Геморрой.Запоры

Капуллер Леонард Леонидович

Ривкин Владимир Львович

Геморрой. Запоры - М.: Медпрактика; Медицинская книга. 2000. - 160 с.

ISBN 5-901011-09-0

В книге представлены современные концепции механизма возникновения геморроя, в том числе собственные исследования авторов, морфологически подтверждающие формирование в подавляющем большинстве случаев только трех внутренних геморроидальных узлов с их дистальными (наружными) разветвлениями, а также объясняющие механизм его воспалительных обострений.

На основе более 10 тысяч наблюдений над больными описана клиника разных форм и стадий геморроя. Представлены консервативные способы лечения геморроя, которые дают облегчение или даже достаточно стойко излечивают почти половину всех больных. Паллиативная и радикальная хирургия геморроя представлены апробированными в клинике собственными разработками и модификациями геморроидэктомии

Вторая часть книги посвящена проблеме хронических запоров. Представлен метаанализ современных концепций этиологии, классификации и лечения запоров, часто являющихся самостоятельным синдромом или состоянием, резко отягощающим течение многих заболеваний, прежде всего геморроя, с которым запоры сочетаются в подавляющем большинстве случаев.

Книга предназначена хирургам, проктологам и врачам первого контакта, которые подчас не считают геморрой и запоры серьезной проблемой, в то время как это, пожалуй, самые распространенные заболевания человека, не только создающие дискомфорт и снижающие качество жизни, но и грозящие серьезными осложнениями,

 

 

 

Вместо предисловия

Различные функциональные расстройства и органические поражения прямой кишки составляют значительную часть болезней пищеварительного тракта. Если функциональные заболевания толстой кишки трудно представить без поражений верхних отделов пищеварительной трубки, то различные болезни заднего прохода, в основном, хирургические, часто являются отдельными нозологическими формами. Отсюда и первое название отрасли медицины, специально занимающейся изучением болезней прямой кишки - проктология (греч. Proctos),.

Настоятельно диктовавшееся практикой выделение проктологии в отдельную медицинскую специальность в нашей стране произошло более 50 лет назад, если считать oт организации профессором Александром Наумовичем Рыжих в 1949 г. в Москве первой проктологической клиники на 25 коек в хирургическом отделении московской больницы №18, главный врач которой М. И. Камнев много сделал для облегчения судьбы профессора А. Н. Рыжих во времена печально известного нашему поколению дела врачей, о чем всегда помнил наш учитель, посвятивший М. И. Камневу свою фундаментальную книгу “Хирургия прямой кишки” (М., 1956). Именно этот год можно считать официальным признанием проктологии; в этом году было организовано проктологическое отделение онкологического института им. П. А. Герцена, которое возглавил профессор Рыжих.

А изначальная история проблемы уходит дальше в прошлое, к учителю профессора Рыжих, Академику Александру Васильевичу Вишневскому, который, еще работая в Казани, наблюдал много больных геморроем, парапроктитом и другими заболеваниями прямой кишки и анального канала и видел неудовлетворительные результаты их лечения. Он и поручил одному из своих самых талантливых учеников, А. Н. Рыжих, специально заняться этой проблемой хирургии. Это было сразу после Великой отечественной войны, которую молодой профессор Рыжих в качестве полкового, а затем фронтового хирурга прошел от звонка до звонка, был тяжело ранен и награжден многими орденами и медалями.

Собрав маленький коллектив сотрудников, ставших адептами проктологии, А. Н. Рыжих с присущим ему талантом исследователя проанализировал мировые данные по хирургии прямой кишки, что было очень непросто в годы железного занавеса, когда иностранной литературы почти не было и существовал почти непреодолимый языковой барьер. Поэтому, А. Н. Рыжих, как и многие другие российские ученые, до некоторых основополагающих идей доходил сам и подчас делал свои открытия параллельно с учеными других стран, не зная об их работах. Так, в частности, случилось с разработкой одного из основных хирургических принципов лечения стойкого спазма анального сфинктера, являющегося главным фактором патогенеза геморроя и анальной трещины. А. Н. Рыжих разработал, предложил и применял в качестве обязательного этапа операций при этих заболеваниях дозированную сфинктеротомию, временно иммобилизовавшую заднепроходный жом и создававшую необходимые условия для быстрого и стойкого заживления трещины или внутреннею отверстия абсцесса при остром парапроктите. Второй крупный вклад в хирургическую проктологию, сделанный профессором Рыжих - рассечение большинства свищей прямой кишки или перианального абсцесса (острый парапроктит) в просвет кишки с одновременной ликвидацией внутреннего отверстия гнойника. Такие же работы проводились в то же время в Англии (W. Gabriel) и в Австралии (R. Eisenhammer), но А. Н. Рыжих об этом не знал. Это не единственный пример и не только в медицине. Мысли передовых ученых, разрабатывающих определенную проблему, часто приходят им одновременно, и этот феномен трудно объяснить.

Сейчас сфинктеротомия в той или иной модификации выполняется по определенным показаниям всеми проктологами мира и нашей страны, причем внедрение ее в практику отечественных хирургов - заслуга только и единственно А. Н. Рыжих. Ученики профессора Рыжих хорошо помнят эти времена, когда частичное, строго дозированное рассечение анального жома, неоднократно выполнявшееся в эксперименте на животных и с успехом апробированное в клинике, вызывало бурю протестов, и лишь некоторые наиболее опытные и дальновидные хирурги (профессор А. А. Вишневский, проф. А. А. Бусалов, проф. Б. А. Петров и другие) поддерживали эту идею, которая быстро доказала свою состоятельность. На практике, к 1956 году опыт клиники профессора Рыжих составлял более 10 тысяч операций, исходы которых были не в пример лучше традиционных методов хирургического лечения многих проктологических заболеваний.

Клинике А Н. Рыжих было предоставлено 100 коек в новой 67-й клинической больнице г. Москвы и она была преобразована в Научно-исследовательскую лабораторию по проктологии с клиникой Минздрава РСФСР. В этой клинике шла очень интенсивная лечебная и научная работа. Здесь были разработаны оригинальные методы радикального лечения разных форм и стадий парапроктита, анальной трещины, геморроя; здесь были заложены основы консервативного и хирургического лечения неспецифического язвенного колита и болезни Крона. Здесь нами были начаты исследования по выяснению некоторых важных звеньев патогенеза геморроя и по наиболее оптимальным модификациям радикальной геморроидэктомии.

А. Н. Рыжих доказал необходимость организации более крупной проктологической клиники и обучения хирургов этой специальности для развертывания сети проктологических отделений, чему мы сейчас свидетели. Началось строительство специального здания для Научно-исследовательского института, в проектировании и самом строительстве которого А. Н. Рыжих принимал самое непосредственное участие. Он ежедневно следил за ходом стройки, разрабатывал далеко идущие планы, но внезапная неизлечимая болезнь унесла его из жизни в расцвете его творчества. Ему так и не пришлось работать в своем институте и лишь мемориальная доска на стене конференц-зала Института напоминает о его основателе.

Сегодня проктология стала именоваться "Колопроктология”, и это правильно, ведь речь идет о болезнях всей толстой - ободочной и прямой - кишки. Отметим, что А Н. Рыжих в своих трудах (“Хирургия прямой кишки”, “Атлас операций на прямой и толстой кишках" и других) описывал все эти болезни, а в его клинике ежедневно выполнялись операции не только по поводу геморроя, свищей прямой кишки, анальных трещин и т. п., но и при раке прямой и ободочной кишки, при неспецифическом язвенном колите, болезни Крона, дивертикулезе толстой кишки, ее диффузном полипозе и т. д. В 1997 г. исполнилось 100 лет со дня рождения профессора А. И. Рыжих, и его ученики, работающие в России и друг их странах мира, свято чтут память учителя и посвящают ему свои работы.

РИВКИН Владимир Львович,доктор мед. наук, профессор, почетный член Международной Академии Проктологии (США)

КАПУЛЛЕР Леонард Леонидович, доктор мед. наук, профессор

 

Часть первая ГЕМОРРОЙ

 

Глава 1. Современное состояние проблемы

Перечислять все этапы развития учения о геморрое после множества широко известных специалистам книг А. Н. Рыжиха, А. М Аминева и наших собственных представляется нецелесообразным. Геморрой (именно под этим названием) известен с древних времен, им страдали многие известные исторические личности, а их лейб-медики подробно описали все симптомы болезни, вплоть до “лица геморроидального больного”. Действительно, длительные, подчас многолетние боли во время и после дефекации, муки с возникновением хоть и сравнительно небольших, но внезапных, вне дефекации, ректальных кровотечений и часто тщетные попытки предотвратить их, небезболезненные, мягко говоря, попытки самостоятельно вправлять выпавшие “шишки" - все это ожесточает больных и придает их лицам характерное угрюмо — злобное выражение. Конечно, в наши дни таких хроников очень мало, мы ныне все же как-то следим за своим здоровьем и, кроме того, имеем целый арсенал эффективных, хотя и временно действующих консервативных мер - от простых свечей с белладонной до детралекса, реклама которого сулит быстрое выздоровление от самого что ни на есть острого приступа геморроя. Кроме того, сейчас в ходу и постоянно предлагается множество т. н. полухирургических методов лечения этой болезни, о чем подробнее ниже, да и сама радикальная геморроидэктомия настолько усовершенствована, что, будучи выполнена руками специалиста, гарантирует стойкое выздоровление.

С другой стороны, хотя основные факторы патогенеза геморроя и его клинические формы и стадии, не претерпели, на наш взгляд, каких-либо коренных изменений, постоянно в мировой литературе появляются все новые сообщения о новых методах лечения геморроя.

Если проанализировать самую современную литературу на русском языке, к примеру, очередной, регулярно выходящий сборник работ “Проблемы колопроктологии” (М., 1998) и тезисы научно-практической конференции в Иркутске (1999), то увидим, что вопросы обсуждаются те же и решение их остается таким же актуальным, т. е. закрыть проблему никак нельзя. По данным прошлых лет (В. А. Врублевский, 1985), геморрой в структуре проктологических заболеваний и мужчин и женщин занимает первое место (38, 2%), причем в 80% это диагноз основной. Геморроидэк-томия по-прежнему остается на первом месте в структуре проктологи-ческих операций (29%), в том числе выполняемых амбулаторно или в стационарах одного дня (Г. И. Воробьев с соавт., А. Д. Турутин). Эти операции в однодневном проктологическом стационаре мы с успехом выполняли еще 25 лет назад (В. Л. Ривкин, Б. Н. Резник, 1973), но сейчас это становится системой. А. И. Кечеруков с соавт. прежде в стационаре, а теперь (работа 1998 г) и в поликлинических условиях применяет для удаления внутренних геморроидальных узлов зажимы из металла с памятью формы и склеротерапию. В нынешних условиях бурного развития новейших медикаментозных и хирургических консервативных методов лечения (латексные кольца, склеротерапия и др. ) радикальная операция геморроя показана не больше чем 20% больных (Г. И. Воробьев с соавт). А. М. Богомазов и Д. В. Вышегородцев (1998) вообще считают, что радикальная операция показана только 6% больных, но это, конечно, неверно. Это просто очередное увлечение консервативными хирургическими методиками, которым должно быть отведено свое, но отнюдь не ведущее место в лечении геморроя, требующем, как впрочем и все другие хирургические заболевания, индивидуального подхода. В остальных работах реферируемого сборника трактуются известные методики, авторы только количественно увеличивают число наблюдений. Специально отметим небольшую работу С. В. Чернецовой и В. К Ана об эффективности простой трансанальной сфинктеротомии при остроту тромбозе геморроидальных узлов. Эта мысль была высказана еще в 1973 г И. М. Альфом и тем же В. К. Аном, но тогда лишь очень малое число проктологов (мы, кстати, были в их числе) восприняло эту идею. Мы и сейчас считаем, что при остром геморрое, сопровождающимся, как правило, резким спазмом заднепроходного сфинктера, задняя дозированная трансанальная сфинктеротомия является патогенетически обоснованной и мы часто применяем ее у подобных больных.

Оценим теперь критически наиболее значимые иностранные публикации последних лет.

D. Shoetz (1998) напоминает об истории проктологии в развитых странах Запада, где начало ей было положено в 1835 г, с открытием в Лондоне госпиталя Св. Марка для лечения больных со свищами прямой кишки. В 1940 г был выдан первый сертификат по специальности "проктология”, в 1949 образован независимый американский Совет, который в 1961 г преобразован в Американский Совет по толсто- и прямокишечной хирургии. С 1980 г этот Совет входит в Американский Совет по хирургии, и претенденты на специализацию по проктологии сдают общехирургические и специальные экзамены и получают сертификат этого Совета. В среднем, чтобы получить такой диплом хирург должен выполнить 1000-1060 проктологи-ческих операций и манипуляций, в том числе больше всего (89, минимум 59) геморроидэктомий. С 1993 г в этот обязательный перечень входят эндоскопические и лапароскопические операции на толстой кишке.

F. Delco, A. Sonnenberg (1998) провели исследование среди ветеранов и, естественно, обнаружили сочетание геморроя со многими другими болезнями, характерными для пожилых людей, но интерес исследования в том, что авторы показывают, как увеличение тонуса анального сфинктера напрямую сказывается на возникновении и упорном течении геморроя, и потому снижение анального давления путем ли растяжения заднепроходного жома, с помощью сфинктеротомии или местной аппликацией спазмолитиков есть профилактика этой болезни. Об этом уже сказано выше; много лет назад эта мысль была высказана в отечественной литературе и идея взята на вооружение думающими проктологами. Несколько работ посвящены лигированию внутренних геморроидальных узлов латексными шайбами (Н. Hooker et al., 1998; Wai-lun Law, Kin-wah Chu, 1998; D. Zimmerman et al., 1998) и в этих статьях ничего принципиального нового нет. Предлагаются и модификации радикальной геморроидэктомии - техника без рассечения слизистой анального канала ( Yutaka Ui, 1997) , т. н. одно- или двуквадрантная геморроидэктомия (T. Hayssen et al.,1998) , закрытая операция с пересечением ножек основных узлов ножницами или диатермическим током (S. Ibrahim et al., 1998). Все эти операции представляют собой, на наш взгляд, просто эмпирические разработки отдельных хирургов, никоим образом не меняющие основной принцип - удаление трех основных внутренних геморроидальных узлов, о чем подробнее ниже.

Продолжаются и исследования по сравнительной эффективности т. н. открытых и закрытых методов геморроидэктомии - с оставлением ран стенок анального канала открытыми для вторичного заживления или с ушиванием их наглухо. К примеру, Y. Ho et al. (1997) показывают, что открытые раны анального канала заживают на 1-1, 5 недели позже чем закрытые, хотя у нескольких больных первой группы пришлось накладывать вторичные швы, а послеоперационные боли и осложнения были по частоте и интенсивности примерно одинаковы в обеих группах.

Таким образом, краткий обзор современных работ показывает, что по сравнению с предыдущими годами каких-либо новых фундаментальных разработок в учении о геморрое не было, да и, по-видимому, они перестали быть актуальными в связи с тем, что основные звенья его патогенеза выяснены. Что касается методов лечения геморроя, то они постоянно совершенствуются, особенно в связи с предложениями в последние годы как новых медикаментов, новых склерозирующих растворов для инъекционного лечения и более удобных инструментальных пособий (лигирование геморроидальных узлов латексными кольцами — шайбами ), так и дальнейшей разработкой радикальной геморроидэктомии. Продолжаются также публикации по определению факторов снижения стоимости лечения геморроя, что раньше в зарубежной литературе, а теперь и для наших специалистов и организаторов здравоохранения представляет не только теоретический, но самый что ни на есть практический интерес. В этом отношении наиболее актуальна, на наш взгляд, диссертация А. Д. Турутина (1999), проведшего специальное исследование, выводы из которого могут быть весьма полезны практическим хирургам, работающим в государственном здравоохранении.

Предыдущие наши книги, посвященные проблеме геморроя, быстро разошлись и сейчас их достать невозможно; мы сами и ведущие медицинские издательства постоянно получают множество запросов на книги, трактующие с современных позиций проблему геморроя. Молодые хирурги и проктологи должны иметь практическое руководство по современной трактовке патогенеза и лечения этого, одного из самых распространенных заболеваний человека.

В разработке звеньев сложного механизма развития геморроя постоянно открываются и обсуждаются все новые данные, иногда действительно важные для понимания патогенеза болезни. В нашей новой книге представлена техника и результаты тщательно проверенных методов лечения геморроя. Каждый метод оценен на основании анализа непосредственных и отдаленных исходов лечения, с помощью специальных опросов больных о качестве их жизни после лечения. Наконец, в предыдущих наших книгах слишком мало уделялось внимания первичной и вторичной (после лечения) профилактике рецидивов геморроя, основной фактор которой - борьба с хроническими запорами. Мы специально, с позиции хирурга и морфолога суммируем самые современные данные по патогенезу, клинике и лечению разных форм хронических запоров и их роли в возникновении и (или) отягощении течения геморроя.

Что касается патофизиологии геморроя, то следует назвать, прежде всего, книгу “Колопроктология и тазовое дно” (1985, русский перевод 1988 г). В специальной главе этой книги дается обзор предыдущих работ по этой проблеме и указывается на три главных механизма образования геморроя: варикозное расширение вен прямой кишки, сосудистая гиперплазия и “сдвигание” слизистой оболочки прямой кишки со своего основания. W. Thomson (1975) методом инъекции сосудов продемонстрировал артериальные и венозные компоненты геморроидального узла и его артериовенозные структуры. Он изучал также гладкую мышцу подслизистого слоя заднепроходного канала, впервые описанную Трейцем еще в 1853 году, и показал ее роль как “подушки”, прокладки по окружности ануса. Мышца Трейца формирует сеть соединительной ткани вокруг венозных геморроидальных сплетений и вероятно фиксирует анальный канал во время дефекации. Эти анальные “подушки" наиболее выражены на левой боковой, правой переднебоковой и правой заднебоковой стенках анального канала. Эти анатомические структуры прослеживаются у детей и у взрослых и относятся к нормальным анатомическим образованиям. Отсюда сформулирована причина геморроя как первичная слабость эпителия заднепроходного канала, ведущая к “соскальзыванию", сдвиганию со своего места описанных прокладок. Это особенно вероятно при запорах, сопровождающихся потугами, вызывающими разрывы мышцы Трейца вместе с венозными образованиями. Указанные исследования важны, но могут быть признаны лишь начальным этапом изучения патофизиологии геморроя. В этом отношении наши собственные исследования, начатые примерно в те же годы и продолжавшиеся несколько лет, дают возможность более детально объяснить многие факторы патогенеза этой болезни.

 

Глава 2. Особенности строения сосудов дистального отдела прямой кишки

Сосуды дистального отдела прямой кишки в эмбриональном и перинатальном периодах

В исследованиях Stelzner (1962) подчеркивалось, что кавернозные тельца прямой кишки являются источником формирования геморроидальных узлов. Однако, объяснения причин появления в этой зоне кавернозных сосудов, присущих половым органам, в этой работе не приводилось. Для решения этого вопроса представлялось важным выяснить закладку сосудов в процессе эмбриогенеза, поскольку известно, что мочеполовые органы и прямая кишка развиваются из общего зачатка - клоаки (Б. М. Пэттен, 1959)

В конце 2-й недели развития зародыша в области задней, слепо заканчивающейся кишки появляется расширение, в которое открываются протоки аллантоиса и мезонефроса. Этот расширенный участок - клоака - после 3-й недели эмбрионального периода начинает опускаться каудально и одновременно у основания хвоста зародыша снаружи появляется небольшое углубление (Protodeum), отделенное от клоаки тонкой мембраной. На боковых стенках клоаки развиваются уроректальные складки, которые постепенно соединяются между собой, сначала в краниальном направлении, а затем на всем протяжении. В результате клоака разделяется на дорсальную (из нее формируется прямая кишка) и вентральную (мочеполовой синус) части. После этого клоакальная мембрана разрывается, в связи с чем прямая кишка и мочеполовой синус открываются наружу изолированно (6 - 8-я недели развития эмбриона).

На гистологических препаратах из каудальных отделов 17 эмбрионов (от 6 до 16 нед) нам удалось проследить связь между сосудами зачатка прямой кишки и мочеиспускательного канала. Вокруг полости еще незамкнутого зачатка прямой кишки располагается в виде дуги довольно толстый, малодифференцированный слой, в котором можно различить мышечные волокна и сосуды синусоидального типа. Впереди (вентрально) полость будущей прямой кишки, не замыкаясь, переходит в щелевидную полость мочеиспускательного канала. Снаружи от эпителиальной пластинки уретры также имеется малодифференцированный слой ткани, почти аналогичный описанному выше (рис. 1).

Как известно, у эмбрионов длиной 5-12 мм образование обычных внутриорганных вен происходит путем слияния отдельных венозных петель друг с другом. Однако к концу 8-й недели локальное возникновение вен непосредственно из мезенхимы обычно прекращается и дальнейшее образование внутриорганных вен идет уже путем деления эндотелия [Яровая И. М., 1970]. На наших же препаратах показано, что у эмбрионов старше 2 мес. сосудистые структуры парауретральной области образуются не по длиннику, а в виде конгломератов синусоидальных вен, что дает нам основание относить данные образования к кавернозным венам.

 
Рис. 1. Поперечный срез через каудальный конец эмбриона 6-7 нед. Неполное разделение уретры и примой кишки. х28.

Однако ни у одного эмбриона, даже в возрасте 16 нед не удалось найти сосудистые структуры, построенные по типу зрелой кавернозной ткани. Это объясняется тем, что развитие сосудистой сети продолжается и после рождения. Изучение дистального отдела прямой кишки новорожденных (21 наблюдение) показало, что в этом отделе количество артерий колеблется от 3 до 7, и ближе к зубчатой линии эти артериальные стволики распадаются на многочисленные мелкие веточки. Артерии здесь, так же как и у эмбрионов, сопровождаются почти на всем протяжении венами. В зоне заднепроходных (морганиевых) столбов вены приобретают особое строение и увеличиваются в количестве, представляя своеобразные образования, расширенные в виде шариков. Иногда эти мешковидные расширения были множественными и более крупными, располагались диффузно в окружности прямой кишки, почти не образуя групп и не выходя за пределы заднепроходных столбов (рис. 2). От каждой шаровидной расширенной вены отходила вверх тонкая ветвь, впадавшая в систему верхней прямокишечной вены. Нижний полюс шаровидной вены обычно заканчивался слепо или переходил в очень тонкую веточку, впадавшую в систему нижней прямокишечной вены. Синусоидальный характер строения и частое групповое расположение этих вен указывают на их значительное сходство с сосудами эмбрионов, описанными выше.

 
Рис. 2. Диффузное расположение шаровидных кавернозных вен в области заднепроходных столбов прямой кишки новорожденного. Лупа

Следует отметить, что один из главных отличительных признаков кавернозных (пещеристых) вен, а именно наличие внутристеночных артерий, обнаруживается в этом возрасте очень редко и с большим трудом. Но в некоторых препаратах можно было видеть крупные вены со спавшимся просветом и складчатыми стенками (рис. 3). В этих сосудах определялся тонкий мышечный слой и хорошо выраженная эластическая мембрана. При заполнении кровью такие вены могут значительно увеличиваться в объеме, приобретая вид шариков, о которых упоминалось выше.

Структура обнаруженных своеобразных мелких и крупных вен, не похожих на вены обычного строения, отдаленно напоминает кавернозную ткань половых органов новорожденных, кавернозные полости, которые в этом возрасте спавшиеся, а в стенках вен редко встречаются мелкие артерии. Эти артерии, как известно, в кавернозной ткани являются артериальным коленом артериовенозных анастомозов, по которым артериальная кровь заполняет кавернозные вены при эрекции. Объем кавернозной ткани увеличивается и она приобретает более четкое гистологическое строение только по мере полового созревания [Тюков А. М., 1968].

Существенно, что кавернозные вены закладываются в прямой кишке уже в процессе эмбриогенеза и определяются в постнатальном периоде в дистальном отделе прямой кишки. Выявление кавернозной ткани в прямой кишке новорожденных также свидетельствует о том, что это врожденная, характерная для данной области структура.

 
Рис. 3. Крупная спаявшаяся кавернозная вена в прямой кишке новорожденного. Глубокие складки в стенке вены. х70

Особенности макроскопического строения кавернозных вен прямой кишки у взрослых

Основываясь на выводе из предыдущего раздела главы, можно было предположить наличие кавернозных (пещеристых) вен в прямой кишке у людей всех возрастов. Исследование ангиоархитектоники дистального отдела прямой кишки проведено на 112 препаратах этого отдела кишечника, полученных на вскрытиях или во время операций у лиц разных возрастов - от 6 мес. до 80 лет. Сосуды заполняли тушью и цветной гуашью. Изучали также нативные препараты.

В подслизистом слое 3 артерии обнаружены в 30 наблюдениях, от 4 до 8 артерий - в 55; в 7 наблюдениях были найдены лишь 2 магистральные артерии, а в остальных 20 препаратах преобладал диффузный тип ветвления артерий. Основные артериальные стволы, входя в подслизистый слой, ветвились, и на уровне заднепроходных столбов число веточек составляло 10 - 12 и больше. Главным коллектором, отводящим венозную кровь от прямой кишки, является верхняя прямокишечная вена, но есть данные о том, что от анальной части кишки венозная кровь собирается главным образом в нижние прямокишечные вены [Сушко О. Т, 1960). В систему нижней полой вены впадают и непостоянные средние прямокишечные вены [Максименков А. М., 1949]. В работе этого автора отмечено, что между верхней и средними венами прямой кишки имеется общая зависимость: чем сильнее развита первая, тем меньше вторых.

Верхняя прямокишечная вена, как и другие вены портальной системы, не имеет клапанов в отличие от средних и нижних прямокишечных вен, в которых за пределами прямой кишки обнаруживаются отдельные клапаны. В зоне, где прямокишечные вены проникают через мышечную оболочку, имеются не резко выраженные футляры из соединительной ткани, «пиджачные петли» [Jraham Stewart С., 1963]. При прохождении калового комка вены в этом месте могут сдавливаться и застой крови в них может иметь значение в патогенезе геморроя. Мы полагаем, однако, что наличие большого количества анастомозов между системами прямокишечных вен снимает опасность такого застоя.

В зоне заднепроходных столбов И. Г. Дацун (1969) обнаружил 4-6 «анальностолбовых» венозных веточек. По нашим наблюдениям, их число колеблется от 3 до 8. Локализация вторичных веточек крайне вариабельна.

 
Рис. 4. Макропрепарат дистального конца прямой кишки и заднепроходного канала. В зоне зубчатой линии 3 группы кавернозных телец

В отличие от других участков толстой кишки, где артерии и вены дихотомически разветвляются до мельчайших ветвей, в дистальном отделе прямой кишки довольно крупные сосудистые артериальные ветви идут в направлении заднепроходных столбов, почти не давая разветвлений. Чем объяснить эту особенность? В кровоснабжении каких структур принимают участие эти относительно крупные сосуды? Наши исследования свидетельствуют о том, что в подслизистом слое заднепроходного канала на уровне зубчатой линии располагаются своеобразные кавернозные вены, лежащие поодиночке или группами. Вопреки классической схеме строения сосудистой сети эти венозные ветви образуются не в результате слияния посткапиллярных венул, а отходят от сравнительно крупного сосудистого резервуара диаметром от 1 до 5 мм.

В 38 наблюдениях мелкие или крупные шаровидные вены располагались диффузно, по всему периметру кишки, не образуя групп.

Можно предположить, что при таком рассыпном типе строения внутреннего геморроидального венозного сплетения возможность возникновения геморроя меньше, чем у лиц с хорошо развитыми кавернозными венами, образующими группы. Последний тип строения отмечен в большинстве наблюдений - в 74 препаратах.

Чаще всего было 3 или 2 группы кавернозных вен. При наличии трех групп кавернозные тельца занимали, как правило, сегменты на левой боковой, правой переднебоковой и правой заднебоковой стенках прямой кишки (рис. 4). Если определялась одна или две группы кавернозных вен, они также локализовались в одной из указанных зон.

 
Рис. 5. Группа кавернозных телец в форме виноградной грозди. Луна

Группы венозных клубочков часто имели форму конуса, обращенного основанием к зубчатой линии. Такая группа телец напоминает виноградную гроздь, висящую на общей ветви (рис. 5). Характерно, что зубчатая линия является как бы нижней границей этих сосудистых образований. Это связано, по — видимому, с тем, что рыхлый подслизистый слой прямой кишки на этом уровне замещается плотной фиброзной тканью (белая линия), препятствующей дальнейшему расширению и смещению вниз сосудов. Нижний полюс кавернозных телец, как и у эмбрионов, может оканчиваться слепо, но чаще встречались тонкие, иногда хорошо выраженные венозные веточки, отходившие от них и впадавшие в систему нижних прямокишечных вен. Получается своеобразное соединение системы воротной вены с бассейном нижней полой вены. Можно полагать, что кавернозные вены прямой кишки в связи с таким строением могут принимать участие в регулировании артериального давления за счет увеличения объема кавернозных лакун.

При послойной препаровке переходной зоны прямой кишки несколько ниже белой линии мы в некоторых случаях обнаруживали второй ряд шаровидных вен. Они также располагались по ходу тонких венозных веточек да 1 - 2 см ниже верхнего ряда (рис. 6). Обычно эти вены были спавшимися и плохо заполнялись даже при инъекциях в связи с тем, что нижние клубочки лежат среди плотных соединительнотканных прослоек, иногда непосредственно под кожей.

 
Рис. 6. Расположение второго ряда кавернозных вен шаровидной формы нижебелой линии заднепроходною канала. Просветленный нативный препарат

Таким образом, внутреннее венозное геморроидальное сплетение образовано двумя рядами кавернозных вен, связанных между собой большим количеством анастомозов и коллатералей.

В некоторых случаях при раздельном введении красок в вены и в артерии отмечалось смешивание инъекционных масс в просвете кавернозных телец. Это обстоятельство может косвенно свидетельствовать о наличии в кавернозных тельцах прямой кишки прямых соустий или артериовенозных анастомозов, соединяющих мелкие артерии с просветом кавернозной вены.

