Следующие шесть часов Джордан провела в невероятном напряжении.

Пока она сидела с Лори, стараясь говорить спокойно и весело, мысли ее постоянно уносились к месту взрыва, где скорее всего сейчас находился Майк, отыскивая среди обломков неразорвавшиеся взрывные устройства для их обезвреживания.

Она старалась не думать о грозящей ему опасности, старалась не думать и о Мэг. Казалось непостижимым, что ее подруга оказалась в заложницах у людей, способных превратить огромное здание в кучу щебня, не заботясь о том, сколько при этом пострадает невинных людей. Она все смотрела па дочку, которая азартно раскрашивала картинки цветными мелками, однако вскоре девочка начала хныкать и жаловаться на болезненные ощущения в области шва и капельницы.

— Мамочка, я хочу, чтобы вытащили иголку.

— Пока еще рано, детка. Может, к вечеру доктор Куртис разрешит это сделать.

Девочка продолжала хныкать, и тут Джордан услышала тихий стук в дверь.

— Лори, смотри-ка, кто пришел! — радостно воскликнула она.

В палату влетела миссис Чалмерс, ее веснушчатые руки держали огромную куклу.

— Ну, Мисси, значит, ты не придумала, что у тебя болит животик? А ведь перед этим ты так высоко взлетала на качелях в парке, что тебя можно было разглядеть только в бинокль.

Лори засмеялась и протянула свободную руку к кукле.

— А ты? — Миссис Чалмерс нахмурилась, глядя на Джордан. — У тебя такой вид, будто ты лежишь здесь вместе с дочерью. Отправляйся-ка домой, прими душ и выспись, а я пока посижу с Лори.

— Спасительница ты моя. — С внезапным приливом благодарности Джордан стиснула руку миссис Чалмерс.

Девочка занялась куклой, и тогда Джордан отвела женщину к окну.

— Я не успела разобраться в том, что сейчас происходит там, где был взрыв. Ты не знаешь, есть ли жертвы?

— Когда я шла сюда, я слышала, что убито трое и ранено несколько десятков. Слава Богу, что эти идиоты в каких-то там расчетах ошиблись, а то было бы еще больше жертв. Полиция предполагает, что взрыв должен был произойти в дневное время.

Джордан на мгновение закрыла глаза.

— Как все ужасно. Могу поклясться, что Майк сейчас там. По-моему, он всегда лезет в самое пекло.

Миссис Чалмерс с любопытством посмотрела на нее.

— Послушай, милая, он вполне может позаботиться о себе. А вот ты меня беспокоишь. Ступай домой и поспи. До твоего возвращения с Лори ничего не случится, я присмотрю за ней.

Джордан приняла душ, поспала часок и подкрепилась чашкой изюма с овсянкой. Потом позвонила на работу.

— Двадцать минут назад комитет «Мисс Америка» получил новый факс, — сообщила ей Алана. — Директор повышает ставку. Теперь он грозится взорвать один из крупных национальных монументов, если Кейвено не выпустят из тюрьмы. Дальше он повторяет свои прежние требования насчет конкурса и Мэг.

Джордан некоторое время молчала.

— Если он тронет хотя бы волосок на ее голове… — сказала она, и голос ее был решительным. Она смахнула набежавшие слезы, вспомнив, что Мэг очень любила скакать верхом, при этом ее длинные волосы свободно развевались у нее за спиной. Свободно.

«О Господи, только бы она была свободна».

— Скорее бы парни из ФБР нашли этого подонка, — проворчала Алана. — На следующей неделе нам уже надо проводить конкурс. А Ги Беринар стал совсем невыносимым. Знаешь, что он теперь предлагает?

— Нет.

— Чтобы каждая кандидатка во время интервью высказывала свои соображения, как мир должен бороться с терроризмом. Между прочим, «Мисс Западная Виргиния» выбывает, так как у нее проблемы со здоровьем. «Мисс Калифорния» и «Мисс Род-Айленд» капризничают и отказываются от участия, видимо, боятся. Так что еще неизвестно, кто приедет на конкурс через неделю.

