Кэт все еще держала телефонную трубку, жалея, что Кинжала уже нет в мотеле и она не сможет рассказать ему последние новости. Она медленно положила трубку на место и задумалась, глядя, как утренние лучи солнца расцвечивают ковер.

Бабушка только что сообщила ей про взрыв в Эмпайр стейт билдинг. Кэт была так потрясена, что начала молиться, чтобы террористы оставили хоть какие-нибудь улики, которые навели бы на след Мэг. Сидя со скрещенными ногами на сбитых одеялах, она раскачивалась из стороны в сторону, пытаясь осмыслить масштабы того несчастья, в котором оказалась ее сестра.

Мысли путались в ее голове, когда она вновь взялась за телефон и набрала номер Джордан в комитете «Мисс Америка». Алана сообщила ей, что Джордан находится дома, потому что Лори недавно прооперировали. Кэт закрыла глаза.

— Этого ей только не хватало! — Бедная Джордан, вероятно, совсем обессилела: столько на нее сразу свалилось.

— Может, ты позвонишь ей домой? — предложила Алана; по ее голосу можно было судить, что она куда-то торопится.

— Позвоню сию же минуту. Но, Алана, раз уж мы с тобой говорим, скажи: слышно что-нибудь из ФБР?

— Только про судно.

— Про судно?

— Спроси у Джордан, Кэт, мне надо бежать, извини, у нас через пятнадцать минут брифинг для прессы…

Слухи про судно. Слова Аланы окончательно разбудили ее, подействовали эффективнее, чем термос с кофе. Ей показалось, что прошла целая вечность, прежде чем Джордан сняла трубку.

— Как дела у моей маленькой феи? — спросила Кэт.

— Сегодня к вечеру она приедет домой — если температура будет нормальная. — Джордан вздохнула. — Кэт, через много лет мы, старые, седые и морщинистые, будем сидеть в креслах-качалках и сравнивать наши шрамы, полученные в этой войне.

— Если к тому времени нас не вынесут вперед ногами из этих кресел-качалок, — пробормотала Кэт, и Джордан прыснула горьким смехом.

— Ну, это будет только в том случае, если тебя покинут уверенность и присутствие духа. — Она замолчала, но Кэт почувствовала, как дрожит ее голос. — Угадай, кто рылся прошлой ночью в обломках сразу после взрыва?

— О Господи! Майк . Я и забыла, что он перевелся из полиции нравов в бомбовое подразделение. Как ты все это выдерживаешь, Джордан?

— Я откладываю нервный срыв на потом, ему можно поддаться после того, как все закончится. — Вместо обычно спокойного тона Джордан возбужденно путалась в словах, так что Кэт с трудом их разбирала. — Скажи, как переносит все это твоя бабушка?

— Конечно, ей тяжело, но ты ведь знаешь бабушку. Она ни за что не признается. Слушай, Джордан, мне нужно, чтобы ты просветила меня насчет слухов про судно, о котором Алана обмолвилась минуту назад. — Кэт поправила за спиной подушки и могла бы поклясться, что ощутила рядом запах Кинжала.

— Ты еще не знаешь? Мы услышали об этом примерно час назад из отдела новостей «Лос-Анджелес таймс». Там мусолят какую-то историю, по которой Мэг увезли из страны на судне. Вроде бы какой-то лодочник позвонил в полицию Атланты сегодня утром и сообщил, что видел пятидесятифутовую яхту, которая стояла в Саванне ночью накануне исчезновения Мэг.

Эти слова были для Кэт как разрыв бомбы. Яхта! Она вспомнила реакцию Кинжала на клочок бумаги из спальни Престона: «Похоже на шифр связи берега с кораблем».

«Этот негодяй Престон завяз в этой истории по самые уши».

— Продолжай, — попросила она, и ее пальцы вцепились в телефонную трубку.

— Что-то тогда насторожило лодочника. Видимо, то, что яхта явно прогулочная, а на нее грузили какие-то подозрительные ящики. Подробностей я пока не знаю, Эн-би-си сегодня вечером наверняка сообщит их. Кэт? Кэт, ты меня слушаешь?

— Джордан, мне надо бежать. Поцелуй за меня Лори и скажи ей, что тетя Кэт очень скоро пришлет ей необыкновенный подарок.