Микроскопическое строение кавернозных вен прямой кишки

Итак, макроскопическое исследование позволило установить, что в подслизистом слое дистального отдела прямой кишки и заднепроходного канала имеются кавернозные вены.

Гистологическое изучение сосудов подслизистого слоя в области заднепроходных столбов выявило в нем конгломераты вен, отличающихся от остальных сосудов кишечной стенки. При первом взгляде они производят впечатление кавернозной ангиомы из-за большого количества заполненных кровью пещеристых полостей неправильной формы. Такое сходство, видимо, и привело к ошибочному появлению «опухолевой» теории происхождения геморроя. Впоследствии эта теория подверглась резкой и справедливой критике, и первопричиной геморроя стали считать эктазию обычных вен прямой кишки. Правда, некоторые авторы [Невзгляд Г., 1966] и позже описывали кавернозноподобные структуры в геморроидальных узлах, но трактовали эти находки вне связи с геморроем. Однако наличие внутристеночных артерий и эластических мембран в стенках кавернозных синусов описываемой области придает этим венозным структурам явное сходство с кавернозной эректильной тканью половых органов.

Размеры многокамерных кавернозных вен прямой кишки колеблются в широких пределах. У детей они небольшие, формирование отдельных кавернозных синусов нечеткое (рис. 7). С возрастом размеры и количество отдельных синусов и телец увеличиваются, эластическая мембрана выражена лучше. У пожилых людей она прослеживается плохо, трабекулы, разделяющие синусы, у них представлены коллагеновыми волокнами (рис. 8). Одной из важных особенностей строения кавернозных вен вообще является наличие в их стенках мелких артерий. Но если такие сосуды сосудов (vasa vasorum) в стенках крупных артерий или вен распадаются на капилляры, то принципиальным отличием внутристеночных артерий кавернозных вен прямой кишки является то, что они не распадаются на капилляры, а открываются непосредственно в просвет этих вен, что удалось четко проследить на серии срезов (рис. 9). По сути дела это артериовенозные анастомозы, по которым артериальная кровь поступает в просвет кавернозных вен. Сосуды эти весьма напоминают улитковые артерии кавернозных тел полового члена.

Наряду с многокамерными кавернозными тельцами в подслизистом слое заднепроходных столбов обнаруживается много изолированных вен, но и в них имеются многочисленные глубокие складки, за счет которых они могут во много раз увеличивав свой просвет. В обычных венах таких складок нет. Часто в стенках таких вен, так же как и в многокамерных кавернозных тельцах, обнаруживаются мелкие внутристеночные артерии, открывающиеся прямо в полость вены (рис. 10). Эти артерии имеют извитой спиралевидный ход, что дает основание отнести их к улитковым артериям.

 
Рис. 7. Небольшое кавернозное тельце у ребенка 12 лет. х70
 
Рис. 8. Кавернозное тельце в подслизистом слое прямой кишки у мужчины 66 лет. х28
 
Рис 9 Артерия в стенке кавернозной вены (а) и место соединения просвета кавернозной вены с внутристеночной артерией (б). х70
 
Рис. 10. Место соединения внутристеночной артерии с просветом кавернозной вены V женщины 54 лет. х280

Таким образом, кавернозная ткань в прямой кишке представлена как конгломератами кавернозных вен, образующими одноименные тельца, так и отдельными кавернозными вечами.

Последний тип сосудов более распространен и встречается во всех наблюдениях, тогда как многокамерные кавернозные тельца обнаружены нами лишь в 2/3 препаратов.

При исследовании сосудов в подслизистом слое анальной области наряду с кавернозными венами выявлены и вены обычного строения. Они не содержали внутристеночных артерий и глубоких складок, а имели тонкую стенку со слабо выраженным мышечным слоем и плохо выраженной разволокненной наружной эластической мембраной. Среди этих вен овальной формы можно было обнаружить вены с очень толстым мышечным слоем, что делало их похожими на артерии, но в отличие от последних вены не имели внутренней эластической мембраны. В настоящее время в регуляции кровообращения наряду с функцией атериол и артериовенозных анастомозов большое значение придают мелким венам и венулам (Есипова И. К., Яровая И. М., 1971) В венах некоторых органов обнаружены гладкомышечные жомы, способные значительно суживать их просвет. В. В. Куприянов (1969) отмечал, что повсюду, где располагается кавернозная ткань, есть и сфинктерные механизмы. По мнению И. К Есиповой, наличие сфинктеров в устьях вен свидетельствует об их активной функции в перераспределении и депонировании крови. Можно полагать, что обнаруженные нами мышечные жомы в венах обычного строения, отводящих кровь из кавернозной ткани, способствуют депонированию ее в кавернозных синусах прямой кишки.

Выше было описано характерное строение кавернозной ткани прямой кишки у взрослых. Весьма важно показать также ее состояние у детей поскольку у них исключены факторы, могущие вызвать различного рода эктазии вен, такие как запоры, злоупотребление алкоголем и острой пищей, тяжелые физические нагрузки, беременность.

Как указывалось выше, мелкие кавернозные вены, изредка многокамерные, выявляются уже у новорожденных. У детей в возрасте от нескольких месяцев до года в подслизистом слое заднепроходных столбов также обнаруживали мелкие шаровидные вены, изредка образующие группы. Однако у детей они развиты плохо и обнаружить их значительно труднее. Примерно к 10 годам кавернозные вены этой области становятся более крупными, чаще формируются в группы.

Гистологическое исследование кавернозной ткани прямой кишки у детей показало ее слабое развитие. Наиболее типичное строение кавернозные структуры приобретают у лиц в возрасте 18-40 лет, а у более старших стенки кавернозных вен и трабекулы кавернозных синусов истончаются, склерозируются, увеличивается количество внутристеночных артерий. Следует отметить, что у молодых людей в возрасте до 30 лет в норме (т. е. при отсутствии геморроя) преобладает диффузное строение кавернозной ткани, в то время как у лиц 60 лет и старше преобладает, наоборот, групповое ее строение. Этими особенностями возрастных изменений кавернозных структур можно удовлетворительно объяснить редкое возникновение геморроя у детей и подростков. Однако фактор возможного врожденного развития крупных кавернозных вен доказан, и правы те авторы (Напалков Н. И., 1935, и др. ), которые придают наследственности определенное значение в развитии геморроя у детей и подростков.

Принцип функционирования сходных сосудистых образований в различных органах имеет, естественно, много общего. В кавернозной ткани он связан с увеличением объема и упругости пещеристых структур при заполнении их кровью. Однако назначение и, если можно так выразиться, биологическое использование этих образований, вероятно, отличаются в разных органах. В отличие от функции пещеристых тел половых органов, изученной достаточно подробно, роль кавернозной ткани прямой кишки практически не исследована. Нам удалось найти только отдельные высказывания о том, что сосудистые тельца анальной области способствуют более герметическому закрытию просвета прямой кишки [Старков А. В., 1912; Максименков А. М., 1949, и др. ].

Мы провели гистологическое исследование строения замыкательного аппарата прямой кишки. На поперечных кристеллеровских срезах заднепроходного канала видно, что мышцы представлены наружным сфинктером, состоящим из произвольно поперечнополосатой мускулатуры, и внутренним сфинктером, являющимся утолщенной терминальной частью циркулярного мышечного слоя прямой кишки. Как видно на рис. 11, все пространство, ограниченное внутренним сфинктером, заполнено слизистой оболочкой, образующей несколько складок. Эти складки как бы делят подслизистый слой на три участка подушковидной формы. Так как сам по себе подслизистый слой не обладает достаточной упругостью и эластичностью для выполнения герметизации просвета прямой кишки, то можно полагать, что эту роль выполняют прежде всего кавернозные структуры и пучки гладкомышечных клеток, расположенные здесь. При заполнении кровью кавернозные вены сдавливают складки слизистой оболочки, герметизируя просвет кишки. Косвенным подтверждением этого, на наш взгляд, является то обстоятельство, что кавернозная ткань прямой кишки располагается только в зоне заднепроходного канала. Мы ни разу не обнаруживали кавернозных телец выше зоны заднепроходных столбов.

 
Рис. 11. Поперечный срез заднепроходного канала. Лупа

Принцип действия кавернозной ткани прямой кишки и половых органов имеет много общего, ибо в обоих случаях он обусловлен усиленным притоком артериальной крови и превращением в связи с этим кавернозных сосудов в упругие плотные образования. Но если кровенаполнение кавернозных структур половых органов длится, как правило, сравнительно недолго, то кавернозные тельца прямой кишки, чтобы выполнять функцию сосудистого жома, должны быть заполнены кровью постоянно (вне акта дефекации). Надо полагать, что в норме такое длительное кровенаполнение кавернозной ткани может быть в значительной степени обусловлено сокращением сфинктера, сдавливающего отводящие вены. Однако венозному застою в этих венах противостоят многочисленные сосуды - коллатерали подслизистого слоя прямой кишки и подкожной жировой клетчатки заднепроходного канала, проходящие вне мышечных пучков сфинктера.

Все приведенное выше может свидетельствовать в пользу определенной физиологической роли кавернозной ткани в закрытии просвета прямой кишки, что подтверждается закладкой этой ткани в эмбриогенезе и наличием ее у людей разных возрастов. Другими словами, сосуды выступают здесь, кроме своей обычной роли, еще и в качестве малоизученных пока гидравлических механизмов.

Если такое назначение описанных сосудистых структур прямой кишки оценено нами правильно, то участки кавернозной ткани, существующие в том или ином виде в других полых органах (пищевод, уретра, мочеточник, протоки некоторых желез), должны иметь аналогичную функцию. В работах отдельных авторов можно найти указания на то, что по ходу пищеварительного тракта, особенно в местах расположения мышечных жомов, венозные сети становятся гуще и строение их усложняется, А. М. Максименко (1949) обнаружил такие участки в месте перехода глотки в пищевод и пищевода в желудок, а также в стенке слезного канала и мочеточника. Признавая роль мышечных жомов, он придавал большое значение в осуществлении полного закрытия пищевода и венозным сплетениям подслизистого слоя. Много общего с описанными сосудами имеют подслизистые веточки мочеточника, описанные Ю. А. Пытелем (1960).

 

Глава 3. Патоморфологические изменения сосудов в геморроидальных узлах

В предыдущей главе было показано, что в подслизистом слое переходной зоны прямой кишки в норме у людей разного возраста имеются кавернозные сосудистые структуры. В большинстве случаев скопления кавернозных телец, располагаются в строго определенных участках подслизистого слоя, а именно в зонах, проецирующихся на 3, 7 и 11 часах по циферблату (при положении тела на спине). Клинический опыт свидетельствует о том, что у большинства больных геморроем внутренние узлы формируются именно в этих участках.

В начальной стадии болезни при осмотре заднепроходного канала и нижней части прямой кишки на левой боковой, правой заднебоковой и правой переднебоковой стенках, сразу над зубчатой линией можно видеть небольшие, слегка синюшные или, наоборот, красноватые выбухания слизистой оболочки. В этой стадии геморроя внутренние узлы выглядят как компактные образования на широких основаниях. С течением времени узлы увеличиваются в объеме, особенно за счет дистальных частей, и тогда их верхушки как бы делятся на доли. Вот эти доли часто принимаются врачами за отдельные узлы, особенно в тех случаях, когда осмотр и обследование выполняют без предварительного обезболивания, т. е. без релаксации мышц заднего прохода. Обычно геморрой у больных с коротким анамнезом протекает на фоне спазма заднепроходного (анального) сфинктера, что еще более затрудняет топическую диагностику. Отсюда и распространенное неверное мнение о наличии 6, 8 и более внутренних геморроидальных узлов.

У больных с длительно существующим геморроем спазма сфинктера, как правило, нет; у них внутренние узлы часто выпадают из заднепроходного канала и при наружном осмотре, особенно при натуживании больного, по окружности заднего прохода виден «букет узлов» - 6, 8 и более отдельных образований. Однако стоит осторожно вправить выпавшие узлы и добиться релаксации сфинктера, как можно легко определить все те же 2 или 3 узла с разветвленными дистальными верхушками.

Гистологическое исследование 500 геморроидальных узлов, удаленных в «холодном» периоде, т. е. без клинических признаков острого воспаления или тромбоза, показало, что слизистая оболочка, покрывающая такие узлы, синюшная, отечная. Внешне такой узел производит впечатление компактного образования, но уже при простом осмотре его со стороны подслизистого слоя видно, что он состоит из множества мелких сосудистых клубочков диаметром от 1 до 6 мм. Клубочки залегают в рыхлой соединительной ткани и широко анастомозируют между собой. На разрезе такой узел имеет губчатый вид.

На первых этапах исследования, когда мы, придерживаясь общепринятых позиций, считали, что геморрой обусловлен эктазией вен прямой кишки, нас поражало, что в геморроидальных узлах эктазия обычных вен встречалась очень редко, как исключение, причем эти расширения имели только внешнее сходство с варикозным расширением вен.

На самом деле это были расширенные кавернозные вены или кавернозные тельца.

При микроскопическом исследовании хорошо видно, что геморроидальный узел покрыт слизистой оболочкой, иногда включающей участок многослойного плоского эпителия переходной зоны прямой кишки. Подслизистый слой узла обычно утолщен, представлен несколько отечной соединительной тканью, среди которой располагаются многочисленные кавернозные вены и их группы (рис. 12). Ни в одном из исследованных узлов этой серии не было обнаружено признаков острого воспаления или распространенного тромбофлебита. В 19 препаратах обнаружены анальные железы, проникавшие в толщу узла. Наряду с волокнами соединительной ткани в подслизистом слое геморроидальных узлов встречались мелкие пучки мышечных клеток и эластические волокна.

При изучении кавернозных образований в геморроидальных узлах выявилось еще большее, чем в норме сходство их с кавернозной тканью половых органов. Вместе с тем эти образования можно было принять за кавернозные ангиомы, так как они состояли из многочисленных полостей различной величины, разделенных тонкими перегородками и довольно четко отграниченных от окружающих тканей.

При хорошем наполнении кровью стенки кавернозных вен геморроидального узла были тонкими, а при меньшей степени наполнения толщина стенок увеличивалась. Многие тельца имели небольшие размеры и довольно хорошо выраженную соединительнотканную капсулу с примесью эластических волокон. Наличие эластических волокон свидетельствует, во-первых, о подвижности расположенных в них структур, во-вторых, об определенном функциональном единстве сосудистых полостей, окруженных эластической мембраной. В трабекулах отдельных синусов эластические волокна отсутствуют, по — видимому, в связи с тем, что они не испытывают того напряжения, которое приходится на капсулу всего тельца в целом при его наполнении кровью.

Рис. 12. Поперечный срез геморроидального узла. Лупа

В отличие от контрольных наблюдений, трабекулы кавернозных телец при геморрое были утолщены, в трабекулярных перегородках обнаруживались многочисленные ходы, ведущие из одного синуса в другой. Мы специально останавливаемся на этих подробностях, поскольку эти ходы в литературе подчас описываются как разрывы эктазированных истонченных стенок геморроидальных вен (Невзгляд Г. И., 1964) Против этого свидетельствует то, что стенки таких «разорванных» вен не истончены, а, наоборот, утолщены, склерозированы и просвет их спавшийся, а не эктазированный. Кроме того, такие же «разрывы» были найдены в кавернозных венах нормальной прямой кишки, не содержавшей геморроидальных узлов. Стало быть, так называемые трабекулы есть ни что иное, как обычные сообщения между синусами любой кавернозной ткани.

Весьма характерным для геморроя было увеличение количества и размеров кавернозных телец, которые либо образовывали группы, либо располагались беспорядочно. Часто встречались очень крупные тельца, занимавшие значительную часть геморроидального узла. Отсутствие капсулы в таких крупных тельцах может свидетельствовать о слиянии нескольких мелких телец и отдельных кавернозных вен в крупные конгломераты кавернозной ткани.

Не следует думать, что любой геморроидальный узел обязательно является скоплением только кавернозных телец. Как уже отмечалось, в части случаев эти тельца могут даже отсутствовать, в других наблюдениях они нетипичны, в третьих - очень мелкие, единичные и обнаруживаются с трудом. Однако не было ни одного случая, чтобы препараты геморроидальных узлов не содержали изолированных кавернозных вен. Так же как в контрольных наблюдениях, эти вены имеют один просвет, а стенки их содержат много глубоких складок, но при геморрое стенки кавернозных вен значительно утолщены и на большем протяжении фиброзно изменены. Во многих случаях отмечено утолщение внутренней оболочки и наружной эластической мембраны. Наряду с такими далеко зашедшими изменениями изредка можно было обнаружить кавернозные вены, стенки которых представлены толстым слоем гипертрофированных мышечных клеток. Можно предполагать, что такая гипертрофия мышечных элементов венозной стенки возникает на сравнительно ранних этапах развития геморроя в ответ на увеличивающийся объем протекающей крови, т. е. как реакция на гиперволемию. Со временем в стенках кавернозных вен нарастают склеротические изменения.

 
Рис. 13. Место впадения улитковой артерии в кавернозную вену. х280

При гистологическим исследовании геморроидальных узлов отмечается значительно большее, чем в препаратах контрольной группы, количество внутристеночных артерий. На сериях срезов прослеживается спиралевидный ход этих артерий и места их впадения в кавернозные вены (рис. 13). В отличие от нормы здесь отмечается большая извитость улитковых артерий, о чем свидетельствует наличие их отдельных мелких групп, представляющих собой на самом деле один сосуд, срезанный в местах изгибов. Можно считать, что увеличение числа улитковых артерий при геморрое обусловлено усилением их извитости.

Другим очень характерным для геморроя признаком было расширение просвета улитковых артерий. Мы провели измерение толщины их стенок и диаметра просвета с определением индекса Керногана (отношение толщины стенки артерии к ее внутреннему диаметру). В норме средняя толщина стенки улитковой артерии была 5, 2 ± 0, 27 мкм, а средний ее диаметр составлял 14, 9 ± 0, 86 мкм. При геморрое эти показатели были достоверно больше - 6, 9 ± 0, 26 и 32, 03±0, 89 мкм (р<О,001). Об этом же свидетельствует и индекс Керногана, равный 0, 35 в контрольных наблюдениях и 0, 21 при геморрое.

Большое значение для объяснения феномена расширения стенок улитковых артерий имеет, на наш взгляд, наличие в них миоэпителиальных или гломусных клеток, характерных для сложных гломусных артериовенозных анастомозов (рис. 14). Эти клетки, напоминающие молодые мышечные или эпителиальные элементы, выделяют вещества типа ацетилхолина, активно воздействующие на тонус сосудистой стенки и способствующие расширению просвета сосудов (Португалов В. В., 1955) В контрольных наблюдениях гломусные клетки в улитковых артериях встречались лишь в единичных случаях. Эти своеобразные анастомозы отличаются еще и тем, что, несмотря на подчас многолетнее существование геморроидальных узлов, в стенках улитковых артерий не наблюдается сколько-нибудь значительной гипертрофии, склероза или гиперэластоза. Даже при длительном выпадении внутренних геморроидальных узлов склероз и гиалиноз артерий наблюдались очень редко, причем и в этих случаях большинство остальных артерий имело широкий просвет и незначительно утолщенный мышечный слой.

Полученные данные свидетельствуют о преобладании в улитковых артериях функциональных изменений и, следовательно, о возможной обратимости патологического процесса. Клинические наблюдения показывают, что геморроидальные узлы могут исчезать на длительный срок и снова появляться под воздействием неблагоприятных условий. Выпадение внутренних узлов следует объяснять не сосудистыми изменениями, а нарушением эластических свойств слизистой оболочки и подслизистого слоя заднепроходного канала.

Все приведенное выше дает нам основание считать, что в основе развития геморроя лежат хронические функциональные нарушения деятельности внутристеночных улитковых артерий кавернозных вен, приводящие к расширению просвета артериального колена артериовенозных анастомозов и к усилению в связи с этим притока артериальной крови в кавернозные вены. У 1/5 больных геморроем обнаружены артерии замыкающего типа, более крупные, чем в норме, с толстым продольным мышечным слоем. Функция артерий замыкающего типа, где бы они ни располагались, заключается в регуляции кровотока в микроциркуляторном русле. В условиях нарушенной гемодинамики число этих адаптационных структур увеличивается; наличие их проксимальнее улитковых артерий может в какой-то мере уменьшить приток артериальной крови к кавернозным тельцам, поскольку при геморрое улитковые артерии теряют способность регулировать кровоток в кавернозных венах.

Гломусные анастомозы, образованные переплетением сосудов (клубочек, шарик, гломус), впервые подробно описаны Р. Masson в 1935 г. F. Stelzner (1962) специально обращает внимание на отсутствие гломусных анастомозов в геморроидальных узлах, что можно объяснить только малым числом наблюдений у этого автора. Мы обнаружили гломусные анастомозы в геморроидальных узлах у 14 из 267 больных. На срезе такой анастомоз выглядит как беспорядочное скопление мелких артерий и вен, просвет которых по периферии обычно расширен. Ближе к месту перехода артерии в вену в просвете артерии появляется продольный мышечный слой, т. е. она перестраивается по типу замыкающей.

 
Рис. 14. Большое количество гломусных клеток в стенке улитковой артерии у мужчины 36 лет. х280

Выше мы указывали, что в условиях физиологической нормы кровенаполнение кавернозной ткани прямой кишки осуществляется, вероятно, не столько за счет усиления притока крови по улитковым артериям, сколько вследствие затруднения оттока по отводящим венам. В геморроидальных узлах наряду с кавернозными мы обнаруживали и вены, близкие по строению к обычным. Однако мышечный их слой был резко гипертрофирован, что придавало им сходство с артериями. Такая перестройка вен, обнаруженная в 2/3 наблюдений, несомненно нарушает отток крови из кавернозных телец прямой кишки.

Все эти нарушения кровообращения в кавернозных тельцах приводят к открытию анастомозов между кавернозными венами и венами слизистой оболочки прямой кишки. В норме вены слизистой оболочки прямой кишки сравнительно мелкие и определяются с трудом. При геморрое же в половине всех наблюдений отмечалось выраженное расширение этих вен, сопровождавшееся истончением их стенок. Это делает вены прямой кишки легко ранимыми, особенно при дефекации.

Нам удавалось обнаруживать разрывы этих поверхностных вен, но ни в одном наблюдении мы не отметили повреждений артерий подслизистого слоя прямой кишки. Это указывает на то, что артериальный характер геморроидальных кровотечений обусловлен тесной связью вен прямой кишки с кавернозными тельцами подслизистого слоя (рис. 15).

На протяжении многих лет большое значение в возникновении геморроя придавали венозному застою, наблюдающемуся, к примеру, при циррозе печени. Однако в этом случае расширение вен прямой кишки имеет диффузный характер и не сопровождается образованием геморроидальных узлов (Аминев А. М., 1971). По другим данным (Stelzner, 1962), при циррозе печени геморрой встречается не чаще, чем при других заболеваниях. Ни в одном из трех препаратов прямой кишки, взятых у больных, страдавших циррозом печени с расширением вен пищевода, мы не отметили ни макро-, ни микроскопических признаков геморроя. Мало того, в 100 препаратах прямой кишки, удаленной по поводу рака ее с прорастанием всех слоев кишечной стенки и со сдавлением вен, мы также не отметили выраженного развития геморроидальных узлов.

 
Рис. 15. Соединение вены слизистой оболочки с подслизистой кавернозной веной. х7

Таким образом, наши наблюдения и данные литературы последних лет свидетельствуют о том, что повышение давления в системе воротной или полой пены не ведет к обязательному развитию геморроя. Большее значение для патологических изменений кавернозной ткани прямой кишки имеют нарушения местной, органной регуляции кровообращения, а именно изменение деятельности улитковых артерии и отводящих вен. Можно полагать, что нарушения эти обусловлены выделением медиаторов (ацетилхолин, вещества катехоламинового ряда), поскольку они, с одной стороны, могут способствовать открытию артериовенозных анастомозов, а с другой - сужению венул, т. е. приводить в действие те сосудистые механизмы, которые обусловливают усиленный приток артериальной крови в кавернозные вены.

Наряду с геморроидальными узлами, удаленными по поводу хронического (вне воспалительного обострения) геморроя, мы исследовали еще 303 узла, удаленных у 121 больного при остром тромбозе узлов (острый геморрой).

Обычно тромбированный узел выглядит как компактное полиповидное образование диаметром 1, 5- 3, 5 см, с гладкой или крупнобугристой поверхностью. Слизистая оболочка, покрывающая такой узел, багрово-синюшна, отечна и полнокровна, иногда с участками изъязвления. На разрезе со стороны подслизистого слоя такой узел представляет собой конгломерат многочисленных шаровидных сосудистых полостей разного диаметра, заполненных темно-красными тромботическими массами. Здесь почти не видно стромы, весь узел представлен расширенными кавернозными венами диаметром от 0, 2 до 1 см и больше. При препарировании было видно, что многочисленные кавернозные вены шаровидной или мешковидной формы соединяются между собой петлистой сетью тонких сосудов.

Ни в одном случае не было тромбоза обычных, не кавернозных вен. Локализация тромбированных узлов в общем совпадала с типичным расположением групп кавернозной ткани (проецирующихся на 3, 7 и 1 1 часах), хотя это прослеживалось не так четко, как в «холодном» периоде болезни.

Стенки тромбированных кавернозных вен значительно истончены в связи с их резким расширением. Как правило, мышечные волокна в них не определяются, и стенка состоит из тонкого слоя богатой коллагеновыми волокнами соединительной ткани, среди которой располагаются в небольшом количестве мелкие, слабо выраженные улитковые артерии. Такие же изменения наблюдаются и в кавернозных венах, образующих тельца (рис. 16). Стенки эктазированных кавернозных вен и кавернозных телец теряют складчатость, принимают шаровидную форму, а связи с чем на поперечных разрезах ткань такого узла выглядит как пчелиные соты.

 
Рис. 16. Пристеночный тромб в кавернозной вене. х70

Тромбы, выполняющие полости кавернозных вен, как правило, обтурирующие, но встречаются и пристеночные. В отдельных случаях мы обнаруживали начальные стадии тромбообразования («сподогенные» тромбы), когда контуры эритроцитов еще хорошо определяются, но они уже образуют конгломераты, разделенные тонкими прослойками нитей фибрина и участками плазмы.

В первые трое суток от начала обострения тромбы имели гомогенное строение в виде свежего сгустка крови, занимали весь просвет сосуда или обнаруживались в виде небольших комочков, прикрепленных к одной из стенок кавернозной вены. По краям таких тромбов наблюдалось появление единичных фибробластов. В срок от 3 до 6 суток фибробласты проникают в более глубокие слои и процесс организации тромба распространяется и по всей его окружности.

Ни в одном случае нам не удалось обнаружить гнойного расплавления тромба.

Отметим, что при геморрое тромбы образуются быстрее, чем в обычных венах, что связано, по — видимому, с постоянным обильным притоком артериальной крови и наличием в кавернозных венах большого количества внутристеночных артерий. Отличием геморроидального тромбоза от тромбоза вен обычного строения является еще и то, что при геморрое в большинстве случаев преобладает продуктивно — клеточный процесс с высокой степенью активности.

Во многих кавернозных венах с обтурирующими тромбами можно видеть серповидную полоску крови между тромбом и стенкой вены. Это еще раз подтверждает факт постоянного притока крови по улитковым артериям в просвет кавернозных вен.

Наряду с организующимися тромбами мы в 37 случаях наблюдали и многочисленные свежие тромбы, что свидетельствует о прогрессировании процесса в одном узле. Этим можно объяснить и часто наблюдаемую клиническую картину прогрессирования тромбоза при остром геморрое. О таком прогрессировании говорит и то обстоятельство, что наряду с поражением кавернозных вен тромбообразование наблюдалось (в 69 наших случаях) и в венах слизистой оболочки, имеющих обычное строение.

Доказательством того, что процесс этот распространяется от кавернозных на обычные вены, а не наоборот, является то, что организация тромбов в кавернозных венах более выражена. В большинстве наблюдений в обычных венах слизистой оболочки вообще не удавалось найти организовавшихся или, тем более, реканализированных тромбов. Ни в одном случае не было и поражения только вен слизистой оболочки. Распространение тромбоза на вены слизистой оболочки носило, как правило, ограниченный характер, но этот процесс имеет большое значение, ибо именно здесь возникают отек, кровоизлияния, иногда некроз участка слизистой оболочки, т. е. картина венозного инфаркта.

В начальных стадиях процесса, когда тромбоз захватывал единичные вены, нарушения кровообращения выражались в резком полнокровии мелких вен и капилляров слизистой оболочки; дело до некроза не доходило, имелось лишь слущивание покровного эпителия. При распространенном, массивном тромбозе возникают некроз и изъязвление участков слизистой оболочки с размерами язв от 1 до 7 мм. Обширных некрозов мы не наблюдали. Последние возможны, видимо, при ущемлении всей ножки геморроидального узла, но это происходит очень редко и, по нашему мнению, не является главным фактором в развитии тромбообразования. Во всяком случае, ставить ущемление всей ножки узла на первое место в генезе острого геморроя нам не представляется верным.

В месте повреждения (некроза) слизистой оболочки определялась лейкоцитарная инфильтрация, распространявшаяся на подслизистый слой. В зависимости от величины язвенного дефекта и давности обострения геморроя инфильтрат либо ограничивался поверхностными отделами подслизистого слоя, либо прослеживался на всю глубину геморроидального узла. Поверхность язв обычно инфицирована, что поддерживает воспалительный процесс. Наличие даже небольших язв — дефектов на слизистой оболочке, покрывающей геморроидальный узел, может способствовать развитию гнойных осложнений. То обстоятельство, что прогрессирование тромбоза часто ведет к возникновению язв, должно учитываться врачом - лечение острого геморроя, в том числе операцию следует выполнять на ранних стадиях, до образования язв.

