Гитлеровская машина шпионажа. Военная и политическая разведка Третьего рейха. 1933–1945

Йоргенсен Кристер

Глава 3. Мастера шпионских дел

 

 

Характер деятельности той или иной разведывательной службы во многом определяется личностью ее руководителей, их причудами и странностями, сильными и слабыми сторонами. Любопытным совпадением представляется тот факт, что двумя первыми шефами британской СИС, как и шефом абвера в годы Второй мировой войны, были флотские офицеры. Именно благодаря лидерским качествам и особенностям характера адмирала Вильгельма Канариса абвер превратился в сильное, эффективное ведомство, но в то же время именно личные слабости Канариса серьезно повредили возглавляемой им службе. Можно сказать, что все разведки имеют на своем счету как выдающиеся успехи, так и катастрофические провалы. СД, организация более зловещая и безжалостная, возможно, самая эффективная из всех служб Третьего рейха, тоже несла на себе — по крайней мере, до его смерти в Праге 4 мая 1942 г. (в результате покушения, совершенного 27 апреля) — отпечаток личности своего основателя и руководителя Рейнхарда Гейдриха. Если Канарис был монархистом и в некотором смысле мечтателем, то Гейдрих представлял собой полную его противоположность. Это был аморальный карьерист, готовый абсолютно на все ради продвижения наверх. Поговаривали даже, что он нацеливался со временем занять место самого Гитлера. У обоих была, однако, одна общая черта. Оба знали, как выживать в нацистских «джунглях» и пользоваться плодами конфликта. Тем не менее в области шпионажа и одного и другого затмил человек, который по праву считается самым эффективным руководителем разведслужбы Германии не только нацистской эры, но, возможно, и всего XX столетия: генерал Рейнхард Гелен, глава 12-го отдела Генштаба «Иностранные армии Востока».

Гелен, в отличие от двоих других, не только пережил войну, но и создал затем организацию своего имени. Сразу после войны она работала на Центральное разведывательное управление США и впоследствии послужила основой для построения секретной полиции Западной Германии.

Если кого-то в Третьем рейхе и можно назвать хамелеоном, то прежде всего Вильгельма Канариса. Уильям Ширер, знаменитый американский журналист, живший перед войной в Берлине, отмечал, что еще не встретил и двух человек, которые имели бы одинаковое мнение о Канарисе. Служивший под началом адмирала австриец Эрвин фон Лахоузен утверждал: «Канарис был личностью исключительно интеллектуальной. Именно на его врожденную, уникальную и сложную природу мы и полагались. Он ненавидел насилие и, следовательно, ненавидел Гитлера, его отвратительную систему и в особенности его методы. Канарис был, как бы вы на него ни смотрели, человеком».

Германский крейсер «Эмден», схожий с «Дрезденом», на котором в 1920-х гг. служили лейтенант Гейдрих и капитан Канарис

Не во всех адмирал пробуждал столь лирическое настроение, но в целом он производил на людей позитивное впечатление. Глава шведской военной разведки, в прочих отношениях циничный, в высшей степени недоверчивый и черствый, Карлос Адлеркройц, не рассыпаясь в хвалах по адресу главы абвера, все же считал Канариса человеком приличным, достойным, честным и глубоко человечным. В числе почитателей адмирала был и генерал Франко, который знал Канариса со времен Первой мировой войны, доверял ему и был признателен за помощь в годы Второй мировой войны. Без адмирала и его своевременных «утечек» относительно планов Гитлера подорвать их нейтралитет Испании и Швеции вряд ли удалось бы удержаться в стороне от пожара, охватившего всю Европу.

