Хотя Кэт часто приходилось бывать по поручению редакции в особняках знаменитостей в самых разных местах от Беверли-Хиллз до Майорки, ничего похожего на усадьбу Престонов в Палм-Бич она никогда не видела. Это было великолепное архитектурное сооружение. Кэт пробиралась сквозь толпу пьяных гостей, танцующих на огромной площадке вокруг плавательного бассейна. Дом был невероятно большим и шикарным. Кто-то упомянул про двадцать пять спален в нем, и можно было не сомневаться, что в эту ночь все они будут заняты.

Средний возраст гостей мистера Кори Престона составлял где-то около двадцати пяти лет, но мелькали и совсем юные лица. Девятнадцатилетние друзья дома изо всех сил старались доказать, что они тоже могут быть вполне раскованными и смелыми. Она заметила ударника из популярной рок-группы (когда-то ей пришлось его фотографировать) — группа еще не играла, и парень резвился в бассейне в чем мать родила вместе с двумя молоденькими блондинками-близнецами.

На самом верхнем балконе, где то вспыхивали, то гасли цветные огоньки, вихлялись в танце две пары, а между ними слонялся голый парень, до беспамятства накачавшийся наркотиками. Он никак не хотел обращать внимание на призывно хихикающую брюнетку, которая раскачивалась на пальмовой ветке, изображая из себя эротическую танцовщицу.

Куда ни бросишь взгляд, всюду были молодые, красивые, веселящиеся люди, многие из них уже были изрядно пьяные или одурманенные наркотиками. Те, кто еще не разделся догола, были в самых разнообразных нарядах, от джинсов с подрезанным низом до классических слаксов от Армани в паре с льняными пиджаками. Одетый в смокинг официант предложил ей пиво. Интересно, подумала Кэт, который из этих спятивших придурков хозяин дома?

Воздух был влажным и тяжелым, в нем смешались дым от марихуаны с ароматом гардений, которые росли в обливных горшках по периметру бассейна и террасы. Улыбающиеся официанты шныряли в толпе, разнося на серебряных подносах блюда с кальмарами под маринадом, с грибами по-таиландски и су-ши. Повсюду стояли высокие бокалы с золотым шампанским, их было больше, чем китайских фонариков, которые висели на каждой пальме.

— Простите, — непрерывно бормотала Кэт, пробираясь сквозь пьяную толпу. Нелегко было маневрировать среди дергающихся, раскачивающихся тел. У Кэт создалось впечатление, что она находится среди язычников, поклоняющихся луне, которые, войдя в транс, выполняли какой-то эротический ритуальный танец.

— Слушай, детка. Если хочешь потанцевать, попроси меня.

Очень высокий парень неожиданно прижал ее к своей груди. Ее взгляд уперся в огромную татуировку на левой стороне его грудной клетки — зеленоватая змея свернулась кольцом вокруг дымящегося пистолета.

— Я Рик, — сообщил он ей, когда они начали танцевать в большой полутемной комнате, где дрыгались в танце еще около дюжины гостей. Другие либо валялись на большом диване со спинкой из слоновой кости, либо сидели в креслах, потягивая пиво и глядя на свисающий с потолка сорокафутовый телеэкран. — Я не запомнил, как тебя зовут, детка.

— Я и не говорила тебе.

Он усмехнулся:

— Так я слушаю.

Кэт опустила вниз руки и пригладила свое новое облегающее платье, которое истощило до предела ее уже и без того оскудевшую кредитную карточку. Теперь его внимание целиком обратилось на нее.

— Я Одри. Одри Хэпберн.

Она сказала это в шутку и теперь ждала реакции. В его прозрачных глазах ничего не отразилось. Он кивнул, положив ей на плечи руки.

— Подружка Кори?

— Угу. А ты?

— Да, мы давно знакомы. Вместе получили дипломы магистров экономики управления, а потом отправились на шестимесячное сафари в Конго. Стреляли в любое четвероногое существо, пересекавшее нам дорогу, — да, это было нечто.

Он засмеялся. Нет, не засмеялся — заржал, решила Кэт, она постаралась, чтобы на ее лице не отразилась неприязнь. Девушка откинула назад волосы, улыбнулась ему и протянула:

— О-о-о, охота. Мне всегда казалось, что сафари звучит так… мужественно.

— Ты не представляешь даже половины этого удовольствия. Эй, хочешь посмотреть на несколько трофеев, которые мы привезли?

Они направились по прохладному коридору, облицованному сверкающими черно-белыми мраморными панелями, поднялись по роскошной лестнице, выложенной плиткой в шахматном порядке, и через лабиринт комнат и коридоров вышли в левое крыло дома.

— Была здесь раньше?

— В последнее время нет.

— Ну, это берлога Кори. Он тут все переделал, когда умер его старик. Здесь теперь большая спальня хозяина, джакузи с сауной, комната для игр, а вот тут, — сказал он, распахивая настежь тяжелую дубовую дверь, — комната с его трофеями.

