Агония или рассвет России. Как отменить смертный приговор?

Калашников Максим

Бабкин Константин

Часть первая

Шагая в ночи

 

 

Вечер потрясения

Обычно материалы Максима Калашникова по глобальному кризису перепечатывают в Интернете, снабжая их «отсебятивным» заголовком: «Америке скоро кирдык!»

Это ошибка. Очень большая ошибка. Кирдык не Америке. Кирдык – всему привычному миру. И это уже неминуемо, друзья. На горизонте что-то занимается. Но что это? Долгожданный рассвет или зарево агонии?

В октябре 2011 года над манифестациями гражданского движения «Захвати Уолл-стрит» в Америке взвились первые красные флаги, раздались звуки «Интернационала». И не только в США: движение распространилось по всем странам Запада. Рост красных, коммунистических и социалистических настроений очевиден. И дальше будет только больше.

Можем побиться об заклад: совершенно точно, в ответ на новую Красную волну капитал начнет поддерживать и вскармливать и неофашистов, и неонацистов. Ибо ничего нового господа капиталисты за последние десятилетия так и не придумали. Прежняя неолиберальная идеология вызывает только неудержимую тошноту. Осталось только вспомнить опыт 1920 – 1930-х – и создать противовес красным.

Нужно ли объяснять вам, дорогой читатель, куда процесс пойдет дальше? И как он выйдет из-под всякого контроля?

Иногда нам становится смешно. Господи, как же должна «ехать крыша» у наших доморощенных «рыночников» и «реформаторов», разрушивших СССР в декабре 1991-го! С каким остервенением они долбали проклятый «совок» и провозглашали возвращение «на столбовую дорогу цивилизации», обожествляя Запад! Как долго они твердили заклинания о том, что рынок всемогущ и справедлив, что нет Бога, кроме капитализма, и Запад – это мерило всего. Что его учение всесильно, ибо оно верно. Что мы – уроды, а Запад – это цивилизация! И во имя подражания Великой Америке эти «преобразователи» двадцать лет били и насиловали нас, убив с 1991 года 13 млн русских только в РФ. А если брать еще и Украину с Белоруссией – так и все 20 млн жертв выйдет. Ради чего?

Ибо ныне выясняется, что пресловутая «столбовая дорога цивилизации» привела к обрыву. Что сам Запад привел себя к катастрофе и нынче не знает, что делать. Что король-то оказался голым, а в 1991-м «российские реформы» (равно как и украинские, и прочие) были встраиванием в хвост обоза умирающих, идущих в преисподнюю. Что все эти умствования по поводу макроэкономики, приватизации и либерализации оказались полной мурой. Интересно, они не мучатся когнитивным диссонансом? Или скоро примутся учить американцев тому, как проводить необходимые «реформы»?

Да, читатель, весь этот «финансовый капитализм» с якобы «бескризисным развитием», глобализация, постиндустриализм и либерализм оказались просто-напросто чушью собачьей, обернувшейся мировой социально-экономической катастрофой. Даже дураку сегодня ясно, что в той преисподней, в какую сейчас угодил весь мир, выживут лишь самые умные, не боящиеся жить собственными мозгами. Те, кто сохранил и развил промышленность вопреки постиндустриальным бредням. Те, кто все еще рожает детей, сам себя воспроизводя, при этом не разрушив ни школьного, ни вузовского образования. Те, кто производит умелых инженеров, а не «манагеров», юристов, бухгалтеров и прочий шлак. Те, кто при этом крепил обороноспособность и тратил ресурсы не на всякие «видимости», а на дело.

Что будет с миром – понятно. Разрушение капитализма и падение прежних кумиров означают лишь одно: передел планеты и неизбежные войны за этот передел. Войны беспощадные, без правил.

Но вот вопрос: а что будет с нами? Мы, русские, можем ли выжить во всем этом? В принципе можем ли? Ибо насчет того, что успели наломать и чего уничтожили у нас банды «реформаторов», написано сейчас полным-полно. А вот что можно сделать в практически безнадежном положении? И есть ли люди, способные что-то сделать? Вопрос!

На него мы и попробуем ответить.

Один из наших очень умных знакомых (кстати, успешный бизнесмен, один из создателей автомобиля будущего) сказал: «Не нужно тратить время и нервы, ругая наших нынешних правителей. Они уже ничего не могут сделать, страна стала для них практически неуправляемой. Что бы они ни делали, все заканчивается пшиком и разворовыванием денег. А в финале – один позор, аварии и неудачи. Их власть рано или поздно падет, сомневаться в этом – глупо. Так не тратьте силы на живых мертвецов. Не зацикливайтесь на прошлом. Думайте о будущем и создавайте его».

Последуем его совету. Эта власть упадет. Рано или поздно. Мировой кризис ускорит ее крушение. Но уже сегодня надо думать, что делать после этого. Революционные толпы пусть занимаются бурлением, а умные должны размышлять о том, что будет за крахом обанкротившейся власти. Ибо толпы думать не умеют. Когда схлынет революционная эйфория, навалятся страшные проблемы. Кто будет их решать? Какие люди составят Правительство национального спасения?

Вот мы и подумаем. А пока...

Пока в США – немыслимое дело! – на демонстрациях взвились первые красные флаги. И люди запели «Интернационал».

Кирдык Америке, говорите? Ошибаетесь. Конец пришел всему старому миру. А потому – пора строить новый.

События сейчас напоминают нарастающий ком.

Уже очевидно, что та власть, что существовала в РФ двадцать лет, тоже обречена. Ее обрушение в силу объективных и субъективных причин неминуемо. Уж тем паче – в условиях глобальной социально-экономической трагедии, мировой смуты.

И уже сейчас нужно думать: что делать после этого обрушения? Как строить новую жизнь среди руин, войн и потрясений?

 

Глава 1

Рухнувший миф о «Капиталистическом чуде» или о том, как стройка изначально пошла по провальному проекту...

 

Вспоминая 1990 – 1992 годы

С самого начала ответим на один важный вопрос: а по каким «чертежам» да «планам» затевались расейские (украинские, вообще постсоветские) «рыночные реформы»? Какого черта их авторы расчленили Советский Союз? Чего ради мы лишились двух третей промышленности и трети сельского хозяйства?

Возраст позволяет нам вспомнить 1990 – 1992 годы. Нам тогда оглушительным хором говорили, что СССР – плохая страна, что ее экономика неэффективна, у нее – малые темпы роста. А вот на Западе – там и темпы отличные, и народ богатеет. Хор дегенератов-«экономистов» и прочих интеллигентов пел песни о том, что китайская модель реформ нам не подходит, что она «нерыночна» и т.д.

Сегодня мы можем с полной уверенностью сказать: хор состоял из придурков. Ибо даже поверхностное изучение экономики Запада, начиная с 1981 года, показывает: так называемые рыночные преобразования в США и Европе, начатые при Тэтчер и Рейгане, привели к совершенно обратному результату. Темпы экономического роста Запада упали до позорно низких величин. А народ тамошних стран обнищал. Так, что к осени 2011 года в США и Европе начались массовые манифестации против богатых, начиная с движения «Захвати Уолл-стрит» в Америке.

Таким образом, постсоветские иерархи и олигархи, решив в 1991-м копировать западный «рынок», с самого начала обрекали нас на национальную катастрофу. «Стройка капитализма» в РФ, Украине и далее изначально велась по совершенно провальному проекту. Крах «реформ» был предопределен невежественными «реформаторами», которые решили усесться на издыхающую лошадь. Ведь первые нормативные акты и законопроекты в ранней РФ – при Гайдаре и Чубайсе – нам писали американские советники. Причем читали мы их в хреновеньких переводах на русский язык. Любой квалифицированный ученый-экономист уже в 1991 году, посмотрев на Запад, должен был заметить неладное...

Что же выясняется сейчас? «Сейчас» – это для основной массы. Для авторов же книги огромные проблемы Запада были ясны еще в 90-е годы.

 

Крушение кумиров: на самом деле они нищали!

Реальное положение дел таково: средний житель стран Запада с 1973 года стал только беднее. Реальная статистика не подтверждает тех баек, которыми кормят нас неолиберальные экономисты – лжецы или дегенераты. Для начала разговора откроем труд Лестера Туроу «Будущее капитализма», вышедший в Америке в 1997 году.

По данным на тот момент, в США с 1973 по 1995 год ВВП на душу населения, по официальным данным, вырос на 36%. При этом почасовая оплата труда рядовых работников снизилась на 14%! В 1980-е годы большая часть прироста заработков досталась верхним 20% рабочей силы. Но если посмотреть детальнее, то 64% роста зарплат пришлись на долю всего 1% работников. И это – топ-менеджеры. Их заработки выросли в десятки крат, тогда как у остальных они с 1973 года уменьшались. «Насколько же может возрасти это неравенство, прежде чем эта система рухнет?» – вопрошал профессор Туроу еще тогда.

По его расчетам, к концу ХХ века реальная заработная плата американского наемного работника вернулась к уровню 1950-х годов, невзирая на то что ВВП с тех времен все-таки значительно вырос. То есть суть неолиберальных реформ на Западе (1979 – 2011) – это отнять у работников и отдать все менеджерам и капиталистам. Эта политика привела к разрушению основы основ демократии: обеспеченного и многочисленного среднего класса. Что в РФ, что на Западе.

Если рассмотреть вместо заработков общие доходы, то картина выйдет еще горше. На долю верхнего 1% работников (топ-манагеров и капиталистов) пришлось 90% прироста доходов за 1980-е. Уже тогда средний заработок управляющих пятисот крупнейших компаний США по списку «Форчун» в среднем повысился с 35 до 157 зарплат среднего рабочего. (Сейчас сей разрыв еще больше.) В те годы доходы белых семей в США упали настолько, что на работу массой пошли женщины: им стало некогда рожать детей и вести дом, как прежде. Им пришлось добирать выпадающие доходы семейного бюджета. Средний заработок мужчин в США, работающих круглый год и полный рабочий день, за 1973 – 1993 годы упал на 11% (с 34 тысяч долларов в год до 30,4 тысяч.), хотя ВВП на душу населения вроде бы повысился за те же годы на 29%. Если же брать только белых мужчин с полной занятостью, то их средний заработок упал на 14%. Если же взять доходы белых образованных мужиков от 25 до 34 лет, то там уменьшение средних заработков особенно драматично – на 25%.

Тогда Туроу отметил: «Полстолетия не принесло никакого выигрыша в заработке рядовому рабочему. Такого в Америке никогда не было». Реальные доходы домохозяйств, немного повысившись за счет массового выхода на работу женщин, достигли пика в 1989 году – и затем тоже стали падать.

Вы думаете, сейчас обстановка лучше? Приведем данные из журнала «Эксперт» по состоянию на август 2011 года:

«...По данным исследования, проведенного в Массачусетском технологическом институте и Федеральной резервной системе, с 1970-х годов доходы руководителей корпораций с учетом инфляции выросли в четыре раза, тогда как заработки 90% американцев не изменились. В 1970 году зарплата руководителя корпорации в 28 раз превышала зарплату рядового сотрудника, а к 2005 году это соотношение выросло до 158 раз. В исторической перспективе США вернулись к ситуации 1920-х годов. По данным Бюро переписи населения, в 1929 году при президенте-республиканце Герберте Гувере коэффициент Джини (соотношение доходов 10% самых бедных и 10% самых богатых) составлял 45. Сегодня же он составляет 46,8...»

Так что, читая Туроу 1997 года, вы читаете и о нынешней Америке. А он тогда писал, что в чистой стоимости имущества доля верхней половины процента населения поднялась с 1983 по 1989 год с 26 до 31%. К началу 90-х доля богатства, принадлежащего верхнему 1%, удвоилась по сравнению с серединой 70-х и превысила 40%, по сути, вернувшись к концу 1920-х. К эпохе до введения прогрессивного налога на личные доходы. Немудрено, что наши «реформаторы» с визгом кинулись копировать эту систему. Грабь это быдло и обогащайся! Вишь, старшие братья на Западе так делают. Мы – все, а наемные работники – низшая раса!

Давайте возьмем реалии 2000 года – времени завершения «экономически успешного» правления демократа Клинтона (1992 – 2000). Давно говорил: чтобы изучить реалии США, лучше читать не ослов-экономистов, а американские детективы. Там – масса попутных деталей. Итак...

«...Для чего боссам Нового Мирового Порядка нужны хлопоты с вооруженным захватом (США. – М.К.)? Люди и так убиваются на двух-трех работах, чтобы концы с концами свести. Средний американец каждый год отдает свой доход за четыре с половиной месяца на уплату федеральных подоходных налогов, после чего с него сдирают налог с оборота, поимущественный налог, дополнительные налоги, акцизы, не говоря обо всех скрытых поборах, заложенных в повседневные цены под видом комиссионных, бесконечных приказов Управления по регулированию цен и прочих зубастых правительственных учреждений. В конечном счете граждане отдают бюрократии семьдесят процентов заработка...»

Это написал Ф. Пол Уилсон. В книге «Заговорщики» (Conspiracies), 2000 г.

Знаете, что привело к обнищанию янки? Массовый вывод производства в Китай. Они лишились качественных, хорошо оплачиваемых рабочих мест.

 

Жизнь, шедшая в долг

Болван-обыватель судит по внешнему эффекту. Ну как же! Американцы жили богато. Покупали авто и дома, ходили шопинговать в супермаркеты-моллы, где и сейчас – куча всяких вещей.

Но мы – не тупицы-обыватели. Мы прекрасно знаем, что внешнее изобилие в тех же США достигнуто за счет двух факторов.

Первый – массу дешевых товаров стал поставлять Китай. Но при этом создался побочный эффект: Китай отобрал у США десятки миллионов рабочих мест из-за американской деиндустриализации. А «постиндустриальное стадо» работников стало зарабатывать куда меньше, чем американские работники 70-х.

Второй фактор – чтобы потреблять, американцы стали залезать в долги, брать кредиты. В отличие от прежних времен, как верно заметил Дмитрий Тратас, рядовой человек на Западе не может купить себе дом или квартиру на свои сбережения. А я добавлю: ушли те времена, когда в 1930 – 1970-е наемный работник мог скопить средства на открытие собственного бизнеса.

...В начале 1950-х годов среди первых акванавтов и искателей подводных сокровищ гремело имя Хэлли Хэмлина. Он был не менее знаменит, чем сам Эдвин Линк – раскопщик затонувшего Порт-Ройяла и строитель подводного дома-лифта. Хемлин же строил мини-подлодки для поиска затонувших кораблей. Сам строил. В своей фирме. А знаете, как он разбогател?

Вообще-то Х.Хэмлин происходил из небогатой семьи американских работяг. Родившись в 1910 году, он работал и лесорубом (сломав при этом позвоночник пятнадцати лет от роду), и рабочим в Голливуде, и верхолазом. Но в 30-е годы решил заняться поиском затонувших сокровищ. Но на какие шиши начать дело? Простому рабочему не под силу снаряжать экспедиции из своего кармана. В банк идти? Ну кто же из банкиров даст кредит рабочему, да еще и под такой авантюрный проект? Искать богатеньких спонсоров Хэмлин тоже не желал. И вот, чтобы добыть средства, наш герой становится водолазом на строительстве моста «Золотые ворота» в Сан-Франциско (1933 – 1937). То была ударная стройка «американского социализма» – Нового курса Франклина Рузвельта. Вкалывать там водолазом было дело адски опасным, но хорошо оплачиваемым. Хэмлин работал в группе из двадцати водолазов. Девять из них погибли на строительстве моста. Хэмлин выжил, хотя и повредил барабанные перепонки. Со стройки он уехал с 20 тысячами долларов в кармане, честно заработанными тяжелым трудом.

20 тысяч долларов в 1937 году – огромные деньги. Тогда новенький «Форд» стоил 900 долларов. В общем, работяга Хэмлин смог честно заработать эквивалент примерно четверти миллионов долларов сегодня. Немудрено, что на заработанное водолазным промыслом американец смог построить первые аппараты для подводных работ и даже найти затонувший в Тихом океане пароход «Х.Дж. Кохрейн». Поднять он его не смог, но зато потом изобрел и запатентовал машину для разлива газированных напитков. Это принесло ему капитала достаточно, чтобы Хэмлин построил первую мини-подлодку для поиска затонувших сокровищ... (Jane and Barney Crile. Treasury Diving Holidays. 1954, советское издание – 1956 г.)

Если бы Хэмлин не был фанатиком подводных поисков, он мог бы на заработанные денежки купить дом, завести кучу детей, открыть свой маленький бизнес. Да, в общем, наемные работники в США после 1945 года жили так хорошо, что начали заводить по 4 – 5 детей на семью (бэби-бум), при этом имея свои дома, автомобили, стиральные машины и телевизоры.

Перенесемся в доглобализационные США благословенных 1970-х годов, еще не изуродованных неолиберально-монетаристскими экспериментами Рейгана и последующих президентов Америки. Великий промышленный строитель СССР и будущий глава Госкомтруда Юрий Баталин посетил в 1976 году Аляску. Посмотрел на то, как янки строят трубопровод. Белые работяги-американцы вкалывали здесь по контракту – 10 месяцев, один выходной в месяц, рабочий день – 10 часов. Зато заработок – 140 – 160 долларов за смену. За сезон рабочий, питаясь на стройке полностью за счет фирмы, мог отложить 20 – 25 тысяч долларов. Это – долларов 1976 года, что в переводе на нынешние – где-то 50 тысяч. За несколько сезонов американский наемный рабочий на Аляске мог крепко стать на ноги и, как пишет Ю.Баталин, завести собственный бизнес. То есть заработать те же четверть миллиона за пять-шесть лет. Подчеркиваю – это мы говорим не о менеджере и не о бизнесмене, а о простом наемном рабочем!

Хорошо? Сегодня, на фоне реалий эпохи неолиберально-монетарной глобализации, все это вызывает ностальгические слезы даже в США.

Лишившись хороших заработков, американцы стали брать все в кредит. И это привело неолиберальную экономику к долговой катастрофе нынешних дней. Рухнула ипотека, дававшая иллюзию высокого уровня жизни. А теперь и потребительские кредиты не берут: нужно отдавать кучу старых долгов, тратя заработанное на возврат займов, а не на новые товары. И США летят в задницу – розничная торговля стагнирует. Самое же страшное – в долгах утонули не только домохозяйства, но и государства Большой Семерки.