До сих пор спорным является вопрос о первичности воспаления или тромбофлебита при остром геморрое. Микроскопическое исследование показало, что при тромбозе отдельных сосудов узла или группы кавернозных вен подслизстого слоя без распространения процесса на вены слизистой оболочки ни в одном случае не было признаков острого воспаления тромбированных кавернозных вен. В стенках таких вен при наличии организовавшихся тромбов имеется слабо выраженная лимфогистиоцитарная инфильтрация во внутренней оболочке, являющаяся реакцией стенки сосуда на тромб и не имеющая отношения к воспалительному тромбофлебиту. Это подтверждается еще и тем, что воспаление появляется только на поздних стадиях тромбоза, когда слизистая оболочка узла изъязвляется. В таких случаях воспалительный инфильтрат распространяется по строме геморроидального узла на наружную оболочку сосудов. Лишь в единичных случаях инфильтрат определялся во всех слоях вены. О том, что воспаление в стенках вен было вторичным, свидетельствуют наблюдения захвата инфильтратом только части венозной стенки, обращенной к слизистой оболочке, без поражения ее глубоких отделов. В этих же наблюдениях глубоко расположенные тромбированные кавернозные вены не имели никаких признаков тромбофлебита. Только в отдельных венах с организующимися тромбами можно было найти признаки эндофлебита - реактивного, а не воспалительного. Такой эндофлебит обусловлен самим тромбозом.

Таким образом, острый геморроидальный тромбофлебит, обнаруженный в части случаев при распространенном тромбозе, является вторичным. В основе его лежит воспаление, обусловленное повреждением (изъязвлением) слизистой оболочки вследствие резкого нарушения в ней кровообращения. В кавернозной ткани существует много тучных клеток [Тюков А. М., 1967], являющихся носителями гепарина. Эти клетки располагаются, главным образом, по ходу капилляров и улитковых артерий, несколько меньше их в стенках кавернозных вен. На поздних сроках геморроидального тромбоза тучных клеток значительно меньше, в то время как при остром тромбозе без признаков организации тромбов их число значительно увеличивается, особенно за счет крупных форм.

Можно проследить морфологию степени тяжести обострения геморроя. При легкой форме болезни (исследовано 35 удаленных узлов) интерстициальный отек не отмечался, тромбоз был распространенным лишь в 5 узлах. Обнаруживались свежие тромбы со слабо выраженными явлениями организации в краевых зонах (местах прикрепления тромбов). В некоторых кавернозных венах при этом между стенкой сосуда и тромбом имелись неизмененные, свободно лежащие эритроциты. При средней степени тяжести тромботический процесс, захватывающий часть вен слизистой оболочки прямой кишки, найден в 17 из 86 изученных узлов. Слизистая оболочка была отечна, полнокровна, в большинстве случаев (в 33 узлах) с кровоизлияниями. На поперечных разрезах строма узлов также отечна, кавернозные вены подслизистого слоя резко расширены и почти все заполнены тромбами, прочно удерживающимися в просвете вен. Вены слизистой оболочки в большинстве случаев также тромбированы, а нетромбированные вены расширены и заполнены кровью. Кавернозные вены эктазированы, стенки их истончены, в просветах - красные обтурирующие тромбы, как свежие, так и организовавшиеся. Последнее обстоятельство еще раз подтверждает нашу концепцию о быстром, но разновременном процессе тромбообразования при остром геморрое.

Морфологическая картина тромбоза у больных тяжелой формой острого геморроя изучена на 60 наблюдениях (исследовано 179 узлов). Уже макроскопически удаленные узлы резко отличались от предыдущих: слизистая оболочка над ними темная, багрово-цианотичная, а в 39 узлах на ней были участки черного цвета диаметром от 0, 3 до 1 см. На поперечных разрезах ткань имела вид пчелиных сот, ячейки которых заполнены красными тромбами, интимно спаянными со стенками кавернозных вен. В 123 узлах тромбоз был распространенным. Тромбы, как правило, обтурирующие, но и в этой стадии иногда можно было обнаружить участки свежего тромбоза, что говорило о продолжающемся и прогрессирующем процессе.

Таким образом, установлено, что при остром геморрое тромбы находятся не в обычных, а в кавернозных венах. В связи с тем, что эти вены имеют очень маленькие и тонкие отводящие и приводящие веточки, возможность эмболии из них практически исключена. Кроме того, следует напомнить, что венозный отток из геморроидальных узлов осуществляется главным образом в бассейн воротной вены.

Процессы, лежащие в основе тромбоза геморроидальных узлов, связаны с нарушением микроциркуляции, а именно с дисфункцией улитковых артерий и отводящих вен, что в конечном счете ведет к замедлению кровотока, резкому расширению кавернозных вен и к повреждению эндотелия. Тромбоз кавернозных вен не является следствием воспаления, а тромбофлебит при геморрое почти всегда вторичный.

 

Глава 4. Газовый состав и коагуляционная активность крови из геморроидальных узлов

Наши морфологические исследования и данные литературы позволяют считать, что в геморроидальном узле кровь должна быть по составу близкой к артериальной. F. Stelzner (1962), изучив насыщение крови геморроидальных узлов кислородом методом спектральной фотометрии у 11 больных, показал, что оксигенация крови была в среднем 97%, то есть соответствовала артериальной. М. Ф. Борисов (1970) с помощью оксигемометрии обнаружил, что насыщение крови геморроидальных узлов кислородом более чем у 65% больных колебалось от 81 до 90% и выше.

Мы у 112 больных во время операции по поводу геморроя с выпадением узлов пунктировали узел иглой, либо надрезали его, либо пунктировали непосредственно кавернозное тельце и получали кровь для исследования. Одновременно производили больным пункцию локтевой вены и брали кровь из кончика пальца для сравнительного изучения газового состава. Исследования проводили на отечественном оксигемометре (модель 057). Уже визуально при надрезе узла бросался в глаза алый цвет крови и выделение ее пульсирующей струйкой.

При заборе крови любым способом она соприкасается с окружающим воздухом и окисляется, но даже в атмосфере чистого кислорода это окисление не превышает 2% [Крепс Е. М., 1959; Кабаков А. И., 1970]. Как известно, у здорового человека венозная кровь насыщена кислородом на 60-70%, артериальная на 93- 98%, а капиллярная кровь из кончика пальца кисти по содержанию кислорода идентична артериальной [Дембо М. А., 1960].

Наши исследования показали прежде всего, что методики пункции узла или надреза его идентичны - насыщение крови кислородом составило соответственно в среднем 96 ± 0, 52% и 96, 8 ± 0, 30%. Насыщение крови из локтевой вены кислородом составило в среднем 62, 4 ± 5, 63% (колебания в пределах 53-75%), а кровь из геморроидального узла насыщена кислородом на 95±0, 02% (колебания в пределах 90-100%, разница статистически достоверна). В крови из кончика пальца содержание кислорода составило 95, 7 ± 0, 21%, т. е. эта кровь по насыщению кислородом не отличается от крови в геморроидальном узле.

И. Д. Бакрадзе совместно с О. Я. Димант изучили у 10 больных геморроем газовый состав крови из геморроидальных узлов по микрометоду Аструпа. Напряжение углекислого газа в крови узла оказалось на 0, 267 кПа (2 мм рт. ст. ) ниже, чем в крови из кончика пальца. Степень насыщения крови из узла кислородом колебалась в пределах 94-98%, концентрация истинных бикарбонатов была снижена на 0, 8 ммоль/л, а уровень общей углекислоты снижен на 0, 9 ммоль/л. Эти результаты также свидетельствуют об артериальном характере крови в геморроидальных узлах. Таким образом, морфологические данные о наличии в стенках кавернозных вен геморроидальных узлов большого количества прямых артериовенозных анастомозов подтверждаются и изучением газового состава крови этих сосудистых образований, которая практически не отличается от артериальной.

Перегрузка кавернозных вен прямой кишки артериальной кровью ведет к склерозу и понижению тонуса их стенок. Постоянное травмирование кавернозной ткани подслизистого слоя переходной зоны прямой кишки во время дефекации, особенно при запорах, увеличивает опасность тромбообразования, хотя при геморрое преобладают кровотечения, а не тромбоз. Изучение вопросов общей и местной гемокоагуляции у больных геморроем могло, на наш взгляд, помочь в отработке некоторых схем консервативной терапии.

И. Д. Бакрадзе изучил у 30 больных в возрасте от 30 до 59 лет тромбоэластограммы (ТЭГ) и спонтанный фибринолиз крови из геморроидальных узлов и из локтевой вены. Проводилось также изучение количества тромбоцитов периферической крови и крови из узлов. Всех больных разделили на три группы по характеру геморроидальных кровотечений: редкие скудные геморрагии и склонность к тромбофлебиту (первая группа, 12 больных), умеренные периодические кровотечения (вторая группа, 5 больных) и ежедневные обильные кровотечения во время дефекации (третья группа, 13 больных). При расшифровке ТЭГ анализировали константы К, К, МА (в миллиметрах), ME (в единицах), угол а (в градусах).

В крови из локтевой вены у больных первой группы время реакции (К) короче, чем в норме, а скорость формирования сгустка (К) выше нормальной, все остальные параметры в пределах нормы. В крови из геморроидального узла время реакции также укорочено и скорость формирования сгустка увеличена, но при этом увеличены и константы максимальной амплитуды (МА), и эластичности сгустка (ME), и угловой константы. Это указывает на усиление коагуляционной способности крови из узла по сравнению с нормой и с кровью из локтевой вены. Одновременно отмечено уменьшение числа тромбоцитов в крови из геморроидального узла: 17+/-4, 5% (колебания в пределах 3-52%) по сравнению с 61+/-4, 2% (колебания в пределах 48-94%) в крови из локтевой вены и с 55+/-3, 8% (колебания в пределах 40-81%) в периферической крови. Фибринолиз крови из геморроидального узла был повышен у 9 из 12 из больных первой группы, а в крови из локтевой вены только у 6 больных, что говорит о гиперкоагуляции и активности фибринолитических механизмов, более выраженных в крови узла.

У больных второй группы статистически достоверных различии показателей ТЭГ периферической, венозной крови и крови из геморроидальных узлов практически не отмечено. Фибринолитическая активность крови из вены и из узлов колебалась в пределах нормы.

При частых и обильных кровотечениях (третья группа больных) в крови из локтевой вены время свертываемости оказалось укороченным, что свидетельствует об ускоренном образовании тромбоэластина, но замедление К и уменьшение угловой константы говорит о более замедленном образовании фибрина. Эти изменения происходят на фоне относительной нормокоагуляции. В крови из геморроидального узла у этих больных нарушен механизм образования тромбина и фибрина (коагулопатические явления).

Получается, что обильные и частые кровотечения имеют место у больных с резко выраженным коагулопатическим синдромом (период К практически не определяется, МА ничтожно мала), а возникновение тромбофлебита характерно для больных с повышенной свертывающей активностью крови геморроидальных узлов. Можно представить, что вследствие частого травмирования патологически измененных кавернозных вен нарушается их эндотелиальный барьер и это приводит к контакту между прокоагулянтами крови и субэндотелиальными тканями, особенно коллагеном, и вызывает активацию протромбина. При соприкосновении тромбоцитов с раневой поверхностью слизистой оболочки в геморроидальных сосудах возникает предрасположенность к тромбообразованию. Если в здоровом организме эти местные нарушения легко и быстро уравновешиваются последующей активацией фибринолитической системы крови и лизисом микросгустков фибрина, то при наличии тромбоцитарной патологии возникает наклонность к кровотечению вторичного характера (количество тромбоцитов в геморроидальной крови снижено в 3-4 раза по сравнению с венозной кровью).

При изучении до операций коагулограмм у 300 больных хроническим геморроем было отмечено увеличение фибринолитической активности плазмы почти в 2 раза по сравнению с нормой (36 ± 3%) у 60% больных. При этом степень увеличения активности не коррелировала с интенсивностью кровотечения. Исключение составляли случаи острого обильного кровотечения, которое вызывало известные неспецифические изменения коагулограммы и ТЭГ. Остальные показатели коагулограммы у больных геморроем отличались от нормы несущественно, что указывает на преобладающую роль местных изменений, а также на удовлетворительную компенсаторную функцию общих механизмов, регулирующих гемостаз. В связи с этим повышение фибринолитической активности в венозной системе может рассматриваться, по — видимому, как защитная реакция вторичного порядка, которая не должна блокироваться антифибринолитическими препаратами. Вместе с тем, кровь в сосудах геморроидального узла, как показали наши исследования, содержит сниженное количество тромбоцитов - их в 3-4 раза меньше, чем в норме. Следовательно, гемостаз при этом неполноценный, и рыхлые сгустки легко отторгаются от кровоточащей поверхности.

Оценка фибринолитической активности венозной крови у больных хроническим геморроем до операции дает более верное о ней представление, чем во время вмешательства, особенно под наркозом, когда приобретают определенное значение и другие факторы, влияющие на систему гемостаза.

Известно, что структура сгустка, а следовательно, надежность гемостаза во многом зависят от присутствия пластинок, от количества фибриногена и содержания антикоагулянтов в крови больного. При сниженной активности тромбина полного превращения фибриногена в фибрин не происходит; тромбин обладает также антигепариновой активностью. О возможном увеличении в «геморроидальной» крови содержания гепарина свидетельствует увеличение параметра К тромбоэластограммы, а также гистологически показанное увеличение количества тучных клеток в тканях геморроидальных узлов.

Учитывая эти данные, мы считали целесообразным ввести в комплекс консервативных средств лечения геморроя с выраженными упорными кровотечениями местное применение тромбина, очищенного от фибринолизина .

 

Глава 5. Клинические проявления геморроя

Клиника геморроя разнообразна. Можно выделить два основных синдрома - острый приступ болезни и хронический геморрой. Это, вернее, две стадии одного заболевания, но в них можно, а с клинических позиций нужно выделять формы геморроя, которые предопределяют как объем обследования больных, так и тактику лечения. Трудно представить возможность четкого деления геморроя по степени тяжести, но такое деление предлагается. Так, D. Thomson и соавт. (1988) считают, что имеются три степени тяжести заболевания. К I степени они относят кровоточащий геморрой, ко II - выпадение узлов при дефекации, когда они вправляются самостоятельно, к III—то же, но при необходимости ручного пособия для вправления узлов. Специалисты из клиники братьев Мэйо (США) выделяют еще IV стадию - выпадение и изъязвление узлов. Нетрудно заметить, что в представленной группировке смешаны синдромы с разными их проявлениями по степени тяжести. К примеру, IV степень по описанию ближе подходит к картине острого геморроя с выпадением и ущемлением узлов, а I - это вариант, который мы разбираем ниже - геморрой с выраженными упорными кровотечениями, при котором, кстати, также может быть и выпадение узлов.

Практически лучше выделять клинические формы геморроя. Таких форм, имеющих достаточно четкие отличия друг от друга, по крайней мере четыре.

Бессимптомный геморрой

При статистических исследованиях учитываются лишь те случаи геморроя, при которых у больных (т. е. у лиц, обращающихся к врачам с определенными жалобами) имеются клинические признаки заболевания. Это положение правильное, иначе пришлось бы менять всю традиционную медицинскую статистику, которая, кстати говоря, по отношению к частоте распространенности проктологических заболеваний и, в частности, геморроя, началась также с работ из клиники А. Н. Рыжих. Однако, если оставить на время статистику в стороне и исходить из современных представлений о патогенезе геморроя, то можно и нужно учитывать т. н. практически здоровых людей, имеющих повышенный риск развития этой болезни, а также лиц, имеющих геморроидальные узлы, не проявляющиеся клинически. Это чаще всего люди тяжелого физического труда, лица, страдающие хроническими запорами, беременные женщины, люди «сидячих» профессий и др. Проведение в прошлом массовых («поголовных») профилактических обследований организованных контингентов людей различных профессий, живущих в разных климатогеографических зонах и разных социально-экономических условиях, дало возможность выявить довольно большую группу лиц, у которых при ректоскопии в трех типичных участках стенок заднепроходного канала обнаруживались внутренние геморроидальные узлы в виде подслизистых припухлостей фиолетово — розового цвета, безболезненных при ощупывании и не кровоточащих. Это и есть тот вариант нормы - анатомические структуры (прокладки, “анальные подушки”), о котором говорилось выше. В таких случаях, т. е в группах высокого риска геморроя, проведение определенных профилактических мер (борьба с запорами и др. ) может иногда предотвратить развитие клинического синдрома, хотя практически это осуществить трудно. Массовый скрининг по геморрою в масштабах нашей огромной страны невозможен хотя бы потому, что на очереди намного более важные задачи, например, скрининг рака наиболее частых локализаций.

За медицинской помощью обращаются, как правило, лишь те больные геморроем, у которых клинические проявления болезни не только уже имеются, но и достаточно резко выражены. Если принять концепцию о том, что анатомическим субстратом геморроя являются скопления (группы, коллекторы) кавернозных телец, представляющих собой нормальную, эмбриологически обусловленную структуру подслизистой основы переходной зоны прямой кишки, то становится вполне объяснимой возможность существования бессимптомного геморроя. В таких случаях ни при наружном осмотре, ни при пальцевом исследовании прямой кишки ничего не обнаруживают. Лишь в очень редких случаях, когда болезнь вот-вот начнет проявляться, врач может определить пальцем некоторую подвижность (смещаемость) слизистой оболочки на стенках заднепроходного канала. Если же в этот период произвести ректоскопию, то, как уже сказано выше, в зонах, проецирующихся на 3, 7 и 11 часах по циферблату (при положении тела на спине), можно видеть довольно компактные образования - группы кавернозных телец (или, как их неверно трактовали прежде, - «варикозно расширенных вен»). Термин «бессимптомный геморрой», конечно, условен, но выделение этой группы имеет смысл. Именно среди этих лиц повышенного риска следует настойчиво проводить профилактические мероприятия, которые во многих случаях могут предотвратить дальнейшее прогрессирование заболевания. Профилактика геморроя - понятие реальное. В лечении такие лица не нуждаются, но рекомендации по трудоустройству и диетическому режиму им дать необходимо. Если это шоферы, люди тяжелого физического труда, операторы компьютеров, телефонистки и др., их следует предупредить о возможных кровотечениях при дефекации (особенно при запорах) и о выпадении узлов. Этим лицам очень важно рекомендовать профилактическую гимнастику для укрепления стенок заднепроходного канала, объяснять необходимость нетравматичного водного туалета после стула, опасность злоупотребления спиртными напитками и острой пищей, а главное, дать подробные указания по борьбе с запорами. Иногда следует предпринять меры к переводу на другую работу (особенно шоферов), хотя бы временно. Профилактика геморроя представляет важную задачу, и часто самые простые рекомендации лицам с бессимптомным геморроем могут намного отсрочить появление клинических признаков заболевания, а в части случаев даже предупредить его развитие. Если, как говорилось выше, массовый скрининг геморроя среди т. н. практически здоровых людей сейчас невозможен, то профилактика его среди лиц групп высокого риска вполне реальна. Что касается групп этого высокого риска, то это понятие, особенно в отношении геморроя, пока объективно не оценено, но практически на первом же приеме больного гастроэнтеролог, проктолог, да и хирург при направленном опросе очень часто выявляют те или иные расстройства ритма дефекации (чаще всего запоры), боли или, по крайней мере, дискомфорт во время или после стула, т. е. те признаки, которые либо уже соответствуют геморроидальному синдрому, либо предшествуют ему. Среди этих больных профилактика геморроя очень важна.

Острый геморрой

Мы различаем острый геморрой (синонимы: ущемленный геморрой, острый геморроидальный тромбофлебит, тромбоз геморроидальных узлов) и острый воспалительно — болевой анальный синдром, наблюдающийся при криптите («сфинктерите»), папиллите («анусите» и др. ). В первом случае боль и отек тканей в области заднего прохода связаны с тромбозом сосудов геморроидальных узлов, выпадением и ущемлением этих узлов, а во втором - с острым воспалением заднепроходных пазух (морганиевых крипт) или гипертрофических сосочков, часто протекающим без сопутствующего геморроя (Аминева В. А., 1970). Следует также отличать острый геморроидальный тромбоз от выпадения невоспаленных внутренних геморроидальных узлов. В последнем случае болей нет или они минимальны, пальцевое исследование прямой кишки почти безболезненно, выпавшие узлы без труда вправляются в прямую кишку.

Истинный острый геморроидальный тромбоз - первичный или обострение хронического процесса - может быть наружным (тромбирование наружных геморроидальных узлов), внутренним и комбинированным. Когда выпавшие внутренние узлы ущемляются мощным сфинктером (а так чаще всего и происходит у соматически здоровых и физически развитых людей), то кровоснабжение их нарушается, узлы набухают, перестают вправляться, становятся резко болезненными, развивается классическая картина острого (или обострения хронического) геморроя. Острому геморроидальному тромбозу почти всегда сопутствует (а, возможно, предшествует) спазм сфинктера заднего прохода, возникающий в ответ на болевое раздражение стенок заднепроходного канала при запорах, поносах, криптите, папиллите, острой анальной трещине и др. Спазм сфинктера -одно из важных звеньев патогенеза острого геморроя.

По клинической картине можно достаточно четко различить три степени тяжести острого геморроя.

I степень - небольшие, слегка болезненные подкожные образования тугоэластической консистенции. Кожа перианальной области гиперемирована. Больные отмечают жжение и зуд вокруг ануса, особенно после дефекации. Описанные явления усиливаются при приеме острой и соленой пищи, спиртного, при сидении на жестком стуле.

II степень - перианальная зона резко болезненна, гиперемирована, уплотнена. Пальцевое исследование прямой кишки почти невозможно из-за болей. Выражен спазм анального жома. При сидении и ходьбе появляются сильные боли. Больные искусственно задерживают стул. При такой картине следует отказаться от каких бы то ни было диагностических инструментальных исследований. Ни аноскопию, ни ректоскопию делать нельзя, да они и ничего не дадут. Клиника этой стадии острого геморроидального тромбоза достаточно характерна, но необходимо проводить дифференциальный диагноз с острым парапроктитом. В последнем случае (если, конечно, оба заболевания не сочетаются) покраснение кожи в области заднего прохода, болезненность и намечающаяся иногда флюктуация будут чаще односторонними и ограниченными. При парапроктите пальцевое исследование прямой кишки менее болезненно, при нем можно определить «заинтересованную» стенку заднепроходного канала, т. е. локализовать зону источника парапроктита - внутреннего отверстия параректального абсцесса.

Ill степень - вся окружность заднего прохода занята воспалительным инфильтратом. Самая поверхностная пальпация резко болезненна, пальцевое исследование прямой кишки невозможно. Видны ущемленные багровые или, в запущенных случаях, сине — багровые образования по окружности заднего прохода, плотные, невправляющиеся. Часто при этом возникает дизурия, вплоть до анурии. Если не принимать мер, выпавшие узлы некротизируются, покрывающая их слизистая оболочка изъязвляется, что грозит развитием тяжелого парапроктита.

В клинике II и III степени тяжести острого геморроя на первом плане воспаление, почему, видимо, и была предложена воспалительная теория происхождения заболевания. Однако это воспаление, как было указано выше, не первично, а вторично и связано с нарушением кровообращения в ущемленных узлах и с проникновением инфекции в легкоранимые ткани узлов и окружающую их клетчатку. Считаем необходимым предостеречь врачей (и тем более самих больных) от ненужных и вредных попыток вправления выпавших болезненных узлов. Кроме болей, кровотечения или ранения слизистой оболочки, этим ничего не добиться. Приходится об этом постоянно напоминать, ибо до сих пор подобные методы ликвидации выпадения ущемленного геморроя имеют место. К примеру, в усиленно рекомендуемом учебнике для врачей и студентов “Клиническая хирургия” (перевод с английского, 1998) рекомендуется “немедленно вправить” тромбированный узел, предварительно введя в него 25 мл (! ) 1% лидокаина с адреналином. Это совершенно неверная тактика. Куда и что вправлять? Если затромбировался отдельный наружный узел, то его просто некуда вправить, его нужно рассечь маленьким наружным кожным разрезом, извлечь тромб и наложить один кетгутовый шов. А если речь идет о тромбозе и ущемлении выпавшего внутреннего узла, то его ни в коем случае вправлять нельзя

Вообще, раз уж речь пошла о переводных медицинских учебниках для врачей и студентов, то не можем не отметить в них некоторые, мягко говоря, несуразности. Так, в учебнике “Хирургия" (М., издательство Геотар, 1997) геморрой делится врожденный (или наследственный) и приобретенный - первичный или вторичный, причем вторичный разъясняется еще как симптоматический. Что это такое - не понятно. Далее. Оказывается, кроме внутреннего и наружного геморроя есть еще “межуточный”. Здесь, по — видимому, переводческий ляпсус; надо полагать, имелся в виду комбинированный геморрой. Далее, в разделе о лечении острого геморроя рекомендуются повязки — компрессы с мазью Вишневского, что уже давно заменено водорастворимыми мазями типа левосин, левомиколь и др. Но отметим и положительные стороны: редакторы книги внесли в текст рекомендации оперативного лечения геморроя по предложенным нами методикам. В другой, уже упомянутой выше книге “Клиническая хирургия” почему-то не рекомендуется при определении локализации трех основных внутренних геморроидальных узлов пользоваться условно циферблатом, что как раз очень удобно, всем понятно и намного короче описательного стиля. Здесь же приведена слишком уж элементарная классификация стадий геморроя, а в лечении, в частности, рекомендуются ванны. Какие ванны - теплые, холодные; когда - до стула, после? Затем просто рекомендуется перевязка узлов. Даже при лапидарном стиле, принятом для учебников, такие рекомендации читателю будут совершенно не понятны - какая перевязка, чем, под какой анестезией, вместо радикальной операции или как паллиатив? Далее, при кратком описании инъекционного лечения геморроя в качестве основного склерозирующего раствора рекомендуется 5% фенол в миндальном масле, в то время как в настоящее время применяют тромбовар, этоксисклерол и другие современные склерозанты, намного более эффективные чем масляные.

Лечение

До самого последнего времени большинство авторов правильно предпочитают у таких больных консервативную терапию - покой, щадящая диета, разжижение стула, свечи, мази, параректальные новокаиновые блокады и масляно-бальзамические повязки по А. В. Вишневскому. Консервативное лечение острого геморроя однако является паллиативным, дает эффект только во время самой терапии и в короткий период после нее. Возобновление запоров, погрешностей в диете, тяжелых физических нагрузок, как правило, обусловливают повторное, очередное, чаще всего сезонное (весной и осенью) обострение.

Таким образом, традиционная консервативная терапия ведет к потере большого числа рабочих дней, к невозможности стойкой реабилитации этих многочисленных больных, но практически это лечение проводится в большинстве случаев и, на наш взгляд, оно во многих случаях адекватно. Оперативное лечение острого геморроя имеет меньше сторонников, но последние разработки дают солидные свидетельства в пользу успешного оперирования этих больных. Мы придерживаемся в этом вопросе позиции золотой середины. Если в традиционный комплекс медикаментозного лечения острого геморроя включить местное применение протеолитических ферментов и гепарина, то результаты достоверно улучшаются. Особенно нас привлекли свойства ферментов, входящих в класс однокомпонентных белков, - трипсина и химотрипсина. Изучая морфологические изменения в воспаленных геморроидальных узлах, мы наблюдали заметное уменьшение воспалительного процесса в тех случаях, когда за несколько дней перед операцией больные получали местно свечи и мази с гепарином и химопсином (смесь трипсина и химотрипсина). Если удавалось исследовать у таких больных удаленные геморроидальные узлы, то в них было выраженное увеличение числа тучных клеток (лаброциты), участие которых в подавлении воспалительного процесса известно.

Мы совместно с А. А. Заремба наблюдали и лечили более 500 больных острым геморроем, разделенных на 2 аналогичных по всем параметрам группы. Рандомизация состояла в назначении разных методов лечения: 200 больных получали обычное комплексное консервативное лечение, и 290 больных такого же пола и возраста, с такими же степенями тяжести острого геморроя, получали комплексное медикаментозное лечение с включением свечей и мази с химопсином. Лечение первой группы заключалось в назначении домашнего режима, щадящей диеты, послабляющих средств, различных свечей (с красавкой, анестезином, ихтиолом), местно холодных примочек, а затем теплых сидячих ванн и обезболивающих препаратов. Больным этой группы производили также новокаиновые параректальные блокады по А. В. Вишневскому с наложением маслянобальзамических повязок — компрессов. В этой группе почти треть больных повторно обращались в поликлинику (в среднем 2, 6 раза в год); они получали каждый раз больничный лист на 24-30 дней. Такие неудовлетворительные результаты лечения острого (обострения хронического) геморроя давно уже у всех врачей вызывают необходимость совершенствования тактики. У второй группы было проведено комплексное амбулаторное лечение с включением свечей и мази с гепарином и химопсином. Пропись этих свечей и мазей следующая:

Обострений у больных второй группы за год было почти вдвое меньше и провели они на больничном листе почти на 1000 дней меньше. Если при обычном лечении боли держатся в течение 36-45 ч от начала обострения, то при назначении свечей и мази с гепарином и ферментами резкое уменьшение интенсивности болей отмечено через 12-20 ч. В среднем, через 2 суток от начала лечения у больных второй группы воспаление вокруг заднего прохода заметно утихало, выпавшие узлы несколько размягчались, сморщивались и восстанавливалась почти безболезненная дефекация.

