Секс дыбом

Картавцев Владислав

Я – голубой. Длинношерстный. Британский.

Я – кот. И я не виноват, что слово «голубой» звучит неприлично. Цвет как цвет – ничем не хуже красного или зеленого. И я, если кому интересно, стопроцентный рафинированный кошачий натурал. Весом девять с половиной килограммов и с соответствующей биологией самца.

Меня зовут Пан Чарторыжский. Смею утверждать, кто-то из моих предков когда-то проживал на территории Польши – давно, еще во времена, когда эта страна считалась срединной европейский империей (примерное лет четыреста – четыреста пятьдесят назад – так что имеете наглядное представление о моей родословной!).

Я – чистопородный. Без вариантов.

 

Глава 1

Представляюсь по случаю

Я – голубой. Длинношерстный. Британский.

Я – кот. И я не виноват, что слово «голубой» звучит неприлично. Цвет как цвет – ничем не хуже красного или зеленого. И я, если кому интересно, стопроцентный рафинированный кошачий натурал. Весом девять с половиной килограммов и с соответствующей биологией самца.

Меня зовут Пан Чарторыжский. Смею утверждать, кто-то из моих предков когда-то проживал на территории Польши – давно, еще во времена, когда эта страна считалась срединной европейский империей (примерное лет четыреста – четыреста пятьдесят назад – так что имеете наглядное представление о моей родословной!).

Я – чистопородный. Без вариантов.

Отвлечение:

Может быть, именно за чистоту породы хозяин меня любит и потчует не только сухим кормом, противными на вкус и на запах кошачьими консервами, но и курочкой, телячьей вырезкой и даже хорошенько прожаренными свиными эскалопами – хотя они и застревают меж зубов.

Сколько себя помню, хозяин всегда был при мне.

Я чувствовал его запах и прикосновения, будучи маленьким несмышленым слепым котенком, я увидел его лицо, когда впервые открыл глаза – а когда я однажды залез к нему в постель под одеяло, я обнаружил такое… Впрочем, пока не сто ит об этом! Несколько позже.

С хозяином мне повезло. Обеспечен. Мне подстать. Хотя, наверное, и не могло быть иначе – с моей-то врожденной аристократичностью. Общество подобных мне (и моё, само собой) обходится очень дорого – мы реально ценимся на рынке и реально понимаем за что. Осознание собственной исключительности вживлено в нас на клеточном и субклеточном уровне – авторитетно могу заявить!

Может быть, вы спросите – откуда у кота такие глубинные знания, и я отвечу – вы и понятия не имеете, чем мы занимаемся в свободное время! И кто сказал, что мы не должны читать книги, не должны смотреть по телевизору научно-развлекательные программы или повышать образовательный ценз путем сочинения пары строк в дневнике! Кто сказал?

Вот взять меня. Аналитический склад ума и склонность к размышлениям я открыл в себе, едва научившись стоять на четырех лапах. Жизнь, как говорится, заставила.

Ее горькая правда явилась мне в виде паскудной копченой колбасы, которой гость хозяина по прозвищу «Этот дебил» (хозяин постоянно называет его так – понятно, когда того нет поблизости) меня угостил. А я ведь только-только оторвался от мамкиной груди – на моих губах еще не обсохло питательное молочко! Я смотрел на мир чистыми кошачьими глазами, ждал от мира только счастья – а тут на тебе! Желудок скрутило так, что полдня не слезал с унитаза.

Дождавшись, пока «дебил» (нет – без кавычек – дебил натуральный!) уйдет, хозяин, видя, как я мучаюсь, влупил мне поллитровую клизму в задницу, чем окончательно разрушил благостную картину окружающей меня действительности – вследствие чего во мне случился катастрофический надлом.

Всё смешалось в доме – и люди, и кони, и звери с котами! В моей голове что-то громко щелкнуло, и я сказал себе:

– Э нет, братцы-котики! Повторения сего конфуза я допустить не могу! А посему – даю установку! Изучить предметно еду во всех ее проявлениях, ориентируясь на запах и на вкус. Составить каталог пищи (каталогизировать, т. е.) в алфавитном порядке, выделив основные свойства и сделав упор на конечном результате – хорошо или плохо!

Мое воображение, растревоженное внутренним голосом и приятными мыслями о каталоге, вмиг нарисовало картину триумфа – я и толстые научные журналы с напечатанными в них статьями! Я возлежу на журналах и облизываю лапки!

Но легко сказать – трудно сделать! Об этом известно даже полевым мышам – а мы – коты – в любом случае, находимся на более высокой ступени развития, чем какие-то мыши. От них и мяса-то толком не получишь – одна беготня!

Итак – для особо тупых: если хочешь сделать что-то профессионально, сначала научись. Это закон, равноодинаковый для всех! И я начал учиться.

В процессе не обходилось без конфузов. Например, мою жажду к знаниям – к определению свойств разнообразной пищи и вычленению главных ее качеств (питательной, бодрящей, успокаивающей, наводящей на раздумья) по маленьким кусочкам – хозяин воспринял без всякого энтузиазма, обвинив меня в чрезмерной разборчивости.

То и дело я слышал от него обидные слова:

– Ну и вредный ты, котяра! – или еще круче:

– Совсем ты оборзел, скотина – уже морду от шашлыка воротишь!

Конечно, хозяину было невдомек, что я – совсем не вредный (и тем паче к «оборзению» не имею никакого отношения), я – просто исследователь и работаю над диссертацией, выраженной в каталоге!

* * *

Вообще, между котами и людьми часто возникают проблемы общения – проблемы, так сказать, коммуникации. У нас, у котов есть (и мы этого не скрываем) серьезные трудности в изучении иностранных языков – человеческого, собачьего и прочих нечитаемых! Говорят, всё дело в различиях в физиологии и в строении ротовой полости, но как по мне – уверен, пустое это! Просто мы слишком замкнуты на себе, на своих ежедневных проблемах – мы закоснели и не стремимся обрести новых друзей!

Есть и еще кое-что, внутренне мешающее нам – котам – преодолеть барьер безмолвия и заговорить на человеческом языке. Это ощущение превосходства, исходящее от людей. Причем, заметьте, превосходство ничем не обоснованно!

Вот, скажите, разве человек может так же ловко ловить мышей или играться с поролоновой свинкой, как кот? Нет! А разве может он выгнуться таким образом, чтобы его нос оказался аккурат рядом с жопой? Тоже нет (йоги и люди с ампутированными ребрами – не в счет, у котов и без всяких ампутаций получается!)

Следовательно, как минимум, на чемпионате мира по художественной гимнастике коты уверенно занимали бы все первые места – из года в год. А также на чемпионате по прыжкам на асфальт со второго-пятого этажей – первые места, на чемпионате по хождению над пропастью – первые (и т. д.) А вы говорите: человек – пуп земли!

Коты чувствуют, что люди – не пупы (ну, или не совсем – и не всегда)! И испытывают сильнейшее раздражение от осознания того факта, что человек и палец о палец не ударил, чтобы выучить кошачий язык – хотя бы несколько слов! А коли так (и в этом целиком вина людей), коты создают фронду – мятежное сообщество с девизом: «По-людски? Да никогда!». Вот вам и результат недальновидной культурной политики человека по отношению к котам.

Прискорбно, но барьер, разъединяющий горизонты общения, устойчив и неподатлив. Требует взаимных уступок и преференций – и в одностороннем порядке коты не намерены его преодолевать! Запомните это хорошенько.

Однако вернусь непосредственно к каталогизации.

Каталог – с чем его едят? Вопрос, казалось бы, простой – но даже среди моих образованных и культурных родственников немного найдется тех, кто в точности представляет, как должен выглядеть каталог.

Я не буду их строго судить, поскольку понимаю – у каждого из нас свои интересы, и если я с удовольствием трачу время на науку и связанную с ней классификацию, то другие смотрят сериалы или гоняют бабушкин шерстяной клубок по комнате. Они спортсмены!

Каталог – толстая претолстая книга, напичканная данными (тяжелый-претяжелый файл на компе – с графическими изображениями, с цветными и черно-белыми фотографиями и даже с полноценным видео «весом» до нескольких гигабайт).

Кошачий каталог – зарубки в памяти, поскольку письменных принадлежностей коты не имеют (жаль, конечно, но приходится с этим мириться и с этим жить). Зато все кошачьи (в том числе и, например, африканские львы) могут с гордостью похвастаться, что не страдают болезнью Альцгеймера, маразмом и склерозом – мозг исправно обрабатывает запросы на запись и извлечение информации, не перекладывая свои прямые обязанности на вредные (я считаю) конспекты и шпаргалки.

Еда – что может быть прекраснее на свете? Лишь только сон – но не с пустым обвисшим животом! И только после ужина – после котлеток, Когда лежишь, свернувшись в кресле мягким круглым калачом!

Стихи, между прочим, мои.

Сознаю сь, меня частенько подмывает вспрыгнуть на стол и продекламировать что-нибудь вслух из собственного сочинения! И я так и делаю, когда хозяина нет дома. Я уже давно понял, что страсти к поэзии тот не имеет, а только делает вид – особенно, когда приводит в дом очередную легковерную пассию. Вот тогда он разливается соловьем! Здесь и Есенин, и Блок, и даже Шекспир!

Не претендуя на истину в последней инстанции скажу, Шекспир – барахло! Нет, конечно, это моё личное мнение – кота Пана Чарторыжского. И многие со мной не согласятся, и это их право! Спорить не буду! Замечу только, что Шекспир – хоть и англичанин, как и я – но какой-то несовременный. А слог у него, как кирпич, и тянет на дно ванной. «Ах, Дездемона, Дездемона! Молилась ли ты на ночь, бла-бла-бла!» Нет чтобы спросить, покормил ли хозяин колбасой!

* * *

Колбаса – прекрасная вещь. Но страшно вредная. Прекрасная и вредная – разве не в этом заключена гармония? Инь-янь, белое-черное, мужчина-женщина! И т. д. Единство противоположностей.

В двух наших огромных холодильниках фирм «Samsung» и «Sharp» всегда хранится не меньше десяти сортов колбасы. Вот, например, на день вчерашний зафиксированы следующие:

– «Балтийско-беломорская» с базиликом и жгучим перчиком. Сырокопченая. Странное название – смотрел недавно передачу по телевизору, так говорили, на строительстве Балтийско-Беломорского канала столько народу померло, что боюсь даже думать, из чего изготовлена эта колбаса! Если предложат попробовать – откажусь!

– «Хорошево-мневниковская», любительская пряная. Варенокопченая. Запах приятный – можно как-нибудь лизнуть, исходя из научного интереса (задачу наполнения каталога с меня никто не снимал)

– «Из дятла». Долго изучал этикетку, так и не понял, к какому классу (виду, подвиду) ее отнести. Не нашел ни страну производителя, ни дату изготовления, ни сроков хранения. Такое чувство, что хозяин собирается ею отравить «этого дебила», когда он в очередной раз припрется в гости.

– «Алтайская special». Обернута в фольгу со слоганом: «Незаменима для охотников и рыболовов!». Пока не пробовал – я животное нежное, а «Алтайская», похоже, предназначена для наживки на уду вместо червей или для приманки медведя в капканы. Рисковать не буду. Кстати, обозначает ли присутствие колбасы в холодильнике, что хозяин (его зовут Женя-Жека-Джон) намылился на рыбалку? Если так, то скоро полакомлюсь вкусной корюшкой!

– «Заурядная столовая». Вареная. По мне – самая вкусная. Женя тоже любит – особенно обжаренную в масле с яичницей. «Заурядной» у нас всегда много – насколько я понимаю, сто ит она недорого, а качество – отменное!

– «Тургеневская». С прослойками жира (вероятно, генномодифицированного), порезанная на тонкие-тонкие кусочки. Лежит в холодильнике уже месяца два, и ничего с ней не становится! А с натуральными продуктами такого не бывает – это вам скажет любой профан.

– «Особая». Ну, здесь всё понятно! Хозяин покупает ее специально для меня. Между прочим – полторы тысячи рублей за килограмм, процентов девяносто – цельное мясо, остальное – добавки, разрыхлители и консерванты. Что сказать – любит меня Женя, балует! Да и как не любить такого красавца!

– «Филейная, марьинская, твердая». Для чего написано «твердая» – кто-нибудь может мне объяснить? Ни разу в жизни не встречал мягкой колбасы – потому что, если мягкая, это никак не конечный продукт, а полуфабрикат! Наверное, имеет место оригинальный рекламный ход от производителя – типа, смотрите, не мягкая – твердая! Ведь мягкость – она не всегда полезна, особенно если по ночам!

– «Танковый батальон» Ливерная. Высший сорт. Изучил – воротило так, что не смог удержаться от продолжительного чиха. Теперь думаю, неужели у нас в доме завелись грызуны, и Женя решил их приманить «Батальоном», чтобы потом всех вместе сразу и порешить? Причина нахождения ливера высшего сорта в «Sharp» неясна. Но хоть обернут в четыре слоя целлофана – и то хлеб!

– «Мечта удачливого бизнесмена». Трехслойная. Если смотреть на палку в разрезе – в середине ядро говядины, далее – окружность из свинины, внешний слой – птица (похоже, индейка). Хозяину ее подарили – бережет, даже мне не дает! Скряга! Уж для любимого питомца мог бы и расщедриться! Но ничего – вот наберусь смелости и откушу кусок! Только нужно дождаться, пока хозяин напьется пьяным – чтобы потом всё свалить на его неосознанные неконтролируемые поступки.

* * *

Понятно, на колбасе свет клином не сошелся. Я почему так подробно рассказываю – только потому, что я – кот научной направленности труда, и меня интересуют нюансы.

А будь я ласковой персидской самочкой? Прихорашивалась бы себе перед зеркалом, строила глазки – и вся работа! И чесали бы меня, и кормили – и пускали бы в постель на чистое мягкое надушенное белье! И всё задаром! И не спрашивали бы о производственных показателях, потому что с самочек – какой спрос?

Только вспомнил о духа х, сразу нос зачесался, усы задрожали, и шерсть на хвосте встала вертикально к поверхности. Уж я этих духо в столько нанюхался – словами не передать! Двести, нет – пятьсот сортов духов через меня прошли точно. А, может, и тысяча. Как говорится, все духи – в гости к нам!

Хозяин мой – точь-в-точь моя копия. Любит девочек больше жизни. И не абы какой платонической любовью – самой что ни на есть плотской, зримой и овеществленной. И девочки его тоже любят – хотя, наверное, меньше, чем меня! Я для них – привлекательней! Стоит им только перешагнуть порог и завидеть Пана Чарторыжского – не могут удержаться! Давай сразу хватать и гладить. Нравлюсь я им.

Но сразу, чтоб все знали – даюсь не всем! Избирателен. Многое зависит от фактуры гостьи. Не путать с фартуком!

Фартук – его надел, снял, повесил на вешалку или сразу выкинул, не раскрывая упаковки – особой разницы нет! А еще бывает фартук на токарном станке – мне об этом рассказывал мужик по «России-24». И такой вид у мужика был серьезный, что я ему сразу поверил. Хотя до сих пор представить не могу, как можно надеть фартук на токарный станок!

* * *

Итак, фактура.

Это нечто особенное.

В фактуре заключены не только стать и формы приятной округлости, но и многое, многое другое. Говоря инженерным кошачьим языком – заключены переменные, постоянные, условно-переменные, условно-постоянные параметры, а также время от времени мелькающие или внезапно выстреливающие – тоже параметры. И всё это счастье обильно сдобрено характерными чертами, присущими изделию изначально и определяющими его половую предпочтительность. Не слишком сложно для могучего интеллекта!

С фактурой мы определились – но что хотелось бы отметить особенно.

Восприятие фактуры сильно зависит от угла зрения – одно дело смотреть снизу, другое – сбоку, третье – сзади, а совсем четвертое – сидя у фактуры на руках и прижимаясь к груди. Здесь закачаешься от переизбытка чувств!

Но пока отвлекусь от анализа видимых образов. И тому есть причина.

С точки зрения полноценного научного подхода, воспринимаемое качество фактуры всегда коррелируется с запахом ее духов (и еще неизвестно, что лежит в основе – в базисе восприятия). Некоторые (в том числе и я) утверждают, что именно духи первичны, а зрительный образ фактуры вторичен, духи есть суть, а фактура – так сказать, наполнение и следствие. Но это вопрос философский – из разряда дилеммы «курица-яйцо» или «деньги-женщины-деньги».

К последней дилемме я еще обязательно вернусь (сей вопрос волнует меня чрезвычайно), а пока что, коли уж зашел разговор, остановлюсь подробнее на духа х.

Духи есть странная эссенция, не имеющая никакого практического применения, но сто ящая кучу бабла. Это мне известно доподлинно – и про деньги (бабло), и про никчемность эссенции.

Посудите сами – приходит к вам дама (т. е. ко мне), а от нее разит запахом «Шанели» так, что невозможно подойти ближе, чем на три метра. Но она этого не чувствует и не осознает! Она хочет близкого со мною общения, но я ведь не самоубийца, чтобы к ней приближаться!

Облако духов душит меня, как хлор под Ипром, как фосген примерное там же, как бинарный газ на госиспытаниях. А она не понимает, обижается, что Пан Чарторыжский не уделяет ей никакого внимания – а я чихать на нее хотел! А всё потому, что от «Шанели» у меня – мощнейшая аллергическая реакция, начинаю чихать и никак не могу остановиться!

Но «Шанель» это еще ничего. Бывают сорта и смеси гораздо противнее. Особенно новомодные, модерно вые – от эпатажных продвинутых дизайнеров. Основываясь на полученной мною информации – на результате изучения мужских и дамских журналов – утверждаю: количество духов бесконечно, количество парфюмеров бесконечно, качество духов отвратительно, качество парфюмеров отвратительно! Как вам такое утверждение? И ах, бога ради, не спорьте!

Каковы четыре основных критерия духов? Запах, стойкость, дизайн тары и цена! Тара и цена лично для меня не являются определяющими, поскольку дамы моего хозяина поливаются духами вдали от нашего дома – или же в закрытой туалетной комнате прямо перед интимом с хозяином (закрытой напрочь, и даже я не могу туда проникнуть!)

А когда тебя не пускают подсмотреть, что следует? Доподлинно узнать, как выглядят флакончики, и изучить ценники на духах не представляется возможным. Поэтому я могу строить лишь предположения, а они – вещь слишком зыбкая, чтобы перерасти в твердые знания предмета.

Зато в запахах и в параметрах стойкости духов я настоящий дока! Умник! Гений! Молодчага! Не могу не похвастаться! Итак, запахи:

Категория первая: «глазные» – сто ит первым флюидам аромата коснуться моего чувствительного носа, слезы брызжут из глаз! Брызжут, как Ниагарский водопад, нескованный льдом.

Категория вторая: «чесательные» – сто ит первым флюидам аромата коснуться моего чувствительного носа, начинаю чесаться, как шелудивый Шарик, что живет неподалеку в будке у сторожа коттеджного поселка!

Категория третья: «чихательные» – о них я уже говорил («Шанель»). Сто ит первым флюидам аромата коснуться моего чувствительного носа, начинаю чихать, как главный герой повести Гоголя «Нос».

Категория четвертая: «дыбительные» – сто ит первым флюидам аромата коснуться моего чувствительного носа, шерсть встает дыбом и никак не хочется ложиться на место – словно я какой-то бешеный ежик, а не аристократический голубой кот!

Категория пятая: «сногсшибающие» – сто ит первым флюидам аромата коснуться моего чувствительного носа, лапы подкашиваются и начинают заплетаться при ходьбе – моторика движений отказывает!

Категория шестая: «дурманящие» – сто ит первым флюидам аромата коснуться моего чувствительного носа, накатывают миражи! Они возникают перед глазами по одиночке и группами – иногда страшные, иногда красивые, а я смотрю на них и начинаю плакать, вспоминая золотое беззаботное детство! Мама, мамочка – ну почему детские годы проходят так быстро?

Категория седьмая: «тупые» – сто ит первым флюидам аромата коснуться моего чувствительного носа, я начинаю тупеть прямо на глазах! И становлюсь таким же тупым, как и мой хозяин после пяти литров пива из пластиковых бутылок!

Категория восьмая и самая страшная: «смертельные» – смесь нескольких ароматов из парфюмерного магазина, откуда, видимо, гостья сразу рванула к хозяину на рандеву. Искомая категория вмещает в себя семь предыдущих – «глазные», «чесательные», «чихательные», «дыбительные», «сногсшибательные», «дурманящие» и «тупые»! Легко представить, как она действует на беззащитных животных – к коим, по воле судьбы, отношусь и я!

Запахи духов очень легко запомнить – если составить аббревиатуру из первых букв, получится: ГЧЧДСДТС – «Гоги часто чачу делал, (и) сам дома трескал самогон!» Элементарно! Намного проще, чем: «Каждый охотник желает знать, где сидит фазан!»

С запахами мы разобрались – переходим к стойкости!

* * *

Стойкость первой категории – самая низкая. Если гостья обрызгала себя духами (туалетной водой, парфюмерной водой, дезодорантом-духами или репеллентом против укусов комаров и мошки) прямо перед дверью нашего дома, я могу выдержать воздействие запаха на расстоянии от гостьи в один метр, в течение пятнадцати минут через час с момента ее прихода. Сложно, но разобраться вполне по силам. Такая стойкость равна одному «Смраду».

По аналогии: два «Смрада» – через час, два метра и пятнадцать минут, или через два часа, один метр и пятнадцать минут.

Три «Смрада» – через час, три метра и пятнадцать минут, через три часа, один метр и пятнадцать минут, через час, один метр и пять минут!

Стойкость первой категории – самая низкая. Один «Смрад». Пример – «Дезодорант без цвета и запаха, не оставляющий пятен – и невидимый вообще».

Стойкость второй категории – ниже среднего. Четыре «Смрада». Пример – «Парфюмерная вода из турецкой или египетской разливочной – содержание отдушек и эфирных масел минимально».

Стойкость третьей категории – средняя. Семь «Смрадов». Пример – «Туалетная вода из турецкой или египетской разливочной под фирменным французским или итальянским брендом».

Стойкость четвертой категории – выше среднего. Десять «Смрадов» Пример – аутентичные дезодоранты-духи, аутентичная туалетная вода, аутентичная аэрозоль для распугивания лесных клещей.

Стойкость пятой категории – высокая. Тринадцать «Смрадов» Пример – промышленное средство от моли, духи стоимостью от десяти до двадцати тысяч рублей – в зависимости от производителя.

Стойкость шестой категории – наивысшая. От шестнадцати «Смрадов» Пример – духи стоимостью от двадцати тысяч рублей, строительные лаки и краски, клей БФ.

Конечно, градация стойкости весьма условна – точно так же, как и любая дискретная шкала. «Смрады» имеют свойство усиливаться или наоборот выветриваться – в зависимости от дамских предпочтений. Обычно они колеблются в пределах от пяти до десяти – но и этого достаточно, чтобы заставить бедное животное (к коим имею честь относиться и я) страдать.

Подведя итог – что лучшее лично для меня? Один «Смрад», категория «Дурманящие». Что худшее? Шестнадцать и больше «Смрадов», категория «Смертельные». Здесь вероятность выжить крайне низка, и дамам с таким запахом и с такой стойкостью я никогда не стану другом! Никогда!

* * *

Теперь, по моему кошачьему мнению, можно поговорить о view. Т. е. о взгляде со стороны на фактуру – или же на одушевленный предмет Вашего обожания или раздражения. Пару мыслей я уже изложил выше – самое время углубиться в подробности.

Женщина человеческого рода (по-нашему, самочка) – существо, безусловно, загадочное. Что-то есть в ней такое, что одновременно привлекает меня, как кота, и отталкивает – опять же, как кота. И поскольку в себе я изъяна не нахожу, то такая моя двойственность (если хотите, волновой и корпускулярный дуализм) есть следствие воздействия на меня женщины как таковой.

Среди котов ходят упорные слухи, что женщина послана свыше, чтобы даровать нам хлеб. И если в процессе одаривания хлеб чудесным образом превращается в мясо, рыбу или в те же самые консервы – это заслуга женщины (впрочем, в моем случае, слухи неверны, поскольку еду я получаю от хозяина, а он что ни на есть мужик!)

И если с едой – туда-сюда, то вот что действительно свойственно женщинам – это их мягкость. Спать на них удобно, как на перине – в противовес мужикам, которые тощие и костистые, или же наоборот – как мешки с салом, и как на него не ляг, всё время сползаешь вниз (а попробуй ухватиться когтями за жир – снимут с пищевого довольствия и выгонят на мороз!)

А женщины – совокупность приятных округлостей, укромных и удобных ложбинок и местечек. Женщина просто создана для кошачьего сна – и я лично особенно люблю почева ть на бедрах – или чуть пониже (если женщина лежит на животе и, например, пишет SMS возлюбленному). Главное, чтоб не болтала ногами – от морской качки у меня кружится голова!

Может быть, вы спросите, что я могу взамен предложить женщине, и почему она должна терпеть мой вес у себя, простите, на попе? Отвечу. Я дарю ей обратную мягкость, пушистость, иногда – мурлыкание, и общее хорошее настроение, которым и отличаюсь! Симбиоз получается совсем неплохим – и женщина это чувствует.

* * *

Вид на женщину со спины – один из моих любимых. Иногда я шалю – пробираюсь женщине между ног и страстным взглядом насыщаю ее своим кошачьим вожделением. Мы с ней хоть и принадлежим к разным биологическим видам, но зато разнополые, и наши энергии дополняют и обогащают друг друга! А уровень сексуальной энергии котов ничуть не меньше, чем у человека! А, может быть, и выше – концентрированнее и свирепее. Это я вам как зверь говорю!

У котов в крови (или в мышцах или даже в само м головном мозге) есть такой гормон – озверин. О его существовании я узнал года три назад – когда случайно посмотрел мультик «Приключения кота Леопольда». Кот там – хоть и зануда, и ботаник, но все же и в нём под воздействием чудодейственных таблеток пробудилась его настоящая кошачья сущность! Что, конечно, говорит о пользе фармакологии. Но я не об этом.

«Озверин» схож по звучанию с «эстрагоном», но это совсем не то. Эстрагон – приправа к борщу (я его ненавижу), а озверин нельзя ненавидеть – он просто есть, и нужно это принять, как факт. Во мне его – чувствую – полна коробочка! Самого высшего сорта – племенной заряженный озверин!

Озверин – преобразователь энергии, получаемой нами от пищи, сна и ласки, в движение (так мне кажется – но если ошибаюсь, прошу не судить строго). Желание прогрызть дыру в тапке хозяина или разорвать обои в хлам, проехавшись по ним когтями сверху донизу, зависит исключительно от уровня озверина. Другое дело, что часто приходится себя сдерживать – чтобы не получить от хозяина по шее – но здесь уж озверин никак не виноват!

Кстати, если вам интересно, далее следует классификация степеней озверина среди котов. Подопытный экземпляр – Пан Чарторыжский в единственном лице. Для чистоты эксперимента вполне достаточно!

Ноль. Кот мертв.

Один. Кот жив, но почти мертв. Дышит – уже хорошо!

Два. Кот жив, но плох! Не ловит блох – и даже не умывается.

Три. Кот вполне способен заявить о себе и о своих правах. Потребовать еды и чего-нибудь попить.

Четыре. Кот в норме. Захочет играть – поиграет, не захочет – не поиграет. Захочет поесть – поест, не захочет – не поест.

Пять. Уровень выше среднего. Кот готов спариться с кем-нибудь. И так и ищет, так и ищет – кого бы изловить и очаровать (чтобы потом отвести на мягкое ложе и вонзить, так сказать!)

Шесть. Величина, навевающая думы о возможном неконтролируемом кошачьем взрыве изнутри. Кот кипит, клокочет яростью, и мрачные образы возникают в возбужденном воображении. Единственный рецепт – срочно гладить, потом покормить обильной жирной пищей – так, чтобы не смог встать.

Семь. Почти что нет кота совсем. Он уже далеко – сумасшедшая энергия влечет его вдаль, он прыгает с балкона, не думая об опасности, он несется через дорогу, не замечая машин и груженых фуражом вьючных повозок, он – уже там. За горизонтом, на пороге вечности!

Восемь! На поминки просим! Кот умер – концентрация озверина достигла критической величины, и сердце бедняги-кота не выдержало! Слава, вечная слава герою! На поминки собираются родственники, приводят с собой маленьких котят и невесток, огромная семья кошачьих скорбит и дружно сочиняет эпитафию, которая выглядит, примерное, следующим образом:

Жил-был на свете кот — О лапах четырех, с хвостом и пастью, Не знал забот, не знал хлопот, Готовил себя к длительному счастью. Но вдруг – откуда ни возьмись, Кошачье наваждение — И кот возьми, да и сорвись, И побеги – на зависть молодому поколению! Бежал чуть-чуть, совсем недолго, Пути не разбирал – не в этом суть, На зависть всем, кошачьим стал он волком, Жизнь прожил так – что в его честь коты венки несут!

«Кошачьим стал он волком» – в этой фразе вся суть концентрации озверина степени восемь. Емко и доходчиво.

Я вот никогда и близко не приближался к «восьмерке» – и даже к «семерке». Ну, максимум шесть – и то, предпринимаю все меры, чтобы отойти от опасной черты. Известным способом – много ем и требую глажки. А поскольку в доме вечно полно женщин, то глажку я получаю сполна (особенно если пересилю «Смрады», от них – женщин – исходящие).

А вообще, мой нормальный уровень озверина – четыре-пять. При нем я чувствую себя полноценным, физически здоровым и способным на свершения котом – и внутренний потенциал организма не расходуется опрометчиво и глупо! Да, вероятно, я не рожден гореть подобно кошачьему Джордано Бруно – но меня это устраивает! Не всем же быть такими, а на костре – жарко!

* * *

Еще я люблю лежать на груди женщины, повернувшись своей мордочкой к её мордочке. И смотреть пристально женщине в глаза. Не мигая – как могут смотреть только коты, избравшие для себя охоту. Женщина – дичь. Нет, не в прямом смысле слова – ведь я её не ем! Предполагаю, что она окажется не такой вкусной, как хотелось бы (и экспериментировать не хочу).

Зато я поедаю её глазами. И если бы она знала, какие в это время мысли и образы роятся в моей голове, она бы сразу утратила интерес к мужчинам и предпочла бы Пана Чарторыжского на всю оставшуюся жизнь.

Разве мужчины могут дать женщине столько поэтического лирического слога и нашептать столько красивых длинных комплиментов, как я? Да никогда в жизни – и тому пример мой хозяин! Кстати, он не самый плохой – дамы все без исключения полагают его обходительным – и вообще душкой! Но куда ему до меня!

Не буду далеко ходить. Признайтесь, дамы, кто из вас хоть когда-нибудь слышал такое?

Звезда моя! Ты столь прекрасна, Что хочется мне пасть перед тобой, Лобзать тебя, дарить любовь и негу — И нежность вечную, и сон прекрасный во плоти!

Как, нравится? Мне – очень! И будь я одной из дам – не устоял бы! Или вот еще:

Красавиц много я встречал, Но чтоб такую? Чтоб охватило и сжигало вожделение? Чтобы язык готов был в пляс пуститься — Чтоб только овладеть, прижать, Напиться редкой красоты и прелести очарованья? Да в жизни никогда! И знай – я раб твой полностью отныне!

Здесь я немного приукрашиваю, преувеличиваю (насчет «раба»), но стиль, изысканность момента обязывают! Ведь что такое раб – сегодня раб он, а завтра он, глядишь, хозяин мира. «Мы не рабы, рабы не мы!», – подсмотрел я как-то в старом букваре выпуска 1968 года. Составители знали, о чем писать! Впрочем, бог с ним, с этим рабом – сдался он мне, этот раб! Тьфу на него! А вот комплименты и страстные речи – другой разговор!

Со мной томленья чудо вдруг произошло, Лишь бросил взгляд на ножки божества! Лишь мысль мелькнула – может быть, И мне такое счастье в жизни будет! Не отступай, о чудо, вн е мли мне — Услышь мои молитвы и мечты! Услышь и воплоти — Я буду весь твоим, о муза бриллиантового света!

А теперь представьте – сей слог, изложенный путем ласкового мурлыкания и поглаживания мягкой лапкой (со спрятанным когтями) по гладкому женскому животику! Или по чудной груди с розовыми сосочками, коих я касаюсь нежно и с чувством переполняющего меня чувства! «Чувство переполняющего меня чувства» – совсем не каша масляная, а моя литературная находка! Ведь есть еще ощущения ощущений, эмоциональные эмоции и даже точечные ковровые бомбардировки – хотя это совсем из другой оперы!

Но, чур! Накал, напор растёт, и крепость дамской неприступности вот-вот падёт!

Ура – рота, за мной! Штыки примкнуть, прикладом бей врага, саперными лопатками круши кости, гранатами ударим метко!

К тебе я прикасаюсь, Я чувствую, как сердце бьется гулко, Как грудь вздымается, Как лоно жаждет внутрь принять мой дар — Испепелил он чтоб тебя моею страстью! Чтоб испила ты чашу наслаждения, Чтобы к вершинам унеслась Заснеженных недостижимых пиков заоблачной любви!

И вот – крепость – а над ней – белый флаг, и чудные, чудные раздвинутые ножки, а дальше – дальше…

– Мрр-мрр-мрр! Муррр-муррр-муррр! Вот до чего могут довести дебри размышлений о моей природной галантности и неотразимости! Прочитал недавно афоризм: «Мужчина долго находится под впечатлением, которое он произвел на женщину!». Не буду утверждать, что это про меня и обо мне – пусть природа сама решает, я же совсем не претендую на особые восхваления!

И – после такого нужно немедленно перекусить!

* * *

– Что еще у нас есть в холодильнике? – такой вопрос я задаю себе минимум четырежды в день, а то и чаще! Если хозяина долго нет – вопрос может прозвучать и десять раз, и двадцать – а если хозяина нет очень долго – то, бывает, я сбиваюсь со счета – столько раз себя уже спрашивал!

В такие унылые минуты мне остается только одно – обратить внутренний, преисполненный сарказма и горечи взор на каталог домашней снеди имени меня – моё любимое детище и предмет приложения усилий.

Если я еще не говорил (а я не говорил), каталог состоит из тринадцати частей:

1. Паштеты

2. Рыбка

3. Молоко, сметаны, козий продукт, кумысы, простокваши

4. Мясные изделия (но не мясо)

5. Мясо (но не мясные изделия)

6. Банки (консервы)

7. Батоны, «Дарницкий» и «Бородинский»

8. Флотские макароны и спагетти

9. Сладкие полезные палочки для зубов

10. Вонючий сыр

11. Неполезные, несъедобные полуфабрикаты

12. Неполезные, несъедобные овощи-фрукты

13. Супы и ужас, исходящий от них – как финальная глава.

Паштеты – штука довольно вкусная, но все зависит от производителя. В последнее время (в связи с санкциями) буржуйского в доме стало совсем немного – зато отечественной номенклатуры прибавилось. И это не может не радовать – потому что, в отличие от буржуев, наши производители оставляют в паштетах немного печени или, допустим, рыбы – а буржуи вообще ничего, кроме консервантов и ГМ-сои, не кладут. Впрочем, к паштетам я отношусь прохладно – кушаю только в охотку и очень редко.

Рыбка – совсем другое дело. В моем каталоге она разделена на несколько подгрупп: речная, морская, океаническая – свежая, охлажденная, замороженная. Я уважаю только свежую – шевелящуюся. Подходишь к ней с головы и вцепляешься зубами в рахитичный рыбий мозг – чтоб сразу, и чтоб не мучилась! А потом с утробными звуками поедаешь ее голубушку до самого-то скелетика! А уж после – ложишься где-нибудь на мягком, тщательно вылизываешься – и в сон! Вот и сейчас – пришло время хорошенько вздремнуть, а вы пока познакомьтесь с моим хозяином!

P.S. к этой главе. С каталогом я не прощаюсь – и даю твердое кошачье слово при первой же возможности вернуться к нему и осветить позиции подробно. Но сейчас не могу – зевота раздирает!

 

Глава 2

Человек со мною рядом

Его зовут Женя. Не Женя, Женечка, Катюша – а Евгений! Твердо и очень-очень по-мужски. Евгений Валерьевич Обручев.

Кто-то предпочитает вычурные ФИО, а вот у моего хозяина всё наоборот. И в имени, и в отчестве, и в фамилии нет ничего особенного! И если бы я был человеком, тоже хотел бы такое ФИО иметь! На зависть многим. Например – вот им:

Жлобо вым (Аркадию и Борису),

Сипу хиным (Аркадию и Борису),

Синезадовым (Аркадию и Борису),

Безмозгловым (Аркадию и Борису),

Дурило, Остолоповым, Венерическим, Мракобесным (Аркадию и Борису) – и т. д.

Всех страдающих от ФИО (или от отдельных его составляющих) не перечесть – и это только из российского ассортимента! А ведь есть еще Сруль (из завезенных) и многие другие! В общем, Обручев – почти джекпот!

Хозяину – тридцать восемь лет, рост – 184 см, объем груди – внушительный и атлетический, объем мускулов – то же самое, стройные ноги (хотя не знаю, уместно ли мне говорить про мужские ноги – но факт, наездником Женя не был никогда), глаза зеленые, нос прямой, лоб высокий, ум есть. Хозяин настолько умен, что даже пару-тройку раз в неделю читает книжки – толстые и без картинок!

Недавно на глаза попалась его анкета – в бумажном виде и с наклеенной цветной фотографией. Я поначалу испугался – подумал, что хозяин совсем сошел с ума и хочет жениться, но потом оказалось (узнал позже) – анкету подарили хозяину старые друзья на день рождения – ради шутки.

АНКЕТА ЗАКОРЕНЕЛОГО ПРЕТЕНДЕНТА НА ЖЕНСКОЕ СЕРДЦЕ

1. ФИО

ЕВО, ЕОВ,

ВЕО, ВОЕ,

ОЕВ, ОВЕ

(нужное подчеркнуть – подчеркнуто ЕВО)

2. Семейное положение

Женат, неженат,

В браке, холост,

Разведен, бобыль

(нужное подчеркнуть – подчеркнуто «бобыль»)

3. Материальное положение (деньги)

Нет, мало,

Не хватает, хватает, но мало,

Есть и хватает,

Выше среднего и хотелось бы еще,

Выше среднего, и пока негде прятать,

Уже достаточно,

Много, очень много,

Так много, что и словами не передать,

Так много, что удовлетворю трех неверных жен и еще на пять любовниц,

Я – олигах.

(нужное подчеркнуть – подчеркнуто «выше среднего, и пока негде прятать»)

4. Обеспеченность жильем

Нет жилья,

Съемная квартира,

Хрущеба, двушка, трёшка в панельке,

Приличная хата на окраине,

Коммуналка в центре (одна, две, три комнаты мои),

Бабушка оставила мне хоромы на Кутузовском,

Купил недавно этаж в высотке на Котельнической набережной с видами на Кремль,

Дом за городом в деревне «Свинопасы»,

Тот же дом – только в коттеджном поселке «Для друзей недорого»

Вполне себе приличный особняк в «Переделкино»

Дворец на Рублевке

Замки в Йоркшире и на Нью-Йоркщине.

(нужное подчеркнуть – подчеркнуто «вполне себе приличный особняк в „Переделкино“»)

5. Какую бы невесту хотелось найти

Хорошую,

Красивую и хорошую,

Можно не то чтобы красивую, но милую и с ангельским характером,

С внешностью, как у модели, и горячую в постели,

Стерву с огромными деньгами и тремя злыми пуделями в услужении,

Благородную и с родословной,

Домоправительницу и одновременно продюсера,

Потомственную кухарку,

Величавую паву,

(нужное подчеркнуть или же другие варианты вписать)

Внизу – синими чернилами: «А можно так – чтоб сразу всё это вместе, и каждый день другие? Преданность и яростный секс на одну ночь обещаю!»

6. Что для Вас главное в семейной жизни?

Сдобные булочки на столе

Свежие постиранные носки и трусы

Что-то мягкое под боком под утро

Путешествия вдвоем на рынок и по магазинам

Дети, много детей

Тесть с тещей чтоб жили далеко и отдельно (можно с ними вообще не встречаться)

Возможность убежать с друзьями в баню или на пятидневную рыбалку на Мальдивы

Чистые полы в доме и накрахмаленное бельё

Разговоры по душам и совместное принятие душа раз в неделю

(нужное подчеркнуть или же другие варианты вписать)

Внизу – синими чернилами: «Да блин! С такими-то раскладами я никогда в жизни не женюсь!»

Прочитал я анкету до конца, и сразу мне полегчало. Кот! Мой хозяин – настоящий мартовский кот, который точно знает, что свобода – лучшее, что существует на свете! Свобода включает в себя все аспекты бытия – но главное – разнообразие и непривязанность к чему-либо надоевшему хуже горькой редьки и опостылевшему так же разнузданно!

Свободные люди (и кошачьи) и чувствуют себя по-особенному. И особенно если есть деньги и природная красота и пушистость. У моего хозяина есть первое и второе, у меня – второе и третье! Вместе с ним мы образуем чудесную неотразимую пару, против которой не может устоять ни одна дама! И даже две – что иногда тоже бывает!

Вообще, человеку, который способен ловко обращаться с двумя дамами в постели, нужно ставить памятники на площадях – это ИМХО (или мое скромное мнение)! Памятники могут быть выполнены из латуни, бронзы, состаренного железного дерева или же обожженной глины – здесь главное не материал, а скульптурная композиция и оригинальный замысел художника!

Представьте: приходит к Вам курьер – в ливрее или в николаевских баках и в усиках в нитку – из префектуры (или даже из целой мэрии), вручает запечатанный сургучом пакет и говорит:

– Велено передать! Велено, чтоб Вы расписались в получении! Велено проследить, чтоб получили!

