Шумиха в средствах массовой информации в связи с похищением Мэг Хансен была грандиозной, что озадачило даже такую опытную журналистку, как Джордан, находившуюся в эпицентре всех событий. Когда похитители разослали копии фотографии Мэг в газеты и журналы, а также на телевидение, казалось, разверзлись врата ада.

В четверг «Прайм тайм лив» разразилась специальной статьей о терроризме, свившем гнездо в Америке; «Хард копи» выдавала в каждом вечернем выпуске на первой полосе все новые подробности этой истории; покрытое синяками лицо Мэг смотрело с обложки «Тайм» из каждого газетного киоска по всей стране, а «Глоб» и «Нэшнл инквайер», казалось, соревновались между собой в том, кто пострашнее опишет историю похищения «Мисс Америка».

Статьи в газетах и журналах пестрели крупными заголовками и догадками, в них были различные версии и предположения.

Когда Джордан беседовала в своем кабинете с Шейлой и Аланой, положив перед собой блокнот, она подумала, сколько еще может это событие держать в постоянном напряжении всю Америку. Осуществят ли террористы какую-либо из своих угроз, после того как «Нью-Йорк таймс» отказалась выполнить их требования?

«Мэг, что они делают с тобой? Я больше не могу терпеть такое».

Ее потрясла фотография, которую прислали похитители, в ее голове никак не укладывалось, что ее пышущая здоровьем, энергичная подруга, с которой она познакомилась на ранчо «Кружащийся хоровод», и эта грустная, испуганная пленница — одно и то же лицо. Увидев снимок в первый раз, она проплакала целый час.

А тут возникла еще одна проблема, как будто ей было мало страхов в связи с похищением Мэг. Когда она уезжала на работу, жар, который начался у Лори еще ночью, к утру усилился, как и боли в животе.

Она велела миссис Чалмерс давать Лори через каждые четыре часа детский тайленол, пригласить детского врача и позвонить, если высокая температура будет держаться.

— У меня раскалывается голова, — простонала Шейла, откинувшись на спинку стула. — У кого-нибудь из вас найдется мотрин?

Джордан выдвинула верхний ящик стола и бросила ей пузырек с таблетками.

— Бери. Только я не уверена, что это лекарство помогает. — Нахмурившись, она обдумывала недавно вставшую перед ней проблему. — Спонсор или не спонсор, но Ги Беринар — настоящая заноза в заднице. — Задумавшись, она покрутила между пальцами прядь длинных темных волос. — И будь я проклята, если позволю ему использовать эту трагедию в своих целях.

— Если этому человеку дать волю, то Джеральдо придется делать прямой репортаж о похитителях во время поездки по стране, — пробормотала Шейла, бросив в рот три таблетки и проглотив их, даже не запивая водой.

Алана покачала головой.

— Неужели он действительно хочет, чтобы в прессу просочилось его заявление о том, что комитет «Мисс Америка» и в самом деле мог бы уступить требованию похитителей и предоставить им эфирное время?

— К несчастью, да. — Джордан нахмурилась еще сильнее. — Хотя правительство ясно дало понять, что нам следует отклонить все их требования. Беринар считает, что рейтинг нашей программы взлетит выше крыши, если публика почувствует, что прямой эфир может повлиять на события. Чем больше зрителей у экрана, тем лучше пойдет торговля обувью.

Ги Беринар, владелец и президент компании по производству спортивной обуви, сумел загрести за пятнадцать лет миллиарды. Будучи ведущим спонсором конкурса «Мисс Америка», с 1981 года он монополизировал двухчасовую утреннюю передачу и таким образом был способен выдоить из сложившейся ситуации все, что можно.

— Этот человек видит во всем лишь возможность заработать деньги, — пробормотала Шейла, потирая виски. — Вопрос в том, как нам выйти из положения. Ведь он наш главный кормилец.

Сидя в это утро за массивным столом для заседаний вместе со спонсорами и остальными сотрудниками комитета «Мисс Америка», Джордан была поражена тем, как ради прибыли этот человек позволяет себе играть чьей-то жизнью. Даже когда сотрудники «Мисс Америка» ясно дали ему понять, что они подчинятся требованиям правительственной антитеррористической политики, Беринар продолжал спорить.

— Нужно как-то нейтрализовать Беринара, — пробормотала она. — Дай-ка я подумаю, как это сделать, а ты пока…

Не успела Джордан договорить, как Алекс Вудс постучался в открытую дверь кабинета.