— Пока меня больше всего волнует, где в это время будет Мэг, — сказала Джордан. Она повесила трубку и снова заплакала. На сердце у нее было так тяжело, словно океан слез пролился в нее.

Швырнув на постель халат, она надела свободное шелковое платье лимонного цвета и длинный черный джемпер, а также удобные сандалии. Собрала маленькую сумку для себя, другую для Лори, куда положила игрушки, пижаму, зубную щетку, кассетный плейер, и уже направилась к двери, когда вспомнила, что не прокрутила автоответчик.

Из аппарата раздался голос Алекса:

— Сейчас десять утра, Джордан. Алана только что сказала мне про обострение аппендицита у Лори. Догадываюсь, что это случилось примерно в одно время со взрывом Эмпайр стейт билдинг.

Это было сказано со странным смешком, который болью отозвался в ней. Она нетерпеливо ждала, когда он продолжит.

— Я послал дюжину роз на длинных стеблях. Скажи ей, чтобы она поделилась с тобой. Сейчас у меня будет заседание, на котором мы должны выработать тактику наших действий в связи с последним фокусом Директора. Я постараюсь днем заехать к тебе в госпиталь.

«Странно, — размышляла Джордан, подключая снова автоответчик, — я ни разу не вспомнила об Алексе с тех пор, как у Лори начался приступ. Но зато очень много думаю о Майке».

Возвращаясь в госпиталь, она услышала сообщение по радио. К счастью, повреждена только угловая часть небоскреба, однако саперы и спасатели обыскивают все здание, этаж за этажом.

Она представила себе Майка в центре этого хаоса, собранного и деятельного: его проницательные глаза прищурены под низко надвинутым шлемом, как это бывает всегда, когда он работает. Ее забила дрожь при мысли о том, как он в пыли и грязи тщательно осматривает все углы помещения в поисках каких-либо улик.

Если кто и способен расследовать это дело до конца, так это, конечно, Майк.

Когда Джордан въехала на автостоянку неподалеку от госпиталя и выключила зажигание, она вдруг задумалась над тем, что эта страшная история зацепила близких ей людей. С фокусами Директора приходится иметь дело не только Мэг, но теперь и Майку. Он, словно гигантский паук, плетет свою паутину, раскидывая ее дальше и дальше во все стороны.

Ей показалось, будто ее тоже затягивает эта липкая сеть и она задыхается в ней. Когда она вернется в госпиталь, ей нужно собраться, чтобы выглядеть веселой и беззаботной. Тогда дочка будет думать, что все у них нормально и хорошо.

«Нормально и хорошо. Так ли это?»

Она надеялась, что у Майка не будет теперь тех стрессов, какие были у него тогда, когда он работал в полиции нравов. А в общем-то он попал из огня да в полымя.

«Как хорошо, что тебе больше не нужно волноваться и беспокоиться о нем», — сказала она себе, торопливо шагая по вестибюлю госпиталя. И все-таки, поднимаясь на лифте в отделение педиатрии, она никак не могла отделаться от мыслей о Майке, жизнь которого сейчас, возможно, висит на волоске.

Гремевшая внизу музыка отдавалась в ушах Рассела Саймы, когда он ходил туда и обратно из угла в угол своего офиса, расположенного на втором этаже. В левой руке он держал массивное бронзовое пресс-папье в виде головы льва. Расхаживая от стола к окну и назад, он подбрасывал льва в воздух, и тот с удивительной точностью шлепался ему на ладонь. Двухсотдолларовые ботинки из крокодиловой кожи мягко поскрипывали всякий раз, когда он менял направление движения.

— Как это могло случиться, Леонард? — Его голос напоминал львиное рычание. — Моя репутация у Мендеса теперь подмочена. Да, подмочена. Ты слышишь меня?

