Гитлеровская машина шпионажа. Военная и политическая разведка Третьего рейха. 1933–1945

Йоргенсен Кристер

Глава 9. Всемирная паутина

 

 

Немецкие агенты активно действовали не только в оккупированной Европе, но и на Ближнем Востоке и в Латинской Америке. Здесь они были объектами охоты для местных разведывательных служб. В странах, находившихся неподалеку от Германии, шпионы Гитлера чувствовали себя в большей безопасности по причине близости немецких войск, способных в случае опасности прийти им на помощь. Особенно это касалось Балканских государств. Немцы были заинтересованы в Балканах по двум причинам. Во-первых, этот регион имел для Третьего рейха огромное стратегическое значение. Здесь пролегали дороги, ведущие в южные регионы России, что было чрезвычайно важно для военных действий операции «Барбаросса», развернутой с 22 июня 1941 г. В равной степени Балканы представляли ценность для Германии как маршрут, ведущий через Турцию на Ближний Восток. Кроме того, Венгрия и особенно Румыния являлись важнейшими источниками нефти и зерна, особенно после того, как Германия лишилась поставок стратегического сырья из России. Ключом к этим стратегическим богатствам была Румыния, которая являлась одной из стран — победительниц в Первой мировой войне и тем самым исторически союзником Запада. Однако самым крупным торговым партнером Румынии была Германия. Еще до войны один из офицеров абвера сообщил Канарису об уязвимости румынских нефтяных промыслов в Плоешти, расположенных к северу от Бухареста. Этот офицер также доложил, что Дунай, важную водную магистраль, по которой нефть доставляется в Германию, можно эффективно блокировать при помощи всего нескольких правильно расставленных на реке барж. Канарис поднял этот вопрос на встрече с маршалом Кейтелем, состоявшейся в августе 1939 г. В дальнейшем группа агентов абвера была отправлена для защиты нефтяных полей Плоешти под видом экипажей нефтеналивных барж, курсировавших по Дунаю. Для содействия безопасным поставкам нефти в рейх Канарис заключил ряд договоренностей с полковником Морузовом, главой Сигуранцы, румынской тайной полиции. Это сотрудничество помешало сотрудникам отдела «Д» СИС (предшественницы УСО) провести операцию по блокированию Дуная аналогичным способом — затоплением в реке барж.

Большим успехом абвера стало то, чем Канарис мог бы по праву гордиться, — агенты этой спецслужбы, попутно с другими политическими процессами, вымостили дорогу для фактического господства Германии в Румынии. Немцы поняли, что их объятия крепко сжали всю страну после того, как 6 сентября 1940 г. фашистская «железная гвардия» вынудила короля Кароля II бежать из Румынии, прихватив с собой свою любовницу Магду Лупеску.

Вскоре после этого генерал Ион Антонеску стал диктатором Румынии и сместил со своего поста полковника Морузова, которого затем бросил в тюрьму. Вместо Морузова главой Сигуранцы он назначил полковника Эужена Кристеску, которого Канарис невзлюбил с первого взгляда, сохранив эту неприязнь на долгое время. В ноябре 1940 г. Антонеску присоединился к военно-политическому блоку стран оси, и начиная с 1941 г. Румыния стала крупнейшей после Германии участницей боевых действий на Восточном фронте. Сразу после вторжения немецких войск в Россию в Бухаресте была закрыта советская дипломатическая миссия — огромный центр шпионажа и диверсий, — а советские агенты задержаны Сигуранцей и абвером. Пока война шла на территории России, Румыния продолжала воевать против нее вместе с немцами. Однако после поражения под Сталинградом в начале 1943 г. и после участившихся налетов англо-американской авиации на Бухарест румыны, даже пронемецки настроенные «железногвардейцы», сильно пали духом. Поражения немецкой армии создали благоприятные условия для создания коалиции сторонников выхода Румынии из войны. Ее возглавил король Михай, сын и преемник Кароля. В марте 1944 г. делегация высокопоставленных лиц из Румынии тайно вылетела на Мальту для переговоров о сепаратном мире с союзниками, чтобы успеть выйти из войны до того, как земли ее страны будут оккупированы Советами. Позднее другой румынский посол, князь Штирбе, вылетел в Каир для переговоров с представителями СИС. Обе эти попытки потерпели неудачу из-за вето, наложенного Сталиным, который потребовал у союзников безоговорочной капитуляции Румынии. Таким образом, переговоры зашли в тупик. Однако румыны упорно продолжали подготовку к выходу из войны. Когда офицера разведки полковника де Кестелена вместе с радистом сбросили с парашютом в Румынию, Антонеску взял обоих под свою защиту, зная об интригах в окружении короля. В мае 1944 г. король Михай подготовил план государственного переворота.

Нефтяные промыслы в Румынии, к северу от Бухареста, неподалеку от главного нефтедобывающего центра Плоешти

Все это происходило буквально под носом у сотрудников СД, однако заговорщики сумели добиться своего. 17 августа 1944 г. генерал Аурел Алдеа подписал документ о прекращении военных действий с Красной армией. (Румынская армия продолжала сражаться. Понадобился чудовищный разгром немцев и румын в ходе начавшейся 20 августа Ясско-Кишиневской операции Красной армии, чтобы румынский король Михай и его окружение начали действовать, понимая, что будет дальше. — Ред.) Спустя шесть дней король вызвал Антонеску во дворец и сообщил ему, что лишает его всех полномочий. Когда Антонеску отказался уйти в отставку, король Михай приказал охране взять его под арест. Кристеску и генерал Тобеску, возглавлявший румынскую жандармерию, успели предупредить об этом немецкого посла Манфреда фон Киллингера. Киллингер был в растерянности и не знал, что ему делать. Он поспешно обратился в Берлин с просьбой нанести воздушный удар по Бухаресту, однако это только укрепило румын в их решении разорвать все отношения с Германией.

А что же Болгария? Расположенная к югу от Румынии и граничащая с Грецией, европейской частью Турции и Югославией, эта страна представляла огромную стратегическую важность для любой державы, вознамерившейся добиться господства на Балканах. Однако попытка Германии взять под контроль Болгарию вылилась в сложное политическое противостояние. У абвера, перед которым была поставлена эта задача, возникло немало трудностей. Царь Борис III, которого Канарис знал лично, повторил действия короля Испании в 1916 г., когда изложил дилемму, возникшую перед Болгарией, так: его подданные настроены прорусски, армия пронемецки, а его жена по национальности итальянка. «Я единственный, кто настроен проболгарски», — сказал царь. Посол (США в Болгарии. — Ред.), антинацистски настроенный Джордж Эрл, предпринимал отчаянные попытки сохранить нейтралитет Болгарии. Таким образом, действия абвера в болгарской столице Софии особенно ничем не ограничивались. В январе 1940 г. Канарис просто вызвал одного из своих агентов к себе на Тирпицуфер и сообщил ему приятное известие о том, что назначает его главой софийской резидентуры. В разговоре со своим шефом этот офицер доложил о сильном русском влиянии в Болгарии и активной деятельности советской разведки в ее столице. На этом основании он попросил Канариса выбрать на роль резидента кого-нибудь другого, более способного и достойного, но адмирал не захотел слышать никаких возражений. Новый руководитель резидентуры вылетел сначала в Румынию, где подобрал себе самых одаренных агентов абвера, осевших в Бухаресте, и пообщался с друзьями из румынской военной разведки. Он также навел справки у сотрудников Сигуранцы о состоянии дел на землях южного соседа и исторического врага Румынии. Разобравшись в сложившейся в Болгарии политической обстановке, он сел на поезд в румынском городе Джурдж, на пароме пересек Дунай и оказался в болгарском городе Русе. В Софию он прибыл под личиной «советника по военноэкономическим делам» при германском военном атташе.

Гитлер (третий справа) летом 1941 г. принимает в Мюнхене румынского диктатора Иона Антонеску (с августа 1941 г. — маршал; четвертый справа), сохранявшего верность Германии до августа 1944 г., когда он был свергнут (и арестован) королем Михаем

Вскоре после того, как симпатии Болгарии начали склоняться к странам оси, софийская резидентура абвера увеличила свой штат и начала активно использовать страну в качестве проводника немецкой политики и своего рода трамплина для заброски агентов в Турцию, Иран и страны Ближнего Востока.

13 января 1941 г. Гитлер «пригласил» Болгарию присоединиться к державам оси Берлин — Рим (а также Токио. — Ред.) и «попросил» позволить немецким войскам войти на ее территорию, а также принять участие в войне против Греции. В эту страну были отправлены немецкие военные миссии. За две недели до фактической оккупации Болгарии Абвер II перебросил туда диверсионные подразделения «Бранденбург». Совместно с софийской резидентурой они должны были нейтрализовать агентов британской разведки и деятелей коммунистического подполья и помешать им производить диверсии на промышленных объектах страны. Эти люди прибыли в Софию на самолетах, надели форму болгарской армии и приготовились к защите мостов, железнодорожных станций, складов, электростанций и прочего.