— Говорят, вы сидите тут весь день и даже не делали перерыв на ленч.

Джордан выдавила из себя улыбку и откинулась на спинку крутящегося кресла.

— Какой еще ленч?

— Если вы дадите мне полчаса, я вам напомню.

Приятное, живое лицо Алекса и тихое урчание ее пустого желудка ускорили решение.

— Что ж, верно. Мы уже заканчиваем — и я не прочь съесть сандвич с пастрами. — Она шутливо застонала и вскочила на ноги.

Алекс расхаживал перед лифтом и что-то быстро говорил в трубку сотового телефона, а Джордан в это время, взяв из ящика свою сумочку, отдавала последние указания Алане.

— Наши полчаса начались пять секунд назад, — извиняющимся тоном сказала она ему. Он сложил и убрал в карман телефон. — У меня в четыре встреча.

— С кем-нибудь, кого я знаю?

— С особым агентом Джеффом Купером из ФБР — встречал его когда-нибудь?

Алекс нажал на кнопку вестибюля, прижал ее в угол лифта и с улыбкой склонился к ней, чтобы поцеловать.

— Нет. Мне нужно ревновать?

— Абсолютно нет. — Джордан закрыла глаза, и их губы ненадолго встретились. Как всегда, губы Алекса были холодными и настойчивыми. Она прижалась к нему, свежий, терпкий запах его одеколона «Драккар Нуар» повеял на нее.

Она открыла глаза, только когда створки лифта раскрылись и Алекс, посмеиваясь, повел ее сквозь шумную толпу, заполнявшую вестибюль.

Аромат говядины с пряностями, запах маринованных овощей, кари и других острых блюд встретил их, когда они открыли дверь «Дели Сола». Эти запахи вызвали у Джордан чуть ли не голодные судороги, и, когда официантка принесла ей огромную порцию наструганных пастрами, лежащих между двумя толстыми ломтями ржаного хлеба, у нее хватило сил лишь на то, чтобы с благодарностью взглянуть на Алекса.

— Спасибо, ты спас мне жизнь. — Она сделала большой глоток холодного чая. — Знаешь, всего несколько месяцев назад мы сидели во время ленча вон в той кабине вместе с Мэг и Кэт. Я уже говорила тебе, что Кэт фотограф — она работает для журнала «Знаменитости». Тогда она фотографировала Дастина Хоффмана во время киносъемок в Центральном парке. А теперь сестричкам приходится нелегко. Мэг просто попала в сущий ад.

— Тебе тоже не легче. Чем я могу тебе помочь? Сейчас я свободен.

— Найди Мэг. Арестуй похитителей. Отмени поездки «Мисс Америка» по стране в течение целого года. Вылечи у Лори живот и отправь Ги Беринара в космос на ближайшем «шаттле».

— И это все?

— А потом можешь свозить нас с Лори на месяц на Таити.

Она сделала еще глоток чая и, улыбнувшись ему, поставила стакан на стол.

— Нет, лучше на два месяца.

Алекс наклонился вперед, и она увидела, как сверкнули золотые запонки на рукавах его белоснежной рубашки.

— Как только все будет позади, я постараюсь переделать свой календарь. Мы поедем на Таити, или Бора-Бора, или еще куда-нибудь по твоему выбору. Но…

Джордан замерла, не успев донести сандвич до рта, словно боясь услышать что-то неприятное.

— Но ведь ты не захочешь брать Лори из школы, — сказал Алекс. — Так что, может, ты попросишь миссис Чалмерс присмотреть за ней?

Джордан положила сандвич на тарелку.

— Забудь про это, Алекс. Это просто мечты. До следующей весны я не могу себе позволить никакого отпуска, но…

— Но что? — Алекс потянулся через стол и взял ее за руку. — Почему вдруг такая обида в глазах?

«Потому что ты никогда не хочешь, чтобы Лори была с нами», — подумала Джордан, испытывая одновременно раздражение, гнев и печаль. Алекс всегда добр к Лори, но держит ее на расстоянии. Время от времени он привозит ей маленькие подарки, но ни разу не сел поиграть с ней, ни разу у него не появилось желания погулять с ней в парке или просто сходить втроем в ресторан и съесть пиццу.

— Мне жаль, что у тебя не возникает желания поближе узнать Лори, — осторожно сказала она, изучая его лицо. — Она тебя не укусит. Обещаю.