Мы не считаем, конечно, что лучшие исходы консервативного лечения у больных опытной группы связаны лишь с назначением свечей и мази с гепарином и химопсином. Простое ограничение острых блюд в пище, домашний режим и борьба с запорами почти всегда приносят облегчение при остром геморрое, но введение в комплекс терапии свечей и мазей с гепарином и ферментами, безусловно, способствует более быстрой ликвидации воспалительного процесса и болей, скорейшему восстановлению трудоспособности. Свечи назначают 2-3 раза в день, в том числе обязательно после стула и на ночь. Свечу вводят в задний проход, не проталкивая высоко, иначе она проваливается в ампулу прямой кишки и местного действия не оказывает. При введении свеча как бы выскакивает наружу. Именно в этом положении следует ее снаружи придерживать марлевым шариком в течение 1-2 мин, пока она не растворится под влиянием температуры тела. Мазь с гепарином и химопсином вводят в задний проход или с помощью специального наконечника — тюбика (готовый препарат), или на кусочке марли, либо пальцем в резиновой перчатке. Мазь применяют также 2-3 раза в день. В неосложненных случаях описанное лечение, проводимое амбулаторно, дает хороший и быстрый эффект. В последние годы появились новые эффективные свечи и мази для лечения острого геморроя - проктоседил, постеризан, американский Preparation Н и другие. Постоянное выбрасывание на фармацевтический рынок все новых средств (детралекс и другие) для лечения геморроя требует от врача регулярного информационного поиска не только по рекламным аннотациям к новым препаратам, а путем ознакомления с научными исследованиями, в которых описаны опытная и контрольная группы, в которых проведены рандомизация больных и проанализированы исходы методом случай — контроль. Таких работ в нашей литературе, к сожалению, очень мало, тем более по отношению к геморрою, в лечении которого каждый врач имеет “свои" методы. Мы уж не говорим о многочисленных народных целителях, применяющих зачастую совершенно полярные методики - от сидения над кипятком до введения в прямую кишку очищенной сырой картофелины, кубиков льда и т. п. Мы вовсе не против применения трав или обращения к гомеопатам. Опытные фитотерапевты или гомеопаты часто могут уменьшить или даже снять симптомы заболевания - кровотечение, боли и др. Но не следует при этом забывать, что такие признаки геморроя как кровотечения и боли во время или после стула могут быть и часто бывают характерны и для других, более серьезных заболеваний прямой кишки, прежде всего опухолей этой локализации, и потому снятие указанных симптомов без проведения по окончании острого периода совершенно необходимых обследований, прежде всего ректороманоскопии или, лучше, колоноскопии во многих случаях надолго отсрочивает правильную диагностику рака прямой кишки. Правильно понять особенности течения геморроя в каждом индивидуальном случае, определить тактику лечения, основываясь на знании патогенеза болезни, может только специалист — проктолог.

Если при первом осмотре у больного визуально определяется некроз выпавших и ущемленных узлов, он чувствует общую слабость, имеется высокая лихорадка, сильный болевой синдром, то налицо все показания к госпитализации и проведению описанного курса лечения в стационаре. В этих случаях в начале и в середине курса лечения выполняют новокаиновые параректальные блокады, постоянно вводят свечи и мазь с гепарином и ферментами. Следует отметить, что ни в одном случае интенсивного применения мази, свечей, растворов, примочек с гепарином не было отмечено никаких изменений в константах тромбоэластограммы. Местное применение гепарина и ферментов не вызывает каких-либо нарушений свертывающей или антисвертывающей системы крови. Предлагаемый лечебный комплекс, имеющий определенные преимущества перед обычным лечением острого геморроя, тем не менее, также является паллиативной мерой и не гарантирует от рецидива заболевания. В связи с этим, в случаях повторных обострений, при общем хорошем состоянии больных мы рекомендуем им операцию при остром геморрое. При этом проведение описанного консервативного лечения в стационаре в течение 5-6 дней является хорошей предоперационной подготовкой и профилактикой послеоперационных осложнений.

Геморрой с обильными упорными кровотечениями

Хотя само слово «геморрой» (hemo - кровь, rrhoe - течь, вытекать) означает кровотечение, все же в клинике этого заболевания у многих больных выделение крови из заднего прохода во время или сразу после дефекации (даже при отсутствии запоров) настолько выражено, так ярко выступает как основной и единственный симптом, что с практическими целями можно выделить эту группу больных, ибо тактика по отношению к ним должна быть несколько иной, чем у других групп больных.

По литературным данным (Дж. Томпсон и др., 1988), кровотечение как первый симптом геморроя встретилось в 44% (при средней длительности болезни в 7, 3 года), в то время как выпадение узлов было первым признаком у 31 % (при длительности геморроя в 10, 5 лет). Кровь обычно ярко красная, алая, выделяется напряженными каплями или брызгами; в отличие от всегда сопровождающихся болями кровотечений при анальной трещине, геморроидальные кровотечения могут быть абсолютно безболезненными и неожиданными - на улице, на работе, в ванной комнате (“вдруг по ногам потекла кровь”). Кровь, как правило, без сгустков, может появляться часто вне дефекации; кровотечения длятся периодами, по несколько дней, при каждом стуле, даже без натуживаний. Примерно лишь у 1% больных геморроем возникает железодефицитная анемия, т. е. в большинстве случаев организм компенсирует эти кровопотери и коррекции не требуется. Старые опытные врачи вообще относились к таким геморроидальным кровотечениям, особенно у пожилых больных, склонных к артериальной гипертензии, чуть ли ни как к благу, считая эти геморрагии викарными, демпфирующими, предотвращающими резкие повышения артериального давления. В этих взглядах есть своя логика. К примеру, многие известные нам лично профессора — медики, страдающие в пожилые годы геморроидальными кровотечениями, “берегут свой геморрой и лечатся консервативно, в основном, регулируя диету и раз в неделю (обычно в субботу) очищая кишечник клизмой или доброй старой английской солью. Это можно только приветствовать. Очень редко, в основном, у молодых сильных людей, геморроидальные кровотечения возникают внезапно, бывают обильными и без лечения быстро приводят к анемии. Здесь, конечно, нужны безотлагательные меры, вплоть до неотложной геморроидэктомии, о чем будет подробнее говориться ниже.

Причины геморроидальных кровотечений ясны. Это прежде всего просто травма внутренней (выступающей в просвет анального канала) части узла во время прохождения твердых каловых комков по заднепроходному каналу, особенно при натуживаниях у больных запорами или у женщин в родах. Кровотечение струей чаще возникает у больных геморроем и выпадением прямой кишки, что сочетается не так уж часто. Главное для больного при впервые появившемся кровотечении из заднего прохода - немедленно обратиться к врачу, а для врача - обязательно выполнить пальцевое исследование прямой кишки и ретктороманоскопию, а лучше колоноскопию. Это положение будет специально неоднократно повторяться в разных главах нашей книги; это важнейший постулат, это главное и простое средство снижения частоты запущенных форм не только и не столько геморроя, сколько рака прямой кишки

Проанализировав течение геморроя у достаточно крупной когорты стационарных больных мы выяснили, что «классический» симптомокомплекс болезни, а именно, небольшие кровотечения, выпадение узлов, боли, жжение и зуд в области заднего прохода, преобладал у 66% из них, а у остальных единственным или явно преобладающим признаком были обильные, упорные кровотечения, почти не купирующиеся медикаментами. Кровотечения усиливались и учащались с нарастанием длительности заболевания. Это легко объяснить. Если кровотечения изначально были интенсивны и потому быстро приводили к анемии, то таких больных обычно также быстро госпитализируют и оперируют. Мы имеем в виду преимущественно молодых людей, у которых интенсивные кровотечения с падением гемоглобина периферической крови ниже 70 г/л заставляют принимать экстренные меры. Таких больных сравнительно немного. Если же в течение, в среднем, одного года с момента появления ректальных геморроидальных кровотечений не наступает выраженного ухудшения общего состояния и не развивается анемия, т. е. если больные хорошо компенсируют небольшие регулярные кровопотери, то современная гемостатическая терапия обычно приводит к успеху. Убедившись в том, что кровотечения из заднего прохода связаны только с геморроем (обязательная ректороманоскопия, весьма желательна колоноскопия), назначают щадящую диету, свечи с адреналином, витамин К, рекомендуют проводить профилактику запоров, и такое лечение дает успех. Кровотечения обычно прекращаются или становятся редкими и скудными. Целесообразно делить геморроидальные кровотечения на обильные и необильные. В первом случае это регулярные кровотечения артериального типа, когда при каждой дефекации, даже при нормальном мягком стуле, у больного брызгами или пульсирующей алой струйкой выделяется кровь, окрашивающая каловые массы и стенки унитаза. Измерить такую однократную потерю крови трудно, приходится основываться на жалобах больных и таких объективных признаках, как тахикардия, бледность кожи и слизистых оболочек, падение гемоглобина и снижение числа эритроцитов. Термин «необильные» мы применяем в тех случаях, когда небольшие кровотечения наблюдаются только при запорах или после резкого нарушения диеты.

Вообще ректальные кровотечения - грозный симптом, особенно если они не связаны с дефекацией. Этот признак характерен для злокачественной опухоли прямой или ободочной кишки, для больших полипов и ворсинчатых опухолей этой локализации. Часто перечисленные заболевания сочетаются с геморроем, поэтому совершенно необходимо у всех больных с ректальными кровотечениями тщательно исследовать всю толстую кишку. Недопустимо назначение кровоостанавливающей терапии у необследованных больных геморроем. Временно снижая выраженность кровотечения, врач, а с ним и больной, успокаиваются, что ведет часто к потере времени и позднему обнаружению рака. Приведем только один из целого ряда таких примеров.

Больной К., 33 лет, в течение 6 месяцев (! ) лечился амбулаторно с диагнозом: геморрой. Назначали свечи, сидячие ванны, послабляющие средства. Прямую кишку не обследовали ни пальцем, ни ректоскопом. Через 3 месяца от начала кровотечений больной осмотрен невропатологом, диагностирован пояснично-крестцовый радикулит, назначены и проведены тепловые аппликации на поясницу (озокерит). Проктолог, к которому, наконец, через полгода попал больной, при первом же пальцевом ректальном исследовании обнаружил большую, почти неподвижную опухоль прямой кишки.

По многим данным (С. А. Холдин, другие авторы), почти 70% злокачественных опухолей прямой кишки можно обнаружить при первом же пальцевом исследовании прямой кишки. И все же это исследование запаздывает.

В других случаях у больных геморроем годами наблюдаются незначительные кровотечения только при дефекации, а затем вдруг по причине, неясной ни больному, ни врачу, геморрагии становятся обильными и быстро приводят к ухудшению общего состояния. Чаще всего это происходит в связи с истончением стенок внутренних узлов, нарастающей их ранимостью. Возникают так называемые поздние геморроидальные кровотечения. Приведем характерный пример.

Больной А., 38 лет, поступил с жалобами на обильные ежедневные кровотечения алой кровью при дефекации. Болен 12 лет, успешно лечился консервативно, но в последнее время лечение перестало помогать. Выяснено, что в связи с переменой места жительства и диеты у больного появились упорные запоры, которые, видимо, и обусловили усиление кровотечений. Диагностированы кровоточащий геморрой с выпадением узлов, вторичная анемия. Выполнена радикальная геморроидэктомия с глухим ушиванием ран стенок анального канала (см. ниже). Выздоровление.

Таким образом, у больных кровоточащим геморроем чаще всего усиление геморрагий бывает связано с появлением выпадения узлов. Мы заметили, что при геморрое давностью свыше 10 лет количество операций увеличивается почти вдвое: больные стараются излечиться радикально к 45-50 годам. Позже, в старческом возрасте, операция становится опасной в связи с сопутствующими сердечно-сосудистыми поражениями. Приведем пример.

Больной 3., 66 лет, поступил с жалобами на постоянные кровотечения из заднего прохода, выпадение больших «шишек», которые приходится вправлять рукой. Болен 35 лет, неоднократно советовали оперироваться, но больной не соглашался. Страдает гипертонической болезнью (АД 180/105 мм рт. ст. ). Тоны сердца резко приглушены. На ЭКГ нарушение питания мышцы левого желудочка, свежих очаговых изменений нет. Частое мочеиспускание, никтурия. Местно: большие, выпадающие, легко кровоточащие геморроидальные узлы без признаков воспаления. Кожа вокруг заднего прохода мацерирована, тонус и волевые сокращения сфинктера заднего прохода снижены. Ректороманоскопия до 30 см без патологии. После подготовки гипотензивными и сердечными препаратами произведена геморроидэктомия. После операции развилась стойкая дизурия, потребовавшая длительного лечения. Кроме того (это мы специально подчеркиваем), видимо, в связи с резким прекращением геморроидальных кровотечений, у больного возник гипертонический криз. Ранее бывшая транзиторной гипертония стала стойкой.

Подчеркнем, что геморроидэктомия у лиц пожилого возраста, страдающих сопутствующими поражениями сердечно-сосудистой системы, особенно гипертонией, может быть выполнена только при нарастании анемии и при постоянном выпадении узлов, ведущем к ослаблению функции анального жома. Следует помнить (см. выше), что геморроидальные кровотечения могут играть демпфирующую роль у больных с артериальной гипертонией и прекращение их часто ведет к ухудшению общего состояния. Вообще резкое снижение гемоглобина у больных геморроем - явление достаточно редкое; мы наблюдали анемию с падением гемоглобина до 66 г/л лишь у 9 % больных, входивших в группу пациентов с упорными кровотечениями. Этот факт мы выше уже объяснили: в большинстве случаев больные хорошо приспосабливаются к небольшим повторным кровотечениям и полностью их компенсируют. Определение у больных геморроем содержания гемоглобина имеет значение только до операции, ибо в те 8-10 дней (а теперь часто меньше), что больной проводит в стационаре, трудно ожидать восстановления или резкого изменения этого уровня. Во-первых, во время операции больной какое-то количество крови теряет, а во-вторых, щадящая, почти безвитаминная послеоперационная диета вряд ли способствует интенсивному гемопоэзу. В связи с этим, анализ крови перед выпиской, который считался важным показателем в работах старых авторов, не имеет большого значения. Если операция выполнена радикально и кровотечения прекратились, то ощутимого увеличения содержания гемоглобина, возрастания его до нормы следует ожидать через 1-2 мес. В немалой степени этому будет способствовать назначение внутрь гематогена, витамина К и специальной диеты - бульонов, соков, слегка обжаренной печени. Очень важна профилактика запоров хотя бы на первые полгода - год после операции, когда стенки заднепроходного канала приспосабливаются к новому состоянию после удаления больших их участков (т. е. геморроидальных узлов). Профилактика запоров осуществляется приемом на ночь простокваши (или свежего однодневного кефира), употреблением отваров послабляющих трав (слабительный чай), овощей (особенно свеклы) и фруктов. Подробнее о запорах в специальной главе.

Весьма желательно освобождение оперированных больных на 3-5 мес. от тяжелой физической работы. Кровоточащий геморрой, как и другие его формы, довольно часто сочетается с другими проктологическими заболеваниями и генез таких сочетаний объяснить не трудно. При длительно существующих внутренних геморроидальных узлах их медиальные стенки, обращенные в просвет прямой кишки (анального канала), постоянно травмируются и разрыхляются, становятся мишенью для патогенной флоры прямой кишки. И здесь многое зависит от индивидуальных особенностей местного иммунитета данного больного: в одних случаях возникает фокальный дефект слизистой и может развиться местный патологический, постоянно инфицирующийся очаг - будущая анальная трещина (чаще всего на задней стенке анального канала, где располагаются наиболее глубокие морганиевы крипты). У других больных этой группы постоянное травмирование и инфицирование внутренних геморроидальных узлов может привести к возникновению острого парапроктита и затем свища прямой кишки. С самого начала в подавляющем большинстве случаев парапроктит, как известно (А. Н. Рыжих), связан с просветом прямой кишки и очень часто он возникает на фоне хронического геморроя.

Лечение

Геморрой с упорными кровотечениями, но без выпадения узлов достаточно удовлетворительно излечивается консервативными хирургическими методами, прежде всего с помощью склеротерапии. Однако, единого взгляда нет, и многие проктологи предпочитают таких больных оперировать радикально, особенно если геморрой сочетается с другими проктологическими поражениями, прежде всего, с анальной трещиной. Выше уже говорилось о возможности таких сочетаний и объяснялся их патогенез. Публикуются данные о возможности одномоментных операций по поводу двух проктологических заболеваний (Л. У. Назаров, Р. В. Оргусян, 1979). Мы не против такой тактики, если только операция действительно показана, т. е. если проведенное консервативное лечение неэффективно. В частности, если не удается снять ликвидировать выраженный спазм анального жома - частый симптом и геморроя, и трещины. Такой спазм чаще всего вторичен и возникает в ответ на боли, которые в свою очередь объясняются наличием сначала болезненного участка на стенке анального канала, чаще всего на задней, а затем формированием в этом месте анальной трещины или неполного внутреннего свища прямой кишки. Подробнее о хирургическом лечении геморроя будет говориться ниже, но укажем еще раз, что иногда простое растяжение резко спазмированного сфинктера заднего прохода по Лорду, или, что, на наш взгляд, намного эффективнее, - сфинктеротомия, дают быстрый и удовлетворительный результат. Об этом сообщали раньше (И. М. Альф, В. К. Ан, 1973) и пишут сейчас (С. В. Чернецова и В. К. Ан, 1998).

В группе больных, у которых ведущим и почти единственным признаком геморроя являются ректальные кровотечения без выпадения узлов, начинать следует с консервативных мер, особенно у пожилых мужчин, имеющих, как правило, серьезные сопутствующие заболевания, в частности, страдающих аденомой предстательной железы. Это весьма частое сочетание, ибо у мужчин пожилого возраста дизурические явления, связанные с гипертрофией и гиперплазией простаты, при геморрое и запорах усиливаются в связи с натуживанием во время дефекации. Если операция такому больному все же произведена, то после нее часто приходится на 3-4 дня оставлять в мочевом пузыре тонкий резиновый катетер и 2 раза в день промывать пузырь прохладным 0, 005 % раствором фурацилина. Затем катетер удаляют и назначают под кожу 1 мл 0, 05 % раствора прозерина 1 раз в день или 0, 5 мл 0, 1 % раствора стрихнина.

Вообще противопоказаний к операции по поводу геморроя мало; может быть, относительными противопоказаниями являются старческий возраст и резко выраженные сопутствующие сердечно-сосудистые поражения, но при описываемом варианте, когда единственным и главным проявлением геморроя являются кровотечения и нет болей и выпадения узлов, начинать надо с консервативного лечения. Для таких больных предложены и постоянно совершенствуются различные паллиативные пособия - лигирование отдельных больших выпадающих узлов резиновой шайбой, остановка кровотечения с помощью склерозирующих инъекций, инфракрасного облучения, криолечение и др. Все эти методики должны найти свое место в арсенале средств для лечения геморроя, но следует еще раз подчеркнуть, что главное, на наш взгляд, для этих больных -профилактика запоров и борьба с ними. Только одно это часто может снять с повестки дня вопрос об операции, особенно в группе больных повышенного операционного риска. Запоры очень часто сопутствуют (предшествуют? ) геморрою с обильными упорными кровотечениями. Правильнее будет говорить о том, что запоры способствуют возникновению кровотечения и выпадению узлов, а не возникновению самого геморроя, обусловленного патологией эмбрионально заложенной кавернозной ткани прямой кишки. С другой стороны, при выраженном хроническом геморрое с сопутствующими упорными запорами часто бывает невозможно точно определить причину и следствие, да и клиника у таких больных с одинаковой, пожалуй, частотой выдвигает на первый план то симптомы геморроя, то дискомфорт, связанный главным образом с запорами. Возникает порочный круг, разорвать который только с помощью геморроидэктомии не удается. Подробнее о запорах будет говориться в отдельной главе.

Итак, при геморрое с упорными кровотечениями необходимо комплексное лечение, а операция, если она оказывается необходимой, - лишь его этап. Среди больных с упорными обильными геморроидальными кровотечениями почти половина жалуются на длительно существующие, не поддающиеся лечению запоры. При этом, что весьма печально, врачи поликлиник, к которым данные больные обращались, почти не давали рекомендаций по лечению запоров, сосредоточивая внимание только на терапии самого геморроя, - свечи, ванны и др. Лечение же таких больных необходимо начинать именно с борьбы с запорами, ибо и после операции, если не прекратятся «потуги» при дефекации и травматизация стенок заднепроходного канала плотными каловыми комками, кровотечения через довольно короткое время обычно возобновляются. Из 170 больных этой группы 45 никакого лечения запоров не получали, зато 35 человек были ранее уже оперированы по поводу геморроя, в том числе 12 больных оперированы дважды. Да и остальные 90 больных получали амбулаторное лечение по поводу кровотечений, а не запоров. Приведем пример.

Больная Н., 26 лет, доставлена в тяжелом состоянии с жалобами на резкую слабость, головокружение, регулярные ректальные кровотечения алой кровью при каждой дефекации, а иногда и без нее. Дважды оперирована по поводу геморроя. Страдает с детства упорными запорами, по поводу которых специально не лечилась. После предыдущих операций кровотечения возобновлялись через 5-6 мес. В последние 2 месяца стационарно лечили анемию: переливание крови, усиленное питание, витаминотерапия, назначение кровоостанавливающих средств. Проведен курс склерозирующих инъекций. При поступлении гемоглобин крови 63 г/л, эритроцитов 2, 5 миллиона, изменений в формуле белой крови нет. Ректороманоскопия и ирригоскопия без патологических отклонений. При исследовании прямой кишки на 3, 7 и 11 часах по циферблату выраженные внутренние кровоточащие узлы. Произведена типичная, принятая в клинике, геморроидэктомия (первая модификация). Послеоперационный период гладкий. В клинике в течение месяца стул у больной был только с помощью небольших клизм из прохладной воды. Назначены кровоостанавливающие свечи с адреналином. Осмотрена через 2 месяца: состояние удовлетворительное, гемоглобин крови 97 г/л. Стул мягкий - пользуется постоянно отваром послабляющих трав (слабительный чай) и иногда клизмами (при позыве на дефекацию вводит с помощью резиновой груши 200 — 250мл воды комнатной температуры).

В приведенном случае упорные запоры атонического типа (см. ниже) приводили к отсутствию эффекта операции. У таких больных в течение всей жизни, в том числе после операции, необходимо регулировать стул, варьируя различные послабляющие препараты, травы, клизмы и подбирая соответствующую диету (больше жидкостей, простокваша, чернослив, мед с инжиром и др. ). Учитывая, что у данной больной имелось только функциональное нарушение деятельности толстой кишки (не было механических причин запоров, таких как болезнь Гиршпрунга, идиопатический мегаколон и др. ), лечение должно складываться именно из перечисленных выше мероприятий, упорный и настойчивый подбор которых даст необходимый эффект.

Стойкое купирование геморроидальных кровотечений у больных данной группы с помощью традиционных консервативных мер достигается очень редко, необходимы склерозирующие инъекции. Следует отметить, что почти все больные этой категории были направлены врачами поликлиник для операции, но при обследовании выявлялись противопоказания или выяснялась целесообразность проведения склеротерапии, особенно если внутренние геморроидальные узлы еще не выпадали и клиника складывалась только из повторных изнуряющих кровотечений. Еще в 1962 г. нами совместно с В. Ф. Смирновым были разработаны методика и рецепты склерозирующего лечения геморроя. Такое лечение было тогда проведено 410 больным с хорошими результатами. Склерозирующим инъекциям при геморрое посвящается много работ (Аминев А. М„ 1971; Геллер А. Н., 1971, Тимохин Ю. В., 1979, Благодарный Л. А., 1999; Linberg S., 1988; Vitogliano С., 1989, и др. ). Предлагаются разные растворы для инъекций - новокаин со спиртом или гидрокортизоном, варикоцид, этоксисклерол и др. Мы используем растворы, показавшие свою безопасность и достаточно высокую эффективность.

Оба раствора готовят ex temporae, причем необходимо тщательное и довольно длительное подогревание и перемешивание их для полного растворения в масле действующих ингредиентов. Особенно это касается второго раствора, но зато эта пропись практически более приемлема.

При соблюдении необходимых правил асептики (очень простых), при хорошей подготовке прямой кишки больного и при достаточном навыке врача склерозирующие инъекции, выполняемые, как правило, в амбулаторных условиях, не должны давать никаких осложнений. Описываемые в литературе осложнения, такие как парапроктит, боли, долго не рассасывающиеся олеомы, связаны только с пренебрежением правилами проведения инъекций или с недостаточным опытом врача. Подбор больных для инъекций основан на трех главных принципах: 1) инъекционному лечению не подлежат больные с выпадением внутренних геморроидальных узлов и больные наружным геморроем; 2) не следует выполнять инъекции при остром геморрое и при сочетании кровоточащего хронического геморроя с острыми поражениями заднепроходного канала, такими как анальная трещина, криптит, проктит, а также колит с преобладанием поносов; 3) инъекции нецелесообразны больным со стойкой артериальной гипертензией, сопровождающейся нарушениями сердечной деятельности. Эти правила, конечно, не обязательны, но перечисленные относительные противопоказания к склеротерапии надо иметь в виду, К примеру, при выпадении узлов масляный раствор долго не рассасывается, накапливаясь в больших растянутых синусах кавернозной ткани, отчего могут образовываться олеомы, подверженные в связи с их локализацией и постоянным инфицированием нагноению. При поражениях кожи перианальной области, почти всегда сопровождающих острые заболевания заднего прохода, возникает опасность некротизирования участка кожи после инъекций.

Подготовка к инъекциям при геморрое элементарна: клизма накануне вечером и утром в день манипуляции. Техника склеротерапии также проста. Прежде всего необходимо хорошее освещение заднепроходного канала с помощью аноскопа с подсветкой в ручке или пучком света от лобного рефлектора. Прямую кишку обрабатывают 1 % спиртовым раствором йода. Толстую иглу с напайкой на дистальном конце (в 1, 5 см от острого края для предотвращения более глубокого проникновения в ткани), надетую на 10-граммовый шприц, наполненный склерозирующим раствором, вводят в верхний полюс геморроидального узла (рис. 17) до ощущения попадания в пустоту, примерно на глубину 1, 2-1, 5см. После этого вводят 1, 5-2 мл раствора, который должен идти свободно при слабом давлении на поршень шприца. Все это обязательно под контролем глаза. При правильном попадании в подслизистый слой прямой кишки слизистая оболочка над местом инъекции несколько набухает и заметно бледнеет; на этом бледном фоне четко выявляются мелкие капилляры. Правильное введение склерозирующего раствора абсолютно безболезненно. За один сеанс можно сделать инъекции в верхние полюса всех трех внутренних узлов. Инъекции можно проводить в положении тела на левом боку, или, лучше, на гинекологическом кресле, в положении больного как для операции по поводу геморроя. Повторяем, при правильном подборе больных и хорошем навыке врача инъекционное лечение проводят амбулаторно и никаких осложнений после этих манипуляций не возникает. После инъекций стул специально задерживать не нужно. Обычно при хорошей подготовке кишки клизмами стула не будет в течение 1-2 дней, чего вполне достаточно. Никакой особой диеты не назначают. Если кровотечения не прекратились, можно через 5-6 дней провести повторный сеанс лечения. Если и после него нет эффекта, больному показана операция.

Несмотря на достаточно большой отечественный и мировой опыт успешного лечения больных кровоточащим геморроем без выпадения узлов с помощью склерозирующих инъекций, до сих пор этот метод почему-то не находит широкого применения у отечественных хирургов и даже проктологов. Видимо, это связано с отсутствием необходимых условий в поликлинических проктологических кабинетах. В то же время амбулаторное склерозирующее лечение довольно большого числа больных геморроем может дать ощутимый экономический эффект. Мы убедились, что очень быстро проктолог может освоить те нехитрые навыки, которые дают возможность без всяких осложнений производить инъекции склерозирующих препаратов многим больным, направленным на операцию. После лечения необходимость в операции отпадала полностью. Ни в одном случае не понадобилось освобождать больных от работы, особенно если выполнять инъекции по пятницам, когда в течение 2 предстоящих выходных дней больные следят за диетой и дефекацией. Из более чем 400 больных, которым амбулаторно производили инъекции по поводу кровоточащего геморроя без выпадения узлов, только у 3 возникли так называемые олеомы - плотные безболезненные небольшие инфильтраты в подслизистой основе прямой кишки, в местах, куда были сделаны инъекции. Эти инфильтраты без всякого лечения рассосались в течение 1-1, 5 нед. Других осложнений мы не наблюдали. Зато эффект инъекционной терапии превзошел ожидания. Более чем у 85 % больных кровотечения прекращались после первого же сеанса лечения (инъекции под основание всех трех внутренних узлов одномоментно). Остальным пришлось через неделю курс инъекций повторить. У нас не было больных, которым бы пришлось после инъекций рекомендовать геморроидэктомию. Во всяком случае, при тщательном отборе больных и наличии элементарных условий проктолог может и должен применять амбулаторные методы склеротерапии для больных с кровоточащим геморроем без выпадения узлов. Это эффективный и безопасный метод, тем более, в наше время, когда для инъекций применяются такие современные, совершенно безопасные препараты, такие как этоксисклерол, тромбовар и другие.

В то же время нельзя оставить без внимания и отрицательные мнения о склеротерапии кровоточащего геморроя. Так, Дж. Томпсон с соавт. ( 1988) пишут, что в последние годы склеротерапия отходит на задний план и, например, в клинике Мэйо (ведущий научно — клинический центр США) ее сейчас вообще не применяют, ибо анализ отдаленных результатов такого лечения выявил рецидивы в 15% случаев. Конечно, склерозирование кровоточащих внутренних геморроидальных узлов не может претендовать на радикальное излечение геморроя хотя бы потому, что вряд ли все кавернозные структуры подслизистого слоя дистальной части прямой кишки, лежащие в основе геморроя, полностью исчезнут после инъекций. Но если рассуждать таким образом, то следует говорить и о том, что и после радикальной геморроидэктомии гарантий от рецидива через 5-10 лет нет (по той же причине). Поэтому, на наш взгляд, склеротерапия кровоточащего геморроя имеет права гражданства и во многих случаях дает хорошие непосредственные (что немаловажно) и даже отдаленные результаты (Л. А. Благодарный, 1999).

Геморрой и беременность

Принято считать, что у женщин геморрой клинически выявляется достоверно реже. Женщины обращаются к врачу в основном при сильных болях, а этот симптом в клинике болезни не самый основной. Данные В. М. Асатиани (1974) показали, что объективно у женщин геморрой достаточно част, но они из-за обывательского представления о его неизбежности во время и после родов не придают ему значения и вовремя не обращаются к врачам. У женщин геморрой действительно, проявляется или обостряется главным образом во время беременности и в родах. Многие авторы указывают на роль беременности и родов в развитии этого заболевания (Чудновский П. Д. 1958; Клеветенко Г. И., Полещук М. П., 1971; Беккер С. М., 1975; Мун Н. В., 1988; Struck F„ 1967, и другие), но вопрос о влиянии беременности на развитие геморроя полностью не исследован.