Английский крейсер сходного с «Эмденом» класса на базе британских ВМС в Бристоле

Даже Гейдрих, не питавший теплых чувств ни к Канарису, ни к его службе, признавал, что глава абвера «хитрый старый лис». Если такового мнения придерживались союзники адмирала, то что же думали его противники в «лисьей игре» (так назвал шпионаж американский журналист и писатель Ладислав Фараго). Аллен Даллес, офицер Управления стратегических служб (УСС), позднее руководитель ЦРУ, считал Канариса «одним из храбрейших в современной истории людей» и заботился о том, чтобы его вдова получала после войны достойную пенсию. Сэр Стюарт Мензис, руководитель МИ-6, назвал Канариса «чертовски смелым и чертовски неудачливым», что, возможно, ближе к истине. Другие, как, например, агент Сэмюел Лохан, такой благосклонностью не отличались. Л охай охарактеризовал шефа абвера как «неэффективного интригана, вероломного льстеца». Ясно, что Канарис был человеком, вызывавшим пристрастные взгляды. Посторонние находили его человеком странным и парадоксальным, трудным для понимания, а вот подчиненные обожали как внимательного и по-отечески заботливого шефа.

 

Человек-загадка

Лояльность к шефу не мешала подчиненным посмеиваться над какими-то чертами его характера и качествами, за которые они же его и обожали: за доброту, снисходительность и щедрость к более слабым и менее удачливым. Отсюда и прозвища — Отец несчастных и Рождественский дед, причем последнее намекает и на его седые волосы, и на доброту. Седым Канарис был уже в 1935 г., когда в возрасте сорока восьми лет возглавил абвер. Из-за седины он выглядел старше, чем был на самом деле. Тяжелую шерстяную форму адмирал носил круглый год. Будучи умеренным трудоголиком и ипохондриком, он испытывал непонятную неприязнь к людям высокого роста. По мере того как груз дел давил все сильнее, Канарис постепенно отдалялся от своей небольшой, но любящей семьи. Две его дочери обожали отца. Не страдающий избытком доверчивости к людям и порой излишне резкий с подчиненными, адмирал был очень привязан к своим собакам. «Мой пес скромен и благоразумен и никогда меня не предаст. О людях я того же сказать не могу».

Британский морской конвой. Будучи агентом в Мадриде во время Первой мировой войны, Канарис нанес немалый ущерб морским перевозкам союзников на Средиземном море

Семья Канариса считала себя — из-за сходства фамилии — потомками жившего в XIX веке адмирала Константина Канариса, одного из вождей борьбы за независимость Греции. Это утверждение порождало множество слухов и спекуляций по поводу расовой и национальной принадлежности шефа абвера и принесло ему еще одно прозвище — Левантиец. Свойственные ему обходительность и изобретательность и впрямь указывают на что-то греческое в натуре Канариса. Как и многие другие благородные и влиятельные семьи в Германии, семья адмирала была определенно иностранного происхождения. По другой версии, в XVIII веке проживавшие в окрестностях итальянского озера Комо Канариси эмигрировали в Германию, где в 1789 г. сменили фамилию на Канарис. Десять лет спустя они приняли протестантизм. Вильгельм Канарис родился в доме богатого промышленника в городке Аплербек, что неподалеку от Дортмунда, в первый день 1887 г. В 1905 г. он поступил на флот, где утвердил за собой крепкую репутацию добродушного и отзывчивого человека и умелого офицера. Канарис служил на крейсере «Дрезден», пережившем фолклендский бой 8 декабря 1914 г. (одержав победу 1 ноября в коронельском бою у берегов Чили (у немцев было 2 броненосных и 3 легких крейсера, у англичан 2 броненосных, 1 легкий и 1 вспомогательный крейсер, в результате боя 2 английских броненосных крейсера было потоплено, погибли 1200 моряков, включая командующего эскадрой контрадмирала Крэдока), немцы, идя в Германию, нарвались у Фолклендов на превосходную английскую эскадру (2 линейных крейсера, 3 броненосных и 3 легких крейсера). В результате 2 немецких броненосных крейсера и 2 легких крейсера были потоплены, «Дрезден» ушел. — Ред.) и добравшемся потом до Чили, где его обнаружил военный корабль британских ВМС «Глазго» (легкий крейсер, уцелевший (сумел оторваться) в коронельском бою). Именно там молодой Канарис и обнаружил умение схитрить и воспользоваться ситуацией. Пока он вел переговоры с англичанами, доказывая, что «Дрезден» находится в нейтральных водах и потому не может быть атакован, его коллеги затопили крейсер. (Подвергшийся нападению 3 английских крейсеров («Глазго», «Кент» и вспомогательный крейсер «Орама»), наплевавших на чилийский нейтралитет, «Дрезден» 14 марта 1915 г. получил серьезные повреждения и был затоплен командой. Канарис в это время вел переговоры на борту «Глазго». — Ред.) Бегло говоривший по-испански Канарис позже добрался до Сантьяго, столицы Чили, где обратился в германское посольство. Получив новенький чилийский паспорт, он отправился через Анды в Буэнос-Айрес и, не вызвав ни у кого подозрений, сел на отправлявшийся в Англию британский корабль. Ему удалось ускользнуть от бдительных агентов МИ-5, сойти на берег в нейтральной Голландии и добраться до Гамбурга, где он, воспользовавшись случаем, наведался к своей тетушке Доротее Попп, испытавшей немалый шок. 17 сентября 1915 г. в Берлине его наградили Рыцарским крестом. Как человеку, проявившему способности первоклассного шпиона, Канарису предложили продолжить службу в НД под началом капитана фон Крона, а в 1916 г. направили в Мадрид. Там молодой и смелый разведчик попал в свою стихию — именно в испанской столице британская СИС при поддержке французских Сюрте и Второго бюро сошлась в схватке с НД.