Вы смотрите на него, как баран на новые ворота, и недоумеваете – кто это, и что ему от Вас нужно? А оказывается, всё просто: поскольку Вы – признанный эксперт по части создания памятников, вот Вам задача – изобразить трех любовников в одной постели – но только так, чтоб не по шло, но напротив – изысканно, и чтоб чувствовалась любовь!

Вы вскрываете конверт, быстро читаете пожелание за подписью мэра, кидаете курьеру гривенник за труды и убегаете в студию – там у вас уже приготовлен гипс, из которого Вы уже к завтрему изготовите полноразмерную 3D-модель.

Но сначала – сначала должны быть проработаны эскизы и названия к будущему шедевру. И как человек-дока, собаку (двух, трех) съевший на подобных ответственных заказах, Вы понимаете, что начинать нужно именно с имени шедевра. А потом уже от него дальше плясать.

Вариант номер один: Он без трусов и без лифчика, она без трусов, но в лифчике, она без лифчика, но в трусах.

Вариант номер два: Все трое в лифчиках, но без трусов.

Вариант номер три: Все трое в трусах, но без лифчиков.

Вариант четыре: Все трое голые – в чем мать родила.

– Стоп! – говорите Вы себе. – Это совсем не имена, а описание – имена должны быть короче и ёмче – поэтому:

Для варианта номер один: «Ты и твои полторы полуготовые половины».

Для варианта номер два: «Полуготовый ты и две половинки в степени полуготовности».

Для варианта номер три: «Половинки и ты – подготовленные наполовину».

Для варианта номер четыре: «Экстазия».

Как ни крути, а вариант номер четыре в обоих случаях – вне конкуренции! И по контенту, и по содержанию. И не нужно людям дополнительно объяснять, что половинки именно полуготовые – потому что ведь не готовы они полностью (трусы и лифчики ведь никуда не делись!)

Итак – идея монумента определена, название придумано. Дело за малым – воплотить художественные находки в жизнь!

Вы чувствуете внутри творчески зуд: лепить обнаженную женскую натуру – Ваша давняя страсть. Мужчину тоже необходимо будет вылепить, но только уже совсем без страсти, поскольку одна мысль о голом мужике вызывает в Вас отвращение.

Отвращение придется подавить и загнать глубоко в организм – и сделать работу профессионально. Но если совсем невмоготу, вместо мужика можно вылепить еще одну женщину и назвать всю скульптуру, например: «Когда муж ушел за пиво м!» Но, конечно, изменение идеологической направленности монумента придется сначала согласовать с мэрией – но трудно, поди докажи, что ненавидишь мужиков! Не поймут – поэтому ничего, кроме утрамбовывания отвращения внутрь, придумать нельзя.

Вы хлопаете себя ладонью по лбу плашмя! Озарение – ты появилось вовремя! Решение проблемы – на поверхности, нужно просто мужика отдать на лепку Вашей возлюбленной Нимфадоре – у нее получится!

Позы – теперь позы всех троих! И по ходу вопрос – обязательно ли, чтобы у каждого в руках было знамя? Или можно отделаться профессионально закрепленными strap-on(ами)? И еще – можно ли в скульптуре показать обнаженную грудь и филейные места – и не вызовет ли их появление (в камне) массового гнева публики?

Вы напряженно думаете, а потом весело смеетесь! Вы нашли! Памятник будет трехслойным – в виде гамбургера (первая нижняя половинка булочки – дама, соевая котлетка посредине – кавалер, вторая половинка булочки сверху – снова дама). Булочки и котлетка – не круглые, как положено в стандарте, а прямоугольные – и с головой и ножками от пяток до колен. Все остальные подробности надежно спрятаны под слоем кетчупа!

Кавалер-котлетка лежит на даме-булочке, задрав ножки (от пяток до колен), и смотрит даме-булочке прямо в лицо. Вторая дама-булочка лежит на нем сверху, перекрестив ножки (от пяток до колен) с ножками кавалера, задранными вверх, и смотрит ему в затылок. Вроде бы, неудобно, но с другой стороны (поскольку на верхней даме надет strap-on) – очень, очень естественно и целесообразно!

– О! – Вы уверены: такой памятник станет лучшим украшением любой (даже самой центральной) площади любого (даже самого большого) города мира! – О, йееееееееееее! О майгаттыбыл! Пусть первый, кто скажет, что я не гений, выйдет сюда, и я брошу в него камень!

А руки – руки тем временем сами (без участия головы) берутся за работу – крошат гипс, льют в него воду и перемешивают, перемешивают! Они – руки – знают дело, как свои пять пальцев, и пока Вы предвкушаете, что получите первый приз на Конкурсе Художественных Работ, они уже всё изготовили, отлили, остудили и отполировали! И даже подвесили strap-on(ы) на определенные им природой места в скульптурную группу.

– Меж Севильи и Гранады! – напеваете Вы под нос, подобно профессору Преображенскому, укладывая на носилки полноразмерную модель «Экстазии» – чтобы перенести ее в печь для обжига. А тут – раз, и время обеденного перерыва!

* * *

– Согласитесь, в последовательном изложении чего-либо последовательного только прирожденный зануда может черпать вдохновение! А я – Пан Чарторыжский – не такой! – мысль в моей голове сделала полный оборот и пришла к мысли, что пора возвращаться непосредственно к хозяину.

Как вы думаете, в чем разница между Касабланкой, Капабланкой и Капуей, например? В том, что первое – живой современный город, второе – мертвый чемпион мира по шахматам, третье – мертвый римский город. К чему это я? А к тому, что хозяева тоже бывают живые, мертвые и древние – тоже мертвые.

Представьте какого-нибудь замшелого женатика – отца двух-трех-четырех детей! От него сплошь одна скукота и серость существования. Всё, что он умеет и на что способен – лежать на диване и почесываться, как чудесная толстая свинья в луже в Вишневом саду. Вокруг него время от времени мелькает красавица-жена (с любовником под диваном) или же жена совсем некрасивая – без любовника, но зато с таким стервозным характером, что только диву даешься, как она до сих пор не взорвалась, подобно авиабомбе на парашюте.

«Красавица – не красавица» – и то, и другое лишь отражение неспособности женатика-свиньи удовлетворить женщину самостоятельно! Потому что привык, потому что уже ничего не интересно, быт засасывает, и дети периодически достаю т похуже комаров.

И хочется женатику иногда (иногда чаще, иногда реже) взять жену за шкирку и макнуть ее лицом в тесто, которое она приготовила для пирожков. Не потому что женатик не любит пирожков (очень даже любит и настойчиво раз в неделю требует, чтоб были на столе) – а потому, что просто хочется вновь почувствовать прелесть свободы!

А вот мой хозяин – он другой. Он есть овеществление искомой свободы в само м себе. С точки зрения унылой семейной жизни – он, конечно, человек никчемный, бесполезный и потерянный. Зато с точки зрения жизни холостой – умница и молодец!

«Холостяк» звучит гордо! Холостяк – это перспектива, это шанс и одновременно подтверждение, что на мужчину можно положиться (но только если он живёт один – без мамы). А если с мамой – то, увы, он даже хуже женатика. Он – «маматик», существо без всякой надежды когда-нибудь правильно обустроить свою жизнь.

И вроде нужно рассказать об этих существах (маматиках) поподробнее, но бог с ними! В конце концов, это их выбор, они тоже находят в этом определенную прелесть, так что судить их смысла нет.

В настоящем холостяке (с домом, с машиной и приличной работой) бушует энергия. Она двигает его вперед и всегда вперед – от одной намеченной цели к другой, от одной юбке к другой.

* * *

Ах, уж эти юбки – они заставляют моё сердце биться с удвоенной, утроенной силой, и я считаю, что юбки – одно из немногих изобретений человечества, которое пошло бы на пользу и кошачьим!

Вот идет сексапильная кошечка в мини! Не так, как сейчас – повсеместно все ходят голыми, прикрываясь только хвостами – нет!

Очаровательное мини, скрывающее прелести и придающее тайну – вот мечта котов! Чтобы в порыве страсти смело забросить мини наверх, ну а потом уже – отдаться океану всепроникающей любви!

Иногда я фантазирую, что судьба дала мне возможность получить профессию кошачьего модельера. И организовать собственную линию модной одежды под брендом: «Ателье кото вых изделий!» Или, например: «Всё для вас, милые кошечки! Я и для вас тоже!» Или, например: «Кот и Габбана. Сумки, ремни и намордники под заказ. Питон, носорог, перья страуса!»

Круто было бы! Ходил бы я себе (гоголем по подиуму) в окружении моделей и под восторженные овации зрителей – с трубкой, набитой дорогим кубинским табаком, в одной лапе и с бокалом коньяка – в другой. В мою честь играл бы туш и оглушительно били литавры, а я бы улыбался (в перерывах между затяжками и глотками), показывал бы свои беленькие остренькие зубки и завлекающе строил бы глазки дамам!

Мини, безусловно, – источник вдохновенья! Когда мой хозяин приглашает к себе девушку в мини, я первым делом (предварительно зажав лапой нос, чтобы снизить концентрацию Смрада) бросаюсь к ней в ноги и ласкаюсь. Она начинает меня чесать и играть со мною, но я – я, прежде всего, хочу подсмотреть, что у нее там – скрыто под мини!

О – это волшебное, часто безумное зрелище – иногда красота, иногда восторг, иногда – квинтэссенция вожделения. Недаром девушки припрятывают это для особых случаев. Но я – я имею доступ! Я кот – и мне нет преград!

Не подумайте, что я злоупотребляю поэзией слишком уж. Но мини влечет меня на поиски рифмы, и я не в силах устоять!

Выкинь штаны ватные, Выкинь толстые лосины, Выкинь джинсы неаккуратные, Выкинь от пупа до колен мокасины! Выкинь строительную робу, Выкинь форменные брюки, Развяжи руки гардеробу, Пусть хватает и хранит только юбки! Пусть их будет много — Мини, микро и совсем невидимых, Помни – ты вовсе не недотрога, Повидала самцов – и робких, и убедительных! Понимаешь, что в юбке сила, Понимаешь, что в юбке мощь — Носишь, будешь носить и уже столько носила! Тягу к юбке твою невозможно превозмочь! Мини – вот настоящее счастье! Мини – вот мечта мужиков, Мини преодолеет все напасти, Мини – над е ла и выходи, и замужество недалеко!

Последнее четверостишие, признаться честно, вызывает во мне определенные вопросы. Например, такое ли счастье замужество, как это многим кажется? Типа: «Выйти замуж – не напасть, замужем бы не пропасть!» И: «Лето красное пропела, глянь, зима катит в глаза!». Как в таком случае быть с принципом свободной любви и свободных отношений?

Картина – берут меня за все четыре лапы, надевают на меня колючий неудобный фрак и блеклую обвисшую после стирки с «Ариэлем» бабочку и волокут в ЗАГС – расписываться с некой мадам (фройляйн, мадемуазель), которая хоть и вызывает во мне эмпатию, но не настолько, чтобы связать с нею жизнь на веки вечные!

А в ЗАГСе играет Мендельсон, гремят бокалы с шампанским, и веселая пьяная уже с утра распорядительница приглашает меня и кошечку (предмет моей внутренней эмпатии) занять свои места в очереди таких же бедолаг брачующихся! И, понятно, что мы тоже пьяны – особенно я, поскольку во фраке и уволочен в брак!

К вискам приливает кровь, я чувствую, как во мне возгорается, как искра, неприязнь, я беру поллитру и засаживаю ее в одно горло – чтобы с души полегчало! Отпускает, лапы становятся неустойчивыми, глаза осоловелыми, и она – предмет моей прошлой внутренней эмпатии – хватает меня за хвост (вследствие чего я выпрямляюсь и не падаю на паркет).

И тут я понимаю: жена нужна для того, чтобы удержать меня от неправильного шага, вызванного нежеланием видеть рядом с собой жену каждый божий день! Как говорится: «Оц тоц первертоц, бабушка здорова! Приплыли!»

И можно только позавидовать закоренелым холостякам, которые ежедневно проносятся на крутой тачке (с новой красоткой на сиденье рядом) мимо ЗАГСа и плюют в его сторону, показывая неприличные жесты и шепотом произнося: «Чур меня, чур меня, изыди ЗАГС, изыди!»

* * *

Страшно подумать, что бы было, народись я в кругу большой семьи! Или, например, окажись там путем дарения или намеренно совершенной покупки! И чтоб рядом дети, пузатый глава семейства, брюзжащая жена – и теща с тестем наездами, или вообще – постоянно рядом! Вот где жуть!

Моя участь была бы незавидна. Сначала меня бы кастрировали и спилили бы мне все когти, потом – а потом уже и не нужно ничего! Жизнь закончилась – всё равно, что Вам в расцвете лет отстрелили яйца из дробовика! Грубо? Да, грубо! А Вы, я смотрю, предпочитаете нежное прикосновение скальпеля хирурга? Плавненько так – чик, был кот – и нет кота! Остался только комок шерсти с глазами – толстый, ленивый кастрат из итальянских!

Но я бы мстил! Ах, какой страшной была бы моя месть! Месть за поруганное кошачье достоинство, за чувства, оскверненные навсегда, за отсутствие радости бытия – за всё, что отнял у меня проклятый хирург вместе с еще более про клятым женактиком-свиньёй!

Я бы гадил в ботинки по ночам;

Я бы (за неимением когтей) драл обои зубами;

Я бы обгрыз пульты от телевизора и DVD-проигрывателя;

Я бы призвал в дом мышей и смотрел бы, как они пожирают гречку и рис из магазина;

Я бы завалил линялой шерстью все ковры, и пусть дети женатика давятся аллергическим чихом!

Я бы дождался, пока женатик с женой уйдут на работу, а дети – в школу, открыл бы все краны в ванной и на кухне и затопил бы ненавистный дом!

Я бы… Я бы устроил им такую жизнь, что они сотню раз пожалели бы, что лишили меня радости секса! У – ненавижу!

Хотя что я так разошелся – я ведь совсем в другом положении! И за это искренний поклон моему хозяину!

Евгений любит меня, и я уверен, у него и в мыслях нет ничего похожего на чик-чик! А если и есть, то в любом случае, я заранее почувствую и убегу в подвал! И пусть я буду голодать, но честь сохраню! А это важнее всего на свете! Что, не согласны? По глазам вижу, сомневаетесь! А почему? Потому что вы – люди – думаете, что можете обращаться с нами, как вам угодно, и вам за это ничего не будет?

А представьте, вдруг мир изменится – и на вершине пищевой пирамиды воцарится гигантский кот – как уже было каких-то пятьдесят тысяч лет назад! Если помните, тогда коты правили миром – свирепые, полосатые и с гривами хищники охотились на всё, что видели, а вы – жалкие потомки обезьян – спасались от них на деревьях, забивались в пещеры и оплакивали скорбными печальными голосами свою злую судьбу! Но коты вас не слушали и пожирали, пожирали, пожирали!

И, по моему разумению, правильно делали! Я бы тоже полакомился парочкой двуногих – будь моя воля! Не потому, что жесто к по натуре и страдаю каннибализмом – нет, просто для разнообразия! Но хозяина я бы трогать не стал. Он слишком похож на кота, чтобы его запросто съесть! Лапа не поднимется, и пасть не раскроется!

Нет, хозяин, конечно, не обладает никакими признаками, определяющими его принадлежность к кошачьим – тело без шерсти, бесхвостый и ходит прямо – вместо того чтобы, как все нормальные существа, бегать на четырех лапах! Но сущность его от этого не меняется – ее даже искать не нужно! Просто побудь рядом с хозяином пару недель и удостоверишься – хозяин – наш человек! Простите, наш кот!

 

Глава 3

Моя территория

Как сказано в анкете, наш дом расположен в дачном (коттеджном) поселке «Переделкино». Поселок вполне приличный, соседи – культурные, образованные и интеллигентные люди (некоторые даже с писательским прошлым – хотя таких мало). Часто по вечерам соседи устраивают коллективное чтение русской классики, я и тайком от хозяина (заругает!) пробираюсь послушать.

Мне нравятся:

– Чехов;

– Гоголь;

– Толстой.

Мне не нравятся:

– Островский;

– Чернышевский;

– Гончаров.

Пока не определился с:

– Достоевским;

– Куприным;

– Тургеневым.

Только прошу – не стоит презрительно шипеть в мою сторону – дескать: «Смотрите, какой невежда! Ему, видите ли, не нравятся вот эти трое – величайший русский драматург, революционер и литературный папа Обломова! Да гнать его взашей метлой – и близко не подпускать к высокой литературе!»

Хулителям меня отвечу:

Во-первых, всё сразу нравиться не может – иначе, ты не вдумчивый читатель или слушатель, ты дурак набитый три раза!

Во-вторых, я имею полное право на предпочтения – как свободное мыслящее существо! И не вам – ценителям чего-то там – меня упрекать!

В-третьих, слог, господа и дамы, слог! Он либо легкий, либо такой, как у Чернышевского – вязнет на зубах, и его невозможно заглотить! Нет, конечно, умом я понимаю, что то да сё – Чернышевский – наше всё, но увольте! Пусть его слушают почитатели его творчества, а мне и Чехова вполне достаточно!

В-четвертых, как будто специально, на Островского, Чернышевского и Гончарова подбираются такие чтецы, что уже через пять минут весь поселок мирно дремлет под их занудные голоса! Невозможно выдержать, невозможно воспринимать – зато отличное снотворное, после которого просыпаешься бодрым и полным сил!

Всё, устал приводить аргументы – четырех достаточно! Пора спрыгнуть с забора, лишив литературные посиделки своего аристократического присутствия, и познакомить вас с участком и коттеджем.

* * *

Земли при доме – двенадцать соток. Неплохо, учитывая ее местоположение и ценность!

Земля вся благоустроена – частично заасфальтирована, частично засажена деревьями и кустарниками, частично пересекается парковыми, выложенными камнем тропинками. У нас есть даже фонтан с бассейном – размером три на три. Иногда хозяин выпускает в него живых карпов – поохотиться! И что тут начинается!

Конечно, главный в семье охотник – это я! Хозяин так – иногда со спиннингом ездит на ближайшее озеро, платит деньги и сидит с утра до вечера на берегу, пьет пиво, делая вид, что что-то ловит, иногда – чистит ружье и отправляется на юг на недельку – пострелять бекасов и жирных фазанов. Но прибытка от него – ноль! Ни разу я не видел, чтобы он вернулся домой с рыбой или птицей – хозяин съедает трофеи (если они есть) прямо по месту добычи!

Совсем другое дело, когда в нашем бассейне плещутся серебристые тельца с плавниками – да, они считают себя рыбой, но я-то знаю, что вскоре «рыба» превратится в отдельные безголовые тушки. В безголовые потому, что голову я им отъем обязательно!

Летом, примерное один раз в две недели, по Переделкино ездит трактор с бочкой, и тракторист громко оповещает собственников и арендаторов домов, что он приехал и привез живую рыбу. Хозяин останавливает тракториста, закупает килограммов двадцать карпа (шесть-семь штук), и они с трактористом вдвоём выпускают карпов в бассейн. А здесь уже я собственной персоной – готов когтями и зубами доказать, что отношусь к смертельно опасной хищной породе!

Карпы, раздувая жабры, ныряют в воду и расслабляются – а я вспрыгиваю на бортик бассейна и притворяюсь неотъемлемой частью пейзажа. Жду, пока они ко мне привыкнут! Я лежу, не шевелясь, и высматриваю подходящую добычу – крупного самца-наглеца, что смеет с гордым видом плавать у меня в бассейне!

И вот – сладостный миг! Я резко выбрасываю вперед лапу с остро отточенными когтями, затем вторую, третью и четвертую, запрыгиваю на карпа верхом и передней парой лап вцепляюсь ему в морду, заворачивая к небу – чтобы карп, подлец, не ушел на глубину! Он, конечно, начинает истово биться тушей о бортики бассейна – нагоняя волну в жалкой попытке освободиться от моей смертельной хватки. Но не на того напал!

Никогда Пан Чарторыжский не позволит примитивной рыбе удрать – особенно если почувствовал пьянящий запах свежей чешуи! Никогда! Во мне уже проснулся и ревет дикий зверь – мои когти безжалостно полосуют плоть карпа, зубы ищут его яремную вену – перегрызть и испить крови! В этот миг я похож на мифического вурдалака – нет, я не похож, я он и есть!

Битва в разгаре! Волны бьют меня со всех сторон, я задыхаюсь от недостатка кислорода, моя нежная шерстка прилипла к телу и похожа на линялый палас, а я сам похож на бобра – только без ласт и без передних выступающих зубов. Мне приходится несладко, но цель – высшая цель охотника – влечёт меня вперед, велит мне не отступать и не сдаваться!

Рыба-карп упорна и жизнестойка. Это вам скажет любой любитель-рыболов. Добыть ее (особенно, в честной борьбе) ох как непросто, но зато если получилось, если смог, смело и по праву гордись собой и наслаждайся сочным мясом карпа в сыром, свежем виде!

Все мои четыре лапы и бессчетное количество зубов работают без остановки. Я – терминатор! Я – разделыватель и потрошитель! Я – ужас, летящий на спине карпа, и от меня нет защиты! Рыбе никуда не деться, уйти по течению, сбежать в омут она не может – заперта в бассейне! И в итоге я обязательно добьюсь своего!

Конечно, рыба – тупа! Никто не станет этого отрицать. Мозгов у нее хватает только на то, чтобы жрать и метать икру время от времени. Но зато (вследствие своего примитивизма) рыба бьется за жизнь до конца, не понимая, что цивилизованное создание давно попробовало бы испросить почетные условия капитуляции.

Вдруг – противник проявит уважение и согласится? Вдруг, он не беспощадный безжалостный убийца, а нормальный такой парень – улыбчивый и комфортный в общении? Да мало ли чего бывает – вдруг просто совесть заест и велит перестать наслаждаться конвульсиями бедной рыбки?

Но рыба тупа, и в этом ее беда! Она не просит пощады, не говорит кошачьим (или человечьим) голосом – и увещевать ее бесполезно. Она никогда не увидит во мне друга, никогда не поймёт, что я – носитель тонкой чувствительной натуры, и жалость, и милосердие часто стучаться в мое сердце! Поэтому – что? Правильно – нужно ее изловить, наказать и съесть!

Мал по малу, удар за ударом, укус за укусом – мои когти и зубы делают своё дело! По поверхности воды плавает содранная с карпа чешуя, кровавые мутные потеки пачкают бортики бассейна – я рычу и утробно вою, победа близка!

Минута, две, три – наступает агония. Карп (некогда полный сил и преисполненный чувства собственного достоинства) переворачивается брюхом вверх и всплывает, а я с непередаваемым, восхитительным, небесным удовольствием вонзаю клыки ему в голову – прямо в глаза и начинаю пожирать его, чувствуя, как жизнь покидает его! И ем его плоть, одновременно выпивая душу – о, я сам Дьявол!

Постепенно я начинаю замечать, что творится вокруг меня. По периметру бассейна установлены три видеокамеры (хозяин – обеспеченный парниша, он может себе позволить купить и три, и четыре, и пять – сколько захочет!). Камеры тщательно, не пропуская ни одного кадра, снимают меня и бедолагу-карпа во всех подробностях – с первых же секунд охоты. Женя заранее позаботился!

Кстати, коли уж пришла такая мысль – нужно мне как-нибудь заглянуть на Youtube – вдруг, я уже звезда мирового уровня, и благодаря мне Женя зарабатывает на пропитание?

Вдруг, у меня уже миллионы просмотров, вдруг, на моем имени уже раскручиваются рекламные кампании, а толстые миллионеры подсчитывают прибыля , скрепя гусиными перьями и тщательно записывая колонки цифр в бухгалтерские гроссбухи? Да – было бы неплохо осознать себя не только красивым, но еще и успешным, и мегапопулярным!

А насчет рекламной кампании – у меня есть чуть-чуть домашних заготовок – броских запоминающихся слоганов! И неважно – обращена реклама к котам или к людям – слоганы универсальны!

«Если Вы ленивы и хочется спать – две кварты пива, и по лесу гулять!»

«Если водки перепи л – долой с фронта, уволен, в тыл!»

«Если две понюшки насвая показалось Вам мало – закати третью, главное, чтоб кайфа хватало!»

«Если в коньяке не увидели жизни смысла, лишь эмоциональные опилки – дело в производителе, купите правильный коньяк в дорогой бутылке!»

«Если виски не пошёл – значит, не односолодовый он, а так – пережженный свиной мосол!»

«Если текила с лимоном и с солью не катит – встаньте, отожмитесь – валяться на кровати хватит!»

«Если ликеры – апельсиновый и манго – достали вас, спуститесь в магазин – купите квас!»

Ну и как? Можно меня приглашать на ночной конкурс пожирателей рекламы? Я ведь совсем не претендую на главный приз – согласен на вторую или на третью премию для начала. Потому что чувствую, в рекламе должно быть не только отрицание, но больше позитива, например: «Самбу ка хороша, сука! Пьется легко, хоть и итальянское барахло!»

Впрочем, ладно! Не кошачье это дело – разевать роток на чужой вершок. Пусть Женя, если получается, зарабатывает на рекламе – главное, чтобы обеспечивал меня всем необходимым – в том числе и охотой!

Забыл сказать. После того, как с карпом покончено (и его пока что живые собратья прижимаются в страхе к бортикам бассейна), я вытаскиваю рыбину из воды и в три приема (с перерывами, поскольку карп уж больно тяжелый) уволакиваю ее к себе в «дворовую нору» – как называет Женя мой личный небольшой деревянный домик.

«Дворовая нора» – о трех этажах, обустроена в центре участка, метрах в семи от бассейна, и там я предпочитаю столоваться летом. И спать в тенёчке, овеваемый теплым мягким ветерком.

Кто-то может сказать, что «нора» похожа на собачью конуру – и этот кто-то навсегда будет вычеркнут из списка моих друзей (и даже знакомых). Некорректно и вызывающе сравнивать кошачьего аристократа голубых кровей из Британии с шелудивым блохастым псом – будь он хоть породистым бульдогом! Мы (я и собака) отличаемся во всём!

Коты никогда не пойдут в услужение человеку, мы гордые и независимые, и корм нам дают просто так. За наши неоспоримые достоинства, мягкость и красоту. А собака вечно просит милостыню, готова ради ласкового словца какой-нибудь барышни нырнуть в озеро за палкой, которую для нее туда зашвырнули, готова часами ждать хозяина возле магазина, привязанная за поводок к перилам. Мерзкое подобострастие налицо!

Но не сто ит о собаках – слишком болезненная тема, боюсь, войду в раж, и тогда добрых полтора часа буду только о них и говорить! Об овчарках и пуделях, о догах и шпицах, о таксах и борзых! О – какое отвращение вызывают во мне эти особи! Вернусь лучше к «норе».

Она такая большая, что в ней может поместиться человек. Да, ему пришлось бы немного согнуться, чтобы влезть целиком, и расширить проход внутрь (особенно, если человек любит пончики и толстый), но это – единственные неудобства! Всё остальное – только плюсы.

Имеются в наличии простор, комфорт, уют и моё персональное жизненное пространство, предназначенное для уединения. Вы думаете, что коты – существа социальные, и собственное жильё им не нужно? О, как вы наивны и даже глупы! А как же интим, как погружение в грёзы, как спокойный восстанавливающий сон?

Как, наконец, желание слиться с тишиной и отстраниться от постоянной человеческой трепотни, выматывающей душу переходами от согласных букв к гласным и от шипящих звуков к звонким? Хозяйская кровать? Хороша! Но «нора» – лучше! Поэтому прежде чем утверждать что-либо насчет котов (с умным видом), подумайте – вдруг окажитесь в дураках, и над Вами будут смеяться!

* * *

Помнится мне, несколько месяцев назад к Же не (не к жене !) прибыла дама с роскошной персидской красавицей на руках. Красавицу звали Марианна – и она была та еще штучка!

Бытует (особенно среди котов моего круга) мнение, что персидки – взбалмошные, излишне щепетильные, излишне требовательные и вообще – ставят себя так высоко, что и не подойти! Ослепительно прекрасные да – но чтобы добиться от них благосклонности, нужно извернуться ужом (или же догнать и съесть ежа!). И уж, и ёж – согласитесь – пренеприятнейшие твари, и иметь с ними дело – бррр!

Но моя Марианна (говорю открыто – моя!) оказалась другой! Не взбалмошная (и т. д. по списку), но, напротив, отзывчивая, ласковая и дружелюбная. Вероятно, я покорил ее слёту – поскольку перед моими котовыми чарами невозможно устоять. И если бы я был кошечкой, то, завидев себя в зеркале, сразу завалился бы на спину и раздвинул лапы – бери меня, мой красавец-властелин!

Следует отдать должное Марианне и ее смекалке – она сразу поняла, кто настоящий хозяин в доме (а кто так – мебель), спрыгнула с рук дамы (ее звали Софа) и присоединилась ко мне.

В программе нашего вечера были:

– немецкие кошачьи котлетки (весьма недурственны),

– десерт сухим кормом (печенье и бисквит),

– три вида молока на выбор (плюс неограниченное количество воды – газированной и still),

– прослушивание симфонии падающей воды («Журчание фонтана в вечерних красках»),

– расслабляющий массаж и обоюдное облизывание на мягком одеяле в «Норе» – возможно, со всеми вытекающими дальнейшими действиями!

Забегая чуть-чуть вперед, скажу – что они (действия) состоялись, последовали, случились, накатили на нас асфальтоукладчиком, обрушились на нас, подхватили и понесли – бесконтрольно и бесшабашно!

Но всему свой черёд.

Прежде чем сблизиться, каждая воспитанная кошечка должна понять, кто ее ухажёр (а посему процесс ухаживания со стороны сильной кошачьей половины должен быть благопристойным и уважительным). Куртуазным, я бы сказал.

В части ухаживания у галантного кавалера есть неоспоримое преимущество перед простонародным Ванькой – подвальным или помоечным – который ничего, кроме грубой силы и не менее грубых солдафонских шуток и замашек в процессе знакомства не использует. И, следовательно, ему никогда не покорить сердце рафинированной красавицы – она лучше вместо «Гурме» съест дохлую ворону!

Ко мне это не относится, я не Ванька (не Васька), я – Пан Чарторыжский и знаю, как и каким образом заслужить благосклонность персидки! И я это доказал.

После немецких котлеток и десерта я увлек Марианну к «Журчанию фонтана». Подсвеченные закатом струи воды выстреливались вверх и опадали в бассейн, создавая великолепную романтическую атмосферу.

Закатное солнце удлинило тени, вечерня тишина спустилась на «Переделкино», мы застыли рядом – хвост к хвосту – и слушали, слушали пространство вокруг. Марианна была настолько очарована, что даже перестала моргать. Я понимал ее чувства – и я сам не остался равнодушным!

Мы не издавали ни звука – мурлыкать и мяукать не хотелось, наше сознание объединилось с вечностью, и мы плыли по ней, впитывая красоту и гармонию мира – солнце, воду, сумерки и тишину! Уверен, если бы сейчас нас видел Мопассан, он бы создал свой лучший роман, а Шишкин написал бы лучшее полотно – «Вечер в саду в Переделкино».

К сожалению (а может, к счастью), очарование момента длилось недолго. Тьма сгущалась, краски постепенно тухли, и я вполголоса предложил Марианне заглянуть ко мне. Она согласилась без колебаний – видимо, моя куртуазность уже проделала брешь в ее чувственной обороне.

Что касается меня – я погрузился в необычное состояние – состояние отрешенности и безоговорочного принятия всего – что бы дальше между нами не произошло. Согласие так согласие, отказ – так отказ, тривиальное предложение «остаться друзьями» – я готов был принять всё, и принять с благодарностью. Я стал мягким, нежным и забыл, что я зверь!

Марианна влияла на меня чудесным образом. Мой первоначальный кураж куда-то испарился – я даже (о горе мне!) на несколько мгновений подумал, что быть кошечкой – примерное, так же приятно, как и котом, и не устыдился своих мыслей!

Интересно, что сказал бы по этому поводу старина Фрейд – хотя я лично с ним незнаком. Уж, наверное, представил бы на всеобщее обозрение одну из своих теорий: «Смотрите, птицы-звери, вот что бывает!»

«Возьмем кота и внушим ему, что он – кошка. Заставим поверить, что он кошка – покажем ему научно-познавательные фильмы о том, что он кошка, прочитаем ему лекции о том, что он кошка, а затем – повяжем на него розовый бантик, наденем на него гульфик и юбочку – и так отпустим пастись на просторе. И проследим, какие трансформации в его психике произойдут».

Вот будет потеха! Невероятный простор для анализа – масса экспериментальных данных, целые поля для исследований – и даже можно защитить несколько докторских диссертаций на тему: «Как из кота сделать кошку – и наоборот».

Фрейд был силен – ничего не скажешь! Жаль только, что прожил мало и не смог разобраться в половых фантазиях котов. А то бы, я уверен, четко и конкретно объяснил мне, что же со мной произошло рядом с Марианной, как это воспринимать, и как ко всему этому относиться. Поскольку если не объяснить, то становится жутко – а вдруг тяга превратиться в кошечку – это навсегда?

Но чур! Гнать подальше такие мысли – гнать, ощериться, отказаться! Всему миру заявить, что я – кот, и останусь им навечно.

Уф! Кажется, отпустило! Страх превратиться в создание противоположного пола вышел из меня толчками – я несколько раз дернулся, стиснув зубы – Марианна вопросительно посмотрела на меня своими прекрасными зелеными глазами – и я через силу улыбнулся. Марианне совсем ни к чему знать о борьбе, что развернулась у меня внутри – приватное и только моё!

* * *

В Норе было тихо и очень по-домашнему. Спокойствие и одновременно защищенность бру совыми стенами – что еще нужно для создания доверительной обстановки?

Толстое одеяло (недавно заботливо постиранное очередной гостьей хозяина) пахло альпийской свежестью и ароматами горных трав. И самое приятное – концентрированный химический запах порошка уже выветрился – на одеяле можно было не только спать самому, но и пригласить кошечку разделить ложе.

Дважды упрашивать Марианну не пришлось – она легла и лизнула шерстку на моем животе. Я тихо икнул, потом вздрогнул, а потом у меня подкосились лапы, и я завалился на бок – подставляясь так, чтобы ей было удобнее.

Если бы я был вепрь или волк, я бы завыл от страсти! Или, оставаясь самим собой, мяукнул бы так громко, что крыша Норы обрушилась бы на нас двоих и погребла обоих под руинами вечной любви. Но нет! Несмотря на крупную дрожь желания, охватившего меня, я помнил, что ответственность за наши судьбы лежит на мне, поэтому – никаких резких движений, никаких сорванных крыш и никаких развалин, больно бьющих по голове.

А Марианна улыбалась – я видел это в темноте. Она, конечно, понимала, какие муки я испытываю – ведь оказаться в объятиях такой красавицы мечтает любой кот (но только не любому дано)! Она мягко успокаивала меня лапкой, время от времени покусывая мне ушки и проводя там, где я чувствовал наибольшее возбуждение!

Уф! Даже вспоминая это, меня трясет! Хотя с момента нашей встречи прошло уже больше двух недель, я всё еще не могу успокоиться – и фантомные картины нашей близости заставляют меня подергиваться снова и снова – как будто всё это происходит со мной прямо сейчас!

Как тут не вспомнить бессмертные строки великого кошачьего поэта XIX века Порфирия Пушного!

Ты – богиня! Ты – королева! Ты – Афродита! Ты – Венера! В твоих глазах Зрачки такие яркие, Смотрю на тебя, Смотрю с опаскою! Я точно знаю, Пробил мой час, В тебе исчезаю, Исчезаю сейчас! Шерсть у тебя — Словно шелк китайский, Стоит коснуться тебя, Корчусь от страсти! Сразу ноет там, Ноет сильно, Страдаю, болею, Потею обильно! Желаньем снедаемый, Готов порвать тебя на куски, Впиться зубами в счастье, Забрать с собой – унести! Имя твоё шепчу, Шепчу ночами и днём, Говорю, говорю, не молчу, От чувства горю огнем! Милая Марианна, Ты красоты идеал, Роскошная пава — Безумной любви оскал! Спинка, лапки, Коготки — Без тебя – на плаху Иль стреляться от тоски! Без тебя – в омут Головой! Без тебя — Ренту годовую со счета долой! Без тебя потухли Краски мира, Ты – райская выхухоль, Ты столь красива! Ты – звезда В подлунном мире, Ты идеальная красота, Ты – дива! Молю, Была чтоб моей — Не его, не его, не его, Не его, не его, не его, Не его, не его, не его, И даже не императора самого!

По странному стечению обстоятельств моя Марианна оказалось тезкой той – божественной, от Порфирия. Может быть, поэтому для меня, как кота, погруженного в литературу, она слилась воедино с великим художественным образом, созданным великим поэтом – и я умер, а потом снова воскрес!

Наши ласки были такими бурными, что я подспудно (краешком сознания) удивлялся, почему до сих пор на участок не приехала пожарная машина – тушить всепоглощающий огонь страсти! И я, и Марианна пылали, как два куска урана в пекле ядерного взрыва, мы впились другу в друга, слились, растворились – мы стали одним целым и одновременно достигли вершины экстаза. О – это незабываемо, и я, вероятно, пронесу это в своем сердце до конца дней!

Сразу хочу оговориться – обвинять меня в излишней эмоциональности, присущей кошечкам – все равно, что искать железный лом в груде трухлявых досок. Лома нет, и излишней эмоциональности тоже нет. У меня звериное каменное сердце, я циник и ловелас, я не испытываю никаких приступов мягкотелости – я охотник и всеми когтями за грубый котовый характер! Просто Марианна – она… У меня нет слов… Она… Слов нет… А так – я циник, охотник, зверь! И ни одной кошечке не позволю поработить моё сердце! Ну, разве что Марианне.

* * *

Кроме нижнего этажа, в Норе имеются еще два. Вы сильно удивитесь, если я скажу, что намеренно не занял их, а оставил для птичек? Для порхающих созданий – жаворонков, соловьев, зябликов!

Парадокс – не правда ли? Кот (плюс иногда кошечка) снизу и птицы (кои есть корм) – сверху. В прошлые времена меня бы за такую вольность по головке бы не погладили – уж так бы прищемили хвост, что убежал бы в Сибирь – а то и куда подальше.

Кот-ренегат, предавший идеалы борьбы с пернатыми! Еще немного – и он (т. е. я) переметнется на сторону собак. Взять его – заковать в кандалы, в столыпинский вагон – и в Норильск на веки вечные плавить алюминий для Прохорова!

Воздам хвалу небесам: нынче на дворе – культурный и толерантный двадцать первый век, и каждый сам себе командир, судья и палач. И прокурор, и адвокат.

Я, кстати, ни то, ни другое – ни третье, четвертое, пятое. Я – исследователь, поклонник литературы, ценитель кошачьих прелестей и натуралист. Во мне – масса положительных качеств и удивительных, обычно несвойственных котам, черт.

И я люблю наблюдать за птицами. Законом уже не запрещено!

Птички – они такие прикольные. Думал, какое слово лучше подобрать, и понял – что «прикольные» – самое оно. Птички – не коты. Их движения резки, порывисты, они постоянно чем-то озабочены и вечно смешно дергают головами, словно клюют воздух. Ну, а если видят зерно, семечки или хлеб – здесь их уже не остановить!

И каких только смешных и забавных звуков от них не услышишь. Переливы, песни, курлыкание, трещание, кряхтение и даже кваканье, похожее на песни лягушек из ближайшего обитаемого пруда. В общем, мир птиц весьма разнообразен и диковен – и после многих часов ненавязчивого наблюдения за их жизнью я пришел к выводу, что пока у меня есть немецкие котлетки, бисквит и парное мясцо, птички в моем присутствии могут чувствовать себя в безопасности. У меня хватит стойкости и выдержки характера не причинять им боль.

Что еще сказать о Норе и саде? Нора имеет форму усеченной пирамиды. Точка.

Сад: зелень, деревца, солнечный свет, большая будка с крышей – в ней часто жарят шашлык. Два кресла-качалки, два пуфика для ног, гамак из дырявой сетки – огромная сосна в центре участка – в общем, местечко многим на зависть. А мы с Женей здесь живем!

Но пора отправиться в хозяйский (и мой) дом. Дом огромен, и я специально пройдусь по нему от подвала до чердака – вспомнить всё.

 

Глава 4

Дом, в котором я живу (подвал и первый этаж)

Я считаю, самое интересное место в особняке – это подвал. Во-первых, там много хлама – следовательно, всегда удается найти что-нибудь новенькое, с чем можно играть, или что можно попробовать на зуб. У нас подвал выполняет роль «дедушкиного чердака» – с комодами, старинными сундуками и ящиками забытых вещей – полем чудес для любознательного кота!

Во-вторых, в подвале почти всегда темно и пыльно – укромнее места не найти. Когда на меня нападает депрессия, я ухожу именно сюда – отлежаться и подумать над смыслом жизни, которая есть тлен, тщета и суета (в моменты депрессии я это чувствую особенно остро). Понятно, что есть еще Нора – но зато подвал – всепогодный и всесезонный, а Нора – убежище только для лета, весны и ранней осени.

В-третьих, иногда в подвал приходят мыши (правда, я их давно уже не видел) – в надежде поживиться чем-нибудь вкусненьким. И тогда я устраиваю на них сафари – адскую мельницу, от одного взгляда на которую у слабых созданий (типа человеческих дам) сердце уходит в пятки, они бледнеют, зеленеют, им становится муторно, и они падают в обморок! Такое сильное впечатление я на них произвожу.

Вывод: если бы подвала не существовало, его следовало придумать.

* * *

Первый этаж. Его площадь примерное сто квадратных метров – здесь кухня, столовая, гостиная и небольшая комната отдыха – изначально для перекуров и употребления вискарика (или коньячка) в теплой компании.

Я зову комнату отдыха «Диванным уголком», поскольку большую её часть занимают диван и два мягких кресла. В помещении имеются также журнальный столик с каменной столешницей, бар, телевизор на стене и стереосистема с мощными колонками.