И. В. Мун обследовал 2500 беременных женщин и 500 женщин, не имевших в анамнезе беременностей. В последней группе геморрой был выявлен всего у 37 (7, 4%) женщин, в то время как из 2500 беременных - у 1004 (40, 2 %), т. е. в 5 раз чаще. При этом если среди беременных в возрасте до 20 лет геморрой встретился у каждой пятой, то при беременности в возрасте 30 лет и старше - у каждой второй. У 472 беременных женщин выявлен геморрой в бессимптомной стадии. Эти женщины не предъявляли характерных для геморроя жалоб, но при обследовании (аноскопии) в типичных местах на стенках заднепроходного канала были обнаружены геморроидальные узлы. Мы считаем, что своевременное выявление беременных с клинически бессимптомным геморроем и проведение у них некоторых профилактических мер даст возможность во многих случаях предупредить развитие этого синдрома, осложняющего течение родов и послеродового периода. Из 1004 больных геморроем беременных женщин у 217 (21, 6%) было сочетание геморроя с варикозным расширением вен нижних конечностей, в том числе у 98 женщин выявлено обширное поражение венозной системы - нижних конечностей, промежности, наружных половых органов, паховых областей, стенок живота. У этих женщин в большинстве случаев выявлялось семейное предрасположение к венозной патологии. У них, как правило, геморрой и варикозное расширение вен появлялись уже в I или в начале II триместра беременности. Вообще, как было указано выше, геморрой и варикозное расширение обычных вен сочетаются редко; патогенез этих заболеваний различен. Однако у беременных женщин, особенно склонных к венозной патологии, такое сочетание, естественно, наблюдается чаще, ибо застой крови в венах таза и нижней половины туловища, конечно, усугубляет как патологию кавернозной ткани прямой кишки, так и вен обычного строения.

Клинический симптомокомплекс геморроя при беременности почти не отличается от такового при обычном течении хронического геморроя. Из 532 беременных женщин с клинически выраженными признаками геморроя боли в заднем проходе выступали на первый план у 41 %, ректальные кровотечения у 32%, анальный зуд у 28 % больных. Чаще чем обычно у беременных женщин определяется наружный геморрой - в 61, 3% наблюдений. В 11, 5% случаев геморрой у беременных сочетался с анальной трещиной. Как выяснилось из направленного опроса, большинство беременных, имевших признаки геморроя, к врачам за помощью не обращались, считая эти симптомы обычными проявлениями самой беременности. Часто у беременных после 2 — 3 — дневной задержки стула внезапно появлялись болезненные плотные геморроидальные узлы, что сопровождалось острыми болями и, реже, кровотечениями.

Лечение

Практически целесообразно выделить три группы больных геморроем беременных женщин. К первой относится бессимптомный геморрой. У этих женщин следует проводить только профилактические мероприятия - диета с ограничением острых блюд и большим количеством растительной клетчатки, лечебная физкультура, прогулки, водный туалет заднего прохода после дефекации, послабляющие травы. Вторую клиническую группу составляют больные с жалобами на запоры, кровотечения, боли при дефекации, анальный зуд. У этих женщин проводится лечение свечами и мазями (в том числе с гепарином и ферментами), теплые сидячие ванны, бутадион внутрь. При сочетании геморроя с анальной трещиной и при остром геморрое у 57 больных с успехом была выполнена новокаино-спиртовая блокада. Всем больным рекомендовали средства борьбы с запорами. Почти во всех случаях у больных описываемых двух групп удалось добиться явного улучшения состояния и провести роды без обострения геморроя. В третью группу включали беременных, страдающих геморроем, подлежащим хирургическому лечению. Это были женщины с выпадением внутренних узлов и с частыми обострениями болезни, больные с обильными изнуряющими геморроидальными кровотечениями, а также с острым геморроем в стадии некроза выпавших и ущемившихся узлов. В связи с тем, что такие больные, как правило, не соглашаются на операцию во время беременности, им следует рекомендовать хирургические вмешательство после родов. Сроки операции вырабатываются индивидуально, но в принципе таких больных надо оперировать, ибо с течением времени, особенно если женщина собирается еще рожать, геморрой представляет для нее все большую опасность.

Если консервативные меры не дают эффекта и у беременной женщины возникает явная необходимость в операции, то тактика сугубо индивидуальна. Если геморрой проявляется главным образом кровотечениями с признаками выраженной анемии, то можно провести склерозирующие инъекции. Если имеется выпадение внутренних узлов, но без явлений острого воспаления, то можно ограничиться осторожным вправлением узлов после дефекации (лучше в теплой сидячей ванне). Таким женщинам рекомендуются при позыве на стул (особенно при запорах) небольшие очистительные клизмы, строго запрещаются тяжелый физический труд и определенные домашние работы (стирка, мытье полов). Назначают свечи с новокаином и красавкой. При остром воспалении геморроидальных узлов следует пытаться обойтись консервативным стационарным лечением - полный покой, стул с клизмами, новокаиновые параректальные блокады, свечи и повязки с гепарином и химопсином, постеризановая мазь. Если все же возникает необходимость оперировать, то лучше делать это в начальных сроках, применяя щадящие операции без раздавливания внутренних узлов клеммами.

Таким образом, беременность, не являясь основным патогенетическим фактором геморроя, часто выявляет его, усугубляет его клиническое течение. С другой стороны, геморрой у беременных часто осложняет течение родов и послеродовой период. Врач женской консультации, наблюдающий женщину с самого начала беременности и диагностировавший у нее геморрой, должен проконсультироваться с проктологом и выработать общую тактику поведения по отношению к такой больной. У всех беременных женщин при первом же осмотре в женской консультации необходимо пальцевое исследование прямой кишки и по показаниям, на начальных стадиях беременности, ректоскопия для выявления как бессимптомного геморроя, так и возможных других заболеваний прямой кишки и заднепроходного канала.

Н. В. Мун обследовал также 1300 неотобранных родильниц. Им провели направленный опрос, наружный осмотр области заднего прохода, пальцевое исследование прямой кишки, аноскопию, сфинктерометрию. Из 1300 обследованных женщин у 640 (49, 2%) был выявлен геморрой. Частота этого заболевания нарастает с количеством предыдущих родов. Из 640 родильниц, имевших геморрой, у 395 (61, 7 %) после родов наступило обострение хронического процесса. Во время родовой деятельности, когда головка плода проходит в малый таз, сосуды этой области, в том числе прямой кишки, резко сдавливаются. Нарушается венозный отток, нарастают застой крови и гипоксия тканей. Это, мы полагаем, создает дополнительные условия для раскрытия артериовенозных анастомозов непосредственно в просвет кавернозных полостей прямой кишки. Чем продолжительнее период родовой деятельности, тем более выражены эти процессы. Геморроидальные узлы набухают, резко увеличиваются в размерах, становятся напряженными. Во время потуг, как известно, сфинктер заднего прохода раскрывается, дистальный конец прямой кишки зияет и при этом хорошо видны как наружные, так и внутренние геморроидальные узлы. Они на глазах увеличиваются, становятся синюшными и плотными. После окончания потуг внутренние узлы несколько уменьшаются, а при последующей потуге картина повторяется. При прорезывании головки плода внутренние геморроидальные узлы, если они достаточно выражены, выдавливаются наружу и иногда их стенки разрываются. После родов, с постепенным сокращением сфинктера заднего прохода, внутренние узлы уменьшаются и самостоятельно вправляются, но часто, если сокращение сфинктера проходит быстро, эти узлы ущемляются и возникает острый геморрой. Сфинктерометрия показывает, что тоническое, волевое и максимальное сокращения сфинктера заднего прохода непосредственно после родов резко снижены, а восстановление этих показателей до нормальных происходит в течение 15-30 мин. Если в это время большие внутренние геморроидальные узлы не успевают вправиться, то возникает их ущемление. Выявленные сроки сокращения сфинктера важны и для врачебной тактики: именно в этот период может быть эффективным осторожное вправление выпавших узлов. Если нет налицо признаков воспаления, то в течение первых 15 мин после родов можно без всякой анестезии безболезненно вправить выпавшие узлы. После этого в заднепроходный канал вводят марлевую турунду, обильно пропитанную мазью с гепарином и химопсином (трипсином). Эту турунду следует менять 2-3 раза в сутки, а, начиная с 3 — го дня после родов, больным ежедневно ставят очистительную клизму. Боли в таких случаях быстро проходят и у большинства женщин узлы больше не выпадают. К моменту выписки такие женщины считают себя здоровыми.

В других случаях, а их большинство, врач имеет дело с острым геморроем различной степени тяжести. I степень была определена у 217 рожениц (54, 9%), II- у 129 (32, 7%) и III степень тяжести острого геморроя диагностирована у 49 женщин (12, 4 %). При I и II степени тяжести консервативное лечение дает в подавляющем большинстве случаев удовлетворительный эффект. Холодные примочки, гепарин-химопсиновая мазь, свечи с постеризаном, диета, небольшие очистительные клизмы быстро улучшают состояние больных. Узлы уменьшаются, но боли при дефекации, особенно при II степени тяжести страдания, остаются. У отдельных больных появляется стулобоязнь, поэтому в первые дни после родов следует прибегать к очистительным клизмам с предварительным введением в задний проход 30-40 г. масла - подсолнечного, вазелинового, рыбьего жира и др. При III степени острого геморроя следует произвести короткую параректальную новокаиновую блокаду, добавив в раствор 1 г канамицина, назначить антигистаминные препараты (димедрол по 0, 03 г или супрастин по 0, 025 г дважды в день), бутадион по 0, 15 г 3 раза в день. Местно применяют гепарин-химопсиновую мазь, назначают УВЧ на область заднего прохода.

Наблюдения показывают, что запоры, часто встречающиеся у женщин во время беременности, в послеродовом периоде еще более усугубляются и обычно длятся в течение 3-5 недель, а затем самостоятельно проходят (если они не были свойственны данной родильнице вообще). В этот период геморрой протекает особенно мучительно. Боли, кровотечения, воспаление и выпадение узлов составляют известный симптомокомплекс. Замечено также, что если беременность заканчивается абортом в I триместре, то в большинстве случаев геморрой не проявляется. Учитывая все это, всем женщинам в послеродовом периоде рекомендуют пищу, богатую растительной клетчаткой (в частности, пшеничные отруби), лечебную физкультуру, утром гигиеническую гимнастику, обязательно 2-3 раза в день по 15 мин. придание телу горизонтального положения с возвышенным положением таза, водный туалет заднего прохода. Все эти меры способствуют улучшению функции толстой кишки, повышению тонуса мышц анального дома и брюшной стенки, уменьшению застойных явлений в сосудах органов малого таза. Через 6-7 дней после родов, при отсутствии выраженного эффекта от перечисленных мер назначают лечение ультразвуком: в непрерывном режиме с помощью аппарата УТП-1 с частотой колебаний 830 кГц по лабильной методике в течение 5 мин по ходу толстой кишки, а также в течение 3 мин паравертебрально с обеих сторон от Т4 до L 5, при интенсивности звуковых колебаний от 0, 3 до 0, 5 Вт/см2. Всею 15-16 сеансов.

 

Глава 6. Классический гемороидальный синдром (хронический геморрой)

Общая характеристика синдрома

Описанию этого синдрома посвящено столько книг и статей, что кажется ничего нового добавить невозможно. Наиболее полно классический симптомокомплекс хронического геморроя описан в отечественной литературе в книге А. Н. Рыжих «Хирургия прямой кишки» (1956), в монографии А. М. Аминева «Геморрой» (1959) и в его же «Руководстве по проктологии», т. 2 (1971). Однако мы считаем целесообразным остановиться на тех особенностях клиники и течения хронического геморроя, которые мы отметили, наблюдая более 10000 больных геморроем за последние 25 лет.

Типичный симптомокомплекс хронического течения заболевания складывается из болей в области заднего прохода, возникающих во время и после дефекации, небольших интермиттирующих кровотечений, связанных, как правило, также с дефекацией, и из выпадения внутренних геморроидальных узлов; довольно часто все эти признаки сочетаются с анальным зудом или чувством жжения, мокнутия, саднения в области заднего прохода.

Происхождение каждого из перечисленных симптомов достаточно ясно. Боли связаны с тем, что нервные окончания истонченных стенок заднепроходного канала, т. е. медиальных стенок внутренних геморроидальных узлов, оказываются ближе к поверхности слизистой оболочки и травмируются каловыми массами или раздражаются при часто возникающем спазме сфинктера заднего прохода. Истончение стенок геморроидальных узлов, обращенных в просвет прямой кишки, вернее узкого заднепроходного канала, связано с увеличением самой массы узлов и с усилением их патологической подвижности, когда стенки анального канала в типичных местах - в левом боковом, правом заднебоковом и правом переднебоковом сегментах - как бы сдвигаются с места при пальцевом исследовании прямой кишки. Об этом говорилось выше (“анальные подушки”), и этот признак хорошо известен опытным проктологам: еще не определяется больших узлов, а стенки заднепроходного канала подвижны, смещаются пальцем.

Особое значение у больных геморроем имеет состояние анального жома. Как правило, при коротком анамнезе болезни у молодых людей спазм выражен, что определяется пальцем и сфинктерометром. Сокращение мышц жома возникает в ответ на местное болевое раздражение и становится стойким, если боли постоянные и достаточно интенсивные. Специально измерять тонус, волевое сокращение и максимальную силу жома у больных геморроем не обязательно, это делается, в основном, с научно-исследовательскими целями, но при первом же пальцевом исследовании прямой кишки врач может и должен отметить наличие или отсутствие спазма сфинктера заднего прохода, ибо этот признак важен для определения объема оперативного лечения. Если геморрой длится у больного более 10 лет, то в большинстве случаев спазма сфинктера нет, а наоборот, может быть выявлена его недостаточность. Этот феномен связан с тем, что длительное выпадение внутренних узлов при каждой дефекации, особенно, когда эти узлы перестают вправляться, может обусловить слабость жома: «усталость» этих мышечных образований при постоянном удерживании инородного тела (выпадающие узлы) может обусловить их слабость.

Боли при хроническом геморрое в первые годы болезни не очень интенсивные, возникают только во время и после стула, а затем самостоятельно проходят. Сильные, длительные боли свидетельствуют о сочетании геморроя с анальной трещиной, криптитом или другими заболеваниями прямой кишки. В этих случаях при осторожном раздвигании ягодиц у больного можно видеть на стенке заднепроходного канала, чаще всего задней, линейную или треугольную язву - анальную трещину, либо увеличенные (гипертрофические) анальные сосочки, иногда гиперемированные и отечные. Очень важно отличать эти сосочки (папиллы) - нормальную структуру клапанов морганиевых крипт заднепроходного канала - от более плотных, фиброзных анальных полипов и от фиброзно-измененных дистальных участков внутренних геморроидальных узлов. Именно эти “верхушки” внутренних узлов хирурги часто принимают за отдельные узлы, что ведет к неправильной хирургической тактике. Об этом подробнее будет сказано ниже.

Таким образом, при хроническом геморрое боли в области заднего прохода связаны с дефекацией, выпадением внутренних узлов или с обострениями болезни. Если же боли с дефекацией не связаны, а возникают после длительного сидения, ночью, иногда без всякой видимой причины, то это более характерно не для геморроя, а для анальной невралгии (прокталгии). В последнем случае боли часто иррадиируют в область крестца, копчика, задних поверхностей бедер, переднюю часть промежности. Весьма показательно, что при обычном течении хронического геморроя у больных, не страдающих запорами, боли почти не беспокоят пациентов, а на первый план в клинике выступают ректальные кровотечения и выпадение внутренних узлов. Кровотечения при типичном хроническом геморрое обычно небольшие, возникают только во время или сразу по окончании дефекации, особенно при запорах. Кровь или окрашивает каловые массы, либо брызжет или капает на них. Цвет крови, как правило, алый хотя может быть и выделение темной крови, в том числе сгустками, когда кровь оставалась в ампуле прямой кишки после предыдущей дефекации. Именно алый цвет крови, выделяющейся напряженными каплями брызгами или пульсирующей струйкой, характерен для геморроя, в то время как появление темной крови, мазками, вне дефекации - признак весьма настораживающий. В этих случаях врач должен исследовать всю толстую кишку (колоноскопия), ибо кровотечения такого типа весьма характерны для полипов, ворсинчатых аденом или рака сигмовидной или вышележащих отделов ободочной кишки. Кроме того, описанный тип кровотечения темной кровью, сгустками, вне дефекации довольно быстро приводит к анемии, чего почти не наблюдается при типичном хроническом геморрое, при котором больные хорошо компенсируют небольшую постоянную кровопотерю и годами не испытывают никаких общих расстройств.

С течением времени, обычно через 5-7 лет от появления первых симптомов геморроя, у больных при дефекации, а затем и при кашле, чиханье, легком натуживании и, в конце концов, просто при ходьбе из заднего прохода начинают выпадать внутренние геморроидальные узлы. Сначала эти узлы вправляются легко при помощи только волевого сокращения мышц сфинктера заднего прохода, но через некоторое время мышцы сфинктера расслабляются, теряют тонус и больные вынуждены вправлять эти “шишки’’ рукой. Нам приходится часто давать оценку различным приспособлениям, которые предлагаются во множестве для вправления выпадающих геморроидальных узлов. Не вдаваясь в подробности этих предложений, среди которых имеются целые устройства и механические манипуляторы, предлагаемые, как это часто бывает, людьми, далекими от медицины, мы хотим лишь отметить, что уже само большое число этих предложений свидетельствует о печальном факте широкого распространения этого осложнения хронического геморроя, справляться с которым консервативными мерами есть задача столь же трудная, сколь и неэстетичная. В конце концов, если никаких мер не предпринимать, выпадающие узлы вообще перестают вправляться, и при наружном осмотре у таких больных в области заднего прохода виден «букет» - вывернутые наружу, багрово — красные или синюшные верхушки геморроидальных узлов. Этот дольчатый с виду конгломерат обычно (в «холодном» периоде болезни) почти безболезнен при ощупывании и легко вправляется в кишку, впрочем, тут же из нее выпадая при легком натуживании больного. Самые дистальные участки выпадающих трех основных внутренних узлов, соприкасаясь постоянно с наружной средой (кожей, ягодицами, бельем) и травмируясь при сидении и ходьбе, при дефекации и неправильном туалете заднего прохода, грубеют, уплотняются и либо инфицируются (и тогда возникает острая болевая атака), либо становятся настолько плотными, что вместе с соответствующими им наружными геморроидальными бахромками превращаются в своеобразные структуры, вид и консистенция которых могут навести неопытного врача на мысль о наличии рака заднего прохода. Кстати, хронический геморрой, по нашим данным, никогда не озлокачествляется. В мировой литературе мы также не нашли такого рода описаний. Другое дело - сочетание хронического геморроя и рака заднего прохода и прямой кишки. Такие случаи довольно часты, что вполне понятно: рак этой области чаще всего диагностируют у лиц старшей возрастной группы и у пожилых людей, у которых геморрой - явление почти постоянное. Для дифференциальной диагностики рака заднего прохода и геморроя достаточно бывает простого наружного осмотра и пальцевого исследования, а в сомнительных случаях диагноз устанавливают с помощью ректоскопии и биопсии.

При выпадении внутренних геморроидальных узлов иногда выворачивается наружу и зубчатая линия заднепроходного канала, ограниченная снизу анальными сосочками. В таких случаях речь идет о комбинированном выпадении узлов и слизистой оболочки заднепроходного канала, т. е. о I степени выпадения прямой кишки.

Анальный зуд, жжение, саднение кожи в области заднего прохода у больных геморроем объясняются просто. Большие внутренние узлы при хроническом, длительно протекающем геморрое создают препятствие для герметического смыкания стенок заднепроходного канала. При этом, как уже отмечалось, тонус сфинктера заднего прохода у таких больных в большинстве случаев несколько снижен. В связи с этим на перианальную кожу из ампулы прямой кишки выделяется едкое содержимое прямой кишки - слизь, вызывающая зуд и жжение. Возникает чувство инородного тела в промежности. Особенно выражены эти симптомы у тучных людей, у лиц, склонных к полноте, а также у тех, кто злоупотребляет спиртными напитками и острой, соленой пищей: у них каловые массы в дистальных отделах толстой кишки больше окисляются и выделения становятся более едкими. При наружном осмотре в таких случаях видны экскориации на коже, следы расчесов, а в выраженных случаях влажная экзема, уплотнение и грубая складчатость перианальной кожи. Иногда в хронических случаях налицо депигментация кожи в области заднего прохода.

Все перечисленные симптомы складываются постепенно в хорошо известный врачам и самим больным комплекс, который в выраженных случаях настолько отягощает состояние, что больные теряют всякое терпение и, главное - надежду на излечение. Они становятся раздражительными, замыкаются в себе, у них портится характер. Изменяется даже внешний вид больного хроническим геморроем, выражение лица его становится угрюмо — раздражительным, цвет кожи щек приобретает землистый оттенок, резко обозначаются глубокие морщины. Недаром старые врачи писали о характерном «лице геморроидального больного». Эти явления связаны с постоянной аутоинтоксикацией из-за хронических запоров и с применением в течение длительного времени самых различных, в том числе непроверенных псевдонародных средств.

Диагностика геморроя, как видно из приведенного выше описания, несложна. Правильно собранный анамнез, наружный осмотр, пальцевое исследование прямой кишки, выпадение узлов при легком натуживании больного - все это дает возможность без труда диагностировать геморрой. В этой связи необходимо заметить, что принятая до сих пор многими врачами и пропагандируемая некоторыми авторитетными в прошлом специалистами (Аминев А. М., 1971) аноскопия ректальным зеркалом со сплошными или окончатыми браншами для диагностики форм и стадий геморроя нецелесообразна, бесцельна, а во многих случаях даже вредна больному. Мы полностью и давно отказались от этого приема. Исследование ректальным зеркалом, особенно окончатым, ничего, кроме неприятных ощущений, больному не приносит. Прежде всего, само введение аноскопа и разведение его браншей в заднем проходе болезненно даже для здорового человека. У больного геморроем, особенно при воспалении узлов или при сочетании с криптитом, сфинктеритом, анальной трещиной эта манипуляция вызывает сильные боли, что, мягко говоря, вряд ли способствует дальнейшему установлению необходимого контакта с врачом. Кроме того, при обычном комнатном освещении рассмотреть с помощью анального зеркала патологические образования в глубине заднепроходного канала не удается, тем более что в «холодном» периоде болезни геморроидальный узел по цвету отличается от обычной слизистой оболочки весьма незначительно. Описанный старыми авторами признак выпадения внутреннего узла сквозь бранши окончатого ректального зеркала также совершенно бесполезен: пролабировать может и слизистая оболочка нормальной прямой кишки.

Больной с характерными для геморроя жалобами должен быть, прежде всего, осмотрен снаружи, лучше в положении на спине, в гинекологическом кресле, а не в коленно-локтевом положении. При осмотре оценивают состояние перианальной кожи, определяют наличие, форму и величину наружных геморроидальных узлов (бахромок), исследуют анальный рефлекс. Затем, осторожно раздвигая двумя марлевыми салфетками ягодицы больного, осматривают дистальный участок заднепроходного канала, особенно в области передней и задней (копчиковой) комиссур, где могут определяться настоящие анальные трещины, гипертрофические анальные сосочки, «сторожевой бугорок» при анальной трещине (фиброзный полип у ее наружного, дистального конца), узкие линейные трещины — язвы на слизистой оболочке (при анальной форме болезни Крона), внутренние отверстия полных наружных или неполных внутренних свищей, а также нижний полюс злокачественных опухолей дистальной части прямой кишки. После этого выполняют пальцевое исследование прямой кишки. Этому простому и в то же время очень ценному диагностическому приему посвящены многие публикации, лучшей из которых, на наш взгляд, является глава в монографии В. М. Мыша (1934). Несмотря на все это, а также на настойчивые указания и рекомендации специализированных учреждений, практические врачи (врачи первого контакта), особенно терапевты и акушеры — гинекологи, до сих пор часто пренебрегают этим исследованием, что ведет в целом ряде случаев к поздней диагностике не только геморроя (что было бы еще не так страшно), но и рака прямой кишки. Мы много раз констатировали опухоль прямой кишки у больных, длительно лечившихся по поводу геморроя, причем примерно в половине таких случаев геморрой действительно был, но параллельно с ним существовала опухоль, которая могла быть определена при первом же пальцевом исследовании прямой кишки. А этого сделано не было; больным назначали свечи, теплые ванны (! ) и даже грязевые аппликации и ректальные тампоны, особенно когда в связи с распространением рака начинались боли, иррадирующие в поясницу, что у врачей вызывало подозрение не на рак, а почему-то, прежде всего на радикулит. Один такой пример мы приводили выше, другие примеры, к сожалению, все время приходится видеть. В каждой нашей статье, книге, методических рекомендациях, учебных фильмах мы не устаем настаивать на обязательном во всех случаях пальцевом исследовании прямой кишки у больных, предъявляющих жалобы на ректальные кровотечения или кишечный дискомфорт. Это исследование должно предварять ректороманоскопию лучше колоноскопию, также совершенно обязательную у таких больных.

Онкологическая настороженность! Известно, что рак толстой кишки, в том числе прямой кишки, в последние годы учащается как в абсолютных цифрах, так и относительно злокачественных опухолей других локализаций. Связано это частично с характером диеты жителей развитых стран, среди которых этот вид рака как раз и становится все чаще. Употребление в пищу большого количества жиров и белков, малый объем пищи вообще и, в частности, недостаток в ней грубоволокнистой клетчатки, ведут к уплотнению пищевого комка, к увеличению времени продвижения его по толстой кишке, т. е. к ненормально длительному контакту со слизистой оболочкой толстой кишки. Такие особенности диеты, вызывающей, кроме того, патологические изменения функции желчных кислот, меняют кишечный микробный ценоз: возникает много анаэробных форм кишечных бактерий. Все это создает условия для появления в толстой кишке проканцерогенов и канцерогенов, имеющих непосредственный и длительный (запоры) контакт со слизистой оболочкой толстой кишки, особенно в местах расположения естественных мышечных ее сфинктеров. Перечисленные факты, безусловно, способствуют учащению развития рака толстой кишки.

Более 80 % опухолей прямой кишки, имеющих в начальных стадиях клинику, весьма схожую с клиникой геморроя, могут быть сразу, при первом же обследовании определены пальцем. Каждый больной, жалующийся на ректальные кровотечения, нарушения ритма дефекации и др., должен быть подвергнут пальцевому исследованию прямой кишки, в том числе и тогда, когда и без пальцевого исследования, уже при наружном осмотре у него определяются выраженные геморроидальные узлы и диагноз геморроя ясен, и тем более, в случаях, если наружных признаков геморроя нет. Пальцевое исследование прямой кишки начинают в колено-локтевом положении больного. Палец вводят сначала только в заднепроходный канал, определяют болезненность его стенок, их патологическую подвижность (внутренние геморроидальные узлы), наличие каких-либо патологических изменений в области зубчатой линии, где обычно локализуются внутренние отверстия параректальных свищей (хронический парапроктит), анальные трещины, гипертрофические анальные сосочки. Специальная подготовка прямой кишки клизмами при этом не нужна. Известно, что в большинстве случаев у здоровых людей после утренней дефекации ампула прямой кишки пуста, и это определяется при пальцевом исследовании. Наличие плотных каловых масс после утренней дефекации - это уже важный симптом, свидетельствующий о копростазе, даже если больной не предъявляет жалоб на запоры. Пальцевое исследование в колено — локтевом положении больного лучше всего помогает определить функцию мышц анального жома. Практически пальцем можно достаточно достоверно выяснить наличие спазма (сфинктер плотно охватывает палец врача) или, наоборот, слабости жома. В последнем случае пальцем можно определить слабость внутреннего (тонус) или наружного сфинктера (сила волевого сокращения). Не имея под рукой сфинктерометра , который, кстати, необходим главным образом для научных целей или для определения резко выраженной степени недостаточности анального жома (у больных выпадением прямой кишки и др. ), опытный врач только при пальцевом исследовании получает достаточно сведений о функции сфинктера заднего прохода. В этом же коленно-локтевом положении больного можно выявить такие важные признаки, как спазм мышц, поднимающих задний проход, что характерно для анальной невралгии, подвижность (баллотирование) верхушки копчика у больных с травматической кокцигодинией. При этом применяют особый прием: ощупывание стенок заднепроходного канала и верхушки копчика одновременно указательным (изнутри) и большим (снаружи) пальцами одной кисти. Такое бидигитальное исследование необходимо и для диагностики кист и опухолей прямокишечно-влагалищной перегородки у женщин. Это исследование выполняют в положении тела на спине, лучше всего на гинекологическом кресле, с согнутыми и уложенными на подставки ногами (положение для геморроидэктомии).

Пальцевое исследование прямой кишки при подозрении на геморрой позволяет не только верифицировать данный диагноз, но и определить сопутствующие заболевания прямой кишки и дифференцировать геморрой от других, схожих по клинике заболеваний. В этом плане довольно сложна и необходима дифференциальная диагностика хронического геморроя с выпадением узлов и выпадения прямой кишки. Этому было посвящено много публикаций, в частности интересная работа Г. А. Подоляка (1969). Прежде всего, здесь следует учитывать длину выпадающего участка. При геморрое длина выпадающего дольчатого цилиндра не бывает больше 2-3 см, в то время как при истинном выпадении прямой кишки может выпадать участок длиной до 20 см и более. По форме выпадающий участок прямой кишки напоминает конус, истинный цилиндр или рог, а при выпадении геморроидальных узлов врач видит «розетку». При выпадении кишки видна поперечная складчатость ее слизистой оболочки и, кроме того, чаще, чем при геморрое, выворачивается наружу зубчатая линия заднепроходного канала. Последняя, как указывалось выше, может выворачиваться и при комбинации внутреннего геморроя с выпадением слизистой оболочки заднепроходного канала, но это особый случай, требующий индивидуальной лечебной тактики. Отметим еще, что при выпадении прямой кишки намного чаще и резче, чем при геморрое, будет выражена слабость сфинктера заднего прохода. В общем для геморроя более характерен спазм сфинктера, а для выпадения прямой кишки - его недостаточность. Дифференциальная диагностика геморроя с выпадением узлов и выпадения прямой кишки имеет отнюдь не только научный интерес; методы лечения этих заболеваний разные, и мы имеем много примеров неадекватных операций по поводу геморроя у больных с выпадением прямой кишки и наоборот.

