В Сан-Франциско было два часа ночи, когда Кэт приехала в отель «Ритц-Карлтон». Она облокотилась на стойку, заполняя регистрационную карточку, поскольку буквально падала с ног от усталости. Пока она шла вслед за коридорным по устланному цветастым ковром вестибюлю к своему номеру, на нее нахлынули воспоминания о тех счастливых днях, когда она была здесь в последний раз.

Это был ее медовый месяц. Казалось, с тех пор прошла уже целая жизнь.

Они с Полом сначала провели неделю в Сан-Франциско, а затем еще неделю разъезжали по побережью между Кармелом и Санта-Барбарой. И сразу после того лета ей подвернулась настоящая серьезная работа — ее взяли фотографом в «Колорадо Колорз», туристический журнал региона, издававшийся на средства коммерческой палаты штата, а у Пола появился первый крупный клиент.

Когда коридорный распахнул дверь в ее номер, ей вспомнилось, как Пол взял ее на руки и внес в их роскошный номер для новобрачных. С ухмылкой комедийного персонажа Гручо Маркса он положил ее на огромную кровать, пока коридорный переминался с ноги на ногу, держа в руках бутылку шампанского, в ожидании чаевых. Единственный его непосредственный и шутливый поступок за весь медовый месяц, подумала она сейчас, опустив рюкзак на сверкающий чистотой овальный столик у окна. Пол распланировал тогда все до мелочей, каждую минуту, от завтрака в номере гостиницы до дороги, по которой они пойдут к мосту «Золотые ворота», и в каком ресторане они будут обедать возле Рыбацкого причала.

Кэт тогда очень хотелось побродить по городу, поглядеть по сторонам, чтобы вобрать в себя картины города, почувствовать его настроение, но, как всегда, она сделала так, как хотел Пол. Она была очень разочарована, когда он настоял на том, чтобы включить в их отдых деловую встречу и два обеда с потенциальными клиентами.

Глядя на свое отражение в черном ночном окне, она вспоминала, как пыталась тогда убедить себя, что Пол поступает правильно. Он был самым энергичным и перспективным архитектором в компании «Роджерс и Диллингем», все предсказывали ему головокружительную карьеру. Еще в школе он поставил себе задачу к тридцати годам создать проект здания, который получит первую премию, и добился этого. И в тот самый год, когда это великолепное сооружение поднялось над голубым заливом, подобно сверкающему бронзой обелиску, брак их распался.

Ссутулившись, она отвернулась от окна. Боль не прошла до сих пор. И сколько бы она ни убеждала себя, что без него ей лучше, что жить лучше одной, ни под кого не подстраиваясь, тем более под такого мерзавца, как Пол, который все свои силы тратил на то, чтобы угодить боссу, все-таки ей было обидно. И эта обида стала совсем невыносимой, когда Пол ушел к другой женщине. И ушел в тот момент, когда ей было тяжелее всего. Когда она потеряла ребенка.

«Не поддавайся воспоминаниям, не трави свою душу, — сказала она себе, повернувшись спиной к особенно величественной в лунном свете панораме Сан-Франциско. — Не нужно думать и о Венсе, — приказала она себе, сбрасывая туфли. — Ты дважды потерпела фиаско на любовном фронте. Ну что ж, пускай. И вообще ты не должна отвлекаться, пока жизнь Мэг висит на волоске».

Бедная бабушка. Она выдержала шесть часов леденящего душу ужаса, когда услышала, что береговая охрана выловила тело в водах Майами. Сидя в департаменте торговли, Кэт и не подозревала о поднявшейся суматохе по телевидению, когда все программы новостей пережевывали, чье это тело — Мэг или не Мэг. Она услышала от бабушки, что это оказался труп бедной девчонки, которая три месяца назад убежала из дома. Им обеим было невыразимо жаль девушку, и вместе с тем обе испытали огромное облегчение. Значит, пока Мэг жива.

Но эти безумцы все еще мучают ее, так как их требования не выполняются.

Безумцы. Кэт быстро вскочила с постели и проверила, нет ли в номере двери, ведущей в соседний номер. Нет, здесь ее не было. С хитрой улыбкой она шлепнулась на кровать. «К тому же Кинжал наверняка уверен, что я благополучно вернулась в Аризону, напуганная до смерти его угрозами».

Она тихонько засмеялась, вспомнив о том, как перехитрила его, однако щеки ее, казалось, все еще ощущали прикосновение его цепких пальцев. Какой негодяй!

Кэт надеялась, что он не появится здесь для того, чтобы заняться проверкой «Райен индастриз». Ей меньше всего хотелось встретиться с ним.

«Стратегия. Продумай стратегию», — сказала она себе, но при такой усталости думать было нелегко, ей казалось, что у нее вместо мозгов масса мыльных пузырей, лопающихся одновременно.

Пронзительный звонок телефона заставил ее подскочить. Она в ужасе уставилась на него и лишь чуть позже сообразила: да, один человек все-таки знает, что она отправилась сюда. Из «Даллеса» она позвонила своему шефу Саймону и просила оповестить ее, если он что-нибудь узнает про Кида Сандерсона либо «Райен индастриз».

— Кэт, есть хорошие новости и плохие, — выпалил ей Саймон. — Хорошая новость — ты получила задание. Завтра утром, в десять часов, ты берешь интервью у самого Сандерсона. Он думает, что нас интересует, почему увеличилось число заказов от женщин на продажу оружия. Кстати, твое имя Андреа Бойс — ты у нас старший редактор. Так что жди.

— Это моя участь. Ждать и молиться, — проскрипела Кэт. — Саймон, ты просто золото. А теперь ударь меня плохими новостями.

— В последние пару месяцев Сандерсона не было в стране, он ездил на Ближний Восток. И я бы сказал, что он скорее всего не тот, кого ты ищешь.

Она нахмурилась, закусив нижнюю губу.

— Поездка — удобное алиби. Но он мог управлять похитителями и оттуда.

— Так что же ты собираешься делать?

Она услышала, как Саймон спокойно жует жвачку, и представила, как он смотрит поверх роговых очков на пачку жевательной резинки, отыскивая себе зеленую.

— Я вытрясу из Сандерсона все, что смогу, а затем отчалю.

— Только будь осторожна. С этими парнями шутить не приходится. Узнай то, что тебе нужно, и сматывай удочки.

— Будет сделано, босс. Что-нибудь еще?

— Запиши все на магнитофон. Может, мы и впрямь пустим где-нибудь этот маленький сюжет — дай возможность родиться на свет журналистке Андреа Бойс.

Кэт положила трубку и улыбнулась, по спине от радости побежали мурашки.

«Вот так, Кинжал. У меня есть и свои источники. Так что пошел ты к черту со своими супершпионскими операциями. Журналистка Андреа Бойс проведет свое собственное расследование».

Ей нужно только как следует выспаться, и утром она будет готова к походу в «Райен индастриз». Включив телевизор без звука, она зарылась в одеяла и положила под голову три подушки. Но когда попыталась набросать вопросы для интервью, на нее напала зевота, а телевизионные кадры навевали сон. Блокнот и карандаш одновременно соскользнули на пол, и Кэт крепко уснула, словно провалилась в темную яму, где не было снов. А холодный серый туман уже сгущался над белыми барашками волн в заливе Сан-Франциско.