Джиллиан знала, что Ресеф не посылал демонов, но спорить бесполезно. Она пнула Лэнса. Люди Эгиды со всех сторон побежали на демонов.

Джиллиан схватила лопату и развернулась, едва сдерживая крик при виде того, как один из Кромсателей вырвал Хуану сердце и лёгкие прямо из груди.

Лэнс издал смешанную тираду проклятий и оскорблений, и, не переставая кричать, бросился на демона и всадил тому нож в спину. А Джиллиан замахнулась лопатой и ударила Кромсателя в живот.

Закричав, демон развернулся и ударил кулаком по черенку лопаты, переломив его пополам. Лэнса клубком спутанных конечностей откинуло в сугроб. Остальные Хранители бросились в атаку, и хотя один из Кромсателей душ был тяжело ранен, другой совершенно не замедлился.

– Уведите суку в дом, – выкрикнул Лэнс.

Один из Хранителей бросил сражаться с демонами и направился к Джиллиан. Держа рукоять лопаты как бейсбольную биту, Джиллиан приготовилась себя защитить.

И в этот момент, словно из ниоткуда, появился огромный мужчина в порванных джинсах и пожелтевшей футболке, который бросился на Хранителя. Кто это, чёрт побери?

Неподходящее время для вопросов, особенно, когда тебя преследуют пара демонов и люди. Джиллиан нужна была помощь.

Так быстро, как только могла, она бросилась на крыльцо, и растянулась на заледенелых ступенях, но как-то заставила себя подняться, зайти в дом и запереть за собой дверь. Хранители перевернули её гостиную… Чёрт! Где визитка с номером Кинана?

Кто-то или что-то ударил по двери, заставляя ту треснуть. Джиллиан отчаянно разгребала завалы, молясь найти номер телефона, иначе, она чувствовала, придётся молить о смерти.

***

Ресеф не так представлял борьбу за Джиллиан. На самом деле, из-за необходимости завоевать эту женщину он постоянно был в напряжении.

Он не знал, как смог бы достичь того, что желала Джиллиан, ведь не мог быть на сто процентов уверенным, что Мор уже не проблема.

Ему просто нужно найти способ обойти требование Джиллиан, и если кто и смог бы ему в этом помочь, то только Арес. И в ближайшее время нужно это с ним обсудить – конечно, если Ресеф останется в живых.

Сейчас он должен исправить урон, который нанёс остальным, и ведь эти люди могут потребовать оплату кровью.

Ресеф стоял у входа в цитадель Тана, до странного не желая входить, хотя сам созвал всех сюда. Обычно он проходил внутрь, как будто в свой дом, а сейчас стоял там, словно был чужаком. Незваным гостем.

Врагом.

Сделав успокаивающий вдох, Ресеф открыл дверь. Внутри его ждали Тан, Лимос и Арес, а ещё – сюрприз-сюрприз! – Ривер и Ревенант.

Братья и сестра Ресефа были облачены в доспехи. Боже, сам этот факт был словно удар поддых.

– Спасибо, что пришли, – начал Ресеф.

Сидевший на диване Тан с суровым выражением лица вскочил на ноги.

– Зачем?

– Я хотел сказать, что нашёл жильё. – По крайней мере, на какое-то время. Он не купил дом, а арендовал старенький коттедж, в котором и остановился.

Благодаря состоянию, которое собрал для них Танатос, вкладывая когда-то награбленное золото, Ресеф мог арендовать любой дом в любом месте. Но он решил плюнуть на удобства. Не хотел, чтобы рядом кто-то жил.

– Мог бы оставить сообщение, – заметил Арес. – Зачем собирать нас?

"Потому что скучал по вам".

– Надеялся, что сможем найти способ вернуть душу Эрика. – Он думал об этом прошлой ночью… между мыслями о Джиллиан и всем, что он испортил.

– Правда? – Лимос сделала шаг вперёд. – Думаешь, что сможешь?

– Не знаю. – Ресеф посмотрел на Ривера, своего отца. – Это возможно?