У Леонарда, который понуро стоял возле стеклянного бара, голова опустилась еще ниже.

— Эти идиоты все напутали, мистер Сайма. Но даже Мендес знает, что всякое бывает. Ведь бомба все-таки взорвалась…

— Взорвалась? Она взорвалась посреди этой проклятой ночи! А должна была в полдень. В полдень! А теперь я выгляжу полным кретином перед всем миром. Более того, ты думаешь, Мендес теперь нам заплатит? Как бы не так!

— И что вы намерены делать дальше, мистер Сайма? Ведь мы теперь не можем даже сквитаться с теми тремя лопухами, потому что они уже мертвы. Эти идиоты сами себя взорвали.

Сайма резко повернулся к нему, и его пальцы еще крепче сжали пресс-папье.

— А кто нанимал их для этой работы, Леонард? Не мешало бы прикончить эту сволочь.

— Хм-м… мистер Сайма. Вынужден вам напомнить, что… их… хм-м… выбрали вы.

Сайма швырнул львиную голову в зеркальную стену. Стекла разлетелись на тысячу осколков со страшным грохотом, который заглушил музыку.

— Я больше не намерен говорить об этом, Леонард. Я хочу услышать хорошие новости. Такие, которые улучшат мое настроение. Сообщи мне последнюю информацию о бывшей жене и ребенке Майка Баннистера.

Леонард почесал нос.

— Ребенок в госпитале. Аппендицит или что-то в этом роде. Вы хотите, чтобы мы провели нашу операцию там?

— Леонард, — с упреком произнес босс. — Ты что, утратил чувство меры? Лучше дождаться, когда ребенок вернется домой и папа будет думать, что его чадо в безопасности.

— Как скажете, мистер Сайма.

Внизу гремела бравурная музыка, которую старался перекричать неумелый баритон.

— Выжди день, может, два. А когда ребенок вернется домой, мы такой сюрприз устроим проклятому копу, что он не забудет его всю жизнь.

Джордан читала дочери сказки про индейцев, пока ее веки не закрылись.

— Завтра ты будешь спать в своей кроватке, — прошептала она, целуя Лори в щеку.

Унылая больничная палата совершенно преобразилась благодаря розам Алекса и воздушным шарам, которые прислала Алана. На столике возле кровати девочки было много детских книг, кукол и мягких игрушек. Но Джордан казалось, что она провела тут уже неделю, а не один день. Положив книгу на ночной столик, она пошла прогуляться по коридору, прежде чем лечь спать на госпитальном топчане.

— Эй, красавица, можно угостить тебя вином? — раздался за ее спиной голос Алекса.

Джордан повернула голову и улыбнулась.

— Я только должна тебя предупредить, что обойдусь тебе недешево. Кофе из автомата стоит аж целый доллар. — Джордан склонила голову набок, и он нежно обнял ее.

— Для моей девочки ничего не жалко, — засмеялся Алекс. — Показывай дорогу.

Через пятнадцать минут они уединились в пустом холле. Алекс начал рассказывать ей всякие истории, которые он слышал в отделе новостей.

— Ты не была у себя в конторе сегодня вечером? Си-эн-эн нас обскакала. Поэтому любая новость из ФБР, какую ты можешь дать, мне очень пригодится и сделает меня твоим вечным должником.

Джордан подняла на него глаза.

— В последнее время я не всегда понимаю, что тебя больше интересует: я сама или информация, которую я могу тебе передать? — Она произнесла это веселым тоном, но в ее глазах появился злой огонек.

Алекс взял из ее руки стакан и поставил его на стол. Затем поднес к губам ее руку, ладонью кверху, и не спеша поцеловал каждый палец, так что она ощущала тепло его губ. Затем привлек ее к себе и поцеловал в губы.

— Если бы мы были не в госпитале, Джордан, я бы показал тебе, что меня интересует на самом деле.