Что дальше? Тенденция отнюдь не переломилась, как пишет австралийский футуролог Ричард Уотсон в «Истории следующих пятидесяти лет» (2009 г.), «молодые люди с довольно высоким заработком не смогут позволить себе тот уровень жизни, который отличал их родителей, из-за увеличения рабочего дня, очень высоких цен на недвижимость и резкого сокращения личного пространства. То, что было бесплатным для предшествующих поколений (свежий воздух, общественные парки, общественные пляжи, библиотеки, дороги и т.п.), для них будет стоить приличных денег...»

Он же: «Средний класс в большинстве развитых стран со временем исчезнет, и его представители разойдутся к двум противоположным полюсам: одни поднимутся вверх, войдя в новую мировую управленческую элиту; другие опустятся вниз, присоединившись к новому порабощенному (или не рабочему) классу...» Этот процесс будет подстегнут расслоением образования: с разделением его на качественное частное и скверное общественное образуется как новая элита, так и новый пролетариат, причем каждая из этих групп «будет жить, получать образование и зарабатывать деньги в совершенно разных сферах».

Ну, и где же тут фантастические успехи радикальных рыночных реформ на Западе? Ась? В заднице они. Народ реально беднеет и расслаивается. А это значит, что неминуемо придет аналог Хью Лонга, который в 1930-е шел к власти с лозунгом создания национал-социалистического государства в США со справедливым переделом богатств. Народ был готов проголосовать за него на выборах 1936 года (его рейтинг против рейтинга Рузвельта был – как популярность Обамы супротив Буша-сына и Маккейна). Но Лонга убили накануне тех выборов.

ДОСЬЕ

1929 – 1932 годы. Великая мировая депрессия. Только в США – 15 млн безработных. Товары и еда, которые приходится жечь, потому что у американцев нет денег на то, чтобы их покупать. Толпы людей, которые громят банки и требуют «сделать так, как в Советской России». Разъяренные фермеры и рабочие, учителя и служащие. Казалось, наступил конец света – ведь экономический кризис охватил еще и Западную Европу. В США люди умирают от голода, детей в миллионах семей приходится кормить по очереди: сегодня – одного, завтра – другого. Когда грянул кризис, то оказалось, что в США нет никакого социального законодательства, никаких пенсий или пособий по безработице.

Предшественники Рузвельта, республиканцы, пытались бороться с кризисом совершенно теми же методами, что и наши реформаторы после 1991 года. Они бесконечно балансировали бюджет, сокращали его расходы, ни в какую не хотели тратить государственные деньги на помощь селу или на государственные программы развития новых производств, до одурения обеспечивая низкую инфляцию и стабильность доллара. Поэтому уже в 1930 году под коммунистическими лозунгами проходят миллионные демонстрации. 7 марта 1932 года полиция применяет пулемет против демонстрации у ворот заводов Форда. Американцы хоронят убитых, неся портреты Ленина, оркестр играет русские революционные марши.

В июле 1932-го правительство бросает войска на разгром временного поселка недовольных ветеранов Первой мировой войны. В ход идут танки, примкнутые штыки и гранаты со слезоточивым газом. Пытаясь защититься от наплыва бездомных и безработных, власти штатов ставят заслоны на дорогах, в теплой Калифорнии создаются концентрационные лагеря. В декабре 1932-го в Чикаго толпа голодных учителей штурмует банки, в Оклахоме и Миннеаполисе толпы голодных грабят продовольственные магазины. Весной 1933 года разражается банковский крах – лопается почти пять тысяч структур, грозя оставить американцев без сбережений. Разъяренные фермеры, чьи хозяйства должны были продаваться за долги, брали в руки оружие и срывали аукционы. Назревала война города с деревней...

Тридцатые годы приносят почти повсеместный крах демократии в ее привычной форме. Фашистские режимы правят Италией и Австрией, военная диктатура устанавливается в Венгрии, авторитарный режим – в Польше. Свою форму диктатуры находит сначала Португалия, а потом – и Испания. В Германии торжествует нацизм, в Финляндии и Польше – военные режимы.

В 1932-м, почти одновременно с Гитлером, к власти в США приходит Франклин Делано Рузвельт, президент из Демократической партии, который провозглашает «Новый курс». Фактически – нечто среднее между сталинским и гитлеровским вариантами социализма. На время закрываются банки – открывается одна-единственная Реконструкционная финансовая корпорация. Потом принимается чрезвычайный закон, который вводит государственное гарантирование частных вкладов в уцелевшие банки, однако грозит всем, кто хранит деньги «в чулке», тюремным заключением. Людей заставляют класть сбережения снова в банки.

Образуется мощнейший сектор государственной промышленности. Частная – регулируется так, что ее трудно отличить от казенной. Вводятся планирование производства, государственный контроль за ценами. Запускается печатный станок – и государство принимается финансировать промышленные проекты и инвестиции из своего бюджета. Оказывается грандиозная помощь фермерам. Огромные ассигнования идут на постройку новых боевых кораблей и на общественные работы.

Государство диктует предпринимателям минимальную величину заработной платы, защищая рабочий класс. Вводятся потрясающие по масштабам механизмы социальной защиты простых американцев. Правительство США создает полумиллионный ССС – Сивил Констракшн Корпс, Корпус Гражданского Строительства, в котором сотни тысяч людей в униформе ударно вкалывают на строительстве плотин и автострад. Всего за доллар в день и за трехразовое питание. Ни дать ни взять – трудовые армии товарища Троцкого. Даже в Америке их одно время называли «экономическими штурмовиками» – по аналогии со штурмовыми отрядами немецких нацистов.

При этом президент США получает право издавать указы вместо законов. Права штатов урезаются – страна строго централизуется. Расширяются спецслужбы, усиливается недавно созданное ФБР. Некоторые представители крупного капитала называют Рузвельта «коммунистом», демократически избранным диктатором. Часть правящего класса ожесточенно борется против президента США. Да и он то и дело мечет громы и молнии в «олигархов», «монополистов», «королей бизнеса», «новых феодалов». Блин, столпы капитализма хреновые! Ведь сами своим бизнесом чуть не довели Америку до полного краха!

Все это – «Новый курс» Рузвельта. Однако, несмотря на некоторые успехи, он у Рузвельта явно не ладился. Внутренних сил Америке явно не хватает. Экономический кризис постоянно идет по пятам Рузвельта, дышит в затылок. Рузвельт загоняет страну в огромные государственные долги, ему удается к 1937 году снизить безработицу втрое – и тут накатывает вторая волна кризиса. Производство падает на треть, безработица вновь подскакивает вдвое...

Рузвельта критикуют. В 1934-м у него появляется сильный соперник – сенатор от штата Луизиана, Хью Лонг. Лонг начинает сколачивать Партию разделения богатств, выдвигая чисто фашистскую программу. Минимальный доход – 2 тысячи долларов на семью, дешевая еда, бесплатное обучение.

Из Википедии: «В годы Великой депрессии возглавил массовое движение правопопулистского толка против политики «Нового курса» Рузвельта. Выдвинул программу «раздела богатств», что привлекло к его движению «Share Our Wealth» более 7,5 млн сторонников. Основой его программы был жесткий прогрессивный налог. Беднейшие американцы освобождались от налогообложения, тогда как для миллионеров налог был очень высок. Постоянно конфликтовал с крупнейшими корпорациями, в первую очередь с рокфеллеровской «Standard Oil»...»

Рядом с Лонгом стоит радиопроповедник, отец Кофлин, – он призывает национализировать банки и природные ресурсы, обеспечить всем американцам достойный жизненный уровень. Кофлин пользуется бешеной популярностью радиослушателей. Он разъясняет им, что Рузвельт стоит в одном ряду с «безбожными капиталистами, евреями, коммунистами, международными банкирами и плутократами». Кофлин почти «один к одному» говорит то же, что и доктор Геббельс в Германии. Другой союзник Лонга, Таунсенд, выдвигает программу, по которой каждый американец по достижении 60 лет должен получить ежемесячную пенсию в 200 долларов, которую обязан истратить за месяц. Люди получают обеспеченную старость, а страна – платежеспособный спрос.

Лонг по популярности своей опережает Рузвельта. К нему, как и к Гитлеру, идут деньги от крупного капитала – 2 млн долларов на то, чтобы «свалить Рузвельта». (Это равносильно 30 – 40 нынешним миллионам.) Лонг должен по всем данным победить Рузвельта на выборах 1936 года. В крайнем случае – в 1940 году. В него вкладывают деньги и мафиозные круги.

Но Лонга загадочно убивают выстрелом из пистолета 5 августа 1935 года. Как Кирова при Сталине. Покушавшийся – молодой еврейский врач Вайс – изрешечен пулями охранников. Рузвельт остается у власти. ( Эти примеры мы берем из книги Н.Н.Яковлева – «Франклин Рузвельт – человек и политик». М.: Международные отношения, 1981)

Все 1930-е годы американскую экономику лихорадит, несмотря на все усилия команды Рузвельта. Экономисты пророчат новый экономический крах и третью волну депрессии в 1940 году. К тому времени в США по-прежнему есть 10-миллионная масса безработных, люди живут очень скромно. Поэтому американцы все больше прибегают ко внешним воздействиям на экономику. Пиком этих внешних воздействий становится Вторая мировая война...

А сегодня такие Лонги неизбежно возникнут опять. Равно как и новые национал-социалистические и красные движения. Мир пошел к эре нового тоталитаризма. А если не он, то мы провалимся в новый феодализм. Вот и весь выбор.

Мы видим сегодня первые порывы социальной бури. Первые за 70 лет массовые движения на Западе с антикапиталистическими лозунгами. И вот уже бывший министр труда при администрации Клинтона, Роберт Райх, выпускает программную книгу, где проповедует политику «раскулачивания» богачей. Дескать, надо воротиться к политике Великого процветания, к поддержке среднего класса и урезанию личных доходов богатых. Для этого надо, во-первых, ввести так называемый обратный подоходный налог – государственные надбавки к зарплате среднего класса, которые обеспечат ему достойный уровень потребления. «Я предлагаю план, согласно которому люди, работающие полный рабочий день и получающие до 20 тысяч долларов в год... должны получать прибавку в 15 тысяч долларов». Надбавка должна снижаться по мере повышения дохода. Во-вторых, ввести маргинальный доход на богатых, при котором 1% наиболее обеспеченных людей, чьи доходы превышают 410 тысяч долларов год, платили бы предельный налог в 55%. Так Райх рассчитывает получить на 600 млрд долларов больше налогов, чем нынче, обеспечив тем самым и обратный подоходный налог для бедных.

Но есть одна загвоздка! Райх пытается предложить нечто из 1930-х, комбинируя Рузвельта и американского фашиста Хьюи Лонга с его Корпорацией раздела богатств. Но тогда Америка могла пойти на перераспределение богатств и повышение доходов среднего и рабочего классов: ведь они в 1930-е (до 1980-х) тратили свои деньги в США. Ибо Америка сама делала свои авто, велосипеды, радиотехнику, одежду, обувь и т.д. Никто и в страшном сне не мог увидеть того, что американское производство исчезнет, переместившись в Китай. И потому деньги, снятые с богачей и розданные простому народу в нынешних САСШ, утекут в Китай.

Чтобы воплотить программу Райха, в Америке придется установить суровую диктатуру, которая заставит массы и капиталистов пойти на реиндустриализацию страны, установит для этого протекционистские барьеры и выйдет из ВТО. Только тогда, когда янкесы снова начнут производить тысячи наименований продукции, из затеи Райха выйдет какой-то толк.

Но смогут ли США пойти на вариант своего социализма, или национал-социализма, или фашизма-индустриализатора?

Вопрос, однако!

 

Почти как горбачевская номенклатура

Получается, что тридцать лет «элита» Запада только тем и занималась, что уничтожала средний класс. Да-да! Средний класс Запада, так заботливо создававшийся в «славное тридцатилетие» 1945 – 1975 годов. Ибо что есть западный средний класс, в лучшие годы занимавший до 70% населения некогда развитых стран? Это совсем не только владельцы магазинчиков и вообще представители малого и среднего бизнеса. Нет, это высокооплачиваемые госслужащие, врачи, преподаватели вузов и школ, офицеры, инженеры, квалифицированные рабочие. Средний класс Запада был создан практически на 80% благодаря государству, которое заставляло капиталистов платить большие зарплаты и социальные отчисления, которое перераспределяло деньги от богачей ко всем остальным, которое на бюджетные деньги проводило многочисленные программы – научные, образовательные, экологические, инфраструктурные, – что создавали миллионы хороших рабочих мест с приличными ставками. Наконец, существование на Западе высокоразвитой и многоотраслевой промышленности позволяло финансировать все это, давая работу тьме-тьмущей людей.

Как только государство стало сбрасывать налоги на богатых, как только оно повело себя не как государство, а как частная корпорация, и принялось закрывать заводы и фабрики у себя дома, перенося их в Китай, так стал исчезать и средний класс. Весь капиталистический эксперимент был нацелен на то, чтобы покончить со средним классом, слишком много о себе возомнившем в 1970-е.

Нынешнее время – рубежное. Мы можем отмечать тридцатилетие гигантского исторического и социально-экономического эксперимента. Эксперимента, начатого на Западе. Эксперимента-попытки построения неограниченного капитализма. Условным рубежом его начала считаются 1979 – 1981 годы: приход к власти в Великобритании лидера тори Маргарет Тэтчер, а затем – президента-республиканца Рональда Рейгана в Соединенных Штатах на выборах 1980 года.

Обычно термин «эксперимент» применяется по отношению к титанической попытке создания и прорыва в будущее Советского Союза. К мировому коммунистическому движению. Сегодня впору говорить о другом эксперименте – капиталистическом. За минувшие тридцать лет он прошел свои стадии юных надежд, кажущегося торжества, острейших, учащающихся кризисов. И вот теперь мы подошли к явному финалу капиталистического эксперимента. Он достиг своей кульминации, и нынешний Суперкризис – кризис уже не экономический, а глубокий системный. Составной, как матрешка. Капитализм достиг своих пределов. Но каким будет продолжение капиталистического эксперимента, чьи знамена – неолиберализм, монетаризм, постиндустриализм, свобода торговли (фритредерство на языке позапрошлого века, глобализация – на языке нынешнего)?

Суть сложившегося на сегодня монетарного, постиндустриально-неолиберального капитализма заключена в так называемом «Вашингтонском консенсусе» 1989 года.

Итак, главы государств семи ведущих стран «цивилизованного мира» (США, Великобритании, Германии, Франции, Японии, Канады, Италии) решили придерживаться ряда основных приципов.

Первый из них таков: государства должны сделать свои бюджеты скромными и аскетичными. Нечего ставить перед собой амбициозные цели, казна должна служить нуждам текущего момента. А экономикой должен заниматься частный сектор. Государство же низводится до роли «ночного сторожа» при частных капиталах.

Во-вторых, государства «развитого мира» должны как можно больше снижать налоги. Ведь они помогают содержать бедных за счет богатых, а это плохо. Нищие без толку проедают средства, а богатые – их накапливают.

В-третьих, кредиты должны даваться под как можно большие проценты. Так, чтобы у всех был стимул накапливать и нести деньги в банки.

В-четвертых, обмен одной валюты на другую должен быть свободным.

В-пятых, все должны двинуться к свободе торговли, к уничтожению таможенных барьеров и всех преград на пути свободного передвижения капитала из одной страны в другую.

В-шестых, иностранным инвесторам должен предоставляться такой же налоговый режим, как и местным.

В-седьмых, нужно как можно больше увести государство из экономики, дерегулировав ее.

В-восьмых, нужно, чтобы росли крупные личные состояния. Чем больше миллиардеров – тем лучше.

Эта программа была практически выполнена, но уже в 2000 – 2001 годах привела к первому зубодробительному удару системного кризиса капитализма. Следующий его удар пришелся на 2007 – 2009 годы. И вот теперь, с 2011 года, вздымается новый вал Глобального Смутокризиса.

Смешно слушать, когда западные политиканы, олигархи или бюрократы начинают распинаться на темы рыночного процветания и клясться в верности Главной Задаче – создания сильного среднего класса. Да ведь вы его убивали последовательно и безжалостно, черти! И ваши мантры по поводу среднего класса напоминают нам ритуальные заклинания в верности строительства коммунизма в устах пройдошистых позднесоветских начальников. Они ведь сами не верили в то, что несли с экранов. А вы – такие же.

Нет, главным содержанием капиталистического, неолиберального эксперимента стала перестройка социума. А если выражаться еще проще – то капиталисты решили покончить с элементами плановости и социализма на Западе. Покончить со смешанной регулируемой экономикой, создавшей тот обильный, социально ориентированный Запад – рай для среднего класса, – что соблазнил наивных советских перестройщиков и демократизаторов. Эксперимент стал путчем капиталистической элиты против масс, которые стали-де жить слишком хорошо. Средством захвата капиталистами всей полноты власти – и уничтожения конкурентов. Главной целью Капэксперимента стало перераспределение богатств в пользу финансово-медийной верхушки (корпоратократии), «опускание» и размывание среднего класса, остановка здорового развития во имя сохранения власти и привилегий в руках старого правящего класса. В этом смысле Мрачное тридцатилетие 1981 – 2011 годов стало аналогом закрытия и намеренной консервации Китая в XV столетии.

Капиталистический эксперимент стал победой корпоратократии над народами и государствами Запада, да и почти всей планеты.

Отправной точкой Капиталистического эксперимента можно считать 1975 год. Тогда вышел в свет доклад «Кризис демократии», написанный по заказу «Трехсторонней комиссии» С. Хантингтоном, М. Крозье и Дз. Ватануки. В докладе четко фиксируются угрозы положению правящего слоя – прежде всего то, что против него начинают работать демократия и welfare state (государство всеобщего социального обеспечения), оформившиеся в послевоенный период. Под кризисом демократии имелся в виду не кризис демократии вообще, а такое развитие демократии, которое невыгодно верхушке. В докладе утверждалось, что развитие демократии на Западе ведет к уменьшению власти правительств, что различные группы, пользуясь демократией, начали борьбу за такие права и привилегии, на которые ранее никогда не претендовали, и эти «эксцессы демократии» являются вызовом существующей системе правления. Угроза демократическому правлению в США носит не внешний характер, писали авторы, ее источник – «внутренняя динамика самой демократии в высокообразованном, мобильном обществе, характеризующемся высокой степенью (политического. – Ред.) участия».