Немецкие военно-морской и военный атташе также располагали в Испании широкими агентурными сетями и получали информацию непосредственно из испанского правительства. Перед Канарисом стояла простая, будничная задача: обеспечить базу немецких подлодок в порту Пула (с 1850 г. Пула (Пола) была главной базой австрийского (с 1867 г. австровенгерского) флота. — Ред.), на Адриатике (на территории современной Хорватии), точными сведениями относительно движения морского транспорта союзников. Когда морские потери союзников резко возросли, СИС поняла, что в Испании действует вражеский агент, поставляющий Германии важнейшую информацию. Для ликвидации этого агента СИС летом 1916 г. отправила туда молодого шотландца по имени Стюарт Мензис. Выполнить задание Мензису, будущему главе МИ-6, не удалось: он не только не убил, но даже не смог обнаружить ловкого моряка. Тогда же Канарису удалось установить контакт с испанским офицером, уроженцем Галисии, невозмутимым и флегматичным доном Франсиско Франко.

Главнокомандующий германским военно-морским флотом, гросс-адмирал Эрих Ред ер в позе «морского волка». Ред ер не был ни поклонником Канариса, ни уж тем более бесчестного и безнравственного Гейдриха

Карл Либкнехт, вождь Коммунистической партии Германии, попытавшийся свергнуть правительство в ноябре 1918 г., выступает с пламенной речью перед своими сторонниками. Канарис имел отношение к гибели Либкнехта

 

Везунчик

Страдающего от малярии и серьезного переутомления Канариса, в кармане которого все еще лежал чилийский паспорт, отослали в Германию под видом католического монаха. Путешествие через Францию прошло без заминок, но на швейцарской границе его арестовали и передали в руки итальянской полиции. Итальянцы, поверив Канарису, заявлявшему, что он страдает от особо заразной, смертельной формы малярии, уступили протестам Испании, просившей не отдавать «умирающего» германского моряка французам, и вернули «беднягу» испанцам. По пути на Пиренейский полуостров Канарис убедил капитана судна отвезти его в Картахену, не заходя в Марсель, где французы могли запросто арестовать и расстрелять немца. О том, что Канарис находится в Картахене, Мензис узнал от своего испанского агента Хуана Марча, но предпринять ничего не успел — неуловимый моряк уже ушел в Пулу на борту немецкой подлодки U-35.

По возвращении в Германию Канарис женился на Эрике Вааг. Его роль в событиях 1920-х скрыта завесой тайны. Не будучи более полевым агентом, как в годы Первой мировой войны, Канарис по-прежнему занимался секретной разведывательной работой. Во время неудачных попыток захвата коммунистами власти в Германии в 1918–1921 гг. Канарис прямо и однозначно выступил против них и отдал все силы подавлению революции, скрывая и защищая убийц коммунистических вождей Карла Либкнехта и Розы Люксембург. Он также был связан с базировавшейся в Киле правой экстремистской организацией, пользовавшейся поддержкой местной военно-морской базы.