Болгарский царь Борис (слева) проводит смотр армейских новобранцев. Конец декабря 1939 г. Борис отказался выдать немцам болгарских евреев и не пожелал участвовать в войне против Советского Союза

1 марта 1941 г. царь Борис, после нескольких месяцев раздумий и колебаний, согласился присоединиться к странам оси и дал согласие на переход немецких войск 12-й армии фельдмаршала Листа через Дунай. Местное население сердечно приветствовало вступающих в Болгарию немцев. Софийская резидентура была преобразована в отделение абвера, которое насчитывало 250 активных агентов. После вторжения в Югославию в апреле 1941 г. оно распространило свою деятельность на территорию оккупированной болгарскими войсками Македонии и греческой провинции Фракии. Если эти легкие победы нашли поддержку у болгарского народа, то нападение Германии на СССР болгары не приветствовали. По причине своих давних прорусских симпатий Болгария не решилась участвовать в войне против Советского Союза, в отличие от Венгрии и Румынии. Советская дипломатическая миссия в Софии и консульство в Варне были по-прежнему открыты, и их персонал находился под охраной болгарской полиции по приказу царя Бориса, чтобы не допустить любых попыток абвера или СД проникнуть в них. Благодаря подобной политике ГРУ и НКВД смогли продолжить разведывательно-подрывную деятельность внутри Болгарии и в других районах Балканского полуострова. В конце 1942 г. три агента советской разведки проникли на Черноморское побережье Болгарии с заданием максимально осложнить немецко-болгарские отношения. Они убили нескольких моряков в софийском парке царя Бориса. Абвер при поддержке СД-зипо и болгарской полиции начал охоту за террористами, которые оказались немецкими коммунистами, бежавшими после 1933 г. в СССР и получившими в школах НКВД навыки ведения разведывательно-диверсионной деятельности.

В 1943 г. коммунисты-подпольщики, поддерживаемые Москвой, развернули партизанскую войну в сельской местности за пределами Софии, которая охватила также Македонию и Фракию. В ответ на это абвер приступил к формированию антипартизанских отрядов, набиравшихся главным образом из числа болгарских полицейских. Они добились некоторого успеха, однако на Балканах Болгария все равно оставалась слабым звеном в коалиции стран оси. В 1943 г., когда при загадочных обстоятельствах умер царь Борис и регентом стал его малолетний сын Симеон, ситуация ухудшилась еще больше. В сентябре 1944 г. (8 сентября. — Ред.), когда русские войска вошли на территорию Болгарии, эта страна уже была глубоко пропитана коммунистическим и советским влиянием. Если можно сказать, что абвер потерпел неудачу в Болгарии, то в Греции его дела приняли совсем скверный оборот.

Подобно Болгарии, Греция отличалась значительной политической нестабильностью. Ее довоенная политика осложнялась постоянными переходами от республики к монархии. Германия не сумела воспользоваться этой нестабильностью, не смогла сыграть на внутренних противоречиях и ей удалось лишь превратить Грецию в ненадежного сателлита, подобного столь же ненадежной Болгарии. Не сумев взять Грецию под политический контроль, немцы решили прибегнуть к силе. В начале 1940 г., несмотря на приказ ОКХ/ОКВ Германии передать дела в Средиземноморье итальянцам, предприимчивое руководство гамбургского отделения решило развернуть разведывательную деятельность в Греции, исходя из соображений о том, что Германия рано или поздно вторгнется в этот стратегически важный регион. В конце концов, Греция и остров Крит контролируют пролив в Черное море и восточную часть Средиземного моря. Если война продолжится и выйдет за узкие рамки Западной Европы, то Германии непременно понадобится контроль над этой территорией. Гамбургское отделение начало с того, что отправило в Афины под видом коммерсантов двух агентов. У каждого из них в чемодане имелся радиопередатчик. Оба поселились в афинской гостинице, создали агентурную сеть и начали передавать ежедневные донесения в Гамбург.

 

Операции абвера

После создания в Афинах резидентуры руководитель гамбургского отделения абвера сумел развернуть ее деятельность по всей стране. В середине марта 1941 г., после того как немецкие войска начали наступление на Грецию, гамбургское отделение перебросило к греческо-болгарской границе отряд переодетых диверсантов для диверсионных действий в тылу греческих войск. Радиопередатчики абвера были в таком хорошем состоянии, что радистам вермахта, чья аппаратура сильно пострадала при транспортировке, пришлось просить помощи у разведки для обеспечения надежной связи с ОКХ/ОКВ.

Один из ветеранов вспоминал, что в Греции повторилось то же, что было в Норвегии, где вермахт полностью остался бы без связи с фатерландом, если бы не абвер. Агенты и диверсанты абвера вели счет другим успехам во время греческой военной кампании. Например, один молодой офицер из диверсионной группы абвера сумел войти в такое доверие к грекам, что греческий адмирал военно-морского флота в целости передал свою службу немцам. Агентурная сеть абвера сыграла существенную роль в подрыве греческой оборонительной системы и смогла сохранить торговый флот Греции для высадки немецких войск на Крит с последующим захватом этого острова. В мае 1941 г. Греция была захвачена полностью и большая часть страны передана итальянцам, установившим в ней оккупационный режим. Однако немцы, не вполне доверяя итальянцам, оставили за собой контроль над ключевыми районами страны, включая Аркадию, Афины, Салоники, ряд прибрежных островов и Крит. Греки очень скоро поняли, что такое оккупация, особенно после того, как в Афинах и Салониках немцы создали управления СД-зипо. Криминальрат Гейслер, фанатик-нацист и офицер СД в одном лице, составил список греков, которые, по его мнению, подлежали немедленному аресту. Он приступил к арестам этих несчастных, однако вскоре подвергся строгой критике со стороны руководства абвера, и начальник Гейслера фон Альтенбург добился того, что этого ретивого офицера СД отозвали в Берлин. До 1943 г. позиции абвера на разведывательном поле в Греции были сильнее прочих спецслужб Германии. Ведомство Канариса до известной степени сдерживало расправы и репрессии над народом этой оккупированной страны. Начиная с мая 1941 г. абвер неоднократно сообщал нацистскому высшему руководству, что тотальный вывоз продовольствия в Германию ожесточает греков (из 405 тысяч погибших во Второй мировой войне греков две трети умерло от голода. — Ред.) и тем самым невольно вынуждает их поддерживать своих земляков-партизан. Люди Канариса сравнили этот суровый подход к побежденным с великодушным поведением итальянских солдат, которые делятся макаронами и оливковым маслом с голодающим местным населением, или англичанами, которые всегда платили за то, что брали у греков.

 

Тайная полевая полиция и антипартизанская война

Угроза партизанских действий против оккупационных властей в Греции вскоре стала для немцев очевидной. Для борьбы с партизанами вермахт создал зловещую структуру: Тайную полевую полицию (ТПП). Она должна была стать чем-то вроде аналога абвера, потому что обе эти организации относились к вермахту. Так было в теории, но суровая, более сложная реальность состояла в том, что ТПП обладала собственной агентурной сетью на Балканах и была независима от других разведслужб.

Глава ТПП на Балканах Роман Лоос имел разветвленную и действенную сеть осведомителей и платных агентов на территории практически всей Греции. Все это было хороню для ТПП, но не вполне удобно для всех других разведывательных служб, потому что подобная практика приводила к распылению ресурсов и к дублированию отдельных видов деятельности, а также порождало нездоровую конкуренцию между абвером, ТПП и СД. Это привело к созданию своего рода рынка услуг платных агентов и осведомителей, таких как Р. Панайотис, контрабандист и управляющий казино, или Лиана, танцовщица кабаре. И тот и другая «работали» на часть № 621 ТПП в Салониках.

Демонстрация военной силы нацистов на Балканах. Немецкие штурмовые орудия перед дворцом Дикитири в Салониках (Северная Греция)

Проблема состояла в том, что эти осведомители были более заинтересованы в выкачивании денег из немцев, чем в предоставлении им надежных и нужных сведений. Приведем один пример. Весной 1944 г. остров Корфу (Керкира) был буквально запружен подразделениями ТПП после того, как отдел абвера, находившийся в албанской столице Тиране, сообщил руководству ТПП о готовящемся на острове вооруженном восстании. С базы ТПП в Янине, что на северо-западе Греции, на Корфу была отправлена следственная группа, которая выяснила, что местный штаб вермахта закрыт из-за отсутствия «дел» и что обстановка на острове остается безмятежной и мирной. Следователи ТПП также выяснили, что слухи об активной деятельности партизан распространяли албанские врачи-резиденты на Корфу, совмещавшие медицинскую практику с занятиями контрабандой и сбором сведений для абвера. Тем не менее в Греции было немало настоящих партизан, за которыми немцам приходилось охотиться. Зимой 1941 г. части вермахта сожгли две деревни в долине реки Стримон (Струма) на севере Греции, где также расстреляли всех взрослых мужчин, заподозренных в помощи партизанам. Следует обратить внимание, что эти зверства сотворили регулярные части вермахта, а не части СС или ТПП. В третьем селе, Ефхарпии, местные жители, напуганные этими примерами, сами передали немцам двух человек, заподозренных в связях с партизанами. Даже в самых дальних углах сельской местности Греции имелись осведомители и агенты абвера и/или ТПП. Но ни одна из этих организаций не могла постоянно следить за ними и проверять точность передаваемых ими сведений, которые нередко вызывали сомнения. Поэтому абвер прибегал к отправке своих агентов, выдававших себя за бежавших английских военнопленных или греческих партизан, для проверки надежности своих осведомителей. Когда немецкая 117-я горноегерская дивизия прибыла в деревню Бозирка, то увидела, что дом местного осведомителя Георгиоса Бенекоса сожжен, а сам он исчез, по всей видимости, похищен партизанами. Офицер штаба дивизии был убежден в том, что это инсценировка партизан, призванная убедить немцев, что Бенекос не является двойным агентом. Когда в июне 1943 г. капитулировала Италия, немцам пришлось одним, без помощи Муссолини, нести тяготы оккупационного управления Грецией. В конце 1943 г. немцы поспешили занять остров Родос, справедливо полагая, что итальянские дезертиры объединились здесь с местными партизанами. ТПП отправила туда своих людей на разведку. После того как в центре острова пулей снайпера был убит немецкий солдат, ТПП развернула настоящую охоту за партизанами. Было установлено, что партизанским отрядом, убивавшим немцев, руководит итальянский дезертир Пьетро, известный также под кличкой Капо или Команданте, а набирает итальянцев в отряд некий Джорджио. Благодаря доносам осведомителей ТПП вскоре арестовала девять молодых итальянских дезертиров и четверых греков, которые им помогали. Командир отряда ТПП приказал расстрелять их в назидание местным жителям. Крепостная дивизия «Родос» (именовалась также «штурмовой». Сформирована в сентябре 1943 г. на острове Крит из частей 22-й пехотной дивизии и других частей. — Ред.), захватившая этот остров, предупредила греков, что любые проявления неповиновения будут жестоко наказываться. В сентябре 1943 г. немцы подняли в Греции мощную волну массового террора. Впервые дали волю своим кровожадным инстинктам части СС, безжалостно убивая и истязая греков.