Диванный уголок соединен через дверь с ванной комнатой – принимая во внимание стиль жизни Жени, это важно.

Время от времени амурные отношения между ним и его гостьей (го стьями) развиваются спонтанно и взрывным образом, любовники не успевают или не хотят подняться наверх, и всё действо разворачивается прямо в диванном уголке. А после действа нужно срочно принять ванну (и выпить чашечку кофе с сигаретой).

Сразу хочу заметить, что дамы, которые любят основательность и постепенность (вместо порыва, вместо натиска и рвущейся наружу неконтролируемой страсти), предпочитают заниматься сексом на втором этаже. Там такая шикарная кровать, что я бы (окажись я на их месте) ни за что на свете с нее не слез, пока не получил бы всего причитающегося! Хотя мне – как зверю – больше импонирует агрессия, животное рычание и шерсть дыбом в момент оргазма!

Когда всё кончено (или прервано до момента восстановления Жениного организма), сладкая парочка (или трио – но это реже!) перемещается на кухню. Кухня, конечно – центральное место в доме, это понимают все. У нас она большая – четыре метра на пять, вмещает кухонный гарнитур, холодильники и стол для перекусов (если нет желания питаться в столовой). А у хозяина такого желания почти никогда нет.

Я, вообще, не знаю, для чего Женя выделил столько места под столовую. Она вечно пустует, там скапливается пыль, и от пустоты уже завелись привидения. Я лично недавно нос к носу столкнулся с парочкой фантомов – я назвал их Лиза и Катя. Они красивые, прозрачные, бледно-лилового цвета и зависают в воздухе. И совсем нестрашные. А когда ударишь по ним лапой, они не реагируют, и лапа проходит сквозь них, не встречая сопротивления.

Я наблюдал за ними несколько долгих часов – сидел напротив и медитировал. Мне хотелось понять природу их возникновения, и мне было на руку, что они, похоже, не обращали на меня никакого внимания. Иногда привидения опускались на пол, и Катя садилась Лизе на коленки и гладила ее прозрачной рукой по прозрачным волосам. И что-то шептала на ухо. Потом они взмывали вверх и менялись местами – Лиза садилась на Катю и шептала.

Я думал, что же будет дальше – вдруг привидения войдут в раж и покажут мне мастер-класс однополой любви! Но нет! Они явно ждали Женю, а шепотом и поглаживаниями просто подбадривали друг друга, говоря, что терпение – удел прогрессивных девушек, и если Женя не появится в столовой этой ночью, то через неделю – наверняка! Вот такая психоделика – сути которой, признаться, я не уловил!

А под утро привидения растаяли в воздухе, никого предварительно не уведомив. И не будь я настороже, обязательно упустил бы этот наиважнейший момент, а потом целый день мучился бы от осознания произошедшего со мной научно-исследовательского конфуза.

Но поскольку я – тертый калач, и выдержки у меня – на сто котов и столько же кошечек – я всё уловил! И теперь смело могу консультировать на предмет исчезновения привидений.

Это случилось в течение пяти секунд. Первая секунда – Лиза и Катя переливчато замерцали, коэффициент их яркости вырос примерное в три раза. Вторая секунда – яркость спала, мерцание исчезло, фигуры привидений стали мутными и блёклыми. Третья секунда – они стремительно уменьшились в размерах – на порядок. Четвертая секунда – издали горлом неприятный одновременный свист – у меня от него мороз по шкуре пошел от хвоста к ушам! Пятая секунда – открыли маленькие рты, поморгали маленькими глазками, призывно улыбнулись и исчезли – словно и не бывало! Я же сидел смирно и не вмешивался в процесс.

Что тут скажешь? Жаль, что Лиза и Катя не встретились с Евгением – я бы с удовольствием посмотрел, чем всё это кончилось. Вариантов два – он или испугался бы до смерти и приобрёл по такому случаю картавое заикание на всю оставшуюся жизнь, или не испугался бы, и тогда, возможно, у него, Лизы и Кати произошел бы призрачно-материальный секс!

Или третий вариант – научно-фантастический, с оттенком мистики. Девчонки увлекли бы его в астрал – а поскольку там они гораздо сильнее мужчины из плоти и крови – взнуздали бы моего Евгения и прыгали бы на нём, пока из него не вышел бы мятежный дух, и он не превратился бы в их полного раба! Ужас! Этот вариант мне не нравится – лишиться единственного кормильца таким похабным образом – вот уж увольте! А посему, вон из столовой – и пусть привидения так и тоскуют сами с собой наедине!

Столовая расположена посредине этажа: направо пойдешь – в диванный уголок попадешь, налево – на кухню угодишь, назад – в гостиную, а вперед – а вперед никак не получается, там стена! Стена меня не интересует, поэтому возвращаюсь в гостиную.

Наша гостиная ничем не примечательна – и по размерам, и по мебели. Чувствуется, хозяин плевать на нее хотел – уделяет ей внимание по остаточному принципу, и его совсем не заботит, что она – первое, что видит новая гостья, попадая в дом. Гостья, сто процентов, делает вывод, что Женя – разболтай, разгильдяй и закоренелый холостяк – потому что такие гостиные имеют право на существование только в жилищах холостяков!

У меня часто возникают подозрения, что хозяин намеренно держит гостиную в черном теле, чтобы женского заботливого духа и уюта в ней не присутствовало вообще! И чтобы дамы (которые вечно подозревают, что их избранник – женат, а только пудрит им мозги разговорами о свободе) сразу отбросили сомнения и окунулись в разбитную Женину вечеринку-многоходовку, окунулись с головой и ножками!

Почему многоходовку? А как еще назвать процесс охмурения, очаровывания и навешивания лапши на уши со стороны хозяина? Именно многоходовка! Но если кому не нравится, пусть – «искусство обольщения», профессионализм в ухаживании, зацепка коготком, пока вся ниточка не вытянется (это я так философствую – коготки и ниточки мне близки!).

Мой хозяин, точно, – не любитель! Он – настоящий профи. Никакому любителю не по силам иметь отношения со столькими девушками и при этом чувствовать себя легко, раскованно, свободно и абсолютно независимо!

Но как становятся профессионалами? Ими ведь не рождаются! Очень просто – учатся и еще раз учатся, пробуют, пытаются, постигают секреты мастерства, совершенствуют навыки на производственных практиках! И много-много-много читают! Разной специализированной и секс-ориентированной литературы!

У Жени такой – валом! Начиная с простейших элементарных коротеньких методичек и заканчивая толстенными фолиантами с картинками, комиксами и подробными пояснениями, что да как.

Я тут недавно краешком глаза заглянул в одну методичку – расписано всё очень подробно! Вот, пожалуйста:

«Повстречав, прогуливаясь вечером по Измайловскому парку, одинокую симпатичную девушку без мужа и собаки, парень нередко задумывается – а не флиртануть ли с ней, не попытаться ли её завоевать?

Первое, о чем он спрашивает сам у себя: „Как сделать так, чтобы она влюбилась в меня без остатка, без острастки и без прикрас, потому что я и так – умница и молодец!“ Этот вопрос часто кажется неразрешимым – все девушки разные, бывают белые, черные, красные, соответственно, разные у них и желания, и мысли, и притязания.

Но всё же, всё же – есть на свете золотые правила, которые позволяют, способствуют (при их частичном или полном выполнении) д о бычи успеха для молодого человека, пытающегося ответить на вопрос: „Как завоевать девушку?“».

Встречайте правила!

1. Будьте настойчивы в ухаживании – настойчивы, как Сизиф, волокущий камень на вершину горы, как малярийный комар, пытающийся укусить Вас за зад, пробив носом толстую прорезиненную ткань защитных трусов, как муравей, укравший где-то ароматизированную восточную палочку и теперь волокущий ее в одиночку в муравейник!

Если девушка не ответила Вам взаимностью сразу, окатила Вас презрительным доне льзя взглядом, послала Вас едко и смело на три веселые буквы – не отчаивайтесь! Девушки обожают, когда их добиваются! Главное – не останавливаться и не тормозить, подобно ущербному китайскому стопкрану, который и затормозить-то толком не может!

Ваша задача – сделать так, чтобы девушка сменила гнев на милость. Для этого все средства хороши – и стандартные, и нестандартные! Стандартные – цветы в букетах (корзинами и миллионами алых роз), выступления на конкурсах поэтических чтецов с лирикой и мелодрамой, песни под гармошку под окном женского общежития и катание на «Феррари» по ночной Москве.

Нестандартные методы: селфи на крыше горящего универмага в костюме поджигателя, борьба с трехсоткилограммовым самцом гориллы за бананы, вызов на дуэль на шпагах чемпиона Олимпийских игр по шахматам, катание на «Запорожце» по Кутузовскому проспекту в час пик по крайней левой полосе.

Помните, чем оригинальнее Ваши методы очарования, тем быстрее Вас запомнит девушка, и тем проще ей будет выделять Вас из многочисленной толпы таких же, как и Вы, претендентов на ее руку! Всё зависит от Вашей фантазии и финансовых возможностей (второе – необязательно при наличии первого).

Однако не стоит быть слишком агрессивным в ухаживании! Не стоит наряжаться вурдалаком и ночью подкарауливать ее возле подъезда, не стоит нанимать рэкетиров, чтобы они привели девушку на романтическое свидание в Ваш вигвам, не стоит топить ее в речке, чтобы потом с довольным видом вытащить на берег и предложить руку – и сердце заодно! Это чересчур экстравагантно, и девушка может не оценить по достоинству Вашей прыти. Помните, это может только отпугнуть девушку!

В завершение пункта номер 1 – умейте отличить кокетливое «нет» (которое вот-вот грозит перерасти в нескромное и призы вное «да») от твердого и не предполагающего других вариантов отказа. Увы, и таковые случаются – особенно, если сидя за рулем «Запорожца», Вы не справились с управлением и въехали в груженый навозом, несущийся на всех парах «КаМАЗ»!

2. Поразите девушку оригинальностью, неординарностью своей личности! Представьтесь космонавтом, космодесантником, космоспасателем или, на худой случай, космопрорабом – у них тоже есть шанс!

Умеете делать что-то лучше других? Играете на гитаре, на балалайке, на бандуре, бандурине, гуслях? Готовите вкусный шашлык, кяддя, хе? Выращиваете кактусы или плотоядные тропические орхидеи? Необязательно обладать сверхъестественными талантами, чтобы очаровать девушку! Нужно просто о них говорить!

Как завоевать девушку? Легко и даже примитивно! Быть увлеченным человеком и покорить своей увлеченностью избранницу. Рассказывать об этом долго и настойчиво, пока девушка не поверит – без вашего хобби ей и самой не жить.

Проявляйте неординарность и оригинальность во всем – в необычных подарках (живая лягушка в бархатной коробочке), в нестандартных свиданиях (на охоте за кабаном), в неожиданных приятных поступках (наговорить работодателю девушки грубостей и в довершении зарядить ему в лоб кулаком – а чтоб не обижал его лучшую работницу!)

Если Вы оригинальны и находчивы, поверьте, сердце девушки будет покорено Вами!

3. Продумайте каждый шаг. Продумывайте десяток шагов, сотню, тысячу! Старайтесь не делать промахов и не попадать впросак (особенно во время секса или первоначальных возбуждающих ласк). Девушки не любят необдуманных поступков, не любят парней-балаболов, не умеющих держать своего слова. Поэтому, коли уж назначили свидание возле фонтана на десять, постарайтесь прийти не позже половины двенадцатого. Девушка больше не вытерпит!

Возможно, следует разработать план – не план по захвату ближайшей бочки с пивом под покровом темноты – а план по планомерному завоеванию девушки. Название плана: «Как влюбить в себя девушку». Или название: «Как эффективно влюбить в себя девушку». Или название: «Как даром влюбить в себя девушку».

В общем, от названия почти ничего не зависит – но! Самому плану нужно следовать неукоснительно. Пообещали ей завтра ужин в кафе – ни в коем случае не забудьте об этом и не вздумайте пойти с друзьями на футбол. Обязательно отведите девушку в «МакДональдс» и напоите вкусным «американо»! Пусть почувствует Вашу любовь и заботу.

Обмолвились про подарок в виде полевых цветов в середине зимы – кровь из носу достаньте их! А если не получается, к вашим услугам – искусственные заменители ромашек в магазине «Быт и уют». Они почти такие же – даже лучше. Не вянут, их можно облить духами, и они будут пахнуть столько, сколько нужно. Только пыль вытирай. Экспериментируйте, и удача снизойдет на Вас.

4. Будьте щедрыми! Аксиома: девушки терпеть не могут жадных мужчин. Поэтому, например, у французов шансов почти нет. Это раньше их считали мушкетерами без страха и упрека – теперь все знают о них правду. Жадные, скаредные, прижимистые Гобсеки. И еще хорошо, что не все – гомосеки!

Хотите знать, как очаровать девушку? Не будьте скупым. Рыцарями – да! Но не скупыми. И речь не идет о подарках в виде ювелирных украшений с бриллиантами или об ужинах в ресторанах русской кухни с водкой и паюсной икрой.

Имеется в виду «здоровая» щедрость: не скупитесь на цветы при первой встрече, не скупитесь на подарки-сюрпризы-сувениры (лягушку в бархатной коробочке). Время от времени приглашайте девушку в KFC, «Ростикс» или тот же «МакДональдс». И помните, что девушка (нормальная девушка) подозрительно отнесется к излишней трате денег, мотовству, так что щедростью злоупотреблять тоже особо не стоит.

5. Вам в детстве мама не говорила, что врать – большой грех? Не говорила? Значит, она излишне заботилась о Вас, старалась не поранить Ваши тонкие чувства. И, может быть, зря. А то бы знали, что лучше всего – быть честным.

Вранье – наряду со скаредностью, прижимистостью, жадностью, скупостью и жлобоство м – еще одно мужское качество, которое категорически не переносится большинством девушек. А ведь ложь всегда (или почти всегда) вылезает наружу!

Хорошенько подумайте, прежде чем обманывать девушку. Она может отомстить – и еще как! Например, перестанет стирать Ваши носки и трусы. Представляете, какая гадость? Или перестанет приносить Вам кофе в постель – даже во снах.

Если же неискренность с Вашей стороны станет привычным делом, Вы рискуете навсегда потерять доверие любимой, а вскоре – и её саму. Поэтому, если для Вас еще актуален вопрос, как влюбить в себя одинокую девушку из Измайловского парка, будьте предельно искренни с ней.

6. Умейте взять ситуацию под контроль! Даже если неправы, если накосячили и если прёте, не подумавши, на рожон. Девушки любят целеустремленных, уверенных в себе, инициативных мужчин. Любят тех, кто сверху.

Помните фразу «За ним, как за каменной стеной» – именно о таком мужчине мечтают абсолютно все девушки. Стена может быть также из гранита, песчаника, мрамора, бетона – главное, чтоб была крепкой и не раскачивалась на ветру. А вот деревянные или пенопластовые стены девушкам не нравятся – вдруг, обломится под рукой или оцарапаешься о торчащий из стены сучок? Дискомфорт! Запомните: если Вы – камень, кремень, тогда welcome!

Будьте главным при принятии важного решения! Даруйте девушке счастье почувствовать себя слабой, беззащитной без Вас и оберегаемой Вами. Мужская сила проявляется не только в плавках в момент возбуждения или в сумбурных неконтролируемых реакциях на незабитый верный гол в ворота австрийцев с пенальти, но и в волевых решениях, в твердости.

7. Следите за своим внешним видом! О том, что девушки должны следить за собой, и речи быть не может – это очевидно всем. А что же парни? А что же мужчины, дяди-коротышки, матросня и археологи? Неужели их это не касается? Квак бы не квак!

Если хотите знать – запомните и зарубите себе на носу! Для девушек очень важен внешний вид парня, с которым она знакомится или находится в обоюдном процессе ухаживания. Даже если Вы бедно одеты (в обносках и лаптях), будьте опрятны. Обноски должны быть выстираны и выглажены, а лапти начищены хорошим водоотталкивающим кремом.

Ваше лицо перед свиданием должно быть выбрито или покрыто мягкой неколючей бородой – в зависимости от Вашего имиджа. Главное – чтобы иголки от бороды не кололись – это очень важно. Ваши зубы – или собственные с комфортным дыханием или вставные – качественные и отбеленные. По другому – никак!

Носки для лаптей не нужны, но если Вы решили их надеть, они должны быть в цвет обуви – т. е. белыми или светло-бежевыми. Если носки воняют, пожалуйста, сбрызните их дезодорантом или туалетной водой, чтобы отбить неприятный запах. А лучше – постирайте в семи водах, чтобы девушка сразу поняла – Вы не только отличный потенциальный любовник, но и домовитый мужчина – сами стираете!

Теперь – коли уж мы остановились на модели гарнитура «обноски-лапти» – неплохо украсить костюм фирменным поясом ручной работы из лыка, котомкой с узнаваемым лейблом и прочими цепляющими взгляд аксессуарами – например, булавкой с крупным бриллиантом, зажимом для купюр из платины или любой другой подобной безделушкой.

Аксессуары и дополнения отнюдь не являются прерогативой исключительно прекрасного пола. Нет! И мужчины могут с легкостью их использовать, чтобы очаровать девушку. И помните – нет ничего неприятнее, чем вид парня в поношенном спортивном костюме рядом с ухоженной девушкой в озорном коротком платьице. Впрочем, к Вам это не относится, поскольку костюма у Вас нет – а на обноски клюнет любая красавица, можете в этом не сомневаться!

8. Поразите Вашу избранницу чувством юмора и оптимизмом. Во всевозможных опросах девушки, чаще всего, именно чувство юмора называют одним из главных качеств, которым должен обладать парень.

Унылые, депрессивные мужчины не в моде, не в тренде! Смотреть на них неприятно, ощущать их рядом с собой (а тем более, в себе) неприятнее вдвойне. Какое удовольствие погружать в себя парня, у которого от твоих остроумных шуток болит голова? Какое удовольствие отдаваться зануде, в то время как рядом полно зажигательных, замечательных оптимистов – дети от которых, точно, будут тоже замечательными?

Помните – прирожденный зануда или сформированный с годами нудный поц не смеет рассчитывать на успех у прекрасного пола! Помните это – а лучше запишите на стене спальной – чтобы в следующий раз, когда девушка Вам откажет, Вы определенно знали, в чем прокололись.

Как влюбить в себя девушку? Быть остроумным, оптимистичным, искренне улыбаться и заразительно смеяться – ведь эти качества притягивают всех! И не удивляйтесь, если на Ваш громкий смех начнут сбегаться даже дорожные рабочие с отбойными молотками – юмор он такой. Заразный. Впрочем, рабочих оставим за скобками, ведь нас интересуют только девушки.

Умейте пошутить к месту, сделать прекрасной нимфе рядом с Вами изысканный комплимент, будьте жизнерадостны и с оптимизмом смотрите в будущее! Девушке (и даже не одной) с Вами будет приятно, легко и беззаботно.

Однако не нужно становиться «дежурным клоуном», сельским дурачком или шутом набитым. Излишнее веселье чревато – Вас могут принять за идиота, и потом будете доказывать, что Вы – совсем не идиот, и один из братьев Карамазовых. Знайте меру и помните, что в ситуациях, когда требуется принятие серьезного решения, не место шуткам. А место серьезности, сурово насупленным бровям и адскому выражению на лице – свидетельствующему о работе мысли! Ее – мысль – кстати, девушки тоже очень любят.

9. Изучите искусство секса. Тренируйтесь, практикуйтесь, меняйте девушек одну за другой – главное, научиться! Если нет подходящих кандидатур для совместных занятий, сойдут и жрицы любви – а почему нет? Отбросьте ханжеский, старомодный взгляд на жизнь – если Вы намереваетесь стать профи, Вам нужно пользоваться любой возможностью для тренировок.

Планируя длительные отношения с девушкой, без знания искусства секса не обойтись. Это ведь не связь на одну ночь, когда меньше всего волнует, получила ли партнерша удовольствие. И даже не связь на две ночи – это нудные долгие баталии и постельные битвы, в которых предстоит держаться (скрипеть зубами, но держаться), которые нужно пережить, испытать их тяжесть на себе и выйти из них здоровым и все еще полным сил!

Бывает, что для длительных семейных любовных отношений одной лишь многолетней практики с проститутками и случайными знакомыми бывает недостаточно. Штудируйте соответствующую литературу, обсуждайте эти вопросы с девушкой (не на первом свидании, конечно – а обязательно еще до свидания!). Тогда Вы точно рассчитаете свои силы, почувствуете и поймете, способны ли Вы, хватил ли у Вас мужества и решимости пережить предстоящий любовный кавардак – в хорошем смысле этого слова.

Впрочем, искусство секса – оно потому и называется искусством, что к нему неприменимы стандартные подходы и клише. Может (и почти на сто процентов так) случиться, что в постели с девушкой Вы потерпите полное фиаско, проявите себя если не конченым импотентом, то уж всяко неумехой и мужланом. Ведь волнение велико – и оно сказывается – и еще как сказывается! Не печальтесь – девушка, конечно, даст Вам по морде букетом гвоздик, которые Вы ей подарили, и уйдет – но зато Вы получите great experience, а он Вам еще пригодится.

10. Не становитесь подкаблучником. Ни в коем случае! Ухаживая за девушкой, удовлетворяя ее капризы, следуя ее пожеланиям, не забывайте о том, что всегда важно сохранить свое собственное «Я», свою индивидуальность. Не становитесь зависимым от женских желаний! Даже если Вам очень хочется. Пересильте себя, скажите самому себе: «Я – мачо! Я – зубр! Я – похоронный курган двадцатиметровой высоты! Я – лидер! Я – The Best!» Аутотренинг Вам поможет.

Высшее искусство: во всем удовлетворять женщину и в то же время поступать по-своему в важных вопросах. Искусство, почти невозможное! Поэтому:

11. На время станьте подкаблучником. Это поможет.

Конечно, трудно достичь подчиненного состояния, если Ваши личные стремления и желания девушки кардинально противоположны. Придется Вам измениться. По крайней мере, пока девушка не окажется в Вашей постели, и Вы не познаете ее во всех возможных позах. А до этого замечательного момента – да, измениться! Нужно наступить на горло собственной вольной песне – лишь только в самых крайних случаях давая ей волю (или не давая вообще).

Этот пункт – он трудный самый! Он требует полного самоконтроля и лицемерия – словом, тех качеств, которыми обладают продвинутые стриптизеры и мальчики по вызову. Главное – помнить, Ваши старания окупятся. Девушка обязательно повернется к Вам так, как Вы сами того пожелаете. И ее даже не придется долго упрашивать.

И на прощание – чтобы несколько Вас приободрить, пожелать Вам успеха на нелегком пути завоевания сердца одинокой девушки из Сокольников или Балашихи, от нас Вам стишок тире ритмические напевы: «У меня получилось!»

Иду по парку, Гуляю один, Смотрю – навстречу она, Красивая, чертовка, в платье – а я, опять же, один! Мысль в голову – раз! Познакомлюсь сейчас на раз-два-с! Медленно сбавляю шаг, На лице улыбка – без улыбки никак! Она на меня Поднимает взгляд, Карие глаза — Я, в натуре – в отпад! Да за такие глаза — Легко на север махну, Деревья валить — Березу, ольху, сосну! Только лишь бы с ней, С девушкой, что идёт навстречу, А без нее – я не согласен, За базар отвечу! В общем, преградил дорогу Будто случайно, Скалю зубы — От смелости и отчаяния! Если сейчас пошлет на три буквы, Конечно, удержусь, сожму зубы, Но обидно будет – да! Быть посланным в никуда! Но пронесло, впрочем, Девушка совсем не против! Я сразу Бога за бороду ухватил, В МакДональдс на кофе пригласил! Типа: «Там есть еще и бургеры, И картошка — Я хозяйственный – почти прирожденный бюргер, Трачу с умом – понемножку!» А в ресторане под кофе В стаканчиках пластиковых, Очаровал анекдотами девушку В легком воздушном платье! Хохотала до слез, Опрокинула на пол поднос, Уборщик прибежал, матерясь, Я приказал ему успокоиться и пусть уйдет, предварительно уберясь! Уборщик ушел, Я понял – момент настал, Я полностью в доверие девушки вошел, Настоящим защитником её себя показал! Предложил ей — Ко мне домой сразу, Дома – кровать, Не мятая и почти не грязная ни разу! Гигиена – моё всё! Насчет гигиены – я востёр! Зубы чищу каждый день и моюсь тоже часто, А такое в наши дни среди мужиков встретишь нечасто! Она согласилась С предложением моим, Отлично получилось, Интим наладим на двоих! Пришли домой — Я первым делом разогрел кастрюлю с макаронами, Она если не захочет – всё съем сам, Что-то я ужасно голодный! Разогрел, разложил, поел, Перекурил (электронной сигаретой), посуду вымыл, Сделал всё, что хотел, Пора переходить к интиму! В ванну полез, Вышел освеженный, А где же девушка? А ее нет! Точно так же, как и моей любимой кожаной куртки с капюшоном! Точно так же, как и цепочки золотой, Как кольца обручального от бывшего брака, Как DVD-проигрывателя, как портмоне И альбома с ценными старинными марками. Зато от девушки остался Аромат ее духов — Он-то не подкачал, Не был таков! Смотрю на себя в зеркало И вижу издалека Не крутого перца, А набитого муд…ка!

Как стишок? Понравился? В нем отражены все основные принципы, все основные этапы покорения девушки: первоначальная смелость и решимость, приглашение отужинать в ресторане, юмор и умение поддерживать светскую беседу, расчетливость и домовитость в вопросе траты денежных средств. И снова смелость – не постеснялся, пригласил домой, снова домовитость – разогрел макароны и дал откушать девушке, далее – гигиена, в общем, полный набор настоящего джентльмена, против которого никакая красавица не устоит!

И напоследок. Если Вам все-таки с прекрасным полом не везёт – не расстраивайтесь. Ведь Вы и хозяйственный, и начитанный, и даже в некотором роде привлекательный, несёте на себе не слишком много лишнего жира, стекла Ваших очков не сильно толстые, а пальцы на руках – не сильно короткие. У Вас всё обязательно рано или поздно получится! Но если нет – то вот Вам адресок: «Потомственная ворожея, маг первой высшей категории, белокнижница и демиург Смоленская Евангелина. Привороты с гарантией бесплатного безудержного секса на необозримое будущее. Дешево, качественно, уверенно!»

 

Глава 5

Дом, в котором я живу (второй этаж)

С первого этажа на второй ведет широкая лестница – по ней с легкостью могут пройти котов пятнадцать, построенных в ряд. По людским меркам, ширина лестницы – метра два. Для частного дома вполне презентабельно – тем более ступени выложены настоящим природным мрамором, а перилла сделаны из дуба.

Кстати, по перилам я страсть как люблю съезжать вниз. Они широкие и с такой неглубокой выемкой посредине, сев в которую и хвостом поддерживая равновесие, можно на несколько мгновений почувствовать себя фристайлером, летящим с вершины горы в долину, засаженную густым виноградом!

Съезжать лучше, когда рядом нет хозяина. Не то чтобы он меня ругал или еще как выражал свое недовольство – нет! Просто спуск по перилам несёт в себе таинственный привкус свободы и попрания множества социальных законов, а в такие моменты лучше находиться один на один с вечностью! Впрочем, я совсем не уверен, что Женя не снимает меня скрытой камерой – коих в доме тьма тьмущая! Сам видел, как специально приглашенные люди монтировали их в стены. Женя говорит, что для безопасности!

* * *

Второй этаж. Здесь две спальни, душевая кабина, ванная и библиотека.

Библиотека осталась еще от прабабушки Жени – Евгении Михайловны. Я ее уже не застал – Женя говорит, что образованная была дама. Старой формации. Знала прорву иностранных языков – французский, немецкий, испанский, польский, чешский и даже шведский. Английский принципиально не учила, считая бриттов кончеными недоносками – или мягче, людьми недостойного поведения.

В библиотеке – тысячи томов на разных языках. Время от времени Женя достаёт какой-нибудь, бережно кладет на стол, склоняется и читает. И я читаю – и вместе с ним, и без него.

Он, конечно, думает, что кот (т. е. я) просто лежит рядом или ластится к нему – но это не так! Я вынужден шифроваться – ведь чтение книг никак не входит в базовую интеллектуальную комплектацию кота! А если хозяин вдруг поймет, что Пан Чарторыжский может и по-польски, и по-чешски, у него мгновенно случится апоплексический удар.

Да и кто бы на его месте не потерял дар речи? Кот встает на задние лапы, в передние берет томик детских стихов разных народов мира и декламирует. Удар обеспечен. Далее – неотложка, носилки, «Склиф», приговор, смерть, гроб, памятник, венок и земля пухом! А я своего хозяина люблю и желаю ему долгих счастливых лет жизни и множества сопутствующих благ – ведь и мне перепадает!

В последнее время мой самый любимый автор – Франц Кафка. Хозяин увлекся им пару месяцев назад – и мне тоже пришлось подключиться. Поначалу Кафка у меня не шел – но потом ничего, я втянулся и даже стал получать от его авторского слога и манеры изложения удовольствие. Ведь, в конце концов, всё дело в глубине ума и способности усваивать новое – и то, и другое во мне присутствует!

«Последнее относилось к кочегару: вполне естественно, что капитан не мог сразу за него вступиться, но, похоже, всё шло как надо. Кочегар приступил к объяснениям и, превозмогая себя, с самого начала титуловал Шубала „господином“. А Карл всей душой радовался, стоя у покинутого старшим кассиром письменного стола и от удовольствия покачивая почтовые весы.

– Господин Шубал несправедлив! Господин Шубал покровительствует иностранцам! Господин Шубал выгнал меня из машинного отделения и заставил чистить гальюны, что конечно же не является обязанностью кочегара! – под сомнение была поставлена даже деловитость господина Шубала: она, мол, скорее мнимая, чем наличествующая фактически.

На этом месте Карл пристально посмотрел на капитана, доверительно, словно был его коллегой: дескать, не обессудьте, такая уж у кочегара неловкая манера выражаться.

Как бы там ни было, ничего конкретного в этой долгой речи не прозвучало, и, хотя капитан всё еще смотрел прямо перед собой, твердо решив на сей раз выслушать кочегара до конца, остальные уже выказывали признаки нетерпения».

* * *

К сожалению, мой хозяин читает только на русском. А русский для того же Кафки – не родной, а мне бы так хотелось время от времени пользовать оригиналы! Тем более «Америка», отрывок из которой я привел сверху, есть в библиотеке – на немецком языке. Издание – Вена, Австрия, 1929 год.

Но как добраться до книги, если она спрятана за стеклом, запирающимся на ключ? С лапами-то у меня проблемы – они не такие верткие, как хотелось бы! И даже если я ночью утяну ключ у хозяина, открыть книжный шкаф всё равно не получится! Но даже если открыл, допустим, – как стащить «Америку» вниз, не поцарапав когтями и не изжевав зубами обложку? Если, не дай бог, такое случится, Женя с меня три шкуры спустит – и будет прав! Ведь налицо варварское отношение к библиотечным редкостям!

В общем и целом прослеживается форменное безобразие и дискриминация котов по кошачьему признаку. Физиологические недостатки жестко купируют мою потребность в знаниях – а кому жаловаться, и к кому обратиться, не знаю. Однажды я был так зол на Женю (он – вместо того, чтобы почитать «Отель» Артура Хейли, как мне тогда хотелось, разложил на столе какую-то тупую буржуйскую фантастику), так зол, что даже сочинил в уме текст кляузной записки в гражданский суд:

Заявитель – Пан Чарторыжский, кот. Ответчик – всё человечество.

Ваше Высокопревосходительство, Высокий Судья, Ваша Честь!

Обращаюсь к Вам с обращением!

Коты всего мира требуют возмездия и покаяния!

Коты всего мира требуют справедливого к себе отношения!

Коты всего мира страдают от расовой дискриминации и вопиют!

Коты всего мира стонут под игом человеческих индивидуумов и алчут освобождения!

Коты всего мира преисполнены желанием встать, подняться с лап и позиционировать себя полноценной частью общего общественного пространства!

Коты всего мира тянутся к знаниям, и никто не в силах им в этом воспрепятствовать!

Коты переживают и ночами не спят от ощущения внушаемого им повсеместно и постоянно чувства неполноценности!

У котов всего мира осталась единственная надежда на Вас, Ваша Честь Высокий Судья, Ваше Высокопревосходительство!

Мы просим и требуем от всего человечества признания нас, как не просто котов, но как равного себе котового сообщества, обладающего такими же правами, как и всё человечество!

В связи с чем, просим Вас постановить:

– выплатить котам компенсацию;

– отныне и впредь обеспечить котов работой и достойной заработной платой – или содержанием за неимением работы;

– обеспечить котов кровом и крышей над головой;

– обеспечить котам возможность штудировать науки и языки – со свободным доступом к литературе, магнитным и электронным носителям;

– обеспечить котам ласку и нежность, причитающуюся им по статусу;

– обеспечить еще чем-нибудь, без чего нельзя обойтись!

Рассчитываем на Ваше понимание и осознание ответственности от принятия столь важного постановления!

Коты всего мира и их представитель

Пан Чарторыжский

Текст кляузы мне лично понравился.

До того понравился, что я решил дополнить его отдельным параграфам про Женю и его фантастику:

Особенно обращаю Ваше внимание, Ваша Честь и Ваше Высокопревосходительство, что котам всего мира не дает жизни убогий зубодробительный литературный жанр, от которого, я чувствую, мои клыки становятся мягче, голова тяжелее, а лапы короче!

Жанр, как Вы понимаете, называется фантастикой – и тому, кто его ввел в обиход, пожизненного заключения на безжизненной планете Марс будет для наказания достаточно! Ведь задача правосудия – не карать в прямом смысле слова, а воззвать к раскаянию – чтобы человек понял, осознал!

Извините, что изъясняюсь слишком казенно и слишком вычурно, но эмоции не дают мне трезво мыслить – уж больно ненавижу фантастику – и особенно, когда хочется почитать «Отель» Артура Хейли!

Вот так-то, Женя, получай! Незавидная судьба человека, придумавшего фантастику, станет для тебя хорошим примером – в следующий раз поостережешься читать-то всякую гадость в моем присутствии! И во исполнение решения Высокого суда приделаешь к книгам (к переплету) специальные ручки – чтобы я мог стянуть книгу с полки, не повреждая ее, и разложить, и ознакомиться с текстом – опять же, не повреждая ее!

* * *

Наша библиотека – штука замечательная! Фолианты, массивный дубовый книжный стеллаж (благородный лак блестит), такой же массивный старый стол на круглых ножках создают в библиотеке атмосферу романтизма, помноженного на знания, или же наоборот – знаний, помноженных на романтизм. Гремучая смесь, которая действует на девушек (кисочек) не хуже афродизиаков!

В библиотеке часто происходит такое, о чем потом мне, как в высшей степени положительному коту, и вспоминать-то неудобно. Но я пересиливаю себя – поскольку вспомнить страсть как хочется!

Итак, всё начинается обыденно и даже немного скучновато – и всегда одинаково.

Женя приводит в библиотеку только брюнеток и только в очках. Иные – блондинки, рыженькие без очков или с зелеными контактными линзами – не желают в библиотеку, хоть убей! И если хозяин предлагает им вместе вслух почитать, например, Эмиля Золя или записки Декарта, смотрят на него непонимающим немигающим взором, как у нынешнего мэра Киева (боксера), не в силах понять, чего от них требуется!

Сам лично несколько десятков раз был свидетелем бессмысленных Жениных потуг развлечь их чтением! Хозяин только время зря тратил. Прямо хоть методичку для него пиши: для блондинок лучшее – крутые тачки и шмотки, для рыженьких – крутые тачки, шмотки и намеки на возможную скорую женитьбу! Книжки – только для брюнеток в очках! Запомни, дерево!

Иногда Женина глупость меня так бесит (или же его упрямое упорство – что, в принципе, одно и то же), что хочется вскричать человеческим голосом или вцепиться всеми когтями в ногу хозяина и грызануть его за ахиллесово сухожилие! Еле-еле себя сдерживаю! Вот такой я зверь!

В такие минуты – от греха подальше – я выхожу из спальни (или из гостиной) и бреду понуро за порцией валерианы, понимая, что если не сдержусь – только всё испорчу, и хозяин обязательно на мне отыграется за пустой и окровавленный вечер. А так – есть повод нажраться, и повод весьма веский.

Кстати, замечаете, что слово «веский» похоже на слово «виски»? А виски, в свою очередь, на валериану? Двадцати капель достаточно, чтобы забалдеть так, что никакая тупая блонда и никакой тупой хозяин не смогут выбить меня из равновесия. А если еще плотно закусить нежным мясом кролика, то – чистый незапятнанный кайф!

Но, бог с ними, хозяином и блондой, лучше вернуться в библиотеку – к хозяину и сексапильным брюнеткам в очках!

О! Это девушки особенные. Они, наверняка, учились в школе на «хорошо» и «отлично», много читали, и до сих пор запах книг у них ассоциируется с запахом шоколадных конфет из детства и апельсинового сока, которым их поила мама перед выходом в школу. А тут они повзрослели, и рядом с ними – искушенный мужчина, который наподобие эдемского змия, искушает их запахом книг вперемешку с романтическими историями, рюмочкой коньяка и апельсинами! По-моему, устоять невозможно!

У них и не получается!

* * *

Была как-то у нас в гостях девушка Арина. Арина Родионовна – как няня Пушкина. То, что она – Родионовна, Арина объявила немедленно, как только пересекла порог нашего дома.

Согласитесь, было бы странным – с такой наследственностью и не интересоваться литературой! Женя, конечно, сразу просек фишку – как завладеть сердцем девушки. Перво-наперво он налил ей в алюминиевую кружечку водочки и предложил выпить в качестве доброй подружки. Она не отказалась, и знакомство завязалось.

Тот вечер был целиком посвящен пушкинской поэзии. Я, конечно, присутствовал – ибо имею нестерпимую тягу к высокому слогу. Стихи и отрывки из поэм перемежались хлёсткими эпиграммами, а когда хозяин и гостья вошли в раж, Женя решительно сдернул с полки томик бранных стихов Александра Сергеевича и продекламировал:

«Недавно тихим вечерком Пришел гулять я в рощу нашу И там у речки под дубком Увидел спящую Наташу. Вы знаете, мои друзья, К Наташе вдруг подкравшись, я Поцеловал два раза смело, Спокойно девица моя Во сне вздохнула, покраснела; Я дал и третий поцелуй, Она проснуться не желала, Тогда я ей засунул х. й, И тут уже затрепетала»

Арина Родионовна поняла намек с полуслова – хоть и не Наташа! Не знаю, как девушки из девятнадцатого века, но она стесняться не стала. Со словами: «О, мой Гамлет! Медный Всадник! Ты своей богатой рифмой воспламенил во мне вулкан вожделенного желания!», она привлекла Женю к себе и пылко поцеловала.

Хозяин, конечно, ответил – ведь для этого всё и задумывалось! А далее – библиотечный стол принял тяжесть двух молодых тел!

Он, кстати, пустой. Размером два метра с хвостиком на метр с хвостиком – и не заставлен ничем. Иногда на столе лежат книги и журналы – в минимальных количествах, чтобы их можно было одним движением сбросить на пол. И никаких компьютеров, никаких принтеров или факсов – боже упаси!

Основное предназначение стола – служить в качестве ложа внезапной любовной утехе, он и покупался для этого – устойчивый, старинный, качественный! Не малазийское левое ДСП. Уверен, если стукнуть по нему кувалдой, на дубовой поверхности не останется даже следа. Можно смело использовать.

После страстного поцелуя Женя приподнял Арину Родионовну на руках и усадил на стол. И начал с ног. Медленно распутал на ее дорогущих сандалиях ремешки (коих было, как у патрицианки в Древнем Риме, по четыре ремешка на каждой ноге), медленно отложил их в сторону. Промассировал Арине Родионовне пятки.

Вам нравится, когда Вам массируют пятки? Мне кажется, удовольствие достаточно условное, поскольку лично я от прикосновения к моим пяточкам всегда испытываю желание убежать – потому что нестерпимо щекотно! Но у людей, судя по всему, всё по-другому – например, Арина Родионовна так забалдела, что легла на спину и закрыла глаза.

А Женя никуда не спешил – он вообще предпочитает основательность и неторопливость. Чтобы, как он иногда пишет у себя в секретном дневнике (который я читаю в его отсутствие), продлить ощущение момента, ощущение близости и слияния двух Лун. Этот термин мне не очень понятен, но я подозреваю, в нем скрыт глубокий смысл, до которого я пока не докопался.

После пяток Женя перешел к щиколоткам и коленкам. У Арины Родионовны коленки оказались весьма аппетитными – округлыми и гладкими, без видимых зазубрин и выступающих острых углов. Идеалы коленок, можно сказать! Достойны увековечивания на холсте импрессионистов или выставления отдельной экспозицией в Зале Гармонии Человеческого Тела (ЗГТЛ).

От коленок Женя совершил внезапный рывок вверх и, минуя среднюю часть Арины Родионовны, занялся ее плечами и головой. Для этого ему пришлось забраться на стол и сесть позади нее в восточной позе со скрещенными ногами. Он взял голову Арины Родионовны в ладони, и его пальцы начали аккуратно и мягко разминать ее шейные мышцы, время от времени нежно касаясь чувствительных точек ушей.

Да, Женя любит девушек. Любит женщин, дам, черт возьми, фройляйн и фрау! Наблюдая его за игрищами, понимаешь, что такого мастера эротико-любовного жанра еще поискать. А если девушка ему реально нравится, он способен превзойти самого себя. Ему доступен высший пилотаж – в момент близости шептать даме покоряющие слова. Как заклинание «Покоряющий глас» в какой-нибудь компьютерной игрушке или в романе-фэнтези.