— Не говори глупостей, Джордан. — Алекс махнул рукой официантке, стараясь держаться непринужденно, но Джордан услышала в его голосе настороженность. — Лори — чудесный ребенок. Но ты должна понять: у нас со Сьюзен никогда не было детей. У меня даже нет племянников. — Он сокрушенно улыбнулся. — И вообще я просто не представляю себя в «Макдональдсе» в субботу вечером. — Он покачал головой, будто сама мысль об этом казалась ему нелепой. Затем улыбка его исчезла, лицо стало строгим, отчего он сразу сделался похож на почтового служащего. — Мне явно есть над чем подумать. Мне, конечно, хочется сделать тебя счастливой, Джордан. Я постараюсь.

— Да, ты сделал бы меня счастливой, если бы подружился с Лори. — Ее оленьи глаза затуманились, она наклонилась к нему поближе. Ей очень хотелось, чтобы он ее понял. — Знаешь, мои родители не понимали меня, и наши отношения не сложились уже тогда, когда я училась в колледже. Мы так и не смогли поправить упущенное. Брат намного старше меня, и, с тех пор как он уехал в Сиэтл, его жизнь крутится вокруг его семьи и принадлежащей ему юридической конторы. Поверь мне, Алекс, Лори — это все, что у меня есть.

— Неправда, Джордан. — Алекс взял ее за подбородок. — У тебя есть я.

В его улыбке было столько ласки, столько раскаяния, что ее обиженные губы невольно растянулись в ответную улыбку.

— Эти минуты получились самыми приятными за последние дни, спасибо тебе за это. Но если я сейчас не вернусь в контору, там начнется невероятный шум, и я опять не успею приехать домой до того, как Лори ляжет спать. А ей утром нездоровилось, так что…

— Эй, па, слышал? «Мисс Америка» найдена!

Джордан вскинула голову, когда сын владельца «Дели» Макс выскочил из кухни, держа поднос свеженарезанного картофельного салата. Сол поднял глаза от кассы, его руки замерли на кнопках кассового аппарата.

— Они ее отпустили?

— Нет, копы нашли тело. По всем программам только об этом и говорят. Предполагают, что это она, но полиции еще предстоит получить заключение дантиста…

«О Господи! Они все-таки сделали это, сделали. У нее не было шансов». Джордан похолодела от ужаса и мгновенно выскользнула из кабины.

— Алекс, они ненормальные. — Она произнесла это испуганным шепотом и увидела, как ее состояние подействовало на него. Его лицо стало мрачным и озабоченным.

— Наверняка. Ладно, нужно возвращаться…

Он сунул Солу на бегу двадцатидолларовую банкноту.

— У нас в «Новостях» наверняка все сошли с ума, — сказал он ей на улице и крепко прижал к себе, так что прохожим пришлось их обходить. — Я позвоню тебе, как только все выяснится. Будем надеяться, что это ошибка, а если ты тоже тем временем что-то услышишь, позвони мне. Элен соединит тебя со мной.

Джордан бежала не останавливаясь, пока не оказалась в своем здании перед высокими лифтами, отделанными зеркалами. На восемнадцатом этаже царила сумятица. Она вздрогнула, когда все набросились на нее с новостями, но не остановилась, а бросилась прямо в конференц-зал. Он уже был набит до отказа людьми, тесно сгрудившимися перед широким телеэкраном.

«Какой кошмар», — думала она, глядя на репортеров, выкрикивавших вопросы сотруднику береговой охраны в Майами.

— Пока что мы не можем сообщить вам больше ничего, — произнес светловолосый, с тяжелой челюстью офицер. — Могу лишь подтвердить, что тело молодой женщины, похожее по описанию на Маргарет Хансен, выловлено береговой охраной в нескольких милях от южного мыса во Флориде сегодня утром в 9.57. Судя по состоянию трупа, женщина находилась в воде уже несколько дней. Дантисты и другие врачи сейчас обследуют тело для того, чтобы провести идентификацию…

Джордан вцепилась в спинку стула, так как пол поплыл у нее под ногами.

«Ох, только бы это была не она».

Чувствовала она себя в точности так, как в тот раз, когда родители впервые отвезли ее в Диснейленд и она прокатилась на аттракционе «Крутые горки». Это было ужасно. Едва тебе уже кажется, что все позади, как ты снова ныряешь с головокружительной высоты.

Теперь она уже слишком взрослая, чтобы кричать и плакать, и слишком нервная, чтобы закрыть глаза от охватившего ее ужаса. Выбора нет. Остается только взять себя в руки, держаться, надеяться на везение и молиться о Мэг.