Офицер СС Штрооп в дни восстания в варшавском гетто (в центре, с нашивкой, изображающей орла, на левом рукаве и в полевой фуражке). Его недолгое пребывание в Греции оставило кровавый след. Из-за того, что он не церемонился даже с греческими коллаборационистами, его быстро отозвали в Берлин

Командующий войсками на Балканском полуострове генерал А. Лёр и Г. Нойбахер (полномочный представитель министерства иностранных дел на Балканском полуострове), неприязненно относившиеся к СС, старались не допускать излишнего насилия по отношению к грекам. В августе 1943 г. в Грецию прибыл офицер СС Юрген Штрооп, только что жестоко подавивший восстание в варшавском гетто, который сразу начал оскорблять греческое коллаборационистское правительство и третировать его премьер-министра Иоанниса Раллиса. Нойбахер и Лёр были разгневаны поведением Штроопа. В лице консервативно настроенных греков-роялистов они надеялись найти поддержку тех сил, которые, опасаясь партизан-коммунистов, сотрудничали бы с немцами. Нойбахер позвонил в Берлин Эрнсту Кальтенбруннеру и в октябре добился отзыва Штроопа в Германию. Штроопа заменили на Вальтера Шимана, ставшего новым главой СД в Афинах.

«Мясник» Балкан доктор Анте Павелич, глава усташей, фашистской хорватской организации, виновный в гибели полумиллиона (по другим данным, до 700 тысяч) сербов, а также евреев (до 40 тысяч) и цыган (до 30 тысяч) на территории Хорватии в годы Второй мировой войны

Шиман сосредоточил свои усилия на создании различных полицейских формирований, передав разведывательную деятельность в руки 38-летнему Вальтеру Блюме, бывшему юристу, имевшему в аппарате СД репутацию мягкотелого бюрократа. В Афинах Блюме снискал другую репутацию, ведя контрразведывательную деятельность с безжалостной эффективностью. В Хайдарионе близ греческой столицы был создан концентрационный лагерь, а в 1944 г. гестапо рьяно взялось за поиск и уничтожение евреев. 25 марта 1944 г. еврейский квартал в Янине был окружен частями ТПП. Солдаты вермахта подогнали туда 80 грузовиков. СД поручила эту операцию частям ТПП, которые переправили 1700 янинских евреев в концлагерь Освенцим. Хотя существуют неравнозначные свидетельства о роли вермахта и ТПП в холокосте, известно, что немецкий военный комендант острова Корфу полковник Эмиль Егер был принципиально против депортации евреев и указывал на конкретные изъяны проводимой немцами политики. Он заявлял, что греческое население острова было недовольно высылкой и уничтожением евреев и опасалось такой же трагической участи для себя, заявлял он. Возражения Егера были пренебрежительно отвергнуты командованием вермахта, и евреев острова Корфу постигла такая же ужасная судьба, что и их соплеменников из Янины.

 

Югославия: каждый — герой и предатель

Если террор, развязанный немцами в Греции, был ужасен, то в Югославии обстановка была намного хуже. В 1943–1944 гг. местные националистические группировки и их вооруженные формирования в буквальном смысле резали друг другу глотки, заливая кровью всю страну. Как и в прочих Балканских странах, поначалу немецкое присутствие здесь было довольно скромным. Контроль над Югославией Германия передала своим союзникам Италии и Венгрии, которые поддерживали Македонскую внутреннюю революционную организацию (МВРО) в Македонии и движение националистов-усташей в Хорватии. Главой последних была психопатическая личность — доктор Анте Павелич. Югославию было трудно считать союзником или врагом, но немцы предполагали взять на себя роль «защитников» этой страны. В 1941 г. ресурсы абвера были не такими внушительными, как раньше, и поэтому люди Канариса не могли сразу разделаться с орудовавшими в Белграде агентами итальянской СИВР (службы военной разведки), СИС и французского Второго бюро. Немцы также еще не решили, какую из двух главных наций Югославии следует поддержать — хорватов или сербов. Риббентроп всячески противился вмешательству СД или абвера в балканские дела и хотел, чтобы все югославские вопросы решались только в Берлине. Пресс-атташе доктор Пауль Шмидт имел хорошие связи с сербским журналистом Данило Грегоричем. Таким образом, через Шмидта Риббентроп пытался влиять на сербское правительство. Герман Геринг также принял участие в политическом давлении немцев на Югославию. В 1935 г. он с государственным визитом побывал в этой стране и был глубоко впечатлен воинской доблестью сербов (доминировавшей нации в Королевстве Югославия). Перед войной немецкого агента влияния Франца Нойхаузена нацистская верхушка назначила генеральным консулом Германии в Белграде. СД заподозрила Нойхаузена в связях с советской разведкой и вскоре арестовала его и осудила за спекуляцию валютой.

 

Сербы или хорваты

Если Риббентроп и Геринг благоволили сербам, то ведомство Канариса было склонно поддержать хорватов, чтобы ослабить влияние итальянцев на политику Югославии. Однако возобладали симпатии Риббентропа и Геринга. 23 ноября 1940 г. Риббентроп предложил Югославии заключить военнополитический союз, пообещав в награду за это греческий порт Салоники. После некоторых раздумий 25 марта 1941 г. югославы подписали союзный договор. Через два дня начальник штаба югославской армии генерал Душан Симович осуществил государственный переворот и сверг принца-регента Павла и его правительство. В ответ на это Гитлер приказал перенести начало операции «Барбаросса» с середины мая на середину июня, чтобы подключить Югославию к операции «Марита» по вторжению в Грецию. 6 апреля немцы вторглись в Югославию и за 9 дней разгромили югославскую армию. В столице Хорватии Загребе власть захватили усташи. В Сербии генерал Недич объявил себя военным диктатором, а страну — протекторатом Германии. Сербские роялисты — четники, возглавляемые генералом Драголюбом Михайловичем, немедленно развернули партизанскую войну против хорватских усташей и немцев. После нападения немцев на СССР коммунист Поспи Броз Тито приступил к формированию своей партизанской армии. Так в Югославии началась гражданская война между сербскими роялистами четниками, партизанами коммуниста Тито и хорватскими фашистами — усташами. Война была жестокой, кровавой и беспощадной. Самыми кровожадными были усташи, уничтожившие за годы войны 600 тысяч сербов, евреев и цыган. Четники, в свою очередь, не щадили хорватов, когда те попадали к ним в руки, а партизаны Тито убивали всех, кто становился у них на пути или не оказывал должной поддержки.

 

Контакты абвера с четниками

Чтобы еще больше осложнить обстановку в Югославии, немцы стали вмешиваться в гражданскую войну и начали совершать одну ошибку за другой. Вместо того чтобы поддержать четников, они поддержали хорватских усташей, чем настроили против себя большую часть сербов, тем самым толкнув их в объятия коммунистов Тито. В 1943 г. стало очевидно, что Германия больше не может позволить себе держать 350-тысячную армию на этом гадком южном подбрюшье Балкан. Абвер послал в район города Косовска-Митровица 4-й полк «Бранденбург» для поимки лидера четников генерала Михайловича. Вместо этого абвер установил контакт с ним, и в мае 1943 г. командир 4-го полка «Бранденбург» отправился в штаб Михайловича, расположенный в Колашине (в Черногории). Встреча прошла в самом дружеском и конструктивном духе, поскольку четники уже сотрудничали с итальянцами и генералом Недичем в совместной борьбе против партизан Тито. Михайлович хотел, чтобы немцы помогли ему восстановить Сербию как суверенное государство, возглавляемое королем Петром II, а его сделали министром обороны. ОКВ неблагоразумно отвергло это предложение, а эмиссары Михайловича были арестованы и отправлены в гестапо в Германию. Командир 4-го полка «Бранденбург» был смещен со своего поста. Дивизия СС «Принц Евгений» приступила к зачистке Черногории и Сербии от четников, но это лишь подтолкнуло потенциальных союзников в ряды коммунистической партизанской армии. Это губительное решение и последующие военнополитические ошибки Берлина привели к тому, что немецкие войска проиграли войну в Югославии, которая затем полностью перешла под контроль Тито.