— Ах, вот ты где, — протянул знакомый мужской голос.

Джордан вскочила. Темная фигура Майка почти закрыла дверной проем. Ироническое выражение на его усталом, небритом лице заставило ее густо покраснеть.

— Разве тебе не известно, что нужно стучать? — возмущенно произнесла она.

— Лори приснился плохой сон. — Намеренно игнорируя Алекса, он устремил свой взгляд на Джордан. — Мою команду отправили домой на несколько часов отдохнуть, вот я и заехал сюда, чтобы посмотреть, как у нее дела. Я пришел несколько минут назад и обнаружил, что она сидит на постели, плачет и зовет тебя.

— О Господи, она так крепко спала, когда я уходила. — Джордан пулей выскочила в коридор, и через секунду стало слышно, как удаляются ее торопливые шаги.

Так это и есть, видимо, Алекс Вудс, «дядя» Алекс, на которого жаловалась дочка. Майк окинул ледяным взглядом поднимающегося с кресла высокого мужчину. Кулаки сжались у него сами собой, и он боролся с искушением сбить вкрадчивую улыбочку с лица этого типа.

Тип протянул ему руку.

— Алекс Вудс, Майк. — Рукопожатие Вудса было таким же самоуверенным, как и он сам. — Думаю, Джордан говорила обо мне.

— Вообще-то нет. — Майк засунул руки в карманы пропыленных рабочих брюк. Почему-то сейчас он почувствовал себя грязным, как будто он собрал на себя всю пыль, когда ползал по искореженному зданию. Он смерил соперника бесстрастным взглядом. — Но вот моя дочь говорила.

«Кленси лучше, чем дядя Алекс, папочка. Я не люблю его. Когда он приходит к маме, то говорит мне, чтобы я поиграла в моей комнате, потому что у них взрослые разговоры».

Судя по всему, они бывают заняты не только разговорами. Майк понимал, что неразумно испытывать такую неприязнь к этому скользкому субъекту — в конце концов у него ведь тоже есть Кленси, в жизни и в постели, — но он ничего не мог с собой поделать. Сегодня все, с чем он сталкивался, не поддавалось объяснению. Эти страшные развалины здания, и эти странные взаимоотношения с Джордан.

Они разведены, между ними все кончено. Единственное, что их связывает, это Лори. И все же…

«Может, попытаться, приятель? Тебе ведь хочется выставить вон этого парня, увезти Джордан домой и лечь с ней в постель. И заставить ее забыть, что она когда-то подписала бумаги о разводе».

— Твоя дочь такая болтушка — по-моему, в ней больше энергии, чем в атомной бомбе. Иногда я просто сочувствую Джордан, ведь и так она устает на работе, а потом еще прыгает весь вечер вокруг ребенка. После этой операции она хоть несколько дней будет потише, как ты думаешь?

«Тебе не обязательно знать, что я думаю, парень». Вслух же Майк сказал ровным голосом:

— Госпиталь уже закрылся для посетителей, Я передам Джордан, что ты попрощался с ней.

— Не беспокойся. Пожалуй, я загляну в палату и сам ей это скажу. — Алекс достал сигарету из украшенного монограммой золотого портсигара. — Впрочем, мне лучше не показываться с этим. Она не любит, когда я курю. Но знаешь, Майк, день у меня сегодня был просто адский.

«Пусть не рассказывает мне сказки. Если этот прохвост сегодня уберется отсюда целым и невредимым, это будет чудо. И что Джордан в нем находит? Выглядит он пай-мальчиком, костюм за шестьсот долларов, кое-какие деньжата в кармане… Впрочем, наверно, побольше, чем я приношу домой за неделю».

Майк сразу же понял, что он перегнул палку. Деньги Джордан не интересуют. Она из богатой семьи и равнодушна к ним. Не нужны ей и его тряпки. И едва ли ее соблазнило его положение.

Видно, у нее просто плохой вкус в отношении мужчин.