Очень редко встречается настоящее варикозное расширение вен прямой кишки, связанное, как правило, с портальной гипертензией, а также прямокишечные гемангиомы. В последнем случае ректальные кровотечения начинаются в детском или юношеском возрасте и при ректоскопии определяется типичная “распластанная” или коврового вида поверхность, легко кровоточащая при дотрагивании

Иногда у больных геморроем при натуживании (диагностический прием Вальсальва) вместе с внутренними узлами из заднего прохода выпадает полип на ножке или нижний участок ворсинчатой опухоли прямой кишки. Отличить эти образования от геморроидальных узлов не очень трудно: полип обычно более плотен, имеет выраженную ножку, а ворсинчатая опухоль, наоборот, мягкая («как пух»), не имеет ножки, легко кровоточит при дотрагивании. В таких ситуациях и вообще у каждого больного геморроем показана ректороманоскопия или, если есть возможность, гибкая тотальная колоноскопия. Это исследование, в отличие от аноскопии очень важно.

Ректоскопия (проктоскопия) на глубину до 12-15 см может быть выполнена без специальной подготовки кишки клизмами (это даже часто рекомендуют для оценки функции толстой кишки), а во-вторых, именно при ректоскопии во время выведения тубуса аппарата из кишки после детального осмотра слизистой оболочки можно достаточно полноценно осмотреть заднепроходный канал и визуально наблюдать выпадение внутренних геморроидальных узлов в просвет кишки, когда они как бы провисают в ректоскоп. С помощью ректороманоскопии без труда дифференцируют геморрой от полипов (полипоза) прямой кишки, злокачественных опухолей этой локализации, а также воспалительных поражений дистальной части толстой кишки, таких как проктосигмоидит, дистальные формы неспецифического язвенного колита и болезни Крона. Эти дистальные участки прямой кишки плохо видны при колоноскопии, в связи с чем мы рекомендуем перед колоноскопией проделать все же жесткую ректороманоскопию. С другой стороны, ректороманоскопия до 25-30 см жестким аппаратом доставляет больным много неприятностей, хотя в опытных руках она должна быть безболезненна. Повторяя тубусом ректоскопа изгибы прямой и сигмовидной кишки, не форсируя продвижение тубуса, постоянно вводя воздух в просвет кишки, проктолог должен выполнить эту манипуляцию без особых трудностей. Если продвижение тубуса (чаще в ректосигмовидном отделе) затруднено, если больной жалуется на сильные боли, исследование нужно прекратить; сама болезненность манипуляции указывает на какие-то функциональные или органические нарушения - резкие изгибы сигмовиднои кишки (часто у женщин при спайках в тазу после гинекологических операций), сужения просвета кишки при некоторых формах болезни Гиршпрунга у взрослых, органические послелучевые или опухолевые стриктуры и т. п. Во всех таких случаях необходима колоноскопия или, если она невозможна, ирригоскопия (бариевая клизма с двойным контрастированием). Споры среди рентгенологов и эндоскопистов относительно того, что надо делать сначала и что потом, закончились в пользу первичного исследования толстой кишки колоноскопом. Это тем более оправдано, что при колоноскопии практически с любого подозрительного участка толстой кишки можно взять щипковую (для гистологического исследования) или щеточную (для быстрого цитологического исследования) биопсию. Споры продолжаются и о том, кто должен делать колоноскопию - специалист по диагностической и лечебной эндоскопии или сам проктолог. В зарубежной литературе предпочтение отдают колопроктологу, в то время как в отечественной практике эта манипуляция есть прерогатива эндоскописта. Мы не беремся решать эту проблему; важно чтобы исследование было проведено вовремя и квалифицировано. Только если колоноскопия почему-либо не удалась, прибегают к бариевой клизме. С другой стороны, достаточно часто ирригоскопия оказывается необходимой для более точной, к примеру, топической диагностики дивертикулеза толстой кишки, определения протяженности и характера различных ее стриктур, выяснения формы роста и степени инвазии злокачественных опухолей толстой кишки и др. В настоящее время, с внедрением в практику новейших средств быстрой и качественной подготовки толстой кишки к исследованию (фортрал и др. ), выполнение колоноскопии и ирригосокпии намного облегчается, хотя необходимо отметить, что если “колоноскописты”, как правило, проходят специальное обучение и интерпретируют визуальные данные весьма квалифицировано, то практические рентгенологи часто не любят выполнять ирригоскопию (большие дозы облучения) и не всегда четко описывают полученные данные.

Заканчивая описание клинической картины классического хронического геморроидального синдрома, еще раз обращаем внимание на необходимость точно убедиться, что у вашего больного именно и только геморрой. Сколько раз приходится, к несчастью, констатировать позднюю диагностику рака прямой кишки у больных геморроем; сколько раз приходится поражаться, - с какой легкостью, только при наружном осмотре, без пальцевого исследования и без ректоскопии врачи первого контакта ставят диагноз геморроя и проводят длительное лечение, часто снижая паллиативными средствами (кровоостанавливающие и болеутоляющие свечи и мази) симптоматику, связанную не только и не столько с геморроем, сколько с сопутствующим, намного более серьезным поражением прямой кишки. Читателю может надоесть навязчивое повторение этого тезиса, но мы это делаем специально; может быть, эта тавтология поможет раньше диагностировать рак прямой кишки.

Консервативное лечение

Прежде всего, необходимо выявить особенности трудовой деятельности больных и их образа жизни. Как ни тривиальны эти советы, без них не обойтись. Выше уже говорилось, что многие профессии - шоферы, “компьютерщики" (прежние машинистки), телефонистки, парикмахеры и некоторые другие связаны повышенным риском геморроя. Длительная однообразная стоячая работа парикмахера, постоянные тупые травмы в область заднего прохода у водителей, длительное сидение за компьютером и т. п. - все это способствует венозному застою в сосудах таза и соответственно переполнению кавернозных структур геморроидальных сосудистых сплетений. Как это ни трудно сделать практически, но работодателям следует постоянно доказывать, что временный перевод таких рабочих и служащих на другую деятельность, создание на предприятиях и в фирмах условий для отдыха и, по — возможности, для спортивных игр, оборудование на дальних автотрассах хороших столовых для водителей, устройство на производстве залов для шейпинга, бань — саун и т. п. - не прихоть, а необходимость. В конечном счете эти затраты и мероприятия окупятся с лихвой. На передовых иностранных, а теперь и отечественных предприятиях такая система работы внедрена и результаты не заставляют себя ждать.

Консервативное лечение хронического геморроя следует начинать, конечно, с мер консервативных. Это свечи, мази, правильный водный туалет после дефекации и опять же профилактика запоров,

Многочисленные, все новые ректальные свечи, в изобилии появляющиеся в аптечной сети, заставляют пересмотреть некоторые старые позиции. Классические прописи с белладонной, новокаином, анестезином, ихтиолом и маслом какао, предложенные в свое время А. Н. Рыжих, свечи с ферментами (химопсин) и т. п. сейчас либо не готовятся в аптеках вообще (в связи с отсутствием масла какао), либо добываются с большими трудностями. Отметим, в связи с этим обстоятельством, что официальные , готовые свечи (анузол, проктокол, проктоседил и многочисленные другие), изготовленные по новейшим технологиям, в общем, оказывают такое же примерно действие, хотя, скажем, при геморроидальных кровотечениях наилучший эффект все же оказывают свечи с адреналином:

Тромбин является одним из компонентов свертывающей системы крови, образуется из неактивного протромбина при его ферментативной активации тромбоцитами или тромбопластином. При местных кровотечениях препарат способствует быстрому образованию тромба. Лечение (в комплексе) с применением свечей с гливенолом и тромбином было проведено 80 больным геморроем. У 15 больных (первая группа) лечение проводили только тромбиновыми свечами. Это были больные с периодическими ректальными кровотечениями на фоне нормального стула. У 40 больных (вторая группа) кровотечения сочетались с болями в заднем проходе, запорами, анальным зудом. Им назначали свечи и мазь с гливенолом, а также гливенол в капсулах перорально. Еще 25 больным (третья группа), в клинике которых превалировали обильные ежедневные кровотечения, назначали свечи с тромбином и с гливенолом. Свечи и мазь с гливенолом применяли дважды в день - после стула и на ночь, а капсулы гливенола давали по одной 4 раза в день. Свечи с тромбином назначали только при кровотечениях (Бакрадзе И. Д., 1979). Курс лечения продолжался в течение 2 нед. При этом больные соблюдали щадящую диету; от работы не освобождались. Хороший эффект получен у 11 из 15 больных первой группы, у 31 из 40 больных второй группы и у 19 из 25 больных третьей группы. Сроки наблюдения за всеми этими больными не превышают 6 мес.

Мы далеки от мысли выдвигать на первый план в консервативном лечении геморроя препараты гливенола и тромбина, однако в комплексном лечении этого заболевания, преимущественно при кровотечениях, эти средства должны занять соответствующее место в арсенале врача. Особенно они эффективны в начальных стадиях заболевания и почти бесполезны при геморрое с постоянным и выраженным выпадением внутренних узлов. Интересный новый вариант свечей предлагают Р. А. Богин и соавт. (1989). Свечи выполнены из эластичного пористого пенополиуретана. В них в процессе синтеза полиуретана путем сорбции в полимерную матрицу вводят водные растворы разных лекарственных веществ. Свеча имеет вид конуса с расширением у верхней части и дисковым фланцем в основании, а средняя часть свечи несколько сужена. По оси свечи идет несквозной канал, тупо заканчивающийся у ее верхушки и открывающийся у основания. В полимерную массу свечи в процессе синтеза вводят еще и магнитную крошку (частицы феррита размерами 0, 05-0, 06 см) для ориентации частичек по полюсам. Такие свечи дозировано выделяют лекарственное средство; их после извлечения и стерилизации используют многократно. При этом в ткани геморроидального узла создается постоянное магнитное поле. При апробации, а затем клиническом применении больше чем у 200 больных геморроем эти свечи с трипсином, гепарином или троксевазином выделяли в течение 48-96 ч 80-90 % лекарственного вещества, а при внедрении в них магнитной крошки сроки выделения препаратов сокращались до 24-48 ч. При пятикратном автоклавировании свечи оставались действенными при повторных введениях. Их использовали у больных с обострениями хронического геморроя утром и вечером. Сроки наступления ремиссии, по данным цитируемых авторов, значительно сокращались и общая стоимость консервативного лечения до наступления полной клинической ремиссии и восстановления трудоспособности снижалась на 30%. Предложение это кажется перспективным.

Следует отметить, конечно, что один какой-либо препарат, метод, способ лечения геморроя не может претендовать на универсальность. Для каждой стадии геморроидального синдрома необходим комплекс терапии, в котором, действительно, тот или иной ингредиент может быть превалирующим. В связи с этим, например, вряд ли можно считать панацеей инъекции спирта в околопрямокишечную клетчатку. Метод небезопасен и имеет ограниченные показания. Кстати, описанное выше склерозирующее лечение без применения спирта дает при геморрое с выраженными и упорными кровотечениями вполне удовлетворительный эффект и является совершенно безопасным для больных.

Отметим еще одно, очень важное, на наш взгляд, обстоятельство. Когда врач говорит больному - идите в аптеку и купите себе какие-нибудь болеутоляющие или кровоостанавливающие свечи, какие у них сейчас имеются, - это, мягко говоря, неэтично и, кроме того, это сразу резко и однозначно снижает авторитет доктора в глазах больного. Точно также неэтично брать со стола готовую пачку написанных заранее рецептов и на глазах у больного просто ставить на них свою печать. Мало того, такое пренебрежение (на взгляд пациента) индивидуальными особенностями течения болезни психологически отрицательно влияет и на прогноз; больной перестает верить врачу, считая, что его болезнь, по — видимому, неизлечима и что поэтому врач просто отделывается от него. Конечно, проктолог это не психиатр, но с позиций больного (в данном случае, больного геморроем), его заболевание течет совершенно не так как у других и лечение должно быть особым, предназначенным только для него. Во многом, это верно. Не только при геморрое, конечно.

Лигирование узлов эластическими кольцами

В последние 20-25 лет широкое распространение, особенно среди зарубежных проктологов — практиков, получил амбулаторный метод лигирования выпадающих внутренних геморроидальных узлов путем перевязки их ножки ("шейки”) латексной шайбой с помощью специального инструмента-лигатора. Е. Barron (1964), основываясь на предложениях A. Blaisdell и С. Growly (1960), сконструировал специальный лигатор, с помощью которого на выпавший узел, на его ножку, накидывают плотную резиновую шайбу. Манипуляция, по мнению авторов, не требует анестезии, ибо ножка узла при осторожном потягивании его книзу оказывается выше кожно-слизистой чувствительной зоны. Мы считаем, что все же введение аноскопа и саму манипуляцию лучше проводить под местной анестезией путем распыления какого-либо современного анестетика (лидокаин). Лигирование выполняют в основном амбулаторно. Через 3-4 дня передавленная упругим резиновым кольцом ножка узла некротизируется и узел отпадает, а еще через 2-3 дня отторгается и сама шайба. Остается маленький, быстро заживающий участок некроза. К настоящему времени за рубежом опубликовано много тысяч наблюдений такого лечения.

При соответствующем отборе больных эта манипуляция, так же как склеротерапия, может и должна применяться (Б. Н. Резник, 1973; Marshman D., 1989; Л. А. Благодарный, 1999; множество других, самых современных источников). Инструментальный лигатурный метод лечения геморроя с использованием эластичных колец показан больным, страдающим кровоточащим геморроем с выпадением внутренних узлов и отягощенным сопутствующими заболеваниями сердечно-сосудистой и легочной систем, печени, почек, т. е. группе больных «повышенного риска», лечение которых консервативными средствами и инъекционной терапией малоэффективно, а проведение радикальной геморроидэктомии сопряжено с опасностью возникновения системных осложнений.

Ограничить показания и затруднить выполнение этой методики могут большие наружные узлы при смешанной форме геморроя; увеличенные в размере внутренние узлы, располагающиеся в зоне зубчатой линии, и крупные внутренние узлы, выделение и перевязка которых эластичным кольцом среди других узлов невозможна из-за трудностей выделения сосудистой ножки при рассыпном типе строения сосудов, образующих узел. При рецидиве геморроя после инъекционного лечения или после радикальной операции, рубцово-измененные стенки заднепроходного канала мешают проведению перевязки узла эластичным кольцом. Относительным противопоказанием для наложения эластичной лигатуры на внутренние узлы является наличие у больных геморроем сопутствующих аноректальных заболеваний (анальная трещина, парапроктит, проктит) в фазе хронического течения, что требует проведения у таких больных предварительного лечения. При обострении этих заболеваний инструментальное лигирование геморроидальных узлов противопоказано.

Подготовка больного к инструментальному лигированию узлов состоит в очищении прямой кишки клизмой из 2-3 стаканов воды за час до выполнения манипуляции для того, чтобы исключить дефекацию в течение суток. В ректоскопическом кабинете на смотровом кресле больной занимает положение на левом боку с приведенными к животу коленями. Это положение наиболее удобно для больных пожилого возраста. Перед началом манипуляции пальцевым исследованием определяют величину и расположение внутренних геморроидальных узлов. Для уточнения места наложения эластичной лигатуры на слизистую оболочку относительно зубчатой линии производят аноскопию, позволяющую по цвету слизистой оболочки определить зубчатую линию: примерно на 1 см выше ее слизистая оболочка ярко-красного цвета, ниже - розовая и переходит в полоску белого цвета. Таким образом, пальцевое исследование и аноскопия позволяют не только локализовать самый крупный или наиболее кровоточащий внутренний узел, который в первую очередь необходимо подвергнуть перевязке эластичным кольцом, но и определить место наилучшего расположения лигатуры в заднепроходном канале.

Техника инструментальной перевязки внутреннего узла эластичной лигатурой следующая. Под местным обезболиванием мазью или спреем лидокаина в прямую кишку вводят смазанный вазелином операционный аноскоп, извлекают мандрен и включают подсвет. Затем постепенно выводят аноскоп до появления в его просвете внутреннего геморроидального узла и зубчатой линии. В этом положении аноскоп фиксируют левой рукой так, чтобы основание узла находилось в его просвете, а другие узлы не мешали проведению перевязки. Устройство для перевязки эластичной лигатурой внутренних геморроидальных узлов, подготовленное к работе, вводят в просвет аноскопа (рис. 18, а), большим пальцем правой руки сдавливают кнопку пружинного зажима и его раскрытыми крючками охватывают верхушку узла. Захват геморроидального узла осуществляют снятием большого пальца с кнопки зажима, который, закрываясь, прокалывает своими крючками верхушку узла (рис. 18, б). В этот момент тремя остальными пальцами давят на поворотную переднюю стенку рукоятки, соединенную с крючками зажима, и втягивают узел внутрь втулок устройства. Захваченный за верхушку и проведенный через втулку устройства узел образует ножку, на которую с внутренней втулки сбрасывают эластичную лигатуру. Нажатие на спусковой крючок производят в тот момент, когда край внутренней втулки с растянутой на нем эластичной лигатурой находится не более чем в сантиметре от края аноскопа, фиксированного на зубчатой линии заднепроходного канала (рис. 18, в). Перед тем как извлечь устройство из аноскопа, пальцы, сдавливающие переднюю поворотную стенку рукоятки возвращают в исходное положение, а большим пальцем вновь надавливают на кнопку раскрытия зажима, освобождая крючки из узла, перевязанного лигатурой (рис. 18, г). При отработанной технике перевязки узла эластичной лигатурой в случаях, не требующих коррекции по ходу проведения методики, вся процедура по времени занимает несколько минут. Такое быстрое и гладкое течение процесса лигирования возможно лишь при достаточно хорошо изолированных друг от друга узлах, имеющих выраженную ножку и верхушку, расположенную на значительном расстоянии от зубчатой линии. Технически правильное выполнение методики состоит в том, чтобы лигатура пережала всю массу узла и в то же время не находилась вблизи зубчатой линии во избежание развития болевого синдрома. Одномоментная перевязка эластичным кольцом сразу нескольких крупных внутренних узлов в один сеанс технически не всегда осуществима и в таких случаях больному показано поэтапное лигирование.

Наиболее удовлетворительные результаты получают при перевязке узлов эластичными лигатурами в 2-3 сеанса, с интервалами между ними не меньше месяца. В момент выполнения перевязки узлов эластичным кольцом болевой реакции мы не наблюдали. Однако в первые сутки после лигирования 55 % больных жаловались на периодические болезненные ощущения в заднепроходном канале, которые были выражены только в момент акта дефекации. Значительные по интенсивности боли в канале в течение первых 3 суток наблюдались у 15 % больных. Им назначали анальгетики, теплые ванны, мазевые компрессы, лечебные микроклизмы, свечи с красавкой или проктогливенолом. Назначение наркотиков для купирования болевых реакции оказалось необходимым лишь в 2 случаях у больных с повышенной болевой чувствительностью. Таким образом, примерно у половины больных имела место различная степень анального дискомфорта. Причиной его явились погрешности техники выполнения методики лигирования, воспалительные изменения слизистой оболочки прямой кишки, отмеченные до начала лечения и, тем не менее, не помешавшие выполнению манипуляции. В этих последних случаях следует быть осторожнее. Таким больным для профилактики осложнений следует провести курс (в среднем, недельный) противовоспалительного лечения (ванны, свечи, компрессы, микроклизмы). Непосредственные хорошие результаты лечения геморроя перевязкой эластичным кольцом могут быть получены у 60-70% больных. Под «хорошим» мы понимали такой результат, когда у больного после проведенного лечения исчезали основные клинические симптомы геморроя - кровотечение и выпадение узлов. Удовлетворительные результаты после перевязки выпадающих узлов в один сеанс были у 10-12% больных; у них наблюдалась частичная ликвидация симптомов заболевания. Неудовлетворительным мы признали исход лигирования (после проведения одного сеанса) у 1-2% больных.

 
Рис. 18. Инструментальное лигирование геморроидальных узлов, а, б, в, г - этапы лигирования. Объяснение в тексте

Анализ показал, что лигирование внутренних (только внутренних! ) узлов латексными кольцами (шайбами) даст хороший эффект только при тщательном отборе больных. Чтобы не дискредитировать этот хороший паллиативный метод лечения геморроя, не следует выполнять лигирование латексной шайбой у больных, у которых длительное выпадение узлов приводит к стиранию границ между отдельными узлами с образованием конгломерата из выпадающих внутренних узлов, часто сопровождающихся также и выпадением избыточной слизистой оболочки заднепроходного канала. В подобном конгломерате практически невозможно выделить отдельный узел для перевязки его эластичным кольцом в просвете аноскопа. Если в процессе поэтапного лигирования узлов этим способом у больного в ближайшем послеоперационном периоде возникает видимый на — глаз отек наружных узлов, то выполнение следующего сеанса лигирования оставшихся внутренних узлов сразу производить нецелесообразно.

Результаты лечения геморроя, полученные при контрольном осмотре больных в течение первых 3 месяцев после завершения курса лигирования узлов, эластичными кольцами, оценены как хорошие у 85, 4 %, как удовлетворительные у 4, 8 % и как неудовлетворительные у 9, 8% больных. Мы провели наблюдение за больными после лечения геморроя этим методом в сроки до 3 лет (личные осмотры и анкетные опросы). Удовлетворительным считался результат, при котором у больных, ранее страдавших обильными частыми кровотечениями и выраженным выпадением узлов, вправляемых только с помощью ручного пособия, после лечения с помощью данного метода отмечались периодические, необильные выделения крови при дефекации с выпадением узлов, вправляющихся самостоятельно. Под «неудовлетворительным» мы понимали исход, при котором симптомы геморроя оставались такими же выраженными, как и до лечения. При этом анализе установлена, в общем, достаточная эффективность лигирования геморроидальных узлов латексными шайбами; отсутствие опасных осложнении и изменений со стороны общего состояния больных позволяет считать этот способ адекватным для удаления внутренних геморроидальных узлов у больных, имеющих противопоказания к радикальной геморроидэктомии.

Перевязку выпадающих геморроидальных узлов резиновой (латексной) шайбой проводят многие авторы (Griffin С. et at., 1987; Eitan A. et al., 1990; многие другие) и публикуются большие серии наблюдений. Дело за внедрением этой методики в практику наших проктологов, что зависит только от освоения нашей промышленностью нехитрого набора необходимых приспособлений. По суммарным мировым данным, стойкое выздоровление при лечении геморроя описанным методом наблюдается в 70% случае, т. е. в таком же примерно проценте случаев, как и после радикальной геморроидэктомии.

Трудно сейчас точно определить все за и против лигирования узлов шайбами и, с другой стороны, радикальной операции. Ясны несколько положений. При наличии отдельных больших, постоянно выпадающих узлов, особенно у соматически несохранных больных лигирование шайбой предпочтительно. Эта манипуляция, с другой стороны, понятно, паллиативна, ибо при ней невозможно удалить всю кавернозную ткань ложа геморроидального узла, как это можно сделать при современной радикальной операции (традиционная обычная перевязка узлов шелковой лигатурой ничуть не лучше лигирования шайбой). Лигирование латексной шайбой выполняется амбулаторно и потому намного эффективнее экономически. Все эти и возможные другие рассуждения не дают нам права четко рекомендовать ту или другую методику лечения хронического геморроя. Выбор очень велик, что одновременно и хорошо, и плохо. Опыт проктолога, экипировка проктологической амбулаторной операционной, отбор больных, возможность их патронирования на дому и транспортирования для перевязок и осмотров в поликлинике - эти и, может быть, еще другие важные факторы определят в ближайшем будущем место и роль лигирования узлов латексными кольцами (шайбами) в лечении геморроя.

Другие методы лечения

Приобретает своих сторонников и лазеротерапия геморроя [Ju J., Eddy Н., 1988, и др. ]. В нашей стране специальное исследование проведено В. Ф. Игнатьевым (1986), подытожившим опыт 99 геморроидэктомий с помощью углекислотного лазера. Отметим еще несколько современных предложений и методик. Биполярную диатермию и инфракрасную коагуляцию, предложенную A. Neiger (1979), применяют С. Griffin и соавт. (1987). Только инфракрасную фотокоагуляцию пропагандируют S. Zinberger и соавт. (1988), A. Eitan и соавт. (1990), а в нашей стране А. М. Никитин и соавт. (1990), Л. А. Благодарный (1999). Первое впечатление об этой методике вполне благоприятное, и в комплекс лечения геморроя это неинвазивное облучение узлов должно войти.

Некоторые авторы применяют криолечение геморроя [Даценко Б. М., Брацлавский И. М., 1976; Slack W., 1975; Oh Ch., 1981, и др ]. Все перечисленные способы консервативного лечения геморроя относятся к паллиативным, ибо при выраженных, сформировавшихся и тем более выпадающих узлах только полное удаление их, т. е. иссечение трех основных подслизистых коллекторов кавернозных телец (вен) прямой кишки может считаться радикальным лечением. Однако перечисленные паллиативные методы могут при начальных стадиях болезни, или, наоборот, у больных с явными противопоказаниями к операции дать вполне удовлетворительные и относительно стойкие результаты, а оба эти контингента составляют почти половину всех больных геморроем.

Существует еще ряд мер, помогающих улучшить качество жизни больных геморроем, которым радикальная операция противопоказана, или тем больным, которые от операции отказываются. С целью санации постоянно травмирующихся стенок заднепроходного канала у больных геморроем с запорами следует назначать жировые микроклизмы. Маленькой резиновой спринцовкой, вмещающей до 100 г жидкости, больные после стула и водного туалета заднего прохода вводят себе в прямую кишку 30-40 мл масла - подсолнечного (рафинированного), хлопкового, масла шиповника, рыбьего жира, масла облепихи. Распространенное среди больных ректальное введение бальзама Шостаковского, по нашему опыту, при геморрое эффекта не оказывает. Введенное масло следует удерживать в прямой кишке как можно дольше, для чего больной принимает на 15-20 мин положение лежа на спине, подкладывая под таз подушку. Сидячие теплые ванны со слабым раствором перманганата калия помогают больным безболезненно и нетравматично вправить во время стула геморроидальные узлы (выше мы говорили, что вправлять узлы нельзя, но имелось в виду не повторное выпадение невоспаленных узлов, а болезненное, насильственное вправление плотных, тромбированных, ущемленных узлов при остром геморрое). Такие сидячие ванны имеют и выраженное болеутоляющее действие.

Все описанные методы лечения хронического геморроя так или иначе связаны с обезболиванием дефекации, ибо у больного геморроем и запорами (самый частый вариант) дефекация - процедура одновременно и желанная, и небезопасная, ответственная. Не повторяя того, что стул должен быть любым способом разжижен, мы заостряем внимание врачей и больных на том обстоятельстве, что дефекация должна по возможности происходить в одно и то же время, в домашних, привычных для больного условиях, когда он не спешит, когда под рукой все необходимые средства водного туалета и препараты лечебного характера. Добиться ритмичного опорожнения кишечника в одно и то же время, т. е. выработать рефлекс на дефекацию по утрам, задолго до ухода на работу (чтобы не спешить со всеми связанными со стулом манипуляциями) - задача не такая уж трудная. Главное в ее решении - отработка объема и характера пищи, выполнение регулярно, за 30-40 мин до стула, лечебной физкультуры, соблюдение в течение дня описанного выше гигиенического режима, прогулка и душ перед сном, занятия любительским спортом.

У больных геморроем чаще чем у здоровых людей возникают другие заболевания прямой кишки - парапроктит, анальная трещина, проктикриптит. Геморрой - основное фоновое для них заболевание. Причины этих сочетаний выше уже частично объяснялись; главное здесь - “подготов-ленная” для инвазии высоко вирулентной каловой инфекции разрыхленная слизистая медиальных поверхностей внутренних геморроидальных узлов. Постоянное инфицирование, травматическое растяжение и надрывы этой слизистой при натуживаниях у больных запорами легче приводят к распространению воспаления на всю внутреннюю поверхность прямой кишки (проктит) или к возникновению локального воспаления в зоне дистальных углублений (карманов) заднепроходных (морганиевых) крипт, что формирует при интенсивном остром процессе абсцесс, дающий началу острому парапроктиту, а при хроническом воспалении часто приводит к возникновению анальной трещины. Такое краткое объяснение патогенеза наиболее частых воспалительных заболеваний нижней трети прямой кишки и анального канала несколько упрощено, но на практике эти заболевания достоверно чаще диагностируются именно у больных геморроем.

Профилактика и успешное лечение геморроя есть основа для снижения проктологической заболеваемости вообще. Специально курортного лечения по поводу геморроя не существует. Здесь следует предупредить врачей и больных от увлечения субаквальными ваннами, которые назначают при хронических колитах (более правильный термин - функциональная кишечная диспепсия). Хотя, по словам некоторых больных, субаквальные ванны помогли им избавиться заодно и от геморроя, мы относим это за счет психотерапии, которая на курортах закономерна и, как правило, весьма эффективна, правда, только в период самого лечения. Если при определенных формах функциональных нарушений деятельности толстой кишки промывание кишечника минеральной водой, вводимой в задний проход под давлением, оказывает положительное действие, то при сопутствующем геморрое эта манипуляция опасна и болезненна. Ни при каких воспалительных или тем более опухолевых поражениях заднего прохода субаквальные ванны назначать не следует. Кроме травматизации истонченных у больных геморроем стенок заднепроходного канала, эти процедуры ни к чему не приводят. Другое дело - грязевые ректальные тампоны. Мы наблюдали многих больных хроническим геморроем, у которых такое лечение оказало выраженное положительное действие. Особенно эффективны грязевые тампоны после многократных операций на заднем проходе; они размягчают рубцовые ткани, способствуют восстановлению функции анального жома. Принято считать, что грязевые аппликации противопоказаны лицам пожилого возраста с сопутствующей сердечно-сосудистой патологией, т. е. именно тем больным геморроем, у которых такое лечение могло бы оказать эффект, но нам представляется, что введение маленьких грязевых тампонов в прямую кишку вряд ли можно сравнивать с традиционной пелоидотерапией.