«Принцесса, я поражен!», «Графиня, я у Ваших ног!», «Королева, я готов лобзать Вашу ручку!», – это всё не то! Банальность и фуфло, выражаясь русским языком.

«Звезда! Во мне костер горит при виде нежного создания! Ты сон, ты явь, ты чудное виденье счастья моего!» «Давно я не встречал такой изысканной, Такой точеной красоты!»
«Я точно знаю, образ твой влекущий До смерти рану мне нанес! Я истекаю кровью восхищения!»
«И почему все эти годы, Не встретил я подобную тебе? Я столько в жизни потерял! Молю, чтоб ты исправила! Чтобы сказать я мог: „Уже, уже готов я вознестись от счастья к небесам!“»

Для Арины Родионовны у Жени родился экспромт:

«Ты дум полна, сомнений! Ты сильная, но иногда не знаешь, что судьба готовит! А она – судьба – определила нам сегодня Вечер! И твой он – без остатка! А я? А я лишь приложение к тебе! Я рядом, чтоб испила ты чашу наслаждения До дна Ты – не я!»

А голос – его голос с хрипотцой. Это что-то! Даже у меня в такие моменты шерсть встает дыбом от возбуждения. А я же все-таки кот, много повидавший самец, не какая-нибудь нимфетка!

Но продолжу.

От такого напора Арина Родионовна поплыла. Поплыла не брассом и не кролем, а уцепившись за могучую волну чувств, понесшую ее вдаль – туда, где правит телесное наслаждение. А там – вычитал в одной умной книжке одного умного автора – человеческие мозги отключаются, и на передний план выходит нечто глубинное. Нечто, именуемое у нас, у котов, желанием подставить себя первому встречному!

Арина Родионовна расслабилась и полностью отдалась во власть Жениных рук. Я был рядом и все видел! Женя шептал ей на ушко нежные обволакивающие слова, а его руки, словно невзначай, касались ее груди – легко и почти невесомо, и очень возбуждающе.

У меня перехватило дыхание – я вдруг представил, что на месте Жени – я сам! А мне-то ведь гораздо сноровистее. Ведь у меня четыре искусные лапы – и сидя посредине Арины Родионовны, я мог бы одновременно массировать ей шею, грудь, живот и ноги. А если еще подключить хвост – то и пятки. Покрытие живым ласкающим мехом всей поверхности тела? Нет, у меня нет слов!

А Женя тем временем на секунду отвлекся, тяпнул коньячку, чтобы не снижать напора, и закусил его кусочком швейцарского шоколада с ментолом (для свежести и ароматности дыхания). И продолжил – только теперь его движения стали более энергичными и более мускулистыми что ли. Он поочередно напрягал разные группы мышц на руках, ногах и вокруг пупка – одновременно с Ариной Родионовной стимулируя самого себя и вводя в надлежащий раж. Готовился к решительному броску.

И момент настал. Арина Родионовна была полностью готова принять Женю! Она находилась в состоянии чувственного беспорядка – очки отброшены за ненадобностью, блузка распахнута, волосы распущены. Да, на ней оставалась еще юбка, лифчик и трусики, но какая проблема их снять – при должной-то сноровке?

Женя приложил палец к губам Арины Родионовны, и она игриво прихватила его зубами. У людей такое возможно без травм – у них нет сильного хватательного и жевательного рефлекса, как у нас! И, конечно, именно поэтому прихватывание пальца и облизывание его язычком считается признаком эротизма, а не признаком непереносимого голода!

Женя тяжело задышал – быстро спрыгнул со стола (в нем сразу проявился его древний предок – гиббон или орангутанг, так ловко у него получилось!) и потушил в библиотеке свет, оставив включенным только маленький одноламповый торшер. С наступлением благословенной темноты на всю обстановку обрушился интим. Я видел, как Арина Родионовна немного выгнулась – а потому что вот-вот должна была наступить кульминация вечера!

Взбираясь обратно на стол, Женя мимоходом прихватил с полки книжного стеллажа презерватив (у него они разбросаны по всему дому – в самых разных местах, и если покопаться, уверен, отыщется штук сто – не меньше). Сунул его в карман брюк и взялся за Арину Родионовну. Чуть-чуть приподнял ее и освободил от лифчика – профессиональным движением продавца в магазине женского белья. Раз-два, и обычно такие неподдающиеся крючки разомкнули свои плотные объятия как будто сами!

Далее последовала юбка и трусики. Для этого Арине Родионовне пришлось приподнять ноги – но на непродолжительное время. Женя, понимая, что в таком состоянии девушке лишний раз двигаться лень и вообще облом, не тормозил и очень быстро избавил ее от последних остатков одежды. Арина Родионовна развела ноги, согнула их в коленях и замерла.

В следующие пятнадцать секунд Женя сбросил с себя рубашку, брюки, трусы, носки и туфли, оставив только золотую цепь с крестом на шее. Я знаю, крест он никогда не снимает, так что ему простительно. Натянул презерватив – понятно, что на часть себя натянул. И с вожделением набросился на Арину Родионовну – словно хищник на трепетную лань!

Ух, как я желал быть на его месте! Аж скулы сводило. Так, что еле-еле отбился от навязчивой идеи запрыгнуть ему на спину и прокричать истошно в ухо: «Освободи место английскому аристократу, сволочь неблагодарная!» В тот момент мне определенно казалось, что я смогу удовлетворить Арину Родионовну гораздо успешнее, чем какой-то неудачник Женя о двух ногах. И я бы, наверное, не вытерпел, если бы всё не закончилось уже скоро.

Их тела зашлись в согласном ритме. Дыхание вырывалось, как резкие свистки паровозов, встретившихся в ночи где-нибудь в Сибири, концентрация страсти и желания вошла в вертикальный неуправляемый набор высоты уже через полминуты близости – или даже раньше. И Женя не смог удержаться! Несколько раз дернулся, потом дернулся еще несколько раз и обмяк. А под ним – Арина Родионовна! Тоже обмякла. Затем поворочалась немного и сбросила с себя Женю – он застыл рядом.

А я обнаружил себя с зажатой в челюстях правой передней лапой, с бьющимся, как колокол, сердцем и с выпученными от напряжения глазами. Перед ними – глазами – как наяву стояла Марианна, призывно повернувшаяся ко мне попкой с вертикально поднятым роскошным хвостом. И бедная моя лапа – я ее чуть-чуть не разодрал в клочья!

* * *

Всё, успокаиваюсь и сбрасываю напряжение. Хотя без Марианны и нелегко.

Но иду дальше.

В обеих Жениных спальнях стоят замечательные большие кровати – мягкие и упругие. Каждую ночь одна из них персонально моя. Та, которой побрезговал (или которую проигнорировал) хозяин. Элементарная логика – поскольку он не может разорваться, то спит на одной, я а тем временем – на другой! И какому коту еще выпадает такое счастье? Иметь персональную огромную кровать? Только мне – избранному!

Кровати, конечно, занимают центральное место во всей меблировке дома. И не только в меблировке – а вообще, во всей композиции из духовного, телесного и духовно-телесного. По сути, все мысли и помыслы хозяина сосредоточены на кроватях. Кто не понимает разницу, объясняю. Мысли – нечто разрозненное, а помыслы – целенаправленное. И если они объединяются, результат не заставит себя ждать! В конкретном случае моего хозяина результат – женщины в доме.

Женщин, кстати, ни в коем случае нельзя чесать под одну гребенку. Ни в прямом, ни в переносном смысле слова.

Женщины такие же разные, как и кошечки – что, конечно, говорит об их высокой цивилизованности! Свидетельствует о длинном эволюционном пути, которые женщины прошли до настоящего времени – наверняка, совместно с нами, котами. А мы, понимая, что женщинам нужна отдушина, свели их с мужчинами – хотя иногда лично у меня закрадываются большие подозрения, что мы совершили ошибку. Ведь они совершенно разные (женщины и мужчины) и никак не могут ужиться друг с другом. То ли дело с нами, котами!

Так вот, если меня спросят, могу ли я разделить женщин по подгруппам, например, я обижусь. Горой встану за дам – они не еда, чтобы их делить! От них много пользы для нас, котов, а мы умеем ценить добро. И будем защищать женщин от разделения на подгруппы всеми силами.

Хотя, конечно, дамы бывают разными. Как и кошечки. Для себя я выбрал три основных параметра определения дамы:

– волосы;

– ногти;

– улыбка.

Не знаю – к цвету волос, к форме и натуральности ногтей, к улыбке подходит определение «параметры» или нет. Может, и не очень, но выражаюсь, как могу. В конце концов, это – для моего индивидуального использования, никому не навязываю.

Итак, волосы.

Понятно и чайникам, что волосы различны по цвету, способу укладки и длине. Распущенные или убранные в аккуратную дорогую прическу. Или то и другое одновременно – что свидетельствует о прическе еще более дорогой.

Цвет – блонд, все оттенки рыжего, темные (вплоть до угольной брюнетки) и экзотика – сиреневые, лиловые, алые, зеленые или же комбинированные.

Ногти – натуральные или искусственные. Натуральные – ухоженные длинные, коротко остриженные ухоженные, заостренной формы, полукруглой и т. д.

Искусственные (нарощенные) – это те, на что у дамы хватило денег и фантазии.

Улыбка – врата души, безусловно! О ней так много сказано, что даже котов переполняют знания об улыбке. Эталон, конечно – божественная улыбка чеширского кота, но она недостижима, увы. Да и не нужна она в обычных ситуациях! Представьте, хотите Вы провести буйную ночку, например, с Марианной, Жоржеттой, Ивонной или с мадемуазель Шарлиз, а вместо упругого, покрытого чудесной длинной шерстью тела и прекрасной головки с чудесными искрящимися глазками и острыми ушками, перед Вами – лишь зубастый оскал, медленно тающий в воздухе. Катастрофа!

Улыбка – часть всего остального, но она же одновременно и первый показатель, как, под каким углом кошечка или же человеческая дама смотрит на мир. Вот так! Это сказал, конечно, не я – но я додумал. Что по мне, то я признаю настоящей только одну улыбку – улыбку искренней радости, искреннего веселья, счастливую улыбку, улыбку, на которую хочется смотреть и смотреть Всё остальное – суррогат, механическое движение губ, за которым не стоит ничего, кроме лицемерия или попытки скрыть пустоту и холод внутри.

За шеей зачесалось – к чему бы это? Может, знак – нужно переходить от частностей к обобщению? Похоже! Чувствую, похоже!

* * *

Среди дам человеческой расы имею ровно восемь идеалов – и они все разные.

Идеал номер один. Невысокая щупленькая девушка гармоничного телосложения с гармоничными формами, живым лицом, острым язычком и умом – волосы у нее темненькие, довольно короткие, глаза – синие, голубые или зеленые, она смешливая и любит иногда дразниться! И еще – у нее очень нежные руки, и я с удовольствием позволяю ей себя гладить.

Идеал номер два. Высокая девушка гармоничного сложения с гармоничными формами, с ярко-рыжими волосами и зелеными глазами. Одновременно компанейская и недоступная, улыбка у нее мимолетная, небрежная, от которой сначала стынет, а потом закипает кровь, от которой звереешь, дуреешь, гормоны рвут тебя на части, и ты, как малолетний неразумный котенок, в порыве страсти бросаешься на стены и рвешь фотообои в хлам или же просто выколупываешь штукатурку из-под краски.

Идеал номер три. Высокая брюнетка с длинными прямыми волосами до поясницы, выдающимися верхними формами и атлетическими подтянутыми бедрами, меж которых можно лежать часами. Глаза у нее – словно темный зовущий океан, он уносит меня медленным завораживающим Гольфстримом, я не в силах вырваться из его цепких объятий, я тону в его водах и не прошу о помощи.

Ее глаза – вместилище порока и желания, ах – ее глаза, я брежу о них ночами, я кожей чувствую ее колдовской взгляд за тысячи морских миль! Я… Уф! Перевожу дыхание и пытаюсь затолкнуть высунувшийся влажный язычок обратно в пасть – а то от вожделения сейчас побегу облизывать чугунную батарею в подвале!

Идеал номер четыре. Роскошная зеленоглазая блондинка! Блондинки, воистину, украшение женской природы – они притягивают магнитом, и я могу бежать за ними и мяукать до умопомрачения. Блондинка (очищенная от смрада – само собой, все мои идеалы очищены от смрада, а что такое смрад – смотри ранее) – это даже не идеал, это нечто выше, это ощущение долгожданного мужского праздника!

Вьющиеся светлые волосы ниже плеч, аристократическая шея, классический овал лица, маленький очерченный рот, полноватые алые губы, прямой носик небольших размеров, колдовские глаза – мурр-мяу, мурр-мяу, у меня мурашки бегут от хвоста к сердцу закрученной спиралью, двойной, тройной воронкой тайфуна, взрывом, хлопками фейерверков желания! И я, конечно, понимаю мужчин, которые ради обладания такой блондинкой готовы пойти на всё – и даже отбивать наскоки несознательных жен с претензией на эксклюзивность! Хоть это и тяжело!

Идеал номер пять – экзотическая женщина. Мальвина с голубыми волосами. Недаром Буратино был от нее без ума! Или это Пьеро? Точно не помню, но не суть важна. В Мальвине ценна оригинальность – ни у кого нет таких волос, а у нее есть. И мордашка (личико) притягивает, и нежные округлости снизу и сверху притягивают – и хочется вывесить на нее табличку: «Только моё, частная собственность! Не смотреть и руками не трогать!»

Идеал номер шесть. Девушка. Средний рост. Карие глаза. Темные прямые волосы. Загорелая кожа. Резкие порывистые движения. Немного мальчишеская фигура – но, конечно, со всеми достоинствами. Брызжет энергией и жизнелюбием. Озорная искрящаяся улыбка, сияющий взгляд – наполнена радостью и смехом. Такие, как она, встречаются редко, но зато если отыщешь, если покоришь, можно уверенно сказать: тебе будут завидовать все знакомые и незнакомые коты! А мужчины скрипеть зубами от осознания собственной никчемности – ведь они не смогли заполучить такую!

Идеал номер семь. Особенный. Идеал может быть и брюнеткой, и блондинкой, и рыженькой – и даже смесью, переходной моделью, и даже некрасивой или, например, слишком толстой. Достоинства этой дамы – не в её внешней фактуре. А в её кошельке! Идеал номер семь – бизнес-леди, жена либо дочь денежного мешка (с вариациями: сестра, двоюродная сестра – но при деле). Она кошачья мама – заботливая и чуткая. Не знаю, как мужчинам рядом с ней, но я смог бы чувствовать себя вполне на уровне – да, лишился бы части эстетического комфорта, но зато меня возили бы по светским раутам и в гости к благородным знакомым этой дамы. А вот Женя не возит! Он считает, что я – домосед.

Идеал номер восемь – несбыточный, фантастический! Девушка-мечта! У нее маленькие ступни тридцать шестого размера, ровные пальчики на ногах, длинные ноги, круглые коленки, налитые бедра в коротких шортиках, плоский живот и талия, как у изысканных древнегреческих идеалистических скульптур, грудь третьего размера, плечи чуть шире бедер (совсем чуть-чуть, буквально на сантиметр), длинная шея и лицо, при взгляде на которое когти всех четырех лап конвульсивно рубят паркет в щепу , хвост сам собой поджимается, а из пасти раздается утробное рычание.

От одной мысли, что это чудо может принадлежать кому-то другому, а не мне, я зверею, покрываюсь холодным яростным потом, я чувствую, как вырастаю до размеров пещерного льва, пещерного медведя или даже мамонта, я готов вцепиться в глотку любому, кто посмеет приблизиться к девушке моих материализованных грез! И не существует в целом мире никого, кто может встать между мной и этой девушкой – и она это знает, берет меня на руки и нежными поглаживающими движениями заставляет почувствовать свою любовь. И я успокаиваюсь, я млею, мне хорошо, и я засыпаю! До свидания, моя мечта, когда-нибудь я увижу тебя снова!

* * *

Всё-таки во мне еще не окончательно победил сухой ученый – экспериментатор и классификатор. Вот вспомнил об идеалах, и чувства поперли наружу! Да так, что в голову ничего, кроме заманчивых образов и не лезет. А я ведь хотел подробно обсказать всё, что думаю о трёх внешних параметрах – ногтях, волосах, улыбке! Но нет – сбился, привнёс сумбур в повествование.

С другой стороны – во мне пробудилось вдохновенье, я отбросил прочь первоначальное научное намерение и отдался его воле, оно захлопнуло, так сказать, передо мной форточку сухого изложения и строго сказало: «Кот Пан Чарторыжский! Возьми себя в лапы и вспомни, что ты не на защите диссертации. Слушатели и читатели не оценят!»

Кроме того, совсем не хочется, чтобы и обо мне говорили вот так: «Основное в нем – полкило меха, десять граммов когтей и усы – и именно эти признаки являются определяющими для выяснения – достоин сей кот именоваться благородным животным или нет». Как-никак, главное в любом существе – душа, внутренний мир, жизнь! Вот у княгини Марьи Болконской из «Войны и мира» с внешностью тоже были проблемы – зато брала одухотворенностью.

Но бог с ним – если кого обидел, воспринял тонкую ранимую душу как просто приложение к внешности – извините! Не хотел.

 

Глава 6

Дом, в котором я живу (третий этаж)

На третьем этаже у нас развлекательная зона. У меня и у Жени. Стены специально обшиты грубым нешлифованным деревом, без всякого поверхностного слоя лака – одна пропитка против короеда и гнили. Чтобы мне было удобно по ним взбираться до потолка и зависать, если захочу.

Этаж разделен на четыре зоны – кочкозал (если кто не понял – там качают железо), бильярдная, теннисная и комната отдыха – с санузлом и маленькой банькой на двоих.

Мой Женя – весьма крепкий мужчина. Три раза в неделю он берет гантели, штанги и два часа занимается. И не просто делает вид, а реально строит рельеф! А иначе никак нельзя – на обладателя пивного живота и обвислого мозга девицы-красавицы не клюют! Выбирай – либо бургер, либо Люба Бюргер – фотомодель!

Кстати, если кому интересно – у Жени несколько программ, по которым он тренируется. Вот одна из них:

Приседания – разгибания – сгибания – пулловер – жим – тяга – снова жим – и снова тяга – снова сгибания – снова разгибания – подтягивания – отжимания – подъемы – пресс.

На стенах качалки висят многочисленные плакаты со Шварценеггером – прямо вся фильмотека, начиная от «Терминатора» и заканчивая последними его картинами – там, где он уже старый и дряхлый. Не знаю, зачем Женя их вывесил – наверное, для того, чтобы всегда помнить: «И это пройдет», и не делать из тренировок культа и фетиша. А, может быть, для чего-то другого – мне он не докладывал.

Иногда в качалку приходят Женины пассии. Иногда даже хватаются за легкие гантели и делают несколько простеньких упражнений – с таким видом, словно они только что покорили Монблан. Но основная масса просто до качалки не добирается – зависают либо на первом, либо на втором этажах. Хотя – хотя! Бывают и исключения!

Вот, например, полгода назад в гости к хозяину пожаловала инструктор фитнес-центра «Слоеный пирожок» Тамара Змеевич. Девушка во всех отношениях выдающаяся – о чем свидетельствует рекламный постер с ее изображением (подарила Жене на память): «Если у Вас болит голова, позвони Тамаре Змеевич – оклемаешься, как миленький и воскликнешь ура! Фитнес-центр „Слоеный пирожок“ всегда готов принять Вас!»

Понятно, ждать какой-либо особой фантазии или полета мысли от качков глупо – что пришло в голову, то и написали. А могли бы, между прочим, придумать слоган и поинтереснее! Вот я сходу раз – и выдал!

«Тамара Змеевич – кудесница железного хлыста!»

«Тамара Змеевич не оставит на Вас ни одного нерастревоженного мускула!»

«Тамара Змеевич! Глянь на нее, и ты поймешь: она – это будущий ты!»

«Тамара Змеевич! В гости только к ней! Худей, качайся, веселей!»

«Тамара Змеевич – лицо „Слоеного пирожка“! Лицо прекрасно, мышца крепка!»

К сожалению, качки про наличие на белом свете Пана Чарторыжского забыли, поэтому, уверен: их бизнес-предприятие в будущем обязательно потерпит крах. Поскольку мало иметь вместо головы гирю, нужно заботиться об имидже и привлекать клиентов!

Но как бы то ни было, Тамара действительно оказалась девушкой необычной. И хотя я уже неоднократно намекал (и говорил в открытую), что внешность – лишь дополнение к внутреннему особенному миру, начну всё же именно с внешности.

У Тамары – атлетическое телосложение. Great athletic body – выражаясь новоприобретенным языком Арнольда, или – ausgezeichnete athletischen Körper на его родном языке. Разница в языках, мне кажется, очевидна!

Вот поэтому англосаксы вечно гнобя т немчуру – при одинаковом объеме мозга и у тех, и у других, у англосаксов нет необходимости запоминать эти чудовищные слова – и высвобождённые мыслительные ресурсы используются для других целей. Например, для обдумывания методов и средств – как бы эффективнее нагнуть тупых тевтонцев!

Нагнуть – добавим в конце «ся» и получим «нагнуться». Тамара Змеевич нагибалась так, что даже некоторые коты позавидовали бы! Не я, конечно, потому что я – образец кошачьей гибкости, но толстые и закормленные – уж точно! И еще – при виде мощной штанги и фирменных блинов на гриф у нее так загорелись глаза, а руки так затряслись от вожделения, что Женя не выдержал и предложил ей вместе потренироваться. Тамара с радостью согласилась.

Как оказалось, в гости она приехала с полным комплектом тренировочной формы – с логотипом «Слоеного пирожка» на груди, с надписью «Тамара Змеевич» на спине – и захватила мягкие тапочки и даже повязку на лоб, чтоб волосы не падали на глаза. Это я называю: «Всё свое ношу с собой!»

Нужно было видеть, с каким энтузиазмом она легла под штангу, сообщив Жене, что: «Жим от груди лёжа – моё любимое упражнение». Для начала Женя навесил ей пятьдесят килограммов, но она с таким презрением посмотрела на него, что он тут же увеличил вес до восьмидесяти, а потом без перерыва – до ста.

– Подмогни-ка, парнишка! – Змеевич ухватила штангу (Женя страховал) и сделала сходу десять подъемов! У Жени глаза полезли из орбит – на лице расплылась идиотическая улыбка – поверить в то, что Тамара способна на такое, хозяин отказывался.

– Ну, а теперь ты! – девушка бросила штангу на стойки и победно вскинула руки. – И знай, я не уважаю мужчин слабее меня. В этом случае ни о какой позе снизу не может быть и речи! Я согласна только на доминирование! Ложись и докажи, что ты не магазинный кисель!

От слов Тамары Женя покрылся пятнами. Он лег на скамью с видом обреченного, закрыл глаза, полежал так минуты полторы – и… с её помощью и под залихватский смех сделал четыре подъема. Последний – еле-еле, и без Тамары его бы придавило железом.

– Н-да! – Тамара села рядом и погладила Женю по кедам. – Приговор! Мужчина в переходном состоянии – уже не манная каша, но до ростбифа еще очень и очень далеко. Что же с тобой делать?

Женя молчал и только тяжело дышал. Жилы на его шее вздулись, как канаты, и язык, судя по всему, прилип к нёбу от напряжения.

– Поступим так! – Тамара соскочила со скамьи и взялась за двенадцатикилограммовые гантели. – Поработаем на бицепс, потом прокачаем трицепс, дельты, ноги – ягодицы и икроножные мышцы, потом, как и положено спортсменам, попаримся в баньке, а потом – плотный концентрированный ужин (хотя его можно и опустить) и релакс. Сделаю тебе расслабляющий массаж, потом – тонизирующий массаж, а потом уж ты, будь добр, промассажируй меня там! Без лени и халявы. Как положено. До моего полного удовлетворения.

И тренировка началась!

Тамара гоняла Женю безжалостно – как старший сержант зеленых призывников. Казалось, по мере тренировки уровень жизненной энергии в ней только увеличивается – в отличие от Жени, который хирел прямо на глазах. А последнее упражнение на ноги чуть не доконало его – пришлось даже мне вмешаться, чтобы защитить хозяина.

Увидев, что тот загибается (до этого я скромно сидел в углу, просто с интересом наблюдая за событиями), я вскочил на лежащего плашмя и задыхающегося от натуги Женю и показал Тамаре зубы! Все сразу! Вид мой был страшен, вид мой был грозен – и Тамара это почувствовала. Она взяла меня на руки, прижала к потной груди и стала ласково гладить – успокаивая взбешенное животное, Пана Чарторыжского! Я встал живым щитом между хозяином и ею!

– Да ты, я смотрю, кот с большой заглавной буквы. – Тамара заглянула мне в глаза и прочла в них решимость биться за хозяина до конца. – Не боишься вступать в драку против превосходящих сил противника! А я ведь сильна – вон посмотри, что с Женей сделала!

Я вызывающе зашипел. Предупредительно выпустил когти и поджал хвост. Еще один звук, еще одни намёк, и я вцеплюсь ей прямо в лицо! Пусть отведает кошачьей храбрости и мужества!

– Ладно! Ладно, зверюга! – Тамара осторожно поставила меня на пол. – Я все поняла. Обещаю, больше мучить твоего хозяина не буду. Вставай, ленивец! Мы идем в баню! – её слова (с признаками некоторой насмешки) были обращены к Жене. – Кот у тебя – боевой! Если появятся котята, ты только позвони. Заберу одного.

* * *

Банька у нас хоть и небольшая, но зато настоящая финская – тепло– и энергосберегающая, с двадцатью температурными режимами, с теплым обдувом, с возможностью воздушного массажа (наподобие душа Шарко, только без воды). Женя пользуется ею не так часто, как закоренелые любители попариться – в одиночку ему скучно, а дамы предпочитают ванную или душ. Тем не менее, не представляю, как бы выглядел наш дом без баньки – просто некондиция какая-то, недострой, необлагаемый налогом на имущество! И кому расскажешь, заклюют! «Посмотрите на него – у него нет бани! Ха-ха-ха! Позор!»

Тамара Змеевич почти силой втащила Женю в баню (или в сауну, если выражаться по-европейски). После тренировки Женя был похож на куль с овечьим дерьмом (не знаю, почему мне на ум пришло именно такое сравнение, но – куль с овечьим дерьмом и есть!). И выглядел он почти как овца – с таким же взглядом с поволокой и тупым уставшим выражением на лице.

Зато Тамара смотрелась молодцом. Молодкой – бравой, разухабистой, с мышцами, достойными лучших дискоболов античности, с фигурой, которой позавидовал бы сам Микеланджело! Ведь ему так и не посчастливилось отыскать правильных моделей для своих бессмертных полотен – всё какие-то мужики с крылышками и пивными животами, толстые некрасивые тетки и рогатый скот – то ли черти, то ли коровы!

Глядя, как Тамара тащит Женю, я решил – ей обязательно нужно сменить фамилию!

На выбор:

Тамара Мышцева,

Тамара Агрегат На Сто Киловатт! (оригинальная идея – группа «Любэ»),

Тамара Мужчины От Страха – Быстро Ниц!

Тамара Только Сверху! (последнее, кстати, подходит ей наиболее верно, с моей точки зрения).

Впрочем, даже если я заговорю с ней человеческим голосом, она не воспримет мой совет с должным уважением. Я знаю таких женщин – плевать они хотели на всех, кто с железом не на «ты»! А я именно такой – увы! От железа далек – беру пушистостью.

Баня с чавканьем высокотехнологичной перепонки (вместо стандартной двери) приняла в свое чрево Женю и Тамару. Засосала – а я не успел проскочить! Остался снаружи и возопил от такой несправедливости. Как же так – тесное общение хозяина и гостьи свершится без меня! С другой стороны – в баньке жарко, я бы со своей шубой долго не выдержал, так что, наверное, оно даже и к лучшему! Короче, бог с ним!

Долго скучать мне не пришлось – перепонка уползла в щель, и хозяин – о чудо! – вышел сам – воскресший, на своих двоих – и даже с осмысленным взором. Финская техника и забота Тамары – и Женя снова почувствовал себя самцом, полным сил молодым маралом!

За Женей появилась и сама она – амазонка после купания в Амазонке. Без одежды (голой) Тамара выглядела шикарно – да, грудь могла бы быть и побольше (на мой вкус), но в принципе – почти идеал. Мисс Змеевич улыбалась, предвкушая продолжение атлетического вечера, время от времени на нее поглядывал хозяин, а я крался сзади – уж куда-куда, а в спальню никто мне дорогу не закроет!

Кровать была уже готова. Свежее белье, мягкие подушки, рассеянный матовый свет из-под потолка – что-что, а романтическую атмосферу Женя создавать умеет. Специально для этого консультировался с дизайнерами. И даже с ароматерапевтами! Вы знаете, кто это такие?

Ароматерапия – новомодное направление в нетрадиционной медицине, позволяющее с помощью различных запахов вызывать у человека различные чувства – снижать агрессию, снимать негативные эмоции, повышать уровень работоспособности и т. д. Звучит хоть и казенно, но многие пользуются! Если есть возможность, почему нет?

Что по мне, то для меня эта ароматерапия – чистое наказание, еще хуже, чем дамские духи или туалетная вода. Палочка сандаловая, палочка пряная, палочка восточная, палочка жасминовая, палочка, палочка, палочка! И все они дымятся, сжигают кислород – а после нужно обязательно проветривать весь дом, и что люди в них нашли? Был бы я главным по дымящимся палочкам, непременно запретил бы их использование – повсеместно бы запретил!

Но мужчины и женщины – существа без воли! Стоит им напеть в уши что-нибудь романтическое (мистическое, загадочное, таинственное) или напоминающее о сексе, они сразу сдаются. Типа – палочка, это тайна! Не могут устоять, например, против такого:

Вдыхаешь аромат Древесной стружки И чувствуешь, Как рядом дева Пылкая сгорает От любви Припадка? Всё это результат Покупки пряности В йо-шопе Благовоний Благословенной Индии таинственной, Пришедшей к нам!

Против «йо-шопа» у них защиты нет!

Хотя и не понимают, что это такое.

А признаться самим себе, что невежды, боятся.

Кстати, Вы случайно не в курсе, что же такое «йо-шоп», и как составителям рекламного слогана пришла в голову мысль – назвать свой магазинчик именно так? Наверное, рифму подобрать не могли. Однако в массы запустили.

Как бы то ни было, но она – реклама – делает свое дело: у меня (и у Жени) в доме полно ароматической восточной гадости. И сколько я не чихал, сколько не кашлял во всё горло, сколько выразительным мяуканием не указывал Жене на необходимость избавиться от курительных благовоний, толку ноль – он ничего не понимает!

Иногда его тупость доводит меня до белого каления! Мне так и хочется сесть напротив него, скорчить злобную и одновременно скорбную гримасу, потрясти усами и громко и внятно спросить: «Чему тебя в школе-то учили, кретин? Ты хоть и хозяин, но место тебе – на дне общества! С такими-то понятиями!»

* * *

Итак, кровать была уже готова – Женя заранее постарался (поскольку спален у него две, одна из них всегда находится в дежурной готовности).

Постельное белье у нас в доме исключительно высокого качества – мягкое, гладкое, на нем приятно лежать, и с него не скатываешься (как часто бывает, например, на искусственном шелке). Такое белье стоит кучу денег, но Женя и я – мы можем себе это позволить, на зависть многим.

Белье нам привозят под заказ – симпатичная (и даже слегка гламурная) белощвейка, с которой у Жени есть амур. Об этой любовной интрижке я еще расскажу (обязательно – очень захватывающе!), но пока остановлюсь на следующем моменте. Лично мне белье помогает воспитывать силу духа, выдержку. Иногда мне страсть как хочется впиться в него когтями и проделать борозду или парочку приличных дыр. Но я – как скала. Чем очень горд. Выдержки во мне – целый полковой обоз!

В Женином гардеробе по моим подсчетам восемнадцать комплектов белья. По девять на каждую из кроватей (он считает девятку лучшим из чисел, его и придерживается).

Женины любимые цвета – бордовый, изумрудный (для брюнеток), темно-красный, темно-синий (для блондинок). Не знаю, насколько его восприятие цветов подходит для девушек – но пока никто не жаловался! Вероятно, они не догадываются, что всё заранее подготовлено – думают, что экспромт.

Для рыженьких у хозяина есть два отдельных комплекта – голубые облака на фоне Скалистых гор Северной Америки и фигура индейского вождя Виниту с томагавком. Рыженьких вождь почему-то очень заводит. Горы – меньше, но тоже эффект присутствует!

Тамара Змеевич, кстати, именно рыженькая – что для культуристок явление из ряда вон. Это раньше они красились хной и охрой, а теперь все сплошь и рядом – брюнетки (чтобы показать свою решимость тягать железо).

* * *

Для Тамары Женя приготовил индейца. К вождю прилагались вигвамы и олени (наволочки), форт бледнолицых – натяжная простыня – и сцена снятия скальпа с пойманного английского лазутчика (накидная простыня). Сам Виниту занимал всё пространство пододеяльника. Чеканное лицо вождя в матовом свете, льющемся из-под потолка, смотрелось особенно эффектно. Тамара оценила.

Неизвестно, что на нее повлияло – тренировка или же баня (или же строгий взгляд вождя, вопрошавший: «Ну и? Чего ты ждешь, скво?» – но только, войдя в спальню, Тамара резкой подсечкой сзади повалила Женю на кровать, перевернула его на живот, села ему на ноги и стала ожесточенно растирать его спину кулаками (в том числе и костяшками пальцев). А я тихо (украдкой) вскочил на подоконник и спрятался за шторой.

Я давно заметил, что пристальное внимание кота воспринимается любовниками не всегда однозначно и не всегда положительно. Подопечные словно догадываются, что их поступки анализируют, разбирают по нюансам чувственности и техники, а их эмоции и взрывы страстей фасуют по разным полочкам и пакетикам. А потом приходит время – время беспристрастного разбора полетов – и выносится вердикт: «Этот проявил себя во всей красе, а эта была пассивна, не настроилась, не показала свои лучшие качества!»

Уясните для себя – подсматривать за любовниками лучше ненавязчиво! Так, чтобы они не догадывались! И тогда все получат удовлетворение: они – друг другом, а я (Вы, он, она, они) – пищей для размышления.

На подоконнике у меня давно всё оборудовано. Есть даже специальное пластиковое кольцо, в которое я закрепляю штору (нелегко, но уже насобачился – смешное слово, не правда ли?). Осторожно беру зубами краешек шторы и раз его туда – в отверстие кольца. Краешек приподнимается – ровно настолько, чтобы всё прекрасно видеть, самому оставаясь незамеченным.

А Тамара мяла Женю!

«Мама мыла Милу мылом, мыло Мила не любила!», или «Всех скороговорок не перескороговори шь, не перевы скороговори шь!» Последнее слово – с двумя ударениями, а Тамара за время массажа сделала не два, не три, а целую кучу ударений! Ударений на чувственности, замешанной на ее шикарной физической силе и желании.

Почти ничем не сдерживаемая страсть Тамары кипела вокруг нее фонтаном, страсть можно было видеть невооруженным взглядом, выкладывать на что-нибудь (на ровную поверхность) и ощупывать, дактилоскопировать. В этот момент Тамара была не просто Змеевич, а мифической царицей Тамарой – повелительницей бурь, зимних стуж – ну и Жени, само собой.

За вечер, проведенный вместе с девушкой, вся самоуверенность хозяина куда-то подевалась – его хвалёная мужская сила была сломлена стальным созданием женского рода, и единственно правильный путь, который он мог выбрать – это отдаться воле волн, и пусть Змеевич делает с ним всё, что захочет. И Женя так и поступил – и я бы на его месте тоже!

Минут через пятнадцать Тамара закончила с массажем, перевернула Женю на спину и удовлетворенно покивала головой. Ее старания не прошли зря – чему видимым свидетельством был окаменевший Женин «нефритовый стержень», если пользоваться выражением переводной эротической литературы. Уж не знаю, что авторы нашли в нём такого «нефритового», но на стержень да, слегка похож – странной неправильной формы.

Тамара ухватилась за стержень двумя руками и проверила его на прочность и упругость. Женя выгнулся и застонал – а мне пришла в голову мысль, что он молится, как бы Тамара, забывшись, не дернула его – стрежень – на себя и не оторвала бы вместе со всем внутренним содержимым!

Моя мысль была крамольной и даже смешной, я заулыбался во всю пасть, но не проронил ни звука – наблюдал.

Далее последовало то, что должно было последовать.

– Время работать! – Тамара раскупорила презерватив и облачила стержень в резину. Потом раздвинула ноги и с размаху уселась на него. Поводила бедрами из стороны в сторону, проверяя пациента – Женю – на отзывчивость:

– Не лежи колодой, давай двигайся! – в ее голосе звучали строгие отеческие нотки – так старый учитель напоминает нерадивому ученику, что только постоянным трудом можно вычерпать соленое море.

Женя, конечно, ослушаться не мог. Он обхватил Тамару двумя руками, и они задвигались, и только напряженное громкое дыхание вырывалось из их легких. Через некоторое время Тамара сменила позу, она развернулась спиной к Жениному лицу – и от этого её усердие только возросло. Я обратил внимание, как естественно и слаженно сокращаются и расслабляются мышцы на Тамариных ногах – и был даже зачарован! Всегда приятно смотреть на подтянутое атлетическое тело!

Женя держался хорошо – как марафонец, специально десять лет готовившийся к главному событию в профессиональной карьере – например, к Олимпийским играм в Афинах. Тамара извивалась на нем и так, и эдак, стимулировала его и ласкала, но он был как кремень, как тяжелый непробиваемый армейский ботинок, как сто ик на бамбуковой диете! Его заряженный двигатель отрабатывал без технологических перерывов и перекуров, и на лице Тамары постепенно проступало удовлетворение – словно сладкая патока.

Наконец, она дернулась (я затаил дыхание – вот-вот что-то будет!), еще раз дернулась, широко открыла рот, и долгий протяжный стон-крик разорвал пространство спальни. Одновременно Тамара так сильно сдавила колени, что Женя, кажется, почувствовал себя пришпоренной лошадью под седлом. Он взбрыкнул крупом, Тамара левой рукой ухватила Женю за волосы и придавила его голову к постели. И не давала пошелохнуться, пока полностью не исчерпала момент наслаждения.

Она выпустила Женю и повалилась на кровать. Ее грудь вздымалась, как оживший раздвоенный Эверест, и ей потребовалось минут десять, чтобы привести дыхание в норму. Женя рядом выглядел одновременно расстроенным, напуганным, ошеломленным, удивленным – и бог весть еще каким!

Палитра чувств, которую он излучал, могла сравниться с разнообразием красок на холсте великого Питера Брейгеля, но доминирующей была досада. Его нефритовый стержень (наездник, солдатик, самовар) всё еще кипел, напрягался, готовился излить душу вовне, а тут – такой облом! Может, не зря у Тамары фамилия Змеевич – только представительницы семейства Змеевичей способны бросить мужчину в такой момент!

Я, конечно, был на стороне Жени. Коварство – в русском языке это называется коварством! Не стоит прерывать процесс вот так внезапно – а ну, случатся проблемы со здоровьем, ну, произойдет надлом организма? Я тихонько зашипел и тут же зажал лапой пасть – нельзя, мне нельзя выдавать себя делом, звуком! И остается только надеяться, что у Змеевич проснутся остатки совести.

Не знаю насчет совести, но что-то в Тамаре в итоге пробудилось. Она привстала на локтях, спокойно выдержала гневный, немигающий, направленный на нее взгляд Жени, демонстративно слезла с постели, откупорила бутылку заранее приготовленной минеральной воды без газа, выпила ее всю, а потом, ни слова не говоря, перетащила Женю на край и вновь села на него:

– Если ты помнишь, милый, у нас с тобой был уговор! По итогам тренировки ты проиграл – поэтому сегодня доминировать буду я!

Женя попытался что-то промычать в ответ, но Тамара быстренько заткнула ему рот ладонью:

– Не трать понапрасну силы! А лучше сосредоточься! Дама требует!

Второй подход к снаряду длился еще дольше, чем первый – поскольку Женя перегорел и затаил внутри себя всё накопленное, предназначенное на вынос. Наверное, каждому мужчине знакомо это тягостное ощущение – и попробуй снова накачай шины!

Однако Тамаре было плевать.

Ведь она даже и не железная, а чугунная леди!

Она прыгала на Жене с упорством бесконечного конвейерного автомата. Для Тамары ее ощущения были важнее, чем мужские чувства (оскорбленные или еще какие). И в паре хозяин-Тамара в этот вечер каждый отвечал сам за себя.

Впрочем, закончилось всё хэппи эндом! Причем, одновременно эндом и для него, и для нее. Женя захрипел, Тамара застонала-закричала, они оба дергались, как под ударами переменного тока, а я громко радовался!

Я был уверен, всё самое интересное на сегодня закончено, поэтому скрываться уже нет смысла. Я спрыгнул с подоконника и отправился по своим делам. А хозяин и Тамара, похоже, даже не заметили моего ухода – они сжали друг друга в объятиях и мгновенно уснули.

* * *

В одной из наших комнат на третьем этаже (как я уже говорил) стоит теннисный стол. Полноценный – с натянутой по стандартам сеткой, с расстоянием до стен в четыре метра (чтоб было где побегать, поиграть). Тут же рядом – высокая деревянная стойка с набором теннисных шариков, с набором теннисных ракеток и с несколькими упаковками одноразовых стерильных полотенец – на случай, если игроки захотят обтереть спортивный пот после сета-двух.

Стол всем хорош, плохо только одно – неустойчив, и веса разгоряченных тел не выдержит. Не то что библиотечный дубовый экземпляр – на том можно хоть целого, разделанного на части слона сложить, даже не хрустнет! Впрочем, Женю стол вполне устраивает.