Кэт положила трубку, ее тело сотрясала дрожь. Ей все стало ясно. Мэг держат на яхте, — шифр связи с ней она нашла в спальне Престона, — и теперь все это попало в средства массовой информации. Это уже были не только предчувствия, что Престон именно тот, кого они столько времени ищут.

И он знает — она была почти уверена, — где держат Мэг.

Кэт нашла в сумочке номер, который дал ей Джек Голт, номер телефона Кинжала. Наверняка он проверяет записи всех поступавших звонков.

— Дорогой, это твоя партнерша по скрэбблу. Произошли изменения. Сегодня мне придется играть в одиночку. — Кэт закрыла глаза и покачнулась. Она готова была отдать все что угодно, лишь бы Кинжал был сейчас с ней. Если бы они могли пойти туда вместе. — Кинжал, прости, но я не могу ждать. Ты знаешь, где меня искать. Мне очень не хочется вступать в игру без тебя, но партия такова, что я не могу позволить себе проиграть ее.

Меньше чем через пятнадцать минут она приняла душ, оделась и села в машину, не успев даже продумать план, как она сумеет попасть в особняк Престона.

Кэт расплатилась с водителем такси и направилась к воротам. Золотые лучи солнца освещали аккуратно подстриженные газоны и лужайки, раскинувшиеся перед особняком.

До нее донеслись смех и крики, видимо, из бассейна. Она шла по довольно длинной, извилистой дорожке и чувствовала, что по спине ее ползут мурашки.

— Ну и ну, сама Луиза к нам пожаловала. — Престон вальяжно возлежал в лимонно-желтом шезлонге; слова его прозвучали лениво, но с некоторой зловещей ноткой.

Кэт стало страшно.

Рик и Бетани помахали ей и продолжили игру в волейбол, а хозяин приподнялся на локте, пристально вглядываясь в новую гостью.

И хотя он изучал ее, его бронзовое лицо, полускрытое зеркальными очками, оставалось бесстрастным.

— Вчера вы пропустили потрясающую вечеринку в «Ле Баре». А где Ник?

— Не знаю, но мне наплевать. Вчера он отказался пойти со мной в «Ле Бар» — вообще-то он зануда. Мне не хотелось, чтобы ты подумал, что я пренебрегла твоим приглашением, а твоего телефона у меня нет. Вот я и решила зайти и извиниться. — Она надеялась, что говорит непринужденно и весело. Престон внимательно смотрел на нее, но глаза его не были видны за очками. Она видела только два миниатюрных отражения самой себя в розовой блузе и брюках «палаццо».

— Нет проблем, детка. — Он отбросил густую прядь влажных черных волос, упавшую на лоб. — Не желаешь ли выпить? Скажи, что ты хочешь.

«Я хочу увидеть тебя за решеткой до конца твоей жизни», — подумала она, но вслух произнесла:

— «Мимоза» как раз то, что мне нужно.

Его гладкие мускулы заблестели, когда он вскочил с шезлонга и зашлепал босиком к бару, который был оборудован в патио. Кэт увидела, что его плавки сплетены из черных ремешков. Пока Кори смешивал напиток, она пустилась в краткий разговор с Риком и Бетани.

— А я-то думал, что вы оба будете утром играть в теннис, пока не жарко, — крикнул им Престон. Кэт устроилась на соседнем шезлонге и приняла напиток с кокетливой, как она надеялась, улыбкой.

— Слишком жарко, — пожаловалась Бетани. — Лучше я поплаваю.

— Рик хочет поиграть в теннис, правда, приятель?

Кэт сделала вид, что не заметила многозначительных взглядов, которыми они обменялись. «Ловко, Престон, очень ловко. Ты что, закончил школу намеков и подтекстов у Джекки Мейсона?»

Шезлонг заскрипел под тяжестью его тела, когда он снова развалился в нем. Пока он делал ей коктейль, Рик и Бетани уже отправились по выложенной плитками дорожке, которая вела к теннисному корту.

— Наконец-то мы одни, — с усмешкой протянула она и сделала деликатный глоток, не отрывая глаз от Престона.

— Я так и не смог тебя вспомнить. — Престон протянул руку и провел пальцем по ее руке.