 

Глава 7. Радикальные операции по поводу геморроя

Если проводимое в полном объеме консервативное лечение геморроя не приводит к успеху, если болезнь прогрессирует и резко снижает трудоспособность больного, если - это главное показание - появляется постоянное, при каждой дефекации выпадение внутренних узлов, то следует рекомендовать операцию. В крупных городских больницах общего профиля операций по поводу геморроя выполняют достаточно много, а в специализированных проктологических стационарах эта операция занимает первое место. С нашей точки зрения, показания к радикальной геморроидэктомии нужно ставить строже. Конечно, у молодых людей с обильными, неостанавливающимися кровотечениями, быстро приводящими к анемизации, операция показана безусловно (хотя можно попробовать перед операцией склеротерапию). У лиц среднего возраста, соматически сохранных, при постоянном выпадении внутренних узлов или при склонности геморроя к ежегодным сезонным воспалительным обострениям операция также показана. Именно у этих категорий больных геморроидэктомия, выполненная по современным методикам, дает хороший и стойкий результат. Но есть многочисленная группа больных геморроем (пожилые люди, страдающие запорами и сопутствующими нарушениями сердечно-легочной деятельности), которым операция не то чтобы не показана, но у которых время для операции упущено и у которых возможно и в большинстве случаев действенно паллиативное консервативное лечение. Во-первых, оперировать таких больных только по поводу кровотечений, не вызывающих анемии, часто нецелесообразно, о чем речь шла выше. Во-вторых, борьба с запорами и выполнение необходимых требований по туалету заднего прохода после дефекации, применение свечей и разъяснение полезности щадящей диеты вкупе со специальной лечебной гимнастикой дают у таких больных настолько удовлетворительный эффект, что часто необходимость в операции отпадает сама собой.

При правильном поведении врача и при получении эффекта от консервативного лечения такие больные начинают «беречь» свой геморрой. Небольшие кровотечения им безопасны, а тщательное слежение за стулом и туалетом после дефекации еще никому не было бесполезным. Кроме того, сама операция по поводу геморроя у больных пожилого и старческого возраста представляет определенную опасность: положение больного на спине с приведенными к животу ногами, сниженная регенеративная способность к заживлению ран вблизи заднего прохода, возможность возникновения дизурии после операции у мужчин, довольно частые гнойные осложнения геморроидэктомии (парапроктит) и развивающаяся иногда недостаточность анального жома после простой дивульсии сфинктера - все это должен иметь в виду хирург. Мы хотим подчеркнуть, что частое, иногда почти без раздумий о последствиях, выполнение радикальной перевязки геморроидальных узлов, да еще и по старым традиционным методикам, именно у пожилых мужчин, до сих пор практикующееся в любой городской или центральной районной больнице, неоправданно. Мы хотели бы настроить хирургов этих больниц на более осторожное отношение к геморроидэктомии у данного контингента больных. Если все же решено больного оперировать, то необходимо тщательное обследование до операции - электрокардиограмма, определение основных параметров гемокоагулограммы, консультация терапевта. Мы полагаем также, что именно у лиц пожилого возраста следует применять одно из современных щадящих и в то же время радикальных вмешательств, а не простую перевязку геморроидальных узлов, дающую и больше ранних послеоперационных осложнений, и большее число рецидивов в отдаленных периодах наблюдения.

В практической книге невозможно, да и нецелесообразно перечислять и оценивать все те сотни хирургических пособий, которые в течение более чем тысячи лет предлагались и до сих пор предлагаются для лечения геморроя. В последнее время, правда, этот поток начинает иссякать, видимо, в связи с тем, что, с одной стороны, внедрены в практику такие достаточно удовлетворительные «полухирургические» методы лечения, как склерозирующая терапия и перевязка узлов латексными кольцами, а с другой стороны, - радикальная геморроидэктомия с иссечением только трех основных внутренних узлов настолько привлекает своей простотой и этиологической целесообразностью, что, видимо, хирурги несколько успокоились, освоив или осваивая эти современные операции.

Если все же попытаться кратко суммировать принципы и характер многочисленных традиционных оперативных пособий при геморрое, то практически их можно разделить на три группы. К первой, наиболее многочисленной, следует отнести различные модификации перевязки внутренних геморроидальных узлов с отдельным иссечением наружных бахромок. Эту методику много лет разрабатывал и модифицировал А. Н. Рыжих, который и представил в своих трудах наибольший опыт операций по данному методу. Отметим, что из всех способов простой перевязки внутренних геморроидальных узлов предложения А. Н. Рыжих были более щадящими, чем другие и не менее радикальными. Рассекая перед перевязкой слизистую вокруг ножки узла и вводя под лигатуру крепкий (1%) новокаин, хирург добивается максимально возможного снижения послеоперационного дискомфорта. Но когда А. Н. Рыжих в 1969 году впервые увидел операцию геморроя по Миллигану — Моргану (см. ниже), он сразу же, в приказном порядке запретил делать свою же операцию и стал интенсивно внедрять новый метод. Новая (для нашей страны) методика была настолько более эффективна, что специалисту не надо было проводить ее проверку методом случай — контроль, не надо было предпринимать специальные рандомизированные исследования, не надо было создавать опытную и контрольную группы. Через полгода — год клиника уже имела большой опыт и разрабатывала свои модификации этой методики.

Другая группа отечественных хирургов предпочитала методики, являющиеся так или иначе вариантами операции, разработанной еще А. В. Мартыновым (1934), -иссечение геморроидальных узлов с глухим ушиванием образовавшихся ран заднепроходного канала. К третьей группе мы отнесли опасную «сверхрадикальную» операцию кругового иссечения слизистой оболочки прямой кишки по методу Уайтхеда. Ее применяет до сих пор небольшая группа хирургов, и даже есть мнения о том, что она незаслуженно забыта. J. Bonello (1988) за 10 лет проанализировал 1002 такие операции и считает, что они вполне адекватны и при определенном навыке не более опасны, чем другие радикальные методы удаления внутренних узлов. Правда, в отдаленном периоде автор проследил судьбу только 295 оперированных и среди них у 5 возникла выраженная стриктура заднего прохода и еще у 2 потребовалась повторная геморроидэктомия. В. Wolf и С. Culp (1989) модифицировали метод Уайтхеда: вместо кругового иссечения слизистой оболочки они формируют 4 лоскута из нее, иссекают изнутри патологически измененную кавернозную ткань и перемещают лоскуты вверх, фиксируя их к внутреннему сфинктеру.

Из 556 оперированных по этой методике больных прослежены 484; непосредственные осложнения обнаружены у 10 % оперированных, но деформаций заднего прохода в отдаленном периоде наблюдений не было. По — видимому , этот метод лег в основу известной геморроидэктомии по Parks, при которой поочередно над каждым из трех основных внутренних геморроидальных узлов слизистую оболочку рассекают снаружи внутрь в форме латинской буквы “Y”, иссекают ножницами подлежащие кавернозные ткани до обнажения мышцы внутренней сфинктера, а в конце операции укладывают на место и ушивают наглухо эти лоскуты слизистой. Вариант операции Уайтхеда, а именно унилатеральную резекцию полуокружности внутренней стенки анального канала, измененной наличием геморроидального узла (узлов), подробно описал В. Г. Мкртумян (1989). Вполне возможно, что при специальной разработке этой методики она дает в руках авторов хорошие результаты, но операция Миллигана - Моргана и ее современные модификации, на наш взгляд, и менее опасны и не менее радикальны.

Почему же хирурги столь интенсивно разрабатывали и продолжают разрабатывать и модифицировать операции при геморрое? Вероятно, их не устраивали результаты лечения, как ближайшие, так и особенно отдаленные. Стало притчей во языцех положение о том, что, как ни оперируй геморрой, через 5, максимум через 10 лет, наступит рецидив. Когда больной, оперированный по поводу геморроя, обращался повторно более чем через 5 лет после вмешательства, то считалось, что результат вполне приемлем. В чем же было дело? Видимо, в том, что хирург удалял во время операции только сами узлы, вернее даже не узлы, а их дистальные «верхушки», их доли, поэтому, например, и удаляли 6, 8, а то и более 10 узлов. Нам однажды пришлось оказывать помощь больному, оперированному в другой клинике по поводу геморроя, у которого развился вскоре после вмешательства двусторонний тяжелый парапроктит. Дело кончилось наложением колостомы. Хирург, оперировавший геморрой, перевязал больному 22 (! ) узла. При этом, конечно, очень трудно оставить между иссеченными узлами необходимые кожно-слизистые «мостики», из которых начинается эпителизация перианальных ран. Этих «мостиков» не было оставлено, и развилась тяжелая рубцово-воспалительная стриктура кожной части заднего прохода, приведшая к возникновению парапроктита. Впоследствии оказалось, и мы надеемся, что сумели доказать это в первой части нашей книги, что внутренних геморроидальных узлов может быть всего три. И в основе их лежит гиперплазия трех коллекторов кавернозных вен (телец) подслизистой основы переходной зоны прямой кишки. Остальные «узлы» есть не что иное, как дочерние дистальные разветвления трех основных. Удаление этих дочерних узлов является совершенно нерадикальным вмешательством: коллекторы кавернозных тканей остаются на месте и при продолжении действия тех же неблагоприятных факторов (запоры, беременность и др. ) геморрой рецидивирует, так как анатомический его субстрат сохранился.

В хирургии часто бывает, что врачи эмпирически, намного раньше теоретиков, разрабатывают и применяют операции, которые впоследствии находят патогенетическое обоснование. Так произошло и с геморроем. Еще в 1919 г. W. Miles писал о трех геморроидальных узлах, а позже в 30-х годах Е. Milligan и С. Morgan разработали «геморроидэктомию снаружи внутрь», направленную на иссечение этих трех узлов, расположенных на 3, 7 и 11 часах по циферблату (при положении тела на спине). Как видно из наших исследований и из работ других авторов, обоснование свое эта операция нашла более чем через полвека после ее эмпирической разработки. В настоящее время за рубежом подавляющее большинство хирургов и проктологов применяют при геморрое операцию, направленную на иссечение трех основных коллекторов кавернозной ткани прямой кишки, являющихся одновременно тремя внутренними геморроидальными узлами. Эта операция Миллигана - Моргана (так она именуется в большинстве современных зарубежных публикаций) продолжает модифицироваться. Исходя из основного положения о том, что концевые ветви нижней прямокишечной артерии осуществляют кровоснабжение трех главных групп кавернозных телец прямой кишки и что эти группы расположены в зонах, проецирующихся на 3, 7 и 11 часов по циферблату (при положении тела на спине), можно легко объяснить локализацию внутренних геморроидальных узлов именно в этих зонах - на левой боковой, правой задне-боковой и правой переднебоковой стенках заднепроходного канала. Очень редко обнаруживают еще и небольшой четвертый внутренний геморроидальный узел, проецирующийся примерно на 13 часов по циферблату. Хирург при хорошем обезболивании и полной релаксации мышц сфинктера заднего прохода без труда может видеть, что именно в этих участках заднепроходного канала располагаются ножки (шейки, основания - их разные авторы называют по-разному) трех основных внутренних геморроидальных узлов, а ниже, дистальнее этих ножек, определяются сами узлы, т. е. разветвленные, дольчатые образования, пролабирующие наружу (рис. 19). Эти образования, принимаемые за отдельные узлы, на самом деле являются дистальными частями (верхушками) трех названных выше внутренних узлов. В этом можно убедиться, слегка потягивая пинцетом вниз любую из разветвленных верхушек; при этом ножка соответствующего внутреннего узла натягивается в виде паруса, складки, и тогда она видна еще отчетливее. Пальпируя стенки заднепроходного канала в области ножек, можно часто определить пульсацию артериального сосуда. Описываемые дистальные части основных внутренних геморроидальных узлов могут быть компактными и выглядеть как мономорфное плотноватое образование, но чаще они разветвлены и как бы разделены на дольки. Эти дольки, а их может быть и 6, и 8, и даже больше, -отнюдь не отдельные узлы, что очень важно понять для лучшего усвоения описанной ниже операции. Убедившись в абсолютной достоверности приведенных фактов, мы полностью изменили оперативную технику при геморрое, которой до этого придерживались в клинике более 20 лет и которая подробнейшим образом описана в трудах А. И. Рыжих (1968). Следует еще раз отметить, что сам А. Н. Рыжих, много сделавший для усовершенствования геморроидэктомии, одобрил эту методику и всячески содействовал внедрению в практику новой операции.

Классическая операция Миллигана — Моргана давно и подробно описана в иностранной литературе, настолько давно (конец 30-х годов), что это и явилось одной из причин позднего внедрения этой радикальной операции в нашу практику. Дело в том, что в те годы медицинская литература на английском языке (принятом сейчас в медицине почти повсеместно) была почти недоступна русским медикам. После Великой отечественной войны, точнее после печально известной холодной войны, в 50-е годы, постепенно стали возможны личные контакты медиков, и один из авторов данной книги (В. Р. ) был командирован в Великобританию, где, в частности, провел 3 недели в проктологическом госпитале Св. Марка в Лондоне. Этот госпиталь “Для лечения свищей прямой кишки” был основан в 1835 году, а официально проктология как специальность в Англии существует около 100 лет. Ежедневно наблюдая операции, в том числе по поводу геморроя, можно было без труда убедиться в радикальности и даже определенной эстетичности операции Миллигана — Моргана (в то время доктор Морган еще работал в этом госпитале и он любезно давал необходимые пояснения). В библиотеке госпиталя можно было ознакомиться и с многочисленными изначальными и последующими публикациями относительно этой операции, которая до сих пор в западных странах является при геморрое основной. Публикации эти относились к концу 30-х - началу 40-х годов и потому, как сказано выше, прошли мимо наших хирургов. Во всяком случае, тщательно изучив впоследствии специальную отечественную литературу тех лет, нам не удалось найти ссылок на эти работы.

 
Рис. 19. Внутренние г еморроидальные узлы в проекции 3, 7 и 11 часов по циферблату (при положении тела на спине)

Классическая геморроидэктомия по Миллигану — Моргану

Производить ее лучше под наркозом, но если хирург и проктолог хорошо владеют техникой местной инфильтрационной анестезии по А. В. Вишневскому, то можно оперировать и под этим обезболиванием, 0, 25% раствором новокаина с одновременным обязательным выполнением пресакральной новокаиновой блокады. Любые операции на прямой кишке как на весьма рефлексогенной зоне, предпочтительно выполнять под наркозом, но и местная инфильтрационная анестезия, так же как эпидурально-сакральная анестезия (если хирург ею хорошо владеет), может обеспечить хорошее обезболивание и релаксацию мышц заднего прохода. Последнее совершенно обязательно, ибо только при этом условии можно без труда ввести ректальное зеркало, свободно до конца развести его бранши и тогда хорошо видны в типичных местах на стенках заднепроходного канала ножки трех основных внутренних геморроидальных узлов. Нельзя «бороться» с больным, нельзя пренебрегать его жалобами на боль, нельзя относить эти жалобы за счет повышенной нервозности, неадекватной реакции больного и др. Только при полной анестезии и релаксации хирург может правильно выполнить операцию.

Начинают ее с осторожной, но тщательной дивульсии сфинктера заднего прохода. Растяжение мышц можно выполнить и пальцами, и браншами ректального зеркала. Следует только помнить, что растяжение лучше осуществлять постепенно, по обеим косым линиям и в горизонтальном направлении. Вертикальное растягивание заднего прохода нецелесообразно в связи с возможным сдавлением мочеиспускательного канала у мужчин. Признаком достаточной релаксации мышц заднего прохода является возможность свободного сведения ручек ректального зеркала до отказа, когда они постукивают друг о друга. После дивульсии прямую кишку еще раз обрабатывают 1 % спиртовым раствором иода, хирург надевает (или меняет) перчатки. Задний проход растягивают в 4 симметричных точках зажимами Эллиса (см. рис. 19) и определяют места расположения узлов и их ножек. Лучше начинать иссечение с узла, расположенного на 7 часах по циферблату, т. е. на левой заднебоковой стенке заднепроходного канала. Потягивая за дистальную часть узла, контурируют его ножку и выше зубчатой линии накладывают на эту ножку малый изогнутый зажим Бильрота (рис. 20, а). Важно проследить, чтобы кончики браншей зажима были направлены чуть вперед, к хирургу, и чтобы они почти упирались в стенку прямой кишки. Тогда последующие манипуляции становятся еще легче. Обращаем особое внимание на обязательное наложение зажима именно выше зубчатой линии заднепроходного канала. Как известно, в области этой линии и ниже нее располагаются чувствительные нервные окончания, а выше таких окончаний почти нет. Правильное наложение зажима Бильрота на ножку узла выше зубчатой линии обеспечивает резкое снижение болей, после операции и является действенной мерой профилактики послеоперационного отека. Теперь, начиная от браншей наложенного зажима, весь узел очерчивают скальпелем, рассекая слизистую оболочку прямой кишки, а снаружи кожную часть заднепроходного канала и перианальную кожу (рис. 20, б). При этой манипуляции следует иметь в виду два момента. Прежде всего, разрез слизистой оболочки сверху не должен выходить за пределы передавленной ножки узла; тогда операция проходит практически без кровопотери, ибо хирург манипулирует в границах бассейна той основной концевой ветви прямокишечной артерии, которая снабжает кровью данную группу кавернозных телец. Далее, снаружи в разрез захватывают геморроидальные кожные бахромки (наружные узлы), относящиеся к этому региону. Следующий этап - отсечение очерченного конгломерата от подлежащих тканей снаружи внутрь, до наложенного на ножку узла зажима Бильрота. Потягивая на себя, т. е. вниз дистальную часть узла, хирург маленькими ножницами отсекает его от подкожной жировой клетчатки и подслизистой основы прямой кишки (рис. 20, в). Образуется овальная, суженная кверху рана, выходящая снизу на перианальную кожу. При классической методике Миллигана - Моргана далее следует перевязка ножки узла и отсечение его выше лигатуры. Рана остается открытой, напоминая лопасть резинового вентилятора. В конце операции формируется такой “трехлопастный вентилятор”, три перианально-ректальные раны заживают вторичным натяжением в течение 2-3 недель. По мысли авторов, такое заживление, рубцевание способствует и более плотному впоследствии смыканию стенок анального канала, восстанавливая его герметичность.

 
Рис. 20. Геморроидэктомня по Миллигану — Моргану. Первая модификация. а - наложение на ножку узла зажима Бильрота: б - окаймляющий грушевидный (каплевидный) разрез вокруг узла; в - о тсечение узла снаружи внутрь до зажима, наложенного на ножку; г - отсечение узла дистальнее перевязанной ножки; д - частичное ушивание раны заднепроходного канала и перианальной кожи.

Нам такая идея представляется неадекватной. Мы модифицировали этот заключительный этап операции Миллигана — Моргана. Ножку узла прошивают кетгутом или тонким шелком и перевязывают с обеих сторон от зажима Бильрота. Если бранши зажима были наложены правильно, чуть вперед к хирургу, то эта манипуляция выполняется без всякого труда. Узел под лигатурой отсекают и нить коротко обрезают (рис. 20, г). Оставшуюся овальную рану тушируют 1 % спиртовым раствором йода и ушивают. Мы считаем, что оставление ран открытыми чаще влечет за собой их инфицирование, чем частичное или полное их ушивание. При нашей модификации операции (первая модификация) рану суживают по всей длине таким образом, что в узловые кетгутовые швы захватывают кожно-слизистый край и дно каждой раны посередине ее. Такая техника, кроме обеспечения лучшего гемостаза, преследует и пластические цели: эпителизация идет быстрее, ибо кожно-слизистые перемычки между ранами распластаны и фиксированы. Это также важно для профилактики послеоперационной стриктуры заднего прохода и для сохранения нормального рефлекса на дефекацию.

Затем, также снаружи внутрь, точно по описанной методике Миллигана — Моргана иссекают остальные два внутренних геморроидальных узла с прилежащими к ним наружными геморроидальными бахромками. В конце операции видны снаружи три кожно-слизистые наполовину ушитые раны (рис. 20, д). Если (в очень редких случаях) между этими ранами на перианальной коже остаются дополнительные наружные геморроидальные бахромки, их иссекают отдельными овальными разрезами и раны ушивают наглухо. Несмотря на то, что при соблюдении техники описанной операции опасность сужения заднего прохода вообще не должна возникать, обращаем еще раз внимание хирургов на необходимость оставления широких кожно-слизистых перемычек между тремя основными ранами, особенно между культями прошитых и перевязанных ножек геморроидальных узлов. Чрезмерная радикальность операций при геморрое, стремление убрать «все» узлы часто оканчиваются типичными осложнениями - стойкой стриктурой кожной части заднего прохода.

В конце операции больному вводят в прямую кишку узкие ленты-турунды, смоченные вазелиновым маслом или мазью «Левосин», и между ними тонкую газоотводную трубку — катетер, конец которой должен располагаться в прямой кишке свободно, выше лент с маслом. Стул искусственно задерживают не более чем на 2-3 дня с помощью норсульфазола. Назначают аскорбиновую кислоту в порошке по 0, 35 г 3 раза в день в течение 4- 5 дней (для профилактики поноса). Послеоперационная диета довольно строгая - бульоны, мясное гаше, кисели, сухари, чай. Первую перевязку производят через сутки, после ванны. Под струёй перекиси водорода осторожно удаляют тампоны и газоотводную трубку, раны обрабатывают 1 % спиртовым раствором йода и в кишку вводят уже одну узкую турунду с водорастворимой мазью. Затем перевязки делают ежедневно после сидячих ванн: промывают раны и вводят в кишку свечу или жидкую мазь. Первая дефекация, обычно через 4-5 дней после операции, обязательно с клизмой, даже если назначить слабительное. Наконечник клизмы (не стеклянный) жирно смазывают каким-либо маслом или мазью Вишневского и вводят осторожно круговыми движениями в задний проход. Выполнять такую первую клизму должна опытная сестра или лучше сам хирург, знающий места расположения прошитых культей ножек геморроидальных узлов. Первая клизма после геморроидэктомии - манипуляция ответственная. Именно во время нее бывают кровотечения, когда грубое введение клизменного наконечника может вызвать обрыв лигатуры с ножки узла. При гладком послеоперационном течении больных выписывают через 5-6 дней после операции. Полное обследование больных геморроем, подлежащих операции, следует выполнять амбулаторно, и если не госпитализировать их по пятницам (когда зря теряется 2-3 дня), то при большом количестве геморроидэктомий может быть получен значительный экономический эффект. Описанную первую модификацию геморроидэктомий с частичным ушиванием перианальных ран можно выполнять при любой стадии геморроя, у больных обоего пола и разного возраста. Особенно она показана при остром геморрое, ибо при этой технике на сам узел не накладывают никаких раздавливающих клемм, а послеоперационные раны, хотя и суживаются, но остаются открытыми по всей длине, что обеспечивает их хорошее дренирование.

В литературе есть работы, пропагандирующие амбулаторное выполнение радикальных операций при геморрое (Кечеруков А. И., 1990; Williams А., Evans J., 1972, и др. ). Мы относимся к такой тактике отрицательно. Будучи, в общем, приверженцами амбулаторного выполнения целого ряда проктологических манипуляций и даже операций и опубликовав в свое время этот опыт (Ривкин В. Л., Резник Б. Н., 1973), мы считаем, что оперировать больных геморроем в поликлинике не следует. Может быть, иссечение наружных геморроидальных бахромок или удаление тромбов из болезненных одиночных подкожных геморроидальных узлов возможно и амбулаторно, но настоящую радикальную геморроидэктомию по одной из описываемых нами методик следует делать в стационаре, причем в стационаре специализированном. У таких больных, особенно при транспортировке домой после амбулаторной операции, может сорваться лигатура, что повлечет за собой опасное артериальное кровотечение. Кроме того, возможная и довольно частая задержка мочи у пожилых мужчин в первые дни после операции, важность квалифицированного выполнения ежедневных перевязок, первой клизмы и др. - все это диктует необходимость стационарного выполнения геморроидэктомии. Предложения о возможности выполнения этой операции амбулаторным способом исходят от общих хирургов, в то время как известные проктологи и крупные проктологические клиники такую тактику не поддерживают.

В самое последнее время (С. Г. Нычкин, 1999) при геморроидэктомии с успехом применяют радиочастотную хирургию (аппарат Сургитрон), предложенную в США для ЛОР — операций. Первый опыт свидетельствует, что мы все ближе подходим к “идеальному скальпелю”: рассечение перианальной кожи и слизистой оболочки анального канала электродами этого аппарата по всем параметрам - клиническим и морфологическим - менее травматично, и перианальные раны заживают быстрее, почти без образования рубцов.

Здесь возникает более важный вопрос о правомочности выполнения операции по поводу геморроя хирургами, не прошедшими хотя бы первичную специализацию по проктологии. В настоящее время никакому хирургу не придет мысль оперировать плановых гинекологических, урологических и других хирургических больных, подлежащих компетенции соответствующих специалистов (мы не имеем в виду ургентную помощь и какие-либо эксквизитные условия). В отношении проктологических больных это положение до сих пор, к сожалению, остается: хирурги общего профиля почему-то даже любят оперировать проктологических больных и считают свои результаты вполне благоприятными. Однако стоит только обратиться к соответствующей статистике, собранной в специализированных проктологических клиниках, как картина резко меняется. Неоднократно во всех монографиях и руководствах по проктологии указывается на большое число больных, поступающих в проктологические отделения после ранее неудачных, в том числе многократно неудачных, операций на заднем проходе или прямой кишке, выполненных в различных общехирургических стационарах. Это положение наиболее характерно для острого и хронического парапроктита, при котором радикальные операции пока не стали обычными для хирургов общего профиля, но и для больных геморроем, к сожалению, такое положение актуально. Это прослеживается в течение многих, в том числе и последних лет. К примеру, В. К. Ан с соавт. (1988) сообщают о 82 больных с рубцовыми стриктурами заднего прохода, из которых у 58 (более 70%! ) сужения возникли после геморроидэктомии, выполненной в разных больницах "общими” хирургами. Здесь, видимо, дело не в недостаточном количестве специалистов — проктологов и соответствующих специализированных стационаров, которых сейчас даже больше чем достаточно (правда, только в крупных центрах), а в том, что геморрой продолжает оставаться в большинстве случаев прерогативой хирургов общего профиля. Мы выступаем вовсе не за то, чтобы всех многочисленных больных геморроем оперировали только специалисты — проктологи , но мы за то, чтобы эту операцию выполняли хирурги, хотя бы ознакомившиеся с современными концепциями развития этого заболевания и с патогенетически обоснованными радикальными операциями при геморрое. Ведь до сих пор в общехирургических отделениях геморрой оперируют старыми метолами - путем простой перевязки всей массы узла. После такой перевязки (передавливания) слизистой оболочки, окружающей геморроидальный узел, часто возникают сильные боли в прямой кишке, длящиеся от нескольких часов до нескольких дней. Генез этого синдрома понятен: при этой старой (традиционной) технике геморроидэктомии, когда узел сначала раздавливают жесткой клеммой Люэра, а потом всю его массу прошивают и перевязывают толстой шелковой нитью, многочисленные чувствительные нервные окончания, расположенные как раз в зоне передавливания и перевязки, обусловливают поток болевых импульсов в кору головного мозга. Возникает ответный рефлекторный спазм анального жома, также не способствующий снятию болей. Всем хирургам известно, что боли после традиционной геморроидэктомии требуют интенсивной терапии анальгетиками, наркотиками, новокаиновыми блокадами и др. Даже такие манипуляции, как рассечение слизистой оболочки вокруг геморроидального узла и введение под основание узла перед его перевязкой крепкого, 1-2 % раствора новокаина (А. И. Рыжих), не обеспечивают безболезненного послеоперационного периода, не предупреждают частого возникновения послеоперационного нервно — трофического отека перианальных тканей. В этом отношении операция Миллигана — Моргана и предлагаемая ее модификация более выгодны. При ней на узел не накладывают никаких жестких клемм, перевязывают только узкую ножку, а не всю массу узла, причем перевязку осуществляют выше зубчатой линии заднепроходного канала, где нет чувствительных нервных окончаний. При данной методике боли возникают достоверно реже, так же как и отек тканей в области операции. Отметим, что за рубежом до сих пор, правда теперь намного реже, продолжаются сравнения двух методик хирургического лечения геморроя - по Парксу (см. выше) и по Миллигану — Моргану. S. Hosch с соавт. (1998) провели проспективное рандомизированное сравнение двух групп больных, учитывая такие основные критерии как сроки стационарного лечения и заживления перианальных ран, среднее время полного восстановления трудоспособности, а также мнения самих оперированных, собранные специальным опросником через 1, 2, 4, 8 и 12 недель после вмешательств. Серьезных осложнений не было в обеих группах. Стационарное лечение после операции по Парксу длилось, в среднем 2, 3 дня, а по Миллигану — Моргану -4, 6 дня; по длительности операция Миллигана — Моргана была короче -соответственно 33, 6 против 42 минут (данные статистически недостоверны), а полная трудовая реабилитация, наоборот, после операции по Парксу была достоверно быстрее - 12, 3 против 20, 2 дня. Мало того, оказалось, что через 2 недели после операций Миллигана — Моргана больные предъявляли больше жалоб на боли и дискомфорт при дефекации, чем после операции Паркса. Приведенная работа, правда, тонет в массе положительных отзывов об операции Миллигана — Моргана, однако некоторыми авторами предлагаются специальные средства для снижения болей и дискомфорта после этой операции. К примеру, L. Miles et al. (1994) сообщает о сильных послеоперационных болях и предлагает перед операцией вводить в течение 4 дней послабляющие средства (лактулозу), а после нее делать каудальную (пресакральную) новокаиновую блокаду, т. к. местная послеоперационная анестезия бупивакаином эффективного действия не оказывает. Автор сообщает также о других работах, в которых предлагается с теми же целями внутриректальное введение губки или желатиновой пены спонгостан. Стало быть, до сих пор разрабатываются различные средства, снижающие дискомфорт и боли после операции Миллигана — Моргана. И наши ее модификации были предложены именно потому, что ближайшие и отдаленные осложнения этой методики, пусть и не очень серьезные, но неприятные для больных, послужили основанием для их разработки.