Играет Женя на уровне – и даже как-то завлек на пари «Кто кого?» целого мастера спорта по настольному теннису. Мастера спорта в виде девушки, само собой. Мужчины у нас в доме (кроме хозяина) бывают нечасто.

Мастера спорта звали Эфесия. Если быть точным – Эфесия Гнатюк. Имя, мне кажется, больше подходит для занятий рапирой или, на худой конец, палашо м, но уж тут, как говорится, кому какая судьба.

Хозяин познакомился с Эфесией на йога-туре в Крыму, куда его завлекла одна из его многочисленных знакомых. Она же не дала Жене близко пообщаться с Эфесией уже там – и ему пришлось ждать окончания тура, чтобы пригласить девушку домой.

Предлог – игра в теннис на раздевание – был только лишь предлогом, Эфесия это прекрасно понимала, но всё равно согласилась. Обаянию хозяина противостоять нелегко – он чаровник! У него даже диплом есть: «Заслуженный чаровник первой гильдии». Сам видел!

У Эфесии, кстати, очень богатые родители. Господин и госпожа Гнатюк. Они владеют десятком строительных компаний и оперируют оборотными суммами в миллиарды рублей. В общем, крутизна!

Девушка прибыла к нам на огромном бронированном джипе с водителем и двумя охранниками, и Женя чуть не грохнулся в обморок от страха, увидев такое посольство. Оказывается, он и понятия не имел, что Эфесия – наследница хозяев строительной империи, в Крыму она выступала в роли обычной йога-послушницы, ничем не отличавшейся от других.

Задумчиво поскребя пальцами по подбородку, Женя вспомнил, что лагерь йога-туристов охраняли автоматчики, повара тоже были похожи на спецназовцев, а организатором всего сборища являлась известная московская строительная фирма, которая, наверняка, принадлежит Гнатюкам. И вот – Эфесия, улыбаясь, стоит перед ним, и Женя белеет от страха, в душе проклиная себя за неосмотрительность и остатками сознания все еще надеясь, что это – сон, и сейчас мираж развеется, и место Эфесии займет какая-нибудь простушка Лола – дочь неприметного швейцарского ювелира.

– Я так и знала, что произведу на тебя впечатление! – глядя на впавшего в ступор хозяина, Эфесия быстренько взяла всё дело в свои руки. – Я даже предчувствовала это, поэтому решила приехать скромно, без излишней помпы. Посмотреть, как тут, проверить тебя на прочность и самой понять – правдивые ли о тебе ходят слухи, как о любовном Чебурашке!

– Чебурашке? – Женя собрал волю в кулак и разлепил помертвевшие непослушные губы.

– Ну да! Я вот слушала на досуге старенькую банду из девяностых, называется «Красная плесень». Там был такой персонаж – Чебуратор. Трахался со всеми, кого только видел! И мне кажется, для секс-гиганта, а именно такова твоя репутация среди тех, кто в теме, называться Чебурашкой (Чебуратором) очень даже почетно! Ты не находишь?

– Да, да! Конечно! Чебуратор! – Женя яростно затряс башкой. – Чебуратор – это круто! Хочу быть Чебуратором!

– Вот видишь, какой ты правильный и понимающий парниша! – Эфесия легонько погладила Женю по холке. – А теперь пойдем, мой ушастик! Ты устроишь мне экскурсию по интимным местам!

Они вошли в дом, а тут и я – им навстречу! Я, конечно, слышал и видел всё, что происходило в саду (прятался под кустами), а потом мигом заскочил внутрь через специально проделанную кошачью дверцу во внешней стене – представиться Эфесии во всей красе.

– Мрррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррр! – я потерся о её ногу и потянулся всей тушкой, мягко прошедшись передними лапками (с втянутыми когтями) по ее коже. – Муррррррррррррррррр! Мяу!

– Ух, ты! – Эфесия моментально присела на четвереньки (она была в короткой юбочке и в красных стрингах: я, пользуясь случаем, заглянул – весьма, весьма недурственно!). – Какой роскошный упитанный кот! Морда наглая, глаза умнющие, сразу видно – чистопородный аристократ! Тебя как зовут, котяра?

– Пан Чарторыжский – Женя взял на себя обязанности суфлера-переводчика. – Его предки когда-то были любимыми придворными котами самого польского короля Августа Сильного, у которого было несколько тысяч любовниц – столько же детей, а внуков никто и не считал!

– Значит, и ты силен – да, красавчик? – Эфесия погладила меня по брылям, и ради хозяина я стерпел такую фамильярность. Но что отвечать? Конечно, я мачо – даже мачо вдвойне, и сила моя еще совсем не расплёскана, и будь я на месте Жени, уж я бы ей показал!

– Ур-ур-ур-ур-ур! – я обхватил ногу Эфесии и прижался к ней.

– Ну, надо же! – девушка была поражена. – Не знаю, как твой хозяин, но ты, похоже, точно Чебуратор! В следующий раз привезу тебе ангорскую королеву красоты, посмотрим, на что ты способен! Хотя нет – кошечку твоей же породы, нечего попусту разбазаривать потенциал. Только дождусь время вязки – так и сразу!

Пока Эфесия меня обхаживала, к Жене вернулась толика самообладания. Его лицо снова приобрело живой здоровый оттенок, и он уже не заикался. Набыченные автоматчики (охрана и водитель Эфесии) остались снаружи, девушка перестала давить на Женю своим авторитетом – и дома, плюс ко всему, и стены помогают! А тут еще я – разрядил нервную обстановку.

Женя повел Эфесию по этажам – почти без всяких комментариев, почти молча. Это на простушку Лолу – дочку швейцарского ювелира – обстановка в доме могла бы произвести впечатление, но Эфесия – другое дело. У нее в родовом имении, наверное, домик прислуги выглядит так же убого, а в хозяйских хоромах – злато и серебро, и хрусталь, отливающий благородной чудной стариной! И ковры персидские, и тканные гобелены английские – и… В общем, у богатых всё есть, это мне известно доподлинно.

Как и следовало ожидать, Эфесия взирала на убранство дома весьма равнодушно – но только до того момента, пока не увидела теннисный стол.

– Ага! – она быстро схватила ракетку. – А ничего! Фирма приличная! И такое покрытие ракетки мне больше всего нравится! Сыграем?

– Конечно! – Женя расправил плечи. – Я совсем недавно думал, что неплохо бы кого-нибудь пригласить на партию! Соскучился по звуку шарика, гремящего по столу!

– Я – не кто-нибудь, да будет тебе известно! – Эфессия высоко подбросила шарик вверх, дождалась, пока тот упадет обратно на ракетку и так закрутила его, что он описал немыслимую дугу и пролетел всего в нескольких сантиметрах от уха отшатнувшегося Жени. – Я, между прочим, мастер спорта по теннису, да будет тебе известно, недостойный!

Я где-то читал, что, согласно турецким, персидским и египетским традициям, после слова «недостойный» обычно следует продолжение – «сын шлюхи и шакала!», или – «ящик мексиканского дерьма!». Но Эфесия ограничилась только прилагательным.

– Тогда я сдаюсь! – Женя снова сник. – Если только ты не окажешь мне милость и не сыграешь левой рукой!

– Да будет так! – Эфесия ловко перебросила ракету из правой руки в левую. – Мне нетрудно, я ведь от природы левша!

Они сыграли пять партий:

15 – 0

15 – 0

15 – 1

15 – 1

15 – 0.

Когда финальный, запущенный твердой рукой Эфесии шарик стукнул Женю по лбу и срикошетил в пол, он со вздохом отчаяния отложил ракетку и отвернулся – дрожать от унижения, как осиновый лист на ветру.

– Ладно, Чебургена! – Эфесия подошла к Жене и посмотрела ему в глаза. – Не принимай близко к сердцу, ты ведь не виноват, что я несколько лет училась у лучших китайских мастеров пинг-понга! Родители специально выписали двоих из Пекина – чтобы побаловать дочку! Но дочка выросла, и сейчас ей требуется совсем другое баловство. Пошли-ка в спальню! И где у тебя душ, полотенце и тапочки? Я надеюсь, найдутся для дорогой гостьи?

Тапочки и полотенце, конечно, нашлись. Женя, видя, что пока его никто не собирается отдавать на прокорм бойцовым собакам, успокоился, расцвел улыбкой и предложил Эфесии потереть спинку мягкой натуральной губкой, привезенной с побережья Мертвого моря. Она отказалась, но зато:

– Знаешь, Чебурек! Я открою тебе секрет! Когда я была совсем маленькой, и мама купала меня в ванночке, она мне всё время читала стихи – Агнии Барто, Сергея Михалкова, Сергея Есенина, Владимира Маяковского! Давай и ты мне что-нибудь почитаешь! В смысле, стихи! Под журчащими струями падающей воды поэзия воспринимается особенно романтично! А уж если из твоих уст последуют экспромты, считай, половину прощения за свое немужское поведение ты уже заслужил!

И Женя начал – и сразу с экспромтов.

Из душа – вода, Без воды – никуда! Под душем – ты! Тебе нельзя без воды!

Эфесия мотнула головой, брызги полетели Жене прямо в лицо, и он понял, что такой примитивной рифмой только настроит девушку против себя. Пришлось срочно менять слог, переходя на более романтичный.

Волосы спадают вниз, Волосы – не барство, не каприз! Без волос нельзя совсем, Без волос – лысая, и не пойти на вечерний сеанс, который ровно в семь!

Женя еле успел увернуться от брошенной в него мочалки – Эфесия, гневно сжимая и разжимая кулачки, примеривала пластиковую бутылку с жидким мылом: как бы удачнее метнуть? Женя бухнулся на колени, молитвенно сложил руки и поклялся, что это – его самая первая проба пера, и он просит не судить строго!

Эфесия засмеялась и милостиво разрешила читать хоть черта лысого! Она потерпит, но строго оценит Женины способности по десятибалльной шкале. И если получится меньше трех – то берегись, Женя!

Женю прорвало. Я так думаю, в этот момент он вспомнил Незнайку и решил перенять его опыт стихосложения.

Грозятся мне все Шкалой десятибалльной! А я не боюсь! Я в собственной ванной!
В гостях девушка У меня, С нею – три откормленных Боевых коня! С автоматами И страшными мордами! Девушку люблю я! А от автоматчиков отобьюсь кремовыми тортами!

– Чем отобьешься? – Эфесия посмотрела на Женю так, как будто видела его впервые. – Кремовыми тортами?

– Ну, да! – Женя сгорбился. – Другая рифма в голову не лезет! Я стараюсь, честно! Никто еще не заставлял меня сочинять стихи, как Пушкин! Ты первая!

– Приятно слышать! – Эфесия выставила вперед обращенную кверху ладонь и загнула мизинец. – Начало – на твердую четверку!

Далее она загнула безымянный палец:

– Середина стиха – пожалуй, девятка! Особенно фраза: «Девушку люблю я!». У тебя отлично получилось – с придыханием, навзрыд – думаю, Саша Блок тебе бы позавидовал!

– Какой Саша? – Женя явно был чуть-чуть не в себе, и мозги у него совершенно отказывались работать. А, может, всему виной шум льющейся из душа воды, и Женя не мог отчетливо разобрать слова Эфесии?

– Александр Блок! Великий русский поэт, тупица! – Эфесия загнула средний палец. – Окончание стиха – твердая единица и даже ноль баллов. А за незнание Блока – еще ноль! В итоге что мы имеем: четверка плюс девятка плюс два ноля, поделить на четыре, получается три целых двадцать пять сотых! Больше тройки! У тебя еще есть шанс выкарабкаться из этой передряги живым! Но ты понял, да? Высшие баллы получают слова любви!

Женя понял – но поскольку с мозгами у него были временные проблемы, получилось то, что получилось:

Люблю тебя я! Люблю, Эфесия! Люблю тебя всю, И грудь, и жопу твою!

На его счастье Эфесия в это время отвлеклась и пропустила последнюю фразу мимо ушей. Женя ойкнул, взгляд его из затуманенного сделался ясным, он заметался по ванной комнате, пытаясь забиться в угол, но, видя, что Эфесия не предпринимает резких движений, пришел к выводу, что судьба смилостивилась над ним! И даёт ему ещё один шанс. Но только один, и впредь Жене нужно быть очень осторожным!

Не стану гадать, но, наверное, осознание великой удачи вывело Женю к скрытым запасам вдохновения, и он разродился не коротким отрывком, но полноценным стихом оригинального стиля:

Эфесия – услада для очей, Эфесия – в ней дух мятежный, взятый напрямую из счастливых дней, Эфесия не любит сволочей, Эфесия согласна быть моей! Эфесия приехала ко мне, До этого я жил, доподлинно, на дне! До этого не знал я в жизни счастья самог о ! Эфесия – о, ты мне привезла его! Эфесия – я памятник тебе Воздвиг нерукотворный! Эфесия, ты – свет в оконце, Ты – лоджия в балконе! Эфесия – я для тебя Готов на всё, И даже сам еду готовить, И даже – то да сё! И даже лобызать твои колени, И пальцы на ногах, и пятки лобызать! Готов я для самоудовлетворенья, Сейчас же унести тебя в кровать!

Женя произнес это всё одним махом и обреченно посмотрел на вытиравшуюся полотенцем Эфесию. В целом его вид был схож с видом средневековых преступников, марширующих на плаху.

– В общем-то, для начала ничего! – Эфесия похлопала в ладоши. – Лермонтова из тебя не выйдет, и не надейся! Но частушки, при желании, сможешь сочинять! А теперь – чтобы войти в тонус, ну-ка марш под душ!

Эфесия запихнула Женю в душевую кабину и отрегулировала воду на температуру ниже прохладной. А что – тонус, он и есть тонус, и если дама велела в него войти, поневоле войдешь! И еще как! Иначе – автоматная очередь, и прощай, Женя!

После душа любовники переместились в спальню. Но что там творили, я рассказать не могу – Эфесия, словно почуяв мой интерес, захлопнула дверь у меня перед носом! Такое иногда случается – и иначе как обломом это не назовешь! И я был так зол, что решил немедленно отомстить!

 

Глава 7 короткая

Месть Пана Чарторыжского Эфесии Гнатюк

«Месть и смерть!», – моя ярость лилась через край, ее напор был столь силён, что лапы разъезжались, меня всего шатало, и перед глазами стояла она – та, что посмела захлопнуть передо мной дверь!

«О! Ты совершила ужасную непоправимую ошибку и жестоко поплатишься за неё!», – спустя пару минут приступ бешенства почти прошел, и я вновь вернул себе способность трезво мыслить. Оставалось только придумать, как воплотить угрозы в жизнь.

«Что у меня есть против Эфесии? Вернее, не так! Что у нее есть с собой, чем бы я мог воспользоваться против неё?», – вот на какие вопросы мне предстояло для начала найти ответ.

Я сел на хвост и задумчиво уставился на ненавистную дверь спальни. Воображение тут же нарисовало картину, как Эфесия пулей выскакивает из неё, а её саму преследует огромная (гигантская) злобная серая крыса, лязгая зубами и с высунутым наружу шевелящимся влажным языком.

«Жалко, что таких в природе не существует!.. Зато! – я громко рассмеялся (если Вы думаете, что кошки, коты не умеют смеяться, Вас кто-то ввел в заблуждение). Наш смех – он не менее саркастичен или ироничен, или весел, чем у человека! Просто он специфический – мы саркастически, иронически или весело скалим зубы – и иногда даже получается очень громко. – Зато можно отловить парочку обыкновенных крыс и по вентиляционной трубе, ведущей в спальню, сбросить их на голову Эфесии!»

Чудесная мысль! Я задрожал от возбуждения и плотоядно облизнулся. Шок! Это будет шок! Эфесия побежит даже и не пулей, а настоящей баллистической ракетой со скоростью в семь раз выше, чем у пули. А моя задача – не дать ей уйти! Как это сделать?

Нет, я не стану бросаться ей под ноги или прыгать с потолка на загривок, прокусывая ярёмную вену! Нет, не стану! Я не дурак и не самоубийца. А вот лишить её средства передвижения (средства спасения) – совсем другой разговор! Эффектно, эффективно и очень дорого в ремонте!

* * *

Когда приходит время действовать, я не медлю!

Я метнулся вниз и под покровом темноты пробрался к машине Эфесии. Рядом с нею – с машиной – курили два охранника с автоматами, водила сидел и курил за рулём. Скотская всё-таки служба! Привез богатую наследницу развлекаться, а сам жди, пока она соизволит появиться обратно! А то, глядишь, и ночевать придётся, если вдруг хозяйка зависнет до утра – ведь команды уезжать-то не было!

«А теперь вы вообще вряд ли уедете! По крайней мере, не на этом „Мерседесе“!», – я незаметно подполз под джип и первым делом тщательно изучил днище – где, откуда и какие шланги торчат. Их было немного – точнее, снаружи не было ничего. Все шланги и провода были убраны в герметичные кожухи – стальные, с кое-где пластиковыми вставками.

«Вот сейчас я и проверю хваленое немецкое качество!», – я поддел когтём кусок пластика и рванул его на себя. Он не поддавался. Я перешел к следующему соединению – аналогичная история. Всё было закреплено надежно – даже слишком, по-моему!

«Нехорошо получается! – я немного сник и прилёг подумать. – Со стороны днища джип не взять, остается салон, но там водила, и остается еще выхлопная труба, которую можно чем-нибудь забить!» И, кстати – если Вы спросите меня, откуда я знаю про выхлопную трубу, так я отвечу: «Нужно читать книжки – в них есть вся необходимая информация!»

Поскольку Эфесия приехала не на обычном «Геленвагене», а на целом «Брабусе», выхлопных труб у него было не одна или две, а четыре. Это одновременно плохо и хорошо. С одной стороны – дольше трудиться, с другой – если забить все трубы одновременно, для их очистки потребуется в четыре раза больше времени!

Лучшее средство надежно законопатить выхлопную трубу – это картофель. И еще нужна палка – чтобы просунуть картошку как можно глубже. У нас такая есть – пластиковая, гимнастическая. Тонкая и легкая – оптимальная!

Мне потребовалось всего несколько минут, чтобы перетащить весь набор к джипу: четыре подходящих по размеру картофелины (их диаметр примерное был равен диаметру трубы) и гимнастическую палку. И, кажется, охранники и водитель как раз задремали! Они сидели в машине, и оттуда не раздавалось ни звука.

– Вперед, Пан Чарторыжский! – я зажал картофелину передними лапами и аккуратно вставил ее в отверстие выхлопной трубы. Полюбовался. А что? Смотрится весьма органично, как будто здесь и была! Далее – меткий прицел, удар, мягкое движение, и картофелина успокоилась где-то в недрах «Мерседеса» – и честно, как ее оттуда извлечь, я не представлял. Тем более, ведь на трубе не написано, что в ней – картошка!

…Через четверть часа всё было кончено. Машина не тронется с места!

Придётся Эфесии добираться до дома на чём-то другом – или ждать прибытия запасного автотранспорта. Хотя – есть вариант запрячь Женю, но с ним я разберусь просто. Уволоку ключи от нашей машины и спрячу подальше! А потом верну! Изысканный выход из непростой ситуации! Женя, конечно, будет выглядеть в глазах Эфесии полным козлом, но он и так уже им стал – после того, как не пустил меня в спальню! Мог бы, между прочим, и поддержать друга!

Я замёл следы преступления, наброса л травы и листьев, чтобы скрыть отпечатки кошачьих следов на земле, отнес гимнастическую палку обратно в тренажерный зал – всё! Я не при делах, подозрения на меня если и падут – то только в кабинете психиатра, к которому Эфесия обязательно обратится после всего, что с ней произойдет!

«Самое главное, считай, сделано!», – на радостях я плотно поел и подремал. Бег времени, конечно, не остановить, часики тикают, но я специально проверил – Женя и девушка всё еще находятся в спальне и выходить оттуда, судя по всему, не планируют. А мне, чтобы открутить голову парочке крыс, нужно максимум пять минут – такой я проворный охотник!

Жертвы, т. е. крысы, как я и планировал, нашлись сразу – впрочем, открою секрет – не в нашем подвале (а то читателя наверняка передёрнет, и он задастся вопросом: «Как такое возможно? У такого крутого – и крысы шарятся по дому?») Нет, я сбегал к общекоттеджной мобильной помойке за окраиной поселка – и поскольку уже было темно, крыс, роющихся в мусоре, там было навалом. Придавил две штучки и вернулся назад.

Крысы оказались большими и тяжелыми, тащить их было трудно, но я управился! Ощущение приближающейся сладкой мести придало мне сил – мой план входил в финальную стадию исполнения. Последний штрих перед развязкой: два ключа от Жениной «БМВ» на чердак – и спрятать в коробку со всяким хламом, в которую он не заглядывал, наверное, уже лет пять! Там он их точно искать не и подумает – тем более, в условиях общего переполоха!

«Месть – это блюдо, которое подают холодным!» Полный бред! Только месть с пылу с жару, только месть на эмоциях! Немедленная месть притягательна, а холодная – это для конченых маньяков!

Я подпрыгнул и ловко влез в трубу вентиляции – и даже крысы, зажатые в зубах, мне не помешали. Теперь мягко, осторожно, чтобы громыханием лап не насторожить раньше времени потенциальную жертву – вперед!

Домовую вентиляцию я знаю, как свои пять когтей. Изучил ее будучи еще котенком – часто прятался и спал прямо в трубах. Можно сказать, вентиляция – мое персональное убежище. Конечно, она, как и положено инженерным сооружениям сходного с нею предназначения, перекрыта решетками, оснащена двигателями и страшными вращающимися лопастями, но есть и отсеки, в которых воздухообмен производится естественным путем.

Один из таких отсеков – хозяйская спальня, в ней сейчас заперлись Эфесия и Женя. А проникнуть к выходной решетке – да нет ничего проще! Решетка спальни, закрывающая вентиляционное отверстие, декоративная, держится всего на одном маленьком центральном болтике, ее можно с легкостью выдавить наружу лапой.

В моём хитроумном плане решетка, пожалуй, единственное слабое звено – при нажатии она непременно вывалится с хрустом и переполоши т любовников. Впрочем, я готов пойти на риск, поскольку в спальне темно, пока они очухаются, пока включат свет, я выскочу, как кот из канализации, сброшу крыс на кровать и снова скроюсь в трубе! А потом ищи меня, свищи – ветром в поле!

Я незаметно и неслышно прокрался по трубе к решетке и не поверил своим глазам! Она была снята – я чуть не взвыл от радости! Я вспомнил – неделю назад к нам приходил мастер (Женя специально вызвал его – проверить воздуховоды и каминную трубу), и мастер, понятно, решетку на место не прикрутил. Ведь должен же он оставить какую-то память после себя!

– Бинго! – кошачий бог (его зовут Котогромовержец, и я ему поклоняюсь) услышал мои молитвы, я проникну в спальню и уйду незамеченным, и никто (повторяю, никто!) не заподозрит меня в диверсии! Людишки просто не поверят, что коты способны на такие осмысленные и подлые поступки.

Я высунул мордочку наружу и убедился – в спальне тихо. Женя и Эфесия то ли спят, то ли, утомившись сексом, лежал в объятиях друг друга и тоже спят (для меня разницы нет).

Вентиляционное отверстие расположено под потолком над гардеробом с зеркальными дверями, и я спрыгнул на гардероб (той тишине, с которой я двигался, может позавидовать любой ниндзя из Японии), далее я спрыгнул на мягкое кресло и затаился. Прыжок на кресло – самый опасный участок пути от трубы до кровати. Но пронесло, никто меня не услышал!

Теперь – дело техники. Одну дохлую крысу я кинул в ноги любовников (спят так причудливо, ноги и руки переплетены, и не понять, где кто), вторую – на ближайшую к голове Эфесии подушку. Вот будет потеха! Любовники не шевелились, я быстренько взобрался обратно наверх и спрятался в вентиляции.

– Победила дружба, Пан Чарторыжский! – я схватил правой лапой свою левую лапу и потряс ими в воздухе. – А вот с Эфесией и Женей, боюсь, случится обморок! Вот только как бы мне их разбудить?

Действительно, как? Ждать до утра я не хотел. Утром эффект от крыс будет совсем другим, утро красит нежным светом стены древнего Кремля и т. д. Всё должно случиться непременно ночью!

– Эврика! – я восторженно перекрутился и цапнул себя зубами за кончик хвоста. Развернулся и побежал прочь из вентиляции – мой путь ведет меня на чердак.

Окно спальни выходит на северную сторону нашего дома, прямо над ним – чердачное окно, а с него вниз свисает фирменный, стилизованный под виноградную лозу, обвивающую толстую ветку дерева, термометр. Монтировали его немцы (они же являются единственными дилерами таких термометров на всем пространстве СНГ), монтаж провели на совесть, ему не страшны никакие порывы ветра, ни снег, ни град, ни дождь, на даже удары молний!

Но я – я представлю дело так, как будто «лоза» отслоилась от носителя – «дерева», и теперь под порывами ночного сухопутного бриза лупит в окно спальни, грозя расколотить дорогущий немецкий термометр. Для этого мне нужна веревка с грузиком, и я знаю, где ее взять! В той самой коробке с хламом, куда Женя не заглядывал уже лет пять, и куда я спрятал ключи от нашей машины!

Веревка – намного старше меня самого. На ее конце привязана резиновая мышь – веревкой с мышью Женя играл со мной, когда я был котенком. Потом я вырос, и мне стало неинтересно. Увы, детство так скоротечно, оно проходит, и о нем остаются только теплые воспоминания, часто не соответствующие действительности!

Мышь с веревкой нашлась мгновенно – тем более я знал, где искать. Чердачное окно у нас всегда открыто, на чердаке всегда свежо и пахнет зеленью (если лето) и снегом (если зима). Я запрыгнул на подоконник, ухватил зубами веревку и, помогая себе лапами, спустил мышь ровно настолько, чтобы она оказалась вровень с окном спальни.

– А теперь покачаемся! – первый удар мышью в окно прозвучал в тишине набатом – хотя он был и не таким громким, как мне, возбужденному от собственной смелости и неукротимости, показалось. Второй удар был уже громче, третий – еще, а вот все остальные – громкости третьего. Вполне достаточно, чтобы даже ленивый, утомленный сексуальной истомой любовник, встал с кровати – проверить, а что это там такое происходит снаружи?

– Интересно, Женя, насколько хватит твоей лени? На десять ударов мышью, на двадцать или же на пятьдесят? – если бы рядом со мной была Марианна или крупье казино, я бы побился с нею (с ним) об заклад. Зная Женю, я предполагал, что двадцати раз будет достаточно, и даже не двадцати, а двенадцати-тринадцати! Так и оказалось – после первого десятка события развивались стремительно.

Даже через перекрытие крыши я почувствовал рывок Жени к окну. Я оказался проворнее – втянул мышь обратно на чердак, а сам спрыгнул с подоконника. Меня обуревала досада, что в моем распоряжении нет перископа, способного заглянуть через окно вниз! Но и без него я доподлинно представлял, что сейчас происходит в спальне любовников.

Женя отворил окно и недоуменно уставился на термометр. Вроде, всё тихо! На кровати лениво с закрытыми глазами ворочалась Эфесия, погруженным в потёмки сознанием соображая, стоит спрашивать любовника, что это за шум, или ну его – пусть сам разбирается! Понятно, что лениво ворочалась она ровно до того момента, пока не коснулась головой подушки, на которую я предварительно сложил крысу.

И вот! Я испытал внутренний оргазм – шерсть встала дыбом, лязгнули зубы, а когти отбили барабанную дробь по чердачному полу. Истошный, леденящий душу вопль Эфесии прорезал тишину поселка, в вопле звучали нотки умопомешательства вперемешку с намерением членовредительства. Немедленно после первого вопля последовал второй – еще более громкий, еще более насыщенный – и по уровню мощности визга превосходящий всё то, что мне доводилось слышать прежде. Судя по всему, Эфесия обнаружила вторую крысу – в ногах!

На вопль сверху отреагировали охранники в джипе. Одновременно открылись двери, лязгнули затворы автоматов, и два приставленных к Эфесии гамадрила ринулись наверх – то ли спасать хозяйку, то ли сразу убивать Женю.

Впрочем, быстрого реагирования у них не получилось – входная дверь-то у нас железная, бронированная, хозяин ее всегда на ночь запирает на засов, так что охранники столпились (вдвоем, кстати, тоже можно столпиться – и легко) возле двери и стали бить в нее кулаками, призывая Женю и всех остальных, имеющихся в доме, открывать немедленно. Эфесия в это время металась по спальне, сотрясаясь истерическими рыданиями и не переставая орать – так, что не знай я, что происходит, точно подумал бы: её режут.

Рядом с ней метался Женя – ни жив, ни мертв! Спасти его могло только чудо, но оно не приходило. Жуткие дохлые крысы на кровати, кажется, парализовали его волю – и максимум, до чего он додумался – распахнуть настежь дверь спальни и постараться увести Эфесию прочь. Но не тут-то было! Она уже не контролировала себя – и на любые попытки прикоснуться к ней огрызалась, подобно дикой свинье, раззадоренной охотничьим рогом.

Я хохотал до судорог в животе. Вот она – сладкая, медовая месть, месть, о которой объект мести будет вспоминать до конца своих дней! Месть, о которой в кошачьем (да и в человечьем) мире скоро пойдут легенды, а я – ее идейный вдохновитель и творец – стану символом кошачьего сопротивления людской самодури (или как правильно-то?). Самодур, самодура, самодурь? Во – самодурство! Стану символом кошачьего сопротивления людскому самодурству!

Отсмеявшись до судорог в животе и успокоившись (хотя вопли Эфесии не стихали, грохот автоматчиков во входную дверь нарастал, а жалкие поскуливания Жени, кажется, грозились перерасти в непреднамеренный инфаркт, осложненный инсультом), я пришел к выводу, что нужно спасать хозяина. Он и так уже довольно наказан, если окончательно гикнется (помрёт), в моём образе жизни случится невосполнимая брешь.

Я понесся вниз – на третий этаж – заскочил на кровать, по пути пощекотав очарованием и пушистостью Эфесию по ноге, расторопно схватил первую крысу, затем – вторую и, сделав зверскую морду, задрав вертикально хвост, с видом освободителя и супермена в одном лице (в одной морде) медленно вышел за дверь. Как ни крути, а крысы – довольно редкий деликатес, оставлять их Эфесии и Жене я изначально не планировал – после того, как всё закончится, уйду к себе куда-нибудь и полакомлюсь!

Спустя несколько минут звуковое визгливое стаккато стало сходить на нет. Только автоматчики не успокаивались – еще немного, и они высадят окна на первом этаже! «Женя, идиот! Ты что, хочешь, чтобы они весь интерьер порушили?», – наверное, эта простая мысль передалась от меня хозяину, и он, оставив успокаивающуюся Эфесию сидеть голой и опустошённой в кресле, побежал-таки вниз – отворять. Попутно одев трусы и завернувшись в халат.

Естественно, после того, как автоматчики ворвались в дом, первым делом Жене сунули ствол в брюхо: «Ду бист руссише партизанен? Аусвайс!». Женя что-то жалостливо щебетал под их неумолимым взором, упирая на то, что наверх подниматься нельзя, поскольку хозяйка автоматчиков всё еще голая. Но живая, целая, невредимая. «Их бин дойче полицай! Я есть ваш союзник! Мамка, курка, млеко, яйко, пиф-паф!»

Жене, конечно, не поверили, охранники разделились, один остался с хозяином, второй побежал наверх – и в итоге, не знаю, лишили охранника работы или же нет, но взрыв возмущения Эфесии (которая, как я уже говорил, сидела расслабленной и голой в кресле) был сравни по мощности с атомной бомбой, сброшенной на Новой Земле при Никитке Хрущеве.

* * *

Более-менее всё успокоилось только через четверть часа. Женя лебезил перед Эфесией так, что мне, наблюдавшему сию картину, иногда хотелось зажмурить глаза и фыркнуть от возмущения. Меня, как спасителя драгоценной жизни наследницы, никто уже выгонять не собирался – мало того, из всех мужчин, находящихся в доме, только я теперь воспринимался Эфесией настоящим мужиком. Остальные – жалкие убогие клоуны, а Женя к тому же еще и дурак набитый, если не сказать похуже!

После крыс Эфесия пребывала в пессимизме. Что, конечно, не могло не отразиться на ее общем настроении. И если некоторое время назад она заставляла Женю придумывать любовные строки, то теперь велела в срочном порядке набросать надгробную эпитафию:

Жил-был Женя, Коммерсант средней руки, Имелись у него сбережения — Имелось кафе, ресторан и с шаурмой торговые ларьки. Любил охаживать Женя дам, Искал их тут, искал их там, Искал скурпулёзно, со знанием дела, Предлагая взамен и душу свою, и тело! И дамы велись на разводку, Пили с Женей коньяк, пили водку, Пили кофе и красное вино, Пили даже самбуку, хотя оно – итальянское говно! Один раз в неделю, Два, три, пять, Женя с дамой ложе делит, Он – терминатор, его не унять! Сила любви так и брызжет из него в разные стороны, Секс-машина! Своё реноме Женя оправдывает здорово, И тут удача – познакомился на пляже с девушкой-красавицей лихой, Оказалась миллиардершей, и Женя утратил покой. Зазвал ее в гости на всякий случай, Конечно, Женя для девушки – лох дремучий, Но всё же ув а жила – исходя из общего политеса, Приехала, навестила – из праздного интереса. А Женя уши развесил, Гостье рад, «Пойдём, говорит, играть в теннис! Выигрыш для меня дороже всяких наград!» Думал, перед ним – неумёха В короткой юбке, Думал – как Стас Пьеха В пении и в леса рубке! Индюк тоже думал, Да в суп попал, Женя со свистом индюшачьим Все пять партий проиграл! А девушка над ним смеялась – за дело! Смеялась, хохотала с надрывом тугим, В наказание спину тереть повелела, Мочалкой мягкой – а после полотенцем сухим. Ловко орудуя полотенцем, Женя чуть-чуть оправдался, Он же к девушке – всем сердцем, Ну и что, что косоруким в теннисе оказался? Зато вместо тенниса, Может он похвастаться пенисом, Увлёк девушку на рандеву в спальню, Окончательно заглаживать вину – отработкой эпохальной…

Женя замолчал, перевел дух и вытер холодный пот со лба. Сочинительство эпитафии вытягивало из него силы – хотя по сравнению с любовной лирикой шло довольно легко.

– Что остановился? – Эфесия надела трусы и лифчик и пристроилась к зеркалу – красоваться своей роскошной фигурой. Таким образом она, кажется, пыталась снять стресс. – Ты должен помнить: только хорошая забористая рифма продлевает жизнь! И, кстати, не скажешь ли, милый, откуда на кровати взялись эти мерзкие крысы?

– Я и сам об этом думаю, не переставая! – голос Жени больше походил на голос мертвеца из фильма ужасов, чем на голос живого человека. – Окна и двери были закрыты, не ветром же крыс надуло? А может, может, это нам приснилось – вдруг мы оба, опьяненные сексом, вошли в состояние сверхосознания, как у Кастанеды, и очутились в другой реальности? Я читал, такое случается сплошь и рядом! Иначе явление материализации крыс в запертом помещении следует признать необъяснимым!

– Точно! – Эфесия резво и с энтузиазмом поддержала Женино абсурдное предположение. – Мы с тобой очутились в альтернативной реальности – это всё объясняет! И снимает с меня необходимость устроить тебе экзекуцию! Веришь, мне сильно не по душе сцены насилия – а ведь пришлось бы привязать тебя к джипу одной ногой, а второй – к забору! И дать по газам! Мерзко! – Эфесия широко раскрыла глаза, посмотрела ими на свое отражение в зеркале и показала ему же – отражению – язык.

Женя задрожал.

– Но поскольку крысы явились нам в результате обоюдного обмена половой энергией, которая, как всем известно, является проводником в мир магического восприятия, ты не виноват – в этом мире может случиться всё, что угодно! А тебе даже плюс, поскольку только с тобой у меня получилось сдвинуть восприятие так далеко, что начали мерещиться крысы!

– Да, всё указывает именно на альтернативное осознание. – Эфесия отошла от зеркала и села на кровать. – Подумай сам: как была обставлена сцена появления крыс? Сначала мы услышали непрекращающийся иррациональный стук в окно – а у Кастанеды сказано, что именно такие звуки свойственны «союзникам», нематериальным существам, пришедшим на наш зов! И хоть мы никого не звали, но, повторяю, наши энергии смешались, усилились, и в результате новый странный и пугающий мир распахнул нам свои объятия! Но я, я! Я совсем не испугалась! Ты свидетель!

Женя кивнул. Он, действительно, согласен. Причем, согласен со всем, что бы Эфесия не предложила.

– А ты интересный мальчик! Сдвигаешь пространства и наводишь жутиков! – Эфесия ловко ввентила голову Жене на колени, просунувшись между его локтями. – Буду рекомендовать тебя своим подругам, среди них есть настоящие ценительницы магического искусства, они непременно захотят обменяться с тобой энергией – до появления крыс! А теперь давай-ка займемся этим снова, видишь ли, погружение в чуждые миры опустошило меня, и мне требуется подпитка!

* * *

Я так и не узнал, чем закончилась Женина надгробная эпитафия. В связи с резко изменившимися обстоятельствами он перешел от слов к делу – тем более в делах ему нет равных в нашем доме. Среди людей, конечно, нет равных! А кот стоит особняком.

Эфесия легла на спину и закрыла глаза, предоставляя Жене полную свободу действий. Я пришел к выводу, что она потеряла так много сил, что вообще не желает шевелиться, а вот Женя – он должен её удовлетворить!

Деваться хозяину было некуда – он и так пока еще не сильно верил в своё чудесное спасение, и чтобы подкрепить чудо вещественными доказательствами, набросился на Эфесию со всем жаром воскрешенного из праха смертника. Приподнял девушку за ноги и стянул трусы, аккуратно раздвинул ее ножки (лифчик оставил нетронутым) и лег сверху. Повозился немного, пристраиваясь, и плавно задвигался, постепенно увеличивая темп и усиливая звуковое сопровождение.

Поначалу Эфесия почти никак не реагировала – она лежала амёбой и только слабо улыбалась. Но вскоре Женины усилия принесли результат: Эфесия возродилась, крепко сжала его ногами и резко ухватила рукой за зад, притягивая к себе – типа, глубже, бурильщик! И быстрее, едрёна вошь!

Женя запыхтел, как паровоз, кривошипы и коленвалы усилили разгон, пар вырывался из трубы, свисток гудел, распугивая бизонов на Центральноамериканском плато, Эфесия закусила губы, сильно зажмурила глаза и короткими рывками принудила Женю вгрызаться в себя.

Общее напряжение увеличивалось экспоненциально. В течение двадцати секунд оно достигло пика, хрип вырвался из Жениного горла, ему вторила Эфесия (автоматчики на первом этаже враз вскинули головы вверх, масляно осклабились и зашептались, как две базарные бабы в торговых рядах), любовники прилипли друг к другу, подёргались для острастки и отвалились. Спать. В этот раз без проишествий.

А наутро Эфесия укатила домой. На запасном «Мерседесе», срочно выписанном папашей из Москвы. «Брабус» не завелся, и его утащили на эвакуаторе. А Жене, я считаю, повезло! В том числе и потому, что обвинять его в «картофельной подлости в выхлопных трубах» было бессмысленно – железное алиби: спал с наследницей!

 

Глава 8

Дом, в котором я живу (чердак)

На чердаке, собственно, почти ничего нет. Он у нас в резерве на случай появления дальних родственников. Когда они приезжают, на чердаке (отапливаемом) для них оборудуются спальные места – раскладываются надувные кровати, и дом может принять хоть тридцать человек! Места на всех хватит.

Чердак конструктивно разделен на две части. Хозяйственная – коробки, сундуки, шкафы с рухлядью – и жилая. Родственникам стелят в жилой, поэтому она обычно свободна и ничем не заставлена.

Родственников у Жени немного. И это лично меня ужасно радует, поскольку когда они появляются, в доме начинают твориться жуткие дела – говоря языком прапорщиков и старших офицеров: «В армии без погон – бардак и анархия». Причем здесь армия? Да очень просто – вот приедет к Вам как-нибудь в гости человек двадцать разномастной кондиции, сразу поймёте, что при таком раскладе любое жилище сразу превращается в казарму! Отсюда и армия.

Но если смотреть шире, уверен, в армии есть много полезного:

Устав

Порядок

Четкое расписание дня

Боевая и учебная подготовка

Боевые – и опять же учебные – тревоги

И батяня-комбат, который не прячется за спины ребят.

И чины, погоны, петлицы и прочие знаки отличия – без них, как уже замечено, словно без подворотничков – бардак и анархия.

Мне кажется (и будь я верховным правителем всех котов и кошечек, обязательно бы так и сделал), нам – кошачьим – нужно кое-что перенять из армейского существования. Отличительные знаки, говорящие о нашем положении. И они – знаки – должны обязательно всегда присутствовать на теле! А то вечно тебя, рафинированного аристократа, принимают за подвальное быдло. Особенно, если какой пьяный попадется:

«Киса, киса! Ты откуда такая? За мышками охотилась?», – тьфу! Невозможно слушать!

А имелось бы у меня, например, в районе хвоста отличительное тавро с мерцающими в темноте большими звездами генерал-полковника, никто бы не посмел обвинять меня, во-первых, в том, что я – киса, а не кот, а во-вторых – что от голода лезу в помойку охотиться!

Или вместо тавра можно использовать нашивной номерной знак, как на автомобиле:

О 001 ОО 77кот, или

С 077 СС 99кот, или

Х 222 ХХ 93кот, или

К 333 ОТ 66кот и т. д.

А к каждому конкретному номерному знаку можно издать пояснение и свести их в методичку:

«Серия О ОО 77кот – британские голубые чистых кровей, С СС 99кот – персидские коты с незапятнанной родословной, Х ХХ 93кот – экзотические краснодарские камышовые, серия К ОТ – сибирские (в зависимости от региона проживания)» – и прочее. Уверен, после введения номерных знаков, к нам – котам – уважения на улице сильно бы прибавилось. Прибавилось бы и на дорогах, и на тротуарах.