В Загребе глава управления СД Вильгельм Хёттль и немецкий военный комендант Хорватии фон Горстенау выдвинули радикально новый план, который полностью противоречил прежней политике нацистов в Югославии: если не удалось договориться с четниками, то почему бы не попытаться найти общий язык с партизанами Тито? Горстенау встретился с представителем Тито, «доктором Петровичем», для обсуждения вопроса об обмене пленных партизан на захваченных партизанами-коммунистами солдат строительных частей.

Йосип Броз Тито (в центре) на смотре боевых частей своей партизанской армии. В 1943 г. она контролировала треть территории Югославии

«Петрович» провел 10 дней в штабе генерала Горстенау в качестве гостя. Оказалось, что в действительности он является правой рукой Тито в Хорватии, генералом Владимиром (Влатко) Велебитом. Велебит сказал Горстенау, что готов подписать соглашение о прекращении военных действий с немцами. Горстенау переговорил с Хёттлем, который сообщил об этом Эрнсту Кальтенбруннеру. Тот, в свою очередь, передал сказанное Гиммлеру. Рейхсфюрер СС пообещал обсудить этот вопрос с Гитлером, но своего слова не сдержал.

После этого Горстенау через Риббентропа передал Гитлеру предложение Велебита и Тито. Ответ Гитлера был краток: «Я не веду переговоров с повстанцами — я их расстреливаю!» Отказ СД от переговоров с Тито привел к неудавшейся попытке захватить или убить партизанского лидера в июне 1944 г. СД и армейской разведке в Югославии удалось взломать коды, которыми партизаны пользовались для радиосвязи. Это позволило немцам в 1943 г. наносить по армии Тито один удар за другим. После серии неудач у Тито возникло подозрение, что в его окружении окопался предатель. Он провел решительную чистку своего штаба. Однако, несмотря на это, неудачи продолжали преследовать партизан. Кто-то заметил, что радиокоды слишком примитивны и враг легко может их расшифровать, но вместо замены кодов была выбрана другая радиочастота. Этого оказалось недостаточно, потому что пеленгаторы СД следовали за партизанской армией буквально по пятам. Тито, как и генерал Михайлович, был недоволен отношениями с западными союзниками и прервал с ними все контакты, однако до переговоров с генералом Велебитом СД не верила этому и не имела возможности проверять подобные сведения. Разведка Генерального штаба венгерской армии сообщила немцам о том, что ими схвачен советский курьер, направленный из Москвы в штаб Тито. Сталин не питал никаких иллюзий относительно союза с капиталистическим Западом, понимая его временный характер, вызванный войной. Однако он планировал послевоенное устройства мира. Московский курьер вез Тито приказ Кремля начать сотрудничество с немцами, если войска западных союзников высадятся на берегах Адриатики. (Информация на совести автора. — Ред.)

Четники генерала Драголюба Михайловича шагают по улицам занятого сербскими монархистами югославского города. Четники были заклятыми врагами партизанской армии Тито

 

Ближний Восток

Ближний Восток имел жизненно важное стратегическое значение для Германии. Если бы Роммелю удалось захватить Египет, то путь через Суэцкий канал, ведущий в Индию, для англичан был бы закрыт. Тем самым влияние Англии на Ближневосточный регион существенно ослаблялось. Ключом к этому региону был Ирак. Он во многом напоминал Румынию: политически раздробленная, слабая в военном отношении и богатая нефтью страна, которую можно было использовать как плацдарм для наступления на восток. Рядом находилось другое богатое нефтью государство — Иран. Продажная и изнеженная политическая элита Египта была недовольна британским правлением, по сути колониальным. Однако больше других мечтал избавиться от англичан король Египта Фарук. В начале 1940 г. Фарук отправил своего эмиссара в Стамбул для встречи с немецким послом Папеном, который скептически относился к возможному вмешательству Германии в дела Египта. У давнего врага, бывшего колониального хозяина Египта Турции вызывала раздражение не только помощь немцев Египту, но и сам Фарук, некомпетентный, самодовольный и недалекий. Сначала он поддерживал англичан, затем немцев и итальянцев. Неоспоримым было то, как отметил эмиссар, что британское владычество в Египте значительно ослабло. Расквартированные в Египте британские войска были малочисленны и слабо оснащены. Вторжение немецких войск в Египет, вероятно, увенчалось бы тогда успехом, и после этого весь Ближний Восток оказался бы под властью Гитлера. Каждый раз, когда разговоры заходили о Египте и абвере, непременно упоминалось и имя венгерского путешественника графа Ласло Алмаши. Граф был не только признанным египтологом и археологом, но и превосходным знатоком Западной пустыни, бесценные сведения о которой он приобрел благодаря многочисленным и продолжительным путешествиям по пескам Северной Африки. Блестящие знания вкупе с выдающимися способностями к языкам делали его бесценным агентом в глазах абвера. В ноябре 1940 г. отважный венгерский аристократ в обществе опытного агента абвера Карла Гейнца Кремера прибыл в Каир, где оба шпиона должны были встретиться с египетскими военными, находящимися в оппозиции к правительству Фарука. Они установили контакты с двумя молодыми офицерами египетской армии, которые стали связными между абвером и оппозицией. Позднее оба этих офицера, Гамаль Абдель Насер и Анвар Садат, станут первым и вторым президентами Египта.

Парашютисты СС, отправленные на поимку партизанского руководителя Йосипа Броз Тито, которому удалось ускользнуть у них прямо из-под носа, рассматривают его парадный мундир, захваченный ими в виде трофея

У немцев и заговорщиков-египтян были общие интересы: и те и другие хотели изгнать англичан из Египта и были готовы любыми способами добиться этой цели. Через Насера и Садата Кремер и Алмати вышли на более важное лицо: генерала Масри-пашу. Последний предоставил Кремеру планы оборонительных действий британской армии в Западной пустыне, которые будут развернуты, если немцы вместе с итальянцами начнут боевые действия против англичан в Северной Африке. В 1940 г. это казалось вполне вероятным, поскольку итальянцы потерпели сильное поражение от британских войск. К несчастью для заговорщиков, в руки англичан попали документы, захваченные на фронте в одном из штабов итальянской армии, среди которых оказались украденные британские планы обороны. Англичане быстро пришли к выводу, что виновник утечки секретных документов — Масри-паша. Изменника уволили из египетской армии и собрались арестовать, но тот успел сбежать. Кремеру удалось связаться с беглецом и подготовить его переброску на самолете из пригорода Каира на запад, в Дерну, на итальянскую территорию Киренаику, которую вместе с Триполитанией Италия оккупировала еще в 1912 г. Глава каирской резидентуры СИС капитан Сэмсон узнал через своих агентов о заговоре Масри-паши. Генерал-изменник был плохим конспиратором, и его бегство в Киренаику потерпело неудачу. Его арестовали на аэродроме прежде, чем он успел подняться на борт самолета. Масри-паша и пилот самолета до конца войны просидели в лагере для военнопленных. Это не помешало Фаруку и дальше искать контакты с немецкими «друзьями». В феврале 1941 г. — в тот же месяц, когда генерал Эрвин Роммель со своим Африканским корпусом прибыл в Триполи для спасения итальянцев от полного разгрома, — Фарук послал немцам новое сообщение, обещая поднять в Египте восстание, когда немецкая армия пересечет египетскую границу.

Если немцы из Ливии наступали на Египет, их наиболее вероятным союзником становились «Ихван аль-Муслимин» («Братья-мусульмане»), военизированная организация фанатичных исламских фундаменталистов, созданная в 1930 г. (1928 г. — Ред.) Хасаном аль-Бана. «Братья-мусульмане» хотели полностью избавить страну от «растленного» западного влияния, вернув в Египет законы шариата. Они не пользовались популярностью у большинства египтян, и даже Фарук для достижения своих целей не желал иметь с ними ничего общего. В начале 1941 г. «братья» осуществили ряд террористических актов против евреев, христиан, консервативно настроенных египтян и премьер-министра Хусейна Сирри-паши, как врагов истинного ислама.

 

Американский «шпион» Роммеля

СИС не сводила глаз с «Братьев», в то время как британский посол Майлз Лампсон постоянно контролировал каждый шаг короля Фарука. Когда в Египет прибыл министр иностранных дел Великобритании Энтони Иден, он поддержал твердую линию поведения Лампсона в отношении Фарука и выразил недоумение по поводу того, что в королевском дворце работает слишком много итальянской прислуги. Фарук отреагировал на это отправкой в Берлин эмиссара, своего кузена, бывшего хедива Египта Аббаса Хильми II. Аббас, который приехал в Германию в апреле 1941 г. через Турцию, оказался удачной кандидатурой, поскольку он не только был ярым германофилом, но и сильно ненавидел англичан. Он также бегло говорил по-немецки. От имени Фарука он предложил передать внушительное состояние короля на нужды абвера для разведывательной деятельности на Ближнем Востоке. Но самым удивительным было то, что Аббас предложил убить турецкого президента Иненю. Эти предложения, а также другие, исходившие от арабских националистов, немцев нисколько не впечатлили. Риббентроп разделял презрительное отношение министра иностранных дел Италии графа Чиано, считавшего арабов не достойными доверия. Отто Абец, немецкий посол в вишистской Франции, указывал на надежды внушительной части арабского населения на исламизацию Северной Африки и изгнание оттуда всех европейцев, независимо от их национальности. Арабы никому не симпатизировали, и немцы рассматривали их в лучшем случае как ненадежную и сомнительную карту в игре против англичан. В конце апреля 1941 г., после стремительного наступления войск генерала Роммеля, британской армии пришлось отойти к египетской границе. Этот произошло главным образом благодаря успехам немецкой разведки, которой удалось взломать американский шифр «Черный кодекс». В октябре 1940 г. в Каирскую дипломатическую миссию США прибыл новый военный атташе полковник Боннер Фрэнк Феллерс. Ему предоставили возможность выезжать на фронт, на позиции британских войск, и разрешили доступ к самой важной информации. Он составлял отчеты об увиденном, а также о планах англичан и расположении их воинских частей. Эти разведывательные сведения были перехвачены, расшифрованы и прочитаны немцами, которые дали источнику информации кодовое название «Ребекка». Благодаря Ребекке Роммелю в конце 1941 г. удалось избежать налета на Бенгази британских коммандос, которые получили задание убить его. С тех пор Роммель всегда знал, где позиции английских войск были более слабыми или в какое время следует нанести удар по врагу. Когда англичане начали жаловаться на то, что где-то возникла утечка важной стратегической информации, американское верховное военное командование прислало из Вашингтона следственную комиссию. Утечку она не нашла, но по ее инициативе Феллерса отозвали на родину.