Первая модификация радикальной геморроидэктомии, на первых порах казалась нам оптимальным способом хирургического лечения геморроя. Но эта методика дала толчок к дальнейшему совершенствованию техники, к дальнейшим попыткам снижения количества ближайших послеоперационных осложнений. Возникла идея новой модификации геморроидэктомии, в которой можно было бы использовать тот же принцип -иссечение трех основных внутренних геморроидальных узлов, но с существенной разницей как по отношению к первичной операции Миллигана -Моргана, так и к разработанной уже модификации. Этой принципиальной разницей стала тактика полного восстановления целости слизистой оболочки заднепроходного канала после иссечения узлов, т. е. глухое ушивание ран слизистой оболочки и отдельное иссечение и ушивание наружных геморроидальных узлов.

Геморроидэктомия с полным восстановлением целостности слизистой оболочки заднепроходного канала

Эта операция основана на имеющихся в литературе данных о возможности глухого ушивания ран в области заднего прохода (Аминев А. М., 1971; другие авторы). Дело в том, что после геморроидэктомии с иссечением трех основных геморроидальных узлов и с подшиванием краев образовавшихся ран ко дну остается не ушитой часть раневой поверхности, заживление которой происходит вторичным натяжением. Это удлиняет сроки выздоровления больных, их социально — трудовой реабилитации. Мы совместно с Ю. В. Дульцовым с 1974 г. несколько видоизменили методику ушивания перианальных ран, образующихся после удаления внутренних и наружных узлов: раны, образующиеся на стенках заднепроходного канала и перианальной области, стали ушивать наглухо. Кроме того, в отличие от первой модификации геморроидэктомии иссечение внутренних и наружных геморроидальных узлов мы стали производить раздельно, а не единым блоком. Последнее обусловлено тем, что далеко не всегда имеется полное соответствие в локализации внутренних и наружных геморроидальных узлов. Начало операции такое же: зажимами Эллиса в точках на 3, 6, 9 и 12 часах по циферблату края заднего прохода разводят в стороны. Внутренний узел на 3 часах по циферблату захватывают за верхушку окончатым зажимом Люэра. При наличии воспалительного процесса в геморроидальных узлах или при тромбозе их используют не люэровский, а менее травмирующий зажим Эллиса. Геморроидальный узел подтягивают кнаружи. Обнажается ножка (шейка) узла, располагающаяся несколько выше зубчатой линии заднепроходного канала. В радикальном направлении снаружи внутрь на шейку узла накладывают зажим Бильрота таким образом, чтобы концы браншей зажима доходили до сосудистой ножки. Затем скальпелем, непосредственно над зажимом, геморроидальный узел отсекают до сосудистой ножки (рис. 21, а). Последнюю прошивают кетгутом № 5 и завязывают вначале со стороны зажима, а затем с противоположной стороны так, чтобы узел лигатуры располагался на противоположной стороне от раны (рис. 21, б). Обычно этого бывает достаточно для обеспечения надежного гемостаза сосудистой ножки геморроидального узла. Однако для дополнительного гемостаза непосредственно у верхнего края раны под основание узла накладывают шов кетгутом 00, дважды прошивая слизистую оболочку с подслизистой основой стенки прямой кишки. Затем отдельными узловыми кетгутовыми швами ушивают образовавшуюся рану. В шов захватывают края слизистой оболочки и дно раны (рис. 21, в, г). После наложения швов на всю рану лигатуры срезают. Выше места перевязки ножки геморроидального узла его отсекают, оставляя культю толщиной не более 0, 5 см. Аналогично удаляют внутренние геморроидальные узлы на 7 и 11 часах по циферблату. После удаления трех внутренних геморроидальных узлов в заднепроходном канале остается три культи, от основания которых в радиальном направлении располагаются ушитые раны линейной формы (рис. 21, д). Затем визуально контролируют качество гемостаза и снимают зажимы Эллиса. Наружные геморроидальные узлы плоско иссекают, не углубляясь в сфинктер заднего прохода, и затем ушивают образовавшиеся раны кетгутовыми швами в радиальном направлении. В задний проход после обработки ушитых ран 1 % спиртовым раствором йода вводят марлевую турунду, пропитанную водорастворимой мазью. Снаружи на промежность накладывают повязку с мазью Вишневского, которую фиксируют в области заднего прохода с помощью трубчатого бинта № 6-7 (Т-образная повязка).

Послеоперационное лечение больных, перенесших геморроидэктомию с восстановлением слизистой оболочки заднепроходного канала, мало отличается от описанного выше. Однако в последнее время мы придерживаемся более активного поведения больных в послеоперационном периоде. Палатный режим назначаем со следующего дня после операции. На 2-й день на ночь назначают 30 мл вазелинового масла и, если на следующий день не было самостоятельного стула, вызывают его с помощью очистительной клизмы. После первого стула перед перевязкой и в дальнейшем ежедневно больным назначают общие ванны. Пациентам со склонностью к запорам вазелиновое масло назначают на более длительный срок. Мы с успехом апробировали в клинике и предлагаем хирургам и проктологам еще две модификации радикальной геморроидэктомии.

Геморроидэктомия с наложением глухого шва по типу «восьмерки»

После умеренной дивульсии сфинктера заднего прохода ректальным зеркалом и разведения заднего прихода четырьмя зажимами Эллиса внутренний геморроидальный узел на 3 часах подтягивают зажимом Люэра, наложенным на верхушку узла. На основание узла, в радиальном направлении, вплотную к стенке заднепроходного канала накладывают зажим Бильрота, захватывая при этом сосудистую ножку. Непосредственно над зажимом Бильрота отсекают геморроидальный узел и избыток слизистой оболочки заднепроходного канала (см. рис. 21, а). Раневую поверхность стенки канала, фиксированную в зажиме, обрабатывают 3 % раствором йодоната. Затем накладывают швы, не снимая зажима, начиная с дистального конца раны. При этом делают два параллельных стежка, отступя на 0, 5 см друг от друга, после чего нить проводят через правый прокол и оставляют свободной на стороне первого выкола по типу «восьмерки». Когда швы наложены на всём протяжении раневой поверхности, лигатуры. натягивают и извлекают зажим (рис. 22, а). Держа лигатуры в натянутом состоянии, их поочередно завязывают. Таким образом, образуется линейная рана в радиальном направлении без формирования отдельной культи сосудистой ножки (рис. 22, б). Аналогичным образом иссекают внутренние геморроидальные узлы на 7 и 11 часах по циферблату. Наружные геморроидальные узлы иссекали по типу «лепестков» с ушиванием ран наглухо отдельными кетгутовыми швами. Операцию заканчивают введением в заднепроходный канал турунды, пропитанной мазью «Левосин» или «Левонорсин».

 
Рис, 22. Геморроэдиктомия с наложением глухих швов на зажиме. а - прошивание ножки узла; б - линейные раны без культей узлов в заднепроходном канапе

Геморроидэктомия с наложением механического шва

Основополагающим моментом при иссечении внутренних геморроидальных узлов является известная схема их расположения на 3, 7 и 11 часах по условному циферблату в положении тела больного на спине. После умеренной дивульсии сфинктера заднего прохода и разведения заднего прохода зажимами Эллиса на верхушку внутреннего геморроидального узла на 3 часах накладывают зажим Люэра, которым узел подтягивают к противоположной стенке заднепроходного канала и кнаружи. На основание узла в радиальном направлении вплотную к стенке канала накладывают аппарат УС — 30, захватывая при этом сосудистую ножку геморроидального узла и избыток слизистой оболочки заднепроходного канала (рис. 23, а). После прошивания узел срезают по наружному краю аппарата и, ослабив фиксирующий винт, аппарат снимают. В результате формируется линейная рана, радиально направленная, без культи сосудистой ножки (рис. 23, б). Аналогичным образом удаляют внутренние геморроидальные узлы на 7 и 11 часах по циферблату. Наружные геморроидальные узлы иссекают лепестками с наложением отдельных глухих кетгутовых швов. В заднепроходный канал вводят турунду с мазью «Левосин» или «Левонорсин». Операции с применением сосудосшивающих аппаратов просты в выполнении и полностью освобождают второго ассистента. Операция проходит без кровопотери. Больным этой группы мы не ограничивали послеоперационную диету. Со 2 — го дня после операции назначали общую диету. При отсутствии стула на 2-й день после операции больные получали внутрь дважды в день 30 мл вазелинового масла. Это, как правило, обеспечивало самостоятельный стул на 3-4-й день. Первую перевязку производили на 2-й день после операции, применение наркотических средств не требовалось. Для перевязки использовали мази на водорастворимой основе, которые содержат обезболивающие средства. Также у больных этой группы, не имеющих противопоказаний к физиотерапии, использовали коротковолновое ультрафиолетовое облучение (КУФ) ран заднепроходного канала со 2-го дня после операции с помощью специально разработанной совместно с Всесоюзным научно-исследовательским институтом медицинского приборостроения приставки для эндоректального облучения. Воздействие на рану КУФ-лучами проводили в положении больного на боку с подтянутыми к животу ногами. Обработку раны производили ртутно-кварцевой лампой низкого давления типа ДРС-6, обеспечивающей максимальный выход КУФ-облучения длиной волны 250, 7 нм. Ректальный излучатель вводили в прямую кишку таким образом, чтобы излучаемая поверхность располагалась на уровне операционной раны. Воздействие выполняли облучателем в виде пистолета по 3 биодозы по Горбачеву и Дальфельду. Курс облучения состоял из трех процедур, выполняемых 1 раз в день. После этой процедуры больным рекомендовали прием общих ванн. Всем больным независимо от метода геморроидэктомии и способа послеоперационного ведения, склонным к запорам, назначали слабительные средства, пшеничные отруби. После выписки из стационара пациенты, перенесшие геморроидэктомию, в течение 1-2 нед. находились под наблюдением проктолога.

 
Рис. 23 Геморроидэктомия с механическим швом. а - наложение аппарата УС-30 на ножку узла; б - ушитые наглухо раны заднепроходного канала

Сравнительная характеристика методов геморроидэктомии

Осложнений в ближайшем послеоперационном периоде у больных, перенесших геморроидэктомию в первой модификации, было больше, чем после операции, произведенной по второй модификации, что свидетельствует о возможности и целесообразности ушивания ран заднепроходного канала наглухо. В среднем, больные после геморроидэктомии в первой модификации приступали к работе через 1 мес. после выписки из стационара, а перенесшие геморроидэктомию во второй модификации -намного раньше - через 2-2, 5 нед. Проведенное клинико-микробиологическое сопоставление двух методов геморроидэктомии позволяет высказать мнение о более благоприятном микробиологическом статусе ушитых наглухо ран по сравнению с открытыми ранами. Восстановление слизистой оболочки заднепроходного канала, по всей вероятности, создает условия, при которых потенциально патогенные группы микроорганизмов, обладающие набором признаков агрессивности, включая токсинообразование , не могут развиваться и участвовать в осложнении послеоперационного течения. Наши данные о благоприятном течении «закрытых» ран согласуются с мнением о целесообразности первичного шва слизистой оболочки прямой кишки. Таким образом, клинические и специальные методы сравнения результатов двух способов геморроидэктомии показывают целесообразность выполнения геморроидэктомии с иссечением трех групп внутренних геморроидальных узлов с ушиванием ран заднепроходного канала наглухо. Мы провели также сравнительный анализ течения послеоперационного периода у больных, перенесших геморроидэктомию по Миллигану — Моргану во второй модификации с формированием и без формирования культи сосудистой ножки. Обе эти операции являются радикальными, так как соблюдается основной принцип - удаление основных групп кавернозных телец подслизистой основы прямой кишки. Радикализм вмешательства обусловливает и однотипность отдаленных результатов в отношении рецидива геморроя. Иначе обстоит дело с течением раннего послеоперационного периода. Отсутствие культей узлов как возможного источника кровотечения, отсутствие открытой раневой поверхности снижают степень инфицирования операционной раны, уменьшают травматичность вмешательства После операции Миллигана — Моргана во второй модификации с формированием культи болевой синдром (независимо от акта дефекации) был отмечен у 34, 4%, а после операции без формирования культи сосудистой ножки только у 21, 6%. Вероятно, такая разница объясняется тем, что в первом случае все же происходит инфицирование операционной раны в ходе оперативного вмешательства. Рефлекторная задержка мочеиспускания после первой методики геморроидэктомии отмечена почти у 26%, а после операции без оставления культи узла только v 14, 7% больных. Реактивный отек перианальной области как естественный результат любого оперативного вмешательства на заднем проходе наблюдался в первые 3 дня после операции у 12, 2% оперированных, в том числе у 14, 5%, перенесших операцию по второй модификации клиники, и только у 7, 8%, оперированных без формирования культи сосудистой ножки. Причиной отека после геморроидэктомии мы считаем воспалительную реакцию, нейродистрофические изменения вследствие длительного раздражения в области культи геморроидальных узлов, туго затянутых лигатурой, а иногда - оставление небольших подкожных фрагментов наружных геморроидальных узлов или анальных сосочков. Тепловые процедуры в виде сидячих ванн, мази на водорастворимой основе, применявшиеся в течение 3 сут., приводили к уменьшению и исчезновению отека. Самым серьезным осложнением раннего послеоперационного периода после геморроидэктомии является кровотечение из раны. Оно возникало после операции Миллигана — Моргана в любых модификациях очень редко и, как правило, было ятрогенным.

Проводя сравнительный анализ послеоперационного периода у больных, оперированных этими двумя методами, нельзя было не обратить внимания на выделение крови из заднепроходного канала при первой перевязке и во время дефекации. Эти кровотечения не были обильными. После операции по первой методике выделения крови при первой перевязке и дефекации отмечены у 25, 3% больных, в то время как после геморроидэктомии по последнему способу только у 7, 8%. Острый парапроктит как осложнение ближайшего послеоперационного периода отмечен у 3 пациентов после операции Миллигана — Моргана по второй модификации. Это осложнение, во всей видимости, было связано с тем, что после запланированного некроза культи геморроидального узла на ее месте может остаться дефект слизистой оболочки, который теоретически может стать источником развития гнойных осложнений. В одном случае через 1 месяц после операции возник острый подкожно — подслизистый парапроктит. Произведено вскрытие абсцесса в просвет кишки. В 2 случаях при ревизии ран заднепроходного канала на 7-й и 8-й день после операции был выявлен подкожно — подслизистый гнойник, располагавшийся под линией швов. Швы были сняты, края раны разведены. При неосложненном течении послеоперационного периода заживление ран у больных обеих групп, оперированных двумя описанными методами, клинически выраженных отличий не имело; к концу 6-8-х суток происходило заживление ран первичным натяжением. При сравнении средних сроков стационарного лечения больных установлено, что после операции по первой методике оно длилось в среднем 10, 3±0, 6 дня, а после операции без формирования культи сосудистой ножки - 7, 4±0, 3 дня. Таким образом, клинический анализ показал, что при операции без формирования культи сосудистой ножки значительно снижается частота осложнений в раннем послеоперационном периоде и уменьшаются сроки пребывания больных в стационаре. Сравнительный анализ микробной обсемененности раны после геморроидэктомии в ранние сроки свидетельствует, что в тех случаях, когда на рану воздействовали КУФ-лучами, отмечалось снижение патологического микробного ценоза, в частности патогенной и условно-патогенной микрофлоры, более благоприятно протекал послеоперационный период. На 7-8-е сутки послеоперационного периода нормальная микрофлора восстанавливалась.

Проведенный анализ результатов течения раннего послеоперационного периода в зависимости от использованной методики геморроидэктомии и лечения раны после операции свидетельствует в пользу геморроидэктомии без формирования культи сосудистой ножки с использованием в послеоперационном периоде КУФ-лучей и мазей на водорастворимой основе. Данные анализа подтверждаются результатами специально проведенных цитологических, бактериологических исследований. Доказано, что геморроидэктомия без формирования сосудистой ножки с видоизмененным послеоперационным ведением раны способствует благоприятному течению раневого процесса, сокращению сроков стационарного лечения больных.

Операции при остром геморрое

В проктологических отделениях больниц, оказывающих неотложную помощь, острый геморрой составляет основной контингент. К настоящему времени стационарное лечение проведено более чем 5000 больным острым геморроем (А. М. Коплатадзе с соавт. ). Наиболее часто острый тромбоз геморроидальных узлов наблюдался у больных в возрасте 31-50 лет (67, 3%). Соотношение между мужчинами и женщинами составило 4: 1. Острый тромбоз геморроидальных узлов, явившийся причиной госпитализации, был первым признаком проявления заболевания у 9, 4% больных, а у 15, 4% это было первое обострение хронического геморроя. Обычно больные с длительностью заболевания от 2 до 5 лет неоднократно обращаются в поликлиники по поводу частых геморроидальных кровотечений, почти ежедневного выпадения узлов при дефекации, упорного анального зуда. По степени тяжести клинических проявлений острого тромбоза геморроидальных узлов можно выделить три группы больных. Эта градация несколько отличается от приведенной выше, имея чисто практическую направленность. В первую группу (легкая степень), составляющую больше 10% больных, могут быть включены больные с удовлетворительным общим состоянием, нормальной температурой тела, у которых имелись умеренно увеличенные, болезненные, плотные, тромбированные геморроидальные узлы без признаков воспаления. Наблюдался в основном изолированный тромбоз одного или нескольких узлов -наружных, внутренних, или комбинированный - тромбоз наружных и внутренних узлов. Перианальный отек почти отсутствовал. При поступлении больные жаловались на боли, чувство тяжести, жжения или зуда в области заднего прохода. Во вторую группу (средняя степень тяжести) вошло около 20% больных с увеличенными в размерах, плотными, резко болезненными, но хорошо дифференцирующимися геморроидальными узлами красновато — багрового или синюшного цвета. Кожа, покрывающая наружные геморроидальные узлы, обычно застойно гиперемирована, напряжена, умеренно воспалена, а в отдельных случаях некротизирована на ограниченном участке. У некоторых больных имелся перианальный отек, который занимал до половины окружности заднего прохода. Внутренние тромбированные узлы покрыты темно — синюшной слизистой оболочкой, иногда с ограниченным участком некроза и кровотечением. Тонус сфинктера заднего прохода в этих случаях был повышен, дефекация болезненна и выражен резкий болевой синдром. Температура тела обычно субфебрильная. В третью группу (тяжелая степень) мы включили больных со значительно увеличенными, резко болезненными наружными или внутренними геморроидальными узлами либо с их сочетанием. У большинства из них из-за перианального отека геморроидальные узлы невозможно дифференцировать. Вся окружность заднего прохода представляет собой в таких случаях воспалительный инфильтрат, резко болезненный при дотрагивании, в котором не представлялось возможным определить отдельно наружные узлы. Внутренние узлы также не имели рельефных контуров и представляли собой круговой отечный конгломерат синюшно — багрового цвета. У многих больных наружные или внутренние геморроидальные узлы частично или, реже, полностью были некротизированы, изъязвлены. У больных превалируют жалобы на постоянные, сильные, распирающие боли в области заднего прохода и связанные с этим бессонные ночи, плохой аппетит. Повышение температуры тела доходит или часто превышает 38°С, имеются ознобы, нарушения дефекации, часто у мужчин возникает дизурия.

Важное значение для определения показаний, времени проведения, объема и выбора метода операции имеет расположение тромбированных геморроидальных узлов. Наиболее часто (81, 5%) наблюдался сочетанный острый тромбоз наружных и внутренних геморроидальных узлов, значительно реже изолированный - наружных (11, 5%) или внутренних (7%) узлов. Радикальное неотложное хирургическое лечение больных острым тромбозом в специализированных проктологических клиниках вполне возможно и должно выполняться. Операция (под наркозом! ) заключается, как и при плановых вмешательствах, в полном удалении тромбированных и не тромбированных геморроидальных узлов, расположенных, как правило, в тех же участках агнального канала - на 3, 7 и 11 часах по циферблату. Здесь, конечно, намного труднее локализовать ножки (шейки) основных узлов, но специалисты по ургентной проктологии с этим справляются. Основным показанием к операции у больных острым геморроем, по нашему мнению, является само наличие тромбированных геморроидальных узлов. Абсолютные показания следующие: 1. Острый тромбоз геморроидальных узлов любой степени тяжести, в том числе возникший впервые на фоне хронического геморроя с выпадением узлов или

 
Рис. 21. Геморроидэктомия с полным восстановлением слизистой оболочки. а - отсечение узла над зажимом Бильрота до сосудистой ножки; б - прошивание ножки узла; в, г - ушивание раны стенки заднепроходного канала наглухо; д - вид ран канала после операции

упорными постоянными кровотечениями. 2. Часто повторяющиеся атаки острого тромбоза узлов средней и тяжелой степени (2 и более обострений в год) независимо от длительности и клинических проявлений хронического геморроя. Относительными показаниями к ургентной геморроидэктомии, по нашему мнению, являются редкие рецидивы обострения заболевания (1 раз в год) при хроническом геморрое без выпадения узлов и частых кровотечений. Сопутствующие острому геморрою анальные трещины и выраженные кровотечения из узлов не являются противопоказаниями к операции. Противопоказаны операции в следующих случаях. 1. При редких обострениях заболевания (1 раз в течение нескольких лет), особенно у больных молодого возраста. 2. При обширном циркулярном некрозе слизистой оболочки, покрывающей геморроидальные узлы; при гнойном тромбофлебите геморроидальных узлов, остром и хроническом парапроктите, проктосигмоидите и выраженной форме диарейного колита. 3. При тяжелых сопутствующих заболеваниях: гипертонической болезни, сердечно-сосудистой и сердечно-легочной недостаточности, активной форме туберкулеза любой локализации, заболеваниях крови, тяжелой форме сахарного диабета, почечной недостаточности, стриктуре мочеиспускательного канала, затрудненном мочеиспускании при гипертрофии предстательной железы, а также при вторичном геморрое у больных с циррозом печени, при опухолях прямой, ободочной кишки и малого таза. Противопоказания к радикальной операции имелись у 14% наших больных и еще примерно 7% больных от операции отказались. По мере накопления опыта мы убедились в том, что геморроидэктомию необходимо выполнять в максимально ранние сроки после госпитализации больного в стационар. В этом нас убедили наблюдения за больными, у которых при поступлении имелись хорошо рельефно-контурируемые геморроидальные узлы без некроза, воспаления и перианального отека, но операции не были выполнены в день поступления по различным причинам. При осмотре на следующий день у ряда из них мы обнаруживали значительное прогрессирование тромбоза, появление перианального отека, утрату дифференциации узлов, а в некоторых случаях развитие некроза слизистой оболочки, покрывающей тромбированные геморроидальные узлы, и начинающееся воспаление. У ряда больных аналогичная динамика острого тромбоза геморроидальных узлов и его осложнений разворачивались на протяжении нескольких часов с момента госпитализации. Подтверждением данного тезиса может являться следующий характерный пример.

Больной К., 35 лет, доставлен в больницу машиной скорой помощи в 23 ч с диагнозом «острый геморрой» на 2-е сутки от начала обострения. В течение 15 лет страдал хроническим геморроем, проявлявшимся практически ежедневным выпадением узлов из-за тяжелой физической работы. На протяжении последних 3 лет отмечал частые, до 5-6 раз в год, обострения заболевания в виде острого тромбоза геморроидальных узлов. При поступлении состояние удовлетворительное, жаловался на тупые, распирающие боли в области заднего прохода, наличие узлов, мешающих больному, повышение температуры тела до 37, 9'С. При осмотре области заднего прохода на 3 часах по циферблату обнаружен выпавший, ущемленный внутренний геморроидальный узел багрово — синюшного цвета. Соответствующий ему наружный узел слегка увеличен, отечен, болезнен. Другие наружные узлы практически не изменены, перианальный отек отсутствовал. Установлен диагноз: острый тромбоз геморроидальных узлов, легкая степень. Учитывая малую выраженность тромбоза, было решено оперировать больного утром: наложена повязка с гепариновой мазью. Однако при осмотре больного на следующий день утром мы обнаружили резкое прогрессирование тромбоза - появление перианального отека, отсутствие дифференциации узлов, тромбоз наружных узлов и развитие некроза на слизистой оболочке выпавшего узла, что потребовало длительного, в течение 12 дней консервативного лечения, на протяжении которого явления тромбоза постепенно стихали. Больному произведена отсроченная поздняя радикальная геморроидэктомия по Миллигану — Моргану с частичным ушиванием ран (первая наша модификация). Послеоперационный период гладкий. Ошибка при выборе тактики лечения привела к потере 2 недель до операции.

Разрабатывая оптимальные сроки проведения операций у больных острым тромбозом геморроидальных узлов, мы придавали первостепенное значение степени тяжести местных клинических проявлений. При легкой степени острого тромбоза геморроидальных узлов и при средней, но без перианального отека показана срочная радикальная операция в первые 24 ч с момента госпитализации больного. У больных с тяжелой степенью заболевания и при средней тяжести процесса, но с наличием перианального отека показана отсроченная (ранняя или поздняя) радикальная операция, проводимая позже 24 ч с момента госпитализации. Такая тактика диктуется необходимостью проведения предоперационной консервативной терапии для ликвидации перианального отека, вторичного воспаления, для лучшей дифференциации геморроидальных узлов с целью создания наиболее благоприятных условий для выполнения операции и сведения до минимума возможности возникновения нежелательных осложнений в послеоперационном периоде. Необходимость выполнения отсроченных операций была связана с поздним (более 75% больных) поступлением в стационар и наличием осложнений острого геморроя. Причина этого связана чаще всего с проведением самими больными неадекватного самостоятельного лечением с применением самых разных "народных” средств, о чем уже говорилось выше. Особенно это характерно для больных с длительным анамнезом заболевания, с поздним направлением таких больных врачами поликлиник на операцию, А это, в свою очередь, связано с укоренившейся привычкой проводить длительную паллиативную консервативную терапию в амбулаторных условиях и лишь при ее безуспешности или ухудшении состояния направлять больного в стационар. Условно, как сказано выше, можно подразделить отсроченные операции на ранние и поздние. К ранним мы относим геморроидэктомию, выполняемую в период от 24 ч до 7 сут. включительно, а к поздним - проводимые на 8-е и более поздние сутки с момента госпитализации больных. У больных второй группы при поступлении была высокая лихорадка, озноб, тахикардия и умеренно выраженные явления интоксикации; вся окружность заднего прохода представляла собой обширный воспалительный инфильтрат со значительными участками, иногда циркулярными, некроза слизистой оболочки дистального отдела прямой кишки без каких-либо признаков дифференциации узлов. Такая картина естественно требовала большего времени на купирование воспаления. Отсроченные операции выполнены у большинства больных.

Предоперационная подготовка больных к неотложной геморроидэктомии заключалась в определении группы и резус-фактора крови, анализах крови и мочи, электрокардиографии. По показаниям больных осматривали терапевт, гинеколог и другие специалисты. Перед операцией кожу вокруг заднего прохода выбривают, область заднего прохода и всей промежности моют слабым раствором перманганата калия. Очистительные клизмы перед ургентными операциями мы не ставили из-за возможности усиления болей, выпадения узлов при дефекации и самое главное опасности травмирования тромбированных геморроидальных узлов и возникновения кровотечения из них. По этим же причинам мы не производили пальцевое и инструментальное исследование прямой кишки. Подготовку к отсроченной геморроидэктомии проводили иначе. У ряда больных со средней степенью тяжести острого геморроя и у всех с тяжелой степенью в предоперационном периоде проводили консервативную терапию. При поступлении больного в стационар в целях купирования болевого синдрома вводили внутримышечно 1 мл 2 % раствора промедола и производили параректальную новокаиновую блокаду. В задний проход вводили свечи с гепарином, красавкой, анестезином, новокаином, ксероформом. При выраженном перианальном отеке, отсутствии дифференциации геморроидальных узлов, но без их некроза накладывали повязки с гепариновой мазью или делали примочки со свинцовой водой. При некрозе слизистой оболочки, покрывающей геморроидальные узлы, накладывали повязки с мазью на водорастворимой основе (левосин, левомеколь, диоксидиновая, мафенидацетатная). Ежедневно больные делали сидящие ванны со слабым раствором перманганата калия. После очищения ран от некротизированных участков использовали мазевые повязки с солкосерилом, метилурацилом, водорстворимыми мазями. Для задержки стула на 2-3 дня назначали бесшлаковую диету, норсульфазол по 0, 5 г 3 раза в день или интестопан по 1 таблетке 3 раза в день, левомицетин по 250000 ЕД 3 раза в день. Назначали строгий постельный режим. В первые дни дефекация проводилась только после встречной клизмы. За сутки перед операцией больные получали бесшлаковую диету. Накануне вечером и утром в день операции больным ставили по 2 объемных очистительных клизмы по 1 л воды каждая. Утром перед операцией больным проводили пальцевое исследование прямой кишки и ректороманоскопию. Почти у 60% больных геморроидэктомия была выполнена под общей анестезией, у 38, 8% была выполнена сакральная анестезия и только в отдельных, относительно мало выраженных случаях применяли местную инфильтрационная анестезия. Местное обезболивание совершенно неадекватно у этих больных, так как при инфильтрации тканей раствором новокаина сглаживается и так уже расплывчатый рельеф контуров геморроидальных узлов, нарушается ориентация, что может затруднить выполнение радикальной операции. По нашему мнению, общий наркоз и сакральная анестезия являются наиболее удобными методами обезболивания, но для удаления одиночных тромбированных наружных геморроидальных узлов вполне приемлема местная инфильтрационная анестезия.

Если проблема хирургического лечения хронического геморроя в определенной мере решена положительно благодаря широкому применению патогенетические обоснованной, радикальной операции Миллигана — Моргана и различных ее модификаций, то вопрос о радикальном оперативном лечении острого тромбоза геморроидальных узлов еще весьма далек от своего окончательного решения. Накопив определенный опыт хирургического лечения больных острым геморроем при использовании двух модификаций операции Миллигана — Моргана, мы увидели, что они иногда (довольно часто) трудно выполнимы при остром геморрое из-за значительных топографо-анатомических изменений в дистальном отделе прямой кишки, заднепроходном канале и перианальной области. Увелич