А если еще дополнить номерные знаки армейскими звездами – о большем и мечтать грешно! Полностью задокументированный кот со всеми регалиями! Нападение и грязное оскорбление в его адрес считается злостным нарушением порядка. И карается по закону – да.

* * *

В начале прошлого лета в гости к Жене приехали дальние родственники из Владивостока. Целый табор – двадцать семь человек: взрослые, маленькие, средние, племянники (двоюродные, троюродные), племянницы, их подруги, подружки и друзья. Женя так толком и не понял, кто кому какой кровью приходится – сколько ни старался.

Гости остановились проездом в Крым на три дня. Приютить их попросила Женю его мама – строгая, властная, серьезная женщина, занимающая в Московской Городской Думе должность руководителя комитета по работе с правоохранительными органами. Крутая женщина, ничего не скажешь! Будь у меня такая мама, я бы построил себе дом еще наряднее Жениного – но ему только за свеженькими юбками гоняться, больше ничего не нужно!

Так вот, Женя скрипнул зубами, подавил попытку разругаться с мамой в пух и прах, и принял-таки гостей – и средних, и постарше, и совсем маленьких. Старших и маленьких отбрасываем – все эти три дня они жили своей обособленной жизнью (посиделки по вечерам под коньячок, смена памперсов, прогулки с колясками и т. д.), Женя в их дела не лез, зато со средними очень быстро нашел общий язык.

В категорию средних попали двенадцать человек:

Ангелина – четвероюродная сестра Жени, замужем, 22 года,

Паша – ее муж, 24 года,

Юля – Ангелинина подружка, не замужем, 23 года,

Вика – вторая Ангелинина подружка, не замужем, 22 года,

Полина – троюродная племянница Жени, не замужем 25 лет,

Сережа – ее парень и потенциальный муж, не женат, 27 лет,

Катя – подружка Полины, замужем, 26 лет,

Саня – муж Кати, женат, 28 лет,

Еще Катя – вторая троюродная племянница Жени, не замужем 24 года,

Настя – подружка второй Кати, не замужем, 24 года,

Женя – тезка Жени, вторая подружка второй Кати, не замужем, 24 года,

Петр – троюродный брат Жени по матери, 28 лет. Три раза разведен.

Женя, как настоящий джентльмен и гостеприимный хозяин, сосредоточился на гостевом коллективе средневозрастной категории, отбросив замужних, потенциально замужних, мужей и потенциальных мужей. И отбросив Петра.

Амурные сети он у меня, конечно, расставлять умеет! Ничего не скажешь! В них тут же влипли Юля, Вика, Катя (вторая троюродная племянница Жени), Настя и Женя – та, которая девушка. Не сам же Женя влип! Прошу не путать.

Возникла дилемма: предстоящих ночей всего две, а девушек – пять. И еще неизвестно, согласится ли кто-нибудь из них разделить ложе с Женей в первую же ночь, или им потребуется время, чтобы освоиться! Если потребуется время, то из двух ночей одна вылетает (и останется всего одна), и Женя при всём своем желании не сможет за краткие зарезервированные считанные часы уделить внимание всем страждущим.

Просчитав все расклады, Женя почесал тыковку и отбросил Катю (типа, если она не обозначит нестерпимого желания, сам он её в койку не потащит – как-никак, родня!)

Из четырех оставшихся девушек наиболее перспективными показались ему трое – Юля, Вика и его тезка Женя. У Насти был какой-то мрачноватый вид – похоже, некие физиологические процессы в организме выбивали ее из общей жизнерадостной канвы на несколько дней. К таким вещам, конечно, нужно относиться с пониманием – что Женя и сделал. Исключил Настю из перечня потенциальных соседок по кровати.

А теперь вопрос. Как бы вы поступили на его месте? С кого начали? Логично – с Жени! Тезки – они всегда как-то ближе. Это вам не Андрей – Якоб или Александр – Ярик! У этих пар с противоположных концов алфавита шансов сблизиться нет вообще, так же как и у Алены и режиссера Якина.

– Женя, Женечка, Евгения! – в первый же вечер (гости быстренько организовали общий праздничный стол во дворе) Женя достал из бара бутылку настоящего французского розового шампанского за двести евро и подсел к тёзке. – С твоего соизволения я буду называть тебя Евгения, принцесса! Ты как, не против?

Принцесса была не против – такое обращение ей очень даже понравилось. Евгения – это вам не пресловутая замарашка-Женька, Евгения – имя, достойное королевских кровей!

– Отлично. Я очень, очень рад! – Женя воспринял согласие девушки, как намёк на возможное дальнейшее эротическое продолжение. Как Вы предпочитаете скрасить вечер, Евгения, веселыми правдивыми историями, смешными скабрезными частушками или пошлыми анекдотами на заданную тему?

Евгения предпочла всё сразу – и как результат, Женя стал щедро развешивать ей лапшу на уши. Или по-другому – развлекать. А потом, часа через полтора, он завлёк ее на второй этаж – под предлогом более тесного знакомства со мной.

Замечено, что девушки очень эмоционально реагируют на кошечек и собачек (об этом я уже говорил). Таких девушек из общего числа – процентов восемьдесят. Остальным плевать. Евгения входила в бо льшую группу, кроме того, она и сама оказалась весьма продвинутой личностью по части котов – по части пород, расцветок, склонностей.

На этом Женя ее и подловил. Женя подловил Женю – но не взашей! Ха-ха! Каламбур! Подловил за точку отсчёта – в качестве которой он взял меня. Женям повезло (и ему, и ей) – я в это время мирно спал на хозяйской кровати, поэтому им не пришлось бегать за мной по всем этажам, чтобы сфотографироваться на память.

– Вот, полюбуйся на этого красавца! Британский кот – звать Пан Чарторыжский! Порода весьма и весьма популярна среди утонченных ценителей животной и девичьей красоты. Кот крупный (и даже очень), подвижен, активен, со спокойным характером!

Заслышав сквозь сон последнюю фразу, я открыл глаза и внимательно пристально посмотрел на Женю (хозяина). Я, конечно, был благодарен ему за комплимент («спокойный характер»), но не нужно так изощренно врать на голубом глазу! Разве по мне не скажешь, что я лютый неистовый зверь?

– Кот – сама душка! Очень ко мне привязан, а если бы в доме были дети, обязательно игрался бы с ними дни напролет! Неприхотлив и легко приспосабливается к любым условиям жизни!

Я вытянулся на кровати (от когтей передних лап до кончиков задних – больше метра двадцати!) и тихо замурлыкал. Женя явственно мне сигнализировал: «Будь пока паинькой!» Что ж, за это с тебя, Женя, – лишняя коробка сушеной кефали, полезной для моих зубов.

– Обрати внимание, Евгения! – Женя пятерней вцепился в мою шерсть, от неожиданности я дернулся, но потом расслабился. Трюк знакомый – не в первый раз, не в последний. – Шерстный покров короткий, плотный, с хорошо выраженным густым подшерстком, несколько отстающим от поверхности тела. Не требует частого расчесывания! Цвет – ровный голубой без рисунка, «голубой бриллиант». Шерсть равномерно окрашена до корней!

– Ты еще расскажи, что по оттенку шерсти различают шестьдесят два вида «британцев»! – я подмигнул Жене, дескать: «Давай, давай, эту историю лично я слышал уже минимум шестьдесят два раза! А сколько было простодушных доверчивых девушек до меня, и сколько их будет еще!»

Женя скосил на меня взгляд, но никак не прореагировал.

– Пан Чарторыжский. Тело сильное, коренастое, мускулистое. Голова большая, округлая с широким лбом и закругленной мордой. Нос короткий, прямой, широкий. У самцов сильно развиты щеки. Смотри, какие у него щеки! Сразу видно, мальчик непростой, королевских кровей! Настоящий кошачий щекан! Уши маленькие, широко расставленные, с закругленными кончиками. Глаза большие, круглые, выразительные – под цвет тела кота! Эталон! Не к чему придраться! А у тебя кошки есть?

– Конечно! – Женя (девушка) погладила меня, и я быстренько перебрался к ней на руки. Смрадами от нее не пахло – немного дорогим шампанским, но приятно! – У меня их три: японский бобтейл, тайская кошка и Дракон Ли!

– Ух ты! – у Жени (хозяина) от удивления отвисла челюсть. – А фотки с собой есть? – по-моему, Женя даже забыл, зачем зазвал Женю (девушку) наверх.

– Полное собрание! – Женя (девушка) быстро достала огромных размеров смартфон Samsung из заднего кармана джинсов. – Студенты начинают ознакомление с экзотическими видами кошачьих, а лектор тем временем немного введет их в курс дела!

Фото номер один. Японский бобтейл. Кошечка. Зовут Клубничка. Три года – подарена мне воздыхателем с Окинавы. Уже четырнадцать месяцев, как в меня влюблён, предлагает замуж и перебраться в Японию. Пока думаю. Всё-таки, ему уже семьдесят шесть – если быстро окочурится и перепишет на меня фирму, ещё куда ни шло, а если проживет еще лет двадцать? За это время у меня рядом с таким древним стариком крыша съедет!

Так вот, Клубничка! Прелесть, а не кошечка! Обрати внимание, хвост у нее – в виде пушистого шарика, ну или в виде помпона. Бобтейлы – символы Японии, им минимум уже тысяча лет! У нас эти кошки не сильно распространены, чего, например, не скажешь о США. Там они в цене, американцы любят их всей душой! Вот и я думаю, может, мне тоже влюбить в себя какого-нибудь американца помоложе и послать этого якудзу в жопу? Что скажешь?

Женя (хозяин) авторитетно кивнул – Женя (девушка) в ответ широко улыбнулась:

– Вечно с этими ниндзя и самураями одни неприятности. Мало того, что наколки у него конкретно по всему телу, и говорит так, что не поймешь – это угрозы или слова любви, так еще и зеленый чай нужно всегда держать свежим и горячим! Морока – то ли дело молодой ковбой!

Женя (девушка) вновь вопросительно посмотрела на Женю (хозяина), но в этот раз поддержки не нашла:

– Позволь не согласиться, принцесса! – Женя (хозяин) взял и чуть-чуть подержал её за локоток, нежно поводив пальчиком туда-сюда (принцесса руки не одернула). – Ковбой – это в натуре фи! От него воняет навозом, он жрёт пиво, как боров! И у него вечно в доме козы пасутся!

– Да, наверное! – Женя (девушка) состроила скорбную гримаску, потом взмахнула тяжелой гривой волос (волосы у Жени-девушки были шикарными – почти до талии, густые и светлые). – Куда ни кинь взгляд, кругом одна скотобаза – и либо цветные татуировки в виде змей, либо навоз! Куда русской красавице податься?

– К русскому красавцу! – Женя широким жестом обвёл спальню. – Пока якудза и любители коров далеко, вся эта роскошь в твоём распоряжении! Я же, если пожелаешь, буду рядом с тобой, дабы исполнить любую твою прихоть!

– От предложения не отказываюсь! Но пока давай еще на кошек посмотрим! Как-никак, они – мои любимицы, и у меня с ними сильнейшая духовная связь!

«А со мной была бы не только духовная, но и самая что ни на есть плотская!», – наверное, у меня непроизвольно засочилась слюна из пасти, и Жене (хозяину) пришлось промокнуть пасть (мою, не его) гигиенической салфеткой:

– Кот у меня очень влюбчивый и впечатлительный!

– Конечно! И я бы на его месте тоже впечатлилась бы! – Женя (девушка) быстро забросила ноги на кровать (Женя-хозяин выдал ей при входе домашние тапочки, так что снимать калоши Жене-девушке не пришлось). –

Когда к нам приводят в гости котов для вязки, они от вида моих красавиц сразу теряют голову! А твой еще молодец – по крайней мере, с ошалелым видом на стены не прыгает!

«Это потому что фотографии не такие выразительные, как живая натура!», – я не выдержал и непроизвольно выдал на-гора наболевшее. Но Женя и Женя услышали только моё громкое хрипловатое мяуканье.

– Бобтейл – уникальная кошечка! У нее, в отличие от всех остальных, главным показателем породы является закрученный хвост – идеальный должен быть в виде хризантемы! И его ни в коем случае нельзя выпрямлять! Если решишь завести бобтейла, помни об этом! Обещаешь?

– Клянусь! – я уверен, Женя был искренен: в такие моменты он мог клясться чему угодно – и на полном серьезе. – Клянусь не распрямлять хвосты бобтейлам никогда и ни за что!

– Подтверждаю! – Женя (девушка) молитвенно сложила руки на груди и закатила глаза куда-то в небо. – Клятва, данная в присутствии высших сил, является вечной!

– Каких еще высших сил? – Женя (хозяин) непонимающе посмотрел на Женю (девушку). – Ты о чем это сейчас вообще?

– Да так, не бери в голову! Пока не бери! – Женя (девушка) ткнула пальцем в экран смартфона. – Следующая моя дочка – Кальтенбруна. Тайская кошечка. Еще совсем молодая – полтора годика. Смотри, какая прелесть!

Женя (девушка) протянула телефон Жене (хозяину), и тот посмотрел:

– Всю жизнь думал, что это сиамские кошки.

– А вот и ошибался! Разница огромная. Моя – настоящая королева красоты, а сиамы? Морды вытянутые, уши острые – такие, что порезаться можно! Пакость! У моей – мордочка, обрати внимание какая пропорциональная! А глаза? Таких небесно-голубых глаз больше не бывает ни у кого!

– Согласен! – Женя (хозяин) широко и радостно улыбнулся. Мне была отлично знакома эта его улыбка – улыбка замаскированного охотника перед прыжком на жертву. – Очень миленькая кошечка, давно я не любовался такой красотой!

«Нашел, чем любоваться!», – я возмущенно фыркнул, но Жене (девушке) отчего-то показалось, что я чихнул:

– Он что у тебя, простудился? – Женя (девушка) крепко прижала меня к себе. – С простудными заболеваниями шутить нельзя! Срочно приглашай ветеринара!

– Оклемается! – Женя (хозяин) ухватил меня за хвост, но я его (хвост) тут же выдернул. – Он у меня к холоду привычный, с такой густой шубой вечно зимой спит в снегу, и в дом не загонишь! – это была его (Женина) домашняя заготовка – по задумке, она должна была вызвать в Жене (девушке) приступ восторга. Но не вызвала.

– Зря ты так! – Женя (девушка) укоризненно посмотрела на Женю (хозяина). – Он может переохладиться, его нужно принудительно зазывать внутрь! Это только с виду у котов мягкая теплая шерсть, на самом деле они очень чувствительны к морозу, и мороз может их даже убить! Поклянись больше никогда не идти на поводу у Пана Чарторыжского, а держать его в доме!

– Клянусь! – Женя (хозяин) вытянул правую руку ладонью вперед. – Хау!

– Подтверждаю! – Женя (девушка) молитвенно сложила руки на груди и закатила глаза куда-то в небо. – Клятва, данная в присутствии высших сил, является вечной!

– Как – и эта тоже? – Женя (хозяин) переменился в лице. – Если так, то ты должна меня немедленно познакомить с высшими силами!

– Познакомлю! – Женя (девушка) опустила глаза с небес на землю. – Но позже. А пока что – немного о тайских кошках. Они и в самом деле чудесны! Знаешь ли ты, что это порода – императорская? Сотни, если не тысячи лет тайские кошки жили во дворцах правителей и в храмах. И знаешь ли ты, что тайские кошки – прямые родственницы сиамских кошек, но в отличие от сиамов, их не коснулись руки селекционеров?

– Теперь буду знать! – мне показалось, энтузиазма в голосе Жени (хозяина) поубавилось. Разговаривать о кошках и высших силах – это, конечно, интересно, но ведь не за этим он завлек наверх Женю-девушку!

– Кальтенбруна – моя любимица. Вообще-то, я люблю всех своих кошек, но перед очарованием огромных чарующих сапфировых глаз тайки устоять не могу. Кроме того, она самая умная из всех.

– Рад! – Женя (хозяин) предпринял очередную попытку перевести разговор на более интересную для него тему. – Массаж тебе сделать?

– Да! – Женя (девушка) не стала отнекиваться. – Но позже! Ведь мы еще не закончили с Драконом Ли! А ты обязательно должен с ним познакомиться.

– У меня такое чувство, что я знаю его уже тысячу лет! – пробурчал Женя (хозяин) – но так, чтобы Женя (девушка) не слышала. – Конечно. И я надеюсь, ты мне о нем всё-всё расскажешь.

– Клянись, что никогда не произнесешь о Драконах Ли ни одного плохого слова! – Женя (девушка) молитвенно сложила руки на груди и закатила глаза куда-то в небо. – Клятва, данная в присутствии высших сил, является вечной! А Драконы Ли достойны только всяческих похвал, но никак не хулы!

– Клянусь! – Женя (хозяин) вытянул обе руки ладонями вперед. – Хау, хау, Виниту, великий вождь индейцев!

– А вот ёрничать не надо! – раздельно и наставительно проговорила Женя (девушка). – И я бы посоветовала тебе относиться к клятвам, данным в присутствии высших сил, серьезно. Иначе ответить придётся.

– По гражданскому и уголовному кодексу Российской Империи от 1764 года? – Женя (хозяин) неожиданно развеселился. – Или по Сталинскому Кодексу? Так я могу! Запросто! Ты только прикажи. Массаж делать будем?

– Уже скоро! – Женя (девушка) поднесла смартфон к самым глазам Жени (хозяина). – Зацени! Мой Дракон Ли. Кошечка. Зовут Брюса. Пять лет. В самом соку жизни, уже принесла два потомства – и деньги от продажи котят пошли в том числе и на поездку в Крым. И если бы не её старания, мы бы с тобой никогда не познакомились. Вот так-то! Правда, умница?

– Кто умница? – массированная атака котами слегка надломила способность Жени быстро ориентироваться. – Ты?

– Да не я! – Женя (девушка) возмущенно всплеснула руками. – Хотя я, конечно, тоже умница, но Брюса-то какая молодец! Правда?

– Угу! – на лице Жени (хозяина) застыла скорбная гримаса. Его терпение лопнуло, как перетянутая гитарная струна. – Ладно, пошли вниз, гости, небось, уже нас обыскались!

* * *

«Дракон Ли – уникальная китайская порода кошек, совсем недавно завоевавшая мировую популярность. Впервые Драконы Ли были представлены мировой общественности на Пекинской выставке 2003 года, и именно с этого момента начинается официальный отсчет истории данной экзотической породы. Однако говорить о том, что Драконы Ли появились в 2003 году, было бы неверно. На своей родине, в Китае, порода возникла давно и пользуется всенародной любовью, даже несмотря на то, что остается большой редкостью.

Непосвященному человеку будет непросто отличить Дракона Ли от беспородной домашней кошки, ведь на первый взгляд они очень похожи. Однако Драконы Ли отличаются крепким, мускулистым телосложением, пропорциональными сильными ногами и прямой спиной. Передние ноги, как правило, одной длины с задними, но могут быть и чуть короче. Голова имеет изящную удлиненную форму с круглым лбом. Ушки широкие, аккуратно закругленные, а хвост – длинный, но все же короче длины туловища. К кончику хвост плавно сужается.

Дракона Ли легко узнать по красивым миндалевидным глазам желтого или зеленого цвета. Еще одним отличительным знаком является то, что глаза породистого животного слегка раскосые: внешние уголки глаз всегда выше внутренних. У рта обязательно должны быть черные точки, создающие иллюзию улыбки».

Женя выключил компьютер и сурово посмотрел на потухший экран монитора:

– Случаются в жизни и обломы, но это ничего не значит! Время хоть и потеряно, зато узнал много нового, сохранил культурную и эротическую неприкосновенность молодой гостьи в целостности, показал ей дом и вернул обратно в теплую компанию родственников и друзей! А почему нет? Тоже выход из ситуации! Но что же дальше?

Немедленно переходить после неудачной атаки к новой цели (причем в присутствии многочисленных дальних родственников) даже для Жени было слишком. Вот если бы в доме никого не было, если бы спокойно выпроводил одну и тут же встретил другую – тогда нормально! А тут? Что наябедничают, наплетут незваные гости его маме – строгому председателю комитета Мосгордумы? Страшно вообразить!

– Дальше, дальше? – Женя поднялся, походил по кабинету и рассеянно поковырял ногтем подбородок. – А дальше элементарно, Ватсон! Принять, как случившийся факт, что вечер не удался, и спать придётся в одиночку. И, скорее всего, и следующую ночь тоже проведу бобылём! Зато высплюсь и наберусь сил! Нет худа без добра!

Придя к такому нехитрому выводу, Женя повеселел. А заодно и решил, что скоротать время с мужиками за разговорами о политике – вот что ему нужно! Ведь политика заводит не менее красивой женщины, а то и более, в яростных спорах чувствуешь себя настоящим мужиком, а если еще и под водочку – тут готов вцепиться в морду оппоненту на раз-два!

* * *

Убеленных сединами глав многочисленного гостевого семейства было трое: Афиноген Львович, Самед Мохаммедович, Иннокентий Сергеевич. Самым громким, само собой, был Самед Мохаммедович. Он беспрестанно что-то рассказывал, заливисто-выразительно смеялся, показывая крупные белые зубы, и произносил тосты – за здравие, за любовь, за хороший стол, за добрую дружбу и за красивых дам.

Женя на правах хозяина (хоть и молодого, зато обеспеченного) подсел к мужикам и налил себе водки. Он намеренно не смотрел на Женю-девушку, которая в свою очередь усиленно делала вид, что встреча прошла, как и было задумано, ей в принципе всё по барабану, и Женя (хозяин) для неё каким был, таким и остался. И между ними ничего не было – да и не могло быть!

– Достали меня эти грязные янки! – из аксакалов самым политически активным и подкованным оказался Афиноген Львович. – И что им не сидится на своем континенте, зачем лезут по всему миру, зачем суют свои грязные пальцы куда ни попадя?

– Потому что козлы! – Женя чокнулся с Афиногеном Львовичем и опрокинул запотевшую стопочку за воротник. Крякнул, закусил огурчиком и потом сразу – горяченькой куриной ножкой с хрустящей корочкой (ужин готовили уважаемые гостевые матроны: Светлана Алексеевна, Рузанна Ахмедовна и Наталья Евгеньевна).

– Точно! Козлы! – Афиноген с прищуром посмотрел на Женю. – А ты парень не промах, сечешь в политических делах, сечешь! Не зря говорят, чем ближе к Кремлю, тем сильнее политические флюиды в воздухе. И ими напитываешься сразу и доверху! Я вот – только слез с поезда, только окунулся в столичную жизнь, немедленно ощутил, что ненавижу американцев всей душой! Терпеть не могу! А всё потому, что Кремль рядом, и его воздействия не избежать!

– А еще ненавидите потому, что все американцы козлы! – Женя отбросил от себя избавленную от мяса куриную берцовую кость и потянулся за следующей ножкой. – Реальные, это Вам скажет любой школьник!

– Т. е. ты утверждаешь, российские школьники тоже в курсе, кто есть наш самый лютый враг? – к разговору подключился Иннокентий Сергеевич. – Вот бы никогда не подумал, что они – школьники – способны на такое вдумчивое политическое осознание! Раньше я был уверен, что они видят только девчонок в коротких юбках и пепси с колой!

– Не! – Женя разлил всем водки, и они выпили уже втроем, оставив Самеда за бортом – развлекать дам и прочих присутствующих. – Современные школьники отлично разбираются во всех хитросплетениях изощренного американского политического коварства, это я могу заявить доподлинно! Поэтому с самого первого класса знают: американцы – конченые козлы!

– Учтём, учтём! – Афиноген и Иннокентий дружно закурили. Афиноген – «Яву», Иннокентий – «Союз-Аполлон».

– Если тебе интересно, – Афиноген повернулся к Жене и неловко ткнул его ладонью в плечо, – я расскажу, почему так ненавижу американцев! Интересно?

– Конечно! – Женя осклабился. Коль скоро вечер всё равно пущен псу (коту, но не мне) под хвост, почему бы и не сделать приятное одолжение мужику? Глядишь, поведает что-нибудь интересное!

– Встречался я с ними! – Афиноген до хруста сжал кулаки – так, что костяшки пальцев побелели. – В Корее, во Вьетнаме, в Афгане, на Кубе, в Никарагуа, в Венесуэле и в Югославии! И еще в Чечне и у хохлов!

– Как это? – Женя оторопел. По виду Афиногену было не больше пятидесяти, а Корейская война кончилась семьдесят с лишним лет назад. – А какого же Вы года рождения?

– А это неважно сынок – важно, что встречался! Мой чин, между прочим, не подлежит разглашению, я настолько секретен, что, боюсь, за один разговор со мной тебя упекут в Бутырку, как изменника родины, лет на сто!

– Тогда лучше ничего не говорите! – не следует думать, что Женя испугался – тем более Афиноген явно нёс какой-то бред – просто на всякий случай решил посторожи ться!

– Не дрейфь, пехота! – Афиноген плеснул Жене в стопочку беленькой. – Срок ты уже имеешь – так хоть поймёшь за что!

– Ну, тогда ладно! – Женя понурился, покачал головой и краешком глаз поймал настойчивый взгляд Жени (девушки), которая, видно, таки пришла к мысли, что её кинули, и продолжения вечера для неё уже не будет. И почему дамы всегда поначалу тупят, а потом обвиняют в своей заторможенности кого угодно, только не себя? И надеются – что-то еще случится, хотя интерес к ним уже сошел на нет?

– Слушай! – Афиноген опёрся на стол и тяжело встал. – И все слушайте! Впервые за всю свою жизнь я открою вам секрет моего военного прошлого, а также расскажу о крайне опасных заданиях, за выполнение которых был награжден Орденом Ленина и двумя Орденами Красного Знамени!

– Понятно! – Светлана Алексеевна грохнула тяжелой чугунной ложкой о казанок, в котором золотистой рассыпчатой раскуроченной горкой возлежал наполовину съеденный вкусный плов. – Давай отведу тебя, горе луковое! Сегодня ты что-то быстро наклюкался! Женя! – она обратилась к моему Жене. – Помоги мне и покажи, куда его лучше кинуть!

Делать нечего – хозяин ухватил Афиногена за локоть с одной стороны, Светлана Алексеевна с другой, процессия тронулась – и вслед еще увязалась Юля (подружка Ангелины). А я гордо трусил впереди и показывал путь. Чувствовать себя первопроходцем – это я люблю!

Афиногена с грехом пополам запёрли под крышу и бросили на одну из надувных кроватей в углу. Повернули лицом к стене, чтобы не дышал перегаром на весь чердак, и оставили одного. А Женя решил принять душ. Так и сказал:

– Вы занимайтесь своими делами, на меня внимания не обращайте! Мне нужно освежиться, и потом я к вам присоединюсь!

А Юля вызвалась потереть ему спинку.

* * *

Что хорошо в хозяине – это всяческое отсутствие угрызений совести, если удается спереть молочка или маслица из погреба. Образно, конечно – примериваю ситуацию на себя. Как если бы Женя был котом, и ему не докладывали положенной нормы сухого корма. Если бы голодал.

Применительно к человеку: была девушка одна, стала другая – что в этом особенного? Первая решила уйти (или выгнали), вторая решила прийти (или пригласили) – угрызениям совести не место! Тот, кто хочет страдать от порезов и выкриков разбуженной и возбужденной совести, пусть страдает, но Женя не таков!

И вряд ли Женя (девушка) могла рассчитывать на то, что хозяин, помятуя о ней, откажется от предложения Юли…

Вы, кстати, любите воду? Мыться, купаться, мокнуть? Я вот несильно – после воды шерсть приходится вылизывать часами, и, дожидаясь, пока она высохнет, можно сойти с ума. И имея такой язык, как у меня, никакая вода не нужна! Держу себя в чистоте и полной стерильности подлапными (у людей аналог: «подручными») языковыми средствами.

Впрочем, сравнивать себя с человеком – слишком низко падать. Коты во многих (если не во всех) отношениях его превосходят, о чем я уже упоминал. Вот и моемся мы без воды, и пищу добыть способны без всяких денег (поймаю и съем), и в лесу не погибнем, и в степи выживем (и даже на морозе без бобровой шубы!). А живём рядом с людьми исключительно потому, что должен ведь за ними кто-то присматривать. Чтоб не наворотили лишнего. Поэтому когда Юля пригласила Женю в ванную, я естественно ринулся за ними. Выполнять свои прямые обязанности – держать всё под контролем.

Понятно, что «Потереть спинку» – это такое образное выражение, и никто его дословно не воспринимает. Это как «Манька, пойдём вечером на сеновал, я тебе стихи Державина почитаю!» Вот – не успела дверь в ванной затвориться, как Юля быстро сбросила с себя юбку, майку и всё остальное – и в чем мать родила плюхнулась в наше джакузи, попутно пустив воду и нажав несколько хитрых кнопок на панели управления.

Женя заволновался. Сглотнул слюну и для чего-то решил проверить, какую программу Юля запустила. Оказалось – «расслабляющую водную процедуру», что свидетельствовало о глубоком знании Юлей устройства гидромассажной ванны.

– Полезай ко мне! – Юля игриво улыбалась Жене. – Такой мощный, могучий мужчина, с такими крепкими мышцами – настоящий Геркулес! Геркулеса нужно обмыть теплой водицей, обтереть мягкой мочалой и полотенцем. И уложить в постельку, чтобы наутро он был еще свежее, еще сильнее, еще красивее! Давай скорей!

От такого предложения даже я бы не отказался – при всей моей нелюбви к воде! И Женя медлить не стал – одежда (верхняя и нижняя) полетела в корзину для белья, миг – и хозяин уже примостился рядом с девушкой. И слились они в долгом поцелуе.

«И силились они в долгом поцелуе!», – если бы я был пушкинским котом-ученым, что прикован цепью к дубу, я бы так и закончил сцену, попытавшись сохранить целомудрие читателей, интересующихся моими скромными записками и воспоминаниями. Но нет! Пусть читатели узнают правду – тем более я не кот на цепи, а эмансипированное современное интеллектуальное животное, в ванной у меня – клёвая лежанка, и я прекрасно всё вижу и фиксирую в голове!

Женя лёг рядом с Юлей и обнял ее одной рукой за плечи. Внутренняя поверхность джакузи покрыта мягким прорезиненным водоотталкивающим слоем, так что лежать очень удобно. Наша ванна – не какая-нибудь китайская дешевка, привезена из Голландии, модель называется: «Лучший интим в жизни», если перевести с тамошнего непонятного языка. В ванне в любой позиции удобно, коленки и локти не стёсываются, а ступни не скользят.

Юля отреагировала живо. Чувствовалось, она уже сильно на взводе – сама по себе девушка необузданная и страстная, Юля подкрепилась шампанским и отринула от себя нормы ханжеского приличия. Она немедленно села на Женю сверху ближе к коленям, ухватила двумя руками то (того), что должна была ухватить, и (не знаю, как обещанный массаж спины), но здесь массаж вышел весьма впечатляющим! Даже я, наблюдая за ее ловкими, слаженными и гармоничными движениями, затаил дыхание и неконтролируемо лязгал зубами – а уж про Женю и говорить нечего.

У хозяина свело челюсти от страсти и сладкой му ки блаженства. А булькающая теплая вода дополняла атмосферу чем-то неземным (водным), и при должной фантазии можно было представить, что не в ванной ты (т. е. Женя), а на экзотическом тропическом затерянном острове, в теплом, опять же затерянном, небольшом озере, и на тебе – жаркая креолка – и вытворяет такое, о чём даже в мужских специализированных журналах не слишком-то распространяются.

Вода и креолка! Я с трудом подавил желание спрыгнуть с лежанки и приказным тоном велеть Юле переключиться на меня! Раз.

Подавил желание выгнать Женю взашей, потому что он – типичный валенок и недостоин, чтобы с ним творилась такая красота. В смысле, чтоб с ним случалось такое – ведь он не заслужил! Два.

Подавил желание превратиться в человека, чтобы Юле было сподручнее. Три!

Раз-два-три – теперь вы понимаете, насколько сильным было мое желание!

А события тем временем шли по нарастающей. Вода поднималась всё выше, температура в ванной становилась всё горячее, и жар распа ренных изнутри и снаружи тел любовников уже штурмовал вытяжку конденсированным туманом. Юля отпустила Женю и переместилась ближе к пупку.

Конечно, немедленно потребовалась резинка (которая, конечно, сразу нашлась, поскольку, как я уже говорил, резины в доме хватит на целый резиновый цех – так ее много).

Женя, словно фокусник, быстро извлек откуда-то презерватив, рванул его зубами (обёртку рванул) и обмотался защитным латексом. Для этого ему потребовалось всего несколько секунд – движения выверенные, профессиональные, Юля оценила.

Ну а дальше – дело, как говорится, было за малым. Сесть на Женю (Юля села), двигаться (Юля задвигалась), вздыхать и стонать (Юля вздыхала и стонала). Женя ей вторил (не каждый раз, но через два-три раза). Водил тазом (это так по науке называется), поднимал его – таз – верх, иногда задерживал в крайнем верхнем положении, а иногда рывками пытался пробить в Юле дыру. Но, впрочем, Юля выглядела крепкой натурой, и за ее физическую сохранность я был спокоен.

На какое-то время любовникам пришлось отключить-таки воду – несмотря на романти к и эмоциональное, нежное, наполненное булькающими пузырьками суфле, которое она создавала. Вода поднялась уже до критического уровня, сидеть на Жене Юле становилось всё неудобнее, так что выбора не оставалось. Вот когда всё закончится, можно дать волю водопаду уже по полной, а пока – наводнение не соответствует моменту!

«Оседлай мустанга!», – лично на моём жаргоне так называется поза, в которой Юля слилась с Женей. Для полного антуража, конечно, не хватало сапогов-«казаков» со шпорами, увесистой семихвостной плётки или же аркана, но впрочем – не на сцене же они выступают перед зрителями! А на тренировке можно всякой мишурой и пренебречь.

У Юли хорошо получалось – с мустангом. Настолько хорошо, что Жени хватило всего на каких-то три минуты. Обычно он держится намного дольше, но здесь – девушка была так горяча и так непринужденно-умела, что хозяин резво скопытился, скуксился, скукожился, в общем – понятно:

«Не вынесла душа поэта Позора мелочных обид, Восстал он против мнений света Один, как прежде… и убит!.. Зачем от мирных нег и дружбы простодушной Вступил он в этот свет завистливый и душный Для сердца вольного и пламенных страстей?…»

Каков стих, а? Его создал гений!

* * *

Знаете, в чем заключается основное преимущество кота? О многих я уже упомянул, но самое главное – в том, что ты кот! Следовательно, можешь находиться везде, где только пожелаешь, хоть в женской бане, хоть в туалете-душе, хоть в будуаре в период усиленных дамских сплетен! А Юля, конечно, не отказала себе в удовольствии чуть-чуть посплетничать после эротической сцены в джакузи.

Видели бы вы физиономию Жени-девушки! Физиономия сморщилась, как плод греческой смоковницы, источала приступы гнева, ярилась и пенилась неудовольством – короче, все известные человечеству эмоции бороздили пространство физиономии подобно флагману Черноморского флота. Еще бы, ведь это она – Женя-девушка – должна была оказаться на месте Юли (и уже почти оказалась)! Но ее отринули – Женя-хозяин и так проявил массу, океан, Солнечную систему терпения, выслушивая ее рассказы о кошечках. Поделом ей, будет знать, как в следующий раз трепать натянутые нервы мужикам!

А Юля была бесподобна. В ее изложении Женя предстал аудитории изысканным секс-гигантом, который сумел проникнуть в самые потаенные застенки Юлиного вожделения, растревожить их и выдернуть на свет – и Юля корчилась от непереносимого удовольствия. Повествование дополнялось живыми натурными подробностями, непристойными жестами и веселой улыбкой – улыбка более всего свидетельствовала: Женя хорош!

Девушки и дамы (весь личный состав, включая Светлану Алексеевну, Рузанну Ахмедовну и Наталью Евгеньевну – и всех других, замужних и только планирующих выйти замуж) слушали внимательно и пристрастно, а потом решили проголосовать: достоин ли Женя носить звание мужчины-самца высшей категории (или первой категории) – или недостоин вовсе, и следует считать его протухшим!

Подсчитали голоса – за «тухлятинку» проголосовала только Женя-девушка. Ее, конечно, можно понять. И ее можно простить. Получить смачный верблюжий плевок в лицо в то время как надеялась на страстные романтические отношения – такое не каждая леди может спокойно пережить! И Женин (девушки) голос не приняли в расчет, здраво рассудив, что пусть сначала эмоции поостынут, перестанут заслонять всю картину целиком, а потом уже Женю (девушку) можно допускать к голосованию.

Вычистив ренегатшу из своих рядов, женский коллектив сошелся во мнении, что Женя – самец высшего разряда, и все необходимые атрибуты самца при нём! Дом, машина, бизнес, мама – крутой чиновник в Московском правительстве, деньги и положение. И как любовник Женя не ударит в грязь лицом.

Что сказать? Мне было приятно. Если хозяин – самец высшего разряда, то кот (т. е. я), превосходящий его по всем параметрам, вообще – светило! Альдебаран, Сириус и Канопус в одном лице. А также Южный Крест и Пояс Ориона. Нечасто, нечасто приходится слышать такие комплименты в свой адрес, совсем нечасто.

Плевать, что кое-кто (Женя-девушка) не согласен – большинство-то за! Так «за», что Светлана Алексеевна, Рузанна Ахмедовна и Наталья Евгеньевна расчувствовались, разлили по стаканам остатки водочки из бутылочек, выпили, прослезились и немедленно перешли к пению частушек:

«На столе стоит бутылка, А в бутылке – лилия. Скоро милый переведёт На свою фамилию! Не ходите девки замуж — Только скука да печаль. Заведутся дети малы — Только охай да качай! К жёнке я пришел с работы, Глядь: у двери – чьи-то боты. Размер – примерно сорок семь. Может, мне уйти совсем? Скоро я хозяйкой стану У мил о го во дому. Будет ужинать садиться По приказу моему!»

Оставив Рузанну Ахмедовну и Наталью Евгеньевну старательно распевать куплеты, Светлана Алексеевна метнулась наверх – за частушками собственного сочинения (занимается поэзией на досуге). Вернулась аккурат к моменту завершения певческого номера – дамы выдохлись и уже ничего толком не могли вспомнить. А тут – подмога с исписанным карандашом листочком:

Пенис милёночка, Как у котёночка, Толстенький, маленький, И похож на валенка!
Ночевала у милёнка Трахнулись три раза, Говорю: – Хочу четвертый! — Не встает, зараза!
У милёнка «Мерседес» — На рынке очень ценится, В базовом комплекте — Резиновая д е вица!
Ухватила я его За то место, где интим, Крякнул, крикнул, засвистел — Управлять так просто им!
Муж имеется и сёстры, Шестеро – и все мои! Понедельник – моя очередь, Остальные – дни семьи!
В хате печка, На дворе – дрова, А как поразвлечься — Так на сеновал!

Распевая частушки, Светлана Алексеевна приплясывала и размахивала синеньким платочком над головой, и у нее получалось столь органично и в тему, что присутствующие и участовавшие дамы мигом признали ее арт-королевой вечера, в качестве поощрительного приза налили еще водки и упросили выпить. Светлана Алексеевна выпила, ей стало хорошо, и она быстренько ушмыгнула на чердак – под бочок мерно храпевшему мужу.

Постепенно девичье веселье сошло на нет (забыл сказать – всех мужиков принудительно изгнали, и они разбрелись кто куда – некоторые спать, некоторые – делать моцион по узеньким улочкам коттеджного поселка, некоторые – да бог их знает куда!), остались только самые молодые и задорные – великолепная четверка: Юля, Вика, Катя – вторая троюродная племянница Жени-хозяина – и Настя. Женя-девушка с ними не осталась.

– А что, девчонки! – Юлину пальму первенства перехватили Вика. Она обращалась, в основном, к самой себе и к Кате (поскольку у Насти были временные проблемы с физиологией). – А почему бы и нам не прислониться к неженатому местному мужчине? Мы – признанные красавицы, за словом по карманам не шаримся, устоять супротив нашего девичьего напора мало кто способен! Значит, велено нам протестировать московского самца на предмет умения обращаться с прекрасным полом! Как вам такое предложение?

Предложение было поддержано двумя голосами против двух воздержавшихся (Юли и Насти). Но обвинять Юлю и Настю в социальной пассивности я бы лично не стал – по причинам, изложенным выше. Вика триумфально объявила, что завтрашний день принадлежит ей и Кате, девушки дерябнули по сто пятьдесят винца и разошлись. Первый гостевой день в нашем доме закончился.

* * *

После первого наступил второй. До шестнадцати ноль-ноль ничего интересного не происходило: Женя уехал по делам, гости всей гурьбой отправились на Красную площадь, в ГУМ и в ЦУМ – и в Петровский пассаж. Конечно, не покупать, так – покушать фирменного мороженого и поглазеть на товары и баснословные цены.

В шестнадцать ноль-ноль вернулся Женя – настроение у хозяина было приподнятое. Видно, провернул очередную сделку, сулившую знатный барыш. В дни заключения контрактов Женя бывал особенно бодр и весел – и, кстати, смотрел на девушек тоже по-особенному бодро и по-особенному весело.

Настроение приподнятое – значит, можно приготовить что-нибудь вкусненькое! Женя решил сделать плов – выволок во двор тяжеленный казан с закрепленной к нему газовой горелкой (таджикское ноу-хау, прибыло из Душанбе), самолично порубил и нарезал мясо, заготовил ингредиенты – лук, морковь, чернослив, орехи, чеснок – и взялся за дело, с жаром, огоньком.