Вывод: необходимо способствовать невовлеченности (noninvolvement)масс в политику, развитию определенной апатии. Надо, мол, умерить демократию, исходя из того, что она – лишь способ организации власти, причем вовсе не универсальный: «Во многих случаях необходимость в экспертном знании, превосходстве в положении и ранге (seniority), опыте и особых способностях могут перевешивать притязания демократии как способа конституирования власти» ...»

Тридцать с лишним лет осуществлялась эта программа. И вот теперь мир стоит на грани самых кровавых и суровых испытаний.

В чем был смысл рыночных реформ на Западе, ныне провалившихся? В очень банальной вещи. В том, чтобы дать верхушке (топ-манагерам и капиталистам) право жрать в три горла, потреблять (ибо налог на сверхпотребление снят) и получать астрономические зарплаты с бонусами.

Нынешние топ-менеджеры Запада хотят получать десятки и сотни миллионов долларов «зарплаты» в год, отнимая их у наемных работников и уводя промышленность в Китай. Причем получать их только за свой статус. Потому что, несмотря на возросшие с 70-х доходы, эта манагерщина управляет корпорациями и банками бездарно. Она довела их до краха и с 2008 года повесила наделанные убытки на государство (приватизация доходов, национализация – убытков). Экономику США эти твари завалили почище, чем маразматическая позднесоветская номенклатура – народное хозяйство СССР. Но как та номенклатура насмерть стояла за свои привилегии, так же стоят за них и американские капиталистические менеджеры. Они не хотят лишаться жирного пирога, взвиваясь на дыбы при малейшей попытке Обамы обложить их сверхдоходы. Им хочется и дальше – яхт-гигантов, баб гладких, роскошных вилл.

После кризиса 2008 года, когда государствам Запада пришлось вваливать в частные корпорации триллионы долларов и евро, чтобы спасти свои страны от краха и последствий «эффективного менеджмента», избиратель стал требовать: пусть верхушка корпораций показывает свои личные «зарплаты» и бонусы! Какого черта мы вливаем в их фирмы триллионы, а они себя золотом осыпают? В США даже закон соответствующий провели.

Только теперь его нет. Отменили. Манагеры хотят скрыть то, как они жирно живут. Процитирую статью из августовского «Эксперта»...

«...АМЕРИКАНСКИЙ БИЗНЕС ПРОТИВ ПРОЗРАЧНОСТИ

Сергей Костяев , кандидат политических наук, старший научный сотрудник ИНИОН РАН

Большой бизнес США пытается скрыть увеличивающийся разрыв между заработной платой менеджмента и рядовых сотрудников

Профильный комитет Конгресса США одобрил законопроект «Об облегчении обременительного сбора данных», позволяющий американским корпорациям не раскрывать сведения о разрыве в оплате труда высшего менеджмента и рядовых сотрудников. Большой бизнес одержал первую победу на пути принятия этого закона. Скорее всего, он будет принят республиканской палатой представителей, но пройти через демократический сенат сможет лишь в качестве элемента пакетного соглашения. Скажем, в ходе переговоров об увеличении лимита государственного долга, которое должно произойти до 2 августа, иначе США впервые за всю историю могут объявить дефолт по своим обязательствам. Лоббистская кампания в поддержку этого законопроекта проходит на фоне национальной дискуссии об увеличении имущественного неравенства в США.

Законопроект направлен на отмену статьи 953(б) закона Додда – Фрэнка о реформе американской финансовой системы, принятого год назад. Эта статья предписывает Федеральной комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) внести поправки в федеральные административные акты, согласно которым все публичные компании должны предоставлять следующие данные: среднеарифметический годовой заработок всех своих сотрудников, за исключением генерального директора; годовой доход генерального директора; соотношение первого и второго показателей.

Наступление на Комиссию по ценным бумагам идет по всем фронтам. Так, 23 июня, на следующий день после одобрения законопроекта, комитет палаты представителей по ассигнованиям отверг предложенное администрацией Барака Обамы увеличение бюджета SEC, которое было необходимо для найма новых сотрудников, чьей задачей стал бы контроль за ходом финансовой реформы.

Среди авторов законопроекта «Об облегчении обременительного сбора данных» член палаты представителей от третьего округа Нью-Йорка Питер Кинг , получивший, по данным американской некоммерческой организации «Центр за ответственную политику», более 12 тыс. долларов в предвыборный фонд от корпорации General Dynamics, выступающей за отмену злополучной статьи.

Примечательна и скорость, с которой рассматривается этот билль. 14 марта он был внесен в палату представителей, а через два дня по нему уже провели слушания в подкомитете по финансовым рынкам и государственным предприятиям комитета палаты представителей по финансовым услугам. 3 – 4 апреля он был рекомендован к рассмотрению на комитете, где был одобрен 22 июня и направлен на пленарное заседание всей палаты.

Инициатор рассматриваемого законопроекта член палаты представителей Нэн Хейуорт заявила, что «требуемые вычисления – тяжелое бремя для компаний, особенно тех, которые ведут бизнес по всему миру». Однако «действительная причина того, что республиканцы в палате представителей хотят держать заработок типичного сотрудника в секрете, – неудобное положение, в котором находятся многие компании, вынужденные объявить, что их руководство получает в 400 раз больше своего среднестатистического работника», – отмечал автор статьи 953(б) сенатор-демократ от Нью-Джерси Роберт Менендес .

... Лоббистскую кампанию за отмену статьи закона о финансовой реформе еще год назад начала 81 крупнейшая акционерная корпорация США, в частности McDonald's, General Dynamics, American Airlines, IBM. Особенность стратегии большого бизнеса – использование The HR Policy Association и нежелание засвечивать работу по этому направлению в отчетах собственных корпоративных лоббистов. Эта ассоциация объединяет более 250 директоров по персоналу крупнейших американских корпораций. Для решения своих задач она пользуется услугами юридической фирмы McGuiness & Yager, которая специализируется на трудовом законодательстве. По отчетной документации лоббистов, с 2010-го по I квартал 2011 года гонорары этой фирмы составили 1,9 млн долларов. Среди объектов приложения усилий – палата представителей, сенат и Федеральная комиссия по ценным бумагам и биржам. Интересно отметить, что Джеффри Макгиннес одновременно является руководителем и ассоциации, и юридической фирмы; иными словами, он как руководитель ассоциации нанял себя как главу консалтинговой фирмы для оказания лоббистских услуг самому себе...»

Наглая, бесстыдная и бездарная «номенклатура» США показала себя во всей красе. Их родичи, советская номенклатура, уже погубили Советский Союз. А эти – угробят Америку. Помяните наши слова.

Но можно сказать больше: победившая корпоратократия, освобождая свои личные доходы от налогов и не желая поступаться завоеванными себе привилегиями, ведет себя даже не как позднесоветская номенклатура. Нет, смотрите дальше! Это – поведение сродни феодальной верхушке Средневековья. В ту эпоху уплата налогов считалась уделом только черни, «подлого люда». Их так и называли – «податными сословиями»: ремесленников и крестьян. Дворянство и духовенство от уплаты налогов были освобождены. Это им должны были платить и ренту, и подати. Во Франции так было аж до революции 1789 года. Феодал не платил никаких налогов и считал это унизительным для себя. Тягло – для быдла, а не для нас, «благородных»!

Точно так же ведут себя в тех же США олигархи и корпоратократы. Они рассматривают свои привилегии как вполне феодальные. Даже такой богач, как финансист Уоррен Баффет, возмутился. Я, мол, плачу с полученных мною дивидендов и доходов от разницы курсов акций 17%, а мои наемные работники – по 30 – 40% со своих отнюдь не великих зарплат. И Баффет поддержал протестующих на улицах американских городов.

Но, может быть, все эти снижения зарплат белым американцам и немыслимые доходы топ-манагеров в минувшее тридцатилетие хотя бы обеспечили невиданные темпы экономического роста США и Европы в 1980 – 2000 годы?

Чушь!

 

Миф о «высоких темпах роста»

Миф о том, что неолиберальные рыночные реформы, начатые 30 лет назад, якобы спасли Запад от застоя и дали какие-то небывалые темпы экономического роста, – также наглая ложь. Такая же, как брехня о повышении благосостояния западных народов или об ускорении научно-технического прогресса.

На самом деле темпы роста не превысили тех, что уже были в «стагфляционные» 1970-е. А показатели роста Запада 1960-х сейчас кажутся сегодняшнему Западу недостижимой мечтой. Нет ничего удивительного в том, что ядро капиталистического мира пришло к своему краху, который разворачивается на наших глазах. Как и в том, какая печальная и позорная участь постигнет обломки СССР, по-идиотски попытавшиеся копировать западный экономический кретинизм. РФ и Украину тоже ждет мучительная агония.

На современном Западе, где сегодня существует настоящий фундаменталистский тоталитаризм (неолиберально-монетарного типа), бытует каноническая версия истории последней квинтили ХХ века. И эту версию на все лады повторяют легионы дураков с дипломами по всему свету.

Согласно ей, смешанная экономика Запада (сильная роль государства и госрегулирования, кейнсианство, элементы социализма и плановости, мощные государственные программы НТР и развития промышленности, производство всего у себя, а не в Китае) в 1970-е годы зашла в тупик. Начался застой пополам с инфляцией (стагфляция). И только приход радикальных реформаторов-капиталистов (во главе со святыми Рейганом и Тэтчер) спас Запад, дав ему сильное ускорение экономического роста, начавшееся в 1980-е и длившееся по крайней мере до первой волны нынешнего кризиса: до краха «новой экономики» в 2000 – 2001 годах. Мол, снижение налогов на богатых обеспечило бум.

Бум-то получился. В смысле траха. Головой об стену.

Что же вышло в реальности? Самые высокие темпы экономического роста в ядре капсистемы (Соединенные Штаты) наблюдались именно тогда, когда их экономика была полусоциалистической. Промышленное производство в 1960-е годы росло темпами, сравнимыми с самыми высокими темпами в истории США. В 1965-м, например, они составляли 8%, а в 1966 году достигли 10%. Всего за 1961 – 1966 годы индекс промышленного производства увеличился на 42%. Несмотря на кризис начала 1960-х, среднегодовые темпы роста ВВП Америки в 1960-е составляли 4,5%. И это – невзирая на то, что налогообложение прибыли корпораций составляло 45% (в 90-е – 24%), а личные доходы сверх 2 млн. долларов в год облагались 98%-ным налогом. (Если ты не хотел его платить, то должен был инвестировать личные доходы в производство, в создание новых рабочих мест и предприятий.) 1960-е стали зенитом американских успехов. Именно тогда был заложен мощнейший фундамент для рывка в информационную эру. Ибо в 1969-м заработал Арпанет – прообраз Интернета. Тогда – как программа, осуществлявшаяся по-социалистически, за государственный счет.

Несмотря на огромные государственные затраты (лунная программа, война во Вьетнаме, огромные вложения в образование), государственный долг США оставался маленьким: государство не лезло в долги так стремительно, как при рыночниках-капреформаторах. Госдолг не превышал 100 млрд долларов. Даже если считать доллар 1960-х равным десяти нынешним, то госдолг той Америки – всего один нынешний триллион. Сравните это с 14 сегодняшними триллионами. График же показывает, что большую часть госдолга США натворили как раз рыночные фундаменталисты с 1981 года: Рейган, Клинтон, Буши (отец и сын), несчастный Обама, вынужденный расхлебывать плоды капиталистического маразма предшественников.

В «страшные» и «стагфляционные» 1970-е годы среднегодовые темпы роста США (флагмана и локомотива капиталистической системы!) по официальной статистике снизились до 3,5%. В рыночно-реформаторские 80-е упали до 3,0%. А в 1990 – 1995 годы вообще уменьшились до 2,1%. (Профессор Лестер Туроу из Массачусетского технологического института дает несколько иную картину: 3,6% в среднем за 1970-е, 2,8% – в 1980-е, 2,0% – в первой половине 1990-х).

Обратимся к статистике ООН (World economic and social survey 2000. UN . P . 245.) Согласно этим данным, в 1981 – 1990 годах темп роста ВВП США по валютному курсу составил в среднем за год 3,1%. В 1991 – 1999 годах – 3,2%. (По ППС, естественно, те же цифры). Цифры по всем странам Большой Семерки еще хуже: там темпы роста ВВП упали с 3,0% в год в 1981 – 1990 до 2,2% в 1991 – 1999-х.

Иными словами, почти за 20 лет неолиберально-монетаристских реформ в США, сопровождавшихся обнищанием среднего американца и колоссальным перераспределением доходов и собственности в руки 1% высшего населения, в реальности янки не смогли достичь даже тех уровней роста, что были в «страшно-застойные» 70-е годы. Напомним, что 1970-е – это достаточно бурное научно-техническое развитие и довольно успешное преодоление нефтяного ценового шока 1973 – 1975 годов.

Зато 1980-е и 90-е годы, как видите, – это жуткое наращивание государственного долга. США стали жить взаймы и не по средствам. От Рейгана до начала правления Буша-сына они увеличили госдолг страны с 2 до 8 трлн долларов.

Соединенным Штатам затем помог развал СССР и грабеж обломков страны «постсовковой элитой», которая усиленно перекачивала украденное на Запад. Как писал сотрудник Института США и Канады Сергей Емельянов (http://www.globalpolit.ru/blogs/126/index.html), «в конце 90-х – начале 2000-х годов темпы экономического роста в Соединенных Штатах и, как следствие, национального дохода превышали темпы роста большинства европейских и японской экономик. По итогам первых трех кварталов 2002 г. экономический рост в США составлял 3,4% (в годовом исчислении), тогда как прирост ВВП в Германии равнялся лишь 0,2%; Франция в прошлом году развивалась с темпом около 1%, а итальянская экономика выросла на 0,4%. Из всех стран «семерки» наилучшие показатели в 2002 г. продемонстрировала Канада (прирост ВВП на 3,3%). В целом экономика еврозоны за 2002 г. выросла всего лишь на 0,7%...».

Что творилось с ВВП дальше, с началом растянувшегося на все «нулевые» кризиса (волны – 2000 – 2001, 2008 – 2010, 2011 – ??? гг.) В 2001-м ВВП США увеличился официально на 0,3%. В 2002-м – на 2,3%. В 2003-м – на 3,1%. В 2004-м – на 3,6%. В 2007-м – на 2,2%. Что случилось в 2008-м и далее – вы все сами знаете. Да и госдолг США достиг нынче 14 трлн. Если считать еще и долги не только федерации, но и штатов, то здесь цифра лезет к 20 трлн. Отдать эти долги уже невозможно, дефолт по ним рано или поздно разразится.

А это – шок глобального масштаба...

Лягушку спросили: «О чем вы поете? Ведь вы же, простите, живете в болоте!»

...Лягушка сказала: «О том и поем, как чист и прозрачен родной водоем».

Эти строчки из мультика нашего детства вспоминаются, когда глядишь на бесстрастные цифры. Ну и где тут «фантастические темпы роста»? Где «успехи либерально-монетаристских реформ» на Западе? Они влетели в трясину. Для них теперь достичь уровня хотя бы 1970-х – сон золотой. Про 60-е и говорить не приходится.

Должен заметить, что я (Максим Калашников) не доверяю американской статистике по размерам ВВП по крайней мере с эпохи Клинтона. Там – полно приписок и шулерства. Они превратили экономику в «пиар». Нужно было показать хоть какой-то рост ВВП, и они записывали в него операции с деривативами (ни черта не дающие реально) и ту несуществующую арендную плату, которую владельцы американских квартир и домов якобы платят сами себе. На самом же деле, полагаю, по крайней мере с 2001 года ВВП США не растет. Италия призналась честно: за «нулевые годы» ее «рост» составлял 0,2% в год. В пределах, так сказать, статистической погрешности. Думаю, что то же самое было и в Америке. Зря она, что ли, отвлекала внимание от себя то шоу 11 сентября 2001 года, то войной с терроризмом?

Тридцать лет – достаточный срок, чтобы сделать выводы. Тридать лет продолжается курс на рыночный дебилизм (пардон, неолиберальный монетаризм). И мы имеем темпы роста от нуля до трех процентов? Это – полный провал Запада. Это его неминуемый крах, ибо обрушение долговой пирамиды НЕИЗБЕЖНО уронит уровень жизни на Западе на 30 – 40%. Дегенеративные антисоветские интеллигенты вопили, что СССР вошел в кризис, когда его среднегодовые темпы экономического роста упали до 3 – 4%. Они, как всегда, в своем глазу соломинку видели, в чужом – бревна не замечали. Запад – тоже в тяжелейшем кризисе. А вот Китай, который заимствовал и сохранил схему смешанно-регулируемой экономики Запада 1960-х, показал в те же времена рекордные темпы роста.

Смешно, но больше всего государственный долг США (причину нынешней волны глобокризиса) увеличили как раз те президенты, которые громче всего орали о возвращении к идеалам капитализма, проклинали прежний полусоциалистический курс Америки и призывали жить по средствам. И это весьма символично.

Таким образом, капитализм прекрасно убивает сам себя, стоит лишь дать полную свободу капиталистам. Гегемония спесивых корпоратократов и ослов-экономистов на Западе привела к его глубочайшему упадку. Единственными успехами «рынкоидиотов» стали сокрушение СССР (оттянувшее финал Запада на 20 лет) и перераспределение богатств в пользу толстосумов. Они получили огромное снижение налогов на корпорации (вдвое) и на личные доходы для «сладкой жизни». Все свелось ко все тому же шариковскому «отнять и поделить». Снижение налогов не привело к экономическому росту хотя бы на уровне 70-х. Взамен Запад утратил способность к здоровому и большому росту, потерял темпы научно-технического развития и стал дарить мировую власть Китаю. Взамен США потеряли способность к накоплению – и стали себя проедать, залезая в долги. Капитализм убил свою же этику – этику накопления.

Смерть капитализма на Западе уже неотвратима. Нынешние дергания, нарушение рыночных же законов (национализация убытков, низведение процента по кредитам почти к нулю, накачка госденьгами западных банков и фондового рынка) только оттягивают смерть, делая окончательный акт трагедии все более и более страшным. Капитализм должен был подохнуть еще в начале 1990-х, и этого эффекта мог бы добиться Советский Союз, стой во главе его не западники-капитулянты Андропов с Горбачевым, а фигура типа Машерова и Романова. Развал СССР подарил Западу эффект его же «отложенной смерти». На 20 лет.

Отсрочка нынче кончилась. Смерть стукнула в западные ворота.