 

Шпионы и диверсанты в Египте

Роммель всегда подозревал, что враг когда-нибудь узнает секрет Ребекки, и считал, что в Египет нужно послать новых агентов. Эта задача была поручена опытному мастеру шпионажа Николаусу Риттеру из гамбургского отделения абвера. В начале 1941 г. ему пришла в голову идея тайно отправить в Египет пару шпионов, которые станут действовать под самым носом у СИС. Он предложил заслать агентов через Западную пустыню, чтобы они проникли в Каир, так сказать, через «заднюю дверь». Когда он поделился своим замыслом с Канарисом, адмирал вышел из себя и взорвался: «Вы в своем уме, Риттер?» Затем он приказал Риттеру навсегда забыть об этой идее. Однако уже через месяц, вероятно откликнувшись на просьбу Роммеля о помощи, Канарис изменил свое первоначальное решение. На следующий день Риттер вылетел в Будапешт для встречи с Алмаши для получения нужных сведений. Риттер решил лично возглавить операцию и вместо прибытия в Каир окружным путем для экономии времени пожелал перелететь на самолете прямо в Египет. Полет обернулся катастрофой. Когда они пролетали над Западной пустыней, пилот люфтваффе заявил, что не осмелится совершить посадку на такой сложной местности, и, несмотря на угрозы наказания за трусость, повернул самолет назад. К несчастью, на самый ближний аэродром, располагавшийся в Дерне, в эти минуты совершали налет британские бомбардировщики. Самолету пришлось лететь дальше, в Бенгази, но к этому времени у него кончилось топливо. Кроме того, другие английские самолеты засекли его и начали обстреливать. Когда пилот сбросил высоту и видимость улучшилась, стало понятно, что они приближаются к берегу. Под ними простиралась бескрайная гладь темной морской воды. Из-за отсутствия топлива самолет рухнул в море. Экипажу удалось выжить, и через несколько дней немцев спас корабль кригсмарине, отправленный на их поиски.

 

Плейбой и «американец»

Через два месяца после этой неудачи Канарис лично отправился в штаб Роммеля для совещания со своими агентами об активизации деятельности в Северной Африке. Роммель сообщил командиру местного полка (в 1942 г. очевидно, не полка, а батальона. — Ред.) «Бранденбург» (в 1943 г. 800-й полк особого назначения «Бранденбург» был развернут в дивизию. Один из его 5 полков (4-й) находился в Северной Африке), что ему срочно нужны два агента в Каире. Если их нельзя переправить самолетом, то пусть они тайно доберутся туда по суше. Канарис решил снова воспользоваться услугами Алмаши. Венгр, никогда не отказывавшийся от новых приключений, на этот раз должен был взять с собой двух шпионов, Сэнди и Бадди, и отправиться в Каир по пустыне, через впадину Каттара. Оставаясь верным себе, генерал усмехнулся и сказал, обращаясь к венгру: «Это отчаянный план. Надеюсь, вы не погибнете в этой чертовой пустыне. Впрочем, говорят, что лунатикам всегда везет. Почему бы нет?» Агенты, которых графу Алмаши предстояло провести через пустыню, имели непримечательную, неброскую внешность. Бадди, или Иоганнес Эпплер-Гафер, был совсем не похож на немца. Низкорослый, смуглый, черноволосый, он был неотличим от любого араба. К тому же Эпплер вырос в Египте — в немецкой семье. Его мать позднее вышла замуж за египетского судью Гафера-пашу, который пытался воспитать пасынка в суровых мусульманских традициях и приобщить к вере, но потерпел в этом неудачу. Вместо этого Эпплер рано приобщился к светской жизни и полюбил «спокойных лошадей и горячих женщин». В 1937 г. он был завербован в Бейруте двумя офицерами абвера, Халлером и Роде. Последний был в ту пору немецким военным атташе в Каире.

 

На волосок от провала в пустыне

В августе 1937 г. Эпплера отправили в Берлин, где он получил военную подготовку, которая ему, прирожденному бунтарю и краснобаю, пришлась не по душе. Ему больше понравилась учеба в разведшколе ведомства Канариса. Вскоре его отправили в Стамбул для ознакомления с жизнью Турции. В декабре 1937 г. он вернулся в Бейрут для установления контактов с профашистски настроенным лидером группировки арабских националистов Антуном Саадом, который, в свою очередь, был в хороших отношениях с главным муфтием Иерусалима. В бурные 1930-е гг. муфтий Мухаммед Амин аль-Хусейни был одним из самых хитроумных и жестоких заговорщиков всего Ближнего Востока. Он поддерживал тесные связи с Германией, надеялся с помощью немцев изгнать англичан с Ближнего Востока и, объединив всех арабов в новый халифат, развернуть джихад (священную мусульманскую войну) против британских властей. Однако Эпплер не был уполномочен Берлином обсуждать с ним политические вопросы и поэтому прекратил контакты с коварным заговорщиком. К этому времени Эпплер был уже опытным разведчиком, и поэтому ему доверили участвовать в опасном путешествии по североафриканской пустыне. В 1942 г. настал звездный час, которого Эпплер ждал всю свою жизнь, — ему предстояло помочь Африканскому корпусу Роммеля вторгнуться и Египет и завоевать его. Его напарником, агентом-радистом, был Петер Монкастер, или Сэнди (Сэндберг), который путешествовал с подлинным паспортом гражданина США, тогда как Эпплер имел египетский паспорт на имя Гафера. Канарис лично проинструктировал этих ценных агентов непосредственно перед их отправкой на задание. Его не на шутку тревожила судьба этих двух людей, которые отправлялись в Каир с немалой суммой денег — 20 тысячами фунтов стерлингов, выданных абвером. Адмирал передал им экземпляр книги Дафны Дюморье «Ребекка». Она содержала коды для шифровок, которые надлежало отправлять Роммелю и в ведомство на Тирпицуфер. В апреле 1942 г. Канарис лично попрощался с этими двумя агентами, когда они вместе с солдатами полка «Бранденбург» покидали в двух грузовиках немецкие позиции. Алмаши быстро отправился на юг к последнему итальянскому аванпосту в пустыне, оазису Джалу, и, не доезжая оазиса Куфра, резко повернул на восток и через перевал Джапса, а затем через плато Гильф-эль-Кебир двинулся к удерживаемому англичанами оазису Харта. Там, в населенном пункте Эль-Харта, Гафер и Сэндберг должны были сесть в поезд, отправлявшийся в Каир. Путешествие по пустыне было тяжелым. Для того чтобы преодолеть высокий песчаный бархан, Алмаши порекомендовал «бранденбуржцам» на полной скорости заехать наверх, после чего съехать вниз под углом. Однако колеса автомобилей увязли, и немцы были вынуждены выгрузить все припасы из грузовиков, чтобы выкопать колеса из песка. Военный врач сошел от жары с ума, и его пришлось оглушить, чтобы обездвижить, а главный механик потерял сознание от жары или, возможно, от инфаркта. Алмаши неохотно приказал возвращаться в Джалу. 11 мая они снова тронулись в путь. Когда немецкие солдаты начали жаловаться Алмаши на тяжелые условия, тот прикрикнул на них: «Вам когда-нибудь приходило в голову, что вашим товарищам не только приходится терпеть эту жару, но при этом еще и воевать?» От катастрофы их спасло то, что они своевременно обнаружили склад британского спецназа, где находились грузовики с запасом бензина и припасами, спрятанные возле песчаного бархана. Немцы утолили здесь жажду и отдохнули. Затем они снова отправились в путь, и Алмаши пришлось прибегнуть к старому бедуинскому трюку, чтобы поддержать моральный дух своих спутников, говоря им, что следующая цель недалеко, находится как раз за горизонтом. Но когда у них закончился запас воды, венгр задействовал свой самый главный козырь.