Он хмуро поднял глаза, когда Джордан влетела в холл. Он заметил, что Вудс тут же сунул незажженную сигарету в карман. Боже, какая она красивая! Даже после такого утомительного дня ее глаза сияют, как звезды.

— Лори почти заснула. — Она вздохнула и убрала за ухо прядь волос. — И я тоже отправляюсь спать, джентльмены. — Она неуверенно поглядела па обоих поочередно.

«Слава Богу, что они не прикончили друг друга». Она бы не удивилась, если бы увидела кровавый след, ведущий в отделение «скорой помощи».

Она вздрогнула, когда Алекс обнял ее за талию и привлек к себе, явно делая это для Майка.

— Может, тебя проводить? — произнес он ей на ухо.

Джордан увидела, как на руках Майка напряглись мускулы.

— Думаю, что дойду сама, — быстро ответила она.

Ситуация становилась комичной. Она вспомнила, что, когда ей было восемь лет, Джимми Миллер и Вилли Хадсон дрались, как молодые доберманы, за право сидеть рядом с ней во время ленча. Они так пинали друг друга, что опрокинули на пол пакет с шоколадным молоком и все перепачкались. Похожая ситуация. «Кто-то из нас троих должен быть взрослым, — подумала она. — Пожалуй, я сама».

— Я провожу вас обоих до лифта, — заявила она, высвобождаясь из рук Алекса. Направляясь к двери, она почувствовала какое-то удовлетворение от того, что Майк увидел ее с Алексом. Ведь в конце-то концов она тоже буквально наткнулась в его квартире на Кленси.

И все-таки ей было грустно. Майк выглядел таким усталым. Он проработал почти сутки, приехал сюда, чтобы навестить дочь, и увидел, как бывшая жена целуется с другим мужчиной. Не самое для него удачное завершение тяжелого дня.

«Бывшая жена. Роковое слово…» — напомнила она себе, и ей внезапно захотелось, чтобы и Алекс, и Майк поскорее убрались отсюда. И все-таки пока Майк стоял у лифта, засунув руки в карманы и глядя на мелькающие номера этажей на табло, она неожиданно дотронулась до его руки.

— Как сегодняшний день? Нашли что-нибудь?

Майк взглянул на нее, плотно сжав губы.

— Мы нашли часть бомбы. Несколько кусков проволоки, кусок пластика. Это только начало.

— Я все время думаю о Мэг. Если бы я не предложила тогда ей участвовать в конкурсе на титул «Мисс Аризона»…

— Джордан, прекрати. — Майк резко схватил Джордан за плечи и сильно встряхнул. — Ты не должна себя упрекать в этом. Ты-то уж никак не виновата.

— Я уже говорил ей об этом, — вмешался раздраженный голос Алекса.

Джордан и Майк с удивлением посмотрели на него.

— Меня она не послушала, — заявил Алекс. — И я не думаю, что ты сможешь ее убедить.

Джордан могла поклясться, что Майк зарычал. Потом двери лифта открылись, и Джордан с облегчением вздохнула.

«Мужчины. Другие люди. Инопланетные существа, оказавшиеся на земле, чтобы ставить нас всех в тупик».

Она затаила дыхание, надеясь, что у Алекса хватит такта не поцеловать ее на прощание. Ее также не прельщала перспектива целоваться с ним на глазах у Майка. Однако Алекс, видимо, решил заявить о своих правах. Она даже не успела огорчиться, когда он запечатлел на ее губах сочный поцелуй собственника, перед тем как войти в лифт.

К ее удивлению, Майк, вместо того чтобы разозлиться, почему-то с трудом подавил улыбку.

— Спокойной ночи, ангел.

Створки закрылись, прежде чем она смогла придумать что-то язвительное в ответ.

Ей захотелось его убить.

Ей захотелось убить их обоих.

«Когда лифт доедет до первого этажа, — размышляла она, — я буду избавлена от их присутствия».