 

То, чего не хотели видеть наши «демократы» и «реформаторы»

Самое же интересное заключается в том, что первые предсмертные муки неолиберального капитализма начались еще во второй половине 80-х. Только падение СССР, взрывное расширение зоны доллара на одну пятую часть Земли (если считать не только СССР, но и СЭВ) и поток сырья, мозгов и «кэша» с обломков Союза подарило США отсрочку. Ныне она кончилась.

Победа США над СССР в годы Горбачева не была предопределена. Равные шансы потерпеть поражение имели и американцы. Советскому Союзу нужно было только не вестись на дешевые «разводки» американцев, не наращивать военные расходы (они и так были избыточны), проводить экономические реформы здравого смысла и спокойно смотреть на то, как Рейган грозит нам «звездными войнами». Относительное падение цен на нефть в 1985-м легко компенсировалось экспортом ряда иных видов сырья и товаров, да и сами цены на углеводороды могли быть подняты с помощью Саддама Хусейна – нашего союзника. (Как – он показал вторжением в Кувейт.) А дальше янки падали.

Поясним, почему. 1980-е – жесточайшие испытания для экономики Соединенных Штатов, флагмана и сердцевины капсистемы. Достаточно вспомнить события 1980 – 1987 годов. В последний год правления слабый и неудачливый президент-демократ Картер (1980 г.) пошел на неолиберальные шаги. Глава ФРС Пол Волкер вздымает учетную ставку по кредитам до 20%. Моментально начинается спад промышленности: ибо производство, как показывает многовековой опыт, начинает загибаться при лихве в 15% годовых. Дальше приходит Рейган – и начинается ад. Производство падает, капиталы бегут в спекулятивные операции. Американский рынок начинают завоевывать японские производители. США получают торговый дефицит. Корпорацию «Крайслер» (см. воспоминания Ли Якокки) приходится спасать государственными вливаниями.

Рейган начинает раздувать государственный долг. Он – несмотря на крики о приверженности идеалам капитализма – ввергает страну в долговую яму, США начинают жить не по средствам. Теперь они впервые в истории превращаются из экспортера капитала в его импортера, Америка с 1982 года зависит от притока капитала извне. Срезая социальные расходы, Рейган кратно наращивает военные затраты.

США влетают в кризис. 1982 год – приходится спасать от краха американскую банковскую систему, оказавшуюся на грани коллапса из-за дефолта по долговым обязательствам стран третьего мира, которые сдуру накупили пиндостанские банкиры. Система национальных сбережений бьется в лихорадке, стоимость собственности падает. Андрей Паршев передавал мне в 2009-м рассказы 50-летних американцев. Те, сравнивая кризис 2007 – 2009 годов, вспоминали, что в 1983 – 1985 годах было хуже.

Но если вы не верите нам с Паршевым, прочтите нынешний бестселлер Нассима Талеба «Черный лебедь»: там в начале книги о том же самом говорится. И даже о том кризисе на рынке недвижимости США, что разыгрался в 1989-м.

Уже к 1985 году тяжесть госдолга США настолько тяжела, на его обслуживание приходится тратить так много (сочетая это с ростом военных ассигнований), что янки вынуждены пойти на разовую 25%-ную девальвацию доллара. А в октябре 1987-го разражается беда: «черный понедельник» на нью-йоркской фондовой бирже. 19 октября 1987-го индекс Доу-Джонса в один день провалился на 22%!

«...На Парк-авеню я встретил коллегу, Деметрия, но, стоило нам обменяться парой слов, как в наш разговор, не думая о приличиях, вмешалась взволнованная женщина: «Послушайте, вы не знаете, что происходит?» У людей вокруг был абсолютно ошарашенный вид. Чуть раньше я видел, как несколько солидных мужчин тихо плакали в трейдинг-зале банка «Фёрст Бостон». Я провел день в эпицентре событий; оглоушенные люди метались, как кролики в свете фар. Когда я вернулся домой, позвонил мой кузен Алексис и сказал, что его сосед покончил с собой, выбросившись из окна своей квартиры. Происходящее даже не казалось бредом. Это было подобие Ливана, только перевернутое: пережив и то и другое, я с изумлением обнаружил, что финансовые неприятности могут деморализовать сильнее, чем война...» – вспоминает Нассим Талеб в «Черном лебеде».

В этот момент СССР – возглавляй его люди с волей к победе – мог добить США. Нужно было подтолкнуть панику. Например, пригрозить авиационным неядерным ударом по Саудовской Аравии, которая финансирует атаки душманов на рубежи Советского Союза. Пригрозить таким ударом как симметричным ответом на американские авианалеты на Ливию в 1986-м. Это моментально взвинчивало цены на нефть, нанося настоящий апперкот пошатнувшейся экономике Америки. Можно было объявить об отказе поставлять нефть и газ на мировой рынок за девальвированные доллары. (Мы не критически зависели от импорта американской пшеницы: он составлял всего 10 – 15% от объема производства хлебов в СССР.) Можно было усугубить хаос, громогласно отказавшись платить внешние долги Польши, пока США не прекратят поддержку «Солидарности». Мы могли, наконец, заявить о начале переговоров с Ираном о передаче ему противокорабельных крылатых ракет. В общем, возможность сбить Америку с ног и вызвать острейший экономический кризис (переходящий в Великую депрессию-2) у нас была.

Объективно американский капитализм подошел тогда к пределу. Долларов и так в 1980-е успели напечатать сверх меры, «гринбэк» уперся в свои границы. Ибо территория СССР и Совета экономической взаимопомощи еще была закрыта для хождения «зеленого». Наши недра и ресурсы не служили его обеспечением. И только капитулянтский курс Горбачева (партверхушка СССР даже в мыслях не допускала победы над США) спас капитализм.

Потом случилось то, о чем вы хорошо знаете. Русские стали дурачками, которые сами разнесли свою державу и принялись отдавать все за клочки зеленой бумаги. Ничем, по сути, не обеспеченной. Это подарило Америке отсрочку – до 2008 года. Но теперь отсрочки нет. И нет нового СССР, готового рухнуть и отдать все за доллары.

Однако даже после капитуляции и разрушения СССР Америка, один черт, попала в тяжелый спад 1991 – 1992 годов. И летом 1992-го в Лос-Анджелесе вспыхнули настоящие уличные бунты с боями и пожарами. Ни Париж 2005-го, ни нынешние беспорядки в Лондоне и близко не подошли по своему размаху к тем событиям. Ибо в Лос-Анджелесе пришлось открывать автоматический огонь на поражение по толпам мародеров. А представляете, что было бы, дожми Советский Союз тогда Штаты?

 

Самодовольство убивает

После расчленения СССР Америка самоуспокоилась. Она упустила время. Она не пошла на новую индустриализацию и разворачивание долгосрочных мегапроектов развития. Наоборот, США сделали все, чтобы последовать за Советским Союзом. Именно при Буше-отце и Клинтоне была сжата пружина смертельного кризиса, что с невероятной силой распрямляется нынче. Долги государства наращивались (как и долги бизнеса и домохозяйств), рос торговый дефицит Америки, продолжалась самоубийственная деиндустриализация, американцы вообще перестали накапливать и стали только тратить и т. д. Причем умные люди били в набат уже тогда.

«...Система спустила с себя жир, но еще не ясно, собираются ли американцы нарастить экономические мускулы на этот хилый костяк. Соединенные Штаты ничего не сделали, чтобы исправить свои низкие темпы сбережений и инвестиций. Можно даже сказать, что положение ухудшилось, так как правительство резко сократило вложения в образование, в инфраструктуру и в исследования. Оно также ничего не сделало, чтобы повысить уровень образования тех, кто учился в университетах. Для экономики первого мира рабочая сила третьего мира – вряд ли самый прочный экономический фундамент...» – писал еще в 1997-м профессор MTI Лестер Туроу в «Будущем капитализма».

Он же, тоже в 1997-м: «В наступающую эпоху искусственной интеллектуальной промышленности те страны, что не делают инвестиций в квалификации, в НИР, в инфраструктуру, в заводы и оборудование, не желающие вести микроэкономическую политику, вырабатывающие жесткие рынки труда, будут попросту иметь на дне своей рабочей силы множество людей с очень низкими заработками, падающими все ниже. Люди без квалификации, живущие в богатых странах, не будут больше получать высокую заработную плату...»

Сейчас очевидно, что он как в воду глядел. Он еще 20 лет назад пробовал доказывать: рост пенсионных расходов из-за низкой рождаемости белых в США приведет к колоссальному росту пенсионного и социального обеспечения пожилых (молодежи-то мало!), что, соединясь с потерями бюджета из-за ухода промышленности в Азию и с платежами по растущим долгам государства (госдолг + пенсионные обязательства), корпораций и домохозяйств, приведет к увеличению совокупного долгового бремени до 300% ВВП США. Что дальше?

«...настанет момент, когда Соединенные Штаты потеряют способность финансировать свой торговый дефицит. Но никто не знает и не может знать, когда это произойдет. Экономическая наука очень хороша, чтобы оценить основные силы и давления. Но она ужасно слаба в оценке времени. ...Конец наступит, он уже очень задержался, если посмотреть на высказывания большинства экономистов в начале 80-х, но задержка не означает, что конец наступит завтра. И ничто не отменяет той реальности, что конец должен наступить.

Когда конец наступит, в Японии, Соединенных Штатах и в остальном мире произойдет крайнее бедствие. Эпицентр экономического землетрясения будет в США, но ударные волны будут сильнее всего в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В Америке произойдет снижение уровня жизни, так как она будет отрезана от потребляемого сейчас импорта и должна будет начать выплату процентов и основной суммы своих долгов...»

Как вы понимаете, это – тоже Туроу в 1997 году. Тогда же он предупредил: схлопывание американского рынка приведет к суровейшему кризису Японии из-за сокращения экспорта в США. Та же судьба постигнет Китай, а за ним – и Югокорею, которая лишится изрядной доли китайского рынка. И так далее.

«Огромные займы американцев смогут быть оплачены лишь большим снижением будущего уровня жизни и продажей иностранцам своего капиталистического наследия – что нисколько не умнее для страны, чем для отдельного человека. Американцев надо отучить от стиля жизни, основанного на денежных займах...» – писал Туроу еще полтора десятка лет назад.

Но падение уровня жизни в США – это гарантированные политические потрясения. Это возможная перспектива уличных боев.

Ядро капсистемы попало на «дорогу ужасов», где его поджидает один монстр за другим. Кое-как справишься с одним – а тебя уже атакует следующий. А не успел с первым совладать – на тебя наваливаются уже два чудовища, и следом третье к тебе спешит. Даже если США и Европе удастся как-то решить проблему колоссальных долгов (хотя я не вижу этой возможности в принципе), то дальше они столкнутся с жуткой проблемой взрывного роста пенсионных расходов и банкротства пенсионных фондов, с экономико-демографическим кризисом. А дальше – проблема бунтов и восстаний низов с последующим падением экономики. А дальше – монстр аварий истощенной, недоинвестированной инфраструктуры; чудовище «войны поколений» (бунт обездоленных молодых против стариков, опустошающих бюджет и экономику в целом); монстр разгула «нового варварства» из-за массового падения качества образования. Это когда не будет хватать инженеров и квалифицированных рабочих, когда на улицы выйдут орды необразованных и неквалифицированных, жестоких и сексуально озабоченных «постиндустриальных дебилов».

И уже ничего нельзя изменить. Все это – неизбежность. Горькая, кровавая расплата за десятилетия неолиберального, монетарного и «постиндустриального» безумия.

Невозможно быстро исправить и ликвидировать те страшные проблемы, что копились тридцать с лишним лет.

Это то, от чего хранил нас СССР. Его проблемы на фоне того, что ждет нас дальше, покажутся мелкими неприятностями. Все полетит к черту...

 

Вопрос для русских

Теперь вы, дорогой читатель, сами понимаете, что пресловутые постсоветские «реформаторы», начав в 1992 году свои «эпохальные преобразования» по западным лекалам, заранее обрекли нас на катастрофу. На бесплодные двадцатилетние блуждания и метания, в ходе коих мы потеряли и 13 млн жизней только в РФ, и науку, и промышленность, и инфраструктуру. Можно сказать, что эта, простите за выражение, сволочь изо всех сил затаскивала наш народ на борт капиталистического «Титаника», устремившись за слепыми западными поводырями.

Оно и понятно: никакой капитализм их, по большому счету, не интересовал. Никакие там не демократия и не права человека. Нет – они просто искали оправдания для своего стремления набить карманы и поделить общенародную собственность. Естественно, ни к какому созиданию и ведению нормального промышленного бизнеса эти существа не годны по натуре. Начав «стройку капитализма» на постсоветском пространстве по заведомо ошибочным чертежам, они привели нас к катастрофе. К реальной перспективе провала в хаос и гекатомбы.

Более того – и мы это покажем дальше, – наши «реформаторы» взяли из западных «прописей рынка» только то, что им нравилось. Только то, что позволяло не работать, ни за что не отвечать, а только хапать и хапать. А те остатки промышленной политики, что и по нынешнюю пору остались на Западе, постсоветские крысы предпочли не замечать.

А что делать дальше-то? Если капитализм на самом Западе зашел в тупик, то что нам предпринимать?

Ежу понятно, что вся пресловутая «глобальная экономика» распадется. И что сможет выжить лишь тот, кто обладает промышленностью, многочисленным и хорошо квалифицированным населением, мощным сельским хозяйством, своей топливно-энергетической базой, сильной фундаментальной и прикладной наукой, хорошими вузами и отличной школой, грозными Вооруженными силами. Черт, да ведь именно это у нас и было в 1985-м – и без всего этого мы остались сейчас.

Значит, нужно снова браться за индустриализацию. За возрождение реального сектора. За создание нового села и городов будущего. Снова учить безграмотных (а их теперь – снова миллионы), опять создавать высшее образование. Опять строить инфраструктуру. Да-да, задачи перед нами – точно такие же, как и перед Сталиным в 1929-м. Из руин создать страну. И нужнее всего сейчас – кадры, кадры, кадры! Кадры, которые решают все. Как и при Иосифе Виссарионовиче. Нужны умелые и умные организаторы дела.

Их нужно искать среди нас. Ибо никто к нам в голубом вертолете не прилетит. И с Марса помощи не ожидается. Задача получается вдвойне сложнее, если мы учтем, что придется решать две тяжелейшие задачи сразу: одновременно бороться с демографическим кризисом.

Еще никто в мире не решал этих двух задач одновременно...

 

Глава 2

Меж двух огней: индустриализация в ходе демографического кризиса

 

Жить в стране, где в основном – пожилые и старики. Где так мало молодых счастливых лиц. Так мало смеха...

Это – наша неотвратимая участь.

Вы когда-нибудь задумывались над тем, чем нам придется заплатить за низкую рождаемость в 90-е и «нулевые» годы, когда на одну женщину приходилось то 1,2, то 1,6 ребенка? Ведь сейчас вступают в жизнь те, кто родился после расчленения Советского Союза. А их в кошмаре «реформ» рождалось в полтора-два раза меньше, чем в советской РФ – Российской Советской Федеративной Социалистической Республике.

«Существенное сокращение населения вскоре больно ударит по немецкой промышленности, поскольку сочетание дефицита рабочей силы и старения населения образует формулу экономической катастрофы...» – написал в книге «2011 – 2021. Следующие десять лет» небезызвестный Джордж Фридман.

Он писал о Германии. Но написанное неумолимо верно для любой страны – хоть для Англии, хоть для США. Но прежде всего – для РФ, Украины и Белоруссии. Старение населения плюс малочисленность молодежи – это формула экономической катастрофы...

«...Детские потери, которые принесли с собой 90-е годы, нельзя сравнить даже с потерями в Великой Отечественной войне. В период с 1990 по 2010 год потеряно 9 – 10 миллионов нерожденных детей. Был погублен каждый третий (напомню, во время войны погублен каждый четвертый)...» – заявил демограф Вениамин Башлачев на семинаре в Институте динамического консерватизма в 2011-м. Спад рождаемости длился до 1999 года, когда он провалился даже ниже уровня в 1,2 ребенка на женщину. А потом начал медленно расти. Но если в 1990 году в РСФСР родилось 1 млн 998 тысяч детей, то в 2010-м – только 1 млн 789 тысяч. То есть ужасающая нехватка молодежи будет лавинообразно нарастать до 2029 года. Дальше – чуть легче, но все равно молодых будет слишком мало. Но при существующих темпах рождаемости и это малочисленное молодое поколение воспроизведет себя от силы на 75%. Значит, следующий демографический провал наступит в 2040-е годы. И вот он-то будет действительно страшен!

Это и есть самое ужасное последствие развала Советского Союза.

В 2010 году американский экономист и демограф Николас Эберштадт (Американский институт предпринимательства) выпустил книгу «Демографический кризис в России в мирное время: размеры, причины и последствия». В ней он строго научно показал: если рождаемость у нас будет низкой, а население продолжит быстро стареть, то в ближайшем будущем РФ уменьшится в размерах. А женщин детородного возраста в РФ из-за демографической «ямы» 90-х слишком мало, чтобы добиться достаточной рождаемости. Число трудоспособных граждан в Росфеде уже уменьшается на один миллион ежегодно. После 2020 года скорость убывания трудоспособного народа возрастет еще больше.

А что такое – малое число молодежи? Это значит, что стариков и немощных – все больше и больше. И вот уже нужны целые армии социальных работников, ходящих за дряхлыми и больными. Это значит, что на предприятия и на каждого работающего ложится тяжелейшее бремя содержания растущей армии пенсионеров. Это значит, что все больше средств и сил придется направлять на то, чтобы не дать умереть пожилым, увеличивая налоги и отчисления в социальные фонды. Отнимая возможность промышленников и аграриев вкладываться в новое оборудование и технологии, в новые кадры, в новые предприятия.

Проблема крайне тяжела. Это уже не просто демографический – это демографически-экономический кризис. Ибо чем больше ты отнимаешь денег у тех, кто производит, на содержание стариков – тем больше душишь и угнетаешь реальный сектор, не даешь расти производству, лишаешь возможности создавать новые рабочие места, платить приличные зарплаты и развиваться. Увеличение налогов ведет к падению производства, к сокрытию доходов. Экономика падает, уменьшается поступление доходов в казну – и наступает нехватка денег для содержания стариков. Снова поднимаются налоги и отчисления. Круг замыкается...