Непосредственная коммунистическая угроза в Германии после провала восстания в Саксонии в 1923 г. исчезла. Канарис вернулся к другим обязанностям, связанным с поездками в Японию, Испанию и Швецию, где он тайно закупал новые корабли и оружие для значительно сокращенного военно-морского флота Германии. Задача его заключалась в том, чтобы скрывать эти сделки от союзной контрольной комиссии, учрежденной для наблюдения за тем, как Германия выполняет условия Версальского договора.

Примерно в 1922 г., находясь в Киле, Канарис, имевший к тому времени звание капитан-лейтенанта и прекрасный послужной список, познакомился и подружился с высоким, молодым и скромным морским офицером по имени Рейнхард Гейдрих. В том, что двое мужчин при немалой разнице в возрасте стали близкими товарищами, не было ничего необычного. Оба были одиночками и чужаками и одинаково любили музыку. Гейдрих часто бывал в доме Канарисов и, посещая музыкальные вечера, играл на скрипке с музыкально одаренной Эрикой. В профессиональном отношении Канарис распалял в молодом Гейдрихе любовь к агентам, кодам, шпионажу. Такие отношения, ученика и учителя, продолжались все то время, что Гейдрих нес службу на флоте. Когда Гейдрих поступил в гестапо, отношения осложнились и далее изменялись по мере того, как прежний ученик пробивался наверх. Но в те ранние годы у Канариса был ученик и друг, которого он посвящал во все секреты шпионажа. Именно Канарис убедил Гейдриха в важности обеспечения надежной связи, в результате чего последний обучился на офицера в этой области.

 

Вступление в СС

В апреле 1931 г. Гейдрих был уволен с флотской службы. Официальное объяснение звучало так: от него забеременела какая-то девушка, а он отказался на ней жениться. В июне Гейдрих вступил в ряды НС ДАЛ. Обученный премудростям шпионажа самим Канарисом, Гейдрих получил первые назначения в портовые города Гамбург и Бремен, где занимался наблюдением за действовавшими на флоте левыми активистами. Весьма вероятно, что увольнением Гейдриха со службы гросс-адмирал Редер, главнокомандующий ВМС, прикрыл переход молодого офицера в СС под командование Гиммлера. Последний уже в 1931 г. назначил новичка начальником разведывательной службы СС. Два флотских заговорщика, Канарис и Редер, несомненно, надеялись, что Гейдрих станет их «кротом» в СС, если нацисты придут к власти. Они рассчитывали контролировать его и манипулировать им точно так же, как промышленники и консерваторы надеялись контролировать Гитлера. Гитлер стал хозяином Германии, а Гейдрих хозяином разведки СС, СД и одним из злейших врагов Канариса.

 

Зверь: Рейнхард Гейдрих

Если у немногих найдется плохое слово для Канариса, то с Рейнхардом Гейдрихом дело обстоит иначе. В защиту его как человека не выступил никто. Большинство, особенно те, кто работал с ним, отзывались о нем в самых грубых, нелицеприятных выражениях. Канарис, опасавшийся уже к 1941 г., что на смену ему в абвер придет бывший ученик, называл последнего «самым впечатляющим из зверей». Вальтер Шелленберг, работавший под началом Гейдриха в СД, описывал шефа как «высокого, сухощавого мужчину за огромным письменным столом, с маленькими, бегающими глазками, сидящими слишком близко к длинному орлиному носу. У него длинные, тонкие пальцы, и от него исходит зловещая аура безжалостной энергии и неутолимой жажды власти». Тем не менее Шелленберг подметил и артистическую сторону Гейдриха. И действительно, тот прекрасно играл на скрипке и был — что весьма необычно для карьериста — истинным любителем музыки. Обладатель могучего интеллекта, Гейдрих был, возможно, самым представительным из вождей Третьего рейха. И Шелленберг, и Вильгельм Хеттль, начальник балканского отдела СД, сравнивали его с пауком среди паутины нацистской империи. Он умел различать в людях слабости и ловко их использовать. Единственной слабостью самого Гейдриха Шелленберг называет его неконтролируемый сексуальный аппетит. Отношения Гиммлера с подчиненным складывались почти так же, как отношения Гейдриха с Канарисом: в них присутствовали и страх, и уважение, и восхищение. Гиммлер восхищался его арийской внешностью и ясным умом, но в раздраженном состоянии называл монголом, ордынцем Чингисхана — из-за слегка раскосых глаз. Пожалуй, точнее других охарактеризовал шефа его заместитель Вернер Бест: «самая демоническая личность в руководстве национал-социалистов».