Кэт заморгала, очутившись в необычной комнате, похожей на джунгли. Собственно, это была не комната, а павильон — громадная диорама, покрытая тропическими растениями и лианами; с бугристой каменной стены с шумом падала вода. Она вдохнула теплый воздух, насыщенный влагой и остро пахнущий мхом и влажной землей. Вокруг слышались щебет птиц и жужжание насекомых.

— Просто невероятно, — ахнула она.

Рик повел ее дальше, и она от неожиданности отшатнулась, чуть не наткнувшись на азиатского слона — чучело, которое стояло за деревом с густой листвой.

— Он сам его прикончил. — Рик обнял ее за плечи. — Потом черт знает сколько у нас ушло времени, чтобы переправить эту скотину сюда, но у нас с Кори все схвачено, всюду есть свои люди.

Сердце Кэт учащенно забилось. Значит, Кори Престон не брезгует ни браконьерством, ни контрабандными делишками. Должно быть, доставка слона стоила ему целого состояния. Гусиной кожей покрылись ее руки, когда она заметила притаившуюся над ними на скале черную пантеру. Казалось, она вот-вот прыгнет на газель, остановившуюся попить воды у окруженного песком миниатюрного водопоя.

По сравнению с этим павильоном приемная «Райен индастриз» выглядела маленьким магазином игрушек. Кори Престон, видно, привез с собой пол-Африки.

— Клево, а? — Рик обнял ее за талию и прижал к себе так сильно, что она ощутила его напряженное бедро и запах хлорки от купания в бассейне. — Мы с Кори и еще несколько человек выбираемся в Африку не реже, чем раз в год. Но когда Кори не может поехать в Конго, он привозит Конго сюда.

Руки Рика начали елозить по ее телу. Кэт это не понравилось, но действовать надо было с умом.

— Это здорово, Рик. Просто фантастика. Но мне хочется выпить. — Она попыталась осторожно высвободиться из его рук, но он еще крепче сжал ее.

— Не так скоро, детка. Мы только пришли сюда.

— У меня жуткая аллергия на папоротники. Тут же начинает зудеть все тело…

— Детка, у меня тоже кое-что уже зудит. — Его дыхание обожгло ей лицо, губы впились в нее, и он прижал ее к стене. От нахлынувшего отвращения, Кэт была готова дать ему локтем под ребра, когда внезапно в павильоне погас свет.

На них упала темнота, давящая, непроницаемая темнота, отчего жуткие звуки джунглей стали отчетливее. Рик отпустил ее, и Кэт услышала, как он, ругаясь, нажимает на кнопки, вероятно, спрятанные в стене. Звуки ночи все нарастали, сквозь потолок светила россыпь звезд.

Холодный голос рядом с ними произнес:

— Ты покойник, Рик.

Кэт заморгала от внезапного яркого света, а когда открыла глаза, ужас охватил ее: она увидела красивого парня, глядящего на них через прицел автомата Калашникова. Его полные губы были выпячены, руки крепко сжимали оружие.

— Отцепись, Кори! — Рик ударил рукой по камню над головой у Кэт. — Опять ты со своими штучками!

— Похоже, я поймал тебя со спущенными штанами, лопух. Готов сдаться на моих условиях?

— Да, конечно. Что на этот раз?

— Я сегодня великодушен. — Кори ткнул стволом автомата в сторону Кэт. — Отпущу тебя, если познакомишь со своей подружкой.

Кэт вся напряглась, по спине поползли мурашки, когда он с холодной улыбкой прицелился в нее.

«Так этот идиот и есть Кори Престон, неудавшийся наследник «Тейлон интернэшнл».

Он был по-своему красив и элегантно одет. На нем была бежевая рубашка и такие же слаксы из хлопка, светлая одежда подчеркивала его загорелое лицо и черные как смоль волосы. В его лице просматривалось что-то хищное, львиное, особенно в глубоко посаженных желтых глазах. За его спиной стояли двое: впереди была высокая длинноногая девица с платиновыми волосами в черном кружевном бикини, яркая и надменная, с высокими резкими скулами, а позади нее стоял мужчина.

У Кэт чуть не подогнулись колени, когда она встретила кобальтовый взгляд Кинжала.

«Какого черта он здесь делает?»

— Уф, как ты сказала тебя зовут, детка? Одри, верно? Одри… Одри Хасберн… Нет, вспомнил, Хэпберн. Кори Престон, познакомься с Одри Хэпберн. Но постой, я думал, что вы знаете друг друга.

— Не думаю, что я имел такое удовольствие, — медленно сказал Кори, прищурясь разглядывая ее. — Одри Хэпберн. Собственной персоной. Не хухры-мухры.

Ей захотелось спрятаться за лианами. Она не осмеливалась смотреть ни на Кинжала, ни на блондинку.

— Я пошутила, когда назвала Рику это имя, — начала она. — Вообще-то меня зовут… — Она заколебалась лишь на долю секунды, уголком глаза уловив движение пальмового листа как раз за плечом Кинжала. — …Палмер. Луиза Палмер. — Кэт усмехнулась и вскинула голову. — Замечательная вечеринка, Кори. Но ты играешь не по правилам. Кто твои друзья?