Нет молодежи – и некому защищать страну. Некому служить в армии. Придется приглашать все тех же азиатов. Но нехватка молодежи – это еще и нехватка молодых, энергичных, амбициозных, творческих. Склонных к дерзости и экспериментам, к освоению совершенно нового. Старое общество косно и консервативно. С кем, разрази нас гром, уходить от колониальной экономики сырьевой трубы?

Заменять людей роботами? На это сейчас делают ставку в Соединенных Штатах. Нужно совершенствовать процессоры и источники питания (энергетику). СССР мог это делать. У него имелись сильные наука и промышленность Пятого уклада. А что у РФ?

 

Положеньице – врагу не пожелаешь

Положение наше – врагу не пожелаешь. Надо заниматься индустриализацией страны (РФ, Украины) – но на фоне дикого демографического кризиса. Когда страшно не хватает молодежи, а стариков – все больше и больше. Причем завозом таджиков и узбеков ты проблемы не решаешь. Ибо они – сила неквалифицированная. Понятно, что без повышения рождаемости русских (в широком понимании этого слова) ничего не будет, а демографическая русская катастрофа – конец нашей страны.

Но еще никому не приходилось одновременно вести индустриализацию – и бороться с демографическим коллапсом! Никому! Все ныне имеющиеся примеры индустриализации не знали демографической проблемы. Везде было либо много молодежи, либо имелся такой резерв, как большое сельское население. Старая Германия, СССР героической поры, Китай, Южная Корея, Америка классической своей эпохи – все это индустриализации без демографического кризиса. Он приходил уже после. В РФ нет людских резервов. У нас отчаянное положение с рождаемостью и с молодежью. При этом как индустриализация, так и борьба за народосбережение – проекты весьма дорогие. Получается что-то вроде войны на два фронта. Выбирать же «либо – либо» в нашей ситуации невозможно. Одно без другого у нас немыслимо. Смерть русских как государствообразующего народа есть крест на всем прочем.

Но справимся ли мы с двумя труднейшими задачами разом?

Нужно справиться.

Однако трудность задач придется вначале осознать...

 

Россия исчерпанная

«Человеческий капитал как средство модернизации экономики» – конференция под таким названием прошла в рамках Недели российского бизнеса 13 апреля 2010 года. Однако ни черта толкового ни чиновники, ни большой сырьевой бизнес РФ тогда предложить так и не сумели.

Уже очевидно: состояние человеческого капитала в стране – критическое. Потребуются титанические усилия для его сохранения и развития. На повестку дня, как и в годы первых пятилеток, вновь выдвигаются рост производительности труда и вложения в человека. В противном случае РФ рухнет под тяжестью бремени содержания десятков миллионов стариков и немощных. Запнется в развитии из-за нехватки квалифицированной молодежи. Уж больно велика цена колоссального спада рождаемости в 90-е годы и сопутствующей деградации.

Положение еще очень напряженное. За 2008 – 2009 годы безработица увеличилась в полтора раза: с 6,3 до 9,4% трудоспособного населения в феврале 2009 года. Впрочем, в 2000-м безработица достигала 10,6%. Сейчас положение выправляется благодаря усилиям государства и восстановлению деловой активности.

Однако очень скоро начнется настоящая охота компаний за квалифицированными специалистами, заявляет спикер Государственной думы Борис Грызлов, рисуя перспективы острого кадрового голода. Не будет хватать грамотных работников именно среднего и нижнего звеньев. К сожалению, кризис съел два первых года «Стратегии-2020». Однако движение намеченным курсом, как заявил спикер, продолжится. (Потом, правда, «Стратегия-2020» была снова переписана, но это неважно. Все равно получилось барахло.)

Вложения в человеческий капитал были и остаются приоритетом государства с 2000 года. Если в тот год РФ потеряла 950 тысяч человек населения, то к концу десятилетия естественная убыль сократилась вчетверо, причем благодаря политике стимулирования рождаемости и снижения смертности. В 2009-м население РФ, по некоторым оценкам, впервые приросло на 20 тысяч душ. Б. Грызлов в 2010 году рапортовал, что еще через десяток лет положение станет куда лучше.

Вложения государства в образование и здравоохранение радикально увеличились. В консолидированном бюджете затраты на медицину, физкультуру и спорт с 2000 по 2008 год увеличились на порядок – со 153 млрд до 1,5 трлн рублей.

Финансирование разных мер социальной поддержки, с гордостью сообщил спикер, увеличилось почти тридцатикратно: со 127 млрд до 3,6 трлн целковых. Консолидированные расходы на образование составляют нынче 4,4% ВВП. И доля населения, имеющего доходы ниже прожиточного минимума, упала в 2000 – 2008 годах с 29 до 15%. А базовая часть пенсий, несмотря на дефицитность бюджета, выросла с декабря 2009-го на целую треть. В 2010-м пенсии выросли в среднем на 44%. Все это – расширение внутреннего платежеспособного спроса.

Увы, кратного улучшения качества здравоохранения и образования не произошло, отметим мы с горечью. Ибо система оказалась колоссально вороватой. Более того, такие нововведения, как ЕГЭ и новый порядок финансирования бюджетных учреждений, только разрушают человеческий капитал, делая образование и медицину более недоступными. При этом растущая доля немощных и престарелых в населении уже начинает душить бизнес возрастанием фискального пресса на фонд оплаты труда.

Но что дальше? Дальше необходимо, по словам Бориса Грызлова, наращивать социальные усилия и бизнес-элиты РФ. Нужны масштабные программы переобучения работников.

– Нужно заботиться о здоровье своих работников, их жилье и пенсиях, – говорит спикер. – Со своей стороны государство готово налоговыми мерами стимулировать расходы работодателей на здравоохранение и образование, решение жилищных проблем своих сотрудников. То же относится и к участию бизнеса в формировании вместе с работником накопительной части его пенсии...

Б. Грызлов заверил: предприятия в сфере образования и медицины до 2020 года освобождаются от налога на прибыль. При этом повышение отчислений в фонды социального страхования практически не коснется инновационных производств. Главное – увязать социальные затраты бизнеса с задачами модернизации производства. Спикер сообщил, что в перспективе государство не устроит рост трудоемких и неэффективных производств. Поскольку упор делается на энергоэффективные высокотехнологичные производства, все это изменит структуру рынка труда в РФ.

Вопрос выживания – ликвидация отставания в производительности труда. По заявлению спикера, от США по сей части мы отстаем в шесть раз, от других стран G-7 – в среднем пятикратно.

Рецепт преодоления отставания – повышение качества человеческого капитала плюс новые технологии производства и управления. Словом, все те же задачи, что и у СССР в период первых пятилеток.

Глава группы «ОНЭКСИМ», председатель комитета РСПП по рынку труда и кадровым стратегиям Михаил Прохоров, по его словам, подошел к проблеме рынка труда с классовых позиций. С позиций крупного капитала.

Заранее попросив извинения за остроту доклада, М. Прохоров посетовал на все еще живущие «фетиши социалистической экономики». Есть четыре фактора, роковым образом корежащие нынешнюю экономику и ставящие под удар инновационное будущее РФ.

Первый – недопустимо низкая производительность труда, которая не дает возможности обеспечивать социальные программы.

Второй – слишком высокая роль товарного производства при отставании сферы услуг.

Третий – фетишизация роста ВВП, тогда как в инновационной экономике необходимо обращать внимание на качество роста и человеческого капитала.

Четвертый – повышенное внимание государства к тем отраслям, что приносят наибольший доход бюджету (сырье) в ущерб перспективным отраслям, способным дать рост производительности труда.

М. Прохоров встревожен тем, что в нынешней РФ падает как производительность труда, так и доходы граждан. Обычно, когда страна развивается, растет именно производительность труда при некотором отставании роста доходов. А у нас сегодня падают оба показателя. Это значит, пока никакого развития нет. Кризис не преодолен. Олигарх призвал отказаться от политики искусственного поддержания занятости и активнее увольнять излишних работников. По его словам, инновационная экономика требует мобильного рынка труда, люди должны получить возможность переучиваться, меняя квалификацию на более высокую. Пока же политика государства закрепляет архаичную и неэффективную структуру занятости.

Отечественная рабочая сила характеризуется низкой дисциплиной и невысоким качеством. Нынешний перечень рабочих профессий в РФ сложился полвека назад. В едином тарифном квалификационном справочнике у нас – более 7 тысяч рабочих профессий. У наших конкурентов – 600 – 800. А это значит, что в стране нет технического задания и четкой технологии подготовки рабочих кадров. Отсюда – огромные расходы на переподготовку кадров из-за чересчур узкой специализации.

Еще одна системная проблема – чрезмерное число студентов вузов, перепроизводство людей с дипломами о якобы высшем образовании. При недопустимо низком количестве молодежи со средним специальным образованием. 60 – 70% выпускников вузов не работают по специальности. Вузы выпускают слишком много юристов и экономистов, тогда как хорошего рабочего с современной подготовкой найти все труднее. Необходимо устранять этот перекос.

При этом – несмотря на все усилия государства – сохраняется крайне опасная, неустойчивая структура общества. Средний класс по-прежнему занимает всего 20% общества. А ведь он и есть средоточие квалификации и ответственности.

– Необходимо создание ясных и четко работающих «социальных лифтов»! – считает глава «ОНЭКСИМа». – Они должны четко соответствовать приоритетам развития экономики. Они должны стимулировать людей двигаться из низов общества в средний класс и выше...

Как видите, читатель, и олигарх признает: социальные лифты сломаны. А это чревато или стагнацией, или бунтом – бессмысленным и беспощадным. Но уж никак не инновациями/модернизациями.

 

Пенсионная проблема – мина под страну

Еще одним камнем преткновения Михаил Прохоров считает пенсионную проблему.

В РФ крайне низок коэффициент замещения: отношение пенсии к заработной плате. В среднем он у нас – 23%, тогда как в Германии – 65%, в Испании – до 80%.

– Наш анализ пенсионной системы говорит о том, что мы финансируем бедных, – поясняет М.Прохоров. – На людей с годовым доходом свыше 415 тысяч рублей (а это и есть основа инновационной экономики, средний класс) фактически не распространяются инфраструктура и стандарты пенсионного обеспечения. К чему это ведет на практике? Мы фактически не стимулируем наших людей заниматься квалифицированным трудом. Если слесарь шестого разряда или «белый воротничок» выходит на пенсию, то получает ее наравне с низкооплачиваемым рабочим. Поэтому естественного стимула для повышения квалификации наша система не создает...

Глава «ОНЭКСИМа» считает, что в РФ смешиваются пенсионное и социальное обеспечение. А главное – не решается еще одна системная проблема: проблема советских пенсионеров. Перед ними у государства – огромный долг. Но решить эту проблему власть не осмеливается. Но она тем не менее создает постоянную угрозу повышения налоговой нагрузки на бизнес. При переходе на инновационные рельсы все это может стать «серьезным дестимулирующим фактором».

Следующая системная проблема, по мнению М. Прохорова, – рынок труда.

Несмотря на принятие нового Трудового кодекса вместо советского КЗоТа, на практике мало что изменилось. Как преобладал бессрочный трудовой договор между работником и работодателем, так и доминирует. Он даже увеличился в объеме – с 76 до 81% всех соглашений. В то же время так называемая «неформальная занятость» охватывает 20% всего трудоспособного населения. По сути дела, эти 12 млн человек живут уже в реалиях новой экономики.

– Нынешние трудовые отношения тормозят не только инновационные процессы, но и обычную модернизацию страны. Затруднен перелив трудовых ресурсов. Увольнение работника растягивается на пять месяцев, а в условиях Крайнего Севера – и на все восемь. Законодательство мешает развивать более эффективные формы трудовых отношений. Например, дистанционные рабочие места, которые сегодня появляются благодаря развитию Интернета...

Олигарх посетовал на то, что и фонд рабочего времени в РФ меньше, чем у конкурентов. В горнодобывающей промышленности – почти на 40% меньше, чем у стран-соперниц. Какая уж тут производительность труда?

 

«Что делать?» в олигархическо-сырьевой аранжировке

Оговоримся сразу: сырьевой олигарх не смог предложить ничего, что могло бы спасти положение. Он перевел стрелки совсем в иную сторону.

Михаил Прохоров от лица своего комитета РСПП предложил довольно жесткую программу мер. Хотя и назвал ее преобразованиями системными и «без резких движений» на 7 – 10 лет вперед. Смысл: переход к политике всемерного повышения производительности труда, движение к свободному рынку труда и столь же свободному переливу рабочей силы. К политике переучивания миллионов работников ради повышения их квалификации и создания высокооплачиваемых рабочих мест. К созданию накопительно-страховой пенсионной системы. К замене жесткого трудового законодательства и низкой дисциплины труда к гибкому законодательству и высокой дисциплине. Словом, классический неолиберальный набор.

Во-первых, для исправления ситуации, по М. Прохорову, нужно создать современную национальную систему квалификации профессий. Тогда станет возможным готовить в системе образования нужные кадры высокого качества.

Во-вторых, снять идеологические барьеры для более свободного увольнения людей, но с обязательным частно-государственным партнерством по страхованию работника на случай временной потери работы. С созданием системы переподготовки людей в рамках создания инновационных рынков.

В-третьих, сделать повышение производительности труда основным приоритетом развития экономики.

В-четвертых, государство и бизнес во взаимодействии должны сформировать долгосрочный заказ для системы образования.

– Не может быть такого количества рабочих мест для того числа людей с высшим образованием, которые ежегодно выпускают вузы РФ, – убежден Михаил Прохоров.

В-пятых, он предлагает жестко привязать страховые платежи работников к их пенсионным правам. Так, чтобы квалифицированные люди с высокими заработками получали достойную пенсию, «соответствующую его вкладу в развитие страны».

В-шестых, создать четкую, ясную для понимания систему пенсионного обеспечения для среднего класса. Для тех, кто зарабатывает 415 тысяч рублей в год и более.

В-пятых, раз и навсегда государство должно отдать долг советским пенсионерам 1991 года. Решить его так же, как когда-то страна решила вопрос с внешним долгом. Сделать эти обязательства внутренним долгом. И тогда проблема советских пенсионеров перестанет деформировать социальную систему РФ, не будет больше нарушать нормальные отношения между работодателем и работником.

Альтернативное предложение: мобилизация и дисциплина – для всех!

От Максима Калашникова: таким образом, Прохоров предложил вариант «антирабочего законодательства».

И он во многом прав. Инновационная экономика действительно требует создания армии высококвалифицированных и ответственных работников. С крайне высокой производительностью труда. Тут на одну сознательность «дядь Вась» рассчитывать невозможно.

Однако игра получается в одни ворота. Если вы требуете от наемного труда большей дисциплины, если ратуете за свободу увольнений и за сокращение числа людей с высшим образованием, то мы вправе потребовать в ответ ужесточения дисциплины и самих олигархов-работодателей. Вы, пеняя нам за низкую производительность труда (которая в разы ниже, чем в США), при этом выбрасываете миллиарды долларов на футбольные и прочие спортивные команды. Наравне с американскими и европейскими тузами, как будто на ваших предприятиях – такая же производительность труда. Яхта «Эклипс» Абрамовича – самая большая в мире, а никак не в шесть раз меньше, чем у западного супербогача Брэнсона. Да и сам Прохоров кутил в Куршавеле не менее, а даже более роскошно, чем иностранные магнаты.

Поэтому – будь я Верховным в РФ – совершилась бы Большая Сделка. Если работникам предлагают отказаться от советских социально-трудовых гарантий, то и бизнесу придется отказаться от «гарантий» и «шляхетских вольношчей» ельцинско-путинской поры.

Никаких гулянок а-ля арабские шейхи, никаких чудовищных трат на роскошь, яхты и лондонскую недвижимость. Прибыли – ваши, но только попробуйте пустить их не в развитие производства, не на НИОКР и не на инновации! Отберем, на хрен, и накажем – больно и жестоко. И дома ваши, как у Круппа, будут стоять на территории ваших предприятий. Яхта ваша будет не с легкий крейсер размером, а всего 20 метров в длину. Только посмейте нарушить норму! И прогрессивный налог на личное потребление получите – 98% сверх 10 млн долларов в год. По принципу: «Не хочешь отдать 98% личного дохода – трать деньги не на потребление, а на инновации, на создание новых предприятий и на производство». Тогда все будет честно. Тогда все впрягутся в лямку развития страны. И рабочий, и «белый воротничок», и олигарх.

Было уже подобное? Было. В Германии 1930-х годов. Зачем пренебрегать проверенной практикой?

А пока, по Прохорову, получается: работягам – палка, а работодателям – один кайф да барыши. Скорее всего, именно в таком направлении и пойдет политика нынешнего режима. При этом никакого повышения рождаемости у русских не происходит.

Мы олицетворяем иную модель.

Мы осуществим то, о чем (не по классовым ли соображениям?) умолчал молодой олигарх. Подобная политика – дабы создать массу квалифицированных рабочих мест – потребует от власти проведения новой индустриализации. По четкой модели создания русского будущего. С построением национально-инновационно-социальной власти и соответствующей (нелиберальной) банковской, проектной системы. Той, что обеспечит долгие кредиты под низкие проценты, а то и без оных.

Ко всему тому мы добавим новые пятилетние планы развития, индикативное планирование, мощные социальные программы стимулирования рождаемости (русским – трехдетную семью!), обеспечения жильем молодых семей. Мы развернем медицину будущего, свободную от ретроградства и корыстных интересов, – и получим здраворазвитие, далеко обогнав Запад. Мы создадим новые города – самоуправляемые футурополисы, поощрим кооперативное движение. Дадим народу право на свободное владение оружием. Организуем народную армию по типу швейцарской или израильской – пусть каждый хранит дома положенные ему по боевому расчету винтовку, автомат, пулемет и гранатомет.

Мы отменим систему дурацкого ЕГЭ. Мы безжалостно уничтожим «липовые» постсоветские университеты, оставив лишь качественные вузы, и оставим в статусе университетов только подлинные «универы». Мы воссоздадим систему техникумов и ремесленных училищ, запретив все эти «лицеи» и «колледжи». И образование обеспечим бесплатное, без идиотских бакалавриатов-магистратов.

Прохоров практически умолчал о том, что инновационно-прорывное развитие страны потребует огромных ГОСУДАРСТВЕННЫХ вложений в переучивание миллионов людей и в создание для них совершенно новых сфер деятельности. Справиться с такой задачей сможет лишь некапиталистическая Диктатура развития. С антикоррупционной опричниной на переходный период. С конфискациями денег у чистых паразитов времен первых расейских президентов.

