Сумрачное лицо Дэна Радера глядело с сорокафутового телеэкрана в игротеке особняка Престонов на Палм-Бич.

— Только что получено известие, что полчаса назад от группировки, которая заявила о своей ответственности за похищение Маргарет Хансен, нынешней «Мисс Америка», поступила угроза взорвать бомбу.

Кори крутил на пальце кольцо с крупным изумрудом квадратной формы и слушал новости. Он сидел, наклонившись вперед, на обтянутом кожей диване с подлокотниками из слоновой кости.

— В письме, присланном по факсу в «Нью-Йорк таймс», лидер «Операции «Пробудись, Америка» решительно заявляет о своей твердой позиции восстановить свободу приобретения оружия и требует, чтобы завтра его заявление было опубликовано в «Таймс» на первой полосе. Если этого не произойдет, организация угрожает систематически взрывать национальные монументы Америки…

Из ванной комнаты вышла девушка, совершенно голая, если не считать махрового черного полотенца, обернутого вокруг головы.

— Кори, — протянула она, — мне скучно. Давай поиграем.

— Потом.

— Но, Кори…

— Я сказал потом.

Он нажал на кнопку громкости на пульте, его холодные рыжевато-карие глаза неотрывно смотрели на широкий экран, подвешенный к потолку.

— В письме также повторяются прежние требования группировки: отменить законы Брейди и Унгара и немедленно освободить из тюрьмы президента ОПНО Джейрида Кейвено. Если эти требования не будут выполнены, похитители угрожают убить Маргарет Хансен, которая активно участвовала в кампании за контроль над личным оружием. ФБР уверенно утверждает, что письмо прислано из Сан-Франциско. Сейчас вы увидите прямой репортаж из Белого дома, где пресс-секретарь Говард Донаван сделает заявление…

Девушка сняла с головы полотенце и тряхнула гривой длинных черных волос, на которые он так среагировал прошлой ночью в баре «Кокосовая пальма». Ее обнаженная грудь соблазнительно колыхалась, пока она крутилась перед ним, подсушивая волосы, но глаза его не отрывались от экрана, и он так и не удостоил ее взглядом.

Она уселась рядом с ним на диван и стала осматривать причудливую комнату, куда он привел ее под утро, часа в четыре.

Они плавали в бассейне под водопадом, занимались любовью в гидромассажной ванне, стоящей посреди сада среди роскошных бугенвиллей и раскидистых пальм, а на рассвете улеглись на влажную скамью из красного дерева в красивой библиотеке.

Затем они повторили это в его огромной, полной зеркал спальне, которая была вдвое больше ее квартиры в Форте Лодердейл. Половину стены в спальне занимала огромная стеклянная витрина с коллекцией оружия, и она сказала ему, что эта стена напомнила ей музей.

Она протянула руку к хрустальной чаше в форме тюльпана, из которой торчали пакетики с кокаином, вытащила два пакетика и положила их на черный мраморный кофейный столик. С шумом втянула каждой ноздрей порошок. Кори переключил телевизор на Си-эн-эн.

— Да выключи ты его! Кому интересна эта ерунда про похищение? — смеясь, воскликнула она, протягивая руку к его застежке на брюках. — Кори…

Он оттолкнул ее руку.

— Заткнись ты!

Она вздохнула и провела тонким пальчиком по оставшемуся порошку. На кукольном лице засияла улыбка.

— Вот, милый, попробуй. — Она прижалась к загорелой груди Кори и поднесла палец к его губам.

На этот раз он встал, схватил ее за руки и швырнул в другой конец комнаты.

— Дольф! — прорычал он в стоящий на кофейном столике интерком.

Светловолосый телохранитель тут же появился в дверях, выходящих на террасу. Он совершенно не реагировал на вопли голой девицы, которая лежала возле камина среди рассыпанной земли, разбитых горшков и опрокинутых растений.

— Отвези эту сучку домой. Она тут слишком загостилась.

Через несколько минут Кори снова сидел в тишине, слушая прямую передачу Си-эн-эн из Белого дома.