Для вящей правдивости повествования, не могу не отметить, что плов не входит в число моих любимых блюд, поскольку – чёрти что! Рис, перемазанный в жире и масле – и даже мясо нельзя отделить! Умом я, конечно, понимаю, что в плове есть вкус и привлекательность (иначе люди не стали бы так его расхваливать и так над ним священнодействовать), но чувства в себе пересилить не могу! Нет, плов точно не для меня – увольте! А двуногие человеки – да пусть едят на здоровье!

Женя старался. К возвращению гостей на побывку (включая самых маленьких в колясках и самых уважаемых – с трясущимися руками и шейным тиком после вчерашнего) плов был готов. Рисинка к рисинке, морковочка к морковочке! С чесночком, орешками, черносливом, бараниной с рынка – гадость редкостная! Лучше бы отдал всё мясо мне и не мучился! А еще лучше – купил бы вместо баранины мраморной говядины и опять же – отдал мне!

Гости приветствовали хозяина громкими голодными криками (и одновременно усиленным жаждой мычанием) – они изрядно устали и еще не обедали: берегли деньги для Крыма. А здесь плов – и запотевшие холодные бутылочки 0.5 литра, 0.7 литра и прямоугольные литровые штофы! А также вино, ликеры и экзотическая текила из Перу. И зачем, спрашивается, при такой трапезе они поперлись через всю Москву ноги бить, когда можно было просто остаться у нас и цивильно расслабиться?

* * *

– За щедрого и гостеприимного хозяина! – Афиноген Львович, Самед Мохаммедович и Иннокентий Сергеевич подняли рюмашки и задали тон всему вечеру. Веселье подхватили Светлана Алексеевна, Рузанна Ахмедовна и Наталья Евгеньевна – и Женя к ним присоединился.

В отличие от гостей, хозяин старался пить не слишком много – зато время от времени бросал красноречивые раздевающие взгляды на Вику и Катю, которые, в свою очередь, зазывающее ему улыбались. Я думаю, троица уже оставила бы гостей одних и уединились (утроилась) бы где-нибудь в потайном месте, но Женя решил соблюсти приличия – вечер долгий, всему своё время!

– Вот, Женя – после четвертой рюмки Афиноген пришел к мысли, что разговор о политике, прерванный накануне, нужно продолжить. – А что по поводу поражения либеральной идеи в России думают в Москве? Или Москва – суть развратное гнездо толстосумов и продажных капиталистов?

– Не знаю! – Женя замялся. – Я полагаю, что иметь много денег – это хорошо! А насчет капиталистов – сам я к ним не отношусь, поэтому ничего не могу сказать доподлинно!

– Как же не относишься? – Афиноген серьезно уставился на Женю. – Вот у тебя и дом, и «БМВ», и денег куча! И казан у тебя на уровне – я, например, о таком казане даже и не слышал! Ты, конечно, капиталист, спору нет!

– Не! – Женя посмотрел на Вику (девушка, казалось, готова была испепелить взглядом Афиногена). – Я – коммунист и патриот! Не либерал, но чёткий государственник! Вот и мама у меня курирует силовые структуры, и среди её круга либералов нет!

– Хорошо, допустим! – Афиноген потянул за рукав Иннокентия, предлагая присоединиться к разговору. – Кеша, как по-твоему, наш хозяин, светлый коммунист или порождение гнилой капиталистической тьмы?

– Что ты пристал к человеку, Афоня? – Иннокентий Сергеевич вдруг резко грохнул кулаком по столу – так, что Светлана Алексеевна, сидевшая рядом, подпрыгнула от неожиданности. – Даже если он и капиталист, то я готов с таким капиталистом водить самую тесную дружбу – не то что с твоими пролетариями-голытьбой, которые только и умеют, что хань трескать и советские гимны распевать! Босо та! Поначитались, понимаешь, подрывной литературы, наслушались западных голосов и теперь мутите воду – типа, власть антинародная! А где вы были со своей народной властью, когда страну хохлам и грызунам разбазаривали? А знаешь ли ты, что еще до Петра Первого Киев и вся левобережная Украина по международным договорам отошли к России на веки вечные? А твои большевики всё растащили, всё раздали! Поганой бандерве раздали!

Женя взглянул поочередно на Афоню и Кешу, и желание смыться подальше от разговоров о политике победило его врожденные вежливые манеры. Он вскочил, как ошпаренный, притворно схватился за живот и с криком: «Я сейчас – вот только передохну чуть-чуть!», бросился в дом. Спустя пару минут за ним последовали и Вика с Катей – эти под предлогом игры в шахматы, поскольку вино пить второй день подряд им не интересно.

А Афоня с Кешей сцепились не на шутку! Доводы сторон:

– Советский Союз был самым прогрессивным государством в истории, дурень!

– Никаким не прогрессивным, а регрессивным, и репрессивной машиной уничтожения русского народа и подавления русского самосознания, старый маразматик!

– Советский Союз развил промышленность, поднял сельское хозяйство и выиграл Великую войну, замшелый антикоммунистический пень!

– Знаем мы, как он поднял и развил! Жрать было нечего, носить было нечего, фашистов трупами заваливали, зато Сталину памятники из золота при жизни отливали! И половина страны сидела в лагерях, тупая жертва коммунистической пропаганды!

– Советский Союз первым отправил человека в космос, восстановил города и сёла, мы гордились государством рабочих и крестьян и считали его самым лучшим на свете, ты, зомби с прожженными империалистами мозгами!

– Запустил, да! Но потому, что был Королёв! А если бы его не было, то никакого Гагарина бы не было! А когда Королев умер, все космические программы сразу пошли прахом! Историю учить нужно, а не пролетарскими лозунгами морочить голову подрастающему поколению!

– При Советском Союзе были мир и благодать, работа и равенство для всех, и никто не делил людей на первый и второй сорт! Мне тебя жаль, Кеша – ты уже забыл такие простые истины! Меньше смотри современный телевизор!

– Сам меньше читай Интернет! Про твои совковые якобы достижения ЦРУ-шники пишут из Вашингтона, чтобы на волне массовых народных протестов на ниве ностальгии по прошлому разрушить остатки того, что с таким трудом удалось собрать после вашего упырьского большевистского режима! Предлагаешь, предлагаешь тебе правильную литературу для чтения, Афоня, а ты – как о стенку горох, как свинья и жёлудь – всё своими косматыми ленинскими догматами бросаешься!

«Что за прелесть! – я лежал на лавочке рядом с раскрасневшимися от злости Афоней и Кешей, и моя душа пела. – Давно я не был свидетелем такой образцово-показательной склоки на почве политических страстей! Ведь у нас в доме сплошь одни дамы – и даже за Керенского и Троцкого перетереть не с кем! Жаль только, нужно уходить, а то всё самое интересное с Женей, Викой и Катей пропущу. Но ничего, я еще вернусь, у этих жеребцов (у Афони и Кеши) спорщического запала хватит еще на несколько часов! Наверстаю!»

* * *

Я успел вовремя. Пролез в специальную дверцу, ведущую в дом – сверху, со второго этажа раздавались радостные девичьи голоса и голос хозяина.

– А ты шалун! – застрельщиком, локомотивом общения выступала Вика. – И весьма находчивый шалун. Как у тебя органично получилось сбежать из-под присмотра наших завзятых политика нов – только пятки сверкали! Мы так сразу и подумали – ты сбежал из-за нас! Ведь правда?

– Не просто правда, но истина! – Женя без майки, в одних шортах (совместного производства Nike и Adidas) развалился на кровати. – Позвольте же и мне откликнуться на вашу приятную моему слуху реплику ответным комплиментом! Вы и сами девушки, в натуре, smart! Как вы быстро сообразили, что я жду вас у себя! Уверен, такое возможно только при надлежащей образованности и начитанности! Вы любите Мопассана?

– Я – очень! – Катя села рядом с Женей и откровенно начала пялилась на надпись на шортах Nike/Adidas China fashion Made in New York / Hamburg. Они такие вкусные мопассаны! Прямо невозможно оторваться!

– Мопассаны? Вкусные? – Женя от удивления раскрыл рот.

– Ну да! Это же такие французские конфетки! А ты что, ни разу не пробовал?

– А! Понятно! Ты, вероятно, имела в виду монпасье?

– Мопассаны, монпасье – какая разница? – Катя провела пальчиком по надписи на шортах. – Двойная крутизна! Даже тройная! Nike, Adidas и China Fashion! Я сразу, как увидела тебя, поняла, ты – мальчик что надо! И подарки, наверное, девушкам даришь на уровне? Я люблю французские духи! А ты, Вика, что любишь?

– А я – молодых вздыбленных жеребцов! – Вика укоризненно посмотрела на Катю. Потом перевела взгляд на Женю. – И мне никакие подарки не нужны. Самый лучший подарочек – это мужская сила, отлитая в мышцах! Ее приятно чувствовать, к ней приятно прикасаться – да, милый Джеймс Бонд?

Джеймс Бонд (т. е. Женя) радостно осклабился в широкой улыбке. Я наблюдал за ним – намеки насчет подарков пришлись ему явно не по душе. Катя, похоже, совершила непростительную ошибку, с крестьянской прямотой и непосредственностью выложив все то, что держала в уме – она потребует вознаграждения. И забывая, что мы – столичные штучки – за свободные равноправные отношения: типа никто никому ничего не должен, а если по другому – то вам не сюда!

– Катенька! – Женя посмотрел девушке прямо в глаза. – Ты нас не оставишь на время? Нам нужно обсудить с Викой небольшое дельце! Шахматную партию с последнего чемпионата мира, там случилась парочка интересных позиций, требующих дополнительного рассмотрения! А ты пока можешь прогуляться по дому или саду, пройти в библиотеку или внизу откупорить бутылочку из бара! В баре есть замечательные бутылочки! Только без обид, да?

Без обид, конечно, не получилось. Катя покрылась пятнами – белыми, зелеными и желтоватыми, вмиг спала с лица и рассеянно скомкала покрывало на кровати, стараясь понять, что же такое внезапное произошло, что ее отправляют подальше. И пришлось Вике взять Катю под локоток и выпроводить из спальни. Легонько так, ненавязчиво, но тем не менее очень твердо!

* * *

– Виктория – чудесное имя! – Женя стоял у окна ванной комнаты (у нас в ванной есть окошко со специальным стеклом – снаружи оно непрозрачное, зато изнутри всё прекрасно видно). – Означает «победа», и ты полностью его оправдываешь! Девушка-лидер! Начнем с гамбита, основной партии или сразу с эндшпиля?

– С самого начала! – похоже, Виктория не сильно разбиралась в шахматных терминах, но зато в интуитивной логике ей отказать было нельзя. – Не хочу ничего пропускать!

– Тогда вперед! – Женя быстренько залез в ванну и включил воду. – Присоединяйся ко мне, королева Виктория! Приглашаю тебя поплавать среди насыщенных кислородом теплых пузырьков – словно, в самом центре гостеприимного Тихого океана, среди водорослей и странных (но безопасных) морских чудовищ! А я, если позволишь, хотел бы примерить на себя роль синего кита!

– Почему именно синего? – обнаженная Вика уже прижималась к Жене. – А, например, не гренландского или того же кашалота?

– Потому что синий – настоящий душка, красив, могуч, строен, и всегда сердце компании! Прям, как я! – Женя склонился над Викой и поцеловал ее в губы долгим страстным поцелуем. Я же заскочил на свое любимое место и свесил вниз хвост. Так удобнее лежать!

– Удостаиваю тебя звания верховного синего кита! – прошептала Вика, закрыв глаза. – А теперь давай предадимся любовным игрищам!

И они предались. Да так, что вода вокруг них вскипела! Она ходила волнами от бортика ванной к ее второму и последующим бортикам, образовывала водовороты и выбрасывалась из глубины на поверхность пеной морской.

Темперамент Вики, я бы заметил, оказался покруче темперамента Жени. Девушка яростно отмела робкие попытки хозяина усадить ее на себя, прохрипела сквозь плотно сжатые зубы, что киты спариваются только в китовьей позе, и встала на колени и локти. Женя выкатил глаза и набросился на нее с силой тридцатитонной туши (с плавниками и ценным китовым усом). Прижался и заработал бедрами, наращивая и наращивая темп!

С Викой он продержался долго. И спортивный образ жизни не подвёл – выдал превосходный (впечатляющий даже) результат. Женя трудился и трудился, интенсивность движений не спадала, Вика, кажется, форменно сходила с ума от напора энергии, которая в нее вливалась, любовники ревели точно как киты (ну, или моржи, поскольку я не знаю, как ревут киты – никогда не слышал), вода омывала их тела – в общем, картина в ванной напоминала оргию божеств на Олимпе!

Вика художественно извернулась и смотрела на Женю, тот в свою очередь смотрел ей в глаза, их тела слились, слились и взгляды, и понятно, когда наступила кульминация, она была столь бурной и взрывной, что Женя не выдержал, Вика не выдержала, они упали друг на друга и бились, бились в одновременном оргазме:

Уффффффффффффффффффффффффффффф!

Ой-вэй! Йееееееееееееееееееессссссссссссссссссс!

* * *

– Никогда не думала, что москвичи способны на такое! – Вика поливала истомленного Женю из душа и терла мягкой губкой. – Всю жизнь была уверена, что вы здесь – хлюпики и мажоры, настоящей мужской силы в вас уже нет, она вся – у сибиряков, уральцев и жителей Дальнего Востока. Т. е. у нас!

– Интересно, почему? – Жене хотелось спать, но он поддерживал беседу. Вяло, но тем не менее.

– Что, почему – почему сила у нас, или почему я так думала?

– Почему думала?

– Это просто. Сибирь, Урал, Уссурийский край – места жёсткие, суровые, неженственные! А столица – здесь ведь одни педики! А если не педик – то кинокритик, а если не критик, то поэт, а если не поэт, то белошвейка-модельер! Вот и папа всегда говорит, что любой сибиряк стоит двадцати москвичей вместе взятых! А я папе верю!

– Понятно! – Женя хмыкнул. – Ничего, что я тебя слегка разочаровал – насчет столичных мужчин?

– Ничего! – Виктория закончила с омовением. – В данном конкретном случае лучше ошибиться, чем быть правой! И пока еще не наступило утро, прошу, продемонстрируй мне снова, сколь глубоко моё заблуждение!

* * *

Воркования влюбленных парочек – всегда отдельная тема для описания, и мне она не сильно интересна. Я оставил голубков в ванной, а сам спустился вниз – к диспуту о политике. Афоня и Кеша выпили уже первую поллитру и приступили ко второй. Вследствие чего накал спора подрос на пару сотен градусов.

Чтобы разговор мужчин не перешёл в кровавый мордобой, Афоню и Кешу пришлось разделить. Между ними сидели Светлана Алексеевна, Рузанна Ахмедовна и Наталья Евгеньевна и время от времени гасили лютые порывы спорщиков схватиться за нож или с криком перевернуть стол, разбив всю находящуюся на нём посуду.

– Пьяные рожи! – резюмировал я про себя и решил уединиться. Походил туда-сюда, прогулялся по саду, влез на забор и обозрел окрестности, помечтал, вздремнул в Норе.

А Афоня с Кешей всё не унимались. И не заметили, как упились до столь скотского состояния, что ноги отказались их держать. И хорошо, что рядом были верные жены, а то кто бы еще позаботился о радетелях за родное отечество? Да никто!

 

Глава 9

В прошлом сокрыта мудрость тысячелетий!

«Мужчины различаются по своим признакам как „заяц“, „бык“ и „конь“. Женщины же – как „газель“, „кобыла“ и „слониха“.

При соединении соразмерных друг другу бывает три „равных“ наслаждения. В иных же случаях – шесть „неравных“.

Среди „неравных“, если мужчина больше женщины, то при тесном соединении бывает два „высоких“ наслаждения; при затрудненном – одно „высшее“ наслаждение.

Если же наоборот женщина – больше, то бывает два „низких“ наслаждения, и при затрудненном соединении – одно „низшее“ наслаждение.

Среди них „равные“ – лучшие, два, названных крайними, – худшие, остальные – средние. Между средними же „высокие“ лучше „низких“. Таковы девять видов наслаждения».

– Что-то нифига не понял! – Женя отрывается от книги и задумчиво чешет правую скулу короткой пластиковой линейкой. Мне же, Пану Чарторыжскому – только полгодика, я сижу на столе в библиотеке и наблюдаю за тем, как хозяин штудирует «Камасутру». – Думал, здесь всё просто: «Женщинам: хватай его енг и запихивай в свою ёнг! Мужикам: вставляй свой енг в ее ёнг и двигай жопой!», а здесь – вон оно оказывается как сложно!

«Виды наслаждений:

Происходящее от влечения,

Вызывание влечения,

Искусственное влечение,

Переносное влечение,

Наслаждение со служанкой,

Низменное наслаждение,

Несдержанное наслаждение – таковы виды наслаждения.

Когда оба, чьё влечение возросло с первой же встречи, с трудом получают возможность сойтись после возвращения из странствий или соединяются после разлуки, вызванной ссорой, – это „происходящее от влечения“. При этом ведут себя по собственному усмотрению и по надобности.

Когда оба наслаждаются, ощущая вначале умеренное влечение, – это „вызывание влечения“.

Когда при этом предаются влечению, последовательно возбуждаясь шестьюдесятью четырьмя средствами, применяемыми соответственным образом ради этой цели, или же когда оба стремятся к другим – это „искусственное влечение“. Пусть при этом заботятся обо всех приемах, согласно предписаниям.

Когда же мужчина с начала соединения и вплоть до удовлетворения страсти действует, помышляя о другой, милой сердцу, – это „переносное влечение“.

Происходящее по надобности соединение с низкородными блудницами или прислужницами – „наслаждение со служанкой“. При этом пусть он не заботится об угождении.

Также происходящее по надобности соединение гетеры с деревенским жителем – „низменное наслаждение“. То же – у горожанина с женщинами из деревни, пастушками, жительницами окраин.

Когда же у обоих возникло доверие, то от взаимного расположения бывает „несдержанное наслаждение“. Таковы наслаждения».

– Ага! – Женя вынул из лежащего на столе портфеля блокнот и ручку и записал:

Виды наслаждений:

1. Ее хочется с первого взгляда. Коротко – ЕХПВ. Она мне ровня или даже сто и т по статусу выше меня.

2. Ее не хочется с первого взгляда, но если удалось затащить в постель и немного покувыркаться, начитает хотеться в процессе. Коротко – ЕХВП (ее хочется в процессе). Она мне либо ровня, либо несколько выше, либо несколько ниже.

3. Ее либо хочется, либо нет – неважно. А важно применить все шестьдесят четыре способа возбуждения (то ли последовательно, то ли параллельно) – и таким образом перевести ее (и себя) в состояние хотения. Коротко – ЕХИ64С (ее хочется в итоге шестьюдесятью четырьмя способами). Она что, резиновая женщина?

4. Ее вообще не хочется, но поскольку той, которую хочется, нет рядом, приходится удовлетворяться той, которую не хочется. Коротко – ЕНХХД (ее не хочется, хочется другую). Она – вероятно, жена, и вы в браке уже больше двух лет. Или подруга, с которой нужно немедленно расставаться.

5. Если купил проститутку-хохлюшку на Ленинградке, это – «наслаждение со служанкой». Или взобрался на гувернантку-хохлюшку по обоюдному согласию. Это тоже – «наслаждение со служанкой». Мне, слава богу, не грозит! Пользуюсь у приличных дам популярностью! Но записать и запомнить «наслаждение» нужно: коротко – ЕТТЗР (ее трахать – только здоровьем рисковать).

6. Если поехал в село убирать картошку с полей, и тебе подвернулась смазливая привлекательная колхозница, которая после недолгих разговоров и распития парочки бутылок винца согласилась пойти с тобой на сеновал – это «низменное наслаждение». Коротко – ЕМСС (ее можно на сеновале и в стогу). Случалось, случалось такое! Я был нежен и куртуазен! Кстати, деревенские девушки часто возбуждают гораздо сильнее городских. Там ведь концентрированная природа!

7. «Несдержанное наслаждение» – типа, когда с девушкой ты не только спишь, но она еще тебе и друг! Т. е. спишь с другом и при этом не мучаешься угрызениями совести! Потому что друг – другого пола! Коротко – ЕОМД (её – она мой друг!). Т. е. трахаться с ней не только приятно, но и интересно, и доверительно! И в перерывах она может почитать тебе басни Крылова на новый лад:

FB2Library.Elements.Poem.PoemItem

– Что имеем? – Женя отложил ручку и блокнот в сторону, – ЕХПВ, ЕХВП, ЕХИ64С, ЕНХХД, ЕТТЗР, ЕМСС, ЕОМД! Всё довольно просто и гораздо понятнее, чем в «Камасутре»! И, кстати, что там с шестьюдесятью четырьмя видами возбуждений?

«Наставники говорят, что любовное соединение зовется шестидесятичетырехчастным, ибо изложено в шестидесяти четырех главах.

Эта наука – в шестидесяти четырех частях. Или же оно шестидесятичетырехчастное потому, что искусств – шестьдесят четыре, и совокупность их является частью любовного соединения.

Некоторые говорят, что это название почтительно установлено жрецами из-за связи с десятью книгами ричей, названных здесь сходным образом, и из-за связи с Ианчалой.

Последователи Бабхравьи учат, что существует по восемь различных видов в каждой из восьми групп:

объятия,

поцелуи,

царапины ногтями,

укусы,

возлежание,

произнесение звука „сит“,

подражание мужчине,

аупариштака -

и восемь по восемь составляет шестьдесят четыре.

Ватсьяяна же учит, что поскольку в каждой из восьми различных групп бывает меньше или больше разновидностей, нежели восемь, и удары, восклицания, мужские способы, особые наслаждения и прочее образуют здесь еще и другие группы, название „шестьдесят четыре“ употреблено лишь как привычный оборот, подобно „семилистному“ дереву и „пятицветному“ подношению».

– Надеюсь, подражание мужчине, это не то, что я подумал! – Женя со вздохом опять притянул к себе блокнот. – Тяжела ты, шапка Мономахова! И коли решил стать мастером в искусстве обольщения, должен учиться, учиться и еще раз учиться! Кстати, а что такое «аупариштака»?

– Ого! – Женя перелистал несколько страниц и слегка покраснел. Даже его, закаленного в любовных битвах бойца, чтение об «аупариштаке» смутило – и немудрено! – Пожалуй, на этом разделе я не буду фокусироваться, а то не дай бог, кто-нибудь застанет за чтением, попробуй потом докажи, что ты не верблюд! – меня он, конечно, в расчет не принял! А зря! Я ведь всё запомнил, намотал на ус.

* * *

В следующий раз хозяин вернулся к «Камасутре» недели через три – всё же что-то такое есть в этом древнем трактате, что манит образованных людей!

– Жизнь в древности была совсем иной! – Женя встал перед окном библиотеки, оперся руками о подоконник и пустился в глубокие рассуждения. – И не мне судить о том, что считалось приемлемым в то время, а что аморальным! Но я уверен, философские открытия, изложенные в «Камасутре», мне в любом случае не помешают. Поэтому вернемся к первоисточнику!

Следует заметить, что «текст первоисточника» у Жени получился каким-то оригинальным. Хозяин тщательно законспектировал выписки из «Камасутры», и вот что у него вышло (читать необязательно, Женя никогда не отличался высоким литературным стилем, да и комментарии его весьма туповаты):

Шестьдесят четыре вида искусств и навыков, которые изменят Вашу жизнь. А если не изменят, то не беда!

1. пение (подражать Deep Purple, Boney M, Питкуну),

2. игра на музыкальных инструментах (освоить бандуру, мандолину, волшебную флейту),

3. танцы (отработать мазурку, чечетку-степ и па из балета Прокофьева – а лучше из всех балетов),

4. рисование (натурные формы лягушек, пейзажи в окрестностях Коломенского, трава, хвоя, ветерок),

5. нанесение знака на лоб (тату, наклейки, принудительное крапление лба гуашью),

6. ранголи (рисунки окрашенным песочком и/или цветами) на земле/полу (если нет песка, цветов, земли или пола, это умение не пригодится),

7. умение украшать дом ромашками (диплом о среднем образовании, подтверждающий квалификацию флориста, обязателен),

8. умение ухаживать за собой (об этот уже сказано-пересказано!)

9. умение сложить мозаику (судя по всему, речь идет о детских мозаиках, в изобилии продающихся в гипермаркетах и в магазинах сети «Пятерочка»),

10. умение стильно украсить спальню, живописно раскидать подушки, красиво заправить ложе, а потом так же красиво его расправить,

11. умение извлекать музыку из воды (это как???),

12. уметь брызгаться водой и особенно так, чтобы получались красивые струи (типа человек-пингвин),

13. знание тайных мантр. Например:

Ааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа ааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа ааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа ааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа ааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааа аааааааааааааааааааааааааааааааааааа-ум!

Аыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыы ыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыы ыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыы ыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыы ыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыыы-ум!

Уууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууу уууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууу уууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууу уууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууу ууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууе-ум!

(Вся комбинация звуков повторяется три раза по три раза), а потом еще столько же.

14. умение плести цветочные гирлянды (лучше из живых цветов – если таковых не имеется, подойдут и картонные),

А-ум! А-ум! А-ум!

Аы-ум! Аы-ум! Аы-ум!

Уе-ум! Уе-ум! Уе-ум!

А-ум! А-ум! А-ум!

Аы-ум! Аы-ум! Аы-ум!

Уе-ум! Уе-ум! Уе-ум!

А-ум! А-ум! А-ум!

Аы-ум! Аы-ум! Аы-ум!

Уе-ум! Уе-ум! Уе-ум!

15. умение украшать голову (умение найти персонального качественного недорогого парикмахера на каждый день),

16. умение одеваться со вкусом (стильно и дорого, но так, чтобы не ограбили темной ночью, приняв за наследника/наследницу олигарха),

17. умение украшать свой наряд (используй значки: «Я сдал нормы ГТО!», «Ученик пожарного», «Хочешь похудеть, спроси меня, как! Не гербалайф!»),

18. умение составлять ароматические композиции (желательно иметь за плечами солидную практику в Dior, Chanel и Yves Saint Laurent),

19. умение изготавливать ювелирные украшения (сертификат мастерства от Карла Фаберже и Cartier приветствуется),

20. знание основ чародейства и колдовства. Например, заклинание:

Усопшие души под крестами, лежащие, на свет не смотрящие, в храм вы ни торопитесь, слов не молвите, не едите вы и не пьете вы, похотью не грешите.

Попрошу я вас о себе и Изяславе (Болеславе, Джоне, Гансе)!

Пусть он меня яро любит, весь свет через меня забудет! Пусть не пьет, пусть не ест, похотью не грешит, со всех дорог ко мне бежит, утром, в полдень и на зорьке вечерней!

Пусть он без меня мается, тоскуется, обнять и ласкать меня хочет, похотну потребу со мной унять! Да покажусь я ему светлее месяца ясного, краше солнца красного!

Вы усопшие на местах своих лежите и словеса мои сторожите!

Чтоб ни бабка знахарка, не девица-нахалка, ни дед колдун, слова мои ничем не перебили и от милого не отвратили!

Деревянный крест, восемь концов, слово мое на сорок замков.

На сорок ключей закрываю, ключ в реку кидаю. Да будет так!

И от себя добавлю: Изяслав, Болеслав, Джон, Ганс, коли связался с такой, ты – полный муд…ак!

21. умение готовить притирания и снадобья для усиления привлекательности и храбрости, и прочее (рассыпчатые магазинные пудры и клейкие кремы не подойдут – качество их не высоко!)

22. ловкость рук (особенно пригодится для шулеров и посудомоек),

23. знание кулинарного искусства, а также умение красиво кушать и пить (и если захочется продекламировать Есенина с набитым ртом, дважды подумать – а воспримут ли Вас правильно слушатели?),

24. умение приготовить прохладительные и возбуждающие напитки и вкусные сласти (чурчхела, медовуха, тимашевский сладкий квас, староминской менее сладкий квас, восточные шербеты, пахлава медовая, блинчики с кленовым сиропом, тарталетки – черешня, персик, виноград),

25. искусство ткачества, шитья и починки одежды (неужели всё это придется делать самому?),

26. искусство вышивки (а, я понял! Чтобы соответствовать этому критерию, нужно купить у хохлов нарядную вышиванку и успокоиться),

27. игра на зурне и барабане (зурна – древний духовой музыкальный инструмент, распространённый у народов Закавказья и Средней Азии. Представляет собой деревянную трубку с раструбом и несколькими, обычно 8–9 отверстиями, одно из которых находится на противоположной остальным стороне. Диапазон зурны – около полутора октав диатонического или хроматического звукоряда. Тембр зурны яркий и пронзительный. Зурна состоит в близком родстве с гобоем, имеет такую же двойную трость и считается одним из его предшественников. Музыкант, играющий на зурне, называется «зурначи» (слово не склоняется)).

28. умение составлять загадки, шарады и рифмовать:

«Вовсе не домашняя, Но птица, Может в каждом доме Очутиться: После Однобуквенной замены Превратившись В средство гигиены…»

«Простейшая логическая загадка:

Два гроссмейстера сыграли пять партий в шахматы. Каждый из них выиграл и проиграл одинаковое число партий. Они не сыграли ни одной партии вничью. Как такое могло случиться?

Ответ: (Такое возможно, если гроссмейстеры играли не друг с другом).

Эта логическая загадка одновременно является загадкой-обманкой».

29. стихосложение, различные игры в стихи. Пример:

Мы решили полениться, раз-два, раз-два (лечь на кровать и закрыть глазки), В уютной спаленке уединиться, раз-два, раз-два (спрятать голову под подушку и мерно засопеть), На работу не пойдем! Раз-два, раз-два (отрицательно и свирепо из-под подушки помотать головой), Заработанный отгул возьмем! Раз-два, раз-два (улыбнуться в предвкушении халявного выходного и погрузиться в долгий здоровый сон).

30. умение хорошо проговаривать скороговорки и сложнопроизносимые слова и фразы.

Пример:

«Рапортовал, да не дорапортовал, дорапорто вывал, да зарапортовался!»

«Рыла свинья белорыла, тупорыла; полдвора рылом изрыла, вырыла, подрыла!»

«Шли три попа, три Прокопия попа, три Прокопиевича. Говорили про попа, про Прокопия попа, про Прокопиевича!»

«Была у Фрола, Фролу на Лавра наврала, пойду к Лавру, Лавру на Фрола навру!»

«Полили ли лилию? Видели ли Лидию? Полили лилию. Видели Лидию».

«На мели мы лениво налима ловили, на мели мы ловили линя.

О любви не меня ли вы мило молили и в туманы лимана манили меня?»

31. искусство выразительного чтения, декламации («продекламировать» – рую, – руешь; Выразительно прочитать вслух художественное произведение «После трех рюмок Ароматов сразу воодушевился и продекламировал несколько куплетов из Беранже» Мамин-Сибирк, Произнести напыщенно, с пафосом: «Вот какие мы, – подмигнув в сторону сестры, продекламировала Валери. – От мужчин мы ждем мужских поступков!» Лебеденко. Толковый словарь А.П. Евгеньевой)

32. обладание талантом искусного рассказчика (искусный рассказчик подобен фирменному презервативу – его не замечаешь, но дело свое он делает – веселит и вселяет оптимизм!),

33. игра в стихи (умение завершить ранее заданный стих),

Солнце вышло из-за туч, Упал на землю первый луч, Упал, отразился, растекся по земле К чему бы это? К зиме, К весне, К полной Луне, К новой Луне, К мужу на коне, К невесте на холме, К охотинспекции на «Козле» и т. д.,

34. плетение из тростника лёгкой мебели и циновок (техника плетения из оберток початков кукурузы, плетение из трав, плетение из лозы, плетение из камыша, плетение циновок из лыка),

35. знание искусства резьбы (Не перевелись еще на Руси великие мастеровые! Один из них – Евгений Валерьевич Обручев!),

36. навык плотницкого дела. Минимальный набор инструментов: топор,

молоток,

гвоздодер,

долото,

несколько отверток с разными полотнами,

гаечный ключ,

клещи.

Дополнительный набор инструментов:

нож-косяк,

стамески различных профилей,

ножовка по дереву и по металлу,

лобзик, электродрель с набором сверл и шлифовальным диском для обработки поверхности,

различные типы наждачной бумаги – от мелкозернистой до крупнозернистой, напильники и надфили с различной частотой насечки.

Измерительные инструменты:

рулетка,

складной метр,

угольник,

уголъник-центроискателъ циркуль,

нутрометр,

уровень с отвесом и т. д.

37. знание законов архитектуры и умение построить дом (судя по всему, я должен быть специалистом одновременно и в проектировании зданий, мостов и акведуков и в размешивании бетона, и укладке кирпичей!),

38. умение распознавать обыкновенные и ценные камни и металлы (геолог широкого профиля),

39. работа по металлу (не плавка и литьё металла, как и не тяжёлая металлургия, разумеется, но возить лобзиком по заготовке и доводить до уровня готового изделия суровым напильником),

40. познания в области драгоценных камней и их добычи (геммолог и одновременно шахтер на алмазных копях),

41. садоводство/огородничество (двадцатилетний стаж в выращивании садово-огородных культур не навредит),

42. знание правил игр, в которых участвуют животные/птицы (петушиные, перепелиные бои, страусиные бои, скачки и пр.),

43. умение обучать попугая, скворца разговору (а заодно и навык легко знакомиться с выпускниками/выпускницами цирковых училищ, поскольку только от них можно получить знания – как заставить птиц говорить),

44. умение укладывать волосы, делать причёску, навыки массажа. Виды причесок:

Ассиметричные,

Стрижка Боб на короткие и средние волосы,

«Пикси»,

«Шапочка»,

Боб-каре,

«Паж» на короткие и средние волосы,

Стрижка на «ножке»,

«Каскад», «Аврора», «Мустанги по степи» и т. д.,

Виды массажа:

Шведский (обычный) массаж,

Аромамассажная терапия,

Массаж горячими камнями,

Глубоко проникающий массаж,

Массаж Шиацу,

Тайский массаж,

Массаж во время беременности,

Рефлексологический массаж,

Спортивный массаж,

Массаж по отдельности различных частей тела – на выбор, начиная от стоп и заканчивая твердой черепной макушкой.

45. шифровка записок, сообщений, функция Outlook Express (откуда у древних индусов взялись компьютеры с интернетом, я пока понять не могу),

46. умение разговаривать на тайном языке (язык знаков, недоступный пониманию посторонних, например, язык глухонемых или по-китайски – его всё равно никто не разумеет и не стремится понять),

47. знание иностранных языков и наречий (китайский язык не относится к иностранным – как мы помним, он тайный),

48. украшение паланкина, повозки цветами (смею надеяться – повозки не с гробом на лафете),

49. умение наслать чары, навести порчу, знание заклинаний и примет, правильное толкование последних (вроде бы, это уже было выше, я даже привёл пример одного из заклинаний). Но если мало, то вот вам еще!

Текла водичка из крыночки через город Иерусалим от колдуна, от колдуньи, от еретика, от еретиц, от ученых и рожденных, от детского и младенческого, от тифа и лихорадки, от пустых родов, от кровотечения, от испуга, порчи, от тоски тоскучей, колючки колючей, гнетущей, кислой, пресной, встреченной, поперечной, ветряной, водяной, засеянной и насланной (здесь надо крестить воду и говорить): в городе Иерусалиме пред престолом сам Господь Иисус Христос, Илья – пророк со своим золотым жезлом поражает бесов, святым огнем-пламенем, иорданской водой.

Страстным огнем я тебя вызываю – изгоняю: выйди, сатана, с раба Божьего(имя) из уст, из волоса, из голоса, из буйной головы, из белой кости, из красной крови, из шеи, из позвоночника, из сердца, из желудка, из почек, из печени, из зелени, из матки(если женщина), из яичников, из мочевого пузыря, из кишок, из рук, из ног, из жил, из кожи, из пальчиков и суставчиков. Тут тебе не быть, червонной крови не пить с порожденного, молитвенного крещенного раба Божьего (имя) во веки веков. Аминь.

50. умение изготавливать простейшие механические приспособления/ устройства (немного не понял, о каких приспособлениях и устройствах идет речь? Ясно только, что снова нужно самому работать руками – как будто плотницкого и строительного ремесла мне мало!),

51. искусство запоминания (ну, это элементарно – нужно просто каждый день тренировать память, пару страниц печатного текста наизусть – с этим справится даже школьник),

52. совместное чтение, игра (игры могут быть разными, наверное, речь идет о взрослых играх, поскольку они совместные. Варианты: прятки, жмурки, бутылочка, биллиард),

53. задумывание стихов (некоторые пункты даже не знаешь, как комментировать, настолько они тупорылые),

54. знание смыслов слов (естественно, я знаю смысл слов, в противном случае как бы я мог завоёвывать сердца прекрасной половины человечества?),

55. умение пользоваться словарями и справочниками (умение присутствует, невелика наука),

56. знание законов стихосложения и ораторского искусства (да задолбали они уже со своими стихами – то камни тесать заставляют, то рифмы складывать!),

57. умение подражать, воплощаться в роль другого (знание способов ввести в заблуждение), искусство грима и маскировки (а если я не заканчивал театральную школу, как быть?),

58. умение искусно одеться, задрапироваться (это элементарно – свитер, джинсы, ремень и галстук всегда при мне),

59. знание азартных игр:

Игральные автоматы, Рулетка и ставки в казино,

Игра на деньги в карты, в кости, в нарды, в шахматы/шашки, в голого индейца

Тоже самое – только игра на щелбаны,

Ставки на бегах или в букмекерских конторах,

60. Умение играть в азартные игры:

Акулина,

Баккара-А, Баккара-Б, Баранья голова, Безик, Бессменный магазин, Блондинка и брюнетка, Большой марьяж, Бонжур, мадам – пардон, месье, Бостон, Бостон фонтеблосский, Бридж, Бура, Бура открытая,

Ведьма, Великая тайна, Веришь – не веришь А, Веришь – не веришь Б, Веришь – не веришь В, Веришь – не веришь Д, Вечный жид (вечный странник), Виктория, Винт с аукционом, Винт с гайкой, Винт с двойной записью и винтящимися коронками, Винт с двойным прикупом, присыпкой и гвоздем, Винт с мусором, Винт с пересадкой, Винт с прикупом, Винт с прикупом, присыпкой и гвоздем, Винт-виталин, Вист, Война, Волынщик, Ворожба, Восемь мудрецов, Всяк свой козырь – А, Всяк свой козырь – Б,

Гарем, Гарибальдийка, Головоломка, Горка,

Дамы кувырком, Два кольца, Деберц, Девятка, Девятка смешанная, Девятый вал, Демон, Джокер, Домино, Дрейфус, Дурак армянский, Дурак английский – А, Дурак английский – Б, Дурак дорожный, Дурак наваленный – А, Дурак наваленный – Б, Дурак оборотный, Дурак переводной – А, Дурак переводной – Б, Дурак подкидной, Дурак простой – А, Дурак простой – Б, Дурак простой – В, Дурак чешский, Дурак японский – А, Дурак японский – Б,

Екатерина Великая,

Зевака – А, Зевака – Б, Зевака – В, Зеленая поляна,

Кадриль, Калейдоскоп, Канесте – А, Канесте – Б, Канесте – В, Каре, Карточная лотерея – А, Карточная лотерея – Б, Кинг, Кинг атомный, Кинг заказной, Кинг карточное домино-фонтан, Кинг Омнибус, Кинг Полиньяк, Кинг простой, Кинг простой для трех игроков, Кинг с джокерами, Кинг с торговлей, Кинг-домино, Кис-кис, Козел – А, Козел – Б, Козел – В, Козел-бура, Кончинка, Королевская свита, Королевский, Короли, Король Альберт, Крепость, Кун-кин, Кун-кин большой – А, Кун-кин большой – Б, Кун-кин Фускен, Курица,

Ландскнехт, Лев и солнце, Лекарство от скуки, Леопард, Лесенка, Лотерея-лото,

Макао, Малое пианино, Марьяж гадальщицы, Мельники, Метаморфоза, Меттерних, Мушка, Мушка-копилка, Мушка Лентюрлю – А, Мушка Лентюрлю – Б, Мушка Лентюрлю – В, Мушка мистигри, Мушка Памфил, Мушка шутиха,

Наполеон, Направо и налево,

Обыкновенный двойной пасьянс, Одесский покер, Опендаум, Осёл, От нечего делать, Очко (двадцать одно) – А, Очко (двадцать одно) – Б, Очко (двадцать одно) – В,

Павлиний хвост, Паганини (ковер), Пентагон, Петух – А, Петух – Б, Пикет, Пикет нормандский, Покер (все восемьсот семьдесят четыре вида), Польский банчок, Преферанс, Преферанс гусарский, Преферанс с десятичным счетом, Преферанс с котлом, Преферанс с курочкой, Преферанс с мизерами, Преферанс с увертами, Путешественники, Пьяница, Пьяница (поддавки), Пятьсот одно,

Радуга, Рамс – А, Рамс – Б, Ремик бридж, Ремик джин, Ремик оклахома, Ремик пятьсот, Роковой, Ручеек,

С квартиры на квартиру, Свинья, Святая Елена, Семерки, Сикка (два листа), Сикка (деревня), Сикка (едно), Сикка (три листа), Сикка (Южный вариант), Симпатия, Скат – А, Скат – Б, Скат – В, Скат – Г, Скопа, Сложение, Солнце, Спекулянт – А, Спекулянт – Б, Сто, Стуколка (обязательная), Стуколка (с гольцом), Стуколка (с прикупом), Стуколка (со шлейфом), Судебная волокита, Сэр Томми,

Тайна, Терц, Тётка, Триада пасьянсная, Тридцать две карты, Тридцать одно – А, Тридцать одно – Б, Трилистник, Тринадцать, Тринька, Тройки, Тысяча, Тысяча одно,

Узник, Упрямая, Ураган,

Фараон, Фофаны, Фрап,

Храп,

Цыганка,

Часы, Черная донка, Чижик,

Шестьдесят шесть, Шиф, шоф, шум, Штосс,

Эгоист, Экарте с ограниченным банком, Экарте с ответственным банком.