При этом у нее будут мощные органы для поиска, создания и внедрения в реальность прорывных технологий.

Мы знаем, что единственный шанс нашего народа на выживание, единственная возможность развиваться и содержать миллионы стариков – в применении технологий VI техноуклада. Именно они позволяют обходиться одним-двумя работниками там, где сегодня требуются десять. Но мы знаем, что внедрение таких технологий наталкивается на корысть старого капитала, на коррупцию чиновников и на косность нынешнего госаппарата. А потому мы с холодной яростью станем ломать сопротивление на пути закрывающих и прорывных технологий.

Вот – суть наших предложений. Арбайт махт фрай!

Причем – всех...

Жестоко? Но времени у нас больше нет.

 

Демографическая трагедия

Если мы не нарастим резко производительность труда, если не начнем ввоз рабочих рук извне, то экономика РФ рухнет под тяжестью массы нетрудоспособных. Внутренних демографических резервов в Российской Федерации нет. Таким был смысл выступления Давида Якобашвили – главы компании «Вимм-Билль-Дан» и главы комитета РСПП по демографической политике и корпоративной и социальной ответственности. Снижение численности трудоспособного населения и нарастание массы пенсионеров становятся угрозой нашему будущему.

– Согласно прогнозу Росстата, к 2030 году население РФ может уменьшиться еще на 5 миллионов, – говорит Давид Михайлович. – Если сложить это с уменьшением населения на 13 миллионов душ за прошедшие восемнадцать лет, то совокупные потери по сравнению с советскими временами составят 18 миллионов человек. Это больше, чем все население Нидерландов...

Сегодня становится взрослым поколение начала 90-х годов рождения. Но тогда никто не хотел рожать детей. Поэтому ныне в РФ гораздо меньше рабочих рук и потенциальных родителей. Зато в пенсионный возраст вступают многочисленные поколения, появившиеся на свет в послевоенные десятилетия. А значит, одному работающему придется содержать (помимо детей) все больше пенсионеров. Переломить эту тенденцию нельзя: ибо мы не можем изменить прошлое. При том, что в РФ – гигантская, по западным меркам, смертность молодых трудоспособных мужчин. (Для возраста 30 – 35 лет она в РФ в 9 раз выше, чем в Японии.)

Годом перелома станет 2013-й: тогда число выходящих на пенсию превзойдет количество тех, кто вступает в рабочий возраст (родившиеся в 90-е годы). Возникнет дефицит рабочей силы. И это при том, что в РФ продолжает работать каждый четвертый пенсионер в возрасте от 60 до 72 лет. Каждая вторая пенсионерка – от 55 до 60 лет. А старики не вынесут на своих плечах бремя обновления экономики страны.

Потом, уже после конференции, нам стали доступны и другие статистические выкладки. Вполне официальные, они рисуют пугающую глубину демографического русского кризиса. К 2025 году ожидается, что дефицит рабочей силы в стране достигнет 10 млн душ! По состоянию на 2011 год в населении РФ доля тех, кому 65 лет и более, – 13%. Как прогнозирует Академия наук, к 2016 году доля эта вырастет до 20%, а доля детей до 16 лет составит всего-навсего 17%. В 2034-м – по самым оптимистическим оценкам – население Росфедерации упадет до 134 млн душ. Это с миграцией. Если же ее прекратить, то численность населения провалится до 125 – 130 млн. Доля молодежи (15 – 34 года) в населении? Если в 1989 году ее было 35,9 млн человек, то в 2009-м – уже только 22,5 млн. А в 2017-м будет от силы 17 млн. Если же брать только русскую молодежь, то тут – не более 14 млн.

Скорость, с которой уменьшается трудоспособное население РФ сейчас, – около 1 млн в год. Эти люди не все умирают, чаще просто становятся стариками. Но темп выбытия работоспособного населения резко увеличится в 2020 – 2025 годах. Если сегодня доля трудоспособных в населении Росфедерации – 72%, то к 2050 году она составит максимум 60%. Н-да, даже если нашим нацдемам и удастся разделить РФ, отрезав все нерусские регионы, то в «этнически чистом русском государстве» останутся в основном пожилые и старики. Такое «чисто русское» государство обречено на издыхание.

Красноречивый факт: сравнение 1980 – 1990 годов и 1991 – 2011-х. Итак, в РСФСР (советской РФ) за 1980 – 1990 годы население (на 83% – русское) выросло на 9,5 млн душ. То есть в условиях жизни в «тоталитарной империи – СССР, которая сосала все соки из несчастного русского народа», русские на деле размножались. А за 1991 – 2011 годы русские потеряли 13 млн человек только в РФ. Лишь иммиграция почти 6 млн человек из Средней Азии и Закавказья позволила РФ сохранить 142 млн. населения к 2010 году. А так бы в Росфеде жило бы 136 млн – по сравнению со 148 млн душ по состоянию на 1990 год.

По сути дела, перед нами – картина биологического угасания русских. Превращения их в нацию пожилых и престарелых. С иссякающей пассионарностью. Что делать?

Повысить возраст выхода на пенсию, как в развитых странах? Это, как считает Д.Якобашвили, – не выход, ибо смертность в РФ гораздо выше, чем в государствах G-7. Сегодня и так 30% мужчин не доживают до 60 лет, повысь пенсионный возраст до 65 лет – и до него не доживет уже половина. (Для сравнения: в небогатой Польше до 65 лет не доживает только 23% мужчин. В богатых США – 15%, в Западной Европе и Японии – 11%.)

Наконец, есть еще одна проблема: люди старшего возраста не могут быть основой для инновационного развития страны. Они плохо воспринимают новшества, хуже осваивают передовые технологии. Нужно ли говорить, чем это нам грозит?

От Максима Калашникова: таким образом, «реформы» 90-х стали геноцидом русского народа.

Все, что говорится здесь для РФ, стопроцентно верно для Украины и Белоруссии – они ведь тоже русские государства. Их тоже ждут бедствия из-за вымирания народа.

Налицо угроза экономической катастрофы из-за демографических проблем. Ведь они скрещиваются с проблемами износа основных фондов, технической отсталости, алкогольной деградации русских (18 л спирта на душу населения в год!), нарастания коррупции госаппарата, угасания добычи углеводородов в Западной Сибири.

Ну, а молодежь 90-х годов рождения и малочисленна, и малограмотна. По качеству она объективно хуже советской. Даже чисто физически. Акселерация кончилась: по показателям становой и кистевой силы молодые 90-х годов рождения в среднем на 40% слабее своих отцов (молодежи 1980-х). Образование и квалификация современной молодежи в общем – ниже всякой критики. При этом молодежь как минимум в РФ и Украине расколота на непримиримо враждебные группировки (см. доклад Игоря Сундиева – http://m-kalashnikov.livejournal.com/307705.html).

Таким образом, экономика РФ сталкивается с угрозой острейшего кризиса, развала социально-экономической системы. Решить его за счет раздела РФ и выделения «расово чистых русских республик» (как о том мечтают некоторые идиоты) – невозможно. Ибо и в отделенных от РФ «русистанах» окажется слишком много стариков и крайне мало – молодых.

Таким образом, антисоветский эксперимент подошел к порогу полного и окончательного фиаско.

Давид Якобашвили предложил все те же рецепты борьбы с кризисом.

Первое – повышение производительности труда ради уменьшения потребности в рабочих руках.

Второе – продление экономически активного периода жизни людей, улучшение состояния здоровья и снижение смертности граждан.

Третье – ввоз трудовых ресурсов из-за пределов РФ.

 

Пределы возможностей

– Судя по прогнозам, в РФ 2020 года рабочих рук хватит при одном условии: если мы обеспечим ежегодные темпы роста производительности труда в 8%. Это будет нелегко, – считает Д. Якобашвили. – Придется двигаться еще в одном направлении: увеличивать численность рабочей силы...

Повышение производительности труда промышленник считает крайне дорогим путем: ведь требуется ускорение научно-технического прогресса, большие инвестиции в обновление промышленного аппарата, в образование и т.д. Но это малореально, ибо рост числа пенсионеров ограничивает инвестиционные возможности: слишком много средств пойдет на содержание нетрудоспособных, объективно увеличится налоговая нагрузка на бизнес. (Ведь придется увеличивать социальные расходы.) Уже к 2013 году число пенсионеров в РФ превысит 31 млн человек, тогда как число молодых и трудоспособных (15 – 34 года) опустится до 17 – 15 млн к 2017 году. (Для сравнения: в РСФСР 1989 года аналогичный показатель – свыше 35 млн молодых.) В 2025-м пенсионеров будет от 36 до 38 млн душ. По оценкам Росстата, к 2015 году на 10 работающих в РФ придется 7 неработающих. То есть одним только повышением производительности труда никак не обойтись.

Пока социальные расходы в РФ намного ниже, чем в стареющих развитых странах. Если брать социальные статьи ассигнований бюджета РФ-2008 – это 12,7% ВВП. А в странах Большой Семерки эта доля близка к 30% (Швеция – 32%, Франция – 31,5%, Дания – 30%). При том, заметим, что доля зарплаты в ВВП страны в РФ – около половины, что даже превосходит европейские показатели. (В Норвегии этот показатель был 36,0% в 2000 г. и составил 34,4% в 2005 г., в Великобритании – 48,5 и 47,1%, в Швеции – 41,0 и 40,5%, в Германии – 42,9 и 40,7%, в Дании – 49,4 и 48,0%, в Чехии – 31,7 и 32,6%, в Эстонии – 34,8 и 34,9%, в Испании – 39,2% и 36,7%, во Франции – 38,0% и 38,3%, в Латвии – 32,9% и 31,9%, в Словакии – 31,2 и 28,6%.) Конечно, мы не достигли уровня США (70%), но что касается остального мира, то РФ здесь «на уровне». Другое дело, что ВВП и производительность труда у нас позорно низки. И столь же малы зарплаты.

Слишком малые социальные затраты не позволяют РФ нарастить продолжительность активной и здоровой жизни граждан, считает глава демографического комитета РСПП. (Правда, он умалчивает о том, что высочайшие социальные расходы на Западе выдавливают производство оттуда в Китай и другие «дешевые страны», что для РФ с Украиной – смерти подобно.)

Хотя затраты на охрану здоровья в РФ за последние годы выросли семикратно (15,5 тыс. руб. на человека в год в 2008-м), на фоне развитого мира они мизерны. Греция в 2007 г. – это 2,7 тыс. долларов на душу населения, Великобритания – 3 тысячи, Германия и Франция – по 3,6 тысячи, Норвегия – 4,8 тысячи.

От Максима Калашникова: поскольку средства наши ограничены, то мое предложение – не механически гнаться за увеличением подушевых затрат на медицину, а применить закрывающие технологии в здравоохранении (идея «Третьего проекта»), которые эффективнее и дешевле западных, намного эффективнее их. То есть то, чего нет ни в США, ни в Норвегии. Применение таких медтехнологий сегодня блокируется старым капиталом и сложившейся корпорацией врачей. Новая опричнина сломит это сопротивление.

Д. Якобашвили привел и невеселые сравнения пенсионных систем. При этом бурный рост числа неработающих в РФ к 2015 году вступит в острый конфликт с нуждами экономического роста. Фискальная нагрузка (содержание стариков) может просто задавить бизнес.

– Вероятно, это ограничит также инвестиционные возможности экономики, – тревожится докладчик. – А это способно замедлить рост производительности труда.

Получается – петля. Если учесть, что повышение производительности труда – главнейшее условие национального выживания, то страна оказывается на грани краха. Это значит, что придется завозить рабочую силу из-за пределов РФ. Внутренние резервы (миграция из деревни в город, из региона в регион), как показал Давид Михайлович, полностью исчерпаны.

 

Олигархи хотят гастарбайтеров

В РФ населения не хватает не только на Востоке, но и в центральной, европейской части. Только для развития сельского хозяйства здесь недостает 6 – 7 млн человек. Рост рождаемости и снижение смертности дадут какие-то результаты лишь в 2020-е годы.

– Хотя власти Москвы и говорят о желательности замены иностранных трудовых мигрантов на граждан России, это может привести к потерям трудового населения Южного, Приволжского, Уральского округов. Миграционные потери Сибирского и Дальневосточного округов уже составляют 2 млн человек. При этом наши граждане трудно меняют место жительства, – говорит Давид Якобашвили.

Если на Западе безработные легко перемещаются по стране, ища работы, то жители РФ не трогаются с места даже во время кризиса. Только 10% опрошенных согласились бы переехать в другой город с гарантией получения жилья. При этом притязания высоки: они ждут как минимум учетверения заработной платы. А при переселении в Сибирь и на Дальний Восток – увеличения заработка в семь раз. То есть на мобильность самих россиян рассчитывать не приходится. Кроме того, сильно сокращается доля самых подвижных – людей в возрасте до 29 лет. Только за счет этого мобильность населения снизится к 2025 году на 5%.

Значит, альтернативы привлечению гастарбайтеров просто не имеется.

От Максима Калашникова: привлекать сюда «гастеров» из Средней Азии – не выход. Они бесполезны для развития в инновационном духе (квалификация – низкая), зато несут угрозу межнациональных столкновений. Гораздо лучше привлекать сюда молодежь с Украины, из Сербии. Ввозить остатки русских из Средней Азии. Еще вариант – черпать безработных из Европы – белую расу.

Но для этого здесь нужно строить футурополисы вокруг инновационных производств и биагроэкополисы. Что, в сущности, давно предлагаю. А недостаток русских компенсировать курсом на создание русских сверхлюдей.

Дополнительная возможность: воссоединение РФ, Украины, Белоруссии в сетевую державу. Столица РФ переносится в Сибирь, столицей Русского союза делается Киев. Экономия – за счет создания общих Вооруженных сил, за счет объединения имеющихся научно-производственных возможностей.

Для повышения мобильности наших граждан мы должны обеспечить доступность жилья. Чтобы оно стоило не по 1 – 2 тысячи долларов за квадратный метр, а по 400-600 долларов. Как в Болгарии, где можно купить квартиру в новостройке за 400 долл/метр. Хотя построены дома по той же технологии, что и в Москве.

Просто нужна новая опричнина, чтобы уничтожить дикое взяточничество при распределении земельных участков и «накрутке» цен. Нужны госпрограммы развития новых строительных технологий и нацпроект новой, усадебной урбанизации. Строительство футурополисов с домами на одну семью. Все это мы не раз излагали в разных текстах.

Наконец, ради мобильности нужны мощная программа финансирования школ, ибо люди не хотят уезжать из насиженных мест потому, что боятся ухудшить образование своих детей. Именно поэтому инженеры не едут сегодня в глубинку.

Таков «Калашников-план».

По мнению вице-премьера правительства России Александра Жукова, снизить социальные расходы государства не выйдет. Придется бизнесу смириться с возрастающей фискальной нагрузкой. Ибо не человеческий капитал для экономики, а она – во имя людей. Тем более что с некачественным человеческим капиталом страна неконкурентоспособна.

Признав деградацию человеческого капитала из-за политики государства в 90-е, вице-премьер (2010 г.) заявил: теперь нужно преодолевать последствия той социальной катастрофы. Продолжительность жизни в РФ остается слишком низкой. Увеличить рождаемость намного не получится. Резерв снижения детской и материнской смертности невелик, погоды он не сделает. Старение населения неизбежно: если в РФ 2005 года на одну тысячу трудоспособных лиц приходилось 580 иждивенцев, то в 2020-м будет уже 837. Число женщин в материнском возрасте к 2020 году упадет по сравнению с 2009-м на 11% – на 4,1 млн душ. Причем сокращение придется в основном на женщин в возрасте от 20 до 29 лет.

Эти цифры близки к критическим, говорит А. Жуков. Поскольку на значительный рост рождаемости рассчитывать невозможно, придется компенсировать это улучшением здоровья граждан, их активным долголетием. Значит, придется инвестировать в высокотехнологичную медицину, делая особый упор на раннюю диагностику. А это – большие затраты.

– Это значит, что мы не можем не увеличивать взносы в социальные фонды, – говорит А.Жуков. – Расходы на здравоохранение в РФ существенно меньше, чем в развитых странах. Невозможно с 3% ВВП обеспечить приемлемый уровень медицины. Без дополнительных денег мы эти проблемы не решим. На Западе на медицину тратится в среднем 7% ВВП...

При этом вице-премьер сообщил о значительной реформе системы медицинского страхования ради повышения ее эффективности. Принцип: «Деньги идут за пациентом». То есть оплачиваются только пролеченные больные, здоровье рассматривается как товар, происходит отказ от сметного принципа финансирования медучреждений. Хотя критики наверняка скажут, что сей принцип не оправдал себя в США, привел к раздуванию затрат на одного пациента и в условиях РФ грозит оставить без медицины множество сел и небольших населенных пунктов.

От Максима Калашникова: в данном случае правительство действует по дубовой неолиберальной логике. Мы же сохраним сметное финансирование (восстановим его), применив именно русские передовые медтехнологии. Западные же – используем с большим толком. Медицина – нерыночна по природе своей. В рыночном варианте она заинтересована в том, чтобы мы все постоянно хворали и приносили доход. Рыночная медицина не излечивает недуги, все время раздувая цены на свои услуги.

А наша – будет лечить. Она превратится в здраворазвитие. Только эта логика недоступна нынешним правителям РФ.

А. Жуков подчеркнул, что правительство будет проводить реформу сети бюджетных учреждений, переводя часть из них в статус некоммерческих автономных организаций. То есть курс и здесь берется на отказ от сметного финансирования.

Однако главная задача сегодня – повысить производительность труда не на 8% в год, а в разы.

От Максима Калашникова: то есть на деле идет разрушение нормального образования (ЕГЭ и реформа бюджетного финансирования). Под видом последней происходит введение платности образования (и здравоохранения). Неолиберализм и тут остается людоедским. Так что в жизни, а не на словах разрушение человеческого капитала продолжится.

 

Они с задачей не справятся!

Таким образом, нынешние сановники, олигархи и высшие иерархи РФ не знают, что делать. Они уверенно повели стареющую и вымирающую страну к краху.

Такой же крах ждет и Украину со сходными явлениями в демографии и общем состоянии общества и техносферы. Видимо, и Белоруссии придется очень плохо. Налицо продолжение политики уничтожения образования.