Он не отрывал глаз от ее лица.

— Это Бетани и ее приятель Ник. Но ты должна мне напомнить, где мы встречались. Я никак не могу тебя вспомнить.

Кэт заморгала, ее мозг лихорадочно работал, но не успела она что-то сказать, как в разговор вмешался Кинжал:

— Мы с Луизой познакомились в Каннах прошлой зимой. — Он произнес это так же быстро и естественно, как коршун падает на добычу. — Ты тогда тоже была, Бетани.

— Прошлой зимой в Каннах была скучища. Кто помнит? В этом году я собираюсь поехать в Портофино. Ты тоже должен поехать. — Бетани провела пальцами по волосам Кинжала, даже не взглянув на Кэт.

— Это было на премьере Феликса, так ведь? — продолжал Кинжал, вопросительно подняв бровь на Кэт.

— Да, вроде… — начала она, увидев металлический блеск в его глазах.

Но Кори оборвал ее, резко повернув к Кинжалу голову.

— Заткнись, парень. Это ее я спросил, где мы встречались.

— Кори, ты и правда не помнишь? — Кэт надула губы, изображая обиду. — Подумай и вспомни, пока мы с Риком искупаемся.

Он подцепил пальцем тонкую лямку ее красного платья, оглядел с ног до головы и усмехнулся:

— Какой шикарный купальник.

— Глупый. — Она засмеялась, стараясь удержаться от дрожи, когда он убрал руку. — Я оставила свое барахло в кабинке. Пойдем с нами; может, это освежит твою память. — И она шутливо потянула Рика за собой.

— Что за спешка? — Быстрее молнии Кори преградил им дорогу стволом автомата. — Бассейн никуда не денется, а мы попытаемся возобновить наше знакомство.

«Господи, он страшный как дьявол», — подумала Кэт, и ей стало жутко. Казалось, под этой красивой оболочкой нет сердца. Кто он — просто избалованный богатый ребенок, которого все время спихивали на нянек, в пансионы и подготовительные школы и давали ему все, что можно купить за деньги, за исключением любви и нежности? Или он лишен чего-то еще, нравственности… доброты… души, наконец?

«Он-то как раз способен на заговор против Мэг, — решила Кэт, встретив его немигающий взгляд; она пыталась сообразить, как вести себя дальше. — Он в силах найти средства, деньги, подручных».

А мотив? Согласно ее исследованиям, его семейство потеряет миллионы при введении закона о контроле над оружием, ведь тогда снизится производство оружия.

— Остынь, Престон. Леди желает поплавать. — Это вмешался Кинжал, отталкивая в сторону дуло автомата.

Рик, казалось, только этого и ждал.

— Ну, мы пошли.

— Желаю приятного купания, Луиза, — небрежно обронил Кинжал, когда они прошли мимо него. — Берегись акул.

Она почувствовала на себе его пронзительный взгляд и подумала, что акулы показались бы ей милыми рыбками по сравнению с ним, если бы они остались наедине.

«Вероятно, сейчас пара полицейских выведет меня отсюда, заломив руки за спину. Как же мне тогда удастся помочь Мэг, если я окажусь за решеткой в полицейском участке Палм-Бич?»

Рик подвел ее прямо к краю бассейна, сверкавшего в ночи, словно аквамарин на черном бархате. Перед ними в мелкой части бассейна, прямо в воде танцевала полностью одетая парочка. Зрители восторженно заревели, когда партнер поскользнулся и окунулся с головой.

— Подожди минутку, — пробормотала Кэт, решив, что пора смываться от Рика. — Я только разыщу купальник…

— Не нужно, детка. — Рик покачал головой и усмехнулся ей, и не успела она выдернуть руку, как он потянул ее вниз.

В следующее мгновение она оказалась под водой.

Кэт вынырнула на поверхность, хватая воздух. «Пропали мои триста пятьдесят долларов, потраченных на платье из красного шелка и лайкры. Не говоря уж о косметике и волосах». Она решила, что, если Рик окажется поблизости, она выцарапает ему глаза.

Но Рика не было видно нигде. Зато в бассейне теперь оказалось тридцать — сорок гостей, все прыгали, вопили и окунали друг друга. Кэт с трудом подплыла к ближайшей стене, выложенной ярко-розовым кафелем, проклиная все на свете, так как у нее с ноги соскочила одна лодочка на высоком каблуке. Она собралась уже выйти из бассейна, когда заметила перед своим носом пару бежевых мокасин. Она медленно скользнула взглядом вверх, увидела мужские брюки кремового цвета, ремень с золотой пряжкой и свободную белую рубашку.

Кинжал протянул ей руку.

«Из огня да в полымя», — промелькнуло у нее в голове, но после секундного колебания она ухватилась за его руку и позволила вытащить себя на площадку.

Его голос прозвучал сухо:

— Полагаю, что этот танец мой.