Нефтеперерабатывающий завод в Абадане (Иран) — главный центр нефтедобычи в провинции Хузестан. Огромные запасы нефти делали этот край лакомой целью для шпионских операций немецких разведслужб

Когда они увидели темные очертания плато Гильф-эль-Кебир, Алмаши сказал немцам, что во время экспедиции в 1937 г. спрятал там несколько емкостей с водой. Немцы решили, что эксцентричный венгр окончательно сошел с ума, и Эпплер поинтересовался, будет ли вода, даже если они ее найдут, пригодна для питья. Граф Алмаши указал на место, где следует копать, и лопата вскоре ударила о металл. Из-под песка были извлечены канистры с водой, и к одной из них Эпплер поспешил припасть. Он признал, что вода удивительно вкусна и ее вполне можно пить. Утолив жажду и отдохнув, конвой снова отправился вперед, и через 11 дней немцы увидели в ночи мерцающие огни Эль-Харги в оазисе Харта. Отсюда агентам абвера предстояло отправиться на север Египта по железной дороге, ведущей к Нилу, а затем к Каиру. Алмаши попрощался со своими спутниками и повернул обратно в пустыню. Операция «Кондор» началась.

Февраль 1941 г. Только что прибывший в итальянскую колонию Ливию в город Триполи генерал Эрвин Роммель (в центре) позирует вместе с группой высокопоставленных итальянских и немецких офицеров

 

Операция «Кондор»

Как и опасался адмирал Канарис, два молодых человека использовали 20 тысяч британских фунтов, полученных от абвера, на обустройство в Каире, где открыто наслаждались жизнью. Они взяли напрокат плававший по Нилу роскошный дом-корабль, на котором установили радиопередатчик. Но Эпплер и его радист Сэнди были не только плейбоями, любителями красивой жизни, но и опытными шпионами. В баре отеля «Шепарде», излюбленном месте встреч шпионов разных национальностей — англичан, американцев, немцев, — Эпплер свел знакомство с британскими офицерами. Щедро тратя деньги, он создал разветвленную агентурную сеть, а также возобновил контакты с некоторыми из своих старых друзей, которые удивились его возвращению в Каир. В ночном клубе «Кит-Кэт» Эпплер завербовал своего самого главного агента: знойную и обольстительную исполнительницу танца живота Хекмат Фахми, симпатизировавшую египетским националистам. Она сообщала важные сведения в обмен на деньги, получаемые от Эпплера. Хекмат, которую Эпплер описал как невероятно страстную любовницу, оказалась чрезвычайно ценным агентом. Когда англичане арестовали ее, она сказала своим дознавателям: «После того как англичанин позанимается любовью с женщиной, он не только полностью доверяется ей, но и начинает болтать без умолку». Один из старших офицеров, выполнявший секретное задание, выболтал ей военные тайны, и Хекмат, добавив ему в питье снотворное, усыпила его. Она передала Эпплеру портфель этого офицера, в котором находились важные документы, относящиеся к британской оборонительной системе Каира. Они представляли жизненно важный интерес для Роммеля в том случае, если он сумеет прорваться к столице Египта. В сентябре 1942 г. английский майор также проболтался о планах генерала Монтгомери, касающихся сражения при Эль-Аламейне, но Сэнди не смог своевременно передать эту информацию Роммелю. Вскоре удача изменила двум обитателям плавучего дома. Их ненадежный связник, Анвар Садат, оказался слишком болтлив, и они перестали ему доверять. Однако это было сделано слишком поздно — англичане арестовали Садата. Сотрудникам СИС удалось внедриться в немецкую шпионскую сеть. Чтобы сблизиться с Эпплером, руководитель каирского отделения СИС капитан Сэмми Сэмсон, выдав себя за дельца черного рынка, познакомился с ним, и они несколько раз вместе сыграли в гольф. 14 октября 1942 г., взломав двери дома-корабля, в каюты ворвались агенты СИС, получившие задание схватить Эпплера и Сэндберга. Эпплер выбрал путь сотрудничества с англичанами, его коллега попытался покончить жизнь самоубийством. Операция «Кондор» закончилась. Она была одной из многих операций, проводившихся абвером на Ближнем Востоке, однако действия Эпплера и Сэндберга оказались самыми эффективными. Чего нельзя было сказать о двух других агентах абвера, женщинах, которые работали в этом же регионе. Урсула Байоми развелась со своим мужем-египтянином, который продолжал жить в Каире, и была завербована доктором Преториусом, главой гамбургского отдела абвера. Ей было поручено собирать сведения о британских нефтедобывающих предприятиях на Ближнем Востоке. В Гамбурге Урсула познакомилась с неким египетским «принцем», который стал ухаживать за ней. Ее новоявленный любовник на самом деле был агентом СИС, который выдал Урсулу англичанам.

 

Вальтраут Ортель

Приключения шпионки Вальтраут Ортель были в равной степени экзотичны и неудачны. Она работала на гамбургское отделение абвера, по заданию которого находилась в Югославии вплоть до вторжения туда немцев, состоявшегося в 1941 г. Вернувшись с Балкан, Ортель получила задание приступить к работе в новом регионе — на Ближнем Востоке. Она перебралась в Будапешт — перевалочную базу абвера на пути в Левант, — где завязала «дружеские» отношения с 70-летним британским инженером Максвеллом Клэпемом. Тот уже был женат на венгерке, однако сразу же вступил в интимные отношения с новоявленной знакомой. После того как Венгрия стала союзницей Германии, Клэпем, как гражданин враждебной державы, вскоре попал в лагерь для интернированных лиц в Германии. Ортель получила возможность называть себя «мисс Клэпем», выдавая себя за приемную дочь инженера. Пользуясь этим прикрытием, Вальтраут перебралась в Турцию, где заявила, что она англичанка, бежавшая от преследований немцев. Посол Великобритании Нэтчбулл-Хьюгессен, человек достойный, но наивный, снабдил ее деньгами и дорожными документами. Ортель отправилась в Хайфу, располагавшуюся в подконтрольной британцам Палестине, где приступила к шпионской деятельности, наблюдая за промышленными объектами, однако ее письменные донесения — она не имела радиосвязи — так никогда и не попали в Гамбург. В 1942 г. сотрудники СИС арестовали ее и интернировали.

Хотя рассказы о Байоми и Ортель полны экзотики и приключений, они могут показаться весьма скромными по сравнению с похождениями Шарля Бедо. Француз Бедо был ярым германофилом, сторонником нацизма и считал себя другом новой Германии. Он имел хорошие отношения с Риббентропом и его золовкой фрау Янке. Бедо предложил полковнику Лахоузену, руководителю диверсионного отдела абвера, взорвать нефтехранилище в Абадане, в Иране. Лахоузен скептически отнесся к этому предложению, потому что все предыдущие планы Бедо обычно требовали много денег, но давали мало отдачи. Однако француз настоял на своем и в качестве прикрытия снял апартаменты в Париже, в доме № 53 на авеню Ош. В этом доме также находилась резидентура абвера под вывеской торгово-закупочной фирмы. Возглавлявший ее Андреас Фольмер отнесся с большим подозрением к плану Бедо. Однако вскоре он выяснил, что француз действительно затевает в Иране нечто серьезное и обладает влиянием на директора нефтепромыслов, где трудилось 15 тысяч человек. Лахоузен положил план диверсии на нефтепромысле на стол Карла Строжила, специалиста по саботажу и диверсиям абвера II. Строжил пришел к выводу, что план вполне реален и к его выполнению следует приступить как можно скорее, чтобы в конечном итоге вызвать перебои в поставках топлива в войска противника. Он также порекомендовал самостоятельное выполнение абвером этой операции, выведя из нее Бедо. Однако взрыв на нефтехранилище так и не состоялся, и Германия лишилась прекрасной возможности нанести удар в спину врага.

 

Ирак: еще одна упущенная возможность

Существовал лишь один немец, который по праву мог назвать себя специалистом по Арабскому Востоку. Это был доктор Гробба, немецкий посол в довоенном Багдаде, сторонник союза немцев и арабов для борьбы против евреев-сионистов в Палестине. Гробба, сопровождаемый полковником Гроскуртом, пытался выведать у иракцев, готовы ли они заключить с Германией военный союз против англичан. Когда они остановились в гостинице, полковник машинально написал собственное имя в книге гостей. Это послужило англичанам доказательством того, что в городе находятся шпионы абвера. Сотрудники багдадской резидентуры СИС попросили двух джентльменов-иностранцев добровольно покинуть Ирак как можно скорее. В ноябре 1937 г. для встречи с доктором Гроббой в столицу Ирака прибыл личный эмиссар короля Саудовской Аравии Ибн-Сауда. Король хотел установить связи с немцами, чтобы получить у них оружие и заручиться поддержкой в войне против палестинских евреев. В том же месяце с той же целью в берлинскую штаб-квартиру СД прибыл иранец Генри Кон, отчим которого был немцем. И сотрудники СД, и доктор Гробба убедили начальство в целесообразности этих контактов, но в конечном итоге дело ограничилось появлением в Саудовской Аравии, в городе Джидда, немецкого консульства. В связи с этим стоит еще раз вернуться к самой одиозной личности в этом плотно переплетенном клубке измен и заговоров — муфтию Иерусалима. Муфтий узурпировал свой пост, устранив возможных соперников. В 1938 г. даже англичане были возмущены деяниями его фанатичного мусульманского клира и сторонников из числа простых арабов, совершавших насилия в отношении палестинских евреев и христиан. Муфтий бежал к французам в Бейрут. В августе 1940 г. он предложил заключить союз между арабами и нацистской Германией. Затем муфтий послал в Берлин Османа Кемаля Хаддада, который встретился там со всепонимающим доктором Гроббой и более упрямым и скептически настроенным Эрнстом Вайцзеккером. Последний незадолго до этого имел встречу с графом Чиано и ознакомился с его докладом о муфтии Иерусалима. Итальянец пожаловался на ненадежность муфтия, которому были заплачены миллионы итальянских лир за обещание организовать диверсии на принадлежащих англичанам нефтеперерабатывающих заводах. Своих обещаний муфтий не сдержал. Чиано посоветовал Вайцзеккеру порвать с ним отношения. Немец последовал совету графа и вступил в яростный спор с эмиссаром муфтия Хаддадом. Переговоры закончились тем, что Риббентроп снял доктора Гроббу с его поста и отказался от планов поддержки арабов. Очевидно, это было мудрое решение, поскольку от них не стоило ждать ничего хорошего.