— Сейчас выставлена дополнительная охрана у Капитолия и у других памятников общенационального значения…

Через полчаса Кори выключил телевизор. Он услышал все, что ему было нужно. Пока он проходил через огромную гостиную и поднимался по лестнице в другое крыло дома, в голове его созревали разные варианты решений.

«Пусть усиливают охрану сколько угодно, — подумал он с насмешкой, ступая длинными босыми ступнями по зеленому, как мох, ковру в своей спальне. — Копам никогда не найти маленький патрон для фейерверка, который изготовил Мендес».

Не обращая внимания на сбившиеся во время любовных утех шелковые простыни, которые в беспорядке свисали с огромного ложа, он подошел к камину. Теплые солнечные лучи, отражаясь от зеркального потолка, расцвечивали орнамент на древнем кельтском щите, вмонтированном в стену над очагом из зеленого мрамора.

Кори протянул руку и отодвинул тяжелый щит в сторону, и тут же стена с камином медленно поползла от него. Войдя в кабинет, освещенный галогенным светом, он нажал на кнопку в стене, и все встало на прежнее место.

Он окинул самодовольным взглядом комнату без окон, с низким потолком, по всем стенам которой шли длинные полки со множеством книг, посвященных военной технике, тактике и стратегии, а также индивидуальной охоте и личному оружию. На нижних полках стояли в ряд потертые номера журнала «Солдаты удачи», а на верхних полках — экзотические растения в горшках, среди них были и ядовитые. Китайская живопись четырнадцатого века с изображением баталий украшала одну из стен. На столе из зеленого мрамора был установлен компьютер. Возле него на синей бархатной подушке сверкал его трофей. Кори не обратил внимания на бумагу, непрерывно вылезающую из факса, а нажал на кнопку и включил компьютер.

Прилив почти сексуального возбуждения нахлынул на него. Здесь он в своей стихии, больше, чем где-нибудь, не считая, пожалуй, только джунглей Конго. Здесь его владения, его крепость, сердце его тайной империи. Отсюда он может прыгнуть, как лев, не окровавив лапы. Сначала здесь находилась комната-сейф, одна из двух, которые были построены в доме по совету отца. Он говорил, что они нужны для страховки от похитителей, которые не давали в семидесятые годы спокойно жить финансовым магнатам и их семьям. Через шесть месяцев после рокового сердечного приступа отца, случившегося в прошлом году, Кори распорядился переделать эту комнату. Его мать в это время искала себе утешение на Французской Ривьере в обществе двоюродного брата эмира Кувейта. Парень, видимо, хорошо делал свое дело, осушая ее слезы, поскольку, кроме нескольких почтовых открыток, слезного телефонного звонка на Рождество, заставшего Кори на его вилле на острове Корфу, и потока счетов от «Америкен экспресс», которые он тут же переправил бухгалтеру, больше он не слышал о ней ни слова. Даже намека не было на то, что она собирается вернуться в Штаты, хотя в Палм-Бич уже начинался сезон.

Получается совсем неплохо, подумал Кори, а в это время компьютер выдал его любимый древнекитайский афоризм: «Высшее искусство ведения войны — одолеть противника без битвы».

Пошарив по директориям, он вывел файл Ладама. Его пальцы быстро мелькали по клавишам.

«Ох, Чарли. Бедный идиот. Ну и дел ты натворил».

Закончив, Кори повернулся на крутящемся стуле к телефону и ткнул в серию кнопок. Как он и ожидал, линию пока еще не засекли. Чистая работа. Он набрал другую серию номеров и улыбнулся, дожидаясь, когда на другом конце провода раздастся голос.

— Это Директор. — Кори говорил отрывисто, сухо и властно, как настоящий президент. Или, на худой конец, вице-президент компании «Форту-на-500».

«Да мне стоит только пальцем пошевелить, и у меня будет больше власти, чем у Джеймса и дяди Кента со всем их директорским корпусом, черт побери», — с удовольствием подумал он. После этого взял в руки свой трофей — сверкающую тиару, принадлежащую «Мисс Америка».

— Хорошая работа, сектор «Е». Я доволен. Передайте Мендесу, чтобы привел сектор «С» в повышенную боевую готовность.