Неразвитие для нас – смерть. Но власть явно делает выбор в пользу содержания стариков, даже ценой увеличения фискального гнета, ценой дестимуляции инвестиций в обновление экономики. Даже ценой фактического уничтожения бесплатного высшего образования и ползучего введения платности в школьную систему.

Наш вывод об агонии всех антисоветских и постсоветских проектов подтверждается. Теперь к износу техносферы, катастрофическому отставанию РФ и Украины от развитого мира, к расколу социума добавляется и перспектива демографического обвала. С удушением производительной экономики социальными затратами.

В рамках неолиберально-монетарной модели задача инновационно-модернизационного развития на фоне старения народа и нехватки молодежи – НЕРЕШАЕМАЯ ЗАДАЧА.

Ведь в рамках неолиберальной модели (господствует в РФ с 1992 г.) поддержка рождаемости и пенсионное обеспечение находятся в оппозиции задаче налогового стимулирования модернизации и «инноватизации» экономики. Первое требует наращивания фискального бремени на бизнес, второе – сокращения налогов и отчислений в социальные фонды.

Разрубить сей гордиев узел можно с помощью национально-прагматической политики – «экономики национальной пользы». С применением и эмиссионных механизмов а-ля Германия 1930-х, и политики конфискации богатств у чистых, бесполезных для экономики паразитов-чиновников, и сокращения никому не нужных затрат на всякую чушь типа Олимпиады в Сочи.

Но только мы можем осуществить такую политику. Нынешняя власть на подобное не способна: для нее это – самоуничтожение.

Нет решения проблемы и у русских национал-демократов (петро-хомяков, «академий-национальной-победы» и др.), проповедующих «цивилизованный раздел ордынской России на несколько государств», носящихся с лозунгом «Русь против России». Ибо такой раздел не решит ни единой из обозначенных проблем, вызвав лишь ускоренную смерть русской нации.

Для спасения всех ветвей русского народа потребуется сверхусилие, мобилизация. А это – неизбежная диктатура переходного периода. Ибо никакие свободные выборы президента, депутатов парламентов и губернаторов ничего не решат. В условиях сонмища страшных проблем, окруживших нас, при нынешних деградации и ужасающем социальном расслоении за один-два цикла свободных выборов все равно установится диктатура. Представьте себе свободно выбранного президента РФ «после Путина». Зажатый в тиски страшными проблемами, вынужденный решать внешне взаимоисключающие задачи, окруженный тотальной коррупцией и саботажем старой «элиты», такой демократический президент неминуемо введет чрезвычайку, особый порядок управления.

А значит, нужно заранее проектировать Диктатуру спасения и развития. Опричнину-21. Снимем розовые очки с собственных глаз. Из суровых кризисов ни одна страна не выходила с помощью либеральной демократии.

Сделать придется очень многое. Ведь для того, чтобы русские вновь стали рожать детей, мало одних денег и призывов с высоких трибун. Нужно гораздо большее.

Что? Слово – Игорю Гундарову. Врачу и демографу, сделавшему удивительное открытие.

«Либеральные репрессии в России в 1989 – 2011 годах» – семинар под таким наименованием провел на днях в Институте динамического консерватизма Игорь Гундаров. Врач, философ, социолог, демограф.

Именно он первым заявил о том, что главная причина ускоренного вымирания не только русских, но и многих других народов на постсоветском пространстве лежит в духовной сфере. В атмосфере всеобщей злобы и смертельной тоски, в осознании беспросветности жизни. Невидимая туча безнадежности и ненависти висит над нами вот уже более двадцати лет. Что называется, Карна и Жля. И потому для выхода из смертельного кризиса нам нужен новый общественный строй: социогуманизм. И особые механизмы объективного контроля за действиями любой власти.

Ибо нас уже ждут самые суровые испытания и настоящая экономико-демографическая яма!

 

Зеркало, которое не лжет

Доктор медицинских и кандидат философских наук Игорь Алексеевич Гундаров – автор книги «Демографическая катастрофа России».

Как он сам говорит, его ум сильно воспламенила статья Андрея Фурсова о необходимости формирования ССД – субъекта стратегического действия – в стране. Ведь иначе ей не выйти из кризиса деградации и смерти. Но та же логика породила законный вопрос: а каким должен быть государственный механизм, который, с одной стороны, обеспечит власти свободу инновационного действия, а с другой – предохранит народ от разрушительных ошибок и злоупотреблений властью? Как сделать так, чтобы разные, сменяющие друг друга лидеры и политические партии были вынуждены действовать не в ущерб национальным интересам?

– Такого безотказного механизма преемственности государственных действий, как мне кажется, еще не существовало, – считает Игорь Алексеевич. – Даже институт монархии давал многочисленные сбои...

Вопрос сей крайне актуален. В стране, по словам эксперта, начинается новая перестройка. К тому же – еще и с ускорением. Однако резервы страны, ее запас прочности – на исходе. К чему привела первая (горбачевская) перестройка – известно.

– Тогда у страны еще были значительные накопления. Ельцинские реформы продолжили разрушительные действия. Путинская «стабилизация» закрепила развал. И где гарантия того, что медведевская модернизация не усугубит ситуацию? – спрашивает эксперт.

По его словам, контролирующий механизм непременно понадобится и в случае, если возникнет ССД и к власти придут патриоты («например, мы»). Казалось бы, зачем он нам, коли мы поставим своей целью делать стране только добро? Но так ведь думает любой, кто идет на олимп власти. Горбачев с женой также мечтали не о крахе/развале, а о величии страны и своем величии. (Рассказывая об этом, И. Гундаров сослался на откровенные разговоры своего тестя в Кавминводах с самим М. Горбачевым, в бытность того первым секретарем Ставропольского крайкома КПСС, а также на свои беседы с дочерью генсека.) Крах перестройки и гибель СССР стали потрясением для семьи Горбачевых. Именно тяжелая депрессия буквально сожгла жену Горбачева. Была хозяйкой полумира – а потеряла все. Депрессия сломала адаптивные механизмы – и Раису Горбачеву уничтожил рак.

А Ельцин? И. Гундаров прочитал его президентскую предвыборную программу 1996 года. Тут и объединение на основе идеалов свободы, справедливости и патриотизма. И уважение к собственным традициям. Равенство всех перед законом, приоритет духовности и культуры. Стремление обеспечить благосостояние народа. Вырастить здоровых и счастливых людей.

– У всех были благие намерения. Но известно, что ими и выстлана дорога в ад, – замечает Игорь Алексеевич. – Желание добра Отечеству совсем не гарантирует от причинения ему зла. Поэтому, когда мы придем к власти, нужно перво-наперво избежать известного «эффекта дракона». Так, чтобы, убив дракона, мы сами не стали чудовищами...

 

Иуды и Петры неизбежно будут

Полагаться в этом только на самого человека во власти невозможно. («Это я вам говорю как врач-психолог!» – считает эксперт.) Именно для этого и нужны гарантирующе-предохранительные механизмы.

Почему они нужны? Мудрая наша вера в истории Христа несет тончайшее наблюдение-предупреждение. Вокруг Христа собрались 12 апостолов. Пассионарных, желающих изменить жизнь к лучшему. Что называется, «элитная выборка». Но из двенадцати один оказался Иудой. То есть даже в команде благородных реформаторов и спасителей Отечества изменником может быть один из двенадцати. То есть около 8% выборки.

– Если мы начнем строить гуманистическое общество (а я – его сторонник), то должны твердо знать: 8% наших соратников нас предадут! – заявляет эксперт.

Однако помимо Иуды среди апостолов оказался и колеблющийся Петр. Если Иуда неисправим, то Петра (трижды отрекшегося от Спасителя) все же можно направить на путь истинный. Правильно поручи ему нужное дело – и он за него жизнь отдаст. Стало быть, помимо 8% иуд в будущей команде (ССД) спасителей России окажется еще и 8% тех, кто может дать слабину. Все вместе – 16%. Каждый шестой. Так что нужно знать: при самых добрых намерениях у национально-патриотической команды, пришедшей к власти, – одна шестая часть будущих предателей и колеблющихся. И сразу их не отличишь. Именно для этого во власть и до́лжно встроить механизм, оберегающий нас от сатанинских черт человеческого характера.

– Этим не занимались ни марксизм, ни либерализм. Реально человека никто не знает, – рассказывает И.Гундаров. – Марксисты думали, что нужно лишь отменить частную собственность – и все начнут, взявшись за руки, строить светлую жизнь. Либералы, наоборот, наделили частную собственность статусом панацеи от всех язв и пороков общества. Мол, наступит эра честной конкуренции и не будет никаких картельных сговоров. Но в человеке есть и божественное, и дьявольское. Затем и нужен профилактический механизм, от которого невозможно увернуться...

Итак, сама бюрократия никогда не примет закона о контроле над собою. Нужно ее принудить к этому. Для того нужна адекватная по мощи сила. Одним из рычагов формирования такой силы эксперт считает обсуждение в обществе темы либеральных репрессий. Здесь можно подловить нынешнюю власть, принявшуюся муссировать тему «тоталитарных репрессий». Она вообще пытается свести само понятие «репрессии» к Сталину. Глаголет о «десталинизации». Самое время поговорить широко о том, во что нам обошелся либеральный эксперимент 1989 – 201? годов и что нам придумать, чтобы избежать подобных трагедий и потерь в процессе исторического строительства.

Что такое репрессии? Например, народ не желает проводить нынешнюю «модернизацию». Что сделает президент? Начнет принуждать. «А сильно противящихся будет сильно принуждать!» – считает Игорь Гундаров, приводя в пример и реформу ЕГЭ, встретившую почти всеобщее отвращение, и предполагаемую «реформу» школы, и многое другое. А это – новые репрессии.

Обычно на слово «репрессии» интернет-поисковики выдают тучу ссылок на материалы о сталинской эпохе. Людям впрессовывают в мозги, что репрессии – это либо Сталин, либо Гитлер. А потому, мол, «десталинизация» есть гарантия от повторения огромных человеческих жертв. Это полнейший вздор! Репрессии и массовое уничтожение населения присущи и либералам-«десталинизаторам».

– И если при Сталине лес рубили – щепки летели (отрицать это бессмысленно), то сейчас уже не щепки – целые стволы летели и летят, – говорит И.Гундаров.

Политические репрессии были в нашей истории и до СССР. Случались они и в других странах. Репрессии известны не только политические. Толковый словарь определяет репрессию как карательную меру, как наказание, исходящее из государственных органов. Репрессия – принуждение со стороны власти одной части населения к чему-то в интересах другой его части. Репрессии могут быть политическими, экономическими, военными и т.д. По конечным результатам это – ограничение политических прав, лишение гражданских свобод, насильственное переселение, высылка из страны, ограничение по доходам, военное подавление, отнятие жизни.

Так вот: если посмотреть на то, что происходило в отечественной демографии последние 25 – 30 лет, то понимаешь – мы подверглись валу самых жестоких репрессий.

Репрессий либеральных. Шедших под знаменами «борьбы со сталинизмом»...

 

Цена «реформ» – десятки миллионов жизней

Только что опубликованные результаты переписи населения РФ толкуются официозом успокаивающе: мол, нас 143 млн, с 2002 года мы уменьшились только на два миллиона. А за предшествующие десять лет – тоже на два миллиона. Дескать, четыре потерянных миллиона – неприятно, но не драматично. Можем наверстать. Но это – ложь. Особенно если брать картину не в статике (2010 год к 1990-му), а в динамике. Какой была бы численность населения РСФСР/РФ, если бы рождаемость оставалась на уровне советской, 1980-х годов?

Игорь Гундаров называет цифру: нас сегодня в РФ должно было быть 177 млн человек!

То есть мы де-факто только в РФ потеряли 34 млн душ. Если считать Украину и Белоруссию, то еще больше.

И это не эквилибристика. Возьмем динамику смертности в РФ с начала 90-х годов (рис. 1).

Динамика смертности в России за 1990—2009 гг.

Рис. 1

– С начала 1990-х смертность у нас резко взмывает вверх, полуторакратно. Это по демографическим законам невозможно! – поясняет эксперт. – При одновременном падении рождаемости. Это назвали «русским крестом», но он, к счастью, не русский. Вернее, не только русский, но и литовский, латышский, эстонский, болгарский, румынский, венгерский... Нам специально сместили сознание в сторону выражения «русский крест». Мол, это дефект вашего национального характера. Дескать, это вы только одни такие ущербные. Но на самом деле речь идет об общецивилизационном процессе. Какие-то глобальные процессы привели к тому, что сейчас норовят назвать «русским крестом»...

Почему смертность у нас так подскочила? Классическая наука ответа не дает. Что раньше было причиной ранней смертности? Ожирение, холестерин, малоподвижность-гиподинамия, сердечно-сосудистые болезни. В этом отношении СССР ничем не отличался от Запада. А тут – есть стали меньше, калорийность рациона упала. Гиподинамия уменьшилась – стоит только «челноков» вспомнить. Таблеток от гипертонии пить менее тоже не стали, а сейчас даже больше принимают. А смертность – просто взлетела. На фактор курения это не спишешь: оно дает смертность с лагом в 15 – 20 лет, да и курить по сравнению с советскими временами больше не стали. Экология? Она даже улучшилась: замерла промышленность, химизация сельского хозяйства покатилась вспять. Чернобыльская радиация никакого влияния на общую картину смертности не оказала.

Не менее поразительно резкое сокращение смертности в 1995 – 1998 годах. И точно так же удивителен новый ее подскок с 1999 года.

– Если считать правление Бориса Ельцина, то получим 5 миллионов «избыточно умерших», – показывает эксперт, объясняя, что избыточность – это та смертность, что превосходила в РФ обычную советскую смертность середины 80-х годов.

Правление Путина, заявившего о приоритете сохранения народа, – новый вал смертности, 6 миллионов избыточно умерших. Время Медведева – еще 2 миллиона. (Речь идет лишь о 13 миллионах избыточных смертей, а не о тех, кто мог бы родиться, но не родился.) Медведев попал на спад смертности.

Однако и тут мы видим странную картину. На спад смертности не повлияли так называемые «приоритетные национальные проекты»: смертность стала уменьшаться (в 2002 – 2003 гг.) – за два года до их официального объявления. При этом с 2010 года смертность стала опять увеличиваться.

Самое интересное, что смертность с 2003 года стала снижаться и в других республиках СНГ (данные 2003 – 2009 гг.) (рис. 2).

Снижение смертности (%) в республиках бывшего СССР за 2003—2009 гг.

Рис. 2

Казахстан – минус 21%, Таджикистан – минус 17% и так далее. Только в Армении и Азербайджане смертность продолжала увеличиваться.

Почему? Официальная наука на сей счет помалкивает.

 

Беда с рождаемостью

А теперь посмотрим на рождаемость. Итак, дабы нация не вымирала, коэффициент рождаемости должен быть – 2,2 ребенка на женщину. Если ниже, то уже старение и вымирание.

Примерно такой коэффициент был в советской РФ (РСФСР) в середине 1980-х. А дальше пошло страшное, невероятное по скорости падение рождаемости (рис. 3).

Динамика суммарной рождаемости в России

Рис. 3

Упав почти двукратно, дальше она стала расти. Причем непонятно – рост начался в 1999-м, сразу после дефолта. И так называемые нацпроекты на рост рождаемости особого влияния не оказали.

А теперь посмотрим рождаемость по странам СНГ (рис. 4).

Как видим, рождаемость в 1999 – 2009 годах растет везде. Лидируют Армения и Грузия. РФ и Украина – почти на одном уровне. А вот Белоруссия сильно отстает по росту. Что происходит? Наука не знает. Экология? Состояние медицины? Нет – это не то.

Прирост рождаемости (%) в республиках бывшего СССР за 1999-2009 гг.

Рис. 4

Возьмем смертность по некоторым республикам СССР до и после распада страны. Показатели были разные, но изменялись они до конца 80-х параллельно. А дальше – резкое расхождение. Смертность в «восточных» республиках падает, зато у «европейских» (РФ, Украины, Белоруссии, Латвии, Литвы, Эстонии) – растет, да еще как!

 

Много стариков – но мало молодых

А дальше мы переходим к еще одной беде – каскадным реакциям. К накатывающему на нас острому демографическому кризису: нехватке молодежи. (Этот кризис сам по себе чреват экономическими бедами.)

Молодежи в РФ просто мало: рождаемость в начале 90-х буквально пикировала. Что мы имеем сегодня в сравнении с прошлыми временами? Возьмем 1926 год, канун сталинского рывка. Население тогдашней РФ (РСФСР) составляет 92,6 млн душ, причем молодого трудоспособного населения (люди 15 – 34 лет) тут – 36,8 млн.

1939 год, канун Великой Отечественной и труднейшей эпопеи послевоенного восстановления. Население – 108,4 млн, молодое трудоспособное население – 42,07 млн человек.

1959 год, последствия низкой рождаемости в годы войны, следы огромных людских потерь и при этом – канун колоссального рывка развития РСФСР в 1960-е годы. Население – 117,53 млн, молодых трудоспособных – 35,09 млн.

1970 год. Население РФ – РСФСР – 129,9 млн душ. Молодых трудоспособных – 37,14 млн.

1979 год. Перепись дает 137,4 млн насельников РСФСР. Молодежь трудоспособного возраста – 31,2 млн.

1989 год, канун крушения СССР. В РСФСР живет 147,02 млн душ, из которых молодых трудоспособных – 35,9 млн.

А дальше – просто катастрофа. 2002 год: при общей численности жителей РФ в 145,16 млн молодых трудоспособного возраста – 26,32 млн. В полтора раза меньше, чем в 1926 году, – при в полтора раза большем населении. Налицо драматическое старение общества, утрата им жизненной энергии.

2006 год. Численность народа в РФ падает до 142,7 млн душ, число трудоспособной молодежи – 23,2 млн.

2007 год. 142,2 млн общего населения – а молодежи уже 22,7 млн.

2008 год – 142 и 22,5 млн соответственно.

2009 год – 141,9 и 22,5 млн.

При том, что число трудоспособной молодежи в 2010-е годы будет только падать, по некоторым прогнозам, почти до 17 млн человек.

Таким образом, развитие (модернизация) РФ должно идти в условиях катастрофической нехватки молодых и энергичных людей, при необходимости содержания обществом огромного числа пожилых, больных и немощных. Молодежи у нас уже намного меньше, чем требуется для того, чтобы сдвинуть социум с места.

