Коста-Рика

Джип, подпрыгивая, мчался по тряской горной дороге, поднимая клубы пыли; во все стороны летели камни из-под его колес. Тишину нарушали только резкие крики птиц да скрежет сцепления. Вокруг не было ни души. Водитель и пассажир не разговаривали, пока не подъехали к опушке леса.

— Сеньор, дальше придется идти пешком, — сказал низкорослый проводник на ломаном английском. Закинув за плечо карабин, он первым двинулся по каменистой тропе.

В лесу было темно и прохладно, сквозь непроницаемые кроны вечнозеленых деревьев почти не проникали лучи августовского солнца.

Кори Престон снял темные очки и сунул их в карман рубашки цвета хаки. Полуприкрыв глаза тяжелыми веками, он с тревогой смотрел на маячившую перед ним лысину проводника. Он заметил, как посланец Мендеса впился глазами в его кольцо с изумрудом, — а что было бы, если бы этот маленький пройдоха узнал, что под рубашкой на его теле надета жилетка, а в ее подкладку зашито полмиллиона долларов?

Хищный рот Кори скривился в усмешке. Его охватило такое же возбуждение, как в тот раз, когда он впервые оказался на сафари. Только в этот раз он не станет подходить слишком близко и не будет свидетелем убийства.

Загорелая бронзовая кожа и густые, курчавые черные волосы делали Кори Престона похожим на юного Адониса, но из преступного мира. В этой местности он вполне мог сойти за туземца. Он и двигался, как туземец, следуя за проводником размашистыми, энергичными шагами. Висящий на поясе пистолет, запрятанный в кобуру, бился о его мускулистое бедро на каждом повороте тропы. Его уважение к Мендесу возросло, когда они прошли через, казалось бы, непроходимую чащу. Все, что он говорил, подтвердилось — без карты и проводника никто не отыскал бы логово Мендеса.

Затем был трудный и долгий спуск, а когда они наконец достигли ровного места и приблизились к стенам компаунда, маленький темнокожий проводник был весь мокрый от пота. А у Кори Престона даже дыхание не участилось.

Он гордился своей выносливостью. Он тренировался ежедневно по четыре часа, накачивая мышцы на своем поджаром теле. Тренажеры выработали ему рельефную мускулатуру, а тридцатичасовые голодания выковали его дух. Он воин, генерал и пришел произвести проверку последнего батальона, прежде чем посылать его в бой.

Охранник, блестя золотыми зубами, бросил на землю сигарету и распахнул настежь железную калитку, а потом тут же ее захлопнул, как только они вошли. «Боже, от этого парня такая вонь, как будто он купается в моче и чесноке», — подумал Кори Престон.

Проводник провел его мимо низких деревянных строений, покрытых толстым слоем пыли. Людей не было видно, если не считать двух мужчин с винтовками, заброшенными за спину. Они грузили ящики на закамуфлированный грузовик, который стоял возле дома без окон, где его ждал Хорхе Мендес.

— Я помню, что вы пьете, Директор. — Массивный Мендес вальяжно прошел через маленькую, почти пустую комнату и протянул гостю стакан танкрея. — Салют.

Кори захлестнула волна удовольствия от уважительного тона, каким приветствовал его Мендес. Этот главный специалист по бомбам в странах третьего мира, гений смерти и разрушения принимает его в своей резиденции как королевскую особу. А почему бы и нет? Когда операция завершится, Мендес получит три миллиона долларов. А это по любым стандартам немалая сумма.

Кори потягивал спиртное, с удовольствием ощущая тепло от выпивки. Он чувствовал на себе взгляд Мендеса, спокойный и уверенный, пока разглядывал подробную карту США, закрывавшую серую стену.

— Твои люди все на месте?

— Si, сеньор. Приборы тоже переправлены в вашу страну — мы даже опережаем намеченные сроки. Сектор «Б» их соберет, а сектор «С» займется распространением.

Вытащив разноцветные дротики из пробковой доски, Кори принялся старательно метать их в цель.

— Теперь давай выясним порядок, в котором твои парни поразят намеченные цели.

Мендес кивнул.

— Как вы и решили — для начала статую Свободы. Догадываюсь, что взрыв желательно произвести ночью, когда не будет посетителей.

— В полдень.

Восхищенная улыбка коснулась губ Мендеса.

— Как прикажете, господин Директор. Все будет сделано.

Кори Престон снова взглянул на карту; хищные глаза Мендеса напряженно застыли в ожидании.

«Венцом всему станет Капитолий, — подумал Кори; адреналин бурлил у него в крови, как хорошее вино. — Мы покажем этим слизнякам, пытающимся убрать Вторую поправку к конституции».

Они заявили ему, что он не имеет права управлять компанией, этой вшивой «Фортуной-500». Что ж, тогда он станет управлять борьбой против них, он вернет демократию Америке и позаботится о том, чтобы его семья не обеднела окончательно, хотя это длится уже в течение многих поколений.

Америка проснется, ей просто будет некуда деться. Он заведет такой будильник, что его вовек не забудут.

Обсудив с Мендесом последовательность действий, а также кое-какие другие дела, Кори снял рубашку и бросил Мендесу жилетку с деньгами.

— Остальные два с половиной миллиона получишь, когда работа будет закончена.

Мендес кивнул. Затем нажал на кнопку переговорного устройства, стоящего возле факса, и односложно произнес:

— Готово.

Он проводил Кори через пыльный двор к воротам компаунда.

— Директор, — сказал он, указывая на деревья, растущие на холме слева от них, — я взял на себя смелость устроить небольшую демонстрацию наших возможностей.

Едва он успел произнести эти слова, как оглушительный грохот сотряс горы. Земля задрожала.

Когда все стихло и дым рассеялся, Кори увидел, что в том месте, где только что высился поросший лесом холм, теперь зияла обугленная дыра.

Кори остановил взгляд на Мендесе, в нем читалось сдерживаемое восхищение.

— С тобой очень приятно иметь дело.