Через муфтия Гробба установил контакты с Рашидом Али Гайлани, новым, пронацистски настроенным правителем Ирака. Последний вместе со своими единомышленниками — заговорщиками из числа офицеров иракской армии, состоявших в националистической организации «Золотой квадрат», 1 апреля 1941 г. свергнул проанглийски настроенного премьер-министра. Однако англичане были не намерены затевать игры с заговорщиками. В мае 1941 г. они перебросили из Палестины свои войска в Ирак и без особых усилий оккупировали эту богатую нефтью страну. В августе того же года войска Англии с юга и Советского Союза с севера вошли в Иран. Таким образом, планы немцев установить контроль над Ближним Востоком рухнули.

Мухаммед Амин аль-Хусейни, самопровозглашенный муфтий Иерусалима, нежащийся на солнце в обществе немецких друзей, был опытным интриганом, пытавшимся использовать немцев и итальянцев в своих целях

 

Операция «Тигр»

Для защиты своих индийских колониальных владений англичане создали первую постоянную службу безопасности — Индийское бюро политической разведки. Бюро должно было защищать Индию от внешних и внутренних врагов. В годы Первой мировой войны Индии пришлось обороняться от попыток немецко-турецких отрядов вторгнуться на ее территорию из Ирана и Афганистана. (Попытки немцев и турок организовать свою агентуру в Иране были пресечены русскими. В октябре 1915 г. корпус генерала Баратова (8 тысяч) занял Тегеран, затем выдвинулся к Хамадану, разгромил турецкоиранские отряды (8 тысяч) и ликвидировал в стране агентуру Германии и Турции, поставив надежный заслон против германотурецкого влияния в Иране и Афганистане. Хорасанский отряд русской армии (1000 человек, 4 орудия) обезвредил германо-турецкие группы, следовавшие через Южный Иран к афгано-иранской границе. Хорасанский отряд совместно с английским отрядом в Систане установил подвижную завесу на фронте Мешхед — Бирдженд — Систан — Оманский залив, не допуская проникновения германо-турецкой агентуры в Афганистан и британскую Индию. — Ред.) Теперь англичане столкнулись с более сильным врагом — разведкой нацистской Германии. Лишь в апреле 1939 г. германский МИД обсудил с абвером вопросы стратегии на международном уровне в том случае, если Британия проявит враждебность. Вниманию Канариса был предложен план совместного русско-германского вторжения в Индию, что, даже на уровне угрозы, могло заставить англичан перебросить массу своих войск из Европы на Ближний Восток. В разработке этого плана известную роль сыграл Иоганнес Эпплер-Гафер. Во время его пребывания в Стамбуле в декабре 1937 г. он познакомился с воинственным вождем иранского племени кашкаев Эмиром Азурнухом (кашкаи — народность, живущая в иранских провинциях Фарс и Исфахан. Говорят на тюркском языке, близком к азербайджанскому. В описываемое время вели кочевой образ жизни. — Ред.). Азурнух предложил Эпплеру совершить путешествие на Восток для встречи с другим заговорщиком, вождем одного из афганских племен Гулямом Баракатуллой, который поддерживал связи с другими афганскими племенами, обитающими близ северо-западной границы британской Индии — самого уязвимого пограничного района этой английской колонии. Два года спустя, в мае 1939 г., Эпплер, переодетый турком, перебрался из Эрзерума в Восточную Анатолию. Через месяц он оказался в Масуле, родной деревне Баракатуллы. Здесь Эпплера встретил Азурнух, который свел его с афганским вождем. В 1932 г. Баракатулла принимал участие в вооруженном восстании в Кабуле, поднятом против тогдашнего пробританского правительства. Это восстание было осуществлено при поддержке ГРУ, советской военной разведки. Поскольку на 1939 г. пришлось время самого плодотворного сотрудничества Германии и СССР в военно-политической сфере, то это полностью устраивало Эпплера.

Порт и нефтеперерабатывающий завод в Абадане, на котором немцы планировали совершить диверсии с целью прекращения поставок нефти англичанам и их союзникам

Для того чтобы осуществить новое восстание, Баракатулла связался с племенем афридиев, живущих неподалеку от известного Хайберского прохода — своего рода ворот, ведущих на равнины Индии. Он познакомил Эпплера со связным афридиев Меджди, который поддерживал контакты с Факиром Ипи, Хаджи Мирзой Али, правителем Северного Вазиристана. Разговоры велись долго, до наступления ночи. Эпплер отправил в Берлин сообщение о том, что находится в самом сердце Афганистана.

Позднее он перебрался на северо-восток Афганистана, в Кафиристан, где встретился лично с Факиром Ипи, после чего вернулся в Иран. Эпплер создал шпионскую сеть, планируя в случае плотных контактов с русской разведкой или отдельно, силами немецких агентов, провести ряд диверсий в британской Индии. Из этих заоблачных планов ничего не вышло, однако абвер продолжал лелеять подобные мечты. Прибалтийский немец из Литвы, профессор Манфред Обердерфер, убедил Канариса в необходимости отправки нового агента в район северо-западной границы британской Индии. Под этим агентом, бегло говорившим на языках народов Ирана и Афганистана, он, конечно, имел в виду самого себя. Кроме того, он собирался воспользоваться своим медицинским образованием и специализацией на лечении проказы для придания экспедиции убедительности. В Индию Обердерфер отправился вместе со своим помощником Фредом Брандтом. Медицинская миссия, занимавшаяся лечением проказы, прибыла в Афганистан в 1940 г. В Герате «врачи» наняли проводника-афганца, оказавшегося тайным агентом Индийского бюро политической разведки. Итальянский посол в Кабуле познакомил немецких врачей-шпионов с полковником британской армии, дезертировавшим из Индии и высказавшим желание служить немцам. Полковник предложил немцам провести их в опасный район северо-западной границы. Здесь Обердерфер и его спутник попали в засаду, устроенную местным племенем. Обердерфер умер в автомобиле по пути в Кабул.

 

Немецкие шпионы в Латинской Америке

Шпионская деятельность в Афганистане была опасной и далекой от комфорта и внешней роскоши. В Латинской Америке она отличалась привлекательностью, однако зачастую была не менее опасной. В кафе на набережной Гаваны у одного щеголеватого иностранца в шикарном белом костюме и шляпе-панаме был свой постоянный столик. Сидя за ним, он обозревал стоявшие на рейде корабли. Отсюда этот либо американец, либо европеец наблюдал за гаванским портом, самым стратегически важным и оживленным во всем Карибском бассейне. Этот человек не делал никаких записей и лишь запоминал все примечательное. Беспечно сидя за чашкой кофе и газетой, щеголь совмещал приятное с полезным, то есть с работой, за которую ему платил абвер или СД: собирал информацию о перемещениях грузов враждебных держав. Нейтральная Куба, которой с 1933 г. правил диктатор Фульхенсио Батиста, сместивший в результате военного переворота своего предшественника генерала Мачадо, была превосходным местом для шпионской деятельности абвера в Новом Свете. Это была своего рода дверь в США, поскольку Кубу отделяло от Флориды расстояние всего в 160 километров (если быть точным, то 225 километров, но от Гаваны до Ки-Уэста на островке островной гряды Флорида-Кис (к которому проложена шоссейная дорога на опорах) 150 километров. — Ред.).