Ревенант опередил Ривера.

– Только Мор мог бы вернуть душу. Либо по причине смерти, либо по соглашению сторон. – И бросил в сторону Лимос белозубую улыбку. – Похоже, твоему человечку не повезло. Печалька.

– Ты такой козёл, – огрызнулась Лимос.

Абсолютное преуменьшение. Ресефу реально был ненавистен новый Наблюдатель.

– Ладно, остаётся лишь одно, – обратился Ресеф к Риверу. – У тебя ещё остался Вормвуд?

Ривер очень медленно кивнул.

– Ты должен убить Мора.

В комнате воцарилась тишина. А затем воздух взорвался от всех "Что?" и "С ума сошёл?" А ещё радостью Ревенанта.

Ривер пересёк комнату и встал рядом с Ресефом.

– Ты вообще соображаешь, что говоришь? Убить его означает убить тебя. Твоя душа будет сотни, а может, тысячи лет скитаться в Шеул-гра, её будут пытать, пока не наступит апокалипсис по библии. И даже тогда нет уверенности, что ты воскреснешь. Совет Наблюдателей посчитал, что без тебя шансы добра победить зло в финальном сражении до ничтожного малы.

– Я должен многое исправить, Ривер. Восстановить ущерб, который понёс мир от моих рук.

– Но не так, – возразил Ривер. – Эрик теперь бессмертный и ему не обязательно возвращать душу. У нас есть время найти другой способ.

– Ты говорил, что другого нет.

– Проклятье, Ресеф. – Арес приблизился с мрачным выражением лица. – Есть другой способ. Ты можешь выпустить Мора и…

– И что? Ты мило его попросишь? Он не настроен вести переговоры. А я не подвергну вновь вас опасности.

– Буду счастлив выпытать у него душу Эрика, – произнёс Тан с большим, чем следовало, удовольствием. Ресеф не мог его за это винить, но, Боже, свобода Мора могла лишь всё ухудшить.

– Что, если я не смогу запихнуть его обратно? – выдохнул Ресеф.

Ревенант скрестил руки на выпяченной, обтянутой в кожу груди.

– Тогда Мор впадёт в неистовство и укокошит всех, кто тебе дорог.

– Нет, этого не будет. – Арес с презрением уставился на Ревенанта, держа руку над рукоятью меча. – Потому что мы его утихомирим ядом церберов. – Он перевёл взгляд на Ривера. – Так как у Мора больше нет сил из-за восстановленной печати, яд ведь на него подействует?

Ривер не ответил, что означало, ответ под запретом правил Наблюдателя.

– Лучше бы тебе надеяться на это, – произнёс Ревенант чертовски противным тоном. – Потому что Ресефу никогда не удастся его победить.

Слова падшего ангела ударили Ресефа прямо в живот, ведь именно этого он и боялся.

– Я по горло сыта тобой, уродливый засранец, – рявкнула Лимос.

Ресеф шагнул в центр комнаты, прекращая споры.

– Это всё бессмысленно. Нам нужно решение Эрика, спросим его и тогда видно будет.

Наступила гробовая тишина, потому что все в комнате знали точный ответ Эрика.

Убить Мора.

– Ресеф… – Лимос прикусила нижнюю губу и сердце Ресефа обливалось кровью за сестру. Она должна поддержать мужа, но это будет означать смерть брата. Ей сейчас хуже всех.

Пропищал лежащий на журнальном столике телефон Лимос. Она ответила и выругалась.

– Дерьмо. – Некоторое время слушала, а спустя момент побледнела и резко обернулась к Ресефу. – Это Кинан. Ему звонила Джиллиан. Она в беде. Эгида. Демоны. Ки и Эрик уже едут к ней.

Сердце Ресефа сжало тисками, он резко провёл пальцем по шраму, вызывая доспехи.

– У меня нет никакого права просить вас, но…

– Я с тобой, – сказал Арес.

– И я, – присоединилась Лимос.

Танатос кивнул.

– Давай спасём твою женщину.