Кэт потребовалось усилие воли, чтобы сохранить на лице улыбку.

— Так ты думал обо мне?

— А как же? — С пластичностью молодого льва Престон внезапно вскочил на ноги и протянул ей руку. — Пошли в дом. Тут слишком жарко.

— А я смогу еще раз посмотреть твою комнату с трофеями? — спросила Кэт. «Мимоза» расплескалась из ее стакана, едва не угодив на брюки.

— Детка, — заявил Кори Престон, сверкнув белыми зубами, — ты можешь смотреть все что хочешь.

Они остановились возле искусственного водопада у заросшего пруда. Посреди него росли лилии, а за ними виднелись «джунгли».

Престон стал гладить Кэт по спине, наблюдая за ее лицом, пока его рука опускалась все ниже.

— Хочешь поиграем в Тарзана и Джейн?

Она подавила подступившее к горлу раздражение и повернулась к нему, стараясь изобразить интерес на лице.

— Смотря какие будут правила игры.

Он медленно растянул губы в улыбку, от которой ей захотелось удрать отсюда подальше.

— Ты снимаешь с себя всю одежду и прыгаешь в воду — кстати, она теплая, — а потом я тоже раздеваюсь и прыгаю вслед за тобой.

Она старательно хихикнула.

— Обожаю мужчин с развитым воображением.

— Ты не поверишь, на что я могу быть способен, когда у меня есть соответствующее настроение. — Его лицо расплылось в похотливой улыбке, и он прижал ее к себе, грубо схватив за ягодицы.

— Я не могу дождаться, когда увижу это. Но погоди. — Она увернулась от его жадных рук и помешала лед в стакане. — Скажи, за какой скалой здесь находится бар, а то у меня уже пусто.

— Извини, но все бары наверху. — Он взял у нее пустой стакан и поставил на гладкий камень. — Пошли купаться.

— Ну пожалуйста, хоть глоточек. Не будь таким занудой, как Ник.

В его глазах сверкнуло что-то хищное. Кэт затаила дыхание.

Он взял с камня стакан.

— Ладно, не хочу, чтобы ты мучилась от жажды. Это не займет много времени — начинай без меня.

Кэт устроилась на камне, делая вид, что любуется окружающим. А сама смотрела из-под опущенных ресниц, как он пробирается через лианы и кусты. Она досчитала до тридцати, когда он исчез за чучелом слона.

«Давай быстро, — сказала она себе, спрыгнув с камня. — У тебя всего пять минут. Не больше».

С ловкостью Дианы-охотницы Кэт проскользнула через «джунгли» к двери, в которую они только что вошли. Верхний холл был пуст, но снизу доносились еле слышно шаги его босых ног по мраморным плитам. Когда она тихонько открыла дверь его спальни, звякнула ручка, и ей показалось, что звук был такой, словно она ударила деревянным молотком в щит, висящий над камином.

Она у цели.

Она подбежала к ночному столику, ее глаза отыскали блокнот, из которого она накануне вырвала листок. Ничего нет.

Повернувшись, она распахнула шкаф и стала осторожно приподнимать стопки хлопковых свитеров, льняных рубашек и боксерских трусов всевозможных цветов и фасонов. Опять ничего.

Кэт закусила губу, на висках выступил пот. У нее оставалась минута с небольшим, чтобы вернуться в «джунгли». Она торопливо оглядывала его шикарную спальню, не зная, как ей дальше поступить.

«Ступай назад. Он уже возвращается. Если ты наткнешься на него в коридоре, скажешь, что ищешь комнату для маленьких девочек. Ступай же!»

И все-таки она стояла на месте, не в силах пошевелиться. Что-то в этой комнате не давало ей покоя. Что-то изменилось. Что-то было не так…

И тут она заметила. Или ее профессиональный глаз фотографа, схватывающий малейшие подробности, или какое-то шестое чувство указали ей на щит. Он был чуть сдвинут вбок.

Этот большой и тяжелый старинный щит был сдвинут почти на три дюйма вправо. Ее сердце застучало. Кэт медленно подошла к нему, и тут она заметила небольшое отличие в цвете стены — маленький участок ее был темнее, чем вся стена, которая слегка выгорела от солнца. И тут Кэт поняла: «Этот щит сдвигается».