– В демографии есть банальный закон: сколько в этом году родилось детишек – примерно столько же будет у нас молодежи двадцать лет спустя. Столько двадцатилетних студентов, солдат, рабочих... – поясняет Игорь Гундаров.

Демографические каскады воспроизводства трудоспособного населения

Рис. 5

На рис. 5 пунктиром показано число родившихся с 1972 года по нынешнюю пору. А сплошной линией – число двадцатилетней молодежи в РФ. Оно, как видите, начинает драматическое падение. Это тяжелейшая ситуация, которая продлится и в 2030-е годы. Столько молодежи 20 лет, сколько было в РФ еще в 2008 – 2009 годах, не будет ох как долго! Страна стремительно стареет. А старение – это колоссальная социальная (налогово-фискальная) нагрузка на экономику, угнетение производства, острейшая нехватка рабочих рук и мозгов, кризис в образовании, падение обороноспособности. Снижение с 2,4 млн двадцатилетних еще недавно (последний привет от СССР) – до 1,4 млн в 2014-м. А это – последствие того, что в 1993 – 1994 годах число рождающихся провалилось вниз сразу на миллион (с 2,4 млн рождений в год до 1,4 млн: привет от Ельцина, Гайдара, Чубайса и т.д.).

Начнется каскадная реакция: падение числа молодых. И увернуться от нее уже невозможно. Причем следующая каскадная реакция (уменьшение числа молодых) последует еще через 20 лет – в 2033 – 2034 годах. Но ее хотя бы теоретически можно сдержать: если люди 1993-го и последующего годов рождения начнут обзаводиться 3 – 4 детьми на семью. Насколько это реально в условиях нынешней РФ, насколько сейчас тяжело заводить потомство и его содержать, насколько быстро распадаются нынче браки даже молодых – рассказывать не нужно.

– Предотвратить демографический обвал ближайших лет невозможно! – говорит И. Гундаров. – И никакая миграция (на которую уповают нынче в правительстве) нас не спасет. Желающих переселяться в РФ, во-первых, не очень много. Нет в мире «свободных табунов», чтобы взять и здесь поселить. И как их жилищами обеспечить, если мигранты из Туркестана по миллиону в год начнут приезжать? Да и не дай бог: ведь мы в таком случае получим новое Косово через считаные годы...

Эта проблема сейчас наваливается на нас паровым катком. А общество говорит о чем угодно, но только не об этом...

Это то, что И. Гундаров называет последствиями либеральных репрессий против нашего народа. А Максим Калашников – плодами либерально-монетаристского геноцида под видом «реформ» и последствиями «избавления от имперского бремени» – развала СССР. Избавились от империи, поломали прежнюю цивилизацию, лишились индустрии и налаженной во второй половине ХХ века жизни – и получили демографическую катастрофу. Причем сильнее всего – именно для русских, которые вроде бы избавились от бремени содержания других республик.

Иначе этого не объяснишь.

Лично от Максима Калашникова: итак, друзья, перед нами картина того геноцида, что устроили Горбачев, Ельцин, вся реформаторская банда (Гайдар, Чубайс и др.). Нас стало меньше на многие миллионы. А если считать тех, кто мог родиться, но не родился, – картина еще горше.

Сегодня нам готовят перестройку-2 – с новой шоковой терапией. Со вступлением в ВТО.

Экономические команды и Путина, и Медведева впали не просто в маразм, а уже в некое буйно-монетаристское помешательство. Что мы видим? Власти, втягивая РФ в ВТО, готовят топливно-ценовой шок, их придворные «экономисты» хотят полностью закрыть отечественную нефтепереработку. Причем как в штабе Путина, так и в команде Медведева.

Все идет в русле запуска механизма нового геноцида – уже под знаменем членства в ВТО. Одно из требований такого членства: повышение цен на энергоносители в РФ до западного уровня и полное снятие пошлин на вывоз углеводородов из РФ. Все это происходит на фоне идиотского повышения налогов (удушение бизнеса), при полном отсутствии даже десятой доли тех механизмов поддержки промышленности, что есть в США и Европе, в Китае и Бразилии. Высшие шлимазлы экономики (придворные либеро-экономисты) знают всего три средства: очередной шок, повышение налогов и приватизацию. Они сошли с ума. За 20 лет они доказали свою полную неконкурентоспособность. Теперь благодаря им мы имеем дикий рост тарифов на электричество (конец производству) и не менее дикий рост налогов.

Они хотят продолжить геноцид.

После всего этого я с особым чувством читаю ту эпитафию Гайдару, которую написал Алексей Навальный. Эпитафию одному из соавторов чудовищного геноцида русских в 90-е и дальше.

Вот она:

«ГАЙДАР

16 декабря, 2009

Умер Егор Гайдар. Так я и не успел познакомиться с ним лично.

С Машей мы уже много лет дружим семьями. Она знает моих родителей, я знаю ее маму. Постоянно возникала тема, что на какой-то общей тусовке будет папа и она нас познакомит.

Я вообще-то не самый стеснительный, но робел, если честно.

Это ж сам ГАЙДАР. Я был его фанатом в романтическую пору становления рыночной экономики.

До хрипоты ругался со всеми, кто был против него.

Романтическая пора прошла, а Гайдар остался одним из немногих, кто сохранил к себе безоговорочное уважение и пиетет.

Не украл. Не стал олигархом. Не хапнул нефтяных промыслов. Хотя возможностей имел больше, чем другие.

Всегда было противно слушать байки о немыслимом богатстве Гайдара, потому что я своими глазами видел, что семья живет скромно. Весь его заработок – работа в Институте экономики переходного периода.

Половина выходцев из этого института сейчас чиновники, и довольно высокопоставленные. Понятно, что Гайдар силой своего авторитета мог бы «решить много вопросов» просто телефонным звонком.

Но тема эта была просто абсолютным табу. Никому даже в голову не пришло бы обращаться к нему с такими просьбами.

Даже в либеральной политтусовке, где, скажем прямо, люди специфические и полить друг друга грязью обожают, никто никогда не осмелился бы упрекнуть Гайдара в нечестности и непорядочности.

Мы все осиротели.

Светлая память Егору Гайдару.

Великому человеку, прошедшему великие потрясения и оставшемуся Человеком...»

http://navalny.livejournal.com/414357.html

Теперь у меня не осталось сомнений. Тот, кто сожалеет о Гайдаре, – не может называться русским националистом. Навальный, несомненно, – Ельцин-2. Так называемый «национал-демократ»: искусный гибрид из гайдаровщины и самого тупого национализма. Теперь понятно, кто его нам впаривает. И как ведется на него «офисный планктон»: новое расейское быдло. Теперь я отчетливо понимаю, почему Навальному поют дифирамбы идеологи и модераторы «русской национал-демократии».

Надеюсь, вы теперь тоже это отчетливо понимаете. Как и то, какую разводку готовят для глупого «фанатского национализма». Нам подсовывают «русский национализм», где убийцы типа Гайдара объявляются иконами...

 

Колоссальное ослабление жизнестойкости

Объяснить фантастически возросшие темпы вымирания нашего народа после 1989 года кроме как «либеральными реформами», деиндустриализацией и сломом налаженной жизни просто невозможно.

Игорь Гундаров считает нелепыми обвинения некоторых «ученых» в том, что русские-де ведут нездоровый образ жизни, пьют и т.д.

Возьмем статистику потребления алкоголя – и статистику смертей от алкогольных отравлений (рис. 6).

Как видно из графика, в 2001-м в РФ пили не больше, чем в 1984 году. Зато умирали гораздо больше. Оно и понятно: в 1984-м мы жили в великой стране с великой культурой, да еще и с надеждой на реформы в духе прагматизма и здравого смысла. А в 2001-м – уже совсем иной коленкор. Опустошение. Депрессия. И огромное падение чисто биологического показателя – жизнестойкости.

И. Гундаров поясняет: в начале перестройки, когда еще жила надежда на лучшее, пить стали меньше. Но к 1995-му все вернулось на круги своя. Потом немного снизили, но зато после 1998-го стали наращивать объемы выпитого. Но гораздо страшнее другое: амплитуда графика смертей от алкогольных отравлений многократно превышает амплитуду колебаний «пьяной траектории». Значит, есть нечто, что в сочетании со спиртным убивает людей гораздо эффективнее. Иначе невозможно объяснить то, почему люди, выпивая в 1995-м столько же, сколько и советские граждане в 1984-м, умирали от выпитого намного больше?

Подушевое потребление алкоголя и смертность от алкогольных отравлений в России за 1981-2003 гг.

Рис. 6

Это нельзя объяснить тем, что пили суррогаты типа метилового спирта. А что, потом перестали пить суррогаты и перешли со спирта «Ройал» на коньяк «Хеннесси»? Ведь алкогольная смертность далее – несмотря на засилье «паленого пойла» – падает. Причем падает параллельно с падением общей смертности в РФ. Из-за чего?

И. Гундаров ввел новый индекс – алкогольной летальности (смертности). Сколько населения умирало в год на литр выпитого алкоголя? (Рис. 7)

Количество алкогольных отравлений в России на литр выпитого алкоголя в разные годы

Рис. 7

Таким образом, в пересчете на одну и ту же дозу алкогольная смертность в начале перестройки падает, с развалом СССР и началом радикально-либеральных реформ – взлетает вверх. Потом – опять падает, а затем – снова начинает расти. Значит, есть нечто такое, убийственное, что ассоциировано с алкоголем, но что это – официальные демографы не знают. Да и не замечают этого. Точно так же слепы в сем отношении и разные правительственные программы.

Есть еще одна загадка. Дело в том, что по тому уровню ВВП на душу населения, который есть в РФ ныне (15,5 тысяч долларов на человека), мы – отнюдь не самая бедная страна мира. Это примерно на уровне Бразилии нынче и на уровне Австрии начала 70-х годов. И вдвое больше, чем в Китае. Однако, как свидетельствует профессор Института прикладной математики Георгий Малинецкий, в странах с сопоставимым ВВП на человека граждане живут в среднем на 10 лет дольше, чем в Росфедерации. Если бы все зависело от экономики, положение было бы не так скверно. Но есть некий «фактор Х», который уничтожает русских.

Игорь Гундаров говорит прямо: мор среди людей и падение жизнестойкости вызывает прежде всего тяжкая, безнадежно-беспросветная духовная атмосфера на постсоветских пепелищах. Нас поражают колоссальные уныние и депрессия. Люди не видят смысла жить и рожать детей, не видят жизненных перспектив, они полны смертельной тоски и злобы. Здесь тот самый случай, когда духовное прямо воздействует на телесное (соматическое). «Реформы» превратились в гигантский генератор тоски и депрессии народа. По сути дела, мы имеем дело с новым видом репрессий либерально-рыночного толка: психорепрессиями.

И. Гундаров говорит о том, что за последние 20 лет официальная наука и власти категорически отказываются включить в факторы для анализа положения такой показатель, как психическое состояние населения. Сфера духа, эмоций, отношений нигде не изучается серьезно: ни в науке вообще, ни в экономике в частности.

Однако научный анализ неопровержимо свидетельствует: та незримая туча безнадежности и тоски, что висит над нами как минимум с 1990 года, действует как заправское оружие массового уничтожения. Оно постоянно и неотвратимо истребляет русских – великороссов, белорусов и малороссов-украинцев.

 

Дух прямо влияет на тело!

Чтобы проверить гипотезу о прямом влиянии психического на физическое, И.Гундаров с коллегами посмотрел статистику по странам Восточной Европы – с начала горбачевской перестройки (рис. 8).

График показывает: смертность в СССР и социалистических странах СЭВ (Совет экономической взаимопомощи, Восточная Европа) с началом горбачевской перестройки снизилась! Обычно говорят, что у нас это связано с «сухим законом» Горбачева. Это чушь: в странах СЭВ никто не устраивал антиалкогольных кампаний, однако и там смертность падала, пока были живы надежды на перестройку.

Снижение смертности с началом перестройки в России и остальных странах СЭВ

Рис. 8

Другое подтверждение факта либеральной психокатастрофы в наших обществах и ее прямого влияния на людской мор Игорь Гундаров нашел в статистике смертности от инфекционных болезней среди взрослых и детей (рис. 9).

Прирост смертности за 1990—1996 гг. в разных возрастных группах (1990 г.=100)

Разные причины динамики инфекционной смертности у взрослых и детей в России

Рис. 9

Что получилось? Если до 1990 года смертность от инфекций у детей и взрослых у русских была почти одинаковой (показатели плавно снижались), то после 1990 года линии графиков резко расходятся. То есть инфекционная летальность среди детишек продолжает снижаться. А вот взрослые принимаются умирать от заразы намного больше, по возрастающей. Такое впечатление, что их иммунитет, их сопротивляемость болезням резко падают – они ослабляются. Чем? Да все тем же душевно-психическим фактором. Ведь ребенок до 15 лет остается еще не общественным существом (у него еще не сформировались полностью личность, психика, смысл жизни, идеалы, понимание себя), которое к тому же охраняется взрослыми от бед и невзгод окружающего мира. А вот сами взрослые люди приняли удар «реформ» на себя. От этого их жизненные силы иссякли. Они стали умирать от инфекций намного чаще. Причем видно: переходя 15-летний рубеж возраста, вчерашние дети получают такой же «психоудар» (сталкиваются с реалиями постсоветской жизни) – и тоже теряют жизнестойкость. Налицо «сцепленность» инфекционной и неинфекционной смертности (рис. 10).

Сцепленность траекторий смертности от неинфекционных и инфекционных заболеваний в России (на 100 000 жителей)

Рис. 10

– Оказалось, что дух существует, и я, как светский ученый, вынужденно им занялся, – говорит Игорь Алексеевич. – Фридрих Энгельс сказал, что дух есть высший продукт материи. Но, сказав «А», мы не сказали остальных букв. Что такое дух, не знают сегодня ни наука, ни церковь. Меня, кстати, перестали приглашать на всякие церковные соборы, потому что мне сказали: «Ты духом занимаешься, а нужно все сваливать на большевиков». Чего тут думать? Да большевики тут только виноваты, потому что разрешили аборты. А я священникам прямо сказал: вы не понимаете великого открытия, сделанного религией тысячи лет назад, – о том, что дух впрямую влияет на соматические процессы в организме! На иммунную систему! На все остальное – включая и репродуктивную функцию...

А вот еще одно подтверждение догадки Гундарова: смертность в регионах, удаленных друг от друга на тысячи километров, в Калинградской и Амурской областях. Процессы тут аналогичны. Один и тот же фактор (дух) одинаково и одновременно воздействует на два совершенно удаленных региона (рис. 11).

Синхронность динамики смертности на отдалённых территориях

Рис. 11

 

Зоны психокатастрофы. «Русская болезнь»

Тогда И. Гундаров и его команда решили измерять уровень духовности в нашем социуме. Как? По делам и поступкам. Убийства – маркер агрессивности и злобы. Самоубийства – маркер безысходности. Ослабление человеческих связей – разводы. Несправедливое распределение собственности – кражи. Общее духовное неблагополучие – преступность.

Статистические маркеры духовного неблагополучия

Доказательство существования духовной атмосферы и её влияния на поведение населения

Рис. 12

Объединив убийства и самоубийства в единый показатель, сравнили траекторию этого фактора вкупе с траекторией смертности (рис. 13).

– Умом Россию не понять? Здесь все ясно и наглядно, – поясняет эксперт. – Налицо четкая взаимосвязь убийств и самоубийств (злобы, обращенной либо вовне, либо на себя) с линией смертности от болезней. Корреляция – Р-квадрат-0,9. Это братья-близнецы. Один и тот же фактор толкает людей на убийство (самоубийство) и подрывает их жизненные силы. Видно: в начале перестройки – животворящий дух, примерно два года. Потом – мертвящий дух. Потом – опять животворящий, сменяемый мертвящим. И то же самое – в плане рождаемости.

Связь убийств и самоубийств со смертностью от болезней в России за 1985—2009 гг.

Рис. 13

Уже можно сказать, что за ельцинские годы в РФ недородилось 9 млн человек, столько же – за годы Путина и около 2 млн – при Медведеве. Прибавьте к этому 13 млн избыточно умерших за те же годы. Вот вам как минимум 33 млн потерь.

Найдена прямая связь между преступностью и общей смертностью по РФ. Есть четкий лаг: сначала растет преступность, а через год подскакивает смертность. Накапливается что-то, что действует и на соматические процессы. Верно и обратное: смертность падает с годовым запозданием после снижения кривой криминала (рис. 14).

Таким образом, И.Гундаров доказывает то, что обществом можно управлять психоисторически (используем термин из «Академии и Империи» – Foundations – Айзека Азимова). Что можно осуществлять репрессии, давя на психику всего социума, – и получать миллионы погибших. Именно такие – либеральные – репрессии и обрушились на нас с 1989 года. Произошла психокатастрофа во многих сериях.

Уровни преступности и смертности в России в 1985—2004 гг. (на 100000 населения)

Рис. 14

Одни и те же закономерности прослеживаются в других обломках Советского Союза. Вот Украина. Здесь иная траектория смертности, но ее сцепленность с преступностью очевидна (рис. 15).

Уровни преступности и смертности на Украине в 1985—2004 гг. (на 100 000 населения)

Рис. 15

То же самое – в Беларуси (рис. 16).

Очевидно: одна и та же психокатастрофа поразила весь Русский мир (РФ, Украина, Белоруссия).

Уровни преступности и смертности в Республике Беларусь в 1986—2004 гг. (на 100 000 населения)

Рис. 16

А вот – Таджикистан. Траектория смертности тут вовсе иная, но корреляция с криминалом – во всей красе. И тот же годовой лаг между преступностью и смертностью (рис. 17).

Вот вам и источник общих людских потерь одной лишь РФ с 1989 года, которые можно исчислить в 33 – 34 млн душ. Потерь, которые сегодня грозят окончательно похоронить и экономику, и саму страну.

Уровни преступности и смертности в Республике Таджикистан в 1985—2004 гг. (на 100 000 населения)

Рис. 17

Вклад агрессивно-депрессивного синдрома в динамику смертности в странах СНГ за 1990—1996 гг.

Рис. 18

Либеральные репрессии ударили и по горским народам Северного Кавказа. Обычно считается, что там – сверхвысокая рождаемость, что горцы размножаются, пока русские вымирают. Эти представления несколько устарели. Вернее, рождаемость в республиках Севкавказа остается еще довольно высокой, особенно на фоне русских. Но посмотрим на картину северокавказской рождаемости в динамике... (рис. 19)