Гейдрих-спортсмен. На снимке в костюме фехтовальщика. Человек состязательного духа, он должен был побеждать и преуспевать во всем

 

Рейнхард Гейдрих

Человек нелегкого, в чем-то извращенного характера, Гейдрих, как и большинство нацистских вождей, испытывал, возможно, сильное чувство неполноценности. Он родился в 1904 г. в культурной, артистической семье, принадлежавшей к среднему классу. Его отец, Бруно Гейдрих, был музыкантом по профессии и стремился к тому, чтобы сыновья, Рейнхард и Гейнц, принимали музыку по крайней мере как серьезное хобби. В школе мальчиков дразнили, называя «евреями», что было, вероятно, связано с «еврейской» внешностью их отца и напоминающим еврейское именем их деда. Несмотря на очевидную слабость улик, Гейдрих, придя к власти, постарался устранить все следы существования приемного деда, опасаясь, очевидно, что тот мог быть евреем. Был Гейдрих евреем или нет — вопрос этот остается без ответа. Не исключено, что один из одиозных архитекторов холокоста и впрямь принадлежал к этому народу и даже подозревался в принадлежности к нему. Полной уверенности в чистоте родословной не было у многих видных нацистов, не исключая самого Гитлера. (Действительно, отчим отца Гейдриха был евреем, это известно. Но отец Гейдриха — немец. За этим в СС следили строго; в отличие от обычных немцев, у которых допустимой считалась четверть еврейской крови, эсэсовцы должны были доказать арийское происхождение предков вплоть до 1750 г. (офицеры), прочие до 1800 г. — Ред.)

Рейнхард Гелен (в центре), так же как и Гейдрих, любил спорт, но увлекался им для собственного удовольствия. В отличие от прочих его коллег — нацистов — был доброжелательным и заботливым, хотя и очень требовательным начальником. На снимке он со своими сотрудниками из отдела Генерального штаба «Иностранные армии Востока» (FHO)

Эти неукротимые, безжалостные терзания (фантазии автора. — Ред.) настолько ожесточили его, что он в конце концов утратил всяческое сочувствие к людям. Человек состязательного духа, Гейдрих занимался спортом, но не ради релаксации или поддержания физической формы, а исключительно ради борьбы за первенство (нормальное мужское поведение. — Ред.). Таким, честолюбивым и целеустремленным молодым человеком он поступил на флот в 1922 г. Его не жаловали с самого начала, но им восхищались — за преданность долгу и профессионализм. Среди тех, кто восхищался им, его знали как «блондина Зигфрида»; другие называли молодого офицера «Зите», Коза, за громкий, отрывистый смех. После своего «позора» (отставки) Гейдрих вступил в СС в возрасте 22 лет. При нем СД стала правой рукой СС, а он сам незаменимым помощником Гиммлера. Тем не менее к идейным нацистам и любым формам идеализма Гейдрих относился с презрением. (Гейдрих уже с 15 лет состоял в военно-патриотических организациях, возникших после поражения Германии в Первой мировой войне, и очень активно развивался в этой среде в направлении, которое привело его в ряды НСДАП и СС. — Ред.) Выражаясь проще, его целью было урвать побольше власти, не обращая внимания на то, чего это стоит Германии или оказавшимся у него на пути людям. Те, кого он отбирал в СД или гестапо, — приверженец коммунистических методов Генрих Мюллер или милый, но безжалостный Вальтер Шелленберг — не были нацистами-идеалистами (они были практиками. — Ред.). Как и он сам, они были германскими технократами, нацеленными на расширение своей власти и влияния. Людьми, готовыми служить любому режиму, пока он обслуживает их интересы (прежде всего — интересы германской нации, чего автор так и не понял. — Ред.).