За ним скорее всего находится сейф. Ее руки уже маневрировали возле щита: нажимали, толкали, щупали, так как внутри этого сейфа может находиться нужная ей информация. И если она ничего сейчас не найдет, то, когда Кинжал вернется, он будет точно знать, где искать.

Внезапно щит пополз в сторону, и не успела Кэт ахнуть, как вся стена поехала от нее вместе с камином.

Шок поразил ее, как удар сорокафутовой волны. «Это вовсе не сейф. Это комната. Потайная комната, черт побери».

А в ней на столе стояла тиара Мэг.

Нога Престона коснулась нижней ступеньки лестницы, когда его осенило, где он видел ее раньше. Мысль эта не давала ему покоя с той самой минуты, когда он столкнулся с ней на вечеринке в «джунглях».

Он вернулся в гостиную и поставил напитки на кофейный столик возле хрустальной вазы с пакетиками кокаина. Через минуту он уже вставлял в видеомагнитофон кассету с репортажем Си-эн-эн, перематывал ее вперед, смотрел, опять перематывал.

Вот она. Возле маленького глинобитного домика в Аризоне, не обращая внимания на репортеров, которые совали ей в лицо микрофон, она шла, глядя прямо перед собой. Она была такая злая и раздраженная, что, казалось, готова убить всякого, кто преградит ей дорогу.

«Лживая мерзавка». Он разломил пополам картонный футляр от кассеты и швырнул на пол. Провел по столу рукой, сбрасывая стаканы. В вазе осталось около четырех унций кокаина, и он втянул в каждую ноздрю по полоске, пока соображал, что допустил где-то оплошность и позволил противнику проникнуть в свои планы.

Эта гадина отнюдь не Луиза Палмер.

Она сестра «Мисс Америка», черт ее побери, и сейчас она влипла в очень большие неприятности.

«Я должна как-то отсюда выбраться, — думала Кэт, сжимая дрожащими руками тиару Мэг. — К черту комнату с «джунглями». Пойду сразу на лестницу. Только бы не наткнуться на него».

Она взглянула на часы. Такси будет ждать ее у ворот через десять минут. Если она сумеет выбраться раньше, то попробует перехватить его еще на улице.

Дрожь била ее с головы до ног. Она быстро обежала глазами комнату, все здесь говорило о том, что Престон фанатик, всецело одержимый войной. На полках стояли книги по военной стратегии, множество номеров журнала «Солдат удачи», китайская и японская живопись, посвященная сражениям, целый ряд компьютеров. Это не только потайная комната. Это центр военных операций.

Повернувшись, Кэт бросилась к двери.

— Куда так скоро?

Девушка отшатнулась, сердце бешено заколотилось, когда она увидела, что атлетическая фигура Кори Престона загородила дверной проем.

Кэт похолодела. Она почувствовала себя как мотылек, запутавшийся в сетке. Мотылек, которому вот-вот оторвут крылышки. Когда она посмотрела в сумрачное лицо Престона, ужас охватил ее, отчего у нее подкосились ноги и стало больно дышать.

Ей захотелось ударить его тиарой по лицу, а затем задушить, и остановило ее лишь то, что на какой-то момент у нее возникло в мозгу — она не справится.

Он стал надвигаться на нее. Желтые львиные глаза его хищно глядели на добычу, в них появился странный, пугающий блеск.

— Я вижу, что у тебя не только жажда, но и аппетит к вторжению в частную жизнь других людей. — Он фыркнул и выхватил у нее из рук тиару. — Разве ты не слышала про Четвертую поправку? Или вы с сестрой решили уничтожить весь «Билль о правах»?

— Я с удовольствием уничтожила бы такого подонка, как ты! — закричала Кэт, и сердце ее сжалось, когда она увидела его омерзительную улыбку.

— Идиотка! Уж если кого и уничтожат, так это тебя и твою сестру.

— Где она?

Его улыбка сделалась шире.

— Негодяй! Скажи, что ты сделал с ней!

Внезапно он схватил ее за запястье так сильно и больно, что у Кэт подогнулись колени. У самого уха она почувствовала его дыхание.

— Ты никогда этого не узнаешь.