Гавана была битком набита американскими, английскими и союзными им (норвежскими и голландскими) грузовыми кораблями, перевозившими нефть из Мексики и Техаса на Британские острова. Сведения, собранные завсегдатаем гаванского кафе, помогали германским подводным лодкам топить эти корабли в водах Атлантического океана. Щеголеватого немецкого агента звали Энрико Луни. Его настоящая фамилия была Гейнц Лунинг. Он родился в 1910 г. в Гамбурге, часто бывал в Вест-Индии и бегло говорил по-испански. Луни был завербован абвером в 1940 г. и, получив хорошую разведывательную подготовку, приступил к шпионской деятельности в Латинской Америке. В Барселоне он сел на испанский корабль «Сьюдад-де-Мадрид» и 20 сентября 1941 г. приплыл на нем в Гавану. Для прикрытия настоящей своей деятельности Луни обзавелся магазином, торгующим одеждой. Он ежедневно посещал свое любимое кафе на Порто-Чико, откуда открывался потрясающий вида на порт Гаваны. Проведя там пару часов, Луни, медленно прогуливаясь, направлялся домой, где составлял донесение, которое отправлял по вполне «невинному» адресу в Барселону. Если сведения было необходимо отправить срочно, то он передавал их по радио сразу в Испанию. Так протекала жизнь спокойного и малозаметного немецкого шпиона, агента абвера в Гаване, 11 долгих и жарких карибских месяцев. Так продолжалось бы и дальше, если бы Луни не совершил роковую ошибку. Большая часть почты, отправлявшейся в Европу из Латинской Америки, и в частности с Кубы, проходила через контролируемые англичанами Бермудские острова, где отдел перехвата писем (ОПП) имел свою самую большую зарубежную резидентуру, которая располагалась в отеле «Принцесса Гамильтон». Резидентуру ОПП возглавил офицер СПС Питер Уилсон, под началом которого находился целый штат молодых трудолюбивых женщин. Ведомство Уилсона было главным источником информации для МИ-5, занимавшейся поиском немецких шпионов в Новом Свете. У цензоров вызвал подозрение тот факт, что в переписке Луни с Испанией во многих письмах один и тот же почерк, но все они были подписаны разными именами. Эта «мера предосторожности» Луни оказалась излишней и послужила обратному. Копии его писем ОПП стала посылать агентам ФБР в Гаване. ФБР собрало нужные доказательства и 15 августа 1942 г. арестовало Луни. Несмотря на неудовольствие тех кубинцев, которые ненавидели янки и симпатизировали нацистам, 8 ноября 1942 г. — в тот же день, когда американцы высадились в Северной Африке, — Гейнца Лунинга, приговоренного к смертной казни, расстреляли. Еще одним агентом абвера на Кубе был Ричард Доррес, активно занимавшийся шпионажем с 1941 г. по конец 1942 г. Дорреса так никогда и не нашли, потому что после ареста и казни Лунинга он хорошо понимал, что его ждет та же участь и поимка — всего лишь вопрос времени.

 

Мексика: плацдарм шпионской деятельности против США

Мексика имеет длинную и бурную историю отношений с США. Часть мексиканцев яростно ненавидела Америку и симпатизировала гитлеровской Германии, видя в ней хорошего потенциального союзника. В 1930-х гг. президент Мексики Карденас, отличавшийся левацкими убеждениями, поддерживал испанских республиканцев, в годы гражданской войны воевавших против войск генерала Франко, и заигрывал с коммунистами. Однако в 1940 г. в Мексике к власти пришла новая политическая группировка, и абвер получил возможность обосноваться в этой стране и превратить ее в плацдарм для развертывания шпионской деятельности против США. Вскоре здесь было создано три шпионские сети, насчитывающие примерно 40 агентов, которые отправляли в Гамбург, Кельн и Берлин ценные разведывательные сведения о США. Канарис всегда внимательно следил за Соединенными Штатами, самым сильным и опасным союзником Британии, и опасался худшего — того дня, когда президент Рузвельт объявит войну Германии.

 

Макс и Мориц

Двух главных немецких мастеров шпионажа, орудовавших в Мексике, называли Макс и Мориц, но на самом деле они не были забавной парой немецких клоунов, а виртуозными агентами абвера. Макс был заносчивым молодым майором по имени Георг Николаус, который до 1938 г. был банкиром в Колумбии. Его коллега Мориц был полковником бароном Карлом фон Шлеебрюгге, который в качестве офицера люфтваффе участвовал в нападении Германии на Польшу. До войны он жил в Мексике, работая представителем немецкой фирмы, изготавливавшей оружие. Николаус приехал в Мексику с десятью тысячами фунтов стерлингов и сразу приступил к созданию шпионской сети и поиску «крыши» для маскировки своей настоящей деятельности. Агенты Канариса в США, такие как Фред, Джеймс и Гарри, отправляли свои донесения прямо на «почтамт» абвера в Мехико, филиал компании AEG. После этого они переправлялись в Германию. К несчастью для немецких шпионов в Мексике, в мае 1940 г. Эдгар Гувер заявил, что «самый лучший способ взять под контроль нацистских агентов в Соединенных Штатах — уничтожить шпионское гнездо в Латинской Америке». Рузвельт согласился с директором ФБР, и 3 июня 1940 г. была создана новая структура: Специальная разведывательная служба. Новая служба приступила к разгрому немецкого шпионского гнезда в Мексике. В апреле 1941 г. мексиканцы выслали Морица-Шлеебрюгге из страны, а за Максом ФБР/СРС и мексиканская федеральная полиция установили 24-часовую слежку. В 1942 г. американцы и мексиканцы при активном содействии англичан положили конец присутствию абвера на землях к югу от Рио-Гранде. Бразилия была еще одной территорией активного немецкого шпионажа в Латинской Америке. В 1939 г., например, здесь проживало 900 тысяч граждан немецкого происхождения. На протяженном восточном побережье Бразилии в таких городах, как Рио-де-Жанейро, Сантус и Ресифи, агенты абвера активно наблюдали за перевозками стратегических грузов Британии и ее союзников. Хотя президент Жетулиу Варгас оказывал услуги министерству обороны США, в разговоре с немецким послом Прутером он пообещал, что позволит агентам немецкой разведки действовать в Бразилии.

Германия стала рассматривать Бразилию как бастион, противостоящий влиянию США.

 

Герман Бони

Военно-морской атташе Германии капитан Герман Бони стал руководителем шпионской сети в этой огромной стране. Его главным агентом был Альфредо, завербованный абвером в Бразилии в июне 1940 г. И Канарис, и Дёниц, глава подводного флота Третьего рейха, очень хотели располагать сведениями о Ресифи, особенно об аэродромах «ПанАм» и о патрулировании кораблей флота США в Южной Атлантике, которые выходили из этого порта. Эти и другие задачи были поставлены перед немецким бизнесменом Альфредом Кемптером, переселенцем из Германии, который эмигрировал в Бразилию еще в 1920-х гг. и был завербован абвером в 1939 г. В отличие от большинства своих коллег-шпионов, работавших в Латинской Америке, Кемптер не был патриотом и шпионил исключительно ради денег. В феврале 1940 г. он вместе со своим деловым партнером Гербертом Мюллером создал для себя в Рио-де-Жанейро удобное прикрытие — фирму «Рэпид информейшн лимитед». Мюллер также стал сотрудничать с абвером и начал регулярно сообщать в ведомство на Тирпицуфер точные сведения о перевозках стратегических грузов для США. Дёниц был доволен успехами этих двух агентов. К декабрю 1941 г. Кемптер и Мюллер передали в гамбургское отделение абвера 400 радиосообщений. После этого Кемптер был награжден за свои заслуги Железным крестом 1 — го класса. Шпионская сеть Короля-Кемптера помогала немецким подводным лодкам перерезать водные магистрали британских торговых кораблей близ мыса Доброй Надежды. В мае 1941 г. торговое судно «Родни Стар» затонуло на рейде Буэнос-Айреса, и в том же месяце благодаря «помощи» немецких шпионов затонул норвежский танкер. В 1941 г. действия Кемптера и его агентов приводили к уничтожению грузов союзных держав общим тоннажем 100 тысяч тонн в месяц. Эти огромные потери серьезно угрожали обороноспособности Великобритании. Кемптер считался ценным агентом, поскольку добывал самые разные разведывательные сведения, включая информацию о температуре воды и приливах на побережье Бразилии и состоянии противолодочных заграждений, которыми англичане защищали свои корабли в бразильских портах.

Таким был Рио-де-Жанейро в 1939 г. Это федеральный район, в котором тогда располагались правительственные учреждения Бразилии. Рио-де-Жанейро, как и остальная Бразилия, был центром немецкого шпионажа в Латинской Америке

 

Некомпетентность

Еще одним активным немецким агентом был коммерсант Альбрехт Энгельс, владелец торговой фирмы, завербованный абвером в 1930-х гг. Сам он завербовал родившегося в Бразилии немца, работавшего в порту Рио-де-Жанейро инженера Герберта фон Гейера, который оказался ценным приобретением для его шпионской сети. Энгельс нашел не менее важного агента в порту Ресифи, где грузились углем корабли союзных держав и заправлялись топливом американские самолеты. Менее способным оказался другой шпион абвера, поляк по происхождению Юзеф Старжичный, который получал от своих хозяев меньше денег и не смог завербовать нужное число агентов. Он также отличался некомпетентностью, так как свои донесения писал на таком плохом английском языке, что в гамбургском отделении абвера не всегда удавалось правильно расшифровать их. Старжичный проживал на роскошной вилле в Копакабане вместе со своей любовницей-бразильянкой. Абвер предупреждал его, советуя быть осторожным с этой женщиной, но поляк отказался расстаться с ней. После того как в 1941 г. США вступили в войну, а Бразилия решила примкнуть к антигитлеровской коалиции, в марте 1942 г. все немецкие агенты, кроме Энгельса и Кемптера, были пойманы.

Бразильская тайная полиция арестовала шпионов абвера и подвергла их пыткам. (Старжичный был взят с поличным — он хранил у себя слишком много записей разведывательного характера.) Бразилия объявила войну Германии в августе 1942 г., когда противоборство разведок в Латинской Америке подошло к концу и на огромном материке осталась лишь жалкая горстка шпионов абвера. Как это было с большинством шпионских операций нацистов, для них были типичны и успехи, и неудачи, хотя в целом они проводились на низком профессиональном, едва ли не любительском уровне. Таким образом, серьезно противостоять контрразведывательной деятельности спецслужб США, развернутой после декабря 1941 г., немецкие спецслужбы не смогли.

Риббентроп, представитель нацистской верхушки, в парадном мундире офицера СС. Близкие отношения с СД не помешали честолюбивому министру иностранных дел создать собственную разведывательную службу