 

Полковник: Рейнхард Гелен

Канарис и Гейдрих не были самыми эффективными или самыми успешными мастерами шпионажа в нацистской Германии. Первый старался помешать Гитлеру в победоносном марше по Европе и слишком погряз в махинациях, заговорах и политических играх Третьего рейха и абвера, чтобы всецело посвящать себя разведке. Гейдриху тоже приходилось разбрасываться, тратить время и силы на посторонние проекты — планирование полного истребления евреев или разработку подрывных операций против соседей Германии. Достижения Канариса и Гейдриха бледнеют на фоне успехов Рейнхарда Гелена, единственного по-настоящему великого мастера шпионажа в традициях полковника Николаи времен НД. Ни в каких преступлениях или грязных трюках, как Гейдрих, Гелен замешан не был и, в отличие от Канариса, Гитлеру служил до самого конца, пусть и со все меньшим энтузиазмом по мере ухудшения ситуации на фронтах. Всецело преданный делу шпионажа, Гелен отдавал ему всего себя, даже после поражения Германии.

Гелен родился в 1902 г. в прусском анклаве Эрфурт, в зажиточной семье из верхушки среднего класса. Его отец, Бенно Гелен, происходил из военных. Девиз семьи — «Никогда не сдаваться!» — весьма подходит Гелену, принимая во внимание его будущую карьеру на посту главы отдела Генштаба «Иностранные армии Востока». Закоренелый прусский консерватор, он был предан делу поддержания существующего порядка. Бенно Гелен воевал на Западном фронте и домой вернулся с Железным крестом и в звании майора. Дабы избежать послевоенной безработицы, он переехал в столицу Силезии Бреслау (совр. Вроцлав), где занялся издательским бизнесом. В Бреслау Рейнхард ходил в школу. Учился он хорошо, а его любимыми предметами были математика и статистика.

В рейхсвер, вооруженные силы Веймарской республики, Гелен вступил в 1920 г. и служил все в той же Силезии, над которой, как многим казалось, постоянно висела угроза со стороны поляков. Гелен водил через границу германских шпионов, но наемники и отъявленные бандиты, присоединявшиеся к «Фрайкору», объединению полувоенных организаций, участвовавших и в революции, и в пограничных стычках 1918–1923 гг., его симпатий не вызывали. Не производили на него впечатления и баварские коричневорубашечники из НС ДАЛ. Самой серьезной опасностью для будущего Германии он считал коммунистов. Фанатичный противник коммунистов и на родине, и за границей, он завистливо восхищался НКВД и проявлял интерес к Советскому Союзу. Не жалея свободного времени, Гелен изучал коммунизм, Коминтерн и СССР и в конце концов стал настоящим экспертом в этом вопросе. В 1930 г. Рейнхард Гелен женился на Герте фон Зейдлиц-Курцбах, семья которой владела поместьем возле Глогау, в Нижней Силезии. Брак с представительницей известной в Пруссии семьи открыл перед ним все двери. Воспользовавшись случаем, он поступил в Генштаб. Приход Гитлера к власти в семье Гелен встретили с восторгом, сильно уменьшившимся после того, как режим национал-социализма в полной мере продемонстрировал свою суровую сущность.

Гелен был эффективным технократом, холодным, сдержанным, расчетливым, и блестяще исполнял роль покорного слуги, манипулируя ситуациями с тем, чтобы навязать начальству собственные идеи и взгляды. Ему удавалось ловко маскировать эти манипуляции, не прибегая к гангстерским методам Шелленберга и Гейдриха. В апреле 1942 г. Гелен занял должность начальника военной разведки на Восточном фронте и полностью реорганизовал службу, превратив ее в одного из сильнейших противников СССР.

Германская колонна входит в захваченную Варшаву после короткой Польской кампании в 1939 г. Польская служба разведки продолжала борьбу в эмиграции