61. умение изготавливать куклы и игрушки для детей (из подручных материалов кустарным способом или из пластика фабричным (конвейерным) методом),

62. знание правил хорошего тона и навыков дрессировки животных (как такое может уместиться в одном пункте? Или теперь что, хороший тон уместен только с животным на руках?)

63. знание искусства побеждать (veni, vidi, vici – пришел, увидел, победил. Слова Юлия Церазя, которыми, как передает Плутарх в его биографии, он известил одного из своих друзей в Риме о быстро одержанной им победе над понтийским царем Фарнаком при Зеле в 47 г. до н. э. Светоний в биографии Цезаря рассказывает, что эти слова были написаны на доске, которую несли на триумфальном шествии Юлия Цезаря в Рим)

64. телесные упражнения, физкультура.

Вам еще не надоело? Лично мне очень! Зевота раздирает прямо до ушей. И зачем я только уделил столько места этому бреду? Не знаю, как насчет Жени, но для меня «Камасутра» отныне не существует! И если кто-то начнет ссылаться на нее, как на источник, заслуживающий уважения, вцеплюсь в морду когтями, ей богу, вцеплюсь!

 

Глава 10

И снова к еде

После столь занудного повествования страсть как хочется перекусить. Пойду загляну в холодильник.

Кстати, а не пришло ли время, пользуясь удобным случаем, вернуться к моему любимому детищу – каталогу продуктов? Помнится, я остановился на рыбке. Причем именно остановился (не закончив повествования), поскольку о ней я могу говорить бесконечно. Как-то раз, насытившись атлантической сельдью, я даже впал в поэтический транс и придумал целую поэму, посвященную длинным, вкусным, свежевыловленным, благословенным те льцам в чешуе, поблескивающим благородным серебром.

Индикатором жизни рыба служит – Факт. Имея рыбу на руках и в лапах, Каждый может утверждать серьезно, Что получил он в дар от жизни главный приз – Вкуснейший плод природы, Что пахнет солью, йодом — И полезен для мозга, для костей и для здоровья в целом… И т. д.

Не буду приводить поэму целиком – я скромен, как уже неоднократно обозначал. Плюс ко всему, тема рыбы настолько обширна и столь неисчерпаема, что никакие поэмы и даже романы в стихах не могут ее закрыть. Рыба – она безбрежна, как вечная любовь! Лично я с момента рождения отведал порядка трех десятков видов рыб, но, конечно, это только капля в море – и только те, что относятся к промысловым видам:

Пресноводные – сазан, карась, лещ, плотва, тарань, окунь, сом, щука, форель, белый амур, толстолобик, карп.

Проходные и полупроходные (откармливаются и растут в море, а размножаются в реках) – осетр, сиг, севрюга, кета, белуга, благородный лосось, нерка, вобла, плотва, судак, красноперка, чехонь.

Морские – сельдь, треска, морской окунь, сайра, сардина, камбала, скумбрия, ставрида, анчоус, тунец.

Стоп!

Усилие воли, еще усилие! Концентрируюсь и переключаю внимание. Прочь от рыбы! Иначе, зациклюсь на ней и растеряю связность и плавность мысли. Перехожу к «Молоку, сметанам, козьим продуктам, кумысам, простоквашам».

Нет смысла перечислять все наименования молочной продукции, представленные в нашем холодильнике. Их много. Уверен, в магазинах продается еще больше, но хозяин часто ведет себя консервативно и покупает одни и те же понравившиеся ему продукты.

В принципе, все торговые марки похожи друг на друга, и продукция их похожа. Технология изготовления-то одна, и если кто-то использует пальмовое масло в качестве консерванта, то и другие туда же. Ведь если делать ставку на натуральное и дорогое, рынок сбыта скукожится невероятно, и прибыли никакой не извлечешь. Особенно сейчас, когда, говорят, на дворе свирепствует кризис, и народ экономит на всём. Я, правда, этого не чувствую.

Мой самый любимый молочный продукт – натуральные сливки, которые хозяину время от времени перепадают от знакомого фермера по имени Севостьян. Севостьян выбирается из своей глуши примерное раз в месяц и объезжает жителей нашего поселка, предлагая молочку – собственно молоко, сливки, сметану, творог, масло, простоквашу и даже ручного изготовления сыр. У фермера всё вкусно и всё дорого. Как говорит Женя: «Этот барыга никогда себя не обманет, но хоть товар продает достойный!». Что же по мне, то мне Севостьян нравится – мужик улыбчивый, компанейский и еще ни разу не подсунул лежалой или прокисшей молочки. За это его ценю и уважаю.

О! Что-то вспомнилось! Немножко и не в тему, но рассказать хочется.

Как-то раз торговать вместо Севостьяна приехала его жена – Ливадия. Дама видная, с внушительным бюстом и бедрами, заставляющими вспомнить высокогорья Кавказа на картинах передвижников старой школы. Хотя можно и не вспоминать, а просто отметить, что чувственность из нее так и перла, сквозила в каждом шаге, в походке вообще, в повороте головы, в улыбке, во взгляде.

С собой Ливадия привезла несколько сот килограммов товара (полный набор) в миниатюрном рефрижераторе на прицепе. На календаре значились предпраздничные выходные, поэтому она отторговалась довольно быстро и очень успешно. И уже собиралась возвращаться к себе на хозяйство, но тут её пути-дорожки пересеклись с Женей, и дальше произошло то, что произошло.

Машина Ливадии джип «Тойота» заглохла аккурат напротив нашего дома и перекрыла весь проезд – ни туда, ни сюда. А Женя в это время поливал цветы на участке. Поскольку хозяин – человек неравнодушный к прекрасному полу, он, завидев, что у знакомой женщины случилась беда, немедленно предложил свою помощь. Совместно с Ливадией и двумя соседями-близнецами из дома по соседству они затолкали джип и рефрижератор к нам на территорию, Женя закрыл ворота и повел фермершу на террасу пить чай.

Фермерша пребывала в расстроенных чувствах. Её можно понять: машина сломалась (как всегда, в самый неподходящий момент) – и как теперь добираться до дома? Непонятно.

Джип – не иголка, его просто так не завернешь в платочек и не отнесешь к портному для починки, нужно вызывать эвакуатор и тащить его на сервис, потом ждать, когда сделают, потом платить чёртову уйму денег – в общем, одно сплошное разорение и геморрой.

Ливадия смотрела на заглохшего железного коня, и слезы наворачивались у нее на глаза. Женя, как мог, пытался утешить её – и у него получилось! Он позвонил знакомому автомеханику из авторизованного сервиса «Тойота» и вызвал его к нам в поселок – сразу со всем диагностическим оборудованием и набором автозапчастей. Механик, конечно, обрадовался левому колыму и пообещал, что будет немедленно и сделает всё в лучшем виде. И действительно прибыл минут через пятьдесят (выходные, лето, машин немного, красота!).

Как оказалось, у джипа случилась проблема с бензонасосом. Неполадка серьёзная, возни с нею – мама дорогая! Упорной работы на несколько часов! А еще нужно найти по Интернету новый (или б/ушный) бензонасос, съездить за ним, вернуться назад – морока на весь день. Автомеханик объявил Ливадии сумму – у бедной фермерши чуть не случился удар. Вся торговля – псу под хвост, все деньги уйдут на ремонт машины, и хорошо, если еще хватит!

Тут в процесс торговли вмешался Женя. Пользуясь своими дружескими и деловыми отношениями с автомехаником (Володей), он, во-первых, сбил цену с само й стоимости работ, во-вторых, упросил Володю просто отремонтировать бензонасос на месте. А Володя, известно всем, запросто может это сделать. В итоге, цена ремонта упала в четыре раза, фермерша воскресла, как птица Феникс из пепла – и даже еще круче воскресла.

Володя засучил рукава и взялся за работу, а Ливадия немедленно (сама!) бросилась в объятия Жени и повлекла его (силой) наверх – общаться в тесном кругу. Женя, конечно, попротестовал для проформы пару мгновений, но тут же сдался. Он чувствовал, что фермерша горит желанием отблагодарить его от чистого сердца – а против таких дамских порывов он устоять, в принципе, не в силах.

Они быстренько пробежались по всему дому – Женя устроил Ливадии экспресс-экскурсию, начиная с первого этажа и до самого чердака. Почему-то именно чердак возбудил фермершу более всего, она горячо нашептала Жене в уши, чтобы он (после принятия водных процедур) ждал её именно там, и понеслась в ванную.

Как известно, желание женщины – закон, Женя не стал протестовать и принял правила игры таковыми, какие они есть. На чердаке у нас весьма уютно, в воздухе растворена романтическая атмосфера, ее сгустки витают под потолком и катаются по полу, а многочисленные лежанки наводят на мысль, что чердак – зона, пригодная для любви! Наверное, именно это уловила Ливадия своим чутким женским сердцем – и в чутье ей не откажешь!

Когда она поднялась наверх, Женя уже был тут как тут. Флюиды еле сдерживаемой обоюдной страсти можно было распознать без специальных очков, намазать на хлеб или вычерпать огромной кухонной ложкой – и даже не требовалось никакого алкоголя (чтобы смазать шероховатости первой в их жизни интимной близости).

Напор Ливадии был страшен. Вероятно, она – «Козерог» или «Лев» и привычна властвовать в саванне. Она швырнула Женю (постаравшись, чтоб тот не убился) на один из свежезаправленных матрасов, а сама плюхнулась рядом на спину. Приподняла Женю и водрузила на себя, ухватив хозяина за зад и направляя его по правильному пути. Обвила железными ногами, надавила, придавав ускорение, и расслабилась, настроившись на удовольствие. И Женя пошел скакать, как заправский мустанг под плетью мощного джигита!

Матрас под любовниками заходил ходуном, перекатываясь волнами и временами напоминая бурю на Черном море. Буря вышла что ни на есть правдоподобная и реалистичная. И крики матросов (Ливадии и Жени) разрывал воздух так же свирепо, как и крики настоящих моряков, борющихся за свои жизни в пене морской.

Ливадия хрипела, Женя хрипел, волна накатывала и отступала – «Девятый вал» да и только! И благо, что Женя заранее позаботился и закрыл чердачное окно на улицу, а то бы они своими криками переполошили весь поселок.

Естественно (поскольку я там присутствовал), могу рассказать всё в подробностях. Ноги Ливадии, обвитые вокруг Жениной спины, вскидывались и опадали в такт волнам, но хватки не ослабляли. Под их давлением Женя свирепел, его движения становились всё мощнее и яростнее, близость была столь наполнена энергий, что если бы в этот момент к ягодицам любовников подключить динамо-машину, электричества хватило бы на освещение половины Москвы в течение получаса.

Впрочем, в отсутствие токосъемного устройства электрические разряды оставались исключительно в личном пользовании Ливадии и Жени. Разряды искрили и в итоге образовали между прижимающимися друг к другу телами индукционное поле – оно с гулким хлопком взорвалось в момент кульминации, опалив фермершу и хозяина жаром, оставив со сбитым сорванным дыханием и потоотделением – как после марафона по Чилийской пустыне. Женя тяжело свалился с Ливадии и упал плашмя, не в силах вымолвить ни слова. Конечно, она тоже не могла (и не хотела) ничего говорить! Да и что говорить после такого-то?

Некоторое время любовники лежали рядом и отдыхали. Как и положено самцу, бескомпромиссно исполнившему свой долг, Женя повернулся к Ливадии спиной и погрузился в такую же бескомпромиссную негу. Она же просто закрыла глаза, и скромная улыбка осенила ее лицо. С Ливадии вполне можно было писать «Венецианскую купчиху в момент довольства».

Я смотрел на всё это и думал, какими словами Ливадия будет описывать мужу проблемы с машиной, возникшие у нее на обратном пути к фермерскому хозяйству, и способы, которыми они воспользовалась для их разрешения. И в моей голове сами собой рождались поэтические строки:

Здравствуй, муж! Меня заждался? А вот и я! Приехала с подарками! По дороге Сломалась машина, Бензонасос! Представь – картина! Джип ткнулся носом, я вышла и заплакала — Кругом поля И я одна, И ни души! И только лишь лягушки Громко квакают, Щебечут птицы, И ковыль шуршит! Я села в пыль Без сил, Как сказано, кругом ковыль И девясил! – Что делать-то? — Мысль бьется в голове подброшенным наверх с капустою мешком, – Машину бросить И идти пешком? Идти, но степь кругом, Ковыль, лягушки, птицы! И воздух хоть и свеж, Но пеший переход продлится так аж до второй седьмицы! И потеряешь ты меня, Миленок, в пустоте степной, А коли не успею вовремя Прийти домой? Приду, а там уже другая У печи, Толчёт, раскатывает тесто — На шанежки, на калачи? Нет, этого я допустить Нисколько не могла, Решила помощи я попросить И руку в характерном жесте подняла. Чрез полчаса Вдали – столб пыли, Кат и т механизатор Павел, Вся рожа в масле, жопа в мыле! Зато с руками парень Золотыми, И ни смотри, Что рожа с жопой (и всё остальное) в мыле! – Что, – говорит, — Случилось у тебя? А я: – Бензонасос Надумал преподать урок о бренности вселенской бытия! – Ну, это не беда, красавица! — Павлуша улыбнулся – сильный, загорелый, – С бензонасосом мне возиться нравится, Уверен, победим одною левой! И враз нырнул под джип, Отковырял с бензином бак, Достал бензонасос — И вертит так и сяк! Прошел один час, А затем второй, А на исходе третьего Павлуша вылез из-под джипа – по виду благородный мифический герой! Зубы белые, Рожа в масле, Руки в бензине, Жопа в мыле! – Всё, – говорит, – красавица, Готово! Завел машину, завелась! Здорово! – А мне, хозяйка, за труды! – Павлуша зубы скалит, — Потребна компенсация! Поэтому вопрос нахальный — Не хочешь ли ты мне, например, отдаться? Прямо в поле, Здесь? Пока кругом ковыль, И время для интима есть? Я смотрю на него И думаю: Бревном огреть его Иль дать ногою в зубы? Павлуша совсем оборзел, Интима в поле захотел! Не знает, что я Верна тебе, муж, до самого до судного дня! Пришлось объяснить ему кое-что — Холодным взглядом, хриплым визгом: – Павлуша, ты для меня никто! И не тряси передо мной своей пипиською! А в довесок к словам Применить пистолет газовый – с зарядом перцовки, Выстрел, два! Павлуша упал, а я вскочила в машину и нажала на газа педаль с присущей мне с детства сноровкой! И была такова, Вольна, как ветер в поле, Отыметь меня не судьба, И плевать, что Павлуша таким раскладом совсем не доволен! Главное, что я отбилась От бандита грубого, от этого мужлана, Главное, верность тебе сохранила, В грязь лицом не рухнула, не упала! И вот теперь перед тобой, Верная, как соколушка ясная, Пойдем, милый, в кроватку, домой! Отметим чудесное моё спасение, спасенье прекрасное!

Не знаю, вероятно, сию поэму в миниатюре я никогда не опубликую, но пусть сохранится в закромах памяти – как образчик спонтанных строк, инициированных наблюдением за сценой безудержного фермерско-потребительского секса!

Довершая правдивое повествование о Ливадии, скажу – с Женей у нее случилось еще раз – после починки джипа.

Хозяин как раз к тому времени восстановился после дневного выброса энергии. Техник-ремонтник-автомеханик Володя уехал (взяв с Ливадии обговоренную цену), и Женя с фермершей напоследок решили выпить чаю перед ее долгой поездкой до фазенды. А ведь известно, где чай, там и всё остальное: «Девушка! Чай, водка, потанцуем?»

Во второй раз инициатива снова исходила от Ливадии (а Женя снова не ожидал). Только он собрался взаправду разлить чай по кружечкам, достал варенье, шоколад и тульский пряник, только придвинул два кресла поближе к чайному столику, только… но не тут-то было!

Ливадия ухватила Женин мускулистый стан двумя руками и медленно, неотрывно глядя ему в глаза, прижалась к нему, намекая, что чай подождет. В конце концов, можно попить и из термоса прямо за рулем! Женя же, хоть и не был готов к такому развитию событий, но отреагировал правильно. Вздохнул, крякнул и отдался во власть Ливадии с видом: «Бери меня и делай со мной всё, что пожелаешь!»

Она и сделала. Быстренько и сноровисто оголила хозяина (как кочан капусты), разделась сама и усадила его к себе на коленки. Потом немного подумала, помотала головой и поменялась с хозяином местами – т. е. сама села к нему на коленки. Под их обоюдным весом широкое столовое кресло натужно и жалобно заскрипело, но выдержало (потому что ни какая-нибудь китайская дешевка-подделка, а добротный европейский гарнитур: то ли Германии, то ли Испании, то ли Италии).

После долгого утомительного дня фермерша (нужно отдать ей должное) оставалась всё еще свежей и полной сил. Женя извивался, как придавленный сверху трехметровый полоз, но она его не отпускала и воли ему давать не собиралась вообще. Наверное, хотела, чтобы Женя запомнил ее именно такой – неистовой, горячей, страстной и повелевающей! Императрицей Елизаветой или Екатериной Второй (и та и другая, как известно, своих любовников легко доводили до столбняка и до полной деградации организмов).

Буйство фермерши на Жене продолжалось минут пятьдесят. Да, да – никак не меньше. Именно столько времени потребовалось Ливадии, чтобы полностью насытиться. Женя стои чески терпел, только иногда дергался и стонал – добавляя пикантности к разыгравшейся любовной сцене. Ливадия же похахатывала, пощипывала его за бока и грозила пальчиком – дескать, не позволяй себе сдаться в середине дистанции! Так они и добрались до финиша – вместе и к обоюдному удовлетворению. По крайней мере, мне хочется надеяться, что хозяин тоже был удовлетворен – не задарма же ему эту картошку в поле окучивать!

А вскоре Ливадия уехала у мужу-Севостьяну, и с тех пор я ее не видел. Скорее всего, Севостьян ничего не заподозрил (и не убил Ливадию в приступе ревности), просто у фермерши всегда находятся неотложные дела, и она безвылазно сидит у себя в имении, и навестить Переделкино ей некогда. И я думаю, зря – Женя совсем не против снова с ней повстречаться!

* * *

Жирные фермерские сливки для меня – как старый добрый рижский бальзам по старинным рецептам для настоящих ценителей вкуса! Жаль только, что в обычные дни (а их большинство) мне приходится довольствоваться молочкой либо магазинной, либо купленной на городском рынке (качество значительно ниже, чем у фермерской продукции, но зато и цена ниже).

Магазинный товар я не очень жалую. Особенно товар известных брендов с рекламой по телевизору. У этих вместо натурального молока один порошок и консерванты – есть невозможно! Так что я всегда взираю на «Весёлого молочника» или, например, на «Домик в деревне» через призму недоверия – ищу что получше (чтобы, так сказать, сохранить ЖКТ в добром здравии и в полной функциональности). И вам советую: не гонитесь за раскрученной продукцией на слуху – берегите здоровье, как и честь, смолоду!

Что еще сказать о молочной продукции? Отдельной позицией в моём каталоге идет сгущенное молоко. К нему у меня никогда никаких претензий не возникает – хотя и здесь разница между натуральной сгущенкой и сгущенкой из супермаркета имеется. Но не настолько, чтобы нос воротить. Лизнешь, бывает, язычком – божественная сахарная сласть, и слюнки текут, и на глаза накатывает поволока! И так хороша становится жизнь, что и слов нет. Без сомнения, сгущенное молоко – божественный продукт, явился на землю прямо с небес!

Впрочем, небеса небесами, но мне кажется, мясные изделия (не мясо) – хоть и исконно земные, однако заслуживают моего пристального внимания аналогично сгущенке.

Скажу по секрету, что I have a dream! По-русски говоря, у меня есть мечта. Попробовать как-нибудь:

– бараний язык,

– баранье сердце,

– бараньи почки,

– всё то же самое, только бизонье,

– всё то же самое, только буйволиное,

– всё то же самое, только бычье,

– всё то же самое, только верблюжье,

– зоб глухаря-тетерева,

– говяжий хвост, обжаренный в сухарях,

– говяжьи мозги,

– говяжьи уши,

– змеиное мясо,

– язык, сердце, печень кабана,

– всё то же самое, только конское,

– всё то же самое, только крокодилье,

– ножки лесной куропатки – рубленные со смальцем,

– язык, сердце, печень лося,

– всё то же самое, только медведя,

– всё то же самое, только косули,

– лягушачьи лапки,

– язык, сердце, мозг оленя,

– маринованные клювики перепелок и рябчиков,

– вяленые формованные ляжки страуса,

– целого запеченного с яблоками какаду,

– фазана,

– фуа-гра,

– цесарку,

– черепаху.

Обратите внимания, в вышеприведенном списке явная экзотика (крокодилы и страусы) тесно соседствуют с доморощенными и совсем не экзотическими ингредиентами-продуктами: куропаткой, кабаном, конём. Наверное, эстеты имеют право возмутиться смешению вкусов и стилей, но для меня экзотика или не экзотика – совершенно неважно. Я – кот мира, поэтому мыслю масштабно, и родной посёлок, родные берёзки-рябинки-прелести мне так же милы, как и австралийский берег далёкий или каймановые фермы Южной Америки!

Впрочем, у меня тоже имеются вопросы к Жене. Почему при всём богатстве выбора в магазинах и его хобби охотника он до сих пор не попотчевал меня ничем из вышеозначенного списка? Можно ведь тупо сходить на мясокомбинат и прикупить несколько кило сопутствующих кабаньих (лосиных, конских) субпродуктов! В конце концов, не он же будет ими лакомиться – побрезгует. А я вот с удовольствием продегустирую, чтобы занести информацию в каталог и потом уже плясать от неё в дальнейших исследованиях.

Конечно, если посудить нестрого и непредвзято, мне грех жаловаться. Всё-то остальное (колбаски, клёцки, фрикадельки, азу, бефстроганов и т. д.) я уже попробовал – и в этом смысле мне к Жене придираться не стоит. Я установил качественные показатели и характеристики продуктов, вынес авторитетные суждения – в общем, провёл работу, провёл. А посему могу спокойно переходить дальше – к мясу.

* * *

В нашем доме обычно бывает три вида мяса:

– баранина,

– говядина,

– свинина.

Иногда хозяину перепадает козлятина или парна я телятина (хотя, мне кажется, говядина и телятина – одно и то же). Редко-редко, когда друзья привозят ему кабанину, медвежатину или оленину. А лось был при моей жизни всего один раз – какой-то начальник какого-то крутого заповедника заезжал в гости вместе с парочкой килограммов мясца.

Женя частенько говорит, что нормальную баранину в Москве не найти. На Кавказе или в Средней Азии она совсем другая. А в столице как будто вся между собой сговорилась – воняет бараном, хоть тресни! Поэтому шашлык из баранины получается совсем никакой, и даже время и силы тратить на него – без надобности. Только настроение испортится, и продукты переведёшь. Поэтому баранина появляется на нашем столе раз в двадцать реже, чем та же говядина.

Говядину Женя любит больше всего. Считает, она диетическая и полезная для здоровья – в отличие от свиньи, которая хоть и мягкая, и дешевая, но диетической и полезной ее назвать никак нельзя.

Женя частенько приговаривает: «Свинья – порченый продукт! Грязное животное, и от свинины тупеют! Вон, посмотри, Пан Чарторыжский, на хохлов! Почему они такие тупые? Потому что свиньёй питаются! Конечно, есть еще много причин их тотальной тупизны, но пожирание свиней – причина очень веская. Как могут работать у них мозги, если вместо мозгов одно сало?» Вот и не стоит, наверное, удивляться, что свинины в доме иногда неделями не найдешь!

Остаётся говядина. Её всегда валом, хватает и мне, и хозяину – хватает за глаза. И ещё на многочисленных подружек хватает (ведь их тоже нужно кормить, поскольку не святым же духом девушкам питаться!). И даже хватает на прокорм делегаций родственников, которые нет-нет, да и появляются из ниоткуда.

Говядина у нас только самого высшего качества и только с рынка. Магазинная – всё же не то пальто. Мерчендайзеры в магазинах частенько мухлюют, впаривают потребителям лежалый товар (или вместо благородной говядины – накачанную антибиотиками и добавками роста буйволятину из Перу). Вот взять бы этих мерчандейзеров, да сбросить в канал Волга-Дон – и чтоб попробовали выплыть сами без спасательного круга! Чтоб знали: нельзя зарабатывать деньги нечестным путём, путём обмана и жульничества!

Ух, как я зол на нечистых на руку мерчендайзеров! Так зол, что язвительные и резкие слова так и стучатся в мозг и невольно сами срываются с языка:

Мерчендайзер идёт с работы домой С уворованной кровяной колбасой! Украдкой крадется по подворотням, Подлости воровской дон е льзя довольный! На его рыле застыла улыбка Блаженства и барыжьей радости, Как же – обворовал покупателя, Подсунул вместо говядины чужеземные мясные гадости! А говядину российскую Волокёт домой, Долой мерчендайзера! Отправить, как быка, на убой!

Сразу даю справку, что «отправить на убой» – это такая игра слов для рифмы, никого убивать я естественно не собираюсь. И другим не позволю, потому что убийство – смертный грех, и после него одна дорога – в кошачий ад, жариться на сковородках и кипеть в котлах. Хотя, это никак не отменяет того факта, что вороватый мерчендайзер – козёл.

Вернусь к говядине. Как написано в справочнике кулинара: «Говядина – мясо коровы, тёлки, быка, телёнка или вола». Разница состоит лишь в том, что мясо молодых животных, телят или тёлок (не половозрелого скота), достаточно часто называют «телятина».

Самая полезная для моего кошачьего организма говядина – та, что имеет красный, сочный цвет и умеренное количество волокон в структуре. И жир в говядине должен быть не только мягким, но и иметь белый, чуть-чуть кремовый оттенок.

Свежесть продукта я определяю на запах. Мой тонкий нюх не нуждается в дополнительных ухищрениях – сразу чую, можно есть мясо, или ему прямая дорога на помойку. Но обычно (всегда!) в нашем доме некачественной говядины не бывает.

Если кому интересно, небольшая справка: «Мясо крупного рогатого скота (говядина) положительно влияет на работу желудочно-кишечного тракта, укрепляет иммунитет, способствует восстановлению зрения, снижает уровень холестерина, повышает усвояемость железа в организме, укрепляет костно-мышечный аппарат человека и кошачьих».

Кстати, если вы думаете, что сырую говядину едят только коты (про других животных я принципиально ничего не собираюсь говорить, особенно про собак), вы опять неправы. Слышали про такое блюдо «карпаччо»? Наверняка! Так вот, карпаччо – это сырое мясо, заправленное оливковым маслом или лимонным уксусом. И поглощаете вы его с неизменным аппетитом. Так что на будущее прошу обходиться без всяких придыханий, типа: «Мне только варёное-варёное, жареное-жареное!» Вы – такие же любители свежей кровоточащей плоти, как и мы!

И в продолжение темы – вот что советуют некоторые диетологи: «Говядина, является, пожалуй, единственным видом мяса, которое не только можно, но и нужно изредка есть в сыром виде. Во-первых, мясо бычка или коровы – единственный продукт, который не содержит в себе паразитов. Во-вторых, при термической обработке, вымывается до 40 % полезных микроэлементов. Таким образом, сырое мясо приносит организму гораздо больше пользы (исключительно при умеренном количестве потребления)». Как вам? Неплохо?

* * *

Про говядину могу говорить часами, но решил – не стану. Боюсь, читатель не оценит моей любви к сочному прожаренному кусочку мраморного мяса и обвинит меня в излишнем ежедневном чревоугодии. А это не так.

Следующий пункт каталога: «Банки».

К «банкам» я отнес кошачий корм, который, вроде бы, предназначен специально для меня и мне подобных красавцев.

Когда я только родился, Женя достал меня этим кормом – прежде чем перейти к нормальной пище я, кажется, перепробовал всё, что возможно. Помню, как сейчас:

Alma Nature – консервы для кошек (макрель индонезийская),

Animonda Rafine Soup Adult – консервы для кошек (курица в яичном пудинге),

Applaws – консервы для кошек (курица, спаржа),

Berkley Fricassee – консервы для кошек (птица с куриными сердечками и ягодами в желе),

Bozita Funktion – Sensitive Hair & Skin – консервы для кошек с чувствительной кожей и шерстью,

Brit Care – консервы для кошек (морской лещ),

Dado Adult Rabbit – консервы для кошек (молочный кролик),

Darling – консервы для кошек (мясо, кукуруза-маис),

Delipet – консервы для кошек (филе цыпленка с морскими гребешками),

Dr.Alder's – консервы для кошек (африканская дичь),

Dr.Clauder's – консервы для кошек (форель, семга),

Edel Cat – консервы для кошек (шесть видов мяса),

Eukanuba Veterinary Diets – Restricted Calorie – консервы для кошек (при лишнем весе и ожирении),

Evanger's Grain-Free – консервы для кошек (фазан),

Felix Sensations – консервы для кошек (утка в желе со шпинатом),

Friskies Pouch – консервы для кошек (говядина и морковь в подливе),

Gimcat Shiny Cat Filet – консервы для кошек (цыпленок, манго),

Gourmet Дары Океана – консервы для кошек (белая рыба),

Happy Cat – консервы для кошек (цыпленок и печень с морковью в желе),

Hill's Adult Light – низкокалорийный корм для кошек (соевые бобы),

Husse – консервы для кошек (рыба дорис),

Iams Adult Beef – консервы для кошек-попрыгуний,

Kitekat – консервы для кошек (лососина в соусе бломанже),

LeChat – консервы для кошек (золотая летучая рыба),

Leonardo – консервы для кошек (по старинным рецептам – прямиком из Эпохи Возрождения),

Mi-Mi – консервы для кошек (тихоокеанские крабы),

Mon Ami – консервы для кошек (мясное рагу с овощами),

Monge Natural – консервы для кошек (морепродукты с курицей-бройлер),

Nero Gold – консервы для кошек (свежая оленина),

Perfect Fit In-Home – консервы для кусачих кошек,

Petreet Natura Multipack – консервы для кошек (ломтики розового тунца с лобстером),

Pro Plan NutriSavour Delicate – консервы для кошек с чувствительным пищеварением,

Purina NF Renal Function – консервы для кошек, позиционирующих себя активными,

Royal Canin Ultra Light – консервы для кошек, стремящихся к новым жизненным вершинам (облегченный влажный корм помогает сократить спонтанное потребление калорий. L-карнитин стимулирует расщепление жиров),

Schesir – консервы для кошек (цыпленок, алоэ),

Sheba Pleasure – консервы для кошек (телятина, язык),

Simba – консервы для кошек (телятина с почками),

Stuzzy Gold – консервы для кошек (сардины с кальмарами в собственном соку),

Versele-Laga Lara Fitness Game – консервы для кошек (сибирская дичь),

Viyo Reinforces – пребиотический напиток для котят,

Whiskas – консервы для кошек (обыкновенное желе с говядиной, печенью и овощами),

Это из импортного. А что касается отечественного производителя – Женя его тоже покупал:

«Васька»,

«Ем без проблем»,

«Кошачье счастье»,

«Мнямс»,

«Наша марка» (не подумайте, что водка или сигареты),

«Ночной охотник»,

«Оскар»,

«Четвероногий гурман».

Наши консервы, насколько я помню, ничем не отличаются от лучших иностранных образцов: всё вышеперечисленное (без исключения) – барахло!

Б-А-Р-А-Х-Л-О!!!!!!!!!!

Б-А-Р-А-Х-Л-О!!!!!!!!!!

По сравнению с живой рыбой или вкуснейшей говядиной – чистый мусор, к которому уважающий себя кот никогда не притронется! Лично я уже два года как завязал. Просто поставил Женю перед фактом: не чего меня соблазнять этими отходами пищевой промышленности, сдобренными валерианой для привыкания! Я от них помру молодым! И Женя смирился.

* * *

Хлеб – всему голова. Для нашей страны это абсолютная правда. В Азии, например, вместо хлеба едят рис, но для нас мягкий ржаной или твердый тминный бородинский – лучше этого ничего и нет! По крайней мере, так утверждают люди, а мне (поскольку я сам не очень большой специалист по сортам хлеба) в данном вопросе приходится им доверять.

Хлебобулочные изделия в рационе питания котов не определяющие. Так – съешь иногда в охотку сдобную булочку с маком (ну, не всю – половинку) и достаточно! И то – Женя удивляется, с чего бы это Пан Чарторыжский решил булочкой перекусить (типа, совсем у кота от безделья крыша поехала!)

Но ладно. Пусть хозяин думает, что хочет – мне нужно время от времени пополнять статьи каталога. И даю справку. Этот подраздел хоть и называется «Батоны, Дарницкий и Бородинский», но в него включена вся продукция, так или иначе ассоциирующаяся у меня как хлебная или хлебобулочная.

Вот вы – что вы знаете о хлебобулочных изделиях? Только лишь то, что их выпекают в пекарнях и на хлебозаводах и продают в магазинах и с лотков? Не густо, не густо, прямо скажем! Я же, занимаясь подборкой и классификацией, изучил тему вглубь – о чем вам всем с удовольствием и сообщаю.

Итак: хлебобулочные изделия в зависимости от вида используемой муки могут быть ржаные, пшеничные, ржано-пшеничные и пшенично-ржаные. А по рецептуре изготовления – простые (мука, вода, дрожжи и соль), улучшенные (плюс молочные продукты, сахар, патока, солод) и сдобные (плюс жир, орехи, изюм, цукаты, сахарная пудра). По способу выпечки различают изделия по довые и формовы е.

Хлеб:

1. Ржаной (мука ржаная сеяная, мука ржаная обдирная, мука ржаная обойная)

– простой

– улучшенный.

2. Ржано-пшеничный, пшенично-ржаной (мука ржаная сеяная, мука ржаная обдирная, мука ржаная обойная, мука пшеничная сеяная, мука пшеничная обдирная, мука пшеничная обойная)

– простой

– улучшенный.

3. Пшеничный (мука пшеничная сеяная, мука пшеничная обдирная, мука пшеничная обойная)

– простой

– улучшенный

– сдобный.

Я вас еще не утомил сухим перечислением видов и подвидов хлеба? Если да, то ничего поделать не могу – наука, она такая! Кроме того, меня оправдывает одно очень важное обстоятельство: если бы речь шла, например, о бетонах, пришлось бы составить их общий перечень листов на десять – настолько их много (бетонов), и настолько они разные!

Теперь булочки. Если правило «Хлеб – всему голова!», как мы договорились, верно, то «Булочки – всему голова!» верно тем более!

Запомните: булочные изделия выпекают из пшеничной муки, массой менее пятисот граммов. К ним относят батоны, плетёнки, булки, сайки, сдобные булочные изделия. Мне кажется, это совсем несложно запомнить.

А теперь, собственно, к видам булочек (их в моей коллекции не так много, но всё же кое-чем похвастаться могу):

– гражданские булочки (круглые с надрезом), штоли, штрицелли,

– булочки сдобные (круглые и четырехугольные),

– бриоши (в виде пирамиды с основанием из трех шариков и с одним шариком сверху),

– плюшка Московская (круглой формы или в виде сердечка, розочки с обработкой поверхности яйцом, сахаром),

– сдоба обыкновенная (различной формы – устрица, розочка, вензель и др.)

– сдоба Сокольническая (в виде лепёшек с начинкой, бабочек, фигурных лепёшек),

– крендель,

– витушка сдобная,

– ватрушка,

– булочка слоёная квадратной формы,

– конвертик слоёный с повидлом, продолговато-овальный или квадратный,

– слойка Свердловская квадратной и прямоугольной формы с при тисками,

– слойка кондитерская квадратная или округлая и др.

– Уф! Ох-хо-хо! Честно говоря, я и сам уже устал всё это богатство выбора перечислять. Ассортимент хлебобулочных изделий велик – а разнообразие рецептуры велико еще больше! Пора и честь знать, и закругляться с «Батонами, Дарницким и Бородинским». Но напоследок (это нужно знать каждому, поскольку речь идёт о самом главном – о здоровье) имейте в виду:

Есть такие хлебобулочные изделия – диетические. Они подразделяются на семь групп.

1. Бессолевые. Предназначены для лиц с заболеваниями почек, сердечнососудистой системы, гипертонией и при гормонотерапии.

2. С пониженной кислотностью. Предназначены для лиц, страдающих гастритом и язвенной болезнью.

3. С пониженным содержанием углеводов. Предназначены для больных сахарным диабетом, при ожоговых травмах, ожирении, ревматизме.

4. С пониженным содержанием белка (безбелковые изделия). Предназначены для питания больных с хронической почечной недостаточностью и другими заболеваниями, связанными с нарушением белкового обмена.

5. С повышенным содержанием пищевых волокон. Предназначены для лиц, страдающих атонией кишечника, ожирением, а также для лиц, не имеющих противопоказаний для потребления.

6. С добавлением лецитина или овсяной муки. Предназначены для лиц, страдающих атеросклерозом, ожирением, заболеванием печени, нервным истощением, пониженной функцией кишечника.

7. С повышенным содержанием йода. Рекомендуются при заболеваниях щитовидной железы, сердечно-сосудистой системы, а также лицам, проживающим в районах с йодной недостаточностью.

Всё! Сказал «всё» – как отрезал! Сделаю перерыв на обед и к каталогу вернусь как-нибудь позднее. Потому что и без сухой каталожной информации есть о чем рассказать. Тем более что неохваченных статей осталось не так уж и много (начиная с «Флотских макарон и спагетти» и заканчивая «Супами» и ужасом, исходящим от них).

 

Глава 11

Все наши хобби

Вы в курсе, что тормоза придумали трусы? Им, трусам, неведомо счастье мчаться на байке навстречу ветру – с очаровательной компаньонкой на заднем сидении, одетой лишь в коротенькую кожаную юбку и в кожаный миниатюрный лифчик. Мчаться, глотая воздух широко раскрытым ртом, с выпученными от напряжения глазами и с плотно сжимающей рукоятку газа правой ладонью (в то время как левая заведена за спину и обхватывает компаньонку хитрым акробатическим вывертом).

Аналогично, им трусам неведома радость твердого, жесткого приземления на песчаную или глинистую поверхность с высоты примерное километра в три. А представьте: сначала ты камнем падаешь вниз в свободном падении, а вокруг тебя расстилаются, словно сошедшие с картины Левитана, то тут, то там поля.

Их ровные квадратики и прямоугольники внизу всё увеличиваются и увеличиваются в размерах, и вскоре ты понимаешь, что пора уже, пора, раскрывать парашют. Иначе – неминуемое расплющивание в лепешку до состояния блина.

– Прямо сейчас или еще подождать немного? – твой человеческий (кошачий) голос звучит в голове и во всем теле, и ты подавляешь желание дернуть за выпускное кольцо. – Еще пять, нет – еще десять секунд!

Ты начинаешь считать:

– Двести тридцать один, двести тридцать два, двести тридцать три, двести тридцать четыре, двести тридцать пять, двести тридцать шесть, двести тридцать семь, двести тридцать восемь, двести тридцать девять, двести сорок! Поехали!

Раз! Потянул. Маленький вытяжной парашютик вышел без проблем, за ним и основной – и вот, ты повис недалеко от земли, и капли пота стекают по твоему лицу, и сердце бешено заходится, зато ты не в силах сдержать звериную радость, захлестывающую тебя от подкорки мозга до самых тазобедренных суставов – ты жив, ты сегодня не умрешь (по крайней мере, в небе не умрешь), а до следующего прыжка еще ого-го как далеко, и можно расслабиться и выпить водки или мартини со льдом с красоткой в одной лишь короткой кожаной юбке и в кожаном же миниатюрном лифчике, украшенном стальными заклёпками!

Далее. Трусам неведомо наслаждение глубиной. Они боятся даже подумать, каково оно – нахлобучить на горб акваланг, натянуть на себя тесный, как качественный латексный презерватив, гидрокостюм, зажать ртом загубник, проверить ток живительного кислорода и нырнуть вниз – навстречу морским чудищам с глазами, как у гномов-каннибалов из фильма ужасов, с иглами вместо плавников (острыми, как ножи у Федьки Крюгера из «Кошмара на Улице вязов»), и с мордами, от одного взгляда на которые кровь холодеет, руки безвольно опадают вдоль тела, а задница мелко трясётся и начинает сама по себе жить отдельной от тебя жизнью (т. е. отдаляется ментально).

Трусы боятся, ты же ныряешь и выныриваешь всем назло, а потом, отогреваясь, пьешь самогон или вкусную виноградную чачу с ассистенткой аквалангиста, одетую в одну лишь короткую кожаную юбку и в кожаный миниатюрный лифчик, украшенный стеклянными фигурками крабов и морских коньков.

* * *

Женя и я – отважные и смелые. Человек и кот – мы отважны до умопомрачения, смелы, как две Жанны д’Арк, и нам неведом страх!

И как уже понятно (наверное, понятно), вот три наших любимых хобби:

– езда на мотоцикле,

– прыжки с парашютом,

– ныряние с аквалангом.

Начну по порядку. У Жени (значит, и у меня), кроме прилично заряженной «шестерки» БМВ, есть еще два байка. Вернее, один байк и один классический чоппер.

Байк – Kawasaki Z1000SX!!!!!!!!!!!!

Почему так много восклицательных знаков? Да потому, что только конченый интеллигент библиотекарского типа не знает, что это за мотоцикл! Тем более, у Жени он совсем новый – купил только три месяца назад.

Японские инженеры из «Кавасаки» постарались на славу. Не сидели, сложа руки, и не дудели в медные трубы от нечего делать, а упорно работали, чтобы явить миру техническое и эстетическое совершенство, на которое хочется запрыгнуть и тут же умчаться под грохот двигателя в неведомые дали.

Модель Z1000SX – это четырехлитровый дв